www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



БЕЛЛИСИМА

Сообщений 61 страница 63 из 63

1

Зарубежный кинороман по мотивам одноименного сериала.

0

61

Глава 60

     Аурелио торопился. Он понял, что полиция сидит у него на хвосте, и потому отдавал срочные распоряжения своим подчиненным:
     — Мы должны временно лечь на дно. Все операции с наркотиками — свернуть. Мелким сошкам пригрозить, чтоб не высовывались и держали язык за зубами. Как только страсти улягутся, мы вновь призовем их, так и объясните этим сосункам. В ком не очень уверены — уберите сейчас же, пока не поздно. Весь наш костяк мы должны сохранить в неприкосновенности.
     — А как же быть с операцией «Кинг-Конг»? — подал голос Бейби. — Мы не можем подвести поставщиков. «Товар» должен поступить завтра.
     — Да, ты прав, — согласился Аурелио. — Предупредить партнеров невозможно — они уже в пути. К тому же это слишком крупная партия «товара» и слишком солидные партнеры, чтоб можно было так по-хамски с ними поступить. Что ж, поручаю это дело тебе, — обратился он к Бейби. — Доведи его до конца, только будь, пожалуйста, осторожен. Спрячешь «товар» в тайник, а потом, в зависимости от обстановки, я скажу тебе, что делать дальше.
     — Вы полагаете, опасность так велика, что нам, возможно, придется сматываться за границу? — спросил Бейби.
     — Чтоб ответить на твой вопрос, я должен сперва получить точные сведения о планах полиции.
     —Кто ж нам их предоставит? — усмехнулся Бейби.
     —Да сам Артуро Гонсалес! — ответил Аурелио, чем немало удивил присутствующих. — У него есть одно слабое место, на которое мы и надавим. Я уже распорядился, чтоб мои ребята выкрали его приемного сына. Гонсалес не допустит смерти малыша и вынужден будет выложить перед нами все их карты. А уже в зависимости от этой информации мы и будем действовать.
     — Гонсалес не сдастся без боя, — возразил Бейби. — Он придумает какую-нибудь хитрость.
     — Нет, жизнь этого мальчишки ему дороже карьеры, — уверенно заявил Аурелио.


     Сложное чувство испытала Линда Миранда, узнав, что Артуро жив. Первым движением ее души была радость: вот он — дорогой, любимый, стоит перед ней, и теперь, после всех слез и горя, можно исправить прежние ошибки. Она уже хотела броситься к Артуро, чтобы обнять его и сказать, что у них есть взрослый сын, но последующие слова Лопеса остановили ее.
     — Прости, мы держали это в тайне от тебя, потому что... — он на мгновение умолк, подбирая наиболее мягкие слова, — потому что ты продолжаешь общаться с подозреваемым.
     — Ах, вот оно что! — возмущенно воскликнула Миранда. — Вы не доверяете мне! Может, считаете меня пособницей преступников? Говорите прямо.
     — Миранда, не кипятись, — попытался успокоить ее Артуро.
     — Заткнись! — грубо оборвала она его. — Ты не раз говорил мне, что Бейби — преступник, а я состою у него на службе.
     — Никто не считает тебя преступницей, — вмешался Лопес.
     — Я вам не верю! Вы наверняка следите за каждым моим шагом. Думаете, что я приведу вас в логово бандитов. Увы, это заблуждение. Вы взяли неверный след. Так что лучше вам арестовать меня прямо сейчас.
     Эта перебранка продолжалась довольно долго. А затем Миранда бросила в лицо Лопеса свое служебное удостоверение и сказала, что отныне ноги ее не будет в этом учреждении.
     Оскорбление, испытанное Мирандой, было так велико, что заслонило собою всю радость от воскрешения Артуро из мертвых. Теперь у нее оставался только Бейби, но и над ним нависла опасность. «Подозреваемый», — сказал о нем Лопес. Что он имел в виду? Какие у них есть улики против Бейби, и что этот дерзкий ребенок натворил?
     Из полицейского управления она помчалась прямо к сыну.
     — Бейби, я спрашиваю тебя в последний раз: ты связан с преступным миром? Отвечай!
     — Какая муха тебя укусила? — отмахнулся от нее сын.
     — Мне не до шуток. Я уволилась из полиции только потому, что они тебя в чем-то подозревают.
     — Для тебя это новость? Твой Гонсалес давно пытался упечь меня за решетку, а теперь, когда отдохнул и подлечился, наверняка взялся за дело с утроенной энергией.
     — Тебе известно, что Артуро жив?! — воскликнула ошеломленная Линда. — Но откуда? Кто тебе сказал? Лопес скрывал это от меня, а ты все знаешь?
     — Я же всегда говорил, что твой Лопес — олух, — засмеялся Бейби. — И Гонсалес тоже.
     — Значит, они не зря тебя подозревают, — упавшим голосом произнесла Миранда. — Скажи, что ты натворил? За что тебя преследуют?
     — Меня преследуют? — ухватился за это слово Бейби. — Спасибо, что предупредила. Я буду более осторожен, чем до сих пор.
     — Перестань паясничать! — закричала в отчаянье Миранда. — Ты хочешь свести меня в могилу?
     — Ой, только не надо истерик!
     — Но если и вправду окажется, что ты — преступник, я покончу с собой!
     — Возможно, это будет самое правильное действие за всю твою нелепую жизнь, — с жестокостью произнес Бейби. — Ты сделала все, чтоб прийти именно к такому концу. Потому что моя жизнь загублена по твоей милости!
     — Сынок, не пугай меня. Скажи правду, в чем ты виноват перед законом? — взмолилась несчастная Миранда.
     — Поздно! Теперь уже поздно что-либо менять, — грубо оттолкнул ее Бейби. — Уходи. Оставь меня, наконец!
     — Нет, я никуда не уйду! — старалась обхватить его руками Миранда. — Буду с тобой до конца, что бы ни случилось!
     — Ах, какая душещипательная сцена! — сказала Марисоль, открывшая дверь своим ключом. — Я вижу, ты не терял времени в мое отсутствие.
     — Марисоль, ты все истолковала неверно, — бросился к ней Бейби. — Подожди. Не уходи! Я все тебе объясню...
     — Мне и так все ясно, — со слезами на глазах ответила Марисоль. — Тебя привлекают женщины постарше, теперь я это буду знать.
     — Марисоль, не горячись, — вмешалась Миранда. — Я здесь вовсе не за тем, о чем ты подумала.
     — Ну да, я понимаю, у вас невинная дружба, — язвительно усмехнулась Марисоль.
     — Я убью тебя, — обернувшись к Миранде, злобно прошипел Бейби. — Единственное, что у меня было светлого в жизни, ты тоже ухитрилась разрушить.
     — Нет, я все исправлю, — засуетилась Миранда. — Я не знала, что ты любишь эту девушку. Ведь ты всегда скрытничал... Любовь — замечательное чувство... Я помогу тебе...
     — Ну ладно, выясняйте отношения без меня, — Марисоль решительно направилась к выходу.
     — Остановись, Марисоль, — преградила ей дорогу Миранда. — Я все скажу тебе. Ты должна это знать... В общем, Бейби — мой сын!
     — Это правда? — Марисоль пристально посмотрела на Бейби.
     — Да, — тихо ответил он.
     — Я скрывала это долгие годы, — плача, произнесла Миранда. — Но сейчас наступил такой момент, когда я должна сделать все, чтобы спасти своего сына. Ты любишь его, Марисоль? Помоги мне. Вдвоем мы сможем многое сделать.
     — Оставь в покое Марисоль! — прикрикнул на мать Бейби.
     — Нет уж! Теперь меня ничто не остановит. Марисоль, расскажи, ты знаешь, чем занимается Бейби? Его подозревают в каком-то преступлении. Над ним нависла опасность!
     — Бейби, это правда? — встревожилась Марисоль. — Ну, не молчи. Я чувствую, что это так. Неужели Левша был прав? — она горько заплакала.
     Миранда стала расспрашивать ее, о чем говорил Левша, и Марисоль попыталась ответить, но Бейби не мог этого допустить и силой вытолкнул Миранду за дверь.
     — Мама, ты уже многое испортила. На сегодня, пожалуй, хватит, — сказал он строго. — Позволь мне успокоить Марисоль.


     Миранда вынуждена была уйти, но успокоиться после всего случившегося она не могла и потому отправилась к Демокрасио.
     — Ты единственный, кажется, был моим истинным другом, — сказала она, упав перед Демо на колени. — Умоляю, скажи, в чем вы обвиняете Бейби?
     — Встань, пожалуйста, — растерялся Демо. — Неужели тебе так дорог этот сопляк?
     — Этот сопляк — мой сын, — вынуждена была признаться Миранда.
     Ошеломленный Демо не смог утаить от Миранды правду и сказал, что Бейби занимается торговлей наркотиками, а также его обвиняют в покушении на Артуро. Затем Демо пришлось отпаивать Миранду сердечными каплями и уверять, что для нее и Бейби не все потеряно.
     — Ты можешь уберечь его от новых преступлений. Поговори с ним по-матерински, пусть он придет с повинной.
     — Да, я должна его убедить, чего бы мне это ни стоило! — вытерев слезы, сказала Миранда.


     Подъехав к дому Габриелы, Рикардо увидел, как один из телохранителей Аурелио запихнул в машину Диего и включил мотор.
     — Стой, стой! — закричал Рикардо, но машина уже скрылась за поворотом.
     Поначалу он хотел помчаться вдогонку, но потом решил позвонить в полицию. Войдя в дом Габриелы и увидев там Артуро, Рикардо рассказал ему о происшествии, свидетелем которого стал.
     — Они хотят заманить меня в ловушку, — сказал Артуро. — Но я опережу их! Я поеду к Аурелио, не дожидаясь приглашения.
     — Один ты не поедешь, — заявил Рикардо. — Поедем вместе.
     — Ты лучше побудь с Габриелой. Видишь, на ней лица нет. — Он привычным жестом поправил под пиджаком револьвер и быстро направился к выходу.
     — Нет, я не пущу тебя одного! — закричала Габриела и помчалась вслед за Артуро.
     Рикардо ничего не оставалось, как последовать за ней.
     Заметив у дома Аурелио ту самую машину, на которой увезли Диего, Артуро прокрался незамеченным через черный ход и вскоре предстал перед хозяином дома.
     — Где Диего? — направив на Аурелио револьвер, грозно спросил он. — Если с головы мальчика упадет хоть одна волосинка, я уложу тебя на месте.
     — Я здесь, Артуро! — выбежал из соседней комнаты Диего.
     Воспользовавшись тем, что Артуро обернулся на голос мальчика, Аурелио выбил из его руки револьвер и, быстро взяв со стола свой, приставил его к груди Артуро.
     — Нет, это я уложу тебя!
     Подоспевший охранник надел на Артуро наручники.
     И тут в комнату ворвались Габриела и Рикардо.
     — Отпусти его! — закричала Габриела.
     — Нет, никто из вас не уйдет отсюда живым! — расхохотался Аурелио. — Или возможен вариант: Я сохраню жизнь тебе, Габи. Ты можешь пригодиться мне как заложница, если в этом возникнет необходимость.
     Охранники тем временем уже заковывали в наручники и ее, и Рикардо. Артуро же, оставленный на секунду без внимания, дал знак Диего: «Беги!» Мальчик выскользнул из помещения, никем не замеченный.
     Его звонок раздался в помещении как раз в тот момент, когда Миранда собралась идти к Бейби, чтобы уговорить его сдаться.
     — Подожди, — остановил ее Демо. — Аурелио захватил в заложники Артуро, Рикардо и Габриелу. Мы выезжаем на место, а ты поезжай к Бейби: у него есть хороший шанс реабилитировать себя, остановив возможное кровопролитие.


     Чуть больше часа прошло с тех пор, как Миранда оставила сына с Марисоль, но за это короткое время успело произойти многое.
     Во-первых, туда явился Игор и сказал, что операция «Кинг-Конг» с треском провалилась: и поставщики и покупатели были арестованы при передаче «товара» из рук в руки.
     — Ты понимаешь, что это означает? — волнуясь, говорил Игор. — Это означает, что и наш босс, и все мы — на крючке у легавых. Я потому и пошел к тебе, а не к боссу, что хочу как можно скорее унести ноги. У тебя есть окно на границе. Собирайся! Мы должны выбраться отсюда, пока нас не накрыли.
     — Замолчи, подонок, или я тебя сам пристрелю! — оскалился на него Бейби. — Надо срочно известить об этом Аурелио.
     — Ты — самоубийца! — воскликнул Игор.
     — Заткнись, гад! — Бейби стал набирать номер Аурелио, но телефон отвечал короткими гудками.
     Все это время Марисоль с ужасом смотрела на Бейби, не имея сил вымолвить хоть слово.
     — Черт! Занято! — выругался Бейби и обернулся к Марисоль. — Сейчас Игор отвезет тебя в надежное место, и ты будешь ждать там моего сигнала. Как только все утрясется, я приеду за тобой.
     — Объясни, что все это значит? — наконец смогла произнести Марисоль.
     — А то, что твой братец говорил сущую правду! — зло усмехнулся Бейби. — Тебе не повезло: ты полюбила преступника.
     — Нет, я отказываюсь в это верить! — заголосила Марисоль.
     — Ну, перестань, — принялся успокаивать ее Бейби. — Я не виноват, что обстоятельства сделали меня таким. Мать с рождения отдала меня в приют, а отца я вообще никогда не видел и даже не знаю, кто он. Меня втянули в банду, когда я был совсем несмышленышем. А дальше все покатилось само собой. Но вот я встретил тебя. И впервые пожалел о своей загубленной жизни. Я понял, что невольно загубил и твою жизнь, потому что ты тоже меня полюбила. Не знаю, что будет дальше, но прошу: не спеши от меня отказаться. Возможно, мы еще сможем быть счастливыми.
     Он крепко обнял Марисоль, поцеловал ее в губы и, зажмурившись, легонько оттолкнул от себя,
     — Игор, отвези ее в тот санаторий... Ну, ты знаешь, что я имею в виду! И следи, чтоб никакой гад ее не обидел. Там переждете смутное время, а потом я за вами приеду.
     Оставшись один, Бейби снова стал набирать номер Аурелио, но ему помешала Миранда.
     — Сынок, — обхватив его обеими руками, причитала она. — Я все знаю о тебе. И в полиции это знают. Прости меня, ради Бога. Я одна виновата в том, что с тобой случилось. Это я лишила тебя и матери, и отца. Ты стрелял в Артуро, а ведь он — твой отец!.. — сказав это, она буквально захлебнулась слезами.
     — Да, это убийственная новость, — высвободившись из ее обессилевших рук, молвил Бейби. — И ты еще просишь у меня прощения? Ты, которая позволила, чтоб мы с... с Гонсалесом на твоих глазах превратились в злейших врагов?! Чего ты добивалась своим молчанием? Тебе интересно было узнать, кто из нас первый пустит в ход оружие? Ну вот, узнала: первым выстрелил я. Теперь как, счастлива? Или тебе хотелось, чтоб все было наоборот — чтоб Гонсалес продырявил мне башку?
     — Перестань! — из последних сил выкрикнула Миранда. — Сейчас не время для упреков: твой отец попал в лапы к Аурелио Линаресу, который намерен его убить. Я умоляю тебя: пойди к Линаресу и уговори его пощадить Артуро.
     — Ах вот оно что! — криво усмехнулся Бейби. — Теперь я понял, чем  вызваны твои внезапные откровения и слезы. Тебе дорог Артуро! А меня ты не боишься послать в логово к Линаресу?!
     — Сынок, он тебя не тронет. Ты его хорошо знаешь и можешь придумать, как избежать трагедии. Если ты спасешь Артуро и остальных заложников, тебе многое простится. Ты сможешь жениться на Марисоль.
     — Не трогай Марисоль! — как ужаленный вскрикнул Бейби. — Не смей произносить это имя! Ты мизинца ее не стоишь!
Он проверил, заряжен ли револьвер, и, оттолкнув мать, направился к выходу.
     — Сынок, куда ты? — закричала ему вслед Миранда.
     — К Гонсалесу. Теперь у меня появилась еще более веская причина пустить ему пулю в лоб!
     — Нет! Не-е-ет! — Миранда попыталась догнать сына, но, запнувшись о ступеньку, упала.
     Подняться на ноги ей помогла Марисоль, которая, словно очнувшись по дороге, выпрыгнула на ходу из машины и вернулась к Бейби.
     — Пойдем к нему! — потащила ее за руку Миранда. — Только ты можешь остановить его!
     — Что с ним? — спрашивала Марисоль, но Миранда не отвечала, а лишь твердила: «Пойдем! Может, мы успеем...»

0

62

Глава 61

     Дом Аурелио был окружен полицейскими в считанные минуты, и, когда Лопес произнес в мегафон: «Сдавайтесь! Вы окружены! Сопротивление бесполезно!» — все пленные были еще живы.
     — Сволочи! — выругался Аурелио.
     — Что будем делать, босс? — спросил один из охранников.
     — Торговаться! — ответил тот. — А если они не захотят выполнить все наши условия, то будем убивать заложников по одному. — Вон их у нас сколько! — осклабился он в нервной ухмылке.
     Требование Линареса было обычным для подобных случаев: беспрепятственный проезд до аэропорта, а затем такой же беспрепятственный вылет в Колумбию на индивидуальном самолете. Лопес эти условия принял, но попросил некоторой отсрочки, для того чтобы договориться с властями и авиакомпанией.
     Наступили тягостные минуты ожидания.
     Тем временем телевидение передало сообщение о том, что наркоделец Аурелио Линарес захватил в плен заложников: Артуро Гонсалеса, Рикардо Линареса и Габриелу Грубер.
     Услышав это, Сара тотчас же помчалась к Аурелио крича на ходу: «Предатель! Убийца! Не позволю!»
     Полицейский, стоявший на посту у черного хода, преградил ей дорогу, но она, одержимая безумной силой, оттолкнула его и прорвалась в дом. Остановить ее можно было только выстрелом, но полицейский не мог этого допустить.
     — Я убью тебя, Аурелио Линарес! — крикнула она, обеими руками стараясь удержать револьвер так, чтобы под прицел попал Аурелио, а не кто-либо другой. Но руки не слушались ее — они буквально ходили ходуном. Охранники сразу поняли, что Сару трясет жестокая лихорадка, и спокойно, без каких-либо усилий отобрали у нее оружие.
     — Что, не получилось? — расхохотался ей в лицо Аурелио. — Да, убить взрослого человека непросто. Это тебе не младенец Рикардито, которого ты отправила на тот свет собственными руками!
     — Сволочь! Предатель! — злобно сверкнув глазами, бросила Сара.
     — Что это значит? Объясни! — закричал на нее Рикардо.
     — А то, что твоя женушка, — сказал Аурелио, — вот эта безутешная, обезумевшая от горя мамаша, сама убила вашего сына!
     — Ты врешь, подлец! — воскликнул Рикардо.
     — Нет, не вру. У меня есть доказательство — официальное заключение эксперта о насильственной смерти Рикардито. Мне пришлось выкупить эту бумагу за огромные деньги, чтоб твоя благоверная избежала тюрьмы. Потом я заботливо упрятал ее в психушку, чтобы она ненароком еще кого-нибудь не прикончила.
     — Сара, это... правда? — глухим от волнения голосом вымолвил Рикардо.
     — Да, — потупив взор, ответила она, но уже в следущее мгновение истошно завопила: — Ненавижу! Ненавижу всех вас! А тебя, Рикардо, больше всех! Аурелио, пристрели его, сделай милость! Пусть он не смотрит на меня так. Слышишь, Аурелио, пристрели его немедленно!
     — Кого тут требуется пристрелить? — спросил неожиданно появившийся Бейби, выразительно помахивая револьвером.
     — Зачем ты пришел? — с досадой бросил Аурелио. — Тут самое пекло. И как тебе удалось сюда пробраться?
     — Пришлось кой-кого обезвредить, — улыбнулся Бейби.
     — Мразь! — вырвалось у Артуро. — И почему я не прикончил тебя раньше?
     — Я предоставляю тебе такую возможность сейчас. — Он подошел к Артуро и стал снимать с него наручники.
     — Что ты делаешь? С ума спятил! — крикнул Аурелио, но Бейби словно не слышал его. — Остановите этого сумасшедшего! — приказал Аурелио охране.
     Артуро, воспользовавшись несогласованностью в действиях бандитов, резким ударом отбросил от себя охранника и метнулся к выходу.
     — Стой! — закричали одновременно Аурелио и Бейби, вскинув для выстрела оружие.
     — Артуро, берегись! — прозвучал отчаянный голос Габриелы, заглушённый двумя выстрелами: в тот момент, когда Аурелио нажал на спусковой крючок, Бейби выстрелил в своего босса.
     Присутствующие не сразу  поняли, что Артуро остался цел, а Аурелио упал замертво.
     — Всем стоять на своих местах! — властно скомандовал Бейби. — Теперь я — ваш босс, — сказал он охранникам. — Я возьму с собой вот этого, — он кивнул на Артуро, — и пойду на переговоры с полицией. А вы тут не вздумайте дурить! Дожидайтесь моего сигнала.
     — Что ты задумал, Бейби? — спросил один из охранников.
     — Молчать! — обернулся на него новоиспеченный босс. — Охраняйте оставшихся. Если хоть на ком-нибудь из них будет маленькая царапина, я сам перестреляю вас, как шелудивых псов.
     Пока бандиты выясняли отношения, Сара успела проскользнуть в ту дверь, что вела в соседнюю комнату, а оттуда — к черному ходу.
     — Пойдем, — приставив револьвер к спине Артуро, сказал Бейби. — Шагай, шагай!
     Между тем Лопес, встревоженный прогремевшими выстрелами, предпринимал последние приготовления к штурму здания. Артуро, понимая, что теперь Лопес, скорее всего, изменит тактику, попытался отвлечь внимание Бейби и по возможности потянуть время. А кроме того, он вовсе не был уверен, что Бейби действительно пойдет на переговоры с полицией, прикрываясь им как щитом. «Кажется, этот подонок задумал для меня какую-то изуверскую казнь», — рассудил Артуро.
     — Хочешь взять реванш за неудавшееся убийство? — спросил он Бейби. — Тебе давно хотелось видеть меня среди покойников. Ведь это ты стрелял в меня и еще раньше пытался сбить машиной?
     — Да, я, — ответил Бейби. — Не хочешь перекурить? — он указал взглядом на стоявшую в гостиной банкетку, предлагая Артуро присесть.
     — Давай, — согласился Артуро. — Куда нам торопиться?
     Бейби, вынув из пачки две сигареты, одну сунул в рот Артуро. Затем, щелкнув зажигалкой, дал прикурить своему пленнику и прикурил сам. Все это время он так пристально смотрел на Артуро, что у того мурашки забегали по коже.
     —Не пойму, с чего у тебя такая особенная ненависть ко мне? — спросил Артуро. — Неужели из-за Миранды? Ты меня к ней ревнуешь?
     Бейби ничего не ответил, только устало опустился на банкетку рядом с Артуро.
     — Ну, что молчишь? — подхлестнул его тот.
     — Нет, это была не ревность, — молвил в раздумье Бейби, — а, наверно, голос крови...
     Горестная интонация, с какой были произнесены эти слова, немало удивила Артуро, и он внимательно посмотрел на Бейби. Еще больше поразился Гонсалес, когда увидел слезы в глазах этого дерзкого бандита.
     — Не понимаешь, о чем речь? — с вызовом ответил на его взгляд Бейби. — Я тоже не понимал, отчего твоя персона не давала мне покоя. Да и ты всегда относился ко мне с необъяснимой пристрастностью: в чем-то подозревал...
     — Как видишь, не ошибся. То была профессиональная интуиция сыщика.
     — Вероятно. Однако, я думаю, что твой пристальный интерес ко мне объяснялся голосом крови.
     — О чем ты, парень? Какой такой голос крови? — теряя терпение, спросил Артуро.
     — А такой, что мы с тобой оказались самой что ни на есть кровной родней, — ответил Бейби. — Ты всегда упрекал Миранду за то, что она спуталась с малолеткой. Конечно, тебе и в голову не приходило, что я — ее сын!
     — Сын? Сын Миранды — убийца?
     — Да, представь себе. Но это еще не все. Как выяснилось, я еще и твой сын!
     — Этого не может быть!
     — Увы, это правда. Двадцать лет назад вы с Мирандой зачали меня, а потом ты ее бросил.
     — Не говори о том, чего не знаешь. Она обиделась на меня и уехала из Каракаса. Потом появилась через год, но ни о каком сыне никогда не говорила.
     — Да, она предпочла прятать меня — в отместку тебе.
     — Но почему? Что за странный способ отмщения?
     — Не знаю. Это ты спросишь как-нибудь у нее.
     — А ты... знал об этом и молчал? И даже хотел меня убить?
     — Мать призналась мне во всем только полчаса назад, когда над тобой опять нависла угроза смерти. Просила защитить тебя. Так что эта ее месть была адресована не столько тебе, сколько мне.
     — Перестань... Миранда просто ожесточилась и запуталась. Ах, если б я знал!..
     — Хочешь сказать, что я бы тогда не стал преступником?
     — Бейби, прости меня, если можешь. Прости Миранду. Еще не поздно все исправить...
     — Ну да, отсидеть полжизни в тюрьме, а потом выйти оттуда стариком и начинать все сначала! Ты мне это предлагаешь?
     — То, что ты сделал сегодня, искупает многое. А если еще и придешь с повинной...
     — Не уговаривай меня. Я — конченый человек.
     — Нет! Я сделаю все, чтоб тебя спасти! — клятвенно произнес Артуро. — Теперь, когда я узнал, что у меня есть сын, да к тому же претерпевший столько страданий!.. Нет! Я расскажу на суде, что сам виноват во всех твоих несчастьях, и пусть судят меня, но не тебя!
     — Ладно... Отец... — вымолвил Бейби, и горькие слезы опять проступили в его глазах. — Пойдем отсюда. Кажется, твои приятели нас уже штурмуют.
     Бейби рассудил верно: полицейские приступили к штурму. Но неожиданная заминка остановила их продвижение. Едва войдя в дом, они наткнулись на Сару, которая пыталась покинуть его незамеченной. Лопес на время приостановил операцию и расспросил Сару о том, что происходит внутри.
     Когда Линда Миранда услышала, что Бейби куда-то увел Артуро, угрожая ему револьвером, она выхватила из рук Лопеса мегафон и закричала: «Бейби. сынок, остановись! Не убивай своего отца! Умоляю тебя!»
     — Это Миранда, — сказал Артуро сыну. — Не заставляй ее мучиться. Пойдем освободим заложников и разоружим охрану. Это компенсирует все твои прошлые грехи и ни о какой тюрьме не будет даже речи.
     — Пойдем, — тяжело вздохнув, согласился Бейби. — Только ты не знаешь, сколько покойников на моем счету...
     Вернувшись в комнату, где находились заложники, Бейби приказал охранникам сложить оружие и сдаться.
     — Силы не равны. Штурм дома уже начался. Не стоит вам, ребята, брать на себя лишнюю кровь. Сдаемся.
     Проследив за исполнением своего приказа, он велел охранникам выходить с поднятыми вверх руками. А Рикардо и Габриеле посоветовал на всякий случай оставаться на месте, пока все не закончится.
     На крыльцо парадного входа Бейби ступил последним из всех бандитов. На полшага впереди него шел Артуро — все еще закованный в наручники.
     — Не стреляйте! — крикнул он коллегам. — Бейби нас всех освободил.
     — Бросай оружие! — приказал Лопес Бейби, но тот не спешил выполнять его приказ.
     Окинув взглядом собравшуюся внизу толпу, он прежде всего увидел напряженное ожидание в заплаканных глазах Марисоль, затем в поле его зрения попала мать, повторявшая исступленно: «Бейби! Сынок!», и лишь после этого рассмотрел добрый десяток стволов, держащих его под прицелом.
     — Марисоль, мама, простите меня, — произнес он глухо, но в тишине его слова прозвучали неожиданно громко.
     — Бейби, сынок! — истошно завопила Миранда, сердцем почувствовав что-то неладное. — Брось револьвер!..
     — Прости, отец, я ухожу, — шепнул Бейби Артуро и направил ствол револьвера себе в сердце. В то же мгновение Артуро метнулся к нему и наручниками выбил оружие из рук Бейби. Но полицейские, находившиеся в отдалении, не поняли, что произошло на верхней ступеньке парадной лестницы. Им показалось, будто Бейби собирался выстрелить в Артуро. Многие из них в ту же секунду нажали на спусковые крючки. Несколько пуль одновременно достигли Бейби, а одна из них слегка задела Артуро.
     — Сынок! — бросился он к истекающему кровью Бейби, но было уже поздно.

0

63

Глава 62

     Пока собравшиеся у дома Аурелио переживали потрясение от гибели Бейби, Сара отделилась от толпы и медленно побрела по улице.
     — Рикардито, сынок, — повторяла она, не слыша собственного голоса, — ты опять плачешь? Не плачь. Ну перестань, Рикардито! Ты же знаешь, что мама не может выносить твоего плача... Да прекрати же ты орать, несносный ребенок! Или я опять заставлю замолчать тебя, и на сей раз уже навсегда!..
     Так, не помня себя, бродила она по городу до поздней ночи. Приступы гнева сменялись в ней приступами раскаяния. Тогда она, обливаясь слезами, просила прощения у представлявшегося ей живым сына:
     — Рикардито, не смотри на меня так! Прости свою маму. Да, я убила тебя, но ведь ты не умер! Я же вижу тебя и слышу твой голос... Прости меня, сыночек! Не смотри так!..
     В конце концов ноги сами привели ее домой, и, увидев там Рикардо, она обрадовалась ему.
     —Ты не спишь? — сказала она, болезненно улыбаясь. — Ждешь меня? Спасибо. Я так устала!..
     Сара хотела пройти в свою спальню, но Рикардо преградил ей дорогу.
     — Ты смеешь появляться здесь как ни в чем не бывало? Ты, которая убила нашего сына, а потом проливала крокодиловы слезы, заставляя меня испытывать перед тобой вину? Ты, которая не далее как сегодня умоляла бандитов застрелить меня?..
     — Прости, Рикардо, прости. Я не владела собой.
     — Не надо бить на жалость! — оборвал ее Рикардо. — Я достаточно насмотрелся на твои трюки. Ты конечно же нездорова психически, потому что нормальный человек не может быть таким монстром. Но все эти годы у тебя доставало рассудка хранить свою страшную тайну и ни разу не проговориться. Если бы Аурелио тебя не разоблачил, ты бы скрывала ее и до сих пор.
     — Рикардо, прости меня!
     — Нет, хватит. Все, что я могу сделать, — это не отдавать тебя под суд, а устроить в приличную психбольницу. Но развод наш можешь считать делом решенным. Он состоится буквально на днях. А сейчас — уйди из этого дома! Я не могу видеть тебя!
     — Гонишь меня на улицу?!
     — Ты можешь поселиться в отеле. У тебя есть деньги.
     — Ну что ж, — сказала Сара, и в глазах ее проступила бесноватость, — ты об этом пожалеешь!
     Она поднялась в свою комнату — якобы для того, чтобы взять кое-какие вещи, а на самом деле вынула из ящика еще один, хранившийся у нее про запас, пистолет и тотчас же вернулась в гостиную.
     — Прежде чем я уйду, — сказала она, взяв под прицел Рикардо, — ты умрешь!
     На мгновение он оцепенел, но, когда Сара приблизилась к нему еще на шаг, сделал резкий выпад в ее сторону, намереваясь отобрать оружие. Эта попытка, однако, оказалась неудачной. Между супругами завязалась отчаянная борьба, закончившаяся внезапно прогремевшим выстрелом.
     — Боже мой! Я убил ее! — вскрикнул Рикардо. пытаясь удержать на своих руках отяжелевшее тело Сары. — Вызови врача. Быстро! — сказал он прибежавшей на шум Эльвире. — Возможно, ее удастся еще спасти.
     Приехавший врач нашел рану не опасной — пуля едва задела плечо, но глубокий шок, в котором находилась раненая, вызывал у доктора беспокойство. Рикардо рассказал ему подробности происшедшего, и Сару с диагнозом тяжелого психического расстройства увезли в клинику для душевнобольных.

     Левша и Ванесса благополучно вернулись домой, и Консуэло по этому поводу устроила нечто вроде семейного торжества. Федерико был приглашен как отец Ванессы, но, когда волнение от встречи с детьми понемногу схлынуло, он улучил момент, чтобы поговорить с Консуэло о будущем.
     — Я сделал все, чтобы исправить ошибку молодости: развелся с Эльвирой, живу один. Теперь слово за тобой, — сказал он ей. — Я люблю тебя и хочу, чтоб мы наконец были вместе. Выходи за меня замуж.
     — Федерико, нам надо сейчас думать о свадьбе наших детей, — слегка зардевшись, ответила Консуэло.
     — Да, безусловно. Они — молоды. Выстояли в такой передряге, доказали, что нужны друг другу. Для них мы устроим свадьбу, а сами можем просто съехаться и жить вместе. Я куплю новый дом...
     — Ох, Федерико, — вздохнула в нерешительности Консуэло.
     — Но ведь ты же любишь меня? Любишь?
     — Да... — призналась Консуэло. — Я любила тебя всю жизнь.
     — Тогда ничто больше не сможет помешать нашему счастью, — с уверенностью заключил Федерико.
     Похожий разговор происходил в это время и в другой комнате, где Демокрасио уговаривал Эстер стать его женой.
     — После того что со мной произошло, я не могу радоваться жизни, — отвечала она. — Мне горько, мне больно. Не хочу омрачать твое существование своим присутствием.
     — Эстер, милая, все пройдет, — уверял ее Демокрасио. — И пройдет гораздо быстрее, если я буду рядом с тобой. Поедем сейчас в наш дом. Ты поймешь, что ничего не изменилось. Опять почувствуешь себя в нем хозяйкой. Мы сможем быть с тобой счастливыми!
     — Хорошо, поедем, — с некоторой надеждой в голосе произнесла она. — Только чуть-чуть попозже. Я должна еще поговорить с Марисоль: она сейчас очень страдает.
     — Да, конечно, — согласился Демокрасио, — ей сейчас труднее всех.
     После похорон Бейби Марисоль несколько дней пролежала у себя в комнате, безучастная ко всему и всем. Но как раз накануне приезда Левши она вдруг встала и, не сказав никому ни слова, куда-то ушла. Вернулась домой, когда все уже сидели за столом и произносили здравицы в честь Левши и Ванессы.
     — Что с тобой? — спросила ее Эстер. — Ты какая-то... другая.
     — Потом объясню, — шепнула Марисоль. Теперь Эстер напомнила ей о том обещании.
     — Расскажи, что произошло, — попросила она, отведя Марисоль в сторонку.
     — Я беременна, — ответила та и не удержалась от нахлынувших рыданий.
     — Ну перестань, — стала успокаивать ее Эстер. — Этому надо радоваться: ведь ты любила Бейби.
     — Я рада... Когда анализ подтвердился, я сразу же почувствовала, что теперь моя жизнь вновь обрела смысл. Но Бейби!.. Ах, зачем он это сделал!..
     Горе Марисоль было безутешным, и ни Эстер, ни кто другой не могли ей помочь. Передав сестру заботам Габриелы, Эстер уехала с Демо в их дом.
     Но Габриела тоже вскоре вынуждена была отвлечься на гостей.
     Пришедшего с опозданием Рикардо Левша и Ванесса встретили благодарными объятиями.
     — Если бы не ты, меня бы, может, уже не было в живых, — грустно усмехнулся Левша.
     — Ты сам многое сделал для того, чтобы вовремя выпутаться из сетей Аурелио, — сказал Рикардо. — А моя сестричка верила в тебя и боролась за свою любовь, — он ласково потрепал Ванессу по волосам, как делал это, когда она была совсем маленькой.
     — Проходи к столу, Рикардо, — сказала приветливо Консуэло. — Ты у нас — самый дорогой гость. Именно тебе мы обязаны сегодняшним праздником.
     Рикардо, однако, был настроен совсем не празднично. Он только что приехал из больницы, где находилась Сара. Зрелище это было тяжелое, а лечащий врач сказал, что психическое состояние Сары со временем будет только ухудшаться и остаток своих дней ей придется провести в клинике.
     — Можно, я зайду сначала к сыну? Он спит? — спросил Рикардо.
     — Зайди, конечно, — улыбнулась Консуэло.
     Габи, заметив душевное смятение Рикардо, последовала за ним в детскую. Там, у кроватки сына, они и поговорили.
     — Я еще не отошел от всего происшедшего, — признался Рикардо, — и, наверно, мало подхожу на роль жениха, но мне надо сказать, что ты и малыш — моя семья. А потому прошу тебя: не делай роковой ошибки, откажи Артуро. Ведь ты любишь меня!
     — Рикардо, не будем об этом, — мягко остановила его Габриела. — Скоро все наладится. У тебя есть сын, которому ты нужен. А у Артуро большое горе. Он нуждается в моей поддержке. Но ни о какой свадьбе сейчас не идет и речи...
     — Ладно, я не тороплю тебя, — устало ответил Рикардо. — Мне надо было только, чтоб ты знала: я люблю тебя и надеюсь, что мы сможем прожить вместе долгую счастливую жизнь.
     Он, сославшись на усталость, уехал домой.
     — Я люблю его, мама! — заплакала Габи, уткнувшись в плечо Консуэло. — Что мне делать? Посоветуй. Я сочувствую Артуро и понимаю, что мой отказ совсем убьет его. Но Рикардо!.. Мне нужен Рикардо, мама!..
     — Ты сама уже все решила, дочка, — ответила Консуэло. — Надо поступать так, как подсказывает тебе сердце.
     Но в этот момент пришел Артуро и в который раз за последние дни стал изливать Габриеле душу.
     — Это чудовищная женщина, — говорил он, имея в виду Миранду. — Из-за своего патологического упрямства она погубила и свою жизнь и, главное, жизнь сына. Она мучила меня все эти годы какими-то скрытыми упреками, а я не понимал, что мне ставится в вину. А ведь я, не скрою, любил ее в молодости. Расстались мы из-за сущего пустяка. А потом, когда она вновь появилась в Каракасе, я пытался наладить с ней прежние отношения. Но в Миранду словно бес вселился: она гнала меня прочь. Когда же я полюбил тебя—Миранда совсем обезумела. Но опятьне объясняла причины. Только теперь, после смерти Бейби, призналась, что любила меня всю жизнь.
     — Бедная женщина! — сочувственно произнесла Габриела. — Ее надо пожалеть...
    — Да? Пожалеть? — возмутился Артуро. — А ты знаешь, что в гибели Бейби она обвиняет меня? До сих пор не может простить мне той давней ссоры, после которой мы расстались. Но я ведь не знал тогда, что Миранда беременна! Ты веришь мне, Габи?
     — Верю, верю.
     — Мне так больно и одиноко, — простонал он. — Только ты для меня сейчас — спасение. Не оставляй меня, умоляю. Пообещай, что станешь моей женой!
     — Да, Артуро, да...

     Девять дней прошло со смерти Бейби, и близкие собрались на его могиле. Артуро поддерживал под руку Линду Миранду, которая больше не упрекала его ни в чем, а лишь тихо плакала. При виде этой горестной пары у Габриелы больно сжалось сердце — она почувствовала себя лишней, посторонней. Артуро и Миранду объединяла их общая, невосполнимая утрата. А чем могла помочь Габи? Она оглянулась на Рикардо, который стоял в стороне, и он тотчас же воспринял этот взгляд как сигнал: подошел к ней, взял за руку.
     Между тем Марисоль пыталась утешить родителей Бейби:
     — У вас будет внук... Или внучка... Я еще не знаю, кто, но это не важно. У меня будет ребенок Бейби!
     Миранда и Артуро, ошеломленные известием, принялись обнимать Марисоль, и впервые за последние дни на их лицах появилось просветление.
     Пришла пора возвращаться домой. Миранда ни на шаг не отходила от Марисоль — предлагала ей свою помощь:
     — Переезжай ко мне. Я буду делать все по дому, буду ухаживать за тобой. А ты только выноси его, пожалуйста, чтоб он родился здоровеньким. Потом мы вместе будем растить его...
     Марисоль соглашалась, но боковым зрением также видела, что Рауль, не желая быть чересчур навязчивым, находится здесь же, только чуть поодаль.  Он пришел к Марисоль на следующий день после гибели Бейби и сказал, что любит ее по-прежнему и готов во всем ей помогать.
     — У тебя есть Илиана и сын, — напомнила ему Марисоль.
     — Да, сын есть, — согласился Рауль. — Но Илиана давно уже поняла, что я не любил ее. К тому же обида, которую я нанес ей, заставила Илиану иначе посмотреть на всю нашу связь. Это была не любовь. Илиана хотела обладать мной, а когда появился ребенок, потребность во мне отпала. Словом, это все уже в прошлом.
     — Я люблю Бейби, — заплакала Марисоль.
     — Знаю. Но его нет в живых...
     — Замолчи!
     — Прости. Я не тороплю тебя, но знай, что я всегда буду рядом и ты можешь на меня рассчитывать.
     Несколько дней спустя она сказала Раулю, что беременна.
     — Это замечательно, — нисколько не смутился он. — У тебя будет ребенок от любимого человека, а я надеюсь, что со временем смогу заменить ему отца...
     Пока Миранда и Марисоль были заняты друг другом, Артуро на мгновение оказался словно не у дел и поискал взглядом Габриелу. Они с Рикардо шли чуть сзади, и лица их были такими несчастными, как бывают они у двух любящих, вынужденных прощаться навсегда. «Боже мой! — внутренне содрогнулся Артуро. — А имею ли я право ломать еще и эти две судьбы?»
     Он подошел к Рикардо и, поблагодарив его за участие, сказал, что собирается уехать из Каракаса, где все напоминает ему о Бейби.
     — А Габриела... согласна? — спросил тот шепотом, боясь, что она может их услышать.
     — Я с ней пока не говорил, — ответил Артуро, — но, думаю, возражать она не станет.
      — Что ж, — поникшим голосом произнес Рикардо, — желаю вам удачи на новом месте. Постарайся сделать Габи счастливой.


     Вся последующая неделя ушла у Рикардо на подготовку нового показа моделей, автором которых была Ева. С головой окунувшись в работу, Рикардо не позволял себе отвлекаться на мысли о Габи и о ее отъезде с Артуро. Со своей стороны она тоже не искала встреч с Рикардо, и это означало для него лишь то, что предпочтение было отдано Артуро.
     Но вот все хлопоты остались позади, и в день генеральной репетиции показа Рикардо с грустью взирал из зала на подиум: там явно не хватало Габриелы, и эта потеря для «Тропибеллы» была невосполнимой.
     — А теперь — главная модель нашей коллекции! — объявила Ева, адресовав Рикардо озорную улыбку.
     Он удивленно вскинул брови, не понимая, о чем идет речь. «Наверно, Ева приготовила какой-то сюрприз», — подумал он и не ошибся. Уже в следующее мгновение на подиуме появилась Габриела — в великолепном свадебном наряде, сияющая и обворожительная.
     Еще не веря своим глазам, Рикардо поднялся с места и пошел ей навстречу.
     — Позвольте вам представить моего жениха, — взяв его за руку, громко сказала Габриела.
     — Не может быть! — задохнувшись от счастья, вымолвил Рикардо.
     — Может! — засмеялась Габриела. — Ты хотел взять меня в жены? Так вот, я согласна.
     — Габи! Любимая!.. — он крепко обнял ее под восторженные аплодисменты коллег.
     — Горько! Горько! — скандировали собравшиеся. Рикардо обернулся к публике, а затем, махнув рукой, прижал Габриелу к себе еще крепче, и их губы слились в долгом счастливом поцелуе.

0