www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Бригада. Металл и воля. Книга 11 (Аркадий Карасик)


Бригада. Металл и воля. Книга 11 (Аркадий Карасик)

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Глава 1

Однажды доморощенный философ Федя в подпитии выдал очередную глубокомысленную фразу. Человек, дескать, живёт дважды: один раз – наяву, второй – во сне. Ибо сон – не что иное, как продолжение действительности.
Витек поморщился – такое объяснение никак не укладывалось в прокрустово ложе его взглядов, поэтому не имело право на существование. Ватсон задумчиво вздохнул и недоверчиво покачал лысой головой. Сашка рассмеялся. Короче говоря, каждый из четверых друзей мусорщиков отреагировал по своему. Ничего удивительного – обычная реакция разных характеров.
И вот сегодняшней ночью Белову приснился сон, никак не связанный с происшедшими событиями. Обычно к нему приходят братья. Кос садится в изголовье, закинув на тумбочку ноги в тяжёлых солдатских сапогах. Пчела бегает по комнате, что то доказывает, с кем то спорит. Фил стоит в дверях, скрестив на груди тяжёлые руки боксёра, и улыбается бригадиру. Они хором и по одиночке отвечают на незаданные вопросы, будто считывают их прямо из мозга Белова.
На этот раз вместо братьев развернулась панорама боя в горах.

… За грядой камней притаились духи, на опушке леса – федералы. Обе противостоящие стороны обмениваются ленивыми автоматными очередями. Но ленивость обманчива, по всему чувствуется, что боевики готовятся к очередной атаке.
За поваленным деревом лежит парень, удивительно похожий на Белова. Выставив автоматный ствол, он выбирает очередную жертву. Появится бородач с зелёной лентой на башке – прицельный выстрел отправит его в ад. Десантник старается огрызаться одиночными выстрелами – бережёт патроны.
К нему перекатился старший сержант Антон Перебийнос. Одет в камуфляжную куртку, голова повязана какой то косынкой. Десантники не походят на солдат, скорее выглядят партизанами, заброшенными в тыл противника. Впрочем, все бойцы армии, наводящей конституционный порядок в Чечне, тоже носят такую же партизанскую форму. Не щеголять же в голубых беретах, в парадных мундирах с завесой орденов и медалей?
– Жив, Белый? – почему то заботливо прошептал Антон. – Не поранило?
– Норма, – коротко ответил Сашка, не спуская настороженного взгляда с валуна, откуда только что его обстреляли.
– Не дрейфь, дружище, вертушки на подлёте. Держись!
Приказывать, советовать легко, а вот исполнять… Десантник пошарил по карманам, оглядел землю рядом с деревом. Ничего, ни одного патрона. В рожке – всего пять или шесть. Пойдут духи в атаку – не удержать. Разве только собственными головами?
Ага, наконец то высунулась «птичка» с зелённым опереньем. Выстрел – исчезла. Из за камней злобный волчий вой, ставший уже привычным призыв – Аллах акбар! Всё ясно – одним противником меньше. И ещё одним патроном…
Наконец, появились две вертушки, взрывы ракет опоясали каменную гряду, пулемётные очереди завершили разгром ещё одной банды. Перебийнос вскочил на ноги, торжествующе заорал, заматерился. И – упал, прошитый автоматной очередью.
Белов, или человек похожий на него, на руках отнёс к вертолёту тело друга, бережно положил его на расстеленный брезент. В этот момент из под кустов раздалась автоматная очередь недобитого духа и свинец укусил десантника в грудь и плечо…
Было уже, было! Сон пересёкся с реальностью. Тогда он стоял на аэродромной эстакаде и прощался не только с женой и сыном, но и с прежней своей жизнью криминального бизнесмена…

Белов проснулся, но продолжал лежать с закрытыми глазами.
Странный сон. Прежде всего, Саша не только в Чечне, но и на Кавказе ни разу не был. Не приходилось – все вопросы, связанные с поставками на юг, решал Пчела, нередко не ставя в известность бригадира. Во вторых, Белов служил не в ВДВ – в погранвойсках.
А вот Антон Перебийнос – фигура реальная. Так звали старшину заставы, который уволился из армии по причине загадочной болезни, скорей всего, вымышленной, но подтвержденной, купленной у медиков справкой. Антон покинул заставу через месяц после прибытия новобранца Белого.
Что это – шалость разгулявшегося мозга или подсознание предупреждает об очередной опасности? Шалости отпадают, Белов считал себя человеком с устойчивой психикой, не подверженной колебаниям. Значит, предупреждение?
Глупо. После президентского помилования и последующей реабилитации вряд ли кто нибудь решится наехать на него. К тому же, он снова не один – рядом с ним надёжные друзья: Федя, Витёк, Док. Пока ещё не братья, какими были Фил, Кос и Пчёл, но такие же верные товарищи, на которых можно положиться…
Подожди, Сашка, не торопись, сам себя остановил Белов. Полученное помилование ничего не значит, выглотнет президент пару стопок горячительного и мигом забудет о существовании прощённого убийцы. Разве мало у него других проблем?
Ладно, разберёмся, не впервые обороняться и нападать. Вот только жаль, что никак не удаётся выполнить данное самому себе слово завязать с криминалом, забыть о существовании стволов, подстерегающих каждое движение.
Большинство недругов либо уничтожено, либо они свалили из страны. Кто остался? Кабан потерял свой вес, превратился в обычную шестёрку – «подай отнеси». Нет, он ошибается, вспомнил Саша попытку Кабана и его любовницы копать под Шмидта и Ольгу, у дерьмового бандюги выдраны не все клыки, он ещё точит оставшиеся, поэтому опасен.
После того, как Белов отошёл от управления Фонда, им перестали интересоваться и бывшие помощники, и конкуренты. В том числе, кавказские воротилы. С одной стороны, это хорошо, но с другой – не привык он маячить на заднем плане, предпочитает находиться в центре событий.
Введенский, получивший должность заместителя председателя ФСБ и генеральские погоны, редко связывается с бывшим своим агентом влияния. Ему сейчас не по чину получать и анализировать негласную информацию, получаемую от сексотов – секретных сотрудников Конторы, эти функции он передал своему сменщику на посту начальника отдела.
Зорин? Бывший соперник Белого по игре в теннис, многолетний партнёр по полулегальному и вообще нелегальному бизнесу. Вот он опасен. Тем более, что Виктор Петрович покинул чиновничье кресло и пересел в другое – деятеля в собезе России. «Мне сверху видно всё, ты так и знай». А тот, кто много видит, многое может – старая истина.
Тоже не страшно – перетрём. На прямое противостояние Зорин вряд ли решится, он побоится столкнуться лоб в лоб с Ельциным, за спиной которого стоит «Семья» А вот устраивать мелкие пакости – на это он способен. Придётся просто не обращать внимания, как в древние века не обращали внимания на врагов могущественные кельты.
Белов провёл пальцем по кельтскому кресту, вытатуированному на его груди.
Ещё в школе он заинтересовался древней историей. Перечитал уйму книг, перелистал Энциклопедию, позже, когда в России появился интернет, скачал с него всё, что так или иначе касалось кельтов. Систематизировал добытые сведения, переписал их в хронологическом порядке.
В шестом веке до нашей эры орды огненно рыжих великанов потрясли Европу, пронесясь на своих боевых колесницах по территории современных Франции, Испании, Британии.
Впечатлительный пацан представил себя на колеснице, осыпающего врагов стрелами, уничтожающего их боевым топором и мечом… Нет, лучше не рыжим – русоголовым галлом, так будет ближе к правде. Ещё лучше быть вождем Белловезом, разгромившем этрусские городки. Или – друидом, слагателям мифов, вершителем ритуалов. Иди – филидом законодателем. Роль барда, воспевающего военные подвиги вождей и героев, его не устраивала – слишком мелко. По натуре Белов был бойцом, а не стихотворцем.
Позже, перед призывом в армию, Саша предложил братьям вытатуировать на груди кельтский крест. Дескать, татуировка защитит их от всех бед и неприятностей. Она – вроде старинного оберега. Фил наотрез отказался. Если и колоть, то что нибудь другое – голую бабу или американский доллар. Кос тоже отверг предложение: любая татуировка – примета для ментов. Пчела рассмеялся – детская забава. Упрямый будущий бригадир поступил по своему: знакомый кольщик за немалую цену изобразил на груди клиента витиеватый крест…
Размышления прервал мобильник. Кому он понадобился, с тревогой подумал Белов? С Введенским вчера он пообщался – ничего нового не услышал и ничего нового не сообщил. Ребята спят в соседней комнате. Звонить – нет нужды, проще зайти.
В трубке – мелодичный женский голос.
– Здравствуй, Саша… Узнаёшь?
У Белова, как у любого мужчины, было множество женщин. Они липли к нему мухами к сладкому варенью, одни удовольствовались двумя тремя ночами и исчезали из жизни мужика, другие изо всех сил пытались надеть на него брачное ярмо, разочаровывались и отпадали. А вот первая любовь осталась в памяти, изредка посылая болезненные импульсы.
– Узнал… Оленька, – хрипло признался он, стараясь говорить уверенно и чётко. Взволнованность выдавало только ласковое имя – Ольги, так он называл жену в минуты близости. – Слушаю?
– Встретиться нет желания?
Едва не ответил вопросом – зачем? Всё равно разбитого не склеить, умершего не оживить. Во время удержался.
Неужели об этой опасности предупредило подсознание? Странная ассоциация – бой в горах и предстоящая разборка с бывшей женой.
– А что – проблемы имеются, да? С Ванькой?
– Разве нам не о чем поговорить? – в голосе прозвучала обида. Слёз от твердокаменной женщины не дождёшься. – Успокойся, я не собираюсь оправдываться или обвинять тебя. Время покажет, кто из нас прав. Разговор предстоит чисто деловой… Согласен или отказываешься?
Явная провокация! Ольга знает, что он никогда не отказывался от стрелки, если даже она грозила ему гибелью. Не тот характер.
– Где и когда?
– Помнишь полуподвальное заведение под названием «Кабачок»? – ещё бы ему не помнить, когда с этой забегаловкой связаны лучшие минуты его прежней жизни. Супруги Беловы в сопровождении братьев не раз оттягивались в нём по поводу и без повода. – Если не возражаешь, через два часа…
– Новый муж отпускает?

Ехидный вопрос повис в воздухе – Ольга поторопилась отключиться. Саша повертел в руке мобильник, подумал и, натянув джинсы, пошел в соседнюю комнату. Ехать на стрелку с Ольгой одному не хотелось. Не потому, что он боялся, нет, от возможного наезда шестёрок хитроумного Шмидта никто его не защитит, а вот моральная поддержка не помешает.
Возвратившись после реабилитации в Москву, Белов решил не поселяться в родительской квартире, тем более, в квартире, где он жил вместе с Ольгой. И там, и там его подстерегали ненужные воспоминания, а он решил начать жизнь с нуля. Вот и снял трёхкомнатное жильё в так называемом спальном районе города.
Поехать на встречу с супругой одному? Как то неприятно и даже опасно. Кто знает, какие мысли блуждают в голове Ольги? Вдруг бывшего мужа встретит не приветливая улыбка – несколько нанятых за немалые деньги амбалов.
Взять с собой всю компанию – тоже не кайф, не привык к охранникам. Лучше одного – проследит и, при необходимости вызовет ментов. Или – Скорую помощь.
Саша остановился возле двери, прислушался. Спят ли ещё пацаны или уже проснулись? Нет, не спят – слышны голоса, смех. Вошёл по хозяйски без стука. Философ сидит за столом, увлечённо читает какую то книгу, скорей всего, религиозного содержания. Злой листает альбом с фотокарточками. Наверняка, сексуального направления. Из ванной доносится плеск воды, блаженные стоны – Ватсон принимает утренний душ.
За время общения Саша узнал всю подноготную новых своих друзей, их склонности и привычки.
Лукин , более известный по кликухе Федя философ, сейчас молится, запивая слова молитвы глотками горячительного. На свалке он предпочитал водку, теперь отдал предпочтение кагору. И горло не дерёт, и не напьёшься в усмерть. Не зря священники выбрали его для церковных процедур. В левой руке он держит молитвенник, в правой – плоскую фляжку. Удобно – думать о божественом и ублаготворять грешную плоть. То бишь, душу.
Витька Злобин, кликуха Злой придумана не по норову – идёт от фамилии. Сидит ук стола, холит и точит любимое своё оружие, так и не пущенное в ход во время разгрома Карфагена – нож с наборной рукояткой.
Станислав Маркович Вонсовский, по кликухе – Ватсон, точная копия звезды российской эстрады Розенбаума, талантливый хирург и преданный друг обожает спать и мыться.
Белов без стука вошёл в комнату.
– Федя, нет желания прокатиться?
Лукин аккуратно заложил страницу бумажкой, закрыл книгу. Плоскую фляжку положил во внутренний карман. Без расспросов – куда, зачем, почему я? – поднялся со стула.
Всегдашний оппонент философу Злобин недовольно фыркнул. Похоже, он ревновал Белова ко всем окружающим, даже к консьержке или – к дворовым собакам.
– Я, как юный пионер, – всегда готов! Только скажи…
– Нашёл кого брать? Ни управлять машиной, ни защитить – полная бездарь! Одна водка в травмированной башке, – язвительно прошипел Витёк. – Да ещё – беспросветная дурь. Уж лучше возьми Дока, тот хотя бы клистир поставит. Не говоря уже обо мне – помощь и поддержка гарантированы…
– На клеточном уровне, – беззлобно пошутил Федя. Такой уж у него характер – не умеет злиться, даже насекомое не способен обидеть. Отбивается от нападок Витька короткими, на первый взгляд, безобидными репликами. – Когда поедем, Серый?
Несмотря на то, что Белов ещё на свалке признался в своём депутатстве, и назвал настоящие имя и фамилию, ребята продолжали называть его Серёгой, Серым. Типа накрепко приклеенной криминальной кликухи. Саша не возражал, откликался. Пусть хоть горшком именуют, лишь бы в печь не сажали…
– Через час…

Ольге тоже нелегко дался короткий разговор с Александром. Нахлынули воспоминания о прежних их отношениях. Время стёрло размолвки и скандалы, усилило воспоминания о первых объятиях, совместных прогулках по Москве, любовных признаниях… Трудно сказать сейчас, чего было больше – горького или сладкого. Ухаживания красивого парня, первая незабываемая близость, рождение Ванечки. И тут же – сохранившаяся в памяти попытка Сашки насильно овладеть ею.
Но всё это не главное. Откровенный разговор необходим не для того, чтобы восстановить отношения, возвратиться в далёкое прошлое – настала пора поставить все знаки препинания.
Бывшая супруга бывшего президента Фонда за сравнительно небольшое время привыкла к беспредельной власти над многочисленными фирмами, угодливыми сотрудниками, к праву распоряжаться банковскими вкладами и регулировать финансовые потоки. Наивная девчонка скрипачка превратилась в зрелую, знающую себе цену женщину. Она принимала продуманные решения и заставляла подчиненных воплощать их в жизнь. Перебравшись на девятый этаж в кабинет, который прежде занимал Белов, сменила секретарей и помощников, ужесточила охрану.
Шмидт с удивлением и опаской наблюдал за процессом перевоплощения любовницы. Постельные забавы сделались редкостью, отношения между любовниками постепенно превратились в официальные.
Неожиданное появление Белова походило на взрыв, угрожающий самому существованию обновлённой Системы. Вдруг Александр захочет возвратиться в Фонд, вернуть себе утерянное положение, вместе с банковскими вкладами? Тогда Ольгу ожидает возврат к прежнему, когда она была бесправной сожительницей президента? Одна только мысль о возможности подобного феномена заставляла её бегать по квартире или по кабинету, терзать тонкий носовой платок, кричать и даже плакать.
Вот она и решилась на откровенный разговор с бывшим мужем. Как тот собирается поступить, не собирается ли восстановиться в Фонде? Неужели он оставит её и своего сына нищими?
Не посоветовалась с Дмитрием, даже не поставила его в известность. Заперлась в кабинете, приказала никого к ней не пускать и набрала номер, который добыли услужливые помощники.
Сухой тон голоса абонента несколько обескуражил её, но согласие встретиться – обрадовало. Неужели Александр всё ещё любит? Если это так, задача намного упрощается. Нет, она не собирается ложиться с ним в постель, это мерзко и недостойно для женщины её уровня. Но немного пококетничать, повздыхать, вспомнить прежние их отношения всё же придётся. Никто её за это не осудит! Зато Сашка расслабится и потеряет контроль над своими поступками…
А если согласиться восстановить семью? Конечно, на определённых условиях: перевода части вкладов на её имя, передачи пакета акций, предоставлением права распоряжаться одним из звеньев Системы. Неужели она откажется? Никогда!
Тем более, что бритоголовый любовник изрядно ей надоел. В роли начальника службы безопасности он ещё смотрится, в постели удовлетворяет, а вот постоянные наставления и советы вызывают раздражение. Она до сих пор не может забыть обидного отказа перевести ей мизерную сумму для приобретения полюбившейся скрипки.
За час до назначенного времени Ольга выехала от офиса Фонда. Впереди её «мерина» – джип охраны, позади – второй. Обычно она ведёт себя более скромно – всего один телохранитель, не считая водителя, убеждена в том, что защиты от киллеров просто не существует. Всё равно доберутся – взорвут или пристрелят. Чем солидней экскорт, тем больше опасность покушения.
Настоял Щмидт. Ему повсюду виделись террористы и бандиты. Интересно, почему он так заботится об её безопасности? От великой любви или в нём говорит забота о собственном кармане? Ольга брезгливо поморщилась. О любви и говорить нечего, она, если и была на первой стадии их содружества, то давно погасла, как угасает костёр, не получив очередной порции дров. Остаётся благополучие бывшего начальника службы безопасности, тесно связанное с её жизнью. Только и всего…

Белая десятка медленно двигалась в потоке машин. За рулём – Белов, рядом с ним – Федя. Сашка хмурился, у него из головы не выходило неожиданное предложение Ольги встретиться. В принципе, он догадывался, о чём пойдёт речь. Конечно, о его возможном возвращении в Фонд. Предстоит очередной раунд схватки. Ради Бога, он готов! Правда, в роли противника выступает слабая женщина, мало того – бывшая жена. Придётся на время забыть и о первом, и о втором.
Федя с любопытством оглядывал машины, прохожих, жилые здания, торговые центры. Он отвык от городской жизни, всё ему было в новинку. Особенно, поражало множество иномарок. Раньше проскочит «мерин» или «рено» – разговоров на неделю, а сейчас даже длинный «линкольн» никого не удивляет. А этот скромный, цвета кофе с молоком, «пежо» чем то знаком ему. Ну, конечно, не успели они отчалить от своего дома, как он приклеился…
– Серый, кажется нас пасут…
– Вижу. Не верти башкой, веди себя спокойно… Сейчас проверим.
Федя не ошибся – их действительно пасли. Нагло, бесцеремонно, не прячась за другие машины – висели на хвосте. Будто предлагали поиграть в прятки. Ну, что ж, придется поиграть.
Белов перестроился в правый крайний ряд. «Пежо» повторил его манёвр – тоже перестроился. Показав правый поворот, белая пятёрка не повернула, наоборот, подсекла чёрную «волгу» и укрылась за длинной фурой. Вдруг пастух решит, что преследуемый лох всё же свернул, и помчится искать его.
Не получилось. «Пежо» обогнул фуру и снова сел на хвост. Опытный и настырный противник! А если мы сделаем так! Белов доехал до перекрёстка и, повернув направо, влетел в знакомый проходной двор. Постоял минут пять и неторопливо выбрался на параллельную улицу. Туда, где его поджидал пастух.
И снова движение в тандеме с преследователем.
А время подпирает. Наверно, Ольга уже сидит в «Кабачке» и нервничает.
Белову страшно захотелось узнать, кто сидит за тонированными стеклами иномарки? Устроить маленькую аварию: неожиданно затормозить, так, чтобы «пежо» ткнулся мордой в задний бампер «лады»? Нельзя – немедленно нарисуются дорожные менты, а встреча с ними небезопасна. Даже с учётом президентского прощения. К тому же, он не успеет появиться в «кабачке» в назначенное время.
Остановиться и подойти к «пежо»? А где гарантия, что его не встретит пуля?
Помог случай. На въезде на Волгоградское шоссе обе машины тормознули гаишники. Не за превышение скорости, в дорожном потоке не разгонишься – то ли по причине скуки, то ли не хватило на опохмелку. Для Белова – ни малейшей опасности: документы в полном порядке, оружия в машине нет. А вот пастуху придётся, если и не выйти из салона, то хотя бы опустить тонированное стекло. Для опытного наблюдателя, которым, не без основания, считал себя Белов, секунды будет достаточно для «опознания».
Так и получилось. Из салона «пежо» выглянул жирный Кабан, за его плечом маячила такая же жирная физиономия любовницы. Оба искательно улыбались.
Белова отпустили сразу, а вот «пежо» задержали. Инспектор заставил водителя помигать поворотами, включить и выключить подфарники и дальний свет, копался в багажнике, проверял номера двигателя, шасси и кузова. То есть, применил давно отработанные методы вымогательства. Кажется, Кабану не хотелось расставаться с «трудовыми сбережениями», он подхалимски прижимал к груди руки, что то лопотал, на что то ссылался.
Не дожидаясь завершения проверки, Белов влился в поток транспорта, на перекрёстке свернул, проехал два квартала – ещё раз свернул. Убедившись в безопасности, медленно двинулся к Новому Арбату.
– Молоток, Серый, какой же ты молоток! – пересохшими губами хватил друга Федя. – Сделал пастуха, как младенца. Я горжусь тобой…
– Взаимно, – облегчённо улыбнулся Саша. – Вёл ты себя на пятёрку с плюсом… Сейчас мне предстоит важная беседа. Тебе придётся поскучать в одиночестве. Заодно приглядись к припаркованным машинам и к людям, сидящим в них…
Философ охотно закивал. Конечно, пригляжусь, если удастся, даже познакомлюсь. Никаких проблем!
– А вот знакомиться не нужно! – запретил Белов. – Любая попытка войти в доверие настораживает. Могут либо отвесить плюху, либо прокатить обидными матерками. С соответствующим продолжением…

Обстановка в «Кабачке» прежняя. Будто не прошло пяти лет, не изменилась страна, пенсионеры не уступили место своим внукам. Разве только вместо знакомого солидного «гарсона» появился новый – юркий пацан с угодливой улыбкой на прыщавой физиономии.
В глубине зала за столиком на двоих сидит Ольга. Читает меню и передвигает с места на место фужеры. Явно волнуется девочка, с нежностью подумал Александр. Всё же перед ним не просто женщина – жена, с которой его связывают долгие годы совместной жизни. Радостные и горькие.
– Здравствуй, Оленька, – приветливо поздоровался он, садясь за стол. – Как говорится, сколько лет, сколько зим… Ты не изменилась – такая же привлекательная и добрая… скрипачка.
Прозрачный намёк на наивность девочки со скрипкой, превратившейся в зрелую, уверенную в своих силах женщину, насторожил Ольгу. Что это – ностальгия по прошлому, предложение возвратиться к утраченному или простой трёп?
– Ты тоже не изменился, – умело парировала она. – Такой же Соловей разбойник с большой дороги… Саша, давай не будем обмениваться любезностями, поговорим, как взрослые люди.
– О чём? – недоуменно пожал он плечами. – Разве только о сыне? Ванька – единственно связывающая нас ниточка…
– Если не считать Фонда… Я хочу знать твои намерения, кажется, имею на это право. Будущее, и моё, и сына, зависит от твоего решения. Прозябать нам в нищете или вести достойную, обеспеченную жизнь…
Белов не удержался от брезгливой гримасы. У Ольги на уме только одни деньги, в которых она видит залог благополучия. Невольно ему вспомнился восторг жены, когда он вручил ей документы на купленный особняк на Флориде. Смеялась, теребила его, засыпала поцелуями и любовными признаниями. Тогда в ней говорила не любовь и не страсть – жадность. А сейчас что говорит? Всё та же жадность, возведённая в квадрат или в куб.
– Что я должен сделать?
Разговор прервал официант с подносом. Скользнул равнодушным взглядом по даме, более внимательно посмотрел на её кавалера. Будто впечатал его в память. Смотри, смотри, шестёрка, отрабатывай иудины сребренники! Моя физиономия давно занесена в компьютеры, распечатана в сотнях экземпляров и в уголовке, и в ФСБ. Мало того, знакома самому Гаранту
Белов с показным равнодушием швырнул на опустевший поднос два зелёных стольника – двойная цена заказа. Коньяк, бутылка сухого вина, блюда с фруктами и сладостями.
Дождавшись ухода «гарсона», Ольга принялась перечислять пункты договора о ненападении. Говорит и постукивает вилкой по тарелке.
– Перевести все твои банковские счета на моё имя. В России, за рубежом и в ошффорах. То же касается недвижимости. Официально отказаться от поста президента Фонда и всех его филиалов. Так же официально передать мне контрольный пакет акций. Наследство Пчелы можешь оставить себе…
Ничего себе аппетит! Услышь эти требования братья, они бы разорвали мерзкую шлюху пополам. Но Фила, Коса и Пчелы давно уже нет в живых, решать придётся бригадиру. Бывшему бригадиру. Предстоящая нищета нисколько не травмировала Белова. Не без подачи философа Лукина, он убедился, что не в одних деньгах счастье. Приятно, конечно, иметь возможность одарить нищую бабку полтинником, небрежно бросить официанту приличные чаевые, побаловать себя и друзей дорогой чёрной икоркой. Но всё это – мелочь, без которой можно обойтись. Настоящую дружбу и любовь ни за какие филки не купишь, они не продаются.
– А если я откажусь, наймёшь киллера, да? Или используешь Шмидта? Он, наверняка, не потерял бойцовские качества.
Ольга поняла – зарвалась. Требовать, угрожать Белову не только бесполезно, но и вредно. Упрётся железобетонной надолбой – с места не сдвинешь и не объедешь. Воспользоваться его советом – нацелить того же Витьку? Она сделала бы это, не задумываясь и не жалея бывшего мужа, но чего она добьётся, убрав его с дороги? Нет, Белов нужен ей живым.
– Саша, почему ты думаешь обо мне так плохо? – изобразив обиду, спросила она. – Ведь я любила тебя. Наш разрыв – глупая нелепость, в которой повинны мы оба. Единственное моё желание – обеспечить безбедную жизнь нашего сына. Неужели ты не понимаешь?
Артистка, самая настоящая артистка! Когда бывшая жена успела набраться бесстыдного притворства? Или она и была такой с детства – жадной, добычливой волчицей, не брезгующей падалью? Да и что можно ожидать от женщины, которая вместе с любовником не так давно бесстыдно сдала бывшего мужа ментам. Не исключено. что продала Кабану, который нахально пасёт его.
– Хорошо, я подумаю.
– Только, пожалуйста, думай поскорей, милый. Сам знаешь, Система, созданная тобой, без хозяина и дня не проживёт…
Не отвечая и не прощаясь, Белов пошёл к выходу. В душе – сплошная грязь, будто его окатили помоями. Ольга, проводив его подозрительным взглядом выпила залпом рюмку коньяка. Всё правильно, всё объяснимо. Никуда этот бандит не денется – согласится со всеми её требованиями. Потому, что другого ему не дано. Иди – или. Как выражаются грабители, жизнь или кошелёк. Сашка – умный и понимающий человек, он выберет жизнь…
В машине Федя обиженно разводил руками, поминутно прикладывался к горлышку плоской фляжки. Что то бормотал. Всё ясно без слов – не послушал Серого, сунулся к «джипам» и получил по мозгам. Слава Богу, словами, а не пулей.
Когда они возвратились к родной девятиэтажке, возле подъезда увидели знакомый «пежо». Упустив лохов на перекрёстке, Кабан решил подстеречь их возле дома.
Слишком горячо стало в Москве, подумал Белов, не торопясь покидать салон пятёрки. С одной стороны – настырная слежка, с другой – плохо спрятанная Ольгой угроза расправы. Пора сваливать из столицы. Пока – на время, потом – жизнь покажет…
Угроза, исходящая от бывшей жены Александра – блеф, рассчитанный на легковерных и доверчивых людей. Нанять киллера она не решится, если и пойдёт на убийство, использует Шмидта, с которым Белов легко справится…
Справится ли? Александр поморщился. Поднимется ли у него рука на спасителя сына? Он вспомнил, как бывший начальник охраны Фонда бесстрашно подставил свою машину под удар летевшей на Ваньку многотонной фуры. Нет, не поднимется…
Зря он не согласился отдать алчной бабе все сбережения, всю недвижимость и президентский пост. Всё, что так или иначе относится к его прежней, криминальной жизни не имеет ни малейшей ценности и должно быть отброшено, забыто! Согласись он на непомерные требования Ольги – отпала бы одна из проблем.
И всё же придётся уехать из Москвы…
Он не боялся за себя – боязнь вообще не совместима с присущим ему азартом – он боялся за людей, вверивших в его руки свою судьбу. За непротивленца Федю, упрямого силовика Витька, бывшего наркомана, талантливого хирурга Ватсона. Они поверили ему и пошли за ним. Подставить их под удар – об этом даже думать противно.
– Парни, пакуйтесь, – этим же вечером приказал он. – Завтра соскакиваем…
– Куда? – недовольно пробурчал Злой. – Только устроились и – снова в дорогу? Надоело, Серый, болтаться, как дерьмо в проруби.
– Я никого не держу, полная свобода пополам с демократией. А поедем мы в тайгу, отдохнём, золотишко помоем, прибарахлимся.
Идея укрыться в Сибири, а может быть и дальше – на Дальнем Востоке, появилась у Белова внезапно. Все жё, он не безграмотный приискатель, за спиной – институт, пусть небольшой, но уже нажитый опыт по работе в вулканологических партиях на Камчатке. Вулканология и геология – родственные науки. Добывать золото не приходилось, но освоить и эту специальность – не такая уж сложная задача.
Если против него действительно играет Зорин, то у него на руках все старшие козыри. Геркулес против пигмея. Нужно так далеко спрятаться, чтобы ни он, ни Шмидт с Ольгой не достали беглеца…

Зорин не был ни злодеем бармалеем из детских ужастиков, ни безгрешным ангелом. Обычный высокопоставленный чиновник, поднаторевший в подковёрных сражениях, битый перебитый, ломанный переломанный. Он исповедывал две, на первый взгляд противоположные догмы. Первая – чем выше взлетишь, тем больнее падать. Вторая – внизу озябнешь, на верху согреешься. Всё остальное – приложение к ним.
В соответствии с этими законами он приблизился к Семье, но на всякий случай старался не афишировать близость к трону. В непредсказуемой России всё возможно – уйдёт Президент, или его уйдут, как посмотрит новый Светило на связи чиновника? Может и – вышибить из райских куш коленом под зад.
Зорин охотно принимал «вознаграждения», которые по сути – самые настоящие взятки. А кто их не принимает? Не отказывался от застолий и саун, с непременным присутствием обнажённых наяд. Не чурался плотских развлечений, но постоянства не любил – старался время от времени менять любовниц.
Виктор Петрович, после долгих собеседований и уговоров, наконец, согласился сменить кабинет, из кресла чиновника перебрался выше, значительно выше, почти под потолок. Членом Совета безопасности государства его, конечно, не назначили, но и должность помощника секретаря собеза звучит почти гимном.
Соответственно, вырос оклад, но это не главное, деньгами он и на прежнем месте не был обижен: и официальными, получаемыми по ведомости, и скрытыми, передаваемыми ему в не заклеенных конвертах. Значительно расширились сферы влияния и возможности извлекать из этих сфер немалые доходы.
Осталось одно – незатухающая ненависть к Белову, который лишил его выгоды от использования недостроенного нефтеперерабатывающего завода. Подумать только, этот пацан, недоделанный бандит, презренный щипач помилован и отпущен на свободу. И кем – самим Президентом страны, с подачи Введенского. А сколько было надежд занять депутатское кресло, когда его освободит Белов! Какие были выстроены планы покорения Фонда реставрации!
Ничего не получилось – непотопляемый олигарх снова вынырнул на поверхность.
Замочить его – вот оно, решение всех проблем!
Сколько сил приложил Зорин, чтобы помилование не состоялось, какие только инстанции он не задействовал – все оказалось бесполезным, заместитель председателя ФСБ оказался сильней.
Виктор Петрович не мыслил жизни без врагов, считал ее прозябанием. Противостоять генералу Введенскому, вознесенному на недосягаемую высоту – об этом даже подумать глупо. Другое дело Белов – он раздавит его, как букашку, разотрет в пыль. В назидание другим человекоподобным, которые вознамерятся возражать ему.
Первый этап предстоящей расправы – слежка. Куда Белов ездит, с кем общается, когда и сколько времени сидит на унитазе. Только получив полную информацию, можно приступить к задуманной операции.
Размышление прервало мурлыканье аппарата связи с секретарём. Удивительно приятное создание Верочка, пухленькая, фигуристая – сдобная булочка. При одном взгляде на неё немолодой уже мужчина, будто сбрасывает и свой возраст, и многочисленные болезни.
Прежняя любовница – сухопарая кобыла с тяжёлым задом только и умела выкачивать из него деньги и достойное положение в обществе. Активным трудом в постели Лариса Генриховна Шубина заработала должность директора Интерната для особо одарённых детей. Она буквально не слезала с Зорина, требуя от него этот престижный пост, подставлялась, как обычная проститутка, стонала с французским прононсом, взвизгивала на подобии обычной деревенской бабы.
Интернет для элитных детей создан в Жлобне на базе бывшего санатория ЦК КПСС усилиями Зорина, он его курирует и пестует. Поэтому назначения и увольнения воспитателей и администраторов в его власти, он тасует штат, как опытный картёжник тасует карты. В конце концов, тяжеловесная кобыла добилась своего: из рядовой преподавательницы французского языка возвысилась до директрисы престижного учебного заведения.
После взрыва в главном корпусе Интерната Шубину потихоньку, без огласки, сняли и сплавили заместителем главного редактора в одно из умирающих московских издательств. Соответственно, прекратились её постельные контакты с Зориным
Верочка – совершенно другой тип женщины, и по фигуре, и по характеру. При очередной командировке он обязательно возьмёт её с собой и там проверит её способности и возможности. Несмотря на возраст и на угасание мужских эмоций, Виктор Петрович всё ещё считал себя Казановым, способным покорить любую женщину.
– Слушаю тебя, милая, – с несвойственной ему нежностью ответил Зорин, услышав мяуканье переговорника . – Если нужно отлучиться на часик другой, разрешаю. Ты понадобишься мне ближе к вечеру.
Представил себе заалевшее личико девушки, вздрогнувшие грудки и – загорелся.
– К вам – генерал Введенский, – официально сообщила Вера, но сластолюбивый Зорин услышал в её голосе скрытое согласие.
Разнеженное настроение мигом сменилось опасливым. Вот это финт! Заместитель председателя Федеральной службы безопасности, генерал не вызвал к себе чиновника, не пригласил, не попросил прийти – сам заявился. Неужели сыскари докопались до чего то незаконного?
Введенский вошёл в кабинет, прикрыл за собой дверь и, не подавая руки, расположился в кресле. Был он одет не в форму – слегка помятый, но достаточно модный костюм выглядел на нём, как на корове седло, узел крапчатого галстука съехал на бок. По сравнению с Зориным – нищий проситель.
– Здравствуйте, Игорь Леонидович, – привстав, первым поздоровался хозяин кабинета. – Как здоровье, как служба?
– Спасибо. Не жалуюсь… Виктор Петрович, я пришёл для того, чтобы сгладить некоторые шероховатости в наших отношениях…
Зорин опустил глаза на стоящий перед ним портрет умершей жены. Мужлан, даже не выразил соболезнования. Вместо этого с ходу вцепился в горло. Тоже мне, придумал какие то «шероховатости»! На его месте Зорин поговорил бы о том, о сём, обсудил последнюю пресс конференцию премьера. Выдал парочку анекдотов и только после этого предъявил обвинения или, говоря мягче – претензии.
Бояться ему нечего. Все свои подпольные операции Виктор Петрович тщательно продумывает и так же тщательно осуществляет. О них ни в прокуратуре ни в уголовке не знают и знать не могут.
– О чём вы говорите? Кроме искреннего уважения к вам не существует никаких так называемых шероховатостей. Я чист и непорочен. Как ангел, слетевший с небес на грешную землю.
Введенский усмехнулся. Заглянул бы этот «ангел» в своё досье, лежащее в генеральском сейфе, запел бы совсем иные песни. Но говорить с ним о некоторых его делишкам рано, ибо в оперативных материалах отсутствуют некоторые детали, связанные с сообщниками подпольного коммерсанта.
– Речь пойдёт не о вас… Пока не о вас, – не удержался генерал и досадливо поморщился. Стареет он, что ли? Или так и не научился контролировать свои реакции? – Скажите, какие у вас претензии к Белову? Я имею в виду известного предпринимателя, депутата Госдумы Александра Николаевича Белова.
Одно только перечисление званий говорит о многом. Похоже, служба безопасности либо уже завербовала, либо планирует вербовку настырного пацана. Откуда то узнала о задуманном уничтожении своего любимца, вот и послала генерала на выручку. Пусть посылает десяток таких ходатаев, пусть мобилизует министров и даже самого Президента, он не отступится от задуманной расправы. Белову остаётся жить считанные дни, может быть, часы.
– Боже мой, о чём вы говорите, уважаемый Игорь Леонидович! Какие могут быть претензии у рядового чиновника к могущественному олигарху? Мы с ним едва знакомы – несколько раз встречались на теннисном корте. И один раз – в ресторане.
– Насколько я понял, между вами – добрые отношения, да? – Виктор Петрович кивнул и расплылся в улыбке. – Слава Богу. А то мы уже подумали невесть что… Маленькая просьба. Вас не затруднит изложить всё это на бумаге? Знаете, бюрократия не обошла стороной и нашу контору.
Никаких проблем! Сегодня же сделаю…
Выйдя в коридор, Введенский несколько минут постоял. Кажется, несмотря на некоторые издержки, разговор с сотрудником собеза удался. Ему дали понять – Белов находится под «крышей» Службы безопасности, наезд на него грозит для автора и исполнителей неприятными последствиями. Всё остальное – лирика.

После обеда Зорину по сотовой связи позвонил Кабан.
– Рыбка плавает в своём водоёме, – радостно проинформировал он. – Я – с удочкой и садком. Как прикажете: подсекать или пусть пока резвится?
– Поймать и зажарить, – с трудом удерживаясь от крика, хрипло проговорил Зорин. – Не получится дома… то есть, в аквариуме – обзвони… сам знаешь кого. Только не вздумай – от моего имени. Самого зажарю. Закиньте частую сеть. Не сделаете – пожалеете, что на свет родились…
Не ожидая подхалимистых заверений и самых твёрдых обещаний, которые посыпятся от испуганного бандита, Виктор Петрович отключил мобильник и с такой силой грохнул кулаком по столу – рамка с портретом жены упала, задребезжала хрустальная ваза.
Выбор сделан, отступления не может быть, Белов будет уничтожен!
Вместе с тем, Виктора Петровича одолевают мечты о безоблачной жизни. Для воплощения этой мечты в реальность необходимы деньги, и – немалые. Добыть их и надёжно спрятать – вот кредо, которому он верно служит.
Зорин знает, что ему грозит неминуемое возмездие – Контора, как и её предтеча, зловещее НКВД КГБ, не прощает самовольства. Введенский высказался предельно ясно: Белов – табу, его нельзя трогать! Но ненависть к человеку, лишившему его законных, вернее – незаконных, миллионов баксов намного сильней боязни. Он может простить оскорбления, унижения, угрозы, всё, кроме посягательства на свой кошелёк.
Поэтому он не поручил задуманную акцию верному помощнику, Андрею Литвиненко – решил сам возглавить её. Так будет надёжней…

0

2

Глава 2

Железнодорожные вокзалы столицы переполнены народом. Веселящаяся молодёжь, унылые пенсионеры с узлами и колясками, челноки с клетчатыми сумками, под завязку набитыми «товаром», качающиеся алкаши, грязные бомжи, продающие своё тело проститутки, нищенки с протянутыми руками, выпрашивающие подаяния, наконец, пассажиры и их провожающие. Здесь – мирятся и ссорятся, плачут и радуются, просят и отказывают, соглашаются и спорят.
Над перроном Ярославского вокзала стоит непрерывный гул голосов, в котором невозможно разобраться. Готовится к отправлению экспресс «Москва Владивосток». Двери вагонов открыты, возле них пересмеиваются друг с другом кокетливые проводницы, одетые в современную униформу.
Вдоль состава расхаживают бритоголовые парни, бесцеремонно разглядывают пассажиров, время от времени сверяют их лица с фотками, которые держат в руках. На всех этих снимках изображён один человек – Александр Белов.
Неутешительная информация со всех вокзалов, аэропортов, выездов из города стекается к одному человеку – Кабану.
Изображённый на фотке человек на Щёлковском автовокзале не обнаружен … Фрайер на Казанском не появлялся… На Ярославке – пусто… В Домодедово пижон отсутствует… Во Внуково – абзац…
Частая сеть, наброшенная на Москву, где то прохудилась. Кабан физически чувствует на своей шее сжимающую её удавку. Зорин не прощает промахов, жестоко карает за них…
До отправления экспресса чуть больше пяти минут. К пятому вагону торопятся два человека – немощный старец с седой бородой и заботливо поддерживающий его прихрамывающий внук, или – правнук. За спинами – тощие котомки, в свободной руке внука – небольшой узел. Метрах в двадцати от них спешат еще двое нищих – лысый здоровяк с запорожскими усищами и тощий парень в поношенном пиджаке.
Бритоголовые обошли их стороной – какое может быть сходство старика и калеки с фоткой молодого, здорового парня? Вон того, взасос целующего худосочную тёлку, проверить не помешает. И вот этого, дарящего букетик мамаше – тоже…
Наверно, нищеброды поняли, что добрести к своему вагону они не успеют – забрались в плацкартный. Вслед за ними вскочили в тамбур лысый усач и ходячий скелет. Проводница поглядела на предъявленные ей билеты, и пропустили.
Поезд медленно и как то торжественно сдвинулся с места. Будто предоставил последнюю возможность прощально помахать руками, послать последние воздушные поцелуи.
После того, как проводница ушла в вагон, согбенный «старец» преобразился. Он выпрямился, содрал с лица седую бороду. Талантливо сыгравший роль немощного старика Белов выбросил левую руку, ребром ладони другой ударил по сгибу. Дескать, кол вам в задницу, зоринская падаль! Так обычно покойный Кос выражал своё презрение по отношению побеждённых или обманутых лохов.
Братья не умерли, не растворились в небытие, они продолжали жить в Белове – в его поступках, выражениях. Приходили к нему в трудные минуты, советовали, уговаривали…
– В цвет сработали, классно! – сам себя похвалил Злой. – Сделали дерьмовых пастухов, как малолеток… Возвернёмся с золотишком – вообще закатаем в асфальт!
– Зачем так жестоко? – поморщился толстовский непротивленец. – Ушли благополучно и – слава Богу.
Столкновение двух мировоззрений стало уже знакомым Саше. Злой предпочитает действовать силой, философ – разумом, добротой. Каждый настаивает на своём. Обычно, беззлобный спор заканчивается ничем.
Всё, ребята, счёт: один – один. Боевая ничья. Пошли устраиваться.
Идея поехать по железной дороге принадлежала, конечно, Белову. В аэропортах беглецов быстро вычислят, там менее многолюдно, нежели на перронах вокзалов. Воспользоваться автотранспортом, тем же междугородним автобусом – ещё большая глупость. Вот и остаётся Ярославский вокзал…
Билеты куплены в пятый вагон, но в разных кассах: Федя – на вокзале, Ватсон – в центральной. Поэтому Белову и Феде достались места в третьем купе, а Витьку и Доку – в седьмом. С одной стороны – хорошо, меньше подозрений, с другой – опасно, намного лучше держаться вместе…
Кое как привели себя в божеский вид. Федя заколол дыры на пиджаке, Витёк поправил ворот рубашки, Док смахнул с одежды воображаемую пыль. Белов брезгливо снял грязную блузу и остался в клетчатой рубашке. Он привык к модному костюму, дорогостоящим галстукам, свежим сорочкам, ему претила любая неаккуратность. Но сейчас всё это осталось в прежней жизни бывшего авторитета, приходится привыкать к новому своему обличью.
Первым вошёл в вагон Злой. Нахмуренный, напряжённый, правая рука спрятана под рубашкой, лежит на витой рукояти острого ножа. На пальцах левой – кастет с шипами. Можно не сомневаться в том, что и то, и другое он, при малейшей опасности, не задумываясь, пустит в ход.
За ним – Белов. Такой же напряжённый, готовый предотвратить возможное столкновение Витька с каким нибудь пьяным мужиком. Слишком уж задиристый характер у Злого, везде ему чудятся враги.
Замыкают шествие Федя и Ватсон.
Увидела вошедших проводница и окаменела. В тамбуре находились древний старик и потрёпанные жизнью бомжи – откуда взялись эти люди? Останавливать, расспрашивать не решилась. По принципу – тихо ведёшь – дольше проживёшь. Появится милицейский наряд – тогда можно нацелить ментов на явных бандитов. Не выходя из служебного купе.
В первом отделении четверо пьяных парней резались в карты. С непременной матерщиной, шутками прибаутками, чокаясь стаканами с вонючим самогоном. Увидели вошедшую трезвую компанию и поднялись на ноги.
– Гляди ка, инопланетяне прилетели, – насмешливо воскликнул здоровяк в тельняшке.
– … и попали прямо в свинарник, – закончил за него Витёк.
– Тихо, мужики, не гоните волну. Мы ни к вам, – Саша отстранил друга. Не дай Бог, выхватит нож, набросится на картёжников – драка с нежелательным появлением ментов. – Пейте на здоровье…
– Вместе с нами! – потребовал «моряк», наливая в стакан. – На вашей «Венере» такого зелья не подадут.
Отказаться – вызвать негодование, от которого один шаг к драке. Пить – ни малейшего желания, один только запах самогона вызывает приступ тошноты.
– Нам нельзя, – высунулся из за плеча бригадира Федька. – Мы непьющие…
– В России не пьёт один только телеграфный столб, – назидательно покачал полным стаканом силач. – Потому что рюмки изоляторы не так подвешены, пойло выливается… Сектанты, что ли? Или идёте на дело?
«Инопланетяне» промолчали. Пусть думает, как ему заблагорассудится, главное – не допустить скандала.
– Ежели на дело – идите с миром, божьи странники. Сам пошёл бы, да вот дружаны не пустят…
В соседнем отделении орал младенец. Исхудавшая мать совала ему пустую грудь – не брал, отворачивался. В дымину пьяный мужик, наверно, отец младенца, громогласно поливал матерками и президента, и правительство, и окончательно обнаглевших богатеев.
Проходя мимо, Белов, незаметно от пьяного, сунул в кармашек женского халата два стольника. Пусть купит себе хлеб и молоко.
Третье отделение… Четвёртое… Пятое… Всюду их встречают сцены нищеты, беспробудного пьянства, жестоких избиений. Будто в этом вагоне сконцентрировались все беды реформируемой России.
Белов и его товарищи ускорили шаг, почти побежали. Федя налево и направо раздавал куски хлеба, банки с тушёнкой, пакеты молока – всё, чем они запаслись, собираясь в дальнюю дорогу. Ватсон горестно вздыхал и дарил больным какие то лекарства. Витёк сжимал черенок ножа, не таясь, удивлялся долготерпению несчастных людей. Почему они не объединятся и не сбросят со своей шеи мироедов, высасывающих из них кровь?
Наконец, друзья с облегчением перешли в следующий вагон. Наверно, поезд составляли из контрастов. После плацкартного – мягкий. Из засушенной, безводной пустыни они попали в оазис. Одновременно, тепло и прохладно – работает кондиционер. Мурлычет радио. Коридор застлан ковровой дорожкой. Два толстяка в пижамах о чём то неторопливо беседуют. Раскормленная до безобразия дама лениво перелистывает журнал.
Тишина, благодать. Не верится, что рядом, в плацкартном вагоне, несчастные люди жрут водку, матерятся, стонут, страдают, мучаются от безысходности своего существования. Здесь – другая атмосфера, заполненная благополучием, богатством и уверенностью.
Увидев неопрятно одетую группу, дама поспешила укрыться в купе, туда же убрался один из толстяков. Второй подобрал объёмистый животик и вжался в стену. Как бы к нему не прикоснулись грязные оборванцы!
Проходя мимо «хозяина жизни», Витёк не удержался от толчка. Ему страшно хотелось не только прикоснуться к жирному богачу, но и вмазать по его физиономии. Удержал предостерегающий взгляд Белова.
За мягким, опять же по принципу контраста, следовал плацкартный вагон. Такие же, как и в первом, картинки нищеты и пьянства.
Наконец, – пятый.
Белов открыл дверь в тамбур и остановился.
К стене прижалась девушка, её руки сжал, будто клещами, немолодой кавказец.
Паслушай, жэнщина, нэ противься. Все одно, моей будэш.
– Угомонись, Омар! – пытался успокоить его Муса. – Не дело играть с бабами. Успеешь.
Третий участник «беседы» – не то ингуш, не то чеченец – стоял у противоположной двери и помалкивал. Кажется от тоже не одобрял поведения насильника, но боялся подставляться.
Мусу Саша знал – многолетний агент Введенского. Как он умудрился попасть в компанию, явно криминального толка? Скорей всего, выполняет очередное задание своего хитроумного шефа. Омар и третий персонаж ему был неизвестен.
Сзади толкал Белова в спину Витёк, требовал пропустить его. Ничего не понимающий философ тоже рвался вмешаться в неминуемую схватку. Док никого не толкал и ничего не требовал, он понимал, что в сложившейся ситуации любое вмешательство чревато серьёзными неприятностями.
– Что здесь происходит?
Омар кошкой отпрыгнул в сторону. В его руке появился пистолет. Настоящий ваххобит сначала стреляет, потом думает – непреложный закон «детей гор». За ремнём у Белова – любимый магнум, но Саша понимает, что выхватить его, снять с предохранителя всё равно не успеть. Черное дуло омаровского пистолета подстерегает каждое его движение.
Неужели – конец, равнодушно подумал он. Равнодушие – не дань вере в своё бессмертие, просто бывший криминальный авторитет рассчитывал на вмешательство со стороны либо толкающего его в спину Злого, либо кого нибудь из пассажиров, решившего подымить. И эта надежда не позволяла ему растеряться.
Спасение пришло не от Злого и не от поездных куряк. Освобождённая девушка немедленно влепила «кавалеру» звонкую пощёчину. Другой рукой, не менее ловко, ударила под локоть. Пуля, предназначенная Саше, пробила потолок.
Второго выстрела не последовало, Омар вытаращил глаза. Он узнал Белова. Испуг погасил в нём желание расправиться с некстати появившимся страшным неверным. Посланец Хоттаба забыл о законе гор, обо всех полученных инструкциях и распоряжениях. Рванул стоп кран и, не ожидая полной остановки поезда выпрыгнул из вагона.
Молчаливый его приятель помедлил, с любопытством поглядел на Белова и последовал за ним. Муса таинственно подмигнул и тоже покинул тамбур.
– Что здесь происходит? – повторил свой вопрос Белов. – Чего так испугались ваши «друзья»? Я не собирался вмешиваться – просто поинтересовался…
Девушка поправила светлые джинсы, потревоженные наглым насильником. Засмеялась, одарив «спасителя» лукавым взглядом. Перед Сашей стояла не изящное создание и не кокетка, сознающая свою власть над людьми противоположного пола – настоящая воительница. Крутые бёдра, высокая грудь, гордо поднятая головка, украшенная мальчишеской причёской.
– Ничего особенного, – спокойно ответила она. – Мозгляк попытался прицениться к моим… джинсам, да вот незадача – они оказались ему не по карману… Спасибо вам, но я и без посторонней помощи выкрутилась бы. Привыкла, живя в тайге, рассчитывать только на свои силы.
За прожитую нелёгкую жизнь Александру не приходилось встречать таких женщин. Обычно они были либо слабыми существами, которые искали защитника и покровителя, либо алчными и кокетливыми давалками, которые целились на карман избранника. Правда, Ольга сначала не рассчитывала покорить богатого мужика, но, в конце концов, пришла к этому.
– Может быть, хватит разглядывать меня, как экспонат музея? – снова рассмеялась девушка, показав белоснежные зубки. – Дед уже волнуется, собирается искать исчезнувшую внучку. Увидит меня в обществе сразу четверых мужиков – невесть что подумает… Вам в какое купе?
– В третье, – признался Александр, подумав: обязательно переберусь в купе красавицы, либо поменяюсь, либо силой выброшу из него законных пассажиров. – А вам?
– Надо же, удивительное совпадение – мы с дедом тоже едем в третьем…
Дед Ярославы – до чего же приятное имя ей дали! – был бородатым, могучим стариком. Слово «старик» никак не соответствовало его внешности. Отец – возможно, дядя – вероятно, старший брат – подходит, а вот «дед», «старик» – никак не укладывается в сознании.
Чёрная, без единого седого волоска, борода закрывает высокую грудь богатыря, под прикрытием лохматых бровей светятся умные, понимающие глаза, горбатый, красный нос показывает, что его обладатель не чужд земным радостям. Именно таким Белов представлял себе таёжников… И таёжниц – тоже… Дедушка Ярославы чем то походит на почерневшего кельта…
– Куда путь держите, господа хорошие? – прогудел богатырь, испытующе оглядывая соседей по купе. – Мы с внучкой, к примеру, сначала заедем в Свободный, опосля – домой, в Первомайское…
Неизвестно, что подействовало – красота девушки или необычное название города, но про себя Белов решил: никаких красноярсков или новосибирсков, они посетят Свободный, а потом поселятся в Первомайском. Если верить деду Афоне – так он отрекомендовался – посёлок – самая настоящая глушь, в которой живут приискатели. Там московских беглецов не отыщут ни зоринские ищейки, ни киллеры, нанятые бывшей его супругой…
Вот только не помешало бы посоветоваться с Введенским. Тот обязательно посоветовал бы, как поступить, заодно нацелил на своих агентов. В первую очередь, на Мусу…

За неделю до описываемых событий в одном из кабинетов Службы безопасности России состоялась неофициальная встреча двух генералов: Введенского и Хохлова. Теперь они стоят на одной ступеньке, оба – заместители председателя, поэтому Игорь Леонидович не докладывает, а Андрей Анатольевич не приказывает.
– Имеется довольно интересная идея, – отпив глоток крепкого кофе и закурив неизменную сигарету, тихо промолвил Введенский. Не потому, что кабинет нафарширован «жучками» – привык говорить с некоторой таинственностью. – Если всё пойдет, как задумано, мы выйдем на след группы террористов. Может быть, удастся наступить на хвост самому Хоттабу.
Имя арабского инструктора уже давно застряло в зубах и в глотке сотрудников ФСБ, и явных и тайных. Взрывы жилых домов и административных зданий, фугасы на дорогах, похищение людей, расстрелы соплеменников, перешедших на сторону федералов – всё это так или иначе связывалось с именем Хоттаба.
Что за идея?
Задумка Введенского оказалась на удивление простой и легко исполнимой. Естественно, если не подставит ножку какой нибудь нелепый случай. Риск при проведении спецопераций всегда имеется, его не предусмотреть, ни ликвидировать. Вот разве уменьшить, но и это почти всегда сделать не удаётся.
Во время уничтожении Карфагена – жилищ бомжей и преступников на свалке в руки ФСБ попались несколько человек, в их числе – приближённый Хоттаба некий Омар и его закадычный друг, агент Введенского – Муса. Не использовать этот случай просто грешно. Организовать «побег» и проследить пути и связи Омара, в конце концов, выйти на Хоттаба или на его окружение. Заодно выявить планы бандитов, получить сведения об их арсеналах и маршрутах передвижения. Разве этого мало?
– Умная и перспективная идейка, – одобрил Хохлов, доставая из бара бутылку с армянским коньяком. – За неё не помешает выпить.
– Не хвались, на рать идучи, – рассмеялся Введенский. Как и любому человеку, похвала бывшего начальника была приятной. – Имеются некоторые нюансы. Мусу нужно кем то подкрепить. Честно признаюсь, рассчитывал на Белова, да вот никак не могу с ним связаться. Или дурачёк лёг на дно, или свалил из Москвы.
– Найдётся, не иголка в сене… Давай поговорим по делу. Как организовать «побег», кого задействовать, каким образом твой агент свяжется с тобой? Сам понимаешь, в такой операции мелочей не существует…
Введенский всё понимал.
Всё произошло во время перевозки арестантов из Лефортова в здание ФСБ. Якобы, для допроса. За рулем автозака сидел капитан Сергеев, опытный опер, которого пришлось посвятить в задуманное «бегство» преступников. Рядом с ним – ничего не знающий охранник, у которого предусмотрительно опорожнили рожок. Вдруг примется стрелять?
Сергеев неожиданно «вспомнил» об оставленных в служебном кабинете сигаретах, остановил машину и побежал к ближайшему киоску. По пути несколько раз стукнул по двери и повернул ключ. Когда он вернулся, автозак был пуст, подследственные исчезли. Он немедленно позвонил в Управление, проинформировал о побеге. Как всегда, поиски бежавших успеха не принесли – Омар, Муса и третий арестант будто испарились в воздухе…
Теперь остаётся дождаться выхода на связь агента, подумал Введенский, опустошая вторую пачку сигарет. Как бы сейчас пригодился Белов! В тандеме с Мусой он вывернул бы на изнанку и Омара, и его хозяев!…

День проходил за днём, медленно и, что удивительно, интересно. В ресторан они не ходили – запасливый дед Афоня каждое утро выкладывал из неистощимого баула то вкуснейшую кету, то банку с гречишным мёдом, то обжаренную курочку, то самодельный шпик. Непременное добавление ко всем этим яствам – фляжка с ягодным самогоном.
Белов не оставался в долгу – во время остановок покупал у бабок и бородатых мужиков разнообразные продукты. Свинину, тушённую говядину, мало солённые огурчики, фрукты.
Так и жили. Купе превратилось в квартиру на четверых. Прогулки по перрону или – по коридору сделались обязательными, чтение газет и журналов вслух – непременным занятием.
Федя с увлечением обсуждал с таёжником религиозные и психологические проблемы современной жизни, делился своими взглядами на происходящие в стране реформы. Похоже, его мысли совпадали с мыслями старика.
Злой и Ватсон навещали третье купе редко. Док азартно лечил от запоя своего соседа, внушал тому вредность алкоголя, необходимость избавиться от него. Витёк во всю ухаживал за немолодой дамой, ехавшей к мужу офицеру. Судя по умиротворению, написанному на его лице, уже добился немалого успеха.
Что касается Белова, то он всё больше и больше влюблялся в Ярославу, млел и горел под её выразительными взглядами. Сначала ему казалось, что и она тоже неравнодушна к нему, потом понял – девушка не признаёт легкий флирт, он ей противен.
Они часто беседовали на различные темы, начиная от экономических и политических реформ, проводимых в стране, и заканчивая проблемами дружбы и любви. В порыве откровенности Саша неожиданно для себя признался в том, что он вовсе не Сергей, что настоящая его фамилия – Белов. Александр Николаевич Белов. Он не нищий бомж – богатый и удачливый предприниматель, вынужденный временно скрываться от врагов и конкурентов.
– Какие обстоятельства? – удивилась Ярослава. – Разве трудно поговорить, убедить? У нас, в Первомайском, тоже далеко не рай. Появились какие то братки и переселенцы с Кавказа, спорят, дерутся, что то делят. А чего делить то? В тайге на всех места хватает, хочешь – собирай грибы ягоды, мой золотишко, добывай пушнину. Так нет, почти каждую ночь стреляют, режут…
– Значит, как и в Москве, забивают стрелки?
– Какие стрелки? – снова удивилась наивная девчонка. – Утюгом, что ли?
Пришлось просветить наивную собеседницу по части разборок, стрелок, наездов и прочих криминальных понятий. Ярослава оказалась понятливой ученицей, схватывала не лету, без повторений и разжёвывания. И брезгливо морщилась, будто ей подали несъедобную, прокисшую пищу…
В Красноярске стоянка целых двадцать пять минут. Экспресс не выбился из графика, сокращение стоянки не предвидится. Поэтому Саша и Ярослава решили не прогуливаться по перрону – навестить рынок на вокзальной площади. Там торговали всем, что душе угодно: продуктами, одеждой, обувью, посудой, разными безделушками.
Разглядывая принадлежности дамского туалета, девушка неожиданно спросила:
– Почему вы ничего жене не покупаете? Кто она у вас – тоже предпринимательница?
Соврать – неженат, мол, еще не окольцован, Саша почему то посчитал подлостью. Прежним своим случайным подругам врал без зазрения совести, а с таёжницей вёл себя неопытным пацаном, ещё не познавшим женских объятий.
– Разошёлся с супругой, но официально развестись не успел – пришлось уехать…
– Плохо жить одному. Противоестественно, – посочувствовала девушка. – Бог установил: его чада должны жить парами…
– А как же вы? Неужели для такой красавицы не нашлось достойного мужа?
– Не искала! – покраснев, сердито фыркнула она. – И меня еще не нашли, – добавила более спокойно.
Разговор сделался опасным, один шаг до любовного признания. Стоит ли торопиться? Человеческие чувства слишком хрупки, поспешишь – сломаются. Лучше перевести беседу в более безопасное русло.
– Признайтесь, Ярослава, что вы хотели бы купить? Вон тот брючной костюм вам к лицу.
Не ожидая согласия или возражения, выложил три куска и с поклоном вручил девушке подарок. Она покраснела от удовольствия. Наверно, раньше никогда ей не дарили ни вещей, ни бижутерии, ни цветов. Саша тут же купил огромный букет.
Обрадованная и польщённая таким вниманием, девушка наградила дарителя поцелуем в щёчку. Честно признаться, Белов рассчитывал на другой поцелуй, но побоялся завладеть пухлыми губками…
После напряжённой беседы с бывшей женой Белов почувствовал несвойственную ему раздвоенность. Он ненавидел Ольгу за алчность, стремление повелевать, умело спрятанную жестокость. И, одновременно, любил. Её тело, страстные ласки, серьёзность, умение разобраться в, казалось бы, безвыходной обстановке, музыкальность не только в голосе – в каждом движении.
Ненавидеть и любить – разве так бывает? Любовь и ненависть несовместимы, как несовместимы Северный и Южный полюс, небо и земля. Белов чувствовал себя полным глупцом.
А тут еще в его жизни появилась таёжница. Она не ворвалась и не вошла на цыпочках – просто появилась. Не навязчиво и нагло – спокойно и уверено. То наивная, то насмешливая или серьёзная, Ярослава своими вопросами и оценками часто ставила его в тупик.
Что притягивает его к ней? Обычное мужское тяготение «голодного» самца? Нет, испугано отверг Саша сексуальную версию, только не это! Ему интересно беседовать с девушкой, пояснять ей житейские истины криминального или предпринимательского мира, слушать немногословные рассказы о жизни в тайге.
Машинально он сравнивал Ярославу с бывшей женой и это сравнение было не в пользу Ольге. Постепенно раздвоенность выцветала, одна её сторона – любовь теряла свои розовые очертания, вторая – ненависть усиливалась, наливалась чёрным цветом…
И снова – покачивающийся вагон, нескончаемые беседы Феди с дедом на религиозные темы, рассказы Ярославы о жизни в тайге, откровения Белова.
В Чите Витёк попрощался с приехавшей офицершей и затосковал. Его деятельный характер не терпел покоя, требовал развлечений или преодоления каких нибудь опасностей. Он целыми днями бродил по коридору, заглядывал в чужие купе, в десятый раз изучал вывешенное расписание.
На седьмой день экспресс прибыл в Свободный.
Четвёрка друзей вышла на перрон налегке. Котомки за спинами, узел в руке Ватсона, баул у Злого – невелика ноша «калик перехожих». На месте ментов Саша непременно поинтересовался бы – что за компания пожаловала, почему без приличного багажа, хотя бы с парой чемоданов? Уж не готовится ли очередной наезд на собственность горожан?
Ничего подобного не произошло. Сержант милиции равнодушно оглядел нищую братию и нацелился на таёжников, вернее, не на них самих – на многочисленные ящики и мешки, выгруженные на перрон. Вдруг там спрятано оружие или наркотики?
– Кто такие?
Дед Афоня огладил пышную бороду, прищурился.
– Загордился, Сёмка, своих не признаёшь? Собираешься шмонать? Действуй! В той коробке упрятаны автоматы калаши, в другой… этот самый, как его дразнят – гранатомёт. А в чёрном узле – наркота. Шевелись парень, пока я тебя не двинул ногой по заднице. Работай! За безделье нынче денег не платят, одёжку на халяву не выдают.
Старый таёжник не без удовольствия продемонстрировал знание бандитской фени, заодно показал попутчикам знакомство со всеми людьми, населяющими город. Поощрительно погладил по голове пацанёнка, который пытался залезть в карман Ватсону, и тут же наградил его тумаком. Спросил у дежурного по станции, как поживает болящая супруга, не нужна ли помощь? Окликнул по имени таксиста, который тоскливо ожидал появления «денежных» пассажиров. Шутливо спросил у явной проститутки: заработала ли она на пенсию или всё ещё продолжает трудиться?
– Афанасий Никитич, похоже вы здесь всех знаете? – подобострастно «лизнул» таёжника Федя.
Брехать не стану – не всех, но многих. Та же Катька, – кивнул он в сторону проститутки, – прыгала у меня на коленях сопливой девчонкой, а теперича… Ярка заткни уши! – Ярослава послушно не только заткнула заалевшиеся ушки, но и зажмурилась. – Мужиков обслуживает за деньги… Или – Васька, – такой же кивок на таксиста, – не раз белковал со мной, однажды даже ходил на матёрого мишку… Васька, хватит маяться бездельем, грузи барахлишко в свой драндулет и развези по известным тебе адресам. Окромя баула., его я сам доставлю к себе домой, в Первомайский…

Таксист выбрался из машины и принялся грузить коробки и узлы.
Белов хотел было поинтересоваться их содержимым, но во время остановился. Излишнее любопытство не только настораживает, но и вызывает недоверие. А таёжник и его красавица внучка могут помочь устроиться в посёлке старателей, введут их в компанию золотодобытчиков.
Дед Афоня открылся и без наводящих вопросов. В ящиках и узлах – московские гостинцы. Одежонка для безработной Клавдии, которая живёт на нищенскую пенсию. Одноразовая посуда для уборщицы какого то офиса, которая осталась без кормильца. Коньячишко для начальника гормилиции. Два десятка видеокассет. Любовные переживания – для сентиментальной супруги начальника узла связи. Боевики – для заместителя управляющего Золотопродснабом. Порнография – Ярка заткни уши! – любителю такого рода развлечений, сексуально озабоченному начальнику охотинспекции…
– Тут тебе и милосердие, и мзда. Не подмажешь – не поедешь. А нам с Яркой приходится и ехать и двигаться пёхом, – многозначительно прищурившись, пояснил старик. – Всё, пора ехать. Через два часа – самолет на Первомайское, опоздаем – куковать до завтра…
Поехали они на автобусе. Единственный таксист, дежурящий возле вокзала, повёз дедово «барахлишко». Его оказалось так много, что для пассажиров не осталось места. Тем более, для шестерых.
По дороге дотошный таёжник осведомился о цели прибытия попутчиков. Какие у них планы, чем собираются заняться в Свободном? Или приехали просто так, поглядеть на мир, поинтересоваться местными красотами?
Услышав, что друзья решили поселиться в Первомайском и попытаться добыть золотишко, дед обрадовался. Ярослава радостно улыбнулась….

0

3

Глава 3

Исчезновение Белова наделало в Москве немало шума, вызвало множество кривотолков. Видный предприниматель, президент Фонда реставрации, депутат Госдумы – Александр Николаевич был известной личностью. Ему завидовали, его уважали и ненавидели, пытались убрать с деловой «сцены» или заставить выполнять чужую волю.
Особенно разгневался Зорин. Еще бы ему не гневаться – в очередной раз Сашка показал ему кукиш. Без масла. Живым и невредимым выскользнул из умело расставленных силков и настороженных капканов. А всё – вшивый Кабан! Знал ведь, глупец, с кем имеет дело! Ограничился посылкой тупых быков на вокзалы и аэропорты, не задействовал солнцевскую и люберецкую группировки, как ему было велено, не привлёк для поисков купленных ментов. Результат – на лицо: Белов соскочил из Москвы. Разве теперь его найдёшь? У беглеца – сто дорог и тропинок, свалит на Кавказ или в Среднюю Азию – абзац, можно сушить вёсла.
Сначала Виктор Петрович думал наказать проштрафившегося Кабана, потом отказался от этой мысли. Бывший авторитет, превратившийся в обычную шестёрку, может ещё пригодиться. Несмотря на непроходимую глупость, он – исполнителен. Вернее сказать, старается быть исполнительным. А это – немаловажное качество.
Малость поучить жирного шёстерку не помешает. Солнцевские братки охотно поработают над приговоренным, внушат ему правила игры. Не до смерти, конечно.
Будто подслушав людоедские замыслы босса, Кабан вместе с любовницей лёг на дно. Терять время на его поиски не хотелось – всё равно рано или поздно приползёт к его ногам, пристроив на жирную физиономию подхалимистую маску.
Остаётся генеральская месть. Введенский прямо приказал: Белов – табу, а Зорин не послушал – принялся искать его. В том, что раздосадованный заместитель председателя ФСБ найдёт способ наказать ослушника, можно не сомневаться.
Пусть попробует наехать на человека, приближённого к «семье». Если не сам Ельцин, то его окружение немедленно бросится на защиту своего ставленника, блокирует любое предложение Введенского. Выдвиженцу, новому «солнцу» на кремлёвском небосклоне – Тутину, генерал ФСБ не решится противостоять. Как не противостоял уходящему «царю». Да и что представляет из себя Тутин? Такой же представитель «семьи». Заерепенится – мигом заменят другим.
И всё же ответный удар последовал. У Введенского по прежнему не было достаточных оснований для возбуждения уголовного дела, поэтому он ограничился мягким наказанием ослушника. По его предложению Зорина отстранили от должности «в связи с новым назначением». Скорей всего, наспех придумали для опального чиновника пост помощника представителя президента по дальневосточному и сибирскому регионам. Друзья из администрации президента прозрачно намекнули – Зорин покидает Москву временно, как только уляжется шум и возникнет необходимость в верных людях, он возвратится в столицу. Победителем, на белом коне и с лавровым венком на гордой башке.
Правда, должность самого представителя ещё не была узаконена, витала в головах хитроумных деятелей из окружения Путина. Но фактически уже действовала.
Представитель в свою очередь поручил помощнику курировать Амурскую область. Соответственно, сидеть в Благовещенске и не рыпаться.
За три дня до вылета к новому месту службы, Виктор Петрович вызвал в свой кабинет Литвиненко.
Андрей, ты слышал о новом моём назначении?

Можно было не спрашивать – умный и разворотливый бывший сотрудник ФСБ всегда в курсе дела происходящих событий. И явных, и глубоко спрятанных в досье или в компьютерные файлы под паролями. Кто снабжает его негласной информацией, какому богу он служит – всё это Зорина не интересовало, главное – он убеждён в верности Литвиненко.
– Так, с пятое на десятое, – осторожно признался Андрей. – В детали не вникал. Если посчитаете нужным – посвятите.
Не только нужно – необходимо! Ибо Литвиненко должен стать опорой для далеко идущих замыслов чиновника. В их основе – золотодобыча, мощная промышленность Приамурья – обширное поле для деятельности ловкого дельца, каким считал себя Виктор Петрович.
Говорить округлыми фразами, изображать непримиримого борца с коррупцией – нет нужды, они с Литвиненко уже давно нашли общий язык.
– Сам понимаешь, в одиночку я ничего не добьюсь, вместе с тобой – многого. Там имеются немалые возможности для деловых людей. Это в европейской России почти всё схвачено и распределено. На её задворках – множество бесхозных мест, ожидающих хозяина.
Андрей пригубил коньяк, зажёг очередную сигарету. Несмотря на немалый достаток, курил он не зарубежные – родные: нищенскую «яву».
– Понимаю, Виктор Петрович, как не понять. Вот только один в поле не воин, два бойца – не армия. Нужна команда. Хотя бы два три человека.
– Кто? Кого рекомендуешь?
Литвиненко задумчиво поглядел туго набитый портфель бывшего помощника секретаря Совета Безопасности. Перевёл вопрошающий взгляд на хрустальную пепельницу, стоящую на «совещательном» столе. Будто не решался произнести фамилии кандидатов в члены новой криминальной группировки. На самом деле, он уже неделю тому назад разгадал сегодняшнюю беседу и, соответственно, приготовился. Нерешительность – очередной трюк опытного акробата.
– Думаю, подойдёт Толян. Он уже замаран связями и с преступным миром, и с ментурой. Образно выражаясь, активно сосёт сразу двух маток. Полная гарантия – третьей не продаст, побоится.
– Замётано! – Зорин пристукнул очиненным карандашом по настольному стеклу. – Дальше?
– Подошёл бы подполковник Тучков, – нерешительно порекомендовал Литвиненко. Нерешительно – потому что не был уверен в согласии полковника.
– Это что за птица? Серый воробей или навороченный фазан?
Литвиненко представил себе сухощавого Тучкова, наряженного в фазаньи перья и рассмеялся.
– Ни то, ни другое. Скорее – самонадеянный и подлый гусак. Взяточник – поискать таких. Недавно прикрыл уголовное дело одного предпринимателя за сто тысяч баксов. Любитель плотских забав, частый посетитель подпольных борделей. Я вышел на него по информации одной путаны, которую полковник часто пользует. Связан сразу с двум криминальными организациями – чеченской и грузинской. Недавно получил новое звание: из майора вылупился подполковник. За успехи в борьбе с организованной преступностью, – ехидно рассмеялся Андрей. – Сейчас под него копают знакомые мне ребята из службы собственной безопасности. Короче, он замаран по всем статьям, подтвердятся «забавы», а они обязательно подтвердятся, – ему грозит, как минимум, десять лет отсидки на зоне. Поэтому он охотно соскочит из Москвы.
– Достойный мужик, – рассмеялся Зорин. – Ещё?
– Для начала хватит троих. Остальных при необходимости наскребу на месте…
Толян и Тучков охотно согласились.
Осталось незанятым последнее место в свите Зорина: секретаря, она же – стенографистка и референт, она же – постельная принадлежность. Кандидатов – две: уже опробованная, изученная до родинки под левой грудью и шрама в паху бывшая любовница Шубина и еще незнакомая сдобная булочка. Первая была в постели холодной и неактивной, зато отличалась редким служебным умением и трудолюбием. Вторая, Верочка, наоборот, как секретарь референт – полная бездарь, но пышная фигура и подвижность обещали немалое постельное удовольствие.
Не раздумывая, Виктор Петрович выбрал секретаршу.
– Видишь ли, милая, – щебетал он кенарем, расхаживая по кабинету и изредка по отечески поглаживая «булочку» то по пухлому плечику, то по округлому бедрышку. – Любой государственный деятель нуждается в активной помощи своего доверенного лица. А кто может быть ближе личного секретаря? Она и почту во время принесёт, и кофеёк подаст. Успокоит, погладит, поцелует, – выдал он полный перечень услуг. Естественно, платных. Придётся раскошелиться. – От этого зависит настроение госслужащего, следовательно – успехи в борьбе за процветание России.
– Я понимаю, – согласилась девушка. – Действительно, от нас многое зависит…
Судя по лукавому взгляду, брошенному на диван и лёгкому румянцу на щеках, она всё поняла правильно и почти согласилась с витающим в воздухе предложением. А куда ей деваться? При нынешней безработице девушки без высшего образования и опыта работы на рынке труда – рупь за пучок.
– … пусть тебя не пугает многообразие заданий и поручений, – продолжил осаду глупой тёлки Зорин. – С ними ты легко справишься. Главное не это… Нередко ласковое поглаживание успокаивает расходившиеся нервы, поцелуй – многократно увеличивает растраченные силы… А уж страстные объятия придают уверенность в победе!
Для наглядности Виктор Петрович приложился губами к нежной шейке девушки. Она вздрогнула, но не оттолкнула его. Точно так же вытерпела осторожное прикосновение к груди.
– Если я правильно понял, ты согласна стать моим ангелом хранителем? – с трудом удерживаясь от более интимной ласки, спросил работодатель. – Не сомневайся, деньгами не обижу.
– Согласна, – прошептала будущая любовница, поправляя потревоженную кофточку…
Через два дня рейсом Москва Хабаровск компания единомышленников вылетела на Дальний Восток…

Беловой об исчезновении бывшего её мужа сообщил Шмидт. Начальник службы безопасности Фонда не только сохранил сеть явных и скрытых информаторов, но и расширил её. Стукачи сидели повсюду, во всех эшелонах власти, включая Госдуму, правительство и администрацию Президента. Трудолюбиво отслеживали каждый шаг, каждый указ или постановление в зародыше и немедля докладывали «хозяину».
Совмещение официальной должности главного охранника и неофициальной – гражданского мужа президента Системы вполне устраивало Дмитрия Андреевича. По натуре он не был карьеристом, власть, по его мнению, переполнена грязью и отбросами, поэтому лучше быть от неё как можно дальше. Замараешься, не дай Бог, долго придётся отмываться. Если вообще удастся избавиться от запаха вонючей жижи.
Деньги, как и власть, больно кусаются. Обладателей миллиардов или контрольных пакетов акций доходных компаний либо пристреливают и взрывают. В лучшем случае, они попадают под прицел прокуратуры и переселяются из престижных дворцов в далеко не комфортабельные тюремные камеры.
Тот же Белов. Миллиардер, занимал высокую должность, сопоставимую разве с должностью Президента или премьера страны, и вдруг исчез, испарился. Убили или похитили – в наше время от этого никто не застрахован. Если жив, то Ольга ни за что не уступит занимаемый, или захваченный, пост главы Фонда. Шмидт подозревал, что она уже заморозила банковские счета Белова, готовится переоформить их на своё имя.
Он заставил себя вычеркнуть из памяти организованное им покушение на Президента Фонда. Не было этого, и не могло быть! В Александра Николаевича стреляли преступники, которых он, руководитель службы безопасности, обязан вычислить и наказать!
Соответственно зародилось чувство симпатии. Именно, симпатии, а не жалости к поверженному бывшему шефу.
Поэтому информируя гражданскую супругу об исчезновении её официального мужа, Шмидт отслеживал её реакцию, мысленно анализировал и заранее выстраивал планы противодействия замыслам окончательно обнаглевшей женщины.
Говоришь, исчез? – Ольга плеснула в фужер виски, положила кубик льда, разбавила тоником. – Сашка всегда во время исчезает и так же во время возвращается. Я успела привыкнуть к его акробатическим фокусам. Уверена – он жив и невредим. Как думаешь, Митенька, возвратится или окончательно исчезнет?

В голосе, в лёгком подрагивании пальцев, сжимающих хрупкий фужер, в прикрытых длинными ресницами зрачках, в нарочито небрежной позе – во всём этом чувствовалось волнение, страстное желание услышать – убит, похоронен.

Господи, до чего же противно! Шмидт, скрывая своё отношение к бесстыдной бабе, прошёлся по гостиной, вынул из бара бутылку зарубежного пойла, задумчиво поглядел, поболтал. Нет, родимая божья слеза намного лучше! Налил в рюмку водки. Выпил.
– Ты не ответил на мой вопрос! – в голосе появились недовольные нотки королевы, обиженной поведением придворного шута. – Всё же, возвратится Белов или окончательно исчезнет? Для нас с тобой лучше, если исчезнет, – прозрачно намекнула она на необходимость содействия исчезновению мужа. Догадывалась о симпатии Шмидта к Саше и не говорила прямо – боялась.
Не ответил, потому что пока не обладаю всей информацией. Гадать на кофейной гуще не привык… В последнее время ты часто нервничаешь по пустякам, – Дмитрий Андреевич неуклюже попытался переключиться на другую, менее опасную тему. Не привык дипломатничать. – Наверно, слишком много работаешь. Давай поедем куда нибудь, отдохнём, выбросим из головы все неприятности? Если согласна, я мигом организую…
Отличная идея, про себя согласилась Ольга. Система, созданная Беловым и его братьями, работает чётко, без перебоев и простоев, словно отлаженный насос, бесперебойно перекачивает на банковские счета приличные суммы. Белова вошла во вкус, превратилась в заботливую хозяйку Фонда. Не представляет себе жизни без руководства многочисленными филиалами, отделами и фирмами.
Оставит Фонд на пару недель – ничего страшного не произойдёт. Зато возвратится в Россию отдохнувшей, свежей, полной сил, и тогда разберётся с хитроумным муженьком. Отыщет его и задаст уже однажды заданные вопросы. Решай, милый, выбирай между жизнью и кошельком! Если тот в очередной раз увильнёт от честного ответа, придётся применить более радикальные методы воздействия.
Вот только куда поехать, где провести незапланированный «отпуск»? На Канарах сейчас все отели забиты новыми русскими, . С толстыми золотыми цепями на бычьих шеях, в сопровождении подруг – явных проституток, они разгуливают по пляжам, надираются в ресторанах и кабачках…
Нет, на Канары она не поедет!
Провести время в подаренной Сашкой вилле в Майами? Неплохая мысль, но там на неё неизбежно накатятся воспоминания о прежней жизни, когда она была верной подругой Белова. Какой там отдых – сплошные переживания.
Тоже – не в цвет!
– Согласна, милый. Давай посетим Балатон, – неожиданно решила она, усевшись на колени сожителя. – И тебе, и мне не мешает подлечиться. Там – целебная водичка, опытные врачи, культурные и вежливые сёстры. Никаких стрессов – тишина и покой. Господи, до чего же я соскучилась по покою!
На Балатон, так на Балатон, подумал Шмидт, машинально поглаживая Ольгу по спине. Хоть к чёрту на кулички! Лишь бы подальше от московских киллеров, которым безразлично кого убивать, лишь бы платили.
– Как решишь с Ваней? Возьмёшь с собой или оставишь дома?
Пусть сама решает, случись что нибудь с мальчишкой, он – в стороне. Дмитрий Андреевич предусмотрительно отстранился от решения простой проблемы. Это тебе не гамлетовсвое «быть или не быть».
Действительно, немаловажная проблема! Взять мальчика с собой? Нет, этот вариант отпадает. В последнее время он стал просто невыносим! Дерзит и Шмидту, и матери, постоянно вспоминает отца. Какой он добрый, понимающий, сильный и смелый! Говорит, а сам косится на Шмидтоа Будто сравнивает его с отцом и это сравнение явно не в пользу дяди Димы.
Отправить его в Интернат? Нельзя – опасно! После взрыва в главном корпусе школы, Ольге каждую ночь снятся изуродованные тела, мертвые или искалеченные мальчики и девочки.
Что из того, что элитное учебное заведение для особо одарённых детей охраняет целая дивизия внутренних войск? Разве плохо охранялся Дом Правительства в Грозном? Или – госпиталь в Дагестане? Или – главный корпус Интерната, где, слава Богу, обошлось без жертв. Вдруг террористы решат повторить наезд на оставшиеся целыми корпуса?
Намного безопасней оставить сына дома, под надзором гувернантки, двух служанок и парней из числа охранников Фонда. Предварительно проинструктировать их и пригрозить наказанием за малейшее упущение.
– Оставим дома, – расстёгивая рубашку любовника и забираясь под неё подрагивающей рукой, невнятно проговорила женщина. В последнее время всё чаще и чаще её охватывает желание принадлежать мужчине. Что это – преддверие климакса, когда организм спешит восполнить недополученное раньше наслаждение, или даёт о себе знать потревоженная Беловым «физиология»? – Тебе не кажется, что мы уделяем слишком мало внимания другим, более приятным проблемам… Раздень меня, милый…
Действительно, мало, про себя согласился Виктор, послушно освобождая женщину от одежды. Вот только ведёт она себя с ним, как с мужской принадлежностью, купленной в магазине «Интим». Не ласкается – повелевает, не признаётся в любви – приказывает. О какой страсти можно говорить!
– Поцелуй меня в грудь, – будто подслушав крамольные мысли любовника, приказала Ольга. – Теперь – в другую… И поскорей перенеси на диван…
Когда отпылал закат и все звёзды погасли, она брезгливо отодвинулась от вспотевшего любовника. Завернулась в простынь и сухо проговорила:
– Хватит заниматься ерундой. Кроме секса имеются другие, более важные проблемы… Оденься и поезжай в турагентство!… Учти, жить мы будем только в пятизвездном отеле, питаться – только в приличном ресторане!…
Шмидт покорно кивал. Да, только в пятизвёздном… Конечно, в приличном ресторане… Всё будет сделано по её желанию… Он со злостью дёргал заевшую молнию на брюках, путался в шнурках туфель.
Подумать только в кого превратилась наивная и скромная девочка, влюблённая в скрипку и в произведения великих композиторов? В обыкновенную бабу, зацикленную на сексе, власти и богатстве! Бедный Белов, как только он выдержал столько лет, ежедневно общаясь с этой… Клеопатрой!
Ольга, раскинувшись на диване, с презрением смотрела на любовника. Где были её глаза, когда она впервые легла в постель с этим ничтожеством? Почему женский инстинкт не подсказал ей, с кем она решила связать свою жизнь? Разве сейчас мало на рынке любви сильных и надёжных партнёров?
Жаль, нельзя жить заново!…

Для разнообразия решено не лететь к выбранному месту отдыха – ехать на поезде. Во первых, слишком часто самолёты падают с неба на землю. Во вторых, удобное купе на двоих, с туалетом и мягкими диванами. смена впечатлений – всё это должно успокоить нервную систему.
Выехали на вокзал за час до отправления экспресса. Один джип – впереди «мерина», второй – позади. Оба забиты настороженными телохранителями. Шмидт проявляет чудеса настороженности. Четыре парня поедут вместе с ними, займут соседние купе. Остальные, после отправления поезда, возвратятся домой для охраны Вани. Его безопасность гарантирована.
Когда отдыхающие подошли к стойке таможенного досмотра, неожиданно запел мобильник.
– Мама, только что звонил отец, – в голосе мальчишки звучит радость. – Спросил, как я живу, как учусь…
Вот он, очередной трюк Сашки под куполом цирка, раздражённо подумала Ольга. Значит, его не убили и не похитили – спрятался в какую то нору и выжидает.
Откуда звонил?
– Не знаю… Кажется, издалека – плохо было слышно…
Ничего не просил передать мне?
Мальчишка помолчал. Его буквально распирало торжество. Папа не забыл о нём, пообещал приехать и привезти сыну гостинцы.
– Всего три слова. Всё отдам сыну. Так он велел тебе передать. Только одному сыну… Мама, что он хотел этим сказать, а?
Ольга не ответила – выключила мобильник. Сын, наверняка, знает, что хотел сказать отец. Возможно они и раньше, до исчезновения Белова, перезванивались? Тогда понятна и изменившееся отношение мальчика к дяде Вите, которого он раньше обожал. И непонятная сухость к матери. Вчера, когда она попыталась приласкать сына, тот вырвался из её объятий и убежал играть с соседскими сорванцами.
Конечно, мальчик всё понял, он просто притворяется. Такой же хитрый, как и его любимый папаша. Ничего страшного, она – юридический опекун малолетнего сына, всё завещанное ему отцом становится её собственностью.
Ольга не могла не понимать вей мерзости своих рассуждений, но отрешиться от них – невозможно. Бизнес засосал её, как трясина засасывает неосторожного путника. Жажда наживы и власти стали обыденностью, с которой не поборешься.
– Митя, мне расхотелось ехать на Балатон. Отдохнём дома. Как вчера, – многозначительно провела она рукой по его колену. Бесстыдно пояснила, – Секс успокаивает лучше лечебной воды и других процедур, Вот мы и займёмся неординарным лечением. И полезно, и приятно.
Как обычно, не спросила: согласен или не согласен сожитель с её намерениями. Он обязан согласиться! Потому что её гражданский супруг – обычный, бесправный чиновник, которому повезло – забрался в постель хозяйки.
Глядя на оживлённые улицы Москвы, на поток автотранспорта, она сейчас думала не о Шмидте и даже не о сыне. Перед ней стоял улыбающийся Белов, первая её настоящая любовь. Первая и последняя…

Свободный, до революции носящий имя внебрачного царя Алексея, трудно назвать городом. В центре – двухэтажное здание Дома офицеров, такое же – бывшего горкома партии, рубленная, полутора этажная «изба» – почта и телеграф. Все остальные улицы и переулки застроены одноэтажными домишками, спрятанными за разросшимися фруктовыми деревьями. Какая то помесь города и деревни.
Дед Афоня с внучкой отправились в Золотопродснаб, организацию обеспечивающую прииски, заодно таёжные посёлки и заимки, продуктами питания одеждой и обувью. Поскольку, Афанасий Никитич был главой поселковой администрации, у него накопилось множество вопросов, требующих скорейшего разрешения.
Договорившись о месте и времени встречи, Белов в сопровождении Феди, Витька и Ватсона отправились любоваться городскими достопримечательностями. Богомольный философ хотел посетить местный собор, поставить свечки во здравие больного Петровича и на помин безвинно убиенной страдалицы Лены. Док решил заглянуть в аптеку, пополнить «похудевший» баул необходимыми лекарствами. Злой шёл с друзьями без какой нибудь цели – при необходимости защитить их от местных бандитов.
Белов зашёл на почту, ему неожиданно захотелось поговорить с Ольгой. Ответить на заданные вопросы, сообщить о принятом решении – передать всё своё богатство сыну. Только ему одному!
Заказал разговор, попросил телефонистку ни в коем случае не говорить абоненту откуда ему звонят.
– Секрет? – кокетливо спросила немолодая женщина, принимая заполненный бланк и деньги. – Боитесь – любимая жёнушка прилетит для расправы с неверным супругом?
– Не отгадали, – доброжелательно рассмеялся Саша. – Наоборот, хочу проверить её верность. – Ради Бога, сделайте по срочному, экстренному. Как это у вас называется, молния, что ли. Или – аллюр два креста? Опаздываю на самолёт. Постарайтесь, очень прошу…
Телефонистка постаралась – Москву дали через пятнадцать минут. Для захолустья – невероятная скорость. Помня о необычной просьбе заказчика, она ни словом не обмолвилась о Свободном, больше того, уговорила своих коллег держать это в тайне. Пришлось упомянуть Благовещенск, без этого не обойтись…
После короткой беседы с Ваней, Белов вышел к терпеливо ожидающим его ребятам каким то обновлённым, улыбчивым. Погладил Дока по лысине, по мальчишески толкнул в бок философа, обнял Витька.
– Ну, что, казаки разбойники, калики перехожие, куда путь держим?
– В церковь, – смущённо попросил Федя.
В аптеку! – потребовал Ватсон.
– В аэропорт! – заявил Злой, подозрительно глядя на группу стриженых амбалов с наколками. – И – поскорей. Вдруг опоздаем, и самолёт улетит без нас…
Не опоздали. Мало того, пришлось полчаса ожидать рядом с приземистым бараком – временным, как объяснили служащие аэропорта, пристанищем авиаторов. Неподалёку от барака стоял солидных размеров вертолёт, готовый к вылету по маршруту Свободный – Первомайский.
Безверов с внучкой приехали на такси минут за пятнадцать до вылета. Дед Афоня был чем то огорчён и обижен. То и дело терзал свою пышную бороду, что то бормотал непонятное. Впрочем, некоторые бессвязные фразы Белову удалось распознать.
– Сызнова сцепились нехристи с бандюгами… Прольётся кровушка… Как утихомиришь, ежели – с автоматами да пистолями… Милиция, кол ей в задницу, руками разводит… А я что могу исделать?
Ярослава отвела Сашу в сторону, шепотом, таясь от разгневанного деда, рассказала о новостях, услышанных в Золотопродснабе. Приисковое население Первомайского состояло из двух групп или – слоёв. Сосланные при Сталине кавказцы мирно соседствовали с недавно приехавшими братками, которых приманил запах больших денег. Между этими двумя группами болталась немногочисленная третья – настоящие старатели, работящие и честные.
По началу кавказцы и братки жили мирно. Они не дружили, но и не воевали. Сами, естественно, не работали – на них трудилась третья «прослойка». Обдирали старателей с умом – не до конца, оставляли на пропитание и скудную одёжку. Чтобы не померли, но и не особо жирели.
Кавказцы объявили о создании компании закрытого типа под непонятным названием «Ингушзолото», братки, в противовес им, создали такую же подпольную фирму «Золотник». Обе группировки с опаской, завистью и, конечно – с ненавистью следили друг за другом. Иногда происходили стычки – золото всегда пахнет кровью. Поселковой администрации удавалось утихомиривать драчунов.
Недавно в поселке появились незнакомые люди. Какой то Омар принялся разжигать страсти, натравливать соплеменников на братков. В свою очередь, главарь бандитов по кличке Базан создал боевой отряд, вооружённый охотничьими ружьями. Обе стороны активно готовятся к неминуемому сражению.
Закончив рассказ, Ярослава с детской надеждой поглядела на «богатыря», который должен… нет, не должен – обязан… погасить разгорающийся пожар.
Вот это влип! Если тройка «нехристей», напавшая на девушку, из этой компании, положение не только безвыходное, но и смертельно опасное. Ведь Омар узнал его, он обязательно предупредит своих подельников – берегитесь, мол, появился непотопляемый Белов, которого необходимо замочить. Пока он не замочил «Ингушзолота».
Придётся, насколько это возможно, изменить внешность – перекраситься с жгучего брюнета, приклеить лохматые, как у деда Афони, брови, прихрамывать на подобии Витька…
Саша растерянно посмотрел на девушку и старика, перевёл взгляд на трёх парней, которых он позвал за собой, обещая медовые воды и кисельные берега. Похоже, рухнула его надежда избавиться от криминала, зажить честно, без крови и страданий. Снова предстоит кровавая схватка…
Однажды он увлёкся не только кельтами, но и высказываниями Карла фон Клаузевица – прусского генерала и историка. В трудах пруссака было много непонятного, но отдельные строчки напоминали предвидение оракула. Будто автор неведомыми путями проник в наше время и подсмотрел все его беды. Мало того, посоветовал, как поступить, что сделать?
Как он выразился? Дай Бог, память…
Память не подвела – она высветила на экране подсознания строчки из последней книги прусского историка.
«…когда события развиваются с головокружительной быстротой, опыт не играет роли, а правила и принципы игры меняются на ходу…».
В принципе всё правильно, кроме отрицания опыта. Врёшь, пруссак, я накачан опытом, как воздушный шар – воздухом, с мальчишеской гордостью подумал Саша, Будто поощрительно погладил себя по голове. Соответственно, всегда готов дать отпор неважно кому: браткам или кавказцам.
И всё же, как поступить?
Отказаться от поездки в Первомайский и свалить на Сахалин или Камчатку? Но это – примитивная трусость, признание в бессилии. И перед кем – перед девушкой, которая постепенно входит в его новую жизнь! Ни за что! Ничего не поделаешь, придётся ехать в посёлок, вместе с дедом Афоней и его немногочисленными друзьями пытаться погасить зловещее пламя.
Ну, ладно, с ним ясно, потеряет глупую башку – туда и дорога, а как быть с Федей, Витьком, Доком? Они почему должны подвергаться опасности, подставляться под стволы кавказцев или братков? Ради какой высокой идеи?
– Спасибо, Слава, за информацию, – ласково поблагодарил Белов девушку, переиначив её древнерусское имя на более современное. – Пожалуйста, пойди к деду, успокой его. А я посоветуюсь с ребятами.
Она, наверно, поняла, что решение принято, парень летит вместе с ними – коснулась кончиками пальцев его щеки, благодарно улыбнулась.
Белов вкратце передал друзьям новости, услышанные от Ярославы. Подчеркнул, что он не ожидает согласия на поездку в огнедышащую печь, наоборот, советует возвратиться в город, поселиться в гостинице и там дождаться его возвращения.
– Ты за кого нас держишь? – возмутился Злой. – За слабаков и недоумков? Дескать, вы жрите и пейте в три горла, пользуйте местных давалок, а я сам, без помощи, управлюсь с первомайскими хищниками. Так я понимаю или ошибаюсь?
Не совсем так…
– Витёк прав, – вступил в беседу Федя философ. – Мы вовсе не слабаки, какими ты нас считаешь. Кроме оружия имеется слово Божье, оно сильней вех стволов, взятых вместе. Уверен, что мне удастся примирить обе стороны…
Если тебе не успеют оторвать мужские причиндалы…
Ватсон в беседе не участвовал, он деловито перебирал в бауле флакончики и коробочки, бинты и марлю. В совместной поездке он не сомневался. Значит, нужно приготовить средства лечения неизбежных ранений.
Настаивать на своём – обидеть. Мужики – не дети, знают, на что идут. Должны знать!
Ладно, быть по сему. Перетёрли, переморгали!
Белов облегчённо рассмеялся, хлопнул Витька по плечу, толкнул кулаком в бок философа, помог Ватсону закрыть баул.
Наконец, объявили посадку. Возле входа в вертушку хмурый мужик пенсионного возраста проверил билеты. Предупредил – предстоят две промежуточных посадки, в Таёжнинске и в Мошкаре. Лёту до Первомайки – два с половиной часа.
Первым в вертолёт медведем полез Безверов. Судя по угрюмому выражению лица старого таёжника, внучке не удалось успокоить его. За ним – два бородача с поклажей. Потом – Белов с друзьями. Последней поднялась Ярослава.
Не успел дежурный по посадке закрыть дверь – появился ещё один пассажир, человек явно кавказского происхождения. Уселся рядом с Беловым и забормотал. Молится что ли? Пусть молится. Вон Федя, глядя в потолок вертолётного салона, тоже богомольно шепчет слова молитвы.
Александра насторожило совсем другое – новый пассажир кого то напоминает. Кого именно? Он покопался в объёмистой памяти и всё же вспомнил. Во время попытки арабского сластолюбца овладеть Ярославой, он стоял в стороне, спиной к Омару и к Мусе.
Несильный толчок заставил его прислушаться к словам молитвы. Это была не молитва, обращённая к Аллаху – кавказец обращался к нему.
– Тебе нельзя лететь в Первомайский посёлок, – шептал он. – Слишком опасно… Смертью грозит… Омар узнал… Страшный человек, палач… В Таёжнинске пересядь на самолёт в Благовещенск… Лучше – прямо в Москву, через Красносибирск… Не подставляй голову – отрежут…
– Кто ты? Как звать?
– Джамалем… Пусть летят твои кунаки, их там не тронут. Сам – беги…
Знал бы Джамаль азартный характер Белова – не говорил бы про опасность, отрезанные головы и прочие страхи. Любая опасность для Александра – будто для быка красная тряпка. Перспектива столкновения с любым неприятелем притягивает его, как магнит – железную стружку.
Советы кавказца не удивили его. С детства Саша усвоил простую истину: плохих народов не бывает, бывают плохие люди. Усилия средств массовой информации, которая изо всех сил пыталась создать в сознании россиян образ жестокого чеченца, не повлияли на мировоззрение Белова. Он по прежнему оценивал и друзей и врагов не по их национальности – по душевным качествам. И нет только он один – его друзья тоже не делили людей по национальному признаку.
Однажды, во втором классе школы Фил разбил нос русаку, когда тот принялся издеваться над безобидным армянином. А Кос, не стесняясь в выражениях, высмеял учителя по физике, упомянувшего о засилии в школе «инородцев».
Появление доброго и отзывчивого чеченца, который изо всех сил старался спасти незнакомого ему русского парня от бандитской расправы – ещё одно подтверждение правильности жизненной позиции Белова. Нет плохих народов, про себя повторил он, есть плохие люди… и дерьмовые руководители, подумав, так же мысленно добавил он.
Александр не стал благодарить спасителя – просто молча пожал его мозолистую руку…
Когда вертолет приземлился в таёжнинском аэропорту, Джамаль, не прощаясь, выскользнул из него и затерялся в толпе пассажиров ожидающих посадки на самолёт.
Белов решил умолчать о разговоре с чеченцем. Перегружать ребят словами о подстерегающей их смертельной опасности – способствовать появлению растерянности, чувству бессилия.
Он не знал, даже догадаться не мог, о появлении третьей, вернее – четвертой силы. Бывшего любителя тенниса и его свиты…

0

4

Глава 4

Первое, что сделал Зорин после приземления в авиапорту Благовещенска – вселился в предоставленное ему жильё. Квартира, конечно, несравнима с московскими апартаментами. Всего три комнаты, обставленных мебелью, позаимствованной из начала прошлого века. Вместо джакузи – обычная чугунная ванна, совмещённая с душем. Примитивный унитаз с подвешенным над ним смывным бачком. Необходимое для женщин биде отсутствует.
Короче говоря, комфорт – на уровне пещерного неандертальца.
Ничего страшного, успокоил себя Зорин, все эти неудобства носят временный характер, через месяц другой он покинет Дальний Восток и возвратится на исходные московские рубежи. К потолстевшим банковским счетам и к покинутой высокой должности.
В следующие два дня помощник представителя Президента по Дальнему Востоку и Сибири активно вживался в свою роль. Заодно анализировал немалые возможности региона.
Разделённые на маломощные фермы или влачащие жалкое существование колхозы и совхозы барыша не сулят. Если только по принципу: курочка по зёрнышку клюёт и сыта бывает? Не годится! Во первых из куриного состояния он давно вырос, во вторых, необходим более быстрый способ обогащения.
Вот прииски в тайге представляют из себя самое настоящее золотое дно. Еще одно – алюминиево никелевый гигант в Красносибирске. Откачать хилых старателей, поставить добычу ценного металла на поток. Одновременно загрести контрольный пакет акций комбината. Вот они, первоочередные задачи, решение которых позволит ему возвратиться в покинутую столицу победителем, на белом коне!
Во время короткого совещания распределены оба направления: Литвиненко вместе с Толяном курируют прииски, Зорин с Тучковым осаждают Красносибирский комбинат.
Пришлось по телефону доложить президентскому представителю свои намерения по оживлению в регионе предпринимательской деятельности. На всех уровнях – высокого, среднего и малого бизнеса. Тот равнодушно согласился. Что ему до идей навязанного бывшего помощника секретаря Собеза, когда вот вот нагрянет слишком активный Путин, и примется сноровисто расковыривать почти зажившие раны?
Доложившись, Виктор Петрович в сопровождении бывшего полковника милиции вылетел в Красносибирск. Уже освоенную, но малоизученную, Ларису он взял с собой. Для моральной и физиологической поддержки. Тучков недовольно поморщился – по своему опыту знал о том, что от вмешательства баб в чисто мужские проблемы добра не жди. Но промолчал – решил не портить отношения с начальством…
Андрей и Толян развили бурную деятельность. Каждый из них по своим каналам забил стрелки: первый с представителями Ингушзолота, второй с братками, крышующими бесправных старателей…

Литвиненко приехал к назначенному месту встречи – под Белогорск не один. Его сопровождали два хмурых, вооружённых автоматами, амбала из благовещенской криминальной группировки, которая специализировалась на транзите наркотиков из Китая в европейские районы России.
Омар тоже приехал не один – в сопровождении пятерых боевиков. На двух джипах, на первом – он сам, на втором – охрана. Омар не доверял неверному, поэтому вёл себя настороженно, поминутно ощупывал в кармане пистолет и бросал на сопровождающих предупреждающие взгляды. Рядом с ним постоянно находились два охранника, которым он безоглядно верил – Муса и Джамиль. Муса спас Омара во время разгрома Карфагена, Джамиль – из его рода, считай – родственник.
Обе группы держали друг друга под прицелом. И всё же стрелка не походила на привычное толковище. Скорей, напоминало процесс знакомства.
Повинуясь жесту босса, один из амбалов достал из багажника столик и два раскладных стульчика, второй – угощение: бутылку смирновской водки и два стаканчика. Омаровцы выставили закуску – фрукты безалкогольные напитки. По закону шариата свинина и алкоголь в любом виде категорически запрещены.
Амбалы отошли к своей «ладе», боевики – к джипам. Оставили главарей с глазу на глаз.
– Сразу хочу предупредить, – первым приступил к беседе Андрей, не без удовольствия выпив водку, – выражения «аллах акбар» или «смерть гяурам» оставь для внутреннего употребления – пропаганды своих тупоголовых ваххабитов. Они поверят и проглотят. Мы с тобой – деловые люди, вот и давай поговорим по деловому.
Прав, неверный, сейчас не время провозглашать лозунги и призывы. Кажется, Андрей вознамерился сделать выгодное предложение, отказываться от него – глупо и недостойно для настоящего джигита. Особенно, когда не слышат ни Азиз, ни Хаттаб. Мечты о богатстве свойственны в сем людям, независимо от национальности и религии.
– Слушаю тебя. Только говори потише – не на митинге находишься и не в твоей сраной думе, прости меня Аллах за грубое выражение. И мои, и твои люди насторожили уши.
Успокоенные мирным развитием переговоров ваххабиты вскрывали тесаками банки с консервами, жадно ели тушённое мясо, обменивались впечатлениями о недавнем происшествии, когда они насмерть забили палками старателя, спрятавшего крупный самородок. Что им до проблем, которые обсуждаются за столиком? Пусть их решают полевые командиры и всесильные посланцы из арабских стран.
Сгорбленный, будто на него давил заброшенный за спину автомат, Джамаль с тоской смотрел на своих товарищей, на кроны деревьев, которые раскачивает ветер, на беседующих Омара и русского.
Не иначе, Шайтан связал его с этими волками. Когда Омар пришёл в его саклю и потребовал, чтобы он встал в ряды защитников ислама, Джамаль наотрез отказался. Его дело пасти овец, доить коров, растить детей, воевать неизвестно за что он не будет.
Настырный вербовщик не отстал. Если скотовод не встанет под знамя пророка, его старых родителей и детей вырежут, красавицу жену обесчестят или отдадут настоящему мужчине.
Джамаль испугался. Не за себя – за семью. Он знал, что обещанное возмездие обязательно состоится, представил себе плавающих в крови малолетних детей. Среди них – любимица отца, весёлая певунья Зарема. Неохотно согласился и взял в руки проклятый «калаш».
Второй раз он испугался, когда перед ним поставили избитого русского соседа, с которым он дружил с детства.
Повязать кровью – непременный закон не только одних бандитов, его успешно используют и террористы, и националисты, и даже мелкие жулики. Убей русского Ивана, приказал Омар, приставив лезвие кинжала к горлу плачущей Заремы. Пришлось зажмуриться и выстрелить.
О, Аллах, покарай Омара, Хоттаба и других волков, верни верного своего раба к мирному труду, жизни без крови и насилия! Почему он должен убивать русских, того же симпатичного, улыбчивого парня? В чём они провинились перед пророком? У нас – Аллах, у них – Бог, у нас – зелённое знамя, у них – трёхцветное. Разве это преступление?…
Муса сидел неподалёку от двух мужчин, беседующих за столиком. С деланным равнодушием строгал ветку, на самом деле до звона в ушах вслушивался в далеко не мирный разговор. Ну, отложит он в натренированную память очередную порцию важной информации, что делать с ней? Засолить впрок, доверить кому то из соплеменников, который обязательно выдаст «предателя»? Наладить надёжную связь с Введенским так и не удаётся.
Иногда удаётся скрыться в лесу и позвонить генералу по мобильнику. Много ли передашь за считанные минуты? Короткое сообщение даёт только общую, размытую картину происходящего. То ли – надёжный, умный связник, который передаст не только оценку происходящего, но и предложения разведчика.
Однажды Муса решился позвонить по межгороду из Таёжнинска, куда его «командировал» Азиз. Во время заметил следящего за ним второго телохранителя Омара – Джамаля. Признался – хотел позвонить местной шлюхе, плохо мужику без бабы.
Нет, рисковать нельзя – и сам погибнешь, и других подведёшь!…

Разговор на столиком был не таким уж мирным.
– Ты что, думаешь загребать жар чужими руками? – по змеиному шипел Омар. – Надеешься остаться целым? О, Аллах, покарай нечестивца!
– Ещё раз говорю: перестань к месту и не к месту обращаться к своему Аллаху! – подавляя раздражение, приказал Литвиненко. – И он, и мой Бог – не наши партнёры по предложенному бизнесу. Почему ты считаешь, что мы решили загребать жар вашими руками? Обычное распределение труда: вы добываете презренный металл, мы обеспечиваем доставку на Кавказ. Скажешь, что транзит сделался безопасным? Ничего подобного! Перехват последней партии о многом говорит. Далеко не все менты и фээсбэшники вами куплены… Вот и подумай, что лучше: терять солидную часть драгоценного товара или поделиться с партнёрами?
– Понимаю, но почему – половина? Разве мало – третьей части добычи? Золото трудно достаётся: его прячут мирные старатели, захватывают братки, камнем на шее – глава поселковой администрации дед Безверов…
Чем жарче – тем лучше, подумал Андрей, выразительно показав, как следует поступить с нежелательными партнёрами. Левой рукой зажал воображаемую курицу, правой открутил ей голову. Омар согласно кивнул. Да, это – единственный способ решить трудную задачу.
Давай шестьдесят – нам, сорок – тебе? Так будет справедливо.
Литвиненко неохотно принял предложение партнёра. Он отлично знал, что чеченцы при необходимости будут просто уничтожены. Перед этой акцией их выпотрошат, освободят от золота и драгоценностей. На сегодняшнем этапе главное – выведать адреса потаённых мест, в которых Омар хранит своё богатство.
Конечно, можно использовать и другой метод. Используя форму и удостоверение подполковника милиции, предусмотрительно захваченные Тучковым, перехватывать золотонош. Но этот процесс слишком труден и чреват непредсказуемыми последствиями. Правоохранительные органы состоят не только из лохов и коррумпированных деятелей. Лучше действовать на добровольной, договорной основе.
Официальная часть нелёгких переговоров завершена, можно расходиться. Андрей разлил по стаканчикам водку, призывно поднял свой. За успех! Омар опасливо покосился на своих боевиков и быстро выпил. Он не чурался маленьких слабостей, иногда охотно нарушал законы шариата.
– Хочу сделать тебе подарок, – ехидно прищурился он. Помедлил и выпалил: – Шайтан возродил Белого!
Вот это новость! В то время, когда Зорин и его ищейки безрезультатно охотились на парня, помилованного пьяным Президентом, он, целый и невредимый, вынырнул на Дальнем Востоке. Только за одно это известие можно уменьшить оговоренный «процент».
– Ты не ошибся? Может быть, двойник или просто мужик, похожий на Белова?
Омар вспомнил свое позорное для джигита бегство из тамбура купейного вагона и поморщился.
– Нет, не ошибся – столкнулся нос к носу… Если наши пути с ним еще разпересекутся, как посоветуешь поступить? Сразу зарезать или перебрать по жилке?
Замочить – самый простой вариант, но как посмотрит на это решение Зорин? Он и во сне и на яву мечтает встретиться с бывшим партнёром по игре в теннис, насладиться его унижением…
– Ни то, ни другое. Пусть живёт. Доложу хозяину – он решит… В свою очередь, попрошу тебя выполнить мою просьбу, – Андрей вспомнил последний разговор с Зориным, перед его выездом в Красносибирск. – Ты Рыкова знаешь?
– Олигарх, владелец комбината, – Омар не без удовольствия продемонстрировал свою осведомлённость. – Замочить, да?
Лучше замочи свои кровожадные инстинкты! Нужно сделать так, чтобы он на время исчез.
– Сделаю. Возьму недорого – каких нибудь полста кусков зелённых…

Толян тоже успешно провёл свою часть переговоров. Стрелка забита на окраине села Осиповка, в заброшенном песчаном карьере. Базан приехал на нищенском пикапе, без сопровождения охранников, по сравнению с японским джипом Толяна – показная бедность.
Обстановка встречи – спартанская: никаких угощений, раскладных столиков и прочего шика. Беседовали прогуливаясь по карьеру, избегая слишком сильных выражений и обещаний.
– Не надоело ходить под кавказцами, – без предисловия и вопросов о состоянии здоровья и успехов в многотрудной деятельности явного бандита приступил к делу Толян. – В наше время делиться с кем нибудь – западло, умные люди гребут под себя, не отдают… нажитое.
Едва не сказал «награбленное», во время прикусил язык. Базан понимающе усмехнулся, усмешка напоминала волчий оскал. Да и весь облик главаря братков не говорил об интеллектуальном богатстве: узколобый дегенерат с медвежьей фигурой и руками кувалдами, узкие глаза, спрятанные под лохматыми бровями. Ему бы жить в берлоге, подстерегая доверчивого лося, а не руководить бандой отморозков.
– Надоело, – признался таёжный великан. – А что можно сделать?
Принцип «разделяй и властвуй» применяют не только политики и дипломаты, он успешно действует и в криминальном мире. Столкнуть лбами чеченцев и братков, так столкнуть, что полетят искры во все стороны, и под шумок завладеть богатством. Эту задачу и поставил Зорин перед своими помощниками .
Какой же умный человек его хозяин! Хитроумный Макиавелли по сравнению с ним – глупый пацан! Кто такой Макиавелли и почему он хитроумный, Толян не знал – случайно услышал о мужике с итальянской кликухой от студента философского факультета.
– Спрашиваешь, что делать? Мозги пропил или они с детства недоразвиты? Закопать в дерьме инородцев и править на приисках одному!
Чисто русским жестом Базан почесал в затылке. Будто активизировал оставшиеся мозговые извилины.
– Легко сказать. У чеченов – автоматы, а у нас – пистоли и дедовские дробовики. Мигом перестреляют…
Добрых полчаса Толян трудолюбиво внедрял в сознание главаря братков план действий. Вырезать спящих инородцев или подстеречь их по одному на тропе, ведущей к прииску. Еще лучше – подсыпать в борщ или в кулеш добрую порцию отравы. Той же белены.
– Ну, порежем, ну потравим… Какой в этом ваш интерес?
Вопрос – по существу. Тупоголовый браток не так уж глуп, как видится с первого взгляда. Действительно, в чём интерес заезжих советников, чего они добиваются?
Ещё полчаса потрачены на объяснения. Никаких, дескать, злодейских замыслов не существует – просто обидно видеть, как бесстыдно грабят доверчивых русаков. Помочь им избавиться от засилья кавказцев – единственная цель его самого, и честных людей, стоящих над ним. Конечно, помощь попавшим в неволю браткам оказывается не бесплатно, нынче посещение туалета и то оплачивается, но по сравнению с потерями от конкуренции кавказцев – мизер, не стоящий внимания.
В конце концов, Базан согласился с новоявленным оракулом. Всё будет сделано так, как он посоветовал.
Удастся браткам уничтожить чеченцев – отлично, порежут иноверцы братков – тоже неплохо. В обоих случаях выиграет Зорин. Соответственно, возрастёт плата за услугу умелого и опытного договорщика.
Если бы Толян знал о появлении в «горячей точке» страшного Белова у него поубавилась бы самоуверенность, можно даже сказать – вообще бы исчезла…

Обширный участок, принадлежащий Безведову, напоминал имение богатого русского барина дореволюционного времени. В центре – большой рубленный дом с мансардой, окруженный плодовыми деревьями, цветниками и кустарниками. Позади – амбары, сараи, хлев, откуда доносится мычание коров. По территории, огороженной сеткой, разгуливают курицы с петухами, утки, гуси. В стороне – загон для более мелкого скота – коз и овец.
Короче говоря, – изобилие!
Ярослава с гордостью показала Белову и его товарищам ухоженный сад, огромный огород и многочисленные хозяйственные постройки, даже продемонстрировала могучего быка производителя. Потом проводила их во флигель, предназначенную для самых почётных гостей. Без смущения указала на отхожее место, больше похожее на дамский будуар. Пригласила отобедать, что Бог послал.
А послал Всевышний своему рабу, деду Афоне и его заботливой внучке немалое изобилие. Стол в буквальном смысле ломился от еды, казалось, ножки прогибаются. Ягодные наливки, непременный самогон, запеканки, борщи, зайчатина, курятина во всех видах, мочённые и солёные грибы. В заключении пиршества – компот, который дед называл по старинному – взваром.
– Чем заняться планируете, гостеньки? – не без ехидства спросил старик, соорудив громадную самокрутку и выпустив к потолку первое облачко ядовитого дыма. – Ежели нацелились на торговлю – не советую. Купчишек развелось в тайге, как мошкары по весне. Кинь палкой – попадёшь в торгаша. Благо бы торговали чем то нужным в хозяйстве, так нет – подсовывают зарубежное дерьмо…
Кажется, старик уселся на тему о негодных товарах, которые бессовестно гонит в Россию проклятая заграница, и не желает её покинуть.
– Задумали не торговать – поискать золото, – признался Док. – Вот только не знаем, как это делается…
Он словно издевался над собой, высмеивал своё желание обогатиться. Годами в его голову вдалбливали несуразные понятия: богатство – позорное явление для советского человека, оно связано с эксплуатацией. Пролетарское происхождение, бедность, даже нищета достойны уважения. Ату богачей! Бей их! Грабь награбленное! Экспроприируй нажитые капиталы!
Наверно, Афанасий Никитич понял скрытую издёвку Ватсона. Ответил в таком же стиле.
– Проще пареной репы. Бери в зубы лоток и рысью беги к речке. Она – неподалёку, верст двадцать от нашего посёлка. Насыпаешь в лоток землицы, поболтаешь его в воде. Точно, как в нашей житухе: грязь всплывёт, а золотишко осядет. Собирай его в пакетик и тащи домой. Много не обещаю, а пару граммулечек в день всенепременно добудете.
Похоже, беседа о предполагаемом обогащении угнетала и Федю, противоречила его взглядам на жизнь. Что такое богатство? Мусор, навоз! Не зря говорят в народе: деньги – навоз, сегодня пусто, а завтра – воз. Гораздо выше и чище душа человека, его вера в Бога, его любовь к окружающим его людям.
Хочу спросить, – поспешно опередил он Злого, уже раскрывшего рот. Выдаст, не дай Бог, очередную пошлятину, что подумают о них бородач и его внучка? – Как вы вдвоём управляетесь со своим хозяйством? Живность, сад, огород – уму непостижимо!
– Трудно, конечное дело, но Бог миловал – соседи помогают…
В переводе – батраки, с неожиданной злостью подумал Белов. И тут же принялся оправдывать полюбившегося ему деда. Ничего позорного, привлечение обычного наёмного труда. Это раньше твердили: эксплуатация богачами бесправных трудяг, изъятие из их карманов, так называемой, прибавочной стоимости. Знакомые словосочетания, отжившие понятия. Сейчас главное – во время получать приличную плату за труд…
– Скажите, в посёлке все жители занимаются поисками золота или есть другие – скотоводы, земледельцы?
– Не лукавь, паря! – прикрикнул хозяин «имения». – Другое спросить хочешь. Внучка тебе уже всё разобъяснила, могу повторить. Чечены и братки живут не лучше кошки с собакой. Того и гляди – кровь потечёт. А мирных трудяг – раз, два и обчёлся. Вот мне и приходится крутиться между ними – уговаривать, увещевать, а где и грозить ОМОНом… Накликал – сызнова заявились! Ярка, быстро – в свою комнату! Затаись там, как мышь в норе!
Девушка пренебрежительно качнула головой, но перечить деду не стала – ушла.
Настежь распахнув дверь, в горницу вошли три вооружённых кавказца. Впереди – Омар, следом – Муса и Джамаль. Не поздоровались, не вытерли о половик грязные ноги – будто ввалились не в чисто убранную горницу – в хлев.
– Не отворачивайся, Белый – узнал! – Омар предупреждающе качнул стволом автомата. – Еще там, в поезде. Побазарим?
– А ты кто такой, чтоб – базарить? – вскочил Витёк. – На родню хозяину не похож, гости здороваются.
– Заткнись! – злобно оскалился Омар. – Муса, возьми его на мушку. Вякнет – стреляй. А ты, Джамаль, присмотри за таёжным медведем… И за этим… Розенбаумом – тоже…
Ватсон усмехнулся, погладил густые усы. Поразительное сходство с морским врачём и, одновременно, певцом, звездой российской эстрады доставляло ему немало удовольствия и неприятностей. Однажды, бомжи из Карфагена пристали к нему: спой что нибудь под гитару! А Док – полный профан и в вокале, и вообще в музыке. С трудом отбился.
– Не трусь, Белый, мочить не стану. Милостивый Аллах запретил… Пока запретил, – с нескрываемой угрозой прошипел он. – Учти, гяур, ты – под прицелом. Как на зоне: шаг вправо, шаг влево – стреляют на поражение. Усёк, неверный?
– Понял, господин Бармалей из детской сказки про чертей, – Саша рассмеялся и безмятежно почесал спину. Заодно, пощупал рукоятку пистолета. Он легко мог бы перестрелять наглых бандитов, но после амнистии дал себе твёрдое слово: оружие применять только для самозащиты, когда другого выхода не будет. – Что угодно вашему сатанинскому высочеству?
– Погляди, Муса, он ещё и шутит? – с некоторым уважением промолвил араб. – Когда резать станем, тоже шутить будешь? Посмеёмся оба… Сидеть!
Потерявший терпение дед Афоня приподнялся. Оглушить главаря, схватить его автомат и… Нет, не успеть. Пройдутся, злыдни, по горнице очередями и она превратится в морг…
– Сидеть придётся тебе, Омар, – Белов с притворной доброжелательностью «пожалел» будущего зека. – Долго придётся замаливать свои грехи, – с хрустом надкусил он румяное яблоко.
Издевается, неверный! Забыв про обещание которое он дал Литвиненко, про предстоящую разборку с братками, вообще обо всём, араб вскинул автомат. Одна, всего одна очередь решит все проблемы!
– Опусти оружие! – на пороге – Ярослава с двухстволкой, направленной в его живот. – В стволах – жаканы, рассчитанные на медведя, – предупредила она. – Шевельнёшься – ливер разворочу!

И выстрелит же, дочь Шайтана! Он покосился на телохранителей. Почему они не стреляют? У одного ствол опущен, у второго, вообще, болтается за спиной. Заколдовали их сдобная гяурка, что ли? Ну, погодите, удастся остаться в живых, он накажет бездельников. Так накажет, что небеса содрогнутся от ужаса.
Омар опустил автомат.
– Зачем жаканы? Я пришёл с добром…
От твоего «добра» у меня синяки на руках… Вон из дома, нелюди, пока я не разозлилась!
Успокойся, голубка, сейчас уйдём…
Ещё в поезде сбежавший из фээсбэшного узилища посланец самого Хоттаба положил глаз на сдобную тёлку. Разве мало было у него более серьёзных проблем. чем блаженствовать в объятиях русской бабы? Разум предупреждал об опасности, мужские эмоции говорили совсем о другом. В тамбуре восторжествовали «эмоции».
Так о чём ты хотел побазарить со мной? – спокойно спросил Белов. Будто не было ни напряжённости, ни угрозы зверской расправы. – Слушаю тебя, сатанинское высочество?
– Завтра с утра все – на работу, – не отводя взгляда от страшного охотничьего ружья, всё еще нацеленного в его живот, приказал Омар. – Ты, ты и ты, – ткнул он пальцем в Ярославу, Федю и Витька, – собирать черемшу. Белый и «Розенбаум» – мыть золото. Ты, – показал он на деда Афоню, – будешь резать своих овечек, готовить для моих героев вкусный шашлык. На Кавказе уважают старость, – издевательски рассмеялся он. – Пошли к другим посельчанам, сообщим им повеление Аллаха.
Муса облегченно вздохнул. Не появись девка с ружьём, пристрелил бы он ненавистного инструктора из Арабских Эмиратов. Знает, чем это ему грозит, и все же не удержался бы.
Когда боевики покинули дом Безверова, дед Афоня озабоченно погладил бороду, Витёк злобно выматерился, философ развёл руками, Док смущёно поглядел в окно. А Белов весело рассмеялся. Удивительный он человек: бесстрашный и добрый, внимательный и решительный. Смеётся, даже когда его жизнь буквально висит на волоске.
Старик уважительно поглядел на своего странного гостя.
Ярослава не расплакалась, как сделала бы любая женщина. Аккуратно положила на стол тулку, взяла с блюда яблоко. Железная она, что ли? После стресса нашла в себе силы шутить, грызть яблоко, заботиться о мужчинах.
Что будем делать, мужики? – спросил Злой, заботливо вытирая любимый свой нож. Будто клинок уже побывал в деле, окрасился кровью. – Лично я сваливать из посёлка не намерен. Не дождутся.
Я – как скажет Серый, – тихо проговорил философ.
Он не страшился, похоже, неизбежного кровопролития. Все – в воле Божьей. Кроме всемогущего Господа, никому не дано изменить предначертания судьбы человека. Как и все слабые духом люди, Федя либо взывал к Богу, либо предпочитал следовать совету старшего, более умного и решительного товарища.
Ватсон ограничился пожатием плечами. О чём можно говорить? Белов – голова, плохого не посоветует.
Придётся подчиниться нехристям, – прогудел старик. – Плетью обуха не перешибёшь. У них – автоматы, пистоли, а у нас, – презрительно кинул он на двухстволку, – одна «пукалка». Нам бы хоть пару «калашей», тогда можно было бы побеседовать… Вот что, Ярка, добывать черемшу ты не пойдёшь. Как бы араб не снасильничал тебя в тайге. Отправишься вместе с Беловым мыть золотишко. Он – мужик надёжный, не даст в обиду. Не зря у него сзади выпирает ствол – есть чем и самому защититься и тебя обезопасить…
Подсмотрел всё же глазастый таёжник любимый «магмум» заткнутый за пояс сзади, с досадой подумал Белов. Другие тоже могут увидеть. Расставаться с надёжным стволом, тем более, отдавать его омаровским боевикам, не хотелось. Остаётся одно: сменить престижную кожаную куртку на просторный блузон, под которым не только пистолет – гранатомёт можно спрятать.
Блузона, конечно, в доме не нашлось – таёжница впервые услышала о существовании такой одежды, а вот охотничья куртка могучего богатыря подошла, как нельзя лучше. Кроме пистолета, под ней Саша спрятал обрез, которым одарил его дед Афоня. Оружие прежних деревенских кулаков было вычищено и смазано.
– Ещё мой батя, пусть земля будет ему пухом, соорудил эту «пушку», – прикрыв глаза лохматыми бровями, бесстыдно врал старик. – Тогда появились в тайге разбойники. Чем защищаться от грабителей, не кнутом же?
Наверняка, хитрый старикан сам разбойничал, стрелял из обреза по хунхузам или по мирным китайцам, отбирал у них золото и наркоту. Ничего не поделаешь, тогда в таёжном крае были смутные времена, сам не пограбишь, тебя обдерут, как липку…
Белов снова, в какой уже раз, мысленно оправдал деда Ярославы.
Ярослава! До чего же приятное, ласкающее слух, имя. Наверно, Ярославна, подруга князя Игоря, ушедшего «воевать землю половецкую» и попавшего в полон, была такой же гордой и нежной. Саша вспомнил с какой самоотверженностью слабая девушка защитила незнакомого парня от выстрела Омара. Представил себе Ярославу с ружьём в руках. Настоящая воительница, презирающая трусость, не думающая о собственной безопасности!
Разве поступила бы так Ольга? Нет, она бы пугливо спряталась за спину мужа, заплакала, вымаливая пощаду, отдала бы супруга на растерзание…
А какая Ярочка заботливая и умелая хозяйка! Конечно, ей помогают батрачки, выполняют за неё самую чёрную работу, но так оформить пиршественный стол, подать такие яства смогла только она.
Белов чувствовал, что всё больше и больше подпадает под обаяние девушки. И не противился этому. Наоборот, с удовольствием подчинялся разгорающемуся чувству. Он не мечтал о возможной близости, об обладании женским телом, но нередко мужское желание пробиралось в его голову. Западло, спохватывался Саша, Ярослава – богиня, на которую нужно молиться…

Рано утром дед Афоня пошёл в закут – выбирать овцу на заклание. Про себя решил – обойдутся нехристи единственной жертвой, подавятся приготовленными из неё шашлыками. Неплохо посыпать мясо отравленным порошком, но пока не стоит рисковать. Дальше будет видно, как поступить.
Федя философ, Злой и Ватсон пошли собирать черемшу. К утру потеплело, пошёл снег. Выковыривать из под него корешки – нелёгкий труд. Витёк отчаянно посыпал злыми матерками и инородцев, и погоду, и ваххабитов, искалечивших его, и свою судьбу инвалида. Док искал не черемшу, его интересовали лечебные травы и корни, типа бессмертника, чистотела или женьшеня. Федя бездумно ковырял палкой еще не замороженную землю и молился, призывая и для себя, и для друзей Божью милость, на голову нечестивцев – кару.
Белов и Ярослава присоединились к немногочисленной группе старателей, возвращающихся на прииск после кратковременного отдыха. Шли они по лесной тропе под конвоем двух вооружённых боевиков.
Не надоело? – тихо спросил он соседа, выразительно кивнув на конвоиров. – Идёте, будто зеки на зоне.
Сгорбленный немолодой приискатель так же выразительно почесал в заросшем, давно не стриженном затылке.
– Что сделаешь? У нас – лопаты да лотки, у них – автоматы. Зашебуршишься – мигом постреляют… Видишь мою неживую руку? Нашли нелюди в кармане камушек – избили. Спасибо не до смерти. Вон сынишка Степана, малец еще сопливый, брякнул что то обидное – забили палками. Тринадцатилетнюю дочь Серафимы снасильничили, нехристи…
– Братки не защищают? Всё же – русские люди, христиане…
– Хрен редьки не слаще. Тоже граблют. Нехристи гребут одну треть добычи, братки требуют свою треть. Приедет участковый – дай на лапу. Разные проверяющие и уполномоченные тоже лезут в дырявый карман… Вот и посчитай, что трудяге остаётся? Горькие слёзы!
Раньше Белов не знал о горькой судьбе забитых, бесправных старателей. Начитавшись Мамина Сибиряка, представлял их богатыми гулёнами, одетыми в бархатные портки и в шёлковые рубашки. Небрежно бросают налево и направо тысячные купюры, распивают дорогостоящие виски и бренди, умываются медовой водичкой.
Короче – сплошной кайф!
Страшная действительность ошеломила его. Кажется, придётся на время забыть о данном самому себе обещании забыть о криминале и о Федькиной философии – не убий, ударили по одной щеке – подставь вторую! Избавить бедолаг от всех бед он, конечно, не в силах, а вот от гнёта кавказцев – обязан.
Весь день Белов усердно трудился. Не всё у него получалось, но постепенно он приспособился. Ярослава помогала – подносила золотоносную породу, собирала со дна лотка золотинки, изо всех сил старалась быть полезной. Однажды, насыпая в лоток очередную порцию грунта, Саша случайно прикоснулся к её груди. Девушка отпрянула, жарко покраснела.
Значит, она вовсе не так равнодушна, как пытается показать, обрадовался Белов. Неужели судьба готовит ему драгоценный подарок –любовь красавицы? Ну, что ж, после всех лишений и опасностей, через которые ему пришлось пройти, он имеет право на настоящую любовь прекрасной подруги!…
К вечеру охранники ушли на ближайшую заимку к двум вдовам. У одной мужа задрал медведь, у второй – посадили за убийство. Никуда не дерутся безоружные доходяги, сбежать в тайгу кормилицу побоятся, возвратиться в посёлок, где их ожидает очередное избиение – тем более.
Уставшие старатели разожгли костры перед входями в шалаши и балаганы, принялись готовить скудный ужин. Новичков поселили в землянку, покинутую мужиком, не вынесшим тягот жизни и сбежавшего вместе с семьёй в город.
Стены нового их жилья обшиты жердями и горбылём. В центре – печка, изготовленная из железной бочки, по сторонам – «кровати», вернее сказать, нары с мешками, набитыми листьями и соломой…
Всю ночь Белов не спал. Прислушивался к спокойному дыханию девушки, обиженно вздыхал. Неужели Ярослава страдает фригидностью? Ведь рядом с ней, на расстоянии вытянутой руки, «спит» молодой, полный сил парень, уже влюблённый в неё…
Он не знал, что девушка только притворяется спящей. Она и боится Сашу, и мечтает о близости… Нет, нет, этого она не допустит – оттолкнёт жадные и бесстыжие руки парня, убежит от него в тайгу…
Ни Белов, ни Ярослава не знали о давно назревающем в посёлке кровопролитии…

В точном соответствии с рекомендациями, скорее – с приказаниями, знающего гяура, Омар, сопровождаемый Мусой и Джамалем, конфисковал у местной колдуньи весь запас какого то серо зелённого порошка. По словам зловредной старухи, верное средство для излечения всех болезней. Это если всыпать в еду чайную ложку. А вот от парочки стаканов – гарантирована смерть. Для надёжности посланец Омара незаметно от гяуров вывалил в котёл с кулешом всё изъятое у бабы зельё.
Омар не знал, что Базан случайно увидел отравителя. Горячий кулеш вывалили в овраг – пришлось ограничиться солониной. Несмотря на непроходимую тупость, он понял – к утру нужно ожидать нападения нехристей. Удержаться в посёлке не удастся: ружья против автоматов – глупо даже подумать. Изрешетят очередями.
Поэтому ночью Базан увёл знакомыми тропами своё немногочисленное войско к заимке староверов. Переждать несколько дней, изъять у хозяев заимки всё оружие и приготовиться к ответному удару.
На хозяйстве оставлены три братка, бывшие охотники. Они должны встретить нападающих прицельным огнём из охотничьих берданок и отживших свой век наганов. Если удастся, задержать нехристей хотя бы на пару часов. Братков, конечно, порешат, но ни одна операция не обходится без жертв.
Когда террористы окружили три дома, расположенных на окраине посёлка, Омар первым прошёлся автоматной очередью по окнам.
– Вперёд, воины ислама! Не щадите неверных, Аллах вознаградит вас!
Боевики, поливая автоматными очередями двери и окна домов, подбадривая себя воплями – Аллах акбар, бросились в атаку. На подобии волков, учуявших запах жирной добычи. Отпора они не ожидали, знали о подсыпанной отраве. Залп из трёх ружей отрезвил их. Охотники не промахнулись: два боевика были убиты, третий, подраненный, выл от боли. Остальные залегли.
Воспользовавшись заминкой, братки ползком, по пластунски, выбрались из дома и пустились наутёк…
Разгневанный неудачным штурмом, в результате которого потеряны три человека, а братки исчезли, Омар вместе со своими телохранителями ворвался на участок Безверова. Старик жарил шашлыки и думал: каким образом можно добраться до телефона, позвонить в ближайшее отделение милиции. Телефонный аппарат стоит в спальне, но воспользоваться им далеко не просто – оставленный Омаром боевик настороженно следит за каждым движением старика.
– Куда спрятал свою тёлку? – заорал арабский инструктор. – Признавайся, грязный гяур!
Дед спокойно отвёл нацеленный на него ствол.
– Кто из нас чистый, а кто – замаранный, в чистилище разберутся. Тёлки – в хлеву, у меня – внучка. Она не якшается с подонками…
В ответ прозвучали выстрелы. Дед Афоня выгнулся и упал. Омар выпустил всю обойму в уже мёртвое тело таёжного богатыря.
Муса с трудом удержался от выстрела в спину палача. Рано открываться, Игорь Леонидович не похвалит, он всё время твердил: выдержка – главное оружие настоящего разведчика. А Муса не сексот, и ни агент ФСБ – разведчик в стане врага. Придёт время, когда он сполна рассчитается с волком, позорящим чеченский народ.
Джамаль закрыл лицо ладонями и тихо молился. Боевик, следящий за стариком, равнодушно смотрел в сторону. Расправы с неверными – не новость, они происходят почти каждый день, стоит ли обращать внимание…

0

5

Глава 5

Перед обедом на японском джипе приехал Литвиненко. Конечно, не для того, чтобы отпраздновать победу над братками – за данью. До чего же не хотелось Омару делиться с неверным награбленным золотом! Но договор – есть договор, его придется выполнять. В противном случае Андрей откажется от безопасной транспортировки золота на воюющий Кавказ. А там его ждут с нетерпением – закупка оружия и боеприпасов, вознаграждение отличившихся боевиков, подкупы ментов, всё это требует немалых денег. Не получит их Хоттаб, разгневается, может предать виновников шариатскому суду, у которого один приговор – смерть…
Интересно, кто и каким образом «стукнул» гяуру о добытом золоте и о фактически бескровной победе над братками? По телефону из спальни убитого главы администрации или послал голубя? Вырвал бы предателю болтливый язык, перерезал горло.
Литвиненко не поздоровался, не поздравил – повелительно кивнул на джип. Грузите, мол, драгоценные мешки, нет времени для зряшных разговоров.
Пришлось раскошелиться. Один мешок, более плотный – для переправки Хоттабу, другой, поменьше – плата за услугу.
– Советую вам поскорей убраться из посёлка, – перед отъездом предупредил он. – В Свободном готовится карательная экспедиция, там узнали о ваших… шалостях. Омоновцы – не плохо вооружённые братки, охнуть не успеете – либо повяжут, либо отправят к любимому Аллаху.
Омар спрятал растерянность, позорную для полевого командира. Неважно, откуда добыл Литвиненко грозную информацию: купил у продажных ментов, либо узнал у таких же замаранных чиновников из областной администрации. Он прав – противостоять омону всё равно, что затянуть на шее узел петли.
На самом деле, вчера Андрею позвонил из Красносибирска Тучков. Он узнал о грозящей ваххабитам опасности у своих дружков из управления по борьбе с организованной преступностью.
– У нас же крепкое прикрытие – официально зарегистрированная компания «Ингушзолото», – пробормотал Омар. – Не решатся…
– Ещё как решатся! Компания – для дураков, регистрация – для идиотов, – бесцеремонно прикрикнул Литвиненко. – Я предупредил, выполнять или подставлять зад – ваши проблемы.
– Куда же нам деваться? – стараясь сохранить гордое выражение лица, осведомился арабский инструктор. – Дело налажено, система запущена, останавливать её – немалый убыток. И нам, и тебе.
С кем ему приходится иметь дело! Тупоголовые убийцы, мерзкие трусы. Но на безрыбье и рак – рыба, на беззверье и мышь – трофей. Главное – во время доить глупцов, не давать им опомниться. Никаких переправок золота на Кавказ или в другой регион – оно осядет в карманах Зорина и его подельников.
– Соберите всех трудоспособных жителей и отведите их на прииск. – инструктировал Андрей почтительно слушающего вожака исламистов. – Обнесите часть территории колючей проволокой, организуйте круглосуточную охрану. Пусть трудятся на благо… не Отечества, конечно, работодателей. То есть нам с вами. Так небезуспешно в своё время поступали немцы: концентрационные лагеря не только ликвидировали нежелательных элементов, но и приносили приличный доход. Умнейшие были люди, у них – учиться и учиться…
Андрей знал о чём говорит и что советует: его дед в годы войны служил в карательном батальоне. Избегнув наказания, он вместе с семьёй затерялся в Сибири. От него Литвиненко и услышал о концлагерях, о крематориях, о золотых зубах и обручальных кольцах, сдираемых и выламываемых у приговоренных к смерти узников…
– А как быть со щенками? Бабы без них шагу не сделают, мужики озвереют – схватят топоры и дубины…
Правильно мыслит, про себя одобрил Андрей, доводить старателей до крайности слишком опасно. Конечно, их легко перестрелять, но какой толк от мёртвых?
– Щенков пусть возьмут с собой, а вот стариков не троньте. Старость нужно уважать…
Омар понимающе кивнул и выразительно провёл пальцем по горлу.
– Ты брось злодейские замашки, – приказал Андрей и тихо добавил: – Сами передохнут.
– Какой же ты умный! – подхалимски лизнул собеседника ваххабит. – Можно подумать, в наших горах родился или тебя заделал джигит…
Издевательскую фразу Андрей пропустил мимо ушей. Сделал вид – не расслышал. Про себя решил при первом удобном случае рассчитаться с дерзким арабом – карающим ударом ножа или пулей. Оскорблений, тем более, от нехристей, он не прощал.
Через пару недель готовьте следующую посылку…

Через два часа посёлок обезлюдел. Испуганные возможным появлением страшного ОМОНа, ваххабиты торопливо выгоняли жителей из домов, выносили больных и стариков. Бывшие старатели, охотники, бортники изучили таёжные тропы и, конечно, не обошли вниманием золотоносную реку. Подскажут ментам, как лучше подкрасться к прииску, как окружить, закрыть все входы и выходы. Тогда – кранты, амба, хана! Перестреляют джигитов, как куропаток или, что не менее страшно, отправят на зону…
Когда, вечером, из тайги вышла толпа жителей Первомайского, окружённая вооружёнными конвоирами, Белов сразу заподозрил недоброе. Ну, ладно, пригнали мужиков – это объяснимо: решили нарастить добычу золота. А зачем – женщин, стариков, ребятишек? Тоже для работы? Нет, тут пахнет совсем другим. Кажется, пришла пора сменить тогу миротворца на более привычный наряд мстителя.
Саша машинально ощупал «магнум» – будто поздоровался и предупредил о предстоящей работе. Так же машинально напряг и ослабил мышцы. Несмотря на все передряги последних лет, он не потерял спортивной формы борца. Вот только хватит ли ему силы и умения выстоять одному против двух десятков опытных боевиков? И не только выстоять, но и перебить грабителей.
Сейчас самое главное – узнать о событиях, происшедших в посёлке, прояснить причины странного массового переселения, под дулами автоматов.
Недоумение рассеяли друзья. Слава Богу, живые и невредимые.
Узнав о гибели дедушки, Ярослава не зарыдала, не заломила руки – будто закаменела. Во взгляде, брошенном на суетящихся вазххабитов, мелькнула несвойственная ей злость. Она не сомневалась – с дедом расправился Омар, пожалела о том, что не «накормила» свинцом его гнилое нутро. Попадись он сейчас – минуты бы не прожил.
Белов с удивлением и невольным уважением смотрел на твердокаменную таёжницу. Одновременно, он вслушивался в рассказ Ватсона, вылавливал из него частицы полезной информации.
– … прибежали на площадь, а там стоит японский джип. Странная картинка – захудалый посёлок и навороченная иномарка. Как то не вяжется. Из него выходит парень, по внешности – настоящий русак…
Поточней нельзя? Какой рост, во что одет, какие нибудь шрамы или родинки увидел?
Док растеряно потёр ладонью лысину. Меня, дескать, человеческое нутро интересует, его изучил от А до Я. А разные приметы, описание выражений на лица, цвет глаз, форма башки – до лампочки.
Злой презрительно отвернулся. А вот философ неожиданно «нарисовал» подробный портрет пассажира джипа. С такими подробностями, что самый опытный сыщик уголовного возраста позавидует.
Да, это же Литвиненко! Бывший старший лейтенант ФСБ, превратившийся в щестёрку Зорина. Так вот кто организовал неожиданное переселение жителей Первомайского! Причины пока не ясны, но всё, что связано с бывшим партнёром по теннисному корту и по криминальному бизнесу, припахивает большими деньгами и, соответственно, – кровью.
Прежде чем принимать контрмеры, необходимо спасти от неминуемой расправы Ярославу. Не зря же Омар пытался овладеть девушкой в тамбуре купейного вагона, не так просто застрелили её деда, единственного родного ей человека и защитника.
– Придётся в очередной раз соскочить, – шёпотом объявил он своё решение. – Пока разойдёмся, не будем привлекать внимания охраны…
«Охране» было не до наблюдения за подозрительными парнями. Забыв о гордости джигитов, ваххабиты, забросив за спины автоматы, вместе с пригнанными мужиками, вкапывали столбы, натягивали колючую проволоку, строили грибки для часовых. Бабы и ребятишки тоже не остались без дела – строили балаганы и шалаши, таскали хворост, варили на разведенных кострах еду.
Час от часу не легче, с тревогой подумал Белов. Нужно торопиться, с натянутой колючкой без специальных ножниц не справиться, да еще под стволами охранников.
Нужно бежать… Куда, в какую сторону? Превратиться в корм для диких зверей? Прежде, чем сваливать из этого концентрационного лагеря, нужно расспросить знающих таёжников. С женщинами говорить бесполезно, круг их интересов ограничен детьми и домашнем хозяйстве. К мужикам не подойти – они работают под бдительным контролем конвоиров.
Остаются старики.
Прогулявшись по лагерю, Белов выбрал согбенного, беспрерывно кашляющего деда. Годков восьмидесяти, не меньше.
Дедуля, ты в тайге все тропы знаешь?
Да, уж, хожено перехожено, – пересиливая разрывающий грудь кашель, хвастливо отозвался старик. – По молодости белковал, добывал и соболя и горностая. Потом, когда заболел, стал бортничать… Тайгу кормилицу знаю, как свою избу…
– Подскажи, ради Христа, как добраться до жилья?
Старик понимающе ухмыльнулся, потёр грудь. Будто уговаривал её потерпеть.
– Верстах в сорока – деревня староверов. Не зная дороги, её не найти. Слушай, добрый молодец и запоминай. Не дай Бог, заплутаешь – сгинешь. Тайга – не только кормилица, она для неопытных людей и – враг…
Белов постарался запомнить многочисленные приметы. Пройти вдоль золотоносной реки до полуразрушенной охотничьей избушки. Свернуть направо. Пройти до поляны, в центре которой растёт высоченный кедр. От него шагать до вырубки, окружённой колючим кустарником. Там крест накрест лежат две березки, одна – полусгнившая, другая – помоложе, её внучёк срубил. Возвернувшись, баял мне. Вот она и показывает куда нужно идти…
Старик закашлялся, принялся царапать больную грудь.
Дедушка, снимите рубашку, я вас послушаю.
Ватсон достал из баула стетоскоп – непременную принадлежность любого медика
Не к чему тебе слушать, – отдышавшись, заявил больной. – я и без выслушивания и диагнозов знаю – чахотка. В самой распоследней стадии. Не сегодня завтра уберусь… А ты мил человек, – повернулся он к Белову, – беги от злыдней и убивцев. Не пропадёшь. Хороших людей тайга привечает, от плохих отворачивается.
Спасибо за доброе слово. Сто лет тебе прожить, дедушка…
В память заложены приметы предстоящего нелёгкого путешествия. Теперь – вырваться из прииска в тайгу и пойти по ней, как по ступеням. До разваленной охотничьей избушки до высокого кедра, потом – до вырубки с лежащими берёзками. Жаль, не во время раскашлялся бывший охотник, не успел до конца нарисовать маршрут…
Стемнело. Женщины, уложив накормленных детишек, сидели у костров, помешивая в котлах и в кастрюлях привычный кулеш. Ожидали мужиков. Большая часть охранников укрылась в построенном для них балагане, оставшиеся рассредоточились вдоль недостроенной ограды. Осталось обнести колючкой не больше тридцати метров.
Вместе с Витьком Саша подошёл к двум ваххабитам, разгуливающим вдоль ещё не огороженного участка. Стрелять нельзя – выстрел поднимет на ноги отдыхающих бандитов. Придётся применить силовые приёмы.
Куда? – оба охранника подняли автоматы. – На место, нечестивцы, отродье Шайтана!
– Извиняй, мил человек, – изобразил Саша покорность раба, – давеча нёс твоему хозяину мешочек с золотишком, да вот незадача – выронил его. Позволь, ради Христа или твоего Аллаха, поискать его…
Расчет на жадность сработал. Охранники забросили за спины оружие.
– Покажи, где потерял? Сами найдём и…
Договорить не успел – шипованный кастет Злого проломил ему голова. Белов нанёс удар ребром по горлу второму охраннику. Убить – не убил, просто отключил минут на сорок.
Оттащив в кустарник тела ваххабитов, беглецы прихватили их автоматы и бросились в темноту. Белов попытался взять девушку под руку, помочь бежать между деревьями – все же слабое существо, но Ярослава оттолкнула его.
– Не надо, Саша, – извинительно прошептала она. – Я – таёжница, привыкла к тайге. Покойный дедушка научил ничего не бояться…
Добежав до охотничьей избушки, они решили передохнуть. Отмахали не меньше десяти километров, ноги гудят, в голове – калейдоскоп. Вряд ли боевики решатся сунуться в ночную тайгу, скорей всего, они дождутся утра.
Спрятались под дырявой крышей, легли, спасаясь от донимающего мороза, прижались друг к другу. Снег прекратился, тучи разошлись, на небо высыпали звёзды.
Спойте что нибудь хорошее, – попросила Ярослава. – Про тайгу, про любовь. Люблю песни. Они не только радуют – спасают от тоски. Слушаешь и слово умываешься родниковой водой…
– Я – пас, – признался Док. – С детства корова на уши наступила. Это мой двойник – мастер.
Лучше помолимся, – предложил Федя.
Злой рассерженно фыркнул. На хвосте, можно сказать, сидят преследователи, жители посёлка превратились в рабов, а они что придумали – драть горло!
Саша вспомнил ночи у костра, когда он работал в в геологической партии, Ваньку гитариста и Саньку певунью. До чего же было хорошо! Ни криминальных разборок, ни убийств, ни грабежей.
Он тихо запел.

Над реки разливами
Вновь закат поёт,
Ночь на небо вывела
Звёздный хоровод.
Ходят друг за дружкою
Звёзда без конца,
Сопки спят и слушают
Девичьи сердца.
Улететь к ним хочется
Кедрам из тайги –
Звёзды полуночницы
Чем то им сродни.
Как Иван царевичи,
Смотрят звёздам вслед,
В хороводе девичьем
Места кедрам нет.
На ковровой зелени
Крепко спит тайга,
Песни колыбельные
Ей поёт река,
Только кедры рослые
До утра не спят –
К хороводу звёздному
Улететь хотят…

Тёплая девичья ладошка прикоснулась к лицу Саши. Он не успел поцеловать её – пугливо отпрянула.
Док одобрительно кивнул, Федя пробормотал слова молитвы. А вот Витёк задумался. Скорей всего, о горькой своей судьбе, без любимой женщины, без крова над головой. Может быть, вспомнил детство, мать и отца, школу…

В пять утра путники подкрепились захваченными в дорогу хлебом и салом и двинулись в дорогу. Следующая остановка – на вырубке. Потом – полная неизвестность. Если верить туберкулёзнику, остаётся пройти километров тридцать с гаком.
Снова – колючий кустарник, выпирающиё корни деревьев, таинственная темнота. Пошел снег, потеплело. Снег – это хорошо, он спрячет следы, потепление – тоже на руку, не нужно кутаться в продуваемые ветром куртки.
Возле вырубки встретились два китайца с туго набитыми заплечными мешками. Испугавшись незнакомых людей, они попытались убежать, но Витёк догнал их. Хотел было малость потревожить им «причёски» – Белов запретил.
– Не надо, Витёк. Лучше – добром. Зло любой человек отвергает, оно противно его натуре.
Что со мной происходит? – в очередной раз сам себе удивился Белов. Расплывается жидкой кашицей перед сопливой девчонкой, пытается поцеловать ей ручку, молится, как на икону. Теперь, и того страшней: жалеет каких то купчишек да еще зарубежного происхождения. Докатился, миссионер хренов, миротворец чёртов! Принял Федькину философию, толстовец новоявленный!
Видел бы сейчас Кос своего брата, припечатал бы: крыша у мужика поехала, пора сдавать его в психушку. И будет прав!
Не бойтесь, ничего вам не сделаем. Просто поговорим и отпустим…
Явные золотоноши, мешая русские и китайские слова, что то залопотали, благодарно закивали. Странные люди встретились им в тайге. Не бьют, не потрошат мешки, не выворачивают карманы, разговаривают уважительно, обещают отпустить. Вот только хромой злобствует, так что возьмёшь с несчастного инвалида…
Убедившись в безопасности, хунхузы – или мирные торгаши, кто их разберёт? – беспрерывно качали головами, заискивающе улыбались.
– Вы можете показать дорогу к деревне?
– Моя твоя понимай. Моя ходи в одну сторону, твоя – вон туда. За оврагом – дорога. Мал мала пройдёшь – деревня… Моя хочет предупредить: не ходи к избам. Тама плохие живут люди…
Отпустив китайцев, Белов задумался. Ну, ладно, до деревни не больше четырёх пяти вёрст, дойдут они, не развалятся. А что дальше? О каких «плохих» людях лопотали китаёзы, какая очередная опасность ожидает беглецов. Неужели и до староверов дотянулись когтистые лапы ваххабитов?
Впрочем, лучше решать проблемы по мере их поступления. Первая задача – добраться до жилья. Ватсон, скрывая от товарищей недомогание, то и дело морщится, хватается то за грудь, то за бок. Федя плетётся, как Христос на голгофу, бросает на «Серого» умоляющие взгляды: когда же объявишь привал, сам видишь – обезножил, иду из последних сил. Витёк припадает на изувеченную ногу. Да и сам он чувствует себя не лучшим образом – побаливает зажившая рана от пули киллера, в глазах – какая то мошкара.
Одна Ярослава держится, но и она побледнела.
Останавливаться, расслабляться нельзя. Ваххабиты, наверняка, уже опомнились и бегут за ними, как волки за лосем.
Наконец, преодолели широкий овраг, о котором говорил китаец, вышли на лесную дорогу. Идти стало легче – ни выпирающих корней, ни цепкого кустарника. Всёзнающий Док заставил друзей жевать ягоды лимонника, дескать, они прибавляют сил.
Неизвестно, что помогло – чудотворные ягоды или упорство, но к четырём часам путники увидели деревню. Десяток изб выстроились вдоль просеки, обещали отдых, если повезёт, – жаркую баньку и деревенский лакомства.
Появилось второе дыхание! Еще один, последний бросок…
Неожиданно, впервые за время знакомства, вернее сказать, дружбы, Белов не попросил и не посоветовал – приказал.
– Ни шагу. Затаитесь в кустарнике. Пойду я один. Если в деревне спокойно – подниму одну руку, если опасно – две.
Минут двадцать он внимательно изучал запорошенную снегом улицу, окна домов, дворовые постройки. Странная деревня! Будто её жители вымерли или ушли на промысел. Ну, ладно – мужики, они сейчас либо охотятся, либо бортничают, но почему не видно играющих детей, куда девались женщины и старики?
Мелькнула страшная догадка: неужели и сюда, в таёжную глухомань, дотянулись жадные лапы ваххабитов? Вспомнил опустевший посёлок плачущих женщин и детей, согбенных старцев, забитых «рабов». Рука машинально потянулась к «магнуму». Отдёрнулась, будто пистолет раскалён на огне. Стрелять только для сам самозащиты, а он что собирается делать?
«Брось, брат, интеллигентные замашки! – посоветовал голос Фила. – Око за око, зуб за зуб – не нами придумано. Вот и действуй соответственно.».
«А как же быть с данной самому себе клятвой: не убий?»
«Спрячь на время в карман и забудь, – вмешался голос Коса. – Расправишься с убийцами и насильниками – тогда вспомнишь».
«Ох, братья, до чего же мне тяжко без вас!».
«Не греши браток, не возводи напраслину, – упрекнул его голос Пчелы. – У тебя уже есть три надёжных друга, появится и четвёртый, и пятый. Уже появились первые ростки настоящей любви… Не медли, не оглядывайся на прошлое – действуй! Дай Бог тебе удачи! До встречи, братан!».
Правы братья, медлить опасно! Нужно идти в деревню, проверить чем она дышит, узнать куда исчезли староверы. Только – без оружия, один ствол против десятка всё равно не спасёт.
Кому же отдать любимый «магнум». Док признаёт только ланцет, Федя отвергает любое насилие, Витёк – слишком возбудимая натура… Правда, он уже вооружён «калашом», но пустить его в ход побоится – слишком много грохота. Пистолет – другое дело, стреляет негромко, но достаточно «выразительно».
Остаётся Ярослава. Таёжница с мужским, волевым характером.
– Слава, возьми на временное хранение, – Белов, извинительно улыбаясь, протянул пистолет и автомат. – Только, прошу, обращайся с ними поаккуратней, стреляй только при самых критических обстоятельств, когда не будет другого выхода.
Девушка отложила автомат – с ним она уже познакомилась. А вот «магнум» осмотрела с детским любопытством. Повертела, ощупала, даже прицелилась в берёзку. И…презрительно рассмеялась. То ли дело охотничье ружьё, заряженное жаканам. Жаль, не прихватила его, собираясь идти на прииск. Разве этой «пукалкой» отбиться от бандитов?
Прежде, чем спрятать пистолет под кофту, попросила показать, как снять с предохранителя, на что нажимать? Саша охотно показал, ещё раз предупредил: без особой нужды – не стрелять. Не из пистолета, не из «калаша»!
Медленно пошёл к деревне. Не доходя до выгона , остановился и закурил. Табачком он баловался редко, курение считал отравлением организма, но нужно же попристальней приглядеться к пустующим подворьем. Спички на ветру гасли, поругиваясь, Саша чиркал ими по коробку. Одну за другой.
Встревожено заорал петух… Странно, обычно они голосят ранним утром, когда будят заспавшийся «гарем»… Будто его режут, завизжал поросёнок… Может быть, на самом деле режут?… С изгороди свалился выставленный для сушки горшок… Чья рука толкнула его?
Нет хуже – гадать и прикидывать! Намного лучше посмотреть, проверить, убедиться. Выбросив так и не зажёгшуюся сигарету, Белов решительно подошёл к крайней избе.
Из неё боязливо выглянул старик. Подслеповато, с опаской поглядел на приближающегося путника. Потом перевёл взгляд на соседние дома.

Ага, появилась первая живая душа. Растрёпанные волосы, всклокоченная, поредевшая борода. Опасливо поглядел на приближающегося путника, с такой же опаской «проверил» улицу и ближайшие дома.
– Дедушка, куда подевались жители? – поинтересовался Белов. – ни баб не видно, ни детишек…
– Сидят в избах, – почему то прошептал старец. – Вчерась заявились парни с ружжами, по обличью – бандиты. Велели носа на улицу не высовывать. Забили две коровёнки, нажрались самогона и… Вон они, злыдни!

Дед ловко прыгнул в сени, захлопнул дверь. Заскрежетал засов.
Из слухового окошка соседней избы высунулось дуло ружья, из за кедра – второе.
– Лапы на башку, фрайер, – приказал пропитый бас третьего «стража», стоящего за изгородью. – Пошевелишься – такую дыру в тебе сделаю – лошадь с санями проедет.
Белов послушно положил ладони на затылок. Сколько раз ему приходилось это делать – вошло в привычку.
– Молоток, фрайер! – выглянув из за дерева, похвалил писклявый парень… Нет, не парень – малец! Ему бы в куклы играть или размахивать деревянным мечом, а он целится в неповинного человека.
Под конвоем поддатого мужика и малолетка, Саша вошёл в избу. На пороге, будто случайно, поднял обе руки. Знак опасности. Глазастый Витёк обязательно увидит и предупредит остальных.
Интересно, как они поступят: спрячутся в таёжных зарослях или, не дай Бог, бросятся в деревню выручать попавшего в западню «Серого»? Не бросятся – не позволит рассудительная таёжница…

Обстановка в горнице, будто срисована с хорошо знакомыми Белову разгульными пьянками. Стол завален объедками, заставлен пустыми и полными бутылками самогона. Однажды они с Косом вели переговоры с солнцевской группировкой, там тоже был такой же кутёж.
У стены, в обнимку с берданами, храпят два братка. Возле печи греется здоровенный мужик. Судя по утопленным маленьким глазам и узкому лбу, в башке – максимум две, потраченные алкоголем, извилины. Тоже знакомый персонаж.
Опусти лапы. Всё одно не сбежишь – пуля догонит, – разрешил он, многозначительно кивнув «конвоирам». – Побазарим за жизнь, сявка?
Саша сбросил с табурета картофельную шелуху, брезгливо смахнул с края стола рассыпанный винегрет. Отодвинул направленный на него ствол.
Можно и поговорить.
Моя кликуха – Базан. «Президент» братков, – с гордостью представился вожак волчьей стаи. – А какое твоё погоняло? Ежели из ментов или нехристей – базара не будет.
Еще бы, какие могут быть переговоры между братками и боевиками, изгнавшими их из Первомайского. А уж о ментах и вспоминать тошно – сколько бабок приходится им отстёгивать за безопасный грабёж старателей, какую дань платить!
Базан поморщился и с угрозой потребовал немедленного признания.
Белов ни за что не согласился бы вести переговоры с этой мразью, если не загнанные за колючку жители посёлка. В ушах стоит детский и женский плач, будто на яву, он видит покорно согнутые спины их отцов и мужей. Умелых охотников и трудолюбивых старателей, превращённых в бесправных рабов.
– Моё погоняло известно в России, – с такой же дурацкой гордостью признался он. – О Белом слыхал?
Базан отодвинулся от печки, встал на ноги. С трудом превозмог желание вытянуться по стойке смирно. Кличка всемогущего авторитета, пробравшегося в Госдуму, владельца Фонда реставрации было известно не только в Центре – она достигло таёжной глубинки. Перед ним стоят на задних лапах вожаки банд, главари криминальных группировок, рядовые менты и высокопоставленные сыскари.
А вдруг – подстава? Распустишь сопли – мигом напялят «браслеты».
– Чем докажешь? Я, к примеру, могу нарисоваться братом Ельцина. Или праправнуком Мамая.
Хитёр бобёр! В хитрости ему не откажешь!
Саша выложил на стол паспорт. Базан изучил каждую страничку, даже обнюхал фотокарточку, сравнил снимок с оригиналом. Убедившись, что перед ним не двойник и не призрак, он велел браткам выйти из горницы.
Слушаю, братан? Какие проблемы?
Стараясь говорить по фене, Белов рассказал о созданном ваххабитами концлагере, о переселении в него всех жителей Первомайского. Говорить о страданиях фактических рабов он не стал. Бесполезно, бандиты признают только свои муки. Зато сделан упор на, якобы, хранящиеся на прииске мешки с рассыпным золотом и самородками.
К страданиям первомайцев Базан отнесся равнодушно, а вот услышав о золоте и самородках, ожил, будто в него вкололи сильно действующее лекарство. Не отводя алчного взгляда от рассказчика, он нащупал непочатую бутылку и присосался к её горлышку, как младенец к пустышке.
Уже опробованный во время бегства из огороженного прииска расчёт на жадность, и сейчас оправдал себя. У пьяного главаря банды замаслились глаза, задолжали пальцы рук. Будто он уже перебирал драгоценные самородки.
– … перебить ваххобитов и завладеть их богатствами – проще простого, – продолжал соблазнять тупоголового пропойцу Белов. – Спят они в балагане, охраняют прииск не больше пяти боевиков. Справиться с ними – плёвое дело. Спящие проснуться не успеют, как вы отправите их к любимому Аллаху…
Так то оно так. Верно базаришь. Только чем справляться? У нас – ножи и старинные берданки… Пугать баб и стариков – сойдут, а для настоящего дела – лажа!
Кутузов! Стратег! Сенека! Мыслит глобальными масштабами! А при одном мысли, что придётся схватиться с вооружёнными ваххабитами, штаны, небось, отсырели.
– Два «калаша» на первый случай хватит? Остальными разживетесь, когда ликвидируете охранников.
Белов знал, что братки не станут возиться с захваченными ваххабитами – расправятся с ними ударами ножей. Но что он мог сделать? Уговорить привыкших к убийствам бандитов пощадить противников всё равно, что заставить собаку не лаять. Придётся принять на свою, и без того залитую кровью, совесть и этот тяжёлый груз.
Как бы не утонуть, не захлебнуться?
В конце концов, Базан согласился. Только ради заезжего авторитета он пойдёт на рискованную операцию. Но при одном непременном условии: три четверти добычи будет принадлежать ему, одну четверть, так и быть, достанется именитому партнёру. Справедливое распределение трофеев: ведь Белый только инструктирует да подсказывает, основную «работу» придётся выполнять браткам.
Белов тоже выдвинул условия, не подлежащие обсуждению. Во первых, прекратить разнузданный грабёж старовером. Во вторых, ни один волос не должен упасть с головы приискателей и их семей. В третьих, лошади, которые базановцы позаимствуют в деревне, должны возвратиться к своим хозяевам.
Главарь недоумённо таращил глаза, тёр пятернёй узкий лоб дегенерата. Подумать только, московский вор в законе, коронованный авторитет заботится о быдле, которое обязано кормить, поить и одевать его войско? В дурном сне такое не приснится! Может быть, хитроумный москвич решил подмять Первомайский посёлок и самому доить его жителей?
Белов стоял на своём. Если Базан не согласен, он легко отыщет другую группу, которая охотно согласится завладеть золотом.
– Уговорил, – главарь банды неохотно принял условия «партнёра». – Давай «калаши»!
– Получишь возле прииска!
Высокие договаривающиеся стороны явно не доверяли друг другу. Обычное явление в криминальной среде. И Базан и Белый отлично знали, что излишняя доверчивость всегда пахнет кровью – лучше подозревать в нечистых замыслах, чем расплачиваться жизнью…
В семь вечера группа Белова перебазировалась в избу, стоящую на окраине деревушки староверов. Её хозяин, тот самый ловкий старичок, первым встретивший «путника», встретил постояльцев с уважением. Еще бы ему не уважать, когда, выполняя достигнутое соглашение, братки неохотно вернули ему дойную корову, армяк на волчьем меху и другую домашнюю мелочь. Оставили себе «на память» только золотишко и древнюю берданку.
Апанас Григорьевич сноровисто раскочегарил стоящую в огороде баньку, положил на полок несколько свежих веников. Первой попарилась Ярослава. Пока мужики, поохивая и постанывая, охаживали друг друга распаренными вениками, она, вместе с хозяином, наладила шикарный стол. Он натаскал из погреба и мочённые грибки, и солённые огурчики помидорчики, и зайчатины козлятны, и сальца. В заключении торжественно водрузил в центр стола трёхлитровую бутыль самогона.
Уставшие и разнеженные банькой квартиранты отдали должное стариковскому хлебосольству. Предоставив гостям парадные комнаты: мужикам – горницу, девке – боковушку, Апанас Григорьевич скромно устроился в чуланчике.
Утром спящих разбудил петух. Будто пионеров – горнист. После плотного завтрака Белов приступил к нелёгкой беседе.
Вечером вы останетесь здесь, а я поеду на прииск. Вместе с союзниками. Если всё пройдёт, как задумано, возвращусь к обеду или – к ужину. Без меня из избы – ни шагу! Слава, пожалуйста, возврати мне автомат и пистолет, – попросил он девушку. – А ты верни «калаш! – приказал Злому. – Вам оружие не потребуется…
Ярослава безропотно кивнула на мешок, лежащий возле её постели. А вот Витёк взбунтовался. Обвинил «Серого» во всех смертных грехах. Он что, решил оставить их на погибель? Наедут вшивые братки или вонючие ваххобиты – чем защищаться, кулаками да зубами, что ли? Ну ладно, пистоль, он принадлежит «Серому», а «калаши» – трофей победителей, то есть и его тоже.
– Успокойся, не гони волну, никто на вас не наедет. Я поеду на прииск вместе с братками.
Ещё одна новость! Мало того, что он оставляет друзей на съедение, так ещё и сам, практически в одиночку, столкнётся с Омаром и Азизом. На помощь бандитов можно не рассчитывать – при малейшей опасности они разбегутся.
Остаться в деревне – первой категорически отказалась Ярослава. Она – не слабосильная московская барышня, сможет не только защитить себя, но и других, того же «Серёженьку». Потом вознегодовал философ. Христианской милосердие не позволяет ему оставлять в беде друзей. Нет, он не собирается стрелять –молитва для бесовской нечисти страшней пуль и ножей. Док тоже не остался в стороне. Вдруг, не дай Бог, «Серого» ранят – кто спасёт его? Братки или безграмотные в области медицины Федя с Витком?
Пришлось согласиться. С одним условием: они будут держаться в стороне, вне досягаемости автоматных очередей и рукопашной схватки…
Выехали вечером, рассчитывая приехать к прииску не позже четырех часов утра. Охранники если и не будут спать, то потеряют бдительность, их можно будет легко, без шума и стрельбы, повязать или… ликвидировать.
«Армия» Базана состояла из десятка угрюмых братков, явно недовольных тем, что их оторвали от сытного ничегонеделания. И не просто оторвали, но и послали в экспедицию, чреватую страшной опасностью потерять головы. Ни песен, ни смеха – покачиваются в самодельных сёдлах и переглядываются. Будто советуются – сейчас свалить или чуть позже.
Четвёрка ехала в стороне от остальных. К ней присоединился Апанас Григорьевич. После прибытия к прииску он должен возвратить в деревню «арендованных» лошадей. За спиной у старика висит, стволом вниз, берданка. Он опасливо поглядывает на хмурых парней, старается быть поближе к Белову. Сопливая девка не спасёт, ей Богом предназначено рожать детей да услаждать мужа, а не воевать. Хромой злыдень тоже не защитник– в случае нападения его самого придётся спасать. Лысый, усатый доктор – далеко не вояка…
Вот и получается, что их главарь – самый надёжный человек.
Ехать верхом – не плестись пешком. Нет необходимости продираться через заросли колючего кустарника, спотыкаться о выпирающие корни. Умные лошадёнки, без понукания и подбадривания прутом, сами находят безопасную дорогу или тропу, удовлетворённо помахивают длинными хвостами. Ещё бы им не радоваться – нести на себе наездников намного легче, чем тащить по грязи гружённую телегу.
Белов ласково потрепал по холке своей кобылы, осторожно покосился на ехавшую неподалёку девушку. Не устала ли она? Ярослава уловила заботливый взгляд и ответила ласковой улыбкой. Искра, сверкнувшая между ними на пристанционной ярмарке, когда девушка поцеловала Сашу в щёку, и – вторая – ласковое прикосновение тёплой девичьей ладошки, эти искры еще не разожгли костёр, но уже появились первые язычки пламени.
Оба понимали неизбежность признания. Девушка боялась его и пыталась защититься, погасить разгорающееся чувство, Саша, наоборот, стремился к нему…
К прииску «войско» прибыло, как и было намечено, около четырёх часов утра. В километре от лагеря старателей братки привязали лошадей и, стараясь не шуметь, приблизились к ограде из колючей проволоки.
Слава и Федя вместе с дедом Апанасом остаются стеречь лошадей, – шёпотом приказал Белов. – Ватсон и Витёк пойдут со мной. Всё! Это – приказ, никаких обсуждений не потерплю!
В таком тоне он говорил впервые. Тем более, обращаясь к девушке. Поэтому Ярослава не воспротивилась, не упомянула о своём праве поступать так, как ей заблагорассудится. Свободная таёжница обычно отвергала любые запреты, но последнее слово всегда оставалось за мужчиной. Раньше таким человеком был дед Афоня, теперь его сменил Серёженька.
Федя тоже решил не спорить, он понимал, что тощий, слабосильный человек станет в неминуемой схватке путами для «Серого». А уж о старовере и говорить не стоит – Апанас Григорьевич радостно ухмыльнулся в бороду. Он, дескать, отвечает перед собратьями за безопасность лошадей, поэтому обязан быть возле них. Всякие смертоубийства и разборки его не касаются…
– Давай «калаши»! – потребовал Базан. – И покажи, где находится балаган нехристей?
За короткое время боевики успели замкнуть ограду. Проникнуть на территорию лагеря можно только по реке, но браткам не хотелось лезть в ледяную воду, они берегли своё здоровье. Перспектива заработать грипп или, не дай Бог, воспаление лёгких казалась им страшней дырки от пули.
Остаётся второй вариант – войти через ворота, сбитую из жердей раму, обкрученную всё той же колючкой. Правда, там маячит охранник, но если действовать осторожно, должно получиться.
Корень, Зубила, вперёд! – приказал вожак. Практически он послал на верную смерть самых умелых братков. Охранник не спал на ходу, настороженно осматривал подходы, его автомат не висел за спиной – будто настороженно принюхивался к запаху опасности. – Не стрелять – ножами.
Смертники шепотом посоветовались и разделились – один пополз к воротам с правой стороны, второй – с левой. Засекут одного – включится другой.
Получилось! Брошенный нож пронзил горло ваххабиту и тот беззвучно, обливаясь кровью, рухнул на землю.
Первая удача оказалась последней. Брошенный нож во второго охранника попал не в горло – в плечо. Он упал за валун и прошёлся вдоль ограды длинной очередью, похоронившей и Корня, и Зубилу. Базан такой же очередью добил раненного стража…
При первых же выстрелах Омар схватил мешочки с золотым песком и самородками, проломил стену балагана и бросился к потайному лазу под колючкой. Телохранители последовали его примеру.
Ещё днём Муса позвонил в Таёжнинск и, не открываясь, передал информацию о происходящих на прииске событиях. Выбросил в реку засечённый и поэтому ставший опасным мобильник. Теперь, пробираясь вместе с Джамалем в тёмную тайгу, он нетерпеливо ожидал появление вертолётов с бойцами ОМОНа, которые мигом повяжут и напавших на лагерь братков и огрызающихся короткими очередями боевиков.
Два «калаша», подаренные Белым, и два, ранее принадлежащих убитым ваххабитам сработали на славу. Памятуя приказание Базана: быдло не трогать, дойных коров не забивают, братки по шалашам и балаганам старались не стрелять, а вот жильё Омара превратили в груду жердей и лапника.
К восьми утра всё было окончено. Оставшиеся в живых боевики сдались и были великодушно отпущены на волю. Конечно, без оружия, денег и драгоценностей. Победители приступили к поиску обещанных Белым сокровищ.
Белов в сопровождении Злого и Дока бросился к месту, где под присмотром деда Апанаса, Феди и Ярославы паслись осёдланные лошади. Дело сделано, ваххабиты повержены, братки понесли ощутимые потери, окончательно добить их, освободив жителей Первомайского от кабалы, придётся позже. Теперь нужно поскорей соскакивать, не дожидаясь вопросов, которые непременно задаст разочарованный Базан. Где мешки с песком, где самородки?
Выскочив на знакомую полянку, они увидели страшную картину: лежащего в луже крови деда и плачущего навзрыд Федю. Поминутно вытирая льющиеся ручьём слёзы, философ покаялся в своей мерзкой трусости. Во время боя в лагере, он почувствовал рези в желудке. Пришлось укрыться в кустах, спустить портки и присесть.
В это время из кустов выбежали трое нехристей. Старик бесстрашно вскинул берданку, но выстрелить не успел – его опередила короткая автоматная очередь. Ваххабиты связали девушку, бросили ее на лошадь, сами вскочили в сёдла и уехали.
Белов опустился на прогнивший пень – ноги не держали. Похитили Славу? Господи, ну, почему он такой неудачник? Убили братьев, фактически украли жену и сына, лишили его Фонда. Всё, что ему было дорого или уничтожается, или крадётся.
Непривычная Саше растерянность сменилась приступом гнева. Он не только освободит любимую таёжницу, но и отомстит похитителям. Жестоко отомстит! И не только Омару с Азизом, но и их покровителю – Зорину! Как в своё время он покарал убийцу братьев Марка и вдохновителя убийства Володьку Каверина…

0

6

Глава 6

Герман Моисеевич Верстовский был продуктом «дружбы народов». От матери немки он взял аккуратность и пунктуальность, от отца еврея – хитрость и непреодолимую тягу к обогащению. Именно это сочетание, казалось бы, противоположных качеств позволило обычному доктору технических наук превратиться в могущественного олигарха, ворочающего сотнями миллионов. Во время всеобщей приватизации, метко прозванной в народе «прихватизацией», он ловко завладел самыми лакомыми предприятиями. В частности стал фактическим владельцем небезызвестного Логоваза.
Герман Моисеевич не чурался политики, наоборот, считал её доходным бизнесом, сферой удачного вложения капиталов. Он покупал не только недвижимость в европейских странах – финансировал некоторые политические партии в России, вкладывал миллионы в перспективных, по его мнению, лидеров.
Во время выскользнув за рубеж, Верстовский обосновался в Англии. Объявленного в розыск опального олигарха сыщики Интерполо безуспешно искали в Африке, прочёсывали американские государства и страны Бенелюкса, изучали его связи с Израилем и Палестиной. Вот только, по неизвестным причинам, обходили вниманием Британию.
Почему по неизвестным? Безгрешные идиоты вымерли, как древние ящеры, или продолжают влачить жалкое существование. Алчные грешники, наоборот, живут и процветают не только в России, но и повсюду в мире. В том числе они водятся и в Интерполо.
Герман Моисеевич блаженствовал неподалеку от штаб квартиры английского отделения всемирной розыскной организации. Покупал недвижимость, выступал на пресс конференциях, ораторствовал по радио и телевидению, разговаривал по спутниковой связи со своими единомышленниками, инструктировал их.
Особенно часто он общался с Зориным.
Казалось бы, что может быть общего между всесильным олигархом и затрапезным мелким чиновником, из тех, которые – отнеси принеси? Объединила их «семья». Финансовый магнат накачивал её немалыми деньгами, разворотливый Зорин связывал с криминальными группировками.
Верстовский этим утром поднялся рано – и шести ещё не было. Предстоял нелёгкий телефонный разговор с купленным лидером одной из политических партий. В последнее время эта партия снизила активность, фактически перестала будоражить сознание доверчивых избирателей. Придётся пригрозить: не исправятся – он перекроет им «кислород», то есть, если и не прекратит финансирования, то вдвое втрое сократит его.
Вместо купленного лидера, по спутниковой связи позвонил Зорин.
Рад слышать твой бодрый голос, дорогой Витенька, – умело изобразил радость опальный олигарх. На самом деле, он вовсе не радовался – узнал из газет о разгроме в тайге и подопечных Зорину ваххобитах и любимых им братков. Вложенные в бывшего помощника секретаря Собеза миллионы, можно считать невозвратимыми убытками. Какая уж тут радость? – Как здоровье, как успехи? Откуда звонишь?
Проклятый денежный мешок, в свою очередь разгневался Зорин. Думает, что всё покупается и продаётся. А вот неизвестно кем вызванных бойцов ОМОНа, повязавших Базана и его команду, купить не удалось – Андрей с трудом избежал ареста.
Спасибо за добрые слова, Герман Моисеевич. Дела не радуют – то бьют по голове, то колют, простите за выражение, в задницу. Но в общем, перспектива не плохая. Звоню из Красносибирска, именно здесь просматривается неплохой вариант.
Имеешь в виду комбинат? Отличное намерение! Удастся – получишь премию.
А не удастся – воткнёт кол в задницу, опасливо подумал Зорин, зная повадки олигарха. Зря он позвонил в Лондон, преждевременно. Перспектива прибрать к рукам алюминиево никелевый комбинат довольно зыбкая, зависит от множества факторов, пока неподвластных ни Зорину, ни Тучкову.
Работаем, Герман Моисеевич, изучаем обстановку.
– Трудись, милый, я в долгу не останусь… Какая помощь требуется?
Виктор Петрович выразительно помолчал.
Понял. Сколько?
Снова – скромное молчание. Верстовский, без подсказок и намёков, должен понимать, что такие дела чистыми руками не делаются, а для того, чтобы эти чистые руки превратить в грязные требуется не один миллион баксов, даже не десяток – намного больше. Захочет заграбастать комбинат – раскошелится.
Олигарх не просто хотел – мечтал! По сравнению с гигантом отечественной индустрии все афёры, которые он проворачивал и продолжает проворачивать – мелочь, не заслуживающая немалых вложение.
Сегодня же переведу в Красносибирское отделение банка Менатеп. Работай, Витенька, старайся! В долгу не останусь…
Отключив мобильник, Зорин задумался. Прежде всего, необходимо задействовать Тучу. Пусть он покопается в прошлом и в настоящем председателя совета директоров комбината, владельца контрольного пакета акций… Как его дразнят?… Минут десять, не меньше, Виктор Петрович перебирал в памяти, будто в картотеке, имена приятелей, союзников, врагов. Почему то постоянно выскакивал жирный Кабан.
Наконец, вспомнил: Рыков, Алексей Анатольевич Рыков. Как ныне сбирается вещий Олег… Куда сбирается: на тот свет или в кресло премьера? Какая то дичь лезет в башку. Рыкова звать вовсе не Олегом – Алексеем. Новоявленный Алёша Попович, богатырь земли русской, блин!
Снова, заносит? Заболевает он, что ли? Или извилина зацепилась за извилину?
Стараясь успокоиться, Зорин прогулялся по шикарному трёхкомнатному номеру гостиницу, почему то названному пяти звёздным отелем «Сибирский самородок». Будто не гостиница – армянский коньяк.
Размышлять на ходу – дано не каждому, обычно размышлениями занимаются либо сидя за письменным столом, либо лёжа на диване. А вот у Виктора Петровича думалось только в движении.
Итак, круг деятельности одного помощника очерчен. Сначала он займётся разработкой Рыкова, потом будет нацелен либо на его ликвидацию, либо на захват акций. В зависимости от обстановки.
А кто займётся нищенствующим рабочим классом? Без народного гнева, направленного против эксплуататоров, шумных митингов, ехидных лозунгов и плакатов, пикетирования здания администрации и прочих акций протеста не обойтись. Обстановку в комбинате нужно накалить до предела. Потом использовать её для достижения своих целей. Для этого необходим ловкий человек.
Придётся вызвать из Свободного проштрафившегося Литвиненко. Пусть замаливает грехи. В ловкости ему не откажешь, в умении использовать любую возможность для нагнетании обстановки – тем более. Не зря его уважали и побаивались во время службы в ФСБ.
А ему придётся встретиться с «Алёшей Поповичем». Так сказать, пойти в разведку.
Виктор Петрович достал из кожаной папки фотографию Рыкова. Ничего особенного, на него смотрел сухощавый мужчина средних лет, с залысинами, в золотых очках, за которыми прячутся умные глаза. Именно такими и должны быть хозяева новой жизни: серьёзными, по спортивному собранными.
Где его слабое место, по которому лучше ударить? Излишнее самолюбие или, наоборот, сознание собственной ущербности? Приверженность к реформированию всего и вся? Тяга к женщинам или к мальчикам?
Не стоит гадать и прикидывать. Бесполезно. Лучше сейчас же, не откладывая, поехать в управление комбината, встретиться с Рыковым и провентилировать все его достоинства и недостатки.
Приняв решение, Зорин осмотрел себя в настенное зеркало, поправил галстук, смахнул с плеч воображаемые соринки и вызвал секретаря любовницу.
Недавняя «сдобная булочка» осунулась, её пышные прелести зачерствели. Если при первом постельном знакомстве она азартно вертелась под хозяином, будто её спину жалили осы, то уже при втором испытании потеряла все эти качества. Не прыгала, призывно не стонала, не старалась ещё больше разгорячить и без того горячего любовника.
А вчера просто подставилась, отдала своё тело в краткосрочную аренду. Даже отвернулась, шлюха, не шелохнулась, не реагировала на самые интимные ласки – лежала бревном. Сменил шило на мыло! Прежняя любовница, кобыла с грудями сопками и тяжёлым задом, хотя бы старалась изображать страсть, всхлипывала и шевелилась.
– Ты не заболела, Верочка? Вид очень уж нехороший: синяки под глазами, нездоровый румянец. Может быть, покажешься местным светилам?
Спасибо, Виктор Петрович, я здорова…
Зорин ласково погладил девушку по покатому плечику, плотоядно заглянул в декольте, где спокойно лежали два упругих мячика. Мужское желание сразу отреагировало – подняло голову. Разве приказать давалке раздеться и в очередной раз «полечить» её? Жаль, нельзя сейчас расслабляться или, наоборот, возбуждаться, лучше отложить лечение на вечер.
Все же прими какое нибудь жаропонижающее средство. К вечеру постарайся выздороветь. Сейчас я ненадолго отлучусь, приеду – проверю. Если мне будут звонить, узнай, кто и по какой нужде, попроси перезвонить часа через два.
Тёлка ответила ехидной улыбкой. Дескать, я всегда готова к употреблению. Только прикажите, мигом разденусь и предстану прародительницей Евой… Что касается телефонных звонков, отвечу, как нужно, можете не беспокоиться. Повернулась и покинула номер.
Зорин полюбовался округлыми бёдрышками и аппетитным задком, огорчённо вздохнул. До чего же трудная жизнь у чиновников, даже у высокопоставленных! Одна работа на уме, никакого тебе отдыха…
Через четверть часа помощник представителя Президента медленно ехал по направлению к комбинату. Он расположился на заднем сидении «рено» и бездумно смотрел на оживлённые городские улицы, любовался старинными зданиями и возрождёнными соборами и церквями. Рядом с водителем, он же – охранник, сидел парень с бычьей шеей – второй телохранитель.
Возле помпезного здания городской администрации – пикет. Худые, измождённые мужчины, плачущие женщины, играющие дети. Зорин приказал остановиться, внимательно прочитал самодельные плакаты. «Отдайте наши деньги!». Хорошо, даже отлично! Надо бы добавить несколько матерщинных словечек, но и без них пройдёт… «Алексей, пожалей детей!» Тоже неплохо. «Не отдадите заработанного – пожалеете!» Замечательный призыв пустить в ход дубины! Похоже, Андрею не придётся трудиться, и без его участия обстановка в городе накалена до предела. Тронешь – обожжешься.
Возле комбината – еще один пикет. Здесь не слышно ни плача, ни просьб, ни угроз. Угрюмые мужчины и женщины подставляют фотокинокамерам развёрнутые листы ватмана с написанными тушью либо фломастером лозунгами. Такими же, как у здания городской администрации. Отдать заработанные деньги! Перестать издеваться над народом! Не доводить его до крайней точки кипения! Куда смотрит Президент и его представители! Долой угнетателей и эксплуататоров!
Во время он приехал в Красносибирск! Плеснуть в костёр бензин, подложить охапку другую сухого хвороста – взметнется пламя, пожирающее и городские власти, и правителей комбината. Тогда неизбежно подадут в отставку и те и другие…
В кабинет председателя совета директоров Зорин вошёл в приподнятом настроении. Если Рыков не глупец, он должен согласиться уступить кресло другому человеку, более знающему и ловкому. То есть, Зорину. Если не согласится – столкнуть другими методами.
Увидев посетителя, о приезде которого ему заблаговременно сообщили, Алексей Анатольевич поднялся из за стола, заваленного бумагами. Всё же – помощник представителя Президента, фигура в регионе значительная, это не бесправные просители и не наглые рекетиры.
Рад познакомиться, уважаемый Виктор Петрович! Уверен, ваш приезд будет полезным и для города, в целом, и для комбината, в частности…
Постараюсь помочь, – высокомерно пообещал Зорин. Будто приготовился бросить утопающему спасательный круг. – Действительно, обстановка в городе накалена. Она напоминает события семнадцатого года, когда полетели головы не только тогдашних правителей России, но и богатых фабрикантов, и именитых политиков. Знаком по фильмам и книгам. Как бы сейчас не произошло такого же взрыва.
Закончил и злорадно поглядел на Рыкова. Сейчас тот растерянно заморгает, испуганно поглядит в окно, примется молить могущественного помощника представителя Президента о помощи. Ну, что ж, он готов помочь ему избавиться от страха расправы. Конечно, не безвозмездно – за передачу контрольного пакета акций, после чего – целым и невредимым вылететь в спасительную Москву. Или – в Лондон, под крылышко опального олигарха.
Умилительная получится картинка встречи двух олигархов: один сумел во время перебросить свои капиталы за рубеж, второго успели ощипать. Вот и пускай обменяются опытом, порадуются и погорюют.
Рыков не испугался и не растерялся.
Положим, до прогнозируемого вами взрыва ещё далеко. Согласен, обстановка в городе беспокойная, но не безвыходная. Мы принимаем некоторые меры по ликвидации полугодовой задолженности. Естественно, не сразу и не всей – для этого необходимо время и деньги. Я связался с зарубежными инвесторами, они согласны вложить в предприятие немалые средства. В обмен на передачу им части акций. Ничего не поделаешь, придется раскошелиться… На помощь из местного либо федерального бюджета – глупо, и тот, и другой уже распределены по многочисленным программам…
В голосе – твёрдая уверенность в своих силах, нет ни мольбы, ни растерянности. Зорин слушал и недоумевал. Можно подумать, что пикеты и лозунги с требованиями и угрозами, ему привиделись в сладком сне, обильно политом блаженной патокой.
Значит, временные трудности, которые будут разрешены в самое ближайшее время? Как бы не так, дорогой мечтатель, светлого будущего ты не увидишь!
– Вашими устами да мёд пить, – опомнился Зорин. – На самом деле, всё значительно серьёзней и… опасней. Насколько я осведомлён, комбинат находятся на грани банкротства. Введут внешнее управление, заморозят счета в банках. А это означает запрет на передачу акций, следовательно, отказ инвесторов. И множество других неприятностей.
Что же вы предлагаете? – с едва прослушиваемой насмешкой спросил Рыков. Будто приготовился препарировать собеседника, уже положенного на операционный стол. – Выслушаю с удовольствием и с благодарностью.
Виктор Петрович вздохнул, поглядел на пяти рожковую люстру, украшающую потолок кабинета.
Знаете, советовать всегда труднее, чем самому работать, – прозрачно намекнул он на желание встать у руля обреченного комбината. – Все же попробую… Смена руководства, по моему опыту благотворно скажется на обстановке. Люди всегда верят обещаниям свежего, не замаранного грехами, руководителя. На вашем месте, я бы немедленно подал в отставку. С вашим опытом и знаниями, безработным вы не станете. А любимое своё детище спасёте…
Говорить о передаче новому руководителю контрольного пакета акций – преждевременно и опасно. Вот когда Рыков добровольно покинет свой пост, наступит время выжать из него неправедно нажитое богатство.
– Спасибо, дорогой Виктор Петрович, за дельный совет. Я подумаю.
Обещание подумать практически означает согласие. Воодушевленный одержанной бескровной победой, Зорин покинул кабинет. Впереди его ожидает безоблачное будущее, в котором нет места чиновничьим заботам, опасности наезда рэкетиров, надоевших связей с тупоголовыми бандитами. Он пошлёт к чёрту непонятную должность третьего помощника второго заместителя, сосредоточится на извлечении приличных бабок. Из карманов старателей и просителей.
Проводив советчика прищуренным взглядом, Рыков поднял телефонную трубку и попросил немедленно соединить его с представителем Президента…

В отеле Зорина ожидал не совсем приятный сюрприз. Заглянув в скромный номер, занимаемый секретарём референтом, она же, по совместительству, любовница, он увидел там двух воркующих голубков: Веру и Андрея. По всему видно, что разговор шёл не о служебных проблемах и не о быстро меняющейся моде – лицо девушки залито румянцем, в глазах парня мелькают искры любовного желания.
Виктор Петрович не был ревнивцем, но он просто не выносил, когда прицениваются к его собственности. А Литвиненко именно этим и занимался.
– Пошли ко мне! – приказал хозяин жёстким тоном. – Не отвлекай Веру, не мешай ей работать!
Андрей нехотя поднялся с диванчика. Чёрт принёс Зорина! Они уже почти договорились: булочка согласилась поужинать с кавалером не в ресторане – в его комнате. Судя по лукавому взгляду и румянцу на щечках, она догадывалась, какой вкусный ужин её ожидает. Разве можно сравнить рыхлого, немолодого шефа с молодым сильным парнем?
Правда, рыхлость и недостаточная активность любовника компенсируется его богатством, от которого она умело и незаметно отщипывает лакомые кусочки. Сохранить первое и насладиться вторым – лучше не придумать. Ведь женская красота – такой же товар, как и продукты питания или одежда, она портится, прокисает, изнашивается…
В гостиной Зорин устроился в кресле, Андрей – напротив, возле журнального столика.
– Пострел везде поспел, – недовольно пробурчал Виктор Петрович. – Вместо доклада принялся охмурять невинную девочку.
Литвиненко пожал плечами. Дескать, не такая уж невинная, наверняка, её опробовали до того, как она попала в постель старого греховодника. Почему бы им не составить расписание и не потрудиться над её так называемой невинностью вдвоём? Выдержит, не рассыплется!
Именно так понял Зорин пожимание плечами.
– Кому докладывать? Вас же не было. Вот и решил немного позабавиться…
– Ладно, перетрем! Что произошло в тайге? Почему тебе не удалось выполнить задуманное?
Кто сказал, что не удалось? – возмутился Андрей. – Золото и самородки ваххабиты отдали. Они тянут на добрую сотню миллионов баксов. А вот Толян остался с носом – не успел загрести золотишко братков. Экспроприации помешали неожиданно прилетевшие менты. Кто их вызвал – пока неизвестно, но мы всё равно докопаемся…
Конечно, неплохо узнать имя предателя и ликвидировать его, подумал Зорин, но для этого нет времени. Вот если удастся заполучить комбинат, тогда можно заняться поисками человека, помешавшего Толяну выгрести карманы братков.
– Отставить! Пока отставить. Тебе придётся заняться комбинатовскими работягами. Если Рыков не согласится с моим предложением, сначала организовать мирную забастовку, потом – бунт, вооружённое восстание!
Литвиненко выслушал подробную инструкцию, не перебивал, но со многим не соглашался. Моральные аспекты не волновали его, быдло предназначено для удовлетворения богатых – это аксиома, не нуждающаяся в особых доказательствах. Но психологическое воздействие – не по его профилю, бывший старший лейтенант Федеральной Службы безопасности привык к силовым приёмам.
Но не отказываться же? Отказников не жалуют, их либо отстраняют от дел, либо ликвидируют.
Попробую…
– Пробуют вино и девок, – наставительно проговорил Зорин. – Нужно активно действовать… Дождись моего сигнала и – вперёд!…
Совещание прервало мурлыканье мобильника. Неужели Рыков уже принял решение и сейчас оповестит о полной, безоговорочной капитуляции? Тогда не грех чокнуться бокалами с шампанским, облобызаться с Андреем, не откладывая на вечер, завалить тёлку.
Звонил не олигарх. В трубке – раздражённый, командный бас представителя Президента, отставного генерала. Еще бы ему не раздражаться, когда, наконец, готовится указ о создании группы представителей. Из неофициальных источников Стрельников узнал о новом разделении регионов. Вместо одного, состоящего из Дальневосточного и Сибирского, создаются два. Кто возглавит их, не отправят ли отставного генерала на заслуженный отдых и нищенскую о нынешним временам пенсию – узнать не удалось.
– Ты что это раскомандовался? – по армейской привычке отставник обращался ко всем, исключая Президента и премьера, только на «ты». – Почему мешаешь работать? Кто тебя уполномочил рекомендовать и советовать? О каком банкротстве говорил? По моим данным комбинат на подъеме, финансовые трудности носят временный характер. Именно так я и доложил Президенту. И нынешнему, и будущему. Немедленно, слышишь – немедленно возвращайся в Благовещенск и сиди там! Понял или объяснить другими словами?
И объяснит же! Генеральский лексикон, состоящий из матерщины и пополненный чисто солдатскими выражениями, неистощим. Лучше не оправдываться и не возражать.
Кто настучал Стрельникову – не вопрос, конечно, хитрый очкарик. Ну, погоди, мысленно погрозил он пальцем, приползешь на коленях вымаливать пощаду!
Слушаюсь. Послезавтра вылетаю.
– Почему не сегодня? Если задумал рассчитаться с Рыковым – уничтожу, разотру в порошок!
– О чём вы говорите? – обиженно забормотал Зорин, – Какие расчёты? Просто приболел, сердце прихватило…
Виктор Петрович осторожно выключил мобильник. Будто взравпакет, который легко может взорваться.
Слышал? – повернулся он к Литвиненко. – Понял? – тот кивнул: всё понятно. – Тогда сегодня же свяжись со стачечным комитетом комбината. подтолкни его. Пусть переходят от просьб к требованиям, штурманут здание заводоуправления…
Проводив проинструктированного подельника, Зорин решил вызвать Тучкова и нацелить его на другое задание. Копаться во внутренностях Рыкова уже нет необходимости. Будто подслушав желание хозяина, в гостиную заглянула булочка.
Вам ничего не нужно, Виктор Петрович? – спросила она со сладкой улыбкой на губах. Мячики в декольте пугливо вдрогнули.
Ага, испугалась потерять выгодную работу, злорадно подумал Зорин, вот и смотрит, как кошка на сметану. Ну, нет, шлюшонка, я тебя не сразу прощу – вволю помучаю. Закаешься кривляться перед другими мужиками!
– Срочно разыщи Тучкова. Пусть мухой летит ко мне, – сухо, с оттенком недовольства, проскрипел он. – Иди к себе, не мешай работать!
Испуганная девчонка выскочила в коридор и тихо прикрыла дверь, ведущую в апартаменты шефа. Она решила, что её выгоняют, что причина неожиданного увольнения не фривольная беседа с Андреем, а её холодность в постели. «Дура, какая же я набитая дура! – рыдала она. – Ведь знала, как обращаться с вонючими козлами: иногда притворяться недоступной, даже отталкивать жадные мужские лапы, но значительно чаще – горячей, сексуальной бабой. Знала и где то переусердствовала. Вот и результат – изгнание из самого настоящего рая»…
О поручении – отыскать Тучкова и доставить его в комнаты хозяина она забыла…

После вселения в отель, получив задание «вчитаться» в прошлое и настоящее владельца огромного предприятия, бывший подполковник милиции направился к заводоуправлению комбината, но по дороге передумал. Много ли он узнает от подчиненных олигарха. Строгий. А какой умный руководитель станет облизывать своих сотрудников?… Заботливый. Умело изобразить трогательную заботу – непременное качество любого предпринимателя. По принципу: слуга царю, отец солдатам… Добрый, внимательный, чуткий – арии из той же оперы.
Пойти на комбинат – потерять дорогое время. Имеется другой способ добыть желанную информацию – не раз опробованный на прежнем месте службы. Проститутки. Любой мужик, особенно зрелого возраста, не ограничивается одной женой, изученной от пят до головы. Бордели посещают единицы – боятся нарисоваться. Одни пользуют податливых сотрудниц, другие обзаводятся постоянными любовницами, подавляющее большинство навещает индивидуалок. Те, общаясь с клиентами, до того расслабляют их, что мужики выкладывают всё, что знают и о чём догадываются.
Вот именно эти путаны и нужны Тучкову. Нет не юные давалки, не отягощённые опытом, только супившие на путь торговли своим телом. Они думают только об одном – выпотрошить карманы клиента, Соответственно, ничем не интересуются, ничего не знают. А вот солидные дорогостоящие дамы, принимающие только у себя дома – вполне подходят для извлечения желанного компромата.
Таких оказалось не мало. Даже кандидат медицинских наук приглашала навестить её за мизерную плату. Знает он этих медичек – потребуют представить справку о состоянии здоровья, изменят артериальное давление – вдруг клиент увлечётся и подохнет на ней.
А вот описывает свои прелести и умение преподавательница немецкого языка, сорокалетняя одинокая женщина. Не старайся, не соблазнишь, решил Георгий Тимофеевич, он по немецки ни «А», ни «Б», а немка в постели примется натаскивать клиента – умрёшь со скуки.
Наконец, он остановился на, обведенном рамкой, приглашении. Пятидесятипятилетняя пенсионерка горит желанием познакомиться с пожилым, солидным мужчиной. Гарантирует полное удовлетворение любых его потребностей. Юным, безгрешным мальчикам – просьба не беспокоить. Имя – Серафима Марковна. Адрес. Номер телефона.
Надежда на то, что магнат посещает старуху – минимальная, но старая карга должна знать, где Рыков проводит время, с кем из её подруг либо конкуренток общается. Красносибирск – не Москва и не Питер, здесь все обо всём знают.
Предварительно не мешает прицениться. Георгий Тимофеевич не был жадным – обычная расчётливость. Обещание скромной платы еще ни о чём не говорит. Оно может означать и двести баксов и две тысячи. А у него в кармане, выданные Зориным, всего навсего «червонец».
Естественно, в рекламной газетке умалчивается стоимость «интимных услуг». Она как бы остаётся «за кадром». Пришлось заглянуть в Интернет клуб. Тучков не надеялся увидеть фотку будущей кратковременной сожительницы – старухи не позируют перед фото кино камерами – это наносит вред их бизнесу. Зато он узнает цены. Конечно, не местные – московские и питерские.
Так, один час какой то шестнадцатилетней Юли стоит сто баксов. Двадцатитрёхлетняя Лена – восемьдесят. Тридцатилетняя путана запрашивает всего пятьдесят.
Значит, старуха возьмет ещё меньше. За ночь получается – около трёхсот. Ничего себе заработки – впору самому заняться древним видом купли продажи. Солидный, крепкий мужик прелагает свои услуги женщинам, желающим получить максимальное удовлетворение за смехотворную плату. Звучит?
Покинув Интернет клуб, Тучков заглянул в ближайшее кафе. Заказал крабовый салат, жаркое, двести граммов водки. И набрал на мобильнике заученный номер.
Телефон старой путаны ответил сразу. Будто она сидела рядом с аппаратом и нетерпеливо ожидала звонка. Наверняка, у старухи проблемы с клиентами. Молодые предпочитают иметь дело со сверстницами, пожилые тоже тянутся к молодухам.
Мне нужна Серафима Марковна.
Минутное молчание, подчёркивающее гордость и самостоятельность индивидуалки. Дескать, до чего надоели звонки с предложениями – некогда заняться стиркой или уборкой.
Слушаю вас? – в трубке – обречённый вздох. Будто она сейчас услышит не деловое предложение, связанное с её профессией, а приказание взойти на эшафот. – Говорите, пожалуйста, я занята.
Тучков представил себе толстую, рыхлую бабу с отвисшими грудями и дряблым животом. Появилось желание отключить трубку и продумать другие пути для проникновения в биографию Рыкова.
Глупости лезут в голову! Искать подходы нет ни желания, ни возможности. Зорин предупредил – максимум, два три дня, не больше. Да и чего бояться – во время службы в милиции пришлось заглядывать в бордели, пользовать проституток всех возрастов. Но тогда это не оплачивалось, или оплачивалось по нищему рублевому эквиваленту, а сейчас ему обещано немалое долларовое вознаграждение, ради которого можно закрыть глаза на высохшие груди и дряблый живот.
Решившись, он понизил голос до страстного шёпота.
– Я случайно прочитал в рекламной газете ваше заманчивое приглашение и решил им воспользоваться.
Очередной вздох, говорящий: до чего же мне надоели мужики, не успеваю принимать и провожать! Мне хватает уже знакомых клиентов, привычных и безопасных.
– Кто вы? Пожалуйста, представьтесь. Обычно я не имею дело с незнакомыми мужчинами…
– Познакомимся, – усмехнулся в трубку Тучков. – Мне – сорок пять. Звать – Георгий Тимофеевич, разрешаю – Гошей. Представительный мужчина с деньгами, не обременённый ни семьёй, ни службой. Рассчитываю на длительное… содружество.
Упоминание о деньгах и об отсутствии семьи, похоже, пришлись по вкусу старой бабе. Голос стал мягче, появилась понятная заинтересованность. Иметь одного богатого, постоянного клиента – об этом мечтают все путаны. Неужели постаревшей представительнице древнейшей профессии наконец улыбнулось счастье?
Ну, что же, приезжайте – обсудим некоторые аспекты…
Жила Серафима Марковна в центре города, на пятом этаже девятиэтажной башни. Лифт, конечно, не работал – будущему любовнику пришлось идти по лестнице, зря расходовать тек нужные ему4 сейчас силы.
Нажимая кнопку звонка, он ожидал увидеть разжиревшую женщину с поредевшей причёской, слуховым аппаратом и зубным протезом. Увидел, открывшую дверь, моложавую изящную даму в халате, расписанном драконами и русалками, и обалдел.
Не удивляйтесь, – понимающе улыбнулась красавица. – Я слежу за своей внешностью – профессия обязывает… Проходите в гостиную – поговорим, выпьем по чашечке кофе…Извините, у меня не убрано – отвлекают телефонные звонки, приходится отвечать. Клиенты не жалуют необязательность…

Квартира напоминает будуар богатой, ни в чём не отказывающей себе, дамы. На полу шикарный ковёр, у окна – старинный секретер на гнутых ножках. диван, мягкие кресла, кинотеатр «Самсунг», дорогой видеомагнитофон. В приоткрытую дверь видна двух спальная кровать, трюмо с пуфиками.
Выпив чашечку кофе и аккуратно промокнув губки кружевным платочком. Серафима Марковна приступила к бесстыдным переговорам.
Мои расценки вам должны быть известны. Сорок долларов за час, тристо – за ночь. Смею заверить, они значительно скромней, чем у моих конкуренток. Они берут за молодость и упругость, я за умение и значительный опыт. Понимающие мужчины обращаются ко мне. И не ошибаются… Вы согласны со мной или намерены торговаться? Заранее предупреждаю – торг не состоится, я не уступлю.
Тучков изобразил возмущение. Во первых, с любимыми – уже любимыми! – не торгуются, во вторых, тристо баксов за ночь с такой красавицей – действительно, мизерная цена. Только – за ночь, ибо для того, чтобы выразить своё уважение и признательность, часа ему не хватит.
Женщина скептически улыбнулась, но отвергать горячие признания не стала.
– Обычно, меня авансируют. Вас не затруднит, скажем, тридцать процентов?
Новый клиент не стал мелочиться – выложил всю сумму, пообещал, при удачном развитии событий, выплатить премиальные. Дама благодарно улыбнулась.
– С деньгами покончено… Теперь – о главном. Первое и, пожалуй, единственное условие – никаких извращений, только освящённый веками традиционный секс. Вы, надеюсь, понимаете, что я имею в виду?
– Понимаю и принимаю, – усмехнулся про себя Гоша. Дойдёт до дела – чистоплюйка сама захочет испробовать так называемые «извращения». Юлька из подмосковного борделя тоже поначалу брезгливо отворачивалась, потом вошла во вкус и показала клиенту на что она способна. – Действительно, в нашем возрасте заниматься… этим не только стыдно, но и опасно.
– Рада вашей солидарности…Тогда приступим. Приглашаю вас в спальню… На ложе любви…
Через десять минут дама, удивлённая необычной активностью клиента, запросила повторения. Дескать, она не успела разобраться в его деловых качествах и поэтому вынуждена согласиться на некоторые, так нелюбимые ею, отступления от установленных правил поведения в постели. И тут же бесстыдно осведомилась, как Георгий Тимофеевич относится к оральному сексу?
Тучков охотно признался в своей приверженности к этому способу. Он, мол. при первом же взгляде на симпатичную дамочку почувствовал незнакомое раньше желание отдаться ей. Именно, отдаться.
Бабёнка, не теряя времени, заставила клиента разогреться самому и разогреть её. Даже показала какие копки нажимать, на каких клавишах играть. Сама тоже приступила к делу. С такой ловкостью и умением, что Тучков понял, что она занимается извращениями не впервые – успела научиться, общаясь с другими мужиками.
Подобного блаженства он никогда раньше не испытывал. Юлькины ласки по сравнению с теми, которыми его одаривала Серафима Марковна – детский лепет. Она играла на его теле, как опытный пианист на рояле.
К полуночи, когда весь мужской боезапас был израсходован, пылкий любовник превратился в милицейского следователя.
– Рыков? – удивилась тоже утомленная дама. – Вы имеете в виду владельца алюминиевого комбината?
А кого же ещё? Навещал он тебя или не навещал?
– Почему вы обращаетесь ко мне на «ты». Разве я давала вам повод для оскорблений?
Не проститутка – светская дама! Придётся либо извиниться, либо распрощаться. Тучков выбрал первое – промолвил несколько извинительных слов. Он, дескать, посчитал, что постельная близость даёт право перейти на «ты». Без брудершафтов и невинных поцелуев. Серафима Марковна решительно не согласилась: для неё секс – нелёгкая работа, требующая полной отдачи сил и максимальной сосредоточенности. Грубость отвлекает, заставляет волноваться…
В конце концов успокоилась.
– Нет, Рыков никогда меня не навещал… Подождите, кажется, я смогу помочь вам. Близкая подруга жены олигарха, Верка, иногда подрабатывает девушкой по вызову. Конечно, не совсем удобно куда то ехать, отмываться в чужой ванной, но замужняя женщина не имеет возможности принимать клиентов в своей квартире. Как это делаю я. Однажды, она призналась: во время какого то банкета отдалась Рыкову. Получилось это спонтанно, в одном из кабинетов городской администрации. Алексей Анатольевич просто пожалел плачущую девушку – погладил по головке. А она подумала другое и ухватила его за гениталии. Какой мужик выдержит? Рыков, естественно, не остался равнодушным. Господи, какая мерзость: в одежде, на полу, без предварительных ласк. Будто грязные бомжи… Поговорите с ней – вдруг узнаете что нибудь полезное.
– Как только что разговаривал с вами?
Серафима Марковна не покраснела, не опустила блудливые глазки. Наоборот, усмехнулась.
– По вашему желанию! Таких, как вы женщины любят – ни одна не устоит. А Верочка – поклонница свободного секса, большая любительница экзотики. Это то, что в приличном обществе называют извращениями. Вы с ней найдёте общий язык, не только за столом, но и в постели. Запишите номер телефона и адрес. Скажете: по рекомендации тёти Симы. Она поймёт и приедет.
Подниматься с постели не хотелось. Тучков нахально использовал страницу, вырванную из лежащей на тумбочке книги. Записал.
– Кстати, Георгий Тимофеевич, мы с вами живём в мире бизнеса, где любая услуга требует вознаграждения…Нет, я не имею в виду секс, он сам по себе – вознаграждение. Вы упоминали о премиальных. Неужели, я не заработала? Если вы недовольны моей излишней горячностью или, не дай Бог, холодностью – могу попробовать ещё раз.
Испуганный Тучков заверил – всё было прекрасно, его обслужили по самому высокому разряду! Пришлось подняться с постели. Халат хозяйки аккуратно сложен на пуфике, мужская одежда разбросана по полу. Мелких денег в бумажнике не оказалось, пришлось вручить вымогательнице сто баксов. Получить за пару сеансов секса почти пятьсот баксов – неплохой барыш!
Серафима Марковна равнодушно спрятала купюру под подушку.
– Спасибо… Знаете, уважаемый друг, я удивительно слабовольна, не умею торговаться, поэтому работаю себе в убыток. Ну, что такое сегодня – какие нибудь полтысячи долларов? Три раза посетишь рынок – пустой кошелёк. А мне и одеться нужно, и приобрести разные дорогостоящие кремы и притирания. Профессия заставляет всегда быть в форме. Особенно, учитывая мой возраст. Сейчас на рынке любви – страшная конкуренция. Мужики оценивают нас по внешнему виду, умение и страсть познаётся позже, в постели. Сопливые девчонки, не умеющие ни возбудить клиента, ни доставить ему наслаждение, стараются отстранить пожилых конкуренток, заставить покинуть рестораны и казино. Слава Богу, у меня есть своя немногочисленная клиентура, обслуживание которой помогает быть на плаву… Кстати, вы не забыли, что у вас остаётся неиспользованным уже оплаченное время? Обидно – оплатить и не воспользоваться. Конечно, я понимаю, вы устали, насытились моим телом, но постараюсь помочь…
И помогла! С таким жаром и умением, что мужская «обойма» наполнилась новыми «патронами», которые он тут же пустил в ход.
Так и пошло. Отстреляется – получасовая беседа на разные темы. И политические, и экономические, и культурные. Однажды часа в три ночи они поговорили даже об уровне современного образования и падении нравов. Потом, после кратковременного отдыха, старуха снова оказывает активную помощь. С применением ненавистных извращений. Очередной «залп», с удачным попаданием в яблочко. Ещё один раунд невинной беседы. Оказание очередной «помощи»…
Похоже, старая баба вошла во вкус – с упоением возбуждает клиента, не без удовольствия гасит возбуждение. После бессонной ночи она не снизила активности. Разве только «разрешила» Гошеньке позавтракать бутербродами с чёрной икрой. Потом снова увела в постель…
– За ночь вы уже рассчитались, за день платы я не возьму. Ночь – ваша, день – мой. Признаюсь, я давно так не блаженствовала. Если вы тоже остались довольны – мы составим удивительно гармоничную пару. Я откажу своим постоянным клиентам, ограничусь только вами…
Только к вечеру следующего дня Тучков на подгибающихся ногах добрёл до автобусной остановки и поехал в гостиницу. Единственный трофей – номер телефона и адрес Верки, любительницы экзотического секса и случайной любовницы Рыкова…

Увидела Вера Тучкова и ужаснулась.
Да, на вас лица нет! Заболели, да? Присядьте, сейчас выпьёте чашечку чёрного кофе с лимоном – сразу полегчает. По себе знаю.
Ничего ты не знаешь, глупая трясогузка, подумал он, послушно усевшись в полумягкое кресло. Прокрутили бы тебя в барабане стиральной машины, обработали щипками и укусами, подёргали каждые полчаса за «вымя» – вот тогда ты поняла бы причину моего «больного» вида.
– Шеф у себя? – осведомился Георгий Тимофеевич, принимая из ручек девушки чашку с горячим напитком.
– Нетерпеливо ожидает вашего появления. Только что отпустил Андрея. Поминутно спрашивает: нашли ли Тучкова. Мы просто с ног сбились, все рестораны и казино обзвонили. Нигде нет. Виктор Петрович разволновался – не попали ли вы в какую нибудь бандитскую разборку. Велел узнать в больницах и поликлиниках…
Вера безостановочно трещала, то снижая голос до таинственного шёпота, то повышая его до торжествующего дисканта. Она радовалась не появлению пропавшего Тучкова, что он для неё – посторонний человек, подневольная шестёрка Зорина. Ей удалось выполнить задание. Виктор Петрович… Витенька… поймёт: без её помощи ему ни за что не справиться с множеством проблем. И всё возвратится на круги свои. Она займётся почтой, исходящими и входящими документами, компьютером, приготовлением кофе, подготовкой к ночному приёму горячего Зорина. Теперь она не будет наивной дурой, обрушит на хозяина лавину самых изощрённых ласк, покажет ему настоящий секс!
Эксподполковник не слушал её причитаний – вслушивался в реакции своего организма. Кофе помогло – дыхание утихомирилось, ноги руки окрепли, в пустой голове появились свежие мысли. Похоже, почти суточные постельные упражнения не особенно повлияли на работу внутренних органов. Обошлось. Впредь он будет умней: отработает пару раз и – ноги в руки!
Пора идти на Голгофу, подставлять не раз битую спину.
– Наконец соизволил объявиться! – облегчённо вздохнул Зорин, когда Тучков вошёл в гостиную. – Ну и видок же у тебя – не позавидуешь! В борделе побывал?
– Хуже – в стиральной машине.
Усмехнувшись, он бесцеремонно открыл дверцу бара, вдумчиво обследовал содержимое. Зарубежное пойло не признавал, родимую водочку подвального разлива побаивался. Если и пил – только смирновскую. Она и помягче, и не насыщена отравой.
Окончательно распоясался, мерзавец? Осадить его, показать свою власть? К сожалению нельзя – мент ещё нужен. Вот когда он выполнит трудное, почти невыполнимое задание, можно и прикрикнуть, и наказать.
– Расслабился? – с показной отеческой заботой добродушно осведомился Зорин, когда Георгий залпом выпил фужер водки.
Скорее полечился, – буркнул он. Словно выматерился. – Барабан стиральной машины так поработал надо мной – до сих пор не чувствую ни ног, ни рук… Слушаю, Виктор Петрович, какие проблемы?
Инструктаж оказался на удивление коротким. Обычно, хозяин разливается соловьём, упивается собственным величием и властью. А сейчас – рубленые фразы, сопровождаемые такими же «рублеными» жестами.
Изучение биографии олигарха прекратить. Подготовить его исчезновение. То есть – похищение. Задействование местных криминальные группировок не желательно. Лучше использовать наработанные связи с ваххабитами. Никаких пыток и убийств, никаких требований выкупа. Запрятать пленника в надёжном месте и ожидать дальнейших распоряжение.
Завтра или послезавтра мы с Андреем вылетаем в Благовещенск. Ты остаешься. Доклад – ежедневно вечером или ночью, то есть в любое время. Вопросы имеются?
Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Сколько сил и денег затрачено и всё – корове под хвост! Стоило ли подставляться старухе, ради чего? Впрочем, подруга супруги Рыкова, «девушка по вызову» может пригодиться.
Какие могут быть вопросы. Постараюсь. Единственная трудность – как связаться с Омаром?…

0

7

Глава 7

Введенский узнал о событиях в Дальневосточной тайге не из газет – каждое утро на его рабочий стол доставляются оперативные данные. Похоже, организованный им побег Омара и Мусы начинает давать первые плоды. Известие и обрадовало, и огорчило генерала. Обрадовало потому, что, наконец, появился след агента. Огорчило другое – до сих пор так и не удалось наладить постоянную связь с «Абреком» – кодированное имя Мусы.
Разгром двух преступных группировок – так называемого «Ингушзолота» и банды братков – организован и проведен профессионально. Судя по краткой информации с места событий, Муса остался в стороне незапятнанным. И продолжает нелёгкую и опасную работу.
Но почему он молчит? Последний сеанс связи прошёл слишком коротко. Агент сообщил, что находится в посёлке Первомайском и надеется в самое ближайшее время отследить пути переправки на Кавказ золотого песка и самородков. О наркотиках, тоже интересующих генерала – ни слова. Или он еще не успел выйти на наркодельцов, или вышел, но не до конца, многое осталось не ясным. Абрек терпеть не может недосказанностей – поэтому и молчит.
Хуже нет неизвестности! Игорь Леонидович нервничал, постоянно сосал валидол, загонял своих помощников. Какие там успехи, когда террористы продолжают жировать, то там, то здесь гремят взрывы, гибнут мирные люди. И всё это потому, что человек, возглавляющий операцию, не может сосредоточиться на главном – подыскать связника и отправить его к Мусе.
Он мысленно перебирал в памяти всех своих помощников и агентов. Связник обязан до тонкости знать обстановку на Кавказе – это элементарно! – по внешности не должен отличаться от тамошних жителей, владеть чеченским и ингушским языками, уметь входить в доверие… Слишком много требований!
Вот разве задействовать законспирированного агента по кличке Фотон, в миру – Шмидт? Глупо! Начальник охраны Фонда не знает Кавказа, если и был там, то только в качестве туриста. Его мигом расшифруют и ликвидируют… Потом – Фотон ни за что не согласится уйти с занимаемого поста. По оперданным он не только возглавляет охрану Системы, но и является гражданским мужем её Президента.
Других кандидатур не просматривается. Пока не просматривается…
В зимний погожий день, когда генералу нестерпимо хотелось покинуть кабинет и прокатиться на лыжах, неожиданно позвонила Белова. С нынешним временно исполняющим должность президента Фонда молодой оперативник, капитан Игорь Введенский познакомился, когда посетил концертный зал филармонии. Он не был меломаном – слушать Баха, Гайдна или Бетховена заставило очередное расследование. Тогда он пас сотрудника германского посольства, по совместительству – резидента разведки.
Иногда перезванивались, значительно реже встречались. Тонкая наивная девушка приглашала понравившегося парня на очередной концерт с её участием. Игорь с трудом находил свободное время и предлагал либо прокатиться по Москва реке на прогулочном теплоходе, либо отведать в грузинском ресторанчике удивительно вкусное сациви.
Скрипачка безостановочно болтала о сплетнях и дрязгах в музыкальном элитном обществе, о своих успехах или поражениях. Фээсбэшник, как правило, отмалчивался. Не говорить же о проводимых расследованиях? Его служебные переживания и заботы – табу! Они подведомственны только ему и его начальству.
Ухаживать, осыпать собеседницу комплиментами Введенский не умел и не любил. Отделывался короткими фразами типа: «Скажите на милость!», «Вот это да!», «А я то думал!».
Когда он, в очередной раз раненный в перестрелке с бандитами, лежал в госпитале, Оленька ежедневно навещала одноместную палату, приносила фрукты, сочувственно и с завистью смотрела на героя. Ещё бы не завидовать! Она водит смычком по струнам скрипки, а он ежечасно подвергает свою жизнь смертельной опасности.
Может быть, при более частом общении обоюдная симпатия переросла бы в более интимные отношения, но, к счастью, этого не произошло.
Ольга вышла замуж за человека, подозреваемого в совершении преступления. Подполковник – уже подполковник! – будто в отместку изменнице, тоже женился на сотруднице соседнего отдела. Встречи прекратились.
И вот – вспомнила! Зачем? Почему? Что понадобилось главе Фонда от скромного сотрудника федеральной службы безопасности? Просто так, от скуки? Вряд ли, у Беловой, наверняка, нет времени скучать. Попросить генерала о спасении попавшего в беду друга или знакомого? Вот это – теплей: к заместителю председателя ФСБ не раз обращались с аналогичными просьбами. Всегда получили отказ – иногда в мягкой форме, чаще – в резкой.
– Здравствуйте, Игорь Леонидович. Могу поспорить, вы не узнали меня!
И проиграете, Оленька. Узнал. Судя по голосу, вы не изменились – всё та же наивная девчушка, обожающая музыку, и всё, что с ней связано.
Глупое предположение! Белова отлично знает, где служит прежний её кавалер. В его «конторе» никто и ничто не остаётся не узнанным, поэтому Игорь должен быть в курсе событий, происшедших в Фонде.
Значит, не забыли, – разочарованно промолвила бывшая скрипачка. – Знаете, зачем я звоню?
Скажете – узнаю.
Скорей всего, по телефону она ничего не скажет – назначит встречу. До чего же не хочется вести бессмысленную беседу, улыбаться, переспрашивать. В голове болезненной занозой сидит исчезнувший Муса и пропавший Белов. Но Ольга – слишком важный источник информации, чтобы отказываться, ссылаясь на перегруженность или на недомогание.
– Завтра вечером я организую этакий «междусобойчик», по современной терминологии – великосветский раут. Приглашены видные политики, представители бизнеса, писатели, журналисты. Пообещал приехать Михалков. Не хотите ли вы развеяться, пообщаться и со мной, и с любопытными персонажами?
Настоящий профессионал, а генерал, без лишней скромности, считал себя экстра профессионалом, никогда не откажется от участия в любом торжестве. Возможность выудить из, казалось бы, обычной светской трепотни зёрнышки информации, составить из них многообещающую мозаику – разве не в этом смысл его работы?
– Если удастся выкроить пару часиков свободного времени, обязательно приеду, – осторожно согласился он.
Ожидаю не поздней восьми вечера…

Без четверти восемь генеральская «волга» становилась у подъезда Фонда. Введенский, в новом костюме и при галстуке, кивнул швейцару, вежливо поздоровался с двумя охранниками. Обычно он отвергал всё новое – костюмы, рубашки, обувь. Там давит, здесь жмёт – какое удовольствие? Привычней ношенный, удобный костюм и старые ботинки способствуют плодотворной работе. Но предстоящий «междусобойчик» требует соответствующего снаряжения.
Торжество уже началось. Женщины, одетые в умопомрачитеные платья из коллекции именитых модельеров, с обнажёнными плечами и спинами, увешанные бриллиантами, доброжелательно, на самом деле – завистливо или пренебрежительно, оглядывали друг друга. Мужчины во фраках и с бабочками, тихо разговаривали. Никаких парадных столов, никаких угодливых официантов. На столиках, которые выстроились вдоль стены, – лёгкая закуска и напитки.
Введенского встретила хозяйка. Боже мой, как она изменилась, как поработало над ней время! Вместо изящной, неопытной скрипачки – зрелая женщина, знающая себе цену, глава процветающей компании.
– Спасибо, Игорь за точность… Не обижаешься за фамильярность? Ведь мы с тобой – старые друзья…
Ради Бога, Оленька, никаких обид быть не может.
Они подошли к бару, взяли по бокалу с шампанским, медленно подошли к широкому, во всю стену, окну.
– Как дети, супруга?
Спасибо, всё хорошо… Александр Николаевич не появлялся?
Бестактный вопрос насторожил Белову. Сыскарь не может не знать об изменениях, произошедших в её лично жизни. Значит, или ему известно о местонахождении Сашки, или он пытается выудить это у его законной супруги?
Ольга недоуменно подала голыми плечиками.
– Будто провалился неизвестно куда. Может быть, руководитель службы безопасности Фонда что то знает?… Дмитрий Андреевич, подойдите, пожалуйста, – не поворачиваясь, позвала она. Будто окликнула комнатную собачку. Шмидт тут же подошёл к собеседникам. – Вот Игорь Леонидович интересуется пропавшим вашим хозяином. Если мне не изменяет память, вы пытались отыскать его. Удалось?
В отрицательном ответе можно не сомневаться. Бесталанные артисты разыгрывают очередную трагикомедию, приглашают тупоголового мента принять в ней участие. Конечно, в качестве статиста. Придётся поиграть в поддавки.
– Пожалуйста, посвятите меня. Желательно, со всеми подробностями, – предельно вежливо попросил Введенский. – Кого запрашивали, что ответили, куда обращались. И, еще прошу, изложите ваши версии…
Просьбы фээсбэшника напоминают требование представить подробный отчёт. Ну, что ж, он имеет право требовать этого от своего агента Фотона.
– Увы, – Шмидт огорчёно потёр лысину, – Почти ничего. По последним сведениям, полученным мною от журналистов, Александр Николаевич покинул Москву. К сожалению, где он сейчас находится – никому неизвестно.
Ничего нового! О том, что Белов уехал, Введенский давно знает. Мало того, ему известно, что он уехал на экспрессе «Москва Владивосток», что его сопровождали три человека. А вот где эта компания сошла с поезда, в каком городе или посёлке спряталась? Если уж такая мощная организация, как ФСБ, не могла добраться до бывшего авторитета, что можно требовать от начальника службы безопасности Фонда?
– Надеюсь, если вам удастся что нибудь узнать, поделитесь со мной?
Обязательно, поделимся! – повелительным жестом приказав Шмидту оставить собеседников, пообещала Белова. – Рассчитываю на взаимное одолжение…
Похоже, ничего полезного узнать не придётся. Зря он потерял дорогое время. И всё же почему, услышав простой вопрос о муже, так растерялась Ольга? Зачем она позвала на помощь Шмидта. Неужели, она что нибудь знает? Придётся задействовать опытных помощников, организовать за ней круглосуточное наблюдение. Не исключено, что Белов находится в Москве и сидит в каком нибудь подвале…
Вежливо извинившись, Введенский покинул банкетный зал.
А если самому тряхнуть стариной, превратиться в связника, неожиданно подумал он, садясь в машину. Опыта не занимать, чеченский язык он знает, обычаи кавказских народов тоже знакомы. Внешность? А что внешность? Сейчас на стороне сепаратистов кто только не воюет – и украинцы, и латыши, и арабы – настоящий интернационал наёмников. Затеряться в нём – плёвое дело.
Игорь Леонидович знал, что Хохлов высмеет его – надо же придумать такое – генерал и связник! – что Председатель категорически запретит, но думать о своём немалом опыте и полезности делу, служению которому отдана вся жизнь, было удивительно приятно…

В час ночи гости разъехались. Шмидт и Белова тоже покинули здание Фонда. Дома, переодевшись в халат, Белова вызвала в спальню своего гражданского мужа. Именно, вызвала, а не пригласила. Не для выполнения супружеских обязанностей – в последнее время она не приставала к нему с ласками, не теребила мужскую грудь и не подставляла свою. Будто брезговала. Ей нужен был слушатель и зритель в одном лице.
Дмитрий Андреевич понял – предстоит серьёзный разговор. И не ошибся.
Усадив его на пуфик, женщина в распахнутом халатике бегала по комнате. Будто тигрица в клетке.
– Кажется, Введенский до чего то докопался, – взволнованно рассуждала она, время от времени бросая на статиста гневные взгляды. Будто он виновен во всех её несчастьях – настоящих и будущих. – Неужели ему стукнули о звонке Сашки? Или – о нашем разговоре с ним в «Кабачке»? Вообще то, всё это не страшно, мало ли что могут обсуждать супруги. Но сыскарь может легко узнать откуда Белов звонил и послать кого нибудь на выручку. Отыщут беглеца и привезут в родной дом. Соответственно, восстановят в правах президента Фонда. И тогда я останусь у разбитого корыта…
Он может не согласиться…
Помолчи, глупец! Ни один здравомыслящий человек не откажется от богатства и положения в обществе. Сашка, по сравнению с тобой, неглуп, он обладает трезвым умом опытного предпринимателя. Ну, ладно я – заласкаю, зацелую, Белов сразу забудет о своих злодейских планах. А куда денешься ты? Превратишься в вышибалу низкопробного борделя? Туда тебе и дорога, болван!
Шмидт не обиделся, не возмутился – поднялся с пуфика, коренастый, широкоплечий. По опыту прежних размолвок, он знал: успокоить разгневанную «тигрицу» можно только приласкав её. Обычно сексапильная дамочка мигом тает. Он обнял её, призывно сжал упругую грудь.
Ольга вырвалась из объятий любовника, злобно зашипела:
– Неужели не понимаешь, что я сейчас не в том настроении? Если забурлили гормоны, отправляйся в комнату служанки, она давно положила на тебя глаз. Разрешаю позабавиться! И запомни: доступ в мою постель тебя отныне закрыт. Понял? Мне осточертели твои медвежьи ласки, липкие поцелуи, потные прижимания. Захочу принять сеанс секса – найду более приятного партнёра! Сейчас их на рынке любви – по рублю за пучёк!
Дмитрий Андреевич не особенно испугало изгнание из «рая». Такое происходило не в первый раз. В пылу гнева, она может и оскорбить, даже ударить. В отместку за невесть какие грехи гражданского мужа, ляжет под другого мужика, неважно кто он – грязный бомж или солидный партнёр по бизнесу.
Успокоившись, одумается и замурлыкает ласковой кошечкой, привычно запустит подрагивающую руку под его рубашку, попросит потребует приласкать её и перенести на диван или в постель. И примется извиняться с такой горячностью и азартом, что поневоле простишь ей все грехи – сегодняшние и завтрашние.
К грудастой служанки, Шмидт, конечно, не пошёл –заперся в своей комнате. Выпил стопку водки и задумался. Не об очередной выходке сумасбродной любовницы – о её муже.
В последнее время Шмидт часто вспоминал исчезнувшего хозяина. До чего же Белов хороший человек – добрый, порядочный, понимающий. Не иначе, чёрт попутал руководителя службы безопасности Фонда организовать покушение на него. Встретиться бы, побеседовать. Тогда он покаялся бы, вымолил прощение…

Белов не думал ни об Ольге, ни об её любовнике. Даже сын, которого он безумно любил, остался где то в стороне. Перед глазами – похищенная Слава. Расправленные плечи, гордо поднятая голова, будто говорили ему: успокойся, приди в себя, ничего со мной не случится, уверена – ты меня освободишь…
Каким надо быть болваном, чтобы оставить девушку под зашитой старика и слабосильного монаха! Взял бы он её с собой – не было бы никаких проблем. Что делать сейчас, где искать похитителей?
Как это где? Омар не укрылся в тайге, не свалил в Заполярье, наверняка, повез драгоценный трофей к себе на Кавказ. А туда ведёт единственная дорога – через Красносибирск…
В сопровождении четвёрки друзей Белов этим же вечером вылетел туда. Самому за два, от силы – три дня прошерстить огромный город, конечно, не удастся. Но он надеялся на помощь Грота, компаньона убитого Луки, вора в законе, поставляющего на Кавказ оружие.
Устроившись в привокзальной гостинице, друзья разошлись.
Ватсон направился в больницы и поликлиники. Вдруг одного из похитителей нашла пуля и он сейчас лечится у местных эскулапов? Если удастся вычислить его – считай, полдела сделано.
Федя философ пошёл в церковь – поставить свечку во здравие болящей Ярославы, которую он по трусости своей предал. Исповедаться, покаяться…
Витёк хотел было пойти вместе с «Серым», но тот запретил. Он, дескать, не нуждается ни в защитниках, ни в пастухах. Сам не маленький – справится. Попросил поехать в аэропорт, поговорить с обслуживающим полёты персоналом. Вдруг кто нибудь увидел таёжницу в компании с кавказцами. Надежд мало, можно сказать, их вообще нет, но нужно проверить все варианты, даже самые глупые.
Белов купил в комке мобильник – свой в спешке оставил на прииске – тут же зарегистрировал его, оплатил два часа разговора. Присел на скамейку в скверике и набрал сохранившийся в памяти номер.
После убийства Луки, его ближайший помощник со странной кликухой Грот понял: он на очереди. Слишком много они с Лукой провернули сложных и опасных делишек, чтобы его оставили в живых. Не одному криминальному бизнесмену наступили на больной мозоль. Нет человека – нет проблемы. Этот непреложный закон работает не только в политике, его исповедуют и в преступном мире.
Уехал Грот из столицы по английски – ни с кем не прощаясь. Единственный человек, которого он уважал и побаивался – Сашка Белый. С ним он расстался по человечески – посидели в кабаке, выпили по сто граммулек. Тогда то, разнежившись, опальный оружейный коммерсант признался: едет в Красносибирск. Если братан тоже соскочит из Москвы, он будет рад видеть его. И шёпотом, с опаской, продиктовал номер телефона офиса своей фирмы.
Многое испарилось из памяти, многое забылось, а вот несколько цифр застряли…
– Агентство господина Митрофанова. Слушаю вас?
Вот даже как – целое агентство? Забурел Грот, расширил свой небезопасный бизнес. Наверняка, занимается не только поставками на Кавказ оружия, но и – наркотиками и живым товаром. Ничего не скажешь, разворотливый бизнесмен с криминальной окраской!

А вдруг он ошибся номером?
– Извините за не совсем тактичный вопрос. Как звать вашего шефа?
Пожалуйста. Федот Иванович.
Нет, не ошибся. Подельник Луки в подпитии часто шутил: Федот да не тот.
Соедините с ним. Я тороплюсь. Поэтому не занимайте время дурацкими вопросами и требованием представиться!
Наверно, в его голосе девица уловила плохо скрытую угрозу. Вдруг звонит какой нибудь сексуальный маньяк? Возвращается она с работы поздно, подстережёт, затащит в подворотню – изнасилует и убьёт. Лучше выполнить приказ – соединить с хозяином.
В трубке – голос человека, недовольного тем, что его отрывают от важного занятия. Кто осмелился побеспокоить его? Почему не звонят заместителям и помощникам?
– Здорово, Грот! Узнаёшь?
Самоуверенный басок сменился испуганным блеяньем. Будто овечка, увидевшая занесенный нож. Впору погордиться своей известностью не только в столице, но и за Уралом, но сейчас Александру – не до гордости, перед ним стоит похищенная девушка.
Белый? Ты откуда нарисовался?
Из пустоты, – невесело пошутил Белов. – Нужно побазарить.
Хочешь забить стрелку?
Никаких стрелок и разборок! Не тяни кота за хвост – поцарапает. Быстро – место и время!
Заложив в память полученные сведения, Александр снял частника и велел отвезти его на окраинную улочку, к забегаловке под забавным названием – пивной бар «Вокруг кружки».
Конечно, Грот приедет не один – в сопровождении нескольких накачанных парней. Он, наверняка, не поверил старому другу, решил, что страшный авторитет прилетел замочить бывшего напарника Луки. А зачем еще депутату Госдумы, видному предпринимателю, миллионеру, криминальному авторитету лететь на край света? Только для того, чтобы посчитаться с проколовшимся на чём то дружком Луки.
Саша смотрел на испуганного «оружейника» и усмехался. Ничего не скажешь, хорошую славу он заработал, если его встречают с таким почётом. У телохранителей местного авторитета из под коротких курток пилотов выпирают стволы. Да у Грота в карманах – не носовые платки и не пакетики с наркотой – старый ТТ или популярный немецкий «вальтер».
Ничего страшного с Беловым случиться не может. Во первых, Грот не решится расправиться с ним в кабаке, во вторых, за поясом – верный «Магнум», в третьих, до тех пор, пока он не освободит Славу – ничего ему не грозит! Западло!
Похоже, Грот – частый посетитель заведения. Хозяин, с угодливой улыбочкой на прыщавом, побитом веснушками, лице проводил их в отдельный кабинет, приказал половому подать самые лучшие закуски, соответственно, настоящее пиво, а не помои, которыми потчуют других клиентов.
Грот и Белый сели за стол, друг против друга. Один охранник встал за спиной хозяина, второй расположился возле двери. Оба, не скрывали настороженности – выразительно поглаживали под пилотами стволы.
Саша положил на стол пистолет, щелчком отправил его к Гроту, поднял руки. Дескать, я чист и безоружен, можете обшмонать. Обыскивать его не стали. Грот подумал и возвратил «магнум» хозяину. Он понял – его вызвали не на стрелку, предстоят обычные переговоры, без кровопролития.
– Слушаю тебя, дружан? Сколько прошло времени, а ты – всё такой же, не изменился. Завязал узелок или всё еще при деле?
Где то посерёдке. Болтаюсь, как дерьмо в проруби… Трепаться по пустому нет времени. Рассчитываю на твою помощь…
Белов максимально коротко изложил просьбу. Ему нужно, нет – необходимо, срочно отыскать троих кавказцев, похитивших девушку таёжницу. О его отношении к Ярославе – ни звука, Гроту незачем знать причины, заставившие московского авторитета рисковать головой. Просто – увели внучку близкого ему человека, он поклялся спасти её. Обычная история, лишённая слюнявой сентиментальности.
Темнит Белый, решил про себя Грот, наверно, возьмёт за спасение тёлки немало бабок. Наверняка, золотишком. Но бизнес Белого его не касается, он попросил помощи. По всем писаным и не писаным законам отказываться нельзя, не положено!
Всё правильно, все в рифму.
Но тут случай особый, мешающий немедленно признаться Белому в знакомстве с Омаром. Ибо кавказец повязан с торговцем оружием деловым отношениями. Грот покупает автоматы и гранатомёты в местном арсенале и продаёт их за золотой песок и самородки воюющим ваххабитам. Разве можно предать богатого клиента? Западло это!
Но точно так же нельзя отказать Белому…
Окончательно запутавшись, Грот растеряно дёргал себя за мочки ушей, морщился. Не надо быть психологом, чтобы понять: он явно что то знает, но чего то боится. Расколоть его можно только двумя способами – напугать до дрожи в коленках и мокрого белья, или заинтересовать деньгами.
Первое отпадает – попробуй воздействовать силовыми приёмами, имея один ствол против двух. Вернее, трёх, потому что Грот, наверняка, греет в кармане пистолет. Не зря он то и дело запускает туда руку. Будто проверяет сохранность кошелька.
Остаётся – попытаться воздействовать на жадность. Застреленный Лука, и не только он – все известные Белову криминальные воротилы всех мастей страдают желанием обогатиться. Грот не исключение.
– Побазарим по деловому. Мы оба – в законе, нам западло крутить хвосты друг другу, – демонстративно убрав под куртку возвращённый пистолет, Белов приступил к потрошению собеседника. – У тебя – нужные мне сведения, у меня – бабки. Ты отдаёшь мне свой товар я тебе – банковскую карточку и код в банкомате. Обычный бартер. Пять сотен штук баксов годится?
Он знал, что Грот ещё не коронован – ему предстоит эта приятная процедура. А голос видного авторитета Белого, сумевшего пробраться в Госдуму, много значит. Плюс – немалое вознаграждение.
Расправа, которую пообещал за предательство Омар, поблекла. Да и какое там предательство? Ну, узнает Белый о недавнем свидании поставщика оружия с получателем – что из этого. Во первых, Грот умолчит о базаре с посланцем Хоттаба. Во вторых, не скажет о том, что похищенная таёжница увезена в Чечню. Разве только намекнёт.
– Годится. Правда, пять сотен штук не деньги, я в казино за один вечер столько спускаю! Что тебя интересует? Вот только покажи банковскую ксиву – дай полюбоваться. Честно признаться, боюсь я нынешних финансовых выкрутас – карточек, векселей, депозитов, лучше и надёжней по старинке – из рук в руки. Но чего не сделаешь для старого дружана.
Отправляясь на встречу с Гротом, Саша взял с собой только паспорт – вдруг менты потребуют предъявить документы – «магнум» и одну банковскую карточку. Всё остальное передал на хранение Ватсону. Тот спрятал бумаги на дне медицинского баула, замаскировал коробочками и флакончиками с лекарствами, и заверил «Серого» – всё будет в сохранности.
Убедившись в наличии карточки, Грот охотно ответил на заданные вопросы.
Действительно, посланец Хоттаба нарисовался. О чём говорили? Коммерческая тайна, но из чувства уважения к могущественному авторитету, он откроет её. Речь шла о поставках нового оружия. Где проживает Омар? В разных местах, болтается дерьмом в проруби – то живёт в Москве, то рыщет по тайге, то объявляется в Красносибирске. Ничего не поделаешь, у каждого – свой бизнес, вот он и крутится в поисках выгодных договоров…
– Мы ведь договорились не вертеть хвосты? Где живёт его семья?
Грот понял – отделаться от дотошного следака ему не удастся. Да и какой там секрет – адрес бабы Омара и её щенков. Обозлится Белый, плюнет и найдёт других, более разговорчивых информаторов. Кто откажется получить на халяву стопку американских президентов?
– Случайно услышал, что прописан Омар в горном ауле. Не то Гасан юрт, не то Казбек юрт. Поверь мне, братан, точно не знаю.
Номер мобильника?
Сказал «А» скажи и «Б» – старый, но все ещё действующий закон общения. Конечно, можно назвать комбинацию из наспех придуманных цифр, но взгляд Белого подстерегает и подстёгивает. Невольно, Грот вспомнил страшную расправу над Володькой Каверины и Марком Карельским. Холодные струйки пота потекли по телу. Непослушный язык назвал цифры…
Получив желанную банковскую карту и проводив Белого, Грот будто проснулся. Что он наделал? Сообщил собеседнику о появлении в городе кавказцев, мало того назвал горный аул, в котором Омар скрывается от федералов, даже назвал номер сотовика. За меньшее преступление ваххабиты карают смертью – либо отрезают глупые головы, либо забивают палками.
Он подозвал одного из охранников, кивнул на дверь и выразительно провёл по горлу ребром ладони. Исчезнет Белый – исчезнут и проблемы. Охранники ничего никому не скажут – побоятся. В крайнем случае можно отправить их вдогонку за убитым авторитетом.
Грот успокоился и ласково погладил карточку…

Покинув пивнушку, Белов разочарованно оглядел улицу. Ни одной машины. Предстоит пройти до вокзала, как минимум, пять километров. А полученные сведения подстёгивают, заставляют почти бежать. Сейчас, немедленно, вылететь в Махачкалу, от нее пробраться в западный район Дагестана, потом – в Чечню. Как он минует блок посты, избегнет непременных проверок и дотошных допросов, Саша не знал и знать не хотел, был уверен – получится. Потому что в горном ауле его ожидает Слава.
Но куда идти, в каком направлении находится вокзал? Частник, доставивший его к месту встречи с Гротом, сворачивал то налево, то направо, иногда использовал проходные дворы – разве можно было запомнить?
Пришлось обратиться к официанту, выглянувшему из двери заведения. Тот охотно объяснил, куда следует двигаться, где повернуть, возле какого мусорного ящика выйти на перекрытую сугробами улицу. Если двигаться шагом, за час с небольшим добредёт, если, армейским форсированным маршем – двести метров бегом, сто – пешком, уложится в сорок минут.
Отблагодарив демобилизованного солдата рублёвым стольником, Белов выбрал привычный по службе на границе размеренный шаг. Шёл и размышлял. Ну, ладно, он привык к подстерегающим опасностям, ему не привыкать бороться с ними и всегда выходить победителем. А зачем тащить с собой Федю миротворца, кто дал ему право подставлять Дока и хромого инвалида – Витька?
Сбежать от них, не объясняясь и не придумывая легко разгадываемые причины? Нельзя – обидятся, а обижать верных своих спутников, как выражаются его собратья по криминальному бизнесу, западло.
Нет, темнить он не станет – честно признается в намерении пробраться на воюющий Кавказ, в горный аул, где его ожидает похищенная таёжница. Это его головная боль, его задача, которую он непременно выполнит. А вот спутникам придётся возвратиться на «любимую» свалку к ожидающему их Степанычу. Им то зачем подставлять головы, рисковать жизнью?
Конечно, откажутся! Разве можно покинуть «Серого» в беде? За кого он их принимает, кто дал ему право обижать? Придётся согласиться. Они правы, в одиночку его или убьют, или повяжут, вчетвером намного легче добраться до горного аула. Гасан юрт или Абрек юрт – разберутся на месте.
«Правильно мыслишь, брат, – услышал он спокойный, уверенный голос Фила. – Двигайте вместе.».
«Гуртом и батьку бить сподручней, – рассмеялся Кос. – Не сомневайся, всё правильно.»
Вспоминать погибших братьев – приятно и больно. Никто не мешает вспоминать и «беседовать» – заснеженная улица пустует, обыватели спрятались в квартирах, под надёжной защитой металлических дверей, снабжённых хитроумными израильскими замками.
Высказать своё одобрение поступками старшего брата Пчеле помешало появление старой «копейки». Получив задание босса, его верный телохранитель не стал мешкать. Угодливый и хитрый парень – другой в пивнушке дня бы не продержался – за такой же стольник, какой недавно он получил от Белова, подробно рассказал куда он направил фрайера. Усмехнувшись, добавил, что тот уже должен выйти не к вокзалу – на окраину города. Через месяц добредёт до Омске.
Увидев машину и узнав сидящего за рулём, парня, Белов обрадовался. Каким же заботливым оказался Грот! Поняв, что в поздний час гостю не удастся снять частника и придётся топать пешком, он послал за ним своего охранника. Приветливо улыбаясь, он пошёл к «копейке».
Спасибо, дружан…
Стой! Лапы на башку!
В лицо глянуло черное дуло «тэтушки».
Всё, кранты. Выхватить «магнум» не удастся – пуля киллера опередит. Надеяться на появление ментов или отважных прохожих глупо. Улица по прежнему пуста, в окнах погашен свет.
– За что? – привычно положив руки на голову, обиженно спросил Саша. – Кому я наступил на больной мозоль, кому перешёл дорогу?
Он не надеялся на милость убийцы – тянул время. Вдруг появится кто нибудь, парень испугается и уедет.
– Спросишь у Боженьки на том свете… Лицом к стене! Живо! Если знаешь молитвы – читай. Сейчас дяденька сделает тебе бо бо.
Остряк попался, юморист! В такой момент шутить – каким же надо быть жестоким человеком!
– Тогда стреляй, падло, отморозок! – Белов опустил руки и шагнул навстречу смерти. – Только целься лучше – промахнёшь, по стене размажу, в сугроб закатаю!
Киллер не торопился стрелять. Садист наслаждался муками своей жертвы, целился то в голову, то в грудь. Зловеще улыбался. Сейчас мужик упадёт на колени, завоет, вымаливая пощаду. Не знал он характер Белова – тот никогда никого не просил.
Из чёрной подворотни к посланцу Грота прыгнул какой то человек, нож по самую рукоятку вонзился в спину убийцы. Тот не успел понять, что случилось – рухнул на снег. Освободитель нагнулся над телом, выдернул нож, бережно вытер его о куртку убитого.
– А ты говорил – сам справишься, – с лёгкой насмешкой и гордостью обратился к Саше Витёк. – Не поспей я – улетела бы твоя душа к Божьему порогу.
Благодарить, восхищаться ловкостью хромого инвалида нет ни времени, ни желания. Вдруг в одном из «слепых» окон кто нибудь пялится на лежащего в крови мужика и двух, обнимающихся «убийц». Звякнет в отделение милиции – мигом подкатит «воронок». Объясняй потом, выкручивайся.
А Слава с нетерпением ожидает своего освободителя…
Вперёд, Витёк, делаем ноги!
Зачем – ноги? – нервно рассмеялся Злой. – Делаем колёса. Во дворе ожидает «москвичок» – нанял его на всю ночь. Откуда мне было знать, сколько времени придётся гоняться за тобой?…

0

8

Глава 8

Иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что – приблизительно так оценивал Тучков, задание, полученное от Зорина. Похитить видного олигарха далеко не просто, а запрет использовать для этого местных умельцев делает это похищение вообще невозможным. Легко сказать – использовать кавказцев, а где их найти, как связаться?
Опыт, нажитый отставным подполковником в борьбе с организованной преступностью, ограничивался планированием операций, которые выполняли осведомители, наводчики, оперативники и помощники. Сам руководитель предпочитал оставаться в стороне.
За короткое время пребывания в Красносибирске Тучков не успел обзавестись достойными осведомителями, которые выведут босса на чечено ингушскую группировку. Переговоры с ней – дело техники и умения. Главное – найти!
Обратиться в милицию к коллегам? Дескать, по поручению Министерства внутренних дел прибыл разобраться с криминальной обстановкой в вашем регионе, особенно – с возможностью проведения сепаратистами террористических актов. На слово сейчас только лохи верят – коллеги вежливо попросят предъявить удостоверение, мандат и командировочное предписание.
Вообще то, обзавестись ксивами – не проблема, для этого нужны деньги, время и мастер. Первые две составляющие у Тучкова имеются, а вот с изготовителем ксив – безвыходная, тупиковая ситуация. Её решение снова упирается в отсутствующих осведомителей.
Почему отсутствующих? Одна – в наличии, вторая – на подходе. Старая проститутка не откажется хотя бы посоветовать, как отыскать черномазых бандитов. Ей подруга выведет «группу захвата» на мужа любимой подруги. Две опытные женщины помогут ему успешно выполнить операцию, задуманную Зориным.
Не откладывая дело в долгий ящик, Тучков набрал знакомый номер.
– Слушаю? – прошелестел в трубке знакомый мелодичный голос. – Кому я понадобилась?
Никогда не скажешь, что говорит немолодая женщина, получающая немалые гонорары от клиентов, пожелавших позабавиться её телом. Кто угодно – научный сотрудник, библиотекарша, педагог, но только не проститутка.
– Здравствуйте, Серафима Марковна, – так же тихо, почти шёпотом, поздоровался Георгий. – Узнали? Или – с глаз долой, из сердца вон? Нет ли желания повидаться?
Похоже, давалка вспомнила постельные забавы со сладким клиентом и обрадовалась.
– Узнала, Георгий Тимофеевич, разве вас можно забыть? Вежливый, обходительный… К сожалению, у меня сейчас находится клиент. И ночью я тоже занята – получила аванс, который необходимо отработать. Господи, до чего же всё это надоело – постоянная работа, без отдыха и сна. Никакой личной жизни… Но следующая ночь, считайте, – в вашем распоряжении…
А если встретиться сегодня во второй половине дня?
Огорчённый вздох. Похоже, тётя Сима не притворяется, не изображает удачливую путану – действительно, занята. Как только она выдерживает нашествие сексуально озабоченных мужиков? Не успевает удовлетворить одного – другой на пороге. Не зря она утверждала, что профессия путаны сродни профессии врача скорой помощи.
Оказалось, нескрываемое огорчение не связано с лечением мужчин.
– Видите ли, Георгий Тимофеевич, во второй половине дня я хотела прогуляться по магазинам…
Прогуляемся вместе. Заодно поговорим…
– Ну, что ж, если вы настаиваете… Вообще то, я предпочитаю вести деловые разговоры у себя дома… У вас ведь деловой разговор?
– Конечно! Для пустопорожних бесед нет ни времени, ни желания…
Встретились они в торговом центре. Немолодая, но еще привлекательная, изящная дама, стояла возле отдела женского белья и придирчиво перебирала трусики и бюстгальтеры. Продавщица вскрывала пакет за пакетом, расхваливала свой товар. Наконец, Серафима Марковна отобрала понравившуюся комбинацию, удивительно симпатичные штанишки, несколько прозрачных лифчиков.
Расплатилась, но не ушла. Нетерпеливо поглядывая на часики, ожидала Гошеньку.
– Вы опаздываете, милый друг, – укоризненно проговорила она, увидев Тучкова. – Опаздывать – прерогатива слабого пола, мужчина обязан приходить за полчаса до назначенного времени.
«Кавалер» покаялся – долго не мог найти свободное такси. Да еще мерзкие пробки на дорогах… Впредь, постарается приезжать с запасом.
Снисходительный кивок показал – извинение и обещание принято и одобрено. Гошенька прощён.
Они прогуливались по помещениям Центра, обменивались понимающими взглядами и короткими фразами. Серафима Марковна недоумевала. Зачем мужику бродить по улицам и магазинам? Что ему даёт невинное общение под взглядами торговцев и покупателей, Если понравилось постельное умение постаревшей проститутки, почему не предложит на часок наведаться в её квартиру или не пригласит к себе? Пожалуй, она в виде исключения согласится погостить у него.
А Тучков никак не мог решиться на откровенный разговор. Вдруг тётя Сима обидится и запретит наглецу появляться у неё и даже звонить? Женщины вообще непредсказуемы, а эта интеллигентная стерва непредсказуема вдвойне. Лишиться единственной осведомительницы – забыть о проведении операции.
Только через час он, наконец, решился. Дескать, ему необходимо выйти на местную группировку кавказцев и он рассчитывает на её помощь. Больше надеяться не на кого.
Серафима Марковна задумалась. Вернее, изобразила задумчивость. С одной стороны, её обидело равнодушное отношение понравившегося мужика к её прелестям. С другой стороны – появилась реальная возможность привязать его к себе.
Число богатых клиентов, навещающих её постель, с каждым дн1м становился всё меньше и меньше, их бесстыдно перехватывают конкурентки. Приблизить Гошеньку, околдовать его, заставить забыть обо всём – единственная надежда на обеспеченную спокойную жизнь. До самой старости.
Не потому, что она безоглядно в него влюбилась в очередного клиента, нет! Работа с сексуально озабоченными мужчинами приучила трезво смотреть на отношения между мужчинами и женщинами, забыть о девчоночьих мечтах. Просто приближающаяся старость заставляет искать человека, который подаст стакан воды или вызовет участкового врача.
По моему, я уже говорила вам, что выбираю клиентов с осторожностью и дотошностью одинокой женщины. Слишком велика опасность стать лёгкой добычей какого нибудь маньяка или, не дай Бог, убийцы. Только один раз позволила себе расслабиться. Мурат буквально преследовал меня – звонил, ходил следом на подобии собачёнки, почти плакал. Очаровательный, сильный мужичёк, с бородкой и усиками, нетерпеливый и горячий, с толстой стопкой долларов в кармане – какая женщина устоит? Вот и я не устояла. Дважды посетил он мою квартиру и – пропал. Больше я его не видела. Или насытился или нашёл более молодую и горячую любовницу… Только не вздумайте ревновать! Вы мне больше нравитесь.

Лёгкое прикосновение холённого пальчика к его груди и шаловливый взгляд, брошенный на выглаженные брюки, показал, что женщина действительно неравнодушна к его стати. В другое время Тучков, может быть, и ответил бы тем же, но сейчас ему было не до сексуальных забав.

– Телефон сохранился?
Серафима Марковна достала из сумочки записную книжку, принялась листать её. Марал? Не то – это не фамилия – кличка… Машенька? Племянница, я не лесбиянка, женщины меня не интересуют… Малыш? Был один малолетний поклонник, пришлось отказать ему… Мажор? Это из другой оперы…
– Ага, вот, запишите номер мобильника!
Георгий Тимофеевич переписал цифры на пачку сигарет, поцеловал ручку.
– Не могу высказать свою благодарность – слов не подберу. Вы, можно сказать, спасли меня от смерти.
Благодарственные слова заменены более реальной наградой –тремя стольниками, вложенными в незакрытую сумочку. Естественно, дама не смутилась и не обиделась. Ничего особенного, обычное вознаграждение за труды.
Кстати, вы не ответили: бронировать ли для вас ночь или вы заняты?
Тучков развёл руками. Дескать, рад бы еще раз побывать в раю, да вот грехи, то есть, дела не позволяют. Лучше перенести свидание на завтра. На ночь рассчитывать трудно, но пару часов он гарантирует.
– Не казнитесь, Георгий Тимофеевич, – обиженно промолвила разочарованая путана. – Без работы я не останусь – Павлуша, сын спикера городской Думы ожидает моего приглашения. Приятный молодой человек, общаться с которым – сплошное удовольствие. Признаюсь, он не такой сладкий, как вы, но, как говорится, на безрыбье и рак рыба… Если передумаете – звоните. Работа с Павлушей много времени не займёт…
Приехав в гостиницу, Тучков заперся в номере. Неужели ему повезло? Клиент проститутки мог назваться кем угодно – Иваном, Петром, Ахметом. Тогда надежда выйти, наконец, на желанного исполнителя рухнет. Но с другой стороны, зачем «Мурату» темнить? Продажная баба ментам его не подставит – побоится. Дружки клиента подстерегут и изрежут бритвами, исполосуют ножами.
Успокоившись, Георгий Тимофеевич набрал номер, срисованный из книжки Симы. Долго никто отвечал – протяжные гудки какали в воспалённое сознание. Кажется, прокол, ничего не получилось.
Трубка ожила.
Слушаю?
Приятный баритон с явным кавказским акцентом. Чеченец или ингуш – не имеет значения. Если он ещё и специалист в области похищений людей, бывшему офицеру милиции в очередной раз повезло.
– Ты меня не знаешь. Нужно встретиться…
А ты от кого меня узнал?
Понятная и оправданная встревоженность! Звонить могут и конкуренты, и менты. Вдруг он где то прокололся, оставил следы. Преступники любой окраски всегда живут под страхом наказания.
– Одна шалашовка подсказала, – не стал скрывать Тучков. Если верить Симе, у ней сложились с кавказцем неплохие отношения , они могут благотворно повлиять на задуманные переговоры. И потом – почему он должен темнить, ссылаться на адресный стол или на сведения, полученные из ментовской? – Хорошо тебе знакомая тёлка…
– Симка? Дождется, лярва, язык вырежу и засуну в раздолбанное место… О чём базар?
– По телефону – западло. Назови место и время. Работа – не пыльная, но выгодная.
Наверно, «выгодная работа» заинтересовала кавказца.. Сработало и знакомство неизвестного абонента с недавней любовницей. Голос стал мягче.
– Скажи, куда приехать?
Тоже понятно. Засвечивать свою хату Мурат не хочет, назвать улицу или кабак – то же не в цвет. Если телефонный собеседник подослан сыскарями, тогда – хана. В гостинице легче соскочить, в крайнем случае подставить свою шестёрку.
Для Тучкова разговор в номере тоже удобней, чем в сквере или в кабаке. Безопасней. На первом этаже, рядом с рестораном дежурят менты – мигом прибегут на помощь.
Уточнив адрес и время визита, Мурат пообещал не задерживаться.
Георгий Тимофеевич использовал оставшееся до встречи время для подготовки. Один пистолет – под рубашкой, второй прикрыт газетой на журнальном столике. Кто знает, как поведёт себя явный бандит, какие мысли зашевелятся в его голове? Как бы он, вместо разговора, не выстрелил из пистолета с глушителем. Бережённого и Бог бережёт, и сатана обходит стороной. Опасливая предусмотрительность не раз спасала Тучкова от смерти.
Мурат вошёл в номер в назначенное время. Изобразил благожелательную улыбку, более похожую на оскал голодного хищника. Прежде чем сесть в кресло напротив хозяина, он внимательно осмотрелся. Висящий на стене дурацкий натюрморт не привлёк его внимания. Холодильник открыл и снова закрыл. Смахнул с журнального столика газету, выщелкнул из пистолета магазин, спрятал его в карман и пренебрежительно бросил оружие Тучкову.
– Теперь можно и побазарить, – удовлетворённо пробасил он, усаживаясь на стул. – Что ты хочешь предложить?
Стараясь говорить максимально коротко, Тучков рассказал о задуманном похищении Рыкова, которое, дескать, совершенно безопасно. Олигарха следует переправить на Кавказ, где держать до особого распоряжения. Никаких пыток и избиений, никаких требований выкупа.
Сколько бросишь?
Сумма заранее согласована с Зориным. Переведенные Верстовским два миллиона зелённых ожидают получателя в банке Менатеп. Но Тучков побоялся выложить эти сведения – просто назвал число нулей. Остальное исполнителя не должно беспокоить. Как говорят в рекламных роликах, всё будет по честному.
– Заманчиво, – признался Мурат, бросив взгляд на дверь. Наверняка, там стоят, прислушиваясь к беседе парни из его охраны. – Только не два куска, а – пять. Два – аванс, остальные после дела. Кто обеспечивает подход и отход? Учти, фрайер, продашь – дня не проживёшь – в асфальт закатаю!
Стандартная угроза уголовника не испугала отставного подполковника, наоборот, ободрила. Угрожает – значит, боится, серьёзно относится к проведению далеко не простой операции.
– Наводка моя, прикрытие – твоё. Заметано?
Подумать надо. Украсть олигарха – не бабу оприходовать… Завтра скажу…
Перенос окончательных переговоров на следующий день вполне устраивает Тучкова. Ему предстоит обработать Верку – подругу жены Рыкова. Без её помощи не обойтись…

Вера Семёновна Плоева была довольна своей жизнью. Она не работала, да и о какой работе можно говорить, не имея ни образования, ни профессии и ни особого желания. Наивный муж, преподающий в школе литературу, был уверен, что живут они на его нищенскую зарплату. Как бы не так! «Девушка по вызову» только за один час работы получает больше, чем он за месяц. Желающих испробовать её тело – пруд пруди. Телефон трезвонил безостановочно. Приходилось изворачиваться. То её вызывают в поликлинику к гинекологу для профилактического осмотра, то заболела подруга, то в магазин привезли удивительно дешёвые кофточки. Павел всему верил.
К выгодной торговле телом Веру Семёновну пристрастила профессиональная проститутка – Серафима Марковна. Она организовала соответствующую рекламу, нашла первых богатых клиентов. Таясь от мужа, начинающая путана приносила домой не все заработанные сексом деньги – открыла счёт в сбербанке. Хватило ума откладывать на чёрный день, когда она скатится на второй, а потом и на третий сорт.
Ничего позорного в нашей работе нет, изо дня в день твердила тётя Сима, внедряя в сознание наивной женщины понятия, противоположные тем, которыми усердно её кормили и дома, и в обществе. Мы с тобой – труженицы, излечивающие мужчин от множества болезней. Врачи и медсёстры пытаются излечить их уколами и таблетками, мы – ласками, умением воздействовать на мужской организм, погасить вредные реакции, активизировать полезные.
Постепенно, переучивание принесло свои плоды. Наставница права – мы с ней нечто вроде служителей медицины, с некоторой гордостью за свою гуманную профессию, рассуждала Верка. И не только гуманную, но и приносящую немалый доход.
Единственно, что смущало её – необходимость не принимать клиентов у себя дома – ездить к ним. Нечто вроде участкового врача с сексуальным уклоном. Придумывать причины неожиданного выезда, ложиться на чужое постельное бельё, отмываться в незнакомой ванне – вот что мучило её. Всё остальное, включая моральные и этические аспекты, женщина успешно преодолела. Святую обязанность замужней женщины удовлетворять мужа она успешно выполняет, Павел доволен ласками жены, она не отказывает ему в близости, охотно отдаётся при первом же прикосновении. От него не убудет, если она так же успешно станет лечить и других мужиков. Естественно, за деньги.
Что касается некоторых неудобств, связанных с её замужеством, ничего ужасного – обычные издержки профессии. Павлуша здоров и весел, он верит ей, в доме – достаток, новых дорогостоящих нарядов не перечесть, косметикой забиты шкафы и тумбочки, банковский счёт пухнет на глазах…
Что ещё нужно женщине работяге? Детишек? Всему своё время появятся и дети. Сейчас приходится предохраняться. Тоже – одна из мерзких издержек профессии…
Утром, проводив мужа в школу, Вера Семёновна занялась уборкой, потом затеяла стирку. Завершив привычную домашнюю работу, она приняла душ, подкрасилась и легла на диван перед телевизором.
Господи, какая скука – никто не звонит, не приглашает!
Будто подслушав, зазвонил телефон. В самый неподходящий момент – в прихожую вошёл усталый муж. Кому она понадобилась? С тётей Симой утром пообщались, обменялись новостями, посплетничали по поводу своих клиентов, посудачили о невесёлых перспективах старой проститутки и радостных – новой, только вступившей на тропу сексуального бизнеса.
Часто звонить – не в характере Серафимы Марковны. Скорей всего вызывает очередной сексуально озабоченный мужик. К горлу подпёрло, из ушей капает, необходима срочная помощь! Ну, что ж, она не прочь развлечься, да и пара сотен зелени не будет лишней.
Опередив супруга, Вера Семёновна поспешно сняла трубку.
Звонил Тучков. Не вдаваясь в подробности, назвал номер в гостинице. Прибавил – не обижу, останешься довольна.
– Да, конечно, – озабоченно и радостно тихо говорила она, косясь на мужа. – Спасибо вам… Да, да, немедленно выезжаю… Скоро буду…
Положив трубку, объяснила: наконец, в библиотеке нашли для неё, заказанную месяц тому назад, книгу «Чёрный ворон». Говорят: талантливо написанный роман. Если она задержится, пусть Пашенька не беспокоится – транспорт в Красносибирске ужас, как плохо работает. Пока доберётся до библиотеки, пока поговорит с её сотрудниками – неудобно уходить сразу, всё же выполнили её просьбу, нельзя быть неблагодарной – пройдёт не меньше трёх часов.
Увлечённый чтением газеты, учитель кивнул. Дескать, поезжай, милая, отвлекись от домашних дел. Привезешь книгу – тоже почитаю…

Вера Семёновна влетела в гостиничный номер наподобии дачницы, опаздывающей на электричку. На пороге сбросила туфли, расстегивая кофточку, упала на диван.
Только быстро! В нашем распоряжении не больше часа. Цена – обычная: в экзотической позе – сто двадцать у.е., в обычной – сто. Оплата – немедленно. Деньги на стол и снимай портки. Сейчас покажу тебе фейерферк над Москвой!
Тучков с интересом оглядел обнажённую высокую грудь, перевёл взгляд на крутые бёдра. Он не собирался сейчас заниматься сексом, даже экзотическим. Позже, после завершения операции по похищению Рыкова, он не без удовольствия оприходует и эту проститутку. Как не так давно оприходовал интеллигентную Серафиму Марковну.
– Погоди раздеваться! – прикрикнул он. – Базар не о сексе. Хочешь заработать сотню тысяч баксов?
Женщина почти перестала дышать, глаза округлились, пальцы взволнованно то расстёгивали, то застегивали пуговицы кофточки. Она не была жадной, деньги ей легко доставались и с такой же лёгкостью тратились. Как правило, на никому не нужные вещи. Однажды притащила домой огромную раритетную вазу. Павлу объяснила: для красоты.
Вера просто не могла себе представить мешок, под завязку набитый зеленью.
Что потребует от неё симпатичный, худощавый мужик? Какого то особого наслаждения в немыслимой позе? Ну, что же, она постарается, приложит все силы и умение, почерпнутое у тёти Симы. Огромные деньги стоят этого!
За что? – пролепетала она. – Что я должна сделать? Грешно смеяться над бедной женщиной…
А я не смеюсь. Работа – не пыльная, зато – денежная. Организуешь пикник с участием мужа и жены Рыковых. Без участия охранников или – с одним. Остальное тебя не касается – слиняешь. Если согласна, получишь аванс – треть суммы. Вытащишь парочку на загородную прогулку в указанное мной место – ещё треть. Остальные – после завершения операции.
– Какой операции?
Обычный прикол. Друзья Алексея Анатольевича задумали пошутить над ним.
Объяснение рассчитано на глупца, шито белыми нитками, но будущая наводчица была не в силах воспринимать и анализировать, она видела перед собой только одни деньги. Россыпью, в банковских упаковках, перевязанных красивыми ленточками. Практически – ни за что! Ей не придется посещать незнакомые квартиры, с притворной страстью ласкать потные тела разгоряченных мужиков, удовлетворять их похоть. И за это получать «гроши» – какие нибудь сто баксов. Отпадёт необходимость обманывать доверчивого, наивного мужа.
Уговорить такую же доверчивую Татьяну не составит труда. Она, в свою очередь, уговорит Рыкова.
Придётся, конечно, придумать повод для пикника, но Вера настолько привыкла вешать лапшу на ослиные уши Павла, что безоглядно верила в свою изобретательность и склонность к фантазии.
– Попробую, – нерешительно прошептала она. – Когда?
– Пробовать меня будешь! – огрызнулся Тучков. Слишком легко досталась победа – уж не задумала ли «девушка по вызову» сдать его сыскарям? Не похоже, баба уже заглотнула крючок, остаётся подсечь и – изжарить. – Время и место узнаешь позже. Сейчас получишь аванс. Как и обещано, тридцать тысяч.
«Долларовый» дурман постепенно рассеялся, к Вере возвратилась способность мыслить и анализировать. Странное задание – организовать пикник без телохранителей? Говорят, деньги не пахнут…Ещё как пахнут, чаще – кровью! Уж не задумал ли худощавый, крепкий мужик расправиться с мужем подруги? Ссылка на какой то прикол, шутку, которую, якобы, кто то задумал – сейчас выглядит зловещей глупостью.
Зачем это… ну, пикник… да ещё без охранников?
Тучков понял: наивная и глупая шлюха почти раскусила его. Если он не придумает более правдоподобное объяснение – крутанёт хвостом и соскочит. Для поисков другой наводчицы нет времени. Мурат звонит почти каждый час. У него всё подготовлено, ожидает сигнала.
– Тебя колышет, да? В смысле прикола – я пошутил. Просто есть необходимость побазарить с олигархом. Сама должна понимать – его офис не место для откровенной беседы, там стены утыканы жучками. Что до отсутствия охранников – та же причина: лишние оттопыренные уши.
Вера успокоилась. Соответственно, деньги перестали пахнуть кровью, теперь они излучали приятный аромат мечты. Двухэтажный коттедж на берегу реки, с плодовым садом и уютными беседками, играющие дети. Никаких вызовов, пусть торгуют своим телом неудачницы, та же тётя, нет – баба Сима. Бывшая путана по вызову перестанет предохраняться и родит от Павлика мальчика и девочку…
В сумочке деньги не уместились, пришлось упаковать их в целлофановый пакет. Всю дорогу до банка Вера прижимала его у груди, подозрительно косилась на пассажиров автобусов и прохожих на улице. Освободившись, наконец, от драгоценной ноши, Вера Семёновна полюбовалась записью в сберкнижке. Целых сорок пять тысяч! Теперь она не супруга нищего преподавателя – солидная дама, обладающая немалым богатством…

Алексей Анатольевич был глубоко порядочным, интеллигентным человеком. Он никогда не опускался до брани, тем более – до грязной матерщины. Общаясь с сотрудниками, не повышал голос, старался воздерживаться от обидных упрёков.

Короче говоря, редкое в наши дни исключение!
Случайная измена жене настолько ранила его, что эта кровоточащая рана так и не зажила. Какая там измена, мысленно оправдывался он? Под воздействием алкоголя завалил тоже опьяневшую бабенку, использовал её в одежде, на полу, по собачьи… Какая мерзость. Он даже удовольствия не получил, просто выбросил из себя накопившуюся сперму.
И все же, воспоминание о происшедшем постоянно мучило его. Узнает Таня – ни за что не простит, соберёт вещи и уедет в Хабаровск к родителям.
Не выдержав терзающих его мучений, он зашёл в церковь, покаялся в прелюбодеянии. Батюшка укоризненно покачал головой, но всё же отпустил невольный грех. Дышать стало легче.
Может быть, поэтому Алексей Анатольевич был ласков и предупредителен к жене, старался выполнить любую её просьбу, дарил цветы и драгоценности.
В тот вечер Татьяна, таясь от мужа, долго разговаривала с кем то по телефону. Он не прислушивался – сидел в кабинете и разбирал бумаги. Женские радости и огорчения его не касаются, ему не хватает времени даже для любимой работы. Обстановка вокруг комбината накалена до предела, денег катастрофически не хватает. Не только для ликвидации многомесячных долгов по зарплате, но и для оплаты сырья и запчастей, получаемых от поставщиков.
Лёша, сколько можно сидеть взаперти? То допоздна – в офисе, то в домашнем кабинете? Неужели нет желания развеяться? Верочка предлагает поехать на природу, пожарить шашлыки, послушать пение пташек, полюбоваться заснеженной тайгой.
Упоминание имени кратковременной любовницы снова растревожило незаживающую рану. Господи, до чего он дошёл! Мало ему разваливающегося на глазах комбината, так еще давит воспоминание о допущенном грехе!
– Прости, Танюша, мне не до любования природой. Комбинат требует внимания и полной отдачи. Он сейчас находится на грани банкротства. О каких пикниках можно говорить? Давай отложим поездку на весну…
– С комарами, гнусом и прочими весенними прелестями? Ни за что! Мне надоело сидеть взаперти, общаться с пылесосом и кастрюлями! Ну, пожалуйста, порадуй свою жену, поедем, а? Неужели я не заслужила такой малости? За один день ничего с твоим предприятием не случится – не обанкротится и не развалится. Поедем, Павлуша, очень прошу! Не только я, но и твоя любимая Верочка тоже просит.
Любимая? Неужели Таня узнала о его прегрешении? Вдруг тогда в комнату заглянул кто нибудь из гостей или – официант? Увидел на ковре парочку, занимающуюся сексом, и подкинул супруге соответствующую анонимную записку. Так, мол, и так, скорблю вместе с вами, но молчать не в силах. Ваш муж имеет любовницу…
Отпадает! Татьяна или не поверила бы анонимщику, или уехала от изменника.
– Ну если твоя подруга просит, – вынужденно рассмеялся Алексей Анатольевич, – придётся согласиться. Только не завтра – день загружен, предстоят нелёгкие переговоры с поставщиками.

Таня села на колени мужа, брезгливо отодвинула папки с бумагами, расцеловала его.
До чего же ты хороший! Только знаешь что – давай поедем втроём: ты, я и Верочка. Без твоих мордатых телохранителей. Как в молодости: ты, я и река. Ну, и, конечно, Верочка.
Странная просьба не удивила Рыкова. Он знал о нелюбви жены к его сотрудникам и, особенно, к охранникам. Действительно, какоё удовольствие отдыхать под надзором? Но, с другой стороны, слишком много развелось наёмных убийц…
Возразить – обидеть, но мягко, не навязчиво предупредить не помешаег.
– Видишь ли, Танюша, в наше время слишком опасно ездить без охраны…
– А водитель зачем? Ты и сам можешь вести машину. Вот пусть и охраняет!…
Татьяна не знала, зачем понадобилась подруге вытаскивать их с Алёшей из дому, какую цель она преследует? Скорей всего придумала сюрприз. Верка такая выдумщица, такая фантазёрка – позавидуешь! Приедут к охотничьей избушке на берегу речки, а там – или богато накрытый стол, или – заранее приглашённый цыганский ансамбль…
Почему без охранников – тоже объяснимо. Замужняя подруга не хочет, чтобы посторонние видели её любовника, который, наверняка, встретит их в избушке. Водитель – не в счёт, он – обычный робот, придаток машины, его можно не бояться. Распустит язык – мигом лишится работы.
Доверчивая до глупости Рыкова, не знала, даже не догадывалась, о сексуальном бизнесе подруги. Тем более, о существовании богатого работодателя, отставного подполковника милиции…

Тучков не поехал вместе с Муратом и его парнями, он неожиданно «заболел». Почечные колики или сердечная аритмия – какая разница, главное остаться в стороне. Удастся муратовцам повязать Рыкова – отлично, повяжет их неожиданно появившиеся менты – он не при чём. Алиби – на лицо: купленная медицинская справка с латинским названием «болезни».
Услышав о недомогании партнёра по криминальному бизнесу, Мурат презрительно поморщился. Дескать, слабак, наложил в штаны. Настаивать и угрожать не стал – получив аванс, подобрел.
– Лечись, доходяга. Советую, не таблетками и уколами – бабскими фуфелями…
– Спасибо, дружан, – корчась от «нестерпимой боли», застонал «больной». – Чувствую – кранты, до вечера не проживу…
После ухода Мурата Тучков сразу исцелился – бодро спрыгнул с постели, взволнованно забегал по комнате. Всё, задуманное мероприятие начато, колёса закрутились, стрелки часов отсчитывают минуты. Если не произойдут какие нибудь досадные случайности, скоро связанный олигарх поедет в Чечню. А организатор похищения пополнит свой банковский счёт.
Кстати, о счёте! Нужно проинформировать Зорина о достигнутых успехах и туманно намекнуть о нищенском гонораре. Дескать, поистратился, пришлось выложить почти все деньги, лежащие в Менатепе, и добавить свои кровные. Зато задание можно считать выполненным.
– Виктор Петрович, это я! – радостно представился Тучков. – Колёса завертелись, движение начато. К вечеру надеюсь сообщить приятные подробности.
Поздравляю, – с непонятным недовольством ответил Зорин. Будто прошёлся рашпилем по ржавому бруску железа. – В свою очередь хочу сообщить – причитающиеся тебе деньги уже переведены. Как ты просил, в Швейцарию…
Причина недовольства, можно сказать, лежит на поверхности. Неприятный разговор с опальным олигархом. Верстовский упрекнул собрата по бизнесу в слабой активности и в не целевом расходовании переведенных миллионов. Предупредил – «семья» приходит в упадок, не сегодня, так завтра, она лишится власти. Поэтому необходимо максимально ускорить процесс по захвату комбината. И приказал немедленно представить отчёт о финансовых затратах. Кому сколько, когда и за что выплачено.
Что касается «семьи» опытный чиновник знал и без информации из Лондона, но не особенно волновался. Преемник Ельцина – птица из его гнезда, он против него не пойдёт – не осмелится, продолжит начатые им реформы. Как говорится, ворон ворону глаз не выклюет. Следовательно, в стране ничего не изменится. Только процесс приватизации пойдёт не по пути откровенного грабежа – потайного, скрытого от нищего населения, обогащения.
А вот требование представить отчёт настораживает. Зорин не был бы опытным чиновником, чтобы не полакомиться объедками с барского стола, не запустить руку в переведенные Верстовским миллионы. Герман Моисеевич не отличается особой жадностью, но расчетливость у него в крови.
Придётся поразмыслить, изобрести имена получателей и дела, за выполнение которых им уплачено. Для опытного чиновника – не проблема.
К тому же, удача с похищением Рыкова и последующим изъятием контрольного пакета акций комбината спишут все мелкое и крупные грехи. Завладев комбинатом, опальный олигарх мигом забудет о них…

Погода была великолепной – безоблачное небо, легкий, бодрящий морозик. Алексей Анатольевич сидел рядом с водителем, подруги щебетали на заднем сидении.
Непривычное отсутствие охраны портило Рыкову настроение, он оглядывал сугробы, заснеженные кроны деревьев, густой кустарник. Повсюду ему чудились, подстерегающие его киллеры и просто – грабители. Иногда фактический владелец огромного комбината осторожно бросал взгляд на женщин – жену и кратковременную любовницу.
Стыда от грехопадения он уже не испытывал, слава Богу, переболел. Вместо стыда, появилось любопытство. Неужели, добропорядочный семьянин обладал этой симпатичной женщиной? Самому себе не врут – несмотря на спешку и обстановку, это обладание доставило ему немалое наслаждение.
– Лёша, почему ты такой угрюмый, неразговорчивый? – заботливо спросила Татьяна. – Неужели присутствие в машине двух очаровательных женщин не веселит тебя? Осыпай нас комплиментами, забавляй весёлыми рассказами. Вообще, забудь о всех проблемах, расслабься, милый!
– Отстань от мужика, – посмеиваясь, вторила Верка. – Наверно, он вспоминает какое то забавное любовное приключение. Вон как улыбается!
– Я покажу ему любовь на стороне!
Последовал легкий пррофилактический удар кулачком в спину.
– Разве можно так обращаться с сильным полом? – снова рассмеялась Вера. Будто приглашала его вспомнить комнату в городской администрации, пушистый ковёр и два сплетённых тела на нём. – Мужчин нужно кормить, ласкать и прогуливать… на поводке.
Рыков повеселел. Шутливая перебранка с женщинами успокоили его. Да и кого бояться, если о поездке в тайгу никто не знает? Тем более, он ничего не сказал своим сотрудникам, где собирается провести время. Просто объявил: завтра меня не будет…
Возле охотничьей избушки машина остановилась. Рыков неуклюже выбрался из салона для того, чтобы открыть дверь и помочь женщинам выйти. Приятная обязанность любого культурного человека.
Неожиданно из кустов выскочили три человека в чёрных масках.
Автоматная очередь свалила водителя. Не обращая внимания на женщин, бандиты оглушили Алексея Анатольевича, связали его.
Только сейчас Вера поняла, что она наделала! Завороженная стопками долларов забыла обо всём, фактически предала подругу, которую по настоящему любила, подставила её мужа.
– Что вы делаете? Кто…
Договорить она не успела – налётчик с бородкой, выглядывающей из под маски, дважды выстрелил в неё навскидку.
Рыкова опустилась на колени перед телом подруги и зарыдала.
Её не тронули. Условие, поставленное заказчиком: не бить и не пытать олигарха, бандиты, на всякий случай, распространили и на его жену…

0

9

Глава 9

Генерал Введенский перебирал на рабочем столе оперативные документы. Казалось бы, самые достоверные версии рушатся одна за другой. Слежка за исполняющей обязанности президента Фонда ничего путного не дала. Правда, удалось узнать, что ей звонили из Свободного, но кто звонил, с кем и о чём разговаривал – сплошной туман.
Впрочем, почему – туман? Скорей – дымка, смог. Ответить дальневосточному абоненту могли только трое: сама Белова, её любовник Шмидт и сын – Ванечка. Ни служанка, ни мажордом не осмелились бы заменить хозяев. Максимум, что бы они сделали – коротко ответили: абонент отсутствует, перезвоните позже. А разговор длился шесть с половиной минут.
Расспрашивать Белову – зряшный труд, она ни в чём не признается, вежливо попросит не вмешиваться в её личную жизнь. И будет права – называть имя звонившего она не обязана. Открывать содержание беседы – тем более.
А вот с её сыном и с любовником нужно поработать. Спокойно поработать, не срываясь на гнев и угрозы. Подумав, Игорь Леонидович решил не поручать допрос Шмидта и Белова младшего своим сотрудникам – заняться этим самому. И не приглашать их к себе в кабинет – побеседовать с начальником охраны Фонда в офисе, с мальчиком – в Интернате для особо одарённых детей, будущих президентов и премьеров.
Он не знал, почему интересуется не исчезнувшим Мусой, не свидетелями кровопролития на дальневосточном прииске, не людьми, похитившими Рыкова, а именно Беловым. Агентом влияния. Интуиция – великое благо для любого сотрудника правоохранительных органов. Безоглядно доверять ей, конечно, нельзя – опасно, но как вспомогательный метод любого расследования она бывает полезной…
Удивительно, почти не реально, но почти во всех происшествиях в Сибири и на Дальнем Востоке незримо присутствовал Белов. И не только незримо.
Наблюдательный пилот вертолёта, совершающего рейсы по маршруту Свободный – Первомайское, сообщил, что в начале ноября четверо парней летели вместе с главой поселковой администрации и с его дочерью. Обычно он знает почти всех пассажиров, эту четвёрку видел впервые.
Вдруг Белов решил укрыться в глубине тайги на золотоносной речке? Там его трудней достать, нежели в крупных городах.
Житель староверческой деревни утверждал, что посетивший их в том же ноябре человек, о чём то сговаривался с братками.
Почему бы этому переговорщику не быть бывшему криминальному авторитету? О чём он договаривался с бандитами – тоже объяснимо: отобрать у Ингушзолото жирный кусок – золотоносный участок.
Свидетели нападения на захваченный ваххабитами прииск во время допроса сообщили о том, что среди хорошо знакомых братков находились трое незнакомых мужиков. Они не стреляли и не резали, хотя и были вооружены – просто наблюдали.
Похоже, один из них был Белов. Приметы, сообщённые туберкулёзным старателем, подтверждают это.
На улице Красносибирска обнаружен труп молодого мужчины. Пенсионер, проживающий в доме напротив, на допросе сообщил, что он случайно выглянул в окно и увидел двух убегающих мужчин. Их внешность он, конечно, не разглядел – уже стемнело, но по манере поведения одним из них может быть Белов.
И ещё одна загадочная смерть в том же Красносибирске. Покончила с собой пожилая проститутка индивидуалка – закрылась в квартире и открыла газ. Первая версия – примитивное самоубийство. После вскрытия, опроса жильцов и проведения дополнительных экспертиз, следователи пришли к единодушному мнению – убийство.
На первый взгляд, это происшествие не связано с Беловым, но по времени совпадает с его пребыванием в городе.
Наконец, супруга похищенного Рыкова упоминала о троих нападавших. Они были в чёрных масках, поэтому опознать их пострадавшая не может.
Вдруг олигарха похитили с участием или по поручению того же Белова?
Какая то чушь лезет в голову! Разве теперь в России мало убийств и похищений заложников? Десятки, сотни тысяч. Оперативные сводки буквально залиты кровью невинных жертв. Почему всё это он привязывает к главе Фонда. По имеющимся неофициальным сведениям он, после гибли друзей и уничтожения убийц, завязал с криминалом, покаялся в церкви и отошёл от дел.
И всё же, некоторые совпадения по месту и времени настораживают. Если везде орудовал Александр, мозаика сложилась занятная. Добавить бы в неё несколько, всего несколько, камушков и можно утверждать: Белов – попрежнему опасный преступник. Эти недостающие «камушки» могут находиться в показания Шмидта и Ванечки.
Правда, собеседование с Фотоном уже состоялось, вряд ли за короткое время что нибудь изменилось, но, как говорят в народе, попытка – не пытка…

Кабинет начальника службы безопасности Фонда расположен на первом этаже здания. Обиженный Шмидт демонстративно перебрался сюда из роскошных апартаментов девятого этажа, подальше от властолюбивой любовницы.
Ничего примечательного – небольшой письменный стол, три потёртых стула, в углу – громоздкий сейф, на стене – портрет Президента. Обычное место работы рядового клерка или домуправа.
– Разрешите, Дмитрий Андреевич? Извините, я вас долго не задержу.
Шмидт перевёл взгляд с экрана телевизора на неожиданного посетителя. Он не удивился, будто появление в его каморке генерала было заранее обговорено и запланировано – равнодушно кинул на стул. На самом деле Виктор Андреевич насторожился и немного растерялся. Что понадобилось заместителю председателя ФСБ от своего бывшего агента? Почему он не вызвал скромного сотрудника Фонда к себе или не поручил провести допрос одному из помощников?
Впрочем, однажды сыскарь так же, как и сейчас, пришёл для допроса, умело загримированного под дружескую беседу. О чём они тогда говорили? Какая разница, главное – генерал не изменил своих привычек ходить без охраны, действовать самостоятельно. При необходимости убрать его – без проблем.
Введенский не торопился – с показной ленцой уселся на указанное ему место, неторопливо выложил на стол пачку сигарет, зажигалку и блокнот. Закурил. Пусть помучается, сексот, пусть испугано переберёт в памяти все свои грехи – сегодняшние и вчерашние. Созреет – тогда и начнётся откровенная беседа, именно беседа, а не официальный допрос…
Завербовали верного сподвижника Белова удивительно просто. Тогда бригадир попросил его поехать вместе с бойцами на стрелку. Дескать, Фил готовится к ответственным соревнованиям плюс – к съёмкам фильма, Кос повёз в поликлинику заболевшего отца, Пчела умчался на таинственные переговоры с поставщиками не то оружия, не то наркоты. Единственный человек, которому можно доверить разобраться с окончательно обнаглевшими конкурентами – Дик. Так ласково Александр называл своего помощника и, по совместительству – исполнителя приговоров.
Стрелка прошла спокойно, без кровопролития. На обратном пути группу захватили менты. Вооружённых парней почему то сразу отпустили, предварительно отобрав оружие, а вот на их вожака надели браслеты и увезли в Лефортово. Официальная причина – незаконное хранение пистолета, называемого в Фонде – «макарычем».
Следователь сразу, не вдаваясь в подробности, назвал статью. Если ствол чист, не был в деле – пять лет на ушах, в колонии общего режима. Если он зафиксирован и замаран кровью, срок может быть увеличен вдвое, возможно – втрое. Всё это Виктор Андреевич отлично знал, но не стал отнекиваться и настаивать на своей виновности.
– Как любит выражаться наш президент, имеется альтернатива. Подпишите бумагу о добровольном согласии работать на органы – гуляйте…
Следак положил перед задержанным соответствующий бланк и отошёл к зарешеченному окну. Дескать, думай, парень, хорошенько думай! Откажешься – проведешь на зоне, как минимум, десять лет. Согласишься – свобода.
Выхода не было. Опознать чёртов ствол для опытных сыскарей – не проблема, мигов повесят на задержанного десяток трупов. Тогда – хана, кранты.
Шмидт выбрал свободу – подписал добровольное согласие поставлять фээсбэшникам нужную им информацию. После этого с новым агентом почти час беседовал начальник отдела полковник Введенский.
Нельзя сказать, что вербовщики усердствовали. Скромные требования информировать о деятельности Фонда появлялись не чаще одного раза в неделю. Вели себя вежливо и корректно. Шмидт поставлял требуемые сведения либо по телефону, либо через связника. Платили неплохо, очень неплохо. Не жадничали.
Или короткие сообщения не пришлись по вкусу заказчикам, или они разочаровались в его возможностях и в способностях, но контакты постепенно сошли на нет. Его перестали вызывать на конспиративную квартиру или навещать на работе…
И вот – появление Введенского. Уже не начальника отдела и не полковника – заместителя председателя, с генеральскими погонами, но с прежними знакомыми повадками опытной ищейки.
– Поговорим? – погасив в пепельнице недокуренную сигарету, предложил генерал. – Мы с вами давно не беседовали, я успел соскучиться.
Соскучилась лиса по петушку, ехидно подумал бывший стукач, остались от него одни перышки да коготки. В доброту окружающих его людей Шмидт уже давно не верил. А уж о сыскарях и говорить противно – ни слова правды, один сплошной обман. Но не возражать же, не отказываться от серьёзной беседы?
– Как скажете…
– Тогда приступим. По моим сведениям в ноябре вам с Беловой позвонили из Свободного. Предположительно, Александр Николаевич. Признаюсь, нам неизвестно, кто из вас говорил с ним, и о чём. Особенно меня интересует тема.
Дмитрий Андреевич задумчиво поглядел на экран телевизора. Будто просил бегающую по сцене Аллу Пугачёву посоветовать, как ему поступить, что ответить на простой, казалось бы, вопрос.
Нет, зря он надеется на чью то помощь – придётся самому разгребать завалы. Хорошо еще, что дотошный сыскарь не спросил: кто и за что стрелял в Белова?
– Говорил не я и не Ольга. Если бы ответила Белову она, мне сразу бы призналась. У нас с ней нет секретов друг от друга.
Генерал закурил ещё одну сигарету, задумчиво простучал по столу какую то маршеобразную мелодию. Шмидт говорит открыто, смотрит собеседнику в глаза. Похоже, он ничего не таит, неохотно, но выкладывает всё, что ему известно. Подозревать его в двойной игре нет причин.
– Ладно, верю, – Введенский поднялся со стула, положил в карманы сигареты и блокнот. – Дмитрий Андреевич, позвольте попросить вас о небольшом одолжении, – Шмидт догадался, о чём пойдёт речь, и согласно наклонил лысую голову. Будто покорно подставил её под топор палача. – Благодарю заранее. Если узнаете что нибудь новое – я имею в виду бывшего вашего хозяина – не откажите в любезности сообщить мне.
Верно говорят, что рано или поздно всё возвращается на круги свои, обречёно подумал Шмидт, когда генерал, вежливо простившись, покинул его кабинет. Похоже, данная когда то подписка продолжает действовать, от нее не убежать, не скрыться. У федеральной службы безопасности длинные руки, они достанут изменника на морском дне или на Марсе. А он то, идиот, думал, что поставка негласной информации осталась позади, что он может спокойно дышать…
Да, Фотон поставил в известность своих хозяев о планах Пчелы. Да, он предупредил их о переправляемой из Средней Азии, под руководством Коса, посылке с героином. Да, проинформировал об открытии в оффшорных зонах счетов для отмывания грязных денег. Но всё это не касалось Белова, вернее, почти не касалось. И вот – новый виток. Что потребует от него этот интеллигентный опер в генеральских погонах? Вопрос о каком то телефонном базаре – обычная наживка, под которой спрятан острый крючок.
Сопротивляться, отнекиваться – нажить головную боль. Придётся притвориться ничего не понимающим лохом…

Введенский терпеть не мог двух вещей: бесцельного сидения в кабинете и сопровождающих его помощников либо охранников. Протирание штанов за письменным столом допускал только при необходимости ознакомиться оперативными материалами или – для продумывания очередной версии.
Хохлов часто издевался над не по возрасту и не по положению резвым стригунком. Игорь Леонидович беззлобно огрызался, называя коллегу «старой развалиной». Как правило, дружеская перепалка двух генералов заканчивалась похлопыванием по плечу и серьёзной беседой.
А вот Председатель шуток не понимал и не одобрял.
– Заканчивай изображать рядового опера, – не то приказывал, не то советовал он. – Ты – генерал, заместитель главы самой серьёзной в стране силовой организации. Вот и веди себя соответственно. Категорически запрещаю ездить за рулём и без охраны. Узнаю – накажу. Без скидки на генеральское звание.
И все же, несмотря на запрет, Введенский часто по мальчишески удирал из осточертевшего кабинета, встречался с агентами либо на конспиративных квартирах, либо, как сейчас, по месту работы. Единственно, с чем он смирился – с присутствием одного помощника, майора Олега Воскобойникова. Нравился ему этот шустрый, улыбчивый парнишка, исполнительный и инициативный. Раньше разговорчивый, временами – болтливый, он, после ранения и сложной операции, сделался немногословным. Да, нет, может быть – и только.
Разговор со Шмидтом, на который Введенский так надеялся, ничего не пояснил и ничего не подтвердил. Единственный успех, если его можно назвать успехом, – согласие Шмидта восстановить потерянный контакт и, соответственно, собирать и поставлять Федеральной службе безопасности так необходимый ей компромат. Неважно на кого – на Ольгу, сотрудников управления Фондом, дворников и служанок. Курочка по зёрнышку клюёт и сыта бывает – расхожая истина, особенно ценимая органами правопорядка. Отсеять пустую породу, собрать крохотные драгоценные зёрнышки – задача опытных оперативников, следователей и аналитиков.
Впереди – ещё один визит: в Интернат для одарённых детей – будущих президентов и премьеров, министров и законодателей, элиту реформированной России.
– Как думаешь, Шмидт сделает всё, как надо, или свалит за рубеж? – обратился он к сидящему за рулём помощнику. На самом деле, задал вопрос самому себе. – Вид у него был какой то растерянный. Если и останется в своём родном Фонде, вполне может предупредить Белову или её законного мужа… Как бы мы с тобой не прокололись.
– Никуда не денется! – уверенно ответил Олег. – Свалить побоится, предать – тем более. Будет работать.
Игорь Леонидович пожал плечами. Шмидт – далеко не трус. Скорее, наоборот, сильный, волевой человек. Надумает бежать – ничто его не остановит: ни подписка о сотрудничестве с органами, ни получаемый за негласную информацию гонорар. Единственно, что может его удержать – любовь к женщине. К Ольге Беловой. А как она относится к любовнику. Терпит его по причине отсутствия более достойного партнёра или тоже любит.
В чём только не приходится копаться ради познания истины? Введенский брезгливо поморщился. Он понимал, что копание в дерьме – обязательное занятие сотрудников уголовного розыска и службы безопасности, без этого не узнаешь истины…
– Погоди, ты куда рулишь?
Как это куда? В Интернат.
– Сплошные провидцы вокруг. То Хохлов изобретает, то ты догадываешься, – недовольно пробурчал генерал.
На самом деле, он притворялся недовольным. Ибо умение разгадывать головоломки – непременное качество настоящего оперативника. Без этого он – пустышка, бездумная – «чего изволите?» – принадлежность службы безопасности государства…

Интернат, теплица для выращивания российской элиты, охранялся не хуже объектов первой категории – ракетных баз или президентского бункера. Введенский слышал, что задействована целая дивизия внутренних войск с бронетехникой и с мудрёной электроникой – просматривающей и прослушивающей всю территорию заведения.
Дивизия – явное преувеличение, а вот полк – вполне возможно.
Развалины главного корпуса скрыты за высоким забором из алюминиевых панелей. Нельзя травмировать неустойчивую психику воспитанников видом искорёженных взрывом конструкций здания, мешанины из дерева и железобетона. За забором работает кран, ползает бульдозер, из ворот выезжают гружённые самосвалы.
Возле подъезда второго корпуса стоят два офицера и два автоматчика. Поодаль – бронетранспортер. Второй рубеж охраны – первый встретил посетителей возле ворот. Внимательно изучив предъявленные удостоверения, офицеры откозыряли и пропустили генерала и майора ФСБ в здание.
Следующая проверка – в приёмной директора интерната. Секретарь в цивильном костюме, но с военной выправкой, бегло просмотрел документы, кому то позвонил – скорей всего, в управление. Убедившись в том, что посетители действительно служат в ФСБ, он вежливо поклонился и предупредительно открыл дверь, оббитую кожей.
Директор, худощавый, подвижный мужчина пенсионного возраста, с профессорской бородкой, с глазами буравчиками и в старомодном пенсне, чудом не спадающем с интеллигентного носа, встретил генерала без особой радости. Видно надоели ему проверяющие и контролирующие. Почему то деятельность его предшественницы, мадам Шубиной, проверяли намного меньше. Или пользовалась полным доверием администрации Президента, или её оберегал создатель и куратор Интерната господин Зорин?
– Чем обязан? Простите, не знаю, как вас величать?
– Игорь Леонидович, – доброжелательно представился Введенский. – Мне хотелось бы побеседовать с одним из ваших воспитанников.
«Профессор» поправил узел галстука, пожевал сухими губами. Будто дегустировал слова генерала. Как и все чиновники, он побаивался всевозможных просьб, подозревал, что они направлены против него лично. С целью столкнуть с занимаемого кресла.
С кем именно?
С Ваней Беловым.
Очередная пятиминутная «дегустация». Введенскому показалось, что глаза – буравчики, уже просверлили отверстия в его лбу и вот вот доберутся до каких то не существующих злодейских замыслов.
– Есть проблемы?
– К сожалению, они присутствуют всегда, – безулыбчиво пошутил директор. – Видите ли, уважаемый Игорь Леонидович, мои воспитанники – легкоранимые дети, с еще неустойчивой психикой. Поэтому, прошу вас назвать тему предстоящей беседы. Или, в крайнем случае, позволить мне присутствовать…
Игорь Леонидович подавил невольное раздражение. Удивительно неприятный тип, этот директор! Так и лезет в душу, так и пытается выудить оттуда невесть какие мысли, угрожающие его достоинству. Внешне – всё объяснимо и понятно – человека беспокоит возможная травма, нанесенная его воспитаннику. На самом деле, единственно, что по настоящему волнует директора – своё пищеварение и получаемая немалая зарплата.
В конце концов, пришлось согласиться на присутствие при беседе главного воспитателя Интерната.
Когда в кабинет директора вошёл лобастый, крепкий мальчуган, Игорь Леонидович ещё раз удивился. Ванечка – точная копия своего отца. Даже манера смотреть исподлобья взята у Александра. Стоит, независимо заложив руки за спину, выставив вперёд правую ногу. Будто говорит: я ничего не сделал, поэтому извиняться не стану!
– Господин директор, зачем меня вызвали?
Одно обращение чего стоит! Не по имени отчеству, не «товарищ директор», а господин. Ничего не скажешь, в Интернате здорово муштруют будущих властителей страны! С каким достоинством держится! Будто не ребёнок – испанский гранд. Хорошо ещё не щелкнул каблуками и не наклонил величественно голову.
Здравствуй, Иван Александрович.
Лукавый взгляд показал, что вежливое обращение принято и соответственно оценено.
– Здравствуйте, господин… не знаю, как вас называть…
Мальчишеская ручка утонула в широкой ладони Введенского.
– Дядя Игорь, – представился генерал, улыбаясь. – Фамилию называть не стану – она тебе ничего не скажет. Для начала прими вот это, – протянул он две плитки шоколада.
Пацан величественным жестом отверг угощение. Даже брезгливо поморщился, мерзавец. Будто ему дают не сладость – испорченный продукт, поставленный из за рубежа.
– Не надо, господин…дядя Игорь! Я не маленький. Вот возвратится из командировки папа, столько привезёт гостинцев – всех угощу. И вас – тоже!… Господин директор, я могу быть свободным? Сейчас в актовом зале проходит интересная викторина…
«Профессор» нерешительно посмотрел на генерала. Как поступить: отпустить воспитанника или попросить задержаться? Воскобойников обидчиво подмигивал. Хотя Введенский знал, что это не ехидное подмигивание, а нервный тик, оставшийся после ранения, всё равно было неприятно.
– Подожди, Ваня! Мне нужно задать тебе несколько вопросов. Буду благодарен, если ты откровенно ответишь мне.
Постараюсь…
– В ноябре ты разговаривал по телефону с папой, да?
Малец явно растерялся. Вдруг признание – да, разговаривал – навредит отцу. Отказаться не позволяла гордость и врожденное чувство достоинства.
– Не помню, дядя Игорь, – почти прошептал он. – Может быть, и разговаривал… Не помню…
Сослался на забывчивость и больше – ни слова. Смотрит по прежнему исподлобья, набычился, руки сжаты в кулачки.
– Очень прошу тебя – вспомни! Это поможет нам выручить попавшего в беду твоего отца. Завтра дядя Олег снова навестит Интернат и поговорит с тобой.
– Что случилось с папой? – испугано закричал Белов младщий. Куда девалась величественность жестов, гордая посадка головы. – Скажите, пожалуйста, где он?
– Пока – ничего страшного. Всё зависит от тебя, малыш…
Беэжалостно? Не без этого. Но как иначе добиться от упрямого мальчишки полной откровенности? А она, эта откровенность может вывести сыщиков на след исчезнувшего много знающего бывшего авторитета. Вот и приходится мириться с силовыми приёмами…
В управлении Введенского ожидала приятная новость – появился, наконец, Муса. И не только появился, но и ожидает его в Ясенево.
Игорь Леонидович потребовал немедленно возвратить уехавшую машину. Когда найти её не удалось – водитель мог поехать в автосервис или на заправку, или по своим делам – нетерпеливый генерал позвонил Хохлову и попросил на время уступить ему «мерина»…

Через час он вошёл в двухкомнатную конспиративную квартиру, используемую для встреч с агентами.
Похудевший Муса – кожа и кости – устало сидел за столом и пил газированную минеральную воду. Одновременно, он бегло просматривал свежие газеты. Читая о зверских расправах ваххабитов над мирным населением, о взрывах и обстрелах колонн с гуманитарной помощью, о нападениях на милиционеров, чеченец болезненно морщился, матерился и по русски, и на родном языке. Проклинал Хаттаба и его приближённых, просил у Аллаха немедленно покарать кровавых нечестивцев.
Введенский знал, что торопить кавказца не принято, это – харам, то есть действие, осужденное шариатом. Сначала вежливо спросить о здоровье и благополучии его самого, всех близких родственников и многочисленных друзей. Потом подождать, пока агент сам не вступит на тропу переговоров.
На этот раз не выдержал Муса. Не ожидая расспросов, торопливо заговорил, мешая русские и чеченские слова и выражения.
Он не трусливый шакал, сбежавший от нечестивцев, навлекших позор на целую нацию, покарай их Аллах! Он не бросил порученное дело. Ты, мол, сам знаешь, что твой агент не трус и не предатель! Он проследил тропы, по которым в горы доставляли золото, куда везли закупленное в русских арсеналах и за рубежом оружие, он знает, где прячутся вонючие вожаки и их пособники.
Введенский терпеливо ожидал, когда закончится панегирик агента, обращённый к самому себе, проклятия в адрес изменников и прочая шелуха… Нет, это была не шелуха – искреннее негодование честного человека, возмущённого преступлениями своих соотечественников.
Наконец, Муса успокоился.
– Прости, господин генерал… Ты сам знаешь, что сейчас творится в Чечне. Сердце болит…
Всё понимаю, и, поверь мне, сочувствую… Уйти от расправы – в этом нет ничего позорного. Поэтому не казнись, друг…Теперь – о деле. Тебе угрожала опасность? Тебя вычислили, да?
Муса понял сказанное, как сомнение в его деловых качествах разведчика и снова загорелся. Минут десять, не меньше, горячий кавказец перечислял свои заслуги, неоценимую помощь, которую он оказывал и федералам и чеченской милиции.
Перебить – обидеть. И снова Игорь Николаевич терпеливо ожидал окончания монолога. Он отлично понимал состояние своего разведчика. Долгое пребывание в стане масхадовцев, когда приходится рассчитывать каждый свой шаг, каждое слово и каждый жест, постоянная напряжённость, ожидание разоблачения и немедленной казни – всё это не лучшим образом отражается на нервной системе. Сознание полной безопасности влечёт за собой нервную разрядку.
– Извини – перебью. Для соболезнования и сентиментальных всхлипываний у нас с тобой нет времени.
– Это ты меня прости… Вчера вызвал Хоттаб и велел срочно ехать в Москву. Задание – организовать базу для шахидок и для хранения взрывчатки… Понимаешь, друг, юные девочки, будущие матери, с волчьими взглядами, которых напичкали наркотиками и другими средствами, подавляющими волю, туманящими сознание. Аллах видит, как больно смотреть на них! Знаешь, как перевести на русский слово «шахид»? Отрешённый от земной жизни. А девочки, можно сказать, ещё жить не начали. – Муса поднял руки ладонями к лицу, помолился. – Вот я и поехал…
– С кем предстоит связаться, кто тебе должен помочь. В одиночку такой базы не создать.
– Как всегда, ты прав, Игорь Леонидович. В Москве я должен найти одного вора в законе. Кличка – Кабан. Хоттаб сказал: за бабки он продаст родную мать. И вручил мне три миллиона баксов. Почти уверен – фальшивые.
Как ты должен выйти на Кабана?
Муса негромко засмеялся. В смехе – издевательство над доверчивым лохом, который доверил ему выполнение важного задания, и гордость за то, что его умение и ловкость знают и ценят даже враги.
– Сказал нечестивец – сам найдёшь, не маленький…
Задание, порученное Мусе, о многом говорит. Прежде всего, о планах сепаратистов провести в столице серию очередных террористических актов. Где именно: в электричках, в метро, в автобусах, на рынках, в домах? В каждом вагоне, возле каждого ларька или в подъездах жилых домов милиционеров или сотрудников службы безопасности не поставить. Значит, нужно ударить по центру – по базе, которую должен создать посланник ваххабитов…
Спасибо за бесценные сведения. Отдыхай.
– Как отдыхать? – возмутился разведчик. – Сам сказал – нет времени. Надо срочно искать Кабана… Спросишь, зачем? А вдруг Хоттаб задумал подстраховаться – послал к вору в законе ещё одного человека? Или позвонил? Он хитрый, любит подстраховки. Если шахидка опомнилась и раздумала взрываться – ей помогут: другой террорист пошлёт радиосигнал.
Введенский одобрительно потрепал разведчика по худому плечу. Молодец парень, правильно рассуждаешь! Обезвредить предателя не менее важно, чем покарать организаторов взрывов.
– И еще одно непонятное задание. Продумать варианты похищения сына Белого. Зачем Хоттабу нужен сопливый малолеток? Хитрый он человек, вернее – волк, ничего так просто не делает…
– Ещё раз спасибо. Подумаю. При следующей встрече обсудим и это твоё задание. Ищи жирного Кабана. Олег тебе поможет.
Неожиданное решение пристегнуть к задуманной операции Воскобойникова возникло не от недоверия к Мусе – Игорь Леонидович боялся за него. Чеченца могла задержать милиция, его могли узнать бывшие дружаны, расстрелять другие посланцы сепаратистов. Олег вытащит напарника из любой ситуации, при необходимости прикроет.
Недавнее поручение – ещё раз встретиться с Беловым мадшим – не отменено, сотрудникам службы безопасности приходится крутиться с повышенной скоростью, успевать заниматься множеством дел, одно другого важней и перспективней. В лавине преступности, затопившей Россию о спокойной, размеренной работе можно только мечтать…

Кабан горевал. Разве это жизнь – не иметь навороченного японского джипа, не проводить время в самых дорогих ресторанах, не дарить любовницам драгоценностей? Мерзкое прозябание, презренная нищета! Могущественный недавний авторитет, под которым было два десятка верных быков, сам превратился в бесправную шестёрку.
Во всёх его бедах виновны два человека: Белый, однажды подставивший его, и щедрый заказчик – Зорин, сваливший из столицы. Обоих следовало отправить под молотки, но, к сожалению, их не достать. Ходят слухи, что депутат авторитет растворился в таёжной глухомани. Зорин же наглухо закрыт немалой своей должностью. Помощника представителя Президента достать почти невозможно.
Других заказчиков у обнищавшего вора просто не было.
И вдруг неожиданно нарисовался новый заказчик. Если судить по телефонному разговору, богатый и щедрый. Неужели появилась реальная возможность подняться на поверхность? Правда, ничего особенного Кабан не услышал – обычное предложение встретиться и обсудить некоторые вопросы, интересующие обе стороны. В накладе, дескать, он не останется, наоборот, получит приличные бабки. Как узнал заказчик номер его мобильника, кто ему трекнул – как выражаются в Одессе, без разницы. Главное – деньги!
Встреча заказчика и исполнителя произошла не в шикарном ресторане и не в грязной забегаловке – возле остановочного автобусно троллейбусного павильончика на Кутузовском проспекте. Ничего подозрительного – пассажиры ожидают появления своего транспорта, или только что познакомились, или случайно встретились два приятеля. Точно так же не мог вызвать подозрения пассажир, стоящий рядом с «друзьями» и с увлечением читающий газету.
Что нужно сделать?
– Найти в Подмосковье надёжное, не привлекающее внимание ментов, место. Желательно, не в городе – в доживающей свой век деревушке.
Олег недоумевал. Зачем потребовалось Мусе темнить, не проще ли сразу повязать вора, допросить – всё выложит, ничего не утаит. Воскобойников не догадывался о стремлении разведчика не просто блокировать Кабана, но и выяснить – не опередил ли его другой агент хитроумного Хоттаба?
Заметано. Сколько бросишь?
– Аванс – стольник тысяч, окончательный расчёт – триста. Годится?
Четыреста тысяч баксов? Неплохо, совсем неплохо! Но жадный вор скорчил разочарованную гримасу. Мелочь, кошке на молоко и то не хватит.
Муса поднял планку до шестисот тысяч.
Когда, обрадованный заключением выгодного договора, Кабан прыгнул в автобус, за ним последовали два паренька из службы наружного наблюдения, проще говоря, топтуны или – ещё проще – пастухи. Задачи две. Первая, выяснить, где проживает объект слежки. Вторая, с кем он ещё встретится.
Если всё будет спокойно, ему помогут снять дом под базу. Муса доложит Хоттабу о выполнении задания. Останется терпеливо ожидать появления шахидок с сопровождающими, и с грузом взрывчатки. То есть организовать «мышеловку»…

0

10

Глава 10

Ватсон обладал удивительной способностью засыпать и просыпаться в заданное время. Неважно, гром ли гремит, радиоприёмник орёт с максимальной громкостью или по соседству ругаются мужики. Прикажет себе: спать, подъём в семь часов тридцать пять минут утра. И отключается. С тем, чтобы в назначенное время вынырнуть из глубокого сна.
Вот и сейчас, несколько минут поворочавшись в самолётном кресле, он умиротворённо вздохнул и захрапел. Захрапел – не то слово: заиграл на флейте, застучал кастаньетами.
– Из нервов Дока канаты вязать – износу бы им не было, – завистливо прокомментировал Злобин. – Мне бы такие.
– Не прибедняйся, Витёк, у тебя не хуже…
Федя, как обычно уткнулся в раскрытый молитвенник, утирая выступившие слёзы, что то шептал. Окончательно расклеился мужик, хоть в монастырь его сдавай!
Вообще то, Белова сейчас не интересовали способности Дока, зависть Витька и философская задумчивость Феди. Он внимательно смотрел на выход из аэровокзала, провожал настороженным взглядом автобусы и тягачи. Удачное бегство из города ещё ни о чём не говорит – узнав о гибели своего боевика, мстительный Грот ни перед чем не остановится, бросит на поиски убийц всю свою гвардию.
Им сопутствует явное везение. Удалось пройти таможенный и милицейский кордон, мало того – пронести оружие. Появятся быки Грота – будет чем огрызнуться. Конечно, любимый «магнум» плюс нож и кастет Злого – не Бог весть какой арсенал, но, как известно, на безрыбье и рак – рыба, и ратан – акула.
Наконец загорелось табло – привязаться, не курить! Лайнер двинулся с места, медленно пополз к взлётно посадочной полосе. В это время и появились «мстители». Из здания выбежали несколько парней, замахали руками, заматерились. Саша будто услышал разочарованную матерщину и мысленно ответил тем же. Даже, как это делал Кос, ударил ребром ладони по сгибу руки. Вот вам, фрайеры, получите, лохи! Подражая Пчеле, выставил средний палец. Дескать, хрен вам в задницу, чтобы голова не качалась!
Впрочем, всё это – детские забавы. Можно не сомневаться, что разгневанный торговец оружием и наркотой не успокоится – свяжется с Махачкалой, предупредит своих подельников и партнёров по бизнесу: авиа рейсом Красносибирск Махачкала летит тёплая компания из четырёх человек. Не упустите их, братки, до отвала накормите свинцом, закатайте в асфальт.
Значит, в столице солнечного Дагестана друзей ожидает далеко не солнечная встреча! А если к этой встрече присоединятся догадливые менты – вообще абзац! От объединенных усилий бойцов правопорядка и бандитов криминального сообщества даже гранатомётом не отбиться – впору пустить в ход мирный атом, которого у беглецов нет.
Впрочем, безысходность – не в характере бывшего авторитета. Его закалили схватки с противостоящими группировками, безжалостная расправа с убийцами братьев, противостояние Хаттабу и тому же Зорину. Любая опасность немедленно вызывает всплеск энергии, заставляет мозги работать в аварийном режиме.
Сейчас – тем более, ибо он не спасает свою жизнь, она, можно считать, уже проиграна, его нетерпеливо ожидает похищенная Слава….
Лайнер будто присел, взвыл турбинами и помчался по полосе. Быстрей, быстрей! Остался на земле авиа вокзал, здания города превратились в спичечные коробки, тайга – в заснеженное зелённое море…
Серый, выпей микстуру…
Еще одна потрясающая новость – Док не спит! Только что распевал сонные серенады и – вдруг проснулся!
– Спирт? – подозрительно спросил Саша. Он никогда не был поклонником Бахуса, если и приходилось выпивать, пил неохотно и мало. – Оставь для обработки ран. Подозреваю, скоро он пригодится.
Недавний наркоман и алкоголик, а ныне – поборник всеобщей трезвости, не отстал – настойчиво поднёс к лицу Сашки плассмасовый стаканчик
– Обычная успокоительная микстура. Мы недавно здорово поволновались, нельзя так издеваться над организмом, он может жестоко отомстить. Я уже полечился, Федю уговорил, а вот Злой – ни в какую! Прикажи, Серый, тебя он послушает.
Белов давно уже отказался от приказного тона, как и от права убивать. Бывший беспощадный мститель, жестокий боец за своё право обладать чужим богатством, если и не превратился в монаха, то приблизился к нему. То ли на него так повлияла гибель братьев, то ли – покушение на его жизнь, то ли – философствующий Лукин, то ли бесстыдные притязания жены – фактически – бывшей жены. Скорей всего – коктейль, сбитый из всего пережитого. Если и станет стрелять – только для самозащиты, когда уговоры и увещевания не сработают. И – никаких приказов или требований!
Поморщившись, он всё же выпил горькое снадобье. Злой, покосившись на главаря, в свою очередь, опустошил мензурку отравы. Пример вообще заразителен, а когда он исходит от уважаемого человека – заразителен вдвое.
– Федя, пожалуйста, оторвись на минутку, – философ послушно закрыл молитвенник. – Братья…
Начал и – остановился. В горле – комок, сердце так громко стучит – казалось, весь салон слышит… Впервые он назвал друзей братьями. Будто рядом с ним не недавние обитатели свалки, поверившие «Серому» и ушедшие за ним в неизвестность, а погибшие Фил, Кос и Пчела.
Наверно, они поняли волнение предводителя. Федя вытер помокревшие глаза, Витёк принялся ожесточённо чистить свой любимый нож, Ватсон потёр раскрытоё ладонью розенбаумовскую лысину.
– Братья, – справившись с волнением, более уверенно повторил Белов, – я не пошутил, когда попросил Дока поберечь спирт для… скажем, медицинских надобностей. Почти уверен – нас ожидают. Не с букетами цветов и дружескими объятиями. Приказывать не имею право – по человечески прошу: не лезьте по перёд батьки в пекло. Позвольте мне самому разобраться с встречающими. Покиньте самолет в числе последних пассажиров.
Федя отрицательно покачал головой. Покинуть в беде – разве это по Божески? Один раз он уже согрешил – позволил нелюдям убить деда старовера и похитить таёжницу. Второй раз – не получится. Пусть Серый просит, требует – он всё равно пойдёт с ним на заклание!
Ватсон раздумчиво подергал густые усы. В чём то Серый прав – какая польза от безоружных защитников? Вот имей они хотя бы один «калаш» – другой расклад. Сражаться кулаками и единственным ножом – наивно и глупо.
Реакцию Злого можно было предсказать. Он так расшумелся, что прибежала встревоженная бортпроводница. Что случилось, не нужна ли её помощь? Валидол или нитроглицерин под язык? Чашечку лечебной кока колы? Если, не дай Бог, происходит разборка, имеется и более действенное «лекарство» – вооружённый мент.
– Успокойтесь, девушка, ничего страшного не происходит. Просто у нашего приятеля слишком возбудимая натура. Сейчас он успокоится. Видите, уже улыбается!
Витёк, действительно, улыбнулся. Вернее сказать, изобразил улыбку. На него подействовало не заверение Серого о безопасном для окружающих нервном приступе излишне возбудимого друга – Док, незаметно для стюардессы, больно стукнул его кулаком в спину.
Когда успокоенная бортпроводница ушла, Белов продолжил уговоры. В конце концов, Витёк, не хотя, согласился, философ открыл молитвенник и снова зашептал о грехах и каре за них…
Белов не ошибся – в аэропорту Махачкалы их действительно ожидали. Возле трапа разговаривают трое парней в знакомой униформе – куртки «пилот», из под которых выпирают пистолеты, непокрытые коротко стриженые головы с узкими лбами, под которыми – вакуумная пустота. Рядом с ними – чёрный «мерин» с работающим двигателем., готовый принять в салон упакованных пленников.
Ещё раз предупредив друзей о максимальной осторожности и выдержке, Белов проверил готовность «магнума» и пошёл к выходу. Как обычно, ожидающая его опасность, заставила собраться, выбросить из головы праведные мысли. Сосредоточился на главном – при необходимости, успеть выхватить пистолет и выстрелить первым. Тот, кто стреляет вторым – труп.
Вышел на трап, посторонился, пропуская женщину с ребёнком. Помог преодолеть порог старушке, Божьему одуванчику. Глубоко вдохнул бодрящий морозный воздух. С любопытством посмотрел на здание аэровокзала, полюбовался живописными окрестностями. Хорошо то как? Горы походят на джигитов в белоснежных бурках, из под которых выглядывают зелённые черкески.
На самом деле, Саша не любовался и не умилялся – изучал обстановку и противника.
Пилотники глядели на лоха с удивлением и опаской. Неужели, он не догадывается, что его ожидает на земле? Грот предупредил: фрайер очень опасен, вязать его нужно осторожно, лучше – держать под прицелом. Он без нервов, что ли? Улыбается, падло, любуется горами. Погоди, сейчас вволю налюбуешься, сука!
Незаметно тронув дремлющий за поясом, снятый с предохранителя ствол, Белов медленно, улыбаясь женщинам и выразительно подмигивая мужикам, пошёл по ступеням.
Наверно, стрелять не придётся – слишком много вокруг народа, при перестрелке неизбежны жертвы. Что же делать, как поступить? Послушно подставить руки под браслеты? Ни за что! Он никогда и никому не сдавался – всегда банковал!
«Магнум» заговорит только в самом крайнем случае, наконец, решил он, приветливо улыбнувшись девушке в форменном платье и в шубке, небрежно наброшенной на покатые плечики.
– Мужик, огонька не найдется? – один из встречающих дебилов левой рукой достал из нагрудного кармана помятую сигарету. Правая лапа греет под полой готовый к употреблению ствол. – Понимаешь, скисла зажигалка – кол ей в задницу.
Одновременно, два дружана куряки зашли с двух сторон.
Почему не найдётся? Сейчас прикуришь!
Всё же придётся стрелять. Зайдут, сявки, за спину – заказывай место на местном кладбище… По ногам, если удастся – в плечи… С одновременным падением и, в развороте, с ударом пяткой по сонной артерии правого бандита. Если удастся, останется один противник, тот, кто пытается зайти слева…
На трап первым шагнул Злой. Ещё минута другая и он плюнет на данное обещание не вмешиваться, бросится на выручку и нарвётся на пулю… Пора! Белов сконцентрировался, его тело превратилось в сжатую пружину…
Помощь пришла неожиданно. Возле четверых, казалось, мирно беседующих парней, остановился военный «газик». Из него выскочил здоровяк, ростом под два метра, за ним выбрались трое таких же крепких парней.
– Белый, чёртушка, откуда нарисовался? Или тоже – на сверхсрочке?
Антон Перебийнос, бывший старшина погранзаставы! Вот это встреча! Сам Бог послал его!
Бандиты разочаровано отступили. Одно дело – троим против одного, совсем другое иметь дело с вооруженными и опытными десантниками, Вякнешь – мигом продырявят шкуру. Постояли возле машины, о чём то посоветовались – наверно, как лучше оправдаться перед пославшим их паханом, и укатили.
– Это мой сослуживец, такой же, как и я – погранец! Гарный хлопчик. Мы с ним боронили рубежи и России, и ридной матки – Вкраины.
Антон с нескрываемой радостью представил Сашку своим сослуживцам. Будто встретил брата. Может быть и брата! Нелёгкая служба на границе роднит людей. К примеру, Фархад Джураев, по кличке Фара, разве не стал Белову близким родственником, почти братом? Почему бы не назвать этим, ранящим душу, словом Антона? Настоящие братья покинули его, погибли, их место заняли новые – Док, Злой, Федя. Перебийнос пока что кандидат в братья…
– Едем с нами, – предложил Антон, – Примем пару граммулек, вспомним границу, ребят. Наше подразделение базируется в Калиновке. Недалече – два часа езды.
Лучше не придумать. Судя по изученной карте, Калиновка находится на территории Чечни, куда нелегко, почти невозможно пробраться. Повсюду – блокпосты, проверки на дорогах, засады террористов, налеты авиации. Идёт самая настоящая война. А где то в горном ауле Ярослава нетерпеливо ожидает освободителя. Как княгиня Ярослава ожидала своего мужа, князя Игоря.
Сопровождение десантников – надёжная, почти стопроцентная гарантия против множества, мягко говоря, неприятностей.
– Едем!
С трудом втиснулись в «газон». Феде пришлось сесть на колени Дока, худощавый Витёк устроился на коленях одного из сержантов. Белова посадили на ящик с боеприпасами.
Ехали медленно. Десантники, сжимая настороженные автоматы, внимательно оглядывали каждый куст, каждый камень. Дорога – пустынная, будто здесь никто не живёт: ни ишаков, запряжённых в арбы, ни машин. Однажды их остановили на блок посту, построенном из бетонных блоков. Проверили документы, предупредили: впереди, до самой Калиновки, проверок не будет, глядите внимательно – возможны заложенные фугасы. На неделе сепаратисты подорвали грузовик с гуманитарной помощью, обстреляли сопровождающий бронетранспортёр.
Куда уж внимательней? Ребята глаз не сводили с дороги и близлежащей местности.
Через несколько километров – пост чеченской милиции. Очередная проверка, допрос: кто такие, по какой нужде едете? Обе стороны – и десантники, и милиционеры – держали друг друга под прицелом, разговаривали сквозь зубы. Это была не обычная антипатия или злость – простая предосторожность.
Обошлось без перестрелки. Чеченцы в чёрных беретах после проверки документов подобрели, заулыбались. В свою очередь предупредили о грозящей опасности нападения.
Десантники вели себя спокойно – привыкли. А вот у Злого дёргались руки, он то и дело хватался за единственное своё оружие – нож с наборной рукоятью. Федя молился, призывая на головы бандитов Божью кару. Ватсон перебирал лекарства в докторском бауле.
В пяти километрах не доезжая Калиновки, от дороги метнулся какой то мальчишка. Водитель резко затормозил и вскинул автомат – послать диверсанту очередь. Перебийнос запретил: пацаны, что русские, что украинские, что чеченские, всегда шалят, играют в войну. Потрепать за уши, поставить в угол, только не убивать. Поднимать руку на детей запрещено и Богом, и Аллахом.
Оказалось, он ошибся. На обочине дороги взорвалась мина, с деревьев посыпался снег и сорванные взрывом ветки.
– Так и живём, – невесело прокомментировал Антон. – То мы их, то они нас. Чаще – мы. И всё же, я не жалею, что малолеток удрал без наказания пулей. А вот высек бы его ремнём по голой заднице с превеликим удовольствием. Подрастёт – поймет, что русаки не захватчики и не звери.
Наконец, они добрались до своего расположения. Никаких благоустроенных казарм, плаца для строевых занятий, столовой и штаба – несколько утеплённых палаток. Под грибком – часовой, второй – расхаживает возле склада боеприпасов.
Капитан, командир разведроты, к появлению четверых незнакомых парней отнёсся равнодушно. Если их привёз старшина, значит, нет ничего особенного. Не выгонять же непрошеных гостей из тепла на мороз? Пусть переночуют, а утром разберёмся…
После сытного ужина, бывшие пограничники вышли из палатки и уселись рядом с вкопанной бочкой из под солярки. Закурили. Мороз спал, тучи проглотили звёздное небо. Вот вот начнётся снегопад, или нагрянет очередная оттепель.
– Ну, что я могу сказать тебе о своей житухе? – Антон первым начал откровенный разговор. – Обкакана она, как распашонка новорожденного пискуна. Дембильнулся по собственному желанию, никто меня не выгнал. Мечтал найти приличную работёнку, построить под Житомиром добротную хатёнку, обзавестись жинкой красулей, настрогать с ней сынков да дочек. Видно не под своей звездой родился, перепутал Овена со Скорпионом. Ни профессии, ни образования – кому нужен такой работяга? Подался было в телохранители – опыта на занимать, стрелять обучен, вязать наркокурьеров и прочую шелушень умею. Проработал месячишко – надоело прислуживать толстосумам, охранять их жирных баб. Вот и отправился с повинной в родной военкомат. Дескать, малость ошибся, возьмите меня по новой, направьте на родную заставу. В погранвойска не взяли, предложили Чечню. Пришлось согласиться. Вон и кантуюсь в разведроте…
Закончив невесёлую исповедь, Перебийнос выбросил в общественную пепельницу выкуренную до самого фильтра сигарету. Зажёг новую.
– А у тебя как сложилось? По какой нужде сунул глупую башку в кавказское дерьмо? Жить надоело, или захотелось повоевать?
Пришла пора исповедаться Белову. Говорить о том, что закончил институт, получил диплом вулканолога, женился, стал отцом? Кому это интересно? Тем более не стоит упоминать о создании вместе с братьями криминального Фонда, о своём превращении в миллионера, в бандитского авторитета, в убийцу, о депутатстве. Не рассказывать же о гибели братьев? Все эти биографические подробности – часть его души и совести. Вход туда посторонним, будь они даже сослуживцами, наглухо закрыт.
– Некоторые не интересные для тебя обстоятельства заставили меня временно свалить на Дальний Восток. Помыть золотишко, полюбоваться тайгой… Случайно познакомился с дедом Афоней и его внучкой – Ярославой. Чудные люди, чистые, как отшлифованное стеклышко, добрые и отзывчивые. Таёжного богатыря застрелили ваххабиты, его внучку повязали и увезли сюда, на Кавказ…
Антон сочувственно положил ладонь на плечо рассказчика.
– Понял, друг, можешь больше ничего не говорить. Не трави душу… А я то, грешным делом, думал, что ты приехал поступить на службу в погоне за удачей и большими бабками? Удача здесь кровушкой измазана, с горем повенчана. Что до денег – мизер, только на похороны и хватит… Куда увезли твою красавицу, знаешь?
– Не то в Гасан юрт, не то в Абрек юрт. Аул, спрятанный в горах.
Потомок запорожских казаков огорчённо вздохнул, провёл пальцами по верхней губе, где должны быть шикарные усища. Дескать, по такому целеуказанию не только горный аул, но и город не сразу разыщешь – этих «юртов» в Чечне бесчисленное множество.
– Ладно, не тряси штанами, хлопче, найдем! У Миколы есть карта – взял её у застреленного полевого командира, на ней не только аулы – сакли изображены… А эти хлопцы: толстяк, инвалид и доходяга, кто они тебе?
– Друзья, – коротко, не вдаваясь в подробности, ответил Белов. – Помогают.
Антон скептически ухмыльнулся. Мол, твоим помощникам самим костыли требуются. Но от презрительных выводов воздержался. Не его дело – критиковать да высмеивать, Сашка – не безмозглый дебил, сам разберётся.
Узкоглазый и щуплый паренёк явно не украинского происхождения – скорей всего якут, долго водил заскорузлым пальцем по замусоленной карте. Остановится на названии очередного поселения, подумает, огорчённо вздохнет и переходит к другому аулу. Будто учитель географии, привычно действующий указкой.
Белов нетерпеливо ожидал приговора. Если «географ» не найдёт места, где похитители держат в заточении похищенную ими таёжницу – кранты. Для того, чтобы объехать всю Чечню, проверить каждую деревню или аул – жизни не хватит.
Злой, прихрамывая, бродил по палатке. Федя сочувственно глядел на Серого и шёпотом молился. Док измерял температуру у заболевшего десантника, прикладывал стетоскоп к его спине и груди.
– Есть! – торжественно закричал Микола. – Вот он, Гасан юрт! От Калиновки – всего полсотни вёрст. Учитывая гористую местность – три дня ходу!…
Для хромого Витька, одышливого толстяка Ватсона и тощего философа – все пять, тоскливо подумал Белов. В свои силы он верил – на границе приходилось преодолевать и не такие расстояния. По сравнению с Памиром, Кавказ – мелочь. Он не за три дня, за два, даже – за полтора доберётся до желанной цели! Но в очередной раз отговаривать спутников от участия в рискованной операции не решился. Понял – бесполезно.
Попросив на минутку карту, Саша аккуратно срисовал с неё в свой блокнот предстоящий маршрут. Правда, наименования горных рек, перевалов и поселений написаны на чеченском языке, но тропы и дороги не требуют пояснений. Название цели броска – горного аула обведено чёрным фломастером…
Спать легли поздно – заполночь. Гостям отвели места ближе к печурке. Док сразу же захрапел, Витёк долго крутился, но и он скоро уснул. Федя аккуратно обернул в газету любимый молитвенник и тоже отрубился. А вот Белов глаз не сомкнул. Перед ним стояла Слава – гордая таёжница, обаятельная девушка. Смотрела на него почему то с грустью и даже, так ему показалось, с сожалением…
Утром Перебийноса вызвали в штаб. Возвратился он через полчаса, серьёзный и озабоченный. Куда девались разговорчивость и весёлость? Белов насторожился – в штабе произошли какие то события, которые могут быть связаны с появлением нежеланных гостей. Если это так, тогда излишне доверчивому хохлу вкатили приличную клизму.
– Всё, хлопцы, отдохнули, побалдели, теперь – по коням! Поскачемо в разведку!
Десантники начали собираться. Проверяли оружие, запасались продпайком, рассовывали по карманам автоматные рожки и гранаты. Не зря говорят: идёшь на день, рассчитывай – на неделю. В горах никто не выручит, не подаст патроны или горбушку хлеба, наоборот, отберут.
Белов подошёл к командиру взвода разведки, спросил:
Куда идёте?
Если десантники направятся к Гасан юрту – удача! Помогут вырвать Славу из лап Омара и его помощников. Антон не откажет, не может отказать!
Похоже, Перебийнос отлично понял затаённые мысли погранца. Но он не умел кривить душой, обещать помощь, которую оказать не мог. У войны – свои законы, жестокие, но справедливые. Командир отвечает за жизнь своих подчиненных, рисковать ими для самой благородной цели он не имеет права.
– Полдороги к твоему аулу осилим вместе. Потом распрощаемся… Извини, друг, но мы не сможем выручить из полона твою таёжницу… У нас –другая задача… Единственно, чем могу помочь – вооружить. У нас есть заначка, о которой никто не знает. Два снаряжённых «калаша» с запасными рожками. Взяли их у застреленных духов. Твоей пукалкой, – старшина пренебрежительно кивнул на выглядывающий из за пояса «магнум», – только по воробьям стрелять. И еще получите десантные куртки – никакой мороз не пробьёт… Годится?
Белов благодарно кивнул. Спасибо и за это! Он понимал, что никакие унижения, никакие просьбы не помогут – получит извинительный отказ. Антон прав – война диктует свои законы, нарушения их может отозваться кровью.
Один автомат он взял себе, второй вручил Витьку. Не потому, что не доверял Доку и Феде, просто они на роль бойцов не годились. Первый – по причине неповоротливости и болезненности, второй – набожности. Ударят по правой щеке – подставь левую, догмат не для стычек с сепаратистами.
Проверив снаряжение десантников, Перебийнос дал сигнал к отправлению. Не было ни торжественных речей провожающих, ни добрых их пожеланий – предстояла привычная трудная и опасная работа.
Шли по краю тропы медленно. Впереди – прирождённый охотник якут «Микола». Рыльцо его автомата, казалось, ощупывает каждый сугроб, каждый куст. За ним – широкоплечий верзила. Следом – старшина вместе с гостями. Остальные разведчики шли по другой стороне тропы. Каждый осматривал свой сектор.
Слава Богу, ещё не наступил сезон «зелёнки» – отлично просматриваются и заснеженные кусты с деревьями, и уступы небольших возвышенностей. Вот когда начнётся гористая местность, придётся двигаться с особой осторожностью – за любым валуном или в пещерке могут затаиться снайперы.
Первую ночь разведчики провели в распадке среди камней. Развели небольшой костерок, разогрели банки с концентратом, поужинали и закурили.
– Однажды, в Москве мне приснилось странное видение, – говорить человеку о его гибели, пусть даже виртуальной, не совсем удобно, но Белова словно чёрт дёрнул за язык. – Будто мы с тобой и с десятком ребят ведём бой с духами. Не афганскими, конечно, – кавказскими. Нас – всего несколько человек, а их – как минимум, две сотни. Орут «аллах акбар» и поливают нас автоматными очередями. А у нас патронов – кот наплакал. Перспектива, прямо скажем, самая траурная. Якобы, ты по рации вызвал вертушки, увидев их поднялся и… Отнёс я тебя в вертолет, а недобиток влепил мне в грудь очередь… Представляешь?
– Не представляю, и представлять не хочу! Нет ни малейшего желания даже во сне присутствовать на своих похоронах. Одно скажу: мы с тобой в ближайшее время не сгинем. А дальше лучше не заглядывать. Постараемся остаться в живых… Сказала Настя: як удасться, – невесело пошутил старшина, будто заглянув в будущее.
Десантники прислушивались к беседе без шуток – серьёзно. Смерть, как и жизнь, не терпит веселья, не переносит шуток и подначивания. Тем более, у разведчиков, которые всегда ходят по самому краю.
– Всё, козаче, отбой! – вроде и не приказал, а добродушно попросил командир. – Смена дежурных – через каждые три часа. Первый – Микола, за ним – Опанас.
Имена, наверняка, подогнаны на украинскую мову, но десантники привыкли к манере поведения старшины и к новым своим именам. Не отшучиваются – послушно выполняют приказания. Микола залёг за валуном, остальные, в обнимку с автоматами, расположились возле тлеющего костра…
Утром поднялись затемно.
Снегопад прекратился, тучи разошлись, небо украсили звёзды. Стояла удивительно мирная тишина. Казалось, притронешься к ней неосторожным словом – рассыплется с хрустальным перезвоном. Не верилось, что идёт война, гибнут люди, страдают женщины и дети.
Неожиданно, Белову почудилось, что рядом с ним идут умершие братья. Вместо хромающего Витька – вспыльчивый, не всегда справедливый, но добрый и отзывчивый Кос. Вместо одышливого, толстого Ватсона – совесть бригады, всегда серьёзный и понимающий Фил. Вместо философа миротворца Феди – юркий вьюнош Пчела.
Он так ясно увидел погибших братьев, что испугался. Крыша поехала, извилина за извилину зацепилась! Таясь от десантников, перекрестился.
Странная получается одиссея. Жизнь, будто опытный экскурсовод, перетаскивает «туриста» их одного пласта общества в другой. После демобилизации она вознесла недавнего пограничника в элиту богачей, показала ему их непомерные амбиции, жадность, стремление к власти. Кровавые разборки, взаимное подсиживание – непременные атрибуты действий олигархов и их приспешников. Белый не только варился в этом зловонном котле, но и сам подбрасывал под него дровишки.
После неудачного покушения жизнь совершила очередной акробатический трюк – бросила своего подопечного на свалку. На первых порах ему казалось, что здесь, на самом дне, он увидит других людей, более добрых. Действительно, там он нашел Ватсона, Злого, Философа, изувеченную Ленку. Но рядом с ними жили такие же кровавые вампиры, зацикленные на деньгах, как и в элитном пласте высшего света.
Очередной вольтаж и он оказался в таёжном крае. Казалось, где ещё искать доброту и душевную щедрость, как не у работяг старателей? Но и на прииске его встретила такая же жадность, жестокое противостояние между золотодобытчиками и явными грабителями.
В казарме десантников он столкнулся с непримиримой жестокостью. Вообще то, жестокость по отношении к вооружённому врагу – понятна и, в какой то мере, оправдана. Ты не убьёшь – тебя убьют. Но по рассказам того же Миколы недавно в соседней части офицер изнасиловал молоденькую чеченку, почти ребёнка. Солдат внутренних войск спокойно расстрелял мирного работягу – заподозрил его в пособничестве бандитам.
Да и сам он, бывший олигарх, сейчас готовится не к мирным переговорам с похитителями Славы – к сражению в горном ауле. Правда, с благой целью – силой освободить заложницу, но как быть с данным самому себе обетом – не убивать, применять оружие только для самозащиты?
Господи, до чего же страшно жить в мире похитителей и убийц!…
Разведгруппа, как и вчера, двигалась молча и осторожно. Старшина иногда раскрывал планшет, сверялся с картой, одобрительно кивал. Дескать, всё идёт по плану, с маршрута не сбились.
– Серый, а что, если я попробую потолковать с хохлом? – косясь на невозмутимого Перебийноса, прошептал Злой. – Должен же он понимать, что мы с нашими тремя стволами долго не продержимся: нехристи мигом либо перестреляют, либо повяжут…
Витёк раньше никогда не спрашивал совета – поступал по своему. Видимо, на него тоже подействовала красота кавказских гор, утихомирила всегдашнюю злость, заставила по другому посмотреть на окружающую действительность.
– Не получится, Витёк, у него – приказ. От утверждённого маршрута ни на шаг не отступит.
– А если я помолюсь? – предложил свои услуги философ. – Бог велел помогать друг другу, отказать в помощи – самый страшный грех.
Вот еще один наивный консультант на мою голову, с некоторым раздражением подумал Белов. Злой намерен повлиять на совесть Антона, Федя – на его чувства христианина. В другой обстановке они, может быть и достигли бы задуманного, но сейчас идёт война, которая вымарывает совесть, исключает сострадание. Не ты убьёшь – тебя пометят пулей, побеждает тот, кто стреляет первым – жестокий закон.
Док помалкивал. Он, как никто другой, понимал бесперспективность задуманного освобождения девушки. Если даже удастся уговорить командира помочь им. Какая разница – три ствола или десяток, если их встретят сотни. Горный Кавказ – обиталище сепаратистов, здесь их – как в улье пчёл, каждая из которых больно жалит.
– Вот, что, мужики, предлагаю выбросить из башки бесполезную и поэтому вредную шелуху, – весело посоветовал Белов. – Нос – по ветру, хвост трубой! А то Витёк уже хромает на два копыта, а Док дышит на подобии древнего паровоза. Доберёмся до Гасан юрта – подумаем, что делать дальше. Как выражался мой брат Фил, проблемы нужно решать по мере их появления.
Веселье – напускное, с горчинкой. Ибо Белов сам не знал, как они с тремя стволами освободят Славу. Но поворачивать назад, отказаться от задуманного он не имеет права. Не привык пятиться на подобии рака, обычно идёт напролом…
Ещё одна ночёвка в снегу.
На третий день, Перебийнос остановился.
– Всё, хлопче, разбегаемся, – отведя в сторону виноватый взгляд, почему то шёпотом объявил он. – Нам – направо, вам – прямо. До аула не больше пяти вёрст по этой тропе… Удачи тебе, погранец!…

Между тем, события в Москве развивались своим чередом.
Введенский одобрил разработанный план операции, но категорически запретил Мусе участвовать в ней. Точно так же запретил ему возвращаться в лагерь масхадовцев. Если Хоттаб узнает о провале с созданием базы диверсантов – обязательно заподозрит своего посланца в двойной игре.
Муса с тоской смотрел на Игоря Леонидовича. До чего же ему хотелось раскрутить начатое – подставить Хоттаба и Омара вместе с их кровавыми волками – покарай их Аллах! – под пули федералов. Столько сил затрачено, столько нервов и – ложиться на дно, оставлять месть и ненависть другому агенту? Как любят выражаться бандиты, западло это. Больно и обидно.
Вспомнилось, с чего он начал, как превратился из простого работягу – нефтяника в секретного сотрудника могущественной федеральной службы безопасности? Тогда события в Чечне снова накалились. Первая война не принесла мира в многострадальную республику, зарубежные «благодетели» подталкивали укрывшихся в горах боевиков к новому раунду противостояния.
Перед очередным всплеском взаимной недоброжелательности, которая, в конце концов, привела к кровопролитию, Муса гостил в Ростове у двоюродной сестры. Там он и познакомился с полковником Введенским. Несколько встреч завершились откровенным разговором. Игорь Леонидович не уговаривал, не проводил душеспасительных бесед, не ссылался на исторические примеры. Просто предложил помочь освободить народ от засилья ваххобитов и инструкторов из арабского мира.
Вот уже пять лет бывший нефтяник снабжает органы разнообразной информацией, выполняет поручения Введенского, передаваемые или через связников, или – по телефону.
И вот, когда близок час возмездия, сойти со сцены?
Но с генералом не поспоришь, его не переубедить. Здесь, как в армии, дисциплина превыше всего. Получил приказ – исполняй без отговорок и просьб…
Наверно, Игорь Леонидович понял мысли, одолевающие его помощника.
– Не переживай, Муса, найдётся и для тебя работа по уму и по зубам, – добродушно улыбнулся он. – Пока отдыхай, набирайся сил. Они тебе, ох, как пригодятся… Ты о Белом что нибудь знаешь?
Богатый человек, – уважительно ответил агент. – Олигарх.
– Похоже, был да сплыл, – рассмеялся Введенский. – О чём нисколько не жалеет. Как думаешь, где его черти носят?
Не знаю. В последний раз видел на прииске…
Новость для генерала далеко не новая – с душком. Из других источников он знал о появлении Белого в Красносибирске. А вот куда он подался оттуда – тайна за семью печатями. Не исключается – полетел на Кавказ…

0

11

Глава 11

Отношения между любовниками напоминали затишье перед ураганом. Внешне – мир и благодать. Ольга ласково улыбается, Дмитрий не отходит от неё ни на шаг. Вместе сидят за столом, вместе навещают Фонд, вместе развлекаются. Примерная семья, каких сейчас в России можно насчитать по пальцам.
Единственное табу – упоминание имени исчезнувшего официального мужа Ольги. Однажды, Шмидт случайно коснулся запретной темы. Интересно знать, дескать, в каких краях обитает сейчас Александр Николаевич, чем занимается?
Ласковая кошечка мигом превратилась в злющую фурию. Раскраснелась, глаза расширились, из них – искры. Вот вот вцепится когтями в лицо любовника.
– Глупец! Подонок! Можешь отправляться к любимому хозяину, лизать его зад! Господи, до чего же мне не везёт с мужиками! Избавилась от бандита – получила лысого болвана, мерзкого импотента!
Три дня они жили врозь, на четвёртый успокоенная Ольга ночью сама пришла в комнату Шмидта. Без извинений, поцелуев и, просьб простить глупую бабу, она овладела телом принадлежащего ей раба. После завершения далеко не любовных объятий поднялась с постели и с такой же гордостью пошла досыпать в свою спальню…
Что делать, как разрядить сгущающуюся атмосферу в доме, Дмитр ий Андреевич не знал. Роль манекена до чёртиков надоела – им вертели, пользовались его мужскими услугами и тут же брезгливо отталкивали. Так отталкивают грязную тряпку после того, как вытерли об неё ноги.
Покинуть привычное, и, что греха таить, выгодное место ему не хотелось. Оставаться безвольным рабом – тем более. Остаётся одно: выбрать время, когда женщина будет находиться в хорошем настроении и откровенно поговорить.
Вечером следующего дня, подождав, когда служанка накроет стол и уйдет в свою комнату, он, наконец, решился.
– Оленька, нам нужно поговорить…
– Я тоже так думаю, – улыбаясь, согласилась любовница. – Тем более, что я уже приняла решение. Найду Сашу, покаюсь и восстановлю семью. У нас есть сын, оставлять его сиротой – преступление! Не обижайся, Митя, но это – единственный выход. Иначе мы с тобой перегрызём друг другу глотки.
Шмидт и не думал обижаться, наоборот, облегчённо вздохнул. Слава Богу, похоже унизительное его положение в доме, наконец, завершено. А что будет с работой? Руководитель службы безопасности Фонда привык к своей должности, как привыкают к давно ношеному костюму или обуви. Нигде не жмёт, нигде не давит. Не говоря уже о, мягко сказать, приличном окладе, систематических премий и прочих добавках.
Конечно, бывший офицер спецназа внутренних войск без работы не останется – любая фирма охотно примет его. Опытные и знающие профессионалы на земле не валяются, пособия по безработице не получают. Но он сжился именно с Фондом. Сначала был обычным исполнителем при Белове, потом – доверенным его лицом, потом стал одним из братьев. Если бы Белов не исчез, кто знает, в кого бы превратился Шмидт. Возможно, в компаньона, или, ещё круче, – совладельца.
Глупец собственными руками разрушил своё блестящее будущее.
А что мне делать? Искать новое место работы?
Он знал, что Ольга не решится выбросить на улицу человека, полезного для Фонда, и для неё лично. Для этого она слишком расчётлива. Но одно дело надеяться, совсем другое – услышать.
– Ни за что! Ты по прежнему будешь рядом со мной. Правда, в другом амплуа, наше с тобой постельное баловство придётся прекратить… на какое то время. Верная супруга президента Фонда должна быть вне подозрений.
Многозначительное упоминание о недолгой разлуке, показало, что женщина не собирается расставаться с любовником. После примирения с мужем, она только сократит встречи с ним.
И за это – спасибо, мысленно, не без ехидства, поблагодарил Шмидт.
– Как ты собираешься искать Александра?
– Почему я? – удивилась Ольга. – Поскольку ты возглавляешь службу безопасности Фонда, тебе все карты – в руки, – помолчала и негромко добавила: – Мне кажется, единственный путь – расколоть хитрого лиса – Введенского…
Шмидт придерживался другой версии. Генерала не обмануть, он сам кого угодно обведёт вокруг пальца, настойчивые расспросы насторожат его. Лучше не рисковать. Если Белов жив, то он укроется не в Московской области и не в Заполярье. В Подмосковье его могут найти, здесь каждый третий человек так или иначе работает на контору Введенского. А на Севере не затеряешься, там все – на виду, легко вычислить.
К тому же, хозяин звонил с Дальнего Востока, из города Свободный… А вдруг он соскочил из таёжного края на Камчатку? Всё же, дипломированный вулканолог! Поступил на работу в какую нибудь экспедицию, да еще под другой фамилией – хрен отыщешь.
Начинать поиск нужно со Свободного.
Поразмыслив, Шмидт послал в Амурскую область рыжего Толяна, для подстраховки на Камчатку поехал Николай, Арам, на всякий случай, обследует кавказский регион…

Кажется, пол Москвы озабочена непонятным исчезновением Белова. Одни уверены в том, что он умер, то есть, убит. Другие, с такой же уверенностью, считают – сидит в изоляторе для особо опасных преступников, ожидает суда. Третьи настаивают: сделал пластическую операцию и сейчас греет пузо на берегу Средиземного моря.
Досужим вымыслам нет числа. О судьбе Президента Фонда, депутата Госдумы, одного из самых богатых людей реформируемой России говорят на великосветских раутах, на совещаниях, в пивнушках, на рынках. Беспокоятся бизнесмены, волнуются пенсионеры, переживают чиновники и политики. Казалось, что более важной темы просто не существует.
Но активными поисками мёртвого или живого беглеца занимались всего несколько человек: Введенский со своими оперативниками и Шмидт, действующий по поручению Ольги. Не считая окончательно обнищавшего Кабана, который не может забыть обещания Зорина отблагодарить его целым лимоном баксов.
Выполняя распоряжение генерала, Воскобойников ещё раз навестил Интернат. Он был уверен, что ничего нового от Белова младшего он не услышит, мальчишка невероятно упрям. Но, как говорится, попытка не пытка.
Очкастый директор встретил старшего лейтенанта с явным неодобрением. Не успел проводить, вернее – выпроводить, лысого Шмидта, появился ещё один посетитель. Что им нужно от бедного мальчика? Воспитатель рассказал: Ванечка последние ночи вообще не спит, вчера укрылся в душевой и плакал. Сколько можно мучить ребёнка?
Всё это он высказал настырному фээсбэшнику. Конечно, без применения грубых слов и сравнений – предельно выдержано и вежливо.
– Я понимаю вашу тревогу, – так же вежливо ответил Олег. Ему страшно хотелось отматерить дерзкого старикашку, но после этого придётся покинуть заведение ни с чем. – Обещаю, разговор с вашим воспитанником будет коротким и последним. Больше вы меня не увидите.
– Как живёшь, Ваня, как успехи? – ласково спросил он, когда Белов вошёл в директорский кабинет. Хмурый, с воспалёнными глазами и с крепко сжатыми губами он напоминал больного. Похоже, очкарик прав – пацан действительно мучается. – Какие проблемы? Чем могу помочь?
Нормально. Что вам всем надо от меня?

Говорит, будто отплёвывается. Его можно понять – достали с нудными расспросами и просьбами. У взрослого дыхание бы перехватило от злости, а у малолетки – слёзы на глазах.
– Успокойся, парень, ничего мне от тебя не нужно. Ты ведь сам пообещал генералу постараться вспомнить. Вот он и послал меня… Сам должен понимать: я – подчинённый, мне противопоказано качать права. Хочешь говорить – скажи, не хочешь – так и доложу. Дескать, товарищ генерал, ваш собеседник отказался вспоминать. Влепит мне начальник строгача, и будет прав…
Разговор на равных заинтересовал Ивана. Ему стало до слёз жалко подневольного человека, который из за него пострадает. Противный лысый дядя Шмидт говорил с ним по другому – жалеюще, ласково. Будто разговаривал с нашалившим младенцем. А он не признавал ни жалости, ни сюсюканья, поэтому отвечал коротко: не знаю, не помню.
– Почему отказался? Вспомнил. Папа сказал, что скоро приедет. Вот только найдёт какой то самородок и накупит мне много подарков. Ещё он предупредил, чтобы я ничего не подписывал и ни в чём не признавался. Вы не знаете, в чём я не должен признаваться?
– Если папа попросил, ты должен выполнить, – назидательно посоветовал Олег. Даже пальцем погрозил. – Он не сказал, когда приедет?
Скоро, очень скоро! Потому что я ожидаю…
– Он звонил один раз?
– Нет, два…
Трофеи – мизерные, думал Олег, усаживаясь в свою четвёрку. Единственно ценная информация: Белов находится на каком то прииске, у старателей. Вернее – находился.
И ещё – настойчивая просьба не подписывать никаких бумаг, в чём то не признаваться. Что касается местонахождения беглеца, то за прошедшее время он мог соскочить с прииска и перебазироваться в другой город или посёлок…
Размышления прервал мобильник. Теперь Воскобойников носил два: один, ранее принадлежащий Мусе, – на шее, свой – в нагрудном кармане. Проснулся нашейный.
Слушаю?
В трубке – недоуменное дыхание человека, надеявшегося услышать гортанный голос абонента. Кабан, а это звонил он, насторожился, по рыхлому лицу потекли струйки пота. Неужели надежда заполучить лимон баксов рухнула, не успев родиться?
– Это… кто? А где…
Олег представил себе растерянность бандита, его вытаращенные глаза, дрожащие от постоянных попоек руки. То ли ещё будет, когда на лапах защелкнутся браслеты!
– Ты имеешь в виду заказчика? Его послали в срочную командировку. Возвратится не раньше, чем через полгода. Поэтому все его дела – на мне. Встретиться, побазарить за житуху нет желания?
Кабан не просто хотел забить стрелку – мечтал о ней! Полученный аванс израсходован. Выплатил долг двум соскочившим быкам и они возвратились к прежнему хозяину. Купил тоже сбежавшей любовнице драгоценное колье, после чего она согласилась вернуться к покинутому боссу. Остальные бабки разошлись по кабакам и борделям.
На том же месте. Через час. Усёк?
– Буду…

Общаться с грязным, потерявшим человеческий облик, бандитом – малоприятное занятие. Тем более, для порядочного, чистоплотного опера, каким считали Воскобойникова и друзья, и недруги. Но служба обязывает терпеть. Старший оперативник имел дело с крупными бизнесменами и крутыми паханами, с агентами зарубежных спецслужб и с платными убийцами, с наводчиками и грабителями.
Поэтому предстоящее «сотрудничество» с вором в законе, обнищавшим авторитетом – очередное задание, которое ему придётся выполнить.
Когда он припарковал свою машину рядом с автобусной остановкой, Кабан уже нетерпеливо прогуливался по тротуару. Поминутно смотрел на наручные часы, глотал голодную слюну, тихо матерился.
– Что у тебя нового? – не здороваясь и не интересуясь состоянием здоровья бандита, оперативник сразу перешёл к делу. – Сделал, что поручено, или возвратишь аванс? Мы не занимаемся благотворительностью.
Возвращать полученные бабки – чудовищная нелепость! Западло! Легче повеситься.
– Всё в ажуре. Деревня Пантелеймоновка. Избушка рядом с выгоном. Хоть сейчас вселяйся…
Кабан не брал на понт, он действительно, во время короткого отдыха от пьянок и шлюх, нашёл требуемое заказчиком место. Навел его на бывшего колхозного тракториста, ныне – нищего пенстонера, один из возвратившихся быков.
– Надо поглядеть, – Олег мастерски изобразил нерешительность и жадность. Дескать, не собираюсь покупать кота в мешке, деньги не только счёт любят, но и выгодное вложение. – Поехали?
Кабан опасливо огляделся. Без охраны он чувствовал себя голым, беззащитным. Водитель – тощий, слабосильный пацан, его самого нужно охранять. Зря не взял с собой хотя бы одного быка, не захотел огласки получения бабок. Узнают об этом охранники, мигом потребуют соответствующей индексации…
– Поедем, – неохотно согласился он. – Только я – на своей тачке. Привычней.
Трусит, мерзавец, наложил в штаны, презрительно подумал Воскобойников, пропустив вперёд машину Кабана и стараясь не отстать от неё. Авторитет вонючий! С удовольствием погляжу на его поведение в милицейском обезъянике и на допросе. Небось, обувь следователю вылижет языком, омоет горючими слезами.
В принципе, осмотр арендованной жилплощади никому не нужен: ни заказчику, ни исполнителю. Простая формальность, выполнение которой избавит от лишних подозрений. Выложить столько денег и не поинтересоваться за что – это как то не вписывается в современные нравы.
И потом – необходимо разведать возможность постоянного контроля над посетителями избушки. Где затаиться операм, с какой точки следить за мышеловкой.
Приобретение оказалось удачным. Пока Кабан, утирая слюни, расхваливал вросшую в землю халупу, Воскобойников мысленно расставил сотрудников службы наружного наблюдения. Один превратится в батрака местного толстосума, второй изобразит вечно пьяного алкаша, не покидающего крыльцо кабака, третий – дачник, задумавший построить в деревне шикарный коттедж, но ещё не выбравший место его строительства…
Получив окончательный расчёт, Кабан поспешил в город. Деньги прожигали карман, требовали немедленного употребления. Он не знал, что шиковать осталось ему не больше полумесяца: вора неудачника возьмут не менты и не фээсбэшники – воткнут перо быки охранники. Пацан водитель оказался не таким уж лохом, подглядел передачу бабок и стукнул коллегам…

Внимательно выслушав доклад Воскобойникова, генерал одобрил его действия и приказал возглавить операцию по захвату диверсантов. Муса позвонил Хоттабу и, в свою очередь, доложил о выполнении задания. После чего разведчика отвезли в Учебный Центр федеральной службы безопасности, где ему предстояло доучиваться и ожидать нового задания…
Мышеловка заработала. Первым её посетителем стал не кавказец – чистокровный русак или прибалт. Он доставил на базу несколько полиэтиленовых пакетов с пластитом. Его бесшумно повязали и увезли. Пакеты подменили другими, с безобидным содержимым. Потом появились две девчонки, по внешности кавказского происхождения. Их не тронули, но не сводили глаз. Ещё одна наживка для инструктора, который обязательно должен появиться.
Кандидатки в самоубийцы ничем не отличались от своих сверстниц в деревне. Разве только чёрными платьями и такими же чёрными платками. И «батрак», и «алкаш», и «бизнесмен» без биноклей отлично видели, как девушки отмывали новое своё жильё. Работали молча без песен, шуток, смеха, будто заведенные роботы.
Прошло два дня. В скором появлении инструктора никто не сомневался. Должен же кто то зарядить взрывчаткой пояса щахидок, научить их замыканию контактов… Впрочем, они, наверняка, прошли полный курс обучения у себя дома – в горах. Но проверить, как подопечные усвоили нехитрую науку, как настроены – кто то должен.
И не только проверить – инструктор обязан проводить ученицу в заранее определённое место – в метро, на рынок, в театр, туда, где много людей. Если самоубийца опомнится или не решится соединить проводки – помочь ей: нажать на своём пульте красную кнопку.
Ошибаться нельзя – слишком много поставлено на карту…
Операция набирала обороты, но Введенский не радовался – его не покидали мысли об исчезнувшем Белове. Судя по всему, беглец второй раз звонил сыну из Красносибирска, где местные оперы засекли его кратковременное появление. На Дальний Восток он не возвратится, там ему делать нечего. Поехать в Приволжье, где его хорошо знают, не рискнёт.
Остаётся одна дорога – на Кавказ. После вывода из игры Мусы, этот важнейший регион России оказался неприкрытым
И еще одно мучило генерала – он не любил, когда подопечные, вернее сказать – подозреваемые находились вне поля его зрения. Пусть даже под надзором региональных служб безопасности, которым он не особенно доверял. Ему казалось, что местные оперативники обязательно упустят что нибудь важное для следствия.
Особенно Игоря Леонидовича беспокоил Зорин…

Помощник представителя Президента снова обосновался в Благовещенске. Наподобие паука, сидел в центре сплетённой паутины, с аппетитом высасывал запутавшихся мух, руководил более мелкими паучками. Отчитывался только перед Верстовским, щедрым спонсором лихо закрученных комбинаций.
Вообще то, о щедрости опального олигарха можно было только мечтать. Герман Моисеевич в последнее время сделался довольно прижимистым кредитором– если и переводил приличные суммы, то настойчиво требовал представления подробных отчётов по знакомой до тошноты схеме: кому, за что, сколько, когда? Кому и за что Виктор Петрович ещё помнил, а вот – сколько выложено, упрямо забывал.
Дела шли с переменным успехом. Литвиненко и Толян, казалось бы, выполнили поставленную перед ними задачу: столкнуть лбами конкурентов и завладеть золотоносным прииском. Вмешался случай – менты повязали и оставшихся в живых ваххабитов, и изрядно ощипанных братков. Хорошо ещё, что Андрею удалось во время завладеть несколькими мешочками.
Случай ли? Литвиненко рассказал о том, что он заметил в Первомайском хромающего парня и толстого мужика. Персонажи вонючей свалки, которые соскочили оттуда вместе с Белым. Если это соответствует действительности – Сашка в очередной раз подставил ножку партнёру по игре в теннис. И не только в теннис, но и в некоторых прибыльных делишках.
А вот ментовский подполковник оказался ценным приобретением. Скупив по дешёвке несколько голодных работяг, он их руками и глотками выбросил провокационные призывы. «Не дашь зарплату – конец комбинату!». Или – более конкретно: «Не будет зарплаты – получишь по заду!». Лозанги – примитивные, но и они сработали. Обстановка вокруг комбината накалилась до предела. Достаточно одной искры, чтобы прогремел взрыв.
Этой искрой оказалось похищение Рыкова.
Стоимости акций алюминиево никельного комбината покатились вниз. Агенты Верстовского активно скупали их по баснословно низким ценам. После того, как контрольный пакет окажется в руках олигарха, процесс двинется в противоположном направлении – оживления производства, соответственно, частичным погашением задолженности и поставщикам и бунтующему рабочему классу. Заодно, Герман Моисеевич рассчитается и с организатором – переведёт на банковский счёт Зорина заранее оговоренную сумму – пятьсот лимонов баксов…
И всё же Виктору Петровичу жалко проваленного золотого бизнеса. Он мечтал поставить на поток добычу и продажу за рубеж песка и самородков. Неожиданное вмешательство Белого превратило эти сладкие мечты в прах…

В это время четверо друзей лежали в кустах в двухстах метров от Гасан юрта. Врываться в аул без предварительного изучения обстановки – лишиться головы. Если перед ними – вотчина Омара, то она не может оставаться без защиты – в саклях притаились боевики, на деревьях и горных склонах сидят наблюдатели.
Лучше не торопиться – дождаться вечера. Убедившись в отсутствии опасности, боевики уснут, наблюдатели покинут свои посты. Вот тогда и навестить крайнюю саклю, побазарить с её жильцами, узнать, где держат пленницу, привезенную из тайги. Не расколятся – связать, заткнуть рты кляпам и перебраться в соседнюю саклю – с такими же вопросами.
Белов не мог не понимать призрачность надежды узнать таким способом что нибудь полезное для спасения Славы, но в голову ничего больше не приходило.
– Философ, попроси Боженьку охмурить боевиков, – насмешливо прошептал Витёк, не переставая осматривать аул и окружающую его местность. – Вдруг согласится?
– Не богохульствуй, Злой, не бери грех на душу, – тоже шёпотом ответил Федя. – Он всё видит и всё знает. В нужное время проявит свою власть, защитит истинно верующих рабов своих от злых безбожников. Молиться нужно, а не грешить.
– Поскорей бы просыпался и брался за дело, – не унимался Злой. – Хотя бы уговорил хохла возвратиться и помочь нам в богоугодных намерениях.
Белов равнодушно слушал уже знакомое препирательство двух друзей. Напускное издевательство Злого и спокойная уверенность философа не переходили пределы обычного спора. При необходимости Витёк защитит оппонента даже ценой собственной жизни. Точно так же поступит Федя. Он мучительно искал выход из создавшегося положения.
Врываться в сакли, пугать уснувших детей и женщин – мерзко и недостойно настоящего мужчины. Ведь не все же чеченцы насильники и убийцы? Как и в любой другой нации, в Чечне живут мирные люди, которым боевики Масхадова и Хоттаба принесли немало горя и слёз. Кто дал ему право связывать, допрашивать, затыкать рты?
Что же делать, на что решиться? Если бы в ауле не было повстанцев – пройтись по саклям, спокойно поговорить с женщинами. Они, наверняка, знают, где спрятана Ярослава…
Нет, не скажут – побоятся мести! Где тогда искать девушку? Её могут держать не в ауле – в овечьей кошаре, в какой нибудь пещере…
Погляди, Серый, что это?
Белов будто проснулся.
От аула к опушке леса бежала девочка не старше пяти лет. За ней, пригнув лобастые головы, мчались два волка. Жертва устала, волки явно догоняют её…
Не думая об опасности разоблачения, Саша вскинул автомат. Прогремела короткая очередь. Один волк рухнул замертво, второй – закрутился, кусая себя за хвост.
Девочка из последних сил добежала до кустов и упала в снег. Благодарить, объяснять не было сил.
Короткая автоматная очередь вызвала такие же очереди со всех сторон. Значит, боевики всё время следили за четырьмя русскими парнями, фактически окружили их. Выстрелы по волкам людоедам был своеобразным сигналом для начала боевых действий.
– Слушай меня внимательно, – не переставая отстреливаться расчётливыми очередями, обратился Белов к испуганной девочке. – Ползи по снегу вдоль опушки, вон до того кедра. Там поднимешься и – бегом к родителям. Как звать то?
– Зарема…
– А меня Сашкой нарекли… Вот и познакомились… Ползи, Заремочка, не теряй времени. Бог… то есть Аллах обязательно спасёт тебя…
– А как же вы?
Бог не выдаст, свинья не съест!…
Убедившись в том, что не по возрасту сообразительная девочка доползла до огромного кедра и побежала к аулу, Белов выбросил из головы всё, что не касалось перестрелки с ваххабитами. Куда девались толстовский обет непротивления, ожидающий в Москве сын, созданный братьями Фонд реставрации, жадная Ольга? Даже Ярослава посторонилась, перестала шептать, одновременно, что то ласковое и требовательное. Остались враги и лежащие рядом друзья…
Злой предпочитал длинные очереди – авось кого нибудь зацепит. Ватсон, зажмурившись, пугая белок, палил из «магнума». Белов действовал более экономно – огрызался одиночными прицельными выстрелами.
Московское сновидение, которое он тогда расценил либо шалостью разгулявшегося мозга, либо предупреждением о какой то опасности, переместилось из виртуальной области в реальность. Правда, там, во сне была зелёнка, а здесь – снег. Во сне, с ним разговаривал Перебийнос, который сейчас со своими десантниками находится далеко от места схватки. Вертушки на выручку не прилетят – из никто не вызвал.
В остальном – полная сопоставимость.
Первым перестал стрелять Док. Огорчённо оглядев пустой пистолет, аккуратно уложил его в докторский баул, рядом с лекарствами и со шприцами. Вторым опустошил последний рожок Витёк. Пошарил по карманам, покопался в снегу, конечно, ничего не нашёл и принялся поливать злой матерщиной и хохла, оставившего их, и судьбу злодейку.
Кончились патроны и у Белова. Он поднялся, бросил в сторону боевиков бесполезное оружие, неторопливо достал из нагрудного кармана пачку сигарет. Закурил. Федя не молился – с непривычным для него гневом смотрел на боевиков.
Смелость, презрение к смерти уважают не только друзья, но и враги. Боевики со стразом и невольным уважением смотрели на безоружных парней. Убивать их – нарушить законы шариата, пусть судьбу неверных решает полевой командир…

Омар не знал, как поступить с пленниками. За освобождение богатого владельца Фонда можно получить немалый выкуп – не меньше пятисот лимонов баксов. Хромого парня обидеть – грех, Аллах не простит этого. Тощий монашек чем то похож на дервиша – вдруг нашлёт на голову обидевшего его человека гнев Всевышнего. А уж о враче и говорить не стоит – он будто послан Аллахом для лечения больных боевиков и их семей.
Решив, наконец, трудную задачу, Омар вышел из сакли к ожидающим его пленникам.
Они стояли, окруженные победителями, не унылые и испуганные – спокойные и даже, так показалось Омару, гордые. Если бы пленники упали на колени, зарыдали, выпрашивая пощаду, он бы, вволю насладившись их унижением, может быть, и подарил им жизнь.
Арабский инструктор был недалёк от жеста, означающего: правоверные, режьте нечестивцев! Останавливала его только одна мысль: за мёртвых выкупа не получишь.
Белов с любопытством осматривал аул – жалкие сакли, прилепившиеся к горному склону, нагромождения камней, узкая тропа, ведущая к перевалу. Сплошная нищета и безысходность. Интересно, чем занимаются жители? Хлебопашество отпадает – оно осталось на равнине, где есть плодородные почвы. Животноводство? А где пасти скот, коровы и овцы не станут жевать камни – мигом подохнут.
За спинами охранников стоит небольшая группа, в основном – женщины и подростки. Мужчины ушли на газават, войну с неверными. Саша увидел заплаканную Зарему и весело подмигнул ей. Не трусь, мол, девочка, нас не так уж легко казнить – мы ещё повоюем!
Рядом с Заремой – чеченец. Худощавый, подтянутый, аккуратно подстриженный… Почему он кажется хорошо знакомым, где Белов мог встречаться с ним? Память заработала не хуже быстродействующего компьютера, перебирая неисчислимое количество вариантов. .. Ага, вот где! Рейс Свободный Первомайское, с промежуточными посадками в Таёжном и Мошкаре…Посадка в вертолёт… Опаздывающий пассажир… Шёпот, предупреждающий об опасности…Исчезновение в Таёжном…
Джамаль? Конечно, это он! Единственный друг в горном ауле. Возможно – спаситель. Если судить о прижавшейся к нему девочке, отец Заремы.
Забавная и, одновременно, обнадёживающая ситуация. У всех кавказских народов – обострённое чувство справедливости. Они никогда не откажут в гостеприимстве даже злейшему врагу, переступившему порог их сакли. А человека, спасшего их родственника, защитят ценой собственной жизни. Белов спас не только родственницу – родную дочь Джамаля. Появилась тонкая, едва ощутимая нить, ведущая к спасению…
Наконец, Омар вынес приговор.
– Лекаря отвести к раненным героям – пусть лечит их. Ночевать – в зиндан. Дервиша и инвалида – туда же. Этого, – ткнул он крючковатым пальцем в сторону Белова, – ко мне в саклю…

В сакле предводитель исламистов развалился на лежанке, пленнику сесть не разрешил.
– Давно мы с тобой не разговаривали, – дружелюбно заметил он. – Если не ошибаюсь, последний базар был на свалке, в Карфагене…Сколько прошло времени – ужас!
Житель Арабских Эмиратов в совершенстве владел русским языком. Впрочем, он мог разговаривать и по английски, и на хинди, и по немецки – профессия космополита, агента мирового терроризма обязывает. Омар воевал в Боснии, сотрудничал с басками в Испании, организовывал взрывы в Америке и в России.
– Согласен, времени прошло немало, – Белов без разрешения присел на скамью, стоящую возле двери. – А ты всё такой же… ретивый.
– Жизнь такая, Саша, – вздохнул араб. – Приходится крутиться. Знаю, зачем ты пришёл – за тёлкой, да? Заруби себе на носу – не отдам! Она – трофей, увезу в Эмираты – станет звездой моего гарема…
Белов представил себе низкорослого, заросшего шерстью, Омара рядом с рослой таёжницей и насмешливо фыркнул. Не видать тебе моей Славы, нелюдь, болотная кикимора! Узнаю, где ты её прячешь – никакие зинданы, автоматы и ножи боевиков тебе не помогут, через всё пройду, но девушку вытащу на волю!
Думая так, Саша неизвестно на что надеялся. Братья убиты, заменившие их друзья безоружны и слабы, Антон далеко, он не знает в какой переплёт попал его сослуживец. Остаётся призрачная, едва просматриваемая надежда на Зарему и её отца.
– Ладно, оставим эту тему. Настоящим мужчинам нельзя говорить о бабах, они – ночная утеха. Если хочешь получить свободу, позвони в свой Фонд, попроси выкупить себя. Цена – пятьсот лимонов зелённых. Знаю, продешевил, ты стоишь намного больше, но что сказал, то сказал: пятьсот! Торговаться не советую – не сбавлю. Посиди в зиндане, подумай. Ответ – завтра к вечеру. – хитрец неожиданно перерешил. Знал, нелюдь, характер пленника, Белов ни за что не станет никого просить. – Впрочем, о выкупе позвоню я сам. Твой звонок – доказательство, что ты жив и здоров… Пока здоров, – с изуверской ухмылкой добавил садист…

0

12

Глава 12

Инструктор, наконец, появился – приехал на старом, проржавевшем «запорожце». Во двор его не загнал – поставил вплотную к покосившемуся забору. По внешности – обнищавший интеллигент, школьный учитель или научный сотрудник какого то института. Бородка – клинышком, очки в железной оправе, потрёпанный костюм.
Причина появления в умирающей деревни, наверняка, тщательно отработанна, и заучена. Решил, дескать, переселиться из города в село. На фермерство не рассчитывает – заведёт коровёнку, парочку коз, пяток курей, посадит по весне картошку – не пропадёт!
После оформления аренды, специалисты начинили халупу датчиками, позволяющими видеть и слышать всё, что в ней происходит.
Вообще то, слушать было нечего. Инструктор не интересовался здоровьем и настроением смертниц, не проверял их знания, полученные в учебном центре на Кавказе.
А вот увидеть удалось многое.
– Фатима, ты первая…
Смуглянка, не старше восемнадцати лет, покорно поднялась с табурета. «Интеллигент» застегнул на её талии начиненный взрывчаткой пояс шахида, высвободил два проводка.

Оперативники знали о подмене пакетов, мало того, сами проделали это, и всё же волновались. Вдруг инструктор разгадал подмену и начинил чёртов пояс настоящим пластитом, привезенным на старой колымаге? Тогда – десятки убитых, сотни раненных. И всё это ляжет на совесть организаторов операции. Не лучше ли прямо сейчас повязать сатанинского инструктора?
Нельзя! Хитроумный Хаттаб тут же обратится не к Кабану – к другому авторитету, который за вознаграждение арендует другой дом в другой деревне. Появится новая база, населённая новыми смертницами, приедет новый куратор, опекающий их. Ситуация выйдет из под контроля, прогремят взрывы…
Приходится рисковать.
Рано утром инструктор сделал Фатиме укол. Объяснил – для подъёма настроения. На самом деле, введённое в вену зельё подавляет волю, превращает человека в робота. «Запорожец» долго не заводился – фыркал, выпуская из выхлопной трубы облачка серого дыма. Водитель терпеливо включал зажигание, запускал непослушный стартёр. В конце концов, добился своего – двигатель недовольно заурчал.
Оперативники передавали машину террористов из рук в руки. То за ней ехал неприметный пикап, то его сменяла запыленная «волга», то – микроавтобус. Так и довели инструктора и смертницу до цели – к оживлённому в этот час рынку на Автозаводской.
Покинув машину, Фатима медленно, автоматически переставляя ноги, пошла к торговым рядам. Инструктор следовал за ней на расстоянии двухсот метров. Правую руку держит в кармане, наверняка, на пульте с красной кнопкой.
Введенский долго колебался: брать террористов или не брать? Оба варианта влекли за собой и положительные, и отрицательные последствия. Ликвидировать очередное осиное гнездо – необходимо и правильно. В этом не может быть сомнений. Но, узнав о провале, Хоттаб заподозрит измену, исходящую из его окружения. Тогда станет опасным ещё одна поездка Мусы на Кавказ.
Оставить безнаказанной попытку взорвать покупателей и продавцов, отпустить с миром исполнительницу и её куратора? Мало ли что – взрыватель отказал, проводок оборвался. В запасе ещё две самоубийцы, они компенсируют первую неудачу.
А вдруг у посланца Хоттаба имеются и другие базы, с другими смертницами?…
Смертница подошла к скоплению народа. Остановилась, оглянулась. Двумя руками взяла проводки, поднесла их оголённые концы друг к другу. Цепь замкнулась, но взрыва не последовало Куратор явно растерялся, наверно, он изо всех сил нажимал на красную кнопку пульта.
– Не старайтесь, – вежливо посоветовал подошедший оперативник. – Взрыва не будет. Разрешите пригласить вас на небольшую беседу.
Я арестован?
– Пока нет… Разрешите поинтересоваться содержимым ваших карманов. Особенно – правого.
В приторной вежливости – плохо спрятанная издевка. Слишком много нервов израсходовали сыщики на слежку за террористом, часто переходя от надежды на благополучный исход к тревожному ожиданию чего то упущенного, не предусмотренного.
Инструктор понял – попался. Сопротивляться – глупо. Единственная надежда на то, что суд учтёт добровольное признание и ему не придётся отбывать пожизненное заключение.
– Я сам… Вот пульт… А это таблетки, которые я должен был проглотить при провале… Поверьте, меня заставили, угрожали, избивали… Я был вынужден согласиться…
Смертницу увезли на скорой помощи. Она бессмысленно улыбалась, скручивала и раскручивала проводки на поясе. В психиатрической больнице с неё сняли взрывчатку и поместили в отдельную палату с зарешеченным окном. Возле палаты дежурил сотрудник органов, внутри – медсестра.
Инструктора допрашивал Воскобойников. Возле окна читал газету Введенский. Он присутствовал при допросе не потому, что не довеял Олегу – напряжённо вслушивался в испуганные признания посланца Хоттаба, искал в них полезные, необходимые для продолжения начатой операции факты и фактики.
Внешне допрос походил на обычную беседу случайно встретившихся людей. Обвиняемый не таился, не пытался что то скрывать, наоборот, захлёбываясь от усердия, многословно признавался во всех своих грехах.
Он, действительно, не кавказец – албанец. Искателя приключений привело в банду Масхадова примитивное безденежье. Якобы, сил не было смотреть на голодных детей и страдающую жену. А вербовщик в таких ярких красках расписывал будущее воина за самостоятельность Ичкерии, что новобранец не устоял. Взорвёшь БТР – пачка баксов в награду. Застрелишь гяура в форме – ещё одна. Сработает фугас под школьным автобусом – плата наличными. Ликвидируешь чеченца, изменившего зеленному знамени, – получи!
Кровь и страдания остаются по другую сторону бытия, главное д деньги. Можно и семью поддержать и самому встать на ноги. Возвратится домой богатым человеком, откроет своё дело – магазин или небольшой ресторанчик, детей отправит учиться в Америку или в Англию.
Хоттаб заставил неофита учиться на инструктора. Сейчас в России все лица кавказского происхождения так или иначе находятся под подозрением. Гяуров можно понять – взрывы жилых домов, обрушения и пожары насторожили их. Ведь не все катастрофы можно списать на неосторожное обращение с огнём, на неисправности газовых плит и колонок, на ошибки проектировщиков и строителей. За любым происшествием они видят террористов.
В спрятанном в горах учебном центре – так высокопарно называл Хоттаб своё кровавое детище – албанца заставили отказаться от веры своих отцов – принять ислам…
– Откуда вы так хорошо знаете русский язык? Неужели в хоттабовском учебном центре преподавали и этот предмет?
Допрашиваемый террорист немного успокоился. Ему не угрожают, на него не кричат, разговаривают доброжелательно и спокойно. Вдруг ограничатся высылкой на родину?
Нет, конечно. В детстве у меня был друг, русак, он и научил…
Сомнительно, чтобы в стране, где все говорят на родном языке, можно научиться у друга в совершенстве овладеть русским. И всё же, Олег черкнул в блокноте несколько слов. Введенский занес признание допрашиваемого мужика в память. Вдруг детская дружба возродилась в новых условиях и на других принципах. Ведь масхадовцы, наверняка, имеют в России и прямых предателей, и примитивных стукачей.
– Пантелеймоновка – единственная база или такие же существуют в других местах?
Инструктор отчаянно замотал головой. Если ему поручено курировать несколько баз, то он из рядового исполнителя злодейских планов повысится до резидента. Соответственно, ему предъявят обвинения сразу по нескольким статьям.
– Не знаю… По моему – первая и пока единственная. Но ручаться не могу… Со мной не откровенничали… Что я для того же Масхадова или Хаттаба? Мелкая сошка, извините, презерватив – используют и выбросят.
Можно и поверить и не поверить. От инструктора многое зависит, поэтому главарям бандформирований приходится кое в чём открываться…
– Перед отъездом в Москву вы ничего не слышали. Я не имею в виду замыслы вожаков – они, действительно, вам не по зубам. Хотя бы кто появился в лагере, кого и куда направили. Не стесняйтесь, нам пригодится любая мелочь…
Приятная неожиданность, ободрился инструктор, похоже, он вырос до помощника этого улыбчивого и спокойного парня. Или – пожилого мужчины, увлечённого чтением газеты. Только не пропустить шанса, обрести свободу! Придумать что нибудь? А вдруг фээбэшники уже обладают информацией о событиях, происходящих в стане Масхадовца, просто проверяют будущего своего агента?
И вдруг в памяти образовалась прореха, в которую просыпались действительные события.
– Кое что слышал, – осторожно признался он, будто нащупывал тропинку, по которой предстояло пройти. – Боевики Омара захватили четверых русских. Особенно обрадовало их пленение какого то Белого…
– Подробности? – Введенский поднялся со стула и навис над испуганным инструктором. – Живы? Ранены? Где находятся? И – быстро, не придумывая и не фантазируя!
Никаких подробностей он не знал. Мешая родной язык к русским, упоминая то Деву Марию, то Аллаха, инструктор клялся в своей непричастности к преступлениям ваххабитов. В том числе, и к пленению русских парней.
– Идите, подумайте, – сухо порекомендовал генерал. – Вспомните – скажите надзирателю, он отведут вас в этот кабинет…
Когда вызванный конвоир вывел задержанного, Введенский взволновано заходи по комнате. Наконец, отыскался след исчезнувшего авторитета депутата. И где – в воюющей Чечне! Мало того, в плену!
– Что скажешь? – обратился он к Олегу. – Какие имеются соображения?
Обычные вопросы, задаваемые и помощникам и ряловым оперативникам. Генерал будто проверял зародившиеся у него варианты. Подтвердят – отлично, можно размышлять дальше и глубже, отвергнут – ещё раз продумать отвергнутое или изобрести новые.
– Надо выручать! Если доверите мне – сегодня же вылетаю на Кавказ…
– Для того, чтобы пополнить население зиндана, – не без ехидства прокомментировал Игорь Леонидович. И строго приказал: – выбрось из головы! Покопайся в нашей картотеке, найди в ней более подходящую кандидатуру…
Дальнейший инструктаж прервал телефонный звонок. Звонил Шмидт…

С каждым днём Дмитрий Андреевич всё больше и больше убеждался: пришла пора покинуть насиженное место и осточертевшую любовницу. Предположим, ему удастся разыскать бывшего хозяина, почти брата, покаяться, вымолить прощение. А дальше – что? Саша возвратится к покинутой жене, любовника Ольга выгонит из дома. Незавидная перспектива! Лучше уйти самому, чем получить пинок по заду.
Но куда податься? Поступить на работу в качестве телохранителя какого нибудь толстосума? Охранять нового русского, разбогатевшего нувориша, беречь его жирную жену и глупых отпрысков – до такого унижения бывший офицер спецназа не опустится!
Остаётся единственный выход – вернуться к старой профессии. Контрактником внутренних войск или Федеральной службы безопасности. Неважно, в какой звании – офицера, сержанта, или даже рядового. Сила ещё есть, опыт и знания, нажитые во время службы, новое начальство оценит. Короче говоря, нет никаких проблем.
Приняв окончательное решение, Шмидт начал собираться. Прежде всего, на всякий случай, перевёл все свои сбережение в Сбербанк – все же государственная структура намного безопасней частных. Потом, просмотрел документы на принадлежащую ему недвижимость. Упаковал самые необходимые вещи.
Уйдёт он из фонда без ненужных ему формальностей: заявления с просьбой уволить по собственному желанию, обходных бегунков, прощального банкета, слезливые объятия, заверения в вечной дружбе и преданности. Просто оформит в военкомате необходимые бумаги – просьбу принять на службу, направление, время прибытия в часть – и исчезнет из Фонда и из жизни сексуальной бабы.
В один из тёплых весенних дней, он отправился в военкомат. В подъезде его остановил звонок мобильника. Кому он понадобился? Охранникам? Не должно быть – рано утром проведен обязательный инструктаж с обходом всех постов. Даже в общежитие заглянул. Ольга? Тоже отпадает, в последнее время она избегает общения с брошенным любовником, бережёт свою непорочную репутацию. Введенский?
Решившись, Шмидт включил мобильник. В трубке – раздражённый густой бас. Слышно плохо – наверно, звонят из другого региона.
– Что у вас с телефонами, блин? Звоню хозяйке – попадаю на её шестерку…
– Я вовсе не шестёрка, – обиделся будущий контрактник. – Начальник службы безопасности Фонда.
– Мне по барабану – начальник или шестёрка. Выслушай базар и передай бабе. Её мужик, по кликухе – Белый гостит у нас. Пока – живой и почти здоровый. Отпустим только тогда, когда получим выкуп – семь стольников лимонов зелёнными. Поставили на счётчик, время пошло. Не выкупите – ждите расчленёнку… Усёк, сявка?
Не ожидая подтверждения, абонент отключился.
Вот это новость! Как же Александр Николаевич умудрился попасть на зубы исламистам? Какая нужда погнала его в воюющую Чечню? Вдруг неожиданный звонок – подстава? Белов спокойно живёт на Камчатке или на Урале, а хитроумные бандиты намерены выманить к себе наивного начальника безопасности Фонда с немалой суммой выкупа.
Но почему о похищении сообщают не сепаратисты, а явный бандит? Скорей всего, похитители боятся, что их могут вычислить какими то спецсредствами и поручили известить родственников своим партнёрам по бизнесу. Впрочем, какая разница, кто позвонит, главное другое: Белова похитили!
Отказавшись от намерения посетить военкомат, Шмидт поднялся на пятый этаж, в апартаменты Ольги. Она поручила своему любовнику найти мужа, ну, что ж, он выполнил её просьбу. Последнюю просьбу. Уходить тоже нужно с достоинством культурного человека.
Ольга, в любимом халате, расписанном экзотическими птицами, сидела в домашнем кабинете и разбирала почту. На столе – непременный фужер с апельсиновым коктейлем и ваза с фруктами. В последнее время она пристрастилась к спиртному. Нет, не к водке или к коньяку к лёгким коктейлям.
Увидела Шмидта и приветливо улыбнулась. Артистка, блин, настоящая дерьмовая актриса! Сейчас, забыв о намерении восстановить семью, потащит любовника на диван.
– Димочка, милый, рада тебя видеть! Соскучился или… есть новости?
– Новости, – буркнул Дмитрий Андреевич, остановившись у порога. – Александр Николаевич находится в плену у ваххабитов. Они требуют выкуп – семьсот лимонов. Иначе – расчленёнка…
– Семьсот миллионов долларов? – ахнула жадная дама. – Они что, обалдели?
Пальчики вздрогнули, будто приготовились пересчитать купюры, лишиться которых невозможно.
– Вот что, Ольга, ты недавно горевала по поводу сына сироты, говорила о желании возвратить мужа. Неужели, Саша стоит дешевле зелени? Конечно, платить или не платить – твои проблемы, посторонним советовать западло, но я не могу оставаться в стороне, понимаешь – не могу!
Ласковая кошечка преобразилась в тигрицу. Белова не терпела возражений, тем более – поучений. Они пробуждали в ней инстинкт дикого зверя.
– Не читай мне мораль, глупец! Ты мне надоел, слабак! Считай себя уволенным – вон из моего дома!
– С удовольствием!
Шмидт вышел из здания Фонда, облегчил душу длинным плевком в урну. И поехал в военкомат…
Казавшееся издали лёгким и простым, оформление затянулось на несколько дней. Дмитрий Андреевич терпеть не мог врачей, ни разу в жизни не посещал поликлиник, в больницы попадал только после ранений, когда иного выхода не было.
А сейчас пришлось пройти медкомиссию. Нарколог, подозрительно глядя на лысого крепыша, долго и нудно расспрашивал по поводу его отношения к героину или марихуане. Вытерпел, мысленно послав очкарика по всем матерным адресам. Хирурга интересовали шрамы. Где ранило, кто оперировал? Не колоться же, упоминая многочисленные кровавые стрелки, участником которых был кандидат в контрактники. Ответил расплывчато: не помню, не знаю.
Потом пришла очередь бумажной волоките, которую Шмидт тоже не любил. Заполнение анкет, подробная биография с дурацкими вопросами: где служил или работал, почему уволился, где живут родители, по какой причине расстался с женой? Хорошо ещё, не спросили: с кем в последнее время он спит, и в какой позе.
После изучения бумаг, состоялась душеспасительная беседа с начальником отдела автомата. На следующий день его принял военком.
К предложению поехать в Чечню он отнёсся равнодушно. Хоть к чёрту на рога, хоть в преисподнюю, только подальше от Фонда и временно исполняющей обязанности его президента.
В пятницу свежеиспечённый сержант контрактник вылетел к месту службы – в гарнизон Калиновка, находящийся на территории Чеченской республики…

Благовещенск – старый купеческий город, расположенный на границе с Китаем. В центре – двухэтажные здания гостиницы, Дома Офицеров и кинотеатра. Чуть поодаль – институт. Остальная часть, так называемого, города застроена одноэтажными домишками.
Смертная скука!
Единственное место, где можно погулять, отвлечься от тягостных раздумий – набережная. Ледоход уже прошёл, соответственно – потеплело. На берегу реки – не протолкнуться. Обыватели, которые не отягощены горькими мыслями о хлебе насущном, важно расхаживают вдоль парапета, демонстрируют наряды, обмениваются свежими и протухшими новостями.
Зорин, в сопровождении двух охранников, с иронией наблюдает потуги гуляющий изобразить достаток и важность. Окидывает презрительным взглядом женщин, одетых по моде начала прошлого века.
А чем ещё прикажете заниматься? Вмешиваться в деятельность областной и городской администрации запрещено, давить на бизнес – тем более. Обниматься с пенсионерами или беседовать с алкашами? Противно даже думать.
Только ради развлечения Зорин придумал прейскурант своих чиновничьих услуг.
Хочешь получить в погранзоне участок земли под строительство престижного коттеджа? Ради Бога, никаких проблем – плати пять тысяч баксов и получай разрешение, со всеми подписями и печатями.
Раскопала прокуратура криминальное баловство, грозящие шалуну солидным сроком? Тоже не страшно, уголовное преследование можно легко прикрыть, дело изъято из производства и отправлено в архив. Выкладывай десять тысяч и дыши спокойно.
Попался с нарушением налогового законодательства… Схватили за руку при получении взятки…Повязали в чужой квартире… «Случайно» застрелил конкурента во время охоты… В наше скорбное время появилось множество проблем, требующих помощи и поддержки. Никакого мздоимства – обычная оплата услуг.
Сам Зорин оставался за кадром – жена Цезаря должна быть вне подозрений! – поисками и разработкой клиентов занимался Литвиненко. Он ловко подводил очередную жертву к мысли о мрачном будущем за колючкой. Прозрачно намекал на возможность спасения, цитировал соответствующие выдержки из прейскуранта, получал аванс.
Ничего криминального или подсудного, любую услугу положено оплатить. Сегодня даже в туалет без денег не сходишь. Куда не глянь – рынок – беспощадный и беспредельный.
Выручал страдальцев тот же Андрей. Виктор Петрович только намекал нужному человеку на необходимость спасти клиента от неминуемого наказания. Или способствовать расширению бизнеса. Или помочь хорошему человеку в отводе земельного участка…
В это утро Зорин проснулся рано – в семь утра. От непременной зарядки отказался – лучше размяться на набережной. Вчера он встретил там удивительно пикантную цыпочку, которая с интересом поглядела на важного господина с двумя охранниками. Вдруг будущая пассия чиновника тоже захочет размяться…
Сдобная булочка – Лариса уже зачерствела, а употреблять прокисший продукт вредно для здоровья. Медики говорят, что постоянная смена обстановки положительно влияет на долголетие. А Зорину страшно хочется прожить, как минимум, две жизни, максимум – вечно. Обязательной составляющей этой самой обстановки являются женщины.
Он тщательно побрился, причесался, вдумчиво выбрал костюм и расцветку галстука. Ошибиться нельзя – цыпочка должна увидеть респектабельного, молодого мужчину, с благородно сединой на висках и с приглашающим взглядом.
Хотел было вызвать охранников – помешал Андрей…

Звонок раздался, когда Литвиненко ещё блаженствовал в тёплой постели. Он не сомневался, что тревожит его в такую рань вчерашний богатый клиент, на которого завели уголовной дело по статье: растление малолетних.
Оказалось – не клиент, звонил Омар.
Спишь, кунак, во сне любуешься гуриями в садах Аллаха?
В голосе арабского инструктора – торжество победителя. Неужели, ваххабитам удалось снова завладеть прииском? Вот это будет подарком! Зорин от радости гопака отпляшет, язык проглотит!
– С тобой налюбуешься. Вместо сладкогласных гурий старых баб увидишь… Что произошло? Откуда звонишь?
В трубке нерешительное молчание. Не хочет нехристь говорить по телефону, боится подслушивания. Значит, прилетел в Благовещенск. Болтается, на подобии дерьма в проруби. То навестит любимый Кавказ, то погостит в Красносибирске, то наведается в тайгу…
– Так и быть, позавтракаем вместе. В «Ермаке». Через час, без опозданий.
«Ермак» – питейное заведение, что то между кафе и обычной распивочной, располагается на окраине города. Его хозяин, бородатый, нелюдимый таёжник, сменил профессию охотника на более доходную – кабатчика. И не прогадал. В забегаловку потянулись алкаши, бомжи, сутенёры с подопечными путанами, рядовые щипачи и нищие пенсионеры, иногда заглядывают представители малого бизнеса.
Причина лежит на поверхности – цены в забегаловке намного ниже, нежели в других таких же заведениях. Что из того, что в «Ермаке» кормят блюдами, изготовленными из собачьего мяса, и поят вонючим самогоном. Главное – низкие цены!
Омар не опоздал – приехал в назначенное время. Для вида поколебавшись, выставил угощение – бутылку армянского коньяка. Шариат запрещает правоверным употреблять спиртное, но если находишься рядом с единоверцами, а в забегаловке – одни пьяные гяуры. Почему бы не расслабиться? Не зря говорят: с волками жить – по волчьи выть.
Разговаривали шёпотом, опасливо поглядывая на соседние столики. Вдруг спившийся бомж – загримированный сыскарь, а его пьяная соседка – наводчица ФСБ?
– Слушай внимательно, кунак. Похищенный Рыков сидит в зиндане. Выкуп – миллиард зелёных и ни цента меньше. Оповести жену заложника и стукни в комбинат. Через полмесяца начнём резать. Сначала пальцы на ногах. Чтобы не сбежал. После займёмся лапами. Выдёргивание ногтей – приятная процедура, а? Месяц помучается, потом – вышлем в посылках. Башка – в одной, руки – в другой, печёнка селезёнка – в третьей.
Литвиненко знал, что многословное, садистское описание пыток рассчитано не на него – на комбинатовское начальство, и всё же в нём зашевелилось нечто, похожее на испуг. Представил себя сидящим в грязной яме, с отрезанными пальцами ног, с руками, лишёнными ногтей, и содрогнулся.
– Киношными ужастиками детей станешь пугать, – негромко прикрикнул он. – Говори по делу!

– А я разве не по делу базарю? – удивился араб. – Получим выкуп – тебя не обидим, отстегнём целых десять лимонов, а? Разве плохо?
– Миллиард – это вы загнули! У жены Рыкова и десятой части нет, в комбинатовской казне – сплошной вакуум. На помощь Москвы не надейся, там свои проблемы. Мой совет: держите олигарха в своей яме, вдруг обстановка изменится. Только без кровожадных пыток. Поверь, Рыков ещё пригодится. Живой и здоровый.
– Спасибо, кунак. Подумаю. Наверно, ты прав – пытать не нужно. Наоборот – облизывать и веселить. Сейчас ему очень весело и приятно – наслаждается дружеской беседой… с Белым!
Вот это новость! Если Омар не шутит и не шантажирует, ему удалось захватить ненавистного парня. Интересно, как отреагирует на это известие Зорин?…

Услышав о пленении своего злейшего врага, Виктор Петрович сначала обрадовался, потом задумался. Убивать Белова ваххабиты не станут – слишком ценный человек попал в их лапы. Запросят немалый выкуп, включат счётчик. Сколько пройдёт времени – месяц, два, полгода? Непотопляемый бывший партнёр по криминальному бизнесу обязательно выкрутится, вынырнет на поверхность, где его с нетерпением ожидает Введенский.
Заподозрив причастность Зорина к пленению, Сашка не станет проверять – не раздумывая, выложит генералу всё что знает и о чём только догадывается. А знает Белый немало и о прошлом и о настоящем скромного чиновника. Столько накопает компромата – пятнадцать лет отсидки на зоне гарантированы.
Пока президент Фонда был недосягаем, опасливые мысли не посещали Виктора Петровича, ненависть перешла в хроническую форму. Но сейчас, когда он, можно сказать, рядом, наступил рецидив.
– Как думаешь, Андрюшка, что нам с тобой делать?

Обычно зовёт Андреем или – по фамилии, а как припёрло – Андрюшка? Хорошо ещё не Андрюшенька. Значит, горячо боссу, очень горячо!
– Что вы имеете в виду? Белый заперт в зиндане, освободится не скоро. Если освободится вообще.
– Недалеко смотришь, дружище. Разве тебе неизвестны способности нынешнего узника? Вспомни, мир их праху, Каверина и его подельника Макса. Хитрецы были отменные, а Белый всё же их перехитрил… Короче, нужно, не теряя времени, уговорить твоего Омара отправить пленных на небеса.
– Не получится. Всё равно, что вырвать из волчьей пасти кусок мяса. Ваххабиты уже назначили сумму выкупа, включили счётчик. Убить пленника всё равно, что себе ограбить.
Литвиненко, как всегда, прав – Омар с подручными ни за что не откажутся выпотрошить сейф Фонда. Для этого Белый нужен им живым.
Распрощавшись с главным своим советчиком и исполнителем, Зорин решил воспользоваться умением и сноровкой бывшего подполковника милиции. Если Тучков смог организовать похищение олигарха, ему под силу выполнить более серьёзное задание – ликвидировать Белова.
Отозванный из Красносибирска, Тучков внимательно выслушал наставления босса, не стесняясь, поинтересовался суммой гонорара.
– Маловато, Виктор Петрович, – посетовал он. – Пробраться в горный аул Чечни почти невозможно. Если и удастся – встреча с масхадовскими вояками грозит либо смертью, либо пленением. Говорят, что риск – благородное дело, но я не слишком в это верю. Любой риск пахнет кровью…
– Сколько? – брезгливо поморщившись, перебил Зорин. – Назови любую цифру – заранее согласен.
Тучков долго молчал, глядя то в зашторенное окно, то на стоящий в углу номера худосочный фикус. Запросишь много – Зорин отыщет других киллеров, более покладистых. Продешевить тоже опасно – ведь придётся делиться с Муратом и его бандитами. И так больно, и так колко.
– Учитывая серьёзную опасность потерять голову и из чувства уважения к вам – десять лимонов зеленью…
Дорого же стоит чувство уважения, подумал Зорин. Что касается риска потерять голову, то ловкий мент, наверняка, подставит не свою башку.
– Замётано!
– Извините, Виктор Петрович, но любой договор предусматривает аванс. Опять же, из чувства искреннего уважения, согласен на тридцать процентов…
Когда это нужно, Тучков умеет представиться наглым жлобом и скромным просителем, неотёсанным мужланом и умным интеллигентом. В зависимости от того, с кем он говорит, и что надеется выжать из собеседника. На этот раз он использовал сразу две маски – настырного жадины и вежливого подхалима.
Зорин пренебрежительно пожал плечами и открыл сейф. Дескать, от такой мелочи и говорить противно…
Возвратившись в Красносибирск, отставной подполковник сразу пригласил к себе Мурата. Именно пригласил, а не вызвал. С чёрными приходится обращаться аккуратно – слишком они взрывчаты и непредсказуемы.
Мурат нарисовался через какое нибудь полчаса – наверно, сидит без работы. Не обследовал комнату, не оглядел работодателя подозрительным взглядом .
– Что делать? Сколько отстегнёшь?
Сплошное бескультурье! Нет того, чтобы предварительно спросить о здоровье и самочувствии, поинтересоваться бизнесом и доходами. С ходу берёт за горло.
Узнав о сложном и небезопасном задании, он нахмурился, подёргал бородку.
– Признаюсь, есть у меня кой какие подходы. Но без зелени не подступиться…
– Сколько? И за подход, и за отход? – невесело пошутил Тучков. Так просто расставаться с баксами он не был намерен. – Сразу скажу: лимон не гарантирую. Если половину – побазарим.
Сошлись на семисот. Без авансирования и с непременным условием – клиент прикажет долго жить не позднее конца месяца…

0

13

Глава 13

Спустившись по приставной лестнице в зиндан, Белов осмотрелся. Ничего особенного, обычная яма глубиной в два человеческих роста, в диаметре метра два с половиной. Стены обшиты жердями.Днло ямы сухое, по стенам не стекает вода. Выход наверх прикрыт деревянной решёткой.
Сносная хата, в которой предстоит долго париться. Если не помогут Зарема и её отец. Только одна недоработка – отхожее место. Переполненное ржавое ведро, которое, похоже, поднимают не чаще одного раза в неделю, издаёт такую вонь, хоть противогаз надевай.
– Эй, как тебя дразнят в Преисподней? Слуга Шайтана! Отзовись, помесь ишака с овцой!
Крикнул и прижался к жердям. Обиженный охранник может ответить автоматной очередью. Для ваххабитов убить неверного, что выпить стакан воды. Провинившегося соплеменника они тоже казнят с удовольствием.
Саша не знал о том, что Омар, перед очередным отъездом, строго приказал: в зиндане – ценный материал, повредите, клянусь Аллахом, отрежу руки и выброшу собакам!
Решетка сдвинулась, в образовавшееся отверстие показался ствол автомата, рядом с ним – горбоносое, скуластое лицо.
– Что нужно, гяур?
– Будь добр, свирепый Аргус, спусти верёвку и вытяни на поверхность это дерьмо. Сил нет терпеть.
Кто такой Аргус, ваххабит, конечно, не знал. Решив, что это ещё одно оскорбление, со стуком надвинул решётку. Предварительно пообещал вырезать неверному язык, выколоть нахальные глаза. Дескать, никто его за этот варварский способ воспитания не осудит, наоборот, похвалят и даже наградят баксами.
– Разве можно так, – укоризненно прошептал Федя. – Сам говорил, что лучше – с миром, а теперь что делаешь? Грешник не ведает, что творит, его жалеть нужно, а не обзывать обидными словами.
Похоже, миротворец, окончательно сдвинулся по фазе. Видишь ли, жалеть нужно выродков? А кто пожалеет взорванных мирных людей, детишек сирот? Нет, толстовская философия не для Белого. Данный самому себе обет – стрелять только при самозащите, придётся временно забыть. Кстати, так посоветовал Кос при последнем появлении с того света.
Потакать доморощенному философу – еще больше туманить ему и без того затуманенную башку.
– Грешников жалеют по разному. Одних – словом, других – дубьём. Предпочитаю силовую жалость. Она надёжней, быстрей выправляют покривившиеся мозги.
Федя возражать не решился, ограничился горестным вздохом. Сидящий рядом с ним Злой восторженно зааплодировал. Наконец то, Серый взялся за ум, перестал балансировать между милосердием и возмездием. Врагов лечить можно только силой, лучше вообще ликвидировать.
Ватсон никак не отреагировал на философский спор – он был занят делом: обрабатывал рану на голове ещё одного заключённого.
Всё же охранник смилостивился. Открыл решётку и спустил в яму верёвку. Белов привязал ее к дужке ведра.
– Вира помалу! Не расплёскивай драгоценную, чёрт бы её драл в аду, жижу. Вонючее дерьмо пригодится тебе на ужин.
В ответ ни такого же оскорбления, ни пули. Наоборот, верёвка возвратилась не со ржавым вонючим ведром – с оцинкованным баком для кипячения белья с крышкой и двумя короткими дощечками. Вот наглядный пример правильности силовой жалости, торжествовал Белов, подталкивая оппонента, свихнувшегося на милосердии. Во время и в нужном месте стукнуть по башке любого грешника – мигом превратится в праведника.
Он не знал, что ушедшего на ужин обозлённого Аргуса подменил Джамаль. Рискуя жизнью, он и спустил узникам более вместительную и удобную посудину. Казалось бы, мелочь, не заслуживающая особого внимания, но Белов убеждён, что любая мелочь в характере бандита или убийцы свидетельствует о том, что тот не потерял человеческий облик.
Судя по перебранке наверху, ваххабиты что то не поделили. Витёк, уже побывавший в чеченском застенке, и нахватавший там верхушек знания языка, шёпотом переводил. Оскорблённый Беловым боевик после сытного ужина не подобрел, скорее, наоборот, сделался более злым.
Он бранил своего сменщика за доброту к гяурам, неверным собакам. Жаль, Омар запретил резать их, пытать раскалённым железом. Он бы с удовольствием слушал их жалкие стоны. Добрый чеченец возражал: командир знает, что делает, он считает заложников ценными людьми, а ценных нужно беречь.
Саша слушал вольный перевод Витька и мучительно пытался вспомнить, где он мог слышать этот голос. Не скрипучий и злой, как у Аргуса, а гортанный, с оттенками доброты. Будто его обладатель стесняется своей сентиментальности, но преодолеть её не в состоянии.
У Тариэля, Алмаза, Асланбека и их шестёрок были другие голоса – жадные, повелевающие или – сладкие, подхалимистые… В Первомайском посёлке? Нет, там звучали совсем другие оттенки –жёсткие, не знающие жалости… Ага, вот, где он слышал этот голос! Вертолёт, опаздывающий пассажир, тихое предупреждение о грозящей опасности… Джамаль!
Надуманная философия о «силовой жалости» рассыпалась и исчезла. Вместо неё возникло страстное желание обрести свободу. Не для мести и не для спасения себя и друзей – для поиска похищенной девушки…
Ночь прошла спокойно. Федя спал, как спят праведники, кажется, и во сне он молился. Витёк беспокойно ворочался, то и дело ощупывая пояс, за которым не было любимого ножа. Ватсон так храпел, что, казалось, решётка, закрывающая вход в яму, шевелилась. А вот Белов так и не сомкнул глаз – продумывал варианты побега. Под утро убедился, что без помощи Джамаля не обойтись, побег должен подготовить именно он, узники бессильны… И – задремал.
Подняли их в шесть утра. Дескать, хватит бока отлёживать, не в санатории находятся – в зиндане. То ест, в тюрьме. Ватсона увели к раненным, Федю и Витька – помогать женщинам: рубить дрова, таскать воду, готовить еду для джигитов. Работа – не трудная, но унизительная, пленных подгоняли либо бранью, либо ударами плётки. Будто рабочий скот.
В зиндане остался «ценный материал»: заложники, ожидающие либо выкупа, либо смерти.
– Мы с вами так и не познакомились, – Саша опустился на землю рядом с товарищем по несчастью. – Александр Николаевич Белов. Президент Фонда реконструкции… Слышали о такой компании?
– Слышал и не раз. Солидная фирма… Вот только с криминальным душком… Не обижайтесь, Александр Николаевич, сейчас весь российский бизнес так или иначе связан с преступностью. Вы не исключение… Простите, я не представился. Алексей Анатольевич Рыков. Председатель совета директоров Красносибирского алюминиевого комбината…
– …. и фактический его владелец, – с уважением завершил начатую фразу Белов. – Признаться, завидую – поднять такую громадину не каждому дано. После смены ориентации на рыночную и начала реформирования, насколько я наслышан, комбинат пришёл в упадок, почти умирал. Для того, чтобы возродить его нужен умный, понимающий и знающий все тонкости производства, человек… По себе знаю, – нескромно признался он. – В своё время я немало дров наломал, то падал в долговую яму, то упрямо выбирался из неё. По сей день барахтаюсь… Как же вы умудрились оказаться в этой яме? Конфликт с сепаратистами исключается, для этого не существует причин. Разные сферы деятельности, разные интересы… Чеченцы – обычные марионетки, главное, узнать, кто кукловод?
Два предпринимателя разговаривали спокойно и вежливо, будто находились не в зиндане – в одном из своих кабинетов, или в Клубе для избранных. Рыков задумчиво протирал очки, Белов покусывал сухую ветку.
– Нечто подобное и мне приходило в голову, – признался Алексей Анатольевич. – Незадолго до похищения у меня состоялась непонятная беседа с помощником представителя Президента. Он выдвинул абсурдное требование – отойти мне от дел. Дескать, этот благородный поступок оздоровит напряжённую обстановку в комбинате. Мне пришлось обратиться к его начальнику…
– Вы не запомнили фамилию доброхота? – Белов отбросил обгрызенную ветку, вскочил с земли.
– На память пока грех жаловаться. Зорин. Виктор Петрович Зорин.
Ну, погоди, тварь, подумал Белов, сжимая кулаки, доберусь до твоего прогнившего нутра, выверну его наизнанку…

Мурат с тремя шестёрками долго пробирались в Чечню. С начала их едва не повязали в Махачкале, куда они приехали на японском джипе. Лететь побоялись – стволов не спрячешь, электроника их легко засечёт. Местные менты обшмонали машину, но под днище, где были привязаны «калаши» заглянуть не догадались. Зато паспорта изучили от первой буквы до последней. Ксивы были изготовлены по всем правилам, а вложенные в них баксы – убедительное доказательство невиновности путешественников.
Вторая проверка оказалась более серьёзной. Объезжая калиновку они напоролись на блок пост, на котором несли службу десантники. Их командир, старший сержант с украинской фамилией Перебийнос, небрежно просмотрел предъявленные документы. Предусмотрительно вложенные в паспорт две сотни баксов брезгливо возвратил владельцам.
И посыпались вопросы, один другого опасней.
В паспорте стоит штамп прописки – город Красносибирск, документ выдан Октябрским райотделом милиции. Что привело сибиряков в Чеченскую республику? Упоминание страдающей тёщи, которая, дескать, проживает в одном из аулов, не сработало. Старший сержант вцепился в тёщу оголодавшим весенним клещём. Где именно она проживает? Чем собирается помочь ей заботливый родственник? Кто такие три сопровождающие его парня?
Мурат вертелся ужом, то щебетал беззащитной птахой, то изображал праведника, обиженного несправедливыми подозрениями. Разве у нас человек человеку не товарищ, друг и брат? Вот друзья и не отпустили его одного в опасный вояж…
В конце концов, устав от долгого допроса, Перебийнос отпустил друзей. Или его отвлёк дразнящий запах разогреваемой каши с тушёнкой? Или он убедился в необоснованности своих подозрений?
Мурат потряс головой, будто выбросил из неё мусор. Скорей бы забраться в горы и увидеться с Омаром. Арабский инструктор не сидит на одном месте, боится, как бы федералы не засекли его и не пустили ракету. Как это они сделали с Дудаевым.
В одном из горных распадков, джип остановился. Появляться в ауле без предупреждения и соответствующей гарантии безопасности, как выражаются русские бандиты, западло, можно налететь на автоматную очередь либо под выстрел снайпера.
Сотовик Омара долго не отвечал. Мурат с беспокойством вслушивался в шорохи и хрипы в эфире, в продолжительные, протяжные гудки. Неужели, что то случилось? Араба могли подстрелить, повязать, убедившись в безрезультатности войны с неверными, он может сам соскочить на родину, в Эмираты. А без него задуманная расправа с Белым не состоится и Мурат не получит желанных купюр с изображением президентов США.
Наконец, в трубке послышался гортанный голос партнёра.
– Зачем я тебе понадобился, исчадие Шайтана? Не представляйся, знаю, кто ты. Говори!
Нужно срочно побазарить. В ауле спокойно,
– Слава Аллаху, никаких пока проблем. Приезжай, кунак, дорогим гостем будешь.
То – исчадие Шайтана, то – дорогой гость? Верить Омару нужно с оглядкой – обнимет и тут же всадит в спину кинжал. Одно слово – бандюга.
Приятели разобрали автоматы и джип медленно поехал по узкой дороге, ведущей в горный аул Гасан юрт…

У Джамаля – четверо детей: два сына и две дочки. Как и положено отцу, он любит их и заботится о достатке в семье. Видеть детей голодными – разве есть на свете большая причина для грусти?
Но особенно близка его сердцу младшая – весёлая и озорная Зарема. Когда бывший скотовод ещё не был воином Ислама, борцом за независимость Ичкерии, в переводе на русский – страны отцов, Джамаль ни на минуту не расставался с любимой щебетуньей. Брал её с собой, когда гнал на выпас отару овец, она сидела на арбе, гружённой дровами и хворостом, помогала чинить покосившуюся ограду или просто сидела на коленях отдыхающего отца.
После спасения от волков девочка потускнела, часто плачет. О причине можно не спрашивать – её Джамаль знает: один из заложников, сидящих в зиндане, тот самый, который спас Зарему от гибели.
– Папа Джам, ты умный и сильный, спаси Сашу! – с утра до вечера твердит она, будто колет отца в сердце. – Неужели ты позволишь убить спасителя твоей дочери?
Джамаль и сам, без настойчивых подсказок, знает о долге настоящего горского мужчины. На добро отвечать добром, на зло – злом. Но что он может сделать с поселившимися в ауле кровавыми волками в человеческом облике? Заподозрят в измене – мигом перережут глотку, не только ему, но и жене, всем детям, престарелому отцу.
Поэтому он бессильно развёл руками. Эти руки умели делать всё: обрабатывать крохотный участок земли на горной террасе, косить траву в долине, стричь овец, изготавливать немудрящую мебель для сакли. Вот только стрелять в людей так и не научились.
Вчера Джамаль решился поговорить с уважаемым стариком, юрт да, то есть со старшиной аула. Не называя имён. Тот точно так же развёл мозолистыми руками. Единственная надежда на вемогущего Аллаха.
Единственно, что мог сделать Джамаль для спасителя дочери – заменил ржавое вонючее ведро на чистую посудину с крышкой, и бросил в яму пакет с овечьим сыром и горячими лепёшками.
Зарема требовала большего – освобождения русского, улыбчивого парня.
Подумаю, дочка, не торопи меня…
– Только думай поскорей, папа Джам. Омар что то задумал недоброе…
Вечером дочка Джамаля убежала к подруге, живущей в соседней сакле. Играть с куклами запрещено шариатом – старший отец, так чеченские дети называют деда, однажды увидел спрятанную за занавеской куклу, изломал её и выбросил. Поэтому подружки спрятались в кустах за жилищем Омара. Куклы танцевали и пели, ссорились и дружили. Для девочек они – живые существа, повторяющие всё, о чём говорят в ауле.
Неожиданно из открытого окна донеслись мужские голоса.
– … всё равно выкупов ты не получишь. Касса комбината похожа на прохудившийся мешок, в котором и пяти центов не найдёшь. Что до московского Фонда, жена Белого сидит на деньгах, как клуша на яйцах – ни копейки не отдаст за мужа… А я предлагаю сто тысяч баксов. И за что? Отдашь мне Белого и получишь выкуп. Как я поступлю с ним – мои проблемы.
– Спасибо, кунак, порадовал! Только мне недосуг ковыряться в казне и комбината, и Фонда. Счётчик работает. Не выкупят заложников в установленное время – буду отрезать по кусочку и отправлять посылками. Мизинец – бабе Белого, кусок члена – в комбинат. Мигом разыщут бабки…
– Как сказал умный русский поэт, надежды юношей питают, – гнул свою линию Мурат, – Но ты уже не юноша, поэтому должен поступать разумно. Не ожидать журавля с неба, а брать сидящую рядом синицу. Сегодня я предлагаю ни за что сто тысяч, завтра найду другого, который отдаст мне Белого за пятьдесят. Думай, дружан, хорошо думай…
Сначала Зарема не понимала, о чем говорит Омар с гостями, потом, услышав имя спасителя, ужаснулась. Отбросив куклу, она побежала к зиндану. Слава Аллаху, сегодня дежурит отец, он обязательно выполнит просьбу любимой дочки.
Джамаль сидел на куче песка, оставшейся после того, как выкопали проклятую яму. Рядом с ним лежит автомат, руки перебирают чётки.
Папа Джам, спаси!
– Кого спасать, дочка? – подскочил Джамаль. – Кто за тобой гонится? Опять – волки? Не бойся, милая, я с тобой…
Отдышавшись, Зарема показала на решётку, закрывающую вход в зиндан. Говорить, просить – не было сил. Джамаль всё понял.
– Омар? Почему этого волка не приберёт Аллах, куда он смотрит? Успокойся, доченька, расскажи толком…
Услышав о подслушанном разговоре, Джамаль заторопился. Исчезли сомнения и боязнь. Как говорят русские, Бог не выдаст, свинья не съест. Главное, спасти от неминуемой гибели симпатичного парня с голубыми, как небо, глазами, человека спасшего дочь. Чеченец знал, что его не помилуют – застрелят или зарежут, но что значит его жизнь перед страданиями любимой девочки?
Он решительно отодвинул решётку, опустил в яму лестницу.
– Эй, русаки, просыпайтесь…
– А мы не спим, – спокойно ответил Белов. – Отпускаете? И за что нам оказана такая милость?
На самом деле Саша волновался. Так просто лестницу не опустят, волю не подарят. Неужели, Джамаль, наконец решился на измену своим хозяевам? С трудом верится…
– Дядя Саша, Омар с приехавшими бандитами хочет казнить вас… Спасайтесь!
А вот это уже серьёзно? Ребёнок фантазировать не станет, значит, ей удалось что нибудь узнать! Придется срочно делать ноги. Подставлять горло под бандитский нож он не намерен.
Не прошло и пяти минут, как пятеро узников выбрались из ямы.
Захлёбываясь, запинаясь, Зарема рассказала о подслушанном разговоре, о том, как приехавшие люди убеждали Омара отдать им заложников. Правда, тот не согласился, говорил о каких то выкупах, но уже колебался. Она не стала ожидать продолжения разговора – побежала к зиндану. По дороге вытащила из машины, стоящей возле сакли Омара, ключи…
Витёк опередил Серого – схватил брелок с ключами и злорадно расхохотался. Удрать от вшивых похитителей на их собственной машине – самый настоящий анекдот, который он с удовольствием будет рассказывать своим внукам и правнукам!
– Это тоже возьми, – Джамаль протянул автомат. – Не люблю стреляющих железяк… Крови тоже не люблю, – подумав, добавил он.
Автомат решительно взял Федя. Как же подействовало на миротворца короткое заключение в зиндане, если он отвергнул евангелическую догму – ударили тебя по левой щеке, подставь правую! Судя по гневному взгляду, брошенному в сторону сакли Омара, философ будет и стрелять, и убивать.
Нужно торопиться. Зарема нетерпеливо переступала с ноги на ногу, но Саша не мог не задать два вопроса.
Как же вы? Омар не простит..
– А что я? – Джамаль равнодушно пожал плечами. – Сейчас возьму семью и уйду в горы. Там меня никто не найдёт – любой камень спрячет, любая расщелина приютит… Торопись, кунак, как бы нечестивые «гости» не опомнились…
– Сейчас… Скажи, ты не видел здесь русской девушки?… Очень красивой девушки, и очень гордой. Ну, такой… необычной, что ли…
Вместо ответа, чеченец невежливо подтолкнул в спину влюблённого дурня. Не время, мол, чесать языки, поспеши за своими друзьями. Останемся живыми – вот тогда и поговорим о необычных женщинах.
– До свиданья, Саша, – грустно попрощалась Зарема. – Приедешь, когда я подрасту, возьмёшь в жёны, – стыдливо прикрыв лицо чёрным платком, почти прошептала она…
Когда взревел мощный двигатель джипа, боевики отнесолись к этому равнодушно – ничего особенного, уезжают гости Омара, можно ложиться спать. А вот Мурат сразу всё понял – вместе с помощниками выскочил из сакли и, бессильно матерясь, принялся поливать автоматными очередями и дорогу, и скалы, и редкий лес.
Омар понял – игра проиграна, нужно, как можно быстрей, уносить грешную свою душу. Наведут беглецы федералов на аул – конец, ему не увидеть ни сладкоголосых гурий, ни хвостатых и рогатых чертей. И все же, он использовал последний шанс – вызвал по рации отряд боевиков, который базируется на перевале, бросил несколько слов…
– Хрен вам в задницу, чтоб голова не качалась! – ликовал Злой, почти лёжа на баранке руля. – Не достанете, вурдалаки, не догоните, лохи!
Ватсон занимался привычным делом: озабоченно перебирал в бауле пузырьки и пакетики с лекарствами, бинты и прочее медицинское снаряжение. Федя задумчиво гладил автомат. Рыков планировал будущее оздоровление комбината. Белов ни о ч1м не лумал и ничего не планировал – смотрел перед собой и переживал – ему так и не удалось отыскать и освободить Славу…

На аэродром Ханкалы приземлился военный транспортник с генералом Введенским на борту. Игорь Леонидович решал возглавить операцию по ликвидации ещё одной банды. Вообще то, заместителю Председателя ФСБ не стоило бы вмешиваться в действия местных командиров, но похищение сразу двух олигархов, даже в современной криминальной России – серьёзное происшествие.
Как отреагируют на это события зарубежные инвесторы, ещё не успевшие вложить свои деньги в экономику России? Испугаются и вложат миллионы в ту же Уганду. Или – в Мали. Сколько положено сил и нервов для привлечения немецких и английских капиталов, как заманчиво рисовал президент перспективы развития страны!
И всё это может рухнуть из за какого то сопляка – именно так называл Муса немолодого Омара! Поэтому задача не только в разгроме сравнительно немногочисленной банды, главное – освободить заложников.
Ответственный за проведение операции генерал докладывал короткими, рублеными фразами. Введенский, сохраняя на лице благожелательное выражение, одобрительно кивал и про себя комментировал каждое слово докладчика.
Пограничники закрыли границу с Грузией… Рассказывай сказки, генерал, на каждой тропке солдата не поставить – армии для этого не хватит… Привлечены десантники Минобороны, которые блокировали аул с восточной стороны… Предположим, верное решение, но, опять же, где гарантия, что боевики Омара не просочатся по одним им знакомым тропам?… С западной стороны действует спецназ внутренних войск – мышь не проскочит… Мышь может быть и не проскочит, а вот сепаратисты проберутся, они знают в родных горах каждый распадок, каждый камень… С севера действуют подразделения сорок второй мотострелковой дивизии… Наверняка, состоящие из срочников – молодых ребят, ещё не узнавших запаха крови… С воздуха войска поддерживает авиация – вертолёты… Целая армия против максимум двух десятков боевиков? Не стыдно ли даже говорить об этом?
– Прошу держать меня в курсе развития событий. Доклады – каждый час, при необходимости – мгновенно. И днём, и ночью…

Ликовал Витёк преждевременно. Боевики быстро оправились от шока, забрались на вершины и принялись обстреливать серпантин дороги. Поднятая по тревоге группа оседлала ее спереди. Получились клещи, из которых непросто выбраться. Стреляли со всех сторон и сверху. Сплошной свинцовый ливень, от которого не скрыться.
Витёк бросал джип то влево, почти соприкасаясь с горным склоном, то вправо, рискуя рухнуть в пропасть. Безгрешный философ, забыв о молитвах и проповедях, отвечал ваххабитам короткими очередями.
И все же, пуля снайпера попала в плечо водителя. Злой ойкнул и осел. Слава Богу, Белов не растерялся – перехватил баранку руля. Следующий выстрел пробил колесо – машина завиляла. Пришлось остановиться. Торжествующие выкрики победителей и непременное – Аллах акбар, свидетельствовали о неизбежном конце.
Ватсон и Рыков понесли раненного в ближайшую расщелину. Федя остался с Белым – прикрывать отступление. Саша хотел было отобрать у него автомат, но «монах» вцепился в ствол и отрицательно замотал головой.
– Ладно, действуй. Но только – одиночными, патроны вот вот кончатся.
Будто в воду смотрел – автомат превратился в обычную железку. Чем отбиваться – камнями? Сейчас бы – вертушки с пулемётами и ракетами… Глупо тешить себя несбыточными надеждами, сам на себя прикрикнул Саша, – авиация по ночам не летает. Только бы удалось Ватсону и Рыкову спрятаться с раненным в какой то щели и затаиться…
Федя отложил умолкший автомат и принялся тихо молиться. Во здравие раненного друга и за упокой себя и Серого.Белов перевернулся на спину и тихо… запел. Песню о кедрах, которые стремились к звёздам, её он когда то пел Ярославе…
Боевики тоже перестали стрелять – подходили медленно и нерешительно. Вдруг гяуры приготовили гранаты? Вознестись в райские кущи никто из них не хотел.
Что он делает? Валяется на подобии раздавленного червя? Как сказала умная испанка, лучше умереть стоя, чем жить на коленях! Саша поднялся, не глядя на приближающихся боевиков, выщелкнул из пачки сигарету…
Закурить не успел – сверху дружно заговорили автоматы. Два боевика упали, остальные, воя и поминутно поминая Шайтана, бросились наутёк.
На дорогу спустилась группа спецназовцев, возглавляемая… Шмидтом! Белов протёр глаза, больно ущипнул себя за бок. Снится ему, что ли? Любовник жены, человек, организовавший на него покушение, стоит перед ним и приветливо улыбается.
– Извините, Александр Николаевич, малость опоздали… И ещё… Если можете, простите меня за… прошлое.
Протянул автомат и низко склонил лысую голову. Дескать, или простите, или казните.
– Ладно тебе… Проехали, перетёрли. Забудем! Считай, только познакомились, соответственно, не успели нагрешить…Транспорт у вас имеется? Неважно какой машина, БТР или ишак. В расщелине – раненный парень, его нужно поскорей доставить к медикам…
Обрадованный полученным прощением, Шмидт развил бурную деятельность. Будто из под земли появился ишак, запряженный в арбу. Ватсон уехал вместе с пришедшим в сознание Витьком, а вот Рыков наотрез отказался сопровождать их. Ему не хотелось расставаться с полюбившимся московским олигархом…
К этому времени в ауле всё было кончено. Обозленные ранением своего «батьки», десантники никого не пощадили, никто не ушел от возмездия – ни Мурат, ни его подельники, ни несколько ваххабитов, не пожелавших сдаться на милость победителей.
Один Омар бесследно исчез – его не нашли среди убитых и раненных, свидетели в один голос утверждали, что не знают о ком идёт речь, такого человека в ауле никогда не было. Точно так же никто не знал о привезенной из Сибири русской девушке…
В Калиновку они возвращались на броне бэтээра. Рядом на подстеленном брезенте стонал раненный Антон Перебийнос. Точно так он лежал и полузабытом сне, только не на транспортёре, а в салоне вертолёта. Неужели сейчас последует продолжение сна – притаившийся в придорожных кустах недобитый боевик прострочит автоматной очередью грудь десантника Белова?
Кажется, обошлось! БТР выкатился на равнинную часть Чечни.
Микола заботливо меняет мокрые тряпки на голове Антона. Федя что то шепчет. Скорей всего, молится. Белов думает об Ярославе. Промелькнула она яркой кометой и исчезла. Даже не позволила вволю налюбоваться своей красой, гордым и, одновременно, добрым своим характером. Как же она позволила увезти себя, почему не убежала, не скрылась в горах, не покончила с собой?
Увидит ли он свою мечту или она так и сгинет где нибудь в Грузии или – в Арабских Эмиратах?…
– Александр Николаевич, – Рыков будто проснулся. Говорил спокойно, но в негромком голосе чувствовалась напряжённость. – Мы с вами – современные деловые люди, поэтому исключены всякие эмоции, типа обиды или чувство оскорблённого достоинства. У меня имеется одно интересное, на мой взгляд, предложение… Видите ли. В комбинате мне не на кого опереться. Замыслов и проектов – сверх головы, но ни один из них одному не осилить…
Саша уже догадался, что хочет предложить ему красносибирский олигарх, и изобретал мягкую форму отказа. Не потому, что был не уверен в своих силах и способностях, нет, у него они имеются с избытком. Не хотелось переселяться из Москвы в Сибирь, снова поднимать жизнь на дыбы. И – потом, вытянет ли он тяжеленный воз из долговой ямы или он потянет его за собой?
«Соглашайся, дурило! – шептал ему Кос. – Такое раз в жизни случается. Передай Фонд сыну, определи к нему в опекуны Шмидта – все проблемы! Митька вытянет, он – двужильный мужик… Ольга? Баба есть баба, она предназначена для совершенно другой цели…».
°Смотри, брат, не наколись, – предупреждал банкир Фонда, Пчела. – Комбинат в долгу, как в шелку, увязнешь – спасать некому. Мы похоронены, новые твои друзья бессильны. Лучше откажись и возвращайся в Москву…».
« Жизнь без риска немыслима, она похожа на недосоленный суп, – возражал ему Фил. – Злой подопрёт тебя плечом, Ватсон поможет, Федя вымолит удачу. Не тяни, брат, соглашайся!».
– … поэтому предлагаю вам содружество. Вместе мы поднимем комбинат из руин, нарастим мускулы, выйдем на мировой рынок. Мне уже обещаны солидные инвестиции…
Уговаривает, как мужик бабу. Всё будет, и наряды, и богатство, только отдайся. Получив своё, соблазнитель откажется от обещанного. Ни нарядов тебе, ни богатства, поищи другого дурня!
– Не обижайтесь, Алексей Анатольевич, но сейчас я не могу сказать ни да, ни нет. Доберёмся до Красносибирска, разберусь с Зориным – вот тогда и отвечу… Скорей всего, соглашусь…

                                                                ВСЁ!

0

14

Книг:
Бригада. Книга 7. Грязные игры
Бригада. Книга 8. Потерянные души
Бригада: Книга 12: Штурм вулкана
Бригада. Книга 13. Поцелуй Фемиды
Бригада. Книга 14. Поклонение огню
Бригада. Книга 15. Тень победы
Бригада. Книга 16. Похищение Европы

У меня пока нету, как  тока будут выложу сюда!

0


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Бригада. Металл и воля. Книга 11 (Аркадий Карасик)