www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кармен (книга 1)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

КАРМЕН. КНИГА 1. МАРТИРАЙО ФЕРРЕР.

Когда в жизнь молодой и наивной Кармен вихрем ворвался красавец Камило Кастильо, она всей душой отдалась захлестнувшей ее страсти. Однако семейная жизнь обернулась для девушки безумным кошмаром. С помощью друзей Кармен смогла вырваться из западни, которую уготовила ей судьба. Удастся ли молодой женщине возродить былые чувства, сможет ли она вновь полюбить?

увеличить

0

2

ГЛАВА 1

Кампус, 1979 год.
– Как ты думаешь, какая все таки она, Чиро?
– Гм…
Сеньорита Михаэлла толкнула своего брата близнеца в бок. Они лежали на траве в своем излюбленном месте, откуда можно было далеко обозревать окрестности Кампуса.
День был жаркий.
Чиро, задремавший на солнце, был разбужен не слишком нежным толчком сестры.
– Отстань, Михаэлла, – проворчал он.
– Нет. Ну какая она?
– Кто?
– Кто же еще, как не сеньорита Кармен Моралес. Кажется, мама с папой еще никогда ее не приглашали, а какое чудесное могло бы быть лето… И вдруг появится «ребенок», который постоянно будет таскаться за нами, как хвостик.
– Да какой ребенок, Михаэлла? Она ведь только на два года младше нас с тобой. А знаешь, почему она проводит лето с нами? В ее доме нет детей такого же возраста, а родители Кармен беспокоятся о ней.
– Выходит, что за шестнадцать лет у нее не было ни одной подруги? Почему же вдруг они забеспокоились? Зачем нам портить лето?!
Чиро приподнялся на локте и рассудительно произнес:
– Думаю, что одна маленькая девочка вряд ли может все испортить… Кстати, я знаю тут одну особу… Ее зовут Вероника Гарсия. Ей, по моему, семнадцать лет. Мы пригласим Веронику, и она составит компанию сеньорите Кармен.
Лицо Михаэллы прояснилось: Вероника этим летом впервые влюбилась… в ее брата. И уж, конечно, она хватается за любую возможность побывать у Фернандесов и повидаться с Чиро. Тем не менее, Михаэлла задумчиво произнесла:
– Не знаю почему, но мне ужасно не хочется этого. С тех пор, как ты поступил в университет, мы впервые проводим лето и каникулы вместе.
Как и все близнецы, Чиро и Михаэлла были очень привязаны друг к другу, хотя характеры у них были совершенно разные. Каждый из них прекрасно понимал, что чувствует другой в различных жизненных ситуациях.
Год назад Чиро окончил школу, и с той поры они были неразлучны. На первый взгляд, Михаэлла производила впечатление более сильной личности. Она была способна, очертя голову, участвовать в любом деле, лишь бы ей было интересно. Нетерпеливая, порывистая и яркая, Михаэлла была источником огорчения и восхищения. Она любила алгебру, английский, но заливалась слезами, если нужно было изучать классиков.
Чиро, наоборот, любил литературу, историю и мог так увлеченно читать классические произведения древних греков, что казалось – он для этого и родился на свет. Его английский акцент был забавен, но интеллигентность, ум и знания заслоняли это. Из них двоих он был лучшим учеником.
Михаэлла своими каштановыми кудрями, карими, почти черными, глазами и яркой внешностью была очень похожа на цыганку. Поэтому отец частенько доводил мать до слез, говоря, что если бы не близнецы, то он был бы не очень удивлен, узнав, что какой то цыган похитил ее сердце.
У Чиро были прекрасные каштановые волосы, которые вечно падали ему на глаза, – глаза, казавшиеся то карими, то зелеными в зависимости от настроения. «Вылитый отец», – часто шутила мать.
При всей кажущейся разнице они были очень похожи.
Михаэлла была всегда заводилой и устраивала тысячи проказ, а Чиро удерживал ее от различных шалостей, в которые она постоянно пыталась его втянуть, и уравновешивал авантюрный дух сестры. Оба обладали прекрасным чувством юмора и одинаково воспринимали смешное. Но главное, Чиро и Михаэлла были преданы друг другу.

Чиро взглянул на небо. На лице появилась озабоченная улыбка:
– Черт побери, мы можем опоздать, если не поторопимся. Сейчас я погоню тебя домой, сестренка.
Прежде чем Михаэлла поняла, в чем дело, он быстро сел в автомобиль и громко хлопнул дверцей.
– Ох, и вздую же я тебя, братец!
Михаэлла родилась на целых семнадцать минут раньше Чиро и никогда не давала ему забывать об этом. Она взлетела в седло и пустилась вслед за ним.
Разгоряченные и потные, они осадили лошадей перед своим домом. Минутой позже подъехала машина сеньориты Кармен. Слуги помогли ей выйти из автомобиля и принялись выгружать вещи.
Девочка стояла с потерянным и смущенным видом, и сердце Чиро рванулось ей навстречу. Это была маленькая фея, значительно ниже ростом шестнадцатилетнего подростка, с лицом, окруженным ореолом густых черных локонов.
Чиро спешился первым, быстро вытерев вспотевшие ладони о черные кожаные брюки, он протянул девушке руку и представился:
– Чиро Фернандес, сеньорита Кармен. Мы с сестрой катались по окрестностям и совсем забыли о времени… Извините за неучтивость и – добро пожаловать в Кампос.
Кармен робко взглянула на него и прошептала слова благодарности. У нее были черные глаза с блестящим сиреневым оттенком, темные ресницы и прекрасное бледное лицо.
– Прошу, – сказал Чиро, взяв ее за руку, – позвольте пригласить вас в дом и познакомить с мамой.
Он даже не взглянул на Михаэллу, все еще сидящую в автомобиле. Она никогда в жизни не видела, чтобы Чиро вел себя подобным образом с кем нибудь из женщин, включая и Веронику Гарсию. Каким то образом Михаэлла поняла, что его мгновенное расположение к этой гостье говорило о том, что грядут большие перемены.

Кармен Моралес была младшей в своей семье. Двое других детей, мальчик и девочка, родились один за другим вскоре после заключения брака. Лишь двадцать один год спустя родилась Кармен, которую родители в шутку называли «сюрпризом для пожилых людей», считая, что их детородный возраст давно прошел. Когда Кармен появилась на свет, брат уже оканчивал университет, да и сестра была почти взрослой. Девочке исполнилось четыре года, когда брат уехал работать в Сан-Пауло, а сестра влюбилась в молодого человека, переехала в столицу.
Сеньор и сеньора, пристроив старших детей, были слишком заняты друг другом и, хотя нежно любили свою младшую дочь, поглощены своей собственной жизнью, чтобы уделять ей достаточно много внимания. Поэтому Кармен росла, думая о себе, как о чем то второстепенном и неважном. Она по природе была очень ласковым ребенком, обожала отца и мать, преклонялась перед старшим братом, привозившим ей сладости и ласкавшим ее волосы во время своих кратких приездов из Сан-Пауло. Кармен приходила в отчаяние, воображая, что не так красива, как ее старшая сестра. Ее чувства оставались невысказанными. Она хранила их в тайне, и никто не догадывался, насколько сильно она хочет чувствовать себя частью семьи, уклад которой сложился еще тогда, когда ее и на свете не было.
Родители видели в ней тихого замкнутого ребенка, не догадываясь о ее потребности любить и быть любимой ими. Они не подозревали о ее оторванности, хотя по соседству совсем не было детей сверстников. Когда же им показалось, что она уже достаточно выросла, чтобы отправиться в поездку одна, они позвонили своим старым друзьям Фернандесам, прося предоставить их младшей дочери возможность погостить в Кампосе.
Узнав о предстоящей поездке, Кармен пришла в ужас. Она чувствовала, что ей трудно будет покинуть родные стены, где была лишь сторонней наблюдательницей. Это был ее дом… Да и встреча с близнецами Фернандесами страшила Кармен. До сих пор ее единственными друзьями были собака и белая кошечка. На них и изливалась вся любовь девочки. Кармен много читала, ей было хорошо в мире своих мечтаний. Мысль о том, что она вынуждена будет общаться с близнецами, которые, без сомнения, будут относиться к ней, как к тяжкому бремени, превращала ее поездку в Кампос в сущее наказание.
Кармен вышла из автомобиля, застыв от страха и смущения, но, заглянув в теплые, полные дружеского участия глаза Чиро, поняла, что нашла в нем защитника и друга. Весь ее ужас тотчас пропал, а когда юноша взял ее за руку и повел к двери, девочке показалось, что она нашла своего сеньора Галахада.
Михаэлла, подумавшая, что возненавидит Кармен за оказанное ей со стороны брата внимание, поняла, что это совершенно невозможно. Было ясно, что в душе Кармен и в помине не было ни подлости, ни вероломства. Михаэлла нашла, что ей нравится любоваться этим восхитительным существом. Слишком часто ее критиковали за то, что она все еще такая сорвиголова, но Кармен… Кармен, по ее мнению, была просто чудо.
Как только они это поняли – девочка стала их постоянной спутницей.
Сначала Кармен вела себя очень скованно, тихо слушала их бесконечные разговоры и изредка вставляла две три реплики, если они уж очень настойчиво пытались втянуть ее в разговор. Но к концу недели она разговорилась, и ее ответы на вопросы о семье дали возможность Чиро и Михаэлле понять, насколько им повезло с родителями и друг с другом.
– А знаешь, мне очень неприятно от мысли, что когда то я не хотела, чтобы Кармен была с нами, – как то утром сказала Михаэлла, поджидая девочку, чтобы вместе с ней и Чиро отправиться на верховую прогулку.
– Она кажется такой одинокой, вернее, нелюбимой. Представляешь, родители относятся к ней, как к «сюрпризу»! Конечно, мама и папа всегда шутят, когда говорят о твоем неожиданном появлении на свет, Чиро, – поддразнивала она брата. – Представляешь, они трепетали от радости, увидев своего первенца, а тут, не успели опомниться, появляется еще один ребенок – их сын и наследник. Доктор сказал им, что у мамы живот – на двойню. Должно быть, было страшно трудно, особенно в первые месяцы, возиться с таким капризным ребенком, как ты.
Михаэлла улыбнулась при мысли об их несовременной матери, которая часто рассказывала, как не могла допустить и мысли о том, чтобы услать их куда нибудь и хоть на время разлучиться с ними. Они знали, что с родителями им повезло, и считали это просто даром небес, пока не появилась Кармен.
Их первое лето было почти идеально. Почему почти? Да из за Вероники Гарсия, которая была дочерью небогатого местного предпринимателя. Приехала она на три дня позже, чем Кармен.
Вероника рано сформировалась. В свои семнадцать с небольшим лет это была физически и морально развившейся девушкой. Она, как догадывалась Михаэлла, имела виды на Чиро. Чиро прекрасно понимал ее намеки, но обращался с ней так же просто, как и со всеми другими приятельницами. И, конечно же, с ней он не был так предупредителен, как с сеньоритой Фернандес. Возмущению Вероники не было границ. Ее представили робкому, похожему на эльфа, созданию, которое, казалось, словно приросло к рукаву Чиро. Очевидно, он предполагал, что Веронике будет приятно иметь еще одну подругу, и Гарсия вела себя прекрасно, общаясь с Кармен. Но под маской дружелюбия затаилась ревность.
Но самым плохим качеством Вероники, которое всегда выдавало ее, была язвительность. Она старалась ладить с Михаэллой, понимая, что та не потерпит колкостей и, в случае чего, просто выставит ее вон.
Но Кармен, – робкая, пассивная Кармен, не могла защитить себя, и Вероника досаждала ей сколько хотела. Вначале – украдкой, так как была очень хитрой особой, затем – все более явно. Частенько, когда они бывали вместе, Вероника хвалила Чиро за то, что он приносит такую жертву, и всячески старалась дать понять девочке, что ее приютили из жалости. Кармен же, забеспокоившись, решила, что Чиро так мил с ней и проводит все время только потому, что на этом настаивают его сестра и Вероника.
Вероника Гарсия интуитивно нашла слабое место Кармен, каким было чувство, что она является кем то, кто пришел не вовремя и кому нужно уделять больше внимания, чем другим. Когда Кармен стала больше бывать с близнецами, атаки постепенно стали менее коварными. Но все же Вероника частенько приглашала их куда нибудь подальше от Кармен, лицемерно прося у нее прощения.
Михаэлла сразу же поняла в чем дело, с улыбкой разговаривала с Гарсией и всегда задерживалась, чтобы дать возможность Кармен присоединиться к ним. Чиро так ничего и не замечал.
С тех пор, как Вероника перестала его интересовать, он видел в ней лишь старого товарища и никакая другая мысль не приходила ему в голову. К этой девушке он действительно не чувствовал ничего, кроме дружеского участия.
Его чувства к Кармен были не так уж сложны: она пробуждала в нем рыцарский дух. Сперва он испытывал к ней просто сочувствие, но постепенно она начинала нравиться ему все больше и больше. Девушка была младше, ниже ростом, слабее, чем его сестра, и это на первых порах давало ему возможность чувствовать себя ее защитником. Роль рыцаря придавала ему мужество и силу, и он наслаждался этим чувством и робкими благодарными взглядами ее темно синих глаз.

Вероника продолжала мучить Кармен, следуя приобретенной за лето привычке, но старалась придать этому характер милой шутки.
Однажды они пошли ловить рыбу. Кармен вскрикнула от ужаса, узнав, что ей придется насаживать наживку на крючок. Чиро потрепал ее по плечу и сделал все сам. Видя это, Вероника словно взбесилась. Никто даже не заметил, как она бросила банку, наполненную копошащимися червями, Кармен на колени. Засмеявшись над вскочившей с ужасным криком девушкой, она, мило улыбнувшись, попросила извинения за случившееся. Когда Чиро бросился на помощь испуганной гостье и стал успокаивать ее, Вероника рискнула хотя бы взглядом показать свои истинные чувства. Кармен только смотрела на нее широко открытыми глазами, в которых застыли боль и полное неумение защитить себя. Она просто не поняла враждебности Вероники и приняла ее извинения. Да и кем она была? Надоедливой приставалой, мешающей всем, той, о ком думают в последнюю очередь даже здесь.
Она никак не могла понять, что толкает Веронику так вести себя по отношению к ней. Тем не менее у Кармен никогда не было стремления или желания причинить кому то боль, и она была просто парализована нападками Вероники. Девочка никогда не желала обидеть ее. Почему же Вероника обижает ее? Почему всегда кому нибудь хочется мучить другого? За что?
Кармен стояла безмолвно и неподвижно, пока Чиро стряхивал грязь с ее одежды. Все были так спокойны и не возмущались ее поступком, что Веронике захотелось еще раз швырнуть банку с червями в девочку. Как она может так спокойно стоять? Не кинуться в драку, не рассказать всем, какой ведьмой была Гарсия по отношению к ней все это время?!
Кармен с обидой в глазах слушала, как Чиро утешает ее. Ну почему они ни о чем не спрашивают?
Потом Чиро проводил девушку к реке, чтобы она вымыла руки. Этого Вероника уже не смогла перенести и толкнула Кармен в воду, крикнув издевательски:
– Эй, ты, детка, ну ка умойся!
Речка была мелкая, явной опасности не было, но сам поступок! И пока Чиро пришел в себя от возмущения и бросился в воду, чтобы спасти ее, Кармен уже почти встала на ноги. Увидев брошенный на нее взгляд юноши, Вероника испугалась так, что убежала прочь, схватив свою удочку и банку с червями.
Михаэлла смотрела ей вслед и радовалась, что наконец то Чиро увидел настоящую Веронику. Вообще то, ей нравилась их старая приятельница, но она волновалась, думая, что Вероника, всем сердцем тянувшаяся к ее брату, может когда нибудь его заполучить. В конце концов, много свадеб происходит в деревне, прежде чем девушка впервые выходит в свет.
Она повернулась к брату, который, стащив с себя рубашку, бережно укутывал в нее дрожащую Кармен. Поскольку у Михаэллы не было причин для ревности, она подошла и стала утешать свою подругу.
Это лето положило начало следующим. Кармен приезжала в начале декабря и гостила шесть недель. Она стала более уверенной в себе, почувствовав ту теплоту, с которой ее встретили во второй раз. Но Кармен не перестала восхищаться Михаэллой и преклоняться перед Чиро, своим Галахадом.
Чиро стал ее героем, особенно после того, как он понял настоящую сущность Вероники Гарсия. Чиро спас Кармен от ее мучительницы, весьма недвусмысленно пригрозив ей, что если она еще раз обидит девочку, то пусть держится на почтительном расстоянии.
Итак, Чиро был ее другом. Они часами могли говорить о книгах и о многом другом. Кармен начала понимать, что он становится для нее больше, чем просто товарищ.
Это произошло в то лето, когда они в последний раз были вместе.
Стоял конец февраля, и прекрасная троица решила отметить последний день пребывания Кармен у них в гостях походом за ягодами.
Но наутро Михаэлла передала через служанку, что плохо себя чувствует и ей придется весь день провести в постели. Поэтому Чиро и Кармен после завтрака пошли за ягодами одни.
День был просто восхитителен. После вечерней грозы жара, досаждавшая последнюю неделю, сменилась прохладой. Все вокруг посвежело, стало зеленым и сверкающим, словно был не февраль, а начало декабря.
Дойдя до вишневых деревьев, Кармен и Чиро замедлили шаг. И, скорее всего, ничего бы не произошло, если бы не мартышка.
Чиро заметил ее первым. Это был вихрь пламени, который метался в зарослях кустарника. Чиро остановился, взял Кармен за руку. «Взгляни!» – прошептал он, привлекая ее внимание к происходящему. Надолго, на многие годы запомнил юноша эту минуту.
Его рука лежала на плече Кармен, пока они, притаившись, наблюдали за мартышкой, разгуливавшей так близко от них. В тот момент, когда до Чиро дошло, где находится его рука, до мартышки, видимо, тоже дошло, что она не одна, и, оставив их в полном изумлении, животное исчезло. Чиро и Кармен стояли, молча, взволнованные этой внезапно возникшей близостью.
– Да, Михаэлла пожалеет, что пропустила такое зрелище, – нервно сказал юноша, упоминая сестру, как будто хотел сделать ей подарок.
– Это было чудесно, Чиро, – прошептала Кармен. Из слов девушки он не понял, что она имела в виду: наблюдение за мартышкой или впечатление, оставленное его прикосновением.
Вишневые деревья находились в тени, и ягоды мерцали, переливаясь цветами драгоценного граната и оникса. Каждый листок, каждая крошечная ворсинка врезались в память Кармен, настолько взволнованной она была в тот миг.
Собирая ягоды, пахнущие солнцем, дождем и свежестью, она бросила несколько штук в рот.
– О, нет, Кармен! Оставь хоть немного для Терезиньи, иначе мы останемся к чаю без пирога с вишней, – поддразнил ее Чиро, бросая себе в рот целую пригоршню. Кармен следила за движением его руки. Раньше она никогда не замечала, какие карие у него глаза и как блестят его волосы, переливаясь на солнце. Одет он был в простую рубашку с закатанными рукавами, и девушка увидела его руки с выступающими бугорками мускулов. Кармен так была опьянена тем чувством, которое разлилось в ней, что, резко протянув руку за особенно спелой ягодой, с тихим криком отдернула ее назад. Чиро немедленно подбежал к ней.
– Тебе следует быть осторожнее, Кармен, – с симпатией заявил он, пока она рассматривала свою ладонь. Одна царапина была особенно глубокой, и капельки крови, словно вишневй сок, скатывались по нежной руке. Несмотря на протесты, Кармен, Чиро бережно вытер ранку подолом своей рубашки.
– Закрой глаза, Кармен, и открой рот, – пропел он старую детскую присказку, – и я дам тебе что то.
Кармен повернулась к нему лицом, и Чиро положил несколько ягодок ей на язык. Она закрыла рот и уже хотела открыть глаза, как Чиро наклонился и поцеловал ее. Это был нежный и легкий поцелуй, но он, как громом, поразил обоих. Ошеломленные и пристыженные, они тут же отвернулись друг от друга.
Когда она открыла глаза, парень, заикаясь, пробормотал, что, по мнению его родителей, поцелуй лучше всего может осушить слезы «ребенка». С помощью столь пустых фраз он хотел сгладить возникшую натянутость отношений между ними.
– Прости, Кармен, я не должен был этого делать.
Девушка была удивлена его извинениями. Хотя… правильно, он не должен был целовать ее. Чиро поразил ее, но и сама она поражалась самой себе. Она бы хотела, чтобы поцелуй длился гораздо дольше – до тех пор, пока солнце купает их в своих лучах и сладкий вишневый сок струится по ее губам, пока она ощущает нежное прикосновение губ Чиро, такое же мягкое и нежное, как прикосновение ягод.
Когда они добрались до Кампоса, их ведерки были полны, а их дружеские отношения вновь вступили в свои права.
Когда Кармен вернулась домой, то очень обрадовалась, услышав, как отец, говоря о Чиро, заявил: «Этот парень был бы прекрасным мужем для нашей дочери».
Регулярные поездки в Кампос подходили к концу, но Кармен продолжала созваниваться с Михаэллой, а их семьи нередко встречались, чтобы провести вместе часы досуга. Встречи не носили официального характера, хотя и предполагалось, что со временем, когда Чиро вернется из Сан-Пауло и Кармен снова приедет в гости к Фернандесам, их дети поймут, что могут стать чудесной парой.

Отредактировано LuisCarlos (18.08.2011 18:09)

0

3

ГЛАВА 2

Сан-Пауло, 1987 год.
Вечеринку в честь своего дня рождения, которую устроила сеньорита Веласкес, назначалась на вторник.
– С каждым годом все хуже и хуже, – жаловался Ари Мгалхаэс, выглядывая из окна автомобиля и пытаясь разглядеть, двигаются ли машины впереди. – Даю слово, что мы теперь будем отклонять все приглашения… И будь все проклято, если ты еще раз уговоришь меня, Пилар.
– Ари Мгалхаэс, ты же знаешь – никто не может отказать сеньорите Веласкес. Когда Понтини попытались однажды игнорировать приглашение, она сделала так, что потом их с трудом стали принимать в обществе.
Михаэлла бросила взгляд на брата, который, как часто это случается, в ту же минуту повернулся к ней, чтобы немного отвлечься разговором от своих мыслей.
Хотя Чиро вот уже четыре года не слышал этих маленьких стычек, он давно уже привык к этим обычным сценам, случавшимся и раньше как в Сан-Пауло, так и в поместье. Отец бунтовал, не желая исполнять свои светские обязанности, а мама мягко, но настойчиво пыталась принудить его.
– Признаюсь, я очень сочувствую отцу, – сказал Чиро. – Меня не прельщает перспектива быть стиснутым со всех сторон и отплясывать, стуча ногами по полу. Но я склоняю голову перед вашим, матушка, светским долгом.
– Не подстрекай своего отца, Чиро, – мать легонько ударила его сумочкой. – Мне кажется, тебе следует подумать о вечеринке более серьезно. Там будут Моралесы, а ты ведь не видел Кармен уже больше года.
– Ну наконец то приехали, – прервал ее Ари Мгалхаэс, не желая, чтобы жена говорила дальше. Он надеялся, даже планировал этот брак, который, как они считали, был бы идеальным для двух семейств, но знал: чтобы испугать молодого человека, достаточно было навязать ему предполагаемую невесту. Вечеринка дала бы возможность Чиро встретиться с Кармен как со своей женщиной. Но пока еще ничего определенного не было.
Чиро наведывался в Сан-Пауло время от времени, но это была его первая весна, когда его внимание никем не было занято. Ведь кроме Кармен могли быть и другие молодые, и привлекательные сеньориты. Но ему не стоило беспокоиться.
В то их последнее лето Чиро уже знал, что любит Кармен. Его любовь росла медленно и естественно, расцветая на почве старой дружбы. Он не говорил о своем чувстве Кармен, не разговаривал об этом даже с Михаэллой, хотя был полностью уверен – уж она то сможет понять, что он чувствует.
Парень был уверен, что Кармен испытывает к нему те же чувства, что и он к ней. Скорее всего, в конце этого месяца будет объявлено об их помолвке. Но, с другой стороны, он все еще считался ее защитником. А если он ошибается? Следовало принять во внимание все возможности. Вдруг она повстречала за это время кого нибудь? Он прекрасно знал Кармен… Если он поговорит с ней и поделится своими чувствами, то она будет чувствовать себя обязанной и перед ним, и перед их семьями. Итак, Чиро решил предоставить ей на время свободу, а в конце этого месяца он объявит о своих намерениях.
Казалось, прошла целая неделя, прежде чем их машина остановилась у парадного подъезда. Теперь нужно было еще дожидаться, пока объявят об их прибытии. Впрочем, как пробормотал Чиро Михаэлле, ему не удастся полюбоваться на то, как будет воспринято сообщение об их прибытии, поскольку вряд ли что либо можно было разобрать в таком шуме.

Они медленно продвигались сквозь толпу на танц-пол, и Чиро сразу же стал искать взглядом Кармен. Он и не предполагал, что его уже заметили.
– Да вот же она, – дернула за рукав Михаэлла. – Вон там, Чиро. Я так хочу встретится с ней! Ну посмотри, разве она не очаровательна?
Она взяла брата под руку и направилась в конец зала, где расположилась маленькая группка, в которой была и Кармен.
«Более, чем очаровательна», – подумал Чиро, здороваясь с ней.
Девушка была одета в шелковое платье цвета лаванды с прозрачной серебряной верхней юбкой. Темно синяя лента в ее черных волосах придавала глазам фиолетовый оттенок, делая их похожими на фиалки.
Чиро вновь осознал, как она прекрасна. Раньше он никогда не видел ее в нарядном платье. И в памяти вдруг снова всплыл их летний поцелуй. Он посмотрел ей прямо в глаза, и в их бездонной глубине ему почудился порыв страсти. Да, она стала настоящей женщиной, он понял это, как только взглянул на струящийся шелк, облегающий ее тело под прозрачной верхней юбкой. Он бросил взгляд на ее нежную округлую грудь, приоткрытую ровно настолько, чтобы это не было вызывающим, а в достаточной мере светским. Чиро подумал о тех чувствах, которые охватят его, если он осмелится дотронуться до этой груди. Приняв решение не показывать своих чувств, он и не подозревал, насколько глубока его любовь. Скрывать ее оказалось намного труднее, чем предполагал Чиро.
Запинаясь, он стал отпускать шутливые замечания в адрес толпы, пока не подошла Михаэлла и не обняла Кармен.
– Наконец то я снова вижу тебя, – сказала она, пока Чиро старался справиться со своим волнением. – Как тебе вечеринка? Уверена, что ты пришла не одна, а с молодым человеком.
– Нет, Михаэлла, я пришла только с родителями, – улыбнулась Кармен.
– Надеюсь, что мы с тобой еще сегодня потанцуем, – обрел наконец дар речи Чиро.
Кармен озабоченно заглянула в свою карточку.
– Не знаю, возможно, через час другой я смогу что нибудь придумать, – ответила она, но, увидев его нахмуренные брови, тут же протянула руку и дотронулась до его плеча, как бы прося прощения. – Чиро, я же просто пошутила. Потанцуем, конечно, если ты желаешь.
– Кармен, Кармен, ты должна быть более жестока, – послышался чей то фамильярный голос.
Михаэлла и Чиро посмотрели вокруг и с удивлением обнаружили, что голос принадлежит Вероники Гарсия, которая, оказывается, тоже была здесь.
– Ну уж мне то, конечно, не заполучить тебя до самого конца вечера, Чиро, – с насмешкой произнесла она.
– Хорошо, после танца с Кармен, я танцую с тобой Вероника, – ответил молодой человек, поворачиваясь к ней.
– Зачем ты это делаешь? Почему ты разговариваешь с этой кошкой? – прошептала Михаэлла. – Ах, Кармен…
– Почему? Она очень добра ко мне. Я ведь мало с кем была знакома. Вероника меня со многими перезнакомила, и теперь я чувствую себя намного уверенней, Михаэлла.
– Да она просто делает вид, будто добрее, чем на самом деле. Просто ей нравится чувствовать свое превосходство, – с возмущением прошептала Михаэлла и про себя закончила: «Если она в близких отношениях с тобой, то, само собой разумеется, что будет в таких же отношениях и с Чиро».
После того памятного лета Вероника больше никогда не проявляла своих, как считала в то время Михаэлла, чувств к ее брату. А Чиро и Кармен, казалось, вообще забыли о ее прежнем поведении. Михаэлла же не доверяла ей ни на минуту и забеспокоилась, что Вероника снова начнет приставать к ее брату. А какую защиту против нее может выставить Кармен?
Если Михаэлла сделала правильные выводы, то сеньорите Гарсия предстоит провести несколько очень неприятных недель.
И, действительно, многие молодые сеньориты с нетерпением ожидали появления Тражано Пауло, так как он был не только прямым наследником своего пожилого отца, но и довольно привлекательным мужчиной с искрящимися карими глазами и атлетической фигурой. Но уже после первого танца никто не сомневался, что Чиро полностью признал себя поклонником Кармен.
Чиро постарался не докучать девушке своей навязчивостью, поскольку действительно хотел, чтобы в этот вечер у нее было как можно больше ухажеров, и самых разных. Когда же, наконец, он пригласит ее, в чем он не сомневался, это будет уже ее искренним порывом, но уж никак не данью их давнему знакомству. Но держаться в отдалении было невероятно трудно. Взрыв желания, который он ощутил в ту ночь, стремительно нарастал, и Чиро понял, что ему хочется, слегка коснувшись локтя Кармен, обвить руками ее талию и держать ее в объятиях гораздо дольше, чем того требовал танец.
Он вел Кармен нежно и медленно. Она не отстранялась от него, но Чиро не был вполне уверен, чувствует ли она такое же страстное желание выйти за него замуж. Ее бросающая в глаза наивность, придававшая ей еще большее очарование, вызывала в нем желание стать ей не только защитником. Он наслаждался, представляя себе, как будет обучать ее искусству любви.
Кармен была смущена вниманием Чиро. Целый год она мечтала о встрече с ним, зная, что обе семьи думали о возможной помолвке. Конечно, это было как раз то, чего хотела и она. Да и что может быть лучше, чем стать женой такого друга, как Чиро.
Первые недели в Сан-Пауло никак не повлияли на ее решение, хотя ей довелось встретиться с целой вереницей прекрасных молодых людей и кое с кем из более старших и искушенных. Но среди них не было никого, кто бы мог сравниться с Чиро, тем Чиро, который остался в ее памяти. Она ужасно боялась, что он мог измениться. Да и сама она, в конце концов, не бог весть что из себя представляет. А что если он приедет и тут же влюбится в кого нибудь вроде Вероники Гарсия. Едва ли она могла бы упрекнуть в этом случае его и Люси, да и другие девушки красивее и увереннее в себе, чем она, Кармен.
Но Чиро доказал, что ничего не изменилось. Не прошло и недели, как их отношения стали такими же простыми и близкими, как и раньше. Но значительно интереснее стали для Кармен его прикосновения, когда они пожимали друг другу руки над бокалом пунша или когда он в вихре танца слишком близко прижимал ее к себе.
Ей были приятны эти новые проявления их дружбы. Кармен была уверена: Чиро подождет до конца сезона, а потом она, без сомнения, примет его предложение. В мечтах она представляла себе их семейную жизнь. По вечерам они будут читать друг другу перед мерцающим огоньком камина, Чиро будет обнимать и целовать ее. И конечно же у них будут дети. Может быть, даже близнецы. А почему бы и нет? И они будут расти вместе. У Кармен выступали на глазах слезы, когда она представляла своих детей с волосами черного цвета. Вот они прогуливаются по цветущим садам Кампоса, прислушиваясь к голосам резвящихся на лужайке внуков…
– Когда ты собираешься объясниться с Кармен? – спросила Михаэлла. Они с братом завтракали раньше родителей и сейчас были одни.
Чиро вздохнул:
– Разве это уже так бросается в глаза? Мне бы не хотелось торопить ее.
– Возможно, это был бы хороший ответ для того, кто плохо знает тебя и сложившуюся ситуацию. Все мы считаем вашу помолвку давно решенным делом, не так ли?
– Вот поэтому то я не хочу слишком настаивать. Хочу быть уверен, что Кармен полностью свободна в своем выборе, когда придет день дать согласие, – ответил он.
– Ага, так ты надеешься на успех!
– Моя самоуверенность находится в разумных пределах, – улыбнулся Чиро. – В конце концов, мы долгое время знаем друг друга. А это крепкий фундамент для брака.
– А страсть, Чиро, ты ведь испытываешь ее к Кармен?
Парень почувствовал, как кровь бросилась в лицо.
– Ну, Михаэлла, твой вопрос кого угодно заставит покраснеть, – ответил он.
– Но вопрос то важный. Или нет? Чиро откашлялся:
– Что касается меня… Да, я чувствую огромное физическое влечение к Кармен.
– А она тоже?
«Поистине сестра неисправима», – подумал Чиро и вслух произнес:
– Думаю, что ей не внушает отвращения физиологическая сторона.
– Так, стало быть, равнодушной она не остается?
– Михаэлла а, это не твое дело!
– О, Чиро, не будь так строг со мной. Конечно, конечно, ты прав, но я люблю тебя и хочу видеть счастливым. Наши родители ведь до сих пор любят друг друга. У нас перед глазами всегда был прекрасный образец. Не знаю, как ты, а я на меньшее не согласна.
– И поэтому ты все еще выжидаешь?
– Не старайся увильнуть, Чиро. А разве она не пыталась сделать так, чтобы ты поцеловал ее?
– Конечно же нет. Михаэлла рассмеялась:
– Ну, Вероника Гарсия уже давно бы попробовала.
– Вероника Гарсия? С какой стати? – отозвался полностью сбитый с толку Чиро.
– О, да она уже давно на тебя глаз положила. Удивительно, почему ты до сих пор этого не заметил. И я немного беспокоюсь за Кармен.
– Не может быть, у меня, кроме Кармен, никогда и в мыслях никого не было, Михаэлла, – серьезно ответил брат. – Думаю, я влюбился в нее сразу же, как только увидел. А какая она была тогда растерянная и одинокая…
Михаэлла кивнула.
– Ну вот… Я только что все тебе поведал о своей страсти. Теперь ты довольна? – съязвил Чиро.
– О, не издевайся надо мной. Уверена, моя мечта о прекрасном браке так и останется мечтой. Только я бы не хотела, чтобы мой друг был таким рьяным защитником, как ты. Но я всегда думала, что истинная страсть может существовать только тогда, когда мужчина и женщина чувствуют, что любят друг друга в равной мере. Ты прав, я, наверное, очень глупа, – призналась она. – С первого взгляда было видно, что вы с Кармен созданы друг для друга. Уверена, страсть не должна вспыхивать накануне, она должна набирать силу медленно и постепенно. Ну, а мне уж, старой деве, придется только греться у вашего очага.
Чиро постарался убедить свою сестру, что у нее нет и не может быть никаких оснований остаться старой девой. Она ушла. Держа в руках чашку с остывшим кофе, он на минуту задумался. Конечно, он обожал сестру, и во многих случаях она ему была ближе, чем Кармен. Но теперь он знал, что никогда не выбрал бы в жены такую женщину, как Михаэлла. Они во многом расходились во взглядах на отношения между мужчиной и женщиной. Он считал, что любовь между мужчиной и женщиной сияет не полным светом, если женщина целиком и полностью зависит от мужчины. Кармен была бы прекрасной женой для него. «Вообще то, – подумал он, – было бы неплохо увлечь Кармен на балкон и поцеловать… Ну хотя бы для того, чтобы проверить свою теорию».

Сразу после танца на свадьбе у молодожен Фераш Чиро спросил у Кармен, не хочет ли она пройтись по саду. Когда она робко и обрадованно улыбнулась, он провел ее в сад. Минут пять они гуляли по дорожке, наслаждаясь цветами и болтая о пустяках. В саду гуляло еще несколько парочек. Чиро специально провел ее дальше по тропинке и, присев на маленькую садовую скамейку, произнес: «Подойди и сядь со мной, Кармен». Она робко присела на самый край скамейки. Кармен, конечно, была неопытна, но и не глупа. Она понимала, что ей хочется, чтобы ее поцеловали. Даже страшно нервничая, она ни в коем случае не стала бы разыгрывать из себя этакую неприступно холодную недотрогу. Долгие четыре года она ждала второго поцелуя с Чиро и теперь с восхищением жаждала исполнения своего желания.
Когда Чиро положил ей руки на плечи и притянул к себе, она закрыла глаза и подняла лицо. Он улыбнулся, глядя на нее. Кармен была обворожительно наивна. Чиро наклонился и сначала прикоснулся губами к ее губам. Кармен широко раскрыла глаза, и Чиро заглянул в них. Его руки нежно коснулись ее шеи, скользнули вниз вдоль талии и так крепко обняли ее стан, что он почувствовал прикосновение ее груди. Он наклонил голову и поцеловал ее вновь. На этот раз поцелуй был не так нежен, но зато более настойчив. Чиро ощутил ее трепет, медленно и мучительно пытался раздвинуть ее губы. Она не сопротивлялась. Нет, она даже попыталась возвратить ему поцелуй.
Вдруг она испугалась силы своего чувства и того, что их губы никогда не разомкнутся. И в этот момент Чиро оторвался от нее, радуясь тому, что Кармен преодолела свою робость.
Взяв ее за руку, он повел ее по дорожке, болтая о том и сем, пока она приходила в себя. Когда они добрались до холла, Кармен взглянула на него и промолвила: «Спасибо, Чиро», поспешив присоединиться к Михаэлле и своим друзьям.
Чиро смотрел на удаляющуюся Кармен и думал, что это был, конечно, не совсем тот поцелуй, о котором он мечтал. Но сама попытка была успешной. Кармен, очевидно, была одной из тех женщин, чувственная суть которых открывается медленно. И сегодня вечером, он чувствовал это, было положено хорошее начало их дальнейшим отношениям – таким, о которых он мечтал.
Ночью, ворочаясь в постели, Кармен заново переживала эпизод в саду. Она всегда хранила в памяти их первый поцелуй. Второй тоже не разочаровал ее. Она почувствовала то же томление, ту же дрожь в ногах, то же желание поцелуя, который бы продолжался вечно.
Но теперь она немного испугалась своих ощущений. Хотел ли Чиро, чтобы и сад, и цветы, и люди в зале, и вообще все вокруг исчезло и они остались вдвоем? Помнит ли он их первый поцелуй? Он, конечно, целовал многих женщин. Что же в ней такого особенного? Возможно, он поцеловал ее только потому, что так полагается, раз помолвка практически уже решена. Сила ее чувства и неумение его передать вселили в нее опять тот детский страх, от которого ей, по видимому, уже не избавиться. Любовь и страх прочно укоренились в ее сознании.
Кармен хотела было открыть дверь Чиро и показать, как она любит его и как он ей нужен, чтобы еще прочнее скрепить узы, связывающие их. Но у них будет еще возможность, убеждала она себя, и, может быть, даже завтра, в танцевальном клубе «Линда».

0

4

ГЛАВА 3

Когда в клубе «Линда» появился Камило Кастильо, начались разговоры. Сначала никто не мог вспомнить его, потом какой то завсегдатай припомнил, что сеньор Кастильо был каким то дальним родственником сеньориты Веласкес и что он провел последние пять лет в Португалии, а теперь вернулся домой, чтобы унаследовать денежки своего внезапно скончавшегося отца.
Вероника Гарсия, услышавшая последние сплетни, немедленно поспешила туда, где в окружении молодых сеньор стояли Кармен и Михаэлла.
– Это Камило Кастильо, – объявила она. – По моему, он – самый красивый мужчина, которого вам когда либо приходилось видеть.
Михаэлла рассмеялась про себя, видя, как Люси оттягивает блузку, чтобы еще хоть на дюйм оголить себя.
Кармен взглянула туда, где стоял рассматриваемый со всех сторон сеньор Кастильо. В этот миг их взгляды встретились и она быстро отвернулась, смущенная тем, что ее застали врасплох.
Да, Вероника оказалась права. Это был самый поразительный мужчина, которого она когда либо видела. Он был строен, прекрасно сложен, одет во все черное, что прекрасно гармонировало с его темными волосами и смуглым лицом, придавая взгляду его серых глаз странную пронизывающую силу.
«Чтобы я чувствовала, если бы оказалась в его власти?» – подумала она, прислушиваясь к разговорам. И тут же испугалась своих мыслей, того, что думает о нем так, как будто уже не является почти замужней женщиной. Надо сказать, что Кармен не принадлежала к тем женщинам, единственным желанием которых было привлечь внимание такого мужчины. На эту роль, скорее, подходила Вероника Гарсия. Поэтому нечего удивляться, что Камило Кастильо, был представлен сначала Веронике, а потом уже молодым сеньоритам и мужчинам, окружавшим ее. Мужчины сразу же втянули его в обсуждение фаворитов дерби. Но Камило недавно прибыл в Сан-Пауло, поэтому с трудом мог поддерживать этот разговор.
Никогда еще Кармен не доводилось так сильно ощущать присутствие мужчины, даже Чиро не производил на нее такого впечатления. Она чувствовала его присутствие каждой клеточкой тела, и каждая клеточка дрожала, как лепесток.
Когда Камило обратился к девушкам, Кармен совсем растерялась. Она суетливо стала щелкать застежкой браслета. Ах, если бы он пригласил Веронику на танец, тогда бы она смогла немного перевести дух. Но вместо этого Кармен услышала, что он обращается к ней. Самообладание покинуло ее, она выпустила браслет, и он, скользнув по запястью, упал к ногам Камило. Кармен одновременно с Камило наклонилась, чтобы поднять браслет, и их руки встретились. Это прикосновение потрясло ее.
– Вот ваш браслет, сеньорита Кармен, – сказал Камило, улыбаясь ей.
От смущения лицо Кармен вспыхнуло:
– Благодарю вас.
– А теперь позвольте мне застегнуть его на вашей руке, – прибавил он, когда она неловко взялась за застежку.
Кармен протянула руку и вздрогнула, когда он осторожно застегнул браслет на ее запястье.
– Прекрасная вещица, и она так чудесно гармонирует с вашими глазами.
«Какой милый комплимент», – подумала девушка, хотя тон, каким он был сказан, заставил ее подумать, что он первый из всех мужчин смог оценить ее глаза. Радостное волнение пронзило ее, но она быстро взяла себя в руки и поблагодарила его за помощь.
– Удивительно… Разве мог я подумать, что это будет так… Могу ли я вас пригласить на танец? – спросил Камило. Она взглянула и, увидев умоляющие глаза Камило Кастильо, отбросила все сомнения.
– Действительно….
Кармен ужасно обрадовалась, что сразу же зазвучала музыка.
Когда Камило вел ее, она чувствовала восхитительное волнение. Он ни разу не прижал ее к себе, но, ощущая его руки на своей талии, она вся растворялась.
Они не разговаривали, находясь полностью во власти музыки. Странно, но, несмотря на разницу в росте и на то, что это был их первый танец, они двигались так согласованно, что можно было подумать, что танцуют они вместе уже многие годы.
Камило подвел ее к подругам и пробормотал слова благодарности. Кармен смотрела на его удаляющуюся фигуру, и сердце ее тяжко ныло… Вот и все… В первый и последний раз она танцевала с самым прекрасным мужчиной Сан-Пауло. Он танцевал с ней, не с Вероникой Гарсия или Виржинией Веласкес, а с ней! А это уже было кое что.
Поздно вечером, когда Чиро подошел к ней, требуя один из обещанных ему танцев, а потом повел ее ужинать, Кармен была необычайно молчалива. Тело ее находилось все еще в руках Камило Кастильо. Забавное чувство… И, конечно, никак не связанное с Чиро. До конца вечера она двигалась, как сомнамбула, с трудом заметила руку Чиро, когда они пошли ужинать. Позднее, когда Чиро спросил, не хочется ли ей погулять на свежем воздухе, она подала ему руку и позволила увести себя, совершенно не задумываясь о его намерениях.
Когда Чиро наклонился, чтобы поцеловать ее, она почувствовала лишь легкое мимолетное ощущение, и .парень отпрянул, пораженный отсутствием всякого отклика с ее стороны.
– Ты себя хорошо чувствуешь, Кармен? Или мои поцелуи слишком почтительны? – улыбнулся он. – Обещаю, они будут другими.
Кармен почувствовала себя ужасно. Это ведь Чиро, ее самый близкий друг! Но при воспоминании о легком прикосновении странного незнакомца она совершенно растерялась.
– Извини, Чиро. Конечно, это не из за поцелуев; я очень устала. Ты ведь знаешь, я весь вечер танцевала.
– Я слышал, ты улизнула от Жозе вместе с таинственным Камило Кастильо. Он, кажется, довольно привлекателен и даже ухитрился справиться с Ниной Альварес. А она редко танцует с кем либо, кроме своего мужа и сыновей, – поддразнил он.
Кармен прекрасно понимала причину успеха Камило. Она представила с собой рядом не Чиро, а другого мужчину. Представила, как Камило Кастильо просит ее руки, как она дает свое согласие и их долгую и счастливую совместную жизнь… Нет, нужно выбросить из головы все эти нереальные мечты и думать только о Чиро. Он не сделал пока официального предложения, но это еще впереди. Она уверена, что Чиро сделает его. Придет время, и она отдаст ему свою любовь и верность.

Клер думала, что Камило будет избегать ее. Но оказалось иначе.
Через день после клуба «Линда» она получила букетик фиалок и записку с благодарностью за танец. Камило писал также о ее глазах и сравнивал их с цветами. В тот вечер в клубе он отдавал ей явное предпочтение, и Кармен многое поняла, слыша пересуды подруг.
На этой же неделе Камило заехал к ним домой и попросил Кармен составить ему компанию для прогулки по парку. Девушка не знала, что и думать.
«В конце концов, я ничего не планировала на этот день», – подумала она, подавляя угрызения совести. Вспыхнувшее раздражение помогло Кармен выбросить из памяти разочарованное лицо Чиро. Она мило улыбнулась Камило Кастильо, поблагодарила за чудесные цветы и согласилась пойти с ним на прогулку. Конечно, в сопровождении служанки.
Казалось, Камило очертил вокруг них какой то магический круг. Он был заботлив и очарователен, рассказывая о Португалии. Кармен с упоением слушала, как Камило описывал экзотические цветы и птиц, храмы и людей…
– Простите, я, кажется, заболтался. Расскажите что нибудь о себе, сеньорита Кармен.
– Я вряд ли смогу много рассказать о себе, – ответила Кармен с нервным смешком. – Мне не приходилось выезжать дальше Рио-де-Жанейро, да и то вместе с Фернандесами.
– Ах, да. Чиро и сеньорита Михаэлла. Они производят впечатление очаровательной пары.
Лицо Кармен просветлело:
– Да, это мои самые лучшие друзья, но они мне стали почти родными.
Девушка постаралась объяснить, насколько она моложе брата и сестры Фернандесов.
– Рад слышать, что вы так любите своих друзей, сеньорита Кармен. Ходят слухи, что вы и Фернандес…
Кармен вспыхнула:
– Это не официальная помолвка, сеньор Кастильо. Хотя Чиро еще не объяснился со мной, но уверена… Господи!.. Это слишком смело с моей стороны, не так ли?
«Ну почему, – думала она, – почему я должна сглаживать то, что является реальностью? Правда, пока еще невысказанной. Почему Камило Кастильо обрадовался, услышав, что Чиро для меня – как брат».
– Дружба с Фернандесом, надеюсь, не послужит поводом, чтобы отвергнуть другого поклонника, сеньорита Кармен? – Камило спросил об этом таким тоном, что Кармен почудилось, что он ласкает ее. Но прежде чем она успела подумать о причинах этого ощущения, он внезапно переменил голос и обычным тоном произнес:
– Кажется, я вижу старого знакомого. Пойдемте, представлю вас…
На следующий день, когда Кармен получила от Камило маленькую книгу в фиолетовом переплете и записку, в которой сеньор Кастильо благодарил за ее любезность по отношению к страннику, вернувшемуся домой после долгих скитаний, она решила, что действительно не было ничего заслуживающего внимания. Она была симпатичной собеседницей. Кармен прекрасно знала – каково чувствовать себя одиноким и посторонним человеком. Камило каким то образом сумел понять это.
Впрочем, ему нужна была лишь послеобеденная светская болтовня. Она взяла конфетку из коробки, которую тоже прислал сеньор Кастильо, и лизнула прозрачный кусочек сладости. Весь вопрос заключался в том… Почему она хочет, чтобы ее губы прильнули к губам Камило, к этим полным, чувственным губам, которые были особенно прекрасны, когда он улыбался? Почему она страстно желает, чтобы его руки, а не руки Чиро, обнимали ее? Почему сеньор Галахад не вызывает больше прежних чувств? Как сможет она найти такого преданного друга, как Чиро?
Кармен любила Чиро. Она не сомневалась в этом… Ведь Кармен отдала ему всю свою привязанность… Казалось, что ей не нужна даже любовь всей ее семьи. Никогда не было об этом сказано, а было лишь одно ожидание его, сеньора Галахада.
Она знала, что Чиро любит ее. Но почему он ее любит? Не потому ли, что они старые друзья? А может… Привязанность легче превратить в брак, как того хотели обе семьи… А… может… это просто навязчивая идея?
Кармен очень хотелось с кем то обсудить мучившие ее «почему». Ее постоянной собеседницей была Михаэлла. Но именно Михаэлле, сестре Чиро, она не могла всего рассказать. Не могла же она заявить ей:
– Знаешь, я люблю, конечно, твоего брата, но начинаю сомневаться в том… люблю ли я его… Надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду.

Внимание Камило к Кармен становилось с каждым днем все более заметным. Он всегда танцевал с Кармен. Случалось, что Чиро и Михаэлла отсутствовали, и тогда Вероника делала все, чтобы держать их в курсе самых последних сплетен.
Сначала Михаэлла восхищалась Кармен. Надо же, пользоваться таким успехом у одного из самых красивых мужчин Сан-Пауло! Но немного погодя, она заволновалась. Чиро продолжал навещать Кармен, но они уже не гуляли в саду. Несколько раз, когда он заезжал к ней после обеда, ее не было дома: она была вместе с Камило Кастильо на прогулке.
«Пришло время, – думала Михаэлла, – им обоим очнуться. Чиро нужно более активно бороться за Кармен. Кармен же давно следует понять, что за душой у Камило нет ничего, кроме обаяния».
Не то, чтобы у Михаэллы были прямые доказательства, нет.
О сеньор Кастильо было известно немного, а то, что было известно, казалось вполне достойным уважения. Он был красивым, интеллигентным, очень привлекательным и состоятельным человеком. «Он кажется слишком хорошим, чтобы это было правдой», – думала Михаэлла.
Кармен разочаровала ее. Шестым чувством, которое так свойственно близнецам, она поняла, что Чиро плохо, хотя он не подает вида. Наконец она решила высказать ему свои опасения.
– Ты что, совсем не думаешь о Камило Кастильо и Кармен? – прямо спросила она.
– О Камило Кастильо и Кармен? – холодно переспросил он. – Я не понимаю, о чем ты беспокоишься?
– О Чиро, не говори со мною так. Ты ведь знаешь, что я имею в виду.
– Я хотел, чтобы Кармен получила удовольствие от своего первого выхода в свет, поэтому и не делаю ей официального предложения. Рад, если этот флирт ее забавляет, и я далек от того, чтобы навязываться только потому, что так решили наши семьи. У нас всегда были глубокие чувства, а это – лучшая основа для брака.
– Так ты все же допускаешь, что она влюбилась в сеньора Кастильо?
– Я не слеп, сестричка, и не глуп… Я полностью уверен, что мы объявим о помолвке к концу месяца.
– Думаю, что ты прав, Чиро. Но мне кажется – тебе нужно больше ухаживать за ней. В конце концов, Кармен молода и неопытна. Мне противно думать, что она увлечена этим фальшивым Камило Кастильо.
Михаэлла чувствовала, что, взывая к чувству ответственности брата за Кармен, она заставит его действовать более энергично.
– Ты же не думаешь, что есть прямая угроза ее репутации или целомудрию, – задумчиво констатировал Чиро.
– А что нам известно о сеньоре Кастильо? Шесть лет он был неизвестно где.
– Возможно, ты права, пришло время объясниться.
Михаэлла улыбнулась брату:
– Да, Чиро, и поскорее.

Отредактировано LuisCarlos (17.08.2011 16:43)

0

5

ГЛАВА 4

Чиро был не так уж равнодушен к происходящему, как пытался показать сестре. Его опасения особенно возросли в последние две недели, когда стало совершенно ясно, что Камило ухаживает за Кармен. Отношение Камило к девушке все меньше, походило на легкий флирт: сеньор Кастильо был слишком красив, обаятелен и достаточно самоуверен в своих притязаниях. Чиро должен был признать, что чувствовал нечто большее, чем уколы ревности, всякий раз, когда граф приближался к Клер. В ее глазах он замечал выражение удивленного восхищения; на него она так не смотрела никогда. Нет, Кармен всегда была рада видеть его и танцевать с ним, но они были старыми друзьями, и вряд ли их отношения могли удивить ее. У Чиро не было сомнений насчет своей привлекательности в глазах женщин, но ему приходилось признать, что по сравнению с таинственной красотой Камило он выглядел довольно непритязательно.
Чиро говорил Михаэлле правду: он доверял Кармен, верил в ее преданность их старой дружбе. Но, возможно, сейчас пришло время стать более активным в их отношениях, прежде чем поведение сеньора Кастильо вызовет слишком много сплетен или поставит девушку в такую ситуацию, когда ей придется дать решительный ответ, которого, он знал, она не могла дать. Вечером он обязательно выяснит, был ли у Камило разговор с Кармен.
К несчастью для Чиро у его автомобиля спустилось колесо, когда они с Михаэллой уже были готовы отправиться  в гости к Ферашам. Пришлось автомобиль менять… Когда они добрались, Камило уже был основным партнером Кармен. Весь вечер они были вместе, и Чиро пришлось довольствоваться пяти минутами побыть наедине с Кармен. В конце концов, он проводил весь оставшийся вечер в компании Вероники, при ужине и был вынужден выслушивать ее болтовню о явном увлечении Кармен новым поклонником.
– Я думала, что ты уже объявил о вашей помолвке, Чиро, – заявила она.
– Мне хочется дать возможность Кармен развлечься в свой первый выезд в свет, – ответил он. – И я очень рад, что моя будущая жена пользуется таким успехом.
Но Вероника тут же заявила, что в высшей степени глупо – быть таким доверчивым…
Чиро не нравилось, что Кармен и Камило ведут себя так, будто находятся наедине. Сеньор Кастильо подсел очень близко, казалось, нашептывал комплименты ей на ухо; румянец то исчезал, то появлялся на лице девушки.
После ужина Чиро не удалось остаться с Кармен наедине, вдали от любопытных взглядов – она с Камило выскользнула в сад.

Последняя неделя месяца была такой же волнующей для Кармен, как и для Чиро с Михаэллой. Теперь она знала, что любит Камило. Более того, Кармен поняла, что влюбилась в него с первого взгляда. Что же кроме любви так сильно притягивало ее к Камило, а его – к ней? Сеньора Кастильо тянуло к Кармен, как магнитом… Их взаимное влечение было почти осязаемым. Кармен удивлялась тому, что, когда их руки встречались случайно, она не видит снопа искр.
Камило был очень респектабелен… Просто он немного дольше задерживал ее в своих объятиях, чем того требовал танец, а однажды дотронулся до ее щеки цветком, который выпал из ее прически, и Кармен вновь изумилась, что ее волосы не вспыхнули от этого прикосновения. Как могла она чувствовать подобное к кому либо, кроме Чиро?! Почему Чиро, который так дорог ей, не сходит с ума от страсти? Как могла она влюбиться в такого человека, как сеньор Кастильо? Кармен все больше удивлялась тому, что Камило продолжает заезжать к ним, продолжает дарить безделушки и даже, раз в неделю, фиалки. Когда он приближался к ней, она чувствовала что то настолько странное, что едва удерживала на лице выражение вежливого внимания. Кармен знала, что ее выдают глаза, но ничего не могла поделать с этим.
Она стала удивляться тому, что они с Чиро когда то были так близки. А может, долгая дружба и не является тем хорошим фундаментом для брака, как думала Кармен всегда. Может быть, они оба слишком серьезно восприняли желание родителей? В конце концов, разве страсть – самое главное чувство для брака?!
Когда сеньор Кастильо пригласил ее в сад, она вышла с ним, ни разу не обернувшись.

Ночь была теплая, запах роз наполнял воздух. Казалось, они были совсем одни на земле. У нее перехватило дыхание, когда граф предложил ей руку и повел в глубь сада.
Они дошли до стены, окружающей сад. Сеньор Кастильо отпустил руку Кармен. На какое то мгновение они остановились – и вдруг внезапный порыв бросил их в объятия друг друга.
Камило не пришлось наклоняться и поднимать ее лицо: оно уже было поднято, губы полуоткрыты и готовы к поцелую. Как только сеньор Кастильо прикоснулся к ее губам, она полностью растворилась в своем чувстве. Никогда еще Кармен не доводилось испытывать такой страсти. Никогда и ни к кому ее так не тянуло, даже к Чиро! На секунду в ее сознании промелькнуло лицо старого друга, но поцелуй заставил забыть обо всем на свете. Когда же он отпустил ее, Кармен подумала, что умрет от разочарования…
– Кармен… Я не понимаю… Но это выше моих сил…
Ей никогда еще не приходилось видеть, чтобы самоуверенный Камило потерял дар речи.
– Я думал привести вас сюда, чтобы похитить несколько поцелуев, но такого не предполагал…
Он заглянул в ее глаза и глубоко вздохнул.
– А может, и предполагал… – произнес сеньор Кастильо. – С первой минуты, как я увидел вас, вы потрясли меня так, как ни одна из женщин, которых мне когда либо доводилось видеть.
Их поцелуй намного превосходил дозволенное, и Кармен знала, что должна чувствовать себя оскорбленной, а вместо этого чувствовала только желание. Она хотела, чтобы все повторилось снова… Хотела чувствовать его губы на своих губах, ощущать, как его пальцы перебирают ее густые волосы… Кармен страстно желала оказаться в его власти.
Сеньор Кастильо протянул руку и нежно коснулся ее волос.
– Я предпочитаю гораздо дольше ухаживать за сеньоритой, моя дорогая, но я боялся, что не смогу завоевать тебя. Ведь мне известно, что ты собираешься выйти замуж за Фернандеса. – Он нежно погладил ее по щеке. – Сможешь ли ты выйти за меня замуж, Кармен? Я бы не спрашивал, но после этого поцелуя даже не знаю, смогу ли прожить без тебя, – хрипло прошептал он.
В Сан-Пауло не было ни одной женщины, которая бы не мечтала оказаться на ее месте. Не пройдет и недели, как кто нибудь приберет его к рукам… Лавина страсти, постепенно набирающая силу, ошеломляла ее. Кармен надеялась, что уйдет так же быстро, как и пришла. И все же жаждала его поцелуев, даже не предполагая, насколько сильным будет ответное чувство.
Но странное выражение слабости и уязвимости на его лице было тем странным ощущением, какого никак не могла ожидать Кармен. Он ждал, что она ответит «да». Выражение глаз и тон голоса говорили ей, что она нужна ему – ничто не могло тронуть ее больше…
– Я сделаю больше, Камило, – скромно потупив глаза, ответила Кармен.
Он умолк, его палец застыл на щеке девушки.
– Ты думаешь? Я не вынесу, если ты вдруг изменишь свое решение… А как же Фернандес?
Кармен взглянула на него:
– Чиро – старый и добрый друг, Камило. За это я его люблю и буду любить. Но я никогда не чувствовала к нему того же, что чувствую к тебе. Никогда не думала, что такое бывает…
Когда она провалилась в блаженство второго поцелуя, единственное, что она могла ощущать, был сладкий запах увядающих фиалок. Этот поцелуй продолжался не так долго: они дразнили друг друга губами и языками так страстно, что Камило отпрянул. Очнувшись от разочарования, что поцелуй прервался, Кармен застонала.
– Фернандес никогда не целовал тебя так?
Она настолько удивилась этому вопросу, что могла только покачать головой, поражаясь, почему сейчас она должна думать о Чиро. Ведь все, что ей было необходимо, – это Камило…
– Я счастлив.
Сеньор Кастильо взял ее левую руку и нежно погладил ее.
– Хочу, чтобы ты не торопилась с объявлением вашей помолвки. Завтра я поговорю с твоими родителями.
Кармен подняла лицо, встречая его быстрый поцелуй, и они медленно пошли к центральной аллее сада.
Глубоко вздохнув, она подумала, что розы не напрасно называют цветами любви, потому что сейчас она дышала не воздухом, а любовью и розами.

Утром, лежа в постели, Кармен перебирала в памяти все, что с ней произошло вчера в саду. Первый раз в жизни она почувствовала себя центром чьего то внимания. Трудно поверить, но прекрасный и таинственный сеньор Кастильо так упорно ухаживает за ней, целует ее… Он так откровенно показал ей часть самого себя, а именно то, что она не могла и предугадать – свои слабости… Верно, Камило не был уверен, что она даст свое согласие, и решил обезопасить себя.
Чиро, напротив, никогда не давал ей почувствовать, что его жизнь зависит от нее. Нет, сегодня она не хочет и думать о своем друге.
Родители Кармен вставали рано, поэтому она обычно завтракала у себя в комнате. В это утро она была благодарна судьбе, что ей не пришлось встречаться с ними и удалось сохранить свою тайну.
После завтрака она бесцельно бродила по оранжерее, по саду, окружавшему их городской дом, затем отправилась в комнату, где смотрела телевизор.
Сегодня Кармен была совершенно не способна на что либо серьезное, поэтому занялась пустяками: отправилась вместе со служанкой по магазинам, она купила несколько пар перчаток и чулок, совершенно не нужных ей.
Вернувшись домой, Кармен увидела у центрального входа экипаж Камило, она заметила, что дверь в библиотеку закрыта. «Он приехал», – подумала девушка. Кармен не сомневалась в нем и была как во сне. Послав горничную за своим глянцевым журналом, она принялась ожидать родителей, безуспешно пытаясь справиться с дрожью в руках. В комнату вошла мать.
– Отец закрылся с сеньором Кастильо в библиотеке, Кармен. Кажется, ты знаешь причину этого визита?
Она покраснела:
– Да, мама.
– Но о нем почти ничего не известно… У него прекрасное состояние, его доходы просто великолепны…
Кармен кивнула, не отрывая глаз от просмотра картинок.
– К тому же он безумно красив и очень обаятелен. Странно, но только это и приходит в голову… – прибавила Пилар. – Его не было около пяти лет… Что еще можно о нем узнать? Но за тебя он готов отдать свою жизнь, дорогая.
– А я – за него, мама, – смело промолвила Кармен.
– А как же Чиро? Хотя официального предложения пока не было, но, по нашему разумению, вы с ним должны были пожениться к концу этого месяца. Да и Фернандесы так думают… Только он будет тебе хорошим мужем, я уверена, Клер. Ведь ты так долго его знаешь, и мне кажется, что вы сильно привязаны друг к другу.
– Да, мама, – быстро проговорила Кармен. – Мы с Чиро – хорошие друзья и будем ими всегда. Если бы я не повстречала Камило, уверена, мы с ним были бы прекрасной парой. Но теперь я не могу себе представить брак с кем нибудь другим. Только сейчас я вполне поняла, что не смогу дать Чиро той любви, которую обещала Камило.
– Ты лучше знаешь свои чувства, – сказала мать. – Мы с отцом не видим особых причин для отказа сеньору Кастильо. Я попрошу Маркоса пригласить к нам сеньора Кастильо…
Как только леди Пилар вышла, дворецкий ввел Камило и закрыл за ним дверь. Камило схватился за голову и очаровательно, совсем по мальчишески, улыбнулся Кармен.
– Кажется, я пережил «страшный суд». Ты также хочешь выйти замуж за меня, Кармен?
Странная дрожь в его голосе глубоко тронула ее. Когда Кармен поднялась, чтобы подойти к нему, он, быстро приблизившись к ней, сказал:
– Я все сделаю, как нужно.
Взяв руку Кармен, он поднес ее к губам и поцеловал.
– Сеньорита Кармен, я всем сердцем люблю тебя. Не окажешь ли мне великую честь стать моей женой?
Еще никто, даже Чиро, не признавался ей в любви. Кармен была так растрогана, что не произнесла ни слова, лишь утвердительно кивнула головой.
– Так ты любишь меня, Кармен?
– О, Камило, да, да! Больше всех на свете! Переполненный чувствами, охватившими его, сеньор Кастильо поднял ее на руки. Через минуту, опустив свою драгоценную ношу, прижался губами к ее губам.
Поцелуй мог затянуться надолго, но они услышали вежливое покашливание Ари Мгалхаэса, стоявшего у двери. Оба тут же отпрянули друг от друга.
– Прекрасно. Мне кажется, нам пора назначить день помолвки, – с улыбкой произнес Ари Мгалхаэс.
– Чем скорее, тем лучше, – воскликнул Камило. – Надеюсь, что сообщения о нашей помолвке будут разосланы немедленно. Хочу, чтобы все узнали – Кармен теперь принадлежит мне.
– Завтра же пошлю объявление в газету, сеньор Кастильо, – прибавил отец девушки. – А мы увидим вас сегодня вечером на праздничном приеме в доме Веласкесов?
– Разумеется.
– Думаю, здесь будут определенные трудности… Вы не сможете появиться там, не став объектом сплетен.
Прозвучало это весьма просто, но для Камило и Кармен эти слова были равносильны приказу.
– О, нет, сеньор Ари Мгалхаэс… Я буду вести себя с Кармен несколько иначе, чем раньше.
– Гм… И так уж довольно пересудов, – заметил с улыбкой Ари Мгалхаэс. – До свидания, сеньор Камило Кастильо.
– До свидания, сеньор Моралес, и спасибо, – произнес Камило.
За спиной отца Камило бросил шутливо страстный взгляд на Кармен.
– Присядь, Кармен.
Отец, заложив руки за спину, смотрел на дочь.
– Я знаю, что мама уже беседовала с тобой, и она сказала, что ты абсолютно уверена в том, что Камило Кастильо – единственный во всем мире?
– Да, папа. Я очень люблю его.
– А как же Чиро? Мальчик любит тебя уже долгие годы. Ваша помолвка считалась давно уже решенным делом в обоих семьях.
– Но ведь это никогда не было официальным, папа, – запротестовала Кармен. – О! Я знаю, и вы и Фернандесы как бы предвидели нечто подобное… И я тоже… – продолжала она, удивляясь, что ее жизнь приняла новое направление, которого она никогда бы не смогла предвидеть. – Но мы с Чиро просто любим друг друга, как добрые друзья.
– Прекрасная основа для брака, Кармен.
Она не могла и вообразить, чтобы рассказать о своей страсти кому бы то ни было, тем более отцу.
– Я знаю, папа, и уже говорила маме, что, если бы не встретила Камило, мы были бы с Чиро хорошими супругами. И конечно же Чиро никогда не будет счастлив с женой, чье сердце отдано другому.
– Так твое, значит, отдано Камило Кастильо?
– О, да, папа.
Ари Мгалхаэс нервно закашлялся и стал шарить глазами по комнате, как бы что то разыскивая. Наконец он, кажется, нашел: его взгляд остановился на вазе, на которой был изображен пастушок. Ари Мгалхаэс смотрел так, будто никогда не видел ее раньше. Затем он вновь обратился к дочери:
– Ты знаешь, Кармен, мы были значительно старше других родителей, когда бог дал нам тебя. Ну, а сейчас мы просто древние старики, – произнес он с печальной улыбкой, поглаживая ее мягкие светлые волосы. – Я всегда боялся, что у тебя нет… Не знаю… чего то… Поэтому мы решили послать тебя к Фернандесам, чтобы ты смогла увидеть нормальную семейную жизнь.
– Да, папа, я знаю и благодарна вам.
– Не хотелось бы думать, что ты променяешь надежную теплую привязанность на пожар… гм… страсти. Особенно, если ты чувствуешь, что твои родители не имеют… О, проклятье… – вымолвил Ари Мгалхаэс, поворачиваясь лицом к дочери. – Детка, мы с мамой любим тебя, хотя и не очень то проявляли это. Понимаешь, мы не старались слишком показывать нашу любовь…
Глаза Кармен наполнились непрошенными слезами.
– О, папа, конечно, я знаю, вы любили меня…
– Конечно, но ты была такой одинокой, маленькой…
Кармен звонко рассмеялась.
– А сейчас, посмотри, ты стала прекрасной молодой сеньоритой. Конечно, этот Камило Кастильо влюбился в тебя… – сказал Ари Мгалхаэс. – Ну, а если ты счастлива, то и мы с матерью тоже.
– Очень счастлива, папа, – нежно промолвила Кармен.
– Однако нужно подумать и о чувствах Чиро. Он не должен найти сообщение о помолвке в газете. Ты должна рассказать ему обо всем сама.
– Да, папа.
– И я надеюсь, ты права, и между вами существует только дружеская привязанность, а не… нечто большее.

0

6

А продолжение будет?

0

7

Кнопочка написал(а):

А продолжение будет?

Да, будет продолжение... Просто у меня нет времени... Но на этой неделе обещаю пару глав выложить... )))

0

8

ГЛАВА 5

На следующее утро Кармен позвонила Михаэлле с просьбой навестить ее после обеда. У нее не хватило смелости самой зайти к Фернандесам: Кармен боялась столкнуться с Чиро. Она понимала, что разговор с Михаэллой просто необходим, иначе есть риск потерять преданную подругу.
Кармен, когда Михаэлла приехала, приняла ее в гостиной и попросила служанку принести лимонад и бисквиты.
— Садись, пожалуйста, Михаэлла.
— Я не надолго, Кармен. Не беспокойся, пожалуйста, насчет напитков, — довольно прохладным тоном ответила подруга.
Михаэлла села напротив Кармен и без всяких предисловий сказала:
— Как ты могла поступить так с Чиро, Кармен? И это после стольких лет дружбы…
Кармен побледнела, но ответила с тем спокойствием, которое так выгодно отличало ее. Она была уверена в своих чувствах и знала, что настало время поговорить обо всем.
— Чиро и я были добрыми друзьями, так же, как и мы с тобой…
— Нашу дружбу нельзя сравнивать, Кармен. Ты знаешь, Чиро всегда любил тебя.
— Михаэлла, мы с Чиро очень хорошо разобрались в наших отношениях. Кстати, он всегда говорил и вел себя только как добрый друг. Конечно, мы знали, чего от нас ждут наши семьи. И я ждала… Чиро уже знает, что, если бы я не встретила Камило, мы с ним были бы хорошей парой… Но я встретила, Михаэлла…
«Да, натворил ты дел, Чиро», — подумала Михаэлла.
— Но ведь ты же знала его, Кармен. Как можно было предпочесть слепое увлечение долгой дружбе?
— У нас любовь, а не слепое увлечение. Никто и никогда не любил меня так, как он. Камило любит меня, меня, Кармен Моралес, ради меня самой… Он может казаться таким самоуверенным… Но я-то знаю его. Он не просто любит меня… Камило не может жить без меня! А до него я никому не была нужна, — прошептала Кармен дрожащим голосом.
— О, Кармен, прости меня! — воскликнула Михаэлла и пересела по ближе к подруге. — Это потому, что…
Она хотела сказать, что ей больно видеть, как мучается ее брат… Но это сделало положение Кармен еще ужаснее. Михаэлла немного подумала и закончила свою мысль:
— Я страшно разозлилась… Ведь мне так хотелось, чтобы ты стала моей сестрой.
— Спасибо, Михаэлла, что пытаешься понять меня. Но ведь я и так всегда смотрела на тебя, как на сестру. Надеюсь, что мое замужество не изменит этого.
Михаэлла крепко обняла Кармен.
— Конечно же нет, дорогая.
Раздался стук в дверь. Вошел слуга и принес поднос с напитками. Его приход дал возможность молодым женщинам собраться с мыслями.
Михаэлла, подняв бокал, воскликнула:
— За твое счастье, Кармен. Ты заслужила, чтобы тебя любили.
— Спасибо, дорогая, — покраснела девушка, услышав тост.
— Ну, а когда же свадьба?
— Очень скоро, — призналась Кармен. — Мы думаем, в конце июня — начале февраля, чтобы провести большую часть лета в Рио.
Она заколебалась, раздумывая, продолжать ли дальше.
— И я надеюсь..
— Да?
— Надеюсь, что ты не подведешь меня, Михаэлла…
Потом они долго болтали о подвенечном платье, о наиболее подходящих цветах, а когда настало время проститься, Михаэлла почти смирилась с выбором подруги. Ее удивило лишь глубокое желание быть женщиной, без которой невозможно жить. Но удивляться не стоило… Михаэлла ведь прекрасно знала, какое детство было у Кармен: не совсем несчастное, но и счастливым его не назовешь — в нем не было многих радостей, присущих детству.
То, как Кармен описывала Камило Кастильо, помогло Михаэлле понять причину, которая толкнула ее к нему и зачеркнула образ Чиро. Ее брат всегда был нужен Кармен как защитник и победитель. Как она могла узнать, насколько сильно любит ее Чиро и нуждается в ее присутствии? Роли в их взаимоотношениях были давно уже распределены, и оба действовали по образцу, сложившемуся в детстве. Все они, и в особенности Чиро, считали многое относительно Кармен давно решенным. Теперь Михаэлла могла лишь надеяться на то, что он когда-нибудь встретит девушку, прежде чем Вероника Гарсия протянет к нему свои нежные лапки.
Ценой, известной только ему одному, Чиро удалось притвориться старым другом, а не отвергнутым поклонником, и сплетни через какое-то время утихли. Однако страшное напряжение, в котором он находился, почти подорвало его силы. Особенно ужасен был тот вечер, когда Камило Кастильо и Кармен уединились на балконе, как ему показалось, на целую вечность. Поэтому Чиро был очень рад, когда среди поздно прибывших гостей он услышал имя Алусио Авила.
— Алусио! — воскликнул Чиро, когда старый друг подошел к нему. — Почему мы не имели удовольствия видеть тебя раньше?
— Правосудие — капризная сеньора, — ответил Алусио. — Хотя с капризной все же легче, чем с неверной…
Будь на месте старого друга кто-нибудь другой, Чиро ужасно бы разозлился на этот намек. Но зная Алусио еще со школьной скамьи, он прекрасно понимал, что это было всего лишь проявление привязанности, а не враждебности.
— Предательство — да, но не со стороны возлюбленной, — как бы предупреждая, чтобы Алусио не зашел слишком далеко, серьезным тоном сказал Чиро.
— Извини, я не хотел… Бог мой, но ведь твоя помолвка была решена еще много лет назад. И я знаю, что все это время ты любил Кармен…
— Нет, ты просто ничего не замечал. Алусио в замешательстве покраснел:
— Я никогда и не думал ничего подобного…
— И правильно. Кстати, я всегда замечал, еще тогда, когда ты пару раз гостил у нас, что не питаешь к Кармен особой симпатии, — Чиро усмехнулся. — Меня привлекают более энергичные девушки…
Алусио смутился.
— Должен признаться, я очень удивлен, что Кармен сделала свой выбор не в твою пользу. Мне всегда она казалась такой робкой и боязливой… Твоя уравновешенность была ей просто необходима.
— Очевидно, он пробудил в ней то, что не мог я, — с горечью произнес Чиро.
— Ну а если отбросить все эмоции… Он тебе нравится? — спросил Алусио, наблюдая, как Камило Кастильо общается с Кармен.
— Я пытался быть объективным, но при всех обстоятельствах, Алусио, я желаю Кармен счастья. Наверное, Камило Кастильо именно тот человек, который способен сделать ее счастливой. Но он всегда так следит за ней… Ему не нравится, если я начинаю разговаривать с Кармен. А для меня это, скорее, мучение, чем удовольствие. Не знаю, что думает он, но я все еще продолжаю играть роль их старого друга, чтобы поскорее утихли пересуды.
— Ты весьма привлекательный мужчина, Чиро… До его появления Кармен принадлежала тебе. Могу понять его опасения…
Чиро вздохнул.
— Думаю, ты прав, Алусио. Но я не вижу никакого более или менее разумного выхода.
Они замолчали.
— А Михаэлла тоже здесь сегодня? — осторожно спросил Алусио.
— Да. Она в саду с Чезаром. Друг поднял удивленно брови:
— Так ей тоже можно пожелать счастья? Чиро рассмеялся.
— Не совсем. Чезар страдает от любви к Германе да Силве и при помощи Михаэллы надеется вызвать ревность у сей сеньоры. Ну а сердце Михаэллы, насколько я знаю, свободно.
Алусио засмеялся и тут же перевел разговор на другую тему. Но как только Михаэлла возвратилась, он моментально присоединился к окружавшим ее друзьям
Когда Алусио танцевал с Михаэллой, то она почувствовала легкую дрожь, подобную той, которую испытала, когда он пять лет назад заехал к ним погостить на пару недель. Он был первым мужчиной, который произвел на нее такое впечатление. Однако тогда Алусио не проявил к ней ни малейшего интереса, и девушка хранила свои чувства глубоко в себе, надеясь, что когда-нибудь появится тот, кто пленит ее сердце.
— Я так был счастлив в танце с тобой Михаэлла.
Она почувствовала, как на душе у нее потеплело: наконец-то Алусио проявил свои симпатии. Но взяв себя в руки, она спокойно ответила, что тоже рада представившейся возможности потанцевать с ним.
— Однако вы слишком задержались, Алусио. Он продолжил, как ему казалось, невысказанную мысль:
— Я знаю, как вы близки с Чиро… Как же у него так получилось с Кармен?
Михаэлла немедленно выругала себя за то, что была настолько глупа, на минуту подумав, что Алусио Авила испытывает к ней особый интерес.
— Он не говорит об этом со мной, но я вижу, что его сердце разбито.
— Но как, как это произошло? Ведь дружба была так крепка… Никогда бы не подумал, что она настолько увлечется обаянием и лестью.
— Могу только догадываться о причине, — сказала Михаэлла. — Там было нечто большее, чем просто дружба. Но мой рыцарь-братец не пожелал слишком торопить Кармен. Не думаю, что он когда-нибудь дал ей понять, как любит ее и как она ему нужна. А Камило Кастильо сделал это — и все было решено.
— Понимаю.
Теперь Алусио действительно все понял. На месте Чиро он действовал бы иначе и не воздержался бы от активных действий. Но он был всего лишь младшим сыном в семье и не мог даже позволить себе мечтать о сеньорите Михаэлле Фернандес.
Он приветливо улыбнулся Михаэлле, и они без слов поняли друг друга; одна из привлекательных черт характера Чиро — способность не смешивать свои интересы с интересами того, кого он любит, — подвела его. Его лучшее качество стало самой большой слабостью: желая защитить Кармен от своей страсти, он потерял ее.

Конец весны  промелькнул для Кармен, как одна минута, — настолько она была занята подготовкой к свадьбе. В торжественный и памятный день свадьбы она чувствовала себя так, будто видела все в калейдоскопе. Она не помнила, как одевалась, как ехала в церковь… Были минуты, когда что-то менялось… Внезапно, когда проходила между рядами собравшихся, она увидела лицо Чиро, такое печальное и серьезное. Уже стоя у алтаря, она бросила взгляд на мать, казавшуюся в этот миг гораздо старше. Но увидев взгляд Камило, услышав слова его клятвы, произнесенные с такой любовью, она была потрясена так, что, казалось, вот-вот потеряет сознание. Во время свадебного завтрака Чиро подошел, чтобы поздравить молодых. Это были их первые слова, сказанные друг другу после венчания, но Кармен надеялась, что со временем они будут чувствовать себя более свободно. Правда, по тому, как Камило взял ее за руку, она поняла, что это наступит еще не скоро. Они обменялись ничего не значащими улыбками, глаза же при этом оставались серьезными, и в них сквозило ожидание…
— Желаю счастья вам обоим.
— Спасибо, Фернандес.
Чиро отвернулся и хотел уже отойти, как неожиданно вспыхнувшее чувство заставило его поступить иначе. Быстро повернувшись к Камило Кастильо, он воскликнул:
— Кармен очень дорога мне. Надеюсь, вы будете относиться к ней, как и она к вам?
— И все же, она дороже мне, Фернандес, и вас совершенно не должно интересовать ее счастье.
Холодный ответ Камило был словно удар в лицо. Чиро побледнел.

0