www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Татьянин день. Книга 1 Две любви

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://i045.radikal.ru/1611/fd/25dd288fdf8c.jpg

Провинциалка в Москве. Знакомый сюжет.
На первый взгляд, у Тани Разбежкиной всё складывается удачно: престижный институт, хорошая должность в солидной фирме, новая подруга…. и, кажется, она влюбилась!
К сожалению, плюсы очень быстро превращаются в минусы: учёбу трудно совмещать с работой, шеф проявляет излишнее внимание, возлюбленный ведёт себя странно, а подруга оказывается соперницей!
Но «Москва не верит слезам. Она вообще ничему не верит – её надо завоёвывать!»

0

2

Глава 1
- Мамочка, смотри, какие дома высокие, и столько вывесок разных! Как красиво! – удивлённо и радостно говорила матери миловидная темноволосая девушка с огромными, широко распахнутыми, ясными глазами. – А это здание – ого, этажей пятьдесят, наверное! Ой, а вон у той женщины, каблучищи то какие, и как только она на ногах держится?!
- И все куда-то бегут, бегут,- вздохнула её собеседница, интеллигентная женщина лет пятидесяти пяти, с тревогой глядя на проносящиеся за окном автобуса шумные и людные улицы.- Куда только спешат?
- Скоро и я буду так бегать! В институт, на работу, на свидания! – засмеялась девушка.
- Страшно мне, дочка,- тихо призналась её мать.- Как мы здесь жить-то будем?
- Да чего бояться, это же не лес – город! Да здравствует новая жизнь! В столице нашей Родины, городе-герое Москве!
Прежде Тане Разбежкиной доводилось бывать в Москве всего пару раз, да и была она тогда совсем ещё девочкой – школьницей с косичками, многого не понимала и не умела в должной степени оценить. Теперь же вся эта новая, величественная красота рвущихся под самые небеса сверкающих зданий в сочетании с золотыми куполами храмов, и спокойные воды Москвы-реки, запросто уживающиеся с толпами озабоченных, занятых своими проблемами людей,- неожиданно успокоили и ободрили её. Здесь всему и всем хватает места. Прошлому и будущему, сиюминутной суете и вечности… И она, Таня Разбежкина, тоже непременно сумеет стать частью этого нового для неё мира. Всё у неё обязательно сложится! Когда они с мамой сошли с поезда и долго-долго автобусом добирались от площади Трёх Вокзалов до Митино, вдруг нахлынуло такое ощущение счастья и безумной надежды, что все тревоги и опасения отошли на второй, если не на третий план.
В посёлке, где она прожила почти всю жизнь, Разбежкиных хорошо знали и уважали. Да и как иначе? Ведь Танина мама, Вера Кирилловна, столько лет проработала учительницей, вырастила и выучила не одно поколение здешних ребятишек, многие из которых, в свою очередь приводили в её школу своих взволнованных и немного растерянных детей-первоклашек. И, при всей своей бесконечной доброте, она всегда умела казаться такой сильной, решительной и мудрой, способной справиться с любой напастью и решить любую проблему.
Но, к сожалению, ей пришлось уйти на пенсию, едва достигнув «законных» пятидесяти пяти: не на шутку пошаливало сердце, ни с того ни с сего поднималось давление… И врачи в последнее время стали довольно частыми гостями в маленьком доме Разбежкиных. Они-то и посоветовали ехать в Москву – там, мол, и клиники не чета саратовским, и оборудование новейшее. Всё складывалось одно к одному: Таня, одна из лучших студенток, как раз выиграла престижный конкурс, и у неё появилась возможность перевестись учиться в Московский строительный институт. Решено было ехать непременно вдвоём, благо есть, где остановится – в Москве родня, мамина сестра Тамара с большим шумным семейством, многие годы каждое лето гостившим у Разбежкиных. Ясно же, что своих без крыши над головой не оставят! Конечно, Татьяна вовсе не была такой уж наивной провинциальной девушкой, чтобы не понимать: с оркестром Москва её встречать не будет. Но мама постоянно внушала ей, что родственные, кровные узы – самое дорогое, что есть у человека на свете, и столичная родня примет их с Таней и поможет освоиться на новом месте. Хорошо бы, чтобы это оказалось правдой!
- Только начали жить по-человечески, а не ютиться на тридцати метрах, как сельди в бочке,- и на тебе, уплотнение! Деревенским родственничкам, само собой, на месте не сидится, их же хлебом не корми, дай другим жизнь испортить… - ворчал Виктор Рыбкин, плотный мужчина средних лет с намечающимся животом и щёточкой недовольно топорщившихся усов.
- Вот и я говорю,- немедленно вставил своё веское слово его брат Дима, значительно более молодой, всего два года назад вернувшийся из армии.- Мам, зачем ты соглашалась-то, чтобы они приехали?
- Да меня не особо спрашивали. Вера позвонила, мол, встречайте, нам с Танюхой надо где-то остановиться. А я ей что должна сказать – извини, сестра, самим места мало? Мы, значит, каждое лето у тебя запросто квартировались, ели-пили-спали, как на курорте, а когда тебе понадобилась помощь, вот те Бог, а вот порог? – возразила Тамара Кирилловна, тоже не слишком довольная перспективой неизвестно сколько времени делить жильё с сестрой и племянницей, но и сыновей полностью не поддерживающая: надо же в себе хоть что-то человеческое иметь!
Тамара Кирилловна всегда искренне считала, что семья – это главное. Вот только было у неё такое свойство – во всём перегибать палку. Ведь была она когда-то хорошенькой девушкой. Глазки как у умненькой лисички. Губки – бантиком. Этакая дюймовочка-лапусенька. Да только выскочила замуж за того, кто первый предложил, чтобы скорее семью создать, и постепенно все дела на себя свалила. Оно, конечно, лучше быть нужной, чем свободной, но только годы идут, а она со своим шарфиком, как с погонами – ать-два, ать-два… И какая же лапусечка? Солдафон в юбке. Даже тщательно сделанный перманент не спасает. А могла бы и бубновый интерес найти, пока ещё совсем не состарилась. Но каждый день всё идёт и идёт по накатанной колее. И никак из этой колеи не вылезти…
Детки хмуро переглянулись, многозначительно повздыхали, но откровенно возмущаться не посмели: квартира, в которую Рыбкины благополучно переехали в результате расселения прежней коммуналки в центре Москвы, принадлежала Тамаре Кирилловне, так что их голоса имели разве что совещательное значение.

Отредактировано juliana8604 (04.11.2016 13:12)

0

3

- … А варенье-то, варенье крыжовенное мы с тобой, доча, забыли,- у самой двери, не решаясь нажать кнопку звонка, суетилась Вера.- Нехорошо, Томочка его так любит, а у меня из головы вон…
- Да ничего мы не забыли,- весело отозвалась Татьяна, переводя дух и опуская на лестничную площадку тяжёлый старый чемодан.- Тут оно, в сумке, не переживай! Давай звони, или так и будем с тобой под дверями топтаться? Мне ещё в институт бежать!
- Ой, да как ещё примут нас,- Вера вскинула на неё обеспокоенные глаза.- Родня роднёй, а всё-таки несколько лет не виделись… Больно мы им нужны….
- Ну не назад же теперь ехать,- решительно заявила Татьяна.- Ты, главное, не бойся ничего, мы же вместе, если что не так, всегда сумеем сообразить, что дальше делать!
Вера с трудом удержавшись, чтобы не перекреститься, позвонила, прислушиваясь к торопливым шагам в коридоре по ту сторону двери в новую московскую жизнь.
- Ой, Верочка, сестрёнка, сколько же мы с тобой не виделись! – воскликнула Тамара Кирилловна и, расчувствовавшись, едва не пустила слезу. Она попеременно обнимала то Веру, то Таню.- Татьяна-то как выросла, красавица какая стала! Я так рада, что вы приехали!
Двоюродные братья тоже оживлённо загалдели, помогая заносить в квартиру вещи. Анна, жена Виктора, тепло улыбаясь. Таня как-то сразу почувствовала себя здесь своей, принялась рассказывать, как они с мамой доехали, какое впечатление произвела на них Москва, и что они тоже очень ждали этой встречи.
- А вы как, надолго рассчитываете у нас задержаться? – будто между делом поинтересовался старший из двух двоюродных братьев.
Таня моментально напряглась, посерьёзнела:
- Да вообще-то думали, что навсегда. Маме надо пройти серьёзное обследование, я прямо сейчас в институт побегу, нехорошо было бы опоздать в первый же день. Но вы не переживайте. Надо будет, квартиру снимем. Ничего. Как-нибудь справимся. Денег у нас сейчас немного, но и это не беда. Я на работу устроюсь…
- Ну вот ещё,- проговорила Тамара Кирилловна, которой стало неловко из-за того, что Виктор столь бесцеремонно озвучил опасения всего семейства Рыбкиных.- Жить будете на кухне, Витя сейчас принесёт две старые раскладушки.- Она взглядом велела сыну немедленно выполнить своё распоряжение.- Только их придётся на день убирать.- И Тамара Кирилловна последовала за Виктором, чтобы проследить, всё ли он правильно понял и сделает.
- Одну раскладушку оставляйте,- сказала Анна, оставшись наедине с притихшими и растерянными Разбежкиными.- Вере Кирилловне днём захочется прилечь, отдохнуть, так чтобы было где.
- Спасибо, Анечка,- опустила голову Вера.
- И вы не обижайтесь на них,- добавила женщина.- Они не такие плохие, какими кажутся, просто немного нервные. В Москве все нервные…

- Я так волнуюсь,- дочь Тамары Кирилловны, Галина, оказалась практически единственным членом семьи, не участвовавшим во встрече тёти Веры и двоюродной сестры Тани. Галине было сейчас не до того: она торопливо и неумело подкрашивалась, глядя в маленькое зеркальце. К сожалению, её усилия приводили к результату, прямо противоположному ожидаемому – макияж почему-то только подчёркивал недостатки невыразительной от природы внешности.- Мама, а почему Вадим так рано собрался прийти?
-  Так он же человек занятой, у него серьёзный бизнес. Заедет по пути на работу, другого времени у него нет. Это раньше, когда мы были соседями, всё было иначе, в любой момент мог забежать, а теперь считай, что мне вообще повезло уговорить его к нам заглянуть,- вздохнула Тамара.- Случайно в магазине встретились, я уж постаралась не упустить момент!
- Правильно,- саркастически проворчал Виктор,- зато теперь Вадик, как только увидит этакую раскрасавицу, точно дар речи потеряет! А у неё ещё и ума палата, сплошные достоинства!
У Галины обиженно задрожали губы.
- Пошёл вон отсюда в свою комнату! Что ты над сестрой издеваешься?! – прикрикнула на сына Тамара.- Галочка, а ты не переживай, нашла кого слушать! Ты же у меня и правда очень красивая, Горин обязательно это оценит. Ну что, успокоилась?..

- Мама, ну всё, я побежала,- Таня уже стояла на лестничной площадке с сумкой в руках.- Сегодня зачисление, надо непременно успеть вовремя. А если тебе кажется, что нам с тобой тут не рады – подумаешь, найдём квартиру и будем сами по себе жить!
- Хорошо бы, я уж и не знаю, может напрасно мы приехали,- вздохнула Вера Кирилловна.
Двери лифта открылись, и на площадку, тяжело отдуваясь, вышел солидный, лысоватый, одетый в дорогое пальто мужчина, тащивший в руках большую тяжёлую напольную вазу с китайским рисунком. Увидев Таню, он заулыбался и спросил, указывая на дверь Рыбкиных:
- Вы не из этой квартиры вышли?
- Из этой,- подтвердила девушка,- мы с мамой только что приехали, мы родственники хозяев, из Саратова…
-  Очень торопитесь? – продолжал мужчина, так пристально и с неподдельным интересом разглядывая Таню, что ей стало не по себе.- было бы приятно познакомиться с вами поближе.
- Мне надо в институт.- Таня решительно обошла его и направилась к лифту.
- Ещё увидимся,- произнёс вслед Вадим Горин.
Таня не видела, как, стоило ему нажать кнопку звонка, дверь моментально открылась, словно хозяева заранее выстроились с другой стороны в нетерпеливом ожидании сигнала.
- Вадик,- воскликнула Тамара,- вот молодец, что приехал! – Она вытолкала вперёд Галину, у которой от волнения не находилось слов – девушка только во все глаза смотрела на Горина.
- Галочка, какая ты стала! – оживлённо заметил мужчина.- Я же тебя помню, когда ты помладше была, а теперь совсем невеста!
Для особы женского пола, чей возраст успел перевалить за тридцать, а с личной жизнью по-прежнему никакой ясности, подобный комплимент по определению должен был прозвучать двусмысленно, однако Тамара обратила его в свою пользу:
- Вот и я, то же самое говорю! Ты, Вадик, присмотрись к девушке повнимательнее, невеста-то и правда загляденье, да и ты меня в качестве зятя вполне устроишь!
Ошарашенный таким натиском Вадим предпринял было попытку ретироваться, отговорившись крайней занятостью, но не тут-то было: Тамара уже затаскивала его вместе с вазой – подарком на новоселье, надо полагать,- в квартиру.
- Послушайте, у меня встреча, очень важные люди… - бормотал Горин.- А давайте я к вам лучше вечерком загляну!
- Ну хоть пообедай с нами,- не отставала Тамара,- а то я знаю вас, всё дела, дела, поесть нормально и то некогда, на одной сухомятке, а Галочка у меня такая кулинарка!
- Почему на сухомятке? Я привык ужинать в ресторане,- возразил Вадим – и снова попался.
- А Галя всё время дома сидит, некому в свет вывести,- подхватила тему Тамара.- Вот и пригласил бы её сегодня, она тебе с удовольствием составит компанию. Значит, как ты сказал? В восемь? Вот и хорошо, вот и славненько. Если надо её к тебе привезти, это не проблема. Витька! Сбегай в гараж, проверь, как там машина, надо сегодня сестру на свидание доставить!..
- Нет-нет, что вы, я сам приеду, в восемь, как обещал,- сдался Горин, заметив, как моментально просияла Галина.

   Несмотря на то, что у них с мамой денег было действительно совсем немного, особенно по московским меркам, Тане пришлось поймать такси – в институт она безнадёжно опаздывала. О таком решении девушке пришлось очень скоро пожалеть: водитель постоянно болтал, косился  на её ноги, подрезал другие машины и ворчал, что иначе пробок не минуешь. Тане хотелось закрыть глаза и надеяться, что как-нибудь обойдётся, и она всё же сумеет добраться до института живой.
Не обошлось: она услышала бешеный визг тормозов, почувствовала удар и увидела, как их машина врезалась в ехавшую впереди.
- Я же говорил! – заорал таксист.- Всё зло на дорогах – от баб за рулём, а это ещё и блондинка! Ну, курица, держись теперь! – Он выскочил из машины и принялся кричать на девушку, которая вела неудачно подрезанную им же дорогую красную иномарку.
- Вы сами виноваты,- возмутилась Таня, выходя вслед за ним,- я всё видела!
- Что ты видела?! – накинулся водитель теперь уже на неё.- Давай плати за проезд, дальше можешь пешком идти!
- Мне ещё и платить?! – Девушка не верила своим ушам.- Надо ГАИ вызвать, я расскажу, что тут на самом деле произошло!
- Да пошли вы обе! – Встреча с сотрудниками ГИБДД в планы таксиста никак не входила, так что он поспешил снова сесть за руль.- Чтоб я ещё хоть раз с бабами связался!.. – в сердцах бросил он и захлопнул дверцу.
- Спасибо за поддержку,- улыбнулась Тане владелица шикарной иномарки, примерно её возраста, откидывая назад длинные прямые светлые волосы,- но у меня машина всё равно застрахована, эта вмятина – чепуха. Ну, мне надо ехать, так что пока.
Блондинка тоже уехала, а Таня, встревожено взглянув на часы, побежала искать ближайшую станцию метро.
В институт она опоздала, но, к счастью, ненадолго. Подошла к расписанию, начала его аккуратно переписывать в тетрадку, так же, как остальные студенты.
- Ой, это ты?!
Таня обернулась: перед ней стояла давешняя блондинка.
- Привет,- растерянно проговорила Разбежкина.- Ты тоже учишься в этом институте?
- Ну да, я только что из другого перевелась в эту богадельню, считай, первый раз пришла. А ты?
- И я – из другого, только не московского, а саратовского. Мой проект победил на конкурсе, и меня приняли,- объяснила Таня.
- Меня Татьяной зовут,- представилась её новая знакомая и, как оказалось, однокурсница,- а тебя?
- И меня – Татьяной.- Обе девушки рассмеялись – не слишком ли много совпадений?
- Давай я тебя после лекции домой отвезу,- предложила светловолосая красавица.
- Нет, спасибо,- возразила Таня,- я далеко  живу, за кольцевой.
  - Случайно, не на Рублёвке? – на всякий случай уточнила её собеседница, хотя Таня была мало похожа на обитательницу района миллионеров.
- Рублёвка? Это где? – Глаза Таниной новой знакомой вспыхнули весёлым изумлением: ей ещё не доводилось встречать человека, который бы не знал значения слова, которое у всех на слуху.- Нет, я в Митино живу.
- Ну и что, всё равно по пути. Поехали,- настаивала Татьяна.- А ещё лучше – давай ко мне в гости, заодно и узнаешь, что такое Рублёвка!

- Ну вот,- спустя некоторое время говорила она, проводя Разбежкину в гостиную,- добрались. Что, правда, зря отказывалась ехать? Ты давай располагайся, чувствуй себя как дома. Немножко освоишься, я тебя со своей компанией познакомлю, по клубам походим – надо же ввести человека в курс дела!
Ничего себе «как дома»… Да Таня никогда даже на картинках не видела таких домов и такой обстановки! Она восхищённо озиралась, боясь сделать шаг по роскошному полу. В то же время ей почему-то так сильно захотелось немедленно разуться и походить босиком по этому гладкому-гладкому, играющему бликами слоновой кости и прибалтийского янтаря паркету с загадочными геометрическими фигурами, что пришлось собрать всю силу воли, чтобы не поддаться этому несерьёзному желанию.
Потом она мельком глянула на изящную люстру с листиками и висюльками из богемского хрусталя, любовно сотворённую в недрах фирмы «Валентайн». Люстра не особенно заинтересовала Таню.  «Несимметричная,- подумала она,- брак». То, что за «брак» отдали сумму, превышающую несколько месячных зарплат Таниной матери, узнай девушка об этом – очень бы её удивило.
Жидкие обои привели Таню в полный восторг. А когда она подошла к камину, восторг сменился благоговением.
- Здорово,- протянула она,- я же в Москве почти никого пока не знаю.
- Узнаешь,- пообещала Татьяна, и тут в гостиную вошла домработница Туся в белоснежном фартуке.
Впрочем, скромный статус домработницы не очень-то соответствовал тому, с каким достоинством держалась эта пожилая особа,- ни дать, ни взять, она-то здесь и есть настоящая хозяйка!
- Таня, тебя отец зовёт,- сухо сообщила она. Судя по тону, беседа не предвещала ничего хорошего.
- Начался воспитательный процесс,- улыбаясь, пояснила Татьяна.- Пойду, получу свою порцию упрёков, а ты пока тут осмотрись, не стесняйся!
Оставшись в одиночестве, Таня действительно решила осмотреться и прошла в соседнюю комнату – ей захотелось посмотреть, какие ещё чудеса ожидают её в других комнатах этого удивительного дома-дворца. С замиранием сердца она переступила порог…
Здесь были два огромных стрельчатых окна с совершенно потрясающими золотисто-зелёными гардинами. И громадное настенное панно, изображающее эпизод Полтавской битвы с Петром Первым на переднем плане и гренадером, удивительно напоминающим хозяина дома.
Таня вдруг подумала, что, предприняв самостоятельную экскурсию, рискует заблудиться, и поспешила вернуться в гостиную.
Здесь её ожидала встреча с симпатичным молодым человеком – судя по его растерянному виду, он тоже впервые оказался в этом доме.
- Впечатляет? – улыбнулась Таня.
- Да, очень,- выдохнул парень.
- Вот и мне сначала понравилось, а теперь кажется, что вся эта роскошь выглядит довольно вызывающе, вы не находите? – поделилась Таня собственными впечатлениями.
- Дом просто великолепен,- возразил незнакомец с лёгким оттенком зависти.- Кстати, разрешите представиться: меня зовут Сергей. Я пришёл на приём к Олегу Эдуардовичу, по поводу работы. А вы – Татьяна?
- Откуда вы знаете? – удивилась девушка.
Она  поймала себя на том, что невольно любуется им. И немудрено – примерно так, в Танином представлении, мог выглядеть какой-нибудь супергерой: красавец-шатен с ясными, пристальными и умными голубыми глазами, явно спортивный, подтянутый. Идеально подобранный костюм сидел на нём как влитой. А голос…
- Я о вас очень много хорошего слышал,- сказал Сергей.
Только тут Таня поняла, что её, похоже, приняли за хозяйку дома, и поспешила исправить недоразумение:
- Вы ошибаетесь, я совсем не та, о ком вы говорите!
- Мне нравится эта игра,- пристально глядя ей в глаза, отозвался Сергей,- я готов играть в неё и дальше.
- Да говорю же вам, вы действительно ошибаетесь! Как вы могли что-то слышать обо мне, если я простая студентка?
- Ну, тем не менее, у нас с вами есть общие знакомые, которые в один  голос утверждают, что вы любите устраивать розыгрыши. Но в реальности вы ещё лучше, чем я мог себе представить! Как вы отнесётесь к тому, чтобы завтра вместе пообедать?
Таня открыла было рот, чтобы расставить все точки над «i», но в этот момент появилась Туся и объявила Сергею:
- Олег Эдуардович ждёт вас у себя в кабинете.
- Мы с вами ещё встретимся, прекрасная незнакомка,- пообещал Тане Сергей и поспешил на долгожданную встречу с Олегом Эдуардовичем Бариновым.
Девушка, улыбаясь и слегка покачав головой, проводила его взглядом.

Отредактировано juliana8604 (05.11.2016 17:49)

0

4

- Представляешь,- оживлённо принялась она рассказывать возвратившейся Татьяне,- тут сейчас один молодой человек принял меня за тебя и даже попытался назначить свидание! Ваша домработница позвала его к твоему отцу, а если бы он так быстро не ушёл, я просто не представляла бы, что мне делать!
- Не обращай внимания, отцовские друзья сплошь занудные старикашки,- усмехнулась Татьяна.- В основном. Слушай, я собираюсь в салон красоты, надо маски сделать, косметолог как раз свободна. Давай я тебя до дома подброшу или хотя бы до метро, если пробки будут…

- Мама,- взахлёб рассказывала Таня Вере Кирилловне, вернувшись домой, вернее, на кухню Рыбкиных, сегодня день просто удивительный! Сначала я с такой девчонкой познакомилась, её тоже Татьяной зовут, а отец у неё работает в министерстве, мы с ней оказались на одном факультете и даже в одной группе. Так вот, она меня сразу к себе домой пригласила – ой, ты бы видела, настоящий дворец! Кругом ковры, амурчики бронзовые, и на второй этаж витая деревянная лестница ведёт. У них даже домработница есть, представляешь? А потом Таню позвал к себе отец, ну, поговорить, а к ним пришёл один человек,- она ненадолго задумалась.- Такой симпатичный… Он так на меня смотрел! Он подумал, что я – это она, то есть та, другая Таня, дочка Баринова, а я ничего возразить не успела…
- Ты в него только влюбиться не вздумай,- с тревогой проворчала Вера Кирилловна,- всё равно из этого ничего не получится.- Она не могла не заметить, как при одном воспоминании о «симпатичном молодом человеке» у дочери совсем по-особенному засияли глаза, а на губах появилась мечтательная улыбка. Нужно было срочно спустить Таню с небес на землю, иначе бесплодные фантазии только напрасно станут будоражить впечатлительную и восприимчивую натуру девушки.
Кажется, Вере Кирилловне это удалось.
- Ни в кого я влюбляться не собираюсь,- заверила её дочь.- Во всяком случае, пока не закончу институт и не найду работу. Мам, а давай в магазин сходим, купим что-нибудь к ужину, надо же отметить наш приезд? – предложила она.- Не сидеть же дома, когда вокруг столько всего нового и интересного!

Сергей Никифоров был заметно разочарован беседой с Бариновым. Добиваясь аудиенции у этого высокопоставленного чиновника, молодой человек рассчитывал получить работу в министерстве. Он был ещё довольно молод, но уже неплохо образован и имел определённый опыт работы в строительном бизнесе – наиболее перспективном и стремительно развивающемся. Чтобы не ударить в грязь лицом перед Бариновым и произвести на него приятное впечатление, Сергей утром того же дня истратил непозволительно огромную сумму на новый костюм и обещал своему младшему брату Мише, что нынешний поход превратится в историческое событие. Это будет переломный момент для маленькой семьи Никифоровых! Юный Мишка, усиленно готовившийся к поступлению в институт, поддерживал брата как мог, но мог он пока делать это только морально. А Сергею был необходим качественный рывок вверх по карьерной лестнице, которого он до сих пор так и не совершил.
Олег Баринов был с ним холодновато вежлив, однако вместо ожидаемой вакансии в министерстве предложил попробовать силы в крупной строительной компании своего давнего знакомого и компаньона Вадима Леонидовича Горина. Это было лучше, чем ничего, поэтому Сергей постарался скрыть охватившее его разочарование. Какая-никакая, а работа, и если он придёт к Горину по рекомендации самого Баринова, то есть основания надеяться, что и отношение к нему будет получше, чем к сотрудникам, явившимся, так сказать, с улицы. И доступ к солидным клиентам для него будет открыт.
А ещё он встретил одну очень привлекательную девушку, образ которой никак не шёл у Сергея из головы… Да и она, насколько ему позволял судить достаточно богатый опят общения с противоположным полом, не осталась к нему безразличной. Между прочим, это была дочка Баринова, так что на амбициозных планах относительно карьеры в министерстве пока, пожалуй, рано ставить крест – можно попробовать зайти с другой стороны…
Пока же Никифоров спешил на свидание с одной из своих многочисленных подружек и рассчитывал неплохо провести с ней вечер, хотя знал, что для этого ему придётся дополнительно потратиться на номер в гостинице. К себе домой Сергей не приглашал девушек принципиально.

Семейство Рыбкиных в полном составе собралось за столом ужинать.
- Надо было подождать тётю Веру с Таней,- посетовала Анна.- Как-то некрасиво получается.
- Я мужик, и я жрать хочу,- недовольно покосился на жену Виктор.- В большой семье клювом не щёлкай,- и продолжил жевать.
- Ой, а вы как раз ужинаете,- весело воскликнула Таня Разбежкина, входя в комнату.- Вот,- она поставила на стол бутылку вина,- это мы с мамой купили, встречу отметить!
Они с Верой Кирилловной сели за стол и растерянно переглянулись: кроме остатков салата и пары кусочков хлеба, закусывать было явно нечем.
- Извините,- воскликнула Тамара,- не подрассчитали, что семья-то у нас теперь стала больше!
- Я сейчас вам колбаски и сыру подрежу,- вскочила Анна.
- Сиди,- буркнул Виктор.- Что вы забегали? Надо этот вопрос сразу решить – лучше отдельно питаться, а то что получается? Я и так с работы голодный прихожу, мне теперь каждый кусок считать, чтобы им осталось?
- Мама, помнишь, мы по дороге кафешку видели? – повернулась к Вере Кирилловне Таня.- Пойдём туда, перекусим! Подумаешь,- она презрительно оглядела Рыбкиных.- А вы тут сами выпейте за наше здоровье! – она решительно встала из-за пустого стола.
Схватив с вешалки свою куртку и мамино пальто, девушка, вне себя от обиды, вышла на лестницу.
- Ни дня здесь не останусь,- заявила она, помогая Вере Кирилловне одеваться.- Ну и свиньи эти Рыбкины! Сами к нам каждое лето приезжали, и ты знай, вокруг них прыгала, кормила-поила, да ещё с собой, сколько солений-варений заготавливала, чтобы им и в городе было что поесть, со своего-то, то есть нашего, огорода! Как же детки без витаминов! Ну вот – выросли детки, не знают, как тебя и благодарить!
- Таня,- Вера Кирилловна прислонилась к стене и измученно посмотрела на разбушевавшуюся дочь,- это ничего. Можно и потерпеть. Нам с тобой сейчас гонор проявлять не ко времени, всё равно больше-то жить негде, да и не на что. Пойдём лучше действительно перекусим где-нибудь, ты за это время успокоишься…
- О, так я и знал, что мы скоро снова увидимся,- воскликнул в этот момент Вадим Горин, подходя к квартире Рыбкиных.- Что, какие-то проблемы? – Он не мог не заметить озабоченного выражения на лице Тани.
- Нет, всё нормально,- постаралась улыбнуться девушка,- просто собрались прогуляться и в кафе зайти.
- Так я и сам голодный, как волк,- поддержал её Вадим.- С удовольствием составлю вам компанию! А потом могу прокатить по Москве, я же здесь родился, святое дело – устроить вам маленькую экскурсию.
- Это конечно, очень здорово,- вежливо заметила Таня, но я сейчас беспокоюсь совсем о другом. Мне, знаете, срочно нужно работу найти – а я ведь здесь никого не знаю…
- Вам страшно повезло, что вы меня встретили, я с удовольствием помогу вам,- моментально предложил Горин.
Таня воспрянула духом и хотела искренне поблагодарить Вадима за такое своевременное и щедрое предложение, но тут дверь Рыбкиных распахнулась, и на площадку выскочили Галина с Тамарой.
- А я нашёл нам компанию для похода в ресторан,- сообщил Вадим, однако Галина, не слушая его, набросилась на Таню:
- Не успела приехать – уже чужих женихов сманиваешь?!
- Да ты что, Галочка? – опешила Вера Кирилловна.- Таня с ним насчёт работы говорила!
- Витька! – рявкнула Тамара, оборачиваясь в сторону квартиры.- Быстро выноси их вещи! Я никому не позволю разбивать счастье моей дочери! Этой парочке нечего у нас делать!
Горин к тому времени успел потихоньку ретироваться, чтобы не оказаться в эпицентре скандала.
Виктор поспешно и не без удовольствия выполнил требование матери, выставляя на лестницу чемодан Разбежкиных.
- Да, хуже опасности для мужика ,чем такая тёща, как ты, всё равно не придумаешь,- язвительно произнесла Таня в адрес Тамары и переключилась на Галину: - А ты чего смотришь? Упустила свой последний шанс, рыба бескостная?
Дверь с треском захлопнулась. Вера Кирилловна не выдержала и тихо заплакала:
- Таня, да кто же тебя за язык дёргал, говорить такое? Куда мы теперь пойдём, на ночь глядя?
- Куда угодно, лишь бы отсюда подальше,- подхватывая чемодан, выкрикнула девушка.- Как хочешь, а я перед ними унижаться не собираюсь!

0

5

Вскоре Разбежкины добрались до ближайшей гостиницы. За двое суток с них запросили немыслимую сумму - больше двух тысяч рублей, но другого выхода все равно не было, так что Таня заполнила необходимые для вселения в номер анкеты и начала доставать деньги. Странно, она точно помнила, где лежали все их маленькие сбережения, однако сейчас, как ни старалась, не могла их найти.
- Может, завалились куда-нибудь? - беспомощно прошептала Вера Кирилловна.
- Мама, ну что ты говоришь! Утром, когда мы приехали, всё было на месте, я на всякий случай проверила, а сейчас пусто! Да украли у нас с тобой наши денежки, эти вот Рыбкины и украли, неужели ты ещё не поняла?! Ничего, мы сейчас вернёмся, я из этой семейки всю душу вытряхну,- воскликнула Таня.
Она не заметила, как в этот момент в гостиницу вошёл Сергей со своей спутницей. При виде Тани он поспешил развернуться и выскочить раньше, чем она обратит на него внимание.
- Нет, мама, ты слышала, что она сказала?! - билась в истерике Галина, которую Тамара безуспешно пыталась успокоить.- «Рыба бескостная!»
Дима фыркнул в кулак, внутренне полностью солидарный с таким определением.
- Ну чего теперь, избавились от них, и слава богу! - сказала Тамара, незаметно показывая сыну кулак и безуспешно пытаясь положить дочери на лоб мокрое полотенце.
- А я с самого начала говорил, что им здесь нечего делать,- напомнил Виктор.
- Замолчите! - не выдержала Анна.- У вас совесть есть вообще? Неужели совсем не стыдно? Они же нам не чужие люди!
Это было странно: Анна редко подавала голос, предпочитая держать своё мнение при себе и ни во что не вмешиваться. Чтобы вывести её из равновесия и вынудить чем-то возмутиться, нужны были очень веские причины. Анна всегда держалась, да и выглядела так, словно давным-давно смирилась с существующим положением вещей, и не видит никакого смысла толочь воду в ступе и пытаться наставить родственников на путь истинный.
Тут-то и раздался резкий звонок в дверь.
- Деньги отдайте,- сверкая глазами, с порога потребовала Таня.
- Какие тебе ещё деньги?! - взвился Виктор.- Совсем спятила?!
- Которые кто-то из вас украл. Больше некому,- ничуть не растерялась девушка.
- Так, послушали меня все,- грозно проговорила Тамара, оглядывая притихшее семейство.- Они правы, деньги украл кто-то из вас. И этот кто-то пусть сейчас же признается и всё вернёт! Вы хоть понимаете, какой это позор?!
Её требование не возымело никакого действия. Сыновья и дочь дружно молчали, словно воды в рот набрав.
- Сроку вам даю до утра,- предупредила Тамара.- Никто сам не отдаст - я весь дом перетряхну, но найду и деньги, и вора. Это понятно?!
Глубокой ночью Анна услышала, как кто-то, крадучись, вышел в прихожую, и метнулась следом. Ну, конечно: Дима уже поспешно застегивал куртку, намереваясь потихоньку улизнуть из дома.
- Далеко собрался? - презрительно спросила Анна.- Деньги тратить, которые у тети Веры спёр? Отдай сейчас же, и я тебе обещаю, что никому ничего не скажу. Ни матери, ни Разбежкиным.
- Ты о чём? - глядя на неё ясными и честными до неприличия глазами, спросил Дима.

Утром, дождавшись, когда Таня уедет в институт, Анна зашла на кухню.
- Тётя Вера, вот, возьмите,- протянула она Вере Кирилловне завёрнутые в чистый носовой платочек двадцать пять тысяч.- Только, я умоляю вас, не говорите никому, даже Тане, что...
- А что я ей скажу-то, не сами же они нашлись? - растерялась Вера Кирилловна.- Мы вчера весь чемодан перерыли несколько раз, не было ничего, и кому же об этом лучше знать, если не Тане?
- Тётя Вера, пожалуйста, давайте что-нибудь придумаем! Например, что вы их сами переложили в ту сумку, где было варенье, а вы же её с собой потом забыли забрать, вот деньги там себе спокойненько и лежали,- предложила Анна.- Это с вашей стороны будет исключительно благородно, и тот, кто их взял, всё поймет.
- Ну хорошо, я попытаюсь,- согласилась Вера Кирилловна.

Таня слушала, как её новая подруга сетует на непомерные институтские нагрузки, из-за которых приличной девушке толком и поразвлечься-то некогда, и думала о своём.
- Танюша, понимаешь, мне сейчас не до развлечений, и тем более не до тусовок,- вздохнула она.- Надо работу искать, это очень срочно.- Про то, что они с мамой остались в буквальном смысле слова без гроша в кармане, Таня промолчала.
- Работу... - Баринова на секунду задумалась.- А давай я отца попрошу, он тебя устроит!
- Нет, ну это неудобно. К тому же у меня совершенно нет опыта и...
- А поехали прямо сейчас,- не дала ей договорить Баринова.- Препод по компьютерному дизайну заболел, целые две пары отменили, как раз успеем туда и обратно!

- Ну надо же! - воскликнула она, входя вместе с Таней в гостиную и обнаружив огромный шикарный букет, по-видимому, совсем недавно доставленный.- Это кто же у нас такой щедрый и страстный? Так, тут и карточка есть.- Она быстро прочитала текст, хихикнула: - И остроумный вдобавок. Сергей? Что за Сергей?..
Не успела Татьяна вспомнить хоть один подходящий вариант, как зазвонил стоявший на перламутровом столике телефон.
- Да, получила... Нет, понятия не имею, кто вы такой! С кем виделись, со мной? Вчера? Слушайте, как вас там, меня тошнит от дурацкий розыгрышей.- Баринова раздраженно бросила трубку.
- Тань, да это же наверняка тот парень, который вчера со мной разговаривал и решил, что я - это ты,- внесла ясность Разбежкина.- Теперь он уже окончательно запутался!
Сообразив, что она права, Татьяна расхохоталась.
- А ведь верно!..  Пойду поговорю с отцом, подожди минутку, я практически  уверена, что сейчас решу твою проблему!
В её отсутствие Таня внимательно рассмотрела букет - ей ещё никогда таких не дарили! - и прочитала карточку. Получается, что она настолько понравилась Сергею, что он решил непременно добиться продолжения знакомства. А она была бы против? Пожалуй, нет, хотя у неё сейчас и без него хватает неразрешимых жизненных неурядиц. Так что с романами придётся подождать...
- Не вышло,- вернувшись, посетовала огорченная подруга.- Отец жутко занят, но ты не расстраивайся - ближе к вечеру я с ним обязательно поговорю и сразу же сообщу тебе о результатах.
- У меня есть на примете ещё один вариант,- сказала Таня, твердо решившись не отчаиваться,- я тогда сейчас съезжу в одну фирму, может быть, всё утрясётся. Но от твоей помощи не откажусь.- Девушка записала для Бариновой номер домашнего телефона Рыбкиных и, не теряя времени, отправилась в офис Вадима Горина.

- Значит, вы по рекомендации Баринова.- Вадим скептически оглядел Сергея, тоже пришедшего устраиваться на работу,- Позвольте вопрос: что вас с ним связывает?
- Я друг его дочери,- не задумываясь, соврал Никифоров.- Друг детства,- уточнил он.
- Татьяны? - поднял брови Горин.- Вот как. Ну что ж, вам повезло, я искал человека на должность начальника отдела. Если вас устраивает такой вариант, мы обсудим вопрос относительно зарплаты.
- Устраивает,- энергично кивнул Сергей: работа ему была нужна как никогда, последние деньги ушли на костюм и цветы, посланные Татьяне.- Когда приступать?
- Да прямо сейчас. Я поеду на объект, а вы пока посмотрите вот эту документацию по нашему новому проекту.- Он передал Сергею папку.- Но имейте в виду: если мы не сработаемся, никакие протекции не помогут.
Секретарша господина Горина, Жанна, показала Сергею его рабочее место - небольшой кабинет,- и молодой человек немедленно занялся изучением бумаг.
Жанна вернулась в приёмную и увидела симпатичную девушку, только что вошедшую в офис.
- Я к Вадиму Леонидовичу,- сказала посетительница и добавила то, чего говорить не следовало: - По личному вопросу.
Молодые незнакомые красавицы, намеренные обсуждать с её шефом некие личные вопросы, симпатий у Жанны не вызывали.
- Его нет и сегодня не будет,- отрезала секретарша, желая побыстрее избавиться от Тани Разбежкиной, которой не оставалось ничего другого, кроме как уйти несолоно хлебавши.

- Ох, как же я устала,- пожаловалась Таня матери, поздно вечером вернувшись домой и растирая ноги,- полгорода оббегала, и все без толку. Горина не было на месте, а его секретарша, настоящая мымра, разговаривала со мной так, как будто я или воровка, или дворовая девка!

0

6

- А у нас с тобой маленькая радость.- Вера Кирилловна протянула Тане завёрнутые в платок деньги.- Вот, случайно нашла, в сумке из-под варенья.
- Надо же, какая неожиданность! - Таня не поверила ни одному её слову.- А платочек-то не наш...
Вера Кирилловна опустила глаза и предпочла оставить последнее замечание без комментариев.
Очередную плохую новость принесла Баринова. Позвонив Тане, она сказала, что её отец отказался помочь относительно работы:
- Он говорит, что без законченного высшего образования и опыта не может никуда тебя взять. Всем требуются только специалисты... Но ты не падай духом, у меня скоро день рождения, там куча народу соберётся, в том числе и полезного. Я тебя со всеми познакомлю, не может быть, чтобы ты ни с кем не смогла договориться! А я вот даже не знаю, где отмечать и как это организовывать - всё давно надоело, хочется настоящий праздник закатить, чтобы вся Рублевка обзавидовалась, и ни одной дельной мысли в голове не мелькает!
- А ты устрой вечеринку в русском стиле,- предложила Таня.- У меня что мама, что тётка - гениальные поварихи, у них столько рецептов настоящей русской кухни, ни в одном ресторане такой вкуснятины не подают! К тому же мы с кузенами отлично справимся с обслуживанием гостей, они специалисты по этой части, опыт работы у них большой. Не хватит нас - еще знакомых позовут.
- Нет, я не хочу, чтобы в мой праздник ты работала,- засомневалась Баринова.
- Тогда я вообще не смогу к тебе прийти - мои ж родственнички не переживут, если я вместо поисков работы пойду развлекаться! - привела железный аргумент в свою пользу Таня.
На это её подруге было нечего возразить, и Таня поняла, что победа на её стороне.
Едва девушка положила трубку, как домой вернулись Виктор, Дима и Анна, которые в тот злополучный для них вечер работали на крупном банкете. По их крикам и обоюдным обвинениям Таня легко восстановила ход событий: братья напились до скотского состояния и вместо ожидаемых денег добились только одного - их выгнали и лишили перспектив на будущие заказы. Анна в этой компании единственная оставалась трезвой и вменяемой, но в одиночку была не в состоянии урезонить мужа и деверя.
Самое странное, что Виктор пребывал в довольно-таки благодушном настроении. Едва ли не с порога он ни с того ни с сего принялся делать громогласные заявления о том, что все они - одна семья, в том числе и Вера с Таней.
- Мы - родная кровь! Нам делить нечего! И ссорить¬ся нет никаких причин! Ну так как, мир?!
- Конечно, мир,- поддержала его Таня, подавая двоюродному брату чашку крепкого чая, чтобы окончательно привести его в чувство. Виктор ей сейчас был нужен если не совсем трезвым, то, по крайней мере, достаточно адекватным, чтобы воспринять новую информацию.
- Мы теперь без работы,- причитала Анна,- откуда деньги брать?!
- Я знаю, откуда,- объявила Таня.- У моей подруги скоро день рождения. Она хочет устроить грандиозную вечеринку в русском стиле и готова отдать этот заказ нам. Ну, как? - Девушка обвела присутствующих торжествующим взглядом, выступив в роли спасительницы трещащего по швам семейного бюджета.- Мама и тётя Тамара могут приготовить множество блюд настоящей русской кухни, а мы официантами поработаем.
- У меня тут всё есть,- Вера Кирилловна достала толстую тетрадь с рецептами,- вполне можно попытаться...
- А выручку поделим пополам,- деловито произнесла Татьяна.
- Да вы что! - мгновенно протрезвел Виктор,- На нас, можно сказать, вся работа. Нет, так не пойдёт. Шестьдесят процентов нам, сорок - вам.— Он взглянул на Татьяну в ожидании согласия.
- Но идея моя, и подруга тоже моя, а работать мы будем одинаково! - возмутилась Разбежкина.
- Или так, или мы с Димкой вообще ни на что не подписываемся,- гнул своё Виктор, кажется, уже успев позабыть о своих недавних разглагольствованиях про «родную кровь».
- Пусть будет по-твоему,- вздохнула Таня, у которой просто не было другого выхода.

Вадим Горин внимательно просматривал новые предложения, внесённые Сергеем с проект.
Неплохо для начала,- одобрил он, отрываясь от чертежей, чтобы ответить на телефонный звонок.
- Да, спасибо за приглашение, я непременно буду,- услышал Никифоров.
- Это, случайно, не Баринов звонил? - как бы между прочим поинтересовался Сергей.
- Баринов. У его дочери день рождения, нельзя не пойти.
- У Таньки?! Ну точно, вот время-то летит, а?! - весело воскликнул Сергей.
- Но я там мало кого знаю,- продолжал Вадим.
- А в чём проблема, я вас со всеми познакомлю! - Никифоров врал напропалую, но ему было крайне важно прилепиться к Горину и вместе с ним очутиться в доме Бариновых.- Можем заранее встретиться и поехать вместе!
Позже он с гордостью рассказал брату Мишке о своей маленькой победе.
- Да тебя туда не пустят,- усомнился Михаил.
- Ничего подобного, все решат, что я - с Гориным, а он-то приглашен, я сам слышал.
- Ну, ты только об этой девчонке и думаешь,- заметил брат.
- А почему нет? Она же - ходячий выигрышный лотерейный билет! И на этот раз никуда от меня не денется. К тому же, хоть она и корчит из себя неприступную, но я отлично вижу, что понравился ей. Мишка, она и сама очень даже ничего, и невеста ох какая выгодная. У неё такая тусовка, что я быстро познакомлюсь с нужными людьми. Иначе что мне, до конца своих дней собачьи будки для нищих на шести сотках проектировать?.. Положись на меня, братишка!

Во избежание каких-либо неприятностей, Таня решила глаз не спускать с двоюродных братьев и контролировать каждый их шаг. Она крутилась на бариновской кухне, уверенно отдавая необходимые команды, так что Виктор начал ворчать - мол, нечего строить из себя основную!
О, Танечка, вот вы где,- входя, воскликнул Сергей. Он продолжал считать, что она и есть хозяйка дома, а услышав её резкие распоряжения официантам, только укрепился в своём мнении.- А я вас везде искал, куда это именинница подевалась! Поздравляю!
- Уж не знаю, как и благодарить,- улыбнулась Таня, которую развеселило его упорное заблуждение: будет о чём с подружкой посплетничать...
Но тут Таня Баринова позвала её к гостям, и, как Разбежкина ни пыталась объяснить ей, что необходимо присматривать за делами на кухне, всё же пришлось ненадолго отвлечься.
Увы, этого хватило, чтобы Виктор успел набраться. Дима не отставал от старшего брата, но разница между ними заключалась в том, что Виктор подшофе становился особенно разговорчивым, и его тянуло немедленно поделиться со всем миром собственными представлениями о социальной справедливости. Дима же в пьяном виде больше молчал, просто потому, что у него не ворочался язык.
Этот вечер не стал исключением. Старший Рыбкин начал своё выступление на кухне. Олег Баринов, хозяин дома, услышал его возмущённые сентенции и решил, что они могут показаться забавными гостям. Так что вскоре Виктор уже выступал перед целой толпой, клеймя на чём свет стоит идиотов-политиков и разных толстосумов-мироедов, из-за которых рабочему человеку никакой жизни не стало.
Его пламенная пьяная речь вызвала всеобщее веселье и сорвала аплодисменты. Ободрённый такой реакцией, Рыбкин расходился всё больше и больше, даже не понимая, что его воспринимают как коверного клоуна, специально приглашённого повеселить гостей.
Диму Таня и Анна в обозримом пространстве не наблюдали, но искать не стали - решили, что, напившись, он просто заснул в каком-нибудь укромном уголке.
- Стыд какой,- тихонько причитала Анна.- Витька опять нас позорит. Не дай бог, выгонят нас отсюда со скандалом и не заплатят ничего...
- Справимся,- ободрила её Таня.
- Я могу вам помочь? - обратился к ней Сергей, наконец успевший понять свою ошибку.- Я же вижу, как вам тяжело, а мы люди простые, можем и барменами поработать...
- Я официантка на этом приеме, а не дочь хозяина,- сообщила ему Таня, которой было совсем не до шуток,- так что вы зря стараетесь.
- Да я давно всё понял,- улыбнулся Сергей.- Ошибся, бывает, но что с того? Я же с вами говорил не потому, что принимал вас за Баринову, вы мне просто сразу очень понравились.- И он принялся ловко и с явным знанием дела смешивать коктейли.
- Ты что из себя шута корчишь? - зашипел на него Горин.- Все знают, что ты - со мной, и если ты бар¬мен, то я тогда кто? Метрдотель?!
- Спасибо вам,- поблагодарила Сергея Татьяна, подбегая к стойке,- без вас я просто не знала бы, что делать... Вот, я тут чистые стаканы принесла.- И она опять скрылась на кухне.
- Вот оно что... - Горин проводил её глазами и перевёл на Сергея тяжелый недовольный взгляд.- Имей в виду: хороша Маша, да не ваша. Эта девушка уже занята, на неё имеются претенденты покруче тебя, понятно?
- Понял, не дурак.- Никифоров протянул шефу стакан с виски.

Бесконечный приём наконец-то подошёл к концу. Виктор, вместо того чтобы убраться по-тихому, требовал, чтобы ему дали возможность попрощаться с хозяином.
- Уймись,- урезонивала его измученная Анна,- хозяин давно отдыхает, нам домой пора...
- Я отвезу,- вызвался Сергей.
У Виктора зазвонил мобильный телефон, и вместо него ответила Таня.
- Что случилось? - Сергей поймал её испуганный и растерянный взгляд.
- Мы немедленно выезжаем! Маме плохо,- сообщила девушка, сильно побледнев,- надо срочно ехать домой!
Она едва помнила, как доехала до Митино, как Сергей сказал, что никуда не уедет и подождёт в машине - вдруг понадобится его помощь. Вере Кирилловне действительно было очень плохо, похоже, у неё после всех треволнений, да ещё целого дня тяжелой работы по подготовке праздника для Бариновых развился тяжелый сердечный приступ. Пришлось немедленно вызывать «скорую» и мчаться в больницу.
Когда Веру Кирилловну отправили в палату, к Тане обратилась медсестра.
- У вашей матери есть страховой полис? А прописка?
- Нет,- Таня никак не могла перестать плакать,- мы только недавно в Москву приехали...
- Тогда вот прейскурант на услуги.- Медсестра бросила ей листок. При одном только взгляде на цены слёзы у девушки хлынули еще сильнее.
- Что тут у нас? - Сергей моментально оценил ситуацию и облокотился на стойку, улыбаясь медсестре.- Такая девушка... грозная, серьезная, неприступная...
Та не смогла сдержать улыбку.
- И совершенно очаровательная, когда улыбаетесь,- продолжал Сергей, хотя это ни в коей мере не соответствовало действительности.- Делайте это почаще! Кстати, вот,- он как бы между прочим протянул медсестре деньги,- этого хватит, чтобы решить нашу маленькую проблемку?
- Конечно! - Та сменила гнев на милость, уже откровенно кокетничая с симпатичным и щедрым парнем.
- Ну вот,- обратился Сергей к Тане,- вопрос закрыт, вам не надо ни о чем больше беспокоиться. Хотя, я понимаю, причин всё равно более чем достаточно.- Он кивнул в сторону палаты.- Я ненадолго отлучусь, хорошо?

Оставшись одна, Таня вновь почувствовала себя очень несчастной, растерянной и одинокой. Она просто не знала, куда себя деть. Зашла в палату и долго смотрела в измученное лицо матери. Вера Кирилловна сейчас спала. Она вдруг показалась Тане такой старенькой и хрупкой, что сердце девушки снова сжалось, а к глазам подступили слёзы. С трудом сдерживая рыдания, девушка вышла в пустой коридор.
- Татьяна, ну как вы тут?
Она наскоро вытерла покрасневшие глаза.
- Вы... ты... Но ты же уехал...
- Уехал,- улыбнулся Сергей.- В магазин, фруктов купить, минералки. Для вас с мамой. Вот.- Он протянул Татьяне доверху набитый продуктами пакет.
- Спасибо,- пролепетала она.- Маме стало лучше, она спит. Ой, надо бы Рыбкиным позвонить,- у Тани бы язык не повернулся сказать «домой»,- они же волнуются, наверное... Только телефона нет.- Она бросила неуверенный взгляд на телефонный аппарат, стоящий на столике постовой сестры: нечего и думать, что эта суровая дамочка позволит им воспользоваться!
- Уже есть. Держи.- Сергей протянул Тане свой сотовый.
И пока она, не решаясь признаться в том, что не умеет пользоваться этим «чудом техники», имеющимся в Москве, кажется, даже у собак и кошек, пыталась набрать номер, он невольно залюбовался ею. Сергей поражался сам себе: у него никогда не было недостатка в поклонницах, выбирай любую. Ещё со школы девушки заваливали его любовными записочками, обрывали телефон. Сколько раз возникали не совсем удобные ситуации, когда две девицы, каждая из которых полагала, будто имеет все основания считать себя его постоянной подругой, случайно сталкивались между собой и, к своему крайнему изумлению и негодованию, выясняли, что напрасно претендуют на статус «единственной и неповторимой»! В таких случаях Сергей, увы, терял обеих, но не слишком переживал по этому поводу. Ведь для того чтобы утешиться, ему было достаточно небрежным жестом перелистнуть парочку страниц записной книжки - и выбрать из множества альтернатив наиболее подходящую пассию на ближайший вечер.
Но как, черт побери, приятно ощутить себя этаким рыцарем, особенно, если тебе это почти ничего не стоит. Несколько дежурных комплиментов грымзе-медсестре со скошенным подбородком, удачно дополненные сотней баксов,- и масса проблем, связанных с устройством в клинику пожилой женщины с сердечным приступом, но, увы, без московской прописки, решена. Правда, для Сергея сейчас сотня долларов - не такие уж копейки, но безмерное облегчение в испуганных Таниных глазах, её благодарность стоят куда дороже. И, если только в его силах сделать для нее что-то еще - да пусть только намекнет!
- Спасибо,- задумавшись, Сергей не слышал, о чём Татьяна говорила с Рыбкиными. Теперь она возвращала ему телефон.- Что бы я без вас... без тебя делала! - Обращение на «ты» всё еще давалось ей с трудом, не то что московским девчонкам - знакомым Сергея, уже через пять минут чувствовавшим себя с новым парнем как с закадычным приятелем.- Извини, что мы столько хлопот доставили, ты же из-за нас всю ночь не спал.
Ну, не спать всю ночь ему приходилось и по куда менее серьезным поводам, так что Сергей вновь только улыбнулся...
«А все-таки в Москве есть хорошие люди!» - подумала Таня.

- Ты послушай меня, Таня, очень внимательно.- Мамин голос продолжал звучать у неё в ушах, пока девушка добиралась до дома Бариновых - уже третий раз за последние дни.- Если со мной что случится, держись Рыбкиных, поняла? Молчи, не возражай... Как-никак, они нам родня. И не такие уж они плохие люди, только нервные. Вон как из-за меня забеспокоились, ты бы видела, как Тамара суетилась!
Ну конечно, она суетилась. Даже не догадалась сама «скорую» вызвать, пока Татьяна с Анной и двоюродными братьями обслуживали бариновскую вечеринку! Надо было тогда позвонить, узнать, как там дела «дома»...
Ну да ладно, теперь, когда самая страшная опасность хотя бы на время отступила и маме значительно лучше, её даже выписали из клиники домой, нужно подумать о массе других вещей, среди которых амурным делам места никак не было. Прежде всего, получить деньги за вчерашний фуршет у Бариновых. С этим, как полагала Татьяна, проблем возникнуть не могло.
Но, едва переступив порог дома подруги, девушка почувствовала, что попала в настоящий эпицентр грозы. Громовые раскаты хозяйского голоса едва не заставляли сотрясаться стены. И только Татьяна Баринова, как ни в чём не бывало, продолжала подкрашивать ногти: похоже, к взрывам отцовского негодования она давно привыкла и не придавала им большого значения. При виде Тани она просияла и тут же предложила выпить какого-то необыкновенного китайского чая...
- Давай с этим потом,- возразила Разбежкина,- понимаешь, мне сейчас как-то не до экзотики. Маме нужно серьёзное обследование, её ночью по «скорой» увозили... Чтобы лечь в клинику, необходимы деньги, вот я и приехала спросить: ты можешь со мной за вчерашний вечер рассчитаться?
- Само собой, сейчас! - Таня бросила взгляд на лестницу, ведущую на второй этаж, в отцовский кабинет, но передумала и потянулась за собственным кошельком.- Двадцать тысяч хватит?
О таком богатстве Татьяна и мечтать не могла! Пусть даже большую часть придётся отдать Рыбкиным, как договаривались...
- Ой, конечно... Спасибо тебе огромное! Тань, а... что случилось? - решилась она спросить, кивнув в сторону лестницы.
- Да папа бушует с утра,- отмахнулась тёзка.- Не обращай внимания. Орден какой-то у него пропал. Он же у меня коллекционер, собирает всякие старинные регалии, у него их полный шкаф, а сигнализацию поставить всё руки не доходят. Вчера еще перед гостями расхвастался своей коллекцией, показывал её всем подряд, вот кто-то орденок и увёл, как я понимаю. Ищи теперь ветра в поле. Ну что за люди, нет, ты скажи, а?
Таня похолодела. Да, вчера вечером народу в доме было полно, и молодежи - друзей и подруг именинницы, и «нужных людей», вплоть до депутатов, приглашённых её отцом. Далеко не все знали друг друга, и все они в большинстве своём успели изрядно напиться. Но она не сомневалась, да что там - была уверена в том, что знает виновника переполоха в доме подруги.
Димка, двоюродный братец,- вот кто во всём виноват! Она сразу вспомнила ту часть вечеринки, когда парень будто сквозь землю провалился. Они-то с Анной даже вздохнули с облегчением: хорошо, хоть под ногами не путается, всё равно от него вреда больше, чем пользы. Но стоило бы лучше вспомнить, насколько Димка, с его патологической склонностью зариться на чужое добро, может оказаться опасен! Ведь для Тани история с пропавшими и чудесно нашедшимися деньгами была ясна как божий день!
Если бы тогда все не промолчали и Димка сразу получил по заслугам, дело не дошло бы до ещё более страшной беды. А теперь, когда из дома Бариновых пропала ценная вещь,- даже представить себе невозможно, что делать и как спасти положение...
- Таня,- запинаясь, проговорила она, стараясь не смотреть на подругу,- можно я пойду? Дел очень много, правда!
- Беги, конечно,- согласилась та.- Я тебе позвоню!

0

7

Глава 2
  Вечно эта Анна всем недовольна и суёт свой длинный нос в чужие дела, думал Дима, исподлобья глядя на невестку. Подумаешь, мисс Марпл домашнего розлива! Святая Анна! Лучше всех хочет казаться! Сначала именно она разнюхала, что он позаимствовал денежки «бедных родственников»,- спасибо, хоть вселенский крик не подняла и скандал не закатила. Но всё равно, кому от её проницательности лучше? Никаких угрызений совести по поводу содеянного преступления Дима не испытывал. Наоборот, не найдись деньги, как знать, может быть, Разбежкины бы попросту плюнули на всё и укатили обратно в свои Тупилки. Что им в Москве ловить? Только нормальных людей стесняют. А для Москвы их жалкие копейки - считай, ничто, мелочь, пару раз в автоматы поиграть и с ребятами оттянуться по-человечески. У него, у Димы, тоже есть свои интересы и далеко идущие планы на жизнь. Ну не всё же под Викторовым началом ходить. Но чтобы хоть как-то развернуться, начать новую жизнь, завязать знакомства с толковыми нужными людьми, нужны средства. Начальный капитал, как теперь принято говорить. И где его прикажете взять?
  Хорошо, что он не отчаялся. Не такой он парень, чтобы при первой же неудаче скиснуть и махнуть на всё рукой. Как только подвернулась удачная возможность, прибрал к рукам бариновскую безделушку. И что такого? У этого богатенького буратино таких бирюлек – полон шкаф. Даже по Анниной логике, это ведь не то же самое, что обобрать больную тётку с двоюродной сестрицей. Совершенно разные вещи! И народу на фуршете было полно, да любой мог незаметно наложить руку на этот орден. Или на другой какой-нибудь. Не пойман – не вор. Каким бы ни был хозяин крутым, он же не телепат, чтобы вычислить именно Диму. Докажи сначала… А вещь реально ценная, дорогая. Если её продать – несколько месяцев можно жить припеваючи. Или дело своё наконец открыть. Своё! Серьёзное! Не этим вечным Витькиным прожектам чета.
Но Анне ничего такого не объяснишь. Вон, стоит, губки куриной гузкой сложила и глазищами насквозь прожигает: ты, негодяй, семью опозорил, всех под монастырь подвёл, как только таких земля носит! Сама-то хороша: по её правилам выходит, что в чужих вещах, не спросясь, копаться – святое дело, иначе как бы она орден нашла, в грязную майку завёрнутый?!
- На этот раз я молчать не буду, Дима. Мне придётся всё рассказать Виктору. Я и так жалею, что в прошлый раз ему не пожаловалась.
Дима независимо передёрнул плечами: да говори ты, сколько хочешь. Напугала…
- А Виктор у нас теперь что, в милиции служит? – съязвил он, всем своим видом показывая, что его так запросто припугнуть никому не удастся.
- Да он с тобой сам разберётся, без милиции,- нехорошо ухмыльнулась Анна.- Смотри, майку наизнанку надел: по всем приметам, быть тебе сегодня битым!
  Диме стало немного не по себе. Нет, слишком всерьёз он старшего брата не принимал. Был бы там действительно толковый мужик, не разменивался бы на унизительные «заказы», где вся твоя роль – подай-принеси. Мальчик на побегушках, лакей, хотя у самого уже дочь почти взрослая, пятнадцать лет. Бизнесмен… Но, с другой стороны, для Виктора мораль – милое дело, его же хлебом не корми, дай кого-нибудь мордой об стол повозить, лишь бы себя, любимого, выставить в выгодном свете. Он, значит, не ест, не спит, о семье заботится, а остальные – бестолковые дармоеды и вообще бесполезный балласт. Дима в первую очередь. И попробуй в такой момент возрази - запросто можно получить, тут Анна права. Кулаки у Виктора пудовые, и сила никуда не делась, с тех пор, когда он на заводе работал. Завод, правда, потом прикрыли, и братец оказался не у дел. Уже сколько лет - никакой постоянной работы, одни наполеоновские планы, каждый раз благополучно тонущие в стакане с водкой на очередном «фуршете»...
Эх, вот была бы возможность как-нибудь незаметно ускользнуть, погулять где-нибудь, пока Витька выпустит пар. Но Анна - прямо как Цербер, вцепилась и не отпускает.
   Конечно, стоило её дорогому супругу появиться на пороге, как она тут же картинным жестом указала на лежащий на столе орден.
- Это чего? - поинтересовался Виктор, явно не понимая, откуда в их доме могла появиться подобная красота.
- Вот, у Димы нашла,- скорбно сообщила Анна.- После вчерашнего дня рождения у Бариновых.
До брата постепенно начало доходить. Дима резонно опасался, что Виктор сразу даст волю кулачищам, но - обошлось: тот, по обыкновению, просто никак не мог обойтись без нравоучений. И понеслось: ах ты такой-сякой, пятая колонна, вор в моём доме (как же, в его, когда все отлично знают - квартира полностью принадлежит матери!), да как ты посмел, да представляешь ли ты себе, куда нас Баринов закатает, если всё выяснится?!..
- Да я-то тут причём? - протянул Дима, дождавшись, пока брат сделает паузу.- Я эту медаль вообще на улице нашёл, может быть.
- На какой улице?! - снова загрохотал Виктор.- Что ты из меня дурака делаешь?! Кругом снег лежит, а эта штука как новенькая, и ленточки совершенно чистые! Эх, надо было тебя раньше бить...
- И, по крайней мере, не скрывать от тебя, Витя, что для Димы это уже не первый случай,- тихо произнесла Татьяна.
Они не заметили, как она вошла в комнату и села, сразу поняв, в чём причина нынешней перепалки.
- Что ты имеешь в виду? - живо обернулся к ней Виктор.
- Только то, что наши с мамой деньги... ну, ты помнишь... взял тоже он. Мы просто не хотели тебе говорить, чтобы не расстраивать, когда Аня всё выяснила.
Виктор в полнейшем изумлении переводил взгляд с сестры на жену.
- Это что же получается, я, как обманутый муж, обо всём узнаю последним?! Ну и семейку Бог послал! Всё, Дима! С сегодняшнего дня ты у меня под домашним арестом! И только попробуй ещё своевольничать!
- Что, теперь и в кино уже сходить нельзя?..
У Татьяны просто не нашлось слов, чтобы прокомментировать эту ситуацию. Надо же, казалось бы, Дима - взрослый парень, армию успел отслужить, а ведёт себя как нахальный пятнадцатилетний подросток, абсолютно не способный разумно оценивать ни свои действия, ни их последствия. Что тут скажешь? Она им всем не судья. Так что Таня просто взяла орден со стола и убрала в сумочку.
- Сейчас снова съезжу к Бариновым, попробую решить эту проблему,- сообщила она, поднимаясь и оставляя Рыбкиных продолжать внутрисемейную перепалку в узком кругу.
На душе у неё скребли кошки. Неужели никто из этих людей не понимает, что подобные вещи никогда не проходят даром? Что человек, решивший, будто ему всё позволено, не остановится на единственном проступке, и дальше всё будет только хуже? У Тани складывалось ощущение, будто у Рыбкиных просто такой стиль жизни: не думать дальше одного дня, в лучшем случае, строить некие маниловские планы, а в суровой реальности - будь что будет...
   Тане Разбежкиной многое в Москве и, главным образом, москвичах, казалось поистине поразительным. Нет, она вовсе не ощущала себя какой-то провинциальной дурочкой, внезапно очутившейся в незнакомом мире среди гораздо, более искушённых и опытных людей. Почему-то, наоборот, ей всё чаще представлялось, что они давно и безнадежно запутались в себе и своих проблемах, бегают и бегают по одному и тому же кругу, из которого не видят выхода. Отсюда нервозность и ненужная суетливость - там, где, наоборот, требуются предельная собранность, сосредоточенность, чёткие цели и ясное представление о том, как этих целей достичь. Семья сидит без постоянной работы - и её члены, в основном, заняты скандалами и бесконечным выяснением отношений между собой! Ни одного счастливого лица, пары сияющих глаз, ни единого дня или вечера, когда кажется, что люди по-настоящему рады видеть друг друга. Почему? Как у них так получается? Наверное, правильно мама говорит: «Они хорошие, только нервные очень...»
И как неприятно, что приходится обманывать собственную подругу. Девушку, которая так хорошо и искренне отнеслась к ней с самого первого дня. Вот, всё-таки можно же легко и без усилий преодолеть то самое «социальное неравенство», о котором без конца твердит Виктор. Если у Тани Бариновой нет, и никогда не было никаких проблем с деньгами - это вовсе не означает, что она заносчивая, недалёкая, эгоистичная девица. Наоборот, у неё есть возможность строить отношения с другими людьми, не зацикливаясь на теме бесконечной зависти и обид на жизнь. В этом они, две Тани, очень похожи. И являться к ней в дом, чтобы незаметно подсунуть украденную вещь,- отвратительно, а выхода-то другого нет...
  Плохо, что с работой пока никак не складывается. Наверное, придётся искать другие варианты, не полагаясь на горинские обещания.
Не успела Татьяна об этом подумать, как в прихожей требовательно зазвонил телефон. Она даже слегка удивилась, услышав голос Вадима. Получается, что он о ней все-таки не забыл?
- Танечка, как же так? Куда вы пропали? Обещали подойти в офис, и ни слуху, ни духу.
- Извините - растерялась Татьяна.- Честное слово, я приходила, но ваша секретарь сказала мне, что вы очень заняты, вот я и не стала настаивать на встрече.
- Жанна? Не обращайте внимания. Я вас жду,- не допускающим возражений тоном отозвался Вадим.
- Ой, а я еще хотела спросить, можно мне поговорить с вашим сотрудником Сергеем Никифоровым? - вспомнила Таня.
- Это ещё о чём? - насторожился Горин.
- Просто он вчера мне очень помог, когда маме стало плохо, решил все проблемы в больнице, и я должна его поблагодарить...
- Конечно. Передаю трубку.
- Алло? - почти сразу услышала она голос Сергея.- Я вас слушаю.
- Серёжа, спасибо тебе за маму, за всё... Я обязательно верну тебе деньги, которые пришлось из-за нас потратить, у меня теперь есть такая возможность!
- Не за что. И не надо ничего возвращать. Я же сразу предупредил, что для меня это не критично. Всего доброго.
Ну вот, опять дилемма. С одной стороны, неплохо, если всё сложится так, как намечалось ещё вчера. Но, с другой, просто невозможно не заметить, каким волком смотрит на неё сестра Галина. Бедная девчонка, изводит себя, ревнуя без всякого повода! Ей-то, Тане, Галин жених как мужчина нисколько не интересен, а если он, в свою очередь, что-то там себе относительно неё напридумывал, она в этом не виновата. Ничего, если вести себя спокойно и правильно, Вадим быстро поймёт, что, кроме работы, их никогда ничего не будет связывать. Служебных романов ей только не хватало. Со своим боссом, тем более. А у Гали главная проблема - вовсе не Вадим, а то, что девушка слишком не уверена в себе.
  Служебные романы... Татьяна невольно улыбнулась, вспомнив, что, если устроится в фирму Горина, ей придётся работать с Сергеем. Он замечательный, и маме сразу понравился, а Вера Кирилловна редко ошибается в людях. Но и с ним тоже всё непросто. Вчера казалось, что Сергей очень тепло и по-доброму к ней отнёсся, и вдруг по телефону -  такой холодный официальный тон. Может, у него настроение меняется как погода?
Не желая тратить времени даром, Татьяна снова отправилась в офис Горина. Не прошло и двух часов, как её основная проблема благополучно решилась: теперь девушка с гордостью могла сообщить маме и Рыбкиным, что официально принята в отдел кадров «Горин-строя», а значит, возьмёт на себя решение части финансовых проблем. Только вот почему ей показалось, будто Жанна, секретарь Вадима, до такой степени не рада её появлению? Вроде бы она, Таня, ни у кого хлеб не отобрала и никому дорогу не перешла...

  Вальяжно откинувшись на спинку эргономичного кресла и закинув руки за голову, Горин ухмылялся, как сытый кот. Всё складывалось лучше некуда, причем само собой! Только-только подумал, что очаровательная провинциальная красавица запросто может ускользнуть от него в цепкие объятия этого ловеласа Никифорова, как явилось спасение. Во плоти. И какое! Бариновская дочка собственной персоной, по настоятельной просьбе папеньки. Принцессе срочно понадобилось разобраться в тонкостях строительной специальности и написать курсовую работу. Всегда рады помочь! А в таком деле без толкового репетитора не обойтись. Вот и отлично - пусть молодой талантливый специалист Серёжа Никифоров попробует свои силы в нелёгком деле обучения перспективной студентки Тани Бариновой. Не будет дураком - заодно и клинья подобьёт к единственной дочке «большого человека», это ведь не каждому выпадает такой шанс, чтобы из грязи да в князи, причём не особенно напрягаясь. А тургеневскую девушку оставит в покое, ей, наоборот, прямой интерес обратить внимание на него, Вадима. Очень хорошо, все при деле, карты розданы. Нет никаких причин дальше тянуть время.
- Танечка, вы позволите подвезти вас до дома? - как истинный джентльмен, предложил он, выйдя из кабинета и радуясь тому, что объект его интересов ещё не успел покинуть офис. И, не ожидая официального согласия, кивнул Жанне: - Если меня будут спрашивать, скажи, что у меня ЧП, срочно понадобилось выехать на объект.
- Конечно, ЧП,- ядовито бросила ему вслед секретарша.- Я именно так и подумала...
  Татьяна всю дорогу прикидывала, как расскажет своей семье о сегодняшних счастливых приключениях. Честно говоря, она слишком устала, чтобы отказываться от предложения Вадима и вновь в одиночку, в битком набитом вагоне метро и дребезжащих маршрутках, через пол-Москвы добираться домой. Вот и поплатилась за то, что напрочь забыла о соображениях внутрисемейной дипломатии: не успела переступить порог и раскрыть рот, как тут же оказалась на линии огня. Галина просто рвала и метала.
- Что, опять за своё?! Не успела явиться в Москву, тут же устроила охоту за богатенькими женихами, да ещё и чужими? Ну молодец, сестричка, спасибо тебе огромное! Ну, что ты на меня уставилась, как будто ничего не понимаешь?! Я же видела, как ты только что из машины Вадика выходила, чисто королева. Фу-ты ну-ты, прямо до подъезда с ветерком домчал, да?! Так вот, ты губы-то не раскатывай: мы с ним любим друг друга и всё равно скоро поженимся, нравится тебе это или нет!
Некрасивое Галинино лицо от гнева и обиды покрылось красными пятнами, что отнюдь не добавило ему привлекательности.
- Галька, ты чего шумишь? - вступился за Татьяну Виктор.- Подумаешь, довёз её Вадька до дому. Она себе таких, как он, ещё с десяток найдет...
- Ага,- встрял Дима, никогда не упускающий возможности кого-нибудь подколоть.- Нашу Таню, что ни вечер, разные к подъезду на дорогих тачках доставляют, а тебя-то разве что когда на самосвале привезут... в кузове...
- Правильно,- задохнулась Галина от такого всеобщего предательства.- Молодцы, мальчики! Давайте, издевайтесь. Родную сестру на эту деревенщину променяли и рады...
Нет, она не доставит этой парочке ухмыляющихся негодяев удовольствия увидеть её слёзы! Хлопнув дверью, Галина заперлась у себя в комнате, а Тане ничего не оставалось, как тихонько пройти на кухню и устало опуститься на свою раскладушку.
- Ах, мама, мама,- пожаловалась она,- до чего же с ними тяжело все-таки... Давай я тебе всё-всё расскажу, что со мной сегодня было!
Вера Кирилловна приготовилась было послушать - а как же иначе, что ещё более важного может быть в её жизни, чем дела дочери? - но тут в кухне появился Виктор.
- Таня, у меня новая идея! Надо бы обсудить. Я тут надумал свою фирму организовать. Во как! По продаже женского белья. Нет, а что вы на меня так уставились? Надо же когда-то настоящий бизнес налаживать? Или так и дальше будем сидеть, ждать у моря погоды?
Татьяна не выдержала и рассмеялась. Кипучая креативность Виктора пока ещё вызывала у неё положительные эмоции...
- Вить, ты извини, я пас. Нет, только не подумай, что я в тебя не верю, просто у меня уже есть другая работа. Завтра с утра приступаю, и ещё учиться надо, а бизнес требует много сил и времени, мне всё сразу не потянуть...
Таня Баринова наложила последние штрихи макияжа и оценивающе оглядела своё отражение в зеркальце. Ничего не скажешь, хороша без изъяна. Боевая раскраска в порядке, доведена до безупречного совершенства, можно идти покорять мир.
Она никогда не сомневалась, что мир покорился бы ей и так, без дополнительных усилий. Деньги и влияние отца сделали бы своё дело. И, кроме того, внешностью её Бог тоже не обидел. Эффектная яркая блондинка с великолепной фигурой, она давно привыкла к восхищённым мужским взглядам и ошеломлённым выражениям лиц. Но всё это не то, не то... Отец, лицо, фигура, почти неограниченные денежные средства - прекрасно, однако Татьяне вовсе не хотелось, чтобы о ней судили исключительно как о комплексе лично ни чем не заслуженных совершенств. Помимо прочего, у неё есть ум, характер, воля. И огромное желание жить по своим собственным правилам, не оглядываясь на планы, которые строит относительно неё Баринов-старший. Заставить всех и вся считаться именно с нею. Так, как в своё время сумел сделать отец.
  Татьяна знала немало примеров, когда подобные ей представители «золотой молодежи» на поверку оказывались совершенно неприспособленными к жизни людьми, не сумевшими воспользоваться своими возможностями и перспективами. И нечего потом ворчать, плакать и жаловаться на зубастых провинциалов, явившихся покорять столицу с одним обшарпанным чемоданом и перебегающих дорогу аборигенам, родившимся с золотой ложкой во рту. Аборигены сами виноваты: нечего было хлопать ушами и надеяться, что всё сложится само собой. Стимул - великое дело! Вот взять хотя бы эту саратовскую девушку. Ютится на старой скрипящей раскладушке в углу у добрых родственничков-бездельников, которые только и знают, что шипеть в её адрес всякие гадости, но не сдаётся, готова, как та лягушка, барахтаться в банке с молоком до тех пор, пока не собьёт его в  масло и не выберется. Потому что - а какие у неё ещё варианты? В деревне коровам хвосты крутить? Здесь, в Москве, эта Таня быстро сумеет найти себе подходящего спонсора на первое время, а там уж дело пойдёт. Глядя на неё, Татьяна впервые поняла, что ей тоже необходимо получить образование. Стать зависящей только от себя самой бизнесвумен, организовать собственное дело, а пока не крутить носом и не отказываться от папенькиной помощи ни в чём.
Может быть, именно сегодня ей предстоит сделать первый шаг на нужном пути? Интересно, какого «репетитора» подобрал ей Баринов-старший? Уж, надо думать, нашёл какого-нибудь старикашку-ментора, с головой, зато с внешностью Квазимодо, лишь бы дочка не отвлекалась на амурные дела. Отец никак не хочет понять, что его девочка давно выросла, и об её «облико морале» беспокоиться, мягко говоря, поздновато. Или, наоборот, отлично всё видит и понимает, и виной его треволнениям - элементарная отцовская ревность?
- Здравствуйте,- лучезарно улыбнулась Татьяна, входя в офис.- Могу я поговорить с господином Гориным?
- Здравствуйте.- Секретарша окинула её оценивающим и крайне неприязненным взглядом, похоже, нимало не впечатлённая ослепительным модельным обликом посетительницы.- А господин Горин уехал на объект по очень срочному делу. Но вы не волнуйтесь, он меня предупредил о вашем визите и оставил заместителя.- С этими словами личная цепная мымра хозяина офиса кивнула в сторону симпатичного молодого человека.- Наш лучший специалист, Никифоров Сергей Александрович. Он, как я понимаю, уже в курсе своих новых обязанностей и готов к трудовым подвигам.
- Так точно,- отозвался Сергей, разглядывая Татьяну.- Может быть, сразу приступим к делу?
- Не возражаю,- согласилась Баринова, следуя за ним в горинский кабинет.
- Итак, что у нас на повестке дня? - поинтересовался Сергей.- Послушайте, а что вы так пристально меня разглядываете? У меня, случайно, вторая голова не выросла?
- Да я всё думаю, что где-то уже с вами встречалась,- задумчиво произнесла Татьяна,- Причём совсем недавно. У меня хорошая память на лица, но...
- Было такое,- подтвердил Сергей.- А вы угадайте.
- Ночной клуб?.. Нет. Вот чёрт, неужели вы - тот самый бармен, который обслуживал мой день рождения вместе с этими Рыбкиными? Вы там, кажется, были самый трезвый! Слушайте, может, перейдём на «ты»?
- С удовольствием.- Сергей почти по-деловому пожал протянутую тонкую руку с идеально ухоженными длинными ноготками.- Позволь ещё раз представиться: лучший специалист всех времен и народов в области строительства. Между нами: знаменитые египетские пирамиды - тоже моя работа.
- В таком случае, ты неплохо сохранился,- окончательно развеселилась Татьяна.- А как насчёт того, чтобы продолжить образовательный процесс в менее формальной обстановке, например, у меня дома? Понимаешь, мне просто жизненно необходимо сделать эту курсовую работу, и как можно скорее. А я, если честно, ни черта не смыслю в чертежах. Скажу как есть: если бы ты взял её на себя целиком и полностью, с души бедной девушки упал бы непомерный груз!
- А я для того и на свет родился, чтобы спасать бедных девушек от непосильного бремени запутанных чертежей и прочих жизненных тягот,- сообщил Сергей.- Не вижу никаких причин для отказа!
«Еще бы ты их видел,- подумала Татьяна.- Жаль только, что с учёбой опять придётся повременить. Какой институт полезет в голову, когда рядом такой красавец-мужчина... Что ж, планы немного меняются».
- Весело им,- шёпотом проворчала Жанна, отлично слышавшая каждый новый взрыв молодого беззаботного хохота, доносящийся из кабинета.- Ну-ну...

0

8

...При прочих равных, всего несколько дней назад, повстречав девушку, хотя бы наполовину столь же великолепную, как Татьяна Баринова, Сергей бы мысленно поздравил себя с невероятной удачей. Он знал толк в женской привлекательности и никогда не отказывал себе в удовольствии воспользоваться благосклонностью, щедро и постоянно демонстрируемой ему представительницами слабого пола. Ему везло. Похоже, Сергей обладал настоящей харизмой: при встрече с ним Евины дочки легко теряли голову, очарованные и его внешностью, и голосом, и манерой общения. Даже странно, что младший брат Сергея, Миша, напротив, отличался излишней застенчивостью, если не сказать замкнутостью, и предпочитал проводить свободное время не в компании девушек, а за домашним компьютером. Как будто вся страстность и охотничий азарт в семействе Никифоровых распределились крайне неравномерно, и львиная доля досталась старшему из двух братьев. Что ж, каждому свое.
  Помимо прочего, Сергей умел не только красиво знакомиться, виртуозно завязывать новые романы, но и столь же легко, без надрыва и взаимных упрёков и обвинений прекращать отношения прежде, чем они сами собой зайдут в тупик и станут в тягость обоим партнёрам. Он отдавал себе отчёт в том, что трудно найти врага более злопамятного и безжалостного, чем отвергнутая женщина, и старался таких врагов ни в коем случае не наживать. Обычно ему удавалось обставить дело таким образом, что он оставался в приятельских, исключительно тёплых отношениях со своими «бывшими», и более того, зачастую имел возможность по прошествии некоторого времени вновь вспомнить о какой-нибудь прежней пассии и прекрасно провести время в её компании, за отсутствием подходящей новой альтернативы.
Что касается Тани Бариновой, относительно неё Сергей строил далеко идущие планы. Ему было известно о существовании у чрезвычайно влиятельного и могущественного сотрудника министерства красавицы-дочери, и, честно говоря, Никифоров не видел ничего зазорного в том, чтобы, в случае необходимости, воспользоваться её протекцией. Неглупый и амбициозный, действительно неплохо знающий своё дело, образованный молодой человек, но без особых связей и «мохнатой лапы» в верхах, Сергей рисковал потратить немало лучших лет своей жизни на мучительно медленное продвижение по служебной лестнице, если только не подвернётся какой-нибудь удачный случай, позволяющий преодолеть тот же самый путь значительно быстрее и с наименьшими потерями. Окажись таким «случаем» встреча с женщиной - почему бы и нет?
Ну вот, случай и представился. Даже куда менее искушённый в любовных делах человек понял бы, что бариновская дочка заглотнула наживку практически мгновенно. Она смотрела на Сергея такими голодными глазами, будто всю предыдущую жизнь провела в монастыре, наконец, чудом оттуда сбежала и теперь ждёт не дождётся возможности воспользоваться обретённой свободой.
Но Сергей, как ни странно, спокойно и старательно делал именно то, что послужило формальным поводом для приглашения в дом Бариновых: курсовую работу. Со стороны казалось, будто для Сергея в данный момент просто не существует ничего более важного, значительного и захватывающего! Татьяна ходила вокруг него, постепенно сужая круги, как породистая домашняя кошка, разве что об ноги не тёрлась, но ей никак не удавалось сбить своего «наставника» с пути истинного. Благодаря чему, спустя несколько часов, курсовая была благополучно и безупречно выполнена. Таня вздохнула с нескрываемым облегчением. Всё понятно, Никифоров просто опасался - и не без оснований -  что если подведёт старшего Баринова, то навлечёт на себя праведный гнев с непредсказуемыми последствиями. Зато теперь им ничто не мешает приступить ко второй части культурной программы...
- Ты спас мне жизнь.- Татьяна захлопала в ладоши.- Ура!
- Не стоит благодарности,- скромно потупился Сергей.- Мне самому было приятно вспомнить «школьные годы чудесные» - тут же ничего сложнее программы по черчению за десятый класс не предполагалось. Ну и, само собой, тебя порадовал.
- Да ладно. Я тоже не прочь, в свою очередь, порадовать тебя чем-нибудь... Молодой человек, позвольте спросить, а что вы делаете сегодня вечером?
- Ничего противозаконного, смею вас заверить!
- Ну, тогда... как насчёт того, чтобы сопроводить даму в одно очень, очень весёлое местечко? Клуб, напри мер? Да не простой, а такой, где посторонних не бывает? Само собой, я приглашаю - я и расплачиваюсь.
Как чувствует себя актёр во много раз отрепетированной пьесе, когда на премьере в ответ на свою реплику слышит нечто абсолютно не соответствующее написанным автором ролям? Татьяна никак не ожидала отказа, и ей пришлось потратить не меньше секунды, чтобы опомниться и вновь обрести почву под ногами, когда Сергей с сожалением покачал головой:
- Увы... Завтра утром на столе у Горина должен лежать готовый доклад о новом проекте, над которым мне ещё предстоит как следует поработать. Так что, Танечка, извини - в другой раз, хорошо? Мне действительно надо бежать!
Спрашивается, с какой стати у него вырвались именно такие слова? Неужели потому, что вместо весёлых, жадных, цепких бариновских глаз он вдруг словно наяву увидел совсем другие - по-детски распахнутые, немного наивные, в которые смотрел вчера?
Татьяне почти удалось скрыть острое разочарование и обратить всё в шутку:
- Что ж, если труба зовёт, а начальство приказывает... Не смею тебя задерживать, Сереженька! Но запомни: я слов на ветер не бросаю, считай, поставила тебя на счётчик, так что готовься: в другой.раз не отвертишься!

Вот так-то, Мишаня,- всё ещё удивляясь сам себе, тем же вечером говорил Сергей брату.- Мне сделали предложение, от которого невозможно отказаться, а я его не принял. Знаешь, от кого оно исходило? От дочки Баринова.
- Неужели той самой? - Мишка даже оторвался от монитора и крутанулся на кресле, в упор разглядывая Сергея.- Неужели барышня до такой степени страшна и непривлекательна, что никакие папины капиталы не в  силах компенсировать моральный ущерб от проведённого в её обществе вечера?
- Вообще-то, как раз наоборот, барышня чудо как хороша, но...
- Тогда получается, братец, что ты заболел,- резюмировал Миша, на память которому не приходило ни одного случая, когда бы Сергей вот так запросто упустил возможность пофлиртовать с девушкой.
- Получается, что так,- подтвердил старший брат.- Понимаешь, какое дело... Я с ней болтаю - а вижу другую Таню. Разбежкину. И ничего, вот совершенно ничего не могу с собой поделать. Знаешь, мне кажется, со мной такое вообще в первый раз. И что я в ней такого нашёл, а? Может, это любовь, ты как считаешь?
На подобное признание Миша не нашёлся, как отреагировать. Он давно привык к тому, что у брата один захватывающий роман плавно перетекает в следующий, а подчас несколько происходят параллельно. Правда, сам он пока ни одной из девушек Сергея не видел: старший Никифоров ревниво оберегал свою территорию от любых притязаний и всегда устраивал свидания вне дома. Мишу такая ситуация вполне устраивала. Он не страдал излишним любопытством, а, кроме того, плохо себе представлял, что будет делать, если однажды Сергей изменит своим привычкам и нарушит их замечательное уединение. Личного опыта по части общения со слабой половиной человечества у Миши не было, и он не предполагал в ближайшее время таковым обзаводиться. Для него сейчас главное - поступить в МГУ и вплотную заняться изучением вычислительной математики и кибернетики, а не с девчонками тусоваться. Брат - другой вопрос, тот себя уже, считай, «сделал», можно и погулять, когда время есть. Но вот насчёт «первого раза...». Что-то даже не в словах, а в интонации Сергея показалось Мише настолько незнакомым, странным и необычным, что он предпочёл в ответ промолчать и снова вернуться к компьютеру.

- Знаешь, я вчера такого парня встретила,- рассказывала подруге Таня Баринова, стоя перед расписанием занятий и аудиторий.- С курсовой мне помогал, ну, папа договорился… Да бог с ней, с курсовой, главное, Танька, ты себе даже не представляешь, он такой… такой… необычный. Другие больше насчёт денег моего папаши думают, это же прямо сразу чувствуется, а этот – мало того, что красавец как с картинки, и мозги вообще золотые, так ему, похоже, и до чужих капиталов никакого дела нет. Я именно о таком всегда мечтала. Независимом. Чтобы сам по себе, стержень какой-то в нём чувствовался ,что ли. Кажется, мне наконец повезло…
- Ой, Тань, я так за тебя рада,- искренне улыбнулась Разбежкина.- Это же здорово, когда человек встречает свою любовь! А я на работу выхожу, в отдел кадров. Немного волнуюсь, я ведь даже не знаю, чем мне там конкретно придётся заниматься. Наверное, буду пока помогать тем, кому делать нечего. Бумажки перекладывать, утром – слева направо, вечером – справа налево.
- Брось, не переживай, всё у тебя будет отлично,- заверила её Баринова.- Ну что ,будем считать, что мы обе на пути к новой жизни?..

Новая жизнь действительно началась. Настроение у Тани значительно улучшилось, а все тревоги разом отошли на второй план, когда, явившись на работу, она увидела Сергея. У неё вдруг возникло такое удивительное ощущение, будто они знакомы давным-давно, и этот человек ей исключительно близок. Да он и сам как-то весь подался ей навстречу, тут же начал расспрашивать про маму. Это были именно те вопросы, которые Тане очень хотелось услышать – ведь они означали, что кому-то тоже по-настоящему небезразличны её тревоги и опасения. Тем более, она чувствовала: Сергей не просто поддерживает дежурную беседу, а искренне беспокоится. 
- Сейчас уже почти всё хорошо,-  заверила его Таня.- Мама начала проходить серьёзное обследование, да и эти Рыбкины на самом деле лучше, чем мне сначала показалось, а то как бы я решилась её под их присмотром оставить, одну совсем? Иногда в Москве - прямо как на необитаемом острове, хотя народу кругом полно, но никому до тебя нет никакого дела.
- Мне - есть,- очень серьёзно заметил Сергей.- Правда. Слушай, может, сходим с тобой куда-нибудь? Тебе тоже нужно иногда отдыхать.
- Может, когда-нибудь и сходим,- несколько расплывчато согласилась девушка.- Я ещё спросить хотела, вот, когда я тебе звонила, почему ты так странно со мной говорил? Сухо, скованно. Как будто не узнал. Или боялся чего-то...
- Это ты верно заметила,- подтвердил Никифоров.- Опасался. По телефону, конечно, не было видно, только со мной рядом Горин маячил, уши распустив. Каждое слово ловил! Он же точно на тебя запал, вот и ревнует. Мне, вообще-то, даже стоять с тобой рядом теперь не следует, так и с работы вылететь не долго.
- Не надоело болтать? - войдя в кабинет, хмуро поинтересовалась Жанна.- Вас, Сергей Александрович, Горин желает немедленно видеть, так что, будьте любезны, поторопитесь.
- Вот видишь,- развёл руками Сергей, обращаясь к Тане.- Что я тебе только что говорил? Разведка не дремлет, нас с тобой уже засекли! Ну всё, я побежал! Не скучай, скоро увидимся.
«Поскорее бы»,- едва не вырвалось у Тани, провожавшей взглядом его стремительно удаляющуюся ладную фигуру.
Впрочем, долго оставаться в одиночестве ей не пришлось. Она только-только принялась осваивать возможности компьютера, переданного в её личное распоряжение, как на пороге снова возник Сергей.
- Давай помогу,- охотно предложил он.- Это, знаешь, хитрая техника, я и сам-то в ней не всё понимаю. Вот брат у меня другое дело, он с компьютерами «на ты». Но и мы кое на что годимся... так... что тут у тебя?..
- Вас к телефону.- Таня уже оценила почти мистическую способность Жанны объявляться в наименее подходящий момент.
Сергей, с трудом скрывая раздражение, взял трубку.
- Привет,- услышал он голос совсем другой Тани и снова поймал себя на том, что умудрился напрочь забыть об её существовании.- Ты что, совсем заработался? Не пишешь, не звонишь... Будто тебе и неинтересно узнать, как дела у тоскующей по тебе прекрасной девушки. Может, она сохнет в гордом одиночестве, все глаза по тебе выплакала...
- Извини, я действительно работаю.- Сейчас тон Сергея слишком напоминал тот, каким он разговаривал с Таней Разбежкиной в присутствии Горина.
- Да я понимаю, люди кругом все деловые такие, занятые... Кстати, я тут неподалеку, скоро буду проезжать мимо места твоего трудового подвига, могу забежать. Посидим где-нибудь в ближайшей кафешке, поболтаем за жизнь. Ну что, согласен?
- Я бы с удовольствием, но - никак.- Краем глаза Сергей заметил, что Таня Разбежкина деликатно покинула кабинет, чтобы не мешать его приватной беседе, и немного расслабился.- Ты меня у самой двери поймала, на объекте очередной аврал, надо туда ехать немедленно. А это у черта на куличках!
- Счёт два-ноль в твою пользу,- отметила Татьяна.- Уже от второго свидания со мной отмазываешься! Смотри, проценты растут... Но я, конечно, готова ждать, когда у тебя появится хоть минуточка свободная и чуть-чуть желания со мной повидаться. Позвони обязательно, я ведь извелась совсем, ни есть, ни спать не могу...
- Да я как только, так сразу! - поклялся Сергей.- Увидимся!
«Неужели успокоилась?» - подумал он, почти физически ощущая, что от такой особы, как Таня Баринова, запросто отделаться не удастся. И всё же Сергей надеялся, что новую атаку она предпримет не сию же минуту. И ошибался. Потому что, едва завершив разговор с ним, упрямая красавица незамедлительно набрала номер подруги.
- Танюш, привет. Не хочешь где-нибудь развеяться?
- Мне так неловко тебе отказывать, но тут такое дело... Понимаешь, меня сегодня уже пригласили...
- Да ну?! И, конечно, мужчина. Что, я не ошиблась? Вот так всегда: отбивают лучших самцов у коренных жительниц. Можно сказать, прямо из-под носа уводят! Он хотя бы хорошенький?
- Угу,- хихикнула Таня, прикрывая трубку рукой и отворачиваясь.- Очень.
- Ещё бы! Везёт же некоторым! Я вот тут тоже одного очаровашку отлавливаю, а он знай себе уворачивается!
- Хорошенький? - в тон подруге поинтересовалась Таня.
- Других не держим! Ну ничего, он ещё не знает, с какой амазонкой связался. Приступом не взять - возьму измором, всё равно будет мой, так-то,- открыто засмеялась Баринова.
- Ой, Тань, всё, меня шеф срочно вызывает,- скороговоркой попрощалась Таня, кивая Жанне, с недовольным видом делающей ей недвусмысленные знаки - мол, сворачивай болтовню, Горин ждать не любит.
Для нового работника внезапный вызов к начальству особых радостей не сулит, и Таня внутренне напряглась, не вполне себе представляя, чего ей следует ожидать от предстоящей беседы с Вадимом. Однако шеф, похоже, был настроен благодушно. Он почти по-отечески расспрашивал её о свежих впечатлениях от службы на новом месте, одновременно всю облапав масляными глазками, и только один раз едва сдержался, чтобы не проявить раздражение, когда Таня опрометчиво произнесла:
- Пока всё прекрасно, спасибо большое. Скоро поеду с Сергеем Никифоровым на новый объект, я же будущий строитель, мне нужно увидеть весь процесс своими глазами...
- А почему это вдруг с Никифоровым? - немедленно отреагировал Вадим.- Я, например, тоже собираюсь осматривать объекты, и опыта у меня куда как больше, чем у вашего Никифорова. Так что, Танечка, беру вас в компанию, и сам, лично, всё расскажу и покажу. Ну как, довольны?
- Да, конечно,- стушевалась Таня,- это очень любезно с вашей стороны...
- Вот и отлично. Значит, договорились. Таня, вы, если что, не стесняйтесь, обращайтесь сразу ко мне.- Горин поднялся из-за стола, завершая аудиенцию.
- Если Жанна пропустит, Вадим Леонидович, она же у вас настоящий цербер,- улыбнулась Таня.- А меня особенно не жалует.
- Ну, красивые девушки в санкции секретарш не нуждаются,- заверил её Горин,- для них к «Вадиму Леонидовичу» и другие пути есть...
Трудно сказать, насколько глубоко он собирался развить свою мысль. От продолжения тирады Таню спасло неожиданное появление матери и дочери Рыбкиных собственными персонами. Каким образом Галине удалось преодолеть барьер в лице Жанны, можно было только догадываться, но факт оставался фактом: двоюродная сестра, едва не размазав Татьяну по косяку двери, влетела в кабинет, сопровождаемая Тамарой Кирилловной.
Почему-то Тане было совсем не любопытно понаблюдать за предстоящей сценой, поэтому она предпочла под шумок удалиться. И потому не слышала, как тётка с ходу взяла быка за рога:
- Вадик, ты уж нас извини, что мы вот так, без звонка, по-соседски. Дело у нас. Всё-таки не чужие люди, верно? Столько лет бок о бок... К кому же ещё и обратиться в трудную минуту, как не к тебе?
- Э-э,- не понял Вадим,- а что стряслось?
- Да хорошо бы Галочке работу найти. Хоть какую-нибудь. У тебя теперь вон какая большая фирма, неужели не будет местечка? Ты вспомни, раньше-то, бывало, пока не расселили, мы же с тобой и твоей мамой-покойницей, царство ей небесное, как родные были,- напористо затараторила Тамара Кирилловна, предоставляя дочери возможность изображать массовку, то есть молча кивать и соглашаться с каждым словом, сопровождая таковое влюблёнными взглядами.
- Девочки, так я бы с дорогой душой,- натянуто улыбнулся Горин, про себя негодуя на Жанну: когда не надо, она крестом в дверях встает, муха мимо не пролетит, а тут!.. Ну, пусть только эти уйдут, он ей такой разнос устроит за потерю бдительности! - Но вы сами поймите, как я Галочку, такую... хрупкую и нежную, на стройку пошлю? Она не для этого создана!
- А зачем Галочку - на стройку? - изумилась его непонятливости Тамара Кирилловна.- Ты туда лучше Таню нашу отправь, ну, Разбежкину, а Галю - на её место. И все останутся довольны. Тане всё равно нужно больше практики, она в строительном учится, какой ей смысл в офисе штаны протирать, а от Гали здесь будет больше толку.
- Знаете что,- предложил Горин компромиссный вариант,- я обязательно об этом подумаю на досуге, только не сейчас. У меня как раз важная встреча. Давайте я вечером к вам домой в гости заеду, там и обсудим, договорились?
Лишний раз заманить Вадика «на чаёк» - от такого Рыбкины отказаться, разумеется, не могли...

0