www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Земля любви, земля надежды. Расставания и встречи


Земля любви, земля надежды. Расставания и встречи

Сообщений 61 страница 64 из 64

61

Глава 44

У Мартино дела, похоже, шли на лад, и он уехал в очередную поездку. Мария одела малыша понаряднее и повела его к Дженаро. Она шла, и сердце у нее замирало. А что, если по дороге ей встретится Тони? И она начинала представлять себе, что будет, если она действительно встретит Тони... Но кроме оглушительного сердцебиения, уже ничего не чувствовала. Мария пришла взволнованная, встревоженная. Мариуза, взглянув на нее, всполошилась, уж не плохо ли молодой сеньоре? Или с ребенком что-то случилось? Но Мария ее успокоила: они оба просто не привыкли к страшной жаре. Мариуза пригласила их посидеть в большой полутемной столовой и пообещала прине¬сти свежеприготовленного апельсинового сока.
— Вам придется немного подождать дона Дженаро, — сказала она. — Он обычно приходит с работы и отдыхает.
Мариуза дорого бы дала, чтобы узнать, кто такая Мария и какие у нее дела с Дженаро — одиноким как перст стариком, играющим по ночам в борделе. Старику частенько не хватало денег, чтобы заплатить за комнату в пансионе, но Мариуза не выгоняла постояльца.
—  Куда он пойдет? — говорила она Изабелле. — Не в борделе же будет жить. Рано или поздно расплатится!
Доброе сердце Мариузы ее не обманывало. Приходил день, а вернее, ночь, когда богатый клиент отваливал старику боль¬шие чаевые, и Дженаро с довольным видом небрежно рас¬плачивался сразу за месяц или два, с тем чтобы снова потом задолжать. Но для Мариузы ее постояльцы были чем-то вро¬де семьи. Она входила в заботы и любовные переживания молодых, помогая советом, а иной раз и чем-то более суще¬ственным. Опекала и старика Дженаро. Она охотно расспро¬сила бы Марию, кем та ему доводится, но сочла, что для расспросов еще не настало время, и пошла будить старика.
Едва услышав, что внизу его дожидается женщина с ре¬бенком, Дженаро мигом привел себя в порядок, оделся в луч¬ший костюм и спустился. Внук привел его в восторг. Он узнавал в нем маленького Тони и чуть ли не со слезами на глазах вспоминал прошлое. Кто узнал бы в этом светло улы¬бающемся старике упрямого, неуступчивого, вечно раздра¬женного Дженаро?
—  Пойдем посидим в кафе, доченька, — предложил он Марии, — я хочу угостить вас мороженым.
Мариуза с удивлением взглянула на Дженаро, потом на Марию: неужели эта молодая женщина в самом деле его дочь? Дженаро важно кивнул в ответ на недоумевающий взгляд хозяйки пансиона, которая не обнаружила ожидаемого сход¬ства, торжественно взял Марию под руку, а малыша за руку, и они вышли на улицу.
Проходя мимо музыкального магазина, старик и Мария с заговорщицким видом переглянулись: здесь они встретились! Это их магазин! Он навсегда останется для них особенным, заветным местом! Неуклюжие звуки неслись из магазина: кто-то деревянными пальцами долбил по клавишам. Дженаро поморщился.
— Когда-нибудь я сыграю для тебя все, что ты захочешь, — пообещал он. — Мы придем сюда, и я буду играть только для тебя.
Мария оценила честь, которую собирался оказать ей сеньор Дженаро: в Чивите он был такого высокого мнения о своем искусстве, что не снисходил даже до разговоров с про¬стыми смертными, не то что до игры для них.
Если бы они знали, что нескладные звуки, которые они слышали, выходили из-под пальцев Тони! Набухшие от тяже¬лой работы пальцы утратили беглость и двигались с трудом по той клавиатуре, по которой когда-то порхали. Нескладная му¬зыка внезапно оборвалась. Едва не застонав, Тони схватился за локоть: перенапряженные мышцы отозвались сильной болью на его усилия. «Больше мне уже никогда не играть!» — подумал он с кривоватой улыбкой и застыл на стуле, свесив вдоль спин¬ки тяжелые руки.
Между тем Дженаро усадил Марию с малышом на терра¬се под тентом.
—  Малышу, я думаю, не стоит давать мороженое, — с сомнением в голосе сказала Мария.
—  Тогда пусть ест фрукты, — решил Дженаро, — а мы с тобой будем есть мороженое.
Он не признался Марии, что работает в борделе, сказал, что подрабатывает игрой на фортепьяно на семейных вече¬рах, иногда играет в кинотеатре, изредка в кафе, сопровож¬дая выступления артистов.
У Марии хватило такта не выражать свои восторги по поводу работы Дженаро, она прекрасно понимала, что его профессиональное самолюбие уязвлено.
Зато Дженаро охотно стал ей рассказывать о своих моло¬дых друзьях, с которыми он жил вместе в пансионе, о Мар¬кусе, о Жозе Мануэле.
Мария узнала множество новостей о людях, совершенно ей неизвестных. Дело было в том, например, что племянни¬ца Мариузы Изабела сделала Дженаро поверенным своих сердечных тайн. Она призналась ему, что влюблена в Марку¬са. А Маркус, хоть и говорил ей комплименты, был к ней равнодушен. Изабела из-за этого страдала, хотя Мариуза по-прежнему советовала девушке держаться подальше от легко¬мысленных студентов и искать себе солидного и надежного коммерсанта. Дженаро в данном случае был согласен с Мариузой. Он знал, что Маркус влюблен в другую женщину. И даже знал, в какую. По его мнению, выбор Маркуса был свидетельством крайнего легкомыслия. И если Маркус тоже страдал, потому что его возлюбленная завела себе богатого поклонника, то страдал по заслугам.
—  Не думай, что я стал сплетником, — сказал Дженаро смущенно, — просто молодежь ко мне очень хорошо отно¬сится. Да и не только молодежь...-
—  Охотно верю, — откликнулась Мария, — у вас всегда было золотое сердце, просто вы боялись его обнаружить.
—  Прости меня, доченька, — попросил Дженаро. — Я очень виноват перед тобой. Ты можешь меня простить?
— Я простила, — ответила Мария, и ответила совершен¬но искренне.
Попросить прощения было не меньшим подвигом для Дженаро, чем для Марии простить его.

+1

62

Глава 45

— Представляю, в каком настроении сошла с поезда наша мамочка, таща с собой тяжеленный чемодан с твоими платьями, — не в силах удержаться от улыбки, сказал сестре Маурисиу.
Беатриса невольно поежилась, представив себе это настроение.
—  Положим, носильщик тут же подхватил чемодан, донес его до экипажа, а дальше она отправилась в наш городской дом и занялась массой дел, которые накопились, — сказала Беатриса.
Брат и сестра сидели на крылечке и обсуждали свою дальнейшую жизнь. Что бы там ни говорилось, но вдали от вечно напряженной, готовой разразиться гневом или слезами матери они чувствовали себя гораздо спокойнее и уютнее.
—  Мама взвалила на себя непосильную тяжесть и теперь изнемогает под ее гнетом, но винит во всем нас, — печально сказала Беатриса. — Мне кажется, что всем будет легче, если она снимет с себя и тяжесть ответственности за имение, и траур.
—  Ты предполагаешь, что наша матушка может выйти замуж? — вскинулся Маурисиу. — Я предлагал ей снять часть тяжести, устроив раздел, но она пока к этому не готова. Думаю, что после того как мы поживем с Катэриной отдельно, нам уже никогда не захочется вернуться под материнское крыло. А ты уверена, сестренка, что собираешься жить с Марселло потому, что любишь его, а не потому, что хочешь покинуть материнский дом?
—  Мама, как ты знаешь, не собирается меня в нем удерживать, — улыбнулась Беатриса, — она как раз предлагает мне его покинуть. Я бы сказала, прилагает для этого титанические усилия.
— Да, действительно, а ты прилагаешь такие же, чтобы сбежать. Когда вы уезжаете? — спросил он.
—  Очень скоро, — ответила Беатриса.
Вернувшись в дом Марселло, она застала там сборы в самом разгаре. Констанция паковала их нехитрое имущество, увязывая его в узлы.
—  Мы должны быть готовы в любую минуту, — объяснила она. — Вот приедет Винченцо с Фариной, скажут, что получили землю, и мы вмиг снимемся с места. Дона Фран-сиска не будет терпеть нас тут бесконечно. Того и гляди, поселит в наш дом своих работников. Сельскохозяйственные работы не откладывают.
— Тогда и мне нужно собираться? — спросила Беатриса.
—  Если поедешь с нами, то конечно, — ответила Констанция.
— Тогда и мне нужно собраться, — сказала Беатриса.
И вот, пользуясь отсутствием матери, Беатриса вернулась в имение, чтобы собрать и свои вещи. Она тоже должна была быть готова в любую минуту к отъезду.
— А ты, Маурисиу? Что ты собираешься делать? — спросила она. — Ты будешь продолжать работать в школе, когда я уеду?
— Не уверен, — ответил Маурисиу. — Если в ближайшее время мама согласится на раздел, мне придется заняться своей частью имения, вполне возможно, той, которую оставит Винченцо. Ты сама понимаешь, что я не большой знаток сельского хозяйства, мне придется поднимать его, как поднимают целину.
Беатриса засмеялась.
— Тебе будет помогать Катэрина, уж она в сельском хозяйстве понимает куда больше, чем ты, я и мама, вместе взятые.
— Согласен! Но если мама откажется выделять мою долю, то нам придется уехать в город. Я буду зарабатывать на свою семью адвокатской практикой. Не зря же я столько лет учился в Париже. Я не думаю, что окажусь хуже тех, кто учился в Сан-Паулу.
—  Я уверена, что ты будешь лучше всех! — горячо откликнулась сестра. — От души желаю тебе успеха! Но школы нашей мне очень жаль. Мы работали в ней с такой душой, и дети так хорошо учились. И у тебя были такие чудесные лекции по истории.
—  Может, я буду продолжать заниматься историей, — задумчиво сказал Маурисиу. — Меня она очень заинтересовала. Но не в ущерб моей адвокатской деятельности, разумеется. А школу может продолжить Жулия. Почему бы нет?
—  Мама никогда не позволит ей стать учительницей! Ты же знаешь нашу матушку! — со вздохом отозвалась Беатриса.
—  Если бы мама выделила мне часть капитала, я бы дал Жулии средства на жизнь, и она могла бы заниматься тем, чем хочет. Мне кажется, она просто создана для того, чтобы заниматься педагогической деятельностью, ведь идея школы принадлежит ей.
Маурисиу и Беатриса вздохнули. Чем дальше, тем больше их угнетала несамостоятельность. Будь у них собственные средства, они могли бы сделать очень много хорошего и полезного!
—  Если бы мама выделила мне мою долю приданого, я бы могла открыть школу в нашем новом имении, а Марселло, если бы захотел, мог бы получить более основательное образование. Но я хотела бы все-таки знать, почему наша мама так не любит итальянцев. В ее ненависти есть что-то патологическое...
— Да, мы с тобой не раз говорили об этом, но ее тайны нам не узнать. Такие тайны хранятся до могилы, и могила становится их последним пристанищем, — со вздохом сказал Маурисиу и поднялся.
Беатриса позвала Жулию, которая сидела возле Риты в тенечке, и попросила помочь ей собраться. Жулия охотно встала и пошла с Беатрисой в господский дом.
В отсутствие Франсиски у Жулии наступали каникулы и она даже скучала без привычной работы, сидя по целым дням возле бабушки. Так ей, по крайней мере, казалось, что она сидит возле бабушки. Хотя на самом деле Жулия успевала и постряпать, и прибраться, и Катэрине помочь с ребенком, потому что в доме работы всегда невпроворот. Но главными в эти дни были для нее рассказы бабушки. Каких только историй не хранилось в памяти старой Риты! И сейчас, не¬вольно услышав разговор брата с сестрой, Жулия подумала: «Наверняка моя бабушка знает все тайны этого дома!»
Рита тоже слышала этот разговор. Ее тронула забота молодых господ о ее внучке. Она и сама постоянно думала о Жулии, беспокоясь за ее дальнейшую судьбу.
«При такой хозяйке и замуж не выйдешь, — печалилась она, — будешь вековать в старых девках, исполняя капризы и прихоти вечно недовольной Франсиски!» Подобные случаи были весьма распространены и считались делом обычным среди слуг, но кто пожелает такого родной кровинушке?
Переваливаясь с боку на бок, Рита направилась в господский дом. Давненько она в нем не бывала, и вот потянуло в отсутствие хозяйки. Вошла в гостиную и огляделась. Те же картины и портреты на стенах, те же тяжелые занавеси, легкие гардины.
Рита словно бы вернулась в те дни, когда была в этом доме полновластной хозяйкой. В те дни, когда она была здесь экономкой, а молодой хозяин был влюблен в ее дочку без памяти, но привел в дом молодую жену, уже беременную от другого. Брак этот был совершен по расчету, ее молодому хозяину было обещано немалое приданое, и он его получил... Со временем он привязался к молодой жене, но произошло это не сразу.
Жулия с Маурисиу родились почти одновременно, и хозяин приказал Ритиной дочке, которую звали Каролина, кормить обоих. Так и вышло, что Жулия и Маурисиу, не только сводные брат и сестра, но и молочные. Надо отдать должное покойнику: детей он особо не выделял, к обоим был достаточно равнодушен. Полюбил он Беатрису, она так и осталась его любимицей. Для Беатрисы наняли белую кормилицу.
Когда Франсиска стала дону Марсилиу настоящей женой и у них родилась Беатриса, все порядки в доме переменились. Франсиска, как оказалось, терпеть не могла негритянок и всех постаралась выжить из дома. Каролине, дочке Риты, не осталось места ни в господском доме, ни в господском сердце. Каролину хозяева отправили на дальнюю плантацию, разлучили ее с Жулией, потому что Беатриса очень была привязана к подружке и не захотела с ней расставаться, а на плантации Ритина дочка стала очень сильно болеть. Вскоре и совсем зачахла, оставив Жулию сиротой.
Франсиска понемногу забрала все бразды правления в свои руки. Риту отослали на кухню и никогда больше не звали в господские покои, но Жулия так и выросла с господскими детьми, только они-то все равно стали господами, а она — прислугой.
Хотел Марсилиу устроить судьбу Жулии или не хотел, Рита не знала. Не знала она и другого: ведает или не ведает Франсиска, чья на самом деле дочь Жулия. Иногда Рите казалось, что Франсиска все прекрасно знает. А иногда — что Франсиска может ничего не знать и не догадываться. Знала Рита и про то, какая Франсиска ревнивая, и совсем не хотела привлекать излишнего внимания к своей Жулии.
Тут Рита вспомнила, кого ей напомнил Марселло: он был точь-в-точь похож на того итальянца, с которым нагуляла себе Маурисиу Франсиска...
Все это были дела давно минувших дней. Но они лежали тяжелым грузом на сердце Риты. Она услышала наверху девичьи голоса и стала подниматься вверх по скрипучей лестнице.
Голоса смолкли, и когда она заглянула в спальню Беатрисы, то никого не увидела. Куда подевались проказницы?
— Жулия! — певуче позвала она.
Из-за шкафа высунулись две головы: Жулии и Беатрисы.
— А мы думали, приехала...
— Дона Франсиска, — закончила, улыбнувшись, Рита. — Боитесь ее? Может, и правильно, что боитесь. Давайте-ка я помогу вам собираться, а то скоро ночь на дворе.
— А почему маму надо бояться? — спросила Беатриса.
—  Да это я так, не обращай внимания, — спохватилась Рита и принялась ловко увязывать отобранные Беатрисой вещи.
—  Много я брать не буду, — сказала Беатриса. — Только самое необходимое.
Но и необходимого набралось немало.
— Тащите все это вниз, — распорядилась Рита, — а я не спеша за вами поковыляю.
Жулия подхватила два узла, Беатриса один, и девушки стали спускаться.
— Думаю, что Маурисиу придется тебя отвезти, — сказала Жулия. — Да и смысла нет никакого все тащить на себе, когда есть автомобиль.
— Так и сделаем, — согласилась Беатриса.
Они дотащили узлы до пристройки, Маурисиу отправился в гараж выводить автомобиль, а Беатриса тем временем прощалась с племянником, который уже беззубо улыбался, вызывая безудержные ответные улыбки у окружающих.
Маурисиу подал автомобиль к крыльцу, Жулия уложила в него вещи.
—  Я хотела бы попрощаться и с Ритой тоже, — сказала Беатриса.
— Она все ковыляет, — улыбнулась Жулия.
—  Ну я еще к вам загляну, — пообещала Беатриса.
Она села рядом с братом, и автомобиль тронулся.
Катэрина позвала Жулию помочь ей купать малыша, и женщины с головой ушли в подготовку этого ответственного мероприятия. Жулия грела воду, переливала ее в ванночку, но из головы у нее не выходила зловещая фраза бабушки: «Может, не зря вы ее боитесь». С тех пор как Жулия узнала тайну своего рождения, она потеряла покой — ей все казалось, что Франсиска придумает для нее какую-то страшную казнь, как только узнает, что она — плод греха ее мужа.

Рита между тем вовсе не спешила отправиться вслед за девушками. Много лет она не переступала порог этого дома и теперь не спешила его покинуть. Она знала в нем каждый уголок, каждый закоулок. Сейчас, когда главной хозяйки не было, она решила заглянуть туда, куда наверняка, кроме самой хозяйки, никто и не заглядывал.
Рита спустилась вниз и по коридору прошла в столовую, но не в основную, где завтракали и обедали каждый день, а в ту, где обычно накрывали стол для больших гостей. Аккурат¬но прикрыв за собой дверь, она подошла к столу, наклонилась и открыла под столом люк. Теперь ей нужно было спуститься в подземелье, а это при ее полноте было совсем не просто. С осторожностью она стала спускаться в тайник.
«Интересно, что я там увижу?» — думала она.
Спустилась, зажгла свечу и увидела сложенные одна на другую шкатулки. Она открыла самую большую, и в тусклом пламени свечи маслено замерцали золотые монеты. Рита взяла пригоршню и опустила в карман.
—  Я беру немногое из того, что принадлежало отцу, для его дочки, — пробормотала она. — Я должна позаботиться о будущем Жулии.
Закрыв большую шкатулку, заглянула в шкатулку поменьше, полюбовалась колье, потом диадемой.
—  Да тут сокровищ хватит на всех, а не только на одну дону Франсиску, — снова пробормотала она себе под нос, потушила свечу и выбралась из люка наружу.
Домой она вернулась как раз тогда, когда Жулия решила отправиться ее искать.
—  Не случилось ничего? Я беспокоилась, — заговорила Жулия.
—  Я просто гуляла, — объяснила Рита. — Устала до невозможности.
— Ну так посиди, выпей соку, — с облегчением вздохнув, попросила Жулия.
Когда Рита удобно устроилась в кресле и маленькими глотками выпила стакан апельсинового сока, Жулия спросила:
— А что ты имела в виду, бабушка, когда говорила, что дону Франсиску стоит бояться?
— Ничего, кроме того, что у нее тяжелый характер.
— А с ней что-то произошло или она от природы такая? — продолжала допытываться Жулия, решив наконец узнать правду. Кто знает, когда еще доведется им сидеть вот так рядышком вдвоем?
—  Не знаю, какая она была от природы, — проговорила Рита. — Но жизнь ее не щадила, а потом и она не стала никого щадить.
— А что с ней случилось, бабушка? — Жулия прижалась к старухе. — Расскажи!
— Я как увидела Марселло, так сразу стала думать, кого же он мне напоминает. И знаешь, кого припомнила?
Жулия вопросительно смотрела на Риту.
— Паренька-итальянца, в которого дона Франсиска была влюблена до замужества.
—  Так вот оно что! — удивилась Жулия. — А откуда ты знаешь, в кого она была влюблена?
— Он сюда приходил после ее замужества. Не знаю, чего хотел. Может, поговорить с доной Франсиской или еще чего. В общем, она очень боялась, как бы дон Марсилиу не узнал, что тот итальянец сюда приходит. Она его прогоняла, а он опять приходил. И тогда...
—  Что же тогда случилось? — Жулия замерла. Она чувствовала, что произошло что-то ужасное.
— Отец доны Франсиски убил итальянца, — закончила Рита.
— Боже мой! — испуганно вскрикнула Жулия. — Никому об этом не рассказывай, бабушка! Маурисиу с ума сойдет, если узнает, что его дед...
«Убил его отца», — хотела сказать Рита, но не сказала.
—  Был убийцей, — закончила Жулия.
—  А потом итальянцы убили отца доны Франсиски, — продолжила Рита. — Его нашли мертвым на плантации, и кто это сделал, так и осталось тайной. Убийц не нашли. Но никто в округе не сомневался, что сделали это итальянцы. Впрочем, отца доны Франсиски никто не любил. Желающих с ним расправиться было довольно. Я же тебе рассказывала, как он убил двух беглых негров и повесил их на дереве на всеобщее обозрение?
Вернувшийся Маурисиу, проходя мимо, услышал последнюю фразу и не мог не принять участия в разговоре.
— Неужели ты помнишь времена рабства, Рита? Хорошо, что эти ужасы давно в прошлом! Забудь о них! Стоит ли вспоминать плохое на сон грядущий? Лучше думай о маленьком Марсилиу!
У Жулии отлегло от сердца: к счастью, Маурисиу не понял, о чем они ведут разговор.
— У тебя доброе сердце Маурисиу, — отозвалась Рита. — Я и вправду буду думать о маленьком Марсилиу и засну спокойно. И тебе желаю спокойной ночи!
— Спасибо, Рита! — поблагодарил Маурисиу и тоже вздох¬нул, потому что в последнее время засыпал с трудом. Трудные вопросы не давали ему покоя: что будет с ним и Катэриной? На какие поступки решится Франсиска? Когда и куда уедет с семьей Винченцо?..
На эти и на многие другие вопросы должна была ответить им жизнь...

0

63

КОНЕЦ

+1

64

большое спасибо...!!!

0


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Земля любви, земля надежды. Расставания и встречи