www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Зачарованные. Книга 1. Сила трех

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Элиза Уиллард
Зачарованные. Сила трех

Прюденс, Пайпер и Фиби Холлиуэл никак не ожидали, что заклинание из старинной книги, найденной на чердаке, подействует. Тем не менее, оно подействовало. И еще как! Теперь Прюденс способна перемещать вещи силой мысли, Пайпер – останавливать время, а Фиби – видеть будущее. Они стали Зачарованными – сильнейшими из колдуний.
Но ничто не дается даром. Сестер преследует колдун, который мечтает отобрать их силы. Ради этого он способен на все – даже на убийство!

ПРОЛОГ
Серена Фредерик приоткрыла жалюзи на кухне и уставилась в непроглядную ночную темноту. Сквозь завесу тумана слабо поблескивали окна квартир в доме напротив. Полную луну скрывала от всего Сан-Франциско пелена серых облаков. Неожиданно сердце екнуло в груди – небо прорезала молния. Гром пронзил наэлектризованный воздух, а заодно как будто и кости Серены. Первые капли дождя забарабанили по гладкой мостовой.
Девушка нервно провела рукой по своим светлым волосам, спадавшим на плечи. И почувствовала: что-то неладно. Ее прекрасные волосы почему-то начали колоть шею. Она поняла, что за нею кто-то наблюдает. Наблюдает и ждет, пока она расслабится.
Серена давно смирилась с судьбой, превратившей ее в ведьму. Ведь она давно осознала, что чревом города завладело зло. И ей пришлось бороться с этим злом почти все свои двадцать восемь лет. За это время мало что изменилось – мир колдунов и демонов оставался прежним. Девушка слегка поежилась, размышляя над тем, какая именно злая сила охотится за нею на этот раз. Кругом так много страшного...
Серена встряхнула головой. «Так ты заработаешь паранойю, – сказала она себе. – Это из-за бури ты так разволновалась».
Она открыла банку кошачьего корма и высыпала его в миску.
– Сюда, крошка! – позвала она, выходя в коридор.
Белая сиамская кошка явилась на зов и уставилась на хозяйку своими синими глазами, сверкавшими, словно самоцветы. Увидев миску с едой, она радостно замурлыкала.
– Умница, – произнесла Серена, поставив миску и слегка отстранившись. На кошачьем ошейнике поблескивала золотая отделка – полный круг и соединяющиеся внутри него три дуги. Тройная линия – символ удачи. Точно такой же знак был выколот под ключицей у самой Серены.
Еще одна огненная стрела осветила комнату, затем снова раздался раскат грома. После яркой вспышки помещение погрузилось во тьму, и Серена вновь почувствовала приступ страха.
– Защитные чары, для умиротворения, – объяснив это сама себе, она вернулась на кухню, налила красного вина в серебряный кубок и поспешила в гостиную. Поставила кубок на невысокий круглый стол, покрытый темно-синей скатертью. Сев за стол, девушка бросила взгляд на незажженные разноцветные свечи, расставленные по нему полукругом, на чашу с травами и на ритуальный нож. Она сделала глубокий вдох и бережно дотронулась до фитиля крайней свечи указательным пальцем.
– Зажгись, – прошептала Серена.
Из кончика пальца вырвался крошечный огонек, и фитиль вспыхнул. Затем она потрогала по очереди все свечи, пока каждая не зажглась ярким пламенем.
Серена прикрыла глаза и соединила ладони – настроилась на умиротворение. Потом открыла глаза и принялась за колдовство.
– Древний дух из глубин земли, – пропела девушка, скрестив руки на груди. – Владыка Солнца и Луны! Я заключаю тебя способом Уиккана сюда, в мой замкнутый круг, и прошу тебя защитить это пространство и направить вниз свою солнечную силу...
Слабый ветерок заставил пламя свечей затрепетать.
Позади раздалось мурлыканье кошки, неожиданно появившейся из коридора. И тут Серена вновь почувствовала, как волосы покалывают шею. Кто-то действительно глядел на нее, она чувствовала: кто-то стоял прямо у нее за спиной.
Собрав всю отвагу, Серена резко обернулась. И вскрикнула от неожиданности – перед ней парил в воздухе незнакомый мужчина, полускрытый в тени.
«Кто? – пронеслось в голове у девушки. – Кто бы это мог быть?»
Незнакомец шагнул в круг света, держа руки за спиной и улыбаясь.
«Его лицо мне знакомо, – подумала Серена и облегченно вздохнула. – Хвала Всевышнему!»
– Что ты здесь делаешь? – спросила она. Но гость ничего не отвечал.
Серена поднялась и, улыбаясь, двинулась ему навстречу, повторив вопрос:
– Что происходит?
И снова молчание в ответ.
Мужчина держал руки за спиной, но Серена почувствовала: что-то не так. И неожиданно увидела, как при свете свечей сверкнуло лезвие ножа. Пришелец крепко сжимал золотую рукоять, инкрустированную красными и синими камешками. Она не успела даже вскрикнуть, когда нож вошел в ее тело, вызвав обжигающую боль.
Очередной раскат грома заглушил вопль Серены, и она беспомощно рухнула на пол.

ГЛАВА 1
– Прю меня убьет, – пробормотала себе под нос Пайпер Холлиуэл. Она поднималась с полной сумкой покупок по скользким от дождя ступеням дома, построенного в викторианском стиле и окрашенного в красный и кремовый цвета. Пайпер делила это жилище со старшей сестрой. Она не знала точно, который час, зато знала, что опоздала. Еще как опоздала.
Пайпер и Прюденс жили в этом доме, находившемся в старой части Сан-Франциско, около шести месяцев – с тех пор как умерла их бабушка. Она завещала дом троим внучкам, младшая из которых, Фиби, сейчас была в Нью-Йорке. Сестры любили этот дом – ведь они выросли здесь. Бабушка взяла их к себе совсем маленькими, когда мать умерла. Отец же их и знать не хотел. После развода они его толком не видели.
Прюденс и Пайпер обычно ладили друг с другом, хотя старшую сестру зачастую просто бесила медлительность Пайпер. Та старалась соблюдать пунктуальность, но иногда что-нибудь обязательно не получалось. Она не могла взять в толк, как это Прю удается повелевать ходом собственной жизни.
Дрожа от холода, Пайпер проскользнула с крыльца в холл.
– Прю! – позвала она.
– Я здесь, – тут же откликнулась та. – Чиню люстру.
Пайпер поставила сумку на пол. Отжала свои длинные темные волосы и зашагала на голос сестры в гостиную.
Двадцатисемилетняя Прюденс балансировала на вершине стремянки и возилась с витиеватой хрустальной люстрой. Увидев сестру, она сузила свои ледяные голубые глаза.
Пайпер привалилась к круглому деревянному столу, стоявшему возле стремянки. Прюденс была лишь на два года старше ее, но временами относилась к ней не как к сестре, а как к малому ребенку.
«Так, – подумала Пайпер. – Прю меня сейчас в клочья разорвет!»
– Извини за опоздание, – произнесла она робко. И повторила: – Извини, пожалуйста!
– Что случилось на этот раз? – процедила сестра, не глядя на нее. – Ты же должна была встретить электрика, Пайпер. Я бы и сама могла это сделать, но ты же знаешь, я не могу вырваться из музея раньше шести.
– Знаю, но я сначала ходила по магазинам в Чайнатауне, а потом зарядил дождь... Я даже не представляла, сколько там пробыла, – попыталась она оправдаться. – Ты сама чинишь люстру? – удивилась девушка.
– Не совсем, – поправила ее сестра. – А как прошло твое собеседование? Тебя сделали шефом?
– Еще нет, – ответила Пайпер. – Легендарный шеф Мур предложил испытание. Мне придется завтра снова прийти в ресторан и приготовить для него что-нибудь необычное. «Что-нибудь достойное меня», – произнесла она, подражая голосу шефа. – Что-нибудь достойное «Дрожи».
– «Дрожь»? – Прюденс зажала свой длинный нос, словно почувствовала дурной запах. – Неужели так называется ресторан?
– Ага. Он на Северном побережье. Очень шикарный.
Пайпер вышла в коридор, чтобы повесить мокрый плащ на вешалку.
– О нет! – воскликнула Прюденс. До Пайпер донесся негромкий звон. Она кинулась обратно в гостиную. Одна из хрустальных подвесок лежала на полу, разбитая вдребезги.
Прюденс, выкрикивая проклятия, собирала крошечные осколки. Пайпер не смогла сдержать улыбки. В старом доме постоянно что-нибудь ломалось, однако она все равно его любила.
Старое здание заполнял бабушкин антиквариат и разные восточные штучки. В прихожей по стенам висели старые фотографии. Верхняя часть входной двери и окна фасада были отделаны квадратами зеленого стекла. В солнечные дни они мягко рассеивали свет, и все вокруг сверкало.
Пайпер поддала ногой осколок и произнесла:
– Не горюй, Прю. Сейчас я возьму совок и помогу тебе, – сказала Пайпер.
– Спасибо, – коротко ответила сестра. В ее голосе чувствовалась горечь. Она не переносила, когда что-нибудь не желало идти как по маслу.
Пайпер поплелась на кухню за совком, и тут позвонили в дверь. Она кинулась открывать. На пороге стоял ее приятель Джереми Бернс. В одной руке он держал букет алых роз, а в другой – длинный нарядный сверток, перетянутый пурпурной лентой.
«Таю», – подумала Пайпер, разглядывая влажные волосы и глуповатую улыбку приятеля. Вымокнув, парень потерял всю свою крутизну. Да еще эти розы...
Пайпер обняла его широкие плечи и поцеловала, одновременно затягивая в дом.
– Как ты здесь очутился? Я думала, ты расследуешь происшествие.
Джереми продемонстрировал свою мальчишескую улыбку. Он возвышался над подружкой, высокий и красивый, с волнистыми каштановыми волосами и теплыми карими глазами. Войдя, он приветливо помахал Прюденс, все еще возившейся с люстрой.
– Это тебе. – Парень протянул розы Пайпер.
– С чего это вдруг? – удивилась девушка.
Она приняла букет, старясь скрыть свою радость. Джереми ее совсем избаловал. Они встречались уже восемь месяцев, и каждый раз он изобретал что-нибудь ужасно милое. Пайпер не уставала радоваться.
– Разве мне нужен повод? Просто я увидел их и решил, что они тебе понравятся.
Он деликатно поцеловал ее в щеку.
– Ты такой душка, Джереми. Спасибо! – Подставив ему щеку, девушка почувствовала, как она пылает.
– Ладно, мне снова пора на работу, – сказал парень. – Но сначала я хочу тебе кое-что отдать. – Он указал пальцем на свой сверток. – Думаю, это поможет тебе на завтрашнем испытании.
– Что это? – Она взвесила сверток на руке.
– Увидишь, – ответил он, улыбаясь. – Ну, я побежал! У меня интервью через десять минут. – Он снова поцеловал подружку. – Надеюсь, тебе понравится подарок!
– Что там такое? – осведомилась Прюденс, спускаясь со стремянки. Пайпер положила букет на стол. Затем развязала пурпурную ленточку и, развернув обертку, увидела деревянную коробку. Сдвинув крышку, вытащила оттуда темную бутылку с белой этикеткой.
– Вот это да! – воскликнула она, демонстрируя ее сестре.
Прюденс перехватила подарок и спросила не без удивления:
– Он принес тебе бутылку портвейна?
– Это необычный портвейн, – объяснила Пайпер. – Обязательный ингредиент для моего завтрашнего блюда. Это вино заработает для меня место в «Дрожи».
– Какой милый ухажер, – заметила Прюденс, возвращая бутылку сестре.
– Да, я знаю. – Пайпер внимательно посмотрела на этикетку и поставила бутылку на стол. – Пожалуй, надо убрать покупки в холодильник.
Потом она вспомнила про разлетевшиеся по полу осколки стекла. Старшая сестра проследила за ее взглядом и сказала снисходительно:
– Да ладно уж, я сама приберу.
Подхватив сумку с продуктами и направляясь с ней в кухню, Пайпер вдруг заметила на столе деревянную доску.
– Глазам своим не верю! – воскликнула она, снова бросая сумку. – Неужели это наша старая спиритическая доска? Как же я ее когда-то любила!
– Я нашла ее в чулане, когда искала распределительный щиток, – объяснила Прюденс.
Пайпер бережно дотронулась до семейной реликвии и подумала: «Ее дала нам мама...»
В память навсегда запало, как все трое сестер играли с этой доской. Сколько воды утекло с тех пор!
Доску покрывали буквы, цифры и символы, а посередине была установлена стрелка, указывавшая на колдовские слова. Сестрички легонько прикасались к ней пальцами. И стрелка вращалась сама, точнее движимая духами, чтобы указать ответы на вопросы.
Пайпер помнила, что Прю обычно спрашивала у доски о том, что с ней будет, когда она вырастет. А Фиби всегда задавала дурацкие вопросы типа: «Что у нас будет сегодня на ленч?»
«А я чаще всего интересовалась, когда же наконец мои сестры помирятся, – пришло в голову Пайпер. – И ни разу не получила точного ответа».
Она взяла доску в руки, перевернула ее. И с улыбкой прочла написанные на обороте слова:

Дочурки! Мой подарок вам
Поможет путь найти к Теням.
Вы Силу лишь втроем найдете
И с ней свободу обретете.
Любящая вас мама

Пайпер повернулась к сестре:
– Мы так и не смогли понять, что означает это посвящение.
– Знаешь, я думаю, нужно отправить эту доску Фиби, – ответила Прюденс. – Вокруг этой девчонки столько тьмы, что лучик света не помешает. Может быть, она сможет выспросить, где папа. Ты не знала...
Пайпер подняла брови. У нее в голове не укладывалось, что Прюденс может нападать на младшую сестру даже через столько лет.
– Ты всегда издевалась над Фиби, – произнесла она.
– Но, Пайпер, у нее же не было воображения, – ответила Прюденс. – Она совсем не ощущала будущее. И зачем она отправилась в Нью-Йорк разыскивать папу? Он исчез из нашей жизни, его нет целую вечность – и кто сказал, что он все еще в Нью-Йорке? – В голосе старшей сестры чувствовалось возмущение.
– Ты же знаешь, что на самом деле она уехала не только поэтому, – возразила Пайпер, пристально глядя на Прюденс. «Нужно ли заходить дальше? – подумала она. – Стоит ли вспоминать Роджера? Ведь именно из-за него Фиби уехала в Нью-Йорк».
Прюденс ненавидела Роджера, особенно с тех пор, Фиби сообщила, что тот пытался ее соблазнить. Когда Прюденс потребовала объяснений, Роджер заявил, что это Фиби начала его обольщать. Старшая сестра не знала что и думать. С Роджером она больше не встречалась, но и Фиби не очень-то верила.
А Пайпер верила Фиби. Она знала, что младшая сестренка ни за что бы не стала отбивать парня у Прю. Видимо, она просто пыталась таким способом показать старшей сестре, в какого подонка та втюрилась.
Но с тех пор Прю и Фиби больше не разговаривали, и у младшей сестры даже не было возможности рассеять сомнения старшей.
– Меня не колышет, чего ради она свалила, – произнесла Прюденс. – Лишь бы подольше не возвращалась.
Резко повернувшись, она вылетела в коридор.
Пайпер поспешила за ней. Она надеялась, что со временем ее сестры забудут обиды и Фиби сможет вернуться домой.
Пайпер об этом прожужжала все уши младшей сестре, и та была готова пойти на мировую, особенно если у нее ничего не выйдет в Нью-Йорке. Но Прюденс, как только что выяснилось, оставалась непреклонной и не собиралась прощать Фиби.
– Прю! – позвала Пайпер. – Погоди!
Та остановилась посреди гостиной, резко обернулась и спросила:
– Чего тебе?
Пайпер нервно закусила губу:
– Ну... я должна кое-что тебе сказать... Я не думаю...
Она замерла в нерешительности. Под каким бы соусом преподнести ей грядущее возвращение Фиби? Ведь Прю только что ясно дала понять, что не желает видеть младшую сестру в их доме.
– Ты что-то хотела сказать, Пайпер?
– Помнишь, о чем мы говорили в кладовке?
Прюденс кивнула.
– Думаю, ты права: нужно, чтобы с нами поселился кто-то еще, – напомнила о том разговоре Пайпер.
Прюденс бросила взгляд на люстру.
– Может быть, будем сдавать комнату за то, что нам станут помогать по хозяйству? Я дам, пожалуй, объявление в «Кроникл», – произнесла она и вышла из комнаты.
– Фиби гораздо лучше скрасила бы наше одиночество, – выпалила Пайпер, спеша следом.
– Фиби живет в Нью-Йорке, – возразила Прюденс, обернувшись.
– Ну... – Пайпер сделала глубокий вдох и выпалила: – Больше не живет!
– ЧТО? – старшая сестра остановилась и развернулась к ней всем корпусом.
– Я решила, что мы снова, после такого перерыва, должны жить в нашем доме втроем, – ответила Пайпер. – И... ну... Фиби уехала из Нью-Йорка. Она возвращается к нам.
Прюденс зарычала от злости:
– Ты ведешь себя как дитя!
– Ну, мне было бы тяжело отказать ей, – произнесла Пайпер. – Ведь это и ее дом. Бабушка оставила его нам троим.
– Но с тех пор мы не виделись и не разговаривали с сестричкой, – возразила Прюденс.
– Вернее, это ты с ней не разговаривала, – уточнила Пайпер.
– Да, не разговаривала. Послушай, может, ты запамятовала, отчего я на нее рассердилась?
– Нет! Конечно нет, – ответила Пайпер, стараясь успокоить сестру. – Но ведь ей больше некуда податься. Ее выперли с работы... Она залезла в долги...
– Тоже мне новость! Интересно, когда же ты об этом узнала? – осведомилась Прюденс.
– Хм... пару дней назад, – промямлила Пайпер. – Может, неделю или две.
– Спасибо, что наконец сообщила, сестренка. – Прюденс сверкнула глазами. – И когда же она заявится?
«Ну почему моя сестра такой тяжелый человек?» – подумала Пайпер.
И именно в этот момент распахнулась дверь, и в прихожую вошла Фиби.
Пайпер улыбнулась ей, затем обернул ась к Прюденс:
– Ну вот, она заявилась прямо сейчас, ладно?

ГЛАВА 2
– Сюрприз! – выкрикнула Фиби, показывая сестрам ключ. – Я нашла его в тайнике и не замедлила воспользоваться.
Прюденс растерянно глядела, как младшая сестра вешает зонт на крючок и сбрасывает на пол с плеча свою промокшую сумку. Сразу было видно, что Фиби прогнала дурные воспоминания. Не только те, что касались Роджера, но и те, что касались их постоянной вражды, продолжавшейся с малолетства.
Прюденс всегда старалась уберечь младшую сестру от необдуманных поступков, но та все равно умудрялась влипнуть в какую-нибудь историю. Фиби никогда не испытывала на собственной шкуре последствий своей неосторожности – все приходилось расхлебывать Прю.
Пайпер из кожи вон лезла, чтобы помирить сестер. Но последнее происшествие с Роджером пустило все ее усилия коту под хвост.
Прюденс была уверена, что никогда не простит Фиби. По крайней мере, сейчас.
В глубине души старшая сестра не верила, что младшая положила глаз на ее бывшего приятеля, но что же ей еще оставалось думать? Какого рожна понадобилось Фиби в квартире Роджера?
Объяснение, будто парень заманил ее к себе обманом, совсем не казалось убедительным.
– Фиби! – Пайпер одним прыжком промахнула прихожую и обняла сестру. – Добро пожаловать домой.
– Привет, Пайпер! – Та тоже раскрыла объятия. Потом поглядела через плечо средней сестры на старшую и ослепительно улыбнулась ей.
Прюденс отметила про себя, что Фиби выглядит неплохо. Ей очень идет новая короткая стрижка, а фигура и прежде была прекрасной.
На ней красовались джинсы и вызывающая кофточка. «А плащ, как всегда, забыла, – подумала старшая сестра. – Интересно, зачем она приперлась? Что ей от нас нужно?»
– Как же здорово увидеться вновь! – воскликнула Пайпер, потом повернулась к старшей сестре: – Правда, Прю?
– У меня слов нет, – пробурчала та, скрестив руки на груди, а про себя подумала: «Надеюсь, Фиби не собирается продать бабушкин дом, чтобы расплатиться с долгами. Неужели она вернулась сюда только поэтому? Ей нужны деньги. Что ж, Фиби, ты просчиталась по-крупному. Мы ни за что не расстанемся со своим домом».
С улицы донесся автомобильный гудок.
– Ой! Я совсем забыла про такси! – воскликнула Фиби.
– Я все улажу, – заверила Пайпер. Она схватила со стола сумку старшей сестры и выскочила за дверь.
– Эй, там же мой бумажник! – возмутилась Прюденс, но слишком поздно. Пайпер уже преодолела половину пути.
– Спасибо, Прю. Я тебе все верну, – пообещала Фиби.
Сестра кивнула, не в силах унять участившееся дыхание. Она прекрасно помнила, что Фиби ни разу в жизни не отдала долга.
Затем Прюденс указала на стоявшую на полу сестричкину сумку.
– Все мое ношу с собой, так? – произнесла она, не ожидая ответа.
– Да, это вся моя собственность, – подтвердила Фиби. – Еще у меня есть велик, но я же оставила его здесь, разве не помнишь?
Прюденс обвела комнату затравленным взглядом, не зная, что еще сказать. Ей стало совсем неуютно. И Пайпер еще где-то застряла...
– Слушай, Прю, – начала Фиби. – Я знаю, что ты меня совсем не ждала...
– Мы не собираемся продавать бабушкин дом, – бухнула старшая сестра.
– Ты думаешь, что я приехала для этого? – изумилась Фиби.
– Мы с Пайпер позволим тебе занять здесь одну комнату только по той причине, что этот дом принадлежал многим поколениям наших предков...
– Оставь урок истории себе! – вскинулась Фиби. – Я росла здесь так же, как и ты! – Она глубоко вздохнула. – Может быть, поговорим о том, что тебя беспокоит на самом деле?
– Нет, – отрезала Прюденс, стараясь сохранять спокойствие. – Я все еще сердита на тебя.
– И ты собираешься омрачить радость нашего воссоединения из-за каких-то глупостей? – спросила Фиби презрительно.
– Нет, но в любом случае нам с тобой разговаривать не о чем.
– Мне и на фиг не нужен был твой Роджер, – выпалила Фиби. – Я знаю, ты мне не веришь, потому что этот моднючий выпивоха наплел тебе...
– Эй! – появившаяся на пороге Пайпер крикнула задорным голосом. – У меня потрясающая мысль – не закатить ли нам грандиозную пирушку в честь возвращения сестрички?
Неожиданно небо прорезала молния, и комната на мгновение заполнилась мерцающим светом.
Прю поглядела на Пайпер, потом на Фиби:
– Мне не хочется есть.
– А я перекусила в автобусе. – Фиби подхватив сумку, стала подниматься по ступенькам.
– Л-а-а-а-адно, – протянула Пайпер. – Раскроем друг другу объятия попозже...
– Как знаешь! – Прюденс резко развернулась и направилась в кухню. Она чувствовала что готова вот-вот взорваться. И принесла же нелегкая Фиби именно тогда, когда жизнь на чала налаживаться. И отношения с Роджером как-то пришли в норму. Конечно, работать вместе с ним в музее вовсе не сахар, но в остальном все было замечательно.
Прюденс схватилась за край стола и сделала глубокий вдох. «Держи себя в руках, – произнесла она мысленно. – Просто не обращай внимания».

Фиби сидела на своей кровати в старенькой голубой футболке и широких пижамных брючках. Одним глазом она глядела на экран маленького телевизора, примостившегося на шкафу. Ее мысли были заняты не передачей, а отношениями со старшей сестрой.
Фиби потрясло то, что за такой срок Прю ничуть не смягчилась. Шесть месяцев – этого должно было хватить с лихвой даже для нее. Тем не менее сестрица по-прежнему полагала, что разрыв с Роджером произошел именно из-за нее.
«Может быть, я действительно была в этом виновата, – призналась себе Фиби. – Наверное, мне не стоило доверять Роджеру, когда он пригласил меня к себе домой, чтобы передать кое-что для Прю. Следовало понять, что ничего он передавать не собирается, а просто хочет меня соблазнить». Она вздрогнула, вспомнив о том, как Прю нагрянула в тот момент, когда она вырывалась из рук Роджера.
«Нет, все-таки я ни в чем не виновата, – уверяла она себя. – Роджер действительно на меня напал. Если бы Прю только узнала, что ему было нужно на самом деле...»
Возвращение домой далось Фиби с большим чудом – ведь она знала, что столкнется носом к носу с Прю. «Ну могла же сестра хоть чуть-чуть охолонуть, – подумала Фиби. – И постараться понять... Но Прю уже не переделаешь!»
Фиби постаралась сосредоточиться на выпуске новостей, и тут в дверь постучали. Она поднялась, чтобы открыть.
На пороге стояла Пайпер, одетая в короткую хлопчатобумажную рубашечку и шелковое кимоно.
– О Феба, ты проголодалась? – шутливо возвышенно произнесла она, протягивая поднос с бутербродами, тертой морковкой и двумя стаканами чая со льдом.
Затем осторожно поставила поднос на кровать, взяла стакан и отхлебнула чаю.
– Уверена, что Прю скоро отойдет, – заверила Пайпер сестру.
– Не думаю. По крайней мере, не скоро. – Фиби схватила бутерброд с индюшатиной. – Она злится по-прежнему. Нужно было мне остаться в Нью-Йорке. А почему ты ей не сказала, что я приеду?
– Тогда бы она нам помешала, – объяснила Пайпер. А потом вдруг добавила: – Вообще-то, по-хорошему, ты сама должна была ее предупредить.
– Ты же знаешь, как трудно с ней разговаривать. Она ведет себя как мать, а не как сестра. – Вздохнув, Фиби откусила кусочек и отпила чаю.
– Это не ее вина, – возразила Пайпер. – Ей можно сказать, пришлось пожертвовать...
– ...собственным детством, чтобы поставит нас на ноги, – закончила сестра. – Слышала это уже миллион раз!..
– Да, нам просто повезло, что она оказалась такой самоотверженной! – не сдавалась Пайпер. – Нам с тобой все давалось легко, а она взвалила на себя буквально все трудности, потому мы и жили припеваючи.
– Ну что ж, теперь мне уже двадцать два. И мне больше не нужно, чтобы она была для меня мамочкой. Мне нужна именно старшая сестра. – Фиби взяла морковку. – Хватит, надоело разговаривать о Прю. Давай лучше о тебе. Как у тебя дела? Например, в любовном плане?
Пайпер застенчиво улыбнулась.
– Ну, если честно, – она принялась наматывать на палец прядь волос, – замечательно!
– Правда?! – Фиби подалась вперед. Теперь у них действительно было о чем поговорить. – Расскажи мне поподробнее!
– Ну, я по-прежнему встречаюсь с Джереми – я тебе говорила о нем. Он репортер из «Кроникл». Замечательный парень!
– Просто замечательный? – уточнила Фиби.
Пайпер вспыхнула в ответ:
– Не просто! У него... у него такие глаза, наешь... какие-то особенные.
Пайпер схватила Фиби за руку.
– Ты понимаешь, о чем я говорю? Он самый потрясающий парень, которого я когда-либо встречала. Я даже сперва понять не могла, что он во мне нашел.
– Как же он мог в тебе чего-то не найти? – не согласилась сестра. – А вы давно встречаетесь?
– Около полугода. Начали незадолго до бабушкиной смерти, – ответила Пайпер. – Мы познакомились с ним в больничном кафетерии. Он расследовал какое-то происшествие. Я перепачкалась рулетом, и он протянул мне салфетку.
– Как романтично! – Фиби шутливо закатила глаза.
– Не смейся! Получилось и вправду романтично. Он успел написать на салфетке свой телефон. – Пайпер сделала паузу. – Знаешь, Джереми всегда был рядом, пока бабушка болела. – Зардевшись, она еле слышно прошептала: – Думаю, он может стать для меня тем самым единственным человеком...
– Вот это да! – выдохнула Фиби. – Невероятно! Я так рада за тебя! – Она наклонилась к сестре и обняла ее.
Фиби искренне радовалась за сестру. Они были дружны, и Пайпер всегда ее защищала. «Уж с ней-то нас водой не разольешь», – подумалось ей.
Пайпер внезапно указала на экран телевизора:
– Гляди-ка! Это же Джереми!
Фиби схватила пульт и прибавила звук. Корреспондентка расписывала зрителям ужасающее убийство женщины. Стоявший рядом с ней привлекательный молодой широкоплечий парень разговаривал с полицейскими.
– Это и есть Джереми? – спросила Фиби. – Он клевый!
– Должно быть, собирает материал, – пояснила Пайпер.
– Возможно, это убийство было ритуальным, – произнесла журналистка. – Все три  жертвы, скорее всего, были последовательницами какого-то культа. У них оказались одинаковые татуировки под ключицей.
На экране появилось изображение татуировки – три дуги, заключенные в круге.
Этот репортаж неожиданно взволновал Фиби.
– Тебе что-нибудь известно? – спросила она сестру. – Когда здесь появился этот маньяк?
– Ш-ш! – прошипела Пайпер, махнув рукой.
– Тело женщины нашли в каком-то странном месте, напоминающем алтарь, – продолжала журналистка. – Это снова указывает на обрядовый характер преступления.
– В Сан-Франциско народ все дичает и дичает, – прокомментировала Фиби, как только репортаж закончился. – Пока этого психа не поймают, нужно быть осторожнее.
Раздался стук в дверь, и на пороге появилась Прюденс, выглядевшая уже более спокойно.
– Эта комната всегда была самой холодной доме, – заметила она, бросая на стул стеганое одеяло.
Фиби неожиданно почувствовала, что в комнате вновь повисла напряженность. Стоя в дверях, сестра не двигалась.
«Наверное думает, что, едва она войдет сюда, с ней что-нибудь случится», – сообразила Фиби.
– Спасибо, Прю, – произнесла она с улыбкой.
Пайпер придвинулась к ней вплотную. «Наверное, раздумывает, что бы такое сказать, поняла Фиби. – Подыскивает слова, способные растопить лед между мной и Прю».
Старшая сестра тем временем коротко кивнула ей и на секунду уставилась на нее. «Может, Прю хочет мне что-то сказать? - предположила Фиби. – Может, она сердится не так сильно, как мне кажется? Хорошо бы нам поговорить, как настоящие сестры».
Фиби всей душой ждала такого разговора. Но Прюденс, так ни слова и не сказав, повернулась и ушла.
Фиби напряженно глядела ей в спину. «Мне этого не понять, – подумала она с горечью. – Мы с Прю сестры, так почему же так велика разница между нами?»
Пайпер, словно утешая, тронула ее за руку:
– Не бери в голову. Просто ей нужно время, чтобы осознать случившееся.
Фиби вздохнула, глядя, как старшая сестра спускается по деревянной лестнице. «Да, правильно, – подумалось младшей. – Что же еще от нее ждать, если я всегда бессовестно ее использовала, ровным счетом ничего не давая взамен? Она до сих пор не может этого простить».
– Слушай, у меня блестящая мысль! – воскликнула Пайпер.
– А у нее тоже? – съязвила Фиби.
– Нет, действительно блестящая, – заверила Пайпер. – Идем-ка.
Она схватила сестру за руку и потащила по скрипящим ступеням.
– Куда мы идем? – спросила Фиби.
– В гостиную. У меня для тебя сюрприз. Тебе наверняка понравится.
Едва оказавшись в гостиной, Фиби плюхнулась на кушетку.
– Я сейчас, – заверила Пайпер, уходя.
Фиби заметила старую фотографию, стоявшую на столе. Три маленькие девочки, держась за руки, весело улыбались.
«Как бы хотелось, чтобы и теперь все было, точно так же, – подумала Фиби. – Как мы были тогда счастливы! Счастливы, несмотря ни на что».
Вернулась Пайпер, сжимавшая что-то в руках.
– Погляди! – воскликнула она. – Наша старая спиритическая доска!
– Где ты ее откопала? – Фиби потянулась за доской. Прикосновение к гладкой старой древесине воскресило детские воспоминания.
– Прю наткнулась на нее в кладовке. Давай поиграем с ней? – предложила Пайпер.
– Почему бы и нет? – Фиби пристроила доску на чайном столике. Потом вскочила и достала из буфета несколько свечей. – У тебя есть спички?
Пайпер выдвинула ящик стола, достала коробку и протянула сестре.
– Пойду поищу Прю. Может, ей тоже захочется поиграть, – бросила она, выходя из комнаты.
Фиби тем временем расставила свечи столике и зажгла их. «Чтобы создать настроение», – подумала она с усмешкой.
Пайпер вернулась через несколько минут.
– Прю на кухне, готовит чай. Говорит, что у нее нет настроения развлекаться.
– Какая неожиданность, – проворчала Фиби.
– Ладно! Так о чем мы спросим духов? – Пайпер опустилась на кушетку.
– Ну, скажем... – Фиби на минуту задумалась. – Что у нас завтра будет на завтрак?
– Да ну тебя, – засмеялась Пайпер. – Давай спросим что-нибудь стоящее.
– Ладно. – Фиби прикрыла глаза. Ей хотелось узнать так много разных вещей о будущем, но она решила начать с чего-нибудь более близкого.
– Давай спросим, найду ли я в Сан-Франциско хорошую работу, – предложила она.
– Хорошо. – Пайпер потянулась к стрелке, находившейся в середине доски. Сестры дотронулись до нее пальцами.
– Найду ли я в Сан-Франциско хорошую работу? – спросила Фиби, затем бросила взгляд на сестру, которая уставилась на доску. Улыбнувшись, Фиби толкнула стрелку: – Она действует!
– Это же ты ее направила! – возмутилась Пайпер. – Ты всегда так делала!
– Ничего я не толкала,– ответила Фиби, ухмыляясь. Потом установила стрелку так, чтобы она указала на край, где красовалось слово «Да», и весело крикнула: – Она отвечает «Да»!
Пайпер, сняв пальцы со стрелки, произнесла с укоризной:
– Фиби, я же видела, ты сама ее толкнула. Лучше я пойду за поп-корном...
– Постой! – крикнула сестра ей вслед. – А что мне спросить у доски в твое отсутствие?
Пайпер на мгновение остановилась.
– Спроси, начнет ли Прю встречаться с кем-нибудь до конца этого года.
– Очень важный вопрос, – заметила Фиби. – Может, это повлияет на ее настроение. – Она повернулась к доске, дотронулась о стрелки и прошептала: – Пожалуйста, скажи «да». Пожалуйста... скажи... «да»...
Внезапно стрелка описала круг и остановилась на букве «Ч».
Фиби вскрикнула и отдернула руки от доски, как будто обжегшись. «Что происходит? – пронеслось у нее в голове. – На этот раз я не толкала стрелку. Я держала ее плотно!»
– Пайпер! – позвала она испуганным голосом.
В это время стрелка передвинулась на букву «Е».
Фиби глядела на нее потрясенно. Теперь ней вообще никто не прикасался – она двигалась самостоятельно! У Фиби так и запрыгало сердце.
– Пайпер, скорее сюда! – заорала она.
– Что такое? – спросила сестра, вернувши из кухни.
– Чем вы тут занимаетесь, девчонки? – спросила Прюденс, прибежавшая на крик.
Фиби лихорадочно оглядывала лица сестер.
– Стрелка на доске, – выдавила она, – движется... сама по себе.
Пайпер вытаращила глаза, а Прюденс смерила младшую сестру ироничным взглядом.
– Я серьезно, – возразила Фиби. – Она показала «Ч», «Е»...
– Оттого, что ты ее толкнула, – закончила Пайпер.
– Ты и раньше всегда толкала стрелку, – добавила Прюденс.
– Нет, – ответила Фиби. – На этот раз я толкала!
– У меня нет времени на всякую чепуху. – Прюденс уперла руки в бока, потом развернулась, собираясь уйти.
– Прю, постой! – закричала Фиби. – Я вообще не дотрагивалась до стрелки! Клянусь!
К ее удивлению, сестра остановилась. На ее лице по-прежнему читалось сомнение, но все же она осталась в комнате.
– Посмотрите, как она движется! – уговаривала Фиби сестер.
«Давай же! – мысленно заклинала она, глядя на стрелку. – Крутись! Крутись! Я же видела как ты движешься!» Но стрелка оставалась глухой к ее мольбам.
– Это не смешно, Фиби, – с укором произнесла Прюденс, собираясь уйти. Пайпер последовала за ней. Но как только старшие сестры показали спины, стрелка снова задвигалась по доске. Теперь выпала буква «Р».
–А-а-а! – взвизгнула Фиби от изумления. – Она снова движется! Она движется!
Пайпер и Прюденс остановились. Старшая сестра подошла к доске. Поглядела на нее и пожала плечами.
– А может, она здесь и была, Фиби?
– Клянусь, она двигалась! – возразила та.
– Конечно. – Прюденс снова развернулась двери.
Фиби с ужасом заметила, что стрелка снова начала вращаться.
– Она снова движется! – воскликнула младшая сестра, вскакивая со стула.
На этот раз стрелка остановилась на букве «Д».
Пайпер поглядела на доску, и у нее отвисла челюсть.
– Ты же видела это, правда? – спросила Фиби.
– Кажется... кажется, да, – еле выдавила Пайпер.
– Говорю же, я ее не трогала! – выкрики Фиби и указала на движущуюся стрелку! – Смотрите!
Теперь стрелка указала на букву «А», затем на «К».
Пайпер вскрикнула, потом нервно произнесла:
– Лучше бы тебе вернуться, Прю.
Фиби, подхватив с чайного столика ручку и какой-то обрывок бумаги, принялась записывать буквы, показанные доской.
Прюденс снова заглянула в гостиную.
– И что на этот раз? – спросила она. – По-моему, она пытается нам что-то сказать, – ответила Фиби, показывая свою запись дрожащей рукой. – «Чердак».

ГЛАВА 3
– Чердак? – переспросила Прюденс. – Это что еще за игры, Фиби?
Та тяжело сглотнула. Она понятия не имела, как все объяснить. Происшедшее не укладываюсь в голове и тем не менее было правдой.
Старая спиритическая доска передала им послание!
Стены старого дома содрогнулись от громового раската. Сверкнула молния, и Фиби невольно вскрикнула. Вспышка осветила всю гостиную мерцающим светом. Когда он погас, помещение погрузилось во мрак, если не считать свечей, расположенных вдоль доски.
Пайпер схватила Прюденс за руку:
– Это совсем не игра. Я сама видела, как, стрелка двигалась. Мне страшно.
Она выскочила в прихожую и схватила плащ:
– Побегу к Джереми. Если хотите, можете составить мне компанию.
Сестры кинулись за ней на крыльцо, и старшая тут же вырвала у нее плащ.
– Тебе не кажется, что ты реагируешь неадекватно? – осведомилась она.
– Действительно, – поддержала ее младшая. – Лучше сходим на чердак и посмотрим, что все это значит.
– Не будь дурочкой, Фиби! – взвилась Пайпер. – Мы же не знаем, что нас там ожидает. Электричества нет, а где-то поблизости разгуливает убийца. Нужно отсюда сваливать!
Прюденс сдавила ее плечо.
– Не психуй, – отчеканила она. – Никто из нас не пойдет на чердак. Но и из дому ни носу не покажет. Безопаснее всего – оставаться здесь.
– Не говори так! – воскликнула Пайпер и потянула плащ к себе. – Ужас надвигается, тот, кто не хочет этого замечать, всегда умирает первым!
– Пайпер, там льет как из ведра, – продолжала Прюденс. – Я уверена, что на чердаке ничего нет, но завтра мы позовем кого-нибудь на помощь и вместе в этом убедимся, ладно? К тому же Джереми может не оказаться дома.
– Тогда... тогда я подожду в такси, пока он не вернется, – возразила Пайпер.
Фиби выдвинула ящик стола и отыскала там фонарик. Она тоже струхнула, однако послание доски не шло у нее из головы. Младшая из сестер понимала: оно явно должно что-то означать. И решила сама выяснить, что именно.
– Я собираюсь на чердак, – заявила она. – Пойдете со мной?
Сестры как будто не расслышали.
Пайпер натянула плащ и произнесла:
– Прю, я правда видела, как стрелка вращалась.
– Нет! – Прюденс довольно сильно сжала ее плечи. – Ты видела, как ее вращали сестричкины пальцы. Она сыграла с нами шутку. На чердаке ничего нет.
«Спасибо, что ты мне веришь, Прю, – горько подумала Фиби. – Другого я от тебя и не ожидала».
Пайпер покачала головой:
– Мы этого не знаем. Мы прожили здесь полгода и ни разу не удосужились заглянуть на чердак.
Старшая сестра повернулась к младшей.
– Ты видишь, что натворила с Пайпер? Сознайся сейчас же, что разыграла нас!
Фиби отрицательно помотала головой:
– Я понимаю: трудно поверить, что стрелка движется сама собой. Но зачем мне вас обманывать?
Пайпер кинулась в комнату к телефону. Подняла трубку, приложила ее к уху.
– Великолепно! – воскликнула она. – Еще и телефон не работает.
– Естественно, ведь электричества нет, напомнила Прюденс. – Пойдем-ка в чулан. Я займусь распределительным щитком, а ты мне посветишь.
– Я не собираюсь идти в чулан. Пусть Фиби идет, – огрызнулась Пайпер. – Ты пойдешь?
Фиби подняла фонарь. Ей совсем не хотелось куда-либо идти с Прюденс.
– Нет уж, – произнесла она. – Я лучше отправлюсь на чердак.
– Нет, не отправишься, – отрезала Прюденс. – Мы почти сошлись на том, что...
– Я не собираюсь искать помощников, чтобы проверить чердак, – оборвала ее Фиби. – И до завтра ждать я тоже не намерена. Я иду сейчас же.
Включив фонарик, она стала подниматься по ступеням. Но с каждым шагом ей все больше становилось не по себе. Наверху стояла такая темень и тишь... Лишь дождевые капли стучали по крыше в ритме сердца. Фиби на секунду задумалась. Все-таки в голове никак не укладывалось, что спиритическая доска передала ей послание.
«Но от какого же духа? – недоумевала Фиби. – И что я найду на чердаке?»
Она замерла на верхних ступенях и осветила фонариком дверцу. Вот и чердак. За все годы, проведенные в этом доме, девочкам ни разу не приходилось там бывать.
Возле двери находился старый платяной шкаф. На полу около него стоял ящик с разной рухлядью.
Фиби медленно взялась за дверную ручку. Надавила на защелку, но та не поддавалась. Тогда она навалилась на дверь всей тяжестью, но также безрезультатно.
«Заперто, – поняла Фиби. – Может быть, все же удастся ее как-то открыть?»
Выдвинув один из ящиков шкафа, она положила туда фонарик. На дне ящика лежал огромный заржавленный гвоздь. Фиби тут же подхватила его и воткнула в щель межу дверью и дверной рамой, пытаясь взломать замок.
Но все оставалось по-прежнему. Фиби с досады швырнула гвоздь на пол. «Наверное, Прю права, – решила она. – Нам действительно нужен помощник, иначе дверь не открыть».
Побежденная, она поплелась вниз. Внезапно ее внимание привлек тихий треск. Фиби подняла голову. «Что это было?» – подумала она испуганно.
Обернувшись, Фиби увидела, что дверь чердака распахнулась сама собой. Девушка тяжело сглотнула. Ведь она только что убедилась в том, что замок был очень крепким. Вероятно, духи явили ей еще один знак, открыв дверь?..
Преодолев страх, Фиби шагнула к двери и заглянула в темное помещение.
– Эгей! – позвала она шепотом. – Есть здесь кто-нибудь?
Никто не ответил. Тогда Фиби провела лучем фонарика по чердаку. Сперва ей на глаза попались старый желтый стул, платяной шкаф, какое-то тряпье... «Здесь нет никаких следов маньяка-убийцы, – сказала она себе. – Вполне можно и зайти».
Как было бы здорово, если бы рядом оказалась Пайпер! Или, на худой конец, Прю.
«Ах ты мокрая курица! – одернула он себя. – Ничего страшного здесь нет! Видела бы Прю, как ты катишься вниз по ступенькам, словно напуганное дитя!»
Фиби специально заводила себя, решив зайти на чердак. Причем одна.
Она медленно переступила порог, делая по одному маленькому шажку.
– Эй! Есть тут кто-нибудь? – тихо спросила Фиби снова.
Откуда-то сверху донесся шум, и ее сердце подпрыгнуло. Она посветила фонариком вверх.
Ничего.
Теперь до нее доносился лишь монотонный стук капель в оконное стекло. Помещение озарила очередная молния. Потом все снова погрузилось во тьму. Только тускло светил фонарик.
Вдруг в окне появилось странное, яркое и равномерное свечение.
Фиби сразу сообразила, что это вовсе не молния. Скорее солнечный луч или сильный фонарь. Однако на дворе была ночь. Ни солнце, ни луна никак не могли выглянуть. Ведь на улице бушевал дождь, к тому же все кругом заволокло туманом.
Фиби с любопытством смотрела на этот странный поток света, струившийся из окна и постепенно заливавший все помещение. Он падал ярким пятном на дорожный сундук, стоявший особняком от других сложенных на чердаке вещей.
Фиби почувствовала, что ее тянет к сундуку, будто он зовет ее к себе. Она пересекла комнату, не отрывая взгляда от его выпуклой крышки.
«Что там внутри? – гадала Фиби. – Неужели духи позвали меня именно из-за него?» Она сделала глубокий вдох и пробормотала:
– Есть лишь один способ проверить это...
Фиби опустилась на пол рядом с сундуком. Потянула вверх пыльную крышку. Петли громко скрипнули.
Странный луч света, проникавший через окно, упал внутрь сундука. Там было почти пусто, лишь на самом дне лежала огромная книга, покрытая пылью и паутиной.
Фиби подняла ее. «Тяжелая», – подумала она, взвешивая книгу в руке и закрывая крышку сундука. Затем при свете фонарика стала разглядывать свою находку.
Книга, переплетенная в коричневую кожу, казалась очень древней. Фиби принялась сдувать и стряхивать пыль с обложки. На коже был выдавлен диковинный знак – три дуги, заключенные в круге.
Глядя на этот символ, вспомнила, что где-то уже видела его. Но где?
И когда пришел ответ, Фиби вздрогнула. Точно такой же знак показывали сегодня в теленовостях. Он был выколот под ключицей каждой из убитых женщин!
Фиби раскрыла фолиант и взглянула первую страницу.
– «Книга Теней», – прочла она негромко, чувствуя, как по телу пробегают мурашки. Что же это значит?
Фиби продолжала глядеть на титульный лист, сжимая фонарь все крепче. Название было выведено каллиграфическим почерком, а буквы «К» и «Т» украшали средневековые миниатюры.
«Книга Теней». Фиби сосредоточилась этих словах. И тут в голове у нее будто колокольчик прозвенел. Она вспомнила о спиритической доске. Ведь на ее оборотной стороне было написано: «Дочурки! Мой подарок вам / Поможет путь найти к Теням».
«И вправду помог, – поняла Фиби. – Спиритическая доска указала путь на чердак»..
«Получается, это была мамина книга?» – думала она.
О матери она почти ничего не помнила. Та умерла, когда младшая дочка была еще совсем крошечной. Фиби снова посмотрела на выдавленный на обложке знак. «Неужели мама была как-то связана с теми убитыми женщинами? – пришло ей в голову. – У них у всех был выколот этот символ. Невероятно! Не могла же мама исповедовать какой-то культ!»
Теперь книга заинтересовала Фиби еще сильнее. Она стала листать ее и наткнулась на гравюру, изображавшую трех спящих женщин. «Какая старина», – подумала Фиби, разглядывая средневековые наряды и обрамление рисунка.
Перевернув страницу, она увидела еще одну старинную гравюру. На ней три женщины сражались с какими-то кошмарными чудовищами.
На следующей гравюре те же трое, образов кружок, пели и танцевали. «Может быть, это какие-то ведьмы? – пришла на ум Фиби. – И занимаются колдовством? Значит, эта колдовская книга?»
Раскат грома заставил ее подпрыгнуть. «Что я здесь делаю? – ужаснулась Фиби. Ее сердце бешено колотилась, но она крепко сжимала «Книгу Теней». – Мажет быть, лучше всего положить книгу на место и навсегда забыть о ней?»
Но это был выше ее сил. Она знала, что книга каким-то образам связана с ее матерью, и надеялась выяснить, каким именно. К тому же фолиант просто захватил ее. Ей почему-то казалось, что в нем содержится ключ к ее судьбе, объяснение причин, почему последние года ее терзали какие-то непонятные чувства.
Перевернув очередную страницу, Фиби увидела изображение свитка, обмотанного вокруг шеста. Под ним были какие-то слова, написанные цветными чернилами и отделанные позолотой.
Фиби поняла, что это похоже на заклинание, и, сделав глубокий вдох, принялась читать вслух:
– «Услышь нынче слова ведьмы, секреты, которые мы таим в ночи...»
Небо прорезала молния, за ней раздал раскат грома.
Фиби вскочила и отбросила книгу. Неужели слова заклинания могли вызвать гром и молнию? Она отчаянно помотала головой, стараясь отогнать невероятные мысли.
Затем вновь взялась за книгу и прочла вслух:
– «Призываю сюда старейшего из духов. Пусть свершится великое волшебство!»
Пространство снова озарилось молнией. Фиби услышала какой-то резкий треск, донесшийся откуда-то снаружи.
Фиби подбежала к окну. Она увидела, как от дерева отломилась большая ветка и, пылая, рухнула на землю.
Отвернувшись от окна, девушка заметила странный свет, появившийся в самом центре комнаты. Фиби даже не могла понять, откуда исходит это сияние. Как будто у него вовсе не было источника.
Фиби с трудом смогла унять дрожь в руках. «Это мамина книга. Мама не могла быть замешана ни в чем плохом», – пыталась она уверить себя, не в силах отвести взгляд от таинственного свечения. Оно казалось удивительным и пугающим одновременно. Существовало ли оно на самом деле? Может быть, это явление, связанное с грозой?
Фиби положила руки на старинную книгу. Неужели ей удалось вызвать свечение с помощью заклинания? А что будет, если дочитать до конца?
Это было необходимо выяснить.
Фиби сделала глубокий вдох и продолжала:
– «В этот час и в эту ночь Древняя Сила должна нам помочь!»
По чердаку пробежал сквозняк. А свечение все усиливалось.
– «Мы, три сестры, эту Силу зовем, – пропела она дрожащим голосом. – Дай же нам Силу... мы помощи ждем!»
При этих словах сквозняк обратился в ветер. Он закручивался вокруг Фиби, словно смерч. Свет разгорался все ярче.
Волосы Фиби упали на лицо. Она сидела, не шевелясь, сжимая книгу в руках.
Дрожь прошла. Во всем теле ощущалось какое-то странное спокойствие. Но мысли крутились, будто подхваченные этим таинственным вихрем.
Фиби взглянула на свои колени, на которых покоился древний фолиант.
– Это колдовская книга, – пробормотала она. – Я стала читать ее вслух и вызвала какие–то силы. Может быть, ужасные.
Оцепеневшая Фиби сидела в самом центре смерча, глядя на страницы, плясавшие под ветром.
«Что же я натворила?» – думала она, глядя на шелестящие листы

0

2

ГЛАВА 4
Прюденс схватила Пайпер за руку и потащила по лестнице, ведущей на чердак.
– Что-то Фиби там надолго застряла, – произнесла она. – Я начинаю волноваться.
Луч фонарика заплясал по стенам, выхватывая из темноты развешанные по ним фотографии. От этого лица на снимках казались живыми.
– Сперва ты хотела затащить меня в чулан, теперь на чердак, – захныкала Пайпер. – На улице буря, света нет, телефон вырубился. – Она поежилась. – Какая жуткая ночь!
Прюденс крепче сжала руку сестры и зашагала по ступеням.
– Ну же, – подбодрила она, – нужно убедиться, что Фиби жива и здорова.
Остановившись на верхней ступени, она осветила фонариком дверь чердака и удивилась:
– Потрясающе! Как это сестричке удало ее открыть?!
Она шагнула на чердак, обводя помещение лучом фонарика. Кругом царили тишина и спокойствие. Фиби сидела на старом деревянном сундуке, держа на коленях раскрытую книгу.
– Чем ты тут занимаешься? – осведомила Прюденс.
Младшая сестра подняла глаза. Она выглядела измотанной.
– Я... ну... я читаю заклинание, – выдавила она.
И, захлопнув книгу, протянула ее Прюденс.
– Заклинание из этой «Книги Теней»,– объяснила Фиби. – Я нашла ее в сундуке.
– Дай-ка глянуть. – Прюденс вырвала у нее книгу и принялась разглядывать обложку. Потом открыла ее и стала листать страницы.
– А как ты сюда попала, сестричка? – поинтересовалась Пайпер.
– Дверь открылась, – объяснила та.
Прюденс посмотрела на младшую сестру и поняла, что в ней что-то изменилось, хотя и непонятно, что именно.
– Погоди-ка, – произнесла Пайпер нервно. – Ты прочла заклинание? И какое же?
– Тут сказано о магическом триединстве. – Фиби говорила медленно, словно в трансе. – Единстве чувства, времени и фазах луны. И сейчас как раз подходящее время – ночь полнолуния.
«Так, – подумала Прюденс. – Кажется, она окончательно спятила».
– Для чего подходящее? – спросила Пайпер. – О чем это ты?
– О призвании силы, – ответила Фиби, блуждая взглядом в пространстве.
– Какой силы?! – воскликнула Пайпер ломающимся от напряжения голосом. – Ты хочешь втянуть меня в это?
Прюденс быстро вернулась в начало книги, к тому заклинанию, о котором говорила сестра. «Фиби всегда была дурочкой, – пронеслось у нее в голове, – но кто бы мог подумать, что у нее крыша поедет из-за подобных вещей».
– Она хочет втянуть в это нас обеих! – Прюденс зачитала из «Книги Теней»: – «Мы, три сестры, эту Силу зовем». – Показав Пайпер нужное место, она сделала вывод: – Это колдовская книга.
– Я могу объяснить, то есть попытаться... начала было Фиби, но Прюденс прервала ее: – Сперва ты обучалась танцу живота, затем проколола себе пупок. А теперь докатилась до колдовства. Угомонись же наконец!
Она протянула книгу Пайпер и решительно зашагала к двери. Еще чего не хватало – торчать здесь и выслушивать бред младшей сестры!
– Спиритическая доска, – пробурчала Прюденс, спускаясь по лестнице. – Колдовская книга. Вся эта чертовщина навалилась аккурат после твоего приезда, Фиби.
– Постой-ка, ведь вовсе не я отыскала спиритическую доску! Ты сама ее откопала!
– Но это не мои пальцы толкали стрелку, – парировала Прюденс.
– Подождите! Ведь ничего не случилось? Фиби, когда ты прочла заклинание, ничего не произошло?
Младшая сестра пожала плечами и призналась неохотно:
– Ну, У меня голова пошла кругом, и я выблевала весь гороховый суп. А больше как будто ничего.
Прюденс не верила ни в колдовство, ни заклинания. Она сомневалась, что с сестрой могло случиться что-то страшное. Ей не хотелось, чтобы сестра увлеклась оккультизмом потому, что нашла на чердаке какую-то дурацкую книжку. Наверное, бабушка купила ее на базаре или еще где-то – она души не чаяла подобных диковинках.
Спустившись вниз, старшая из сестер огляделась и осветила фонариком все темные углы. В доме ничего не изменилось. В этом она была уверена.
Пайпер застыла на нижней ступени и произнесла:
– Все кажется точно таким же.
– Но, к сожалению, – пошутила Прюденс, – в доме остался непочатый край работы.
Еще раз оглядевшись, Пайпер повторила:
– Здесь совсем ничего не изменилось, правда?
– Разумеется ничего не изменилось, – подтвердила Прюденс.
Неожиданно в гостиной вспыхнула старая люстра.
–Уpa! Дали свет! – с радостью воскликнула Пайпер.
Прюденс остолбенело глядела на люстру. Та работала! Как же это могло случиться?
– Ты все же смогла починить люстру? – спросила Пайпер.
– Я... я не уверена, – выдавила Прюденс. Ведь она не сделала ничего существенного – просто потрогала несколько проводков. – Сама знаю, что произошло.
Спустившаяся вслед за сестрами Фиби обхватила их руками и предположила:
– Может быть... может быть, это просто было...
– Прекрати! – оборвала ее Прюденс. – Никого волшебства не было. – Должно быть, где-то соприкоснулись провода. Но они могут вновь разойтись в любую минуту.
Вот ей и удалось сделать то, чего она добивалась, – найти разумное объяснение случившемуся. Она любила все объяснять логически. И люстра, сломавшаяся много месяцев назад, не могла зажечься ни по какой иной причине.
Фиби подняла глаза на ярко светящуюся люстру и примирительно произнесла:
– Как скажешь, Прю!

В ту ночь Фиби ворочалась в постели, тщетно пытаясь уснуть. Она чувствовала себя чужестранкой и в Caн-Франциско, и в родном доме. И понимала, что сегодня на чердаке что-то произошло. Что-то очень важное.
Но ей совсем не хотелось делиться своими ощущениями с сестрами. Ведь они ей ни за что не поверят.
Фиби закрыла глаза, изо всех сил стараясь погрузиться в сон. Прошедший день оказался довольно длинным и тяжелым – она будто бы целую неделю моталась на автобусе по всей стране. Несмотря на усталость, Фиби была слишком возбуждена, чтобы заснуть. И все из-за этой «Книги Теней».
Вспоминая таинственное свечение и кружившийся вокруг нее вихрь, она понимала, что должна была чувствовать страх. Но все-таки неизвестно почему, ни чуточки не испугалась Наоборот, сейчас ей хотелось кинуться со всех ног на чердак и прочесть «Книгу Теней» от корки до корки, так велико было желание узнать все. Книга как будто звала, притягивала ее.
Изо всех сил стараясь прогнать эти мысли, девушка уговаривала себя, что уже поздно. Но стоило только опустить веки, как в мозгу вспыхивал символ, вытесненный на обложке фолианта.
«Мне не будет покоя, пока я не прочту всю книгу», – поняла она. Откинула одеяло, встала с постели. Схватила фонарик, лежавший на бочке, и включила его. Ей не хотелось зажигать свет в коридоре – а то еще сестры проснутся.
Пройдя на цыпочках до лестницы и поднявшись по ступеням, Фиби оказалась у открытой двери на чердак. Девушка ступила внутрь и огляделась.
Все казалось обычным.
Никакого холода в воздухе.
Никакого ветра.
Никакого мерцающего света.
Никакого света, кроме как от ее собственного фонарика.
Фиби направилась к пыльному столику, на котором лежала «Книга Теней». Должно быть, Пайпер бросила ее здесь перед уходом. Фиби бережно взяла фолиант и опустилась в старое кресло.
«Что-то в этом есть, – подумала она, переворачивая страницу. – В том, что я нашла эту книгу именно нынешней ночью, должен быть особый смысл. Может быть, даже в том, что я вернулась домой именно сегодня. Судьба или что там еще. Я это обязательно выясню. А потом докажу Прю и Пайпер, что я совсем не дурочка».
Фиби перевернула следующую страницу и остановилась. «Испытание Мелинды Уоррен», – прочла она негромко.
Мелинда Уоррен! Так звали ее весьма отдаленную прапрапрабабку. Фиби вспомнила, как бабушка показывала девочкам старые фотографии и рассказывала семейные предания. Портрет Мелинды Уоррен не сохранился, но бабушка каждый раз упоминала ее имя.
Насколько помнила Фиби, Мелинда Уоррен была первой из их рода, перебравшейся в Америку. Она эмигрировала из Англии в Maссачусетс в середине семнадцатого века. Бабушка утверждала, что ее преследовали религиозные фанатики.
«Неужели в книге есть о ней?» – подумала Фиби.
Затаив дыхание, она прочла:
«Мелинда Уоррен покинула Англию и прибыла в Америку со своей двухлетней дочерью Кассандрой. Ее потомками стали семьи Грантов, Морганов и Марстонов».
У Фиби возбужденно забилось сердце. Марстон! Это же мамина девичья фамилия!
«Мелинда Уоррен, никогда не забывавшая своих колдовских знаний, обладала тремя особыми силами. Первой – телекинезом, или способностью двигать предметы силой мысли. Второй – предвидением, или способностью видеть будущее. И третьей – способностью останавливать время».
«Ничего себе, – удивилась Фиби. – Бабушка никогда ни о чем таком не говорила!»
«Способности Мелинды Уоррен стали известны после того, как ее выдал любовник, Хью Монтгомери. Женщину обвинили в колдовстве, признали виновной и приговорили к сожжению на костре, чего никогда не случалось здесь прежде».
Фиби вскрикнула. Теперь-то уж она не могла остановиться.
«Жители привязали ее к столбу, установленному в центре деревни. Палач поднял факел и просил, не хочет ли приговоренная сказать последнее слово. И вот что она сказала:
– Вы меня убьете, но не сможете убить мои силы. С каждым поколением ведьмы из семейства Уоррен будут становиться все могущественнее и могущественнее, до тех пор пока не появятся три сестры. Вместе эти три сестры станут самыми сильными ведьмами, которых только видел свет. Они будут Зачарованными.
Палач сунул факел в солому под ногами у Мелинды. Ее смерть была ужасной, но ее сила живет в сердце каждой ведьмы из рода Уоррен. И когда-нибудь наступит чудесный день – родятся Зачарованные».
Фиби опустила книгу на колени. Постаралась сделать глубокий вдох, но не смогла – слишком сильным было возбуждение.
Три сестры... потомки Мелинды Уоррен. Ей вспомнились слова, которые она декламировала нынче вечером: «Мы, три сестры, эту Силу зовем».
«Неужели мы те самые сестры, о которых, говорится в книге? Эта книга о нас? Мы – Зачарованные?»
– Нет. Этого не может быть! – Фиби уронила голову на руки. – Такого просто не может быть. Ведь это означает, что мы ведьмы!
Неожиданно подул теплый ветерок, и Фиби почувствовала запах горящего дерева. Сердце бешено заколотилось. Воздух становился все жарче, и листы книги затрепетали.
Запах гари делался все нестерпимее. Фиби поняла, что горит не только дерево. И вскрикнула, различив запах горящей человеческой плоти. Она хотела кинуться прочь с чердака, но не смогла. Тело не слушалось, оно словно приросло к креслу. «Неужели меня что-то держит? Может быть, спиритической доской завладел злой дух? Может, эта книга несет зло?» – подумала она в панике.
Из ниоткуда возник яркий свет, озаривший весь чердак. Фиби прикрыла глаза ладонями. Запах горящей плоти стал еще сильнее.
Но вдруг свет померк, девушка убрала ладонь с глаз и закричала, увидев жуткое зрелище.
Посреди комнаты парила обугленная фигура, еле прикрытая лохмотьями, перепачканными сажей.
«Неужели это женщина?» – в страхе предложила Фиби.
Фигура развела в стороны обгоревшие руки. Рот призрака раскрылся, обнажая безобразные черные зубы.
– Ты звала меня, – прошипело существо. – Ты звала меня ради своей силы...

ГЛАВА 5
Обугленная фигура подплывала все ближе, Фиби изо всех сил пыталась встать. Но какая-то неведомая тяжесть все крепче прижимала к креслу. Она зажмурилась.
– Это не реально. Это не реально. Это реально, – твердила девушка в панике. – Только бы это не было реальностью!
Но, открыв глаза, она опять увидела парящую фигуру.
– Ты звала меня, – вновь прошипела та.
– Нет! – воскликнула Фиби. – Убирайся!
– Ты взывала к своим силам, – ответило призрачное существо. – Три сестры – самые могущественные ведьмы, каких только знал свет. Вы – Зачарованные.
– Кто... кто ты? – выдавила Фиби.
Призрак приблизился, озаренный странным светом.
– Я твоя, а ты – моя, – услышала Фиби. – Я Мелинда Уоррен. Ты и твои сестры – Зачарованные, – повторило привидение. – Три сестры наделены доброй силой, превышающей мощь всех остальных ведьм. Поначалу ваша магия будет слабой, но быстро усилится. Запомни – самое главное, чтобы вы всегда были вместе. Только сила трех сделает вас Зачарованными. Ты поняла?
Фиби молча взирала на призрак. «Этого не может быть, – думала она. – Такое просто невозможно». Потом снова крепко зажмурилась, пытаясь отогнать видение.
– Ты поняла? – повторил призрак. – Отвечай!
Фиби открыла глаза:
– Да. Я... я поняла.
– Хорошо. А теперь предупреждаю: три сестры могучи, но им угрожает страшная опасность. Вы должны остерегаться.
– Чего остерегаться? – прошептала Фиби.
– Злых колдунов. Они попытаются похитить вашу силу. А единственный способ завладеть силой ведьмы... – призрак Мелинды сделал паузу, оскалившись в отвратительной гримасе, – это убить ее!
Фиби обхватила себя за плечи, не в силах унять дрожь.
– Колдуны обязательно появятся, – предупредила Мелинда. – Не знаю когда. Но знаю, что один из них уже нанес первый удар. Он убил нескольких ведьм.
Мелинда взмахнула рукой, и появилось дымовое пятно, которое стало превращаться в серую фигуру.
Фиби внимательно следила за тем, как видение становилось все отчетливее.
Высокий мужчина в капюшоне стоял посреди комнаты.
Он склонился над телом красивой светловолосой девушки.
Появился алтарь, на нем горели свечи.
Все кругом было забрызгано кровью.
Ковер, окна, стены…
Мужчина вонзил в девушку острый нож изукрашенной каменьями рукоятью...
– Нет! – заорала от ужаса Фиби, зажим себе рот руками. И отвела взгляд, не в силах смотреть на эту ужасающую картину.
Видение постепенно таяло, пока совсем не растворилось.
Теперь Фиби трясло еще сильнее – она поняла, что означало увиденное. Это был тот самый маньяк-убийца, о котором говорили в теленовостях. Теперь он собирался прийти за тремя сестрами, и она сама накликала на них беду.
– Лучше бы я никогда не читала это заклинание! – воскликнула Фиби в сердцах. – Не нужна мне эта сила! Забери ее обратно! Пожалуйста!
Мелинда покачала головой:
– Это твоя судьба и судьба твоих сестер! Три сестры не смогут от нее отвертеться! Вы – Зачарованные! И вам предстоит защищать невинных от злых сил, – сообщил призрак, взмывая к потолку.
– Как защищать?! – воскликнула Фиби. – Пожалуйста, помоги нам! Скажи, как бороться с колдуном? Я даже не представляю, какой он из себя!
По чердаку пробежал порыв ледяного ветра, и Мелинда Уоррен начала медленно таять.
– Подожди! – закричала Фиби. – Я не знаю, что мне делать! Не знаю, как применить свою силу! Вообще ничего не знаю!
Мелинда становилась все прозрачнее и прозрачнее.
– Я не могу больше оставаться, – прошелестел призрак. – Положитесь на «Книгу Теней», – успел посоветовать он, прежде чем окончательно растаять. – И всегда помните: вы Силу лишь втроем найдете и с ней свободу обретете... Вы Силу лишь втроем найдете и с ней свободу обретете!..
От всего случившегося у Фиби голова шла кругом. Она поглядела на «Книгу Теней», лежавшую на коленях и все еще раскрытую на страницах, повествовавших о Мелинде Уоррен.
«Неужели все это правда? – недоумевала она. – И мы действительно ведьмы? Действительно – Зачарованные?»
Вновь бросив взгляд на книгу, она невольно вскрикнула.
Внизу страницы начали проступать слова, будто их выводила невидимая рука:
«Вы Силу лишь втроем найдете и с ней свободу обретете».
– Значит, все это правда, – выдохнула потрясенная Фиби. – Правда все, что сказала Мелинда. Мы ведьмы. Прю, Пайпер и я – мы Зачарованные.
Она вздохнула, думая о неожиданно свалившемся на ее плечи бремени: «Теперь осталось самое трудное. Как же я расскажу обо всем Пайпер и Прю?»

ГЛАВА 6
На следующее утро Прюденс проснулась от солнечных лучей, лившихся в окно ее спальни. Она обрадовалась яркому дню, сменившему вчерашнюю бурю.
Повернувшись на бок, она взглянула на часы и огорчилась: «Еще только шесть, вставать пока слишком рано». Но сна не было ни в одном глазу.
«Что ж, тогда приду в музей пораньше», – решила Прюденс. Быстренько приняла душ и оделась, подхватила свою кожаную сумку и пошлепала на кухню, чтобы сварить кофе. К ее удивлению, за столом сидела Фиби. Она выглядела страшно изможденной. В руках она сжимала ту самую жуткую книгу, что откопала на чердаке.
– Привет, Фиби, – бросила старшая сестра, кладя сумку на стол. – Ты выглядишь так, будто бы всю ночь не спала. Ты, часом, не захворала?
Фиби оторвала взгляд от книги.
– Мне нужно с тобой поговорить, Прю. Это очень важно.
– Если ты насчет Роджера... – Ей ужасно не хотелось возобновлять разговор об этом. Hи сегодня, ни когда бы то ни было.
– Выбрось его из головы, – ответила Фиби. – Дело куда серьезнее.
Прюденс поставила кофейник на огонь и тоже уселась за стол.
– Тебе нездоровится? Или у тебя какие-то неприятности? – повторила она.
Фиби помотала головой:
– Нет, совсем не то. Это связано с нашей силой.
Прюденс почувствовала, как кровь прилила к лицу.
– Какая еще сила? – переспросила она. – Снова заводишь старую песню?
Фиби указала на «Книгу Теней»:
– Здесь все сказано. Тут говорится, что после того, как мы пробудим наши силы...
– Знаешь что, Фиби! У меня.нет времени на обсуждение твоих дурацких фантазий. Надеюсь, ты скоро от них избавишься. – Прюденс выключила плиту и, поднявшись, выскочила из кухни.
Она вихрем пронеслась по коридору и с силой хлопнула дверью.
– Пока она здесь, нам житья не будет, – проворчала она раздраженно, садясь в машину.
Ее путь лежал в Музей естественной истории, в котором Прюденс работала куратором. Но сначала она решила завернуть в кафе «Дина», расположенное неподалеку. Сейчас ей, как никогда, хотелось выпить чашечку кофе.
– Двойную порцию с молоком, пожалуйста, – попросила Прюденс. В ожидании заказа она никак не могла отделаться от тревожных мыслей о младшей сестре.
«Как удивительно быстро она впутывается в разные неприятности, – думала Прюденс, сдвинув брови. – Даже не успела одного дня пробыть дома! Все эти разговоры о ведьмах – чушь собачья!»
Заказ наконец выставили на стойку. Прюденс быстро расплатилась, схватила кофейник, развернулась и... столкнулась с другим посетителем.
– Ой! – Парень так и подпрыгнул, укорачиваясь от пролившегося кофе.
– Извините, – бросила Прюденс не глядя и принялась вытирать кофе с пола салфетками.
Парень опустился рядом и стал ей помогать.
– Это же из-за меня, – пояснил он.
Его голос, глубокий, твердый и немного сиплый, показался ей знакомым. Она поглядела в лицо парня и встретилась с карими пронзительными глазами.
– Энди? – спросила она.
– Прю? – улыбнулся тот в ответ.
Она медленно распрямилась. Это был oн. Энди Трюдо, ее приятель в старших классах. Они столько лет не виделись...
Парень выглядел великолепно. Его мужественное лицо, казалось, стало еще более привлекательным. Волнистые каштановые волос были острижены короче, чем прежде, но Прюденс подумала, что так даже лучше.
– Глазам не верю, – произнес Энди. – Как дела?
– Нормально. А у тебя?
– Ничего. – Энди глядел на нее секунду. – Это ж надо – столкнуться с тобой! Что ты здесь делаешь?
Прюденс улыбнулась. Казалось, он действительно обрадовался встрече. Ей тоже был очень приятно.
– Вообще-то иду на работу. А как тебя занесло в этот район?
– Распутываю убийство, – ответил Энди. – Оно случилось прямо за углом. Думал, может чашечка кофе поможет собраться с мыслями. Ты пока не уходишь? – Он указал на упавший кофейник. – Дай-ка я закажу тебе еще кофе.
– Пожалуй, – произнесла она, поглядев на часы – до начала рабочего дня оставалась уйма времени.
– Значит, ты стал детективом? – спросила Прюденс, когда они уселись за свободный столик.
– Называй меня просто инспектор Трюдо, – шутливо представился Энди. – Представляешь? Только в Сан-Франциско детективы носят столь старомодный титул.
– А мне очень даже нравится слово «инспектор», – ответила Прюденс. – Классно звучит.
– Мне оно нравится еще больше, – ухмыльнулся Энди.
– Наверное, отец тобой гордится? – предположила Прюденс. Она знала, что многие среди родственников ее приятеля были полицейскими.
– Как-никак, третье поколение. Папа просто счастлив. А как у тебя дела? Еще не покорила мир?
– Не совсем, – ответила Прюденс. – Я снова поселилась в бабушкином доме, и дела идут не слишком хорошо.
Она замолчала, вспомнив о Роджере. Ее бывший ухажер был одновременно и ее начальником. И после разрыва с ним начались трения на работе. Но Энди об этом знать ни к чему. Лучше делать вид, что у нее все идет как по маслу.
Прихлебывая кофе, Прюденс заметила, что Энди очень внимательно смотрит на нее, и зарделась.
– А я слышала... м-м, что ты перебрался в Портленд, – произнесла она, не зная, что сказать.
– Верно. Но потом вернулся. – Энди помолчал немного. Прюденс заметила, что он глядит на ее пальцы. Потом посмотрел прямо в глаза: – До чего же здорово снова встретиться!
«Он же ищет обручальное кольцо, – сообразила Прюденс. – По-прежнему любит меня». К собственному удивлению, она почувствовала, как накатывает волна радости. «Но Я не собираюсь возобновлять наши отношения, – решила она. – Даже и думать нечего».
Они расстались сразу же по окончании школы. Энди хотел, чтобы Прю поступила вместе с ним в колледж в Орегоне, но она совсем не разделяла его планов. Ей казалось, что и любовь не должна из-за этого прерваться, но Энди не оправдал ее надежд. И «закрыл дело».
А Прю никогда о нем не забывала. Ведь это была ее первая настоящая любовь. Оказалось, и Энди о ней помнил. Должно быть, и для него эта любовь была настоящей.
– Ты все еще встречаешься с Роджером? – спросил он наконец.
– А откуда ты о нем разнюхал? – изумилась Прюденс. Ведь пока длился ее роман с Роджером, Энди жил В Портленде.
– У меня есть связи!
– Ты шпионил за мной? – Прюденс была польщена и возмущена одновременно.
– Ну, я бы это так не называл, – возразил он.
– Правда? – Прюденс отхлебнула кофе. – А как же ты это называешь?
– Наводить справки, – ответил Энди с глуповатой ухмылкой.
– Значит, ты все-таки за мной шпионил, – рассмеялась Прюденс.
– А что же ты хочешь? Ведь я сыщик. – Он нервно помешивал ложечкой в чашке. – Так что же? Ты все еще встречаешься с ним?
– Нет, – покачала головой Прюденс. – Мы расстались уже давно.
Энди открыл было рот, собираясь что-то сказать, но потом раздумал.
– Ты чего? – спросила Прюденс игриво.
– Как странно, что я сегодня врезался в тебя, – ответил Энди.
– Почему? – не поняла она.
– Потому что я думал о тебе много раз, – признался парень, опуская глаза. – То есть чаще, чем думают в таких случаях.
Затем поднял глаза и посмотрел на Прюденс в упор.
«Что-то он слишком застенчив, – заметила та. – И слишком серьезен». Но ей это было по душе. Очень даже по душе.
– Я очень расстроился, узнав, что твоя бабушка умерла, – произнес Энди. – Она была  чудесной старушкой. Мне так нравилось бывать в ее доме.
Прюденс улыбнулась в ответ. Хорошо, когда хоть кто-то тебе сочувствует. Роджер никогда не интересовался ее прошлым. И уж точно не любил бабушку, называл ее чудной. Но Энди...
Этот поток эмоций оказался неожиданным для Прюденс. «Будь осторожна», – предупредила она себя.
Тяжело пережив разрыв с Роджером, девушка решила не заводить больше романов. Но ведь с тех пор минул почти год...
Прюденс глянула на часы. Ничего себе! Десять минут девятого. Даже не заметила, как они столько проговорили.
– Кажется, мне пора, – объявила она. Опаздываю на работу.
– Да и я тоже.
Они поднялись из-за столика и вышли из кафе. На секунду задержались возле выхода.
Прю чувствовала, что бывший приятель не хочет прощаться.
– Кстати, в старом доме не сменился телефон? – спросил он.
Прюденс попыталась улыбнуться. Отыскала в сумке ручку и клочок бумаги, нацарапала телефонный номер. Протягивая бумажку Энди, она понимала, что ввязывается в роман.
– Ну что ж, тебе пора, – произнесла Прюденс.
– Я позвоню тебе в ближайшее время, – ответил Энди, запихивая бумажку в карман пиджака.
– Замечательно! – Прюденс чмокнула его в щеку и направилась за угол, к музею, чувствуя возбуждение. Она поняла, что сама не осознавала, насколько ей не хватало Энди.

– Прекрасно, – произнесла Пайпер, отломав ветку от куста розмарина в саду за домом.
Потом нарвала базилика. Все это понадобилось ей для приготовления блюда, с помощью которого она собиралась сегодня завоевать ресторан «Дрожь».
Сжимая пучок в руке, она завернула за угол дома и стала подниматься по лестнице. К ее удивлению, Фиби сидела на верхней ступени в велосипедных шортах и пила кофе. На коленях у нее лежала раскрытая газета.
Пайпер решила, что сестра неважно выглядит, ободряюще улыбнулась ей и произнесла:
– Что-то ты рановато встала.
– А я и не ложилась, – ответила Фиби.
– Чем же ты занималась всю ночь? – удивилась Пайпер.
– Читала. Я читала «Книгу Теней». – Она вздохнула. – Там говорится, что наша прапрапрабабка... Мелинда Уоррен, была... – она искоса посмотрела на сестру, – была ведьмой.
Пайпер не верила ни в каких ведьм. Она прикрыла глаза и прошептала, склонившись к сестре:
– А еще у нас есть двоюродный брат-алкаш, припадочная тетушка и папа-невидимка.
– Я серьезно, – возразила Фиби. – Мелинда Уоррен обладала особой силой. Точнее, тремя способностями. Она могла мысленным усилием двигать предметы, могла видеть будущее, могла останавливать время. Перед тем как ее сожгли на костре, она предсказала, что с каждым поколением ведьмы из рода Уоррен будут становиться все могущественнее и могущественнее. А в конце концов появятся три сестры, которые превзойдут всех.
Пайпер вскинула брови и повторила:
– Три сестры?
– Да, сестры станут самыми могущественными ведьмами, каких когда-либо видел свет. Они будут добрыми ведьмами и...
– Постой-ка. Речь идет о нас, так? Фиби, это же бред какой-то!
– Пайпер, но это еще не все, – возразила та, протягивая ей газету. – Здесь написано про последнюю жертву того маньяка. У нее такая же татуировка, как и у предыдущих. И эта татуировка повторяет знак, изображенный на обложке «Книги Теней»!
Она указала на фотографию в газете. Там была показана крупным планом наколка на груди последней из убитых – три дуги внутри круга.
– Видишь?
Пайпер уставилась на снимок. Фиби была права. Тот же самый символ. По телу пробежали мурашки, но девушка тут же взяла себя в руки:
– Ну и что с того? Может быть, это какой-то древний кельтский знак. Должно быть, он выколот у многих. Может быть, он недавно вошел в моду.
– Пайпер, убитые были ведьмами, – ответила Фиби. – Я в этом уверена. – Она снова поглядела на газету. – Вероятно, они обладали силой, которую вздумали отобрать приверженцы зла. Такой же силой обладала Мелинда Уоррен. И мы тоже обладаем.
Пайпер возмутилась в душе: «Должно быть, Прю права – Фиби решила сыграть с нами какую-то дурацкую шутку. Ей, видите ли, интересно, насколько мы ей поверим».
– Прекрати валять дурака, сестричка! Это уже не смешно...
– Погляди-ка на меня хорошенько, Пайпер, – процедила Фиби, отбрасывая газету. – Разве похоже, что я шучу?
Пайпер послушно посмотрела на младшую сестру. Она казалась вполне серьезной, черт возьми!
– Фиби, но какие же из нас ведьмы? – спросила она осторожно. – У нас нет никаких особых сил, насколько я знаю.
– Мы скоро обретем их, – возразила Фиби. – Нужно быть к этому готовыми.
По телу Пайпер пробежал холодок. Она вспомнила о серийном убийце. Но тут же оборвала себя: «У меня же сегодня такое важное испытание. Нужно сосредоточиться. Никакие мы не ведьмы».
Пайпер опустилась рядом с сестрой, все еще сжимая свои травы.
– Послушай, Фиби, мы не можем быть ведьмами. Правда, Прю иногда становится ужасно злющей, но все-таки мы не настоящие ведьмы. Ведь мы не обладаем никакими особыми силами. И бабушка не была ведьмой, и мама, насколько нам известно, тоже.
Младшая сестра открыла было рот, желая возразить, но средняя закрыла его ладонью:
– Дай договорить. У нас нет татуировок с этим странным символом. И вообще никаких нет, верно?
Сестра лишь кивнула, поскольку Пайпер все еще зажимала ей рот.
– А значит, за нами никто не охотится, – заключила средняя сестра и наконец-то отняла ладонь.
Фиби облизала губы.
– Вот и Прю мне не поверила, – протянула она, качая головой.
– Кстати, куда ее унесло? – поинтересовалась Пайпер.
– Она решила пойти на работу пораньше, – ответила Фиби и вдруг заметила остановившуюся возле дома машину – сверкающий красный «Мустанг».
– Ух ты, – выпалила она. – Клевая тачка!
– Это машина Джереми, – объяснила Пайпер. – Наконец-то я тебя с ним познакомлю.
Она улыбнулась, увидев своего приятеля, шагающего по дорожке. На нем были голубая рубашка и обтягивающие брюки цвета хаки. Такой высокий, подтянутый, привлекательный – он казался ей совершенно неотразимым!
По спине у Пайпер снова пробежал холодок, но на этот раз от счастья.
Приблизившись к крыльцу, парень остановился.
– Салют шеф-повару Холлиуэл, – произнес он и поцеловал руку Пайпер.
Та хохотнула, потом сказала:
– Джереми, это моя младшая сестра, Фиби.
Парень поцеловал руку и той со словами:
– Как чудесно встретить еще одну из прекрасных сестер Холлиуэл!
– Ничего себе! Вот это воспитание! – произнесла Фиби, улыбаясь. – Таким я его и представляла по твоим рассказам.
Пайпер двинула ее локтем в ребра и осведомилась:
– Как ты оказался здесь в такую рань, Джереми?
– Ну, сегодня же у тебя испытание, и я решил взбодрить тебя, пригласив на завтрак. Сперва доедем до ресторана. А потом мы встретимся и отметим твой прием на работу.
Пайпер вскочила на ноги и поцеловала его.
– Какой же ты душка! – воскликнула она. – Сейчас соберусь, и едем.
Пайпер кинулась в дом и подхватила свой поварской наряд, а также сумки с продуктами.
Затем выскочила на крыльцо и застала Джереми болтающим с Фиби о погоде.
– Я готова, – доложила Пайпер. – Удачного дня, сестричка. Хотя бы постарайся, чтобы он был удачным.
– Постой, Пайпер, – прошептала Фиби, схватив сестру за руку. – Мы еще не кончили разговор! Нам угрожает серьезная опасность!
Нужно развивать наши способности...
– Охолони, сестричка, – оборвала ее Пайпер. – У нас нет никаких особенных способностей, поняла?
Джереми обнял ее за плечи и поглядел в глаза.
– Но у тебя есть особенные способности, – заметил он. – Я уверен.
– Да? – удивилась Пайпер. – О чем это ты?
– О кулинарии, конечно. – Джереми одарил ее своей чудесной улыбкой.
Пайпер снова поцеловала его. Шутка ей не слишком понравилась, но ведь Джереми не знал, насколько все серьезно.
Парень подхватил сумки, и влюбленные двинулись к машине.
– Удачи, сестричка! – крикнула Фиби им вслед дрожащим голосом.
Джереми распахнул дверцу и положил сумки на сиденье. Затем уселся за руль и завел мотор.
– О чем это вы толковали? – поинтересовался он. – Что за особые способности?
Пайпер расстроенно покачала головой. Она не могла понять, что происходит с Фиби. Хоть бы та поскорее забыла про эти колдовские игры!
– Джереми, – произнесла Пайпер вслух. Если я скажу, ты все равно не поверишь.

ГЛАВА 7
Прюденс сидела за рабочим столом, смотрела в книгу и, как говорится, видела фигу. Из головы не шла утренняя встреча с Энди. «До чего же вовремя он появился! – вертелось у нее в голове. – Как раз тогда, когда мне необходима поддержка. Прямо волшебство какое-то!»
И тут же одернула себя: «Какое такое волшебство? Ты начинаешь рассуждать как Фиби!»
После разрыва с Роджером у Прюденс не было еще ни одного свидания. Парни вились вокруг нее, словно назойливые мухи, но ни один ее не привлекал. Ей казалось, что после пережитого предательства она очень не скоро сможет снова верить мужчинам. И тем более влюбиться.
«Наверное, Энди я тоже не слишком верю, – подумала Прюденс. – Чем он, в сущности, отличается от прочих? Ведь он тоже меня бросил. Правда, теперь не смог удержать дистанцию. Но, может быть, просто хочет попросить прощения? Или занервничал из-за того, что мы держались так серьезно?»
В любом случае, их прежний роман вспоминался с удовольствием. Как они сидели, взявшись за руки, и разговаривали целые часы напролет. Как им было хорошо вместе...
Стук в дверь кабинета вернул ее на землю. Обернувшись, она увидела стоявшего на пороге Роджера.
Прюденс не могла отрицать, что тот хорошо выглядит. И тем не менее он был ей противен. Роджеру исполнилось только тридцать, но он уже продвинулся по служебной лестнице довольно далеко. Этот высокий и светловолосый парень всегда одевался с иголочки. Правда, по мнению Прюденс, слишком высоко подтягивал брюки. На носу у него красовались очки в золотой оправе. Из-за этого Прюденс казалось, что вид у Роджера слишком надменный.
– Как продвигаются дела с коллекцией Беалов? – спросил он. – Есть что доложить?
– Да. Артефакты прибыли два часа назад, – ответила Прюденс. – После обеда я прослежу за распаковкой и проверю, все ли в целости и сохранности.
– Прекрасно. А как ты смотришь на хороший ленч? – предложил Роджер. – Я знаю, что ты потрудилась на славу и заслужила его.
– Спасибо, Роджер, – ответила Прюденс. – Рада, что ты это заметил.
«Наконец-то», – закончила она про себя.
– Чудесно, увидимся позже. Сейчас я иду на правление.
Прюденс поднялась из-за стола – ведь они всегда ходили на такие заседания вместе.
– Я только прихвачу свой бумажник, – бросила она.
– Не стоит. – Роджер предупреждающе поднял руку. – Сегодня я пойду один.
– Почему? – удивилась Прюденс. – Я же всегда ходила на эти встречи.
– Ну... они так решили. – Роджер растерянно улыбнулся, как будто скрывая что-то. – Не знаю почему. Может быть, собираются распекать меня за одно небольшое нарушение.
Прюденс опустилась на стул, не сводя с него глаз. Распекать его? Роджер подходил к работе так ответственно, что никак не мог допустить ошибку.
– Я просто хотел сказать тебе, что меня не будет на месте до самого обеда, – сказал он. – Встретимся около трех часов, ладно?
Он ухмыльнулся и легонько стукнул ее своей ручкой фирмы «Монблан». Она сама подарила ее Роджеру, когда он получил степень магистра.
Больше всего его тронула дороговизна подарка. Он не упускал ни одного случая продемонстрировать эту ручку и даже расписывался ею на кредитных картах. Она символизировала его статус и последнее время ужасно раздражала Прюденс. Кто бы знал, как ей не хотелось больше видеть эту дурацкую вещицу!
– Хорошо, Роджер, – ответила она. – До встречи.
Начальник кивнул и, насвистывая, вышел.
«Кажется, что-то действительно назревает, – подумала Прюденс. – Он никогда не ходил на эти заседания без меня. Вот было бы здорово увидеть, как его станут песочить! Обожаю, когда его выбивают из седла!»
Она была уверена, что у Роджера не было другой причины идти на правление в одиночку. Просто ему не хотелось, чтобы кто-то видел его позор. И объяснения звучали совсем неубедительно.
Пришла пора браться за коллекцию Беалов. Это был ее собственный проект, и продвигался он довольно успешно. Она изучала древние азиатские артефакты, которые еще никогда не выставлялись на всеобщее обозрение. Благодаря им музей мог войти в историю науки. Прюденс надеялась, что получит повышение, как только правление узнает о проделанной работе. Возможно, ее даже поставят над Роджером.
Вот будет забавно!
Позднее, держа в руке чашку кофе, Прюденс прошла через центральный вход музея, миновала отделанный мрамором вестибюль и добралась до кабинетов. Ей предстояло основательно поработать с каталогами.
Прямо у дверей ее кабинета рабочие распаковывали огромные деревянные ящики, наполненные азиатскими древностями. Неподалеку стоял Роджер, проверявший опись.
«Что он делает? – удивилась Прюденс, увидев антикварную вазу, лежащую прямо на ковре. – Ведь это мой проект. И инвентаризацией должна заниматься я. Роджеру об этом прекрасно известно».
– Что тут творится? – спросила она.
Роджер кивнул и указал в ее сторону своим «Монбланом».
– Планы относительно коллекции Беалов сильно изменились.
«Если он еще раз укажет на меня ручкой...» – подумала Прюденс, распаляясь.
– Крупные частные благотворители имеют право вносить коррективы в нашу работу, – продолжал начальник. – И отныне коллекция Беалов станет частью нашей постоянной экспозиции.
– Чудесно! – испустила Прюденс вздох облегчения. А она-то уж решила, что с проектом что-то не так.
– Но правление хочет... чтобы я оценил всю коллекцию прямо сейчас, – продолжал Роджер, размахивая ручкой.
Что? У Прюденс так и подскочили брови. Она была экспертом по коллекции Беалов. И ухлопала на подготовку этой выставки несколько месяцев.
– Ты выглядишь удивленной, – заметил Роджер.
– Удивленной? – прошипела Прюденс, еле сдерживаясь. – Да я в ярости! Я разыскала эти артефакты, уговорила семью Беалов уступить их нам, выбила деньги для финансирования выставки! И никто не смеет ничего решать без меня!
Роджер уставился в пол и нервно запихнул ручку в карман.
«Так вот почему он не хотел, чтобы я присутствовала на заседании правления! – поняла Прюденс. – Оказывается, он уговорил их перепоручить проект ему. Он украл его у меня!»
– Ты ведь не обладаешь достаточной квалификацией, Роджер, разве не так?! – воскликнула она.
Начальник попытался приосаниться.
– Отказать правлению довольно трудно, неужели неясно? – ответил он. – Ноя знал, что ты порадуешься за меня. В конце концов, что хорошо для меня, хорошо и для тебя.
Пока он говорил, Прюденс глядела на ручку, торчащую из его кармана. Этот предмет символизировал самодовольство, лицемерие и все подлости Роджера. В этот момент она просто возненавидела ручку.
– Так, мисс Холлиуэл? – осведомился Роджер.
– Мисс Холлиуэл? – переспросила Прюденс. – С каких это пор ты называешь меня по фамилии? С тех самых, как ты перехватил мою работу? Или с тех, как я вернула тебе обручальное кольцо, Роджер?
– Да брось ты! – Роджер махнул рукой. – Когда же до тебя дойдет, что твоя квалификация никого не волнует? Ты знаешь, почему президент выслушивает тебя на самом деле?
– Почему?
– Когда ты пришла устраиваться на работу, на тебе была короткая юбчонка, и он решил, что ты настоящая конфетка, – засмеялся Роджер. – И оказался прав!
Прюденс сузила глаза. Злоба так и распирала ее. Слова начальника не укладывались в голове. Она уже давно поняла, что он вовсе не принц из ее мечты, но все же не думала, что он такая скользкая тварь!
Резко развернувшись, Прюденс кинулась в свой кабинет.
– Прю, постой! – крикнул ей вслед Роджер.
– Чего тебе? – обернулась она на пороге.
– Кажется, мне есть что добавить, если только дело не дойдет до суда, – пошутил он.
Но Прю совсем не почувствовала юмора. Она стояла перед своим кабинетом и глядела на начальника со все возрастающей яростью. И тут ее взгляд привлекла клякса, проступившая на кармане его дорогой белой рубашки. Темно-синяя клякса, быстро расползавшаяся по ткани. Чернила! Драгоценная ручка потекла как раз вовремя! Прюденс ухмыльнулась.
Перехватив ее взгляд, Роджер опустил глаза и воскликнул:
– О нет!
Он выхватил ручку из кармана, пытаясь понять, где она течет. Но та переломилась, и чернила брызнули прямо ему в лицо.
Роджер заорал от ужаса, выплевывая чернила. Его лицо, волосы, одежда – все было залито.
Прюденс покатилась со смеху.
Роджер зыркнул на нее и кинулся к своему кабинету.
А Прюденс направилась в свой, с силой захлопнув дверь.
– Вдохни глубоко, – приказала она себе, пытаясь успокоиться и садясь за стол. – Расслабься и подумай.
Она не могла поверить в то, что сделал Роджер. Взять кредит для ее проекта, а саму ее послать подальше! Ведь все, от начала до конца, придумала она одна!
«Если это его обычный стиль работы, неудивительно, что он продвигается по службе так стремительно, – сделала она вывод. – Но я этого так не оставлю. Я буду сражаться за свой проект до конца. И с коллекцией Беалов буду работать только я. Она моя раз и навсегда!»
Прюденс еще несколько минут посидела, готовясь к предстоящей битве. Затем схватила свой бумажник и зашагала по коридору.
Она прошла в начальственный кабинет мимо секретарского стола. К счастью, секретарши не было.
Роджер сидел на рабочем месте, глядя в окно, и разговаривал по телефону. Он уже успел переодеться.
«Конечно, у него в кабинете наверняка полно рубашек и галстуков, – подумала Прюденс. – Это на него похоже – беспокоиться лишь о своей внешности».
Роджер так увлекся разговором, что не заметил вошедшую.
– Итак, это была моя идея, привлечь для нашего финансирования благотворителей,  –говорил Роджер в трубку.
«Должно быть, Роджер разговаривает с кем-то из членов правления, – поняла Прюденс. А ведь идея была моя, а не его!»
– Кроме того, – продолжал Роджер, – с самого начала осуществления проекта мы оба знали, кто на самом деле обеспечивает сохранность всей выставки.
Он повернулся вместе со своим кожаным креслом, оказавшись лицом к столу. И к Прюденс.
Та стояла подбоченившись и сверлила его взглядом. Самодовольное лицо начальника вмиг стало растерянным.
– П-п-прю, – пробормотал он.
«Так, – подумала она. – Я не собираюсь работать с тем, кто третирует меня подобным образом». А вслух произнесла:
– Я ухожу.
– Я перезвоню вам позже, – бросил Роджер в трубку и положил ее на рычаг. – Подумай как следует, Прю.
– Сволочная работа, сволочная зарплата и начальник – сволочь! – выпалила она. – О чем тут думать?
– О завтрашнем дне, – ответил «сволочь». – Поверь мне, если ты уйдешь ни с того ни с сего тебе не дадут рекомендаций...
– Ты меня не запугаешь, Роджер, – ответила Прюденс. Ее губы непримиримо сжались.
Он поднялся, обошел стол, сел на его край и постарался говорить как можно мягче:
– Послушай, Прюденс! Ты вышла из себя, разозлилась. Задета твоя гордость, понимаю. Но все это затмило твой разум. И ты не сознаешь, что я делаю это для твоего же блага.
– Для блага? За дурочку меня держишь? – взвилась она.
– Я должен был отстранить тебя от экспозиции, – возразил Роджер. – Если бы я этого не сделал, то вместо меня правление поручило бы заниматься ею вообще кому-то постороннему. – Он наклонился к собеседнице, добродушно улыбаясь. – Подумай над этим, Прю. Ведь я в этом деле совсем не чужой. Придет время, и ты еще поблагодаришь меня.
«Благодарить его! – мысленно возмутилась Прюденс. – Неужели я собиралась выйти замуж за такого скользкого, лживого эгоиста?»
Роджер вгляделся в ее лицо, и его улыбка постепенно растаяла.
– Не разоряйся. Я тебе не нужна, – произнесла Прюденс. – Уверена, что твой острый, как бритва, ум сможет в два счета разобраться с семьюдесятью пятью дискетами и тысячами страниц исследований, оставшимися в моем кабинете.
«Дай ему понять, что кое-что действительно изменится», – подумала она.
– Ты еще об этом пожалеешь. – Роджер выставил в ее сторону указательный палец.
– Ну, я так не думаю, – возразила Прюденс. – Я считала, что завершение нашего романа было самым мудрым из моих решений. Но, оказывается, это еще не предел.
Лицо Роджера запылало, рот приоткрылся.
– Прощай, Роджер, – произнесла Прюденс с облегчением. Она резко повернулась и с улыбкой вышла из кабинета.
– Надеюсь, ты не сопрешь ничего из музейных экспонатов! – крикнул Роджер вдогонку, не зная, чем бы еще оскорбить ее.
Прюденс остановилась. «Неужели все закончится вот так? – подумала она. – Последнее слово всегда оставалось за Роджером. Я бы с удовольствием свернула ему шею!»
Она обхватила руками воображаемую шею и начала сдавливать ее прямо на ходу.
– Помогите! – донесся из кабинета голос Роджера.
«Это еще что?» – удивилась Прюденс.
– Помогите кто-нибудь! – завопил начальник еще громче.
Прюденс развернулась, вбежала в его кабинет и удивленно вскрикнула.
Роджер лежал на полу у стола, судорожно ловя ртом воздух. Его лицо побагровело, а на шее, словно удавка, затянулся галстук.
– П-п-п-о-о-о, – прохрипел Роджер.
«О Боже! – подумала Прюденс. – У него припадок удушья!»

ГЛАВА 8
– Прю, помоги мне! – наконец смог выдавить Роджер.
Та потрясенно смотрела на то, как он пытался освободиться от галстука. Кусок ткани будто бы душил его – сам собой!
Опустившись рядом, Прюденс попыталась развязать галстук. Но он так впился в шею Роджера, что подцепить его было невозможно.
– Не поддается! – воскликнула она. Чем больше ее пальцы боролись с галстуком, тем туже он затягивался, врезаясь в адамово яблоко.
Роджер совсем задыхался, его глаза закатились.
Прюденс вновь потянула за галстук, но ничего не вышло – он сжимал шею все сильнее.
Что происходит?
И как это могло случиться?
«Он уже не может дышать. Он умирает!» – поняла Прюденс с ужасом.
– Держись, Роджер! – выкрикнула она.
Кинувшись к столу, Прюденс рывком выдвинула ящик и вытащила оттуда ножницы. Подскочила к Роджеру. Его лицо почти почернело.
Она подняла его голову и плечи над полом. Затем с трудом оттянула галстук и разрезала его. Голова Роджера глухо ударилась об пол.
– Ох, Прю, – произнес он свистящим шепотом, пытаясь улыбнуться. – Спасибо.
– Ты жив? – спросила она.
– Да, а ты вернулась. Значит, все еще любишь меня.
Прюденс швырнула ножницы на пол, так что они чуть не попали ему в лицо. «Какой наглец! – думала она возмущенно. – Разыграл такую сцену лишь для того, чтобы я вернулась!»
– Ты идиот, – сказала она вслух и поднялась. – Я тебя совсем не люблю. И с работы я ухожу.

Когда Пайпер стала поливать жареную свинину соусом, белый поварской колпак сполз ей на глаза. Она с досадой поправила его.
Яркий солнечный свет заливал кухню, отделанную нержавеющей сталью. Развешанные по стенам кастрюли и чашки празднично сверкали. Поварской халат Пайпер сиял в солнечных лучах.
Она работала быстро, но внимательно, полностью сосредоточиваясь на каждой детали. Шеф-повар Мур дал ей всего один час на приготовление пробного блюда, и этот час уже истекал.
«Все идет как надо», – думала Пайпер. Она взяла ложечкой немного красного соуса и попробовала его. Он оказался почти готов. Оставалось только добавить портвейн.
Пайпер взяла бутылку, подаренную Джереми, – финальный аккорд в ее рецепте. Открыв ее, она пригубила вино. Замечательное! Оно сделает соус знаменитым!
Пайпер осторожно налила четверть кружки портвейна. Она уже собиралась влить его в соус, когда вошел Шеридан Мур.
– Твое время истекло! – объявил он с французским прононсом и хлопнул в ладоши.
Шеридан Мур был шеф-поваром ресторана «Дрожь». Жилистый, черноволосый, он выглядел слишком молодым для такого важного поста. Пайпер находила его европейские манеры немного грубоватыми, но считала выдающимся специалистом, и ей очень хотелось работать с ним.
– Я готов отведать твое блюдо, – произнес Мур.
«Нет! Еще рано!» – подумала Пайпер, сжимая кружку с портвейном. Она не успела добавить его в соус, а без него вкус будет не тот. Что же теперь делать?
– Шеф Мур, я... – пролепетала Пайпер. – Я... ну...
Он не обратил внимания на ее слова и посмотрел на табличку.
– Давай-ка показывай. Жареная свинина с гарниром из фенхеля и гусиные потроха в винном соусе.
Пайпер хотела незаметно добавить вино в соус, но повар стоял между нею и чашкой с соусом, преграждая путь.
– Шеф Мур, я... – начала Пайпер.
Прежде чем она успела закончить, повар схватил вилку и ткнул ею в блюдо.
– Я должна вам кое-что сказать, – пролепетала Пайпер.
Он подцепил несколько кусочков на вилку и спросил:
– Что это?
– Вин... – начала она.
– Ах вино, – повар кивнул. – Без него соус будет просто подсоленной массой. По рецепту из женского журнала. Бр-р!
– У меня не было времени, чтобы... – снова начала Пайпер.
– А... – Повар только махнул рукой. Другой рукой он обмакнул подцепленный кусочек в соус и поднес вилку ко рту, собираясь попробовать незаконченное кушанье.
Пайпер не знала куда деваться.
– Но... но...
«Нельзя допустить, чтобы он попробовал, пронеслось у нее в голове. – Из-за такого соуса мне ни в жизнь не дадут работы».
– Нет! Постойте! – закричала она, маша руками. – Не ешьте! Стойте! Стойте!
Шеф-повар замер, словно статуя, с вилкой у рта.
– Простите меня, пожалуйста, – сказала Пайпер. – Мне нужно всего две секунды.
Она умоляюще поглядела на повара, стоявшего, по-прежнему держа вилку на весу.
«Мне не говорили, что он обладает чувством юмора», – подумала Пайпер, нервно хохотнув.
– Шеф Мур! – позвала она и потрогала его за плечо. Он даже не шелохнулся. Что же происходит? Пайпер помахала руками перед его лицом.
– Шеф Мур!
Он не отвечал. И даже не моргал.
– Эй! – Пайпер снова помахала рукой.
– Э-эй! – прокричала она громче.
Ее взгляд случайно упал на плиту. В кастрюле с кипящей водой застыл огромный пузырь.
– Что происходит? – пробормотала Пайпер, ее сердце бешено колотилось в груди. Она посмотрела на часы, висевшие на стене. И поняла, что секундная стрелка больше не движется. Приложила ухо к холодильнику и не услышала привычного гудения. «Все кругом замерло, – подумала Пайпер. – Все, кроме меня!»
Она в ужасе уставилась на неподвижного шеф-повара. «Неужели это сделала я? – спросила себя Пайпер. – Получается, Фиби права? Я... я действительно ведьма?»

0

3

ГЛАВА 9
– Я... я остановила время, – пробормотала Пайпер. – То есть, наверное, я.
Она во все глаза глядела на застывшего повара, который так и не попробовал ее стряпню.
Действуя почти на автопилоте, Пайпер подхватила посудину и плеснула туда портвейна. Быстро смешала его с соусом и брызнула несколько капель на вилку шеф-повара.
Тот неожиданно моргнул и отправил вилку в рот.
«Ух ты! – пронеслось в голове у Пайпер. Глазам своим не верю!» Бросив взгляд на плиту, она заметила, что вода снова кипит. Часы тикают, а холодильник гудит. Все снова пришло в норму.
Пайпер посмотрела на повара.
– C'est magnifique! – объявил он, проглотив кусочек. – Это великолепно! – и пожал Пайпер руку. – Добро пожаловать на работу! Ну, что скажешь? Можешь начать прямо сегодня?
Пайпер просияла. У нее все-таки получилось!
– Конечно, – ответила она. – Обязательно сегодня.
– Прекрасно. Тогда приходи к пяти. – Шеф-повар подцепил на вилку еще кусочек и, жуя, вышел из кухни.
Пайпер медленно стянула с головы колпак. Руки у нее дрожали.
Она, конечно, радовалась тому, что ее приняли, но происшедшее не давало ей покоя.
Неужели она действительно остановила время? И как же это у нее получилось?
«Фиби должна что-нибудь об этом знать, подумала Пайпер. – Нужно ей позвонить прямо сейчас!»

Фиби собиралась выйти из дома, когда неожиданно зазвонил телефон. Она посмотрела на него слегка изумленно.
«Пусть поговорят с автоответчиком, решила девушка. – У меня и других забот хватает».
Она сбежала с крыльца и вывела из гаража свой велосипед. Ей не терпелось добраться до соседнего района Хэйт Эшбери, в котором находился книжный магазинчик, специализировавшийся на магии и оккультизме.
Из головы не шел призрак Мелинды Уоррен. «Злые колдуны охотятся за вашей силой, – твердила она. – Колдуны придут за вами...»
Но больше Мелинда ничего не сообщила. Не сказала даже, как бороться с колдунами. «Как же я узнаю хоть одного из них? – ломала голову Фиби. – Неужели придется ждать, пока кто-нибудь всадит в меня нож?»
Она ехала по холмистой части города, следя за солнечными бликами. Наконец остановилась у дверей какого-то магазина, называвшегося «Чародейство».
«Здесь продают или оккультные штучки, или дамское белье», – подумала она. Однако тяжелые бархатные занавески говорили о том, что заведение скорее связано с магией.
Фиби пристегнула велосипед цепью к ограждению и вошла в магазин.
Как только она оказалась в помещении, в нос ударил запах пачули. Напротив входа висела неоновая вывеска, сообщавшая, что в соседней комнате гадают по картам таро. Молодая женщина, одетая в черное, стояла за прилавком и касалась черным лакированным ногтем небольших золотистых чаш. За ее спиной на полках, протянувшихся вдоль стены, стояли банки с травами.
Хозяйка всего этого улыбнулась и произнесла:
– Будь благословенна.
– А? – удивилась Фиби.
– Я желаю тебе добра, – объяснила женщина, оглядев девушку с ног до головы. – Магия для тебя в новинку, так? Не стесняйся – спрашивай, что хочешь.
– Да, спасибо. – Фиби поняла, что пришла по адресу. Затем она увидела бородатого мужчину в грязной тенниске, которая была мала ему на три размера. Он разглядывал разложенные на витрине ножи.
«Интересно – подумала Фиби, – как же мне не привлечь к себе особого внимания в таком месте? Сказать: простите, пожалуйста, я хочу узнать, где скрывается колдун и как мне его убить? Вряд ли нужно начинать с таких вопросов – лучше попытаться разузнать все самой».
Фиби оглядела ассортимент магазина. Приворотное зелье, средства для плодовитости, китайские колокольчики, открытки с надписью «Все друзья называют меня ведьмой».
– Будь благословенна, – пробормотала Фиби и взяла в руки книгу «Колдовство при помощи кукол».
В ней не оказалось ничего интересного, и Фиби уже почти лишилась надежды найти что-нибудь подходящее, когда добралась до секции, находившейся в самом углу. Здесь, в глубине магазина был небольшой шкафчик с книгами по колдовству и магии.
Пробежав глазами корешки, Фиби выбрала самый объемистый том, озаглавленный «Ведьмы и колдуны: вечная битва». Она принялась листать книгу, пока не наткнулась на то, что ее заинтересовало.
«С незапамятных времен продолжается вражда между двумя сообществами – колдунами и ведьмами. Они появились на заре человечества и передают свое искусство по наследству.
Колдуны имеют то же происхождение, что и ведьмы, но они пошли на поводу у сатанинских наклонностей. Они – наихудшие семена волшебного мира.
Служа силам зла, колдуны подвергают истязаниям невинных. Кроме того, они убивают ведьм, дабы завладеть их силой. Известно также, что колдуны для достижения своих целей заключают сделки с демонами.
Все это совершается для того, чтобы приумножить собственную силу, позволяющую творить злые дела».
Сердце Фиби подпрыгнуло, и она оторвалась от книги. После вчерашней ночи она сразу же поверила в прочитанное. Ей стало ясно, что все описанное здесь происходило на протяжении веков, а люди даже не подозревают об этом!
Она принялась читать дальше:
.«С каждым новым поколением могущество колдунов все возрастает и возрастает».
«Ладно, – подумала Фиби. – Но как же я узнаю врага при встрече?» И она вновь углубилась в книгу:
«Обычно колдуны принимают человеческое обличье. Однако они с легкостью могут обращаться в чудовищ. К сожалению, очень трудно распознать колдуна до тех пор, пока он не воспользуется своей злой силой».
«Вот это удача! – подумала Фиби и, захлопнув том, направилась к кассе. – Еще вчера я ни за что бы в это не поверила. А теперь нужно относиться ко всем незнакомцам настороженно. Наверное, даже к друзьям», – сообразила она и ужаснулась – каждый может оказаться колдуном! Каждый...
Она уставилась в спину мужчины, стоявшего перед ней и державшего коробку свечей.
«Исходя из того, что я узнала, и он может оказаться колдуном. Или, к примеру, вот этот». Фиби перевела взгляд на подростка, который в это мгновение высунулся из соседней комнаты.
«Или он», – подумала она о высоком красивом мужчине с квадратной челюстью, входящем в магазин. И неожиданно вздрогнула, узнав его.
«Это же Энди Трюдо! Прежний приятель Прю!»
Она со всех ног кинулась прочь от кассы и запихнула книгу обратно на полку. Нырнула за бархатную портьеру и подождала, пока Энди пройдет мимо.
«Что ему здесь понадобилось? Уж не полицейский ли он?»
Ей совсем не хотелось, чтобы Энди ее заметил и тем более заговорил с ней. Конечно, она не нарушила закон, придя сюда, но ведь он начнет задавать ненужные вопросы...
Да и вообще – сколько она натерпелась из-за сестричкиных дружков!
Энди направился прямо к книжным полкам. Фиби перешла к соседней секции и скользнула за витрину с ритуальными ножами.
Но поздно. Энди заметил ее и улыбнулся:
– Ты ведь Фиби Холлиуэл? – спросил Энди, подходя к девушке. – Просто невероятно, что ты мне попалась.
Фиби вымученно улыбнулась и заставила себя приветливо ответить:
– Энди, как давно мы не виделись!
– Да, давненько. А как ты здесь очутилась? Вот не думал, что ты интересуешься магией.
Фиби старалась не смотреть ему в глаза.
– Я-то? Нет, магией не интересуюсь. Просто подумала, что смогу найти здесь книгу по астрологии. Знаешь, иногда интересно посмотреть гороскопы... Ну а ты как? Что тебе здесь понадобилось?
– Я здесь по делу, – ответил Энди. – Расследую серию убийств.
– Убийств? Разве в этом магазине кого-то убили? – спросила Фиби, изображая наивность.
Энди посмотрел ей в глаза так пристально, что ей стало слегка не по себе.
– Нет, не здесь. – ответил он. – Но убили шестерых ведьм. Может, ты слышала об этом?
Фиби поежилась от его взгляда.
– Да, я видела сюжет в теленовостях.
Он по-прежнему, не мигая, смотрел ей в глаза. Она всерьез занервничала. «Неужели он думает, что я тоже ведьма?»
– Да ладно, Фиби. Скажи честно, что ты на самом деле здесь делаешь? – сказал Энди настойчиво. – Ты совсем не умеешь врать.
– Я же сказала, что я...
– Нет, – отрезал он. – Скажи мне правду. Ты ведь не занимаешься колдовством?
Фиби внимательно посмотрела на Энди, но решила хранить молчание. Особенно после того, что вычитала сегодня. А что, если он колдун? Вдруг он убьет ее сразу же, как только узнает, что она ведьма?
– Не забывай, – продолжал Энди, сверля ее глазами, – в наши дни небезопасно быть ведьмой.
Чтобы унять дрожь, Фиби закусила нижнюю гyбy. Энди никак не мог знать о ее способностях, это было просто невозможно! Она  снова отвела глаза, но его взгляд по-прежнему обжигал.
– Просто я прогуливалась тут неподалеку, – сказала Фиби как можно беззаботнее. – От скуки, чтобы убить время...
Энди кивнул, но было видно, что не поверил. Но все-таки он переключил внимание на находившуюся неподалеку витрину. Там, на подстилке из красного бархата лежали два ряда ритуальных ножей.
Энди взял в руки золотой нож с украшенной камнями ручкой, стал разглядывать его.
– Это он, – произнес детектив тихо, переведя взгляд на Фиби.
– О чем... о чем ты говоришь? – спросила та. И, посмотрев на нож, вскрикнула. Именно о таком ноже предупреждала Мелинда. Перед глазами встала призрачная картина, которую показывала древняя ведьма сегодня ночью на чердаке. Точно таким же ножом колдун убил остальных ведьм. И им же попытается прикончить всех троих сестер, если только отыщет их!
– Видишь ли, – стал объяснять Энди, – серийный убийца пользуется обоюдоострым ножом вроде этого.
Лезвие сверкнуло на свету. Фиби снова вздрогнула. Но не от того, что Энди сжимал нож. Просто говорил он как-то странно. Медленно и монотонно, словно пребывая в трансе.
– Убийца охотился за своими жертвами много недель, – продолжал бормотать детектив. – Он ждал удобного момента, когда они чувствовали себя в безопасности или когда исполняли магический ритуал. Улучив момент, подкрадывался к ним сзади...
Фиби смотрела на Энди, а тот не сводил глаз с ножа. «Он будто бы забыл, что разговаривает со мной, – поняла она. – Словно находится в другом мире».
– Убийца заносил нож над жертвами, вот так... – Инспектор стал медленно поднимать нож, сжимая инкрустированную ручку обеими руками.
– Энди, что ты делаешь? – спросила Фиби с тревогой.
Он не отвечал. Его глаза странно блестели.
Девушка окинула взглядом магазин. Он совсем опустел. Даже женщина в черном ушла из-за прилавка. «Куда же все подевались?» – удивилась Фиби и перевела взгляд на инспектора. Его руки так крепко сжимали нож, что костяшки пальцев аж побелели.
– Энди, – окликнула Фиби. Но тот не слышал ее – он все выше поднимал нож над головой.
«О Боже! Он собирается меня убить, – поняла Фиби. – Он собирается убить меня прямо в магазине!»

ГЛАВА 10
– Нет, Энди, пожалуйста! – завопила Фиби. – Пожалуйста, не убивай меня!
Неожиданно звякнул колокольчик, висевший над дверью. В помещение вошла женщина в длинном черном платье.
Энди вздрогнул и выронил нож. Тот с глухим стуком упал на пол.
Фиби облегченно выдохнула. Она так перетрусила, что даже не заметила, когда задержала дыхание.
– Что тут творится? – крикнула женщина в черном. – Что случилось? Кто кричал?
Энди поглядел на Фиби, приоткрыв рот от удивления, потом поспешно ответил:
– Все нормально! У моей подружки случился легкий припадок, вот и все.
– А, понятно. – Женщина посмотрела на часы. – Кажется, мой перерыв уже закончился, – произнесла она, занимая место за длинной стеклянной витриной.
– Ты цела? – Энди обернулся к Фиби.
Та не отрывала взгляда от ножа, который теперь стал совершенно безопасным. Девушку трясло, будто в лихорадке, она не могла вымолвить ни слова. А в голове вертелся лишь один вопрос: «Что же произошло?»
– Извини, Фиби, – произнес детектив, бережно взяв ее за плечо. – Я не хотел тебя напугать. Все из–за этого дела об убийствах... Иногда меня слегка заносит.
«Слегка? – Фиби поймала себя на том, что снова задержала дыхание. – Теперь уж точно нельзя никому верить».
– До чего же жуткое это расследование, продолжал инспектор. – И таинственное. Я просто пытался представить себя на месте убийцы, чтобы понять, где и когда он нанесет следующий удар. Да уж, силен молодец...
Фиби кивнула, все еще содрогаясь. Ну конечно – он всего лишь хотел понять, как все произошло. Просто пытался представить действия убийцы.
«А все же как странно, – подумала она, что я столкнулась с ним именно теперь, после перерыва в несколько лет. Неужели это связано с заклинанием из «Книги Теней»? На следующий же день после того, как Мелинда Уоррен предупредила меня, что нас с сестрами попытаются убить обоюдоострым ножом с инкрустированной рукоятью?»
Фиби нервно отскочила от Энди в то время, как он наклонился, поднял нож и положил его обратно на бархатную подстилку.
– Поосторожнее с ними! – предупредила женщина за прилавком. – Эти ножи очень дорогие.
– Простите, – извинился он. – Я только хотел посмотреть.
Фиби изо всех сил старалась успокоиться. «Ведь Энди сыщик, – уговаривала она себя. Конечно, ему необходимо знать, какое оружие использовал преступник. Если жертвами стали ведьмы, конечно, он обязан был заглянуть в магазинчик вроде этого».
– Ну разве это не забавно? – спросил Энди теперь уже обычным голосом.
– Что забавно? – не поняла Фиби.
– А разве Прю тебе не говорила? – ответил он вопросом на вопрос.
– Что говорила?– еще больше удивилась Фиби.
Инспектор хлопнул себя ладонью по лбу:
– Ну конечно же не говорила! Просто не успела. Мы с ней столкнулись сегодня утром неподалеку от музея, – объяснил он. – А теперь я повстречал тебя. Жуть какая-то!
У Фиби дыхание сперло.
– Вот именно жуть, – произнесла она без тени улыбки.
– Ага, – ответил Энди. – Как же здорово было снова увидеться с ней! – Он улыбнулся собеседнице, надеясь, что у той потеплеет на душе. Но у нее, напротив, кровь застыла в жилах.
– У меня такое ощущение, что вы еще не раз увидите меня в своем доме, – добавил Энди.

– Избранные? Зачарованные? – говорила Прюденс, сидевшая напротив Фиби в ресторане «Дрожь» вечером того же дня. Старшая глядела на младшую с недоверием. – Я же говорила тебе сегодня утром: все эти колдовские штучки – чушь собачья!
Она улыбнулась официанту, который принес прозрачный кофейник. Он опустил его на стол, поставил перед Фиби стакан с текилой и удалился.
Девушки явились сюда, чтобы моральню поддержать Пайпер в первый рабочий вечер. Но в зале было так людно, что ей приходилось все время торчать на кухне. Новенькую так загрузили, что сестрам даже некогда было пожелать ей удачи.
– Разве не ты рассказала мне о сегодняшнем неприятном происшествии? – напомнила Фиби.
– Роджер отнял у меня проект, верно, – подтвердила Прюденс. – Это и было самым странным. Но нельзя придавать происшедшему такое значение, какое придаешь ты.
– Ты не останавливала время и не двигала предметы? – напирала Фиби. – И не предвидела будущее?
Прюденс отхлебнула кофе. Она слишком устала и была расстроена, чтобы продолжать этот дурацкий разговор. Ну почему она должна выслушивать весь этот бред о колдовских силах?
– Фиби, все это чепуха. Мы не ведьмы, понятно? И больше я не желаю об этом разговаривать. – Прюденс была непреклонна.
– Прю, ты должна меня выслушать, – не отступала Фиби. – Нам угрожает страшная опасность! Разве ты не слышала про убийцу, который охотится за ведьмами?
– Конечно слышала. Но, поскольку я не ведьма, меня это не колышет. Мне ли самой не знать, ведьма я или нет?
– Теперь ты ведьма, – возразила Фиби. Просто не хочешь себе в этом признаться. Мы – Зачарованные. Ты, я и Пайпер. Мы рождены, чтобы сражаться со злом. И нам необходимо разобраться со своими возможностями, прежде чем колдун нас настигнет.
– Колдун? Угомонись, сестричка! Видать, ты слишком насмотрелась ужастиков. Кроме того, если я обладаю магической силой, почему моя жизнь провалилась в унитаз? Что же я не использую свое могущество, чтобы исправить ее?
– Но ты уже использовала его, – возразила Фиби. – Я уверена. Мы все это сделали.
– Ладно, Фиби, – ответила Прю. – Если сила есть у всех нас, тогда продемонстрируй мне свою.
– Но... я не могу прямо сейчас, – сникла Фиби. – Я ее еще не получила.
Прюденс разочарованно покачала головой.
– Я смотрю, в Нью-Йорке ты еще больше поглупела. И что это на тебя накатило?
Фиби схватила ее за запястье.
– Послушай меня, – произнесла она. Я знаю, что скоро мы обретем свои силы. Я это точно знаю!
– Откуда же ты узнала?
Фиби тяжело вздохнула. Потом огляделась, проверяя, не подслушивают ли их, и наклонилась к Прюденс: – Ты помнишь бабушкины рассказы о Мелинде Уоррен?
Прю подтвердила:
– Она была первой из нашего рода, переселившейся в Америку. И что с того?
– Я ее видела, – ответила Фиби тихо. – На чердаке. Когда стала читать «Книгу Теней». Понимаю, что в это трудно поверить, но она просто... появилась передо мной.
– Привидение? – спросила Прюденс недоверчиво. Это было слишком даже для Фиби.
Та кивнула.
– Сперва я перетрусила. Она выглядела ужасно – вся обгоревшая. Потом она сказала мне, что мы происходим от старинного рода ведьм и что я должна пробудить наши силы. Мама и бабушка тоже были ведьмами, но обычными. А мы – Зачарованные. Самые могучие ведьмы всех времен!
Прю вскочила и отпихнула стул, не в силах больше слушать этот бред.
– Знаешь, Фиби, я действительно хотела провести этот вечер поближе к Пайпер, чтобы поддержать ее, – прошипела она. – Но с тобой я не останусь больше ни минуты! Довольно! Я знаю, что ты сочинила этот бред, чтобы манипулировать мной. Но не на ту напала!
– Прю, постой, – прошептала Фиби. Я ничего не придумала. Если бы все это могло быть выдумкой! Пожалуйста, сядь на место.
Что-то в голосе сестры напугало Прюденс в нем слышались нотки отчаяния.
«Она говорит искренне, – поняла Прюденс. – Совсем выбита из колеи. Пожалуй, я должна остаться с ней. Это все, что я могу для нее сделать».
– Если ты не можешь поверить мне на слово, – попросила Фиби, – ты могла бы просто положиться на меня? Хоть раз в жизни.
Прю хлебнула кофе, стараясь успокоиться. Напиток немного горчил. Она решила добавить сливок, заметив маленький серебряный молочник, стоявший на дальнем конце стойки.
– Ладно, сестричка, – произнесла Прюденс. – Я останусь с тобой. Но давай договоримся – пока у меня нет никаких волшебных возможностей. Если появятся, ты первой об этом узнаешь, ладно? А сейчас передай мне сливки.
Прю указала на молочник, и тут у нее отвисла челюсть. Серебряный сосуд медленно двигался к ней – сам собой. И остановился рядом с ее чашкой.
Прю глядела на него в остолбенении.
«Неужели это действительно произошло? изумилась она. – Или мне почудилось?»
Прюденс поглядела на младшую сестру, которая тоже не отрывала глаз от молочника. «Выходит, она тоже это видела, – поняла старшая. – Мне не почудилось».
Она смотрела на молочник все пристальней и заметила, что уровень жидкости в нем постепенно уменьшается, будто кто-то тянет сливки через невидимую соломинку. И в то же время кофе в ее чашке стал светлеть. Сливки перемещались из молочника в чашку будто бы сами собой. Вскоре они достигли краев.
«Должно быть, это какой-то фокус, – подумала Прюденс.– Тщательно отработанный фокус». От волнения у нее свело живот.
Фиби вскинула брови от изумления и проговорила:
– Значит, у тебя нет никаких удивительных способностей? А по-моему, это очень даже необычно.

ГЛАВА 11
Потрясенная Прюденс глядела в кофейную чашку. «Выходит, Фиби все это время говорила правду, – думала она. – Возможно, что мы действительно обладаем какими-то особыми силами. Нет, это все-таки фокус. Иначе и быть не может!»
– Как ты это сделала, Фиби? – спросила Прю.
– Клянусь, ты сделала это сама, – ответила та.
– Но как? – не поверила она. – Как я могла это сделать? Я даже ничего не почувствовала. И ничего не собиралась делать.
Фиби пожала плечами:
– Почем мне знать, как это выходит? Просто получается, и все.
В голове Прюденс проносились события этого дня. Сперва, когда она хотела досадить Роджеру, у того растеклась авторучка. Затем какая-то странная сила стала душить его галстуком... «Неужели это сделала я?» – подумала Прюденс с ужасом. Ее руки начали дрожать.
– Я просто... Я просто... – с перепугу она схватила Фиби за плечо. – Ты думаешь, я обладаю способностью двигать предметы силой мысли? Это телекинез?
Та кивнула.
– В это так трудно поверить, – вздохнула Прюденс и шепотом добавила: – Значит, мы ведьмы?..
– Я знаю. Это жутко. – Фиби глядела в пространство. – Интересно, а какой силой обладаю я? Хорошо бы уметь останавливать время. Представляешь, как круто?
А старшая сестра думала о том, как было бы замечательно, если бы младшая никогда не поднималась на чердак и никогда не читала заклинаний. И вздрогнула, вспомнив о том, что сама нашла спиритическую доску, указавшую путь к волшебной книге.
Она схватила сестричкин стакан с текилой и одним глотком осушила его.
– Тебе плохо? – спросила Фиби.
– Ты думаешь, хорошо?! – взвилась Прю. – Ты превратила меня в ведьму, а еще спрашиваешь?!
– Это должно было случиться рано или поздно, – возразила Фиби. – Ты родилась ведьмой. Как и все мы. И я думаю, что нужно освоиться с нашими способностями побыстрее.
Прю чувствовала, что вот-вот взорвется. Происходящее казалось нереальным, и она не знала, как к этому относиться. Она бросила взгляд на выход из ресторана. Ей захотелось удрать отсюда – подальше от Фиби, от собственной колдовской силы, от статуса ведьмы.
Но едва она поднялась со стула, как заметила входящего в зал Энди. Она удивилась и обрадовалась одновременно.
– Эй, Энди! – Прю помахала ему рукой. – Как ты разнюхал, что я приду сюда? – спросила она игриво.
Тот таинственно улыбнулся:
– Знаешь, это связано с работой. С тем, кого я разыскиваю.
«Пока тебе удалось разыскать лишь меня», – подумала Прю. Эта мысль ее слегка позабавила.
– Правда, – добавил Энди. – Мне нужно здесь кое-что выяснить.
Фиби откашлялась, поднялась на ноги и нервно поправила одежду.
«Что это на нее нашло?» – удивилась Прюденс.
Сестра схватила ее за руку и потянула прочь из ресторана.
– Рада была снова встретить тебя, Энди, – произнесла она, продолжая тянуть Прю за руку. – Но нам, кажется, пора.
– Постой-ка, Фиби, – не поддалась Прюденс. – Ты снова начинаешь? Что все это означает?
– Мы сегодня с ним уже встречались, объяснила сестра. – Забыла тебе сказать.
«Она забыла мне сказать? – удивилась Прю. Фиби встретила моего первого парня и просто-напросто забыла мне об этом сказать? Вряд ли. За этим что-то кроется».
– Не уходите, – попросил Энди. – я так рад увидеть двух моих любимых сестер Холлиуэл. Давайте-ка я угощу вас выпивкой. Что скажете?
Фиби отрицательно покачала головой. Вытащив несколько монет из кармана, бросила их на стойку.
– Извини, Энди, мы и так уже опаздываем.
Потом повернулась к сестре и прошептала ей на ухо:
– Я скажу тебе кое-что важное. На улице.
Прюденс почувствовала, что ее сердце готово выскочить через горло. Она посмотрела на Фиби с подозрением. Точно так же начался их разговор о подлом поступке Роджера. Фиби позвала ее поговорить наедине. Затем сказала, что Роджер обманом заманил ее в свою квартиру и пытался соблазнить.
«Только не это, – пронеслось в голове у Прюденс. Поглядев на своего старого приятеля, она ужаснулась: – Неужели все снова-здорово?»
– Ну же, Прю! – Фиби буквально силой оттащила ее от Энди. – Идем!
Старшая сестра посмотрела на детектива извиняющимся взглядом и помахала рукой на прощание.
– Ничего-ничего, – заверил Энди. – На этот раз я вас отпускаю. Может быть, следующий раз будет удачнее.
Он засмеялся.
Прю не глядя шагала за сестрой через зал. «Сколько же раз она будет творить со мной такое?» – подумала она.
«Наконец-то мы от него отделались», – обрадовалась Фиби, выходя из ресторана на тротуар.
– Ты так испугалась, встретив Энди, – начала Прюденс. – Ты собираешься сказать, что между вами что-то произошло?
«О Боже! – сообразила Фиби, заметив злобный взгляд сестры. – Так вот что у нее на уме!»
– Послушай, – произнесла она, направляясь к машине. – Это совсем не то, о чем ты подумала. Между мной и Энди не было ничего такого. Просто мне показалось странным, что он появился сразу же после того, как ты открыла в себе силу.
– Что ты несешь? Какое отношение имеет Энди к моей силе и вообще к ведьмам?
– Я видела в «Книге Теней» гравюры. Они напоминают работы Босха конца пятнадцатого века, – стала объяснять Фиби. – Эти страшные рисунки изображают трех женщин, борющихся со злом.
– Зло сражается со злом, – недоверчиво засмеялась Прюденс. – Какой поворот!
– Не зло сражается со злом, – возразила Фиби. – Это добро сражается со злом. Ты же знаешь, что среди ведьм встречается много добрых.
Прюденс сложила руки на груди:
– Какое облегчение. Но как это связано с Энди?
– Сейчас объясню. – Они зашли за угол, направляясь к небольшой стоянке. – Ты должна кое-что узнать. Служители магии бывают добрыми или злыми. Добрые ведьмы следуют магическому изречению: «Делай то, что должна, если людям не будет вреда». – Она вычитала это в книге и теперь произнесла нараспев. – Ну, а приверженцы зла, или колдуны, имеют две цели: убивать добрых ведьм и забирать их силу.
– Хорошо, но какое отношение это имеет к нам? – спросила Прю, когда они подошли к ее красной спортивной машине.
– На первой гравюре женщины были погружены в сон, но на следующей они сражались с каким-то колдуном.
– Так что же?
– Мелинда Уоррен сказала мне, что, как только пробудится наша сила, колдуны станут за нами охотиться. У них есть что-то вроде радара. Пока мы не ведали о своих силах, нам ничто не угрожало. До сегодняшнего дня. Теперь колдуны станут искать нас. И их не отличишь от обычных людей. Они могут появиться в любом месте и в любое время.
– Но как же это связано с Энди? – спросила Прюденс, теряя терпение. – Постой-ка... Уж не хочешь ли ты сказать, что он колдун? Это же полный бред! Мы знаем его большую часть жизни!
– Однако это возможно, – возразила Фиби. Не забывай – только вчера нам стало известно, что мы ведомы, и он тут же снова возник на нашем горизонте. Кроме того, когда я встретила его днем, он вел себя слишком странно.
– А где ты его встретила? – спросила Прюденс.
– В магазине магических принадлежностей, что в Хэйте. Он сказал, что расследует убийство трех ведьм. – Фиби придвинулась к сестре вплотную и понизила голос: – Потом он взял в руки этот ритуальный нож и будто бы впал в транс. Я так струхнула! Думала, он прямо там собирается меня убить!
Прю отошла от машины.
– Но ведь он не причинил тебе вреда, правда?
– Не причинил, – согласилась Фиби. – Потому что не успел – его спугнули.
– Слушай, я уверена, что нож имеет какое-то отношение к следствию, – объяснила Прю.
«Если б она только видела, – подумала Фиби. – Жаль, что ее там не было. Тогда бы заметила, как странно вел себя Энди».
– И не кажется ли тебе странным, – продолжала она вслух, – что мы обе встретили его в один день? И именно в этот? После того как я узнала о нашей силе?
Прюденс пожала плечами. Кажется, ее тоже слегка проняло.
– Но... – начала она, – но, когда мы с ним утром пили кофе, он был таким милым. Мы славно провели время. Какой же из него колдун?
– Постой-ка, – произнесла Фиби. – Ты встретила его сегодня утром. Я встретила его после полудня. А сейчас... – Она замолчала, испугавшись собственных мыслей. – А сейчас он явился в ресторан, где работает Пайпер!
– Но, Фиби, – возразила Прюденс. – Ведь Пайпер получила эту работу лишь сегодня. Откуда же ему знать...
«Ясно откуда», – подумала Фиби, а вслух сказала:
– Сестричка осталась в ресторане, можно сказать, наедине с ним. Я уверена: ей угрожает опасность! Мы должны вернуться в «Дрожь».

ГЛАВА 12
Прю поспешила вслед за сестрой к ресторану. «Как может Энди быть колдуном? – размышляла она. – Мы с ним встречались так долго, и я обязательно что-нибудь заметила бы. Фиби наверняка ошибается. Должно быть какое-нибудь логичное объяснение».
– Мы не можем ворваться туда из-за одних подозрений, – сделала она вывод.
– Ладно, – согласилась Фиби. – Давай зайдем сзади, через кухню. Может быть, увидим Пайпер.
– Фиби, я уверена, что она цела и невредима, – возразила Прюденс, еле поспевая за сестрой.
–Ш-ш-ш! – оборвала ее та. – Нужно в этом удостовериться. Если все нормально, мы тут же уйдем.
Они прильнули к кухонному окну. Пайпер, одетая в поварской халат и колпак, стояла у разделочного стола, разговаривая с каким-то мужчиной. Это был Энди!
– Он здесь! – прошептала Фиби. – Разговаривает с ней!
– Без тебя вижу! – ответила Прюденс с бьющимся сердцем.
Она изо всех сил всматривалась в полумрак помещения. Лица Энди не было видно, но Пайпер улыбалась и кивала. Другие повара нарезали овощи, готовили соусы.
«Она не кажется напуганной», – успокоилась Прю. А ее младшая сестра всегда все преувеличивает.
– Я уверена, что всему этому есть простое объяснение, Фиби, – произнесла вслух Прюденс. – Может быть, Энди приходит сюда постоянно. Может быть, он ужинал здесь и до того, как Пайпер приняли на работу. Он выматывается у себя в полиции, поэтому бывает страшно голоден. Ну, остановился поговорить с Пайпер. Это вовсе не значит, что он колдун.
– Но как он оказался на кухне? – возразила Фиби. – Посетители обычно сюда не входят.
– Почем мне знать? – У старшей сестры разламывалась голова. – Может, Пайпер увидела его в зале и позвала сюда? Да мало ли как?
Она снова поглядела в окно. Энди вышел через двери кухни с сумкой, полной продуктов.
– Видишь? – прошептала Прюденс. – Пайпер жива и здорова.
– Кажется, ты права, – согласилась Фиби.
– Пойдем, что ли? – спросила Прюденс. Нужно по дороге заехать в аптеку. Из-за твоих колдовских штучек у меня дико трещит голова.
Они молча направились к машине. «Энди никакой не колдун, – убеждала себя Прю. Может, Фиби и не ошиблась насчет нашей силы, но ошиблась в остальном. Она вообще слишком часто ошибается».
Сестры сели в машину и направились к аптеке. С каждой минутой боль в голове у Прюденс усиливалась. «Итак, я ведьма, – подумала она, все еще сомневаясь. – 3амечателыю! Больше я об этом думать не хочу. Мое единственное желание – чтобы голова не болела».
Войдя в аптеку, она принялась разглядывать полки в поисках аспирина, а Фиби топталась рядом. «Должно быть, аспирин в другой секции», – подумала старшая сестра, не находя нужного лекарства.
– Может быть, Энди всегда знал, что мы ведьмы, – прошептала Фиби. – Только хотел дождаться, пока мы наберем силы, но еще не научимся ими пользоваться.
«3аткнулась бы ты», – подумала Прюденс, закипая.
– Говорю же тебе – Энди не колдун, – прошептала она. – Он не может им быть.
– А я говорю, что колдуном может оказаться каждый мужчина или ребенок. Бывают и женщины-колдуньи, – возразила Фиби. – Так что нужно опасаться всех. Даже Энди.
Прю остановилась и пристально поглядела на сестру.
– Ты, видимо, хочешь, чтобы моя голова совсем лопнула. Мне нужно найти аспирин.
– Знаешь, от головной боли хорошо помогает отвар из трав, – заметила Фиби.
– Вряд ли он подействует сейчас. – Прю подошла к следующей полке, но, обнаружив лишь шампуни и лак для волос, гневно воскликнула: – Здесь аптека или парфюмерная лавка?
– Извините, где тут у вас аспирин? – обратилась она к кассиру.
Кассир-подросток пробурчал, не отрывая глаз от книжки:
– Он в секции три.
Прю направилась туда. Фиби неотступно следовала за ней.
«Да где же этот чертов аспирин?» – думала старшая сестра, разглядывая бесконечные ряды лекарств.
– Знаешь, я совсем не боюсь нашей силы, – заметила Фиби. – Ведь каждый получает что-нибудь в наследство, правда?
– Да. Деньги, антиквариат или крупную собственность, – ответила Прюденс. – Вот что получают нормальные люди.
– Но зачем нам быть нормальными, если можно стать особенными? – настаивала Фиби.
– А я хочу быть нормальной! Хочу нормально жить! – Голова болела все сильнее, казалось, вся кровь приливает к мозгу. Прю направилась к секции три. Фиби не отставала, говоря:
– Случившегося уже не исправишь. Мы не властны над судьбой. И у нас нет времени на бесплодные раздумья. Нам угрожает опасность. Нужно срочно научиться управлять своими силами!
– Ты видишь где-нибудь аспирин? – взвилась Прюденс. Как же ей хотелось, чтобы сестра замолчала! Ее уже достали все эти разговоры о ведьмах и колдунах!
Фиби посмотрела на прилавок и воскликнула:
– Я вижу нужный отвар!
– Послушай! – Прю со злостью обернулась к сестре. – Я убедилась, что я ведьма. И что мои сестры тоже ведьмы. Мы обладаем силой, способной противостоять всем проявлениям зла. А зло охотится за нами. Все это я уже слышала. Но это знание не излечит меня от головной боли!
– А почему бы тебе не воспользоваться своей силой? – Фиби говорила как о чем-то само собой разумеющемся. – Просто удали эту боль из головы.
– Да заткнись же! – заорала Прюденс, и с полки неожиданно взлетел пузырек с аспирином. Рука Прю автоматически поймала его прямо в воздухе.
У Фиби от удивления расширились глаза.
Прю мгновение глядела на сестру, затем на пузырек с аспирином, который крепко-крепко сжимала в руке.
«Это случилось снова, – подумала она потрясенно, вспомнив молочник из ресторана. Но как? Как я это делаю?»
– Ты двигаешь вещи, когда сердишься, – объяснила Фиби, словно услышав мысль Прюденс. – Я это знаю.
– Ты ненормальная, – ответила Прюденс. Знаешь, бабушка говорила в шутку, что в младенчестве уронила тебя головой вниз. Выходит, она не шутила.
– В «Книге Теней» сказано, что наша сила будет возрастать, – продолжала Фиби, словно не слыша обидных слов.
– До каких пор? – Прю рассердилась.
– Кто ее знает... – беспечно проговорила Фиби.
– Моя сила не будет возрастать, если я этого не захочу, – уверенно заявила старшая сестра. – Во всяком случае, я могу ее контролировать. И я не двигаю вещи, когда сержусь. Если кто-то и умеет держать себя в руках, так это именно я!
– Я докажу, что это сделала ты, – не сдавалась младшая. – И чем больше ты сердишься, тем сильнее проявляются твои способности.
«Она сущее дитя», – подумала Прюденс.
– Ро-о-джер, – произнесла Фиби нараспев.
При звуках этого имени в душе у Прюденс поднялась новая волна ярости, но она попыталась сдержать ее.
Еще несколько пузырьков вылетели с полок и свалились на пол.
Прю кинулась подбирать их. «Разве они разлетелись из-за того, что мне напомнили про Роджера? – удивилась она. – Это же невозможно!»
– А теперь поговорим про папу, и посмотри, что выйдет, – произнесла спокойно Фиби.
«Папа»? С чего это Фиби о нем вспомнила?»
Прюденс попыталась унять ярость, хотя и понимала, что ненавидит отца больше всех на свете.
– Папа умер, – вслух сказала она.
– Нет, не умер, – возразила Фиби. – Он уехал из Нью-Йорка, но все-таки жив.
– Только не для меня! – вскинулась Прюденс. – Он умер в тот момент, когда бросил маму.
– Да, верно. Он всегда был для тебя самой больной мозолью. Тебя бесило, что папа жив. Раньше ты сходила с ума от того, что я пыталась его отыскать, а теперь – от того, что я вернулась. Папа-папа-папа-папа-папа-папа-папа!
Прю сверкнула глазами в ее сторону. Больше не было сил сдерживаться. Она ненавидела отца, а заодно и вспомнившую о нем сестру!
Ярость волной прокатилась по ее телу.
Все сотни пузырьков, заполнявших секцию, слетели с полок и рухнули на пол.
– Не напоминай мне больше про отца! – заорала Прюденс. – Ты была слишком маленькой и уже не помнишь, как плакала по ночам, когда он сбежал. Я целыми часами сидела у твоей кроватки, стараясь тебя успокоить! Тебе казалось, что повсюду чудовища – и над постелью, и на полу. Так что больше не говори мне про отца, слышишь? Потому что я помню, что с нами было после того, как он нас бросил. Я все помню!
Прюденс сделала глубокий вдох. Она почувствовала такое облегчение, будто наконец смогла дышать полной грудью.
– Ну что, тебе стало лучше? – спросила Фиби, глядя с улыбкой на рассыпавшиеся пузырьки.
– Намного, – ответила Прюденс, любуясь произведенным разгромом. Она поняла: ее сила возрастала, но это уже перестало ее удивлять. Неужели такое состояние станет для нее нормальным?

ГЛАВА 13
На следующее утро Фиби с Пайпер сидели за кухонным столом. Младшая сестра держала чашку с кофе и любовалась протянувшимся через все помещение солнечным лучом, который наполнял воздух теплым золотистым сиянием.
– Я вся выдохлась, – призналась Пайпер, протирая глаза. Затем погрузила ложку в тарелку с кашей.
– Ты гуляла после работы с Джереми? – поинтересовалась сестра.
– Нет, – покачала головой Пайпер. – Слишком устала и ушла из ресторана глубокой ночью.
Фиби задумалась, стоит ли говорить ей о том, что Прю обрела силу. «Нет, – решила она. – Пусть сама скажет».
– Доброе утро, Прю, – произнесла Пайпер ласково.
Фиби подняла глаза.
Старшая сестра вошла в кухню, даже не сняв пижаму. Схватила кофейник и быстро налила себе чашку.
– Ты встала позже обычного, – заметила Фиби.
– А куда торопиться? – ответила Прю, задирая ноги на стол. – Я же безработная, забыла?
У Пайпер отвисла челюсть.
– С каких это пор? – спросила она.
– Со вчерашнего дня. Роджер перехватил все, что я сделала для проекта, ну я и ушла.
– Выходит, мне придется пахать за троих, да? – усмехнулась Пайпер. – Но я рада, что ты отстаиваешь свои принципы. Уверена – найдешь себе что-нибудь еще. Если закрылась одна дверь, рядом откроется другая.
– На меня эта теория не распространяется, – грустно заметила Фиби. – Двери всюду только бьют меня по лицу. Мне ни в жизнь не найти работу.
– Ты получишь хорошую работу, когда поймешь, что нашла именно то, о чем мечтала, – уверила сестру Прюденс. – Тебе надо запастись терпением, Феба, и подождать.
«Надо же, Прю назвала меня Фебой, – подумала младшая. – Как давно этого не случалось! Сегодня она выглядит такой спокойной. Может быть, обретение силы изменит ее к лучшему. Интересно, когда она расскажет обо всем Пайпер?»
Средняя сестра откашлялась и произнесла:
– Ну вот, мы все вместе. И я должна сообщить вам, девчонки, кое-что важное.
Голос сестры показался Фиби очень серьезным.
– Ну... – начала Пайпер медленно. – Вчера со мной приключилось что-то жуткое. Я готовила испытательное блюдо, и вдруг в кухню неожиданно вошел шеф Мур. Он сказал, что мое время истекло, однако я не успела приготовить винный соус. Я не знала, что делать. Мне нужно было еще хоть несколько минут, ведь если бы он попробовал незаконченный соус, я бы никогда не получила работу.
– Разве ты не могла сказать, что тебе нужно еще время? – удивилась Прю.
– Было слишком поздно, – объяснила Пайпер. – Он уже поднес кусок ко рту. Тогда я крикнула, чтобы он остановился. – Она сделала паузу. – И шеф-повар действительно остановился.
– Великолепно, – произнесла Фиби. – Я слышала, что французские повара очень темпераментны.
– Нет, ты не поняла! Он остановился, и все кругом тоже остановилось. Даже кипевшая на плите вода замерла – в кастрюле стояли застывшие пузыри. Ты думаешь... думаешь, это сделала я? – Она поглядела на Фиби. – Это то самое, о чем ты говорила? Выходит, я обладаю способностью останавливать время? Выходит, я настоящая ведьма?
– Не переживай, Пайпер, – сказала Прюденс, поглаживая сестру по спине, чтобы успокоить. – Ты не одинока. Я смогла двигать предметы силой мысли. Фиби видела, как это происходит.
Пайпер покачала головой:
– Ты шутишь, правда?
– Нет, не шутит, – заверила Фиби. – Она устроила настоящий погром в аптеке. Пузырьки сами собой летели с полок.
– Ты была права все это время, Феба, – выдохнула Пайпер. – Но как же трудно в это поверить!
– Мелинда сказала, что одна из троих сможет видеть будущее, – напомнила Фиби. – Выходит, эта способность будет моей. Вот это да!
«Забавно, – подумала она. – Прю всегда утверждала, что у меня нет чувства времени. Но когда же моя сила проснется?»
– Я должна развить свою способность прежде, чем нападет колдун, – произнесла Фиби вслух. – Мы не знаем, кто он и как с ним сражаться. Но если я смогу видеть будущее, у нас появится надежда.
Пайпер поглядела на нее с недоумением.
– Колдун? Нападет на нас? О чем это ты?
– Ты забыла, что я говорила вчера утром? – спросила Фиби. – Нам угрожает опасность. Колдуны хотят убить нас, чтобы завладеть нашей силой. Именно они убили тех женщин, потому что они были ведьмами. Когда колдун убивает ведьму, он становится сильнее, поскольку забирает ее могущество.
Пайпер сказала, сжав свою чашку так, что костяшки пальцев побелели:
– Но как же мы распознаем колдуна?
– Никак, – ответила Прюденс. – Фиби утверждает, что им может оказаться каждый. Поэтому мы вчера так рано слиняли из «Дрожи». У сестрички случился приступа паранойи. Она решила, что колдун – это Энди.
– Энди? – расхохоталась Пайпер. – Да бросьте, он же сыщик!
– У меня много веских причин, чтобы подозревать его, – возразила Фиби. – А вы, девчонки, просто ничего не хотите замечать. В общем, отныне нельзя никому верить. Только друг другу.
– А как же Джереми? – недоумевала Прюденс. – Он тоже может оказаться колдуном?
– Джереми? – вскинулась Пайпер. – Ни в коем случае! Он самый милый парень из тех, что я встречала.
– Пайпер, ты просто ничего не знаешь, ответила Фиби.
– Значит, кто угодно может на нас напасть? – недоверчиво спросила Пайпер. – В голове не укладывается. Выходит, нужно опасаться и мальчишку-газетчика? И посыльного из гастронома?
Фиби кивнула.
– Или, к примеру, Роджера? – спросила Пайпер, глядя на Прю.
– Я больше вообще не собираюсь иметь с ним дело, – сообщила та. – Но сомневаюсь, что он колдун. Он, конечно, способен сделать гадость...
– Итак, нам не известно, откуда придет зло, – подвела итог Фиби. – Значит, нам всем троим нужно быть предельно осторожными, ясно?
Старшие сестры не привыкли, чтобы эта малявка командовала ими. Однако, обменявшись взглядами, они кивнули в ответ.
– Пайпер, о чем ты разговаривала с Энди прошлой ночью? – вспомнила Фиби.
Пайпер вскинула брови:
– Откуда ты знаешь, что мы с ним разговаривали прошлой ночью? Я же все время была на кухне.
«Прокольчик!» – подумала Фиби и призналась:
– Мы слегка подглядели за тобой. Через кухонное окошко.
– Вы что, рехнулись? – Пайпер покачала головой, не веря своим ушам.
– Нам пришлось это сделать, – оправдывалась Фиби. – Мы решили, что тебе угрожает опасность. Нам показалось, что Энди может напасть на тебя!
– Но, увидев, что все нормально, мы тут же ушли, – закончила Прю.
– Ну так что же сказал тебе Энди? – настаивала Фиби.
– Просто спросил номер телефона Прю. Он его где-то посеял. А я сказала, что мы снова живем в бабушкином доме.
– Ты проговорилась, где мы живем?! – воскликнула Фиби.
–Это уже неважно, – вмешалась Прюденс. – Я и не думала это скрывать, когда встретила его еще утром. Но тогда мне и в голову не могло прийти, что он может быть колдуном. Я даже не представляла себе, будто подобное существует.
Она окинула взглядом кухню:
– Кто-нибудь брал газету?
– Еще нет, – ответила Фиби.
– Я сама схожу. – Прю выпорхнула из кухни.
– Пора искать новую работу! – донесся ее голос из коридора.
– Почему бы тебе не заняться грузоперевозками? – крикнула вдогонку ей Пайпер. – Ты сможешь, не пошевелив пальчиком, двигать целые дома вместе с мебелью!
– Ха-ха, – сказала Прю, просунув голову обратно в кухню и снова исчезая за дверью.
Фиби вздохнула, почувствовав неожиданное беспокойство.
– Мне нужно ненадолго отлучиться, – произнесла она, вставая. – Не могу отделаться от мыслей о колдунах. Я скоро взбешусь из-за них. Пожалуй, пойду проветрюсь.
– Ладно, но, когда ты вернешься, меня, наверное, дома уже не будет, – предупредила Пайпер. – Мне нужно пойти в ресторан пораньше, чтобы кое-что обсудить. И не сходите тут с ума, если я не приду в обычное время. У меня свидание с Джереми. Понятно?
Фиби обернулась к сестре:
– Скажи-ка еще раз, сколько времени ты знаешь этого парня?
– Фиби...
– Ладно-ладно. Но будь настороже.
– Хорошо, мамочка, – ответила Пайпер, улыбаясь.
– Удачи тебе! – пожелала Фиби и выскочила из кухни. Схватив сумку, стоявшую у двери, она вышла на улицу.
«Прю и Пайпер не воспринимают колдунов всерьез, – размышляла она. – Я из-за них начинаю чувствовать себя ненормальной. Но скоро все выяснится. У Прю есть сила, у Пайпер тоже. Зло придет уже скоро, но вместе мы с ним справимся», – думала Фиби, освобождая от цепи свой велосипед.
Перед ее мысленным взором стояло лицо Энди. «Мне совсем не хочется, чтобы он оказался колдуном, – призналась она себе. – Но никак не идет из головы, как он замахивался на меня ножом».

ГЛАВА 14
Глядя в зеркало, Прюденс надевала сережку и изучала свое отражение. «Я не выгляжу другой и не чувствую себя по-другому. Но все-таки я какая-то другая».
Прюденс надела синие сандалии, состоящие из ремешков, и темно-синее платье, элегантное, но не слишком модное. Она готовилась пойти на ленч с Энди.
Тот позвонил сразу же после того, как Пайпер ушла на работу, а Фиби все еще где-то гоняла на велосипеде.
«Это даже к лучшему, – подумала Прю. Фиби не будет жужжать об исходящей от Энди опасности».
После всех этих разговоров о колдунах она стала слегка опасаться встречи с давним приятелем. Но все же решила, что пойти стоит. Ну, оказалась она ведьмой – так что же, теперь запереться в четырех стенах? Кроме того, они с Энди давно знали друг друга, так что он вряд ли смог бы скрыть какую-то страшную тайну.
Прю стала спускаться вниз и еще раз оглядела себя в зеркало, стоявшее у двери. Заперев дом, она села в машину и помчалась на свидание.
Когда она вошла в небольшое бистро, у нее сжалось сердце.
«Перестань психовать, – приказала она себе. – Фиби ошибается насчет Энди. Никакой он не колдун. Почему же эти дурацкие подозрения никак не выходят у меня из головы?»
Но как только она увидела приятеля, сомнения тут же улетучились.
Он поднялся из-за столика, едва увидев ее.
«У него такое милое лицо, – подумала Прюденс, приближаясь. – Оно мне всегда нравилось».
Он ласково чмокнул ее в щеку.
– Тебе что заказать?
– Бокал белого вина, пожалуйста.
– У тебя ничего не изменилось с тех пор, как мы виделись? Правда, это было только вчера.
Она ухмыльнулась, удивляясь его проницательности. «Конечно, со вчерашнего дня изменилось многое, – подумала она. – Очень даже многое. Но что я скажу? Что теперь я ведьма? Пожалуй, не стоит».
И тут она вспомнила, о какой новости можно сказать:
– Да, кое-что и вправду изменилось. Я вчера уволилась.
– Почему? – Брови Энди взлетели от удивления.
– Роджер был моим начальником, – объяснила Прю. – И с тех пор как я перестала с ним встречаться, он мне устроил веселенькую жизнь. Ну а вчерашний день стал последней каплей.
– Может, это и к лучшему? В таких условиях работать совсем не просто.
– Естественно, – согласилась Прюденс. – Но работа была классная. Я ее по-настоящему любила.
Энди положил руку ей на плечо.
– Не переживай, – произнес он мягко. – Ты запросто найдешь другую работу. И даже лучше прежней. Я же тебя знаю, Прю. Ведь ничто не сможет лишить тебя упорства – этого у тебя не отнимешь.
Прюденс уткнулась лицом в его плечо, и ей стало уютно. Из стальной женщины она превратилась в обычную, которая так нуждается в защите.
Когда наконец принесли вино, Прю сделала глоток и спросила:
– Как продвигается дело об убийствах? Ты разнюхал что-нибудь о том, кто прикончил этих женщин?
Энди отрицательно покачал головой:
– Этот парень слишком ловок. Мы зашли в тупик. Пытаемся понять, кто станет следующей жертвой, но в салонах татуировок нам ничего дельного не сообщили.
Прю нервно заерзала на сиденье, вспомнив о Фиби. «В нас пробудилась сила, и теперь за нами охотятся колдуны, – вновь пронеслось у нее в голове. – И мы можем стать следующими жертвами».
Она вздрогнула и смерила Энди странноватым взглядом.
– Тебе нездоровится? – спросил тот.
– Нет, ничего, – ответила Прюденс, вяло улыбаясь, и подумала: «Будет лучше, если рассказать ему обо всем? Признаться, что я ведьма? Может быть, это поможет расследованию».
– До чего же странные эти магические ритуалы, – произнес тем временем инспектор. –Никак не пойму, для чего они нужны. Такая жуть! В голове не укладывается, что столько народу верит в подобные вещи.
«Выходит, он не поймет меня, если я признаюсь, – решила она. – Нет, ему ничего нельзя говорить. По крайней мере, пока. Что он подумает обо мне, если узнает, что я ведьма? Сочтет сумасшедшей? Испугается? Заорет и умчится со всех ног?»
– Прю, ты действительно в порядке? Или тебя что–то тревожит?
– Все нормально, Энди, – заверила она. – Все абсолютно нормально, клянусь!
– Нет, – возразил Энди. – Что-то явно не так.
Прю не знала что ответить.
– Должно быть, вчера у тебя что-то случилось, – сделал вывод инспектор. – Ты просто на себя не похожа!
Девушка лихорадочно искала ответ, но так и не нашла. Спросила:
– С чего ты взял, Энди?
– Ты изменилась. И похоже, опасаешься меня. Ты должна мне все рассказать. Прямо сейчас. Так что же с тобой все-таки случилось?
Он попытался обнять ее, но Прю отстранилась. Теперь ей стало с ним совсем неуютно. Очень неуютно.
Прю окинула взглядом помещение. Черт! Сейчас самая пора для ленча, но в зале было хоть шаром покати.
– Да что с тобой творится? – напирал Энди.
– Знаешь что? Мне пора идти, – нашла выход Прюденс, поднимаясь. – Я кое-что вспомнила. Ты меня отпустишь?
– Но мы уже сделали заказ... – Энди тоже встал, но не стал загораживать ей путь.
– Извини, Энди. я все потом объясню.
– Прю, погоди!..
Покидая бистро, она чувствовала на себе его взгляд. Спускаясь по ступеням, обернулась посмотреть, не идет ли он следом.
Энди стоял в дверях, пристально глядя на нее.
Их взгляды на мгновение встретились. Затем она завернула за угол и села в машину.
Переступив порог своего дома, Прюденс сразу обратила внимание на мигавший сигнал автоответчика. Бросив ключи на столик в прихожей, она нажала кнопку.
– Прю, это Роджер.
При звуках этого голоса она вытаращила глаза. Интересно, что ему понадобилось? .
– Я ищу тебя, – продолжал он. – И найду, рано ли поздно. Тебе так просто от меня не отделаться.
От этих слов Прюденс похолодела. Что он хочет сказать? Неужели запугивает?
– Ты нужна мне, ты нужна мне...
Щелк! Он повесил трубку. Прю стояла в коридоре, глядя на автоответчик, и содрогалась всем телом. Что же хотел сказать Роджер? Зачем он позвонил?
Вспомнилось уверенное утверждение Фиби:
– Колдун собирается нас убить. Им может оказаться каждый.
«Каждый, – подумала Прю. – И Энди. И Роджер».

Фиби усиленно крутила педали, поднимаясь на один из крутых холмов Сан-Франциско. Ей очень нравилось гонять на велосипеде.
Физическая нагрузка помогала ей расслабиться и забыть обо всем на свете.
Поднявшись на вершину холма, она вздохнула с облегчением и подумала, что самое интересное еще впереди.
Неожиданно голова у нее закружилась, и она чуть было не опрокинулась вместе с велосипедом. «Наверное, Я просто переутомилась, – решила Фиби. – Придется спускаться помедленнее. И больше не взбираться на холмы».
Вдруг в глаза ей ударил яркий свет. По телу будто бы пробежал ток, и она вскрикнула от испуга. «Что это?» – пронеслось в голове. Фиби закрыла глаза, и вдруг перед мысленным взором возникла незнакомая картина.
Двое подростков на скейтбордах. Без шлемов.
Они движутся быстро. Очень быстро.
Они то выезжают на проезжую часть, то возвращаются на тротуар.
Из-за угла появляется машина. Черная машина.
Раздается сигнал. Визг тормозов, машина сбавляет ход.
Слишком поздно. Слишком поздно!
Машина сбивает мальчишек.
Мостовая залита кровью...
Видение пропало. Фиби помотала головой, собираясь с мыслями. Она остановилась посреди улицы, с трудом удерживаясь на велосипеде.
«Что же это было? – звенело у нее в голове. – Что произошло?»
Она огляделась. Нет, здешние дома были совсем не такими, как в ее видении. И здесь не было ни мальчишек, ни черной машины.
«Но ведь происшествие казалось таким реальным, – подумалось ей. – Я видела, как погибли двое пацанов! Может, это было предвидением? Если да, то я должна непременно что-то сделать. Должна спасти этих мальчишек!»
Она огляделась в поисках скейтбордистов или черной машины. Затем снова лихорадочно закрутила педали, оглядываясь по сторонам.
Никакой черной машины. Никаких мальчишек.
Поднимаясь на следующий холм, Фиби сильно пригнулась. Ветер бил ей в лицо, рвал волосы.
И тут она увидела то, что искала. Черный автомобиль двигался ей навстречу с большой скоростью. Сердце начало бешено колотиться.
«Неужели это она? – подумала Фиби. – Та самая машина?»
Преодолев очередной изгиб дороги, она заметила двух скейтбордистов, съехавших с тротуара, и вскрикнула.
Фиби переводила взгляд с машины на мальчишек и обратно.
Подростки не видели автомобиль. Он должен был вот-вот налететь на них! Фиби закрутила педали изо всех сил.
– Стойте! Стойте! – закричала она и кинулась наперерез мальчишкам, стараясь вытеснить их с дороги, по которой вот-вот проедет автомобиль.
Ее велосипед вынырнул прямо перед ними.
Мальчишки свернули в сторону, стараясь избежать столкновения. А Фиби, вывернув руль, полетела наземь. Она вскрикнула, почувствовав резкую боль в левом плече.
Завизжали шины.
Подняв глаза, она увидела решетку автомобиля, надвигающуюся прямо на нее. Слишком быстро, чтобы успеть что-то предпринять...
– Н-е-е-е-е-е-е-ет!

ГЛАВА 15
Прюденс со всех ног мчалась в приемный покой. «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, – твердила она, пробиваясь через толпу, образовавшуюся у входа. – Пусть Фиби окажется жива».
Спиной к ней у стола дежурной сестры стоял какой-то мужчина. Прюденс даже не стала дожидаться, пока они окончат разговор.
– Я ищу свою сестру, Фиби Холлиуэл, – выпалила она.
– Секундочку, – ответила дежурная.
Мужчина, стоявший у стола, повернулся к Прюденс.
Она вскрикнула – это был Энди.
«Снова он!» – пронеслось в ее голове.
– Прю? Что стряслось? Фиби жива?
– Не знаю. Ее угораздило попасть в аварию, – ответила она и спросила: – А ты что здесь делаешь?
– Расследую убийства, – ответил инспектор. – Тех самых ведьм. Я должен осмотреть тело седьмой жертвы.
Повисла напряженная тишина. Затем Энди снова повернулся к медсестре и спросил:
– Вы не знаете, когда освободится доктор Гордон?
– Минут через двадцать, – ответила та. ­ Если хотите, можете подождать рядом с его кабинетом.
– Спасибо, – ответил Энди и повернулся к Прю: – А что случилось сегодня днем? Чего ты так испугалась?
Она уловила в его голосе сердитые нотки. «Прежде он был совсем другим, – отметила она про себя. – Он никогда не разговаривал со мной таким жестким тоном. Что же ему ответить?»
– Прю, скажи мне наконец, – настаивал Энди. Но теперь его голос был мягче, а карие глаза заметно потеплели.
«Может быть, я просто перенервничала... Должно быть, все это из-за колдовских штучек». Ее так и подмывало раскрыть Энди свою тайну. Может быть, он как-нибудь поможет.
Ведь просто необходимо хоть кому-то довериться. Особенно ему. «Нет, – приказала себе Прюденс. – Фиби, скорее всего, права. Нельзя верить никому, надо молчать!»
Перехватив взгляд Энди, она поняла, что тот пытается прочесть ее мысли. Пришлось отвернуться.
– Я просто беспокоюсь за сестру, – сказала Прюденс наконец.
– Прю! – К ней спешили по коридору Пайпер и Джереми.
– Что случилось? – Старшая сестра кинулась им навстречу. – Вы видели Фиби? Она жива?
– С ней все нормально, – заверила Пайпер. – Просто свалилась с велосипеда. Чуть не попала под машину, но та все же успела отвернуть. Доктор сказал, что нашей сестричке крупно повезло. Даже ни одна кость не сломана. Просто несколько ссадин и царапин. Сейчас она выйдет из рентгеновского кабинета.
– Хвала Всевышнему! – выдохнула Прюденс облегченно.
– Привет, Пайпер! – К ним подошел Энди.
– Привет, Энди!
Сестры обменялись взглядами, и старшая поняла немой вопрос: «Что он здесь делает?» Но средняя уже улыбалась инспектору:
– Рада новой встрече. А это мой приятель, Джереми. – И, повернувшись, представила: – Джереми, познакомься, это приятель моей сестры, Энди Трюдо.
Молодые люди пожали друг другу руки, и Пайпер тут же сообщила:
– Ладно, мне пора возвращаться в ресторан. Тебе полегчало, Прю?
Та утвердительно кивнула, сказав:
– Все нормально. Я отвезу Фиби домой.
– Ладно, – ответила Пайпер. – Джереми пригласил меня на обед, так что я приду поздно.
И, помахав рукой, она вышла из приемного покоя. Джереми взял ее за руку, и Прю кольнуло в сердце.
«Хорошо бы иметь такого парня, как Джереми, – подумала она. – Чтобы на все готов был ради меня. Которому я смогла бы довериться».
Прюденс поглядела на Энди. Он ей ужасно нравился, но можно ли на него положиться? От этих мыслей у нее слегка закружилась голова. Еще позавчера она доверилась бы ему без оглядки. Но прошедший день все поставил с ног на голову.
– Как же я рад, что Фиби цела и невредима, – сказал Энди. – Знаешь, доктор, которого я дожидаюсь, освободится еще не скоро. Не хочешь кофейку?
Прю задумалась. Глядя на красивое лицо приятеля, она вспоминала, как когда-то сходила по нему с ума. Теперь это вполне могло повториться.
Но в то же время Прю испытывала страх. Так много убийств и неразрешенных вопросов... Они с Энди не виделись много лет. Каким он стал? Она поняла, что уже почти совсем его не знает.

– Еще раз спасибо за прекрасный обед, – сказала Пайпер, придвигаясь поближе к другу. Она сидела в машине, держа в руках маленькую коробочку с «печеньем судьбы».
– Ну же, открывай, – торопил Джереми, обнимая ее за плечи. – Правда, оно не идет ни в какое сравнение с твоими собственными блюдами.
Пайпер улыбнулась, поцеловала его и подумала:
«Еще ни один парень не старался так угодить мне. Это просто невероятно. Что он во мне нашел? Почему любит меня так сильно?»
Они снова поцеловались, и Пайпер почувствовала, что буквально тает. «С другой стороны, – размышляла она, – какая разница, почему он меня любит? Просто нужно отвечать на его заботу и искренне благодарить».
– Пайпер, – пробормотал Джереми, глядя ей в глаза. – А что это вчера случилось с Фиби?
– С Фиби? – Она отстранилась. – Ты о чем?
– Ну, это не идет у меня из головы. Она вчера сказала, что у тебя есть какие-то особые силы. Что она имела в виду?
Пайпер почувствовала легкое недовольство, ведь она не собиралась говорить о магии ни с кем, даже с Джереми.
– Да так, пустяки…
Парень откинул ее волосы и нежно поцеловал в лоб.
– Вроде бы Фиби говорила серьезно?
«Что это на него нашло? – удивилась девушка, отодвигаясь. – Почему он так упорно вспоминает тот разговор?»
– Даже если я расскажу, ты ни за что не поверишь, – сказала Пайпер как можно спокойнее.
– Почему же? Конечно я поверю. Поверю каждому твоему слову. Расскажи мне все.
Пайпер стало совсем неуютно. Если все выложить, еще не известно, как он отреагирует, узнав, что она ведьма.
– Давай лучше узнаем нашу судьбу, – попыталась она переменить тему и открыла коробочку с печеньем.
– Ладно. – Джереми разломил печенье, достал маленький клочок бумаги и прочел: «Скоро ты будешь на вершине».
– Обманываешь, – усмехнулась Пайпер.
– Нет, там написано именно так.
– Дай взглянуть! – Она забрала бумажку и прочла: – «...мира. Скоро ты будешь на вершине мира» – так здесь написано
Она шутя бросила клочок парню. Тот с легкостью поймал его, и они снова поцеловались. Пайпер так не хотела отпускать руки Джереми. Он был таким чувственным и знал, чем можно ее тронуть.
– Я хочу знать о тебе все, Пайпер, – прошептал парень ей на ухо. – Ты самая потрясающая на свете.
– Ты тоже самый потрясающий на свете, ­ответила она с улыбкой, а про себя подумала: «Может быть, стоит ему сказать? В конце концов, между близкими людьми не должно быть секретов».
Пайпер сделала глубокий вдох и начала медленно:
– Джереми, а с тобой не случалось чего-нибудь странного и необъяснимого?
– Конечно, – ответил он. – Это называется удачей. Или судьбой. Некоторые называют это чудом. А что?
– Ну, Фиби думает, что мы обладаем особыми способностями, – призналась Пайпер. ­ Все мы – Фиби, Прю и я.
Она вгляделась в лицо парня. Как он воспринял ее слова? На мгновение ей показалось, что Джереми заинтересовался.
– Что это за особые способности? Твое умение готовить? – спросил он и добавил с улыбкой: – Или целоваться?
Пайпер покачала головой:
– Нет. Я имею в виду действительно особые способности. – Она замолчала, собираясь с духом, потом продолжила: – Я не поверила Фиби, но потом случилось кое-что необычное. Когда меня принимали на работу...
Пайпер посмотрела на собеседника. Тот кивнул, выказывая явный интерес
– Я... я будто бы остановила время, – начала она свой рассказ, не опуская подробностей – о том, как не успела при готовить блюдо, как шеф-повар Мур застыл, не успев его попробовать.
– Я знаю, в это трудно поверить. Но это действительно случилось! – заключила она свою историю.
Девушка обхватила себя руками за плечи, так ее трясло. Разговор совсем вымотал ее. Она до сих пор не знала, как он подействует на Джереми и как повлияет на их отношения. Как же ее друг отреагирует? Уж не испугался ли он ее?
Парень выглядел совершенно невозмутимым. Он погладил ее по волосам, стараясь успокоить, и у него это получилось. «Как хорошо, что у меня есть Джереми», – подумала Пайпер, а вслух спросила:
– Ты думаешь, что я сошла с ума?
– Нет, – прошептал он. – Все будет хорошо. И запомни – меня не напугает сказанное тобой. Я буду любить тебя в любом случае. Думаю, ты все-таки сильно переутомилась на работе. На тебя столько всего свалилось.
«Он мне не верит», – поняла Пайпер и произнесла с вымученным смехом:
– Ты прав. У меня временное помешательство.
– Тебя знобит. – Джереми взял ее за руку. ­ Послушай, мне кажется, я знаю, что тебя успокоит.
Он завел мотор и рванул с места.
– Куда мы едем? – спросила Пайпер.
– Увидишь. Я отвезу тебя в одно обалденное место. Там потрясающий вид. И тебе сразу станет легче.
Пайпер расслабленно развалилась на сиденье и подумала: «Что бы я только без него делала?»
Они молча проехали через центральную часть города. Потом выбрались на узкую темную дорожку. Пайпер вытянула шею, стараясь понять, куда же он ведет машину.
Кругом тянулся безлюдный индустриальный пейзаж.
– Куда мы едем? – не выдержала она.
– Я хочу показать тебе одно старое строение, – ответил Джереми. – Оттуда открывается прекрасный вид на Мостовую Бухту.
– Ой! – Пайпер не любила бывать в этой части города. К тому же сейчас так темно. И ни­кого кругом. «Зачем он меня сюда привез? ­подумала она, чувствуя, как сильно забилось сердце. – Как-то странно здесь...»
Джереми затормозил перед старым пакгаузом.
– Вот здесь, – произнес он, выбираясь из машины.
– Здесь? – переспросила Пайпер, разглядывая огромное темное здание. Казалось, что оно может рухнуть в любой момент.
Джереми направился ко входу.
– Идем, Пайпер, – позвал он. – Тебе нечего бояться.
Выбравшись из машины, она зашагала следом и нагнала Джереми в тот момент, когда он распахнул ногой дверь пакгауза. Скрипнули ржавые петли.
Пайпер заглянула внутрь. Темное помещение слегка освещали лишь уличные фонари. Там пахло плесенью и сыростью.
– Прости, – сказала она, останавливаясь. ­ Не важно, что там за вид, но я не хочу туда заходить.
–  Ты должна зайти! – Он взял ее за руку. ­ Там тебя ожидает сюрприз.
Он потянул ее внутрь и остановился перед решетчатыми воротами, закрывавшими лифт.
– Только после вас! – Он ухмылялся, дурачась.
Пайпер замялась, не решаясь переступить порог.
– Давай же, смелее, – сказал Джереми. ­ Там нет ничего страшного, клянусь.
Она вошла в лифт. Парень прошел за ней закрыл решетку и нажал кнопку. Вспыхнул свет. Лифт ожил и начал подниматься со звоном и лязгом.
– Тебе обязательно понравится. Еще и перед сестрами будешь хвастаться. И перед этим Энди. Он ведь детектив, верно?
Пайпер похолодела.
– Я этого никогда не говорила, – произнесла она, отступая. – Я никогда не рассказывала тебе, что Энди детектив. А откуда ты об этом узнал?
– Не важно, – ответил парень.
Лампочка мигнула и погасла.
Пайпер услышала лязг металла – это остановился лифт. Ее сердце забилось еще быстрее.
– Что происходит? – в страхе крикнула она.
Ответом было молчание.
– Джереми! – позвала Пайпер.
Свет снова включился. Джереми стоял прямо перед ней, его лицо расплылось в широкой ухмылке. В руке у него блеснул обоюдоострый нож с инкрустированной рукоятью.
У Пайпер оборвалось сердце. «Наверное, он шутит», – подумала она, а вслух спросила:
– Что это?
Джереми ухмыльнулся еще шире:
– Это и есть сюрприз.

0

4

ГЛАВА 16
Парень шагнул к Пайпер, и та отступила на шаг.
– Джереми, – сказала она дрожащим голосом. – Перестань. Ты меня путаешь.
Он снова шагнул к ней, крепче сжимая нож.
– Прекрасно, – произнес Джереми. – Ты и должна быть напугана.
Пайпер уперлась спиной в стенку лифта. «Нет, – подумала она. – Этого не может быть!»
– Прекрати сейчас же, Джереми! – попросила она. – Я серьезно.
– И я серьезно, – ответил тот. Его голос неожиданно изменился. Стал тверже и жестче.
Пайпер закрыла лицо руками.
– Я целых шесть месяцев ждал этого момента, – произнес Джереми. Теперь его голос стал совсем незнакомым. Сделался злобным и каким-то металлическим.
Он дотронулся до лица Пайпер, и та вся съежилась.
– Шесть месяцев, – повторил Джереми. – С тех самых пор, как твою бабушку отвезли в больницу.
Пайпер ничего не понимала. Они действительно познакомились в больнице, но какое это имеет отношение к происходящему?
– Я знал, что, после того как подохнет старая ведьма, вы обретете силу, – продолжал Джереми. – И вот теперь это время настало.
Пайпер пыталась осмыслить его слова. «Выходит, ему все было известно, – сообразила она. – Он уже давно знал о нашей силе, даже тогда, когда мы ее еще не имели. И решил стать моим парнем лишь для того, чтобы подобраться к нам с сестрами поближе».
Пайпер поняла, что Фиби была права. Ей стало жутко.
Она всем телом вжалась в стенку лифта и подумала: «Нужно выбираться. Должен же быть какой-то выход!»
– Я знал, что ваша сила раскроется в тот момент, когда вы все соберетесь вместе. Поэтому я дожидался возвращения Фиби. Ну, остальное совсем просто...
Пайпер готова была упасть в обморок. «Он же собирается убить меня!» – подумала она в панике и выкрикнула:
– Ты убил всех тех женщин!
– Не женщин, – поправил он, – а ведьм.
– Но зачем? – спросила Пайпер. «Нужно его заговорить», – думала она, чувствуя, как бухает сердце в груди.
– Сейчас увидишь, – ответил Джереми и поднял свободную руку. На кончиках пальцев вспыхнули огоньки.
Пайпер в страхе завопила. Оказывается, он умеет выпускать огонь из пальцев!
– Это был единственный способ заполучить их силу, – объяснил Джереми. – К примеру, вот эту способность я забрал у одной из убитых ведьм. Она даже не успела оказать сопротивления.
Он раскатисто засмеялся.
– Теперь я могущественнее, чем когда бы то ни было.
– Ты... ты колдун, – выдавила Пайпер.
– Теперь я тебя поймал, – ухмыльнулся Джереми. – И когда я заполучу силу всех троих Зачарованных, никто в мире не сможет со мной совладать! Наверное, тебе сейчас больше всего хотелось бы узнать, как управлять своими способностями?
«Давай же, – подбадривала себя Пайпер. – У тебя получится. Останови время. Ну же! Ну же!»
Она сконцентрировалась изо всех сил, но ничего не произошло.
«Джереми прав. Я сама не знаю, как воспользоваться своими возможностями, – поняла она, оглядывая лифт в поисках выхода. Хоть бы что-нибудь попалось. Например, аварийный люк».
– Где же мне тебя прикончить? – глумился он. – Здесь или на крыше? Там открывается такой чудесный вид на Мостовую Бухту.
Он нажал кнопку, и лифт вновь стал медленно подниматься.
Пайпер вздохнула с некоторым облегчением. Может быть, когда они окажутся на крыше, у нее появится шанс вырваться.
– Я думаю, лучше здесь, – произнес он, злорадно улыбаясь и останавливая лифт между этажами.
Пайпер смотрела на него в ужасе, увидев, как его голубые глаза становятся кроваво- красными.
– Отпусти меня! – закричала девушка. – Кто-нибудь, помогите!
Джереми резко схватил ее. Его рот раздвинулся в жуткой, злой ухмылке. Он занес нож высоко, целясь ей прямо в грудь.
Пайпер завопила изо всех сил.

ГЛАВА 17
– Н-е-е-е-ет! – кричала Пайпер. – Джереми, остановись!
Она зажмурилась, ожидая, что нож войдет ей прямо в сердце. Но этого почему-то не происходило.
Открыв глаза, Пайпер увидела лезвие, застывшее у ее подбородка. Джереми все так же стоял перед нею, сжимая нож, но не шевелился. На его лице застыла злая гримаса.
Пайпер перевела дух. «У меня получилось, – сообразила она. – Сама не знаю как, но я остановила Джереми и спаслась. Нужно поскорее выбираться отсюда. Неизвестно, сколько продлится это состояние».
Пайпер попробовала освободиться, но пальцы Джереми сжимали ее одежду мертвой хваткой. Она схватила за руку колдуна, как следует тряхнула ее – и его пальцы разжались.
Она освободилась!
Пайпер оглядела лифт, ища нуги для отступления.
– Спокойно, – приказала она себе. – Думай! Думай!
Она отодвинула решетчатую дверь. Лифт висел между этажами. Внизу – полный мрак. Конечно, можно попытаться прыгнуть, но кто знает, какое расстояние до земли? Над головою, совсем близко, находился следующий этаж. Пайпер решила забраться туда. Она ухватилась за пол верхнего этажа и подтянулась. «Ну вот почти и все, – пронеслось у нее в голове, когда ей удалось плюхнуться на грубый бетон. – Почти...»
И тут Пайпер вскрикнула, услышав, что лифт начинает подниматься. «Нет, – подумала она. – Только не сейчас!» Посмотрев вниз, она заметила блеск красных глаз Джереми.
Он схватил ее за лодыжку!
– Н-е-е-е-ет! – заорала Пайпер.
Колдун, зарычав от ярости, крепче сжал ее ногу и потянул вниз. Пайпер почувствовала, что скользит вниз, вновь в кабину лифта. Ее ногти заскребли по бетонному полу. Рука Джереми все тянула ее за ногу, затаскивая в лифт.
Пайпер искала глазами, нет ли на полу чего-нибудь, за что можно было уцепиться. Ее пальцы на что-то наткнулись. Кусок дерева. Она тут же схватила его обеими руками.
Но это не помогло – Джереми стащил ее вниз. Пайпер тяжело приземлилась на пол лифта.
– Нет! – завопила она.
Джереми снова занес нож.
Пайпер вскочила на ноги. Подняла деревянный обломок как можно выше и со всей силы опустила на голову колдуна.
Джереми выронил нож, его глаза закатились.
Он упал, потеряв сознание.
Пайпер опустила лифт вниз и выскочила из него. Джереми был без сознания.
Пайпер выбежала из страшного пакгауза, спеша навстречу жизни.

ГЛАВА 18
Фиби проснулась в темной комнате. Прю отвезла ее из больницы домой. Младшая сестра не получила серьезных ранений, но была сильно потрясена. Дома тут же плюхнулась в кровать и проспала, как ей показалось, несколько часов.
«Мальчишки спаслись только благодаря моей способности видеть будущее. Я спасла им жизнь!» – вспомнила она происшедшее.
Она взглянула на часы, висевшие над ночным столиком. Была почти полночь. Почувствовав, что слегка проголодалась, Фиби решила перекусить.
Сперва она включила свет в коридоре, потом на лестнице, потом в прихожей и подумала: «Куда же все подевались?»
Кажется, у Пайпер было назначено свидание с Джереми. Она предупредила, что придет домой поздно. Но Прю? Где же она? Фиби надеялась, что хотя бы не с Энди.
Тут Фиби подпрыгнула от неожиданности – входная дверь громко хлопнула.
– Прю! Фиби! – раздался крик Пайпер.
– Что случилось? – спросила старшая сестра, появляясь из темной гостиной.
Задыхающаяся Пайпер вбежала в дом. Ее одежда была перепачкана и порвана. На руке красовался здоровенный синяк.
– Скорее! Запирайте все двери! – закричала она. – Проверьте окна! У нас времени в обрез!
Фиби кинулась к входной двери, заперла ее и в панике воскликнула:
– Что происходит? Что случилось?
– Фиби, ты не помнишь, сказано ли в «Книге Теней», как избавиться от колдуна? – спросила Пайпер.
– А кто он? – Голос Прю задрожал. – Это Энди?
– Нет. Это Джереми. Он пытался меня убить! Точно таким же ножом, о которых вы говорили. Обоюдоострым, с инкрустированной рукояткой, словом, таким же, как те, которыми убили семерых женщин. Он убийца! Он колдун!
Фиби тем временем заперла окна в гостиной.
Прю кинулась к телефону, стоявшему в прихожей.
– Я вызову полицию! – сказала она, хватая трубку.
– И выложишь им все? – остановила ее Пайпер. – Что мы – ведьмы? Что какие-то потусторонние силы пытаются нас убить? Если ищейки и явятся сюда, они все равно не смогут поймать Джереми, и мы станем следующими жертвами.
Фиби стояла у входной двери, дрожа от страха. «Ну вот и началось, – думала она. – Первый из колдунов объявился. Но, если даже мы одолеем Джереми, за ним может прийти другой».
Прю положила трубку обратно на рычаг и произнесла:
– Фиби, отравляйся-ка за «Книгой Теней».
Та кинулась вверх по лестнице, подскочила к столу, на котором лежала книга, и принялась лихорадочно перелистывать страницы.
«Должно же здесь найтись хоть что-то способное нам помочь! Почему Мелинда Уоррен не дала никакой подсказки?»
Фиби остановилась на середине книги. Фразы, написанные с причудливыми завитушками, напоминали рецепт, хотя ингредиенты были ужасными.
«Это что-то волшебное, – поняла Фиби. – И может быть, оно поможет убить колдуна?»
– Думаю, я нашла ответ! – выпалила младшая сестра, скатываясь вниз по ступеням. – Идемте на чердак, скорее! Там наша единственная надежда!
«В голове не укладывается, что я занимаюсь этим», – мысленно удивлялась Прюденс, сидя на чердаке за низким круглым столом. Фиби и Пайпер устроились тут же, готовясь к исполнению того, что младшая из них отыскала в «Книге Теней».
Прю прочитала рецепт и покачала головой – получится ли? Ведь они занимались колдовством впервые, к тому же нужно торопиться.
Старшая сестра положила раскрытую книгу на пол. Затем стала помогать младшим зажигать свечи и расставлять их вокруг стола.
Закончив, Фиби подошла к выключателю и спросила:
– Готово?
Сделав глубокий вдох, Прюденс кивнула, и Фиби выключила свет.
Три сестры заняли места вокруг стола. Тени плясали по стенам у них за спиной.
В середине стола стоял плоский медный таз со свечами всевозможных форм, смазанными смесью из масла и специй. Фиби перерыла весь дом, чтобы отыскать девять свечей.
Прю еще раз сверилась с «Книгой Теней».
– Все правильно: мы натерли девять свечей маслом и специями, поставили их в таз, теперь надо зажечь.
– Погодите! – крикнула вдруг Пайпер. – Я вижу только восемь!
Фиби подняла миниатюрную полосатую свечку со словами:
– Вот эту ты не заметила.
– Именинная свеча? – удивилась Прю.
– У бабушки было не слишком много колдовских принадлежностей, – объяснила Фиби.
«Если мы собираемся заниматься колдовством, то должны хотя бы делать все, как следует», – подумала старшая, но промолчала.
А младшая зажгла именинную свечу, потом от нее – все остальные. Вскоре все девять свечей заставили таз сверкать.
– Что дальше?
– Дальше нам нужна кукла, – ответила Прю, заглянув в книгу.
– Держи. – Пайпер протянула ей маленькую куколку, которую только что вырезала из мыла.
– Что ж, теперь вроде бы все, – решила старшая. – Можно приступать к колдовству.
– Подождите-ка минутку. В книге сказано, что я должна изгнать Джереми из своей души, – объявила Пайпер. Она схватила розы, которые подарил ей ухажер, положила их поверх куклы и продекламировала: – Твоя любовь сейчас завянет и уйдет. Из сердца моего навеки пропадет!
Пайпер вдавила шипы роз глубоко в живот куклы. Глядя на это, Прю изо всех сил боролась с нехорошим предчувствием. Настойчивый внутренний голос твердил, что это не подействует. Но с ним словно спорил другой, и Прюденс поняла, что должна теперь прислушиваться и к нему. Этот голос говорил, что в мире существуют силы, не поддающиеся законам логики и чувствам, силы, недоступные нашему пониманию.
Пайпер подняла куклу над тазом.
– Позволь мне быть свободной, Джереми, – почти пропела она. – А ты убирайся навсегда!
И она бросила куклу и розы в огненный таз. Пламя тут же начало лизать их.
– Будем надеяться, что это подействует, – произнесла старшая сестра.

Джереми очнулся на полу в лифте. Голова раскалывалась. «Что же произошло?» – удивился он. И вдруг вспомнил – Пайпер саданула его каким-то обломком.
Колдун поднялся на ноги и зарычал от ярости:
– Ведьма! Я еще покажу тебе!
Джереми выскочил из лифта и понесся по пустынной улице. Неожиданно все его тело пронзила острая боль.
– Н-е-е-е-ет! – заорал он, сгибаясь пополам и хватаясь за живот.
Колдун сделал еще несколько шагов, добравшись до проволочной изгороди. Схватился за нее, стараясь справиться с болью. Но магия была сильна – шипы пронзили его ужасное лицо, воткнулись в тело. Он завыл от боли и бессилия. «Зачарованные, – понял Джереми. Это они достали меня! Вот уж не ожидал, что они так быстро смогут набраться силы. Легенда не солгала. Эти три сестры – самые сильные ведьмы в мире».
Он корчился от боли, и только одна мысль помогла ему оттянуть агонию: «Когда я до них доберусь, вся эта сила станет моей!»
Его грудь готова была вот-вот разорваться гигантский розовый шип прошил насквозь все его тело.
Джереми изо всех сил боролся с чарами, стараясь извлечь шипы.
Боль была невыносимая. Колдун завалился на изгородь, и та провисла под его тяжестью. Кровь хлестала из ран на лицо и на грудь. От боли он испустил ужасающий вопль.

Три сестры склонились над тазом, разглядывая пылающую куклу.
«Что же должно произойти? – гадала Прю. – Какие могут быть последствия? Неужели сожжение этой дурацкой мыльной куклы избавит нас от Джереми?»
БУМ!
Прю подпрыгнула, услышав взрыв. Пламя всплеснулось над медным тазом. Огонь как будто обладал собственной силой. Такого яркого пламени сестрам еще не доводилось видеть.
Через мгновение огонь угас. Кукла сгорела дотла, от нее не осталось никаких следов.
– Ага! – воскликнула Пайпер. – Получилось!
– Пожалуй, ты права, – ответила Прю одновременно с изумлением и облегчением. – Это и вправду действует! Ну что, мы и правда Зачарованные?
Фиби заглянула в медный таз и потрогала оставшийся пепел.
Как только она это сделала, все ее тело сильно тряхнуло. Фиби резко вскрикнула, хватая ртом воздух, и отдернула руку.
– Тебе плохо? – кинулась к ней Прю.
Фиби испуганно поглядела на сестер. Потом с грустью подвела итог:
– Да, мне плохо. Нам всем будет плохо колдовство не подействовало.

ГЛАВА 19
– Что значит – «колдовство не подействовало»? – удивилась Прю. – Я же видела это пламя. Оно не походило на нормальное!
– Мы сделали все так, как велит книга! – поддержала ее Пайпер.
– Знаю, – ответила Фиби. – Но все-таки уверена, что колдовство не подействовало.
У Прю ёкнуло сердце.
– С чего ты взяла?
– У меня было видение, – объяснила Фиби. – Опустив руку в таз, я увидела Джереми. Должно быть, он очень могущественный колдун. Мы только ранили его, но не убили.
– Ты опустила руку в таз и увидела его? – переспросила Пайпер.
Фиби кивнула, ее глаза расширились от страха:
– Он направляется сюда.
Прю быстро посмотрела на сестер, понимая, что остается сделать только одно.
– Нужно бежать отсюда! – закричала она, кидаясь к выходу.
Сестры сбежали вниз по лестнице и кинулись к входной двери. Прю распахнула дверь и вскрикнула.
На пороге стоял Джереми.
Его кожу покрывали страшные рубцы. Одежда была изодрана и залита кровью. Лицо искажала гримаса ярости.
– Здравствуйте, дамы, – произнес он.
Сестры отступили назад. Колдун вошел и прикрыл за собой дверь.
Достал из кармана нож и занес его над головой. Прюденс выступила вперед, закрывая своим телом сестер. Они втроем продолжали отступать. Дальше, дальше...
Но с каждым их шагом Джереми все приближался. Его красные глаза горели злобой.
Прюденс уставилась на него – на ужасные рубцы, залитое кровью лицо, злые глаза. Она глядела, стараясь выплеснуть на него всю свою ярость и силу. Напряженно, как только могла, направляла на него мощь, которой никогда прежде не владела.
Тело Джереми пронеслось по воздуху и с громким стуком ударилось о дверь.
– Пайпер! Фиби! – крикнула Прю. – Бегите! Я его задержу!
Она слышала, как сестры кинулись вверх по лестнице. Она не отрывала взгляда от Джереми, стараясь уловить каждое его движение. И не напрасно: колдун встал на ноги.
«О нет! – подумала Прю. – Он цел!»
– Неплохой фокус, ведьма! – довольно спокойно заметил Джереми. – Ты всегда была жестокой. Даже не плакала на похоронах своей мамочки!
– И на твоих не буду! – огрызнулась Прю.
Она снова сконцентрировалась, направляя силу на Джереми. Колдун вновь поплыл по воздуху и врезался в стену, сбив висевшие на ней картины. По полу разлетелись осколки стекла.
Прю не стала долго раздумывать. Как только Джереми рухнул на пол, она развернулась и кинулась на чердак.

Фиби напряженно ждала старшую сестру, собираясь сразу же, как только та поднимется, забаррикадировать дверь.
Услышав внизу шум, она встрепенулась:
– Я спускаюсь к ней. Джереми слишком силен для нее!
– Нет! – возразила Пайпер. – Ей нужно еще немного времени!
Но Фиби уже была не в силах ждать – от дикого испуга в ее крови заиграл адреналин.
– Она там уже слишком долго, – произнесла младшая сестра, кидаясь к двери. – Я спускаюсь!
Но именно в этот момент Прю влетела на чердак и захлопнула за собой дверь. Потом вместе с Фиби поволокла к ней шкаф.
– Ты права, – выдохнула Прю. – Наши силы возрастают.
– Замечательно! Они нам пригодятся, – включилась в разговор Пайпер, одновременно подпирая дверь столом. – Нужно придвинуть сюда как можно больше мебели.
– Это не остановит Джереми, – возразила Фиби. – Мы сможем лишь выиграть время.
Фиби попыталась взгромоздить на шкаф стул, но он тут же полетел обратно, разбившись об пол!
Из-за двери донесся голос Джереми, глубокий и глухой голос демона.
– Неужели вы думали остановить меня стулом, ха-ха-ха!
Фиби увидела, что шкаф начинает отодвигаться от двери сам собой!
– Или шкафом? – издевательски продолжал Джереми.
Сестры беспомощно смотрели на то, как с легкостью рушатся возведенные ими преграды.
– Вы еще не поняли, ведьмы?! – воскликнул Джереми. – Ничто, ничто меня не остановит!
Сестры сгрудились в центре помещения.
– Что же нам делать? – спросила Пайпер с отчаянием и оглядела чердак. – Отсюда нет выхода. Мы в ловушке!
Фиби схватила сестру за руку. И старалась унять собственное сердце, которое колотилось от ужаса. «Думай! – приказала она себе. – Думай! Должен быть какой-то выход!»
Дверь не выдержала удара нечеловеческой силы.
Джереми ворвался на чердак и захохотал. Все его лицо было залито кровью. В руке у него сверкал золотой инкрустированный нож.
Фиби увидела на его теле глубокие следы там, где воткнулись розовые шипы. Из ран сочилась кровь, но казалось, он этого даже не замечал.
– Давайте же! – выкрикнула Прю, схватив сестер за руки. – Вместе мы одолеем его.
Джереми шагнул к ним и поднял нож.
«Мы не должны погибнуть, – подумала Фиби и мысленно позвала: – Мелинда! Ты должна нам помочь! Скажи, что нам делать?»
Но ответа не было.
– Вспомните о спиритической доске! – воскликнула Прю.
«То, что надо!» – подумала Фиби и закричала, вспомнив ту ночь, когда появилась Мелинда Уоррен:
– Надпись с обратной стороны! Сила Трех!
– Мы Силу лишь втроем найдем и с ней свободу обретем! – продекламировала Прю.
– Мы Силу лишь втроем найдем и с ней свободу обретем! – подхватили Фиби и Пайпер.
– Нет! – заорал Джереми и схватился за голову от боли. Сила заклинания отбросила его назад, ударив о косяк.
«Что-то случилось», – поняла Фиби. Она почувствовала приток энергии, намного превышавшей по силе все, что она ощущала раньше.
Сестры не разнимали рук и продолжали скандировать:
– Мы Силу лишь втроем найдем и с ней свободу обретем!
Джереми быстро оправился от удара. Поднялся на ноги и махнул руками в сторону сестер.
Вокруг них образовался огненный обруч. Фиби вскрикнула. Сестры оказались пойманными на крохотном пятачке.
– Ну же! – воскликнула Пайпер. – Нужно держаться вместе!
Фиби придвинулась ближе к сестрам, продолжая скандировать:
– Мы Силу лишь втроем найдем и с ней свободу обретем!
Огонь уже лизал их кожу, но... не причинял никакого вреда!
Джереми, разозленный неудачей, снова махнул руками в их сторону.
Пламя превратилось в крутящийся вихрь пыли, и сестрам стало невозможно дышать.
Фиби замолчала, за ней умолкла Пайпер их легкие наполнила пыль.
Они крепче схватили за руки Прюденс, и та смогла, почти задыхаясь, еще раз пропеть:
– Мы Силу лишь втроем найдем и с ней свободу обретем!
По-прежнему глотая пыль, Фиби и Пайпер снова подключились к ней.
В окне сверкнула молния, расколов небо надвое. Дом содрогнулся от удара грома.
«Получается! – подумала Фиби. – Наше заклинание вызвало какую-то внешнюю силу!»
Пыльный вихрь вращался все быстрее. От поднявшегося ветра волосы Фиби встали дыбом. Но она почувствовала, что теперь сможет победить злую энергию Джереми.
– Мы Силу лишь втроем найдем и с ней свободу обретем! Мы Силу лишь втроем найдем и с ней свободу обретем!
Не прекращая повторять заклинание, сестры увидели, как смерч перекинулся на Джереми, подняв его в воздух и откинув назад.
Молнии становились ярче, гром гремел все оглушительнее, сестры продолжали декламировать все громче и громче, стремясь перекричать разыгравшуюся бурю.
Пыльный смерч смял тело колдуна, и тот скорчился от боли. Вскоре Джереми скрутило так, что он уже сам превратился в вихрь. В потоках пыли его стало невозможно разглядеть.
– Мы Силу лишь втроем найдем и с ней свободу обретем! Мы Силу лишь втроем найдем и с ней свободу обретем! – продолжали скандировать сестры.
Вихрь издал громкий вой. В центре его возникло огромное змееподобное существо.
Фиби вскрикнула, увидев, что у этой твари лицо Джереми.
– Я не один! Я – один из миллионов! – завопил колдун. – Мы – повсюду! Мы – это ад на земле!
– МЫ СИЛУ ЛИШЬ ВТРОЕМ НАЙДЕМ И С НЕЙ СВОБОДУ ОБРЕТЕМ! – Сестры выкрикивали заклинание так быстро и громко, как только могли. – МЫ СИЛУ ЛИШЬ ВТРОЕМ НАЙДЕМ И С НЕЙ СВОБОДУ ОБРЕТЕМ!
– Вы никогда не будете в безопасности! – пригрозил Джереми. – Вам никогда не обрести свободу!
Он зарычал в последний раз и. взорвался. Вместе с ним бесследно исчез и пыльный вихрь.
Громы и молнии прекратились.
Сестры увидели, что стоят посреди чердака, держась за руки.
Потрясенная Фиби никак не могла привести в порядок дыхание.
– Вот что такое Сила Трех, – произнесла Прю.
Сестры обессиленно сползли на пол и обнялись.
«Мы спасены, – подумала Фиби, – но надолго ли?»

ГЛАВА 20
На следующее утро Прюденс проснулась в своей постели и потянулась. Она проспала всю ночь на удивление спокойно и теперь чувствовала себя полностью отдохнувшей. И тут ей вспомнились события прошедшей ночи.
«Теперь моя жизнь в корне изменится, – подумала Прю, откидывая одеяло и вставая. – Больше я не буду прежней. Раньше меня занимали лишь работа, любовь и забота о сестрах. А теперь мне придется думать о целой Вселенной, заполненной злом. О колдунах, пытающихся меня прикончить. О том, как творить добро с помощью моей силы. А также по-прежнему – о работе, любви и сестрах».
Она быстро приняла душ, натянула красную тенниску и хлопчатобумажные брюки. Затем спустилась вниз за газетой. Сестры все еще спали.
Прю открыла входную дверь, ступила за порог и подняла газету, лежавшую на коврике.
– Доброе утро.
Подняв глаза, девушка увидела Энди, стоящего у крыльца.
На нем был темный костюм, белая рубашка и синий галстук. В руках Энди держал высокий бумажный стакан с кофе.
– Вот так сюрприз! – произнесла Прю и подумала: «Как же здорово, что он заглянул сюда! Он не колдун, то есть скорее всего».
После случая с Джереми она понимала, что больше нельзя быть ни в ком уверенной. Теперь нужно развивать интуицию и пытаться лучше разбираться в окружающих. Но в отношении Энди ее интуиция не подсказывала ничего дурного.
«Я обращалась с ним ужасно, – поняла Прю. – Но ведь он тоже вел себя очень странно, не случайно вызывал подозрения. Надо, наверное, извиниться, но как? Как объяснить ему мое поведение?»
Она уселась на верхнюю ступеньку, сжимая газету в руке. Энди опустился рядом.
– Как ты здесь очутился в такую рань? – начала она издали.
– Ну... – он вздохнул. – Я пришел пригласить тебя на ужин сегодня. И завтра. И послезавтра. Если ты, конечно, не испугаешься.
– Чего испугаюсь? – удивилась Прю.
– А разве ты не испугалась меня вчера? Улепетывала с такой скоростью, что мне до сих пор не понять, что же я сделал не так.
– Нет, Энди, – попробовала объяснить Прю. – Ты ничего плохого не сделал.
Она опустила глаза, чувствуя, что приятель пристально разглядывает ее.
– Ладно, – сказал наконец Энди. – Так как же с сегодняшним ужином? Может, встретимся в восемь у ресторана «Франческа»?
Прю хотела было согласиться и уже открыла рот, но что-то ее остановило. Желание поужинать со старым приятелем было велико. Но к чему оно приведет? Какие могут быть последствия?
Даже если Энди не колдун, то она уже не та, прежняя. Теперь она ведьма. Ее жизнь никогда не будет иной.
«Я не могу признаться, что я ведьма, – подумала она. – И не могу выказывать свою любовь. Тогда что это будут за отношения?»
– Ты раздумываешь? Почему? – спросил Энди с погасшей улыбкой.
– Да, но не из-за того, о чем ты подумал. Моя жизнь... несколько усложнилась. Ты мне очень нравишься. Но я... я сомневаюсь, что мы сможем теперь поддерживать наши прежние отношения. Я тебе позвоню, хорошо?
– Конечно. – Энди полез в карман пиджака, достал визитку и протянул ее подруге.
– Можешь звонить в любое время. Если что-нибудь будет нужно, я помогу, – пообещал инспектор.
– Счастливо, Энди!
Она грустно смотрела ему вслед, пока он шел к своей машине.
За спиной у нее распахнулась дверь. Сестры, одетые для утренней пробежки, с любопытством глядели на отъезжающую машину.
Фиби повернулась к Пайпер и произнесла:
– Я же говорила, что слышу мужской голос.
– Чего он хотел? – спросила Пайпер у Прю.
– Приглашал на ужин, – ответила та.
– Замечательно! – воскликнула Фиби. – Теперь, когда мы знаем, что он вряд ли окажется колдуном, можешь отправляться с ним. Благословляю!
Прю грустно покачала головой.
– Что с тобой? – удивилась Пайпер. – Ты не согласна встречаться с ним?
– Хотела, да раздумала, – объяснила старшая сестра серьезно. И добавила: – Он замечательный парень. И должен встречаться с той, которая не станет ничего от него скрывать. Значит, это буду не я...
– В любом случае кое-что от парня скрывать все же стоит, – пошутила Фиби. – Независимо от того, ведьма ты или нет.
– Мне не до шуток. Интересно, смогу ли я вообще с кем-нибудь встречаться? Ходят ли ведьмы на свидания?
– Не только ходят, – ответила Пайпер ободряюще, – но и отхватывают лучших парней.
– И лучшие украшения, – добавила Фиби, смеясь.
Прю вздохнула, все еще не чувствуя облегчения.
– Но когда же мы наконец будем в безопасности? – спросила она. – И вообще, как узнать, кому можно верить, а кому – нет?
– Нельзя подозревать каждого встречного, – уверила ее Пайпер. – Думаю, что со временем мы научимся чувствовать колдуна за версту.
– Отныне все для нас изменится, – продолжала с некоторой грустью Прюденс.
– Зато теперь наша жизнь не будет скучной, – заметила не без радости Фиби.
– Но и такой, как раньше, тоже не будет, – настаивала старшая сестра.
– А разве это плохо? – не желала сдаваться младшая.
– Не плохо, наверное, но слишком утомительно, – ответила Прюденс, думая о том, как тяжело будет хранить их тайну.
– Она права, – поддержала ее Пайпер. – Что же нам теперь делать?
– А что мы можем делать? – озорно улыбнулась Фиби.
Ничего не ответив, Прю поднялась и вернулась в дом. Сестры поспешили за ней.
– Нужно соблюдать осторожность. Мы должны набраться мудрости. И держаться вместе. – Серьезность не покидала Прюденс.
Сестры вошли в прихожую. Прю оглянулась на оставшуюся открытой дверь, затем поглядела на Пайпер и Фиби. «А почему бы и нет?» – подумала она и хитро улыбнулась.
Прю кивнула в сторону двери, и та вдруг захлопнулась волшебным образом.
Пайпер ухмыльнулась и произнесла:
– Кажется, это будет интересно.

0