www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Анжела Де Марко - Счастье Мануэлы.

Сообщений 81 страница 88 из 88

81

16

Антонио переступил порог своего офиса в приподнятом настроении.
— Мне кто-нибудь звонил? — поинтресовался он у секретарши.
— Я составила список, — улыбнувшись, ответила та. — В основном это ваши деловые партнеры и клиенты.
Антонио прищурил глаза.
— А неделовые звонки были?
— Почти каждый день вами интересовался сеньор Фернандо Салинос и часто звонила одна девушка... — секретарша стушевалась. — Я забыла ее имя... Но, если это важно, у меня все записано в журнале.
Девушка потянулась за толстой книжицей.
— Не стоит, — остановил ее Антонио. — Ее имя Марианна. Я угадал?
— Да, сеньор, — кивнула подчиненная.
— Замечательно, — буркнул себе под нос Антонио и направился в кабинет.
У двери он оглянулся и попросил:
— Если меня будут спрашивать, то сегодня я еще в командировке.
— Даже если позвонит эта девушка?
— Нет, для Марианны и моего друга Салиноса я всегда есть. В том числе и сегодня.
— Ясно, — кивнула секретарша и опустила глаза в бумаги.
Пройдя в кабинет, адвокат уселся за стол и откинулся на спинку стула.
„Все-таки в Буэнос-Айресе лучше", — подумал он, сладко потягиваясь.
Его блаженство прервал телефонный сигнал.
— Алло?.. — протянул Морено.
— Вас спрашивает Марианна, — сообщила секретарша, уже запомнив имя.
— Соедините нас, — приказал Антонио.
— Алло?.. — послышался в трубке приятный женский голос. — Алло... Антонио?..
— Привет, Марианна, — решил не томить девушку адвокат. — Как у тебя дела?
— Об этом позже, лучше скажи, почему ты так задержался? — спросила Марианна.
Антонио вздохнул.
— Было очень много дел...
— И как они прошли?
— Пришлось поработать, но я доволен результатами. Единственное, чего мне не хватало там, так это...
Антонио выдержал паузу.
— Чего? — не выдержала девушка.
— Общения с тобой, — искренне признался Антонио. — Кстати, у меня для тебя тоже есть хорошие новости.
— Не может быть!
Антонио рассмеялся.
— Но об этом позже, после твоих новостей. Идет?
— Я согласна, — игриво ответила Марианна и поинтересовалась: — Когда мы встретимся?
— Да хоть сейчас.
— Неужели после визита в Италию ты стал миллионером? — рассмеялась девушка.
— Почти, — отозвался адвокат и уточнил: — По крайней мере, на сегодня.
— Тоже не плохо.
Антонио сжал в руке трубку.
— Так, значит, я заеду к тебе?
— Ко мне? — озадаченно протянула Марианна.
— Надеюсь, ты все еще живешь у Салиносов?
В трубке повисло неловкое молчание.
— Случилось что-нибудь? — встревожился Морено.
— Давай лучше встретимся в центре города, — предложила девушка.
— Хорошо, — согласился Антонио. — Я буду тебя ждать в небольшом кафе, в котором мы уже однажды ужинали. Кажется, оно тебе понравилось?
— Я согласна, — ответила Марианна и поинтересовалась: — Когда?
Морено посмотрел на часы и произнес:
— Ровно через три часа.
— Я приду, — пообещала девушка.
— Буду ждать...
— До встречи.
— Пока, — Антонио положил трубку, но вдруг вспомнил, что совершенно упустил из виду Фернандо, которому собирался позвонить.
„Нужно расспросить у Марианны, какое настроение у хозяина", — подумал он и быстренько набрал номер дома Салиносов.
— Алло?.. — послышался голос служанки.
— Добрый день, — отрапортовал Морено и попросил: — Верните, пожалуйста, к трубке Марианну.
— Кого? — переспросила Чела.
— Кузину Мануэлы.
— Видите ли... — начала девушка, но вдруг замялась. — Дело в том, что ее уже несколько дней нет...
„Вот те раз... — растерялся Антонио. — Только что я с ней разговаривал, а оказывается..."
— А где она? — полюбопытствовал адвокат.
— Она уехала вместе с сеньорой Мануэлой...
— Куда?
— Этого никто в нашем доме не знает. Сеньор Салинос уже несколько дней разыскивает свою супругу, но, к сожалению, безуспешно...
— Спасибо, — отозвался Антонио и медленно положил трубку.
„Да-а-а, — подумал он. — Странные дела происходят в доме моего друга".
Вначале Морено захотелось немедленно позвонить Фернандо, но в самый последний момент он передумал, решив, что будет правильнее в первую очередь встретиться с Марианной...

Когда кузина Мануэлы зашла в знакомое кафе, она сразу же заметила адвоката Морено. Он сидел за тем же самым столиком, за которым они ужинали в прошлый раз.
— Привет, — поздоровалась Марианна и присела за столик, уставленный всевозможными деликатесами.
— Здравствуй, — улыбнулся Антонио. — Я очень рад тебя видеть.
К столику подошел официант.
— Подавать шампанское? — поинтересовался он.
— Да, пожалуйста, — кивнул адвокат.
Официант исчез и появился уже с упакованной в кусочки льда бутылкой.
— Спасибо, — поблагодарил Антонио и, сделав заказ, не без удовольствия проследил за реакцией девушки.
Та вначале покраснела, но потом, взяв себя в руки, полюбопытствовала:
— По какому случаю праздник?
— По случаю нашей встречи, — улыбнулся Антонио. — Разве этого недостаточно?
— Не знаю, — неопределенно пожала плечами Марианна.
Вдруг девушка насторожилась и опасливо осмотрелась по сторонам.
— Ты кого-то ждешь? — полюбопытствовал Антонио.
— Нет, — махнула рукой Марианна и, став серьезной, спросила: — А ты не рассказывал о нашей встрече своему другу?
— Это кому? — Антонио сделал вид, что не понял вопроса.
— Фернандо.
— Нет. Я решил, что вначале должен встретиться с тобой, а уж потом...
— Это мило с твоей стороны, — девушка благодарно взглянула на адвоката и, слегка расслабившись, спросила: — Как там в Риме?
— Замечательно, но скучно...
— Не хватало общения со мной, — передразнила Марианна. — А если серьезно?
Морено откашлялся.
— А если серьезно, то я хотел бы знать, почему Мануэла ушла из дома Фернандо?
После этого вопроса у Марианны сразу пропало игривое настроение. Взгляд ее стал печальным.
— Что стряслось? — поторопил Антонио.
Марианна отложила вилку в сторону и посмотрела прямо в глаза Морено.
— Обещай мне, что никому не скажешь, — потребовала она.
— Обещаю, — Антонио поднял два пальца вверх.
Марианну, по всей видимости, такой ответ устроил, и она начала:
— Наверное, Фернандо с тобой уже говорил по поводу беременности Мануэлы?
— Только вскользь... — поправил Антонио.
— Но, как это не странно, он был взбешен этой новостью. Хотя любой другой на его месте только радовался бы... Потом он начал мучить Мануэлу ничем не обоснованными подозрениями в ее измене. А потом и вовсе перестал ночевать дома...
— Неужели? — удивился адвокат. — Я не думал, что все это превратится в такое...
— И вот Мануэла не выдержала... Мне кажется, на ее месте так поступила бы любая... Ведь ее жизнь стала невыносимой... Но в чем же виноват ребенок?.. Когда моя кузина ушла, она скорее думала о нем, чем о себе...
Марианна замолчала, а адвокат задумчиво протянул:
— Это действительно ужасно.
— Да! — спохватилась девушка. — Еще одна новость!
— Какая же?
— Только это между нами, — вновь предупредила она.
— Безусловно, — Антонио приложил палец к губам. — Только между нами.
Марианна, еще немного поколебавшись, прошептала:
— Представляешь, какой-то идиот сказал Фернандо, что он бесплоден...
— Да-а-а, — почесал затылок мужчина, сделав вид, что слышит об этом впервые, и поинтересовался: — А кто это тебе сказал?
— Не мне, а Мануэле.
— Кто же?
Марианна развела руками.
— Она не сказала...
Воспользовавшись паузой, Антонио разлил шампанское и грустно заметил:
— Мне казалось, что мы выпьем первый бокал под дружный смех, но, к сожалению, все получилось иначе... Все очень и очень печально...
Марианна тоже взгрустнула.
— Когда Мануэла вышла замуж, мне казалось, что счастливее ее нет на всем свете... — призналась она. — А теперь я вижу, что богатство не всегда приносит счастье...
Вдруг Антонио тряхнул головой и оптимистично произнес:
— Хватит о плохом. Я привез из Рима хорошие новости.
Марианна улыбнулась.
— Какие же?
— Все, что ты говорила о первой беременности Мануэлы, — правда, и, я думаю, это поможет убедить Фернандо обратиться к другому врачу.
— Ты так думаешь? — девушка с недоверием посмотрела на адвоката.
— Безусловно!.. И сегодня же я поговорю с ним об этом.
— Ты такой хороший, Антонио, — улыбнулась Марианна. — Я даже не представляла, что мужская дружба может быть настолько сильной...
— Я желаю Фернандо только добра, — скромно проговорил Морено. — А насчет оскорблений жены, мы с ним еще разберемся...
— Давай выпьем, — неожиданно предложила Марианна.
— Давай, — согласился Антонио. — А за что?
— За то, чтобы правда восторжествовала и Мануэла вновь была счастлива...
— Почти профессиональный тост, — усмехнулся адвокат и, чокнувшись с девушкой, осушил бокал.
— Кстати, где вы теперь живете? — поинтересовался он после небольшой паузы.
— Это секрет.
Антонио прищурился.
— Неужели?
— Да, — кивнула Марианна. — И я не выдам тебе его. По-моему, я и так слишком болтлива.
— И все-таки? — попытался настоять Антонио.
— Нет, — категорично заявила Марианна.
Адвокат задумался.
— Тогда договоримся так, — решительно сказал он. — Ты каждый день в определенное время будешь мне звонить. Тебя устраивает такой вариант?
— Да.
— Вот и договорились. — Антонио вдруг засобирался.
— Чудесный был вечер, — подвела итог девушка. — Спасибо тебе...
— Не за что, — мужчина положил деньги на стол и поднялся...
Когда они вышли на улицу, Антонио заметил:
— Судя по твоему рассказу, Фернандо должен быть сейчас в офисе.
— Ты сейчас к нему?
— Да. Нам есть о чем поговорить.
— Тогда, прощай.
— Нет, — Антонио взял девушку за руку. — Я провожу тебя до такси.
— Ты такой вежливый, — благодарно улыбнулась Марианна.
Адвокату в это мгновение захотелось поцеловать девушку, но он сдержал свой порыв.
Как и обещал, Антонио остановил машину и усадил в нее Марианну. Когда автомобиль тронулся, мужчина помахал вслед девушке рукой и, вздохнув, отправился к своей машине...
Предположения Антонио подтвердились — в окне кабинета Салиноса горел свет.
Быстро взбежав по лестнице, Морено прошел в офис друга и, не застав секретарши, без стука вошел в кабинет. Фернандо сидел за столом и, подперев голову рукой, смотрел на портрет Мануэлы.
— Ты не спишь? — окликнул адвокат.
Салинос вздрогнул, но, узнав голос друга, радостно вскинул голову.
— Антонио! Ну наконец-то! — Фернандо вышел из-за стола и обнял друга. — Почему так долго?
— Дел оказалось немного больше, чем я предполагал... — признался друг.
— Садись, — Салинос указал на диван, а сам сел в кресло. — Рассказывай.
Однако Антонио проигнорировал этот вопрос. Он внимательно посмотрел на друга и спросил:
— Я слышал у тебя много неприятностей?
— Ну их к черту! — махнул рукой Фернандо, поднялся и, подойдя к бару, достал начатую бутылку коньяка и две рюмки.
Затем он поставил их на столик и вновь присел.
— Я смотрю ты запил? — усмехнулся друг.
— Мне так не кажется... — Салинос разлил коньяк по рюмкам.
— Как у тебя дела с Мануэлой? — задал наводящий вопрос адвокат.
Салинос помрачнел.
— Она ушла...
— Куда?
— Не знаю, — хозяин кабинета пожал плечами и опрокинул содержимое рюмки в рот.
Видя, что Фернандо тяжело говорить об этом, Антонио решил вернуться к данной теме немного позже.
— Пора уже заканчивать с завещанием, — напомнил он. — Нам нужно побыстрее избавиться от поместья Герреро. Ты же знаешь, оно в совершенно бесплодном районе.
Услышав о завещании, Фернандо как будто очнулся и неожиданно стал серьезен.
— Пока тебя не было, всплыли очень интересные детали по этому вопросу.
— Какие же? — слова друга заинтриговали адвоката.
— Ко мне приходил Пинтос...
— Этот пройдоха! — не сдержался Антонио.
— Важно другое: он утверждает, что у Исабель есть прямая наследница.
Морено вытаращил на друга глаза.
— Кто же это?
— Ее мать.
— Очень интересно, — Антонио встал и медленно прошелся по кабинету. — Действительно, неожиданный поворот... Слишком неожиданный, для того чтобы в него поверить?
— Ты имеешь в виду обыкновенное мошенничество?
— Да, — кивнул Морено.
— Не думаю. Пинтос держался очень уверенно, и мне показалось, что у него есть для этого какие-то основания. По крайней мере, он намекнул, что имеет документ, написанный рукой Исабель.
— Странно все это, — вновь заговорил Антонио, присев. — Почему никто раньше не знал о нем... Ведь столько времени прошло... А кто эта мать?
— Пинтос пока молчит.
Антонио почесал лоб.
— Надо бы как-то выяснить... — вслух подумал он и, повернувшись к другу, пообещал: — Не волнуйся, я лично займусь этим делом и всерьез.
— Только на это я и надеюсь, — благодарно улыбнулся Салинос.
— А теперь вернемся к главному вопросу, — резко поменял тему Антонио. — По-моему, ты должен немедленно найти Мануэлу и попросить у нее прощения.
Фернандо нахмурил брови.
— Ты это серьезно?
— Совершенно.
— Просить прощения у жены за то, что она изменила мне? — Салинос недоуменно посмотрел на друга.
— Помнишь, ты рассказывал мне о Риме, — спокойно напомнил тот.
— Да, — согласился Салинос. — Это единственное время, воспоминание о котором мне приносит удовольствие. Мы были тогда так счастливы...
— Но тебе кое-что неизвестно, — перебил друг.
— Например?
— Например, то, что тогда Мануэла забеременела...
В первое мгновение Фернандо растерялся, но потом, взяв себя в руки, невозмутимо произнес:
— Ерунда. Я не верю.
— Кроме того, — продолжил друг. — Своим отъездом ты настолько расстроил девушку, что она, попав в аварию, была вынуждена сделать аборт.
— Что ты несешь! — рассердился Салинос. — Я не понимаю, ты что, хочешь меня в чем-то обвинить и для этого выдумываешь всякие небылицы?
— К сожалению, это правда, — признался Антонио. — Когда я узнал об этой истории, то тоже не поверил. Но потом...
— Что потом? — огрызнулся Фернандо.
Антонио тяжело вздохнул.
— Как ты думаешь, почему я так долго задержался в Италии? — спросил он.
— Ты хочешь сказать, что... — Салинос не договорил, ужаснувшись своему открытию.
— Именно так.
Хозяин кабинета зло сверкнул глазами.
— Тебе не кажется, что ты уж слишком вмешиваешься в чужую личную жизнь?!
— Но если я вижу, что мой друг ошибается...
— Перестань! — оборвал собеседника Салинос. — И кончай с этой слежкой! Мне это не нравится.
— Мне тоже, — согласился Антонио. — Но согласись, после моего сообщения твои аргументы выглядят очень сомнительными...
Салинос громко рассмеялся.
— Ты решил опровергнуть нашу медицину? — выдавил он из себя, а черты его лица трансформировались в гримасу недовольства. — Или ты лишний раз хочешь подчеркнуть мою убогость?
— Просто я рекомендую тебе пройти еще одно обследование, но у другого врача...
— В тебе столько уверенности... — усмехнулся Салинос и налил еще по одной. — Давай лучше выпьем и не будем портить друг другу нервы.
— Я за рулем, — предупредил Антонио, — поэтому извини...
Фернандо скептически хмыкнул.
— Я тоже, ну и что?
— Тебе тем более не следовало бы пить, — нравоучительно заметил адвокат и раздраженно добавил: — Перестань кривляться! Неужели ты думаешь, что, надев на себя маску несчастного мученика, сможешь заглушить свои настоящие чувства?
Слова друга задели Салиноса за живое, и он, обхватив голову руками, простонал:
— Да, ты прав... Несмотря ни на что, я люблю ее. И это самое ужасное... — На мгновение Фернандо замолчал, но затем продолжил: — Ты думаешь я не искал ее?.. Уже несколько суток, как я повсюду звоню, но никто из знакомых не знает, где она... Я теряюсь в догадках... Я даже учинил глупые разборки с Эмилио и Руди, но, как оказалось, они тоже не в курсе...
Антонио удивленно посмотрел на Салиноса. Того явно бросало в крайности. Если раньше друг отвергал Мануэлу, то теперь было похоже на то, что он питает к ней нечеловеческую страсть. Через мгновение Фернандо вновь стал таким же, как и вначале.
— И все-таки я рогоносец, да еще какой! — заключил он свою пламенную речь.
— А по-моему, — не выдержал друг, — ты просто сошел с ума от спиртного.
— Может быть, — грустно согласился Фернандо. — Я и сам чувствую; что со мной происходит что-то непонятное... И я бессилен в этой ситуации.
— Не придумывай того, чего нет, — успокоил друг. — И главное — сходи завтра к врачу.
— Опять ты за свое, — презрительно фыркнул Салинос. — Еще раз повторяю — не надо меня учить. Я во всем разберусь сам.
— Поступай как знаешь, — махнул рукой Антонио и встал с дивана. — Я целый час пытался довести до тебя простые вещи, но вижу, что бесполезно.
— Ты уходишь? — поинтересовался хозяин кабинета.
— Да, — кивнул Морено. — У меня завтра много работы. Нужно хорошенько выспаться.
Антонио медленно подошел к двери и, взявшись за ручку, оглянулся.
— А ты разве не идешь?
— Я хочу еще посидеть немного, — признался Фернандо и помахал рукой. — Так что прощай.
— До завтра, — бросил Антонио и вышел за дверь.
Оставшись один, Салинос задумался.
„Ну и чепуху же я нес... — признался он себе. — Впрочем, Антонио во многом прав. К тому же во всей этой истории, действительно, немало фактов, которые опровергают друг друга..."
Фернандо взял бутылку, чтобы налить себе, но вдруг отставил ее в сторону.
„Ладно, — решил он, — чтобы всем стало легче дышать, завтра же схожу к врачу..."

0

82

17

Вернувшись в Буэнос-Айрес, тетушка Габриэла решила немедленно встретиться с Салиносами. Приехав домой и немного отдохнув, Габриэла взяла телефон и решила первым делом позвонить Салиносам домой. Трубку подняла служанка.
— Это ты, Чела? — спросила тетушка, услышав знакомый голос.
— Да, — ответила девушка и растерянно сообщила: — Но из хозяев никого нет дома.
— Нет?! — удивилась тетка. — А сеньора Мануэла?
— Ее тоже нет.
— Она скоро вернется?
После небольшой паузы служанка, немного занервничав, ответила:
— Об этом вам лучше поговорить с сеньором Салиносом.
Габриэла забеспокоилась.
— Случилось что-нибудь? — спросила она.
— Да, — тихо отозвалась Чела. — Но я не хотела бы сплетничать на этот счет. Лучше обо всем расспросите сеньора Фернандо.
— Хорошо, я непременно так и сделаю, — хмыкнула Габриэла и повесила трубку.
„Что же все-таки стряслось? — задалась она вопросом. — Потом эти странные предчувствия в Париже... Нужно немедленно позвонить Фернандо".
Решив так, тетушка вновь пододвинула поближе телефон.
— Алло? — отозвалась секретарша племянника.
— Я хотела бы поговорить с Фернандо, — пояснила Габриэла. — Это беспокоит его тетушка.
— Но сеньора Фернандо нет...
— Где же он? — удивилась Габриэла.
— На совещании.
Тетушка недовольно охнула.
— Мне можно было бы сказать и правду, — буркнула она и поинтересовалась: — Когда он собирался вернуться?
— Часа через три...
— Это точно?
Секретарша замялась.
— Понятно, — раздраженно проговорила Габриэла. — Тогда, как только он появится, передайте, что я жду его звонка.
— Хорошо, — пообещала девушка.
— Прощайте, — Габриэла положила трубку, но тут же подняла ее вновь и набрала номер Терезы.
Племянница оказалась дома.
— Как я рада, что вы приехали, тетушка! — искренне обрадовалась она звонку и полюбопытствовала: — Как там погода в Париже?
— Замечательная, дожди, — небрежно отозвалась Габриэла и спросила: — Что там у вас стряслось?
— О-о-о! — воскликнула племянница. — Очень многое. Как у меня, так и у Фернандо.
— А если в нескольких словах?
— Мануэла ушла от Фернандо, а у меня новая любовь, — выпалила Тереза.
— Да вы что, с ума тут все посходили! — возмутилась тетушка и заявила: — Сиди дома, никуда не выходи. Я сейчас заеду.
— Тетушка, куда я выйду с таким багажом? — усмехнулась словоохотливая племянница.
— Тем лучше, — оборвала ее Габриэла. — Сиди и жди меня. Пока.
— Пока, — грустно ответила жена Леопольдо и положила трубку.
Наскоро перекусив, Габриэла вызвала такси и отправилась в гости к племяннице.
Дверь открыла сама Тереза и, увидев свояченицу, радостно воскликнула:
— Тетушка, как я скучала без вас!
Поцеловав Габриэлу, Тереза вежливо пригласила ее в дом.
— Ты неплохо устроилась, — заметила тетка, осмотрев интерьер, и уселась на диван.
Тереза присела рядом.
— А где Леопольдо? — полюбопытствовала Габриэла. — Что-то не видно его...
— Мне даже не хочется говорить о нем, — махнула рукой Тереза. — Тем более, когда я узнала, где он пропадает целыми днями.
Габриэла вопросительно посмотрела на племянницу.
— Да что тут говорить, — вздохнула та. — Оказывается, деньги, которые я дала Фелисе, для того чтобы она убралась из дома и оставила в покое моего мужа, пропали совершенно даром...
Тетка вскинула брови.
— Она не взяла их?
— В том-то и дело, что взяла. Но, как потом оказалось, Леопольдо, решив не расставаться со своей подружкой, пристроил ее в одной из комнат дома, где они и занимались своим мерзким делом.
— Ужасно, — сочувственно покачала головой Габриэла. — И что же ты сделала?
— Я, наверное, ничего ни предпринимала бы, если бы не узнала, в какую цену обходится Леопольдо это его легкое увлечение... — Тереза замолчала, но, догадавшись по глазам тетушки, что той многое из ее слов не понятно, принялась объяснять: — Вначале Леопольдо, как обычно, просил у меня денег. Я, ничего не подозревая, конечно же, давала ему их. Но потом его потребности неимоверно возросли...
— Ну, конечно, — иронично усмехнулась тетушка. — За все надо платить... Но кто бы мог подумать, что у Фелисы окажется такой большой аппетит...
— Так вот, — продолжила Тереза. — Но однажды, на протяжении нескольких дней, у меня возникли проблемы с банковскими бумагами. Это были формальности, но мне пришлось отказать Леопольдо. После этого он учинил настоящий скандал. А потом я совершенно случайно узнала, что он, для того, чтобы содержать свою любовницу, занялся воровством!
— Леопольдо — вор?! — не поверила Габриэла. — Никогда бы не подумала, что он способен на такое.
— Да, — кивнула Тереза. — Он — вор. Тайком от всех он украл одну очень дорогую вазу. Может быть, пропало и еще что-то, но эту пропажу обнаружили сразу...
— И наверное, обвинили Мануэлу? — предположила тетка.
— Не совсем. Обвинили Луизу, ту девушку, которую Мануэла привезла из деревни. Но не это главное... После этой пропажи мой муж проявил невиданную гордыню и отказался от предложенных мною денег.
— Невероятный случай, — прокомментировала свояченица и откашлялась.
— Это меня тоже удивило, но потом всплыла история с вазой... Я указала Леопольдо на дверь, и он ушел...
Габриэла задумалась.
— Давно это было? — спросила она.
— Пару дней назад.
— И больше не заходил?
— Звонит почти каждый день...
— Значит, не пропадет, — заключила тетка. — Его честолюбия хватит еще дня на три, поверь мне.
Тереза откинулась на спинку дивана.
— Да я и не сомневаюсь в этом, — уверенно заявила она и, вдруг ойкнув, схватилась за живот. — Как это все-таки ужасно — заводить детей...
— Это прекрасно, — попыталась успокоить ее Габриэла. — К тому же тебе не так уж и много осталось...
— Уже лучше, — натянуто улыбнулась племянница.
— Вот и хорошо, — лицо Габриэлы вдруг приобрело серьезное выражение. — Что с Фернандо?
— О! Это еще одна головная боль нашей семьи! — оживилась племянница. — Мануэла уже дней пять, как ушла от него.
— А поподробнее можно? — попросила тетка.
— Конечно.
— И желательно с самого начала.
— Если с самого начала, то дело было так. Неделю назад ко мне зашел Фернандо и объявил, что Мануэла беременна и неизвестно, от кого ждет ребенка.
— Как это неизвестно от кого?! — поразилась Габриэла.
Тереза раздраженно хмыкнула.
— Тетушка, ну вы же знаете, что Фернандо бесплоден и не может иметь детей.
— Но откуда ты об этом узнала? — удивилась тетка и строго посмотрела на племянницу.
— Он обо всем мне рассказал, — не поведя бровью, ответила та.
— Но это лишь его фантазия... — возразила Габриэла.
— Ему это сказали медики.
Тетушка тяжело вздохнула и негодующе покачала головой.
— У него на руке написано, что он будет иметь двух детей, — возразила она. — И ты знаешь, что я свои знания ставлю не ниже, чем трактаты по медицине.
— Может, это не его дети? — предположила Тереза.
— Его! — повысила голос Габриэла.
— Но ведь анализы показали, что...
— Все могут ошибаться...
Услышав такие слова, племянница усмехнулась.
— А вы?
Габриэла нахмурилась.
— В данном случае — нет! — отрезала она и задумчиво протянула: — Значит, Мануэла беременна... Бедная девочка... Фернандо, небось, наговорил ей всяких гадостей. А она не выдержала и ушла...
— По-моему, вы не правы, — возразила Тереза.
— А что, по-твоему, прав Фернандо, который выставил беременную женщину за дверь?! — взвилась свояченица. — Ты это хочешь сказать?
— Нет, — немного смутилась Тереза и попыталась оправдаться, — ее никто не выставлял и не собирался выставлять за дверь. Она ушла сама.
— Ну, конечно, — хмыкнула Габриэла. — У нее и так были непростые отношения с домоправительницей и домашними. А терпела она это только потому, что по-настоящему любила Фернандо.
— Фернандо уже два дня разыскивает ее, — как бы между прочим, заметила племянница.
— Это в его стиле — сначала нашуметь, а потом замаливать грехи...
Тереза покачала головой.
— Вы слишком строги к Фернандо. Ведь его тоже можно понять...
— Я не понимаю его, — Габриэла встала и, скрестив руки на груди, принялась нервно прохаживаться по гостиной.
Наконец она остановилась и спросила:
— Где у тебя телефон?
Тереза недоумевающе кивнула в сторону окна. Свояченица подошла к аппарату и быстро набрала номер.
— Фернандо появился?.. — строго спросила она. — Тогда соедините нас.
— А-а-а, тетушка Габриэла... Добрый день, — радостно поздоровался Салинос, услышав знакомый голос. — Как вам Париж?
— О Париже потом, — оборвала его свояченица. — Сейчас мне хотелось бы поговорить о твоих делах.
— Хорошо, — согласился Фернандо. — Вечером я забегу к вам.
— Нам нужно встретиться немедленно, — угрожающе произнесла Габриэла.
Салинос растерялся. Он привык к тому, что тетушка, в отличие от всех остальных, всегда была совершенно спокойна и никогда не поддавалась на эмоциональные провокации.
— Но дело в том, что у меня уже запланирована... — начал оправдываться он.
— Никаких „но", — отрезала Габриэла. — Через полчаса я буду у тебя. Ты понял?
— Да, — сдался Фернандо и тяжело вздохнул.
— Тогда до встречи, — свояченица положила трубку и направилась к двери.
— Вы думаете, он изменит свое решение? — полюбопытствовала Тереза.
— Он должен это сделать, — бросила тетка и решительно вышла за дверь.
Так же решительно она переступила и порог кабинета своего племянника. Обнявшись с ним, Габриэла сразу же перешла к главному вопросу.
— Я уже обо всем знаю, — предупредила она.
Салинос усмехнулся.
— Значит, пришли мораль читать и учить меня, как нужно жить? — предположил он.
— Не совсем, — парировала тетка, присаживаясь. — Хотя это было бы не лишним.
— И что вы хотите мне сказать? — иронично поинтересовался он.
— Только то, что ты — глупец.
Салинос встал из-за стола и подошел к окну.
— Вы что, сговорились с Антонио? — негромко проговорил он и вздохнул. — Наверное, лишь одна Тереза меня понимает...
— Терезе хотя бы со своими проблемами разобраться... — возразила тетка и поинтересовалась: — Что ты собираешься делать дальше?
— Не знаю, — искренне признался Салинос. — Мне кажется, что сначала я должен отыскать Мануэлу.
Габриэла задумалась.
— Может, тебе сходить к другому врачу, если ты мне не веришь, — предложила она.
Салинос резко повернулся и, возвратившись за свой рабочий стол, посмотрел тетке в глаза:
— Ты виделась с Морено?
— Почему ты так решил? — удивилась Габриэла.
— Потому что вчера он советовал мне то же самое.
Тетушка одобряюще покачала головой и заметила:
— У тебя хороший друг.
— Правда, часто лезет не в свои дела... — не без намека проговорил Фернандо.
— Так что ты решил? — возвратилась к главной теме Габриэла.
Салинос развел руками.
— К сожалению, с советом ты немного опоздала... Сегодня утром я был в другой клинике.
— И когда ты узнаешь результаты?
Салинос погладил ладонью щеку.
— Завтра или послезавтра... Точно не помню.
— Тебя они не волнуют? — поразилась тетушка.
— Просто я уверен, что они вряд ли откроют что-то новое для меня, — раздраженно ответил племянник. — Чудес не бывает...
— Да, чудес не бывает, — согласилась Габриэла. — Все закономерно. Но, к сожалению, часто мы забываем об этих законах. А потом их принимаем за чудеса...
— Тетушка, не говорите загадками, — умоляюще попросил Салинос. — У меня и так от всего происходящего голова идет кругом.
— Ты не будешь против, если я разложу Таро? — неожиданно спросила Габриэла.
— Если после этого вы не будете больше терзать мою душу, то можно и погадать, — Фернандо решил воспользоваться моментом, чтобы поскорее избавиться от докучливой тетки.
— Обещаю, — согласилась та и принялась тасовать колоду.
Фернандо же, боясь быть внезапно застигнутым в таком дурацком положении, позвонил секретарше и приказал, чтобы к нему никого не пускали.
— Сними, — попросила Габриэла и протянула Фернандо колоду.
Тот снял сверху несколько карт и отдал их тетке. Та лихо принялась раскладывать карты на столе. Фернандо с ироничной улыбкой наблюдал за сосредоточенным лицом свояченицы и ее манипуляциями, удивляясь тому, насколько самозабвенно женщина относится к своему необычному занятию.
— Ну и что же мне пророчит лучшая в Аргентине гадалка? — полюбопытствовал он.
Однако Габриэла молчала.
— Неужели я умру? — рассмеялся Салинос.
Вздрогнув, тетушка наконец оторвала глаза от египетских фигурок и вполне серьезно сообщила:
— Нет, наоборот, твоя жизнь скоро изменится к лучшему... но после смерти одной женщины...

0

83

18

Эмилио долго настаивал на встрече с Исабель, однако прошло несколько дней, прежде чем Бернарда дала свое согласие. Борясь с противоречивыми чувствами, молодой человек отправился в дом Салиносов. Как и было условлено, домоправительница ожидала его у ограды.
— Все в порядке? — поинтересовалась она и осмотрелась по сторонам.
— Да, — кивнул тот и со скепсисом заметил: — Раньше вы были менее осторожны...
Бернарда, услышав такое, нахмурила брови.
— Раньше вы были другом Фернандо, а теперь стали его врагом, — зло заметила она. — К тому же нам сейчас нежелательно рисковать. Ведь Исабель должна скоро лечь в клинику на операцию, и потому мы должны быть осторожны.
Домоправительница провела гостя через черный ход и, впустив в спальню, оставила там, предварительно заперев дверь на замок. Осмотревшись, Эмилио увидел в темном углу силуэт Исабель, и все его прежние сомнения как рукой сняло.
— Дорогая! — воскликнул молодой человек и бросился к любимой. — Я так долго ждал этой встречи с тобой.
Подбежав к дочери Бернарды, Эмилио обнял ее.
— Мне тоже было скучно без тебя, — призналась та. — Но, видимо, это моя судьба.
— Что ты такое говоришь! — возмутился Эмилио. — Сегодня Бернарда сказала мне, что еще немного, и ты ляжешь в клинику на операцию. Значит, скоро мы будем вместе!
Исабель освободилась из объятий молодого человека и отошла к окну.
— Ты действительно так любишь меня, что готов быть со мной, несмотря на то что я — уродина? — грустно спросила она.
— Можешь не сомневаться в этом... — заверил гость.
Неожиданно девушка заплакала.
— Что с тобой? — удивился Эмилио. — Ведь совсем скоро твои мучения закончатся.
— Я не верю Бернарде, — выдавила из себя Исабель. — Она обещает и деньги и лечение лишь для того, чтобы успокоить меня...
— Зря ты волнуешься, — молодой человек подошел поближе к любимой. — Я же говорил, что готов продать все, что у меня есть, ради того, чтобы ты была счастлива.
— Ты знаешь, — искренне призналась Исабель. — Порой мне кажется, что Бернарду устраивает то, что я такая...
— Перестань говорить ерунду, — убежденно проговорил Эмилио. — Бернарда желает счастья тебе... Твои подозрения напрасны...
— Нет! — зло выкрикнула женщина. — Бернарда всегда манипулировала мной. Она всех хочет сделать марионетками... Даже этот брак с Салиносом был нужен больше ей, чем мне. И сейчас продолжается то же самое...
Исабель замолчала, а к Эмилио вновь вернулись его прежние подозрения.
— Мне показалось, — робко начал он, — что я нужен был тебе только для того, чтобы поссорить между собой Фернандо и Мануэлу.
Услышав такое признание, Исабель резко повернулась и истерично выкрикнула:
— Я ненавижу Мануэлу! Я ненавижу их обоих! Я ненавижу Бернарду! Я ненавижу этот дом!.. Но я не могу из него вырваться...
В бессилии женщина опустилась в кресло.
— Ты устала, — мягко проговорил Эмилио. — Успокойся. Извини, если я сказал что-то не так, но мне показалось, что вы с Бернардой хлопочете о том, чтобы Исабель вновь стала хозяйкой этого дома и сеньорой Салинос.
— Я имею право на этот дом! — повысила голос женщина. — Имею!
— Конечно, — согласился Эмилио. — Но тебе вряд ли удастся вернуть любовь Салиноса. Скорее наоборот, ты можешь пробудить в нем ненависть.
— Это мы еще посмотрим!
— Он любит Мануэлу...
Исабель вновь взорвалась.
— Он любит меня! И он это поймет... Он поймет, что Мануэла лишь суррогат, некое жалкое подобие меня!
— Нет, — категорично замотал головой Эмилио. — Вы похожи внешне... И только...
— Но Мануэлы уже нет! — возразила бывшая хозяйка.
— Однако Фернандо любит ее.
— Это неправда!
Эмилио пожал плечами.
— Увы, но это так... А нечистая игра, начатая Бернардой, рано или поздно раскроется, и все станет на свои места.
Эти слова заставили Исабель вздрогнуть.
— Неужели ты, действительно, хочешь вернуть Фернандо? — грустно спросил Эмилио.
— Я жажду мести за его предательство! И это мне помогает не сойти с ума... — призналась дочь Бернарды и заплакала навзрыд.
— Мести?.. — задумчиво протянул Эмилио. — По-моему, это глупо...
— Ну и пусть, — всхлипнула женщина.
Эмилио подошел к любимой и, опустившись на одно колено, погладил ее по ладони.
— Исабель, я люблю тебя и думаю, что вместе мы будем счастливы, — нежно проговорил он и, поднявшись, обнял женщину. — Ведь ты никогда по-настоящему не любила Фернандо. Ты же сама мне об этом говорила... Ведь так?.. Скажи, так или нет?..
Исабель прижалась к груди молодого человека и горько заплакала. Эмилио погладил Исабель по шелковистым волосам и успокаивающе произнес:
— Все будет хорошо, вот увидишь... Просто ты очень устала...
— Мне, действительно, очень тяжело... — призналась Исабель. — Если бы ты знал, как мне тяжело...
— Я знаю...
В замочной скважине послышался скрежет ключа. Исабель отпрянула от молодого человека и приказала:
— О наших отношениях Бернарда не должна знать.
— Ты боишься ее? — удивился Эмилио.
Однако женщина не ответила, потому что в следующее мгновение в комнату вошла домоправительница. Она надменно взглянула на молодого человека и заметила:
— Сеньор Эмилио, я думаю, вам больше не следует появляться в этом доме...
— Это почему же?! — возразила Исабель.
— Чтобы не навлечь подозрений, — объяснила Бернарда и жестом указала гостю на дверь. — Прошу вас, сеньор Эмилио...
— Мы еще встретимся, Исабель, — кивнул молодой человек и вышел.
Проводив гостя, домоправительница через десять минут возвратилась в спальню.
— Дочь, я хочу с тобой очень серьезно поговорить, — произнесла она и присела на кровать.
— О чем? — устало спросила Исабель.
— Об Эмилио.
— Чем он тебя не устраивает? — рассердилась дочь.
Бернарда вздохнула.
— Тебе скоро в клинику, а возвратиться ты должна чистой и непорочной. Именно поэтому сейчас мы должны исключить все ситуации, которые могут навлечь на тебя подозрение.
— Тебе мало Хосинды, которую ты запросто вышвырнула из дома, даже не спросив меня об этом?! — раздраженно выкрикнула дочь.
— Она тянула из нас деньги, а пользы от нее никакой не было, — объяснила Бернарда и перевела тему на другое: — Кстати, не забывай, завтра с утра мы отправляемся в клинику к доктору Маркесу. Я оставлю тебя там на несколько часов, а сама схожу к адвокату Пинтосу... Завтра документ, доказывающий мое право на наследство, должен пойти в работу...

Едва за окном забрезжил рассвет, как Исабель была уже на ногах. Она с нетерпением ждала этого очень важного для нее дня. В клинике должны были определить сроки лечения и необходимую для этого сумму, а у Пинтоса как раз решался финансовый вопрос.
Бернарда проснулась немного позже и очень удивилась, увидев дочь на ногах. Встав, домоправительница помогла дочери расчесать волосы и быстренько отправилась за завтраком. Поев, женщины поспешили в клинику доктора Маркеса...
Зайдя в приемную, Бернарда подошла к сидевшей за столом медсестре и тихо проговорила:
— Доктор Маркес назначил нам прием ровно на десять.
— Ваша фамилия? — поинтересовалась девушка и заглянула в журнал.
Бернарда замялась.
— Здесь фамилия не написана, — удивилась медсестра и предложила: — Давайте запишем.
— Не стоит, — сухо ответила посетительница.
— Но я не могу так пропустить, — запротестовала сотрудница клиники.
Бернарда совсем растерялась, но, к счастью, из кабинета вышел сам Маркес. Он провожал какого-то лысого мужчину.
— Надеюсь, все будет хорошо, — улыбнулся он.
— Спасибо вам, доктор, — чуть ли не до пояса поклонился лысый и вышел из приемной.
Проводив посетителя взглядом, Маркес наконец заметил Бернарду и Исабель. Он подошел к домоправительнице и вежливо поздоровался.
— Очень хорошо, что вы не передумали, сеньора... э... — Маркес замялся, не зная, как выкрутиться из неловкого положения.
— Сеньора Вейрес, — первое, что пришло в голову Бернарде.
— Именно, — подхватил Маркес и кивнул медсестре. — Так и запишите: сеньора Вейрес.
— Хорошо, — ответила та и заполнила графу.
— Прошу вас, — доктор жестом пригласил посетительниц в кабинет.
— Спасибо, доктор, — поблагодарила Бернарда и прошла на середину комнаты.
Исабель последовала за ней.
— Присаживайтесь, — предложил Маркес и, когда женщины опустились в кресла, сел рядом на диван.
— Рассказывайте, доктор, — попросила домоправительница. — Возможна ли операция?
Доктор обнадеживающе улыбнулся.
— Кажется, я вам еще в прошлый раз сказал, что я мог бы взяться за эту операцию. А это уже значит, что она возможна.
— Замечательно, — расцвела Бернарда.
— Но, — доктор поднял указательный палец. — Есть целый ряд обязательных условий, при которых операция может быть проведена, и я вам о некоторых из них тоже говорил...
— Да-да, — кивнула женщина.
Однако Маркес решил, что не лишним будет повторить.
— Во-первых, это деньги. Деньги или гарантии того, что мы их получим. Как только с этим станет все ясно, через неделю мы начинаем подготовку к операции. Вы понимаете меня?
— Да, — наклонила голову Бернарда и пообещала: — Деньги будут.
— Хорошо, — продолжил доктор. — Появляются деньги — мы сразу же закупаем аппаратуру... Второй немаловажный вопрос: пересадка тканей... и не только. Короче, донором может стать лишь родственник.
— Этот вопрос тоже можно считать решенным, — быстро ответила домоправительница.
Исабель сделала недовольный жест, но промолчала.
— Замечательно, — поддержал доктор и вдруг стал совершенно серьезен.
Он провел ладонью по лбу и проговорил:
— А теперь я вам скажу о самом важном.
Бернарда затаила дыхание.
— Дело в том, что у вашей дочери очень запущенная форма одной очень опасной болезни...
— Я знаю об этом, — с легким испугом ответила женщина, предчувствуя что-то недоброе.
— Болезнь прогрессирует, и ее необходимо срочно лечить. Иначе...
— Что иначе? — не выдержала Исабель.
— Короче, у вас в запасе еще месяц, максимум два... а потом, увы, ни я, ни кто-то другой уже не сможет вам помочь... Так что спешите.
— Нам необходима неделя на утряску финансовых дел, и мы сможем заплатить или предоставим документ, гарантирующий оплату, — пообещала Бернарда.
Маркес повернулся к Исабель и произнес:
— В прошлый раз мы проводили небольшое обследование. Для уточнения некоторых данных мы должны с вами еще немного поработать...
— Я согласна, — кивнула молодая женщина.
— Мне же необходимо отлучиться по очень важным делам на два часа, — решила воспользоваться моментом Бернарда.
— В таком случае наши планы совпадают, — улыбнулся Маркес. — За это время мы успеем провести необходимые тесты...
— Спасибо, — поблагодарила домоправительница и поспешила на встречу с Пинтосом.

Адвокат уже несколько часов рассуждал над тем, явится ли Бернарда. Аванс он уже истратил на предварительный взнос за печать и настоящую подпись настоящего нотариуса... Мысли о том, что вдруг можно остаться без гроша, наводили на Пинтоса невообразимый ужас. Он то и дело доставал платок и вытирал большие капли пота на лбу, появляющиеся через каждые пять минут.
„Если придет, то потребую сорок процентов!" — решил он и немного успокоился.
Именно в этот момент и вошла Бернарда.
— Добрый день, — небрежно бросила она и уселась на стул.
— Добрый, добрый, — заискивающе кивнул Пинтос.
— Как идут у нас дела? — сразу же заговорила о главном домоправительница.
Адвокат молча выдвинул шуфлядку, достал из нее какую-то бумагу и, протянув посетительнице, предложил:
— Посмотрите сами.
Бернарда схватила документ и узнала в нем листок, написанный Исабель. Однако теперь на нем стояла печать нотариальной конторы и рядом красовалась замысловатая подпись нотариуса.
— Все в лучшем виде! — с гордостью произнес Пинтос.
Бернарда положила документ на стол и холодно заметила:
— Я все равно в этом ничего не понимаю... Меня интересует другое.
— Что же?
— Как скоро решится вопрос с наследством.
— Я думаю, понадобится месяца два-три, — произнес Пинтос, стараясь придать своему голосу солидность.
— Два-три?! — растерялась Бернарда.
— Да, — кивнул адвокат. — Но если сеньор Фернандо пойдет на уступки и не будет специально затягивать решение этого вопроса, то мы управимся за полтора месяца.
— Меня это не устраивает! — категорично заявила домоправительница.
Пинтос развел руками.
— Но, что я могу поделать... — пробормотал он. — Таковы правила...
По щеке Бернарды сбежала одинокая слезинка. Адвокат, решив, что это самый подходящий момент для того, чтобы поднять цену, сделал сочувственное лицо и задумчиво протянул:
— Можно попробовать и за месяц... Но потребуются дополнительные расходы...
Бернарда резко подняла голову.
— Сколько?
Пинтос на мгновение замялся, а потом, колеблясь, проговорил:
— Мне трудно определить точную сумму...
— И все же?
Внезапно глаза адвоката заблестели, и он сделал свой победный прыжок.
— Сделаем проще, — убежденно сказал он. — Определим сумму не в тридцать процентов, а в сорок. Вас устраивает такой вариант?
— Но это же грабеж! — возмутилась Бернарда.
Пинтос усмехнулся.
— Найдите другого адвоката, который сделал бы для вас то, что делаю я.
Бернарда резко встала со стула.
— Я согласна, — холодно сказала она. — Но это последнее повышение вашей доли.
— Да разве я для себя беру? — не моргнув глазом, принялся придуриваться адвокат. — Я же хочу, чтобы вам было лучше...
— Перестаньте, вы переигрываете, — махнула рукой Бернарда и спросила: — Когда вы собираетесь сообщить сеньору Фернандо о том, кто является прямым наследником Исабель?
— На следующей неделе. Нужно еще договариваться...
Бернарда сверкнула глазами.
— Вы сделаете это сейчас, — приказала она. — А встречу назначите на послезавтра. Ясно?
Пинтос, не ожидавший такого напора со стороны домоправительницы, испугался и задрожавшей рукой потянулся к телефонной трубке.
— Но Фернандо без адвоката Морело ничего предпринимать не будет... — пробормотал он.
— Звоните! — властно произнесла Бернарда.
— Хорошо, — кивнул адвокат и через несколько секунд буркнул в трубку: — Мне сеньора Фернандо Салиноса, пожалуйста... Адвокат Пинтос беспокоит... Добрый день, сеньор Фернандо. Вы интересовались документом и личностью матери?.. Да, я готов показать вам эту бумагу послезавтра. Вас устраивает?.. Сеньор Морено приехал?.. Замечательно. Тогда я вас жду ровно в двенадцать... До встречи.
Пинтос положил трубку и вытер платком обильный пот со лба.
— Теперь вы довольны? — спросил он, уже без страха глядя Бернарде в глаза.
— Не совсем, — отозвалась та.
— Что еще соблаговолите? — с издевкой спросил хозяин кабинета.
— Я должна присутствовать при вашей встрече.
Пинтос усмехнулся.
— А вы не опасаетесь гнева Салиноса?
— Я не собираюсь сидеть с ним за одним столом. Неужели вы не поняли этого?
— В общем-то понял... — адвокат почесал затылок, пытаясь догадаться, что на уме у домоправительницы.
— Я буду вон за той дверью, — Бернарда указала на комнату, где хранились архивы.
— Меня устраивает, — поспешил согласиться Пинтос и, вспомнив о документе, взял его и положил назад в шуфлядку. — Тогда встретимся через день в одиннадцать тридцать. Договорились?
— До свидания, — бросила домоправительница уже с порога.
— До скорой встречи, — усмехнулся Пинтос и радостно потер руки...

Бернарда возвратилась в клинику немного позже назначенного времени, и Исабель ожидала ее в приемной. По дороге домой домоуправительница пыталась расспросить дочку о том, что произошло за время ее отсутствия, но Исабель упрямо молчала. Когда же они пришли в спальню, дочь, не разуваясь, упала на кровать и громко зарыдала.
— Что с тобой? — испуганно спросила Бернарда и погладила дочь по спине.
Однако та резко отпрянула и закричала:
— Не прикасайся ко мне!
— Тебя кто-то обидел в клинике? — недоумевающе спросила мать.
Вместо ответа, дочь вновь зарыдала.
— Адвокат Пинтос пообещал устроить дело как можно быстрее, — домоправительница решила, что хоть таким образом сможет утешить дочь. — Так что тебе осталось мучиться не больше месяца.
— Ты думаешь, я после операции буду счастлива? — с отчаянием в голосе проговорила та.
— Конечно, — мягко ответила мать. — Ты будешь прежняя Исабель...
— Только с твоей кожей! — зло закричала дочь и, вскочив с кровати, бросилась к окну.
Бернарда опустила голову.
— Что ты молчишь?! — Исабель вся задрожала. — Небось, радуешься?!..
— Я не вижу ничего плохого в том, что ты сможешь вернуться к нормальной жизни среди людей.
— Но ведь это буду уже не я!
— Почему?
— Потому что Исабель умерла! Да, умерла. А теперь перед всеми явится старуха! Такая же старуха, как и ты! — У Исабель началась истерика.
Бернарда опасливо покосилась на дверь и пообещала:
— Завтра же я поговорю с доктором Маркесом. Мне кажется, что должно существовать и какое-то иное решение этого вопроса...
— Ты думаешь, это возможно? — немного успокоилась Исабель.
— Доктор Маркес — один из лучших специалистов в своей области, вероятно, он сможет что-нибудь придумать...
Исабель легла на кровать и снова заплакала.
— Я не хочу жить... — сдавленно прошептала она. — Не хочу...
Бернарда, стоя поодаль, с сочувствием смотрела на дочь. Она понимала, что выдумка про какое-то иное средство успокоит Исабель только на время.
„Но разве могла я не соврать, видя, как страдает мой ребенок?.. — думала домоправительница. — И разве справедливо упрекать меня в этом, ведь я готова все отдать ради ее спасения?.."

0

84

19

Мануэла сидела у окна и с грустью смотрела на вечерний город. На улице шел унылый дождь, который, как показалось девушке, был очень созвучен ее настроению. Мануэла вспоминала дни, проведенные в доме Фернандо, пытаясь определить, была ли она тогда счастлива.
— Мануэла, — позвала ее Луиза, отложив в сторону свое шитье. — Ты будешь кофе?
— Не беспокойся, — не оборачиваясь, отозвалась хозяйка. — Теперь мы в равных условиях, и я могу приготовить кофе сама...
— Мне это совершенно не трудно, — возразила служанка. — Даже приятно.
Мануэла задумалась.
— Луиза, тебе, нравится наша новая жизнь? — вдруг спросила она.
— По сравнению с домом Мерседес или дворцом Фернандо? — уточнила та.
— Вообще...
Луиза почесала лоб.
— В доме Салиносов меня не любили, поэтому мне здесь лучше, а в Контьго-Секо я выросла... Этого, по-моему, уже достаточно, чтобы грустить по тем местам и хотеть вернуться туда вновь.
Мануэла обернулась.
— А ты хочешь вернуться?
— Не знаю, — пожала плечами служанка. — Там живет моя мать...
— Я тоже тоскую по маме, — призналась хозяйка. — Но я не могу вернуться. Она меня не поймет... Особенно когда узнает, что я беременна...
— А мне кажется, что мать должна все понять, — возразила Луиза.
— Может, ты и права, — тихо проговорила Мануэла. — Но там меня сразу же отыщет Фернандо. А я этого не очень бы хотела...
Луиза внимательно посмотрела на хозяйку.
— Ты все еще любишь его?
— Да, — кивнула Мануэла. — Я хотела бы забыть, но не могу. А когда родится сын, тем более буду вспоминать о нем...
— Может, он уже не злится? — сочувственно предположила служанка. — Может, он понял, что был не прав, и ищет тебя, чтобы попросить прощения.
Мануэла тяжело вздохнула.
— Хотелось бы верить, но боюсь, что это не так... Ведь Эмилио меня быстро отыскал...
— Кто? — заинтересовалась Луиза, которая слышала об этом впервые.
— Один знакомый Фернандо, — уклончиво ответила хозяйка, поняв, что чуть не проболталась.
— Так он же расскажет обо всем Салиносу! — испугалась служанка.
— Не расскажет...
— Почему?
— Они теперь не встречаются и даже не дружат.
— Они поссорились? — принялась развивать тему Луиза.
Но Мануэле это не понравилось.
— Ты задаешь слишком много вопросов, — улыбнулась она, пытаясь смягчить категоричность своего тона.
— Хорошо, не буду, — слегка обиделась служанка и вновь взялась на шитье.
Однако не прошло и пяти минут, как Луиза опять заговорила.
— А у нас хватит денег, чтобы заплатить за квартиру? — вдруг встревожилась она.
— За ближайшие два месяца уже заплачено, — успокоила Мануэла.
— А дальше?
— Дальше будет видно...
— Понятно, — протянула Луиза, хотя так ничего и не поняла.
Минуту подумав, она мечтательно произнесла:
— Замечательный все-таки человек Руди...
— А кто говорит, что он плохой? — пожала Плечами Мануэла.
— А ты не жалеешь, что не вышла за него замуж?
— Видишь ли, Луиза, — задумчиво произнесла хозяйка. — Мы с ним вместе выросли. Я была очень привязана к нему, и мне казалось, что это и есть любовь. Но потом я испытала настоящие чувства. Однако это уже были чувства к другому человеку.
— К Фернандо?
— Да.
Неожиданно в дверь позвонили.
— Это, наверное, Марианна, — предположила хозяйка.
— Я открою, — вызвалась Луиза и метнулась к входной двери.
Мануэла не ошиблась — к ней, действительно, заглянула кузина.
— Как ты думаешь, с кем я только что встречалась? — выпалила она еще с порога.
Хозяйка вначале хотела сказать: „С Густаво", но потом почему-то передумала и промолчала.
— Я встречалась с Антонио.
— С Антонио? — удивилась Мануэла. — Что-то уж слишком частыми стали ваши встречи...
Марианна закатила глаза и призналась:
— Мне кажется, что я влюбилась.
— Вот как? — еще больше удивилась Мануэла. — А как же он?
— Похоже, что и он тоже, — шепотом произнесла кузина и поудобнее устроилась в кресле. — А что у тебя нового?
Мануэла развела руками.
— Все по-прежнему...
— Ах да! — воскликнула Марианна. — Чуть не забыла. Антонио рассказывал мне, что Фернандо ищет тебя...
— Это правда? — обрадовалась Мануэла.
— Антонио никогда не врет и не треплется понапрасну, — с гордостью ответила кузина. — Кроме того, кажется, ему удалось уговорить Фернандо сходить к другому врачу и пройти обследование.
— Значит, он скоро будет здесь? — предположила Мануэла, глубоко вздохнув.
— Не знаю, не знаю, — протянула сестра. — Пока он сопротивляется, но Антонио уверен, что Фернандо сделает это. Я думаю, Морено окажется прав.
— Ну, ты просто боготворишь своего Антонио! — улыбнулась Мануэла.
— А почему бы и нет, если он заслуживает этого, — парировала кузина и, как бы между прочим, добавила: — Он тоже боготворит меня.
Девушки весело рассмеялись. Вдруг Мануэла насторожилась и испытующе посмотрела на сестру.
— Надеюсь, ты не проболталась, где я живу?
— Ну что ты, — убежденно ответила Марианна. — Да разве я когда-нибудь о чем-то проболталась?
Мануэла недоверчиво покачала головой.
— Ох и врешь же ты все.
— Неправда, — обиделась кузина, но, о чем-то вспомнив, вновь повеселела. — Кстати, могу с полной уверенностью сказать, что Антонио полностью на твоей стороне.
— Не может быть...
— Он очень сочувствует тебе и даже предлагал деньги...
Мануэла строго посмотрела на кузину.
— Надеюсь, ты отказалась?
— С большим трудом, — улыбнулась Марианна и достала из сумочки большую коробку шоколадных конфет. — Но от этого я отказаться не смогла.
— Сейчас я приготовлю кофе! — оживилась Луиза, завидев сладости.
Когда служанка вышла, Мануэла поинтересовалась:
— А как у тебя обстоят дела с Густаво?
— С Густаво? — смущенно повторила Марианна.
— Да.
— Мне кажется, я его не люблю...
Мануэла изумленно посмотрела на кузину.
— Но ведь ты питала к нему такие чувства!
— Да, но мне показалось, что ему больше нравилась не я, а то, что моя сестра живет чуть ли не в замке... К тому же он оскорбил меня при Антонио... Ты не представляешь, как мне было стыдно...
— Неужели на этом ваши отношения и закончатся?
Марианна стушевалась еще больше.
— Нет, — убежденно ответила она. — Я не брошу Густаво до тех пор, пока он находится под арестом.
— А вот и кофе, — объявила вошедшая с подносом Луиза и поставила чашки на стол.
Мануэла открыла коробку и предложила:
— Угощайтесь.
— Какая прелесть! — не удержалась от восторга Луиза, рассматривая разноцветные обертки.
В дверь вновь позвонили.
— Неужели это Фернандо?! — испугалась хозяйка, опасаясь за то, что праздник будет испорчен.
Однако это был не Салинос.
— Добрый вечер, кузины, — поприветствовал всех Руди и поочередно поцеловал девушек.
— Присоединяйся, — Марианна кивнула на кресло.
— С удовольствием, — согласился Руди и, увидев конфеты, скривился.
— Это подарок моего жениха, — пояснила Марианна. — Угощайся.
— Не хочется... Но от кофе не откажусь.
Луизе, к большому ее сожалению, пришлось оторваться от конфет и вновь отправиться на кухню.
— Как там моя мама? — поинтересовалась Мануэла у кузины, словно продолжая прерванный разговор.
— Совсем из головы вылетело! — встрепенулась Марианна. — Антонио мне рассказал, что сеньора Мерседес несколько раз звонила и уже начала беспокоиться.
— Ей нужно каким-то образом сообщить, что все нормально, — предложила Мануэла. — Но только не нужно рассказывать ей о моей беременности и ссоре с Фернандо...
Марианна хитро взглянула на брата.
— Руди, а почему бы тебе не заняться этим? — предложила она.
— У меня совершенно нет времени... — принялся оправдываться молодой человек. — К тому же мне особенно нечего делать там.
— А если поехать на выходные? — не сдавалась сестра. — Заодно проветришься.
— Нет, — категорично ответил Руди.
Марианна подсела поближе к брату.
— Ну, подумай, — поменяла она тактику. — Мануэла не может. Если я поеду, то непременно проболтаюсь. Луиза, согласись, тоже не лучший вариант. Значит, остаешься ты...
— Руди, может, и вправду ты съездишь? — попросила до этого молчавшая Мануэла.
Руди с грустью посмотрел на бывшую невесту.
— Если об этом просишь ты, Мануэла, то я съезжу, — согласился он наконец.
— Как здорово! — Марианна захлопала в ладоши и, нечаянно взглянув на часы, заметила: — Уже поздно... Нужно отправляться к тетке...
Девушка встала и. повернулась к брату.
— Руди, ты меня проводишь?
Молодой человек собирался еще немного посидеть, и просьба сестры его невероятно взбесила, но он сдержался.
— Хорошо, сестричка, — сквозь зубы процедил Руди и тоже встал.
Луиза быстренько схватила подносы и отправилась на кухню, а Марианна поспешила в прихожую. Однако Руди на мгновение задержался.
— Что-то не так? — поинтересовалась оказавшаяся рядом Мануэла.
Руди повернулся к девушке.
— Я хотел спросить... — тихо произнес он, переминаясь с ноги на ногу.
— Да, я слушаю, — помогла ему хозяйка.
Руди посмотрел в глаза Мануэле и спросил:
— Не передумала ли ты?
— О чем ты? — не поняла девушка.
— О твоем браке с Фернандо, — пояснил молодой человек. — Поверь, я буду лучше его...
Мануэла грустно улыбнулась.
— Я верю, — едва слышно ответила она. — Но я ничего не могу с собой поделать...
В дверном проеме показалась Марианна.
— Эй, голубки, о чем это вы воркуете? — рассмеялась она и поторопила брата: — Руди, я уже устала тебя ожидать...
— Прощай, Мануэла, — молодой человек поцеловал хозяйку в щеку и, резко повернувшись, направился к выходу...
— До свидания, Руди, — попрощалась Мануэла. — Заходи, если будет время.
Молодой человек ничего не ответил, и, взяв Марианну под руку, вышел из квартиры...
Проводив сестру до дома тетушки, Руди решительно скомандовал таксисту:
— На вокзал, пожалуйста.
— Как скажете, — отозвался тот и нажал на газ.
На следующий день Руди не нужно было идти на работу, и когда он вышел из квартиры Мануэлы, то тут же решил немедленно отправиться на вокзал.
Взяв билет, молодой человек поспешил к поезду. Устроившись в последнем вагоне, он слегка задремал. Однако его сон длился недолго, поскольку напротив села очень симпатичная девушка... Настроение у Руди было неважное, и потому он решил отказаться от попыток завязать знакомство, однако с удовольствием наблюдал за симпатичной незнакомкой.
Та достала из дорожной сумки книгу и принялась ее читать. Молодой человек, видимо, тоже чем-то привлек внимание незнакомки. Время от времени, сквозь спадающие на лицо светлые локоны волос, она бросала осторожные взгляды на Руди. Как-то сама собой завязалась беседа. Выяснилось, что девушку зовут Урсулой, работает она учительницей в Буэнос-Айресе, а в эти дни решила навестить родителей, которые живут в одной из провинций.
Глядя на правильные черты лица Урсулы, Руди вспомнил Мелису, свою прежнюю любовь. Он все время надеялся, что та, ради их счастья, готова порвать с прежней жизнью, но, увы, оказался не прав... В юности Мелиса зарабатывала себе на хлеб, позируя перед объективами обнаженной. Однако она заверяла молодого человека, что это все в прошлом и теперь готова начать новую жизнь. К сожалению, ее обещания так и остались обещаниями. Она, тайком от жениха, возвратилась к прежнему занятию и не потому, что ей особенно нужны были деньги...
И вот теперь молодой человек, с разбитым сердцем и опустошенной душой, ехал в ночном поезде, задумчиво глядя на мерцающие в окне звезды. Еще полчаса назад ему казалось, что вряд ли когда-нибудь он сможет снова полюбить, но, когда он познакомился с Урсулой, что-то изменилось. Прежнее безразличие к жизни исчезло, а с новой знакомой хотелось говорить и говорить. Урсула оказалась не только красивой девушкой, но и достаточно образованной. К тому же было очевидно, что девушка имела хорошее воспитание и, как показалось Руди, была полной противоположностью Мелисы.
— Мне пора, — с грустью проговорила она, когда поезд начал сбавлять ход, и, взяв сумку, направилась к выходу.
— Счастливо, — кивнул молодой человек и подумал: „Как жаль, что на этом все и закончится".
Урсула помахала рукой и закрыла за собой дверь. Руди вздохнул и, откинувшись на спинку сиденья, закрыл глаза, пытаясь заставить себя заснуть. Вдруг ему показалось, что в коридоре раздался чей-то крик. Первое, что ему пришло в голову, это мысли об Урсуле. Молодой человек вскочил на ноги и, рванув дверцу, выбежал в полутемный коридор.
— Помогите! — раздался сдавленный крик где-то в начале вагона.
Руди рванулся туда. Одно купе было приоткрыто, и молодой человек увидел, как двое бритоголовых в кожаных куртках пытались повалить девушку на сиденье. Не долго думая, Руди схватил одного за шиворот и со всего размаху направил головой в стену. Тот охнул и начал медленно опускаться на пол. Другой отпустил девушку и, изловчившись, ударил непрошеного гостя в челюсть. Руди покачнулся, но удержался на ногах. Придя в себя, он ответил обидчику таким же прицельным ударом. Тем временем лежавший на полу поднялся и завязалась драка. Неизвестно, кто вышел бы из нее победителем, если бы в дверях не появилась полиция, которую обступили непонятно откуда взявшиеся свидетели. Сержант, в мгновение ока сориентировавшийся во всем, приказал связать бритоголовых и сочувственно похлопал Руди по плечу.
— К сожалению, — произнес он, — вам придется сойти вместе с нами на этой станции. Необходимо выполнить некоторые формальности.
Полчаса молодой человек вынужден был заполнять протокол в полицейском участке. Когда же все было улажено, сержант вежливо предложил:
— Можете переночевать у нас. Следующий поезд только утром.
— Вначале я немного прогуляюсь, — ответил Руди, решив, что так будет лучше.
Выйдя за порог здания и осмотревшись, молодой человек был приятно удивлен — под растущим неподалеку деревом стояла Урсула. Увидев Руди, она подошла к нему и, посмотрев прямо в глаза, предложила:
— Давай, заглянем ко мне. Я познакомлю тебя со своими родителями...

0

85

20

Как ни старался Фернандо занять себя работой, у него ничего не получалось. С тех пор как ушла Мануэла, не только моральный дух, но и финансовые дела Салиноса переживали упадок. Понимая, что, если это продлится еще несколько месяцев, фирма потерпит крах, Фернандо перепоручил ведение всех дел исполнительному директору. Сам же он лишь просматривал отчеты доверенной особы. Но большая часть его времени уходила на поиски пропавшей Мануэлы. В полицию Салинос не хотел обращаться, а его личные связи пока что не приносили успеха в поисках.
Вот и в этот день Салинос, явившись, как всегда, рано, сделал вид, что с головой погрузился в работу. Однако внимание мужчины больше привлекал фотоснимок жены, чем разложенные на столе отчеты. Так он и скучал на протяжении нескольких часов, пока не раздался телефонный звонок.
— Алло? — Фернандо устало поднял трубку.
— Добрый день, сеньор Салинос, — послышался приятный мужской голос на другом конце провода.
— Добрый день, — лениво повторил Фернандо.
— Это вас беспокоит доктор Кортес, — представился звонивший.
— Доктор Кортес? — удивился Салинос, пытаясь вспомнить, где слышал это имя.
— Да-да, — отозвался тот, словно старый знакомый, чем привел Фернандо еще в большее недоумение.
— Простите, — растерянно проговорил Фернандо. — Временно делами занимается мой исполнительный директор. Возможно, я не в курсе...
— Нет, я звоню именно вам, хотя мы договаривались, что вы мне позвоните сами. Вчера я ждал вашего звонка, но, так и не дождавшись, решил позвонить.
— Ах, доктор Кортес! — наконец вспомнил Салинос. — Простите, у меня вчера не было никакой возможности связаться с вами.
— Я так и понял...
— Значит, вы хотите сообщить мне результаты анализов? — Фернандо вдруг понял, что преднамеренно пытается оттянуть момент оглашения приговора. — Надеюсь, я не очень оторвал вас тогда от работы.
— Ну что вы! — обиделся врач. — Это тоже моя работа, и я не считаю ее менее важной.
Салинос собрал все свое мужество и наконец спросил о главном:
— Вы позвонили мне, чтобы подтвердить прежние результаты?
Фернандо вдруг показалось, что доктор хихикнул.
„Ну вот, надо мной уже смеются..." — засвидетельствовал он и приготовился спокойно встретить окончательный приговор.
А доктор, как на зло, молчал.
— Говорите же! — потребовал Салинос. — Морально я уже подготовлен к самому худшему, так что не волнуйтесь, инфаркт мне не угрожает.
— Но я не уверен, что вы подготовлены к лучшему, — весело проговорил врач.
— Что вы этим хотите сказать? — возмутился Салинос.
На этот раз Кортес не тянул.
— У вас все в норме, — выпалил он на одном дыхании, — так что зря беспокоились.
— А вы ошибиться не могли? — первое о чем подумал Фернандо.
— Это не сложные анализы... Так что не беспокойтесь. Ваши волнения были напрасными.
— Значит ли это, что я могу иметь детей? — заинтересовался Фернандо, чувствуя, что земля уходит из-под его ног.
Кортес добродушно хмыкнул.
— Я только поражаюсь, как вы до этого времени их не завели... Вы ведь вполне нормальный здоровый мужчина...
— Доктор, вы — гений! — восторженно произнес Салинос вне себя от радости. — Я к вам еще заеду, а сейчас, извините, у меня очень срочные дела...
— Понимаю... — протянул Кортес. — Тогда, до скорой встречи.
— Спасибо вам! — воскликнул Фернандо и хотел еще много приятного сказать врачу, но тот уже положил трубку.
Взгляд Фернандо остановился на фотографии жены и внезапно помрачнел.
— Бедняжка Мануэла, — с горечью проговорил он, словно девушка была рядом. — Тебе столько пришлось выстрадать из-за меня... Какой же я идиот, что не поверил тебе...
„Я должен немедленно найти Мануэлу!" — подумал Фернандо и решил обратиться за помощью к своему лучшему другу.
Тут же набрав номер офиса Морено, Фернандо попросил соединить его с адвокатом.
— Привет! — радостно воскликнул он, когда трубку взял друг.
— Привет, — сдержанно отозвался тот и спросил: — Неужели вернулась Мануэла?
— Почему ты так решил? — растерялся Фернандо.
— Судя по твоему приподнятому настроению. Я уже и не помню тебя в таком состоянии.
— К сожалению, Мануэла еще не отыскалась... — виновато произнес Фернандо. — Но у меня есть новости несколько другого порядка!
Антонио вздохнул.
— Ты имеешь в виду наш сегодняшний визит к Пинтосу?
— Нет, Я имею в виду совершенно другое, но лучше об этом при встрече.
— Заходи, — предложил заинтригованный друг, — и все расскажешь.
— Тогда с минуты на минуту я буду у тебя.
— Жду, — Антонио положил трубку.
„Немедленно к Морено!" — приказал себе Фернандо и, даже не собрав бумаг, выбежал из кабинета.
— Что сказать, если вас будут спрашивать? — спросила у пробегающего шефа секретарша.
Однако тот лишь махнул рукой и хлопнул дверью. Не прошло и пятнадцати минут, как Фернандо влетел в офис друга.
— Что случилось? — удивился тот, вставая.
Фернандо перевел дыхание и произнес:
— Помнишь, ты советовал мне обратиться к другому врачу?
— Ну и?
— Я был у него, и знаешь, что он сказал?
— Что ты не бесплоден, — безразлично ответил друг и снова уселся в кресло.
— Ты не удивлен? — поразился Фернандо.
— Абсолютно, — спокойно ответил Антонио. — Просто я никогда в этом не сомневался... в отличие от тебя.
Салинос понял, на что намекает друг, и немного стушевался.
— Единственное, что меня удивляет, — между тем продолжил Морено, — так это действия твоего друга доктора Вильеса... За всем этим кроется какая-то тайна.
— Да, — согласился Фернандо. — Здесь что-то не так...
— Может, мы отправимся к Вильесу и лично расспросим его об этом? — предложил Антонию.
— Согласен, — кивнул Салинос, нахмурив брови.
Морена неплохо знал мимику своего друга и потому на всякий случай предупредил:
— Прошу тебя, только без рукоприкладства.
Салинос развел руками.
— Это уж, как получится...
— Кстати, — напомнил Морено. — Через два часа у нас встреча с адвокатом Пинтосом.
— Я помню, — отозвался друг и встал.
Антонио быстро сложил необходимые бумаги в дипломат, и мужчины, сев в автомобиль Фернандо, отправились в клинику...
Полные решимости, они взбежали на второй этаж, где находился кабинет Вильеса, и зашли в приемную.
— Доктор на месте? — поинтересовался Антонио.
— Да, — ответила медсестра. — Но если вы ищете доктора Вильеса, то его нет.
— Как это нет?! — поразился Фернандо.
— Он уволился.
Удивление коснулось и лица Антонио.
— Ведь буквально несколько дней назад я был у него...
— Доктор позавчера подал заявление и, сославшись на какие-то семейные сложности, попросил очень срочно его уволить.
— У вас есть его домашний адрес? — решил не сдаваться адвокат.
Медсестра замялась.
— Дело в том, что, как он сказал, его родственники живут в Бразилии... Так что, я думаю, вы вряд ли сможете его найти...
— Какой подлец! — возмутился Салинос.
Девушка удивленно вскинула брови.
— Нет-нет, все нормально, — поспешил успокоить ее Антонио и, взяв друга под руку, вытащил из приемной.
— Я должен найти этого мерзавца! — решительно произнес Фернандо.
— Остынь, — приказал друг. — И подожди меня здесь.
Антонио вновь взялся за ручку двери приемной.
— Я с тобой, — заявил Фернандо.
— Не стоит, — категорично ответил адвокат. — А то дров наломаешь.
Сказав это, Антонио исчез в приемной. Через пять минут он вышел к своему другу.
— Что ты там делал? — поинтересовался Салинос.
Адвокат тяжело вздохнул.
— Медицинские карточки вашей семьи исчезли вместе с Вильесом, — задумчиво проговорил он и направился к выходу.
— Но почему? — нагнал его Салинос.
— А ты не понимаешь?..
— Не совсем, — искренне признался Фернандо.
— Короче, это дело для прокуратуры, а не для нас. Так что можешь не думать о сведении личных счетов... Хотя, где сейчас Вильес, видимо, одному Богу известно... — Эмилио взглянул на часы и поторопил. — Нам нужно немедленно ехать в контору Пинтоса... Мне кажется, ты просто сгораешь от нетерпения познакомиться со своей бывшей тещей...

— Рад вас видеть, сеньор Фернандо, и вас, коллега, — улыбнулся Пинтос, открывая посетителям дверь. — Проходите, садитесь.
Антонио и Фернандо, молча кивнув, уселись в кресла, а хозяин кабинета возвратился на свое рабочее место.
— Значит, так, — уверенно начал Пинтос. — Я пригласил вас сюда, чтобы ознакомить с одним важным документом, который касается наследства сеньоры Исабель.
— Именно так, — кивнул Фернандо.
— Как стало известно, — продолжил хозяин кабинета, — у сеньоры Исабель была мать, и имеющийся у меня документ свидетельствует о том, что обнародованное завещание вашей бывшей супруги было не единственным документом такого рода... Если по прежнему завещанию основная часть наследства оставалась у сеньора Салиноса, поскольку якобы не существовало прямых наследников, то теперь, исходя из имеющегося у меня документа, таковые имеются. Это значит, что по закону они имеют право претендовать на часть имущества...
— Покажите документ, — перебил адвоката Фернандо, которому уже начали надоедать казенные обороты хозяина кабинета. — Мы все поняли...
— Да-да, — поддержал друга Антонио. — Нам хотелось бы взглянуть на сам документ.
— Как пожелаете, — пожал плечами Пинтос и, открыв шуфлядку, достал из нее листок. — Вот он. Возьмите, сеньор Фернандо.
Салинос взял листок и пробежал глазами по строкам.
— Вы узнаете почерк своей бывшей жены? — спросил Пинтос.
— Да...
— Что там? — удивился Антонио, заметив, как друг внезапно побледнел.
— Бернарда... — едва слышно пробормотал тот.
— Что? — не понял Морено.
— Это непостижимо... Ее мать — Бернарда, — уже громче проговорил Салинос и молча передал документ другу.
— Действительно! — воскликнул тот и внимательнее вгляделся в надписи. — Похоже, что документ настоящий...
— Разве я взялся бы за темное дело! — не без гордости заявил Пинтос.
Фернандо некоторое время сидел молча, пытаясь собраться с мыслями... У него все никак не укладывалось в голове это новое открытие, с которым рано или поздно нужно было смириться.
„Но почему Исабель и Бернарда молчали об этом?.." — искал, но не находил ответа Салинос.
Зато теперь ему стала понятна причина неприязненного отношения домоправительницы к Мануэле.
„Бедная девочка... — вновь пожалел он жену. — Ведь Бернарда, в таком случае всегда считала этот дом своей собственностью!.."
— Есть ли у вас вопросы по этому поводу? — Пинтос вывел Фернандо из состояния задумчивости.
Тот отрицательно покачал головой.
— Значит, вы ничего не имеете против немедленного оформления документов и передачи имущества сеньоре Бернарде?
— Нет, — коротко ответил Салинос.
— Вот и прекрасно, — самодовольно улыбнулся хозяин кабинета и положил листок на прежнее место.
— И все-таки я не спешил бы с этим делом, — вмешался в разговор Антонио и пояснил: — Бумага, написанная рукой Исабель, — это одно дело, но...
Морено взглянул Пинтосу в глаза.
— Мы же профессионалы, — заметил он. — А потому должны подвергать сомнению любое свидетельство.
— Что вы хотите этим сказать? — возмутился Пинтос. — Вы хотите обвинить меня во лжи...
— Никто вас ни в чем не обвиняет, — попытался успокоить хозяина Антонио. — Просто я хочу сказать, что предложенный вами документ требует некоторой проверки...
— А я считаю, что нет надобности затягивать это дело! — нервно проговорил Пинтос и посмотрел на Салиноса. — Или вы собираетесь в судах опровергать волю вашей бывшей супруги? Сеньор Салинос, мне хотелось бы слышать ваше мнение...
Фернандо поднял голову.
— Я хотел бы покончить с этим делом как можно быстрее, — искренне признался он. — Я уже устал от всех этих теней прошлого...
— И все-таки я настаиваю на проверке, — категорично заявил Морено и встал с кресла.
— Так как, сеньор Салинос? — поинтересовался хозяин кабинета. — Будем затевать суд?..
Антонио тяжело вздохнул и, кивнув на друга, ответил:
— Антонио Морено — мой адвокат, и ему решать, как поступить в данной ситуации.
— Ваше право, — развел руками Пинтос.
— Всего доброго, — попрощался Антонио и предупредил: — На следующей встрече должен быть истец.
— Безусловно, — кивнул хозяин кабинета.
— До встречи, — пробубнил Салинос.
— До скорой встречи, — отозвался Пинтос и достал носовой платок, чтобы вытереть со лба пот...
— Что ты думаешь по этому поводу? — уже в коридоре поинтересовался у друга Антонио.
— Я окончательно во всем запутался, — искренне признался Салинос. — И прежде всего, я не понимаю, почему Бернарда молчала все эти годы?
— Ну, это совсем просто, — усмехнулся друг. — „Мадам Герреро" звучит куда престижнее, чем „экономка Бернарда"...
— Но ведь это так неважно, — возразил Фернандо.
— Как знать... — пожал плечами Антонио и повторил: — Как знать...
Когда друзья вышли на улицу, Морено предложил:
— Давай, договоримся так. Я возьму такси и поеду в офис, а ты отправляйся домой... или на поиски Мануэлы. Все равно из тебя сегодня работник будет неважный.
— Хорошо, — благодарно кивнул Фернандо и, пожав Антонио руку, отправился к своей машине.
Однако Салинос не поехал домой. Вначале он решил навестить сестру.
Тереза, как всегда, была дома и по традиции шумно встретила брата.
— Фернандо, как я рада тебя видеть! — воскликнула она и обняла его.
— Привет, сестричка. — Салинос поцеловал ее в щеку.
— Что-то не видно на твоем лице прежней скорби, — заметила она, провожая Фернандо в гостиную.
— Очень много новостей... — уклончиво ответил тот.
— Хороших или плохих? — поинтересовалась Тереза и, усмехнувшись, предупредила: — О плохих мне не рассказывай. Я их лучше послушаю после родов.
Фернандо присел на диван.
— Да я даже и не знаю, хорошие это новости или плохие... — искренне признался он.
— Например? — не сдержалась мучимаемая любопытством Тереза. — Расскажи.
— Только ты на всякий случай присядь, — попросил брат и пододвинул сестре кресло.
Та уселась и вопросительно посмотрела на него.
— Рассказывай! Не томи...
— У Исабель объявилась мать, которая требует свою долю наследства, — начал Фернандо.
— Не может быть! — всплеснула руками Тереза. — И кто же она?
— Не поверишь...
— Кто?
Фернандо сделал небольшую паузу и проговорил:
— Наша любимая Бернарда.
Тереза лишь ахнула, не найдя слов для комментария.
— Вот-вот, — кивнул Салинос. — У меня была примерно такая же реакция...
— Но ведь про мать ничего не говорится в завещании Исабель, — обрела наконец дар речи Тереза.
— Появился еще один документ.
— Откуда?
— Пока это секрет адвоката Пинтоса и, видимо, Бернарды...
— А это не подделка? — поинтересовалась Тереза.
— Антонио сказал, что не похоже. Однако он настаивает на том, чтобы провели тщательную экспертизу...
— Это правильно, — деловито поддержала сестра и заметила: — Бернарда мне никогда особенно не нравилась, но такого „подарка" от нее я не ожидала...
— Да, — согласился Фернандо. — Жизнь порой преподносит нам сюрпризы...
— Что ты намерен делать? — поинтересовалась Тереза.
— Не знаю, — пожал плечами Салинос. — Я перепоручил это дело Антонио. Надеюсь, он сделает это все как нельзя лучше...
— Антонио — надежный друг и большой профессионал в своем деле, — поддержала сестра. — Но новость все-таки потрясающая!
Фернандо прищурил глаза.
— Но это лишь одна из новостей...
— Если и другая будет такой же, то я, наверное, умру, — Тереза театрально откинулась на Спинку дивана и приказала: — Выкладывай.
Фернандо вдруг покраснел и нерешительно начал.
— Я был в клинике и прошел еще одно обследование относительно моей бесплодности... Тесты показали, что мой организм совершенно нормален и диагноз доктора Вильеса не верен.
— Вот это да! — хлопнула в ладоши сестра. — Значит, у моего ребенка будет кузен или кузина!.. Фернандо, это самая замечательная новость из всех, которые я слышала за последние несколько месяцев... Это просто замечательно... Я так рада...
Тереза вскочила с дивана и, подойдя к брату, несколько раз его поцеловала.
— Поздравляю! — торжественно произнесла она и села на прежнее место.
Но радость на ее лице неожиданно сменилась напряженным выражением.
— Постой, — вдруг сообразила она. — Значит, ребенок Мануэлы все-таки твой ребенок?
Фернандо кивнул и грустно проговорил:
— К сожалению, я все еще не смог отыскать Мануэлу...
Тереза негодующе покачала головой.
— Хороший же ты муж... Да и ребенка чуть без отца не оставил... Даже провинности Леопольдо выглядят какими-то детскими шалостями, по сравнению с тем, что наворотил ты...
— Да, это ужасно, — согласился Фернандо и обхватил голову руками. — Но что же мне делать?
— Искать, а потом просить прощения, — категорично заявила Тереза.
— Ты так думаешь?
— Да, иначе у моего ребенка не будет кузена... или кузины.
— Но где мне их искать? — отчаянно проговорил Фернандо. — В Контьяго-Секо их нет. Руди промолчал, да и не скажет... Эмилио вообще далек от всего...
— По-моему, ты просто не там ищешь... — хитро прищурившись, заметила Тереза.
— А что ты предлагаешь?
Сестра задумалась и через минуту не спеша проговорила:
— Мне показалось, что Антонио питает очень сильное чувство к одной девушке...
— Марианне? — догадался Фернандо и замахал руками. — У кузины Мануэлы есть жених, и Антонио лишь защищает его... Так что у них деловые отношения.
— А мне показалось иначе, — усмехнулась Тереза. — Впрочем, может быть, я ошиблась... И еще мне показалось, что координаты Луизы может знать наш дворецкий...
— Лоренцо?.. — удивился Фернандо. — Но какое отношение он имеет к служанке Мануэлы?
Тереза разочарованно махнула рукой.
— Ты совершенно безнадежный...
— Но что мне делать?
— Искать...

0

86

21

Антонио не встречался с Салиносом уже несколько дней. Все это время он занимался исключительно делами своего друга. Документ, который предоставил в суд Пинтос, прошел проверку, и эксперты дали заключение, что он действительно настоящий. Но Морено настоял на еще одном, более тщательном исследовании. И вот в этот день он должен был получить окончательные результаты.
Заскочив в кафе и наскоро перекусив, Антонио отправился в лабораторию.
— Как дела? — поинтересовался он у Аурелиано Хосе, ведущего специалиста лаборатории.
— У меня для вас сюрприз, — усмехнулся тот и жестом предложил зайти в свой кабинет. — Прошу вас.
— Что-то я устал от сюрпризов, — вздохнул адвокат. — Что ни день, то какие-то новости...
Хосе указал на кресло.
— Присаживайтесь.
— Разговор будет долгим? — предположил Антонио, опускаясь в кресло.
— Нет, но серьезным...
— Документ фальшивый? — сразу же подумал о худшем Морено.
— Не совсем... — задумчиво протянул Хосе.
Антонио удивленно вскинул брови.
— Я не понимаю вас...
— Дело в том, — осторожно начал ученый, — что почерк на листе абсолютно идентичен настоящему почерку бывшей жены Фернандо.
— Значит, с этим все нормально? — облегченно вздохнул адвокат.
— Не совсем, — возразил Хосе. — Существует одно немаловажное противоречие.
— В чем же?
— Надпись на листке произведена спустя четыре месяца после смерти жены сеньора Салиноса.
— И что это значит? — поинтересовался Антонио, хотя мысленно уже ответил на свой вопрос.
— Это значит, что в Буэнос-Айресе появился высококлассный специалист по подделке документов... — эксперт взглянул на Морено и добавил: — А еще это может означать, что духи спустились на землю... Кстати, вы верите в мистику?
Антонио вздрогнул. Он не ожидал такого вопроса.
— Не знаю, — пожал он плечами.
— Вы будете подавать в суд на истца? — полюбопытствовал Хосе.
— Пока я этого не решил, — уклонился от вопроса адвокат. — Мне необходимо посоветоваться с сеньором Салиносом... А пока я попросил бы вас никому не говорить о результатах вашего исследования...
— Хорошо, — кивнул Хосе. — Впрочем, это вряд ли кому-либо интересно...
— Благодарю вас, — кивнул Антонио и протянул руку для прощания.
— Заходите, — Хосе ответил дружеским рукопожатием.
— До встречи.
— Всего.
Выйдя из лаборатории, Антонио немедленно отправился к Салиносу.
— У меня потрясающие новости! — с такими словами Морено вошел в кабинет друга.
— О Мануэле? — с надеждой спросил тот.
— Нет, о Бернарде.
— О завещании? — разочарованно проговорил Салинос.
— Да, — кивнул друг и, присев, рассказал Фернандо обо всем, что узнал от Аурелиано Хосе.
Молча выслушав рассказ Антонио, Салинос спросил:
— Значит, ты считаешь, что Бернарда совершила подлог?
— Да, — кивнул тот. — Но я не стал бы спешить с выводами. В этом деле еще много не ясного. На протяжении нескольких дней я наведу справки и сообщу тебе обо всем. Думаю, эта информация расставит все по своим местам...
— Хорошо, — согласился Фернандо, — но с Бернардой я все-таки поговорю.
— Кстати, как у вас с ней складываются отношения? — полюбопытствовал Антонио.
— Как это ни странно, но Бернарда сама предложила до получения наследства исполнять свои прежние обязанности.
— Действительно, странно. Тем более если учесть, что она без пяти минут миллионерша...
— Ну, насчет миллионерши ты, конечно, перебрал, — заметил Салинос. — Но до конца ее жизни хватит с лихвой.
Антонио задумался.
— Зачем ей все это? — высказал он вслух свои мысли. — Ведь для безбедного существования ей вполне хватило бы и того, что оставила Исабель?. Тем более это странно, если учесть, что наследников у нее нет...
— Здесь много непонятного, — согласился Фернандо.
— Через несколько дней все прояснится, — заверил Морено и, подойдя к двери, добавил: — Я уверен, что через несколько дней все станет на свои места.
Фернандо посмотрел другу в глаза.
— Я тоже надеюсь на это... — негромко произнес он.
— Значит, до встречи.
— Пока.
Когда за другом захлопнулась дверь, Салинос быстренько собрал отчеты в папку и, положив их в сейф, вышел из кабинета.
— Если будет что-то важное, пусть перезвонят мне домой, — на ходу бросил он секретарше.
— Хорошо, — откликнулась та, провожая удивленным взглядом своего шефа...
Придя домой, Фернандо поднялся к Бернарде и попросил:
— Спуститесь, пожалуйста, в гостиную через полчаса. Мне нужно о многом с вами поговорить.
— Хорошо, — согласилась та и добавила: — Я распорядилась, чтобы вам приготовили обед.
— Спасибо, — поблагодарил Фернандо и отправился в гостиную.
Когда с обедом было покончено, в комнату вошла Бернарда и, приблизившись к Салиносу, напомнила:
— Вы хотели о чем-то поговорить...
— Да, — Фернандо кивнул на кресло. — Присядьте, пожалуйста.
Домоправительница села в кресло и настороженно посмотрела на хозяина, пытаясь предугадать, о чем пойдет речь.
— Бернарда, я хотел бы выяснить с вами один вопрос, — не спеша начал Фернандо.
— Я вас внимательно слушаю, — вежливо отозвалась женщина и посмотрела в глаза Салиносу.
Тот немного стушевался, но тут же взял себя в руки и продолжил:
— Мне не совсем понятно происхождение документа, который мне показывал Пинтос.
— Я случайно нашла его в вещах Исабель, — спокойно ответила домоправительница.
— Как давно?
— Две недели назад.
— Но почему вы не показали его мне?
Женщина одарила хозяина холодным взглядом.
— Мне показалось, что это будет лишним... — уверенно заявила она.
— Я так не думаю, — возразил Салинос. — Тем более если учесть, что документ поддельный.
Бернарда почувствовала, как начинает бледнеть. В висках у нее застучало и стало тяжело дышать.
— Я так не думаю! — повысила голос она. — Вы пытаетесь разыграть меня?
— К сожалению, нет, — вздохнул мужчина. — И дело пахнет криминалом... Это вы хоть понимаете?
Бернарда попыталась взять себя в руки и возмущенно ответила:
— Если вы желаете поссориться со мной, то можно было бы придумать и другой способ.
— Бернарда, я не шучу с вами, — резко проговорил Фернандо, решив остепенить домоправительницу, и более миролюбиво добавил: — Я не собираюсь вмешивать в это дело полицию. У вас еще есть возможность пойти и забрать вашу бумагу у Пинтоса. Если вы сами сделаете это, то я готов обо всем забыть. Естественно, что жить в этом доме вы уже не будете, но, я думаю, уйдете отсюда без особых обид.
— Извините, — Бернарда резко встала из кресла и надменно взглянула на Салиноса. — Вы не заставите меня сделать это, хотя бы потому, что я права.
Сказав это, женщина повернулась и решительно направилась в свою спальню. Фернандо же, проводив домоправительницу внимательным взглядом, подумал, что Антонио был прав, когда говорил о том, что многое еще не ясно. Встав с кресла, Фернандо вышел во двор и, сев в машину, отправился назад, в офис.

Две минуты, за которые Бернарда поднималась по лестнице и шла по коридору, показались женщине целой вечностью. Кружилась голова, жар сменял озноб, а пол все время норовил уплыть из-под ног. Держась за стену, домоправительница наконец добралась до своей комнаты и, войдя в нее, медленно опустилась на стул. Внезапно защемило сердце и Бернарда, с трудом поднявшись, добрела до комода и достала таблетки. Проглотив сразу несколько, она вернулась на прежнее место и с тоской посмотрела на спящую на кровати Исабель.
„Бедная моя девочка... — подумала мать. — Теперь я совершенно ничем не могу помочь тебе... Как же мне все объяснить тебе?.. Да и захочешь ли ты понять?.. Ведь эта правда слишком ужасна для тебя..."
Бернарда заплакала. Ее всхлипывания разбудили дочь, и та, открыв глаза, недовольно произнесла:
— Что там еще?
Домоправительница колебалась, раздумывая над тем, стоит ли обо всем говорить дочери.
— Послушай, Исабель, — все-таки решилась она. — Случилась очень большая неприятность.
— Неприятность? — хмыкнула дочь. — По-моему, это уже в порядке вещей.
— Я только что разговаривала с Фернандо, — продолжила Бернарда. — Они отдали наш документ на экспертизу...
— Ну и что, — проворчала Исабель, перевернувшись на другой бок, — ведь Пинтос тебя заверил, что никаких сложностей не возникнет...
— Но ты ведь знаешь Антонио! Он, пока не вывернет все наизнанку, не успокоится...
— И что же он имеет против моей записки? Почерк у меня вроде не изменился...
— Не в этом дело, — Бернарда вновь почувствовала себя плохо. — Они установили, что надпись сделана в этом месяце, в то время как ты считаешься погибшей уже почти полгода. Ты понимаешь?
Дочь утвердительно кивнула и, немного насторожившись, спросила:
— Тебя будут судить?
— Нет, — домоправительница взяла с комода стакан с водой и отпила глоток. — Но разве в этом дело?..
— А в чем же?
Бернарда сочувственно посмотрела на дочь и призналась:
— Мы не получим денег на твою операцию...
— Нет! — в отчаянии воскликнула Исабель и резко вскочила с кровати. — Неужели ты хочешь меня окончательно погубить!
— Доченька... — прошептала женщина.
— Ты ведь меня убиваешь своими руками!
— Нет, это не так...
— Молчи! Ты всегда приносила мне одни несчастья!..
„Нужно позвонить Пинтосу, — мелькнуло в голове у домоправительницы. — Он не захочет упускать такую большую сумму и обязательно должен мне помочь.
— Подожди, — попросила она дочь. — Я сейчас вернусь, и все будет хорошо...
Бернарда быстро выскользнула за дверь и поспешила к телефону.
— Алло? — проговорила она. — Это сеньор Пинтос?
— Да, это я, — отозвался тот. — А кто мне звонит?
— Это Бернарда.
— Ах, это та самая Бернарда, которая подсунула мне фальшивый документ! — с негодованием воскликнул адвокат. — Вы еще имеете наглость мне звонить!
— Но послушайте... — попыталась возразить женщина, чувствуя, как силы покидают ее.
— Ничего и знать не хочу.
— Но ведь мы...
— Это все вы! И прошу меня не впутывать в ваши грязные истории!
— Сеньор Пи... — Бернарде не хватило дыхания, чтобы договорить фразу до конца...

Исабель с нетерпением ожидала возвращения матери, но та все не шла, а вскоре из гостиной донеслись какие-то странные крики. Встревожившись, Исабель осторожно выглянула из спальни. Судя по голосам, все находились внизу, и коридор был пуст. Молодая женщина осторожно вышла и на цыпочках направилась в сторону гостиной, чтобы выяснить, что же все-таки произошло. Когда она взглянула со второго этажа вниз, то увидела лежащую на диване Бернарду и суетящихся вокруг нее слуг.
— Вызовите скорее „скорую", — приказал Лоренцо.
Чела тут же метнулась к телефону и, набрав номер, быстро сообщила:
— Женщина... Потеряла сознание... Мне так кажется... Особняк Салиносов...
Тем временем Селеста принесла небольшую подушечку и положила ее под голову Бернарды.
— Я вызвала „скорую", — отрапортовала Чела и поинтересовалась: — Это очень серьезно?
— Не мешай! — цыкнул на нее Лоренцо, пытающийся нащупать пульс. — Я ничего не слышу...
— Боже мой! — всплеснула руками Селеста и, пустив слезы, промямлила: — А ведь еще перед обедом была такая веселая...
Минут через десять в гостиную вошел мужчина в белом халате. Он подошел к лежащей Бернарде и, взглянув на нее, спросил:
— Что случилось?
Вперед выступила Чела.
— Я убирала в соседней комнате, а потом услышала какой-то шум здесь и прибежала. А сеньора Бернарда уже лежала на полу с телефонной трубкой в руке...
— Понятно, — кивнул доктор и взял домоправительницу за запястье.
Через минуту, взглянув на зрачки женщины, врач повернулся и направился к выходу.
— Доктор, вы куда? — окликнула его изумленная Чела.
— Я уже вряд ли смогу чем-нибудь помочь... — откликнулся тот и, на мгновение задержавшись у двери, добавил: — Я вызову машину...
— Спасибо, кивнул Лоренцо и как-то удивленно посмотрел на неподвижно лежащую Бернарду.
Служанки принялись дружно рыдать, вспоминая о добрых делах домоправительницы...
В этот момент Исабель захотелось броситься к матери и крепко обнять ее, но она не вправе была даже заплакать. Боясь быть застигнутой, Исабель быстренько возвратилась в спальню и, упав на постель, принялась громко рыдать...
Реально оценивать ситуацию дочь Бернарды начала, лишь когда наступила ночь и все улеглись спать.
„Что же мне теперь делать? — испугалась молодая женщина. — Если раньше этот дом мне казался клеткой, то теперь он может стать настоящей могилой... А вскоре, когда похоронят Бернарду, освободят ее комнату... А потом и мою. И не останется от меня ничего в этом доме..."
Исабель вновь заплакала, понимая все свое бессилие...
„Мне лучше умереть", — пришла нечаянная мысль, и женщина подошла к комоду.
Она принялась суетливо шарить по всем шуфлядкам, но, кроме ножниц, ничего подходящего не нашла.
„Сейчас я умру, — подумала Исабель. — Но пусть завтра они обнаружат здесь мое тело... и поймут, кого убили..."
Неожиданно увидев свое отражение в зеркале, девушка громко зарыдала.
— Я — никто... — прошептала она и повторила: — Никто... Никому я не нужна и никто меня не любит...
Исабель вдруг вспомнилась мать, потом Хосинда и...
— Конечно, Эмилио! — воскликнула она и прикрыла рот рукой, боясь, что могла разбудить Фернандо или кого-нибудь из слуг.
Осторожно ступая и прислушиваясь к каждому шороху, женщина пробралась к телефону и набрала номер Эмилио. После нескольких гудков послышался сонный голос молодого человека:
— Алло?.. Кто это среди ночи звонит?..
— Это я... — прошептала женщина.
— Кто? — не понял Эмилио.
— Лучше проснись и слушай... Мне необходима твоя помощь...
— Исабель? — по властному тону догадался Эмилио.
— Да.
— Что я могу сделать для тебя, милая? — молодого человека как подменили.
— Ты должен взять такси и подъехать к особняку Салиносов.
— Зачем? — растерялся Эмилио.
— Потом узнаешь.
— Хорошо. Когда мне быть?
— Чем скорее тем лучше.
— Я постараюсь быть через полчаса.
— Замечательно, — Исабель, вдруг услышав шаги, положила трубку и спряталась за штору.
Это был Фернандо. Он спустился со второго этажа и огляделся.
— Странно, — разочарованно хмыкнул он и, потянувшись, отправился назад, в свою спальню.
Исабель быстро возвратилась в комнату Бернарды, спешно уложила все самое необходимое в небольшой чемоданчик и через черный ход вышла на улицу. Было ужасно темно, и Исабель стало немного страшновато. Но вскоре неподалеку осветились кусты.
„Это фары машины Эмилио", — подумала Исабель и поспешила в сторону света.
— Здравствуй, дорогая, — встретил ее молодой человек и с тревогой спросил: — Что-то случилось?
— Да, умерла моя мать, — всхлипнула Исабель и, положа голову на грудь Эмилио, громко разрыдалась...
— Все будет хорошо... — принялся утешать любимую молодой человек, с трудом подыскивая нужные слова...

Исабель проснулась в одной из комнат небольшого домика, который принадлежал Эмилио. Всю ночь они провели в разговорах, а под самое утро женщина не заметила, как уснула...
Исабель поднялась с кровати и позвала:
— Эмилио!
Но ей никто не ответил.
Тогда она принялась поочередно заходить в каждую комнату. Однако Эмилио так нигде и не оказалось. Исабель возвратилась на диван и неожиданно для себя отыскала там записку, в которой было следующее:

„Милая Исабель, не волнуйся, если не найдешь меня. Я буду около двенадцати. Если тебе захочется поесть, то на кухне сможешь найти все необходимое. Крепко тебя обнимаю.
Эмилио".
Исабель прошла на кухню и, к своему немалому удивлению, увидела там неплохо сервированный стол.
„Кто бы мог подумать, что Эмилио способен на такое?!" с удовольствием отметила она и посмотрела в висящее на стене зеркало.
На мгновение Исабель замерла, потом, схватив со стола чашку, изо всей силы запустила в свое отражение. Зеркало с грохотом разлетелось на куски, а женщина, закрыв лицо руками, бросилась в комнату и, упав на диван, зарыдала. Оторваться от подушки ее заставил голос Эмилио.
— Добрый день, дорогая, — улыбнулся он и объявил: — Мы сейчас уезжаем.
— Куда? — поразилась Исабель.
— В клинику. Доктор Маркес ждет тебя и готов немедля приступить к лечению.
— Но откуда у тебя столько денег?
Эмилио вновь улыбнулся.
— Позволь и мне иметь некоторые секреты...
— И все же? — настаивала Исабель. — Если ты не скажешь, я никуда не пойду.
После минутного колебания Эмилио признался:
— Я заложил свое имущество...
— И этот дом? — растерялась молодая женщина.
Эмилио потупил взгляд, но неожиданно поднял голову и убежденно проговорил:
— Поверь, для меня твое счастье дороже...
— Но как же ты?
— Никаких „но"! — решительно сказал Эмилио. — Собирайся.
— Я готова, — тихо ответила женщина, взглянув на еще вчера собранный чемодан.
— Прекрасно, — молодой человек подхватил чемодан и направился к выходу.
— Эмилио, подожди, — окликнула его любимая.
— Что такое? — оглянулся тот.
— Подойди ко мне.
Эмилио исполнил просьбу. Любимая, видимо очень волнуясь, опустила голову и негромко проговорила:
— Эмилио, я хочу признаться тебе в одной своей лжи... и попросить прощения, если ты, конечно, сможешь простить...
Молодой человек на мгновение растерялся.
— Там, в Европе, я говорила тебе о бесплодности Фернандо...
— Не надо... — остановил Эмилио и улыбнулся. — Я все знаю...
На лице у молодой женщины появилось изумление.
— И после этого ты еще хочешь быть со мной?
Эмилио развел руками.

0

87

22

Антонио, решив, что достаточно уже мучить Фернандо, направился в офис друга с единственным желанием рассказать тому, где находится Мануэла.
Зайдя в кабинет, он застал Салиноса сидящим за столом. В руках у него был фотоснимок Мануэлы.
Салинос не спеша поднял голову и произнес:
— Ты даже не представляешь, какую роковую ошибку я совершил.
Друг, улыбнувшись, погрозил пальцем.
— Я ведь тебя предупреждал.
— Но кто мог предвидеть, что все повернется именно так?!
— Однако даже в той ситуации ты не перестал любить свою жену... — успокоительно произнес Морено и, прищурив глаза, добавил: — Это смягчает вину...
Салинос отставил снимок в сторону.
— Перестань издеваться, — попросил он. — Ты не на судебном процессе, и здесь нет тех, кто мог бы по достоинству оценить твои профессиональные знания...
— Пожалуй, — согласился Антонио и полюбопытствовал: — Как поиски?
— Да никак, — раздраженно ответил Салинос. — Судьба как будто отвернулась от меня и не хочет больше баловать своими подарками...
— Понятно, — сочувственно протянул адвокат.
— Впрочем, я заслужил такой кары! — занялся самобичеванием Фернандо.
— Ты — да, — согласился друг. — Но Мануэла, по-моему, заслуживает лучшей участи, чем работать в школе для бедных и жить в убогой комнатушке на окраине города... И это при всем при том, что она беременна.
— Ты прав, — кивнул Салинос и вдруг спохватился: — Откуда ты знаешь, что она работает в школе?
— Работа у меня такая, — решил отшутиться Антонио. — Профессиональный долг...
Однако Фернандо явно был не расположен к шуткам. Он вскочил с места и схватил друга за грудки.
— Говори немедленно, где Мануэла!
— Если ты меня убьешь, то не узнаешь об этом никогда... — усмехнулся Антонио.
— Перестань кривляться! — Салинос затряс друга. — Мне сейчас не до шуток.
Морено шумно выдохнул.
— Будем считать, что под тяжестью пыток я сломался... — иронично произнес он и попросил: — Отпусти, пожалуйста, меня... Мне как-то дискомфортно в твоих руках...
Салинос разжал пальцы.
— Говори! — приказал он.
— Сейчас мы сядем в мою машину и через минут сорок ты сам все увидишь...
Фернандо взял друга за руку и потянул к выходу.
— Пошли быстрее.
— Хорошо, — Антонио уже не сопротивлялся.
Когда они проходили мимо секретарши, Салинос бросил:
— Я ухожу в срочный отпуск.
На такое заявление девушка лишь открыла рот.
— Что-то ты сегодня слишком уж раскомандовался, — заметил Антонио, выходя из здания.
— Быстрее! — процедил сквозь зубы друг.
— Надеюсь, правила дорожного движения ты не заставишь меня нарушать? — весело спросил Антонио, когда они уселись в машину.
— Поехали, — коротко ответил Фернандо.
Антонио завел машину и через пять минут они уже мчались по широким улицам Буэнос-Айреса.
— У меня есть еще новости, — уже более серьезно заметил Морено.
— Какие же? — безразлично спросил Салинос.
— Мне удалось разобраться в том, почему Исабель и Мануэла так похожи...
— Почему? — Фернандо во все глаза смотрел на друга.
— Потому что они — сестры, — спокойно ответил он.
Салинос схватился за голову.
— Неужели Бернарда...
— Нет, — перебил Антонио. — У них один отец.
— Сестры... — задумчиво повторил Фернандо. — Они сестры...
— Именно так. Хотя мне кажется на этой истории еще рано ставить точку...
— Остановись! — попросил Салинос.
— В чем дело? — не понял друг, но притормозил.
Фернандо выскочил из машины и со всех ног бросился в расположенную напротив цветочную лавку. Вышел он оттуда, лишь когда служащие загрузили в машину с десяток букетов роз.
— Теперь поехали, — приказал Салинос, устроившись на переднем сиденье.
— Интересно, как ты это все потащишь на девятый этаж... — недоумевающе протянул Антонио.
Но Фернандо не ответил. Он молчал до тех пор, пока Антонио не притормозил у подъезда двенадцатиэтажного дома.
— Приехали, — торжественно объявил он, взял дипломат и, выйдя из машины, направился в подъезд.
— Постой! — окликнул его друг. — Подойди, пожалуйста, ко мне.
Антонио пожал плечами, но все-таки подошел. В этот самый момент Фернандо всучил ему три букета.
— От тебя требуется небольшая помощь, — пояснил он и, взяв остальные, уверенно зашагал к подъезду.
И вот они уже стояли перед заветной дверью. Антонио грациозным движением нажал звонок. Изнутри донеслись приближающиеся шаги. Дверь открыла Луиза и, не рассмотрев за бутонами роз лиц пришедших, ахнула.
— Вы, наверное, что-то перепутали, — заикаясь, проговорила она.
Через минуту за спиной у служанки появились Марианна и Мануэла.
— Ого, — присвистнула Марианна и тут же получила три букета роз.
— Антонио! — радостно воскликнула она и поцеловала адвоката.
Остальные букеты шагнули в сторону Мануэлы.
— Фернандо! — догадалась девушка и бросилась к мужу.
Салинос выронил цветы на пол и обнял жену.
— Я так ждала тебя! — радостно проговорила она и поцеловала мужа.
— Прости меня, Мануэла, — виновато произнес он и ответил горячим поцелуем.
— Не будем им мешать, — улыбаясь, сказал Антонио и, взяв Марианну под руку, повел в гостиную.
— Нужно кофе приготовить! — нашлась Луиза и быстро шмыгнула в кухню.
Фернандо был вне себя от радости. Но особенно его удивило то, что Мануэла не высказала ему ни единого упрека. Он нежно целовал жену и говорил ей ласковые слова. Неизвестно, сколько бы это продолжалось, если бы у Антонио оказалось побольше терпения. Но он не выдержал первым.
— Никогда бы не подумал, что между мужьями и женами могут быть такие страстные отношения, — весело проговорил адвокат. — Но не пора ли нам выпить шампанского?
Затем он взял оставленный в прихожей дипломат и достал из него бутылку.
— Берег специально для этого момента, — пояснил он, на что Мануэла и Фернандо дружно рассмеялись.
Все прошли в гостиную и присели за стол. Антонио откупорил бутылку и разлил по бокалам пенящийся напиток.
— За счастье Мануэлы и Фернандо! — провозгласила Марианна.
Оспаривать этот тост никто не стал. Впрочем, следующий был таким же...
— Фернандо, — неожиданно позвал друга адвокат.
— Да, я слушаю тебя, — отозвался Салинос.
— У меня к тебе небольшое дело... точнее просьба.
Салинос улыбнулся.
— Я готов выполнить любую твою просьбу.
— Через неделю должен быть суд над Густаво, — Антонио был серьезен. — Его могут освободить, если ты возьмешь этого человека на поруки...
Фернандо согласно кивнул.
— Можешь считать этот вопрос решенным.
— Как здорово! — искренне обрадовалась Марианна. — Я вам так благодарна.
Антонио недовольно покосился на девушку, но промолчал. Та же, вскочив с места, поцеловала Фернандо, а затем и Морено. После этого адвокат немного повеселел.
— У меня такое впечатление, что вы подстроили весь этот спектакль... — заметила Мануэла, поочередно посмотрев на Антонио и кузину.
Те переглянулись между собой и рассмеялись.
— А теперь мы едем к нам! — объявил Салинос и обнял жену.

Через три дня после счастливого возвращения Мануэлы, по распоряжению Салиноса, в доме был организован грандиозный праздник. На него были приглашены все, кто имел хоть какое-то отношение к Салиносам.
Как обычно, первой пришла тетушка Габриэла. За ней, к всеобщему удивлению, появилась Тереза со своим мужем. После с букетами заглянули Антонио, Сильвина и еще несколько близких знакомых Салиносов. Все разбились парочками и принялись обсуждать радостное происшествие. Правда, немного омрачала праздник смерть Бернарды и недавние похороны, но в своих разговорах присутствующие старались избегать этой темы.
Сильвина отозвала Терезу в сторону и поинтересовалась:
— Как тебе удалось вернуть Леопольдо?
— Проще простого, — махнула рукой сестра Фернандо. — Я очень обаятельна, и разве может со мной сравниться какая-нибудь женщина. Мужчины рано или поздно начинают понимать это. Леопольдо повезло — он не опоздал.
— Опять ты шутишь, — усмехнулась подруга. — И все же поделись секретом.
Тереза вздохнула.
— Во многом я обязана моему старому другу, бедняжке Марчелло, который так неудачно позвонил мне.
— Марчелло? — Сильвина с завистью посмотрела на подругу.
— Да, — кивнула та. — Сначала он позвонил мне, когда Фернандо собирался в свой очередной вояж, потом стал звонить чаще... А потом мы несколько раз встретились в кафе. Как потом выяснилось, во время всех встреч с Марчелло за нами по пятам шел Леопольдо.
— Неужели он настолько ревнив? — удивилась Сильвина. — Что-то раньше я за ним этого не замечала...
— Значит, это любовь, — расхохоталась Тереза и, вдруг, посмотрев по сторонам, заметила: — Что-то я не вижу главных виновников праздника...
— А где Фернандо и Мануэла? — выкрикнула Сильвина.
Гости прервали свои разговоры и недоуменно осмотрелись.
— Они еще в спальне, — подсказала Марианна. — Сейчас я позову.
Девушка бросилась по лестнице наверх. По дороге ее нагнал Антонио.
— Я думаю, что нужно сказать сейчас, — предложил он.
— А может немного позже? — забеспокоилась девушка.
— Нет, сейчас! — убежденно проговорил адвокат и постучал в дверь спальни. — Можно?
— Да, войди, — послышался голос Салиноса.
Антонио открыл дверь и, пропустив вперед Марианну, прошел в комнату. Мануэла и Фернандо сидели на кровати. Увидев вошедших, Мануэла встала.
— Ну как там? — поинтересовалась она.
— Ждут вас, — выпалила Марианна.
Фернандо тоже встал с кровати и заявил:
— Мы уже идем.
— Можно вас попросить задержаться на минуточку, — Антонио, прищурив глаза, посмотрел на свою спутницу. — Марианна о чем-то хотела сообщить вам...
Девушка, услышав такое, нахмурила брови и бросила на адвоката недовольный взгляд.
— Это правда, Марианна? — улыбнулась кузина.
— Да, — кивнула та. — Помнишь, Мануэла, о нашем детском обещании друг другу?
— Помню, — отозвалась та и недоумевающе посмотрела на друзей.
— Так вот. — Марианна обняла Морено. — Мы с Антонио решили вам первым сообщить о нашей помолвке.
— Поздравляю! — радостно воскликнула Мануэла и захлопала в ладоши. — Как это здорово! Теперь мы всегда будем вместе.
— Наконец-то свершилось! — Фернандо пожал руку другу и предложил: — Я думаю, нам стоит за это выпить.
— Тем более гости ждут, — напомнила Марианна.
Молодые люди, весело переговариваясь между собой, поспешили в гостиную. Присутствующие встретили их бурными овациями, а Леопольдо даже сыграл небольшую миниатюрку по мотивам марша Мендельсона.
Когда вечер был в самом разгаре, среди гостей появился еще один человек, выражение лица которого было мрачным, а внешний вид явно не праздничным. Это был Эмилио. Едва переступив порог гостиной, он поспешил к Фернандо.
— Я очень виноват перед тобой, но мне нужно поговорить с тобой.
Салинос дружески похлопал гостя по плечу и проговорил:
— Я не таю на тебя злобы. Забудем обо всем. А завтра я хотел бы видеть тебя в офисе. Тем более, твое рабочее место все это время пустовало. И не будь так хмур.
— Ты меня не понял, — выдавил из себя Эмилио. — Я пришел с большой новостью.
— Тогда ты можешь сообщить ее всем, — предложил Фернандо.
— Надеюсь, что не оскорблю тебя этим, — кивнул гость и, поднявшись на несколько ступенек по лестнице, громко попросил: — Выключите, пожалуйста музыку!
В гостиной стало тихо и все оглянулись на молодого человека. Тот медленно обвел присутствующих тяжелым взглядом и негромко произнес:
— Исабель жива...
Когда Фернандо услышал о том, что Исабель не погибла, он не поверил. Однако в глазах Эмилио было столько боли, что через минуту Салинос уже не сомневался — друг говорил правду. Ситуация становилась еще более запутанной. Это читалось в глазах всех гостей, присутствовавших на вечере. Фернандо старался не смотреть на Мануэлу, понимая, что не выдержит этого чистого взгляда.
— Что же мне делать? — негромко пробормотал он, пытаясь найти ответ в глазах друзей и знакомых.
Тетушка Габриэла ободряюще улыбнулась, а Тереза невольно шагнула к брату, словно этим жестом могла уберечь его от новых неприятностей.
— Мне кажется... — неуверенно начала Мануэла, и все повернулись в ее сторону.
Девушка смутилась и покраснела.
— Мне кажется, Что Фернандо должен поехать в клинику, — решительно проговорила она.
Не ожидавший от жены таких слов, Салинос вздрогнул.
— Да, ты права, — кивнул он и повернулся к Эмилио. — Ты отвезешь меня к Исабель?
— Конечно, — торопливо согласился тот и, посмотрев на часы, добавил: — Нам нужно торопиться...
Фернандо осторожно подошел к жене и нерешительно взял ее за руку.
— Мануэла, поверь, это для меня такая же новость, как и для всех... — со вздохом произнес он. — Я еще не решил, как поступить...
Мануэла подняла на мужа полные слез глаза.
— Фернандо, я все понимаю... и не осуждаю тебя... Что бы ты не предпринял, я уверена, это будет самым правильным решением...
— Спасибо, дорогая, — расчувствовался Салинос и несмело обнял жену. — Знай одно — я тебя очень люблю...
— Не забывай про это, — девушка кивнула на Эмилио и добавила: — Тебе надо спешить...
Фернандо обвел гостей прощальным взглядом и направился к выходу. За ним последовал и Эмилио.
Когда за мужчинами закрылась дверь, Мануэла опустилась в кресло и громко зарыдала. Все молча смотрели друг на друга, не решаясь подойти к ней. Наконец тетушка Габриэла приблизилась к хозяйке и ласково погладила ее по голове.
— Я всегда поражалась твоим стойкости и мужеству, — негромко проговорила Габриэла. — У тебя иногда бывали срывы, но ты вовремя успевала взять себя в руки... Девочка моя, не подводи сейчас старую тетку, которая всегда верила в тебя...
Приподняв заплаканное лицо, Мануэла невольно улыбнулась.
„Даже если я и потеряю Фернандо, то рядом со мной останутся настоящие друзья", — подумала она и насухо вытерла слезы.
А в это самое время Фернандо и Эмилио молча шли по коридору клиники. Каждый из мужчин думал о своем. Салинос пытался представить себе встречу с Исабель, растерянно спрашивая у себя, вспыхнут ли вновь некогда сильные чувства. А Эмилио тревожился за первую жену Салиноса, которая ничего не знала о том, что через несколько минут увидится с Фернандо. Наконец Эмилио остановился у одной из палат и осторожно открыл дверь.
— Привет, — коротко поздоровался он, переступая порог.
— Это ты? — в голосе Исабель послышалась искренняя радость. — Я тебя так ждала...
Неожиданно женщина заметила за спиной Эмилио еще одного человека. Приподнявшись на постели, она внимательно присмотрелась и едва не закричала от ужаса.
— Это ты?! — выдохнула Исабель и вновь опустилась на подушку.
Салинос сначала не поверил, что эта темноволосая женщина в бинтах его бывшая жена. Лишь ее голос смутно напомнил Фернандо о том времени, когда он был женат на Исабель.
Женщина вдруг закричала:
— Зачем ты его привел?! Зачем?.. Уходите!..
— Исабель! — Эмилио упал на колени перед кроватью и принялся нежно целовать руку бывшей сеньоры Салинос. — Прости... Я хотел, как лучше... Я не мог больше находиться в неведении относительно нашего будущего. Я люблю тебя...
Салинос стоял у стены и с тревогой наблюдал за этой сценой.
„А мог бы я, как Эмилио, все жизнь так же любить Исабель? — подумал он. — Ведь она дорога ему даже с обезображенным лицом..."
— Милая, да, я эгоист... — шептал Эмилио, — но я хочу жениться на тебе и провести с тобой всю оставшуюся жизнь...
Неожиданно Исабель вырвала свою руку и повернулась к Салиносу.
— А ты можешь торжествовать! — резко выпалила она, не сводя с бывшего мужа пронзительного взгляда. — Я хотела отомстить Мануэле за то, что она заняла мое место, но у меня ничего не вышло...
— О Господи, Исабель, — простонал Фернандо. — Да твое место всегда оставалось твоим... Да, вначале я полюбил Мануэлу за то, что у нее были твои волосы, твое лицо, но прошло время, и я понял: она другая... Она не ты, а Мануэла... И я люблю ее за то, за что Эмилио любит тебя...
Однако Исабель ничего не хотела слушать.
— Я желала твоей жене смерти, но потом поняла, что умерла сама... Умерла, но осталась существовать, — переведя дыхание, женщина продолжила: — Если бы не Эмилио, я бы покончила с собой...
— Исабель, в тебе говорит кровь Бернарды, — спокойно возразил Фернандо. — Но не забывай, что ты также дочь Коррадо Вереццо и Мануэла твоя сестра...
Женщина, обессилев от переживаний, молча смотрела в потолок. Эмилио повернулся к Салиносу и выразительно показал на выход. Согласно кивнув, Фернандо осторожно открыл дверь и проскользнул в коридор. Чувствуя, как у него подкашиваются ноги, мужчина опустился на кушетку и закрыл глаза.
Неожиданно совсем рядом раздался незнакомый голос.
— Фернандо Салинос, если я не ошибаюсь?
Фернандо вздрогнул и, повернувшись, встретился взглядом с человеком в белом халате.
— Доктор Маркес, — мужчина протянул руку и присел рядом.
Несколько мгновений доктор внимательно изучал Фернандо и наконец полюбопытствовал:
— Навещали жену?
Салинос машинально кивнул и вдруг удивленно вскинул брови.
— Откуда вы знаете, что Исабель — моя жена? Ведь она находится в клинике под совершенно другим именем...
— Мне повезло, и я узнал об этом еще до того, как увидел пациентку. Ко мне пришла одна сеньора и попросила анонимно вылечить молодую женщину. У нас солидная клиника, и мы не беремся за нелегальные операции. Однако я выяснил, что эта пациентка и есть ваша жена, которую считали погибшей. Возможно, поэтому я и согласился помочь Исабель.
— Спасибо, доктор, — расчувствовался Салинос и полез в карман за чековой книжкой. — Я заплачу, сколько нужно.
Царственным жестом Маркес остановил Фернандо.
— Не надо. Сеньор Эмилио уже позаботился обо всем, — пояснил он и, чуть погодя, добавил: — У меня к вам вопрос несколько иного рода...
— Я вас слушаю...
— Понимаете, ваша жена очень больна. У нее редкое заболевание кожи. Чтобы сделать сеньоре Исабель пластическую операцию, необходим донор. Вы понимаете, что я имею в виду?
— Да, доктор.
— Вы ее муж и должны знать, кто из ближайших родственников сеньоры способен помочь ей. Насколько мне известно, ее мать и отец умерли, но у сеньоры остались двоюродные сестры во Франции...
„О Господи! — ужаснулся Салинос. — Ведь доктор не знает о том, что Исабель — приемная дочь мадам Герреро..."
— Я не знаю... — заикаясь, пробормотал Фернандо. — Я попытаюсь связаться с ними...
— Это необходимо сделать как можно быстрее, потому что болезнь прогрессирует, — Маркес встал и протянул Салиносу руку. — Очень надеюсь на вас...
„Но ведь ближайшая родственница Исабель — Мануэла, — с тревогой подумал Фернандо, провожая доктора взглядом. — Но она этого не знает... Если ей рассказать, то после всего того, что Мануэле пришлось пережить, она вряд ли согласиться на это..."
Салинос медленно поднялся и пошел к выходу. Он чувствовал, что настолько глубоко потрясен, что сейчас потеряет сознание. —
Выйдя из клиники, мужчина направился в небольшой скверик, где обычно гуляли больные. Но в такое позднее время здесь было пусто, и поэтому он мог спокойно посидеть на скамейке и подумать, что делать дальше...

Эмилио едва смог дождаться того момента, когда Исабель уснет. Несколько мгновений мужчина полюбовался на капризные губы, маленькие руки, лежащие поверх одеяла, и осторожно пошел к выходу. У него в голове созрел план, и сейчас Эмилио решил реализовать его.
Молодой человек выбежал из клиники, поймал такси и, назвав адрес, перевел дыхание. Через полчаса шофер высадил Эмилио у особняка Салиносов, и он, расплатившись, быстро подошел к двери дома и нажал на звонок.
Дверь открыл улыбающийся Лоренцо. Увидев Эмилио, дворецкий немного погрустнел, так как ожидал увидеть своего хозяина.
— Добрый вечер, — поздоровался гость и тут же поинтересовался: — Сеньора Мануэла дома?
— А где она еще может быть в такое время... — пробурчал Лоренцо, отступая назад.
— Передай сеньоре, что я хочу с ней поговорить, — Эмилио прошел в холл и опустился на диван.
— Хорошо, сеньор, — дворецкий подозвал Челу и шепотом передал ей просьбу гостя.
Эмилио задумчиво посмотрел в темное окно, вспоминая несчастный, полный отчаяния голос Исабель, и приказал себе:
„Ты должен быть сильным, потому что ты прав!"
Размышления молодого человека прервал звук шагов хозяйки, спускавшейся по лестнице. Увидев девушку, гость встал.
— Эмилио, а где Фернандо? — удивилась Мануэла, подойдя ближе. — Вы же вместе уехали в клинику...
— Понимаешь, сложились непредвиденные обстоятельства...
— Он у Исабель? — в голосе хозяйки послышались нотки ревности.
— Я не знаю, где Фернандо, — ответил Эмилио. — Он раньше меня ушел из палаты... Скорее всего, твой муж уже где-то по пути домой...
— Но ты же приехал раньше!
— Я очень спешил, — гость опустил глаза. — Мне необходимо с тобой поговорить.
Мануэла кивнула на кресла и настороженно спросила:
— Неужели Фернандо послал тебя сказать то, о чем не осмелился сам...
Вначале Эмилио не понял намека, но через мгновение он снисходительно улыбнулся.
— Мануэла, твой муж любит тебя. Полчаса назад он доказал это в клинике. Не волнуйся, у Фернандо нет выбора. Он уже давно выбрал свою судьбу...
Мануэла слушала его, затаив дыхание, боясь невольным жестом остановить поток таких приятных для нее слов.
— Я приехал сюда, чтобы поговорить об Исабель, Эмилио на мгновение задумался, а потом решительно продолжил: — Мануэла, я люблю Исабель и хочу жениться на ней. Как только Фернандо даст развод, я тут же попрошу ее руки...
На щеках девушки расцвели пунцовые розы счастья. Она наконец-то поняла, что ничто больше не будет мешать ее супружеству.
— Но есть одна немаловажная деталь, — произнес Эмилио, пытаясь по лицу собеседницы определить ее реакцию. — Исабель необходима пластическая операция.
— Я знаю, — Мануэла провела ладонью по лицу, словно ей вдруг стало стыдно за свой цветущий вид.
— Нет, ты многого не знаешь... Исабель очень больна, и ей нужна пересадка кожи. Причем, донором должен быть кто-то из ее родственников... К сожалению, есть только один человек, способный ей помочь...
— О Боже! — всплеснула руками Мануэла. — Надеюсь, он согласился?..
Эмилио задумчиво потер подбородок и вздохнул.
— Пока не знаю. Но очень надеюсь на это...
Девушка вдруг побледнела и схватила гостя за руку. Ее затрясло, словно в лихорадке, и куда-то исчез голос.
— Мануэла, Исабель сможешь помочь только ты, — негромко проговорил Эмилио и добавил: — Ведь ты ее сестра...
— Не может быть! — воскликнула изумленная девушка. — Я — ее сестра?!
— Да... Твой отец, Коррадо Вереццо, так же и отец Исабель.
— О Господи, нет... — Мануэла только теперь поняла, почему они с Исабель так похожи.
Эмилио откинулся на спинку кресла и замолчал. Он был не совсем уверен, что поступил правильно, рассказав жене Фернандо об этой давней семейной тайне. Молодой человек понимал, что его счастье в руках этого юного создания, сидевшего напротив.
„Она должна мне помочь... Должна... — словно молитву повторял про себя Эмилио. — Ведь Мануэла перенесла столько горя, которое не очерствило ее душу, а даже наоборот..."
— Я согласна... — наконец прошептала девушка и тяжело вздохнула. — И мне кажется, что это будет самое малое из того, что я должна была бы сделать для сестры... Ведь она оставила мне Фернандо...
В порыве чувств Эмилио благодарно поцеловал Мануэлу и поднялся.
— Я пойду в клинику и сообщу Исабель о твоем решении...
Молодые люди не заметили Фернандо, который уже несколько минут стоял у двери и наблюдал за этой сценой. Когда Салинос услышал последние слова Мануэлы, он догадался обо всем.
— Какое счастье, что у меня такая жена... — прошептал он и почувствовал, как по его щеке скатилась одинокая слеза...

Эмилио осторожно открыл дверь палаты и, заглянув туда, переступил порог.
— Ты спишь? — негромко спросил он, подходя к кровати.
— Нет, любимый, — Исабель открыла глаза и впервые за последнее время улыбнулась. — Я думаю...
— О чем, радость моя? — молодой человек присел на корточки и нежно прикоснулся к тонкой ладошке возлюбленной.
— О-о-о, это не передашь двумя словами... Я спала и видела прекрасный сон: мы, вдвоем, бежим по берегу моря и играем с волнами... На мгновение мне показалось, что у меня прежнее лицо... Нет, даже прекраснее, чем было... — Исабель вдруг замолчала и тяжело вздохнула. — Потом я проснулась, и сказка исчезла...
Эмилио погладил молодую женщину по волосам и уверенно произнес:
— У тебя будет лицо... И очень скоро. Ты мне веришь?
— Конечно, верю, — прошептала Исабель и нежно добавила: — Ты меня никогда не обманывал...

0

88

Конец книги!

Отредактировано Кнопочка (30.05.2013 13:06)

+2