www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Клон / O Clone

Сообщений 121 страница 140 из 812

121

скрины с заключительной серии

http://i036.radikal.ru/0801/7b/ad7fa607010c.jpg

+1

122

Vitalissa, спасибо за скрины!!!!

0

123

Бет Гуларт (Beth Goulart) родилась в Рио-де-Жанейро 25 января 1961 года. Дочь Паулу Гуларта (Фарина в "Земле надежды") и Нисети Бруну (Офелия в "Голосе сердца"), Бет выросла среди артистов, которые были частыми гостями в доме и зрителями на детских спектаклях, которые она с раннего детства ставила со своими друзьями. Воскресные обеды она использовала для сочинения пьесок, которыми развлекала гостей и благодаря которым и сложился ее профессиональный выбор. "Самое забавное, это что я звала детей, смотрела, что каждый из них умеет делать лучше и режиссировала все это. И пускала их по билетам", - вспоминает она, указывая на то, что в этой форме освоила все театральные профессии.

В 3 года она вышла на сцену как ангелок в детском спектакле, еще в 9 лет она в телепрограмме декламировала стихи Фернанду Пессоа. В этой программе впервые ее назвали именем, которым стали ее называть всегда. "'Перед вами - дочь Паулу Гуларта - Бет Гуларт'. Я впервые услышала, что меня так называют, и мне так понравилось это имя на слух!" - вспоминает актриса.

Однажды Антониу Абужамра (Дмитрий из "Талисмана") пригласил Бет в свой спектакль. Вручил ей текст "Влияние гамма-лучей на полевые маргаритки" лауреата Пулитцеровской премии Паулу Зинделя, который он собирался ставить, он попросил ее подумать в спокойной обстановке, хотела бы она попробовать сыграть в театре или нет. Несмотря на то, что ей было всего 15 лет и было страшно, когда узнала, что и ее мать, и ее бабушка, Элеонор Бруну, будут играть в этом спектакле, она решила принять это предложение. "Вскоре моя сестра, Барбара Бруну Гуларт, тоже вошла в труппу этого спектакля. Спектакль стал нашим семейным", - вспоминает она. Спектакль шел на сцене два года.

- Каково жить вместе с родителями-актерами? В чем плюсы и минусы того, что вы быть дочь актеров?

Жить с ними очень приятно, потому что они не только прекрасные актеры, но и прекрасные люди. Жить с ними - привелегия, удовольствие. Плюс, возможно, в том, что семена их таланта, их уроки попадают на плодородную почву. А минус - это что тебе всегда надо преодолевать себя и не зависеть от своей семьи.

- В начале своей карьеры вы ощущали давление того, что должны иметь такой же талант, как и у ваших родителей - прекрасных актеров?

Давление - нет. Возможно, впечатление, потому что они оба - большие актеры, но я не думаю, что талант передается по наследству. Талант - от духа, а не от тела. Я благодарна Богу за то, что я дочь таких родителей!

- Что бы вы посоветовали начинающим актерам?

Иметь смелость, настойчивость, терпение, скромность и желание постоянно учиться.

- Какими качествами надо обладать, чтобы стать хорошей актрисой?

Благородством, скромностью, способностью посвятить всю себя, желанием учиться, иметь чувство юмора, талант, вдохновение и радость от постоянного развития своих способностей.

- Где вы получили актерское образование?

Актерское образование я получила на практике. Я очень рано начала и не перестала учиться до сегодняшнего дня, и не собираюсь останавливаться. Я занималась на разных курсах и мастер-классах у людей, которые меня многому научили. И я продолжаю учиться.

- Какую музыку вы любите слушать?

Люблю хорошую музыку. Мне нравится бразильская популярная музыка, классика, джаз, блюз, инструментальная музыка и иногда рок.

- Вы могли бы принять участие в каком-нибудь реалити-шоу типа "Дом Артистов"?

Никогда в жизни! (смеется)

- Считаете ли вы, что всем актерам, главным образом, снимающимся в новеллах, удается на деле разделять роли и свою частную жизнь? Нет абсолютно никакого влияния ролей на жизнь актера?

Некоторые роли затрагивают тебя больше, некоторые меньше, но актерам обязательно надо держаться немного поодаль от своих персонажей, чтобы защитить свою эмоциональныю сферу. Нельзя давать персонажам влиять на твою повседневную жизнь, если не хочешь сойти с ума. Питер Брук говорит, что каждый актер - это контролирующий себя шизофреник. Если ты потеряешь этот контроль, ты останешься просто шизофреником.

- Какая роль более всего вас впечатлила за 33 лет карьеры?

У меня было много хороших ролей, но большинство из них - в театре. Мне очень нравится играть исторических персонажей, с чертами, свойственными своему времени. В телесериалах - это Леополдина из "O Primo Basilio" ("Кузен Базилиу"), она - героиня, к которой я отношусь с нежностью. Но мой звездный час был в 1981 году, когда я играла в паре с Лауру Короной в новелле "Baila Comigo" ("Танцуй со мной"). Я там играла Дебору, девушку, выросшую в Европе, которая влюбляется в бедняка из Рио-де-Жанейро. Он вовлекает ее в разные приключения в Рио. Эта пара получилась отличной.

- Ваши самые сильные воспоминания связаны с театром, вы в течении ряда лет не снимались в телесериалах. Почемы вы решили посвятить себя сцене?

Это произошло естественным образом. Театр более доступен. Если ты действительно заинтересован в участии в каком-то проекте, ты борешься, не зависимо от чьего бы то ни было решения. Это гораздо больше зависит от твоего собственного желания, чем от чего-то другого. В сериалах все иначе. Авторы сериалов могут предпочесть других актеров или задействовать тех, у кого контракт с телеканалом.

- Все это время вы чувствовали себя мало востребованной в телесериалах?

У меня контракт с "Глобо" был только в течении трех лет, после съемок "Baila Comigo". С тех пор телеканал никогда не предлагал мне заключить контракт на продолжительный срок. Так что я шла своими собственными дорогами. Телевидение не занималось мной, и я тогда решила не заниматься телевидением. Я занялась другими делами, много работала в театре. В то время мне хотелось большего, нежели быть зависимой от того, что мне дадут. А с театром и кино у меня было полное взаимопонимание.

В 2002 году она получила предложение сняться в роли ревнивицы Лидиане в "Клоне", и эта роль придала новый импульс ее карьере. "Мне очень понравилось играть Лидиане. Это меня развлекло, воодушевило, вернуло меня к зрителям. Эта новелла вообще оставила след и заняла свое место в истории теледраматургии. Она дала мне возможность сыграть с юмором и напомнила о серьезных темах, затрагиваемых в новелле. О своих коллегах по этому сериалу могу сказать только хорошее", - говорит актриса. Она по-женски понимает свою героиню, даже учитывая ее болезненную ревность. "У всех у нас есть какие-то неврозы. У меня тоже. Если присмотреться, нормальных нет. Но у меня, если и есть, то какие-то другие неврозы, не как у нее", - отмечает Бет.

- Вы такая же ревнивая, как Лидиане?

Нет, слава Богу! Думаю, что она очень страдала. Я не столь ревнива, как Лидиане. Я ревнива в меру.

- Многие женщины так же страдают от ревности, как Лидиане в "Клоне". Как вы к этому относитесь? Считаете ли, что это болезнь?

Иногда ее действительно можно назвать больной, так как она переходит грань нормальности. В случае Лидиане, она приобретает форму наваждения, одержимости, подобной той, что испытывает Мел (Дебора Фалабелла), употребляя наркотики. В подобных случаях ей, так же как и Мел, требуется медицинская помощь.

- Если бы ваш сын употреблял наркотики, как бы вы реагировали?

Искала бы помощи. Осознала бы проблему и постоянно молила Бога.

- Вам понравился финал "Клона"?

Решения некоторых сюжетных линий мне кажутся очень интересными, как, например, у доны Журы. Мне очень понравилось братание и дружеская нежность, которую запечатлели те объятия. Финал некоторых героев мне не понравился, например, финал Лидиане. Мне не нравится, что мошенники получили такой подарок от автора. Мне кажется, вознаграждать прохиндеев - антиэтично. Если бы тот ребенок был принят нашей семьей (Тавиньу и Лидиане), мы бы могли дать ему лучшие шансы на будущее, а кроме того, наказали бы этих двух, оставив их без денег и забрав у них ребенка.

- А какой финал для Лидиане вы бы предложили?

Думаю, что при той любви, которую Лидиане испытывает к Тавиньу, она должна была бы принять его ребенка, даже при том, что он стал его отцом не по своей воле. Так мы бы проявили пример благородства и любви к этому ребенку, ставшему орудием преступления. Тогда бы все встало на свои места. Мы бы стали счастливее, а виновники понесли бы заслуженное наказание.

- Поклонники останавливают вас на улице? Называют вас Лидиане?

Да, и с большой теплотой! Все спрашивают меня о Тавиньу (Виктор Фазану), предлагают сотовый телефон, и дарят мне улыбки, особенно дети.

В этом году сценарист Жилберту Брага позвонил Бет Гуларт и пригласил на роль эгоистки Нели в новеллу "Paraiso Tropical" ("Тропический рай"). "Я была так рада, у меня нет контракта с "Глобо", и тем не менее он выбрал меня. Он мог пригласить любую актрису из штата "Глобо", которая сейчас не занята. Но он настоял, чтобы играла я. Это дорогого стоит", - рассказывает актриса. Она уже снималась у Жилберту Браги в минисериале "O Primo Basilio", это было в 1988 году. "Я уже давно его люблю. Я играла Леополдину, это была прекрасная роль. Это была одна из самых важных ролей в моей карьере в телесериалах", - вспоминает она. Получив это приглашение, Бет поняла, что это шанс реализовать ее давнюю профессиональную мечту - больше сниматься в телесериалах, потому что сейчас опытные актрисы, которым за 40, получают больше пространства, для них пишут прекрасные роли в новеллах современной тематики. Поэтому она оптимистично смотрит в будущее: "Сегодня - новая фаза в моей карьере, более зрелая. Надеюсь, что после "Тропического рая" у меня будет еще что-нибудь хорошее. У меня был разговор на "Глобо". Я была бы рада подписать долгосрочный контракт. Сегодня же ситуация другая, женщины моего возраста получают очень сильные роли в новеллах. Они стали главными героинями".

Марина, по материалам Terra Chat, декабрь 2007 г.

0

124

продолжая выкладывать описание серий!

63-я серия

Самира, дочь Латиффы, отказывается носить платок. Она заявляет матери, что хочет, как другие девочки из школы, ходить на пляж и на танцы. Латиффа боится, что дочь может повторить судьбу Жади, которая тоже отказывалась соблюдать предписания Корана. Еще больше женщина расстраивается, когда муж говорит ей, что обеспокоен поведением детей и жалеет, что они переехали в Рио, где люди далеки от их религии. Через некоторое время Латиффа везет Самиру в торговый центр и уговаривает дочь выбрать себе красивый платок, но девочка не может оторвать взгляд от джинсов. В это время Зорайде, наблюдая за танцующей Хадижей, с улыбкой замечает, что девочка напоминает ей Жади. Но танцы -это единственное, что объединяет мать и дочь. Своими желаниями и мечтами Хадижа скорее похожа на Латиффу, а вот своенравная Самира вполне могла бы быть дочерью Жади. 
Эдна показывает Алисинье комнату, в которой девушка будет жить. После этого они отправляются в клинику Албьери. Эдна сообщает Жулиу, что Албьери внезапно плохо себя почувствовал. Доктор, обеспокоенный внезапным звонком Лео,                             понимает, что если крестник вернется в Рио, Албьери придется рассказать всем о своих экспериментах с клонированием. Размышления доктора прерывает звонок Лео, парень просит крестного о помощи. 
Али спрашивает Саида, зачем тому понадобилось устраивать проверки жене. Саид признается, что до сих сомневается, что Жади его любит.
Леонидас предлагает Синире выйти за него замуж. Маизу новость о предстоящей свадьбе  приводит в восторг. Она предлагает свекру взять на себя хлопоты по организации торжества.
Шанди пытается объясниться с Карлой, но девушка заявляет, что не желает больше его видеть и советует ему пригласить куда-нибудь свою бывшую девушку.
Лауринда переживает, что если ей не удастся сообщить Ивети о заявлении Армандо, судья может решить дело в пользу бывшего мужа.

0

125

64-я серия

Мэл жалуется Телминье, что Сесеу, брат Телминьи, к ней безразличен. Она рассказывает о неудавшемся свидании и о том, что он заигрывает со всеми девушками на пляже. Подруга успокаивает Мэл тем, что парень просто боится к ней подойти, он думает, что ее интересует только учеба. Мэл, оправдывается, объясняя, что в данный момент она переживает  из-за выпускных экзаменах, но на это Телминья заявляет, что многим удается совмещать и учебу, и личную жизнь.
В доме Леонидаса собираются родные и друзья, чтобы познакомиться с Синирой. Через некоторое время Леонидас с невестой обедает в ресторане и вдруг видит в дверях Ивети и Лауринду. Леонидас пытается незаметно уйти и говорит Синире, что подождет ее в машине. Но Ивети догоняет его и признается, что очень скучала по своему Львеночку. В этот момент к Леонидасу подходит Синира, и он представляет ее Ивети как свою невесту.
Саид вместе с женой и дочкой прилетает в Рио. Хадижа очень удивлена, что в Бразилии женщины не носят чадру. 
Лукасу звонит любовница. Маиза в этот момент находится рядом с ним. Она спрашивает мужа, кто это, и почему его так взволновал этот звонок. Лукас отвечает, что звонил Тавиньо, но Маиза чувствует ложь и сообщает мужу о намерении отправиться в ювелирный магазин.

0

126

65-я серия

Латиффа с Жади обсуждают слухи о том, как изменился Лукас. Он даже не пытается  скрывать свои любовные похождения от жены. Жади соглашается, что время меняет людей, но для нее он навсегда останется тем самым Лукасом, которого она повстречала когда-то.
Тавиньо советует Лукасу записаться в спортзал, чтобы поддерживать себя в форме, но тот отвечает, что не интересуется спортом. Тавиньо признает, что его друг сильно изменился с момента их знакомства. Лукас перебирает в памяти воспоминания своей молодости, знакомство с Жади, и представляет, какой стала любимая теперь. Для себя Лукас решает, что запомнит Жади прекрасной девушкой, танцующей для него в развалинах Феса.
Эдна и Албьери не могут нарадоваться на Алисинью. Она безукоризненно выполняет свою работу в клинике и помогает Эдне по дому, девушка даже делает тете маникюр. Эдна признается мужу, что уже не представляет своей жизни без племянницы. Албьери согласен с женой. Через некоторое время Албьери заходит в свой кабинет и застает Алисинью врасплох: она роется в бумагах. Напуганный тем, что девушка может найти его записи о клонировании, доктор запрещает ей прикасаться к его документам, а Алисинья пытается объяснить, что всего лишь хотела навести порядок. В слезах она выбегает из кабинета и прячется в объятиях тетки. Эдна не понимает, чем вызвана такая бурная реакция мужа.
Лео вновь звонит Албьери. Он слышит в трубке голос Эдны и просит позвать к телефону отца. Внезапно звонок прерывается, а Эдна сообщает мужу, что слышала голос Лукаса. Должно быть, он звонил Леонидасу и перепутал номер.
Хадижа говорит Самире, что она гордится своим происхождением и с удовольствием  носит платок. Но для Самиры соблюдение мусульманских традиций -  испытание. Она мечтает хоть раз в жизни пойти на танцы с другими девочками из школы. Кроме того, Самира готова сделать все, чтобы получить образование, сделать карьеру, и добиться финансовой независимости от будущего мужа. Если, конечно, она вообще выйдет замуж.
Далва сообщает Лукасу, что Мэл заперлась в своей комнате с Сесеу, парнем из школы. Отец предупреждает девушку, что в таких случаях она должна оставлять дверь открытой, и напоминает дочери: прежде чем думать о любви, она должна окончить школу. Мэл раздосадована тем, что родителей не интересует ничего, кроме ее успехов в учебе.
Маиза хвастается перед Лидианой своими новыми украшениями: Лукасу дорого обходятся его прегрешения перед женой.

0

127

66-я серия

Ивети приходит в дом Леонидаса под предлогом встречи с Лукасом. Львеночек,  заметив ее, спешит ретироваться. Ивети кричит  вслед, что пришла вовсе не к нему, а к Лукасу. Маиза, услышав это, решает, что Ивети – любовница ее мужа. То, что Лукас, преступив все границы дозволенного, назначает любовницам свидание дома, приводит ее в бешенство. Мэл спрашивает мать, почему, зная об изменах, она продолжает жить с отцом. Маиза отвечает, что не разводится с Лукасом только ради дочери. Девушку раздосадована тем, что родители используют ее как предлог, чтобы оправдать свой брак.   
          Во время ужина в ресторане Жади замечает Албьери. Саид приглашает доктора присоединиться  к ним и заводит разговор о Лукасе.  По возвращении в отель Жади ссорится с мужем, обвиняя его в том, что он умышленно причиняет ей боль.
   Перед началом боя Витора Карла заходит в раздевалку знаменитого борца. Витор восхищен красотой девушки и предлагает ей встретиться после поединка. Радостная Карла рассказывает матери, что сам Витор назначил ей свидание. Слухи о романе Карлы с известным спортсменом быстро распространяются по округе. Одетте рассказывает всем знакомым, что Витор без ума от девушки и хочет взять ее на соревнования в Японию.
Далва укоряет Лукаса за то, что он обидел жену. Лукас не отрицает этого: он вышел из себя, когда Маиза обвинила мужа в наплевательском отношении к дочери.
    Албьери узнает от Жулиу и Эскобара, что в газетах написали о первых опытах клонирования человека. 
Лукас, сожалея, что отчитал Мэл, успокаивает дочь: она – самое дорогое, что есть в его жизни.

0

128

67-я серия

Ученые доказали возможность создания клона человека – эта новость обсуждается в каждом доме. Албьери читает статью и представляет, чтобы сказали бы люди, если бы узнали, что клон, созданный им когда-то, уже давно живет рядом с ними. Деузу пугает сама мысль о том, что ученые покусились на таинство рождения человека. Али, узнав об опытах, подозревает, что речь идет об экспериментах Албьери и срочно вылетает в Бразилию. Назира просит Али взять ее с собой, но он предупреждает женщину: Саид придет в ярость, если узнает, что сестра оставила дом без присмотра.
Мэл спрашивает отца, действительно ли у него есть любовница. От необходимости врать Лукаса спасает отец: он объясняет, что Ивети явилась к ним в дом только для того, чтобы увидеть его, Леонидаса. Измученная домашними разборками Мэл признается Телминье, что не может больше выносить скандалы родителей.
Леонидас сообщает внучке, что собирается нанять для нее охранника. Мэл в ярости. Она грозится, что не выйдет из своей комнаты, пока дедушка не откажется от этой идеи. Тем временем в баре Журы Шанди делится с Миру планами: он намерен покончить с карьерой борца и найти хорошо оплачиваемую работу. Миру слышал, что один очень богатый бизнесмен ищет охранника для своей внучки. Он предлагает Шанди попробовать устроиться на это место.
Леонидас приглашает Албьери в свой офис: он хочет, чтобы доктор дал ему совет – выгодно ли вкладывать деньги в клонирование. Лукас заходит к отцу, и доктор рассказывает ему о случайной встрече с Жади.
Жади уверена, что Саид что-то замышляет. Она решает поговорить с Лукасом прежде, чем он встретится с Саидом.
Карла в полном восторге сообщает матери, что Витор пригласил ее в Японию.

0

129

68-я серия

Деуза получает письмо от матери. Дона Мосинья собирается приехать в Рио, чтобы  отыскать Лео. Деуза опечалена: она никак не может наладить отношения с сыном, надежда создать счастливую семью с Эдвалду не оправдалась, и  даже собственного жилья, куда бы можно было пригласить мать, у женщины нет. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, Деуза идет в танцевальный зал, но и там ее ждет неприятный сюрприз:   Лауринда танцует с Эдвалду.  Деуза терпеливо наблюдает за парочкой, но вынести зрелище, как ее лучшая подруга целуется с ее же мужчиной, пусть бывшим, не может. Деуза возвращается в дом Ивети и начинает паковать чемоданы – она не собирается жить в одном доме с предательницей Лауриндой. К тому же Деузе воспринимает это как знак – ей давно пора обзавестись собственным домом. 
Клариси замечает необычайный порядок в кабинете мужа: прежде такого никогда не было. Эскобар признается, что это Алисинья помогла ему все разобрать.
Албьери не желает более хранить свою страшную тайну. Он спрашивает Жулиу, что бы тот подумал, если бы узнал, что некий ученый создал клона, который сейчас уже стал взрослым. Жулиу, ни о чем не догадываясь, сомневается, что такое возможно. Он предполагает, что сложно было бы объяснить, почему этот ученый столько времени скрывает свое невероятное достижение.
Клариси сообщает Лукасу, что ему звонила женщина, но не представилась. В это время Саид возвращается в отель и застает Жади с телефоном в руке. На вопрос мужа, кому она звонит, Жади отвечает - Латиффе…
Синира приглашает Леонидаса на открытие бара: она уверена, что жених будет в восторге от живой фортепьянной музыки.

0

130

69-я серия

Синира застает своего жениха в обществе Ивети и убегает из бара. Леонидас не может устоять перед чарами бывшей возлюбленной: с ней он забывает обо всем на свете.  Ивети счастлива слышать, что Львеночек все это время сильно скучал по ней. Она уверена, что теперь Леонидас не посмеет жениться на другой.
Деуза показывает матери свой новый дом: она надеется, что сын вернется, и они заживут здесь дружно и счастливо. Дона Мосинья предостерегает дочь: если Лео объявится, доктору Албьери не стоит об этом знать.
Шанди приходит в особняк Леонидаса. Он получает место телохранителя и свое первое задание – проводить Мэл в школу. Смущенная девушка просит Шанди подождать ее в  парке, пока будут идти занятия: она не хочет, чтобы школьные друзья видели его. 
Лукас встречается в баре с Ивети и видит на ней колье Жади. Он умоляет Ивети продать ему украшение и рассказывает, кому оно принадлежит.         
Саид и Жади приходят в дом Мохаммеда, чтобы встретиться с Али. Саид сообщает, что на утро следующего дня у него назначена встреча с бразильскими партнерами.
Жади не может оставить мыслей о Лукасе: она очень хочет увидеться с ним, но после стольких лет разлуки боится этой встречи.
Мэл расспрашивает Далву об отношениях родителей, и та решает рассказать девушке о  романе Лукаса с марокканкой.

0

131

70-я серия

Латиффа случайно замечает изменения в жизни дочери –  Самира стала девушкой. Дочь умоляет Латиффу не рассказывать об этом отцу: теперь Самира не должна появляться на людях с непокрытой головой, а  ей страшно не хочется носить платок. Латиффа, видя отчаяние дочери, не может ей отказать, но предупреждает девочку – эта ложь не может продолжаться долго, ведь тогда возникнут подозрения, что у Самиры проблемы со здоровьем.
Карла рассказывает всем и каждому, что Витор собирается нанять для нее машину с водителем. Шанди, услышав об этом, изо всех сил старается делать вид, что бывшая девушка ему безразлична.
Мэл снова просит дедушку отказаться от услуг телохранителя: из-за присутствия Шанди она все время чувствует себя не в своей тарелке. Получив очередной отказ, Мэл злится: она обещает, что не успокоится, пока не добьется своего. Девушка просит Далву выпустить ее из дома без охраны, но и здесь встречается с непониманием: всем в доме  спокойнее знать, что Мэл под присмотром.
Все сотрудники фирмы Феррасов готовятся к встрече с марокканскими партнерами, поэтому внезапное появление Саида в офисе компании производит эффект разорвавшейся бомбы. Саид заявляет, что  хотел заранее ознакомиться с делами фирмы и поэтому приехал без предупреждения.
Лобату помогает Ивети подготовиться к судебному заседанию - ей необходимо встретиться с адвокатом Арманду и уточнить все требования бывшего мужа.

0

132

71-я серия

Кадижа успокаивала мать, которой явно было не по себе. Саид сказал жене, что идет на деловую встречу, но не сказал на какую. Интуиция не обманывала Жади, ее муж встретился с Лукасом. Кадижа предложила позвонить отцу, чтобы узнать, где он находится. Мать попросила девочку, чтобы та позвонила отцу и расспросила ее и не говорила, что она звонит по ее просьбе.
Леонидас говорил Саиду о том, что и он и Лукас бывали в Марокко. Лукас прятал глаза от пристального, испытывающего взгляда Саида. Саид улыбался, но эта улыбка была отнюдь не дружелюбная. Лукас задавал себе вопрос, узнал ли его муж Жади или нет, но так и не определился с ответом, иногда ему казалось, что узнал, иногда, что нет. Сотовый Саида зазвонил. «Это она, он говорит с ней», - думал Лукас. Но Саиду звонила Кадижа. Девочка не смогла развеять беспокойство матери, Саид так и не сказал с кем, он встречается.
Леонидас пригласил Саида с семьей на ужин, тот с радостью согласился и вновь одарил Лукаса ледяной улыбкой.
Тавиньу говорил Карол, что был на востоке, в Каире, их пирамиды показались ему слишком грязными, и он поехал в Нью-Йорк. Тавиньу с гордостью подчеркивал свою современность.
Шанди ел утренний сэндвич Далвы, когда вошла Мел и сказала, что уходит. Далва попросила Мел дать мальчику доесть, но та убежала, Шанди поспешил за ней.
Далва сказала Маизе, что сеньор Леонидас хочет устроить ужин для арабских партнеров. Маиза сказала, что в таком случае она устроит грандиозный праздник в доме, «арабскую ночь».
Лобату еще раз взял с Ивети слово молчать, чтобы не сказал Арманду. И он начал говорить. Арманду утверждал, что он влюбился в Ивети, они поженились в Аргентине и она разорила полностью его своими растратами. После того, как Ивети якобы бросила его, у него случился психосоматический паралич. У Ивети не хватило терпения выдержать трогательный рассказ Арманду. Она то и дело дико вскакивала и орала, что явно действовало не в ее пользу.
Али пришел в клинику Албиери. Не успела Эдна их поприветствовать, как они устроили один из своих споров прямо в приемной. Али доказывал другу, что восточные женщины свободнее западных, Албиери утверждал обратное. Причем, трудно было понять, что это не ссора, а обычная дружеская беседа, Алисинья вообще стояла с разинутым ртом.
Пока Мустафа говорил с покупателями, Амим вытащил из магазина очередную партию картонных коробок. На этот раз, сестра увидела его с балкона: «Попался, Амим», - Самира погрозила брату пальцем.
- Латиффа, Аллах благословит наш дом и озарит его светом, - Мохаммед радостно поцеловал жену.
- Что случилось, habibi?
- К нам едет Назира, - радостная улыбка на лице Латиффы сменилась замешательством, а Мохаммед продолжал восхищенно описывать, как они должны встретить его сестру.
Лижейру интересовался тем, кто мог бы помочь им с Рапазау выдать рубашки Эдвалду за фирменные, кто-то должен был пришивать к ним этикетки.
Амим решил продать последнюю партию картона по завышенной цене, потому что они заграничные и за нее платили пошлину.
- Он прирожденный бизнесмен, - улыбнулся Рапазау.
Мел приехала в колледж, за ней неотступно следовал Шанди. Телминья сказала подруге, что была бы не против, если бы этот парень охранял бы ее, но Мел присутствие Шанди смущало еще больше. По сути, эти двое были очень похожи: оба смущались, оба были занудливы и чувствовали себя обделенными – ну чем не пара?
Жади не находила себе места, бродя по гостиничному номеру. Наконец, вернулся Саид, он выглядел очень непринужденно, и как ни в чем не бывало поцеловал дочь.
- Где ты был? – Жади чуть ли не трясло от напряжения.
- На деловой встрече, - беспристрастно ответил Саид.
- Я думала, мы пойдем к Мохаммеду, - Жади была растеряна спокойствием мужа: «Завтра мы ужинаем у Феррашей», - без лишних объяснений и с улыбкой на лице сказал он.
Ивети считала, что вела себя на суде правильно. Она говорила Лобату, что была искренна. Лобату сказал ей, что все будет хорошо, и пошел на работу. Лауринда уговорила подругу дать ей адрес Деузы.
- Как говорится, два мужчины и одна женщина всегда найдут общий язык, а две женщины и один мужчина, нет, - поприветствовала Мосинья Лауринду. Пришла Деуза. Сначала, она не хотела впускать подругу на порог, но Лауринда напомнила ей, что она когда-то тоже целовалась с парнем, который ей очень нравился. В конце концов, от нервов у Лауринда разболелся зуб и Деуза впустила ее, чтобы дать обезболивающее. Лауринда протянула Деузе руки, и подруги обнялись.
Ровно в два часа Саид, Мохаммед и Али, стоящие на улице, прямо на тротуаре расстелили коврики и начали молиться. Дона Жура ровным счетом ничего не понимала и только говорила, что это не шутки. После молитвы Саид пригласил Мохаммеда и Али на вечер в доме Феррашей. Дядюшка осуждающе посмотрел на Саида.
- Завтра, Латиффа, - вздохнула Жади. Сестры стояли на балконе.
- Что ты будешь делать, Жади?
- Не представляю, не представляю…
- Лукас знает, что ты придешь?
- Не знаю, видел ли Саид Лукаса или нет. Он ничего не говорит, а я боюсь спрашивать.
- Да поможет тебе Аллах, - Латиффа погладила сестру по щеке.
Маиза была погружена в устройство «арабской ночи». Леонидас сказал, что ей нужно зарабатывать устройством праздников. Маиза улыбнулась, она знала, что этим торжеством уколет мужа, но она даже не догадывалась о том, что будет кое-что, что будет волновать его еще сильнее.
Лукас сказал жене, что не собирается на ужин и поедет в Сан-Пауло. Маиза сказала, что знает, что в Сан-Пауло у него девочки. У себя в комнате Лукас смотрел на кулон Жади и думал, как ему избежать встречи.
Телминья, Нанду и Мел потихоньку вышли из колледжа. Шанди не видел их, он покупал что-то у прилавка. Не успел он опомниться, как компания уже уехала на машине.
Шанди снял пиджак и пришел в спортзал. Он сказал Миру, что Мел сбежала, он уволен и рад этому. В спортзал пришла Карла. Она отвела Миру в сторону и предложила ему стать тренером Белфора. Миру не ответил. Шанди сказал другу, что надеется возобновить карьеру в новом году.
Назира радовалась, что скоро поедет в Бразилию. Дядя Абдул сказал ей, чтобы она не искала себе женихов, так как этим она станет подавать плохой пример детям своих братьев.
Самира и Кадижа танцевали в спальне. Самира предложила сестре танцевать бразильские танцы. Она включила Alto la и стала показывать сестре движения. Тут вошел Амим. Сестры побежали за мальчишкой. Самира сказала, что расскажет родителям, что он продает картон, Амим погрозился рассказать, что Самира развращает Кадижу, уча ее танцевать бразильские танцы. Кадижа стала возмущаться.
Жади и Латиффа сидели в магазине. Латиффа обслужила Ноэмию и стала рассуждать о том, как несчастны бразильские женщины: муж может бросить их из-за жировых отложений или морщин… Но Жади волновал только предстоящий ужин.
Лукас смотрел в окно и размышлял, так же витая в облаках.
Мел пришла одна, Далва спросила, где Шанди, но она сказала, что не знает и приехала с Нанду. Служанка позвонила Шанди и попросила его приехать, обещая все скрыть от сеньора Леонидаса.
Лижейру попросил Анинью помочь им и она сказала, что придет в мастерскую.
- Обожаю тематические вечера, - восторженно сказала Маиза Далве.
- Ты никогда раньше не устраивала в доме арабскую ночь.
- Очень долго эта тема была мне неприятна, но это было в прошлом. Лукас слишком часто предупреждал меня, что если и дальше так будет продолжаться, то он посадит меня под замок, - таинственно сострила Маиза и ушла.
Мел была уверена, что охранник больше у них не появится, и благодарила Нанду.
Нанду попросил мать и отца позволить им музыкальную репетицию его группы дома. Кларисси сказала, что шум будет беспокоить соседей, но Эскобар быстро ушел от разговора. В конце концов, Кларисси разрешила сыну устроить репетицию.
Лидиани думала, что ей одеть на ужин у Феррашей. Сесеу тоже уговорили пойти.
Латиффа пыталась одеть на дочь побольше украшений, но Самира сказала, что ей хватит одного браслета и сережек. Кадижа наоборот просила мать одеть на нее побольше золотых браслетов.
Лукас сидел в задумчивости на туалетном столике в спальне.
- Ты расстроен тем, что я сорвала тебе свидание или арабская атмосфера вечера, - Маиза душилась духами из огромного флакона.
- У меня есть более серьезные проблемы. Если ты сделала это специально, то напрасно, меня не волнуют твои приготовления.
- Что-то не похоже дорогой, - Маиза с издевкой погладила мужа по лицу. Лукас ушел…

0

133

72-я серия

Лукас сидел в гостиной, на диване и был погружен в себя. Мел и Телминья пошли во двор. Далва прибежала к Лукасу, сказав что арабские гости приехали, он тоже вышел.
По саду Феррашей порхало множество девушек в восточных, танцевальных нарядах, яркое действо происходило под музыку Маркуса Вианы  (трек Dancas Sagradas de Isis). Единственное, что можно было разглядеть это огромные платки, летавшие в телевизионном экране. Когда я уже почти разочаровалась в надежде увидеть что-нибудь кроме цветастых тряпок, то Лукас все-таки появился. Он сразу заметил Жади, которая в одиночестве стояла неподалеку от него (п.а. что вы думали, что они бросятся друг другу на шею? представляю, разворот событий в стиле боевика: Саид видит жену в объятиях Лукаса, неожиданно достает из-под пиджака свой кинжал и режет обоих… размечталась я! Когда я смотрела эту серию впервые, то такие образы мне в голову не приходили.
А тогда платки уже перестали мелькать, Жади увидела Лукаса, он увидел ее! Неужели они так глупы, что не смогли заметить во взглядах друг друга прежней любви? Нет, конечно, они еще не перестали мечтать, и надеется, но прошло много лет, целая жизнь: вместе с надеждой на любовь в глазах обоих можно было прочитать следы обиды и тоски, страх перед неизвестностью. Наконец, в глазах Лукаса появились слезы.
Еще секунда, еще один взгляд, взмах платка и на том месте, где стояла она, только огни праздничных фонарей. Лукас опустил глаза, мы же знаем, что за клятву дала Жади…
Нанду с группой начал репетицию. Кларисси поцеловала сына, сказала, что пойдет в кино и посоветовала играть погромче. Как только Нанду с друзьями начал музицировать в гостиную выбежал Эскобар, с просьбой прекратить «беспредел». Но он узнал, что мать разрешила сыну играть и ушла.
Саид представил Леонидасу свою семью. Кадижа оттащила мать в сторону. Всех волновали свои проблемы. Далва и Мел восхищались красотой восточных нарядов, Маиза искала мужа, Шанди боялся, что его может узнать сеньор Мохаммед, который был спонсором его боя с Белфором. Когда Маизе представили Латиффу, она не могла понять узнала ли она ее. Велись бессмысленные разговоры:
- Везет, им о прическах не приходится беспокоиться, - Лидиани невольно поправила волосы на голове.
- И это придает такой загадочный вид, - восхитилась Карол.
- Вы знаете, что тридцать лет назад очень мало женщин носили чадру. Эти страны долгое время были колониями, а после освобождения стали вести борьбу за возврат к своим корням. Здесь мы видим чадру, как способ угнетения женщин, а для них это определенный политическая позиция, символизирующая возврат к своим культурным традициям, - Лобату рассмеялся, после того, что сам же и сказал.
- Даже не знаю, какая из них двоих красивее. Мне нравится эта их загадочность, поневоле думаешь, какие они… Они не выставляют себя на показ, - Сесеу с открытым ртом рассматривал танцовщиц, а Мел скромно улыбалась ему.
«Ей так хочется внимания», - невольно подумал Шанди, глядя на Мел. Она подошла к охраннику, выразив недовольство, по поводу того, что он не оставляет ее даже на празднике.
Жади стояла в стороне от сцены, обнимая дочь. Она поцеловала ее и отпустила от себя. Дядюшка Али подошел к ней и с привычной радостной, даже дурацкой, в таком положении, улыбочкой обратился к племяннице:
- Держись поближе к нам, эта ночь полна опастностей, Жади, - дядюшка пугающе понизил тон. Али ушел с Леонидасом. К Жади подошла Латиффа и начала говорить что-то о Маизе, но в другом конце сада Жади увидела Лукаса, который пристально смотрел на нее. Зато с другой стороны от Жади стоял Саид, вот у кого действительно был взгляд холодного, расчетливого охотника. Теперь ушел уже Лукас. Жади снова подошла к дочери и обняла ее.
Али познакомился с Мел и сказал, что в Марокко ее бы звали «Лексе». Мел пожаловалась деду, что Шанди ходит за ней и дома. Леонидас отпустил охранника. Леонидас узнал, что его сын Лукас какое-то время жил у него. Он выразил дядюшке запоздалую благодарность.
Далва водила по дому Кадижу. Та рассказывала служанке, что мужчины не могут находиться рядом с чужими женами – это харам.
Когда в кабинет вошел Лукас Али радостно расцеловал его.
- Видишь, Лукас, время все расставило по своим местам, - Али опять маниакально улыбнулся, так же пугающе понизил тон и хитро прищурил глаза.
- Я бы не смогла быть мусульманкой… чтоб у мужчины было четыре жены?!? Стоит моему мужу только взглянуть на другую женщину, как мне уже плохо, - Лидиани общалась с Латиффой.
- Но и я не хочу, чтобы мой Мохаммед смотрел на кого-нибудь. Если муж доволен, то он не будет искать другую жену. Я знаю много хитростей, и могу доставить удовольствие Мохаммеду, - женщины стали обмениваться многолетним опытом счастливого замужества.
- Ты еще не познакомилась с хозяйкой дома, - Жади остановила его.
- Саид, - но он потащил жену за собой.
- Видела бы ты мое последние приобретение ни у кого… - Маиза хвасталась украшениями перед Карол, но вдруг увидела Жади, идущую по направлению к ней.
Саид представил Жади Маизе. Жади широко улыбнулась.
- Я вас не видела раньше? Вы уже знакомы с моим мужем? – спросила Маиза.
- Нет, то есть, я не знаю, мне много кого представляли,
- Я познакомлю вас, - с ухмылкой сказала Маиза. Саид ушел к брату, как бы нарочно.
- Маиза говорила, что купила очень красивое ожерелье, - продолжила Карол начатый разговор.
- Это подарок Лукаса. Идемте, я покажу вам дом.
- Нет, я останусь с Саидом, - но Маиза настояла на своем.
- Лукас обожает дарить мне украшения, - продолжала хвастаться Маиза.
- Какой у вас красивый дом, Маиза, - продолжала восхищаться Карол. Да, я очень люблю этот дом, мне здесь так нравится. Жади посмотрела вокруг: «Я всю жизнь мечтала жить в этом доме, интересно, какой бы была моя жизнь…». Маиза позвала замечтавшуюся гостью наверх. Она хищно посмотрела на Жади, когда та зашла в супружескую спальню.
- Садитесь, Жади, - Маиза усадила ее на кровать. – Сейчас я покажу. Жади провела рукой по простыне: «Лукаса, которого знаешь, ты не узнает ни одна женщина»,  - слова Лукаса прозвучали у Жади в голове отголоском прошлого.
Маиза сделала все так, чтобы уколоть свою соперницу побольнее.
- У меня чудесный муж, - говорила она, глядя на реакцию Жади.
- Вот бы и я могла так сказать, когда выйду замуж. Вы ведь любили друг друга еще в юности? – удивлялась Карол, разглядывая очередное ожерелье Маизы
- Да, любовь с первого взгляда. Когда мы познакомились, у него была возлюбленная в Марокко, у вас на родине, Жади.
- Да? – спросила Жади едва слышно.
- Обычное приключение, ошибка молодости… Он со смеху умирает, вспоминая об этом! До чего же смешны эти женские романы. Так думает Лукас, в юности мы все драматизируем, думаем, что больше никогда не полюбим и готовы умереть за любимого. Лукас рассказывал, что он наговорил таких глупостей этой марокканке, о которых вспоминать стыдно! Его мучают угрызения совести, что она поверила во все это, - Карол и Маиза дружно рассмеялись, - Но у вас на родине женщины не так глупы, верно, так что я всегда говорила ему: «не волнуйся, ты никому не причинил зла», - итак, чувства и мечты Жади были в раз осмеяны.
Когда Жади спускалась по лестнице, то они с Лукасом снова встретились. Теперь плакали оба. Пришла Далва. Жади ушла, по заплаканному виду Лукаса служанка поняла, что это та самая девушка…
Саид сказал Леонидасу, что купит дом в Бразилии, и будет проводить здесь много времени.
Самира обратил внимание на Сесеу. Телминья уговаривала Мел быть посмелее с ее братом. Праздник закончился танцем Сесилии Сенси. Все гости окружили сцену. Жади и Лукас вновь видели друг друга, но стояли рядом с законными супругами: «Она изменилась, и в тоже время нет…» - думал Лукас. «Он остался прежним, и в то же время нет…» - отвечала на его мысли Жади.
Карла узнала от Питоку, что Шанди встречался с Бетой. Теперь она успокоила свою совесть, думая, что Шанди тоже обманул ее.
Анинья пришла к Лижейру и взяла у него рубашку, чтобы пришить этикетку, для пробы.
Деуза и Лауринда пришли на танцы вдвоем, держась за руки. Эдвалду подошел к подругам с очередным комплиментом, но был проигнорирован.
Алисинья и Албиери уговаривали Эдну уйти в отпуск, но та думала, что муж без нее не справится.
Албиери спросил у Жулиу, как бы человеческий клон мог быть воспринят обществом. Но Жулиу был уверен, миссия генетиков в том, чтобы создать клон, а остальные проблемы нужно оставить психологам и социологам.
Кларисси и Эскобар снова поссорились из-за репетиции Нанду.
Лобату признался Карол, что дело Арманду идет гораздо хуже, чем он говорил Ивети.
Ивети позвонил адвокат Арманду и попросил о встрече. Она согласилась.
Леонидас с радостью сказал Тавиньу, что рад будет сотрудничать с марокканцами. И поскольку Лукас близок к их семье, то он хочет сделать его ключевой фигурой в налаживании отношений с ними.
Лукас проснулся в 10 часов утра и прибывал в полной задумчивости. Маиза спросила у мужа, почему он не сказал ей, что на приеме будет Жади…

0

134

73-я серия

Маиза начала ссору с мужем. Она обвинила Лукаса в том, что он заставил ее устроить роскошный праздник для его любовницы, чтобы та посмеялась над ней. Маиза сказала, что Лукас никогда не хотел построить с ней счастливый брак, он женился лишь из трусости, потому что хотел поставить препятствие между собой и Жади.
- Я не виновата, что ты оказался слабаком! Что не набрался смелости, для того, чтобы жить так, как тебе хотелось! – кричала Маиза.Даже если бы я не появилась, вы бы не были вместе, потому что этого не хотел твой отец. Так почему ты не относишься к нему так же, как ко мне?!
Лукас ответил на упреки жены обоюдными упреками. Он сказал Маизе, что она тоже ничего не делала для их брака, а только думала, что если он забудет Жади, то сразу полюбит ее, но пытаясь вычеркнуть Жади из его памяти она попутно унижала его. Оба супруга были правы, как ни странно, но ни один не признавал правоты другого. В конце-концов, в спальню родителей вошла Мел:
- Из-за чего это вы ссоритесь, - встревожено спросила девочка.
- Дочка, мы просто разговариваем, - сказал Лукас, понизив тон.
- Но вы кричите… - Маиза ушла.
- Папа, ты любишь маму? – спросила Мел у отца, но Лукас ушел от ответа.
Жади рассказала Зорайде по телефону, что встреча с Лукасом произошла так же, как она предсказывала: прошлое пересеклось с настоящим:
- Он так изменился, но все-таки это прежний Лукас, - Жади мечтательно улыбнулась, но тут пришел Саид, и она прервала разговор с горничной.
- Что ты почувствовала, когда увидела его, - с живым интересом в глазах спросил Саид у жены.
- Ничего, - с вызовом скала Жади.
- Ничего, не может быть, - сказал он с усмешкой и довольно улыбнулся
- Я почувствовала, что ты думаешь о нем больше, чем я, Саид. Для меня это уже в прошлом, а для тебя нет. Не старайся вернуть все назад, все прошло, - Жади ушла в спальню и заплакала.
«Вот странно, она вернулась, когда появился кулон - Подумал Лукас, он плакал, стоя у окна.
Когда Деуза вернулась домой, то ее ждала радостная новость: Лео вернулся. Он пришел в дом, где они жили раньше, и узнал их новый адрес. Но когда он появится, никто не знал.
Эдна уговаривала Албиери поехать в отпуск, но тот боялся, что Лео появится, а его не будет. Профессор думал, каким вырос мальчик: может он совсем другой, ведь так и не удалось создать ему условия, в которых жил Диогу.
Алисинья уверяла Эдну, что та должна отправиться в отпуск одна, бросив Албиери. Тогда, в ее отсутствие профессор поймет, как ему ее не хватает. Алисинья попросила Эдну научить ее тому, что она еще не умеет и оставить работу в клинике на нее.
Алисинья сказала Эскобару и Жулиу, что принесет кофе. Эскобар сказал, что его жена давно не приносила ему кофе. Жулиу посоветовал ему развестись, и начать ухаживать за другой женщиной, но Эскобар думал, что с другой будет все то же самое.
Кларисси рассказала Карол, что раньше ее муж был совсем другим, ухаживал за ней, а теперь он делает все, чтобы она его не замечала. Кларисси сказала подруге, что со временем Лобату может стать Эскобаром №2.
Лауринда предупредила Лобату, что Ивети пошла на ужин с адвокатом Арманду. Лобату был уверен, что адвокат обманет Ивети и подсунет ей на подпись какую-нибудь бумагу.
Ивети пришла на ужин. Адвокат сказал ей, что лучше все решить мирно, потому что у него есть доказательства против нее. Ивети запротестовала и начала посвящать его в свои страдания.
Лобату сказал Леонидасу, что отказывается, от дела Ивети. Леонидас говорит сыну, что он должен сблизится с семьей Саида. Лукас улыбается, говоря, что Жади, жена Саида, его старая любовь. Лукас отказывается общаться с Саидом, он говорит, что ему неловко. Но Леонидас настаивает, чтобы он оставил свое ребячество и стал работать, а иначе они и вовсе потеряют рынок на востоке. Лукас говорит, что лучше вообще уйдет из компании, чем сотрудничать с ними.
- А я потеряла из-за него столько лет жизни. Латиффа, сколько я лгала, обманывала, пренебрегла Саидом ради него, а для него это была лишь шутка, как говорит он сам, - Жади говорила Латиффе, что она сама идеализировала Лукаса, но слова Маизы разочаровали ее.
- Она уже не та юная девушка, теперь она взрослая женщина. Раньше я знал о ней все, а теперь не знаю ничего. Что она чувствует? О чем думает? Я вижу в ней черты, которые раньше не замечал… – Лукас делился впечатлениями о встречи с Жади с Лобату.
Лукас не признался, что был взволнован встречей. Но сказал, что лучше бросит работу, чем пойдет на прием к арабам. Из этого Лобату сделал вывод, что Лукас все еще влюблен в Жади.
Жади говорила Латиффе, что не пойдет на прием, где будет Лукас, притворившись больной.
- Ты знаешь, что значит идеализировать мужчину, а потом видеть, как идеал рассыпается у тебя на глазах. Я полжизни страдала из-за любви, которая существовала лишь в моем воображении… - делилась она с Латиффой.
Амим пожаловался, что его сестры танцуют с подсвечником и могут его сломать. Матери прибежали в спальню девочек и умилились зрелищем. В конце-концов, Жади одела на голову подсвечник и сама начала танцевать.
Дядя Али вышел на улицу. Он сделал комплимент Ноэмии, сказав, что она стоит множества верблюдов, но та обиделась. Потом Али с интересом стал разглядывать Журу. Жура предложила ему здешней баранины, но он сказал, что недавно ел и стал делиться марокканскими кулинарными находками. Он сказал, что нельзя запивать горячие блюда холодными напитками: это температурный шок. Али рассказал Журе, что в Марокко еду запивают только горячим чаем. Жура сказала, что прислушается к его советам.
Анинья принесла Лижейру и Рапазау рубашку с этикеткой. Она настояла, чтобы эти двое ее не обманывали и дали ей самой продавать рубашки.
Маиза сказала Далве, что Лукас «объявил ей войну» и она ответит на его вызов.
Миру окончательно отказался от предложения Карлы работать с Белфором. Он спросил у девушке, почему она так хочет навредить Шанди. Карла ответила, что хочет видеть его мертвым.
Мел собралась на пляж. Тут пришла Телминья и рассказала ей, что Сесеу пришел с вечера в их доме взволнованным. Телминья думала, что причина волнения брата именно Мел. Она сказала ей, что скоро они зайдут в бар, где Сесеу будет с друзьями. Мел боялась, что Сесеу решит, что она бегает за ним, но Телминья ее уговорила.
Мел приехала на пляж вместе с Шанди. Она попросила его подождать ее у машины, но он пошел за ней по пляжу. Рядом проходила Карла. Она сказала подружке, что Шанди следит за ней везде, даже на пляже.
Абдул признался Зорайде, что сам никогда не был в Рио-де-Жанейро. Он сказал, что боится ехать туда и лучше снова совершит паломничество в Мекку. Он стал рассказывать прислуге, насколько в Мекке человек близок к Аллаху.
Назира приехала в Бразилию. Она вышла из такси из дома Мохаммеда и уронила чемоданы. К ней подбежал Миру. Он был обнажен по пояс, и Назира рот открыла от удивления. Миру стал поднимать чемоданы.

0

135

74-я серия

Миру взялся помочь Назире дотащить чемоданы до дома. Амим видел это с балкона и предупредил семью, что Назира ведет в дом голого мужчину. Мохаммед в ужасе приказал женщинам спрятаться. Миру вошел в дом вслед за Назирой, но Мохаммед выхватил у него из рук сумки и захлопнул дверь перед носом. Он стал кричать на сестру, говоря, что их дом заклеймен позором, и в Фесе скоро узнают, что она привела в дом голого мужчину. Назира заорала на брата и притворилась, что плачет. Мохаммед сказал, что она несмотря ни на что принесла свет в их дом. Назира обняла своих племянников и сказала, что любит только их.
Лобату с удивлением сказал Ивети, что адвокат Арманду не представил судье тех доказательств, которые у него были и Ивети выиграла процесс. Ивети обрадовалась и призналась Лобату, что ходила с адвокатом не только в ресторан, но и на дискотеку, где подробно рассказала о всех подлостях Арманду. Ивети простосердечно сказала, что из нее бы вышел неплохой адвокат.
Саид сказал жене, что он должен уехать в Сан-Пауло по делам. Но ужин с Феррашами все-таки состоится. Жади посмотрела на мужа умоляющим взглядом и попросила разрешения остаться дома. Но Саид был непреклонен, он обещал вернуться аккурат к началу приема:
- Этот бразилец и так слишком много отнял у меня, я не хочу лишиться из-за него еще и общества жены, - Саид ушел, а Жади осталась наедине со своими тяжелыми мыслями.
Мел шла с Телминьей на дискотеку. Подружка убеждала Мел, что ее брат говорил, что этот вечер станет для него особенным, и он ждет ее. Но Мел сомневалась. Так или иначе, Телминья уговорила подружку подкраситься, взять ноги в руки и вперед…
Сесеу в этот момент приглашал на свидание танцовщицу восточных танцев Аишу. Лидиани искала телефон Латиффы. Она призналась сыну, что хочет соблазнить своего мужа. Нанду, который сидел в гостиной рядом с другом непонимающе усмехался. Тавиньу попросил жену купить ему новый витамин.
- Еще один! Ты принимаешь по 50 витаминов в день, - но Тавиньу был уверен, что новый настолько универсален, что заменит все 50. Тавиньу сказал, что хочет быть красивым ради жены, и крепко поцеловал ее. Нанду, не привыкшему к нежностям своих предков, аж перекосило.
- Маиза, мы приглашены на ужин, - обратился Леонидас к невестке.
- Папа, - смущенно оборвал его Лукас.
- Лукас не хочет говорить, но я все-таки скажу тебе, что хочу, чтобы ты пошла со мной на прием к этим арабам, - Маиза хитро посмотрела на сидящего рядом мужа.
- Почему бы и нет, конечно, я пойду, - с широкой улыбкой ответила она тестю. Леонидас был явно доволен предприимчивым решением Маизы, так как смотрел на все происходящее, слишком поверхностно. У Лукаса был вид отруганного ребенка. Леонидас с простодушной ухмылкой обвинял его в ребячестве. Маиза подыгрывала тестю, только делала это вовсе не столь простодушно. Лукас ушел наверх. Маиза пообещала тестю, что уговорит его пойти на ужин.
Лукас делился с Далвой. Служанка считала, что если Жади могла прийти в их дом, то Лукасу ничто не мешает пойти туда. Но все было не так просто… Свидание с очередной женщиной, которая ему позвонила, было отменено. На горизонте, появилась любовь, пока еще неуловимая, но кто знает…
Саид продолжал издеваться над Жади, потому что иначе как издевательством, его поведение по отношению к жене назвать было теперь нельзя.
«Аллах, за что ты посылаешь мне еще одно испытание?» - вздохнула Жади, запершись в спальне.
Лукас теребил в руках нефритовый кулон: «Зачем я храню его? Попрошу, чтобы ей передали его в гостинице».
Маиза сказала Лукасу, что он может идти на прием, и не беспокоится за ее чувства. Лукас подумал, что это совсем не похоже на его благоверную. Но и ежику было понятно, что Маиза что-то замышляет.
Лобату пришел к Леонидасу, чтобы сообщить, что дело Ивети было удачно завершено. Он стал вдаваться в подробности, рассказав, каким образом Ивети выиграла процесс. Тут сеньор Леонидас, как обычно вспылил, сказав, что Ивети его совсем не интересует, и он не просил друга докладывать о ней. Лобату пытался доказать обратное, но Леонидас был непреклонен, в нежелании признавать свою слабость.
Ивети рассказывала подругам о своей победе. Она сказала, что Арманду извинился перед ней и она решила встретиться с ним, потому что вовсе не держит на него зла.
Мел и Телминья приехали на дискотеку. Шанди согласился не заходить с Мел в здание. Телминья сказала, что должна забежать в аптеку и послала подружку одну. Мел увидела Сесеу в обнимку с Аишей. Она быстро ушла, сказав компании, что они с Телминьей хотели предупредить, что не смогут остаться. Она вылетела на улицу, села в машину и попросила Шанди отъехать. Телминья осталась на улице и так ничего и не поняла.
- Домой? – спросил охраннику.
- Куда угодно, только не домой, - Мел была вся в слезах.
- Тебе ничего не нужно? Может, остановимся где-нибудь, выпьешь воды? – Шанди видел заплаканное отражение своей подопечной в зеркале.
- Я хочу провалиться сквозь землю.
- Послушай, в жизни бывают моменты, когда почва уходит из-под ног и голова идет кругом, - Шанди улыбнулся. Мел сказала, что хочет есть и телохранитель предложил ей одно хорошее место, где продают гамбургеры.
Эдвалду собирался в танцзал. Карла сказала ему, что приехала сестра Мохаммеда. Эдвалду пошел к ее дому, она стояла на балконе, но не заметила его.
Лижейру и Рапазау предлагали Журе собрать для нее машину, для перевозки заказов, но Жура зная нравы прохвостов, отказалась. Механики передали Анинье сумку с рубашками.
Назира стала рассказывать племянникам о своем бывшем женихе Эдвалду. Амим стал доказывать девочкам, что женщинам-мусульманкам нельзя выходить замуж за новообращенных мусульман, а мужчинам можно женится на женщинах, принявших ислам. Долго спорив, дети пошли за объяснением к дядюшке Али.
- Женщина не может выйти за мужчину другой веры, - неторопливо говорил Али, покуривая свой кальян.
- А почему не может? – спросила Кадижа.
- Потому что мужчина – хозяин в доме. Если он не мусульманин, он может помешать жене, следовать заветам ислама, - мудро говорил дядя, так как будто вместо головы у него была энциклопедия по манерам поведения доброго мусульманина: носить чадру или постится в рамадан, поэтому в Коране сказано, что женщина может выйти только за мусульманина.
- А вдруг она влюбилась в бразильца, - спросила Самира.
- Влюбляются после свадьбы, а не до. Любовь рождается в браке, только живя с человеком, можно узнать его достоинства и полюбить его, так должно быть, - сказал Али, втюхивая детям свою достаточно спорную точку зрения.
После разговора с детьми он со своей обычной широкой улыбочкой предупредил Латиффу, что опасается, как бы Самире не пришлось пройти через те же страдания, что и Жади.
-Здесь, - Шанди указал Мел на гриль, где обжаривались сосиски. Он сказал, что заплатит сам, так как пригласил ее. И Мел, в этот момент, наверное пожалела, что была так груба со своим телохранителем.
Шанди быстро догадался, что причина расстройства девушки в делах амурных. Дома он рассказал ей, что его бросила его девушка, в которую он был влюблен с детства. Мел сказала, что тоже с детства дружила с Сесеу. Шанди ушел. Мел пришла в свою комнату, взяла свой дневник, достала оттуда фото Сесеу и порвала его.
Муж Жади уехал утром, теперь она и вовсе места себе не находила.
Лукас попросил Лобату дать ему адрес отеля, где живут Рашиды, чтобы отдать Жади ее кулон. Но Лобату убедил Лукаса, что он добьется этим только того, что навредит себе, ей и компании. Лукас утверждал, что больше ничего не чувствует к Жади и хочет вернуть украшение. Но Лобату говорил, что он лишь ищет встречи с ней наедине, и не дал ему адрес.
Маиза призналась Лидиани, что задумала пойти на ужин, чтобы отомстить мужу.
Лидиани пошла в спортзал, где занимался Тавиньу. Тот был окружен толпой молодых девиц, но, завидев свою благоверную, выскочил на улицу. Пока Лидиани искала его, Тавиньу уже позвонил ей по сотовому, сказав, что ждет ее у спортзала, чтобы вместе пойти на пляж. Лидиани выбежала к мужу и он крепко сжал ее в объятиях.
Маиза позвонила в отель, где живет Саид. Она узнала, что Саида нет, и спросила, когда он вернется. Положив трубку, Маиза отметила, что так даже лучше…

0

136

75-я серия

Мел складывала кусочки порванной фотографии Сесеу. Девочка сказала Далве, что, такие как она, не нравятся парням, и ей нужно смириться с невезением в любви. Далва говорит, что она красивей Сесеу.
Сесеу говорит Телминье, что Мел ему нравится, но не больше. Он просит сестру не навязывать ему свою подругу. Телминья с ужасом думает, как она посмотрит в глаза Мел.
Маиза приглашает дочь пройтись по магазинам, но Мел отказывается. Далва говорит девушке, что мать хочет сблизиться с ней.
- Сблизиться со мной, разговаривая о тряпках, Далва? – вздыхает Мел.
Мохаммед в красках описывает Мустафу, какой хорошей женой может быть Назира. Мустафа не знает, понравится ли ему Назира и поэтому не хочет продолжать разговор с Мохаммедом. Ноэмия кокетничает с дядюшкой Али и нарывается на очередные комплименты. Амим говорит сестрам, что их дядя «развратничает».
Эдна раскладывает материалы для анализа ДНК. Она рассказывает Алисинье, какие серьезные последствия для жизни человека может иметь ошибка в этом анализе. Когда тетя уходит, Алисинья незаметно меняет наклейки на пробирках с анализами.
Деузе и Мосинье приходит телеграмма от Лео: «Мама, я возвращаюсь». Деуза вне себя от счастья.
Албиери говорит Эдне, что она лучший секретарь на свете. Эдна целует мужа. Алисинья с хитрой улыбкой наблюдает за этой милой сценой, она явно задумывает окончательно утвердиться в клинике, в роли нового секретаря.
Вместо того, чтобы работать Кларисси как обычно проводит время в телефонных разговорах с сыном. Нанду, в свою очередь, делится с матерью, что ему не в чем пойти на работу, так как костюмы отца ему не подходят. Догадайтесь, какой совет ему дает мать? Нет, сам бы он никогда бы не додумался, что нужно пойти в магазин и купить костюм.
Карол делится с Кларисси тем, что Лобату говорил с ней о замужестве.
Жулиу говорит по телефону с одним из клиентов клиники. Результат теста на отцовство оказался отрицательным, но женщина настояла на повторном анализе в другой клинике. Жулиу объясняет ситуацию Албиери и тот лишь смеется, говоря, что результат их клиники не может быть ошибочным.
Маиза сидит в машине и куда-то смотрит через свои черные очки. Ждет у моря погоды, думаете вы? Нет, ведь сидит она у отеля, где живут Жади и Саид. А вот и тот, кого она ждет. Саид Рашид вышел из такси. Маиза поняла, что пришло время действия, она вышла из машины, подошла к Саиду и выкинула содержимое своей сумочки на землю. Наивный Саид, который расплачивался тогда с таксистом, подумал, что это он толкнул женщину. Он стал подбирать вещи из сумочки:
- Я торопился, а как говорят у меня на родине, спешка никому не поможет прийти первым, - сказал Саид, когда Маиза подняла сумочку.
- Это верно, но она иногда приводит к неожиданным последствиям, если вообще верить в неожиданности, по-моему, ничто не происходит случайно, как вы думаете? - Маиза напустила на себя загадочный вид и сразу высказала близкие марокканцам мысли по поводу судьбы. Саид попытался пригласить загадочную особу к себе на чай, но та, продолжая сверкать глазами, отказала, так и не дав ему узнать себя, Маиза ушла, сказав, что, возможно, они еще встретятся. На какое-то время Саид остолбененел: «Где же я видел эту женщину?», - не мог он отделаться от возникшего в голове вопроса. Маиза надела очки и направилась к своей машине: «Отлично получилось!», - подумала она.
- Ты вернулся, - Жади взволнованно выбежала на встречу пришедшему мужу.
- Я же сказал, что вернусь. Ты еще не готова? – спокойно спросил он.
- Сейчас переоденусь, - Саид протянул жене руку и усадил ее на диван, рядом с собой.
- Ты чувствуешь себя неловко, в обществе Лукаса, - поднял Саид старый разговор.
- Мне неприятно, что ты давишь на меня.
- Я просто хочу, чтобы ты поняла, - тихо сказал он.
- Что поняла, Саид? – Жади опять заговорила нервно.
- Жади ты не сможешь любить меня до тех пор, пока не посмотришь правде в глаза, - поучительно начал он.
- О какой правде, ты говоришь?
- Посмотри, на это как взрослая женщина. Ты воображала его принцем, а я хочу, чтобы ты увидела мужчину, поэтому я привез тебя сюда и стал общаться с ним.
- Саид, - Жади тяжело вздохнула.
- Ты была для этого бразильца лишь экзотическим приключением, игрушкой… они все такие! Живут в свое удовольствие, не думая о том, что однажды предстанут перед Богом, - Саид пытался доказать своей жене, да и самому себе, праведность своих намерений.
- Чего ты добиваешься?!? Я вижу, ты сам не понимаешь, что тобой движет, вначале, я думала, что любовь…
- Любовь, - мягко сказал Саид, но в глазах у него была явно не любовь…
- Нет не любовь. Когда, мы поженились, может, ты и любил меня, но сейчас уже, нет… Это скорее это похоже на какое-то соревнование с Лукасом. Как будто ты хочешь одолеть Лукаса любой ценой, столько лет прошло…
- Жади…
- Это гордыня, больное самолюбие… что угодно! только не любовь… если бы ты любил меня, Саид, то ты оберегал бы меня, но ты этого не делаешь.
- Жади, все это не против тебя, против него, - ангельским голосом залепетал Саид.
- Саид, - Жади замотала головой.
- Да, я зол. Я зол на того, кто отнял тебя у меня, и воспоминания о ком все еще живы. Все эти годы ты сравнивала меня с ним, и не ценила того, что я делал для тебя, считаешь, что с ним твоя жизнь была бы сладкой, как мед.
- Прекрати Саид, прекрати, хватит! – с болью в голосе закричала Жади и схватила его за лицо, но он крепко сжал ее руки.
- Я заставлю его страдать! И он будет страдать гораздо больше, чем ты думаешь, - Жади со страхом в глазах одернула руки. Теперь у нее и у зрителей не было сомнений, в намерениях Саида: он хотел отомстить, а может даже исполнить то обещание, которое дал почти 20 лет назад, в их первую брачную ночь…
Маиза же показывала Лукасу чудеса любезности. Она сказала ему, что поняла свою глупость во время последней вспышки ревности и теперь забыла всю эту историю с Жади. Но похоже, цель ее действий сводилась к тому, же что и у Саида: заставить Лукаса страдать.
Тавиньу и Лидиани собирались ехать на ужин вместе с Лукасом и Маизой. Тавиньу спросил Лукаса о его конфликте с отцом.
- Он из всего делает трагедию, пойми, он такой, - сказал Тавиньу.
- Понимать то я понимаю, но мириться с этим больше не могу. Мне неприятно, что он всегда идет напролом, не принимая во внимание желания и потребности других. Отец всегда был таким: его желания разумны и логичны, а желания других: глупости и капризы, - Лукас развел руками, рассказывая о самой скверной черте характера отца.
- Я не обращаю внимания…
- Не будь он моим отцом, я бы тоже не обращал. Виски?
- Один…
Маиза поделилась с Лидиани тем, как она подстроила встречу с Саидом. Она пыталась выставить себя хитрой интриганкой, не выдавая своих намерений.
- Я хочу, чтобы ты отлично провел этот вечер и постараюсь все для этого сделать, - она с издевкой погладила мужа по кончику носа.
Прием в доме Мохаммеда уже был подготовлен, но главных гостей еще не было. Али говорил Саиду, что он поступает глупо, и нужно бы ему научится подчинять свои чувства разуму.
И вот подкатили гости, началась история под названием «сердца четырех». Жади увидела Лукаса, Саид Маизу, лица у всех сразу переменились. Каждый думал о своем. Жади тяжело дышала, Саид открыл рот от удивления. Лидиани и Латиффа поздоровались, как старые подруги. «Он просто ошеломлен. Не знает, как говорить со мной, что делать», - рассматривала Маиза Саида. Когда Лукас представил Саиду свою жену, то та сказала, что они уже знакомы. Саид представил Лукасу Жади.
- Вы хотите потрясти нас, - язвительно обратилась Маиза к Жади.
- Не поняла, - вздохнула Жади.
- У вас очень красивый дом, обожаю марокканский стиль… - от смущения все четверо с улыбками стали рассматривать дом.
Мустафе очень понравилась Назира. Лидиани спросила Маизу не собирается ли она вступить в связь с Саидом, но та сказала, что будет лишь флиртовать с ним.
Али расспрашивал Лукаса, счастлив ли он. Тот сказал, что он спокоен. Али сказал, что счастье – это и есть спокойствие.
Вышла танцовщица Аиша. Лукас и Жади стояли у окна. Их взгляды пересеклись.
Жура спросила сына, правдивы ли слухи о том, что он преследует Карлу в костюме, даже на пляже. Шанди сказал, что у него есть другая. Базилиу показал ему фотографию Карлы и Белфору в газете.
Шанди пришел к себе и взял с книжной полки фотографию Карлы и себя. Он разрезал фото напополам, отделив изображение Карлы от своего.
Карла хвасталась тем, что уже заготавливает загранпаспорт, для поездки в Японию. Но Ноэмия уговаривала ее вернуться к Шанди, если она его любит. Карла считала, что это Шанди обманул ее, а не она его и поэтому не собиралась просить прощения. Зато она собиралась на дискотеку, хотя мать предупреждала ее, что ей лучше не ходить на вечеринки, в отсутствии своего жениха.
Миру тоже уговорил друга пойти на дискотеку, тем более, что Мел, по последней версии слегла с головной болью и точно уже не выйдет из дома в этот вечер.
Но Мел, видимо, соврала, потому что тусовалась на вечеринке с Телминьей. Но увидев Сесеу сразу захотела уехать. Видимо, в этот вечер в Рио была только одна единственная дискотека, поэтому Шанди, Миру и Бета тоже оказались там. Бета танцевала с Шанди, говоря, что уже его простила, но тут на ту же дискотеку пожаловала Карла… Она набросилась на Бету и начала хватать ее за волосы, Миру и Шанди не могли оторвать дерущихся женщин друг от друга, а толпа потешалась над их боем. Мел стояла в стороне и с ужасом наблюдала это. Она выбежала на улицу, Шанди увидел свою подопечную и побежал за ней, бросив своих аж двух девушек.
В конце-концов, он уговорил Мел доехать с ним до дома. Но Мел сказала, что не может терпеть рядом с собой тень.
- Не я, так кто-то другой, - тут девушка приняла неожиданное решение.
- Пусть тень, но без костюма, - Мел попросила таксиста довезти ее до магазина. Там она заставила своего охранника перемерить кучу прикольной и просто откровенно дурацкой одежды.

0

137

76-я серия

Али рассказывал Леонидасу и Лобату, что Коран запрещает игру и выпивку. Оба сошлись на том, что Лобату не смог бы жить без вина, а Леонидас без игры на бирже.
Хищно оглядывая Маизу, Саид думал весьма не многозначно: «А что? Я мог бы отплатить ему той же монетой…»
Лукас посмотрел на Жади. И не зря она так нервно дернулась, ведь уже через секунду он поднялся со своего места и встал у нее за спиной:
- Я хочу поговорить с тобой, только не здесь, - Лукас четко отчеканивал слова, пытаясь не смотреть на Жади.
- Лучше не стоит, - взгляд Жади тревожно забегал.
- Улица Магеллана, 33, буду ждать тебя там, после трех, - в любом случае, хотя Жади так сильно дергалась, свидание было назначено. Другой вопрос, заметил ли Саид, то что Лукас обменялся с Жади фразой, ведь он, не отрываясь, смотрел на жену.
Жади соврала Латиффе, что Лукас спросил у нее о блюде.
Леонидас советовал Саиду купить дом в их районе. Лукас спокойно подтвердил то, что в их районе очень хорошие дома.
Тавиньу поглядывал на Назиру, а она на него. Самира заметила, что он гораздо красивей Эдвалду. Назира сказала, что она может быть второй женой, и увлекла Тавиньу танцевать на сцену. Лидиани тоже пошла танцевать.
Жура разбудила Шанди криками. Оказалось, что она беспокоилась за то, что Белфор бросил Карлу из-за него. Она испугалась, что ее Шанди снова свяжется с Карлой, но тот ее успокоил.
Одетти негодовала поступком дочери. Карла плакала на массаже у Ноэмии. Она рассказала, что Белфор узнал о стычке с Бетой от анонима и боксер отшил ее прямо по телефону. Амим разглядывал Карлу на массаже. Ноэмия заметила его и схватила за ухо.
Мальчик сказал, что хотел сообщить ей о новых поступлениях в магазин и ушел.
Рапазау заказал очередную партию рубашек у Эдвалду.
- Ну, конечно, я же совсем забыла. В Марокко я ни от кого не слышала про рождество, - Жади вспомнила, что рождество уже на носу.
- А как его празднуют? Весело, с музыкой, с танцами? – спросил Саид, надевая пиджак.
- Нет, в семейном кругу: устраивают праздничный ужин, - с улыбкой рассказывала Жади.
- Как в конце месяца Рамадан?
- Нет, в Рамадан мы приглашаем соседей, люди гуляют по улицам, а в рождество все сидят по домам и дарят друг другу подарки…
- Тогда нам некуда будет пойти…
- Да, все будут сидеть по домам.
Но у Маизы были другие планы на этот счет. Она решила повеселить арабских партнеров и предложила Леонидасу пригласить их на празднование рождества, в их дом. Леонидас согласился, сказав, что у его невестки есть деловая жилка, не то, что в Лукасе.
Шанди пришел на работу в обычном костюме. Мел спустилась и настояла на том, чтобы охранник надел новую «форму».
Лукас был ошарашен, когда узнал, что арабы празднуют рождество у них, но поперек мнения отца уже не пошел.
Саид сказал жене, что Леонидас пригласил их на рождество, попрощался с ней нежным поцелуем и ушел на работу. Жади, как обычно, осталась в тяжелых раздумьях.
- Лукас, как видишь, все гораздо проще, чем тебе казалось, - поучительно сказал Леонидас сыну.
- Да, я слишком серьезно ко всему отношусь, - не стал перечить Лукас, зная, что теперь продолжение его истории в руках Жади.
- Другое дело, - сказала Мел и улыбнулась охраннику, который переоделся в ярко-оранжевый жакет. После того, как телохранитель и его подопечная ушли, все не смогли сдержать смеха.
Жулиу сказал Албиери, что в другой клинике повторили анализ, и он оказался положительным. Никто не может поверить, что в их клинике могли ошибиться.

Телефон в гостиничном номере, где остановились Рашиды, тревожно зазвонил. Жади, видимо, ожидала многого от этого звонка, так как, когда выяснилось, что это Латиффа, она очень облегченно вздохнула. Латиффа приглашала сестру к себе, Жади ответила, что подумает и перезвонит позже. «Буду ждать там тебя после трех…» - Жади задумалась, вспоминая слова Лукаса.
Лукас зашел в свою комнату и достал из комода нефритовый кулон. Он положил его в пиджак и ушел.
Ивети нарядилась в красное. Она собиралась вручить «львеночку» рождественский подарок. Лауринда и Деуза восхитились внешнему виду подруги: она сама была упакована, как подарок.
Лукас сказал Карол, что уходит по личным делам. Кларисси и Карол недвусмысленно обменялись взглядами.
Лукас пришел в свою квартиру для свиданий. Он скинул пиджак, ослабил галстук, сел на кресло и нервно сжал зеленый камешек в руках. На небе лежали тяжелые облака, где-то в воздухе витали арабские мотивы Kana Maktuben.
«Я пойду, только, чтобы сказать все, что я о нем думаю, я пойду», - убедила себя Жади. Но как только она подошла к двери ее решительность сразу угасла. Постояв пару секунд в дверном проеме, она крепко сжала в руках платок и вышла. Она вышла из гостиницы, как будто с опаской оглядываясь по сторонам. Наконец, она поймала такси
- Добрый день, - Ивети поздоровалась с Кларисси и незамедлительно отправилась по направлению к кабинету Леонидаса. Кларисси побежала за ней.
- Пищевой промышленности эти колебания доллара очень вредны… - Леонидас копался в каких-то бумагах.
- Это я! – радостно заявила Ивети. Леонидас попытался выгнать Ивети, но человек, который вел переговоры, вежливо сказал: «Дамы вперед». 
Лукас ходил по квартире взад-вперед. Он посмотрел на часы: было без пяти три.
Жади нервничала не меньше. В конце-концов она позвонила Латиффе. Она наплела сестре, что поедет в магазин, но та сказала, что тоже хочет. Тогда Жади сказала, что сначала хочет заехать в мамин дом, а потом к ним. «Аллах, может это знак, чтобы я не ходила на встречу», - сказала она, прервав звонок. Она четко представляла себе, как Саид тащит ее на двор дома Али. Вот она стоит в чаше с водой, а вокруг нее толпа. Саид говорит, что отказывается от нее и возвращает дяде. Али говорит, что она заслуживает 80-ти ударов. Даже Зорайде не защищает ее, говоря, что она сама упустила свое счастье. Вот она завет дочь и тянет к ней руки, но та крепко прижимается к отцу.
- У тебя больше нет дочери! Ты больше не увидишь Кадижу!
В ужасе от собственных мыслей она снова набрала номер Латиффы. Трубку взяла Кадижа. Она сказала, что тоже хочет посмотреть на дом, где жила ее мать. Латиффа сказала, чтобы Жади приезжала к ним, чтобы Мохаммед отвез их к ее старому дому. Жади пообещала приехать.
Она обратилась к шоферу, чтобы поменять маршрут, но тот сообщил, что они уже приехали. Лукас увидел Жади с балкона. «Лучше не надо», - подумала она, когда подошла к ограде дома. Лукас нервничал еще больше, он тщательно поправлял галстук и пиджак. Жади уже отошла от ограды, обратно, но вдруг остановилось: «Пять минут, пяти минут хватит, чтобы сказать все, что я о нем думаю. Она повернулась и решительно пошла к дому. Лукас включил романтичную музыку  и встал у двери. Прозвенел звонок, Лукас снова поправил на себе одежду.
Наконец, он вздохнул и открыл дверь. Жади стояла перед ним, они оба не могли двинуться с места и произнести что-нибудь.
Леонидас шепнул Кларисси, чтобы та заранее вызвала охрану. Он говорил Ивети, что нельзя так врываться в его офис. Он накричал ей кучу гадостей, но женщина была невозмутима:
- <…> Ты сейчас же уйдешь…
- Счастливого рождества, - сказала она, протягивая «львеночку» коробку с подарком. Несколько секунд молчания, удивленный взгляд Леонидаса:
- Что, ты, Ивети… - понял он всю нелепость своего поведения.
- Ты мой дед Мороз, а дед Мороз тоже заслуживает подарка, - он стал открывать коробку Алые парусы!... то есть трусы, то есть даже плавки.
- В тон к моему платью. Красный цвет излучает энергию, надо обязательно носить что-то красное, - восторгалась Ивети.
- Красный цвет экстравагантен, да еще и модель такая, - Леонидас с удивлением разглядывал подарок.
- Они тебе очень пойдут, -  Но Леонидас быстро преодолел смущение, кажется Ивети попала в яблочко: сцена закончилась страстным поцелуем.
- Я вас не звал, зачем вы идете за мной? – спросил он у телохранителей, выходя из офиса под руку с Ивети. На прощание наша звезда радостно помахала Кларисси из лифта.
Лукас предложил Жади войти. Она стала с интересом разглядывать квартиру. Но атмосферу общего смущения, этой парочке было преодолеть куда сложнее предыдущей.
- Я думала, это офис… Чья это квартира? – спросила она.
- Моя, это моя квартира, - сказал он, так неуверенно, что можно было подумать, что он точно не знает, чья это квартира.
- Место свиданий… - Жади посмотрела Лукасу в глаза, и он невольно опустил взгляд.
- Хочешь воды, или еще чего-нибудь, - спросил он, пытаясь перебороть смущение.
- Воды, - на глазах у Жади уже почти навернулись слезы.
- Воды, - повторил Лукас и поспешил на кухню. Жади нервно вздрогнула: в сумочке зазвонил ее сотовый.
- Алло, Саид, ты в Рио, - шепотом спросила она, отойдя к окну.
- Нет, я еще в Сан-Пауло. Я не смогу вернуться сегодня, а мы ведь приглашены к Феррашам, вот так.
- Ничего, я попрошу Мохаммеда извиниться перед ними, - Жади нервно оглядывалась.
- Мохаммеду будет посетить этот ужин. Я хочу, чтобы ты пошла, как мой представитель. Жади, я подумал о том, что ты сказала, пожалуй, ты права. Я больше не хочу жить прошлым, я не хочу, чтобы прошлое влияло на нашу жизнь, - я верю тебе, мне больше незачем проверять тебя и я не буду этого делать, - Жади закрыла глаза, - Я люблю тебя, Жади, люблю… Что с тобой? Ты меня слышишь.
- Слышу. Что ж, до завтра, я тоже люблю тебя. - Жади отложила сотовый в сумочку. Лукас пришел со стаканом воды:
- Хотел достать лед, но увы, я из тех, кто все время оставляет пустые формочки в холодильнике, - Лукас протянул ей стакан воды. Их разделял 2-3 метровый диван, в общем, они стояли на пионерском расстоянии друг от друга, их лица выражали полное смущение и растерянность. Жади взяла стакан и поставила его на стол, не сделав ни глотка.
- Спасибо, - холодно поблагодарила она.
- О чем ты думаешь?
- Я ненадолго. Меня ждут родные. Я обещала дочери показать дом, где я жила раньше.
- У меня тоже скоро совещание и мне придется все время поглядывать на часы, - оба пытались выдавить из себя что-то вроде улыбки. В итог, абсолютно не понимая мыслей друг друга, они пытались поддерживать абсолютно бессмысленный разговор. «Я всю жизнь мечтала о нем, мечтала об этой встрече, но увы…», - подумала Жади, глядя на Лукаса. - Отец передает мне бразды правления компанией, это очень сложный период для нас. - «Я для него лишь приключение в середине рабочего дня», - сделала свой вывод Жади, - Скоро он полностью передаст компанию, в мои руки, я ведь говорил тебе? – «Экзотика, о которой можно рассказать друзьям», - мысленно заключила она, вряд ли слушая то, о чем Лукас ей рассказывал. «Как мне хочется обнять, поцеловать ее… Как мы далеки друг от друга», - подумал он.
- Что с тобой, - спросила Жади, когда настало напряженное молчание.
- Столько времени прошло, я только сейчас осознал, сколько прошло времени… По-твоему я очень изменился?
- Все очень изменилось, Лукас… все.
- Я пытаюсь найти в тебе ту девочку, которой ты была тогда… которая бежала по городу с распущенными волосами, от дяди Али, чтобы встретится со мной. Ту девочку, которая говорила, что я ее судьба, а я ее судьба, и что никто и ничто не может изменить то, что начертано Аллахом, которая танцевала для меня в развалинах... где она? – в глазах Лукаса теплилась надежда, но в глазах Жади было больше боли и разочарования, чем тепла.
- Она потерялась, потерялась в пустыне, еще более огромной, чем Сахара: во времени, - кажется голос Жади стал мягче, Потерялась, вместе с теми глупостями, что говорила. Ты, наверное, со смехом вспоминаешь обо всем этом?
- Я? – Лукас опустил голову и закусил губу.
- Мы были глупыми детьми. Ты говорил, что бросишь все: отца компанию, что переедешь в Марокко, что станешь мусульманином и будешь работать вместе с дядей Али. Помнишь? – в глазах Жади стояли слезы. На лице была вымученная и горькая улыбка. Лукас ответил ей такой же улыбкой. – Представляешь, ты в марокканской одежде идешь по городу, с дядей Али, чтобы купить верблюдов. Ты, наверное, со смеха умираешь, когда вспоминаешь об этом...
- Меня так мучила совесть. Я боялся, что мог навредить тебе.
- Что ты, Лукас? Я тоже выросла. В юности мы склонны все драматизировать, преувеличивать, мы говорим: все или ничего, середины не признаем. Нам кажется, что если нам не позволяют выйти замуж за любимого, то жизнь кончена.
- Да...
- Не беспокойся, я повзрослела. Теперь я по-другому смотрю на все это. Наверное, ты тоже смотришь на все по-другому
- Конечно, я говорю не о чувствах, я говорил о том, как в порыве чувств я пришел к твоему дому и стал стучать в окно, помнишь? – Лукас явно нервничал и снова поправлял галстук.
- Конечно, - все тем же холодным голосом ответила Жади.
- Меня очень мучила совесть, при мысли о том, что я мог бы расстроить твой брак, и тебе бы пришлось расплачиваться за это наказанием, плетьми, о которых говорил дядя Али.
- Вот сумасшедший, - Жади опустила глаза и улыбнулась.
- А все из-за моей инфантильности, из-за мальчишеской глупости, из-за ошибки юности, как ты говоришь.
- Хорошо, что мы не причинили друг другу вреда... остались лишь забавные воспоминания. Приключение, о котором мы вспоминаем со смехом, - Лукас отвернулся, чтобы не выдать слез. Они были очень близко, их разделяли два-три метра. Но они были далеко друг от друга, потому что их разделяли холодные фразы, воспоминания об обидах, неуверенность друг в друге. И только взгляды, слезы, все еще напоминали о том, что они близки, что изменилось все и не изменилось ничего... В их взглядах горела вся та же любовь...

0

138

77-я серия

Лукас предложил Жади сесть и отошел в сторону. В разговоре настала мучительная пауза. Оба едва сдерживали слезы. Лукас сел на другой край дивана.
- Что, как ты живешь, ты счастлив? – прервала Жади «минуту молчания». Лукас посмотрел наверх, чтобы сдержать навернувшиеся слезы.
- Можно сказать, что я реализовал себя...
- Судя по этому дому, я могу сделать вывод, что у тебя бурная жизнь, полная приключений, - тон Жади принимал осуждающую окраску.
- Да, как ты говоришь, у меня не осталось юношеских иллюзий.
- Когда-то ты сказал, что не можешь представить себе жизнь без настоящего чувства, что хочешь любить одну женщину, только одну, помнишь? Что ты не понимаешь мужчин, которые женятся, а потом начинают изменять.
- В то время я верил в любовь, любовь для меня была всем: это была цель, к которой я шел, мечты подростка. Как ты говоришь, подростки верят в настоящую любовь и считают, что она существует, а потом они учатся переживать обычную любовь, - Лукас чувствовал себя все более смущенным и теребил нос от волнения. Конечно, он не ожидал от Жади столь холодных вопросов, но и сам не мог преодолеть барьер, который был между ними.
- Это правда, - оба вдруг отвернулись и стали вытирать слезы.
- А ты, ты счастлива?
- Очень, я научилась любить Саида. И сейчас, я думаю, что мой народ относится к любви с большей мудростью. Как говорил дядя Али, у нас любовь рождается от совместного проживания, а у нас она умирает от совместного проживания, - по щеке Жади потекла слеза.
- Может быть, - Лукас тоже плакал. «Как она красива», - подумал он.
- Саид – лучший муж, которого могла бы встретить женщина.
- Я рад, что у тебя все хорошо, - Лукас вытер слезы с лица. – Ты будешь встречать рождество у нас дома. «Нужно казаться безразличной», - подумала она.
- Нет, я нет, может мой шурин придет. Саид вынужден задержаться в Сан-Пауло по делам.
- Так он сейчас там?
- Я... я хочу провести эту ночь одна, в том доме, где жила моя мама. Хочу снова увидеть все, что было в моей жизни. Иногда я хочу вернуться в прошлое, чтобы прожить другую жизнь, - призналась она. – Это как, это как перечесть страницу книги, чтобы лучше понять содержание и читать дальше, вот так, - «Я по другому представлял нашу встречу», - подумал Лукас.
- Что же, - вздохнула Жади, - «Я чувствую себя мальчишкой, который ждет ее», - Лукас посмотрел на нее. – Я воспользовалась этой поездкой, чтобы увидеть тебя, - «Она изменилась или я изменился?», - спросил он у самого себя. – У тебя есть дочь, да?
- Да, Мел, - он улыбнулся.
- А мою зовут Кадижа, - Жади тоже искренне улыбнулась, вспомнив дочку. Лукас в конец смутился:
- Хочешь немного воды, лимонада, - от безвыходности спросил он.
- Воды, - кивнула она. – «Что я здесь делаю?», - спросила себя Жади.
- Вода кончилась, я сейчас принесу, - Лукас пошел в ванну. Жади кинула взгляд на журнальный столик, там стоял все еще полный стакан воды, из которого она так и не пила. «Зачем она пришла, если пришла, значит что-то осталось», - подумал Лукас. Жади плакала. Она убежала.
- Жади, - Лукас вышел из ванны со стаканом воды, но ее уже не было, зато остались два стакана воды. Он посмотрел в коридор: там тоже было пусто. Он вышел на балкон и увидел сверху быстро убегающую женскую фигуру. Жади опрометью бежала по пляжу, близился закат, небо стало ярко-красным: «Я с ума сошла! Подвергать риску семью, собственную жизнь».
Лукас сел на кровать и стал рассматривать кулон, который так и не отдал владелице: «Я выглядел идиотом, она хотела легкой интрижки, а я вспомнил юношескую любовь...»
Жади медленно шла по пляжу и держала обувь в руках: «Я искала любви, а ему нужно другое...»
Латиффа беспокоилась за сестру и постоянно звонила ей. Назира сетовала на то, что ее братья не смогли правильно воспитать своих жен.
Ноэмия рассказывала Шанди, что Карла раскаивается, но парня она больше не интересовала. Жура очень беспокоилась, что ее сын снова свяжется с бывшей девушкой.
Али снова восхищался Ноэмией и делал ей комплименты. Он посмотрел вслед женщине очень похотливым взглядом, но вот подъехало такси с Жади, и его лицо снова приняло обычный мудрый вид.
- Что с тобой, Жади? В твоих глазах беспокойство, которого я не видел с тех безумных времен в Фесе. Это встреча с Лукасом заставила тебя волноваться? – Али сверлил племянницу взглядом.
- Вовсе нет дядя, все это в прошлом, - Жади улыбнулась, - что за глупость? – Но дядюшка проводил ее взглядом полным сожаления...
Жади кинулась на шею Латиффы и зарыдала. Прибежали дети и не понимали, почему она плачет, но Латиффа сказала, что она вспомнила свою мать. Сестры остались наедине:
- Дорогая, что с тобой, - спросила Латиффа. Жади снова обняла ее.
- Латиффа, я была там, я была у Лукаса...
- Аллах, ты осмелилась!
- Это часть моей жизни, Латиффа, та часть, которая изменила всю мою жизнь... 
- Меня будто парализовало Лобату, она стояла там... красивая, еще красивей, чем раньше, но между нами была пропасть, огромное расстояние, - делился Лукас с доверенным лицом.
- Это время, Лукас, время... Прошло слишком много времени, оно разрушило вашу близость. Время не властно над дружбой, но не над любовью
- Лобату, я не посмел дотронуться до нее, не посмел сказать то, что я хотел, - глаза Лукаса наполнялись слезами, когда он говорил о Жади.
- Ты рисковал получить 80 ударов, предписанные Кораном, - улыбнулся Лобату.
- Мне легче было находиться рядом с ней, когда она была с мужем, в большой толпе...
- Это серьезно, Лукас, серьезно.
- Ты не зайдешь к нам сегодня вечером? – Лобату утвердительно кивнул, - Как говорится, кто не рискует, тот не пьет шампанского...
- Тот Лукас, которого я любила был плодом моего воображения, был моей выдумкой, а я не позволяла себе стать счастливой из-за него, - делилась Жади с сестрой.
- Habibi, - Латиффа утешающее обняла Жади.
Лукас сообщил жене, что арабы не придут на Новый год. Лидиани была расстроена, что не сможет снова пообщаться с Латиффой и обменяться опытом:
- Ты в курсе, что арабские женщины обладают искусством обольщения мужчин, они знают все о соблазнении, - Маиза посмотрела на свою подругу критическим взглядом.
- Мне жалко из-за Саида, сегодня был подходящий момент, сблизиться с ним. Ничего, я придумаю другой момент для сближения. <…> Я еще не знаю, что буду делать дальше, но через него я смогу контролировать Жади, - хитро сказала Маиза.
- А ты не боишься, что Лукас узнает об этом? Ты не боишься потерять Лукаса? – спросила Лидиани.
- Нельзя потерять то, чего нет...
Леонидас проводил время с Ивети. Он спросил ее, какой подарок она хочет.
- Тебя, я хочу тебя. – Леонидас сказал, что ему пора, но она повалила его на диван страстным поцелуем.
Деуза и Мосинья говорили о Лео. Деуза думала, что Лео появится именно на Рождество. Она вспомнила, что когда-то ее сын любил этот праздник, но когда они увезли его от, профессора он перестал праздновать.
Алисинья удивлялась, почему дядя и тетя не наряжают елку. Албиери сказал, что наряжал елку, когда в доме были его крестники: Лео и Диогу. На праздник к профессуру наведался Жулиу, который в данный момент был разведен. Он принес к столу треску по-португальски и стал выражать свои сомнения по поводу результатов анализа.
Эскобар негодовал по поводу того, что Нанду ушел на дискотеку в Рождество. Но Кларисси сказала ему, что  их сын вырос и лучше теперь ждать внуков.
В доме Феррашей начался праздник. Весь дом был украшен гирляндами, в руках у всех были бокалы с шампанским. Лобату пришел с Карол, Телминья и Мел разбирали подарки под елкой. Маиза подарила дочери платье, и та была не в восторге.
«Я хочу провести эту ночь одна, в том доме, где жила моя мама, хочу снова увидеть все то, что было в моей жизни...», - в голове Лукаса крутились слова Жади, он смотрел на все происходящее отрешенным взглядом.
Далва позвала Мел на кухню. Шанди подарил девушке подарок: маленький браслетик, который по его словам приносил удачу в любви. Девушка искренне поблагодарила его, и очень сожалела, что ничего не смогла ему подарить.
Лукас достал из внутреннего кармана пиджака нефритовый кулон. Никто не заметил, как он вышел из дома.
Эдвалду сказал всем, что уехал в Эспириту-Санту и праздновал дома у Одетти, чтобы скрыться от нападок Назиры.
Назира смотрела с балкона, как веселится и танцует вся улица. Она танцевала в такт   музыке. Миру подмигнул ей. Шанди стоял в стороне от праздника, за неоновой вывеской бара.
Дети расспрашивали Али о Иисусе Христе. Али рассказал, что для христиан Иисус – это сын божий, для мусульман он пророк, как Моисей, Авраам и Магомет. Через пророков, Бог общается с людьми. Он рассказал детям, что Иисуса родила Мария, которая была девственницей и ему посвящена целая глава Корана.
Жади ушла, сказав Латиффе, что хочет спать.
«Что я делаю со своей жизнью», - думала Жади, бродя по пляжу. Она смотрела на землю.  Лукас шел по тому же пляжу, навстречу Жади и смотрел куда-то в сторону. Они могли бы столкнуться лбами, но вовремя посмотрели вперед: несколько секунд, когда их взгляды пересеклись они не двигались. Лукас был полон решимости и совсем близко. Жади молчала, но ее глаза сказали: «да». Он поцеловал ее, и Жади ответила на поцелуй, она крепко обнимала своего любимого. Все, что они пережили вместе, снова вернулось этим поцелуем: они были одни на пустынном пляже...
Леонидас и Далва заметили, что Лукас исчез и не понимали куда. Мел подарила Сесеу рубашку, которую он давно хотел. Но парень не приготовил для нее подарка. Телминья стала обвинять брата в невежливости. Он сказал ей, что выбирал подарок для Аишы.
Лобату много пил. А Карол этого не замечала, зато кавалер читал ей стихи.
Свечи, шампанское, Ugra, та самая квартира, из которой мы ушли утром... Квартира для романтических свиданий... Рождество – прекрасный праздник, в Рождество происходят самые волшебные вещи. Лукас обнимал свою любимую и плакал, Жади утерла его слезы нежным поцелуем. Эх... нет, сериалов, кроме Клона... их много, этих мыльных опер, но все они меркнут... то есть, это надо видеть...

0

139

78-я серия

Радостно напевал автор этого резюме. Итак, мое сердце было целиком и полностью отдано Клону, а их сердца и тела были отданы друг другу. Вот уж, не имею я слов, чтобы описать это, ибо любые слова меркнут, меркнут в описании пары Жади и Лукаса. Это красиво! Волшебно! Сказочно! Великолепно! Невообразимо! Сказочно! И главное, какая актерская игра, игра ли...
В Сан-Криштоване все шло своим чередом. Было рождество, а рождество, как мы знаем праздник волшебный! Волшебным можно назвать и тот факт, что семья Мохаммеда приняла приглашение от доны Журы и сидела на улице, вместе с другими гостями. Назира даже танцевала погоды, что не слишком обрадовало ее брата. К дядюшке Али приставала Ноэмия, она узнала, что место четвертой жены вакантно. Латиффа постоянно звонила Жади, но та, предусмотрительно выключила сотовый.
Вскоре Маиза и Леонидас заметили исчезновения Лукаса. Леонидас, как обычно, считал сына безответственным. Лобату уже изрядно набрался всяческих спиртных напитков, подаваемых на празднике.
Леонидас посмотрел на красиво наряженную новогоднюю елку, и ему вспомнилось время, когда его сыновья была маленькими. Он пошел в комнату Диогу, Далва уже стояла там и плакала у его портрета.
- Я не должна была, Лукас, я не понимаю, как так вышло, я сошла с ума, - Лукас и Жади сидели на кровати, на ней была его рубашка. Она гладила Лукаса по лицу – Мне могут позвонить в гостиницу, а меня там нет, Аллах, что будет... Почему я не осталась в доме Латиффы? Почему, я не приняла таблетку и не легла спать...
- Жади... – остановил ее он.
- Не надо, Лукас...
- Нет, Жади, послушай, я думал, что больше никогда не увижу мою Жади, Жади из Марокко, которая сбегала, чтобы встретится со мной.
- Лукас, - нежно сказала она и поцеловала любимого.
- Когда я сегодня утром встретился с тобой, то подумал, что я все придумал, что Жади, которую я любил, была плодом юношеской фантазии.
- Я тоже была разочарована, - кивнула Жади.
- Мной?
- Я спрашивала себя, где тот мальчик? Веселый, романтичный, который хотел бросить все и жениться на мне, я помнила тебя именно таким, Лукас, именно таким...- Жади улыбнулась своему воспоминанию, и в глазах ее заблестели игривые огоньки, - И вдруг, я вижу перед собой мужчину, да еще и циничного...
- Жади...
- ...Пользующегося всеми благами жизни и имеющим квартиру для романтических встреч...
- Я возвращался домой и думал об этом, когда я оказался рядом с тобой, я вдруг понял, как я изменился, как жизнь сделала меня другим человеком...
- Ты, правда, так подумал?
- Я был рядом с тобой, но не мог подойти к тебе. Сначала я думал, что это ты изменилась, а ты действительно изменилась, но и я тоже, я стал практичным человеком, немного циничным. С женщинами у меня разговор короткий: я рву сразу, - немного засмущался он.
- Лукас, - она с сочувствием посмотрела на него и нежно поцеловала.
- Чувства, увлечения, теперь, я боюсь этого... Поэтому я робел рядом с тобой, я был смущен, я не мог подойти близко.
- А я думала, что ты хочешь завести со мной интрижку...
- Ты не можешь быть для меня интрижкой. Однажды, я сказал тебе: «Лукаса, которого видишь ты, не увидит не одна женщина».
- Я помню, - улыбнулась она.
- Эта фраза оказалась пророческой. И хотя, я был тогда искренен, я и не знал, насколько она правдива. Ты вернула назад того Лукаса, который умел любить мечтать, - он сжал Жади в своих объятьях.
- Я тоже... я тоже почувствовала это рядом с тобой, я тоже сильно изменилась. Раньше я ничего не боялась, потому что мне нечего было терять, теперь есть...
- Почему ты оттолкнула меня, когда можно было убежать.
- Потому что я боялась, боялась что Саид убьет тебя, он поклялся, что убьет... – Жади вспоминала об этом с беспокойством
- Жади...
- В тот вечер, когда Саид побежал за тобой с оружием я поклялась, поклялась Аллаху, что больше никогда не увижу тебя, если он спасет тебя, спасет от гнева Саида, и он спас, - она радостно улыбнулась, посмотрев на возлюбленного, - Аллах спас тебя.
- Господи, - только и сказал Лукас.
- Когда родилась Кадижа, он готов был развестись со мной и искал вторую жену... Я была в отчаянии Лукас, я была не в себе, - вспоминала она, - я говорила с дядей Али, но он сказал, что ничего нельзя сделать, потому что это был обычай. Я жила, считая дни, и когда пришел день, когда Саид должен был забрать Кадижу, я сбежала. Я думала, что могу прибиться к каравану и затеряться в пустыне, чтобы никто не смог найти меня. Но Саид послал своих людей, чтобы разыскать меня. Несколько раз мне удавалось уйти, в тех развалинах, где мы встречались, но она заплакала и они... они нашли меня, - с горечью в голосе рассказывала она, - Эти развалины, - задумалась Жади, - эти развалины оказались для меня... роковыми, все важное, что произошло в моей жизнь, произошло в этих развалинах...
- И он не развелся с тобой...
- Я просила, умоляла, чтобы он не забирал у меня Кадижу, что если я не устраиваю его, как жена, он взял меня кормилицей, и он принял меня обратно, - на глазах у нее навернулись слезы, - и тогда я постаралась наладить наши отношения.
- Жади, - он нежно вытер слезу с ее щеки.
- Зачем судьба столкнула меня с тобой, Лукас?
- Жади, я не отпущу тебя больше, не отпущу, - они обнялись.
- Я боюсь...
- Послушай, - Лукас был полон решимости, - когда-то ты сказала, что ничего не случается просто так. Мы не случайно встретились, спустя столько лет.
- Я не понимаю, Лукас, я подавлена, не знаю, что и думать... мне нужно идти, - он поцеловал ее.
- Я ухожу... – но Жади никуда не спешила.
- Нет, останься, не возвращайся больше к себе и я не вернусь домой, мы сделаем то, что хотели сделать много лет назад, мы слишком много ждали!
- Нет, нет Лукас, так нельзя.
- Ты хочешь?
- Мне пора...
- Ты хочешь? – настаивал Лукас.
- Да я очень, но...
- Когда люди уверены, «но» не существует, - говорил он, хотя когда-то для него существовали тысячи «но».
- У нас все не так, Лукас, у нас не так легко развестись.
- Я сам займусь этим, увезу тебя на время.
- Лукас, а моя дочь? У меня есть дочь! – наконец вспомнила Жади :)).
- Забери ее с собой Жади, - простодушно предложил он.
- Саид разыщет ее и на другом конце света!
- В жизни все гораздо проще, чем в нашем представлении о ней.
- Я должна идти, ты вызовешь такси?
- Нет, я сам отвезу тебя...
- Лукас, ты с ума сошел, меня не должны видеть наедине с мужчиной, - оба осознали, что со старой любовью возникли старые проблемы и поцеловались, на прощание...
Карол не понимала, куда делся Лобату. Тем временем, Леонидас и Далва, пытались уложить его, в стельку пьяного, в комнате Диогу. Но он сопротивлялся и кричал, что ему, нужна Карол.
Жади плакала по дороге, домой и сложно было понять, были это слезы радости, или печали.
Лукас пришел домой. Маиза стояла посреди гостиной, она подарила мужу холодный сверлящий взгляд и поднялась по лестнице, не проронив не слова.
Дядюшка Али допытывал Жади о том, что случилось:
- Ничего не случилось, я ездила по городу, по знакомым местам, - кричала Жади. Вид у нее был, ммм... слегка растрепанный.
- Ты искала места или знакомых, - взгляд дядюшки как рентген, прочитывал мысли Жади насквозь, но та в «страшном грехе» не призналась. После того, как дядюшка выпустил пар она отправила его куда подальше, то есть из своей гостиницы в дом Мохаммеда, а дело было ночью... Жади бессильно опустилась на пол и заплакала.
Лукас снял пиджак и на пол спальни упал нефритовый кулон: «Я опять забыл отдать...» - подумал он.
Наступило новое утро. Наедине с дядей, Алисинья заметила, что ее тетя очень сильно устала от работы и ей нужно отдохнуть.
Эскобар рассказал Кларисси об ошибки в результатах анализа, в их клинике. Кларисси была уверена, что если кто-то и мог подменить результаты, то это была секретарша.
Карол пришла к Кларисси, она была обеспокоена тем, что Лобату пропал со вчерашнего вечера.
Телминья заметила на руке Мел маленький браслетик, подарок Шанди и назвала его безвкусицей. Но Мел сказала, что ей он очень нравится.
Карима разбирала старые вещи и нашла что-то обернутое в бумажный пакет. Зорайде развернула сверток и рассказала Сумайе, что это чашка Жади с засохшей кофейной гущей. Гадалка должна была хранить чашку до тех пор, пока прочитанное предсказание не сбудется. Горничная призналась, что у Жади сложная судьба, и она до сих пор не знает, сбылось ли предсказание. «Я думала, что со временем этот рисунок прояснится, но нет... то же самое», - подумала Зорайде, рассматривая чашку.
Жади сидела перед окном в гостиной. Она то была грустной, то мечтательно улыбалась сама себе.
Лукас тоже стоял у окна своей спальни и размышлял.
Раздумья Жади прервала Кадижа. Она спросила, в чем причина того, что мать грустит. Жади ответила дочери, что многое пережила, и когда-нибудь, когда дочь станет взрослой и сможет понять ее, она все ей расскажет.
Потом приехал Саид. Он обнял дочь и сказал, что привез ей подарок. Саид стал привычно, делится с Жади своими впечатлениями от поездки, но Жади смотрела на мужа отсутствующим взглядом: «Я должна рассказать все сейчас. Мне опять стало тяжело рядом с ним, как в первые дни... Я так далека от него, от того, что он говорит, рядом с Лукасом...» - вдруг ход ее мыслей прервал Саид.
- Жади, ты меня слушаешь?
- Что? – опомнилась она...

0

140

79 серия

Маиза начинает ругаться с Лукасом. Она напрямую, спрашивает с кем, он провел Рождество. Но Лукас говорит, что он гулял один и думал о жизни.
- Понятно, а кто вместе с тобой думал о жизни, - придралась Маиза. Лукас парирует, говоря, что Маизу никогда не интересовала его жизнь, его мысли и чувства.
Маиза выходит из комнаты на нервах и сталкивается с Мел. Девочка понимает, что ее родители опять ссорились. Маиза идет в кабинет, Лукас и идет за ней. Он говорит ей, что хочет развестись. Маиза понимает, что причина решения ее мужа в Жади.
- Я не могу больше жить, поддерживая иллюзию брака, которого нет, не для тебя, не для меня, - говорит Лукас.
- А ее муж знает об этом? Я знаю, на родине Жади очень жестоко наказывают женщин, которые изменяют мужу, - уверенно говорит Маиза. Но Лукас отрицает то, что причина его решения во встрече с Жади. Маизу оказывается нелегко обмануть. Впрочем, их разговор снова прервала Мел. Она обняла отца и сказала ему, что будет лучше, если они разведутся. Мел ушла к Телминье.
- Ты хочешь сказать, что проснулся и внезапно захотел стать счастливым, слишком много совпадений, именно тогда, когда появилась Жади, - продолжала Маиза разговор, начатый до прихода дочки. Лукас отвел глаза в сторону.
- Маиза, не уходи от разговора, мы говорим о нас.
- Мы никогда не были парой, нас всегда было трое! Ты, я и твои воспоминания о ней! Мы никогда не были одни! Она всегда стояла между нами. И не говори мне, что я выходила замуж зная это, я была слишком молода, чтобы допускать, что это возможно! Я думала, что если женщины нет, то ее нет… Но нет, эта Жади занимала больше места в твоей жизни, чем я.
- Маиза, поговорим об этом в другой раз, - Лукас был не в силах больше выдерживать крики жены.
- Нет, не в другой раз, если мы с тобой расторгаем этот брак, то нужно собрать всех, кто жил в этом браке: меня, тебя, Жади и ее мужа, - выкрикнула Маиза.
- Ты с ума сошла, Маиза!
- Будем решать с теми, с кем жили, сообща, - Маиза ушла…
- Маиза, ты не посмеешь сделать это! – крикнул Лукас. Да уж, кто знает, на что способна оскорбленная женщина. На месть, конечно, Маиза знала, что теперь пришел ее звездный час подпортить кровь не только мужу, но и той, которая по ее мнению, являлась ее главной соперницей. Хотя, по моему глубокому убеждению, первой и главной соперницей Маизы являлась ее собственная глупость.
Саид в свою очередь заметил, что его благоверная сильно изменилась. Конечно, с тех пор как он приехал, она только ходила по комнате и ничего вокруг не замечала. Конечно, духу признаться мужу в том, как славно она провела Рождество у нее не хватило. Но Саид, естественно не мог не заподозрить, что именно Лукас стал причиной того, что его женушка смотрит в потолок и на все вопросы отвечает: «Что ты сказал?». Часы раздумий, видимо привели ее к выводу, что нужно сматываться, пока ее супруг не заметил пару ветвистых рогов на своей голове. В итоге, Жади стала умолять Саида, вернуться с ней в Марокко. Но от этого его подозрения все больше усиливались.
- Чего ты боишься себя, своих желаний, своих воспоминаний, - привычно допрашивал ее Саид.
- Я боюсь, что ты все испортишь. Все это время я старалась быть тебе хорошей женой, и когда мне удалось…
- Скажи он, искал тебя, говори, Лукас искал тебя, - с остервенением спросил он.
- Говори тише, там Кадижа.
- Нет, никто меня не искал, никто… - тут выбежала Кадижа и спасла мать от этого трудного разговора.
Назира, стоящая на балконе, увидела за столиком уличного бара Эдвалду. Тот сразу начал распевать ей дифирамбы, а Журе осталось только выдохнуть свое привычное: «Это вам не шутки».
Ивети говорила Лауринде, что Леонидас ее любит, и она не понимает, почему он не хочет быть с ней. Лауринда сказала подруге, что ему просто трудно забыть, как она предала его с Диогу. Ивети же считала, что поступила честно, переспав с ним, так как какая-то другая на ее месте, подумала бы об этом, но не сделала, а значит, предала в чувствах. А она была искренней.
Но Ивети решила, что просто никто не любит честных людей.
Деуза сожалела на счет того, что Лео не встретил рождество с ними. Но Мосинья была уверена, что он обязательно приедет.
Лобату оправдывался перед Леонидасом за то что напился, он объяснял, что это был праздник. Но Леонидас говорил, что у него всегда есть повод, он посоветовал ему сказать Карол, что он упал на кровать Диогу и уснул. Карол была у Кларисси. Она была в восторге, когда узнала, что ее возлюбленный отключился от выпитого спиртного, и уже сюсюкала подруге про то, что Лобату никогда не пьет при ней, и вот он выпил немного, но заснул. Кларисси же продолжала жаловаться на свой брак. Эскобар обрушился на нее с обвинениями за то, что их сын не ночевал дома. Она проводила Карол с советом не выходить замуж рано, ведь она вышла за Эскобара в 18.
Мел пришла к Нанду и Сесеу с гренками. Эти двое переростков схватили гренки и начали рассказывать девочки, что она отстала от жизни. Они спросили, есть ли у нее парень, а та от смущения задергала золотой браслет на своей руке.
Далва говорила Лукасу, что Мел нравится Сесеу. Далва считала, что она такая же романтичная, каким когда-то был Лукас, когда любил Жади.
- Далва, я провел с ней ночь, - Лукас засветился счастливой смущенной улыбкой, а у няньки аж челюсть отвисла от удивления.
Дядюшка Али сказал семье, что собирается возвратиться в Марокко. По дороге он собирался заехать в Фош де Игуасу, где живет самая большая мусульманская община в Бразилии. Причина такой спешки крылась не в огромном количестве дел, на которое ссылался дядюшка и даже не в его, так называемом, плохом самочувствии, а в том, что он захотел забрать свою строптивую племянницу Жади с собой, от греха подальше. «Аллах, это спасение», - мысленно вздохнула Жади.
Саид согласился, что Жади должна уехать с дядей. Жади улыбнулась дяде и еще раз мысленно поблагодарила Бога.
- Жизнь дает мне второй шанс, Далва, и на этот раз, я его не упущу. У меня больше нет оправданий, как раньше: я не хочу скрывать свои чувства. Мел уже выросла, она спокойная и умная. Хорошо или плохо, лучше или хуже Диогу я помог отцу в управлении компанией. Теперь я могу подумать о себе, - уверенно сказал Лукас няньке. Он сказал ей, что хочет развестись с Маизой и жениться на Жади. И попросил служанку не упоминать имя Жади в разговорах с отцом и Маизой.
Маиза сидела в ресторане с Лидиани. Она позвонила Саиду и попросила его о консультации, для оформления части дома в марокканском стиле. Саид был изрядно удивлен, он с еще большим подозрением посмотрел на жену и сказал, что ему звонила жена Лукаса Ферраша и просила о встрече. У Жади от этой новости все внутри перевернулось.
Маиза сказала Саиду, что с ней придет подруга, но объяснила, что несмотря ни на что они должны остаться наедине.
- Я пока еще не знаю, что буду делать, но этот Саид козырь в моей колоде, джокер и я должна правильно им распорядиться я справлюсь, - сказала Маиза подруге, злобно щуря глаза.
- Ты не пойдешь, конечно, - с испугом и надежной в глазах спросила Жади мужа.
- Почему нет, - Саид подарил жене злую ухмылку и ледяной взгляд.
Назира уходила к Надии, чтобы та покрасила ее хной, она намеревалась напрочь сразить Эдвалду.
- Никто не устоит перед женщиной покрашенной хной, - Назира приложила палец к губам.  – Это правда, - поддержала ее Латиффа.
Мохаммед сказал детям, что когда они подрастут, то все вместе поедут в Марокко, чтобы выбрать жену для Амима и мужа для Самиры. Амим хотел красивую жену. Кадижа хотела, чтобы дядя Али выбрал ей не только красивого, но еще и богатого жениха, чтобы тот осыпал ее золотом.
- А ты Самира, какого мужа ты хочешь, Самира, - спросил дядя Али у старшей девочки.
- Если у меня будет муж, то я сама его выберу, - уверенно ответила она.
- Видите, Самира не доверяет собственному отцу…
- Но ты же никого не знаешь, как ты можешь выбрать, - удивилась Кадижа, - дядя Али выберет тебе, да, дядя?
- Если захочет, выберу, - на лице Али застыла поддельная улыбка.
- Я не хочу выходить замуж как мама, которая не знала моего отца до свадьбы, - сказала Самира.
- Но ведь они счастливы… - развел руками дядюшка.
- Я не променяю мою Латиффу ни на одну женщину мира, - признался Мохаммед.
- Да, я знаю, папа, у тебя получилось, но ведь может быть иначе… - сказала девочка.
- Но дядя Али выберет нам хороших мужей, - тщетно понадеялась Кадижа.
- И вообще, я не хочу замуж, - продолжила Самира, - я хочу сначала выучиться, получить работу, - все посмотрели на девушку, как на прокаженную.
Латиффа говорила с Жади. Она думала, что Маиза хочет встретиться с Саидом, чтобы рассказать ему все. Латиффа сказала Жади, что судя по тому, что Маиза сказала ей дома, она ее узнала и захотела уколоть. Латиффа предложила пригласить Маизу к ним домой, чтобы поговорить. Если раньше Жади хотела уехать в Марокко с дядей, то теперь она не хотела оставлять мужа одного.
Рапазау сел в автобус, который захватили бандиты. Скоро эта тревожная новость разнеслась по всему Сан-Криштовану. Когда пройдоху нашли, то оказалось, что деньги, которые были при нем, он успел отдать в банк, но зато лишился золотых зубов.
Мел жаловалась Телминье на то, что Сесеу и Нанду издевались над ней. Телминья посоветовала подруге перестать думать о том, что все над ней издеваются.
Маиза с радостью решила пойти к Латиффе и Жади и взяла Лидиани с собой.
Лукас пришел к Ивети. Она встретила его дружескими объятиями.
- Что случилось? – спросила она.
- Все случилось, - Лукас смущенно улыбнулся и сказал ей, что хочет развестись и жениться на Жади.
Маиза проколола шину на подъезде через мастерскую Рапазау.
Алисинья подошла к Албиери, когда тот делал записи о преждевременном старении клонов в своем дневнике. Профессор вновь отругал племянницу и снова поссорился из-за этого с женой.
Деуза прибежала к матери, чтобы рассказать ей, что Лео просит выслать ему денег и пишет, что приедет после нового года. Деуза решает сама поехать за сыном.

0