www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Элен и ребята 1. книга 2

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Элен и Ребята 1. Часть Вторая. ЛУИ БАРДО
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
1
Он ворвался в жизнь Элен, словно комета, яркая и стремительная. Его звали Томас Фова, и в рокерских тусовках о нем ходили самые невероятные легенды. Он был эксцентричен, самонадеян, полон кипучей энергии и невероятный хам. Однако многие музыканты желали, чтобы их продюсировал Томас. Они говорили, что он выжимает из них все соки, что у них нет ни минуты свободного времени, и при этом им доставляло удовольствие выполнять все его непомерные требования.
Томас Фова был личностью, и в музыкальных кругах это признавали все. Даже когда врачи обнаружили у него СПИД, Томас не впал в отчаяние. Он с еще большей энергией окунулся в работу, и за год открыл столько новых талантов, что остальные продюсеры схватились за голову.
Год назад Томас подписал контракт и с университетской рок-группой, руководителем которой был Николя, парень Элен. Репутация известного продюсера и здесь сыграла ему на руку — ребята согласились работать с ним на самых невыгодных для себя условиях. Лишь через месяц они поняли, что совершили непоправимую ошибку.
У Томаса были свои методы работы с музыкантами: он кричал на них, насмехался, оскорблял, недостаточно им платил. Утешением было только одно раз уж Томас взялся за них, значит, группа не безнадежна.
Элен давно мечтала познакомиться с человеком, слывшим живой легендой. Однажды она сумела уговорить Николя взять на запись и ее.
К большому разочарованию Элен, Томас не произвел на нее особого впечатления. Знаменитый продюсер оказался невысоким, молодым человеком, с близко посаженными глазами. Неопрятные черные бачки и яркий галстук придавали ему несколько вульгарный вид.
Томас вел себя с музыкантами довольно нагло, совершенно игнорируя их мнение и, время от времени, повторяя:
— Я заставлю вас играть то, что нужно мне!
От его визгливого голоса у Элен разболелась голова, и она незаметно выскользнула из студии, надеясь на то, что эта встреча с Томасом была первой и последней...
Прошло несколько месяцев, и Элен вновь столкнулась с Фовой, но уже совершенно при других обстоятельствах...
Николя и ребята репетировали свой новый альбом, а Элен сидела на диване и внимательно слушала. У музыкантов были проблемы со вступлением, отчего Николя немного нервничал. Поняв, что они вновь и вновь тормозят на одном и том же, он устало отложил в сторону гитару и объявил перерыв. Воспользовавшись паузой, Элен подошла к микрофону и напела один из шлягеров прошлого года. Она и раньше так делала, зная, что Николя очень нравится ее голос. Элен хотелось, чтобы ребята немного расслабились и, на время окунувшись в незамысловатую мелодию, забыли обо всем...
Элен так увлеклась, что не заметила, как в комнату кто-то вошел.
— Браво! — услышала она чей-то голос.
Девушка замолчала и оглянулась: у двери стоял Томас Фова и аплодировал. Элен сконфузилась и покраснела. Томас оценивающе осмотрел девушку с ног до головы и повернулся к Николя.
— Кто эта очаровательная блондинка? — полюбопытствовал он.
— Моя невеста, — негромко ответил тот. — Ее зовут Элен.
— Очень приятно, — улыбнулся Томас и самодовольно добавил: — Я думаю, меня представлять нет смысла.
Растерявшись, Элен кивнула. Томас лениво скользнул взглядом по вытянутым лицам музыкантов и вновь обратился к девушке:
Элен, ведь ты же прирожденная певица.
Николя пожал плечами.
— Ты немного преувеличиваешь, — возразил он. — У Элен неплохой голос, но, к сожалению, она никогда этим серьезно не занималась.
— Что ты понимаешь, — отмахнулся Фова. — У меня гораздо больший опыт по этой части. К тому же, я интуитивно чувствую, что из Элен может кое-что получиться...
Николя хотел было возразить, но сдержался. Он недолюбливал Томаса, однако не отрицал, что, благодаря тому, университетская рок-группа получила кое-какое признание. Ребята побывали в Италии, где, играя в кафе, пользовались неизменным успехом у публики.
— Элен, ты должна зайти ко мне в студию и попробовать записать одну песню, — гнул свою линию Томас.
— Я не знаю... — Элен робко посмотрела на Николя. — Что ты скажешь?
— Да что ты у него спрашиваешь? — разозлился Фова. — Будто бы ты несовершеннолетняя, а он — твой отец.
Заметив, что этот разговор неприятен Николя, Элен отрицательно покачала головой.
— Извини, Томас, но я не буду этого делать. Николя прав, пение — не мое призвание.
Неожиданно для всех, Фова не стал настаивать на своем.
— Не хочешь, не надо, — усмехнулся он и направился к выходу.
Когда за продюсером закрылась дверь, в воздухе повисло неловкое молчание.
— Ну и дела... — протянул клавишник Жозе. — Томас совсем обнаглел.
— Лучите бы как следует занимался нашей рекламой, — высказал свое мнение Кристоф, с трудом выбираясь из-за ударной установки. — А то подписали с ним контракт, и никакого проку...
— Ребята, не ссорьтесь, — осторожно проговорила Элен. — Томаса можно понять. Ведь он серьезно болен и знает, что его дни сочтены, поэтому и хочет успеть повсюду.
— Во Франции сотни инфицированных, — возразил Себастьян, бас-гитарист группы. — Однако, никто не давал Томасу права оскорблять других.
— Давайте работать, — Николя постарался сказать это как можно спокойнее.
Решив не мешать, Элен попрощалась и покинула репетиционный зал, который, с легкой руки бывшего барабанщика Кри-Кри, получил название «гараж».
Однако на этом история с Томасом не окончилась. Спустя неделю он позвонил Элен и стал настаивать на встрече.
— Как ты узнал мой телефон? — поразилась та.
В ответ послышался самодовольный смех Томаса.
— И все же? — проявила характер Элен.
— Детка, для меня нет ничего невозможного...
— Но зачем нам встречаться? — удивилась девушка. — Ведь я же твердо сказала «нет».
— Это совершенно иное дело... Оно никоим образом не связано с прежним разговором о пении.
Слова Томаса заинтриговали Элен, и поэтому она согласилась.
В назначенное время девушка робко постучала в дверь студии и, получив разрешение, переступила порог.
— А, Элен! — искренне обрадовался Фова и поднялся с кресла. — Что ты там топчешься? Проходи, присаживайся.
Элен несмело опустилась на краешек стула.
— Ознакомься, пожалуйста, с этим документом, — Томас протянул девушке несколько листков бумаги.
Пока та пробегала глазами по строчкам, продюсер нетерпеливо постукивал пальцами по столу. Дочитав до конца, Элен пожала плечами.
— Я не хочу быть певицей.
— Но это же самый настоящий контракт! — Томас вскочил. — Я предлагаю тебе его подписать, даже без предварительного прослушивания!
— Нет.
— Не каждой девушке представляется такая возможность. Многие хотели бы оказаться на твоем месте.
— Нам не о чем разговаривать, — Элен решительно поднялась со стула и направилась к выходу.
— Постой, — в голосе Томаса появилась угроза. — Ты не хочешь быть певицей? Но ты же хочешь, чтобы твой Николя продолжал заниматься своей бездарнейшей группой?
Слова Фовы заставили Элен замедлить шаг. Она обернулась и удивленно спросила:
— Что ты имеешь ввиду?
— В  моих силах показать всем, насколько бесталанны твои друзья, — с ухмылкой пояснил Томас. — Если ты не подпишешь контракт, то не одна из их композиций не выйдет за пределы студии. Пусть сидят в своем гараже и радуются, что так легко отделались.
— Ты не сделаешь этого, — Элен побледнела и пошатнулась.
Томас подскочил к ней и, слегка поддерживая за локоть, помог сесть в кресло.
— Тебе принести воды? — заботливо предложил он и бросился к холодильнику.
— Нет-нет, спасибо, — отказалась Элен.
Не обращая внимания на ее слова, Томас достал бутылку пепси-колы и, открыв, протянул девушке.
— Я не думал, что ты это примешь так близко к сердцу, — признался он. — Но постарайся понять и меня. Ты — мой реальный шанс доказать всем, что я чего-то стою.
— Я понимаю, но... Нет.
Услышав столь категоричный отказ, Томас разозлился.
— Только потом не рассказывай мне о том, как крепко ты любишь Николя, — фыркнул он. — С этой минуты я начинаю игнорировать его бездарную группу. Представляешь, сколько человек пострадает от твоего отказа?
В душе Элен все перевернулось. Единственное, в чем она была уверена, так это в том, что Томас сдержит свое слово.
«Пожалуй, он способен на все. Тем более, что ему нечего терять... — вздохнула девушка. — А Николя этого не переживет».
— Можно мне немного подумать? — выдавила из себя Элен и встала. — Окончательный ответ ты услышишь завтра утром.
— Не торопись, — разрешил повеселевший Томас. — Но помни, что у нас не очень много времени.
Выйдя на улицу, Элен едва не заплакала. Она впервые попала в такую ситуацию, когда судьбы многих целиком зависели от ее решения.
«Надо посоветоваться с Аделиной, — подумала Элен и ускорила шаг. — Аделина — рассудительная девушка. Благодаря своему стойкому характеру, она никогда не попадает в неприятные истории».
Когда Элен вошла в комнату, то едва не вскрикнула от удивления. В первое мгновение ей показалась, что вернулась Лоли. Несколько дней назад та уехала на практику, и в день ее отъезда в комнате царил такой же беспорядок.
— Аделина! — негромко позвала Элен, снимая пальто. — Ты здесь?
— Здесь я, здесь, — откликнулась из ванной подруга.
— Что случилось?
— Ничего, — Аделина выглянула из-за двери и предупредила: — Не подходи близко, у меня грипп.
— Неприятно, но поправимо, — Элен присела на кровать и задумалась.
— Ты не знаешь, где у нас аспирин? — послышался из ванной раздраженный голос Аделины.
— Нет.
— Я его уже целый час ищу.
— Так это ты перевернула комнату вверх дном, — догадалась Элен. — А я думала, Лоли вернулась...
— Лоли звонила, — Аделина вошла в комнату и устало опустилась в кресло. — У нее все в порядке. Просила передать тебе привет.
Элен поразило бледное лицо подруги и ее слабый голос.
— Ты уверена, что тебе не требуется врач? — встревожилась она. — Ты неважно выглядишь.
— Меня целый день тошнит... Во всем теле ужасная слабость... И спать хочу, умираю, — Аделина вытащила из-под мышки градусник и удивленно протянула: — Странно... температуры нет.
Элен мгновенно забыла о своих проблемах.
— Сомневаюсь, что это грипп, — авторитетно заявила она. — Мне эти симптомы не знакомы, но я подозреваю, что...
Элен закусила губу и искоса глянула на подругу.
— Договаривай! — потребовала Аделина.
— Тебе не кажется, что ты беременна?
— Только этого мне и не хватало! — Аделина всплеснула руками и, едва сдерживая слезы, начала рассказывать: — Я всегда очень аккуратна в этих вопросах, но однажды забыла принять таблетку. Думала, обойдется.
— А Жозе знает? — осторожно поинтересовалась Элен.
Для нее интимные отношения между Жозе и Аделиной оказались новостью. Элен всегда считала, что кроме взаимных симпатий их ничего больше не связывает.
— При чем тут Жозе? — отмахнулась подруга. — Я одна виновата в том, что произошло.
— Ты неправа, — возразила Элен. — Я считаю, что ты должна сообщить ему об этом немедленно.
Аделина посмотрела на подругу широко открытыми глазами.
— Ты меня не поняла. Жозе не имеет к моей беременности никакого отношения. Речь идет о совершенно другом парне.
— А-а-а, — только и смогла произнести Элен и тут же решила, что не будет рассказывать подруге о разговоре с Томасом.
2
Всю ночь и утро следующего дня Элен провела в раздумьях. Даже на занятиях в университете ее не покидал вопрос: подписывать контракт или нет. Так и не придя ни к какому решению, она отправилась к Томасу Фове.
Несмело постучавшись в дверь, Элен вошла в студию.
— Добрый день...
Фова был один. Увидев девушку, он вскочил с кресла и поспешил ей навстречу.
— Я уже заждался, — вместо приветствия уведомил он и жестом указал на кресло.
Элен присела.
— Ты думал, я не приду? — робко поинтересовалась она.
— Напротив, — усмехнулся Томас. — Но мне казалось, что увижу тебя гораздо раньше.
— У нас были занятия...
Фова испытующе посмотрел на гостью и, сделав соответствующее заключение, решил, что настало время перейти к делу.
— Значит, мы подписываем контракт? — спросил он, уже ничуть не сомневаясь в положительном ответе девушки.
— Послушай, Томас, — Элен решилась сделать последнюю попытку. — Давай поговорим на чистоту...
— Интересно, — покачал тот головой, показывая тем самым, что немало удивлен таким поворотом разговора. — Ну, и что новенького ты хочешь мне сообщить?
Наглый тон хозяина студии заставил Элен смутиться.
— Может быть, не стоит нам подписывать контракт... — растерянно произнесла она.
— Опять ты за свое! — Томас присел рядом. — Пойми, ведь это в первую очередь нужно тебе. А если ты собралась всю свою жизнь посвятить далеко не лучшему музыканту, то поверь, я не дам тебе погубить себя.
— Но... — попыталась возразить Элен.
— Никаких но... — отрезал Томас. — Ты, конечно, можешь отказаться от моего предложения, но подумай о Николя.
— Николя — хороший музыкант, — немного оскорбившись, запротестовала Элен.
Томас громко выдохнул.
— Если бы он был так хорош, то не сидел бы в гараже столько времени и не возился бы с начинающими.
— Нет, я не буду подписывать, — возмущенно проговорила Элен.
— Хорошо, можешь не делать этого, — согласился Томас и, усмехнувшись, посмотрел в глаза девушке. — Но в таком случае, и Николя останется в своем гараже. Если тебя устраивает такое положение дел, то я больше не задерживаю тебя.
Элен задумалась.
«Я не могу стать причиной неудач Николя... — рассудила она. — В таком случае, мне не остается ничего другого, как подписать этот злосчастный контракт».
Элен поняла глаза на Томаса. У того был вид победителя, и он явно ждал полной капитуляции «противника».
— Где контракт? — Элен достала из сумочки ручку. — Я подпишу его.
— Наконец-то ты приняла мудрое решение, — самодовольно улыбнулся Томас, и в тоже мгновение, неизвестно откуда, в его руке появился листок бумаги.
Он положил контракт перед Элен и, ткнув пальцем в нижний край листка, пояснил:
— Вот здесь и должна быть твоя подпись.
Элен тут же черканула в указанном месте.
— Теперь ты доволен? — с досадой спросила она.
— Да, — кивнул Томас и, подмигнув, произнес: — Да здравствует университетская рок-группа.
Элен покраснела, понимая, что, знай обо всем этом Николя, он вряд ли бы одобрил ее поступок.
— Томас, у меня к тебе просьба... — тихо произнесла она.
— Я слушаю, — уже более приветливым тоном ответил тот.
— Мне хотелось бы, чтобы Николя ничего не знал обо всем этом.
— Обещаю, — снисходительно кивнул Томас. — Ведь я заинтересован в том, чтобы ты не нервничала, работая над моими песнями... Кстати, о песнях!
Томас встал и, подойдя к пульту, нажал несколько клавиш. Из динамиков полилась ритмическая музыка.
— Как тебе это? — улыбнулся хозяин студии.
— Но я думала, что придется петь под гитару... — растерялась Элен. — Я никогда не пробовала что-то делать под фонограмму.
— Не беда, — отмахнулся Томас. — Главное, ты талантлива, а для талантливого человека студийные условия не препятствие. Тем более, если принять во внимание, что над тобой буду работать я. У меня достаточно большой опыт, так что можешь ни в чем не сомневаться.
— Я могу взглянуть на текст?
— Конечно, — Томас протянул Элен несколько листков. — Здесь три песни. С них мы и начнем, но опорной будет вот эта.
Он указал на первый листок.
— Понятно?
Элен кивнула и принялась читать тексты песен. Тем временем Томас взял со стола контракт и, улыбнувшись, спрятал его в сейф.
Наконец Элен отложила в сторону листки и недоумевающе спросила:
— Ты думаешь, я смогу это спеть?
Томас вновь присел рядом.
— Скажу больше. Я уверен.
— Но все, что я делала раньше, было совершенно другим...
— Естественно, — Томас откинулся на спинку кресла. — Раньше ты пела, что в голову взбредет, а теперь начинается профессиональная работа.
— Но эта музыка и тексты... — попыталась возразить Элен.
— Это то, что сегодня нужно, — Томас слегка обиделся, но тут же взял себя в руки. — Теперь я отвечаю за все. Если я говорю, что это то, что надо, значит, так оно и есть. И, пожалуйста, больше никогда не спорь со мной на этот счет. Я — профессионал в своем деле.
Элен потупила взгляд. Ей были неприятны интонации Томаса, который буквально за полчаса стал совершенно другим человеком, холодным и жестоким.
— Хорошо, — согласилась она. — Я возьму тексты и попробую дома напеть...
Вот это другой разговор, — похвалил Томас.
— Когда мне нужно прийти сюда?
— Завтра.
— Но... — хотела было возразить Элен, вспомнив, что как раз завтра собиралась провести день с подругами.
— Никаких но, — отрезал Томас. — Мы работаем, и с этого дня твое время должно быть расписано поминутно. Отдохнешь, когда закончим. Ты должна стать звездой. И я обещаю, что так оно и будет, если ты полностью доверишься мне.
— Звездой... — машинально повторила Элен, раздумывая уже над тем, как поскорее избавиться от компании Фовы.
— Да, звездой, — у Томаса засветились глаза. — Представляешь, ты постоянно звучишь по радио, твои клипы не сходят с телеэкрана, отовсюду сыплются приглашения выступить с концертом. Тебе рады в лучших домах Парижа...
— Ты считаешь, что все это мне нужно? — пожала плечами Элен.
— Ты достойна этого, — продолжил гнуть свою линию Томас. — Такая девушка, как ты, не может быть всего лишь домохозяйкой или сотрудницей какой-нибудь серой конторки. И теперь у тебя появился шанс сделать карьеру, о которой мечтают многие.
Элен нетерпеливо взглянула на часы.
— Мне пора, — объявила она и встала.
— Завтра я жду тебя в четыре часа, — Томас тоже поднялся с кресла и вслед за Элен направился к выходу. — И попрошу не опаздывать.
— До свидания, — натянуто улыбнулась та и шмыгнула за дверь.
— Счастливо! — донесся из студии голос Томаса.
Но Элен уже не услышала его, поскольку в этот момент едва не столкнулась с Николя, направлявшегося в студию.
— Что ты здесь делаешь? — удивился он.
— Э-э-э, — Элен почувствовала, как у нее задрожали коленки. — Николя?
Задав этот вопрос, она пыталась выкроить время для поисков оправдания. Николя же испытующе посмотрел ей в глаза, требуя ответа.
— Я заходила к Томасу переписать на кассету ваш новый альбом, — произнесла Элен, ловя себя на мысли, что ее аргумент звучит неубедительно.
— Ты не умеешь врать, — грустно улыбнулся Николя и, не дав любимой сказать и слова, сам же ответил: — Опять Томас пытался тебя уговорить записать его песню... Это уже переходит все границы!
Сказав это, Николя рванулся к дверям студии, намереваясь отчитать Фову. Однако в последний момент Элен успела его удержать.
— Все в порядке, — уверила она и умоляюще попросила: — Пожалуйста, не надо разборок.
— Хорошо, — нехотя согласился Николя и добавил: Только ради тебя...
Элен возвратилась в общежитие, когда уже совсем стемнело. Не заметив в своем окне света, она немного удивилась.
«Где же Аделина? Неужели спит?» — подумала Элен, открывая дверь своим ключом.
Не успела она сделать и нескольких шагов, как услышала тихие всхлипывания, доносившиеся из дальнего угла.
— Аделина, — испугалась Элен и включила свет. — Ты плачешь?
Подруга оторвала от подушки зареванное лицо и отрицательно покачала головой.
— Нет, я смеюсь...
Элен присела на край постели и погладила подругу по волосам.
— Что за трагедия? В жизни не бывает безвыходных ситуаций, — ласково прошептала она.
Аделина тяжело вздохнула и с благодарностью пожала руку Элен.
— Я тоже раньше так думала. К сожалению, моя проблема неразрешима.
— Ты поговорила с тем парнем, — догадалась Элен.
— Поговорила...
— И как он среагировал на эту новость?
Аделина вновь заплакала. Крупные слезы потекли по ее щекам, а красивые губы задрожали.
— Ну же, успокойся, — Эле едва сдержалась, чтобы не зарыдать вместе с подругой. — Все уладится...
— Я несколько дней пыталась с ним поговорить, а он все отнекивался. Я видела, что мое присутствие раздражает его, — Аделина громко всхлипнула. — Наконец мне удалось поймать его в кафе. Он был один. Я лишь успела произнести два слова: я беременна. А он... А он...
Вспомнив неприятную сцену, Аделина вновь разразилась рыданиями.
— Если хочешь, не продолжай, — быстро проговорила Элен, понимая, что подруге очень тяжело.
— Нет-нет, мне необходимо выговориться, — Аделина насухо вытерла слезы и бесцветным голосом принялась рассказывать: — Он рассмеялся мне прямо в лицо. «Малышка, а ты по адресу обращаешься?» — бросил он и тут же ушел, даже не допив свой кофе.
— Бедная Аделина, — вздохнула Элен. — У тебя есть только один выход — посоветоваться с врачом. Хочешь, я схожу с тобой?
— Ты настоящая подруга, — устало улыбнулась Аделина.
Решив отложить визит к доктору до завтрашнего утра, девушки начали готовиться ко сну. Умывшись и почистив зубы, они разбежались по своим постелям с единственным желанием погрузиться в сон. Однако ни Элен, ни Аделина долго не могли уснуть. Элен думала о подписанном ею контракте, о Николя и о песне, которую написал Томас. А Аделина сетовала на свою неосторожность и корила себя последними словами...
Первой не выдержала Элен.
— Аделина, — негромко позвала она. — Я хочу поделиться с тобой одним секретом. Только дай слово, что никому его не выдашь... Во всяком случае, пока я не разрешу.
— Обещаю, — равнодушно согласилась подруга, которую в этот момент куда больше заботили ее личные проблемы.
— Я подписала контракт с Томасом Фовой. Сегодня я впервые послушала песню, которую он написал специально для меня.
Аделина удивленно переспросила:
— Какую песню? При чем здесь ты? Если мне не изменяет память, Томас подписал контракт с Николя и его группой.
— Ему понравился мой голос, и он уговорил меня попробовать, — Элен решила не открывать подруге главной причины, побудившей ее согласиться.
— Но это же здорово! — Аделина присела на постели и, обхватив коленки, принялась мечтать: — Представляешь, через месяц включаю я телек, а там твой клип. Вот ребята удивятся!..
— Не знаю, правильно ли я поступила, — в голосе Элен послышалось сомнение. — Николя был против этого.
— Но у тебя же и вправду прекрасный голос, — поддержала Аделина. — По-моему, просто глупо губить свой талант.
— И ты так считаешь? — обрадовалась Элен.
— Конечно.
— Только ничего не рассказывай ребятам. Я хочу записать хотя бы одну песню, а там посмотрим.
3
Утро выдалось солнечным и морозным. Девушки, взявшись за руки, быстро шли по покрытому снегом тротуару и перебрасывались незначительными фразами. Элен догадывалась, что Аделина немного трусит, и поэтому старалась поддерживать у подруги бодрое состояние духа.
— Смотри, как красиво вокруг, — Элен приостановилась, предлагая Аделине полюбоваться первым снегом.
— Ой, пошли быстрее, — попросила та. — Чем скорее все это закончится, тем лучше.
— Все будет хорошо, — заверила Элен и ускорила шаг.
Белые, вылизанные до блеска стены приемной доктора напомнили Элен детство. В раннем возрасте она терпеть не могла врачей, а больничный запах вызывал неприятные ощущения.
«Наверное, в таком же состоянии теперь и Аделина», — подумала Элен и, кивнув на кресло, предложила:
— Давай, присядем.
Долго ждать не пришлось. Через несколько минут строгая медсестра выглянула из кабинета и пригласила зайти. Аделина в последний раз оглянулась на подругу и исчезла за белоснежной дверью.
Пока она проходила обследование, Элен достала из сумочки плейер и принялась слушать фонограмму ее новой песни. Несколько сложных моментов Элен пропела в мыслях и, оставшись довольна, сняла наушники.
«Ого, я уже опаздываю, — она взглянула на часы и вздохнула. — Но я не могу оставить Аделину. Сейчас она нуждается в моей помощи больше, чем когда-либо. А Томас подождет».
Наконец подруга вышла из кабинета. С напряженной улыбкой она подлетела к Элен и повисла у нее на шее.
— Все нормально. Анализы в порядке. Операция назначена на завтра, — скороговоркой сообщила Аделина.
— А ты боялась... — грустно проговорила Элен, не совсем понимая, в чем причина такого бурного веселья.
Лишь когда по щекам Аделины потекли слезы, Элен догадалась, что возбужденное состояние подруги — следствие перенапряжения.
— Успокойся, — Элен обняла Аделину. — Я тебя провожу до общежития, а потом ненадолго уеду.
— Куда? — голосом обиженного ребенка спросила Аделина, поднимая на Элен заплаканные глаза. — Не уезжай.
— Мне необходимо быть в студии ровно в четыре. Сегодня первые пробы.
— Я понимаю...
Элен чувствовала, что в такой момент ей лучше не оставлять Аделину одну. В общежитии она отыскала Линду, жившую в соседней комнате, и попросила ее занять Аделину разговорами. Та с удовольствием согласилась.
Поймав такси, Элен попросила шофера гнать машину как можно быстрее, хотя никогда раньше не одобряла неоправданного риска. Через пятнадцать минут она уже стояла перед дверью студии звукозаписи и пыталась отдышаться.
«Так начинается моя карьера певицы, — хмыкнула Элен. — Если и дальше так пойдет, то Томас будет не рад, что со мной связался».
Открыв дверь, она к своему удивлению обнаружила, что Томас в студии не один. За пультом сидел хорошо сложенный светловолосый парень. Они о чем-то беседовали, но, увидев Элен, тут же прекратили разговор.
— А вот и пропажа! — недовольно воскликнул Томас и подошел к девушке.
— Извини, — виновато пробормотала Элен. — Мне необходимо было решить один очень важный вопрос...
— Что?! — вспылил Томас. — Отныне у тебя только один важный вопрос — это работа в студии. И никаких отговорок на этот счет быть не может. Запомни это раз и навсегда!
Элен, решив избежать продолжения неприятного разговора, посмотрела на незнакомца. Уловив взгляд девушки, Томас указал рукой на светловолосого.
— Кстати, познакомься. Это Джон, один из лучших звукорежиссеров. Он — американец, и приглашен специально для работы с тобой. У нас с ним контракт.
Джон приветливо кивнул. Судя по всему, Элен понравилась ему с первого взгляда.
А это, насколько я понял, та девушка, о которой ты говорил, — произнес он и со скепсисом добавил: — Она, действительно, красива...
— Это недостаток? — Элен испытующе посмотрела американцу в глаза.
Тот слегка покраснел.
— Это достоинство, но опыт подсказывает, что...
— Красивые девушки — бездарные певички, — продолжил за него Томас. — Уверен, на этот раз ты поймешь, что из правил есть исключения. Впрочем, хватит болтать. Мы здесь для того, чтобы заниматься работой.
Томас повернулся к Элен.
— Ты ознакомилась с материалом?
— Да, — кивнула та. — Но мне все-таки кажется, что это не мои песни. Я не могу их прочувствовать.
Томас надменно усмехнулся.
— В чем задача артиста? Он должен заставить зрителя поверить в то, что делает, а не разглагольствовать о том, твои это песни или нет, — многозначительно изрек он и запальчиво спросил: — Ты помнишь о нашем уговоре?
Элен недоумевающе посмотрела на продюсера.
— Ты должна во всем верить мне, — напомнил он. — Если я говорю, что это твои песни, то так оно и есть.
Томас указал на дверь, ведущую в соседнюю комнату.
— Иди туда, надень наушники и подойди к микрофону. Когда мы включим фонограмму, попробуй напеть тот текст, которой я тебе вчера дал.
Элен достала из сумочки листки со словами песни и отправилась в соседнюю комнату. Она сняла висевшие на микрофоне наушники, надела их и со страхом замерла, боясь даже пошевелиться. Сквозь стеклянное окно в стене она могла видеть, что происходит у пульта и, чтобы немного отвлечься, принялась наблюдать за Томасом и Джоном. Они о чем-то спорили. Наконец Томас взял небольшой микрофончик, и из наушников послышался его голос.
— Джон задает размер: «раз, два, три...», а на счет «четыре» запускает фонограмму. Ты пропускаешь восемь тактов и затем вступаешь. Ясно?
— Да, — кивнула Элен, пытаясь сосредоточиться.
— Поехали, — приказал Томас и укрепил микрофон рядом со звукорежиссером.
Тот отсчитал до трех, и на «четыре» зазвучала музыка. Элен принялась мысленно считать такты...
Только когда фонограмма внезапно оборвалась, она поняла, что досчитала уже до двадцати.
— Извините, — стушевалась она.
— Ничего, попробуем еще раз, — мягко проговорил Джон и проделал все свои манипуляции с самого начала.
На этот раз Элен вступила как следует, но, пропев несколько строк, сбилась.
— Соберись! — послышался в наушниках раздраженный голос Томаса.
— Я не могу, — на глазах у Элен появились слезы.
— Ты должна это сделать! И не распускай нюни. Ради тебя здесь находятся два человека. Не отнимай у них драгоценное время, — Томас нервно заходил по студии.
— Элен, я понимаю, что делать что-то впервые очень трудно, но попробуй еще раз, — дружелюбно посоветовал Джон.
Его мягкие интонации заставили Элен собраться и сделать еще одну попытку. На этот раз ей удалось пропеть текст с начала до конца, но голос предательски дрожал на протяжении всей песни. На пятой попытке ей наконец удалось совладать с собой и, уже было рассвирепевший, Томас разрешил сделать перерыв.
Элен возвратилась в режиссерскую и устало опустилась в кресло.
— Слабовато, — подвел итог Томас.
— Может, и закончим на этом? — с надеждой спросила Элен.
Томас отрицательно покачал головой.
— Все так начинали. Но работа по двадцать часов в сутки неизменно приводила к успеху.
— Наверно, я плохая певица...
— У тебя хорошие данные, но нужно работать.
Элен вздохнула и с надеждой посмотрела на Джона.
— Для начала неплохо, — произнес тот, уловив взгляд девушки, и повернулся к Томасу. — Мне кажется, из Элен выйдет толк... Но, может, не стоит ее так перегружать в первый раз?
Томас сверкнул глазами на подчиненного.
— Я сам знаю, что делаю, — отрезал он и указал Элен на дверь студии. — Продолжим.
Девушка покорно направилась в соседнюю комнату...
Спустя несколько часов им наконец удалось записать несколько дублей. Однако Томас всем своим видом показывал Элен, что недоволен их сегодняшней работой.
— Завтра в два, — сухо произнес он, закончив прослушивание записей. — И, главное, постарайся петь с чувством. Ведь это песни про любовь.
— Я думаю об этом чувстве несколько иначе, — возразила девушка.
Томас недовольно фыркнул:
— Здесь думаю я. И, если тебе уж так хочется, то спорь, пожалуйста, с Николя, а не со мной. Я взялся за эту работу и доведу ее до конца. Уж поверь мне.
— Но Николя мне говорил, что...
— Хватит! — взвился Томас. — Меня не интересует, что говорят всякие там любители. Я понимаю только профессиональный язык.
— Значит, до завтра, — обессилено проговорила Элен и направилась к выходу.
— Только не опаздывать, — напоследок предупредил Томас и опустился в кресло.
Когда девушка вышла, Джон с упреком взглянул на своего босса.
— Зря ты так с ней, — заметил он.
— Я знаю, что делаю, — парировал Томас.
— Она великолепно поработала для первого раза...
Томас заерзал в кресле.
— Но могла бы и еще лучше!
— У нее прекрасный голос... и характер. Неужели ты не видел, как она старалась из последних сил?
— Перестань давить на сентиментальность. Меня этим не прошибешь. Я знаю, что в запасе у меня мало времени, и мы должны успеть.
Джон отрицательно помотал головой.
— Я согласен, из нее можно сделать кое-что, но стоит ли это так форсировать. Если ты собираешься и дальше так же эксплуатировать ее, то поверь, ее силы не беспредельны. И в один прекрасный момент...
— Помолчи, — отмахнулся Томас. — Вот увидишь, через месяц я докажу всем, что могу из совершенно неизвестной никому девчонки сделать звезду...

0

2

4
На этот раз Элен пришла в студию без опозданий.
— Салют, — искренне обрадовался ей Джон.
— Ты в форме? — деловито поинтересовался Томас и, получив утвердительный ответ, приказал: — Быстро работать. Сегодня мы должны сделать еще несколько дублей.
В этот день продюсер был особенно жесток с Элен, стараясь выжать из нее все, что можно. Однажды даже спокойный Джон не сдержался.
— Элен должна отдохнуть хотя бы минут пятнадцать, — заявил он своему боссу.
На что последовал ответ:
— Мне лучше знать, когда следует отдыхать, а когда нет. Своей работой она не заслужила отдыха.
Джон резко встал из-за пульта.
— В таком случае, перерыв возьму я.
— Хорошо, — угрожающе проскрежетал Томас и объявил в микрофон: — Элен, сделаем пятнадцатиминутный перерыв.
Девушка возвратилась в режиссерскую и опустилась в кресло.
— Устала? — заботливо спросил Джон.
— Немного, — отозвалась Элен.
— Сегодня ты выглядишь значительно лучше, признался американец. — А потому свои слова насчет красивых и бездарных беру назад.
Элен улыбнулась и закрыла глаза.
— Я постараюсь не подвести вас, — тихо проговорила она.
Томас нетерпеливо взглянул на часы и тоном, не терпящим возражений, произнес:
— Хватит сентиментальничать! Пора работать. Элен, быстро к микрофону.
Девушка медленно,открыла глаза.
Кажется, я тебе сказал! — Томас подошел к Элен и хотел одернуть ее за плечо. — Быстро вставай!
— Оставь ее, — вновь не сдержался Джон. — И не хами.
Томас, почувствовав в голосе звукорежиссера угрозу, отступил на шаг.
— Не надо ссориться из-за меня, — попыталась замять конфликт Элен. — Сейчас мы продолжим.
Она встала, вышла в соседнюю комнату, и через минуту работа возобновилась...
Элен понадобилась целая неделя упорного труда для того, чтобы Томас наконец сказал:
— Можно готовиться к записи.
Но прежде Элен ждало одно разочарование. Как раз в этот день, придя в студию, она не обнаружила там американца.
— А где Джон? — поинтересовалась она у Томаса.
— Джон? — переспросил тот, словно слышал это имя впервые. — Ах, да! Совсем забыл тебя предупредить. Мы нашли более профессионального звукорежиссера. Уровень Джона был немного слабоват. К тому же, он все время отвлекался от своих прямых обязанностей... Пусть немного отдохнет.
Элен ничего не ответила. Она поняла, что таким образом Томас решил продемонстрировать свою власть и лишний раз показать ей, как легко он может распоряжаться судьбами других.
— Сегодня с тобой будет работать новый режиссер, — Томас взглянул на часы. — Он будет минут через десять, так что пока можешь освоиться с микрофоном...
Элен послушно выполнила волю продюсера.
Она понимала, что только таким образом сможет избавить Николя от грозящих ему неприятностей. Она так же понимала и то, что Томас отступит лишь после того, как она выполнит свою часть уговора.
Новый звукорежиссер оказался необщительным парнем. Из его уст сыпались лишь термины и ничего больше. Он добросовестно отрабатывал свое время от звонка до звонка и, сухо попрощавшись, покидал студию. Элен он не очень нравился, но зато Томас был доволен. Теперь его выходки никто вслух не осуждал.
Когда же наконец была сделана окончательная запись, звукорежиссер устало отстранился от пульта и тяжело выдохнул:
— Все.
Томас впервые одобрительно улыбнулся.
— Ты неплохо поработала, — похвалил он Элен.
— Значит, теперь мы можем возвратиться к нашему первому разговору, — напомнила Элен.
Томас в мгновение переменился в лице.
— Может быть, не будем о этих мелочах.
— Для меня это важно.
— Я тебя не понимаю, — взвился продюсер. — Ты без пяти минут звезда, и вместо того, чтобы поблагодарить меня, вспоминаешь о каком-то бездарнейшем музыкантишке.
— Во-первых, он не бездарный, — уверенно возразила Элен и посмотрела Томасу в глаза. — Во-вторых, речь идет о данном тобой слове. Тебе не кажется, что пора вплотную заняться группой Николя?
— Но мы еще не закончили.
Элен недоумевающе пожала плечами.
— Не понимаю...
— Мы должны записать клип, — пояснил Томас. — Когда это случится, я без лишних напоминаний выполню все, о чем обещал.
— И когда же это случится?
Томас надменно усмехнулся.
— Несколько дней можешь отдохнуть, а потом мы отправляемся в студию, но уже в телевизионную. И если ты будешь во всем слушаться меня, как делала это в последнее время, то, думаю, за неделю-две управимся.
Неожиданно взяв Элен за руку, Томас уже более спокойно произнес:
— Я как ни стараюсь, не могу понять одного...
— Чего же? — Элен с интересом посмотрела на продюсера.
— На кой черт тебе сдался этот Николя? Неужели не ясно, что у тебя начинается новая жизнь. Такая, которой он никогда бы тебе не предложил.
— Ты в этом уверен?
— Абсолютно. Больше того, я могу с уверенностью сказать, что он будет только мешать тебе. Неужели это не ясно?
Я так не думаю, — Элен отдернула руку.
— Нет, и ты думаешь так, — попытался навязать свою мысль Томас.
— Ты неправ, — бросила Элен и решительно направилась к двери.
— Подожди, — попытался остановить ее Томас. — Я не верю, что ты так спешишь к своему Николя...
Элен, остановившись на пороге, оглянулась.
— Я люблю Николя, и в этом все!
5
Почти две недели Элен крутилась, как белка в колесе. Она едва успевала совмещать учебу в университете и съемки на телевидении. Но самым неприятным было то, что приходилось обманывать Николя. Элен уже не могла проводить с любимым все свое свободное время, и несколько раз ей даже пришлось откладывать свидание. По совету Аделины, она соврала Николя, что занимается в библиотеке переводами старинных рукописей. Как ни странно, но тот поверил, из-за чего Элен долго мучили угрызения совести.
Однако новая работа уже не вызывала такого панического страха, как в самом начале. Элен познакомилась со многими приятными людьми, которые помогли ей привыкнуть к камере.
Наконец клип был отснят, смонтирован, и Томас пригласил Элен на первый просмотр...
Когда на экране замелькали последние кадры, Томас повернулся к девушке и сдержанно произнес:
— Ну, не знаю, как ты, а я вполне доволен.
Элен, с трудом пришедшая в себя от увиденного, молчала. Девушка все никак не могла поверить в то, что эта, полная романтизма юная блондинка, и есть она сама.
— Завтра и попробуем запустить клип в музыкальную передачу, — заключил Фова, перематывая кассету. — Надеюсь, телезрители воспримут тебя с восторгом.
— Во сколько начало передачи? — наконец подала голос Элен.
— В семь вечера, — Томас посмотрел на часы. — Ты меня извини, но я еще хочу показать этот ролик нескольким солидным продюсерам...
— Пока, — попрощалась Элен, даже не повернув головы.
Заметив подавленное состояние девушки, Томас ободряюще улыбнулся.
— Все будет в порядке. Я думаю, скоро о тебе заговорит весь Париж.
Когда продюсер покинул студию, Элен опустила голову и тяжело вздохнула. Перед ней стояла трудная задача — Николя не должен был увидеть клип.
«Но я же не смогу запретить ему смотреть телевизор, — в отчаянии подумала она. — Ведь он никогда не пропускает эту передачу, и завтрашний день вряд ли будет исключением».
Элен нервно заходила из угла в угол, пытаясь собраться с мыслями.
«А если ему не понравится, как я спела? Он будет глубоко уязвлен из-за того, что я не послушалась его совета. Насколько я помню, музыкальное направление, в котором написана песня, никогда не пользовалось у ребят уважением».
Решив, что должна посоветоваться с Аделиной, Элен заспешила в общежитие.
Подруга сдержала слово, и никто из их друзей думать не думал, что девушка Николя записывается на студии. Дела с беременностью Аделины были улажены, и та постепенно приходила в себя. Во всяком случае, она уже воспринимала окружающий мир в более ярких красках.
Зайдя в комнату, Элен сняла пальто и поздоровалась.
— Салют!
— Салют, — откликнулась подруга и поделилась последними новостями: — Звонила Лоли. Она задерживается еще на месяц. К тому же, на нее нашло озарение провести рождественские каникулы в Египте.
— Здорово! — от души позавидовала Элен, уже успевшая соскучиться по вечным подколкам Лоли.
— А как у тебя дела? — осторожно поинтересовалась Аделина, заметив, что подруга не в духе.
— Сегодня я посмотрела последний вариант клипа. Томас утверждает, что это сенсация, но, я думаю, что он преувеличивает.
— А я так не думаю, — Аделина подсела поближе и спросила: — Теперь-то ты расскажешь Николя?
Элен закусила губу и отвела взгляд.
— Я боюсь, ему не понравится то, что я спела. Он терпеть не может такую музыку.
— Николя — умный парень. Если то, что ты сделала, и вправду неплохо, то он все поймет.
Элен неуверенно покачала головой.
— И все же, я хочу услышать о песне твое мнение. Завтра в семичасовых музыкальных новостях будет моя премьера. Помоги мне сделать так, чтобы Николя этого не увидел.
Аделина на мгновение задумалась.
— Нужно обо всем рассказать Жозе, — уверенно заявила она и, заметив протестующий жест Элен, быстро добавила: — Он что-нибудь нам посоветует.
— Жозе? — в глазах Элен мелькнуло недоверие. — Но он же друг Николя.
— Именно поэтому ему и следует все рассказать, — Аделина решительно поднялась и заходила по комнате. — Доверься мне. Я все улажу.
Элен с сомнением покачала головой.

На следующий день, после лекций, Аделина направилась в гараж. Она знала, что в это время там бывает только Жозе. Осторожно приоткрыв дверь и заглянув внутрь, девушка удостоверилась, что не ошиблась. Жозе стоял за клавишами и наигрывал какую-то мелодию.
— Привет, — поздоровалась Аделина и переступила порог.
— Привет, — кивнул Жозе, не отрываясь от инструмента.
Аделина уселась напротив и принялась гипнотизировать музыканта взглядом. Она ждала, что Жозе первым начнет разговор. Однако тот был настолько увлечен игрой, что не обратил никакого внимания на нетерпеливые жесты Аделины. Потеряв терпение, девушка кашлянула.
— Жозе, мне необходимо с тобой поговорить.
— Я слушаю.
— Нет, ты отойди от синтезатора и сядь рядом со мной.
— Неужели ты намерена сообщить мне нечто сногсшибательное? — удивился Жозе. — Именно поэтому я и должен сесть?
— Почти угадал, — Аделина сделала паузу, наблюдая за тем, как Жозе устраивается на стуле. — Начнем с того, что Элен подписала контракт с Томасом.
На лице у парня появилось выражение недовольства.
— Он все-таки сумел уговорить ее, — с досадой пробормотал Жозе. — Впрочем, Томас в таких делах дока. Хотя, я уверен, что у Элен ничего не получится. Когда-то он и нам обещал золотые горы.
— Уже получилось.
Короткая фраза, брошенная Аделиной, повергла Жозе в изумление.
— Что ты этим хочешь сказать?
— Элен уже записала клип, который сегодня будут показывать по телевизору. Она волнуется, что Николя не одобрит ее поступка, и поэтому просит твоей помощи.
Жозе презрительно сморщился.
— Еще бы... На месте Николя я бы здорово обиделся.
— Пока что ты не на его месте, — оборвала Аделина. — Нужно сделать так, чтобы Николя не увидел клип.
— А я тут при чем? Когда Элен подписывала контракт, моего совета никто не спрашивал. А теперь она хочет, чтобы я не давал Николя смотреть телевизор.
Аделина возмущенно фыркнула.
— Не думала, что ты откажешь. Мне казалось, что ты уважаешь Элен и не сомневаешься в том, что она талантлива, — девушка встала и направилась к выходу. — А если ты не хочешь, чтобы твоего друга во время передачи схватил удар, то сделай что-нибудь.
В дверях Аделина столкнулась с Е-е, Себастьяном и Кристофом. Она сухо поздоровалась и вышла, даже не дождавшись ответного приветствия.
— Что это с ней? — удивился Е-е, провожая Аделину взглядом. — Какая муха ее укусила?
Жозе ничего не ответил. Кристоф и Е-е недоумевающе переглянулись.
— Она выскочила из студии, как ошпаренная, — констатировал Себастьян и, повернувшись к Жозе, спросил: — Вы поссорились?
— Нет, Просто Аделина требует невозможного, — Жозе задумчиво потер подбородок и, собравшись с мыслями, произнес: — Я считаю, что и вам необходимо это знать.
Он немедля поделился с ребятами всем, что поведала ему Аделина.
Когда Жозе закончил рассказ, в гараже повисло неловкое молчание. Все переваривали новость, которую принесла Аделина. Наконец Кристоф с трудом выдавил из себя:
— У кого какие предложения?
— А никаких, — коротко бросил Себастьян и повторил: — Лично у меня — никаких. Пусть сами разбираются.
Жозе, который полчаса назад был настроен так же категорично, неожиданно для себя возразил:
— Но ведь Элен и Николя наши друзья. И хотя мне непонятен поступок Элен, дело уже сделано. Время назад не повернешь.
— Я с тобой совершенно согласен, — поддержал друга Е-е. — Николя не должен увидеть этот злосчастный клип. Кстати, а во сколько его будут показывать?
— Не знаю, — пожал плечами Жозе.
— Немедленно разыщи Аделину и узнай у нее, — Е-е посмотрел на часы. — Через несколько минут сюда придет Рози. Предлагаю задействовать ее...
— Рози?! — Себастьян с сомнением покачал головой. — Да она все испортит!
Ребята не слишком жаловали подружку Е-е, считая ее глуповатой. Рози была по уши влюблена в Е-е, который совсем недавно присоединился к группе в качестве специалиста по бон-гам. Себастьян и Кристоф сразу же приняли новичка в свою компанию, чего нельзя было сказать о Рози. Именно поэтому они и скорчили гримасы, услышав, что Е-е предлагает все рассказать и своей подруге.
— Рози лучше не знать о клипе, — негромко заметил Кристоф. — Она сразу же ляпнет Николя.
— А она и не узнает, — успокоил друзей Е-е. — У меня есть план, как удержать Николя здесь. И в этом нам поможет Рози.
Внезапно дверь резко распахнулась, и в га-раж влетела запыхавшаяся Рози.
— Мой любимый Е-е! — завопила она и бросилась к парню на шею. — Как я по тебе скучала!
— Но мы же виделись два часа назад... — удивился Е-е, пытаясь освободиться из крепких объятий подруги.
— Я уже по тебе соскучилась!
Ребята, посмеиваясь, наблюдали за этой комичной сценой. Жозе шепнул Себастьяну, что уточнит у Аде липы, во сколько передача, и незаметно удалился. Через несколько минут он возвратился в гараж и издали, на пальцах, показал Е-е, что клип будет в семь часов.
— У нас мало времени, — забеспокоился Себастьян и выразительно посмотрел на Е-е.
Тот, мгновенно уловив намек, отстранил от себя Рози и, глядя ей прямо в глаза, торжественно произнес:
— Ты готова выполнить одно мое важное поручение?
Рози затаила дыхание и кивнула.
— Это очень важное поручение, — продолжил Е-е. — И только ты сможешь с этим справиться.
— Ради тебя, дорогой, я готова на все.
— Через полчаса сюда придет Николя. Он будет очень спешить, но ты должна его задержать. Постарайся, чтобы до половины восьмого он отсюда не вышел.
— Но как же я это сделаю? — растерялась Рози. — И зачем тебе это?
— Сделать это несложно. Придумай что-нибудь. Ну, всякие женские штучки... У вас же на этот случай много заготовок. А зачем?.. — на мгновение Е-е задумался. — Это очень важно для меня.
— Хорошо, любимый, — кивнула Рози, глядя на друга с обожанием. — Ради тебя я готова на все!
Поцеловав Рози, Е-е подмигнул ребятам.
— Нам пора идти, — предупредил Себастьян. — А то пропустим начало.
— Вы уже уходите? — удивилась Рози. — А я что, одна буду удерживать Николя?
— Да, любимая, — притворно вздохнул Е-е. — Но ведь только ты сможешь с этим справиться.
Когда за музыкантами закрылась дверь, Рози прошлась по комнате и, заглянув во все уголки, уселась на свое любимое место, на игральный автомат. Она принялась ждать, помня об ответственности, возложенной на нее Е-е.
Наконец, в гараж заглянул Николя и, увидев там одну Рози, немало удивился.
— А где остальные? — растерялся он. — Ведь мы же договаривались...
— Они ушли.
— Наверное, смотреть музыкальную панораму, — догадался Николя и поторопил девушку. — Рози, ты что, собираешься здесь ночевать?
— А который час?
— Почти семь, — Николя заметно занервничал. — Ты уходишь?
Неожиданно Рози закатила глаза и, застонав, упала на пол.
— Что с тобой? — испугался Николя и, подскочив к девушке, принялся судорожно искать пульс. — Тебе плохо?
Рози не подавала никаких признаков жизни. Растерявшийся Николя метнулся к выходу, потом назад к девушке и принялся тормошить ее. Наконец рука Рози дрогнула и тут же цепко ухватилась за куртку Николя.
— Не оставляй меня... Я умираю, — трагическим шепотом произнесла она.
— Умираешь? — в душу Николя закралось сомнение. — С чего ты взяла?
— У меня сердце остановилось.
Рози без смущения задрала кофточку и притянула парня к своей груди.
— Вот послушай...
Несколько мгновений Николя пытался хоть что-нибудь разобрать, но тяжелое дыхание Рози мешало ему сосредоточиться.
— По-моему, сердце бьется чаще, чем обычно, наконец заключил он и встал с корточек. — Давай я помогу тебе подняться и отведу в общежитие.
— А который час? — тихо поинтересовалась Рози.
— Уже почти половина восьмого.
Услышав это, Рози мгновенно вскочила на ноги и, потирая ушибленную коленку, заковыляла к выходу.
— И вправду, уже поздно, — обычным голосом согласилась она.
— Как?.. Тебе уже хорошо? — удивился Николя и развел руками. — Ничего не понимаю...
— Я тоже, — искренне призналась Рози. — Но я слишком крепко люблю Е-е, чтобы надоедать ему расспросами.
«Она скоро помешается от своей любви», — заключил Николя и направился вслед за Рози.
6
Николя шел по студенческому городку и думал о новой песне. Ее он написал в кафе, несколько дней назад, пока ожидал Элен. В тот вечер девушка так и не пришла, зато появилась новая мелодия. Николя пытался представить себе, как можно аранжировать ее, и неожиданно услышал за своей спиной насмешливый голос.
— Прекрасный клип, — негромко заметил какой-то первокурсник, имя которого Николя не помнил.
— Спасибо, — машинально ответил музыкант и вдруг спохватился. — Эй, подожди, какой клип?
Однако первокурсника уже и след простыл.
«Сегодня на моем пути встречаются одни ненормальные», — вздохнул Николя и двинулся дальше.
По дороге ему попалось еще несколько человек, которые, как показалось Николя, весьма странно на него посмотрели.
Наконец Николя переступил порог своей комнаты, где надеялся отдохнуть и обсудить с ребятами новую песню. Те встретили его дружным молчанием. К удивлению Николя, в комнате, кроме Жозе и Себастьяна, сидели Е-е и Кристоф. Они даже не посмотрели на вошедшего, а лишь заговорщицки переглянулись и уставились в телевизор.
— Е-е, — обратился к другу Николя. — Твоей Рози, по-моему, следует обратиться к специалисту.
Но Е-е никак не среагировал на это предложение, продолжая смотреть какой-то сериал для домохозяек.
— Интересно? Николя переключил программу. — С каких пор вы стали увлекаться мыльными операми?
И вновь никто не проронил ни слова.
— Вы что, в молчанку играете? — разозлился Николя. — Или у вас что-то случилось?
— Нет, — Жозе взъерошил волосы и, поминутно оглядываясь на остальных, осторожно начал: — Сегодня в твоей любимой музыкальной панораме показывали один очень интересный клип. Мы далее записали его на кассету.
— Да-а-а, я сегодня пропустил эту передачу, — Николя повернулся к Е-е. — Между прочим, из-за твоей Рози. Я спасал ее от верной смерти. Так что, старик, ты должен меня как-то отблагодарить.
Не обращая внимания на шутливый тон Николя, Жозе продолжил:
— Сейчас я поставлю запись, но ты лучше сядь.
— Хорошо, — Николя бухнулся на кровать и с интересом уставился в телевизор.
Когда на экране появилась Элен, он напрягся и недоуменно спросил:
— Что это?
— Элен, — как ни в чем не бывало ответил Кристоф и уже тише добавил: — По-моему, неплохо.
Николя протер глаза и негромко пробормотал:
— Боже, не дурной ли это сон?..
Досмотрев клип, он помрачнел и, заложив руки за голову, уставился в потолок.
— Ну, что скажешь? — Жозе перемотал кассету и поинтересовался: — Еще раз сначала?
— Пожалуй, нет, — спокойный голос Николя испугал ребят больше, чем его вмиг побледневшее лицо.
— А нам очень понравилось, — как бы между прочим заметил Себастьян. — Томас не ошибся, поставив на Элен. Она и вправду талантлива...
— Хватит! — грубо оборвал друга Николя и тут же извинился: — Прости, но для меня это больше, чем просто неожиданность.
— Конечно, это не совсем ее стиль, да и песня не фонтан... но Элен вытянула ее, — в голосе Жозе послышалось одобрение. — Так что ты зря переживаешь.
Несколько минут Николя молча лежал на кровати, а потом устало попросил:
— Поставьте кассету...
Ребята просмотрели видеозапись несколько раз и в конце концов выучили наизусть слова песни.
— Чем больше я слушаю, тем больше мне нравится голос Элен, — заключил Кристоф и, пододвинув к Николя телефон, предложил: — Ты не хочешь позвонить ей и поздравить?
— Не знаю, — Николя задумался. — Я был против ее сотрудничества с Томасом. Я настаивал, чтобы она не подписывала контракт. Мне казалось, что Томас лепит из нее хорошенькую секс-певичку, поющую о любви и раздевающуюся перед сотнями зрителей... Но Элен не послушалась. И, наверное, была права. А я — самый настоящий эгоист!
Николя стукнул кулаком по стене и тихо застонал.
— Мне стыдно звонить ей, — признался он.
— Но она же ждет твоего одобрения, — Кристоф вновь пододвинул телефон. — Она тебя очень любит, и твое мнение для нее важно.
— Ты в этом уверен?..
— Конечно.
Николя набрал знакомый номер и застыл в ожидании ответа. Трубку сняли так быстро, что он даже не успел продумать первую фразу.
— Салют, — волнуясь, поздоровался Николя. — Это я.
— Я узнала.
— Я видел клип, — не находя слов, Николя с надеждой посмотрел на Е-е.
— Он мне очень понравился, — подсказал тот.
— Он мне очень понравился, — повторил Николя.
— Правда?! Ты не шутишь...
— Нет...
— Пригласи ее на свидание, — негромко предложил Е-е.
— Давай встретимся в гараже через полчаса, — попытался импровизировать Николя.
— Я немедленно выхожу, — в голосе Элен послышалось волнение. — До встречи.
Проложив трубку на рычаг, Николя выдохнул воздух.
— Слава Богу, я смог сказать ей это, — обрадовался он и, заметив на лицах друзей насмешливые улыбки, удивился. — Что-то не так?
— Ты волновался, словно перед первым поцелуем, и поэтому вел себя довольно неуклюже, — высказал свое мнение Жозе и успокоил: — Не расстраивайся, я думаю, ты наверстаешь упущенное через полчаса.
— Надеюсь, мы обмоем дебют Элен, — подмигнул Е-е.
Только сейчас Николя догадался, что друзья гораздо раньше его узнали о контракте, подписанном Элен.
— Так вот почему Рози всеми возможными способами удерживала меня в гараже! — воскликнул он и укоризненно покачал головой. — Да-а-а, ничего не скажешь... друзья у меня, лучше некуда.
— Если бы Элен спела неудачно, ты бы никогда не узнал об этом, — пояснил Жозе.
— Но я же живу не на острове! — возмутился Николя и, натянув куртку, вышел из комнаты.
Когда за ним закрылась дверь, ребята недоуменно переглянулись.
— Вот так. Сделаешь человеку добро, а потом... — махнул рукой Жозе и поднялся со стула. — Я, пожалуй, тоже пойду. Завтра расскажете, чем все закончилось.
А Николя бежал по улице, стараясь не думать о том, что произошло. Больше всего его задело то, что друзья умолчали о контракте.
«Значит, они мне не доверяли... Боялись, что я неправильно пойму Элен. А она тоже хороша! Могла бы и сразу признаться... Впрочем, она неплохо смотрится на экране. И поет вполне прилично».
Заметив у входа в гараж тонкую фигурку любимой, Николя замедлил шаг, однако Элен сама заспешила ему навстречу.
— Ты не обижаешься? — в глазах Элен появились слезы.
— Нет, — буркнул Николя и, отведя взгляд, добавил: — Ты была прекрасна.
— Видишь, Томас не ошибся...
Упоминание ненавистного имени вывело Николя из себя.
— При чем здесь Томас? — раздраженно спросил он. — Если у тебя есть данные, то...
— Боже, как я мечтала услышать об этом от тебя! — Элен крепко обняла любимого и предложила: — Пошли в гараж, а то я немного замерзла.
В теплом помещении настроение Николя немного улучшилось. Он взял гитару и принялся перебирать струны, наигрывая новую песню.
— Почему она такая грустная? — удивилась Элен.
— Я написал ее в тот вечер, когда ты не пришла на свидание. Помнишь?
— Милый, я сутками пропадала в студии, — в голосе девушки послышалось раскаяние. — Мы с Томасом хотели, чтобы клип вышел как можно лучше.
Заметив, что любимый поморщился, Элен замолчала.
— Продолжай, — попросил Николя. — С тех пор, как ты занялась пением, мы так ни разу не поговорили по душам. И даже сейчас у меня такое чувство, что ты не со мной.
— Ты ошибаешься, — возразила Элен. — Когда я записывала песню, перед глазами у меня всегда стоял ты. Я только о тебе и думала, когда пела.
Не успела Элен договорить, как за дверью послышался какой-то шум.
— Что это? — удивился Николя и, отложив гитару, поднялся. — Пойду посмотрю.
Не успел он сделать и шага, как дверь распахнулась.
— Привет, мои хорошие! — на пороге стояла Лоли.
Она раскинула руки и радостно завизжала.
— Это не сон? — Николя оглянулся на Элен. —
Судя по твоему выражению лица, галлюцинации не только у меня.
Лоли нетерпеливо топнула ногой.
— Ну же, скорее обнимите меня!
— Лоли, ты откуда? — Элен бросилась подруге на шею и крепко поцеловала ее. — Ты же собиралась в Египет.
— Там нечего делать, — отмахнулась та и с подозрением огляделась. — А где остальные? Почему вы не репетируете?
— Сегодня у нас большой праздник, который еще предстоит отметить, — сдержанно ответил Николя.
Лоли всплеснула руками и послала музыканту воздушный поцелуй.
— Я так и думала, что мой приезд вы воспримете, как праздник!
— Извини, конечно, но я имел в виду не это, — Николя обнял Элен за талию. — Сегодня у Элен премьера клипа...
— Боже, как я давно здесь не была! За это время Элен уже успела прославиться, — Лоли выжидательно посмотрела на подругу. — Ну-ка, рассказывай, сколько эпизодов у тебя в клипе. Или ты снималась в массовке?
Едва сдерживая смех, Элен ответила:
— В этом клипе я снялась в главной роли.
— Небось, как и в прошлом году, в университет приехали телевизионщики, и тебя, как прилежную ученицу, запечатлели крупным планом. Жаль, что я отсутствовала, а то главных героинь было бы две.
— Да нет, я подписала контракт с Томасом, и сегодня впервые прозвучала песня в моем исполнении.
— Ого! — Лоли сразу стала серьезной. — Это еще хуже, чем я думала.
— Почему? — удивилась Элен.
— Теперь ты станешь знаменитой и зазнаешься, — хмуро пояснила подруга и, погрозив кулаком, добавила: — Ну, Томас, ты у меня попляшешь. У меня так и чешутся руки вмазать тебе пощечину.
7
На следующее утро, после телевизионной премьеры, в университете Элен не давали прохода. Сокурсники наперебой поздравляли ее, хваля песню и манеру исполнения. Однако Элен не чувствовала себя счастливой. Ее немного смущало то, что Николя и его ребята, работавшие вместе не один год, так и не стали популярными. Их знали лишь в небольших кругах, хотя в профессионализме музыкантов никто не сомневался.
«Видимо, Томас не хочет ими заниматься, — решила Элен. — Меня-то он быстро записал».
Неожиданно в голову Элен пришла весьма интересная мысль.
«Тогда почему он не порвет с Николя контракт, если считает их группу бесперспективной? Скорее всего, за всем этим что-то кроется. Насколько мне известно, Николя тяготится тем, что связан с Томасом обязательствами. Как только представится удобный случай, обязательно поговорю с Фовой».
Как только Элен переступила порог студии, Томас сразу же подскочил к ней и затараторил:
— Ну, как спала, звезда?
— Да брось ты, — растерялась Элен. — Какая я звезда? После одной песни вряд ли стоит делать такие поспешные выводы.
— Иногда на вершину Славы может вознести одна-единственная песня. Но, чтобы укрепить твое положение, лучше спеть еще несколько, — Томас кивнул в сторону пульта, за которым сидел высокий длинноволосый брюнет. — Кстати, познакомься. Это Фовьен, весьма модный композитор.
Элен немного смутилась, так как не сразу заметила гостя, хотя на него было трудно не обратить внимания. По всей видимости, композитор очень нравился девушкам. Его бледное лицо обрамляли длинные кудрявые волосы, светлые глаза горели лихорадочным блеском, а тонкие пальцы нервно подрагивали, словно перебирали клавиши.
— Элен, — девушка протянула руку и улыбнулась.
— Фовьен предложил несколько песен, которые, на мой взгляд, соответствуют твоему теперешнему имиджу, — Томас протянул Элен лист бумаги. — Вот слова, но можешь не читать. Там ничего оригинального.
— Как? — удивилась Элен. — Но я же должна знать, о чем я буду петь.
— Она права, — вступил в разговор Фовьен. — Ведь именно на эти слова я писал музыку.
— Лучше бы ты написал песню специально для Элен, — пробормотал Томас. — А то твои пространные рассуждения о невидимой музе сведут с ума кого угодно...
— Но я же впервые вижу эту девушку. А чтобы для кого-то писать, нужно с ним поближе познакомиться.
— Вот и идите в кафе... Пообедайте вместе, — Томас кивнул на дверь. — Если не возражаете, через полчаса и я присоединюсь к вам.
— Но я же пришла работать! — возразила Элен, которой совершенно не хотелось появляться с Фовьеном в людном месте.
Томас уставился на девушку непонимающим взглядом.
— Это тоже часть твоей работы. Фовьен — композитор, который собирается писать для тебя. К сожалению, ты не можешь его вдохновлять на расстоянии. Надеюсь, пообщавшись с тобой, он поймет, что кроме смазливой мордашки у тебя есть и душа.
— Ладно, — покорно согласилась Элен и, направляясь к выходу, напомнила: — Не забывай, что мы тебя ждем.
— Хорошо, хорошо.
Не смотря на внешность ловеласа и известность, Фовьен оказался весьма скромным молодым человеком. Он, смущаясь, предложил девушке пообедать в недорогом кафе, ссылаясь на финансовый кризис. Элен слегка удивилась, и повела композитора туда, где обычно обедали студенты.
Они заняли столик на троих у окна.
— Мне сок и сандвич, — заказала Элен, помня о денежных проблемах своего спутника.
Не успел Фовьен встать из-за стола, как в кафе вошли Николя и его команда. Элен приветливо помахала любимому, но тот недовольно нахмурился и, даже не присев, направился прямо к их столику.
— А ты мне сказала, что идешь в студию, — угрожающе произнес он, не сводя с композитора уничтожающего взгляда.
— А я и пошла в студию, — пролепетала Элен, не понимая, что могло вызвать у Николя такой гнев.
Фовьен, решив, что сможет исправить положение, встал и протянул Николя руку.
— Давай, познакомимся.
Однако Николя проигнорировал этот дружеский жест.
— Понимаешь, Томас отправил нас с Фовьеном в кафе, чтобы мы получше узнали друг друга... Фовьен пишет для меня песни, в голосе Элен послышались нотки мольбы. — Томас обещал, что через полчаса подойдет...
— Сомневаюсь, что он посмеет нарушить вашу идиллию, — Николя повернулся и решительно направился к выходу, не обращая внимания на оклики Элен.
Девушка бросилась за ним, даже не оглянувшись на Фовьена...
Элен удалось догнать Николя лишь на улице. Она взяла его под руку и, заглядывая ему в глаза, нежно проговорила:
— Николя, ты делаешь из мухи слона. Все не так, как ты думаешь. Я лишь полчаса назад познакомилась с Фовьеном.
— Но ты же мне сказала, что идешь на студию.
— Правильно. Я пришла туда, и Томас представил мне этого композитора.
Николя замедлил шаг и окинул Элен ревнивым взглядом.
— Мне показалось, что этот Фовьен влюблен в тебя.
— Глупости. Да я его знаю всего минут пять. К тому же, Томас обещал подойти в кафе.
— Ладно, пошли в гараж, — предложил Николя и с досадой махнул рукой. — Из-за своих подозрений я даже не пообедал...
Молодые люди заглянули в супермаркет и, купив кое-что перекусить, отправились в свой излюбленный уголок. Николя немного досадовал на себя за несдержанность. В глубине души он понимал, что не верить Элен он не имеет права. Поэтому, когда с сандвичами было покончено, Николя вновь вернулся к волнующей его теме.
— Этот Фовьен — друг Томаса? — осторожно поинтересовался он.
— Да, — кивнула Элен. — Во всяком случае, у них довольно фамильярные отношения.
— Он сочиняет музыку на компьютере? — уточнил Николя.
— Да. Фовьен — модный композитор. Как-то раньше Томас говорил, что очень хочет, чтобы я поработала с Фовьеном.
Убедившись, что его подозрения беспочвенны, Николя извиняющимся тоном произнес:
— Прости меня, Элен. Я не хочу тебе мешать. Если уж ты выбрала такой путь, то вполне естественно, что тебе придется работать со многими композиторами. Я не хочу быть эгоистом.
Воспользовавшись тем, что Николя чувствует себя виноватым, Элен решила поподробнее расспросить его о контракте, который год назад ребята подписали с Томасом.
Выслушав вопрос, Николя пожал плечами.
— Для нас это оказалось совершенно невыгодным делом. Мы подписали эту бумагу по глупости, дав право Томасу распоряжаться нашими песнями, как своей собственностью... Мы не можем работать ни с кем другим. Обязательства связали нас по рукам и ногам.
— Понятно, — задумчиво протянула Элен.
Дверь гаража распахнулась, и перед молодыми людьми предстала вся команда Николя.
— О, вы уже тут! — удивился Е-е и со смехом добавил: — Ну ты, Николя, и устроил заварушку.
Николя покраснел и начал отнекиваться.
— Перестань издеваться... Вы меня неправильно поняли.
— Мы то, может, и неправильно поняли, но вот тот волосатый парень... — хмыкнул Кристоф. — Ты был похож на дикого зверя, готового растерзать всякого, кто встанет на твоем пути.
— Этот волосатый здорово струхнул, — подхватил Себастьян. — А когда появился Томас, он, по-моему, все ему рассказал...
— Видишь, Николя, я говорила, что Томас придет, а ты мне не верил, — негромко заметила Элен и поднялась. — Мне пора в студию.
— Пока, — попрощались ребята и разбрелись по своим местам.

Когда Элен вновь переступила порог студии, то почувствовала, что Томас чем-то расстроен. Он молча сидел за пультом и задумчиво передвигал регистры. Томас, занятый своими мыслями, даже не посмотрел на девушку.
Элен села на диван и, достав из сумочки текст, принялась читать.
— Ну что, помирилась с Николя? — первым нарушил тишину Томас.
— Помирилась, — коротко бросила Элен, не отрываясь от листка.
— Он дурак, — презрительно пробормотал Фова и, не дав девушке возразить, добавил: — Впрочем, я его понимаю. Ведь ты — единственный источник его вдохновения. Без тебя он не напишет ни одной песни.
— Кстати, о песнях, — Элен подошла к продюсеру и попыталась заглянуть ему в глаза. — Почему ты обманул Николя, подписав с ним такой контракт? Если ты утверждаешь, что они бесперспективны, то верни им все бумаги.
Томас лукаво прищурился.
— Он уже и тебе успел поплакаться?
— Я считаю, что ты поступил подло.
— Да верну я им все, верну.
— Когда?
— Для начинающей певицы ты задаешь слишком много вопросов.
— Но я имею на это право.
Томас вскочил и, возбужденно помахивая руками, заходил из угла в угол.
— Ты еще ничего не имеешь. Если твой первый клип покатил, так в этом только моя заслуга.
— А час назад ты утверждал совершенно обратное, — перебила его Элен и предложила: — Давай договоримся по-хорошему. Если и дальше у меня все будет получаться, то ты вернешь Николя контракт. А если ты и меня обманешь, то я не буду с тобой работать. Ты же знаешь, что мне все равно, стану я певицей или нет.
— Договорились, быстро согласился Томас и как можно дружелюбнее улыбнулся.
В это мгновение в студию заглянул Джон и, заметив Элен, переступил порог.
— Как хорошо, что ты здесь, — обрадовался он. — Я хотел тебя поздравить с твоим первым успехом.
Элен благодарно кивнула и с сожалением проговорила:
— Как жаль, что ты больше со мной не работаешь.
— Мне тоже. Но, если Томас пожелает, то я бы с удовольствием...
Элен оглянулась на продюсера.
— Ты не против?
— Ладно, пусть завтра приходит, — скрипя сердцем, согласился тот.
— Это было бы неплохо, — обрадовалась Элен.
Ознакомившись с песней Фовьена, она уверенно произнесла:
— Я не смогу ее хорошо спеть.
— Почему?
— Мне она не нравится. А второй клип должен быть лучше первого.
Немного подумав, Томас нервно потер подбородок.
— Ты права, согласился он. — Может, пообщавшись с тобой, он выдаст что-нибудь в твоем духе... Хотя, благодаря Николя, который, кстати, не произвел на Фовьена особо приятного впечатления, процесс может затянуться...
— А меня это не интересует, — Элен направилась к выходу. — До завтра...

В общежитии подругу с нетерпением ждали Лоли и Аделина. Едва та переступила порог, они бросились Элен на шею и с восторгом принялись рассказывать, что о ней вспоминали в нескольких передачах, и даже показывали фрагмент клипа.
— Я даже не поверила, что это ты! — призналась Лоли и с гордостью добавила: — Никогда бы не подумала, что буду жить в одной комнате с самой настоящей знаменитостью.
— Да какая я знаменитость, — отмахнулась Элен и попросила: — Лучше расскажи, как прошла твоя встреча с Себастьяном. Ведь вы не виделись целый месяц.
Лоли заметно потускнела.
— Ай, никак. Он, конечно, обрадовался, но...
— Что «но»?
— Трудно объяснить. Себастьян все время прячет от меня глаза. У меня такое чувство, что он мне изменил.
— Лоли, ты стала слишком подозрительной, — рассмеялась Элен. — Если бы это случилось, то мы бы знали. Правда, Аделина?
Однако та молчала, делая вид, что внимательно рассматривает журнал.
— Перестань притворяться, что тебя интересуют прошлогодние моды! — Лоли села рядом с подругой и попыталась поймать ее взгляд. — Рассказывай.
— Ой, девочки, я не могу, — запротестовала та. — Во-первых, это чужой секрет, а, во-вторых...
— Ах, она видите ли дала слово! — возмутилась Лоли и затормошила подругу. — Пожалей лучше меня! Я в полном неведении.
Аделина робко посмотрела на Элен, как бы спрашивая совета.
— Мне кажется, что Лоли имеет право это знать, — ответила та.
— Однажды к нам в комнату пришла Линда, — неуверенно начала Аделина и вновь замолчала.
Лоли нетерпеливо топнула ногой.
— Ну же! — потребовала она.
— Пришла Линда, — повторила подруга, — и сказала мне, что Себастьян предложил ей встретиться... Она хотела выпытать у меня, все ли у вас с Себастьяном в порядке. Я ответила, что все нормально. А потом Линда начала со мной советоваться, стоит ли ей идти на свидание к Себастьяну...
— Надеюсь, ты сказала, что не стоит? — уточнила Лоли.
— Я сказала, что такие вопросы лучше всего решать ей самой.
Лоли возмущенно всплеснула руками.
— Ну и зря!
Элен, выслушавшая новость с не меньшим удивлением, чем Лоли, тяжело вздохнула.
— Да-а-а, эти записи, съемки, совсем вырвали меня из жизни, — негромко проговорила она. — Я начала забывать, что такое разговоры по душам. Да и с Николя я провожу гораздо меньше времени.
Не волнуйся, — успокоила подругу Лоли. — Николя не Себастьян. Он сделан из другого теста. Даже если бы ты уехала на целый год, он все равно не изменял бы тебе.
— Я с тобой совершенно согласна, — поддержала Аделина, радуясь, что неприятная тема на время забыта. — Элен и Николя — самая уникальная пара, которую я когда-либо встречала. Их ничто не может разлучить.
Элен с сомнением покачала головой.
— Не знаю...

0

3

8
Как это не странно, Элен осознала свою популярность после одного случая. Она шла по улице и что-то негромко напевала, как вдруг детский голос робко спросил:
— Скажите, а вы настоящая Элен?
Элен обернулась и увидела меленькую девочку, стоявшую в двух шагах и с обожанием смотревшую на нее огромными голубыми глазами.
— Ты спрашиваешь, настоящая я или нет?
Девчушка робко кивнула.
— Чтобы убедиться в этом, ты даже можешь меня потрогать, — Элен протянула малышке руку и предположила: — Ты, наверное, видела меня по телевизору?
— Да, — согласилась та. — Я вас вижу по телевизору почти каждый день. Вы очень нравитесь моему папе и дедушке.
— Серьезно? — удивилась Элен. — А маме?
— Маме не очень, — вздохнула девчушка. — Она говорит, что вы только в клипах такая хорошая и добрая, а на самом деле...
Малышка испуганно оглянулась.
— Ну, что ты? Продолжай, — разрешила Элен.
— Не могу, — замотала головой девочка. — Вон идет моя мама.
К ним направлялась высокая женщина, несущая в руках пакет с продуктами. Малышка радостно улыбнулась и бросилась к матери. Элен заметила, как она принялась что-то рассказывать той, показывая пальчиком в ее сторону. Мать недоверчиво оглянулась и, встретившись с Элен взглядом, удивленно открыла рот.
— Иди, возьми у нее автограф, — наконец громко проговорила она и подтолкнула дочку к Элен.
Девочка подошла и звонким от волнения голосом попросила:
— Распишитесь, пожалуйста, вот на этой открытке... Спасибо большое.
Исполнив просьбу, Элен на прощание помахала своей юной поклоннице и пошла дальше.
С некоторых пор она стала замечать на себе заинтересованные взгляды прохожих. Некоторые даже пытались заговорить с девушкой, а молодые ребята запросто подходили и знакомились. И, словно по одному сценарию, их первая фраза звучала так:
— Вы очень похожи на Элен.
Когда девушка рассказала об этом Томасу, тот удовлетворенно хмыкнул.
— Видимо, придется купить тебе автомобиль.
— Но у меня же нет прав, — возразила Элен.
— Ничего страшного. Еще месяц и можешь смело оплачивать услуги личного водителя.
Николя, присутствовавший при этом разговоре, недовольно поморщился.
— Перестань, Томас. Ты вечно несешь невесть что, — буркнул он и, повернувшись к любимой, уточнил: — Если мне не изменяет память, ты всегда любила гулять пешком.
Томас ехидно усмехнулся.
— Это было давно и неправда. Только дураки не меняют своих привычек.
Услышав такое, Николя вспыхнул.
— На что ты намекаешь? — грубо спросил он и шагнул к продюсеру.
Элен поняла, что настало время вмешаться.
— Прошу вас, не ссорьтесь, — девушка обняла Николя и потянула его в сторону. — Пошли лучше в студию. Смотри, ребята уже собрались.
Прикосновение любимой сразу же остудило гнев музыканта.
— Пошли, — покорно согласился он и уныло побрел вслед за Элен.
В студии уже несколько минут нетерпеливо топтались Е-е, Себастьян, Кристоф и Жозе.
Вчера вечером им позвонил Томас и попросил ребят прийти на телевидение, чтобы принять участие в прямом эфире вместе с Элен.
— А при чем здесь наша группа? — удивился поднявший трубку Е-е. — Какое отношение к ее песням имеем мы?
— В редакцию пришли горы писем, с просьбой подробнее рассказать об Элен. Мы с ней обсудили этот вопрос и решили пригласить и вас, — Томас нетерпеливо засопел. — К тому же, это реальный шанс продвинуться и вам.
— Ладно, я посоветуюсь с ребятами, — вздохнул Е-е и повесил трубку.
Из уважения к Николя и Элен, музыканты все-таки решили заглянуть на телевидение.
— Что они собираются снимать? — негромко поинтересовался Кристоф, провожая глазами симпатичных ассистенток, сновавших прямо перед носом. — Вчера нам Томас так и не сказал.
— А черт его знает, — пожал плечами Себастьян. — Не понравится, уйдем.
— Я не собираюсь играть под фанеру, — запротестовал Жозе.
Кристоф громко рассмеялся.
А тебе никто и не предлагает играть. Ты будешь просто стоять позади Элен и Николя и глупо улыбаться в камеру.
— Тогда я немедленно клею ласты.
Жозе повернулся, и в этот самый момент к ним подошли Элен и Николя.
— Привет, ребята, — улыбнулась девушка. — Сегодня вы на удивление пунктуальны.
— Тяжелая жизнь заставила нас перемениться, — буркнул Е-е и тут же поинтересовался: — А что от нас требуется?
Элен посмотрела на Николя и улыбнулась.
— А разве Томас не рассказал вам по телефону? — немного удивилась она.
— Очень пространно, — ответил Е-е и добавил: — Впрочем, как всегда.
— Сегодня в прямом эфире музыкальной панорамы будут представлять меня. Когда ведущая программы позвонила нам с Томасом и предложила, то я согласилась, но с одним условием. В передаче должны участвовать и вы.
— В качестве твоих телохранителей? — мрачно пошутил Себастьян.
— Почему же? Я буду рассказывать о моем женихе, — Элен вновь улыбнулась Николя. — А он представит и вас. Вы сыграете несколько песен.
— Надеюсь, не под фанеру? — деловито поинтересовался воспрявший духом Жозе.
— Как пожелаете. Хотя, по-моему, это не важно. Главное, что вас узнают тысячи телезрителей.
Услышав эту фразу, Николя насторожился.
«Что же мне это напоминает? — он принялся судорожно перебирать в памяти подобные выражения и, вспомнив, побледнел. — Боже мой, прошел только месяц, а она уже говорит словами Томаса».
— Ребята, прежде, чем выступать в прямом эфире, надо обязательно прорепетировать, — тоном знатока предупредила Элен. — Пошли, вот наш режиссер.
К музыкантам подскочил розовощекий толстячок и суровым голосом принялся отдавать приказы. Он несколько раз поменял ребят местами, а затем заставил надеть куртки. Благодаря его «профессиональному взгляду» уже через пятнадцать минут музыканты изнемогали от жары.
— Я его ненавижу, — зло прошептал Кристоф, кивая в сторону толстячка. — Мне так и хочется вмазать по его жирной физиономии.
— Второй удар за мной, — поддержал его Е-е. — Я тоже сгораю от желания по-боксировать.
Наконец в студии появилась ведущая программы, рокерша лет тридцати, одетая в кожаную куртку с несметным количеством заклепок.
— О-о-о, а на экране она смотрится гораздо моложе, — удивленно протянул Себастьян.
— Зато в сравнении с ней наша Элен просто красавица, — констатировал Жозе.
Заметив незнакомых ребят, рокерша ткнула пальцем в их сторону и спросила:
— Это кто?
— Как кто? — удивился режиссер и вытер со лба пот. — Участники прямого эфира.
— У нас запланирована встреча с Элен, а не с этими...
Услышав такое, Николя покраснел и посчитал нужным вмешаться.
— Мадемуазель, не понимаю, что вы этим хотите сказать? — довольно дерзко начал он и тут же осекся, так как ведущая повернулась к нему спиной.
— Эй, где продюсер Элен? — завопила она.
Томас, который в это время с кем-то беседовал, немедленно Откликнулся:
— Салют, Полет! — весело поздоровался он. — Что за проблемы?
Неожиданно для всех Николя громко, на всю студию, проговорил:
— Пошли отсюда, ребята.
Музыкантам не надо было повторять дважды. Они помахали рукой рокерше и направились к выходу.
— Подождите, — остановил ребят возбужденный голос Элен. — Вы куда?
— Домой, — не оборачиваясь, бросил Николя.
— Это недоразумение, — Элен подбежала к любимому и обняла его. — Сейчас Томас все уладит.
— Ничего не надо улаживать.
— Но вы лее должны сыграть хотя бы несколько своих композиций.
Николя грустно улыбнулся.
— Чтобы нас услышали тысячи телезрителей?
— Да.
Нет уж, спасибо. Я не хочу, впервые попав в прямой эфир, быть представленным, как жених знаменитой Элен.
Сказав это, Николя решительно направился прочь. Элен заметалась по студии, не зная, что ей предпринять. Наконец она схватила свою сумочку и бросилась вслед за Николя. У самого выхода ее остановил Томас и, крепко схватив за локоть, зло зашипел:
— Не вздумай смыться.
— Я не могу оставаться, когда мои друзья ушли.
— Ты подписала контракт, — напомнил продюсер, — и будь добра выполнять его.
У Элен появилось такое чувство, словно она в ловушке. С одной стороны, Николя здорово обиделся, и она не могла отмахнуться от этого. Однако с минуты на минуту встречи с ней ждали тысячи телезрителей.
— Ладно, пошли, — Элен отбросила руку Томаса и направилась в студию.

Как только ребята переступили порог гаража, Николя отшвырнул в угол сумку и устало опустился на стул. Он обвел друзей внимательный взглядом и негромко произнес:
— Я виноват перед вами. Извините меня, если сможете.
Перестань, — наперебой принялись возражать музыканты. — Ты здесь не при чем. Не говори глупостей...
— Нет, — покачал головой Николя. — Я себе этого никогда не прощу.
— Давай, сменим тему, — предложил Кристоф. — Гораздо интереснее поболтать о девочках.
Все с энтузиазмом восприняли его предложение.
— Так вот, о девочках... — начал Е-е, но так и не договорил, потому что в следующее мгновение дверь распахнулась, и в гараж влетела Рози.
— Что я вам сейчас расскажу! — на одном дыхании выпалила она. — Я видела по телевизору Элен!
— Ну и что? — фыркнул Себастьян. — Я ее клип каждый день по видику смотрю.
— Нет, — замахала руками Рози. — Она рассказывала в музыкальной передаче о своей жизни. Между прочим, и про тебя, Николя.
Услышав это, Николя вздрогнул.
— Я тебя очень прошу, заткни свой очаровательный ротик, — Е-е подошел к девушке и, обняв ее, предложил: — Давай, я тебя поцелую.
Рози мгновенно забыла б сногсшибательной новости и, подставив любимому губы, нежно спросила:
— Ты очень этого хочешь?
— Не очень, но так ты хоть ненадолго замолчишь.
— А что я такого сказала? — удивилась Рози. — Что тут страшного, если Элен рассказывает о Николя по телевизору.
— В общем-то ничего, но...
Лишь сейчас Рози заметила хмурые лица музыкантов.
— Такое чувство, что у всех вас несварение желудка, — хмыкнула она.
Взбешенный Жозе погрозил девушке кулаком.
— Хочешь, Рози, и я тебя поцелую? — угрожающе произнес он. — К сожалению, мой поцелуй будет не таким нежным, как у Е-е.
9
Впервые в жизни Элен чувствовала себя такой несчастной. Лишь после прямого эфира она поняла, что идея с премьерой рок-группы Николя была не самой лучшей.
«И зачем я послушалась Томаса? — корила себя Элен. — Как он, человек с опытом, мог поддержать мои жалкие попытки вытянуть ребят на телевидение?»
Решив, что ей следует объясниться с Николя, Элен, выйдя из студии, немедля отправилась в гараж.
К немалому удивлению Элен, парни восприняли ее появление вполне нормально.
— Привет, звездочка, — поздоровался Кристоф и стукнул палочкой по тарелке. — Ну, как прошло интервью?
— Нормально, — ответила Элен и обвела присутствующих виноватым взглядом. — Вы на меня не обижаетесь?
— А за что нам на тебя обижаться? — пожал плечами Е-е. — Странные вы с Николя люди... У вас обоих чересчур развит комплекс вины.
— Комплекс чего? — встряла в разговор Рози и, не дожидаясь ответа, восхищенно протянула: — Е-е, ты у меня такой умненький...
Николя отложил в сторону гитару и подошел к Элен.
— Мне очень приятно, что ты сразу же пришла сюда, — признался он.
— Я не могла поступить иначе.
Николя нежно обнял любимую и поцеловал в губы. Ребята сделали вид, что ничего необычного не заметили. Лишь Рози обиженно посмотрела на Е-е и, дернув его за куртку, прошептала:
— Почему ты меня сейчас же не приласкаешь?
— Перестань, — отмахнулся тот. — Ты и так привлекаешь к себе слишком много внимания. Лучше сядь на свой бильярд и успокойся.
Рози надулась, но послушно вскарабкалась на игральный автомат.
— Между прочим, Элен, у меня есть неплохая новость для тебя, — улыбаясь, проговорил Николя, когда поцелуй закончился.
— Какая?
Николя вытащил из кармана куртки кассету и протянул ее любимой.
— Что это? — удивилась та, вертя кассету в руках.
— Это наш последний альбом, — с гордостью пояснил Николя. — Как раз перед твоим приходом к нам заглянул Джон. Он и принес сведенную запись.
— Здорово, — обрадовалась Элен и положила кассету в сумочку. — Я с удовольствием послушаю. Тем более, что в последнее время я была больше занята собой.
— Только очень тебя прошу, не показывай запись Томасу, — предупредил Жозе, на мгновение оторвавшись от синтезатора.
Элен недоуменно посмотрела на него.
— Почему?
— Мы записывали этот альбом тайком от Фовы, — пояснил Кристоф. — Нам показалось, что так будет лучше.
— И мы не ошиблись, — поддержал друга Себастьян. — Чаще всего Томас сам руководит записью, и потому приходиться играть не то, что хочется...
Лишь сейчас Элен почувствовала, что смертельно устала. Она извинилась и отправилась в общежитие.

Девочек в комнате не было, и это обрадовало Элен. В последнее время ее очень утомляли женские разговоры перед сном. Лоли никак не могла уличить Себастьяна в измене и изводила своими предположениями всех вокруг. А Аделина следила, чтобы та не наделала глупостей, и давала всевозможные советы.
Элен разделась, юркнула под одеяло и мгновенно погрузилась в глубокий сон. Утром девушку разбудил телефонный звонок. Она подняла трубку и только потом, не без труда, открыла глаза.
— Я слушаю...
— Привет, это Томас.
— Привет.
— Через полчаса жду тебя в студии.
— К чему такая спешка?
— Фовьен написал гениальную песню, и мне не терпится показать ее тебе. Если ты одобришь, мы немедленно приступим к записи... — Томас немного замялся. — Ладно, не будем тратить время на разговоры. Пока.
— Пока, — Элен положила трубку и с удивлением заметила, что подруг уже нет в комнате.
«Сколько же я проспала? — подумала она и посмотрела на часы. — Ого, уже десять! Надо позвонить Николя и предупредить его, что я и сегодня буду занята».
Элен пододвинула к себе телефон и, набрав знакомый номер, принялась отсчитывать гудки. Когда она решила, что ей уже не ответят, трубку подняли.
— Алло?..
— Николя, это ты?
— Я, любимая. Как хорошо, что ты позвонила. Еще минута, и я ушел бы.
— Я хотела тебе сказать, что через полчаса у меня запись новой песни, и мы увидимся только вечером.
— Желаю удачи, — нежно произнес Николя.
Интонации любимого подействовали на Элен успокаивающее.
— Спасибо тебе, — поблагодарила она. — Сегодня мне будет легко работать. Я постараюсь освободиться как молено раньше. До вечера.
— До вечера, — попрощался Николя и повесил трубку.
Элен мгновенно вскочила с кровати и, приведя себя в порядок, выбежала из комнаты. Работа в студии приучила девушку экономить свое время, и если раньше на свои макияж она тратила полчаса, то сейчас на это уходило не больше пяти минут.
Элен поймала такси и, назвав адрес, откинулась на сиденье. Она попыталась настроиться на работу, чтобы, переступив порог студии, сразу же приступить к делу.
Однако, как только Элен открыла дверь, она поняла — серьезной работы сегодня не предвидится.
Томас сидел на диване, закинув ногу за ногу, и потягивал шампанское. Рядом с ним устроился Фовьен, который тоже держал в руке бокал.
— Привет, — поздоровалась Элен и тут же уточнила: — А что, записывать мы ничего не будем?
— Конечно, будем, — Томас вскочил с места и, подбежав к девушке, помог ей снять пальто. — Фовьен, налей нашей звездочке.
— Я не буду пить, — отказалась Элен и, осторожно присев на краешек дивана, огляделась. — А где Джон?
— Он занят, — буркнул Фова. — Но ты не волнуйся. Я пригласил другого, более модного режиссера. Помнишь, мы с ним однажды работали?..
— Кстати, а где он? — Фовьен повысил голос: — Франк, покажись!
Элен кивнула выглянувшему из подсобки режиссеру и, повернувшись к Томасу, произнесла:
— У меня к тебе серьезная просьба.
— Я слушаю.
— Помнишь наш недавний разговор насчет контракта Николя?
— Конечно, — Фова сразу стал серьезным. — Если ты об этом, то я принес его.
В душе Элен что-то дрогнуло. Она не могла поверить, что Томас сдержал свое слово.
Продюсер подошел к столу, взял папку и, достав из нее несколько листков, протянул их Элен.
— Возьми и передай своему жениху, что я желаю ему удачи.
Девушка пробежала глазами по строчкам и, удостоверившись, что это именно тот контракт, спрятала листки в свою сумочку. Томас с ехидной усмешкой наблюдал за действиями Элен и, когда та отложила сумочку в сторону, предложил:
— Ну что, начнем?
Фовьен лениво повернулся к синтезатору и несколькими кнопками задал программу. Из динамиков донесся рэповый ритм. Пока Элен внимательно слушала, Томас достал из дипломата несколько целлофановых пакетиков с белым порошком и положил из на пульт. Заметив предостерегающий жест Фовьена, он махнул рукой.
— Ты что, Элен стесняешься? — удивился Томас. — Мы теперь с ней одна семья. Поэтому нечего дергаться.
Лишь сейчас девушка догадалась, что белый порошок — ничто иное, как наркотики. Он с отвращением поморщилась и отодвинулась к дальнему углу дивана. Прямо на ее глазах Томас и Фовьен высыпали порошок на ладони и принялись с наслаждением вдыхать дурманящее вещество через тонкую трубочку. Через несколько минут к ним присоединился и Франк.
«Боже, куда я попала?» — ужаснулась Элен, но подняться и уйти так и не посмела.
Наркотик подействовал на каждого по разному: Томас начал суетливо метаться по студии, при этом выкрикивая разные гадости; звукорежиссер с головой окунулся в танцевальный ритм мелодии, а Фовьен попытался обнять девушку.
Элен резко отпрянула от него и с надеждой посмотрела на Томаса. Тот, уловив ее состояние, предложил:
— Попробуй и ты. Поверь, это самое лучшее в данной ситуации...
Неожиданно дверь распахнулась, и в студию вошел Джон. Томас моментально спрятал наркотик в карман пиджака и выжидательно посмотрел на непрошеного гостя. Джон осмотрелся, однако ничего подозрительного не заметил.
— Элен, как дела? — приветливо улыбнулся он и уточнил: — У тебя все в порядке?
Девушка, поддавшись минутному порыву, бросилась к Джону, намереваясь рассказать ему обо всем. Однако предостерегающий жест продюсера остановил ее.
— Все в порядке, — выдавила из себя Элен и возвратилась на прежнее место.
— Ну, тогда я пошел...
В студии воцарилось молчание. Чтобы как-то разрядить обстановку, Франк вновь включил музыку и вывел на первый план ударные.
— Сделай барабаны жестче. Помнишь, как в предыдущей песне, — Томас протянул Франку еще один пакетик.
— Ради этого я готов на все, — рассмеялся звукорежиссер и увеличил звук.
Элен вновь почувствовала на своих волосах тонкие пальцы Фовьена.
— Прекрати, — разозлилась она.
— Почему? — искренне удивился тот. — Разве тебе неприятно?
— Слушай, Томас, — подал голос Франк. — Где ты откопал эту школьницу? Да она же невинна, как младенец!
Фова отмахнулся от режиссера как от назойливой мухи и, протягивая порошок Элен, предложил:
— Попробуй. Не пожалеешь.
— Я не принимаю наркотики, — твердо ответила та, с ужасом наблюдая за тем, как на ее глазах знакомые люди постепенно превращаются в животных.
Несмотря на увеличение дозы, все они продолжали заниматься фонограммой. Франк профессионально орудовал за пультом, Фовьен давал дельные советы, а Томас время от времени корректировал их работу.
Через несколько часов Элен почувствовала, что ей очень хочется есть. А тут еще и Фова открыл холодильник, достал из него тарелку с остатками торта и принялся громко чавкать. Заметив, как Элен сглатывает слюну, он подсунул ей под нос торт и предложил:
— Возьми, ты же проголодалась.
После секундного колебания девушка сдалась.
— Спасибо, — она откусила кусочек и под одобрительные возгласы Фовьена доела все до конца.
Прошло несколько минут, и Элен показалось, что все, происходящее вокруг нее, не так уж и аморально. Ей захотелось смеяться, петь, целоваться с Фовьеном. А тот, словно прочитав мысли девушки, прильнул к ее губам...
— Ой, ты пахнешь шоколадом, — улыбнулась Элен после продолжительного поцелуя.
Томас, внимательно наблюдавший за этой сценой, негромко заметил:
— Хорошо, что я догадался положить в торт немножко кокаина. А то эта запись уже становилась занудной.
— Молодец, — поддержал его Франк и, бросив оценивающий взгляд на обнимающихся Фовьена и Элен, предположил: — Скорее всего, она останется ночевать у него.
— Это было бы неплохо, — согласился Томас и отошел в сторону.
Убедившись, что все заняты только собой, он осторожно открыл сумочку Элен и, достав из нее контракт, положил его в свой дипломат.
Элен, хохотавшая без умолку, неожиданно вскочила и, подняв руку вверх, потребовала всеобщего внимания.
— Хотите, я вам кое-что покажу? — сказав это, она схватила свою сумочку и, вытряхнув ее содержимое на диван, выудила из груды женских мелочей кассету.
— Что это? — с подозрением поинтересовался Томас.
— Это новая запись Николя. Давайте, послушаем...

Уже несколько часов подряд Николя не находил себе места. Он, словно загнанный зверь, метался из угла в угол, время от времени поглядывая на часы. Ребята, с сочувствием наблюдавшие за ним, молча переглядывались.
Первым не выдержал Жозе.
— Николя, перестань волноваться. Если Элен все еще нет, то это хороший знак. Значит, запись проходит удачно, и они увлеклись...
— Но не до часу же ночи?! — сквозь зубы процедил Николя и вновь принялся мерить шагами комнату.
— Ну, ты даешь! — возмутился Кристоф. — Помнишь, как незаметно пролетело время, когда мы записывали свой новый альбом. Не успели опомниться, а уже двенадцать.
Рози, сидевшая в углу, предложила:
— Давай, я схожу в студию и посмотрю...
— Не надо, — отрицательно покачал головой Николя. — Я не хочу, чтобы им кто-то мешал. Пусть лучше занимаются своей песней.
Тревога руководителя передалась и остальным. Кристоф несколько раз сбился с ритма и вынужден был отбросить палочки в сторону. Жозе нервно нажимал клавиши, недовольно покачивая головой.
— Слушайте, никто не трогал мой инструмент? — наконец не выдержал он. — Мне что-то не нравится звук.
Рози опустила глаза и густо покраснела. Заметив ее смущение, Жозе угрожающе произнес:
— Та-а-ак... Это была ты.
— Но, Жозе, я немного испачкала синтезатор краской, и мне пришлось его помыть, — робко пролепетала она, оглядываясь на Е-е. — Поверь, я все тщательно оттерла.
В глазах Жозе появились искорки гнева.
— Я так и знал. Теперь, когда вода попала на микросхемы, я никогда не смогу его починить!
— Рози, а зачем ты трогала краску? — удивился Себастьян.
Девушка пожала плечами и невинным голосом ответила:
— Я хотела сделать вам приятное и покрасить все в гараже.
— Надеюсь, «все» не относится к нашим инструментам? — Кристоф, убедившись, что его барабаны остались прежнего цвета, с облегчением вздохнул.
— Нет-нет, — запротестовала Рози. — Я хотела покрасить только пол, стены, шкафчики...
— И синтезатор Жозе, — со смехом добавил Себастьян.
Бросив на музыканта испепеляющий взгляд, Жозе снял с инструмента верхнюю панель и принялся внимательно осматривать микросхемы.
— Я так и знал, — умирающим голосом констатировал он. — Придется заняться ремонтом.
— Может, лучше обратиться к специалисту, — осторожно посоветовал Е-е. — Если что-то серьезное, то я оплачу.
Ребята насмешливо переглянулись. Все знали, что у Жозе есть одна страсть — время от времени разбирать и собирать свой синтезатор. Если после сборки оставались лишние детали, Жозе не отчаивался.
— Если он работает, значит, все в порядке, — говорил он в таких случаях.
Иногда, правда, инструмент приходилось относить в мастерскую, но это совершенно не смущало Жозе. Зато у него оставалось много запасных деталей.
Заметив снисходительные улыбки на лицах друзей, хозяин синтезатора немного обиделся.
— Видите, Рози испортила его, — Жозе нажал на клавиши, и все услышали глухой булькающий звук. — Это была моя программа для ударных.
— Но несколько минут назад все было нормально, — удивился Себастьян. — Лишь после того, как ты отвинтил панель...
— На что ты намекаешь?! — обиделся Жозе и вновь пробежался пальцами по клавишам. — Видишь, ничего не получается.
Е-е отстранил от себя Рози и, подойдя к синтезатору, внимательно оглядел сложную систему проводков и микросхем. Он недоуменно пожал плечами и негромко произнес:
— Жозе, пойми меня правильно... Я не защищаю Рози, но... тебе не кажется, что ты кое-что неправильно подсоединил?
Сказав это, Е-е ловко вытащил контактную вилку из одного паза и переставил ее в другой. К изумлению Жозе синтезатор заработал.
— Е-е, ты гений! — завизжала Рози и повисла у любимого на шее.
Ребята громко рассмеялись. Лишь Николя никак не среагировал на эту комичную сцену.
— У меня есть предложение, — чтобы привлечь внимание, Кристоф постучал палочками по краю барабана. — Наши девочки собирались сегодня на вечеринку. Неплохо бы и нам к ним присоединиться.
— Я так хочу танцевать, — поддержала его Рози и потянула Е-е к выходу. — Кто с нами?
Жозе со вздохом отодвинул от себя синтезатор и тоже поднялся.
— Николя, ты идешь? — Себастьян попытался поймать ускользающий взгляд друга. — Когда Элен освободится, она подумает, что мы уже давно ушли из гаража. Так что, давай с нами.
— Ладно, — нехотя согласился Николя.
Когда молодые люди всей гурьбой ввалились в студенческое кафе, вечеринка была в самом разгаре. Лоли и Аделина танцевали в самом центре зала и не сразу заметили вошедших. Кристоф и Жозе с радостными воплями растолкали поклонников девушек и встали рядом.
— О, кого я вижу! — улыбнулась Лоли и тут лее завертела головой. — А где Себастьян?
— Он был с нами, — ответил Жозе. — Но, пока ты считала ворон, куда-то улетучился.
— По-моему, я догадываюсь, где его искать...
Лоли решительной походкой направилась в темный угол зала, где мило беседовали Себастьян и Линда. Они сидели за столиком и потягивали сухое вино. Себастьян не сводил с Линды восхищенных глаз и внимательно ее слушал.
— Ах, вот ты где?! — Лоли откинула челку со лба и, схватив парня за руку, поволокла его танцевать.
Тот посмотрел на Линду виноватым взглядом и покорно последовал за Лоли.
— Не понимаю, что ты нашел в этой тупой блондинке? — фыркнула та. — Она даже не привлекательна!
— Перестань, — разозлился Себастьян. — Это уже переходит всякие границы.
— Ну и иди к ней, — Лоли мгновенно отпустила руку Себастьяна и повернулась к нему спиной.
Спустя мгновение девушка уже танцевала с каким-то высоким шатеном, всем своим видом показывая, что на Себастьяна ей глубоко наплевать. Тот пожал плечами и вновь возвратился к Линде, которая приняла его с распростертыми объятьями.
Пока ребята веселились, Николя сидел за столиком у самой двери и встречал взглядом всех входящих в зал. Он надеялся, что после записи Элен непременно заглянет сюда. Но время шло, а девушки все не было. Наконец, потеряв терпение, Николя встал и направился к выходу. До студии звукозаписи он добрался за пятнадцать минут. Несмотря на глубокую ночь, в окнах студии горел свет.
«Все еще работают», — умилился Николя и толкнул дверь.
В первое мгновение он подумал, что увиденное — кошмарный сон. Его любимая Элен сидела на коленях у Фовьена и, обхватив его за шею, целовала в губы. Томас и звукорежиссер о чем-то оживленно беседовали и были так заняты друг другом, что далее не заметили появления Николя.
— Интересно, как это им удалось записать без моего ведома? — возмущенно спросил Фова у своего собеседника и, не дождавшись ответа, грязно выругался.
Лишь сейчас Николя осознал, что все это происходит под его музыку. В первую секунду он не поверил своим ушам.
«Откуда у Фовы мой последний альбом? Неужели, Элен...»
Николя далее не знал, что его поразило больше: измена любимой или ее предательство. Он шагнул на середину комнаты и громко поздоровался.
Как ни странно, но Элен совершенно не сконфузилась, увидев Николя. Она помахала ему рукой и радостно рассмеялась.
— А вот и Николя. Ты не против, милый, если ребята послушают твои песни?
Зато остальные как-то странно переглянулись, и Томас тут же убрал звук.
«Почему Элен такая бледная?.. И глаза блестят так, словно у нее жар... Ведь она же не пьет крепких напитков, — Николя вдруг подумал, что слишком возбужденное состояние Элен что-то ему напоминает. — Точно так лее выглядел Кри-Кри, когда нанюхался кокаина...»
Элен встала с колен композитора и нетвердой походкой направилась к Николя.
— Мой любимый... Как я рада тебя видеть! — споткнувшись о край ковра, она едва не упала, но Николя вовремя ее поддержал.
Он обнял девушку за талию и, повернувшись к Томасу, зло процедил сквозь зубы:
— Зачем вы накачали ее наркотиками?!
— Мы? — на лице продюсера появилось невинное выражение. — Да она сама была не прочь.
— Я тебе этого никогда не прощу! — Николя помог Элен одеть пальто и повел ее к двери.
— Эй, не забудьте вот это, — Фовьен с наглой улыбкой протянул сумочку. — До завтра.
— До завтра, — смеясь, попрощалась Элен и, вырвавшись из объятий Николя, бросилась к Фовьену на шею.
Томас злорадно хмыкнул и негромко заметил:
— Тебе не кажется, Франк, что этот самодовольный гитарист здесь лишний?
Цинизм Томаса задел Николя за живое. Он резко подскочил к продюсеру и, размахнувшись, ударил того в челюсть. Томас, опрокидывая стулья, отлетел в угол студии.
— Пошли отсюда! — Николя схватил упирающуюся Элен за руку и потащил ее к выходу...
10
Утром, открыв глаза, Элен почувствовала, что ее голова раскалывается на кусочки. Во всем теле ощущалась слабость, а во рту было сухо. Она попыталась встать, но не смогла.
«Что же вчера произошло? — принялась вспоминать Элен. — Неужели я так много выпила?.. Да нет, когда я пришла в студию, и Томас предложил мне шампанского, я отказалась... Стоп! Они принимали наркотики! Неужели и я соблазнилась?..»
От такой догадки Элен покрылась холодным потом.
«Нет, не может быть, — наконец решила она. — Но почему мне так плохо, и я почти ничего не помню? И кто меня привез в общежитие?»
Элен потянулась к телефону, намереваясь позвонить Николя, но внутреннее чутье подсказывало, что этого делать не стоит.
«О, Господи, совсем забыла! Томас же отдал мне контракт, — всполошилась она. — Сейчас я его найду, это и будет предлогом для моего звонка... Вот Николя обрадуется!..»
Девушка подтянула к себе сумочку, валявшуюся на полу, и открыла ее. К невероятному удивлению Элен ничего похожего на контракт там не оказалось.
«Не могла же я забыть его в студии. Я прекрасно помню, как положила листки в сумочку и... Видимо, кто-то украл его у меня...»
Элен опустила лицо в ладони и громко зарыдала.
В комнату опасливо заглянула Лоли и, увидев подругу плачущей, растерянно застыла на пороге.
— Элен, — негромко позвала она. — Не надо так убиваться.
— Во сколько я вчера пришла? — всхлипывая, уточнила Элен.
Лоли сделала несколько шагов и, пряча глаза, ответила:
— Часа в два.
— Я была одна?
— Нет. Тебя привел Николя.
— Привел? — удивилась Элен и задумчиво протянула: — К сожалению, я ничего не помню..
Лоли присела на краешек кровати и с сочувствием посмотрела на подругу.
— Я никогда раньше не видела тебя в таком состоянии. Ты хохотала без перерыва, целовала Николя, при этом называя его Фовьеном...
— О, Боже, — пробормотала Элен и зарылась лицом в подушку.
— Николя объяснил твое жуткое поведение тем, что Томас накачал тебя наркотиками.
Настроение у Лоли мгновенно переменилось. Она вскочила с кровати и, размахивая руками, заходила по комнате, при этом выкрикивая в адрес Томаса всякие гадости.
— Попадись он мне вчера вечером, я бы растерзала его, не задумываясь! Это же надо, заставить тебя принимать эту гадость! — Лоли вдруг остановилась и повернулась к подруге. — Элен, я никогда в жизни ничего подобного не пробовала... Это и вправду так здорово, как говорят?
— Прекрати издеваться! разозлилась Элен. — Я повторяю еще раз, что ничего не помню. Лишь какие-то смутные обрывки... Лучше скажи, Николя очень обиделся?
— Не то слово, — Лоли тяжело вздохнула. — Я и его таким никогда не видела: глаза горят, руки дрожат, рот перекошен... Мне даже показалось, что вы наглотались наркотиков вместе... Кстати, он еще не звонил?
— Нет, — покачала головой Элен.
— И не позвонит, будь уверена! Он здорово на тебя разозлился.
— И ты так спокойно об этом говоришь, — обиделась Элен. — Лучше бы посоветовала, что мне делать.
Лоли наморщила лоб и постаралась придать своему лицу глубокомысленное выражение.
— У меня у самой жуткие неприятности... И когда мне плохо, я плохой советчик, — призналась она. — Но одно скажу, в гараж тебе лучше не соваться. Во всяком случае, пока Николя первым не сделает шаг навстречу.
— Я понимаю, — покорно согласилась Элен и огляделась. — А где Аделина?
— Я послала ее к ребятам на разведку, — сообщила Лоли. — Видишь, я как могу, тебе помогаю.
Элен грустно улыбнулась.
— Спасибо.
— Аделина должна выяснить две вещи, — Лоли принялась загибать пальцы. — Во-первых, как там Николя. Я думаю, что уж с друзьями он поделился своими планами. Во-вторых, Аделина должна прощупать почву насчет Себастьяна. Что-то в последнее время он слишком часто неизвестно где шляется.
Не успела Лоли договорить, как дверь распахнулась, и в комнату ворвалась расстроенная Аделина.
— Ой, девочки, — с порога начала она. — Там у ребят такое...
— Сядь и расскажи все по порядку, — приказала Лоли.
Видимо, в гараже и вправду произошло что-то из ряда вон выходящее, так как спокойная Аделина слишком нервничала. Лишь залпом выпив стакан воды, она немного успокоилась.
— Элен, твой Николя в жутком состоянии, — Аделина сделала еще один глоток и едва не поперхнулась. — Он собирается убить Томаса.
— Как убить?
— Ну, конечно, не убить, — замялась Аделина. — Но, по крайней мере, поставить на место.
— Давно пора, — удовлетворенно закивала Лоли и поторопила: — Дальше.
— Себастьян и Жозе изо всех сил уговаривают его не связываться с Фовой. Я думаю, что это у них вряд ли получится.
Элен, не сводя с подруги печального взгляда, молчала.
«У меня только один выход — найти контракт и отдать его ребятам, — подумала она. — Только тогда Николя меня простит».
— А что ты узнала про Себастьяна? — поинтересовалась Лоли. — Встречается он с Линдой или нет?
Аделина виновато пожала плечами.
— Извини, но... Сейчас всем не до того.
— Ладно, — глаза Лоли сверкнули холодным блеском. — Я сама до всего докопаюсь!
Аделина укоризненно покачала головой.
— Подумай лучше об Элен, — остудила она пыл ревнивой подруги. — Представляешь, каково ей?
— Да, девочки, вы правы, — согласилась Элен. — Мне ужасно плохо. И самое неприятное то, что мне придется работать с Томасом еще очень и очень долго.
Аделина обняла подругу и прижалась своей щекой к ее щеке.
— Не волнуйся, мне кажется, что Николя скоро угомонится и поймет, что ты ни в чем не виновата. Ведь ты же принимала наркотик не по своей воле? — спросив это, Аделина испытующе посмотрела на Элен.
Та задумалась.
— Я не помню... Я даже не пила шампанского... Единственное, что я себе позволила, так это кусочек торта...
— В него тебе и подсыпали наркотики, — уверенно заявила Лоли и, взглянув на часы, заойкала: — Аделина, мы же собирались в спортзал. Бенедикт уже полчаса ждет нас.
— И вправду, — Аделина вскочила и принялась складывать в сумку спортивные принадлежности.
Когда наконец все было собрано, девочки попрощались с Элен и ушли.
Оставшись одна, Элен вновь погрузилась в воспоминания. Ее мысли вертелись вокруг вчерашнего, но она, как могла, старалась упрятать их в самые дальние уголки памяти.
Неожиданно Элен вспомнился тихий морозный вечер, когда после премьеры клипа, Николя назначил ей свидание у гаража. Ведь именно тогда он впервые сыграл ту песню...
Элен попробовала напеть ее и вспомнила, что Николя написал эту грустную мелодию, ожидая ее в кафе.
«Мелодия ожидания... — Элен пропела еще несколько фраз. — К сожалению, никто не смог выразить ожидание словами, которые бы ложились на эту мелодию...»
Девушка посмотрела в окно и, пододвинув к себе листок бумаги, принялась записывать свои сумбурные мысли. Через некоторое время, перечитав написанное, она даже растерялась.
«Я доверила бумаге то, что не решаюсь сказать Николя, и получились стихи...»
— Я переселяюсь в твой сон, в тишину твоих глаз... — пропела Элен на мотив мелодии Николя.
«Господи, да это же готовая песня!» — подумала она и едва не запрыгала от радости.
Элен и раньше пробовала писать стихи, но никогда не была удовлетворена тем, что у нее получалось. И вот впервые в жизни она сумела в нескольких четверостишиях выразить то, что было у нее на душе.
Горя желанием поделиться с кем-нибудь своей победой, Элен пододвинула к себе телефон и набрала номер Николя. Несмотря на предостережения подруг, она чувствовала, что в разговоре с любимым найдет именно те слова, которые могли бы убедить Николя в ее невиновности.
К большому разочарованию Элен трубку поднял Себастьян.
— Салют, — поздоровалась она. — А где Николя?
— Он на занятиях, — сухо ответил Себастьян и замолчал.
— Что произошло? Почему вы все на меня ополчились? — чуть не плача, спросила девушка.
— Элен, я тебе не судья... но Николя в ужасном состоянии. Мы с Жозе едва уговорили его не устраивать разборок с Томасом и тем композитором... Все-таки Фова — наш продюсер, и нам с ним конфликтовать... Ну, ты сама все понимаешь.
Элен тяжело вздохнула.
— Томас порочен до глубины души. Он способен на любую гадость, если его разозлить... Спасибо тебе, что успокоил Николя и предостерег его от необдуманного поступка.
Повесив трубку, Элен взяла листок бумаги и, словно заклинание, повторила:
«Я переселяюсь в твой сон, в тишину твоих глаз...»
11
Томас не давал о себе знать два дня. Однако, все это время Элен вздрагивала от каждого телефонного звонка. Ей не хотелось даже говорить с продюсером. Она втайне уже начала надеяться на то, что наконец-то Томас оставит ее в покое. Но вот вновь зазвонил телефон. Элен сняла трубку.
— Салют! — это был Томас.
— Салют, — растерянно повторила она.
— Ты одна?
— Не твое дело! — огрызнулась Элен.
— Надеюсь, ты не сердишься на меня за ту шутку? — как ни в чем не бывало спросил он.
Элен, едва сдерживая раздражение, промолчала.
— Признаюсь, немного перестарался, — продолжил Томас. — Но ведь ничего страшного не случилось...
— По-твоему, это ничего страшного?! — возмутилась Элен. — Да как ты мог это сделать!
— Перестань, — парировал Томас. — Если бы не твой друг Николя, то все было бы нормально.
Элен бросила взгляд на зеркало и заметила, что ее щеки покрыл густой румянец.
— Я не буду с тобой больше работать! — категорично заявила она.
— Перестань молоть ерунду! — так же категорично ответил Томас. — Это был неудачный розыгрыш. Я признаю это и обещаю, что ничего подобного больше не случится. Что тебе еще нужно?.. Или мне встать на колени?..
Последние слова продюсер произнес с легкой издевкой.
— Я не верю тебе, — Элен твердо решила, что еще несколько подобных фраз, и она бросит трубку.
— Придешь на запись, убедишься сама.
Элен решила, что настало время заговорить о главном.
— Однажды ты обманул Николя, а несколько дней назад и меня...
— Я обманул тебя? — хмыкнул Томас. — Даже и в мыслях такого не было.
— Ты украл у меня контракт Николя.
— Какой контракт?
— Который сам же мне дал в тот день.
— Как мы и договаривались, я отдал тебе контракт. Это правда, — признал Томас и дрогнувшим голосом добавил: — Но в каком воровстве ты обвиняешь меня? Я ведь могу и обидеться...
— Обижайся. Мне плевать.
— Но, давай, разберемся. Я не понимаю тебя...
«Какое лицемерие!» возмутилась Элен и, сорвавшись, крикнула в трубку:
— Ты мерзавец!
— Постой, постой, — заспешил Томас. — Ты говоришь, что контракт Николя остался у меня?
— Да.
— Но у меня его нет.
— Не ври. Я клала его в сумочку, а когда вышла из студии, его уже там не было.
— Но ты же сама вытряхивала сумочку. Может быть, выпал...
— В твой карман?
— Перестань со мной разговаривать в таком тоне, — возмущенно проговорил Томас. — Мои карманы пусты, можешь мне поверить, а если хочешь, то и проверить.
— Где же он?
— Ты спрашиваешь у меня?
— А разве я говорю с кем-то еще?
Томас тяжело вздохнул.
— Если ты утверждаешь, что выходила из студии без него, значит, он где-то здесь... Возможно, завалился под что-нибудь... Нужно поискать, а не устраивать истерики.
— Может быть, ты сам это сделаешь, а когда найдешь, то позвонишь мне? — Элен со злостью бросила трубку на рычаг.
«Какой же ты мерзавец! — в мыслях выругалась она, упав на кровать. — Даже смелости не хватило во всем признаться...»
Минут через десять телефон зазвонил вновь.
«Это Фова, — предположила Элен и решила: — Не буду подходить. Пусть звонит, сколько душе угодно».
Однако выдержки ей хватило минуты на три. Элен вскочила с кровати и резким движением подняла трубку.
— Что еще? — спросила она, словно их разговор и не прерывался.
— Ты оказалась права, — поцокал языком Томас.
— В чем?
— Контракт действительно здесь.
Элен слегка смутилась, не зная, что и ответить.
— Я поискал в режиссерской и увидел краешек какой-то бумажки под пультом, — продолжил продюсер. — Потянул за него и...
— Это был контракт?.. — продолжила Элен, обрадовавшись.
— Угадала.
— Значит, я была права.
— Но только не в том, что его украл я.
— Я могу его забрать?
— Хоть сейчас.
На мгновение Элен засомневалась в правдивости слов Томаса.
— А это не очередной розыгрыш?
— Я же пообещал, что шуток больше не будет, если ты их не понимаешь.
— Хорошо, — голос Элен стал менее враждебным. — Я зайду к тебе, но знай, у себя в комнате оставлю записку, в которой попрошу Лоли и Аделину об одной услуге.
— Ты интригуешь, — усмехнулся Томас.
— Если не вернусь через час, то они тут же сообщат ребятам, где меня искать. Ты понял?
— Я болен страшной неизлечимой болезнью, — обиженно протянул Фова, — но не надо делать из меня еще и маньяка...
— Не дави на жалость, — холодно произнесла Элен. — Этот номер не пройдет.
— Так тебя ждать или нет? — изменил интонацию Томас.
— Да, я буду через полчаса.
— О'кей.
Элен положила трубку и задумалась.
«Записку писать не буду, — в конце концов, решила она. — А если что, то и сама постою за себя».
Быстро переодевшись, Элен поспешила в студию.

Оказавшись у знакомой двери, Элен в нерешительности остановилась. После всего случившегося ей было немного страшно заходить внутрь. Однако, собрав все свои силы, она толкнула дверь. Томас сидел в кресле и внимательно проглядывал какие-то бумаги.
— Ты один? — спросила Элен, не переступая порога.
Продюсер поднял голову.
— Заходи, я тебя не съем.
— Надеюсь, — Элен переступила порог и, не закрывая двери, подошла поближе.
Томас протянул бумаги девушке.
— Вот твой злополучный контракт. Можешь забрать его.
Элен взяла несколько скрепленных листков и, убедившись, что это действительно то, что ей нужно, положила их в сумочку.
— Больше не теряй, — ухмыльнулся Томас.
Элен промолчала. Продюсер лениво встал и прошелся по комнате.
— Завтра продолжим запись, — остановившись, изрек он.
— Запись? — изумилась девушка.
Томас пожал плечами.
— Я выполнил свое обещание, контракт у тебя. Теперь твоя очередь держать свое слово.
— Но я не смогу, — возразила Элен. — После всего, что произошло, мне будет трудно...
— А мне, думаешь, приятно было ни за что получить в челюсть? — резко перебил ее Томас. — Представь, я даже рад, что избавился от этого дурацкого контракта. Мне надоело иметь дело с сумасшедшими...
Элен была не согласна с ним, но вновь промолчала.
— Так что закроем эту тему, — продолжил Томас. — Лучше подумаем о нашем будущем.
— О нашем? — пожала плечами Элен.
— О песнях, которые мы должны записать, — уточнил Томас и добавил: — Я считаю, что после моего извинения, у тебя нет оснований дуться.
Уверенность Элен в полной виновности Томаса слегка пошатнулась.
— Я подумаю, — уклончиво ответила она.
— Ты должна ответить мне сейчас.
Элен задумалась.
— Если только Николя будет присутствовать на записи... — протянула она.
— Нет, — категорично произнес продюсер. — Я не хочу больше иметь дело с придурками.
— Тогда пусть за пультом будет Джон.
Томас всем своим видом показал, что он пребывает в глубокой задумчивости. Наконец он махнул рукой и с досадой произнес:
— Франк, конечно, на несколько порядков выше Джона, но, чтобы успокоить тебя, я готов идти и на такие уступки.
Элен повеселела.
— Значит, завтра будет Джон?
— Да, я приглашу его, — сказав это, Томас взглянул на часы и немного встревожился: — Тебе не пора возвращаться?..
— А который час? — поинтересовалась Элен.
— Да мы уже минут сорок болтаем.
— Ты боишься появления Николя? — догадалась девушка.
— Опасаюсь, — уточнил Томас.
— Тогда до завтра, — Элен помахала рукой и шмыгнула за дверь.
— Салют.

0

4

12
Прежде, чем отправиться в студию, Элен до самой последней минуты с нетерпением ожидала звонка Николя. Она решила, что если любимый, узнав о том, что она решила возобновить отношения с Томасом скажет ей «нет», то она тут же распрощается с продюсером. Но Николя так и не позвонил. Элен не оставалось ничего другого, как отправиться на запись.
«Там будет Джон, — успокаивала она себя. — Николя хорошо его знает и доверяет ему, поэтому будет чувствовать себя спокойнее. Да и мне с Джоном работается как-то проще...»
Когда она появилась в студии, там уже были Джон и Томас.
— Привет, — грустно поздоровалась Элен и присела на диван.
— Рад тебя видеть, — отозвался Джон из-за пульта.
Томас же подошел к девушке и, прищурившись, посмотрел ей в глаза.
— Ну как, все нормально? — поинтересовался он.
— Нормально, — холодно ответила Элен.
— Значит, по-прежнему будем работать вместе?
Элен, опустив глаза, согласно кивнула.
— Вот и замечательно! — потер руки Томас и, посмотрев на часы, добавил: — У меня запланировано несколько очень важных встреч, которые, кстати, касаются тебя, Элен. Так что я улетаю.
— Попутного ветра, — не без издевки произнес Джон, бывший уже в курсе всего происшедшего.
Томас сделал вид, что фраза звукорежиссера относится не к нему, и деловито продолжил:
— Я буду часов через шесть-семь. Думаю, этого времени хватит, чтобы вы смогли подготовить более-менее сносный вариант песни Фовьена. Как считаешь, Элен?
Девушка неопределенно пожала плечами и тихо проговорила:
— Я попытаюсь, хотя...
— Никаких «хотя»! — к Томасу, как и в прежние времена, вернулся командирский тон. — Я прихожу и слушаю фонограмму. Ясно?
Его последняя фраза была адресована уже Джону.
— Мы сделаем все, что сможем, — спокойно ответил тот.
— В таком случае, до вечера, — заключил Томас и, взяв дипломат, поспешил за дверь.
— Как ты себя чувствуешь, Элен? — поинтересовался американец, когда они остались вдвоем.
Элен вновь пожала плечами.
— Я чувствую себя так одиноко... — прошептала она.
— Прекрасно тебя понимаю, — Джон на стуле повернулся к девушке. — Но ты зря думаешь, что осталась одна. У тебя прекрасные друзья, которые, уверен, никогда не оставят тебя. А Николя...
— Не надо, — попросила Элен. — Я чувствую себя ужасно виноватой перед ним, и каждое напоминание о том, как он предан мне отзывается болью.
— В таком случае, попробуем поработать, — сменил тему Джон. — У меня все готово. А как ты?
— В порядке, — натянуто улыбнулась Элен и, поднявшись, отправилась в соседнюю комнату.
Несмотря на то, что Джон и Элен старались, как могли, песня Фовьена получалась какой-то холодной и неестественной.
— Это не мое, — призналась девушка во время перерыва. — А что касается героини, так это просто кукла какая-то с телячьей психологией.
— Да, песня немного пошловата, — согласился Джон. — Но сейчас такой образ популярен, и с этим ну ясно считаться. Это законы шоу-бизнеса.
— Мне противно быть марионеткой! — сорвалась Элен. — Я не хочу больше так... Не хочу!
Джон грустно улыбнулся.
— Все у тебя получится, — попытался успокоить он девушки. — Еще несколько дублей и...
— Сомневаюсь... — задумчиво протянула Элен.
Она вдруг подумала о Николя.
«Как он там сейчас, о чем думает?.. Наверно, ему невыносимо одиноко...»
— Элен, — осторожно позвал девушку Джон и, когда та подняла на него глаза, предложил: — Может быть, закончим на сегодня? А отговорку для Томаса я придумаю...
— Нет, — замотала головой Элен. — Меня никто не заставлял подписывать этот контракт и потому...
— Но я же вижу, как тебе тяжело...
Элен неожиданно поймала себя на том, что напевает какой-то грустный мотив. Это была песня Николя.
— Джон, у тебя есть фонограмма «Если ты есть...»? — вдруг спросила она.
— Это песня Николя? — недоумевающе уточнил Джон.
— Да.
— Но зачем она тебе?
Элен на мгновение замялась.
— Я хочу попробовать спеть эту песню.
— Но там же нет слов.
— Понимаешь... — девушка неторопливо подошла к звукорежиссеру и, запинаясь, проговорила: — Я попробовала... Мне показалось... Одним словом, я написала на эту музыку текст.
— Ты?! — еще больше изумился Джон. — Ты пишешь тексты?
— Нет, — щеки Элен покраснели. — Я просто попробовала... Мне показалось...
— Это интересно! — подхватил Джон и, встав, направился к шкафу.
Немного порывшись в нем, он извлек пленку.
— Кажется, эта, — пробубнил он и зарядил студийный магнитофон.
Когда из динамиков полилась грустная мелодия Николя, он утвердительно кивнул.
— Да, это она, — Джон повернулся к Элен и спросил: — Включить микрофон?
— Да, — ответила та и вышла из режиссерской.
Когда Элен запела, Джон едва не пустил слезу, настолько чувственно она произносила слова.
— Да-а-а, — только и смог он сказать, удивленный метаморфозами произошедшими с девушкой.
Когда отзвучал последний аккорд мелодии, Элен возвратилась в режиссерскую и испытующе посмотрела на американца.
— Это было не очень плохо? — робко спросила она.
Джон молчал.
— Значит, плохо, — тяжело вздохнула Элен и опустилась в кресло рядом.
— Плохо?! — воскликнул Джон, наконец обретя дар речи. — Да это просто замечательно!
— Не ври, — в глазах Элен появились слезы. — Лучше скажи правду... Так, по крайней мере, будет честнее.
Джон встал и возбужденно заходил по режиссерской.
— Ты хочешь услышать правду? — спросил он.
— Да.
— Так вот. Я не знаю, насколько это соответствует нормам современной шоу-индустрии, но уверен — то, что ты сделала, замечательно.
— Спасибо, — Элен искренне улыбнулась.
— Нет, ты погоди, — американец замахал руками. — Больше того, я предлагаю тебе записать ее.
— Но Томас будет против, — настроение Элен заметно ухудшилось.
— А что нам Томас! — фыркнул Джон. — О дальнейшей судьбе этой фонограммы позабочусь я.
— А как же Николя?
— Николя будет очень рад.
— Ты в этом уверен?
— Абсолютно.
Элен задумалась.
— Но, давай, пока не будем говорить ему об этом, — попросила она.
— Как скажешь, — согласился Джон и признался: — После того, что я услышал, как-то не хочется вновь возвращаться к песне Фовьена...
— Но придется, — Элен направилась в соседнюю комнату. — С минуты на минуту должен прийти Томас. Я думаю, он не очень будет рад нашей инициативе.
— Ты права, — Джон сел за пуль. — Но давай условимся: о записи твоей с Николя песни никто не должен знать. Идет?
— Идет, — заговорщицки подмигнула Элен и подошла к микрофону.
Песню Фовьена они записали со второго дубля и очень своевременно, потому что спустя минуту возвратился Томас. Прослушав запись и заметив, что Элен улыбается, он нe без удовольствия проговорил:
— Ну, вот видите, я же говорил, что все будет нормально. Стоило немного поработать, и результаты налицо.
Ему никто не ответил.
— У меня тоже хорошие новости, — самодовольно продолжил он. — Несколько часов назад я вел переговоры с одним очень модным режиссером клипов. Кстати, большой профессионал. Так вот, мы пришли к соглашению относительно записи видеоряда для песни, над которой вы сегодня работали.
— Дубль более-менее приличный, но запись еще нужно чистить, — предупредил Джон.
— Для этого времени достаточно, — усмехнулся Томас. — И не перебивай! Я же объяснил, что говорил с профессионалом. А ему для начала достаточно и того, что есть.
Джон развел руками, но спорить не стал. Тем временем Томас обнял девушку за плечи и объявил:
— Завтра отправляемся на телевидение, и, запомни, ты должна произвести на режиссера хорошее впечатление...
13
Едва Элен переступила порог мастерской по изготовлению клипов, как навстречу ей с распростертыми объятиями бросился лысоватый мужчина в черных очках. Обняв девушку и поцеловав ее в щеку, он фамильярно воскликнул:
— А вот и наша красавица!
Стоявший рядом Томас, заметив, что Элен порывается оттолкнуть мужчину, предупредительно произнес:
— Знакомься, Элен. Это гордость нашей шоу-индустрии режиссер Пьер Мезон.
— Очень приятно, — Элен слегка отстранилась.
— Присаживайся, — Мезон кивнул на кресло. — Чувствуй себя как дома.
Элен опустилась в кресло, а Томас, явно не зная, что делать, застыл на прежнем месте.
— Ну, а ты чего стоишь? — режиссер указал на стоявший у стены диван. — Падай... В ногах правды нет.
Томас присел и, взяв со стола журнал, принялся листать его, всем своим видом показывая, что очень заинтересовался публикациями.
Он хорошо знал характер Мезона и понимал, что лучше в таких ситуациях находиться чуть поодаль.
— Видел вашу первую работу, — улыбнулся режиссер. — Она наивна, но, благодаря тебе, — надеюсь, мы уже на ты — общее впечатление неплохое.
— Вам понравилось? — стушевалась Элен, чувствуя на себе сверлящий взгляд хозяина мастерской.
— Это работа моего ученика, — ухмыльнулся Мезон. — Он хороший малый, но, видимо, так никогда и не вырастет из подмастерьев...
Элен про себя отметила, что режиссеру лет сорок, он франт и жуткий чистюля.
— Так о чем это я? — вдруг затормозил Мезон. — Ах, да. Так вот, я считаю, что для вас пришло время окунуться в мир настоящих профессионалов. Только в такой среде вы сможете по-настоящему расцвести. Но это всего лишь предисловие, поскольку, я не могу не откликнуться на ваше женское обаяние и красоту.
Мезон кашлянул, что, по всей видимости, означало точку или многоточие в конце предисловия.
— Теперь о деле. Встань, пожалуйста, и отойди на середину комнаты, — вдруг попросил режиссер.
Элен недоумевающе пожала плечами и, ища подсказки, покосилась на Томаса. Тот сделал вид, что очень увлечен какой-то статьей и не имеет к происходящему никакого отношения.
Девушка встала и отошла на середину комнаты. На этот раз Мезон посмотрел на нее так, что Элен захотелось чем-нибудь прикрыться.
— Та-а-ак, — оценивающе протянул он. — Фигурка хорошая, бюст в норме... ножки гм-м-м... Очень хорошо!
— Что хорошо? — не поняла Элен.
— Хорошо то, — пояснил Мезон, — что помощь дублерши с хорошей фигуркой и смазливым личиком нам не понадобится. Ты справишься со всем сама. Садись.
Элен вернулась на прежнее место. Мезон взял карандаш и, опустив глаза, принялся что-то чертить на листке бумаги.
— Значит, так, — подвел он итог своим мыслям и посмотрел на Элен. — Запись будет происходить в студийных условиях: несколько кадров на сцене перед микрофоном, несколько — в постели с...
Заметив, что его последние слова вогнали гостью в краску, Мезон успокоил:
— Не волнуйся, партнера найдем достойного.
— Мне Томас ничего не говорил о том, что придется сниматься к кем-то в постели, — запротестовала Элен.
— Естественно, — хмыкнул режиссер. — Ведь снимаю я, а не он.
— Но...
— Я тебя прекрасно понимаю, — Мезон отбросил карандаш в сторону. — Но, поверь, это только в первый раз страшно — постель, прожектора, камеры... Все через это проходили... и становились звездами.
— Я так не смогу. Это не очень... — Элен замялась.
— Не очень прилично... Это ты хотела сказать? — подхватил Мезон.
Элен кивнула, на что режиссер громко рассмеялся.
— По-моему, каждый день по телевизору показывают сотни подобных клипов. И никто не осуждает певиц за такой имидж. Наоборот, ими восхищаются. Разве это не так?
— Так, — вынуждена была согласиться Элен.
— Тогда, что страшного в том, если ты оголишь некоторые части своего тела?
— Я не могу, — упрямо повторила девушка. — Не могу и все.
Мезон со свистом выдохнул воздух.
— Я понимаю, если прячутся всякие там уродины, но стоит ли комплексовать, если у тебя красивая грудь... Пусть это увидят все и получат от этого удовольствие.
— Нет! — отрезала Элен.
— Хорошо, — неожиданно согласился Мезон. — Я вижу, что прежде, чем продолжить этот разговор, тебе нужно немного привыкнуть к нашим условиям.
Элен слегка расслабилась.
— Но в целом, будем считать, что мы нашли общий язык, — подвел он итог и посмотрел на Фову: — Томас, как считаешь?
Продюсер оторвался от журнала и согласно кивнул.
— Мне кажется, что все у вас получится.
— Я тоже так думаю, — Мезон перевел взгляд на Элен. — Неделя работы, и можно заряжать пленку...
— Вы — маэстро, вам виднее, — подыграл Томас.
— В таком случае, нам следовало бы отметить удачное начало, — режиссер встал, подошел к бару и, открыв его, недовольно покачал головой. — Ох уж эти операторы... Опять опустошили мою бутылку коньяка.
Сказав это, он вновь посмотрел на Фову.
— Карта пала.
— Я все понял, — кивнул тот и вскочил с дивана. — Через пять минут буду.
В следующее мгновение Томаса в мастерской уже не было.
— Куда это он? — удивилась Элен.
— В буфет, — небрежно бросил Мезон и, смягчив интонацию, поменял тему: — Я считаю, что в первую очередь тебе необходимо привыкнуть к камере... а мне — к тебе. Я вижу, ты человек стеснительный, и поэтому будем начинать не со студии... Вначале необходимо сделать пробные кадры. И, чтобы тебя никто при этом не смущал, съемку проведем у меня дома. Поищем ракурсы, формат... ну, ты понимаешь...
Элен показалось, что Мезон как-то странно ей подмигнул.
«На что он намекает? — растерялась девушка. — Неужели он хочет, чтобы я перед ним раздевалась?..»
Словно прочитав мысли Элен, режиссер пояснил:
— Я должен тебя очень хорошо знать. Скажу больше — я должен чувствовать тебя: настроение, взгляд, жест. Без этого хорошего клипа не получится. Мы ведь оба хотим, чтобы все было, как нельзя лучше... Сейчас главное для тебя — преодолеть закомплексованность, и я помогу тебе в этом... Мы же друзья?..
Элен подумала, что ей стоило бы немедля уйти, но неожиданно в дверь постучались. Выждав минуту, на пороге показался Томас с бутылкой коньяка.
— Я думал, вы работаете... — пробормотал он и поставил коньяк на стол.
— Я не пью! — наотрез отказалась Элен и встала.
— А зря, — с досадой протянул Мезон, тем не менее доставая из стола три рюмки. — В творческой работе это очень помогает... снять усталость, например... комплексы.
— Извините, мне пора, — Элен сделала шаг назад. — Меня ждут подруги.
— Одну минуточку, — режиссер протянул девушке визитку. — Я жду вашего звонка до восьми. Будет лучше, если сегодня мы и начнем.
— Спасибо... — Элен взяла визитку и поспешила за порог. — До свидания.
— До встречи, — отозвался режиссер, провожая гостью похотливым взглядом.
Когда Элен вышла, он разлил по рюмкам коньяк и поделился с Фовой своим мнением:
— Очень непростой характер...
Томас усмехнулся.
— Для каждого ларчика существует свой ключик...

Элен вышла от режиссера Мезона в подавленном состоянии. Вначале она решила, что больше никогда не будет встречаться с ним, но потом ее мысли переключились на слова режиссера о том, что все известные исполнительницы шли именно таким путем.
«Наверное, так и нужно... — подумала она, но тут же спохватилась. — Нет, я не могу отказаться от своих прежних убеждений. И если мне действительно суждено стать певицей, то пусть все будет иначе».
Пребывая в таких рассуждениях, Элен незаметно для себя оказалась у двери студии.
Открывая дверь, она решила немедля поделиться с Джоном последними новостями, но была немало удивлена, увидев, что звукорежиссер не один. В кресле видел Фовьен.
— Привет, — смущенно кивнул он и, как бы оправдываясь, добавил: — Я пришел узнать, как там поживает моя «Электроулыбка»... Джон мне показал вчерашнюю запись... Мне понравилось.
— Я очень рада, — Элен бросила сумку на диван и поспешила в соседнюю комнату. —
Джон, еще несколько дублей. Мне сегодня нужно уйти раньше.
— Хорошо, — кивнул американец.
Целый час Элен провела у микрофона. Время от времени свои коррективы вносил Фовьен. Наконец, когда он и Джон остались довольны, Элен возвратилась в режиссерскую и молча опустилась на диван.
— Все? — спросила она.
— Да, — ответил Джон. — Фовьена устраивает последний вариант. Ведь так?
— Очень хорошо, — композитор присел рядом с Элен и полюбопытствовал: — Как дела на телевидении?
— Нормально.
— Скоро съемки?
— Возможно.
— Тебе понравился Мезон?
— Он режиссер, и этим все сказано.
Фовьен придвинулся поближе.
— Я смотрю, ты не в духе...
— Все нормально, — Элен отодвинулась.
— А мне казалось, мы уже подружились, — Фовьен положил руку на плечо девушке, но та оттолкнула ее.
— Не распускай руки, — попросила Элен. — Ты ведь пришел сюда работать...
— Ну, перестань дуться, — с досадой проговорил композитор и вновь пододвинулся. — Мы вместе работаем. Так что, давай без лишней скромности. Это только мешает. Ведь ты не такая...
Сказав это, Фовьен попытался погладить колено Элен. Та резко вскочила.
— Мы вместе работаем, но у каждого из нас своя личная жизнь! — взорвалась она. — Так что давай не путать эти два понятия!
— Фовьен, — подал голос Джон. — Ты заставляешь меня вмешаться.
— Все нормально, — композитор поднял руки вверх, тем самым показывая, что капитулирует. — Я — пас. Успокойтесь.
— Ты, кажется, спешил, — напомнил Джон.
Фовьен взглянул на часы и спохватился.
— Ах, да! Меня же девочки ждут, — воскликнул он. — Совсем забыл... Ладно, пока.
Схватив сумку, композитор поспешил за дверь. Тем временем Джон достал новую пленку.
— Ну что, продолжим? — поинтересовался он у Элен.
— «Если ты есть...»? — догадалась девушка.
Джон улыбнулся.
— А разве есть альтернатива?
— Конечно, нет! — ответила улыбкой Элен и поспешила к микрофону...

Томас возвращался в студию на подпитии и в хорошем настроении. Он был рад, что его тактика оправдала себя, и Элен вернулась. Все в порядке было и с Мезоном. Он заглотнул крючок, и теперь Фова сомневался, что столь опытный донжуан выпустит из рук неискушенную в любовных делах Элен.
«С Николя покончено, — решил он. — Элен продержится максимум еще пару суток...»
Переполняясь самодовольством, Томас далее напел несколько строк из последней песни Фовьена.
«Команда у меня — класс!» — заключил он, дернув за дверную ручку студии.
Но та не поддалась.
— Хм, — пожал плечами продюсер и вновь потянул ручку на себя.
Дверь медленно открылась.
«Нужно петли смазать», — отметил про себя Томас и только сейчас понял, что слышит какую-то незнакомую мелодию.
Когда же запела еще и Элен, хорошее настроение продюсера вмиг пропало. Он далее почувствовал, что начинает трезветь. Томас слегка прикрыл дверь и прислушался. В студии шло обсуждение фонограммы.
— По-моему, замечательно. Ты прелесть, Элен, — высказал свое мнение Джон. — Я думаю, Николя будет в восторге.
При этих словах Томас едва не поперхнулся. Он почувствовал, как его охватывает волна негодования. Ему захотелось ворваться в студию и устроить разнос, но он сдержал себя.
— А что я?.. Все получилось только благодаря прекрасной музыке Николя.
— Не скромничай... И вообще, я думаю, что вы с Николя — прекрасная пара. Представляешь, какой бы творческий союз был?!.
Этого Томас стерпеть уже не мог. В его голове тут лее созрел план, и он немедленно приступил к его исполнению. Закрыв дверь, продюсер бросился вниз по лестнице. Выбежав на улицу и отдышавшись, он направился к ближайшему автомату и набрал номер Николя.
— Алло? — послышался чей-то недовольный голос на другом конце провода.
— Мне нужен Николя, — сухо произнес Томас.
— Я слушаю.
— Тебя беспокоит Томас. Здорово, что я застал тебя.
— Что-нибудь случилось?
— Да нет, —  Томас выдержал небольшую паузу, затем, растягивая слова, продолжил: — Просто я хотел поинтересоваться, ты получил контракт?
— Какой контракт? — удивился Николя.
— Который мы с тобой заключили.
Теперь пауза возникла на другом конце провода.
— Поясни, — попросил Николя.
Томас, собираясь с мыслями, откашлялся.
— Я давно уже думал, что соглашение не совсем выгодное для вас... Я ведь то же живой человек и все понимаю...
— Неужели ты решил отдать его нам? — обрадовался Николя.
— А почему бы и нет.
— Извини, — голос Николя слегка дрогнул. — Я думал о тебе иначе...
— Все мы склонны ошибаться... — Томас почувствовал, что уходит в сторону и вновь повторил свой вопрос: — Так ты говоришь, что не получил его?
— Нет, а кто должен был его мне отдать?
— Конечно, Элен. Кто же еще?
— Элен?.. — в интонации музыканта послышалась легкая грусть, но, видимо, взяв себя в руки, он бодро произнес: — Прости за подозрения и спасибо тебе.
— Да мне то за что? — скромно ответил продюсер. — Фовьена благодари...
— Фовьена?! — удивился Николя.
— Да, это он уговорил меня отдать контакт побыстрее, и хотел сам вручить его Элен.
По молчанию Николя продюсер понял, что стрела попала в цель.
— Элен должна была заглянуть к нему домой... — продолжил Томас и слегка замялся. — Наверное, она отложила эту встречу... Но сегодня я видел Фовьена. У него было очень приподнятое настроение, и мне показалось, что контракт уже у тебя...
Николя по-прежнему молчал.
— Ты меня слышишь?.. — повысил голос Томас. — Фу-фу... Наверное, что-то на линии...
Продюсер осторожно повесил на рычаг трубку, и дьявольская усмешка скривила его губы...
14
«С сегодняшнего дня я начинаю новую жизнь, — решила Элен и внимательно посмотрела на себя в зеркало. — Больше не буду петь никаких пошлых песен, каждый день ходить в спортзал, а, самое главное, обязательно помирюсь с Николя».
Элен достала из сумочки контракт и еще раз внимательно перечитала все пункты.
«Да-а-а, Томас самый настоящий негодяй... Из-за этого листка ребята уже целый год топчутся на месте. Представляю, как они обрадуются, узнав, что контракт у меня...»
Элен привела себя в порядок и вышла на улицу. Она уже привыкла, что ее появление в оживленных местах обычно сопровождается шушуканьем. У Элен не было на этот счет амбиций, первых предвестников «звездной болезни». Она шла по студенческому городку и радовалась, что в этом году выдалась снежная зима, что навстречу ей попадаются веселые лица, что ее стихи так удачно подошли к мелодии Николя.
— Постой, — неожиданно откуда-то сбоку послышался голос Аделины. — Ты куда собралась?
— В гараж, — улыбнулась Элен. — Мне кажется, что наступил самый подходящий момент для перемирия.
Аделина убрала со лба непослушную прядь волос и неуверенно возразила:
— Я бы тебе не советовала...
— Почему? — удивилась Элен.
— Я только что оттуда... Там один Николя, и он...
— Прекрасно, — перебила подругу Элен. — Это как раз то, что мне нужно.
Намереваясь удержать подругу, Аделина привела важный, на ее взгляд, аргумент:
— Николя не в духе.
— По-моему, в последнее время, это его нормальное состояние. Ничего, я ему быстро подниму настроение! — последнюю фразу Элен выпалила уже на ходу.
— Бедная, — пробормотала Аделина, провожая подругу сочувственным взглядом. — Я бы далее врагу не пожелала войти сейчас в гараж...
Однако Элен не придала никакого значения предостережениям Аделины. Она вприпрыжку побежала по засыпанной снегом дорожке, удивляясь, почему в этом году так плохо работают дворники.
Открыв дверь гаража, Элен громко поздоровалась:
— Салют, Николя!
Она специально обратилась по имени, чтобы Николя сразу догадался, что она пришла именно к нему. Однако тот даже не повернул головы.
— Я понимаю, что виновата перед тобой, — с порога начала Элен, — но я пришла просить прощения.
И эта фраза осталась без внимания.
«Такое чувство, что он меня не слышит... Или я говорю что-то не так, или Николя оглох...»
Элен подошла к дивану и присела рядом с любимым. Неожиданно Николя отодвинулся и отвернулся в другую сторону.
«Господи, какой он еще ребенок!» — с умилением подумала Элен и попыталась заглянуть любимому в глаза.
— Я не понимаю, почему ты со мной не разговариваешь. Если это из-за того вечера в студии, то, поверь, я ни в чем не виновата. Томас подсыпал наркотик в торт... Да, я вела себя ужасно, но не по своей воле, и ты должен это понимать.
— Вот это я как раз и понимаю, — глухо пробормотал Николя и, пряча глаза, добавил: — Из-за этого я не сержусь...
Элен так обрадовалась, что Николя заговорил, что далее не придала значения смыслу сказанного.
— Я приготовила тебе сюрприз, — Элен открыла сумочку и лукаво сощурилась. — Попробуй угадать, что это...
Лицо молодого человека побледнело настолько, что на нем читались лишь глаза.
Это контракт, который мы подписали год назад.
— Как ты догадался? — удивилась Элен и вдруг испуганно отшатнулась. — Николя, что с тобой?
На бледном лице Николя выступил яркий румянец, а губы презрительно скривились.
— Я тебя ненавижу, — прошептал он и вскочил.
Элен едва не лишилась чувств. Больше всего ее поразила неподдельная брезгливость в голосе любимого.
— Николя, что с тобой? — повторила Элен и попыталась взять парня за руку.
Тот отшатнулся так резко, что едва не упал.
— Убирайся отсюда! — приказал он и, подойдя к двери, распахнул ее. — И чтобы ноги твоей больше здесь не было.
— Я никуда не уйду, — на глазах у Элен появились слезы. — По крайней мере, до тех пор, пока ты не объяснишь, в чем дело.
— И ты еще спрашиваешь? — возмутился Николя. — Я никогда не думал, что в тебе столько лицемерия. Да ты вся состоишь из пороков.
— Будь добр, объясни, — потребовала Элен. — Я наделала много глупостей, но, по-моему, далее самый отъявленный негодяй имеет право знать, в чем его обвиняют.
— Значит, ты называешь это просто глупостью, — Николя шагнул к дивану и, не сводя с Элен пристального взгляда, спросил: — Зачем тебе я?
— Как зачем? — растерялась девушка. — Я же тебя люблю.
— Не понимаю, — Николя развел руками и зло рассмеялся. — Да у тебя лее есть все — популярность, поклонники, композиторы, которые специально для тебя пишут песни... Так зачем тебе какой-то неудачник? Зачем ты приходишь ко мне и, помахивая каким-то грязным контрактом, утверждаешь, что любишь меня?
Элен попыталась уловить в этом словесном потоке хотя бы каплю здравого смысла, но так и не смогла.
— Тебе не кажется, что пора наконец посмотреть правде в глаза? — продолжил Николя. — Для меня ты всегда была символом чистоты, нежности и доброты, а что теперь? Я уничтожен и растоптан, я не могу больше работать... Та, которой я верил больше, чем самому себе, оказалась просто жалкой шлюхой.
«Да он сошел с ума!» — испугалась Элен и заплакала.
Она боялась далее пошевелиться, так как по выражению лица Николя поняла, что тот способен на самые непредсказуемые действия.
— Если ты не хочешь убраться отсюда и по-прежнему намерена мне бессовестно лгать, тогда уйду я, — Николя набросил куртку и решительно направился к двери.
Элен негромко всхлипнула, теребя в руках конца шарфа. У выхода Николя обернулся и уже более спокойно произнес:
— Больше всего я хочу, чтобы ты когда-нибудь оказалась на моем месте. Может, тогда ты поймешь, каково мне сейчас.
Глухой звук захлопнувшейся двери напугал Элен еще больше, чем обидные слова Николя.
«Беги за ним, попытайся остановить», — подсказывало сердце, и девушка, далее не набросив пальто, бросилась вслед за любимым.
Выбежав на улицу, она судорожно огляделась.
«Николя нигде нет... Неужели он уже успел уйти? Ведь не прошло и минуты...»
Элен помчалась к общежитию, где жили ребята, надеясь отыскать Николя там. По дороге она повстречала Е-е и Рози, которые, увидев Элен в таком состоянии, с изумлением открыли рты.
— Ты ищешь Николя? — догадался Е-е. — В комнате его нет. Мы только что оттуда.
— Не бегай без пальто, — заботливо посоветовала Рози. — Простудишься.
— А, ерунда, — Элен совершенно не чувствовала холода. Как вы думаете, куда он мог пойти?
Влюбленные переглянулись.
— Может, в кафе, — неуверенно протянул Е-е. — Хотя, вряд ли...
Услыхав слово «кафе», Элен побежала туда. На ее оглядывались прохожие, пораженные тем, как легко она одета. Но Элен было не до них.
«Только бы отыскать Николя... Только бы отыскать...» — думала она, в исступлении метаясь из одного конца городка в другой.
В конце концов, обессилев от бесплодных поисков, Элен присела на скамейку и тихо заплакала...

0

5

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
1
Вот уже неделю Элен не вставала с постели. Она простудилась, и врач, следивший за ее состоянием, после первого своего визита и рентгеновского снимка без колебаний установил диагноз — воспаление легких. Для Элен такой поворот был самым настоящим наказанием. Если раньше от мыслей о Николя ее отвлекали занятия и запись в студии, то теперь она была предоставлена самой себе.
«Как долго тянутся дни, — думала Элен. — Но почему не приходит Николя?.. Я так хочу его видеть, и, будь он рядом, я быстро встала бы на ноги... Почему он был так жесток со мной в тот вечер?.. Я ведь не давала ему совершенно никакого повода для того, чтобы так поступать со мной...»
Элен задавала и задавала себе эти вопросы, но так и не могла найти ответа. Слава Богу, рядом были подруги, иначе она вряд ли вынесла бы такое мучительное состояние. Лоли и Аделина, как могли, утешали Элен и ухаживали за ней. Несколько раз позвонил Томас. Он искренне беспокоился за здоровье девушки, хотя причины этого беспокойства были несколько странными.
— У нас срывается соглашение с Мезоном, — сказал он однажды. — Ты даже не представляешь, насколько это серьезно...
— Как только я почувствую, что способна петь, я сразу же тебе сообщу об этом, — ответила тогда Элен, чувствуя вину за то, что так подводит продюсера.
Но время шло, а состояние девушки особенно не улучшалось. Не выдержав, Томас заглянул в общежитие...
Это было утром. Лоли и Аделина отправились на лекции, а Элен, чтобы хоть как-то занять себя, принялась читать один из последних бестселлеров. Однако даже динамичный сюжет не смог отвлечь ее от тревожных мыслей. Вновь подумалось о Николя...
Стук в дверь заставил Элен вздрогнуть.
— Войдите, — разрешила она.
— Салют, — на пороге показался Томас.
— Привет, — разочарованно протянула Элен и, кивнув на стул, предложила: — Присаживайся.
Продюсер, окинув девушку оценивающим взглядом, сел.
— Как себя чувствуешь? — осторожно начал он.
Элен вздохнула.
— Не очень...
— Жаль... — Томас опустил глаза. — Очень некстати твоя болезнь.
— Я тоже так думаю, но... — Элен развела руками. — Так получилось...
— А у нас только все начало раскручиваться, — с досадой проговорил продюсер и посмотрел девушке в глаза. — Ты даже не представляешь, как много мы теряем каждый день...
— Ты говорил насчет Мезона... — Элен почувствовала укоры совести.
— Да, согласился Томас. — Наше с ним соглашение на грани краха. К тому же, законы шоу-бизнеса не допускают задержку на месте. Одной, даже хорошей песни, недостаточно для полного успеха. Необходима постоянная целенаправленная работа.
— Понимаю...
Неожиданно выражение лица Томаса переменилось.
— Но я смотрю, ты выглядишь не так уж и плохо, — веселее произнес он.
Элен закашлялась.
— Если бы это было так...
— А, по-моему, все нормально, — уверенно проговорил Фова. — Может быть, нам стоит попробовать?
— Но доктор настрого запретил мне подниматься с постели. Он сказал, что могут быть осложнения.
Томас усмехнулся.
— Доктора всегда так говорят.
— Но я чувствую слабость...
— Это временно, — махнул рукой Томас и поинтересовался: — Петь сможешь?
Элен задумалась.
— Наверное, смогу, — неуверенно протянула она.
— Замечательно! — продюсер воспрял духом. — Значит, мы еще сможем все успеть. А потом отдохнешь немного. Идет?
Элен пожала плечами.
— Не знаю...
— А я знаю! Ты все сможешь, — Томас вскочил с места и заходил по комнате. — Ты молодец, Элен. Я верил в тебя и не ошибся. Значит, завтра начнем?
Элен попыталась приподняться и почувствовала, как у нее закружилась голова.
— Может, подождем еще немного... — взмолилась она.
— Нет, — отрезал Томас. — Шоу-бизнес не прощает задержек. Запомни это.
— Хорошо, — Элен обреченно опустила голову. — Я постараюсь завтра прийти.
— Что значит «постараюсь»?! — возмутился продюсер. — Ты должна быть, не смотря ни на что.
Подойдя к кровати, он посмотрел Элен в глаза и утвердительно произнес:
— Ты будешь завтра.
Элен поняла, что за нее уже все решено. Она хотела возразить, но не нашла в себе сил. Головокружение продолжалось, и, единственное, чего она хотела в этот момент, так это того, чтобы Томас поскорее убрался.
— Завтра в двенадцать? — уточнила Элен.
— Да, — кивнул Томас и засобирался.
— До встречи, — слабым голосом попрощалась Элен.
— До завтра, — отчеканил Томас и, уже открыв дверь, оглянулся.
На лице у него была самодовольная усмешка.
— И, главное, не вешай носа, — бросил он и ступил за порог.
Элен, вновь оставшись одна, задумалась.
«Николя обязательно поддержал бы меня в эту минуту. Когда мне было плохо, он всегда приходил на помощь. Его уверенность передавалась и мне... А сейчас я не знаю, как поступить. Мне очень трудно... Но я сама выбрала этот путь, и, ничего не поделаешь, придется следовать ему, как бы это не было тяжело...»
2
Утром, выйдя из дома, Элен направилась на автобусную остановку. Немного проехав в автобусе, она почувствовала себя плохо и вышла.
«Крепись, ты должна сегодня спеть», — принялась уговаривать она себя.
Самовнушение подействовало, и стало немного легче, однако продолжать путь на автобусе Элен не решилась. Она остановила такси и, устроившись на заднем сидении, назвала адрес.
На протяжении всего пути водитель искоса поглядывал в зеркальце, затем, притормозив на светофоре, оглянулся и спросил:
— Вам плохо? Может быть, я могу чем-нибудь помочь?
— Почему вы так решили? — удивилась Элен.
У вас очень бледное лицо, — пояснил водитель.
— Это пройдет, — улыбнулась девушка. — Все нормально. Не волнуйтесь.
Водитель пожал плечами и поехал дальше. Минут через десять они были на месте. Поблагодарив, Элен вышла из машины и направилась в студию.
Первым увидел девушку Томас и сразу лее поспешил навстречу.
— А вот и наша воскресшая звездочка, — радостно проговорил он, помогая снять пальто.
— Салют, ребята, — Элен заставила себя улыбнуться.
— Привет, — кивнул Фовьен и поинтересовался: — Ты в норме?
— Думаю, что да.
Джон дружелюбно улыбнулся и неожиданно встревожился.
— Ты уверена, что сможешь петь?
— Сможет она, сможет, — вместо Элен ответил продюсер. — Иначе она не пришла бы сюда.
— Тогда приступим, — предложил Джон.
— Да, — тихо ответила Элен и направилась к микрофону.
— Значит, так, — Томас взял бразды правления в свои руки. — Работаем над «Электроулыбкой». Записываем второй голос. Если что не так, Фовьен подкорректирует. Поехали.
Элен попробовала спеть, но поняла, что немного преувеличила свои способности. Даже простая партия ей давалась с огромным трудом.
— Что-то не так, — с тревогой заметил Джон.
— Все нормально, — успокоил Томас. — Просто был небольшой перерыв, и Элен немного отвыкла...
— Я не смогу сегодня, — после третьего дубля взмолилась девушка. — Может, перенесем на следующий день?
— Нет, — категорично заявил Томас. — Завтра я должен быть у Мезона с окончательным вариантом. Так что будем работать до упора.
После еще нескольких дублей вмешался Фовьен.
— Она явно не дотягивает верхние ноты, — заметил он и предложил: — Может быть, попросим кого-нибудь другого... Ведь это второй голос. Он не так важен.
— Нет, — отрезал Томас и прикрикнул на Элен: — Будь внимательна! Ты фальшивишь.
Элен попробовала еще раз, но едва она ошиблась, как Томас остановил фонограмму.
— Будешь начинать тысячу раз, но отсюда не выйдешь, пока не пропоешь так, как следует, — раздраженно заревел он.
— Мне трудно, — едва не плача от отчаяния, проговорила Элен.
— Мне плевать! Ты поняла?
Девушка обреченно кивнула.
— Еще дубль, — приказал Томас звукорежиссеру.
— Может, не стоит, — запротестовал тот. — У Элен что-то с голосом...
— Командую здесь я! — взорвался продюсер. — Если я говорю, что следует работать, то значит нужно работать, а не чесать языки!
— Но, — попытался возразить американец.
— Никаких «но». И не забывай, кто тебе платит зарплату и за что.
Джон покачал головой и объявил в микрофон:
— Элен, еще один дубль.
— Хорошо, — кивнула та.
— И тяни высокие ноты! — рявкнул Томас.
Джон запустил фонограмму. Первую часть
Элен пропела без ошибок, на что Томас с самодовольством заметил:
— Как видите, мой методы оправдывают себя! А так бы возились неизвестно сколько...
Не успел он договорить, как на третьем припеве голос Элен дрогнул, и она закашлялась.
— Что еще? — нервно крикнул Томас.
— Извини, — тихо просипела девушка и, закрыв лицо руками, заплакала.
Джон вскочил, намереваясь немедля бежать к Элен.
— Сиди! — приказал ему Томас. — Я сам во всем разберусь.
Однако Элен, размазывая по лицу слезы, выскочила из студии, схватила пальто и бросилась прочь.
— Элен, подожди! — окликнул ее американец.
— Я же сказал, что сам во всем разберусь, — презрительно бросил Томас и поспешил вслед за девушкой.
Догнал он ее лишь на улице. Элен, набросив пальто на плечи, бежала к остановке такси.
— Постой, — Томас схватил ее за рукав. — Ты можешь объяснить, что случилось?.. Нам нужно работать, и брось свои женские штучки!..
Вместо ответа Элен зарыдала. 
— Перестань! — приказал Томас, но его командирский тон на этот раз не подействовал.
— Я... я... — вновь засипела Элен, и ее голос утонул в слезах.
— Все нормально. У всех бывают промахи. Не стоит из-за этого так расстраиваться, — принялся успокаивать Томас. — Соберись, нам еще много работать...
— Я не... — Элен закашлялась.
— Ты можешь толком сказать! — рассердился продюсер.
Я не могу говорить, — наконец выдавила из себя Элен. — Я сорвала голос...
Томас побледнел.
— Только этого еще не хватало... — вслух высказал он свои мысли. — Кажется, контракт с Мезоном вылетел в трубу...
Элен, всхлипывая, виновато посмотрела на продюсера. Тот помрачнел и задумался.
— С Мезоном мы, конечно, пролетели, но, я думаю, оснований для трагедии нет, — подал он наконец голос. — Молодые певцы часто срывают голос...
Элен, взяв себя в руки, перестала плакать и вытерла лицо.
— А если... — при этих словах у нее на глазах вновь появились слезы.
— Нет, это не навсегда, — уверенно произнес Томас. — Дня три, и все пойдет... Я ведь не первый раз сталкиваюсь с таким. Обидно, конечно, что провалилась вся рекламная компания, но, я думаю, выживем.
— Спасибо, — Элен благодарно посмотрела на продюсера.
— Да не за что, — протянул тот. — Я расстроен не меньше твоего. Но что же делать?..
Элен пожала плечами.
— Ты можешь говорить? — Томас посмотрел в глаза девушке.
— С трудом...
— С тобой такое раньше случалось?
Элен отрицательно замотала головой. Томас, заметив, что пальто у нее только наброшено на плечи, строго проговорил:
— Застегнись.
Элен покорно выполнила приказ.
— Значит, так, к Томасу вновь вернулось спокойствие. — Сейчас ты отправляешься домой и сразу же ложишься в постель. Потом вызываешь врача. После его визита звонишь мне и обо всем докладываешь...
Неожиданно продюсер хлопнул себя по голове.
— О, черт, — выругался он. — Я и забыл. Прости. Лучше пусть кто-нибудь из твоих подруг позвонит мне... Тебе ведь трудно будет это сделать.
— Я сама, — подала голос Элен.
— Закрой рот, — нахмурил брови Томас. — Еще не хватало, чтобы ты на морозе болтала. Идем.
Продюсер взял Элен под руку и повел к стоянке такси. Договорившись с водителем одной из машин, он усадил девушку на заднее сиденье, а сам устроился рядом.
Элен вопросительно посмотрела на Фову.
— Я провожу тебя, — пояснил он и добавил: — Не волнуйся, только до общежития.
Всю дорогу они ехали молча, каждый думая о своем. Лишь, подъезжая к общежитию, Томас решился нарушить тишину.
— Не забудь мне позвонить, — напомнил он. — Я буду волноваться...
— А песни?..
— Пока забудь.
— Но...
Фова усмехнулся.
— Только на три дня... Договорились?
— Да.
— Вот и прекрасно. Главное, не волнуйся, а до завтра я что-нибудь придумаю...
Элен вышла из машины и, низко опустив голову, направилась в общежитие.
3
Вечером Элен так и не позвонила Томасу. Впрочем, у нее были на то веские причины. Во-первых, голосовые связки так и не восстановились, а во-вторых, весь вечер Лоли и Аделина просидели в комнате. Элен не хотела, чтобы они обо всем узнали, и потому делала вид, что ей очень хочется спать. Девушки, к счастью, не приставали. Элен лее, уткнувшись носом в подушку, едва сдерживалась, чтобы не зареветь.
Томас тоже не звонил, но она была далее рада этому. Иначе ее игра сразу лее была бы раскрыта. Сон пришел, как спасение...
Разбудил ее телефонный звонок.
«Это Томас...» — мелькнула тревожная мысль.
Элен осторожно высунула голову из-под одеяла и облегченно вздохнула — подруг уже не было.
— Алло? — просипела она.
— Это Томас, — представился продюсер и сразу лее поинтересовался: — Как дела с голосом?
— Плохо.
— Почему ты не позвонила? — не без упрека спросил он.
— Не смогла.
— Ладно. Что сказал врач?
— Я не вызывала.
Томас тяжело вздохнул.
— Ну вот, стоит только на один день оставить тебя без присмотра, как все катится кувырком, — незло проворчал он и полюбопытствовал: — Что ты намерена делать?
— Не знаю.
— Тогда слушай, — Томас сделал небольшую паузу. — Сиди дома. Я заеду за тобой минут через тридцать. Мы отправляемся в клинику.
— Зачем?
— Покажем тебя специалистам. Я думаю, они быстро вернут твою потерю, — в голосе продюсера чувствовался оптимизм, и Элен на этот раз захотелось поверить ему.
— Хорошо, — согласилась она, — я переоденусь и буду ждать.
Томас был пунктуален. Он появился ровно через полчаса.
— Ты готова? — еще с порога спросил он.
— Да, — кивнула Элен.
— Тогда пошли, — Фова, так и не дойдя до середины комнаты, резко развернулся и направился к выходу.
Элен поспешила за ним.
У крыльца их уже ждало такси. Путь был не долгим, и спустя двадцать минут они уже шли по длинному коридору клиники.
— Нас ждут ровно в три, — не останавливаясь, заметил он и прибавил шагу.
— Я не могу так быстро, — взмолилась Элен, едва поспевая за ним.
— Мы опаздываем, — рассердился Томас. — Поспеши, пожалуйста.
Когда продюсер остановился у одного из многочисленных кабинетов, Элен, с трудом переведя дыхание, спросила:
— Нам сюда?
— Да, — ответил Томас и открыл дверь. — Добрый день.
— Добрый день, — эхом повторил сидевший за столом лысоватый мужчина лет шестидесяти и, указав на кресло для осмотра пациентов, произнес: — Кто из вас больной?
— Я, — Элен выступила вперед.
— Устраивайтесь, — старик кивнул на кресло.
Элен последовала его совету.
— На что жалуетесь?..
— Я вам уже звонил, — недовольно заметил Томас. — Это насчет певицы...
— Ах, да, — врач покачал головой, досадуя на свою забывчивость. — Вы говорили, что она сорвала голос?
— Именно так, — кивнул продюсер и рассказал обо всем с самого начала.
Внимательно выслушав, медик приступил к осмотру...
— Довольно банальная ситуация, — закончив, изрек он.
— Значит, она скоро запоет? — обрадовался Томас.
Доктор вздохнул.
— Я бы не спешил с выводами. Все усложняется тем, что у девушки воспаление легких...
Томас насторожился. На его лице появилось напряженное выражение.
— Что это значит?
— Это значит, — растягивая слова, проговорил врач, — что, если ваша проблема является следствием воспаления, то девушка вряд ли сможет продолжить свою сценическую карьеру...
Услышав такое, Элен ахнула и едва не потеряла сознания.
— Но шансы у нас есть? — занервничал Томас.
— Безусловно... Я имел ввиду только один из возможных вариантов. Но, как мне кажется...
— Я понял, — остановил его продюсер. — Требуется серьезное обследование.
— Именно так, — подтвердил медик и, присев за стол, принялся что-то писать на листках бумаги.
Элен, уже немного придя в себя, встала с кресла и подошла к Томасу.
— Мне страшно, — призналась она.
— Пустяки, — махнул тот рукой. — Все могут ошибаться...
— Извините, но я попросил бы... — оскорбился старик и оторвал глаза от бумаг. — Я редко ошибаюсь...
— Но шанс есть?
— Да. Но, чтобы быть абсолютно уверенным в чем-то, нужно немного подождать.
— Как подождать? — растерялся продюсер. — У нас нет для этого времени.
Старик лишь пожал плечами.
— Извините, но... пока все.
Он отошел к столу и, взяв листки, протянул их Элен.
— Это лекарства. Надеюсь, они помогут...
— Спасибо, — Элен взяла рецепты и спрятала их в сумочку.
— Пошли, — Томас потянул ее за локоть.
— До свидания, — попрощалась девушка и, выйдя за дверь, вопросительно посмотрела на Томаса. — Как думаешь, ему следует доверять?
— Мне бы не хотелось, — искренне признался тот.
— Мне тоже...
По лицу продюсера скользнула тень задумчивости. Элен немного испугала воцарившаяся пауза, и она спросила:
— Что теперь?
Томас молчал. Наконец он вскинул голову и уверенно заявил:
— Заедем еще к одному специалисту. На этот раз, в частную клинику.
Однако мнение второго медика мало чем отличалось от мнения предыдущего.
— Я не могу вам сказать ни да ни нет, — признался он. — Время покажет...
— Неужели это так серьезно? — не поверил Фова.
— Увы...
Покинув частную клинику, Элен впала в отчаяние и, как не старался Томас убедить ее в том, что все будет хорошо, ему это не удалось.
В расстроенных чувствах Элен возвратилась в общежитие. Воспользовавшись тем, что девочек все еще нет, она упала на кровать и, дав волю своим чувствам, зарыдала...
4
Ночью Элен почти не спала. Она ворочалась, думая, почему черная полоса невезения так затянулась. Вчерашний приговор специалистов расстроил девушку. Томас обещал отвезти ее к какому-то известному профессору, который, по его словам, помог многим певцам, попадавшим в такую ситуацию.
Утром Элен была совершенно разбита, морально и физически. Даже доброжелательная Аделина раздражала ее. Она долго возилась в ванной, уделяя своему туалету гораздо больше времени, чем кто-либо другой. Обычно Элен не обращала на это никакого внимания, но сегодня, не выдержав, накричала на подругу.
— Что с тобой? — удивилась Аделина, совершенно не обидевшись. — В последние несколько дней ты сама не своя.
Элен тяжело вздохнула и ничего не ответила.
— Какие-то вы с Лоли странные... — пожала плечами Аделина. — Бросаетесь на людей, словно дикие звери.
Лоли отшвырнула в сторону косметичку и вскочила с места.
— Посмотрела бы я на тебя в такой ситуации, — разозлилась она. — У Элен неприятности с Николя, у меня с Себастьяном... А вы знаете, девочки, что я вчера залепила Себастьяну пощечину?
— Конечно, нет, — Аделина удивленно вздернула брови. — Ведь ты нас не берешь на ваши свидания.
— Свидание у Себастьяна было не со мной, а с Линдой, — Лоли презрительно фыркнула. — Я их застукала совершенно случайно и потребовала объяснений. И знаете, что сказал мой милый?.. Он сказал, что любит нас обоих, и еще не сделал окончательного выбора. И как мне было не высказать ему все, что я думаю?
— Бедная Лоли, — посочувствовала Аделина и, схватив сумочку, направилась к выходу. — Ну, оставляю вас наедине. Надеюсь, вам будет о чем посплетничать.
— Ты все шутишь, — разозлилась Лоли и повернулась к Элен. — Ты то чего нос повесила?.. Если из-за Николя, то брось расстраиваться. Он дуется на тебя из-за того композитора.
— Тебе что-то об этом известно? — насторожилась Элен.
Она ожидала ответа со страхом. Подруга, словно догадавшись об этом, сразу стала серьезной.
— Я совершенно случайно подслушала разговор Николя и Жозе. Ну, ты знаешь, что в последнее время я только тем и занимаюсь, что пытаюсь вывести Себастьяна на чистую воду. Поэтому держу ушки на макушке. Так вот, Николя говорил Жозе, что ты спишь с этим композитором. .. Потом он упомянул о каком-то контракте, но я так ничего и не поняла.
— Ах вот в чем дело! — у Элен словно гора с плеч свалилась.
Она наконец догадалась, почему Николя так поступил с ней.
«Неужели, ревность так ослепила его?» — удивилась Элен, и тут зазвонил телефон.
— Алло? — ответила Лоли и тут же протянула трубку подруге: — Элен, это тебя.
— Я слушаю.
— Это Томас. Ну что, ты готова? — быстро спросил продюсер и тут же принялся успокаивать девушку: — Не волнуйся, я консультировался с многими докторами, и все в один голос утверждают, что твоя болезнь излечима.
— Поговорим при встрече, — перебила его Элен.
— Извини, я не сразу сообразил, что ты не одна. Помни, о потере голоса никому не слова, — сказав это, Томас, не попрощавшись, повесил трубку.
Лоли, внимательно наблюдавшая за подругой, осторожно поинтересовалась:
— Ты куда-то уходишь?
— Да.
— На репетицию или на запись?
С горечью подумав о том, что ей, возможно, больше никогда не придется записываться, Элен отрицательно покачала головой.
— Нет, Лоли, я иду к одному очень известному профессору.
— К профессору?
Решив, что, хранить тайну больше не имеет смысла, Элен обо всем рассказала подруге.
Лоли слушала ее очень внимательно, не перебивая. Когда Элен закончила свою грустную историю, то Лоли с недоверием покачала толовой.
— У меня такое впечатление, что это дурной сон, — задумчиво проговорила она. — Может, тебе сходить к экстрасенсу? В последнее время я начала верить во всю эту ерунду. Посмотри на меня. У нас с Себастьяном все было нормально, пока...
— Извини, Лоли, — перебила Элен, — но мне и вправду пора.
— Хорошо, хорошо. Я буду ждать тебя здесь. Надеюсь, что твой профессор сумеет тебя обнадежить...
Однако мнение известнейшего специалиста ничем не отличалось от мнения остальных докторов. Он внимательно осмотрел Элен, расспросил о том, что предшествовало потере голоса, и вынес жестокий приговор:
— Болезнь прогрессирует.
Единственное, в чем он был уверен, так это в том, что причину следует искать в нервном потрясении.
Элен возвратилась в общежитие в подавленном состоянии. Особенно неприятным было то, что Томас не удосужился далее поймать ей такси. Он, конечно, посочувствовал ей, обещал названивать, но в его голосе появился едва уловимый холодок.
Как только Элен переступила порог комнаты, к ней сразу же бросились подруги.
— Извини, но я все рассказала Аделине, — призналась Лоли и быстро добавила: — Я не могла поступить иначе. Ведь твои проблемы, это и наши проблемы.
— Я не обижаюсь, Элен, не раздеваясь, легла на кровать и уткнулась лицом в подушку.
— Судя по твоему настроению, результаты далеко не обнадеживающие, — догадалась Аделина.
— Я же говорила, что надо обратиться к экстрасенсу, — гнула свое Лоли. — У меня есть одна подруга, у которой...
— Ты можешь хотя бы немного помолчать, — оборвала ее Аделина. — Я всю жизнь доверяю только врачам, и, как видишь, пока жива.
Слушая словесную перепалку подруг, Элен думала о том, что совершенно измучена. Идя к профессору, она надеялась, что тот как-то поможет ей, поэтому разочарование было особенно горьким. Она потеряла голос, но самым страшным было не это... Увлекшись собственной карьерой, Элен не заметила, как лишилась самого дорогого.
— Почему ты молчишь? — прервала ее размышления Аделина. — Я уже в пятый раз тебя спрашиваю...
— Прости, мне не хочется ни о чем думать, — бросила Элен и вновь закрыла глаза.
— Ладно, отдыхай. Мы не будем тебе мешать, — Лоли схватила Аделину за руку и потащила за дверь.
Когда девушки оказались за пределами комнаты, Лоли решительно заявила:
— Тебе не кажется, что нужно обо всем рассказать Николя?
— Хорошая идея, — поддержала подруга. — Я и сама об этом подумала.
— Только он сможет вывести Элен из подавленного состояния, — уверенно проговорила Лоли и принялась спускаться по ступенькам...
Она неслась по улице так быстро, что Аделина едва поспевала за ней. Лишь у двери гаража ей удалось догнать подругу и схватить за куртку.
— Постой, я забыла тебя предупредить...
— О чем? — Лоли нетерпелось поскорее известить обо всем ребят.
— У Николя новая девочка.
Лоли ахнула и резко подалась вперед.
— Как?! Откуда ты знаешь?.. Кто тебе сказал?..
Град вопросов, посыпавшихся на Аделину, заставил ее схватится за голову.
— Лоли, только не надо устраивать Николя скандал, — попросила она. — Лучше потрать свою необузданную энергию на что-нибудь другое.
— Я этого так не оставлю! — Лоли рванула дверь на себя и решительно переступила порог.
Ее воинственный вид заставил ребят немедленно прервать репетицию.
— Всем привет! — заорала Лоли и огляделась.
Однако в гараже были лишь музыканты и Рози, вечная спутница Е-е.
— Где она?! — Лоли подскочила к Жозе и заглянула под синтезатор. — Где вы ее прячете?
Себастьян отложил гитару и, подойдя к Лоли, попытался оттянуть ее на середину комнаты.
— Если ты о Линде, то...
— Да какая к черту Линда! — возмутилась Лоли, вырываясь из крепки объятий Себастьяна.
Музыканты недоуменно переглянулись.
— Прости, а кого ты здесь ищешь? — осторожно поинтересовался Кристоф.
— Как кого?.. Новую подружку Николя.
Жозе бросил уничтожающий взгляд на Аделину, робко стоящую у выхода.
— Уже успела разболтать, — сквозь зубы процедил он и махнул рукой. — Ну, эти болтушки. Ни секунды не могут прожить без того, чтобы не почесать языки.
Николя встал и с невозмутимым видом подошел к Лоли.
— И что ты имеешь против моей новой подруги? С Элен мы расстались, а ты вообще не должна вмешиваться в мою личную жизнь.
— А ты знаешь, что произошло с Элен?
Николя слегка напрягся, и это не ускользнуло от внимательного взгляда Лоли.
— У нее большие проблемы, — уже спокойнее продолжила она. — И, даже если вы Не встречаетесь, по-моему, подло бросать ее в такой момент. Я думаю, когда с человеком случается несчастье, следует забыть о мелких обидах.
Слова девушки задели Николя за живое.
— Элен бросил композитор? — с презрительной усмешкой поинтересовался он. — Для вас, девчонок, это большая трагедия.
— При чем здесь композитор? — Лоли громко фыркнула. — У тебя слишком примитивные взгляды на жизнь, если ты считаешь, что нас интересуют только любовные проблемы.
— Погоди, Лоли, — вмешался в разговор Е-е. — Не набрасывайся на Николя. Ведь ты совершенно не в курсе их отношений с Элен. Пусть Элен твоя подруга, но, уверен, что и тебе она вряд ли все рассказывает.
— Интересно получается! — Лоли повернулась к Е-е. — Вы обвиняете нас в легкомыслии, а сами готовы потакать любой прихоти друг друга. Захотел Себастьян завести роман с Линдой — пожалуйста! И вы из колеи вон лезете, чтобы прикрыть его.
Молчавшая до этого Аделина не выдержала.
— Лоли, ты отклонилась от темы, — негромко заметила она. — Элен сорвала голос и вряд ли когда-нибудь сможет петь.
В комнате повисло неловкое молчание. Ребята во все глаза смотрели на Аделину.
— Да-а-а, давно я не слышал более неприятной новости, — выдавил из себя Кристоф и посмотрел на Николя.
Казалось, тот никак не среагировал на это заявление. Николя спокойно возвратился на прежнее место и, взяв в руки гитару, спросил:
— Так на чем мы остановились?
Эта фраза вызвала в душе у Лоли -настоящую бурю. Она подскочила к Николя и зло бросила ему прямо в лицо:
— Ты — жалкое бездушное создание! И Элен совершенно права, что тебя оставила.
Лоли гордо вздернула подбородок и вышла из гаража.
— Я, конечно, как всегда, ничего не поняла, — Рози слезла со своего бильярда и подошла к Е-е. — Но, если бы я узнала, что ты больше не сможешь играть, то я бы ни за что не бросила тебя.
— Устами младенца глаголет истина, — негромко заметил Себастьян.
Е-е удивленно посмотрел на Рози.
— Интересно, на что ты намекаешь? — уточнил он.
— Ну, например, если бы ты попал в автокатастрофу и... не смог бы ходить, — Рози задумалась. — Помнишь, как в том фильме, который мы недавно смотрели...
— Тьфу-тьфу, — сплюнул Е-е через левое плечо. — Не говори глупостей.
— Разве это глупости? — Рози невинно улыбнулась. — Я же тебя люблю, и мне все равно, какой ты: парализованный или нет...
— Рози! — угрожающе прошипел Е-е. — Ты опять сморозила глупость!
Воспользовавшись паузой, Аделина подошла к Жозе и, заглянув ему в глаза, извинилась:
— Прости, что я рассказала Лоли о новой подруге Николя... Мне очень неприятно, что все так получилось.
Жозе только махнул рукой.
— Пусть Николя на меня не обижается, но ты поступила правильно. Мне эта Катрин совсем не нравится. Она настолько наивна, что... Рози рядом с ней просто цветочек.
— Все познается в сравнении, — Е-е обнял свою девушку за плечи.
— Перестаньте обсуждать мои личные дела, — глухо отозвался Николя.
На этот раз не выдержал Кристоф.
— А почему бы нам их не по-обсуждать?! — с вызовом произнес он. — Мне тоже не нравится Катрин, и я считаю, что ты с ней встречаешься только для того, чтобы досадить Элен.
— А если и так, то никто мне этого не запретит! — Николя отложил гитару и направился к выходу.
— Похоже на то, что на сегодня репетиция закончена, — констатировал Себастьян.
Николя обернулся и, обведя всех взглядом, заявил:
— Никто из вас не вправе мне что-то советовать. Я буду встречаться с тем, с кем захочу... А на Элен мне наплевать!
— Так уж и наплевать, — Жозе громко хмыкнул. — Да ты жить без нее не можешь. И найди в себе мужество в этом признаться.
Николя хлопнул дверью.
Себастьян принялся шагать по комнате взад-вперед, что-то бормоча себе под нос. Наконец он остановился и произнес:
— Держу пари, что завтра же он побежит к Элен. Кто будет спорить?
Но желающих так и не нашлось.
5
Несколько дней Элен не вставала с постели и не отвечала на телефонные звонки. Ее домогался Томас, который звонил через каждый час; беспокоили сокурсники. Даже Фовьен где-то раздобыл ее телефон и периодически справлялся о здоровье. Всех их очень умело отшивала Аделина. Она вежливо выслушивала собеседника, а потом так же вежливо объясняла, почему Элен не может подойти к телефону. Лоли слушала эти переговоры с восторгом, время от времени вставляя свои комментарии.
Однако, к большому сожалению девушек, ни Николя, ни остальные ребята так и не объявились.
— Все мои попытки оказались напрасными, — досадовала Лоли, но не теряла надежды.
Именно поэтому, когда в дверь постучали, она, уверенная, что это кто-то из. своих, фамильярно ответила:
— Заваливай... Только по одному.
В комнату робко заглянул Фовьен и вежливо поинтересовался:
— Скажите, здесь живет Элен?
— О-о-о! — только и смогла вымолвить Лоли и, бросив на незнакомца оценивающий взгляд, разрешила: — Проходите, пожалуйста.
Элен недовольно поморщилась, но ничего не сказала.
Фовьен переступил порог и протянул девушке огромный букет цветов.
— Это тебе.
— Спасибо, — поблагодарила Элен и повернулась к подруге. — Лоли, знакомься, это Фовьен.
— А-а-а, это и есть Фовьен, — уточнила та и, как бы между прочим, спросила: — Кроме цветов вы ничего больше не принесли?
— А что, я должен был принеси что-то еще? — растерялся тот.
— Ну, например, горсточку кокаинчика...
Фовьен смутился и оглянулся на Элен. Однако та никак не среагировала на это. Бестактность Лоли ее только забавляла.
— Присаживайся, — предложила Элен и, когда Фовьен попытался примоститься на краю кровати, запротестовала: — Нет-нет, не сюда. Садись в кресло.
Фовьен послушно выполнил приказ, при этом слегка покраснев.
— Как ты себя чувствуешь? — подал голос он.
— Нормально.
— А что сказали врачи?
— Что ты имеешь ввиду? — удивилась Элен, помня о том, что Томас держит в тайне настоящие последствия ее болезни.
— Ну, я имею ввиду...
— Понятно.
Видя, что Элен не настроена поддерживать беседу, Фовьен повернулся к Лоли.
— Так как чувствует себя ваша подруга?
— Спросите у нее, — равнодушно отозвалась та.
Фовьен поерзал в кресле и наконец встал.
— Ладно, не буду вам мешать.
Уже у двери он обернулся, надеясь, что с ним хотя бы попрощаются. Но ни Лоли ни Элен не удостоили композитора даже взглядом.
— Я написал для тебя новую песню, — Фовьен предпринял новую попытку. — По-моему, получилось неплохо.
Лоли скорчила гримасу и, наступая на гостя, негромко проговорила:
— Интересно, а как вы все успеваете? У вас лее такой напряженный график: с утра — травка, в обед — десерт с кокаинчиком, а вечером...
Неожиданно Лоли замолчала и резко открыла дверь. Из-за широкой спины Фовьена Элен не сразу заметила Николя, который стоял на пороге.
— Николя?! — она вскочила с постели и босиком бросилась к выходу.
Однако тот, заметив Фовьена, резко повернулся и, так не сказав ни слова, ушел.
Элен оттолкнула композитора и хотела остановить Николя, но Лоли крепко схватила подругу за край пижамы.
— Ты куда?
— Там же Николя! — попыталась вырваться та.
— Ну и что? Иди, ложись в постель, — Лоли бросила на растерявшегося Фовьена уничтожающий взгляд. — А вы, молодой человек, идите. Все что могли, вы уже сделали.
— До свидания, — композитор, втянув голову в плечи, юркнул за дверь.
Элен тяжело вздохнула и дрожащим от слез голосом проговорила:
— Почему мне так не везет? Почему? Ну кто звал сюда этого идиота Фовьена? Я его сто лет не знала и знать не хочу.
Лоли сочувственно промолчала.
— А Николя подумал, что все его подозрения — правда, — Элен вновь улеглась в постель. — Он пришел ко мне, а тут этот композитор, да еще и с цветами... Кстати, выброси эту гадость, чтобы они не напоминали мне об этом гнусном Фовьене.
Не успела Лоли выполнить просьбу подруги, как в дверь вновь постучали.
— Николя! — обрадовалась Элен.
— Лежи, я сама открою.
Однако через мгновение в комнату вошел Томас. Он, далее не поздоровавшись с Лоли, приблизился к кровати больной и бодро начал:
— Ну, как тут наша звездочка?
Элен недовольно поморщилась.
— Не называй меня так, — попросила она. — Меня раздражает такое обращение.
— О! Ты у же научилась капризничать, — Томас взял Элен за руку. — Тебе нельзя волноваться. Кстати, ты не могла бы попросить свою подругу оставить нас наедине.
— Я этого не допущу! — подала голос Лоли. Томас резко обернулся и, окинув девушку презрительным взглядом, произнес:
— Что ты себе позволяешь?
— Ничего, — Лоли показала язык, чем немало удивила гостя.
— Да ты еще и не воспитана, — хмыкнул он и нахально повторил: — Выйди отсюда. Мне необходимо поговорить с Элен.
— Я уйду только в том случае, когда меня об этом попросит моя подруга, а она, как мне кажется, не очень то этого жаждет.
Томас вытер со лба пот.
— Да-а-а, давненько со мной никто не разговаривал таким тоном, — признался он. — Я уже и забыл, что это такое...
— Теперь вспомнишь, — парировала Лоли и с вызовом добавила: — А ты мне никто! Мне не надо записывать свои песни, не надо снимать клипы. Я вижу перед собой обыкновенного хама, который вошел в мой дом и не поздоровался.
— Ах, вот в чем дело! — Фова вскочил с кровати и принялся комично расшаркиваться, повторяя: — Добрый день, мадемуазель, добрый день.
— Добрый день, — кивнула Лоли и поинтересовалась: — Элен, мне выйти?
— Если тебе не трудно,
Когда за Лоли закрылась дверь, Томас вздохнул с облегчением.
— Ну и подружка у тебя. Кого хочешь за пояс заткнет.
— Да, Лоли такая.
Неожиданно Томас спросил:
— Слушай, а она хоть немного умеет петь?
— Что?! — впервые за последние несколько дней Элен улыбнулась. — Я вижу, что Лоли тебе очень понравилась.
Томас замялся.
— Не то, чтобы очень... Но у нее есть хватка. Она энергична, обаятельна, а за красивой мордашкой кроется незаурядный характер, — Фова подмигнул Элен. — Хотя, и у тебя с этим все в порядке. Проблемы с другим...
— Ты что-то хотел мне сказать, — напомнила девушка.
— Да я как раз к этому и подошел... Элен, ты не пробовала петь?
— Конечно, пробовала, но...
— Не отчаивайся, — вздохнул Томас и с досадой добавил: — Жаль, что все так получилось. Я так на тебя рассчитывал.
— Я сама не нахожу себе места, — призналась Элен. — Мне очень неприятно осознавать, что я подвожу тебя. Я терпеть не могу создавать проблемы другим.
— Будем надеяться, что ты скоро поправишься, — Томас нервно заходил из угла в угол. — Черт, а Фовьен написал такую потрясную песню... Не хотелось бы отдавать другим.
В комнату осторожно заглянула Лоли.
— Элен, у тебя все в порядке?
— Заходи, — кивнул Томас. — Мы уже поговорили.
Он застегнул пальто на все пуговицы и направился к выходу.
— Я еще позвоню, — пообещал продюсер и осторожно закрыл за собой дверь.
— Какой мерзкий тип! — шепотом произнесла Лоли. — Даже не попрощался.
— А он о тебе несколько иного мнения, — хмыкнула Элен и, обхватив коленки, призналась: — Честно говоря, я не ожидала, что Фова зайдет. После того, как я потеряла голос, мне Показалось, что он утратил всякий интерес ко мне. Как я ошиблась! Он отыскал мне лучших специалистом, возился со мной, как с ребенком... А вот Николя даже не зашел.
— Но он же заходил сегодня! — возмутилась Лоли. — И, если бы не этот композитор, все было бы нормально.
— Перестань! — оборвала подругу Элен. — Представляю, сколько вы его уговаривали, чтобы он наконец решился навестить меня. И вообще, честно говоря, я не совсем понимаю, почему Николя разорвал со мной отношения. Если из-за Фовьена, то это глупо... Я принесла контракт, о котором Николя только мечтал, а он оскорбил меня и убежал, а потом целый день прятался... Я начинаю подозревать, что его амбиции взяли верх над разумом.
Лоли, внимательно слушавшая подругу, возмутилась.
— Элен, ты сама себе противоречишь. Мы с Аделиной бегаем, как ненормальные, выуживаем у ребят, что думает о тебе Николя, а ты лежишь и рассуждаешь о том, какой он несовершенный... Скажи, ты сама-то знаешь, чего хочешь?
— Не знаю, — искренне призналась Элен. — По-моему, у меня депрессия. И еще, я поняла одну вещь — мне очень хочется вновь запеть.

Николя выбежал из общежития, в котором жили девочки, и почувствовал, что задыхается.
«Этот Фовьен меня просто убивает! А Элен тоже хороша... Прикидывается невинной овечкой, а сама принимает любовников, не вставая с постели...» — Николя быстро зашагал по направлению к гаражу.
Он резко распахнул дверь и вошел, не поздоровавшись. Ребята удивленно переглянулись.
— Николя, в последнее время у тебя бывает хорошее настроение? — негромко поинтересовался Жозе. — Ты бы хоть раз для разнообразия улыбнулся.
— Кстати, к тебе заходила Катрин, — выглянул из-за барабанов Кристоф. — Обещала еще раз зайти попозже.
— Я очень рад, — кивнул Николя. — Давайте репетировать.
Ребята сыграли несколько старых композиций, потом занялись аранжировкой новых, но Николя так и не смог с головой окунуться в работу. Мысли об Элен не давали ему покоя.
Поэтому, когда в гараж робко заглянула Катрин, он даже обрадовался.
С этой девушкой Николя познакомился случайно. Вначале он не воспринимал Катрин всерьез. Ему нравились ее голубые глаза, пушистые каштановые волосы. Но больше всего привлекало то, что Катрин была полной противоположностью Элен.
— Заходи, — разрешил Николя, увидев в проеме двери круглое личико своей новой знакомой. — Не стесняйся.
— Но вы же репетируете, — кокетливо улыбнулась та. — Я не хочу вам мешать.
Тем не менее, Катрин переступила порог и смело подошла к Николя.
— Подожди с полчасика. Мы закончим с  аранжировкой, и тогда я смогу уделить тебе время, — Николя повернулся к ребятам. — Продолжим.
Катрин, едва сдерживая зевоту, принялась бродить по гаражу, по очереди подходя к каждому из музыкантов. На середине песни Жозе вдруг остановился и негромко пробормотал:
— Не трогай, пожалуйста, мой синтезатор...
— Что? — Катрин подняла на него невинные глаза.
— Тебя что, не учили в школе, что трогать чужие вещи нельзя? А инструменты, на которых играют, тем более...
— А? — улыбнулась Катрин.
— Ребята, я так не могу, — взмолился Жозе. —
Давайте сделаем перерыв. Она меня раздражает.
— Жозе! — возмутился Николя. — Будь вежливым.
— Хорошо, хорошо... Прости, Катрин, я не хотел тебя обидеть.
Следующим, кто завопил, был Кристоф.
— Катрин, не надо топать ногой! Ты меня сбиваешь с ритма. И вообще, сегодня хорошая погода...
— Слава Богу, что она так и не добралась до моей гитары, — вполголоса проговорил Себастьян и подмигнул Е-е.
Тот неопределенно пожал плечами и указал глазами на Николя, который далее не заметил растерянного лица Катрин.
— Хорошо, я подожду на улице, — наконец согласилась девушка и вышла из гаража.
Ребята с облегчением вздохнули.
— Нет, до Элен ей далеко, — высказал свое мнение Жозе и с опаской оглянулся на Николя.
Однако тот никак не среагировал на эти слова. Уже смелее Жозе продолжил:
— Терпеть не могу, когда трогают мой инструмент... особенно посторонние люди. В такие минуты почему-то вспоминается Элен, которая никогда бы себе такого не позволила.
— Хватит! — вдруг заорал Николя. — Я прошу при мне больше не упоминать этого имени.
— Этого ты мне запретить не можешь, — спокойно возразил Жозе. — Я всегда симпатизировал Элен и, несмотря на ваши размолвки, своего отношения к ней не изменю.
— Вы все так думаете? — Николя обвел испытующим взглядом остальных музыкантов. — Вижу, что все... Значит, на корабле бунт?..
В это мгновение в гараж вновь заглянула Катрин.
— Николя, ты скоро? — обиженно поинтересовалась она.
Тот посмотрел на девушку холодным взглядом и, едва сдерживая раздражение, произнес:
— Закрой, пожалуйста, дверь.
6
Томас начал свой день с нескольких звонков по телефону. В первую очередь он позвонил Мезону. Потом связался с Фовьеном и попросил его немедленно приехать в студию.
Композитор не заставил себя долго ждать. Через пятнадцать минут он переступил порог студии и, самодовольно улыбаясь, спросил:
— Томас, что за спешка? Ты меня вытащил из объятий прекрасной блондинки, и если дело того не стоит...
— Хватит ныть! — оборвал его Томас. — Терпеть не могу, когда ты на первое место начинаешь ставить своих шлюшек.
Фовьен с обидой пожал плечами.
— Если у тебя с утра плохое настроение, то не надо портить его другим.
— Ладно, — Томас миролюбиво похлопал композитора по плечу. — Мы отклонились от темы. Я хотел поговорить с тобой насчет Элен.
Упоминание этого имени заставило Фовьена сглотнуть слюну и похотливо улыбнуться.
— Когда уже эта цыпочка будет в форме? — с интересом спросил он. — Я не прочь снова с ней поработать.
Томас задумчиво потер подбородок.
— Пожалуй, никогда...
— Ты разорвал с ней контракт? — удивился Фовьен и расстроенно зацокал языком, — А зря. По-моему, она вполне перспективная.
— Это я и сам знаю, недовольно буркнул Томас. — Но, дело в том, что Элен потеряла голос.
— Не понял?..
— Элен потеряла голос, — повторил продюсер. — Час назад я звонил одному профессору и уточнял, стоит ли на что-то рассчитывать. Он сказал, что шансов мало.
Фовьен придал своему лицу оскорбленное выражение.
— А почему ты раньше об этом молчал? — спросил он. — Рассказывал мне какие-то сказки, мол, у нее обыкновенная простуда...
— Я и сам не подозревал, что это настолько серьезно, — огрызнулся Томас и перешел к делу: — Вот я и хочу с тобой посоветоваться, как мне поступить.
Фовьен надменно улыбнулся и направился к выходу.
— Эй, ты куда? — окликнул его Томас.
Композитор слегка повернул голову и, четко выговаривая каждое слово, произнес:
— По-моему, это твои проблемы. Мне плевать, кто будет исполнять мои песни — Элен или какая-нибудь другая певичка. Единственное, что я могу посоветовать в данной ситуации, так это разорвать с ней контракт.
— Ну ты и сволочь, — только и смог выдавить из себя Томас.
— Почему же? — удивился Фовьен. — Своя рубашка ближе к телу. Мы в этом деле равноправные компаньоны, и меня глубоко оскорбляет то, что ты не сразу сказал мне о болезни Элен.
Когда за композитором закрылась дверь, Томас грязно выругался.
— Ну, ничего, — пробурчал он. — Эта сволочь еще прибежит ко мне, когда кончится кокаин.
Томас и сам понимал, что контракт с Элен для него уже не настолько выгоден, как раньше, а реакция Фовьена только упрочила его в этом.
«Ладно, надо не отчаиваться, а действовать», — Томас пододвинул к себе телефон и набрал номер знакомой певички, с которой он работал полгода назад.
Голосок у нее был слабый, но пела она с чувством и умела понравиться публике.
«Да и тело у нее роскошное, — вспомнил Фова, — а характер более податливый, чем у Элен. К тому же, она не имеет привычки критиковать песни...»
Договорившись о встрече, Томас положил трубку и, взглянув на часы, присвистнул.
— Ого! Уже одиннадцать, а Джона все еще нет! — возмутился он.
Не успел Томас прибавить еще несколько замечаний в адрес звукорежиссера, как тот вошел в студию.
— Где ты шляешься?! — грубо накинулся на него Фова. — Через десять минут запись!
Джон огляделся и удивленно протянул:
— Но ведь Элен еще нет.
— Забудь про Элен, — Томас перешел на более спокойный тон. — Сегодня пишем другую девочку... Возьми в шкафу фонограмму последней песни Фовьена и...
— Постой, но ты же хотел, чтобы ее пела Элен, — перебил Длсон.
— Не задавай лишних вопросов! — вновь заорал Томас. — Элен больше нет! Как певица она умерла!
Джон опустил голову и уныло поплелся к шкафу. Он не совсем понял Томаса, но от его слов на душе остался неприятный осадок. Джон знал, что Элен серьезно заболела, но рассчитывал, что она поправится и сможет продолжить работу.
Воспользовавшись тем, что Томас вышел, Джон пододвинул к себе телефон и набрал номер, который помнил наизусть.
— Алло? — в голосе Элен слышалась едва уловимая хрипотца.
— Привет, это Джон.
— Как хорошо, что ты позвонил, — обрадовалась девушка.
— Как ты себя чувствуешь? — заботливо поинтересовался американец.
— Уже лучше. А ты откуда звонишь?
— Из студии.
— О, как я тебе завидую! Мне бы так хотелось быть рядом с тобой...
— Надеюсь, что твое желание скоро исполнится, — Джон немного помялся и осторожно спросил: — Ты уверена, что все в порядке?
В трубке повисло неловкое молчание.
— Элен! Ты меня слышишь? — испугался Джон.
— Да-да, — немедля откликнулась девушка и неожиданно предложила: — Хочешь, я сейчас приеду?
На этот раз замялся звукорежиссер.
— Но ты же еще не совсем здорова, — выдавил он из себя, с ужасом представляя ее встречу с другой певицей.
— Да, Ты прав. Мне лучше остаться дома.
Элен повесила трубку, даже не попрощавшись.
Коря себя за необдуманный звонок, Джон принялся перематывать фонограмму песни Фовьена. Ему не давали покоя слова Томаса, но что они могли означать, режиссер так и не смог разгадать.
Фова возвратился в студию вместе с ярко накрашенной рыжей девицей, которую представил Джону, как новую исполнительницу песни. Даже не посмотрев на рыжую, звукорежиссер отправил ее к микрофону и, включив фонограмму, с головой погрузился в работу.
Девица пела довольно профессионально, но от ее манеры исполнения попахивало дешевым ночным клубом. Томас, наблюдавший за ней через стекло, недовольно морщился и тихо постанывал, словно у него разболелись зубы.
— Да-а-а, с ней мы вряд ли попадем в первую сотню, — зло буркнул он и повернулся к Джону, как бы ища у того поддержки.
Однако американец молчал, делая вид, что всецело поглощен работой.
— Эта идиотка своим вокалом только испортит песню Фовьена, — вновь пробурчал Томас, явно вызывая Джона на разговор.
«А разве можно испортить изначально испорченное?» — так и вертелось на языке у американца, но он промолчал.
— Фовьен будет взбешен, — заключил Томас и хотел добавить что-то еще, но тут в студию вошла Элен.
— Привет! — весело поздоровалась она и деловито поинтересовалась: — Работаете?
Томас не нашелся, что ответить. Он лишь неопределенно пожал плечами и убрал звук.
— Перерыв, — объявил он в микрофон, и когда рыжая возвратилась, попросил: — Сходи, проветрись.
— Мы же только начали, — удивилась та.
— Я сказал, иди прогуляйся, — заскрипел зубами Томас.
Когда рыжая удалилась, Фова радостно поприветствовал Элен.
— Добрый день, моя звездочка! Не ожидал тебя сегодня увидеть.
— Когда Джон мне позвонил, я вдруг поняла, что страшно соскучилась по всему этому, — Элен обвела студию взглядом. — Мне захотелось немедленно приехать и вновь окунуться в эту атмосферу.
Томас бросил на американца настороженный взгляд и негромко уточнил:
— Значит, это Джон тебя сюда вызвал?
— Да нет же, — отмахнулась Элен и поинтересовалась: — А что вы записываете?
— Да так, — неопределенно ответил Томас.
Джон, до этого молча сидевший за пультом, не выдержал.
— Мы записываем песню Фовьена «Электроулыбка».
Он ожидал, что Элен хотя бы удивится, но этого не произошло. Девушка лишь грустно улыбнулась.
— Ладно, не буду вам мешать, — в ее глазах появились слезы. — Мне пора.
— Элен, — растерялся Джон, не совсем понимая, что происходит. — Ты куда?
— У меня занятия в университете, — девушка быстро пошла к выходу. — До встречи.
Когда хлопнула дверь, Томас вскочил с кресла и, нервно грызя ногти, заходил из угла в угол.
— Зачем ты позвонил Элен и попросил ее приехать в студию? — угрожающе спросил он.
Джон, решив, что оправдываться не имеет смысла, смело ответил:
— Потому, что считаю подлостью так пренебрегать Элен. Конечно, песни, которые пишет Фовьен, не совсем в ее стиле, но это дело принципа. Насколько я помню, этот цикл песен писался для Элен, и она даже успела записать одну из них. Но стоило ей заболеть, как ты тут же нашел замену.
— Да как ты смеешь! — взорвался Томас и, указав на дверь, уведомил: — С этой минуты ты у меня больше не работаешь.
— Очень хорошо, — Джон поднялся и, подойдя к шкафу, принялся доставать из него свои вещи. — Это самая лучшая новость, которую я сегодня узнал.
Искоса наблюдая за американцем, Томас продолжал нервно грызть ногти.
— Я сделаю так, что тебя не примут на работу ни в одной студии, — предупредил он, надеясь, что Джон начнет извиняться.
В глубине души Томас уже корил себя за не-сдержанность, однако амбиции мешали ему признаться об этом вслух.
Когда за Джоном закрылась дверь, Томас обессилено упал в кресло.
«Жаль, что я не захватил с собой кокаинчика, — подумал он. — Самое время расслабиться... Интересно, Элен отдала контракт Николя? Все время забываю спросить об этом... Хотя, что это меняет? Если к Элен так и не вернется голос, то следует пересмотреть и это соглашение...»
В студию вошел Франк и, застав продюсера в некотором смятении, удивленно спросил: Ты чего такой хмурый?
— Да так. Некоторые проблемы.
— А это правда, что ты уволил Джона?
— Правда. Этот нахальный янки меня раздражал, — признался Томас. — Кстати, ты не мог бы немного поработать с новой певичкой?
— Давай, но с условием... — Франк замялся.
— Да ладно, чего стесняться? Говори... — разозлился Томас и, не дождавшись ответа, пообещал: — После обеда принесу тебе то, о чем ты боишься сказать.
В студию, виляя бедрами, зашла рыжая.
— Иди к микрофону, — приказал Томас и подмигнул Франку. — Ну, и как тебе моя новая звездочка?
— Ты же знаешь, что меня этот вопрос мало интересует, — отмахнулся тот. — Спроси-ка лучше об этом у Фовьена. Уж он не пройдет мимо этой красотки...
И, словно по волшебству, порог студии переступил композитор.
— А мы только что о тебе говорили, — признался Франк и включил фонограмму.
Однако Фовьен никак не среагировал на слова режиссера. Он во все глаза уставился на рыжую, проникновенно исполняющую его песню. Та, почувствовав пристальное внимание композитора, придала голосу еще больше сексуальности и фальши.
— Стоп! — заорал в микрофон Томас. — Так не пойдет!
— Почему? — огорчилась рыжая.
— Побольше души, — посоветовал продюсер, — и поменьше секса.
— Как это? — не поняла девушка.
Томас зло выругался и повернулся к Фовьену.
— Ко всему прочему, она еще и тупа, — констатировал он и раздраженно добавил: — Элен бы не пришлось повторять несколько раз. Она на лету схватывала мои мысли.
— Но Элен уже нет, — как бы между прочим заметил композитор. — И с этим придется смириться... Зато, эта рыжая не такая недотрога, как твоя Элен.
— У тебя на уме только одни бабы, — разозлился Томас.
Фовьен поморщился и негромко произнес:
— Да ты мне просто завидуешь, и поэтому такой раздражительный.
Томас скрипнул зубами, но ничего не ответил.
7
Уже полчаса Николя сидел в кафе, ожидая Катрин. Он выпил три чашечки кофе, бокал сухого вина, съел две булочки и один кекс, а девушки все не было. Николя был не совсем уверен, что они договаривались о встрече именно на это время. Последние несколько дней он стал замечать за собой, что важные события и факты не задерживаются надолго в его голове. Он мог назначить репетицию на пять, а сам прийти в шесть и с пеной у рта доказывать, что не опоздал.
Неожиданно в кафе вошел Фовьен с незнакомой рыжеволосой девушкой. Николя почувствовал, как при виде соперника его руки сжались в кулаки, а сердце глухо застучало. Однако композитор непринужденно кивнул и, обняв рыжую за талию, направился к Николя.
— Привет, — поздоровался он и спросил: — Ты не против компании за твоим столиком?
«А почему бы и нет?» — подумал Николя и едва заметно кивнул.
Оставив свою спутницу с Николя, Фовьен подошел к бару и через несколько минут возвратился с бутылкой шампанского.
— Я считаю, что нам не стоит держать зла друг на друга, — он разлил шампанское по бокалам. — Давай, выпьем за это.
Николя недовольно поморщился, но взял бокал
— Ты совершенно зря дуешься на меня из-за Элен, — продолжил композитор, пригубив шампанское. — Мне она всегда нравилась, но только, как певица. И поэтому, когда между мной и тобой возникли трения, я считаю своим долгом объясниться.
«Не хватало мне еще выслушивать его оправдания», — разозлился Николя, порываясь встать.
Однако Фовьен быстро переменил тон.
— Если ты злишься из-за той шалости в студии, то напрасно. Наркотики принес Томас... И идея была его. А что касается меня... Знаешь, со всеми случается. Захотелось расслабиться, обнять красивую девчонку... Но, повторяю, между нами ничего не было.
«Господи, как это противно, — подумал Николя. — И зачем только я согласился с ним выпить?.. Ладно, если уж он такой хороший, как утверждает, я его поймаю на лжи...»
— Кстати, Фовьен, спасибо тебе за то, что похлопотал насчет контракта — как бы между прочим произнес Николя, в тоже самое время внимательно наблюдая за реакцией композитора.
— Какого контракта? — удивился тот.
— Который нам возвратила Элен, — напомнил Николя.
Фовьен удивился еще больше.
— Ты что-то путаешь, — возразил он. — Я впервые слышу о твоем контракте, за который, оказывается, еще и хлопотал.
«Странно, но, по-моему, он не врет», — подумал Николя и уточнил:
— Так ты не просил Томаса вернуть нам контракт?
— Нет.
— Ладно, — Николя резко встал. — Спасибо тебе.
— А за что спасибо? — только и успел крикнуть Фовьен вслед убегающему музыканту.
А Николя уже быстро мчался по улице, не обращая внимания на шарахающихся от него прохожих. Он судорожно вспоминал телефонный разговор с Томасом, когда тот прозрачно намекнул, что Элен переспала с Фовьеном, чтобы заполучить его, Николя, контакт.
«Ну и гад этот Фова! — зло подумал он. — Оплел всех своими интригами, словно паутиной, а теперь сидит в студии и радуется. Из-за него я поссорился с Элен, испортил отношения с друзьями, неизвестно зачем начал встречаться с Катрин...»
Лишь сейчас Николя заметил, что ноги сами принесли его к общежитию, в котором жили девочки.
«Только бы Элен оказалась дома... Только бы никуда не ушла. И если контракт все еще у нее, то я так изувечу Томаса, что он рад не будет, что когда-то связался со мной...»
Преодолев лестничные пролеты на одном дыхании, Николя постучал в знакомую дверь.
— Заходите, открыто, — отозвалась Лоли.
— Где Элен? — с порога выпалил Николя и оглядел комнату.
Лоли удивленно вытаращила глаза.
— Ее нет.
— Ты не знаешь, куда она ушла?
— По-моему, на встречу с Томасом, — Лоли наморщила лоб. — Он позвонил ей полчаса назад, и она тут же убежала.
— О, Боже! — Николя, далее не попрощавшись, выскочил за дверь.
Он выбежал на улицу и лишь сейчас сообразил, что не знает, где искать Элен.
«Они могли встретиться и в студии, и в кафе, и в кабинете у Томаса», — Николя принялся перебирать всевозможные варианты.
Пока он размышлял, прошло несколько драгоценных минут. Решив, что должен заглянуть повсюду, Николя рванулся в сторону стоянки такси и едва не сшиб с ног Катрин.
— Где ты был? — обиженно поинтересовалась она и взяла парня под руку. — Я тебя ждала в гараже целых два часа.
— Катрин, извини, но я очень спешу, — занервничал Николя.
Девушка капризно надула губы.
— У тебя на меня никогда нет времени.
— Давай выясним отношения немного позже, — Николя наконец удалось освободиться от цепких пальчиков Катрин. — Сегодня вечером я обязательно загляну к тебе.
— Договорились, — нехотя согласилась та.
Николя сорвался с места и бросился к свободной машине.

В то самое время, когда Николя пил шампанское с Фовьеном, Элен лежала на кровати и молча смотрела в потолок. Из состояния задумчивости ее вывел телефонный звонок.
— Меня нет, — предупредила она и вновь принялась изучать темное пятнышко на обоях.
Трубку подняла Лоли.
— Я слушаю.
— Добрый день. Элен дома?
— А кто ее спрашивает? — уточнила Лоли.
— Томас Фова.
— О! А я тебя не сразу узнала. Сегодня ты более вежливый, чем обычно.
Однако Томас, похоже, был не настроен шутить.
— Элен дома? — вновь повторил он.
После секундного колебания Лоли ответила:
— Она только что вышла.
— Жаль. У меня к ней очень важное дело.
Прикрыв рукой телефонную трубку, Лоли повернулась к подруге.
— Это твой продюсер. Ты подойдешь?
Элен утвердительно кивнула и потянулась к телефону.
— Ой, ты знаешь, она уже вернулась, — не моргнув, соврала Лоли и передала трубку подруге.
Элен собрала остатки мужества и, как можно спокойнее, ответила:
— Я слушаю.
— Почему ты не сразу подошла к телефону? — удивился Фова. — Я знаю, что ты была в комнате.
— У меня ужасное состояние, — призналась Элен. — После того, как я побывала в студии, не могу прийти в себя...
— Ладно, хватит раскисать, — перебил Томас. — Хочу предложить тебе немного прогуляться до студии. Заодно и поговорим о наших делах.
— У меня нет настроения, — принялась отнекиваться Элен.
— Я жду тебя в студии через полчаса, — тоном, не терпящим возражений, проговорил Томас.
— Хорошо, — вздохнула девушка. — Я буду.
— Кстати, а контракт Николя все еще у тебя? — вскользь спросил Томас.
— У меня, — призналась Элен.
Она была слишком подавлена, чтобы заподозрить подвох в этом вопросе.
— Что так? — удивился продюсер. — Неужели Николя отказался взять его?
— Мне не хочется об этом говорить, — голос Элен дрогнул. — Контракт лежит у меня в сумочке уже две недели... Я даже не доставала его...
— Ладно, мы отошли от главного, — Томас негромко кашлянул. — Так я тебя жду.
Положив трубку, Элен встала с постели и начала медленно одеваться.
— Ты куда-то уходишь? — удивилась Лоли.
— Да. Томас попросил о встрече.
Лоли закусила губу и посмотрела в окно.
— Зная, в каком ты состоянии, он мог бы и сам приехать, — негромко заметила она.
— Ничего. Мне не помешает прогуляться, — Элен замотала вокруг шеи шарф и направилась к выходу. — Я думаю, что не задержусь.
Выйдя на улицу, она с наслаждением вдохнула свежий воздух. С непривычки закружилась голова, и Элен слегка пошатнулась.
«Когда-то я на всех парусах неслась в студию, не чувствуя никакой усталости», — вспомнила Элен и, взмахнув рукой, остановила такси.
Назвав адрес, она забилась в самый угол сиденья и попыталась представить, о чем Томас заведет разговор.
«Скорее всего, он вновь начнет утешать меня и предлагать адреса новых профессоров».
Наконец машина остановилась, и Элен, расплатившись с шофером, переступила порог знакомого здания.
Когда Элен вошла в студию, Томас даже не привстал. Сидя в кресле, он задумчиво перебирал какие-то бумаги, откладывая одни листки в сторону, а другие, смяв, бросал в мусорную корзину.
— Вот, решил навести порядок в своих документах, — он небрежно кивнул на диван. — Садись.
Элен последовала приглашению.
— Между прочим, мне недавно попался один очень интересный контракт, — Томас протянул Элен несколько скрепленных листков, на одном из которых девушка узнала свою подпись.
— Как ты считаешь, — задумчиво протянул продюсер, — где ему место? В моем дипломате или в мусорной корзине?
Только сейчас Элен догадалась, к чему он клонит. К горлу подступил комок, но она сумела сдержаться.
— А как бы ты поступила на моем месте, — гнул свое Томас. — Я подписал контракт с перспективной певицей, а она потеряла голос. Я вложил в этот проект огромные деньги, надеясь, что они вернутся ко мне...
— Между прочим, я тоже за свою работу не получила ни франка...
— О чем речь? — разозлился Томас. — О каких деньгах ты говоришь?
Элен опустила голову и заплакала.
— Ну, хватит ныть, — Томас брезгливо поморщился. — Безвыходных ситуаций не бывает.
Сказав это, продюсер пододвинул к девушке листок бумаги и ручку.
— Еще кое-что можно исправить, если ты подпишешь вот это...
Элен дрожащей рукой взяла ручку и полными слез глазами попыталась прочитать написанное на листке.
Неожиданно скрипнула дверь студии, и на пороге показался Николя. Его появление вызвало у Томаса приступ нервного смеха.
— Добро пожаловать, — как ни в чем не бывало поздоровался продюсер и попытался забрать у Элен листок.
Николя, заметив это, предостерегающе вскинул руку.
— Элен, прошу тебя, ничего не подписывай!
Девушка, уже совершенно не понимая, что происходит, растерянно разжала пальцы, и листок оказался в руке у Томаса.
— Покажи, что это, — угрожающе потребовал Николя.
Фова хмыкнул и спрятал бумагу в дипломат, демонстративно щелкнув замками.
— Еще чего, огрызнулся он и нагло добавил: — И вообще, молодой человек, что вы здесь делаете? Посторонним в студию вход воспрещен.
— Пошли, Элен, — Николя распахнул дверь и, бросив на Томаса испепеляющий взгляд, произнес: — Благодари Бога, что здесь девушка, а то бы от тебя живого места не осталось.
Элен быстро пошла к выходу и, лишь оказавшись за пределами студии, облегченно вздохнула.
— Я появился вовремя? — неясно улыбнулся Николя, не сводя с девушки влюбленного взгляда.
Та, улыбнувшись в ответ, молча кивнула.
— Сейчас, конечно, не время и не место, но я хочу тебе сказать... — Николя взял Элен за руку. — Я очень по тебе скучал...
— Я тоже.
— Извини меня, если сможешь.
— Это ты меня извини. Если бы я не подписала этот дурацкий контракт, то ничего бы не было, — неожиданно Элен замолчала и принялась судорожно рыться в своей сумочке.
Спустя мгновение из ее груди вырвался вздох облегчения.
— Держи, — она протянула Николя несколько измятых листков. — Вот твой контракт, который я все никак не могла тебе отдать.
— Спасибо, — Николя небрежно засунул документы в карман куртки и вновь взял Элен за руку. — Мне очень приятно, что ты снова рядом...
— Но, Николя, разве ты не рад, что избавился от опеки Томаса?!
— При чем здесь эта бумажка?! — Николя поцеловал Элен. — Я рад, что снова могу держать тебя за руку...

0

6

8
Когда Николя ушел, Лоли не находила себе места. Она чувствовала, что в отношениях Николя и Элен наступил переломный момент.
«Или они помирятся, или разойдутся навсегда», — решила она.
В силу своего характера, Лоли не могла остаться в стороне, когда намечалось такое важное событие.
«Пойду в гараж, там обо всем и разузнаю», — Лоли быстро натянула джинсы, замоталась шарфом и, оставив записку Аде лине, вышла из комнаты.
По дороге Лоли повстречала нескольких подруг, с которыми вместе училась. Все они были заняты исключительно своими проблемами, поэтому разговор с каждой из них продолжался не более одной минуты.
Наконец впереди показалась знакомая дверь.
«Что-то не слышно музыки, — удивилась Лоли. — Неужели там никого нет?»
Подергав ручку, она на всякий случай постучала и прислушалась. Однако внутри было по-прежнему было тихо.
«Зря я так спешила», — вздохнула Лоли и повернулась, чтобы уйти, как вдруг из-за двери послышался голос Себастьяна:
— Е-е, это ты? Я же просил тебя гулять не меньше часа!
— Это я, открывай, — Лоли топнула ногой.
За дверью вновь наступила мертвая тишина.
«Что за дела?!» — разозлилась девушка и вновь громко постучала.
— Если ты сейчас же не откроешь, то я подниму на ноги весь квартал! — предупредила она.
Замок щелкнул, и в проеме показалась знакомая фигура Себастьяна.
— Дай пройти, — Лоли оттолкнула парня и переступила порог.
На диване сидела Линда и судорожно приглаживала волосы.
— Привет, — негромко поздоровалась она.
— Привет, — угрожающе проговорила Лоли и шагнула к дивану.
Заметив в глазах Лоли недобрые огоньки, Линда принялась оправдываться.
— Понимаешь, я пришла сюда совсем недавно... Себастьян обещал дать мне кассету с их новой программой...
Лоли недоверчиво покачала головой, продолжая наступать на соперницу.
— Говоришь, Себастьян обещал дать кассету? — переспросила она и оглянулась на парня.
Тот все еще стоял у двери и смущенно потирал ладони. В следующее мгновение Лоли схватила Линду за руку и потащила к выходу, выкрикивая при этом оскорбления.
— Ах ты, дрянь! Хотела увести у меня Себастьяна?! Не выйдет, и не надейся!
Линда громко завизжала.
— Лоли, успокойся, — Себастьян попытался остановить разъяренную подругу. — Не устраивай сцен.
— А ты вообще молчи, — Лоли повернулась к парню и залепила ему звонкую пощечину.
Воспользовавшись тем, что Лоли перенесла гнев на Себастьяна, Линда схватила куртку и бросилась прочь из гаража.
— Ну ты и дура! — на ходу крикнула она и, опасаясь последствий, мгновенно улетучилась.
Себастьян, держась за щеку, смотрел на Лоли печальными глазами.
— Зачем ты это сделала? — спросил он.
— Ты заслуживаешь еще большего.
— Я — да, но Линда... она так испугалась.
Лоли с подозрением взглянула в глаза Себастьяну и выдавила:
— Значит, ты ее любишь?
Себастьян молча кивнул.
— Но почему ты мне сразу об этом не сказал? — возмутилась Лоли. — Целый месяц ты прыгал из одной постели в другую и...
Она не сдержалась и заплакала.
Прости меня, — только и смог сказать Себастьян.
— Но почему? Почему ты молчал? — повторила Лоли. — Ты сделал из меня полную идиотку... Этого я тебе никогда не прощу.
Девушка вытерла слезы и, гордо вздернув подбородок, направилась к выходу.
Когда хлопнула дверь, Себастьян опустился на корточки и, обхватив голову руками, задумался.
В такой позе его и обнаружили ребята, когда возвратились в гараж.
— Эй, ты не замерз? Кристоф легко похлопал друга по плечу.
Себастьян пошевелился и поднял глаза.
— Как прошло свидание? — поинтересовался Е-е. — Надеюсь, воспоминаний хватит на всю оставшуюся жизнь.
В ответ Себастьян лишь махнул рукой.
— У меня жуткие неприятности, — признался он. — Я только начал целовать Линду, как ворвалась Лоли и устроила грандиозный скандал.
— Так тебе и надо, — хмыкнул Жозе. — Я тебя предупреждал — завязывай встречаться сразу с двумя. Говорил, что рано или поздно, все выплывет наружу. Вот оно и выплыло.
— Я не думал, что Лоли так озлобится, — принялся оправдываться Себастьян. — Она ведь и раньше видела нас с Линдой вместе. Однажды я даже признался ей, что мне нравится и та, и другая...
— Я думаю, что сегодня капля переполнила чашу, — констатировал Е-е и с легким сарказмом добавил: — Самое лучшее в данной ситуации, это с головой уйти в работу. Как Николя, например.
Жозе насмешливо улыбнулся.
— С тех пор, как Николя расстался с Элен, он стал деградировать на глазах. Еще немного, и наша группа развалится на мелкие кусочки.
— Это я что ли кусочек? — обиделся Кристоф и направился к барабанам. — Давайте работать, а то стоим и сплетничаем, словно девчонки.
В это мгновение на пороге гаража появились обнимающиеся Николя и Элен. Это явление так поразило музыкантов, что они даже не нашлись, что сказать. Николя и Элен переглянулись и весело рассмеялись.
— Это не сон, — произнес Николя и, прочитав в глазах друзей немой вопрос, ответил: — Да, мы помирились.
— И как вам это удалось? — полюбопытствовал Себастьян. — Поделись опытом.
— Все очень просто, — Николя посмотрел на любимую и спросил: — Можно, я им все расскажу?
— Конечно, — кивнула та.
— Все знают, из-за чего мы поссорились, так что не буду останавливаться на этом. Все так же помнят, что Элен подписала контракт с Томасом, — Николя откашлялся и продолжил: — После того, как Элен потеряла голос, Томас решил разорвать с ней все отношения. Однако один пункт в контракте мешал ему это сделать. Элен сорвала голос во время записи, и это могут подтвердить многие. Томаса не устраивало то, что ему придется выплачивать страховку. Поэтому он и хотел, чтобы Элен подписала бумагу, в которой отказывалась бы от причитающейся ей суммы.
— Что-то я ничего не понял, — признался Е-е. — При чем здесь Томас? Ты же хотел рассказать, как вы помирились...
— Николя зашел в студию в тот момент, кода я собиралась ставить свою подпись. Он помешал этому, — Элен подняла глаза на Николя. — Хотя, честно говоря, я не могу понять, зачем мне эта страховка.
— О! Ты получишь огромные деньги, — позавидовал Е-е. — И Томас будет наказан. Его давно пора проучить.
— Все это — полная ерунда, — махнула рукой Элен и обняла любимого. — Лучше покажи им контракт...
Николя достал из кармана куртки измятые листки бумаги и, подбросив их вверх, радостно рассмеялся.
— По-моему, от радости они оба сошли с ума, — прошептал Жозе на ухо Себастьяну.
Тот согласно кивнул и отодвинулся подальше от Николя.
А Николя, видя недоуменные лица друзей, пояснил:
— Это второй экземпляр нашего соглашения с Томасом. Теперь мы свободные люди!
Наконец и до ребят дошло, что это за бумаги. Они обступили влюбленных и с радостными воплями принялись похлопывать Николя по спине. Эта бурная сцена могла продолжаться еще долго, если бы не внезапный приход Катрин.
— Николя, я тебя жду уже два часа, — с ехидной улыбочкой заметила она и подошла поближе.
Жозе толкнул Себастьяна в бок и глазами указал на открытую дверь. Тот развел руками и скорчил гримасу.
— Ой, а что это? — Катрин нагнулась и подняла измятый контракт.
— Дай сюда, — Е-е вырвал документы из рук Катрин и отошел к своему инструменту.
— Между прочим, когда входишь в помещение, надо, во-первых, стучать, а, во-вторых, закрывать дверь, — совсем недружелюбно заметил Жозе и отступил к синтезатору.
Ничего не подозревавшая Элен приветливо улыбнулась гостье.
— Не обращай внимания на ребят, — извиняющимся голосом попросила она. — Они иногда бывают невежливы, но вообще-то, они добрые и милые.
— Я знаю, — отмахнулась Катрин и, проигнорировав Элен, обратилась к Жозе: — Я, между прочим, стучалась. Только вы так веселились, что ничего не слышали.
— Постучала, зашла, поздоровалась и иди назад, — посоветовал тот, кивая на дверь.
— Жозе! — возмутилась Элен и, чтобы как-то исправить положение, протянула гостье руку: — Меня зовут Элен, а тебя?
— Катрин, — в глазах гостьи промелькнуло что-то похожее на лукавство. — Я тебя видела по телевизору.
— Тебе понравилось?
— В общем-то, да. Но на экране ты смотришься как-то лучше...
Элен молча проглотила бестактность гостьи и повернулась к Николя.
— Насколько я поняла, у вас какие-то общие дела с Катрин?
Элен по своей природе была не ревнива и всегда спокойно относилась к дружбе Николя с другими девушками.
— Да, — едва выдавил из себя тот.
— Извини его, — Элен вновь посмотрела на Катрин. — Николя опоздал на встречу с тобой по моей вине.
— Вы разве помирились? — в голосе Катрин послышалось недовольство. — А Николя говорил мне, что...
— Слушай, топай отсюда, — не выдержал Кристоф. — Видишь, мы собираемся репетировать.
Катрин презрительно фыркнула.
— Я пришла не к тебе, а к Николя, — с вызовом проговорила она. — И только он имеет право меня выгнать.
Постепенно Элен начала кое о чем догадываться.
— Подожди-ка, Катрин, так ты встречаешься с Николя? — уточнила она, чувствуя в сердце глухую боль.
— Да. Мы стали встречаться с ним после того, как ты... Ну, короче, у тебя была своя жизнь. Ведь ты же звезда.
Больше всего Элен поразило то, что Николя предательски молчал. Он тихо, как мышка, стоял рядом и негромко сопел.
«Стоило нам поссориться, как Николя тут же нашел мне замену», — на глазах у Элен появились слезы.
Чтобы этого никто не заметил, она опустила голову и негромко проговорила:
— Извините, ребята, но мне пора...
Элен быстро пошла к двери, не обращая внимания на протестующие возгласы музыкантов.
— Николя, что же ты стоишь? — удивился Жозе. — Беги за ней.
— Я слишком хорошо знаю Элен, — вздохнул тот. — Если она что-то решила, то...
Ребята недоброжелательно посмотрели на Катрин.
— Кто дал тебе право говорить все эти гадости? — Е-е подошел к девушке и заглянул ей в глаза. — Неужели ты настолько глупа, что не видишь — Николя принадлежит другой.
Звонким от обиды голосом Катрин возразила:
— Но он же принадлежал мне! Я была ему нужна! А теперь, когда появилась эта... он не хочет даже смотреть на меня.
— Надеюсь, ты сделаешь из этого правильные выводы, — заметил Кристоф.
Николя укоризненно посмотрел на друга и, повернувшись к Катрин, виновато произнес:
— Извини меня, но... Для меня на свете существует лишь одна девушка. Не знаю, будет ли она еще когда-нибудь моей, но я сделаю все, чтобы это произошло.
— Я все поняла, — через мгновение Катрин уже не было в гараже.
— Учись, как надо отшивать, — Е-е толкнул в бок Себастьяна. — А то ты вечно все делаешь не так, неудачник чертов.
— Я неудачник? — возмутился Себастьян. — Да я хоть умею выбирать девушек... в отличии от тебя.
Пока ребята спорили, Николя незаметно отошел к двери и, захватив куртку, вышел. Лишь через несколько минут музыканты опомнились, что его нет.
— Как думаешь, они с Элен помирятся? — спросил Кристоф у Жозе.
Тот неопределенно пожал плечами.
— Элен — непредсказуемая девушка, — задумчиво протянул он. — На ее месте я бы не простил Николя.
— Почему?
— Нет бы, влюбился в какую-нибудь умную, красивую, тогда ладно, но Катрин!..
Кристоф пристально посмотрел на Жозе.
— У меня возникли кое-какие подозрения насчет тебя и Элен, — признался он. — По-моему, ты не прочь занять место Николя.
— Да брось ты, — улыбнулся Жозе. — Я то, может, и не прочь, но зачем я ей? Не смотря ни на что, она любит... Ну, сами знаете кого.
— Николя! — хором ответили музыканты и рассмеялись.
9
Едва Элен переступила порог комнаты, как к ней на шею бросилась заплаканная Лоли.
— Элен, как хорошо, что ты пришла, — всхлипывая, проговорила она и вновь залилась слезами.
Элен посмотрела на хмурую Аделину, молча сидевшую на подоконнике.
— Что с ней?
— Она застукала Себастьяна с Линдой, — коротко ответила та и вновь уставилась в окно.
— Но это же не ново... Мне казалось, что Лоли уже привыкла, — мрачно пошутила Элен, снимая пальто.
— На этот раз все было по-другому, — возразила Лоли и принялась рассказывать.
Аделина, уже знавшая эту историю до мельчайших подробностей, иногда вносила в бессвязную речь подруги кое-какие дополнения. Выслушав рассказ, Элен задумалась.
— Знаете, девочки, еще час назад я была самым счастливым человеком на свете, — призналась она. — Сегодня я помирилась с Николя...
— Как?! — одновременно воскликнули подруги.
Лоли, позабыв о своем несчастье, подсела к Элен и принялась тормошить ее.
— Ну-ка, ну-ка... Выкладывай... Между прочим, я так и знала, что вы помиритесь.
— К сожалению, мы снова поругались, остудила пыл подруги Элен. — И на этот раз навсегда.
Аделина грустно улыбнулась.
— Сколько раз я слышала эти слова, но...
— Нет, я его никогда не прощу, — уверенно заявила Элен.
Лоли и Аделина переглянулись.
— Неужели, ты узнала о Катрин? — осторожно поинтересовалась Аделина.
— Да.
— Но ты же должна понимать, что у Николя с ней не было ничего серьезного! — горячо воскликнула Лоли.
Элен упрямо сжала губы.
— Интересно, а почему вы мне о ней ничего не сказали? — обиженно спросила она. — Судя по вашим лицам, вы давно об этом знаете.
— Знаем, — кивнула Аделина. — Но не считаем, что это так важно...
— Ладно, эта тема закрыта раз и навсегда, — перебила подругу Элен и хотела еще что-то добавить, как вдруг зазвонил телефон.
— Алло? — трубку подняла Аделина и тут же повернулась к Элен. — Это Николя.
— Я не буду с ним говорить.
— А что я ему скажу? — растерялась подруга.
— Придумай что-нибудь.
Пока Аделина что-то вежливо врала, Элен подошла к окну и задумалась.
«Почему я ощущаю себя такой старой? Мне кажется, что прошло не меньше двадцати лет с тех пор, как я подписала этот злополучный контракт, с которого все и началось... Я хотела стать певицей, но, к сожалению, мне это не удалось... Я хотела чистой и светлой любви, но и здесь неудача... Придется начать все заново, и чтобы мне ничто не напоминало о прошлом, я должна оборвать единственную нить, которая связывает меня с ним...»
Элен грустно улыбнулась, вспомнив, как познакомилась с Томасом.
«Это было во время репетиции... Ребята сделали перерыв, и я подошла к микрофону. В тот день Томас заглянул в гараж и, услышав мое пение, отвесил кучу комплиментов. Он заставил меня поверить в то, что я чего-то стою, но он же и погубил меня... Об этом периоде у меня осталось лишь одно воспоминание — контракт. И если я не откажусь от него, то всю жизнь буду жалеть об этом...»
— Элен, ты меня слышишь?
Элен обернулась, не сразу сообразив, где она находится.
— Я тебя уже минут десять зову, — обиженно произнесла Аделина. — А ты, словно, и не слышишь.
— А я и вправду не слышала. Извини.
— Звонил Николя...
— Это я знаю.
— Нет, ты послушай и, пожалуйста, не перебивай, — в голосе Аделины послышалось раздражение. — Как мне тяжело с вами, девочки. То Лоли находится в полной прострации, то ты, Элен. А теперь еще и Николя присоединился.
— Слава Богу, что хоть присоединился, — хмыкнула Лоли. — А мой Себастьян после нашей ссоры даже не объявился. Я уже начинаю сомневаться в его существовании, и у меня проскальзывает шальная мысль — не сама ли я его придумала...
Не обращая внимания на философствования Лоли, Аделина продолжила:
— Николя в подавленном состоянии. Все, что он хотел сказать Элен, пришлось выслушивать мне. От всех этих стенаний у меня голова идет кругом.
— Ты заразилась от меня опасной болезнью, — хитро сощурилась Лоли.
— Какой? — удивилась Аделина.
— Ты стала делать ненужные отступления и все время уклоняться от темы.
— Ты права, — согласилась подруга. — Короче, Николя жаждет помириться с Элен. Он просит, чтобы она сейчас же пришла в гараж.
В комнате повисло неловкое молчание. Подруги с нетерпением ждали решения Элен. Однако та не торопилась с ответом.
— Ну, ты пойдешь? — наконец не выдержала Лоли и высказала свое мнение: — Я бы пошла.
— А тебя никто и не приглашает, — оборвала ее Аделина и с надеждой посмотрела на Элен. — Что ты надумала?
— Знаете, девочки, — растягивая слова, произнесла главная виновница суматохи. — Я чувствую внутри себя какую-то пустоту... Раньше, когда я ссорилась с Николя, мне хотелось плакать, кричать, смеяться... В общем, я испытывала какие-то эмоции. А сейчас я спокойна, и это меня пугает. Той Элен больше нет. Она умерла. Еще час назад я во что-то верила, была способна радоваться жизни, а сейчас... Я во всем обвиняла Томаса, но он не виноват. Я даже благодарна ему за то, что он помог мне разглядеть истинное лицо Николя... И еще, Томас помог мне узнать, какая я сама...
— Да ты с ума сошла, — с ужасом прошептала Лоли. — Ты несешь какую-то ерунду, в которую и сама вот-вот готова поверить.
Элен грустно улыбнулась и повернулась к подругам спиной.
10
Когда Аделина и Лоли отправились на занятия, Элен подняла телефонную трубку и набрала номер студии Томаса Фовы.
— Алло, — ответил сам хозяин.
— Салют, это Элен.
Томас молчал, видимо, решая, какую тактику ему следует выбрать.
— Алло, — девушка постучала пальцем по трубке, решив, что их разъединили.
— Да-да, я слушаю, — проговорил он наконец и, не без издевки, спросил: — Как себя чувствует Николя?
— Я по другому поводу, — предупредила Элен.
— Интересно, — протянул Фома. — И что же ты хочешь мне сообщить?
— Я насчет контракта.
— Но, как мне показалось, контракт уже у Николя...
— Нет, — оборвала его Элен. — Я имею ввиду наш контракт.
— И что? — Томас насторожился.
— Вчера ты давал мне подписывать один документ, — напомнила девушка.
— А-а-а, ты об этом, — с зевком ответил продюсер, тем самым показывая свое безразличие к этому вопросу. — Я уже и забыл... Подумал, нет так нет, и дело с концом. А почему ты спрашиваешь?
— Мне показалось, что для тебя моя подпись была важна, — Элен слегка обиделась.
— Да, — подтвердил Томас. — Но твой придурочный любовник самую обыкновенную формальность превратил в черт знает что. А я не люблю, когда делают столько шума из ничего. Так что будем считать этот инцидент исчерпанным. Идет?
Услышав такое, Элен и вовсе растерялась.
— А я хотела сообщить тебе, что готова подписать документ, но если ты...
— Постой, постой, — заспешил Томас. — Если я правильно понял, ты согласна расторгнуть контракт?
— Именно так.
— Гм, — недоверчиво протянул продюсер и уже более твердо предложил: — Короче, бери такси и приезжай ко мне. Здесь во всем и разберемся. Будет лучше, если ты сделаешь это немедля. У меня через час одна очень важная встреча. Так что поспеши.
— Хорошо, я выхожу, — Элен положила трубку и, быстро переодевшись, отправилась в студию...
Томас был один. Увидев на пороге Элен, он, самодовольно улыбнувшись, приподнялся и указал на кресло рядом.
— Присаживайся и рассказывай.
— Мне нечего рассказывать, — пожала плечами Элен и опустилась в кресло.
— Вот те раз, — хмыкнул Томас. — А как же все то, о чем ты мне говорила полчаса назад.
— Все остается в силе.
— Значит, ты хочешь подписать? — на всякий случай спросил Фова.
— Да.
— У тебя неприятности с Николя? — догадался продюсер и ухмыльнулся.
— Давай, не будем об этом.
Поняв, что лучше не касаться этой темы, Томас достал листок и указал пальцем на нижний край.
— Вот здесь.
— Хорошо, — кивнула Элен и, достав из сумочки ручку, черканула в указанном месте. — Ты рад?
— Я удовлетворен, — Томас растянул губы в улыбке и тут же спрятал листок в папку. — Ты приняла очень правильное решение и избавила меня от многих формальностей, которые отняли бы немало времени.
Несколько секунд продюсер внимательно изучал Элен, и, поняв, что может быть искренним, спросил:
— Но почему ты это сделала?.. Объясни мне, пожалуйста. Я не понимаю.
— Неужели тебя интересует что-то еще, кроме твоих амбиций и денег? — удивилась Элен. — Ты получил все, что хотел. Зачем задавать лишние вопросы? Тем более теперь, когда все уже решено.
Томас усмехнулся.
— Могу же я удовлетворить еще и свое любопытство.
— Нет, — Элен поднялась с кресла и решительно направилась к двери. — Прощай.
— Извини, если что-то не так, — бросил ей вдогонку продюсер.
Когда Элен вышла, он достал папку, открыл ее и, еще раз взглянув на подпись, радостно пробормотал:
— Поздравляю, Томас. Великолепный результат...

Элен вышла на улицу и облегченно вздохнула.
«Все, — сказала она себе. — С прежней жизнью покончено. Наконец-то я свободна от всяких обязательств. Я ничего не должна Томасу, ничего — Фовьену, Франку... Теперь я праве поступать так, как мне хочется. И любить меня должны не как какую-то вещь, а по-настоящему...»
Элен, подумав, что ей больше некуда спешить, решила немного пройтись по парижским улицам. Приближалось Рождество, и у магазинов в поисках подарков суетились люди. Элен немного развеселила вся эта сутолока.
«Нужно и мне подумать о подарках», — вспомнила она и принялась рассуждать о том, что лучше, подарить Лоли и Аделине.
Элен начала перебирать в памяти все, что могло бы приятно шокировать подруг. Незаметно она увлеклась.
— Элен! — вывел ее из задумчивости чей-то громкий окрик.
Элен повернулась и увидела рядом с синим «Рено» режиссера Мезона. Одной рукой он придерживал открытую дверцу, а другой приветственно помахивал. Элен, отметив, что режиссер, как и при первой их встрече, в черных очках, грустно улыбнулась и подошла к нему. Тот, хлопнув дверцей, по-дружески обнял девушку и поцеловал в щеку..
— Ты даже не представляешь, как мне приятно тебя видеть, — улыбнулся он, заглядывая в глаза Элен.
— Мне тоже, — из вежливости ответила та.
— Далеко собралась? — поинтересовался режиссер.
— В общежитие... Решила немного прогуляться.
— Понятно, — кивнул Мезон и предложил: — Я с удовольствием тебя подброшу.
— Нет, я лучше пройдусь, — скромно запротестовала Элен. — Мне недалеко.
Мезон похлопал девушку по плечу.
— Лучше не сопротивляйся, — незло посоветовал он. — К тому же, у меня к тебе небольшой разговор.
— Но я уже не пою.
— Я в курсе.
— Так о чем же мы будем говорить?
Мезон нахмурился.
— Садись в машину, узнаешь.
Элен недоуменно пожала плечами и последовала приглашению.
— В студенческий городок? — спросил режиссер, повернув ключ зажигания.
— Да.
Проехав метров сто, Мезон предложил:
— Может, в кафе заглянем?
Элен отрицательно покачала головой.
— Что-то не хочется.
— Неприятности? — посмотрев на девушку, предположил режиссер.
— Немного... Но все позади.
Мезон оживился.
— Послушай, у меня есть замечательное предложение. Давай, заглянем ко мне домой. Я думаю, тебе там будет очень интересно. В свою очередь обещаю, что скучать не дам.
— Спасибо, но как-нибудь в другой раз.
— Неужели тебе не любопытно, чем живет сегодняшний кинематограф Франции? — удивился режиссер. — А я, кстати, почти со всеми нашими гениями на «ты». К тому же, тебе надо прогнать хандру, а лучшего партнера, чем я, во всем Париже не сыскать. Так что, время зря не потеряешь, будь уверена.
Элен стушевалась, не зная, как еще втолковать Мезону, что у нее несколько другие планы.
— Ну, так как? Я тебя уговорил? — настаивал на своем режиссер.
— В другой раз, — ответила Элен и решила сменить тему: — Сейчас меня больше волнует то, что я подвела вас с тем клипом.
— Пустяки, — махнул рукой Мезон. — Я считаю, что для тебя только все начинается. Главное — держаться меня.
— То есть? — Элен недоуменно посмотрела на режиссера.
— Еще при первой встрече я понял, что ты человек артистичный, и что среди твоих достоинств не только голос. Ты можешь сделать карьеру актрисы...
— Ну, это уже слишком, — засмеялась Элен.
Мезон нахмурился.
— Я говорю вполне серьезно. Для начала мы попробуем тебя в рекламе, потом в телесериалах, а потом... — режиссер воодушевленно вскинул глаза вверх.
— Но для этого вы должны меня хорошо узнать... — продолжила Элен, вспомнив прежний разговор.
Однако Мезон, не усмотрев в словах девушки подвоха, согласно кивнул.
— А ты уже кое-что начинаешь понимать. Если так пойдет и дальше, то карьера актрисы тебе обеспечена. Я ценю красивых женщин...
Элен, увидев впереди студенческий городок, попросила:
— Остановите, пожалуйста. Я хочу пройтись пешком.
Мезон притормозил.
— Так что? — поинтересовался он. — Мне оставить этот вечер для тебя?
— Мне нужно подумать, — попыталась уклониться от вопроса Элен.
Режиссер решил взять штурмом.
— Я готов подождать пять минут.
— Не стоит, — отказалась Элен. — Лучше я позвоню вам завтра... нет, через неделю... или две...
Мезон с досадой вздохнул.
— Хорошо, — согласился он. — Мой номер знаешь. Решишься — звони. Уверен, не пожалеешь...
— Всего хорошего, — попрощалась Элен и по дорожке направилась в сторону своего общежития.
— Я жду, — голос Мезона утонул в реве двигателя.
11
Просыпаясь утром, Элен всякий раз пыталась себе внушить, что новая жизнь уже началась, а к старому нет возврата. Однако, как она не старалась выбросить Николя из головы, мысли о нем время от времени все-таки навещали ее.
«Нужно влюбиться!» — однажды подумала Элен и, не откладывая эту идею в долгий ящик, попыталась увлечься одним из сокурсников.
Но и тут ее ждало разочарование. Дело не дошло даже до поцелуев. Несмотря на голливудскую внешность и незаурядный ум в новом знакомом все было не то, и не так. В конце концов, он просто начал раздражать Элен, и она отказалась от своей мысли о «скорой любви».
«Все должно быть естественно, и любовь нельзя форсировать», — заключила она и принялась с нетерпением ожидать зарождение этого чувства.
Элен стала спокойной и сдержанной. Временами, правда, на нее обрушивалась полная апатия, но в такие минуты она старалась избегать друзей и знакомых.
Что же касается взаимоотношений с Николя, то встречи их были случайными и редкими. Когда молодой человек пытался заговорить с ней, Элен отворачивалась и уходила.
Однако в последнее время эта тема стала предметом горячих споров между Лоли и Аделиной.
— Такое нельзя прощать, — уверенно заявляла Лоли.
— Но ведь он по-прежнему тебя любит, — аргументировала свою позицию Аделина, — и поэтому ты должна с ним помириться.
Вот и в этот вечер разгорелся спор о том, что следует делать Элен и что не следует, в котором она сама была лишь сторонним наблюдателем.
Как обычно, все началось с Себастьяна. Лоли, возвратясь с лекций, бросила сумку на кровать и раздраженно проговорила:
— Представляете, сегодня этот мерзавец Себастьян, проходя по коридору, даже не посмотрел на меня!
— Неужели это тебя так волнует? — удивилась Аделина. — Тебе пора бы уже забыть о нем.
— Забыть?! — возмутилась Лоли. — Да я угрохала на него всю свою молодость!
— Точнее, пять месяцев, — поправила подруга и усмехнулась. — Ну и быстро же ты стареешь...
— Да что я, — замахала руками Лоли. — Ты посмотри на Элен. Я уже не помню, когда она смеялась. А все из-за чисто мужского эгоизма.
— Николя ее любит, и это видят все, — возразила Аделина. — Он хочет помириться. И это тоже очевидно. К тому же, сколько девчонок за ним бегает, и что?.. Он ни с кем даже не поцеловался.
— Чего не скажешь о Себастьяне, — фыркнула Лоли и, упав на кровать, устало протянула: — Как мне надоели эти ловеласы...
— Кстати, о мужчинах, — Аделина лукаво посмотрела на подруг. — До Рождества остается неделя. С кем мы будем праздновать?
— О, черт! — Лоли вскочила с кровати. — Я и забыла...
— Может, пригласим ребят из рок-группы? — предложила Аделина.
— Но без Себастьяна, — поставила условие Лоли.
— Я тоже не хочу тратить такую ночь на бессмысленное выяснение отношений с Николя, — поддержала Элен.
Аделина разочарованно покачала головой.
— Но если мы пригласим остальных, то Николя и Себастьян обидятся...
— Так им и нужно, — фыркнула Лоли и горестно вздохнула: — Более ужасного Рождества я не помню...
Аделина посмотрела на Элен.
— Это хороший шанс наконец-то помириться с Николя...
— Нет, — резко ответила та.
— И вообще, давайте закругляться с этой темой, — Лоли демонстративно принялась листать какой-то журнал.
— Ты так говоришь, будто не сама ее начала, — язвительно заметила Аделина и посчитала нужным вернуться к главному вопросу: — Так где и с кем будем встречать Рождество?
В комнате воцарилось молчание. Первой его нарушила Лоли.
— Может, отправимся в кафе?
— Какие еще варианты? — Аделина взяла на себя роль рефери.
Однако других предложений не последовало.

Репетиция уже приближалась к концу, когда в гараж вбежала раскрасневшаяся Рози.
— Ребята! Какую я вам новость расскажу! — воскликнула она.
Мелодия сразу же пошла вкривь и вкось. Кристоф поднял руки вверх, скрестив над головой палочки, что означало просьбу остановиться.
— Что еще тебе взбрело в голову? — тяжело вздохнул Е-е.
— У меня новость, — уже более спокойно произнесла Рози и залезла на игральный автомат.
— Говори быстрее! — приказал Е-е, подойдя к подруге. — Видишь, у нас репетиция.
— Но меня никто не слушает, — кокетливо протянула та.
— Прошу внимания! — с издевкой объявил Жозе. — У Рози новость.
Когда воцарилась полная тишина, Е-е толкнул подругу в бок и прошептал:
— Говори.
Рози, выдержав продолжительную паузу, наконец изрекла:
— Через неделю Рождество!
У ребят сразу же осунулись лица. Е-е вновь толкнул подругу в бок.
— Говори быстрее.
— Я уже сказала, — шепотом ответила та.
— Так это и есть новость?! — возмутился Жозе. — И ради этого стоило срывать репетицию?
Рози стушевалась.
— Я думала, вы так заняты музыкой, что позабыли обо всем, — принялась оправдываться она. — Вот я и решила напомнить...
— Да-а-а, — протянул Е-е и покрутил пальцем у виска. — Следующий раз прежде, чем что-то сказать, пожалуйста, думай.
— Я думаю, — возразила та. — Я даже подумала, где мы будем его встречать.
— И где же? — полюбопытствовал Кристоф.
— В Альпах, — не моргнув, сообщила Рози. — Здорово, правда?
— Замечательно, — усмехнулся Жозе и добавил: — Е-е, я никогда не сомневался, что у твоей подруги великолепное чувство юмора.
— Я тоже, — Е-е гордо вздернул подбородок.
Молчавший до этого Себастьян неожиданно серьезно проговорил:
— А, действительно, где мы будем праздновать Рождество?
— Как где? — удивился Кристоф. — Естественно, здесь. Так, как мы всегда это делаем. Придут девочки...
Неожиданно, уловив печальный взгляд Николя, Кристоф осекся.
— Девочек не будет... — мрачно напомнил Е-е.
— А кто же в таком случае будет стряпать? — деловито поинтересовался Себастьян и предупредил: — Линда готовить не умеет.
— Зато я умею! — вызвалась Рози.
— В таком случае, встречать Рождество вы будете без меня, — выпалил Жозе. — И клавиши я возьму с собой... На случай, если Рози вдруг придет в голову принести сюда елку...
— А ты что думаешь, Николя? — поинтересовался Себастьян.
Тот неопределенно пожал плечами.
— Тогда остается одно — отправится в кафе, — заключил Кристоф и шепнул на ухо Жозе: — Разведка донесла, что там должна быть Элен...
12
Приближалось Рождество. Этого праздника все ждали с нетерпением. Девочки целыми днями носились по магазинам, выбирая друг другу подарки, а ребята сидели в гараже и репетировали рождественские песни, которые должны были исполнять на университетском вечере.
— Ну, давайте, еще раз сначала, — предложил Николя и кивнул Кристофу.
Тот приготовился задать размер мелодии, но неожиданно хлопнул себя по лбу и рассмеялся.
— Ну, я идиот! — заключил он. — Совершенно из головы вылетело...
— Что такое? — повернулся к нему Жозе. — Быстрее говори, и продолжаем репетицию.
— Я вчера встретил Джона!
Музыканты недоуменно переглянулись, и Николя спросил:
— Какого Джона?
— Ну вы даете! — возмутился Кристоф и, сопровождая слова бурной жестикуляцией, продолжил: — Помните, мы с ним работали у Томаса.
— Звукорежиссер? — уточнил Николя и, когда Кристоф утвердительно кивнул, улыбнулся.
Ему всегда был симпатичен этот высокий американец. А особенно после того, как он помог ребятам записать последний альбом.
— Да-а-а, я его уже сто лет не видел, — закивал головой Жозе. — С тех пор, как мы развязались с Томасом, я на его студию ни ногой. Мне становится противно даже тогда, когда я просто прохожу мимо.
Кристоф обвел друзей торжествующим взглядом и проговорил:
— О, так вы ничего не знаете! Джон уже не работает у Фовы. У них произошла размолвка, и американец ушел.
— Я всегда удивлялся, что Джона там удерживает, — признался Николя.
— Так вот, Джона взяла к себе «СБР»... Он там, как сыр в масле катается... Стал таким солидным и даже ходит с дипломатом.
— Джон и с дипломатом?! И в известнейшей фирме звукозаписи? — не поверил Е-е.
— Именно так. Но самое главное, что он совершенно не изменился. Увидел меня на улице, подбежал, принялся руку пожимать... Говорит: «Как хорошо, Кристоф, что я тебя встретил! Как там ребята? Как Элен?».
Музыканты слушали Кристофа, открыв рты. Когда он закончил делиться своими впечатлениями о сказочном перевоплощении Джона, ребята по-доброму позавидовали американцу.
— Между прочим, он просил передать всем привет и лично тебе, Николя, — Кристоф на мгновение замолчал. — Кстати, он почему-то очень хотел, чтобы мы послушали приемник именно сегодня и ровно в девять. Я выяснил — будут крутить хит-парад. Так что время проведем с пользой.
— Обязательно послушаем, — кивнул Николя. — А теперь, давайте, немного поработаем.
Несколько часов пролетело незаметно. Музыканты так увлеклись рождественскими гимнами, что едва не пропустили передачу, которую рекомендовал послушать Джон. По чистой случайности Е-е, уставший от безделья, включил приемник и, надев наушники, стал слушать хит-парад. Ему было забавно наблюдать за ребятами, репетирующими какую-то ерунду, и слушать лучшую двадцатку года. Неожиданно лицо Е-е вытянулось и он даже привстал.
— Ребята, минутку внимания! — он снял наушники и включил звук.
Все недовольно обернулись, но, услышав первые аккорды композиции, замерли. Комнату наполнила до боли знакомая мелодия, которую написал Николя. Но это была уже не инструменталка...
— Я переселяюсь в твой сон, в тишину твоих глаз... — вдруг запела Элен.
Николя боялся даже пошевелиться. Ему казалось, что, сделай он хотя бы одно неосторожное движение, и это мгновение распадется на мелкие осколки, словно разбитое зеркало. Разом нахлынули воспоминания, и неожиданно Николя осознал, что больше не может быть один...
Когда песня закончилась все долго молчали.
— Так вот почему Джон хотел, чтобы мы послушали хит-парад, — догадался Кристоф и повернулся к Е-е. — Кстати, какое место она заняла?
— Пятнадцатое.
— Тоже неплохо, — Себастьян гордо выпятил подбородок. — Слышали, как я там? Круто, да?
— По-моему, твоей партии никто и не заметил, — с сарказмом проговорил Е-е. — Вот я...
— А ты вообще на фоне сидел, — парировал Себастьян.
Неожиданно в его глазах появилось недоумение.
— Слушайте, а как наша песня попала в хит-парад? Кто-нибудь в курсе?
Все пожали плечами, и Жозе предположил:
— Скорее всего, это заслуга Джона. Я думаю, что они с Элен, записали «Если ты есть...» еще тогда, когда оба работали с Томасом. Между прочим, Николя, ты бы не хотел попробовать ввести в состав вокалистку? Я думаю, наша группа от этого только выиграет.
— В некоторых композициях вокал нам не помешает, — согласился Себастьян и с интересом спросил: — Жозе, ты говорил о какой-то вокалистке... Кто она?
— Во-первых, она красива, во-вторых, умна, а в-третьих, имеет опыт работы в студии, — Жозе принялся перечислять все достоинства неизвестной певицы. — А, в-четвертых, мы ее знаем уже не один год... Ну-ка, догадайтесь с трех раз кто это?
Однако игру Жозе никто не поддержал.
— Все и так поняли, кого ты имеешь ввиду, — буркнул Кристоф. — Только боюсь, она не согласится.
— А сейчас мы спросим об этом у Николя, — Жозе обернулся, ища глазами друга, и удивленно присвистнул. — Да где же он? Минуту назад сидел на своем месте.
— Испарился от любви, — пошутил Е-е и уже серьезнее добавил: — А насчет вокалистки — очень хорошая идея. И почему она пришла в голову именно Жозе... а не мне?

Вот уже целый час Элен сидела перед зеркалом и задумчиво рассматривала свое отражение. Лоли и Аделина о чем-то оживленно шушукались, и иногда до Элен доносились взрывы радостного смеха.
Ровно в девять Лоли, как ужаленная, вскочила с места и бросилась к приемнику.
— И зачем ты каждую неделю слушаешь этот хит-парад? — недовольно пробурчала Аделина. — Уже давно не встречаешься с Себастьяном, а все равно хочешь быть в курсе музыкальных новостей.
— Сила привычки, — Лоли немного увеличила звук и спросила: — Вам не мешает?
Элен ничего не ответила, а Аделина пожала плечами.
— Даже, если и мешает, то ты вряд ли сделаешь потише.
Элен отложила зеркало в сторону и легла на кровать. Понаблюдав за Лоли, которая слегка пританцовывала под лучшие песни года, она улыбнулась и закрыла глаза.
Неожиданно Лоли завизжала и подбросила вверх подушку.
— Ты с ума сошла! — возмутилась Аделина, немного испугавшись за подругу. — Тебе что, некуда девать свою энергию?
— Девочки, это фантастика! Песня «Если ты есть...» заняла пятнадцатое место! — Лоли едва не задушила в объятиях обескураженную Аделину.
Услышав такую новость, Элен недоверчиво переспросила:
— Какая песня?
— Да наших ребят... Сейчас послушаем. Между прочим, классный мотивчик, — взахлеб принялась рассказывать Лоли.
Аделина хмыкнула и, смахнув со лба челку, негромко заметила:
— Если ты имеешь в виду Николя и его команду, то эти ребята давно уже не наши.
— Какая разница, — отмахнулась Лоли и, словно кроме нее кто-то орал, потребовала: — Тише! Дайте послушать.
Когда после проигрыша вдруг послышался голос Элен, Лоли вытаращила глаза и зажала ладошкой рот. В такой позе она и просидела до конца песни, а потом выдавила из себя несколько нечленораздельных фраз.
— Неужели, это пела ты? — Аделина оглянулась на Элен и восхищенно покачала головой. — Это было потрясающе.
— Я никогда не думала, что мне будет так больно слышать эту мелодию, — призналась та. — Ведь она напомнила о самых прекрасных моментах моей жизни. И как бы я не старалась забыть их, это невозможно.
Элен встала с кровати и начала быстро одеваться. Ее руки дрожали, и поэтому пуговицы не сразу попадали в петли. Кое-как накинув на себя пальто, Элен шагнула к двери.
— Ты куда? — в один голос спросили удивленные Лоли и Аделина.
Элен неопределенно махнула рукой, и этот жест мог означать что угодно.

В тот вечер на улицах студенческого городка было малолюдно: то ли все дружно готовились к Рождеству, то ли испугались мороза, но кроме нескольких одиноких прохожих и дежурного полицейского, все предпочли вечерним прогулкам домашний уют.
Полицейский, позевывая, прогуливался мимо лабораторного корпуса, как вдруг заметил высокого длинноволосого парня, быстро идущего прямо на него. Полицейский на всякий случай потянулся к оружию, но длинноволосый прошел мимо, даже не взглянув на стража порядка, словно это был обыкновенный фонарь. Полицейский с интересом проводил парня взглядом.
«Куда же он так спешит?» — подумал он и лишь сейчас заметил невысокую девушку, стремительно бегущую навстречу парню.
Молодые люди крепко обнялись и, чтобы не мешать им, полицейский отошел в сторону.
Когда же, обойдя городок, страж порядка вновь оказался у лабораторного корпуса, он с удивлением отметил, что парень и девушка все еще там.
«Ну и молодежь пошла, — хмыкнул полицейский. — И охота им обниматься на морозе... Шли бы лучше в теплое общежитие. Вина бы выпили, музыку послушали... А ведь скоро уже Рождество...»

0

7

конец второй книги

0