www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Человек, заставлявший мужей ревновать. Книга 1


Человек, заставлявший мужей ревновать. Книга 1

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Человек, заставлявший мужей ревновать. Книга 1

Аннотация

Лизандер Хоукли – простодушный и добрейший малый, который желает счастья всем женщинам – красавицам и дурнушкам, «звездам» и домохозяйкам, юным и не очень. Чтобы они были любимы и желанны, Лизандер готов на все, но при этом заставляет их мужей ревновать.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ЛИЗАНДЕР ХОУКЛИ – герой нашего времени.
ДЭВИД ХОУКЛИ (ТОПОРИК) – отец Лизандера и безутешный вдовец. Директор школы во Флитли – одной из лучших в Англии.
ДИНА ХОУКЛИ – старая алкоголичка, вдова Алистера – старшего брата Дэвида Хоукли.
РОБЕРТО РАННАЛЬДИНИ – один из величайших дирижеров мира. Музыкальный директор лондонского «Мет» и настоящий гений зла.
КИТТИ РАННАЛЬДИНИ – его юная жена, у которой все расписано по часам.
НАТАША РАННАЛЬДИНИ – дочь Раннальдини от второго брака, всего в ней понемножку.
ВОЛЬФГАНГ РАННАЛЬДИНИ – сын Раннальдини от первого брака, славный малый.
СЕСИЛИЯ РАННАЛЬДИНИ – вторая жена Раннальдини и всемирно известная певица. Подвержена приступам гнева, во время которых швыряет все, что попадется под руку.
ЛАРРИ ЛОКТОН – главный администратор «Кетчитьюн Рикордз», по натуре – неотшлифованный алмаз.
МЕРИГОЛД ЛОКТОН – его когда то очаровательная жена, которая считает, что стоит неотшлифованного алмаза
ДЖОРДЖИЯ МАГУАЙР – певица, автор песен и секс символ шестидесятых годов. Болтлива, да еще крепко выражается.
ГАЙ СЕЙМУР – сын епископа и муж Джорджии Магуайр, очень порядочный, но мало подходящий для роли мужа. Владелец художественной галереи в Лондоне, по призванию – сестра милосердия.
ФЛОРА СЕЙМУР – необузданное дитя Гая и Джорджии.
БОБ ГАРФИЛД – менеджер оркестра лондонского «Метрополитен». Просто святой.
ГЕРМИОНА ГАРФИЛД – опостылевшая ему жена Любовница Раннальдини. Одна из ведущих мировых сопрано, без ума от аплодисментов.
МАЛЕНЬКИЙ КОЗМО ГАРФИЛД – четырехлетний дьяволенок.
БОРИС ЛЕВИЦКИ – очаровательный, темпераментный композитор, покинувший Россию в восьмидесятых годах. Помощник дирижера в лондонском «Метрополитен», любитель красного вина, красного мяса и пышных женщин.
РЭЧЕЛ ЛЕВИЦКИ – его жена англичанка. Концертная пианистка, пожертвовавшая карьерой ради двоих детей – Вани и Маши. Выступает под своей девичьей фамилией Грант.
ФЕРДИНАНД ФИТЦДЖЕРАЛЬД – толстяк Ферди. Лучший друг и советчик Лизандера Хоукли. Агент по продаже недвижимости и посредник, смышлен и стремителен.
РУПЕРТ КЕМПБЕЛЛ БЛЭК – мультимиллионер, владелец тренер лошадей, экс чемпион мира по скачкам с препятствиями, Мекка для большинства женщин.
ТЕГГИ КЕМПБЕЛЛ БЛЭК – его вторая жена, просто ангел.
ТАБИТА КЕМПБЕЛЛ БЛЭК– сорвиголова подросткового возраста.
МАРКУС КЕМПБЕЛЛ БЛЭК – его сын, концертный пианист на эмбриональной стадии.
ЭДВАРД БАРТОЛОМЬЮ ЭЛДЕРТОН – многозначительный внук.
ЭЛЕН ГОРДОН – первая жена Руперта Кемпбелл Блэка
ДЖУЛИЯ АРМСТРОНГ – страстная художница
БЕН АРМСТРОНГ – ее муж, непримиримый борец за компьютеры.
ЭЛМЕР УИНТЕРТОН – американский миллиардер, занимающийся системами безопасности. Глава «Сафус хаузез инк.» и волокита из Палм Бич, покровитель поло.
МАРТА УИНТЕРТОН – его очаровательная и заброшенная вторая жена
РИККИ ФРАНС ЛИНЧ – капитан сборной Англии по поло.
ДЕЙЗИ ФРАНС ЛИНЧ – его жена художница, подруга Джулии Армстронг.
ПРЕПОДОБНЫЙ ПЕРСИВАЛЬ ХИЛЛАРИ – представительный священник, чьи пасторские обязанности ограничиваются выпивкой.
ДЖОЙ ХИЛЛАРИ – его жена. Просто корова.
ХЛОЯ КЕТФОРД – талантливая меццо сопрано и любовница Бориса Левицки.
ТЕДДИ БРИМСКОМБ – садовник Ларри Локтона.
МИССИС БРИМСКОМБ – его жена.
ЛЕДИ ЧИСЛЕДЕН – старая калоша и столп Парадайза.
МЕРЕДИТ УОЛЕН – высокооплачиваемый голубой для внутреннего интерьера. Известен как Идеальный Хомо, поскольку всегда приглашаем в качестве свободного мужчины для скучающих дам на вечеринках Парадайза.
КЛИВ – гадкий приспешник Раннальдини, ходит в черной коже.
САБИНА БОТТОМЛИ – директриса школы «Багли холл», не менее непримиримый борец.
МИССИС КОЛЬМАН – секретарь Дэвида Хоукли, по прозвищу Горчица, потому что липнет к нему.
МИСС БЕЙТС – временно проживающая в Парадайзе, с соблазнительными лодыжками.
ДЖЕЙМС БЕНСОН – очень уравновешенный частнопрактикующий доктор.
ОСВАЛЬДО – блестящий приглашенный дирижер лондонского «Мет».
ГЕЙНЦ – непримечательный помощник дирижера лондонского «Метрополитен».
ФРЕДДИ ДЖОУНС – бизнесмен от электроники и директор «Венчурер телевижн».
ТАНЦОР МЭТЛ АНД – рок звезда.
ГРЕЙДОН ГЛЮКШТЕЙН – председатель правления филармонии «Новый мир».
ДЖЕРАЛЬДИНА – лондонский секретарь Гая Сеймура
КАМЕРОН КУК – талантливая телевизионщица.
БЕАТРИС – прекрасная флейтистка, с которой дурно обращается Раннальдини.
АРХАНГЕЛ МАЙК – хозяин трактира «Жемчужные ворота» и капитан команды «Парадайз крикет XI».
МИСС КРИКДЕЙЛ – десятикратная победительница конкурса на лучшее домашнее вино Парадайза
МИССИС ПИГГО – приходящая домработница Джорджии Магуайр. Прозванная Мамашей Кураж за любовь к пиву.
БЛЕЙ ЧАРТЕРИС – первый жокей Руперта Кемпбелл Блэка
ДЭННИ – один из конюхов Руперта Кемпбелл Блэка.
ДИЗЗИ – старшая среди конюхов Руперта Кемпбелл Блэка. Обаятельная разведенная женщина
БАННИ – ветеринар из Глостершира.
СЭБ И ДОММИ КАРЛАЙСЛ – близнецы красавцы. Блестящие игроки в поло, чье сумасбродство пресек экономический спад.
МАРСИЯ МЕЛЛИНГ – впечатлительная разведенная женщина, владелица лошади у Руперта Кемпбелл Блэка.
МИСТЕР ПАНДОПУЛОС – еще один владелец лошади, находящейся на тренинге у Руперта Кемпбелл Блэка.
АЙЗЕК ЛОУЭЛЛ – блестящий жокей.
ШЕРРИ МАККАРТИ – очаровательная, заброшенная мужем американка.
ЭСТРИД – смазливая девушка из Палм Бич.
БОННИ – болельщица из Палм Бич.
БЕТТИ ДЖОНСОН – соблазнительная беспринципная журналистка.

1

Лизандер Хоукли явился на свет, чтобы, казалось, завоевать все. К двадцати двум годам он был высок, широкоплеч, обладал щедрым отзывчивым сердцем и улыбкой во весь рот, от которой сохли девушки. В январе 1990 года в финале турнира по поло в Палм Бич этот герой нашего времени лежал обессиленный на ковре цвета берлинской глазури в конюшне для пони, отсыпаясь после излишеств бурно проведенной ночи.
Чем выше уровень игры в поло, тем лучше выглядят и конюхи и пони. В этот карающе жаркий, душный день все окружающие Лизандера прекрасные девушки в лазурных блузках и бейсбольных кепочках были по горло заняты подготовкой двадцати четырех пони к матчу. Доведенные до бешенства атаками москитов, они, чтобы не разбудить его, даже переругивались шепотом, когда привязывали и закрепляли сбрую. И если бы эти прекрасные девушки могли, то запретили бы и грому грохотать над плоским, в бахроме пальм горизонтом.
Лизандер не шевельнулся – ни тогда, когда аргентинский конюх, чтобы оседлать пони и расчистить себе путь, передвинул его на солнцепек, ни тогда, когда два товарища по команде, близнецы Карлайслы, Себастьян и Доминик, подъехав на ревущем темно зеленом «Астон Мартине», завопили и гневно и облегченно, потому что хоть и нашли его, но вот в таком виде.
Людям нравилось помогать Лизандеру. Конюхи старались вести себя тише. А те же Сэб и Домми, два члена английской сборной по поло, едва отговорили миллиардера Элмера Уинтертона, нанявшего их на время сезона в Палм Бич, выгнать Лизандера, воспользовавшись только тем предлогом, что уже четвертый человек в команде сломал в полуфинале плечо.
– Негодяй, – прорычал Сэб, выбираясь из машины, – это после всех то хлопот, что он нам доставил, мы еще и работу ему ищем.
– В награду от него мы получим крысиный хвост, – сказал Домми.
Оба, негодуя, посмотрели на Лизандера, который своими безвольно раскинутыми конечностями и согнутой спиной напоминал заброшенного щенка. Лениво потянувшись, он отогнал москита, потревожившего его сон укусом.
– Никто в мире, глядя на эту ангельскую безмятежность, – мрачно продолжил Домми, – и представить бы не мог, что, когда Лизандер вот так дрыхнет, это олицетворение разврата.
– Ну что ж, если он сможет направить хотя бы часть своей энергии против наших соперников, будет уже неплохо, – заметил Сэб и, взяв ведро с содержимым цвета берлинской лазури, вылил его Лизандеру на лицо.
– Подъем, мистер Хоукли. Это ваш будильник.
– Какого?..
Вздрогнув, как от удара током, и яростно протирая глаза, Лизандер напряженно вглядывался в круглые лица двух сорвиголов и четыре голубых беспутных глаза, рассматривающих его из под густых белокурых челок.
– А, это вы, – простонал он. – Я на секунду подумал, что у меня в глазах двоится. Какого черта вам от меня надо?
– То же самое, что и тебе самому, – быстренько произнес Сэб. – Игра начинается в половине первого. Приводи себя в порядок.
– Ты имел ту блондинку? – спросил Домми, расстегивая свою рубашку в серую полоску и доставая с сиденья «Астон Мартина» лазурную рубашку для игры в поло.
– Не уверен, – Лизандер на секунду сморщил дивный гладкий лоб. – Что вернулся к ней, помню точно, но поскольку чувствовал себя ужасно, то уснул во время процесса. Надо бы позвонить и извиниться.
– Позже, – Сэб швырнул ему спортивную рубашку.
– Не смогу, – пожаловался Лизандер, вытаскивая из ее кармана намокший кусок бумаги. – Она дала мне свой телефон, а чернила смыло. Мне бы такой загар, – добавил он, восхищаясь бугристой от мускулов каштаново коричневой спиной Домми.
– Так вот, ты ничего не получишь, если только не сыграешь в этот день чертовски здорово, – сказал Сэб, выбираясь из джинсов. – В планах Элмера отправить тебя следующим самолетом домой. Факс используют в конюшне только для деловых сообщений. Элмер безнадежно погряз в формальностях какой то громадной сделки с япошками, а его аппарат все утро выплевывал отчеты о скачках из каждой английской газеты.
– О Господи! Ведь скачки же начинаются. – Поднявшись на ноги, Лизандер стянул свою рубашку, не расстегивая ни одной пуговицы. – Я быстро обернусь и успею сделать ставки. Если Элмер не позволит мне поговорить по телефону из конюшни, можно воспользоваться вашим?
– Нет, нельзя!
Схватив Лизандера за руку, Сэб дернул его назад.
– Одевайся, к чертям, и на разминку. Мы ехали сюда из Фулема не за тем, чтобы ты делал из нас дураков.
– Фулем, – повторил Лизандер. Спустя мгновение его голова откинулась назад, а крупный рот издал раскаты хохота, обнажая красивые зубы. Затем он растерянно огляделся.
– Ну ладно, а где я оставил свое обмундирование для поло?
Команда соперников, называвшаяся «Мистер Бифи», принадлежала воротиле от бизнеса пищи быстрого приготовления Батчу Мердоку и состояла из хороших игроков, включая трех, аргентинских профессионалов, один из которых, Хуан О'Бриен, был величайшим спортсменом мира. Облаченные в красные рубашки, они уже гоняли мячи по полю, отчего его зелень выглядела, как огромное озеро, подернутое рябью. Из красного передвижного буфета болельщикам «Мистера Бифи» бесплатно раздавали гамбургеры. Распространявшийся запах жареного лука вызвал тошноту у Лизандера и заставил его сжать челюсти, когда он и близнецы выехали на поле. Так и не сумев отыскать свои вещи, Лизандер нацепил сапоги, молнии которых не сходились на его ногах, занял у кого то наколенники, а слишком большую для него шляпу удерживал от падения только совершенный нос, но и она не защищала от вызывавшего убийственную головную боль раскаленного добела солнца.
Карьера в поло прирожденного наездника Лизандера началась из за его способности полностью абстрагироваться во время матчей.
– Оу воу, оу воу, – бормотал он, чувствуя поддержку со стороны очаровательных золотоволосых болельщиц, наблюдавших просто стоя или облокотившись на обжигающие капоты «кадиллаков» и «линкольнов», выстроившихся вдоль поля.
– Боже, ну и похмелье. Эта лошадь слишком хороша, – говорил он сам с собой, пытаясь обуздать крайне возбужденную каштановую кобылу, шарахнувшуюся от принадлежавшей Батчу Мердоку «скорой помощи», управляемой студентами медиками и направлявшейся к середине поля.
– Ни фига себе!
Лизандер чуть не потерял шляпу, повернувшись назад.
– Вы видите ноги той брюнетки в розовой юбке?
– Не туда смотришь, – Сэб понизил голос, – во втором ряду стоит мужчина в панаме. Это вербовщик в английскую сборную, прилетел специально ради твоей игры.
– Не может быть! – голубовато зеленые глаза Лизандера расширились от изумления.
– Так что все в твоих руках.
– Еще бы!
Сдавив бока каштановой, Лизандер загалопировал в облаке пыли, искусно и без усилий толкая мяч перед собой.
– Но ведь это же неправда, – сказал Домми, который чуть меньше пренебрегал этическими принципами, чем Сэб.
– Конечно, – согласился Сэб. – Но, может быть, она отвлечет его мысли от той пышки на краю поля.
Близнецов в общем забавляли выходки Лизандера. В юности братья имели гораздо больше денег, обирая богатых опекунов, чем сейчас, играя в поло. Но холодная рука экономического спада сделала покровителей более скупыми, а работу на горячих лошадях менее легкой. Элмер Уинтертон платил стабильно, беря на себя все их расходы, и они были заинтересованы в том, чтобы Лизандер в этот жаркий полдень тоже себя проявил.
И вот наконец, сопровождаемый телохранителями и вечно опаздывающий, чтобы показать, что он занят важными государственными делами, прибыл Элмер Уинтертон. За ним следовала «скорая помощь» побольше той, что у «Мистера Бифи», вся набитая медиками.
Компания Элмера «Сафус» не только производила «дома Сафуса», которые якобы были настолько безопасны, что в них не мог проникнуть ни один взломщик, но также специализировалась на охране компьютеров повышенного риска, таких, как в правительстве и промышленности. Элмер часто хвастал тем, что только он знает ключевые слова к самым важным национальным секретам.
Прихватив с собой в частный самолет из Вашингтона несколько сенаторов с женами на игру, он сам с трудом верил, что его команда сможет выиграть кубок.
Черноволосый, смуглый, коренастый, с бровями, которые без нежного выщипывания сошлись бы над переносицей, Элмер имел невыразительные маленькие глазки и длинный нос, вздымающийся на кончике подобно украшению носорога. И воинственность он проявлял носорожью, этакую блуждающую, и настолько не справлялся со своим плоскостопным пони, что с одинаковой вероятностью мог шмякнуться как в ту, так и в другую сторону.
Трудно было представить более безобразного и никудышного наездника, чем неуклюже продвигавшийся на поле Элмер, нетерпеливо отбивавший почки покорного, в серых пятнах пони. Но его власть и богатство были такими, что толпящиеся кругом золотоволосые девушки облизнули губы и подзакатали шорты на дюйм или два повыше, когда он проезжал мимо.
Жара душила. Зловеще черные тучи шествовали на западе, как процессия бенедиктинских монахов. Росшие по краям поля лохматые пальмы бесшумно трепетали над грибовидными коричневыми домиками. Когда взмокшие пони выстроились и судья бросил мяч в движущийся лес ног, Лизандер мог бы услыхать вскользь сказанное:
– Сомневаюсь, чтоб кто нибудь из медиков Элмера удостаивался Фернет Бранка.
После половины игрового времени «Сафус» отставал со счетом 2:8 и Лизандер краснел от стыда. При долгом отсутствии игровой практики он был раздавлен еще и похмельем, и печной жарой Палм Бич, которая резко сменила морозную английскую зиму. Не привыкший к таким быстрым пони и тяжелому сухому грунту, он провел три ужасных тайма. Трое аргентинских законтрактованных «наемных убийц» «Мистера Бифи» не позволяли ему и приблизиться к мячу. И уж совсем бесполезной была помощь Элмера, мечущегося вокруг на древней Мини подобно маразматику впереди гонщиков асов на автогонках. Из восьми голов, забитых «Мистером Бифи», шесть были реализованы с пенальти, виновником которых явился Элмер. Более того, Элмер осознавал, что видеооператор, нанятый «Сафусом», ведет запись игры целиком для показа на конференции по сбыту в следующем месяце, а он сам еще ни разу и до мяча то не дотронулся.
– Я оплачиваю эту траханую команду, – визжал он на Сэба и Домми в конюшне, – и собираюсь трахнуть клевый затраханный мяч так, как, мать вашу, хочу, а что касается его, – он выстрелил коротким толстым пальцем в сторону поникшего Лизандера, – это уж точно. Только уж лучше дырка от бублика, чем такой«наемный убийца», как этот сукин сын, который не может и мухи убить.
Как бы соответствуя настроению Элмера, темные тучи парили теперь прямо над конюшнями подобно непроницаемой тисовой изгороди. Глаза и глотка Лизандера были забиты пылью. Он после возвращения с поля уже выжал из полотенца целое ведро пота, а теперь опять был весь мокрый.
Помощь, однако, пришла со стороны милой блондинки Эстрид, служащей в конюшне:
– Да не слушай ты Элмера и не позволяй этой кобыле себя одурачивать. У нее нет тормозов, и она действительно очень быстра, – сказала Эстрид, когда подтягивала стремена на спокойно стоявшем желтом пони, непроизвольно подрагивавшем кожей и отгонявшем мух.
– И как же ее кличут? – спросил Лизандер, приготовясь внимательно выслушать и вставляя ногу в стремя.
– Миссис Экс, от экс жены Элмера, – сказала Эстрид, шарахаясь от лошадиных зубов, – потому что вокруг нее всегда лишь одни хлопоты.
– Я удивляюсь, как за него вообще кто то выходит, – содрогнулся Лизандер, собирая поводья и стек.
Защищая своего хозяина, Миссис Экс взбрыкнула. В следующий момент Лизандер оказался уже сидящим на земле.
– Вот я и имел в виду, – промычал Элмер, – что эта дырка от бублика не сможет и усидеть на траханой лошади. Отправляйся к медикам. Там удостоверят, что у тебя повреждение, а мы подадим замену.
Но падение отрезвило Л изандера. Вскочив на Миссис Экс, он галопом ринулся в схватку. В четвертом тайме Сэб и Домми каждый отличились по два раза и один раз Лизандер. Затем аргентинцы «Мистера Бифи» собрались, а Лизандер настолько был восхищен пасом справа, поданным Хуаном О'Бриеном, что забыл о втором игроке, которому пас и предназначался.
– Держи того подонка, Лизандер, – кричал Домми. Но он опоздал, номер второй забил.
Три минуты спустя, желая поддержать Элмера, у которого вот вот могли начаться колики в животе оттого, что он единственный из команды «Сафус» еще не забил, Домми отправил мяч прямо перед ним и по направлению к цели.
– Твоя очередь, Элмер, – крикнул Домми, сам скача рядом и помогая.
– Элмер Уинтертон выглядит чертовски здорово, – произнес комментатор.
Элмер врезал что есть мочи, промахнулся и, не сдержав темперамента, принялся колотить своего пони.
– Ну привет, – закричал Лизандер на все поле. – Абсолютно мимо.
– Ага, абсолютно мимо, маленький траханый умник, – повторил Элмер, передразнивая английский акцент Лизандера. – Я забью так, как я захочу, – и взмахнул своим стеком, чтобы изо всех сил ударить еще и по Лизандеру, который в ответ проворно поднял свой.
– Ну ка прекратите, – прорычал Сэб.
К счастью, словно ведро воды, черная туча опрокинулась вниз проливным дождем. Зрители с кошачьим проворством попрятались в машины. Большинству игроков, особенно ненавидящим дождь аргентинцам, пришлось приспосабливаться. Только Лизандер чувствовал блаженное облегчение. Впервые за сорок восемь часов он успокоился, ведь Лизандер умел играть во время дождя очень здорово.
– Лизандер Хоукли выглядит чертовски неплохо, – прокрякал громкоговоритель минуту спустя. – Он поймал игру и наконец то совладал с желтым пони, принадлежащим Элмеру Уинтертону. – О, куда это вы, Лизандер?
Испугавшись вынесенной ветром бело красной салфетки цветов «Мистера Бифи», Миссис Экс бросилась сквозь ливень, не слушаясь Лизандера, заливавшегося хохотом, мимо машин «скорой помощи» Элмера и «Мистера Бифи», мимо голевой точки и голевого судьи в глубь Флориды. Три минуты спустя он притрусил, все еще хохоча.
– Когда лошадь несет, ничего не сделаешь. Единственное, что остановило Миссис Экс, был огромный крокодил на берегу реки. Я подумал, что это один из ваших телохранителей, сэр, – поспешно добавил он, видя закипающую ярость в маленьких глазах бусинках Элмера.
К счастью, Миссис Экс теперь перешла на скорость, более контролируемую. Направляемая руками Лизандера, она экспрессом проносилась мимо трех грубых аргентинцев, которые не успевали вышибить его из седла, и он легко посылал мяч между красно белых стоек резаными, великолепными ударами справа.
Когда колокол возвестил окончание пятого тайма, болельщики одобрительно засвистели из автомобилей. Сквозь ливень, возвращаясь на конюшню, Лизандер заметил одинокого зрителя, прятавшегося под практически не защищавшим зонтом цвета берлинской лазури «Сафуса». Разглядев мелькавшие длинные загорелые ноги, Лизандер узнал ту самую брюнетку в розовой юбке, которой ранее восхитился. Возвращаясь на последний тайм, он прихватил с собой запасной голубой ковер, оставшийся сухим в трейлере Элмера.
– О, как мило с вашей стороны, – сказала брюнетка, когда ей обернули ноги.
Ее волосы ярко коричневого цвета, такого, как соевый соус, теперь промокшие, висели крысиными хвостиками. Дождь подчеркнул темные веснушки, узором усеявшие ее тонкое лицо и руки. Она дрожала, как собачка в приемной ветеринара.
– Вам лучше побыть в своей машине, – укоризненно произнес Лизандер.
– Мой муж должен знать, где я нахожусь, иначе он возьмется за клюшку.
Она показала на три клюшки для игры в поло, прислоненные к изгороди перед ней.
– Приятный тип, – вздохнул Лизандер.
– Лизандер! – резко окликнул Сэб. Оглянувшись, Лизандер увидел, что другие игроки уже выстроились для вбрасывания, и загалопировал к ним.
– Не трепись с девушками в середине игры, – выговорил ему Сэб раздраженным шепотом, – особенно если это жена патрона.
– Это жена Элмера? – с ужасом спросил Лизандер.
– Ага, и если мы не выиграем, он потом действительно возьмет ее в оборот.
В последнем тайме, когда перевес «Мистера Бифи» выражался всего одним очком, обе стороны собрались с силами. Затем Хуан О'Бриен так свирепо обругал судью за игнорирование вопиющего нарушения правил Элмером, что был наказан пенальти.
Как только Сэб собрался бить за «Сафус», Лизандер направился к конюшне, чтобы сменить лошадь и еще раз взглянуть на жену Элмера. Ее белая шелковая блузка прилипла к телу, поэтому зрелище было чрезвычайно эффектным. И как она вышла за такую обезьяну?
Пока Сэб разворачивал пони и наносил удар, Хуан О'Бриен выехал на заднюю линию и отразил удар плечом лошади. Лизандер вздрогнул. Он уже видел игроков, которые останавливали удары в цель головой своих пони.
Взбешенный, он промчался по полю, подхватил мяч, играя с ним, как кот с мышью, подбросил его в воздух, прежде чем запустить между стоек. Зрители в восторге надавили на клаксоны.
Ливень прошел. От пони валил пар. Удила, стремена и огромный серебряный кубок на покрытом красной скатертью столе засверкали в лучах появившегося солнца.
– Я полагаю, «Сафус» вернет предыдущую ситуацию, – сказал комментатор.
О'Бриен полагал совсем иное. В последующие за этим секунды игры он помчался по полю с разметавшимися из под шляпы черными прядями, размахивая клюшкой и превосходно ведя мяч перед собой, и, никем не остановленный, выскочил прямо перед воротами и пробил мимо.
Рванувшийся вперед Лизандер вернул мяч на верхнее поле Сэбу, который отпасовал Домми, и тот помчался по лужам, пока не наткнулся на стену аргентинских защитников. Тут он быстро подрезал мяч в сторону бешено мчавшегося Лизандера, прекрасно принявшего его. Имея двадцать секунд в запасе, Лизандер спокойно мог забить победный гол, но, заметив нахмуренную красную физиономию Элмера прямо перед стойками и вспомнив о его промокшей насквозь жене, которой могло достаться после игры, он отпасовал шефу. Близнецы застонали в неверии, но каким то чудом Уинтертону удалось провести мяч между стойками.
Все сенаторы Элмера, прилетевшие на частном самолете, уже задумывавшиеся над тем, как обругать его после игры, с облегчением разразились аплодисментами. Видеооператор компании решил не кончать с собой. В конце концов у него уже имелся клип для показа на конференции, а позднее можно было бы заснять и Элмера с огромным серебряным кубком, и его прекрасную женушку, хлопающую с таким энтузиазмом, что шампанское льется прямо на ее розовую юбку.
Возвратившись в конюшню Элмера, Лизандер хлебнул изрядную порцию «Мюэ» из кубка, в некотором расслаблении похлопал по ногам своего пони, благодаря его за добросовестную работу. Находясь в том же расслаблении, он затем поблагодарил конюхов и пустил по кругу бутыль «Мюэ», полагавшуюся ему как члену победившей команды.
– Ты просто изюминка месяца, – сказала Эстрид. – Элмер признает, что ты лучший британец, с которым он играл. Он уже хочет, чтобы ты остался на следующий месяц для игры с «Ролексом».
В моменты возбуждения Лизандер мог делать куда больше, чем просто открывать и закрывать рот.
– В самом деле? – он наконец с трудом выдохнул.
– В самом деле!
Не без оснований полагая, что не выдержит его тяжести, Эстрид протянула ему пачку факсов.
– Вот тебе отчеты о скачках.
– Я и забыл о них! Лизандер радостно завопил:
– Теперь я должен угадать ставки.
– Ничего не получится!
Вошел Сэб, уже переодевшийся, с мокрыми после душа волосами.
– В Англии почти полночь, и только одно сейчас волнует совсем не голубую кровь мистера Элмера. Между копиями «Спортивной жизни» факс выплюнул подтверждение его сделки с япошками. Элмер стал на несколько миллионов баксов богаче и хочет устроить вечеринку, нас ждут.
– Но я хотел надраться в этой компании, – Лизандер с грустью посмотрел в сторону Эстрид.
– Лизандер, – сказал Сэб устало, – ведь ты же хочешь зарабатывать на жизнь с помощью поло. И если проявишь обаяние и такт, то сможешь этим льстивым путем добиться, чтобы тебе выделяли самых сказочных жеребцов мира, но для начала перестань приставать к жене Элмера и его конюхам.
– Он поистине прелесть, – вздохнула Эстрид, когда упирающегося Лизандера увели.

2

Для вечеринки оккупировали один из тех красивых домиков, что обступали поле для игры в поло. Мужская часть гостей была представлена гибкими, загорелыми профессиональными игроками в поло всех национальностей и богатыми бизнесменами, частью хозяевами, частью просто любителями появиться на фоне поло. Женщины образовывали очаровательные группки всех возрастов, демонстрирующие одеяния от мужских рубашек и джинсов до платьев без бретелек, открывающих гроздья драгоценностей.
Зрелище походило на войну в джунглях, особенно это ощущение усиливали целые заросли глянцевитой тропической зелени во всех комнатах и тот факт, что профессионалы охотились за патронами, а патроны, кроме тех, кто прибыл с женой, штурмовали очаровательные стайки женщин, нацеленных в свою очередь хоть на что нибудь в брюках.
Команду «Сафус» встретили оглушительными аплодисментами.
– Если у вас есть овес, самое время его насыпать, – пробормотал Сэб, как только аплодисменты стихли и в комнате наступила тишина.
– Поговорим об ангелах Элмера, – протянула хищная блондинка в огненно красном одеянии, облизывая алые губы.
Только Элмер, чьи глаза, маленькие и невыразительные, яростно вспыхнули, не засмеялся. Он все еще оставался в коричневых сапогах и белых бриджах, сильно испачканных во время игры, правда, переоделся в чистую сорочку поло голубых цветов «Сафуса». Ему хотелось, чтобы каждый видел в нем игрока в поло. Как только группочки, выходя из за растительности, стали окружать остальных членов его команды, Элмер из чувства соперничества решил отхватить самую хорошенькую. Вскоре он оказался рядом с темпераментной брюнеткой по прозвищу Бонни. Рисунок ее губ мог затмить очертания любой из орхидей, благоухающих в центре гостиной, а ягодицы выпирали из коротеньких белых шортов.
Не желая показать, что он без очков просто слеп, Элмер приблизился вплотную, чтобы прочитать фразу на облегающей ее оранжевой рубашке.
– «Если вы читаете это , – медленно, по слогам произнес он, а затем придвинулся еще ближе, – значит , вы грязный старикашка » .
Бонни пронзительно засмеялась. Элмер для вида присоединился к ней.
– Ну что то вроде этого. Ловко.
– Это ты ловкач, – сказала Бонни. – А темно голубое потрясающе идет к твоим глазам. Тебе кто нибудь говорил, что ты настоящий Ричард Джер? Я все отдам за рубашку «Сафус».
– Ну так давай махнемся, – предложил Элмер.
– Он никогда не раздевался на публике, – пробормотал Сэб, – если бы не барбадосский загар и не сброшенные десять фунтов на предсезонной строгой диете, его «я» этого не допустило бы. Го с с поди. – Он опрокинул полный бокал, потому что голова Бонни исчезла в оранжевой рубашке, а ее изогнувшиеся руки открыли великолепную загорелую грудь.
Глаза Элмера выпучились, как у придушенного пекинеса. Оранжевая рубашка, от которой он не смог увернуться, ударила его по лицу, приобретшему цвет портвейна, но не сбила похоти.
– Я вижу твою физиономию каждый раз, как беру в руки «Уолл стрит джорнел», – говорила ему теперь Бонни. – Но в натуре ты еще больший милашка.
– Натура слаба, когда ею интересуется такая юная и привлекательная женщина, как вы, – сказал Элмер басом.
Лозунг на блекло серой рубашке Лизандера читался так:
«СЕКС СЧИТАЕТСЯ ЗЛОМ , ЗЛО ЗОВЕТСЯ ГРЕХОМ. ГРЕХ ЗАБЫВАЕТСЯ. А МЫ ВСЕ СЛИВАЕМСЯ».
К этой минуте он уже надрался и теперь был зажат в угол двумя ошеломляющими и совершенно взаимозаменяемыми загорелыми блондинками.
– Ты прибыл коммерческим рейсом? Лизандер смотрел в пустоту.
– Ей хочется думать, что ты летел на частном самолете, предпочтительно своем собственном, – пояснила вторая.
– Ну да, – ответил Лизандер. – Я летел вирджинским. Стюардессы были очень милы.
– Не думаю, что они не тронули тебя в воздухе, – произнесла первая.
Поискав вокруг бутылку, Лизандер поймал взгляд Марты Уинтертон. Стоя в тени огромной юкки, она выслушивала бессмысленную болтовню жены одного сенатора и старалась не наблюдать за Элмером. Ее одиночество было осязаемым.
– Так вы не близкий друг Джорджа Буша? – Бонни становилась все развязнее. – Я бы познакомилась с ним с большой охотой.
– Это можно устроить.
Пухлая правая рука Элмера тайком поглаживала ее левую ягодицу, после того как они прислонились рядышком к большой желтой стене.
Жена сенатора заговорила с Батчем Мердоком. Марта в отчаянии смотрела в пустой стакан. Забыв суровое предупреждение Сэба о том, что покусившийся будет выслан следующим же самолетом, Лизандер пересек комнату.
– Вы все выпили?
Марта оживилась. За секунду перед тем как она его узнала, ее огромные глаза чисто коричневого тона, а ля Тио Пепе, оказавшись на свету, обнаружили озера слез.
– Так любезно было с вашей стороны, что вы принесли мне одеяло.
У нее был низкий вибрирующий голос. Мятая белая блузка все еще липла к ее телу. Темные волосы, теперь сухие, распушились, но были зачесаны назад в пучок, и от этого веснушчатое лицо казалось еще тоньше.
– Вам нужна спасательная лодка, – сказал Лизандер.
– У меня уже есть одна.
– Пейте первой.
Пока Лизандер брал бутылку у проходившей официантки, Марта заметила значок с надписью «У мальчика день рождения», приколотый к его серой рубашке. Держа стакан шампанского так, словно это горячий чай, а она – жертва кораблекрушения, Марта сделала большой глоток.
– В саду разожжен большой костер, – проговорил Лизандер, видя, что кожа ее рук сделалась гусиной.
Снаружи бассейн, лениво плещущийся морской водой, отражал свет нескольких тусклых звезд. В саду дождь пригнул кусты гибискусов и олеандров, но их цветы, розовые, красные, аметистовые и желтые, сверкали драгоценным блеском в свете прожекторов. Огромные промокшие лиловые и фуксиновые шкуры бугенвилей налипли на дом и садовую ограду.
К непреодолимому запаху цветущих лимонных и апельсиновых деревьев примешивался соблазнительный дух жареной свинины, чеснока и розмарина, поскольку для пикника на открытом воздухе над пылающими углями подрумянивалось полдюжины поросят. За исключением мальчишки мексиканца, с непроницаемым лицом погружающего вертела в их отливающие золотом бока, в саду никого не было.
Почувствовав ласку теплой ночи, Лизандер радостно и искренне вздохнул.
– Такое блаженство – выйти на свежий воздух и согреться. Я боюсь, что вы озябли.
И он заботливо подвел ее к огню.
– Бедные маленькие зверюшки, – Марта печально посмотрела на поросят, затем подошла к нему ближе.
– У вас загар не как у человека, только что прибывшего из Англии.
– Это подделка, – признался Лизандер, приподнимая каштановые волосы, нависшие на лоб. – Видите полоску у линии волос, а теперь посмотрите на мои оранжевые брови. Я позаимствовал эту гадость у моей подружки Долли. Она манекенщица и всегда раскрашивает себя в самые необычные цвета. Я хотел кое кого припугнуть, заставив подумать, что получил загар, всю зиму играя в Аргентине. Но когда я прошлой ночью наносил это, был мертвецки пьян.
«Она так мила, когда улыбается, – подумал он. – К черту предостережения Сэба и Домми».
– А у вас день рождения сегодня? – спросила она.
– Нет, – Лизандер взглянул вниз на значок, – но он обеспечивает мне выпивку на халяву.
Он широко раскрыл свои голубовато зеленые глаза и вдруг разразился таким заразительным смехом, что люди, стоящие в дверях и сидящие на окнах, и даже невозмутимый мальчишка мексиканец – все улыбнулись.
– Но когда же ваш день рождения? – поинтересовалась Марта.
– 25 февраля мне будет двадцать три.
– Тогда вы Рыба. Лизандер кивнул:
– Дружелюбная, внимательная, заботливая, легкая на подъем, но, встань мне кто поперек дороги, вы увидите, каким жестким я могу быть. Кто это произносит классически научно, так это мой отец: «Ры ы ба».
– А чем занимается ваш папа?
– Он директор школы. Собирался стать великим педагогом, но тратил слишком много времени, учреждая фонды и восхищая матерей.
– А ваша мать восхищалась вашим отцом?
На секунду волна сильной боли залила солнечное, прекрасное и невинное лицо юноши. Закрыв глаза, он сделал два глубоких вдоха, пытаясь вытерпеть жуткую пытку и не закричать.
– Она умерла недавно, – пробормотал он, – в прошлом октябре.
– Боже мой!
Марта положила руку ему на плечо, ставшее словно железным от напряжения.
– Что же произошло?
– Она упала на дорогу. Лошадь понесла. Ее голова ничем не была защищена.
Кипящий жир с вертела, которым орудовал мексиканец, брызнул на пылающие угли, которые полыхнули, выбросив вверх язык огня и осветив дьявольским светом лицо Лизандера.
– Бедный малыш, – произнесла Марта. – Вы были очень близки?
Лизандер кивнул:
– Она была мне как сестра. Ее любили все мои друзья.
– Твой отец, должно быть, безутешен. Выражение лица Лизандера стало жестким.
– Отец сдерживает свои эмоции. Мы, в общем то, даже и не говорили об этом. И если делится чем то, то с моими братьями, Гектором и Александром. Они чутче меня.
Со стороны дома донеслись звуки музыки. «Я не пьянею от шампанского» , – выводил мягкий тенор.
– Займусь ка я делом, – сказал Лизандер, выливая содержимое бутылки в стакан Марты.
– А кем ты хочешь стать?
– Агентом по продаже недвижимости.
– Не лучшее занятие во время спада.
– Но лучшее, чего он заслуживает.
Внезапно появившийся откуда то Сэб Карлайсл долил их стаканы.
– Спад сегодня позволил Рип ван Винклю весь день спать в конторе, чтобы протрезветь. В свободное от этой работы время он или звонил Ледброуку, или смывался домой понаблюдать за соседями. Он бы и этого ничего не делал, если бы у него была возможность заниматься торговлей домами.
– Ой, заткнись, Сэб, – прервал его Лизандер. – И минутку постой с Мартой.
Повернувшись, он чуть не столкнулся с хищной блондинкой в платье под цвет пожарной машины.
– Если вы расстались с вашим кукольным мальчиком, – проговорила она с нажимом, обращаясь к Марте, – я бы очень была не прочь потанцевать с ним.
– Очень любезно с вашей стороны, – ответил за Марту Лизандер, – но я категорически против.
– Он просто восхитителен.
Марта наблюдала за тем, как Лизандер грациозно, почти по воздуху, пересекал лужайку.
– Еще бы ему таким не быть, – согласился Сэб. – К несчастью, босс платит ему только комиссионные, и если он какой нибудь дом не продаст, то влетает в жуткие долги, еженощно бродя по клубам да заключая пари.
– В таком случае ему нужно еще чем нибудь заняться.
– Да ему уже предложили новую работу в Сити, в банке, где нужны смазливые молодые пареньки; да только он там не удержится. Он не для Сити. Ему бы жокеем быть или игроком в поло. Вы же видели днем, какой он великолепный наездник, но ведь нужно четыре тайма, чтобы он пришел в форму.
– Он очень грустит о матери.
– Безутешно, – добавил Сэб. – Совершенно выбит из колеи, пьет вглухую; ни на чем не может остановиться. В отличие от своих выскочек краснобаев братьев он бросил школу, не достигнув уровня О. Матушка его здорово избаловала: чем больше он шалил, тем громче она над ним смеялась и всегда покрывала его долги. К сожалению, Элмер целый сезон не обращал на него внимания. Педро Кавнали чуть не сломал ему ногу, прижав его боком. А гол Элмеру устроил он.
– Я подумаю, что можно сделать, – сказала Марта. Мексиканец разрезал двух поджарившихся поросят.
И когда в столовую проносили миски с салатом и печеным картофелем, из французского окна, размахивая очередной бутылкой, выскочил Лизандер.
– Очистить лужайку для балета, – прокричал он, затем поднял ногу, исполняя пируэт, при этом пролив изрядную долю шампанского и чуть не рухнув на траву.
– Ты еще нужен сегодня, – многозначительно намекнул Сэб.
Лизандер видел Элмера в доме, тот, увиваясь за Бонни, играл кончиком ее волос и, несомненно, хвастал, что дальние предки Миссис Экс прибыли на «Мейфлауэр».
– Я остаюсь здесь, – сообщил Лизандер.
– Хорошо, но только сам о себе и позаботься, – предупредил Сэб.
– Самообслуживание, – сказал, сверкая белыми зубами, Домми, подошедший с обгрызанной поросячьей ногой. – Лопайте. Очень вкусно, хотя, – он понизил свой голос так, чтобы только Сэб мог его слышать, – наш патрон, кажется, уже приступил. Он трескает свинью живьем.
Направившись было к дому, Марта поймала взгляд Элмера и остановилась.
– Эта Бонни просто лоханка, – грубо выразился Лизандер. – Вы гораздо, гораздо симпатичнее.
– Она тут ни при чем.
Марта дрожащей рукой взяла сигарету.
– У вас есть огонь?
У Лизандера не было огня, но, еще раньше чем Марта попыталась его остановить, он сунул двадцатидолларовую бумажку в угли под тушами.
– Вы сумасшедший, но ужасно милый, – с упреком произнесла Марта, когда он, чуть не обжигаясь, все таки успел поднести обгоревшую банкноту к ее сигарете; она целиком предалась своему несчастью.
– Это моя огромная ошибка, – поведала она. – Мой предыдущий муж был до того верным и скучным, что ум мой изнывал от тоски, так я сбежала с Элмером, у которого вечно кочующая жизнь, и теперь мне тоже нет с ним покоя.
– Элмер дерьмо, – заявил Лизандер с таким осуждением, что Марта посмотрела на него внимательней. – И папаша мой вел себя как дерьмо по отношению к моей матери и уже нашел себе какую то миссис Кольман, вдову вояки. У нее венозные лодыжки, и она носит блузки с жабо, – продолжил он с отвращением. – Дети зовут ее Горчица, потому что она ни шагу от него. Помогает ему учреждать фонды. Они перестроили конюшни, где мама держала лошадей, в новую музыкальную школу.
– Мужчины, разведенные, овдовевшие или просто уставшие от своих жен, начинают менять женщин так быстро, – горько проговорила Марта, – как быстро носила вас сегодня по полю Миссис Экс. О Боже, нет!
Проследив за ее взглядом, Лизандер увидел пронзительно и возбужденно кричащую Бонни, бегущую в глубь мокрого кустарника от преследующего ее Элмера.
– Вы не поможете мне добраться до дома?
– О, это, как если бы мне предложили участвовать в Национальных скачках, – сказал Лизандер. – Не помогу ли я? Еще как помогу!
Тут он увидел, что Сэб направляется к ним с двумя полными еды тарелками.
– Послушайте, я бы не хотел, чтобы близнецы переусердствовали. Давайте ка сбежим через сад.

0

2

3

Вставала полная луна, розовая, словно мякоть розового грейпфрута. Открытый очень длинный зеленый лимузин Марты имел номер «МАРТА 30».
– Элмер подарил мне этот автомобиль на тридцатилетие. После того как мы сбежали от моего бывшего, он делал для меня все. Такой подарок не спрячешь под подушку!
Расстроенная изменой, Марта поцарапала «Кадиллак», выводя его со стоянки. Лизандер отрешенно сидел с ней рядом, смотрел на звезды, казалось, каплями дождя рассыпавшиеся вокруг, и не совсем мелодично напевал «Обыкновенную любовь».
Дом Элмера в самом сердце модного Палм Бич был окружен толстой, непроходимой стеной фикусов. Два хмурых охранника со свирепыми доберманами на поводках, открывая массивные электрические ворота, одарили Лизандера недоброжелательными цепкими взглядами.
– Дружелюбные ребята, – заметил Лизандер, когда машина заскользила по затененному парку, среди деревьев с густыми кронами. – А что это за тарелки на тех больших черных шестах?
– Микроволновые датчики, стерегут непрошеных гостей. Тут и под газоном датчики. Ни кролик, ни енот не пройдут незамеченными. С другой стороны фикусовой ограды скрыта еще одна изгородь, протянутая поверху, из колючей проволоки, она снабжена электронным детектором обнаружения.
– Я бы тоже вас так охранял, – заявил Лизандер.
– Это он не меня, а самого себя, – безжизненно ответила Марта. – «Сафус» охраняет компьютеры высокой степени риска, и Элмеру перепадает большинство правительственных заказов. А поскольку он знает ключевые слова ко всем компьютерным устройствам, то считает, что нуждается в защите двадцать четыре часа в сутки. Никто не может сюда проникнуть.
Впереди, призрачная в лунном свете, стояла бледно розовая крепость Элмера, так похожая на кусок нуги, что Лизандер, увидев здание, почувствовал сильное желание протрезветь.
– Восхитительное местечко.
– Было, – жестко отрезала Марта. – На этом месте стоял один из самых старых домов Палм Бич. Элмер снес его и построил новый. Он не верит в долговечность мира.
Пройдя в гостиную, Лизандер, внезапно оказавшись перед жерлом пушки, даже присел.
– Эта штука палила в Гражданскую войну, – сказала Марта.
– Да она такая же старая, как Элмер. И какого черта ты за него вышла?
– Я была приглашена для передекорации его конторы. Под большим столом я не разглядела глиняные ноги Элмера.
Если не принимать во внимание бесчисленного множества фотографий, зафиксировавших братание Элмера с великими мира сего, комната была очаровательно декорирована бледным золотом, словно царь Мидас слегка коснулся рукой софы, ковра, стен и громадных букетов сильно пахнущих желтых роз. На полузаконченном портрете на мольберте Элмер выглядел мужественным. Два пони, на одном из которых он ехал, а другого вел за собой, были только в грубых набросках.
– Господи, да вы еще и льстите ему, – проворчал Лизандер.
– Работа не закончена. Элмер не решил, на каком пони будет восседать.
– Оставьте дыры в холсте, чтобы менять сюжет, тогда он каждый день сможет выбирать пони. А это ваша работа?
Лизандер повернулся к картине с полем колышущейся кукурузы, висящей над камином.
– Нет. Это Ван Гог.
– Ваша лучше. И намного, чем эта.
– А это Поль Клее, – произнесла Марта с мягкой укоризной. – Он стоит несколько миллионов долларов.
– Не может быть.
Пораженный, Лизандер еще раз посмотрел на картину: – Пожалуй, я тоже стану собирать живопись.
Их беседу прервал громадный доберман, с обнаженными клыками и грозным рыком влетевший в комнату.
– Стоять, Тайсон! – крикнула Марта. – Не трогать. Но Лизандер пошел прямо к собаке, протягивая к ней руку.
– Хелло, приятель, да ты красавец.
Обезоруженный таким искренним восхищением, Тайсон еще несколько раз с сомнением рыкнул, а потом пошевелил обрубком хвоста и начал тереться о Лизандера своим блестящим черным телом.
– Эта собака выдрессирована на убийство, – с изумлением сказала Марта. – Элмер и Ненси, его бывшая жена, ведут за нее непрекращающуюся судебную тяжбу. У Ненси право на опеку, а у Элмера право брать ее на уик энды, но, поскольку он всегда играет в поло, собака бродит тут как помешанная. Теперь Ненси предлагает показать собаку психиатру в Нью Йорке, а это еще две тысячи долларов в месяц. Лучше бы она заплатила их тебе, – добавила Марта, видя, как Тайсон послушно застыл у ног Лизандера.
После того как дворецкий с неодобрительным видом открыл бутылку «Дом Периньон», Марта, все еще неосознанно трепещущая, вышла переодеться, оставив Лизандера около телефона. Машинально он начал набирать номер домашнего телефона, но со стоном бросил трубку, вспомнив, что единственный человек, с которым он действительно хотел бы поговорить, уже никогда не отзовется.
Лишь возвращение Марты, одетой в зелено оливковый свитер с застежками, двадцать минут спустя отогнало все дурное. Идущий от нее запах зубной пасты подбодрил Лизандера, но ее глаза оставались красными.
– Удалось прозвониться? – спросила она.
– Да. Я позвонил своему соседу по квартире в Фулеме, Ферди. Он присматривает за моей собакой. С Джеком все в порядке. И если Ферди на месте, то Долли, моя подружка, демонстрирует модели в Париже.
Лизандер опустил глаза:
– Всем им не нравится наша разлука.
– Ничего себе сюрприз. Ведь в Европе сейчас четыре часа утра.
– Наверное, – сказал приободренный Лизандер. – Во всяком случае, Ферди читает очень серьезную литературу – «Мистик мэг», а там, на самом деле, и в гороскопе, и через хрустальный шар одно. Он говорит, что Рыбы найдут свое счастье с кем нибудь в веснушках.
Марта не отреагировала. Непрерывно куря, она вскакивала на каждый телефонный звонок, затем, видя по лицу дворецкого, что это не Элмер, кусала губы и опять падала на софу в желтую и малиновую полосы.
– Все мужья в наши дни имеют любовниц, как факсы и автомобили, и совершенно не думают о том, что их ждут дома.
На нее подействовал алкоголь, и ее мягкий грудной голос стал пронзительным, слова вылетали часто, как из пулемета.
– Да знаешь ли ты истинные причины спада? – пытала она. – Пандемия адюльтеров, «приливная волна сладострастия» Томаса Вульфа. Муж так увлечен обманом своей жены и личным банковским счетом, который является такой же любовницей, что не в состоянии сконцентрироваться на делах. Какая уж тут работа, если играми заниматься тяжело?
Хотя руки Лизандера поглаживали блаженствующего Тайсона, он все равно обнаружил колени Марты около своих коленей.
– Да я бы никогда не вышла за Элмера, если б он не нарисовал мне такой ужасной картины своей семейной жизни: Ненси пренебрегает им, не спит с ним. Потом уже, после того как мы с Элмером поженились, Ненси дала интервью в «Венити Феа», из которого я поняла, что она обожала его и была им абсолютно смята. Каждый вечер, надравшись, она звонила мне, чтобы рассказать, что он клинический нарциссист и что я с ним буду несчастлива. И каждый вечер там были с ней ее друзья, которые говорили: «Ненси, ты прожила с ним двадцать пять лет, а Марта не удержит его и несколько недель».
Она рыдала.
– Что за пандемию ты имела в виду? – спросил Лизандер.
Но дворецкий позвал Марту к телефону.
– О, привет.
Ее слезы могли вот вот перейти в истерику.
– Я вовсе не собиралась отпугивать твоих болельщиков. Нет, нет. – Она уже оправдывалась. – Я не хотела ничего подобного.
Лизандер различил вопли Элмера. Марта была в отчаянии.
– О'кей, ну да, спокойной ночи. Она медленно положила трубку:
– Элмер не может больше говорить. Он будет ночевать в конюшне.
– Н да. – Лизандер обнял Тайсона. – Не открыть ли нам еще бутылочку?
– Захоти Элмер вернуться домой, у него была бы дюжина телохранителей. А он там тешит свою похоть. Я думаю, что звонок был откуда нибудь от Джакуцци, где они веселятся вместе с этой бродяжкой. Это, видите ли, его заряжает.
Она разразилась рыданиями.
Лизандер был ярким свидетельством того, что рыцарство еще живет. Он никогда не читал этих многочисленных статей на страницах для женщин о грубом шовинизме его секса, он никогда не слыхал о Новом Человеке или о сексуальном раздражении. Его помыслами целиком заправляло сердце. Что то в самом существе горя заставляло его приходить на помощь, и точно так же, как Лизандер кидался в чужие беды, даже незначительные, как шел на агрессивно опасного Тайсона, он подошел и к Марте.
– Не плачь. Ведь ты же красавица, а он просто жаба. Нежно и тепло обняв ее, он старался успокоить дрожь ее тела и вытирал слезы и тушь большими пальцами своих рук; затем, поскольку она продолжала всхлипывать, стал успокаивать ее так, как лучше всего умел: целуя ее перепачканные трепещущие губы. Какую то секунду она сопротивлялась, а затем в надежде найти успокоение постепенно пошла навстречу его прекрасному порыву.
Ее кожа была такой же гладкой и шелковистой, как и блузка, но, как только он добрался до пуговиц, она отпрянула.
– Я слишком худая. Элмер называет меня доской с двумя пуговицами, ты должен знать, что тебя ожидает.
Лизандер вздрогнул, потом погладил ее спину.
– А у меня все самое лучшее – под костюмом, – затем, когда Марта улыбнулась, он добавил: – Я поцелую каждую веснушку.
– Тогда тебе придется остаться здесь на тысячу лет.
– Мне и этого мало. Пойдем наверх.
– Нам не следует этого делать.
– Мы не можем противиться предсказанию «Мистик мэгезин».
Тайсон, однако, как и полагалось доберману, не соглашался выпускать Лизандера из комнаты, и пришлось перенести его подстилку в спальню и уложить на нее с помощью ласк и «Бониоса». Марта за это время разделась и перебралась под зеленые шелковые простыни на огромную в изумрудную и белую полосы кровать на четырех ножках. На тумбочке рядом грудой высились книги, с другой стороны стояли часы с цифровыми индикаторами и фотография Элмера и Джорджа Буша в серебряной рамке.
– Элмер читает только балансовые отчеты да послания на блузках, – сказала Марта, всхлипывая.
– Тише, не думай о нем.
Не раздеваясь, Лизандер пересек пампасовые заросли белого ковра и нежно откинул простыни. Тонкие руки Марты мгновенно прикрыли маленькую и нежную грудь. Но подобно Алладину, запертому в пещере и изумленно и возбужденно изучающему золотые предметы, драгоценные камни и связки жемчуга, Лизандер стал медленно изучать ее тело, поглаживая соски и прекрасную впадину между грудей, и за ушами, и внутреннюю часть запястий, вздыхая о руинах Диореллы.
– Боже, ты великолепна!
Его рука скользнула между ее длинных стройных ног.
– Я хотел этого, еще когда увидел их стоящими. Раздевался он бессознательно, бросая одежду на пол, и без нее был так великолепен – белый, крепкий, в ожидании удовольствий под этими зелеными простынями, словно молодой гриб в росистой траве. Прекрасно развитая грудь, слегка поросшая светло коричневыми волосами, сужалась к плоскому животу, а еще ниже, из более темных волос вздымался предмет его гордости, так радостно и уверенно готовый доставить удовольствие, словно поднятая перед концертом палочка дирижера.
– Но ведь мы всего пять месяцев женаты, – пробормотала Марта. – Наверное, не стоит.
– Еще как стоит.
– Разве Долли не огорчится?
– Вероятно, огорчится, но я не могу удовлетворять себя сам.
Его фальшивый загар приобрел оранжевый оттенок, а голубовато зеленые глаза смотрели бессмысленно пьяно, но, когда его большой смеющийся рот прижался к ее рту, Марта поплыла в таком же расслабляющем экстазе, как и Тайсон.
Извиваясь на постели, Лизандер целовал подъемы ног и каждый палец с ногтями, покрытыми лаком кораллового цвета, затем медленно, медленно повел вверх руками по бархатистым бедрам, чувствуя нарастающее напряжение, когда слегка дотрагивался до грудей и бритых подмышек, и не мог насытиться лаской.
– Мы не должны этого делать, – ослабевая, сказала Марта.
Вытянувшись, Лизандер добрался до фотографии Элмера и Джорджа Буша и повернул ее к стене.
– Нам не нужны зрители.
Она засмеялась, но вскоре стали слышны глубокие вздохи. Тут он понял, что она уже на подходе к вершине блаженства, и продлил ей удовольствие еще с полминуты, работая пальцами.
– Войди в меня, – попросила Марта.
– Подожди секундочку, пока я тут кое что натяну, – пробормотал Лизандер, шаря в заднем кармане джинсов в поисках презерватива. Затем жизнерадостный, как выдра в летней реке, исполнил ее просьбу.
– О, это было что то невероятное, – сказала Марта, когда они лежали после всего, деля сигарету на двоих.
– Ох, не получу я рождественскую премию. Ведь я не продал ни одного дома, и купят что нибудь не раньше января. А ты просто прелесть, – Лизандер поцеловал ей руку.
– Как ты стал таким великолепным любовником?
– В основном благодаря Долли. Одно из преимуществ общения с женщиной старше тебя.
– А сколько ей? – Марта прильнула к его груди.
– Двадцать четыре.
– Ого.
– Но она начала в четырнадцать, так что опыт у нее большой. Но мне так понравилось спать с тобой.
– Мне тоже, – Марта поняла, что Лизандера упускать нельзя.
Смотря на синяки от поло, темнеющие на ребрах, руках и бедрах, как лиловые крапинки на белой фиалке, ей захотелось поцелуем удалить их, чтобы его тело вернуло себе свое великолепие.
– Ты настоящий сладкий любовник с нежнейшим сердцем и твердейшим членом.
– Это лучше, чем наоборот, – Лизандер стряхнул пепел на пампасы ковра. – Я хотел бы заниматься любовью часами, но, увы, слишком возбуждаюсь, особенно если партнерша так хороша, как ты. Долли не давала мне после всего засыпать, а заставляла долго поглаживать. Для меня это было самым трудным.
Невозможно было разобрать, что он говорит, его веки уже слипались.
– Давай повторим через минутку. Ты пойдешь со мной завтра в Диснейленд? Я хочу взять автограф у Утенка Дональда.
Когда он уснул, Марта взяла из его руки сигарету.

4

Вечеринка у Элмера Уинтертона была испорчена. Бонни, перегрузившись шампанским и поросятиной, рвалась то поехать к Джакуцци, то поплескаться в элмеровском бассейне для рыб. И теперь еще пираньи кишели у поверхности воды, пожирая извергаемое желудком самого Элмера. Ощутив долгое отсутствие своей робкой, слабой жены, после исчезновения Бонни он уже был готов направиться прямо домой. Чтобы пресечь пересуды, тридцать миль до дома он собирался проехать сам.
Никто из охранников у ворот дома не подумал предупредить Элмера, что у него гость. И только разглядев на ковре своей спальни рубашку с предупреждающей надписью «Секс считается злом» и подняв взгляд повыше, он обнаружил, что игрок номер один и его супруга очаровательно сплелись, словно Купидон и Психея.
Уже второй раз за эти сутки Лизандера оторвали от сна. Но красный и рыкающий Элмер был куда менее приятным будильником, чем близнецы.
– Я включил тебя в команду не для того, чтобы ты валялся на моей жене, – завыл он.
– Так охраняй ее получше, жирная обезьяна, – прорычал в ответ Лизандер. – Как ты можешь гоняться за отвратительными девками, когда у тебя дома такая красота?
Правота Лизандера не подняла настроения Элмеру. Схватив вазу со стола у двери, он уже собирался обрушить ее на Лизандера.
– Только не Минем, Элмер, – запричитала Марта.
Элмер помедлил, и Лизандер использовал шанс спрятаться за Марту, схватить ее розовые шелковые шаровары, прикрыться ими как фиговым листком, выскочить из кровати, а затем очень вовремя – из комнаты, как раз тогда, когда стеклянная бутылка «Мадам Жоли», пролетев над ним в нескольких дюймах, разбилась о противоположную стену.
– Где же выход, – взвизгнул Лизандер, проносясь через лестничную площадку и прыгая через три ступеньки вниз, прежде чем упереться в четырехстворчатую входную дверь, не поддающуюся ни толчкам, ни дерганью. И, очутившись в безвыходном положении, Лизандер вспомнил, как отец, бывало, запирал дубовую дверь на засов, а матушка тайком открывала черный ход, чтобы сынок мог прокрасться через кухню. Затем его голое тело передернулось, потому что раздались выстрелы и в холле на куски разлетелась люстра. Взметнув над собой бронзовую статую Элмера, восседающего на пони, он швырнул ее в окно. Но пуленепробиваемое стекло даже не дрогнуло. Пронзающий уши звук сирены, как будто завизжала стая кастрированных обезьян, прорезал тишину дома.
– Ох да тише же, – Лизандер схватился руками за голову, а затем отскочил в сторону, потому что стальные ставни, лязгая, как гильотины, опустились, закрыв все окна и двери.
Стремительно обежав весь первый этаж, он обнаружил, что блокированы все входы и выходы, и вернулся в холл.
– Попробуй убежать, сукин сын, – проревел Элмер, появляясь на лестничной площадке.
Лизандер едва юркнул в заросли большого папоротника, как пули уже начали впиваться в панель позади него. Проскочив в соседнюю дверь, он поднялся на несколько ступенек. Позади послышались выстрелы и собачий лай; его, видимо, собирались рвать на части. Обежав круглую лестничную площадку, он отпугнул появившегося добермана, бросив в него подвернувшийся горшок с цветком, и пулей влетел в спальню Марты.
– Дам ди ди, дам ди, дам ди, дам ди.
Истерично хихикая, как это делал Джеймс Бонд, Лизандер скользнул под зеленую шелковую простыню и засунул голову под подушку.
– Помоги мне выбраться отсюда.
Вместо ответа полуплачущая, полусмеющаяся Марта откинула простыню, сунула ему в руки открывающую карточку, толкнула катающуюся дверь гардероба, плотно завешанного одеждой, и подошла к потайной задней двери.
– Сюда, – прошептала она. – Внизу лестницы повернешь направо. В конце галереи, за картиной, где Сэмюэль Палмер убирает сено при полнолунии, увидишь маленькую дверь. Сунешь карточку в отверстие и наберешь номер – тридцать (мой возраст, запомни), сорок девять (возраст Элмера). Торопись, Бога ради, Элмер пленных не берет.
– Спасибо за все.
Повернувшись к Марте, стоящей среди туалетов из благоухающей тафты и шелка, лишь для последнего поцелуя, Лизандер бросился вниз по ступеням и увидел картину. Полная луна на ней была не розовой, а золотисто медовой. Рядом встроена дверца.
Его руки так дрожали, что только с третьего раза он сумел просунуть карточку в отверстие. Так, а какой же номер то? Мысли замерли. Возраст Марты? Он нажал тройку, затем ноль. А возраст Элмера? Что то под сто. Разъяренное рычание раздавалось все ближе; в любую секунду могут обнаружить, что он сбежал этим ходом. Элмер? Элмер? Действует ли еще набранная тридцатка или уже сорвалась, как в полунабранном телефонном номере? Ага, вот. Он нажал на четверку и девятку. Ничего не произошло. Может, он вложил карточку не той стороной?
– Прошу тебя, Господи, – взмолился он. – Я виноват, соблазнив Марту, но и ты сделал бы то же самое, Господи, ведь она так прекрасна.
И как только Лизандер навалился на дверь, она поддалась и вывела его в мокрый сад, еще более темный, чем тайный ход, потому что луна скрылась за большой черной тучей.
Запах цветущих апельсиновых деревьев был удушающим. Над стеной фикусов горела Венера. Бегущий по идеально подстриженной лужайке Лизандер; белый и голый, как единорог, нажал на подземные датчики. Внезапно тысячеваттные лампы залили сад светом более ярким, чем дневной, а телевизионные камеры на вращающихся подставках отслеживали каждое его движение на дюжинах мониторов в доме и у ворот. Охранникам Элмера не составляло труда поймать его. Заслышав замораживающий кровь лай своры спущенных собак, Лизандер спрятался за ствол придорожной пальмы от града пуль.
Фикусная ограда с пропущенной поверху колючей проволокой была ярдах в двадцати. Мокрый от дождя и пота, он получил бы там мгновенный электронокаутирующий удар. Впереди одиноко стояло фикусовое дерево фальстафовской толщины и такое старое, что его нижние ветви опирались о землю. Вскарабкавшись по ближайшей ветке, как белка, Лизандер ухитрился уцепиться за ствол как раз тогда, когда собаки, клацая зубами, едва не ухватили его за ноги. Перебравшись на другую ветку, Лизандер прыгнул с нее на улицу.
С сильно бьющимся сердцем, дрожащими ногами, Лизандер, преодолевший дорогу и протрезвевший от ужаса, скорчился под огромной оградой, пытаясь сообразить, какого черта делать дальше. Напрашивалось одно практическое решение – увеличить расстояние между собой и Элмером как можно быстрее, но, голый, без документов, в синяках, он наверняка будет арестован и помещен в психушку, где ему вскроют череп, как киногерою в «Полете над гнездом кукушки».
Улицы были пустынны, но небо безоблачно. Пробираясь в восточном направлении, он оказался на еще одном открытом пространстве, и, как только притаился под ближайшей оградой, чувствуя царапанье веток по голой спине, какой то проезжавший водитель вдруг остановился и дал газ назад.
Блондинка в свободном черном платье, с громадными сапфирами в ушах, вокруг шеи и на запястьях была гораздо старше Марты, но так же очаровательна.
– Что с вами случилось? – спросила она, в изумлении оглядывая его снизу доверху.
. –Муж вернулся домой.
– Ну что ж, во всяком случае, вы без оружия. Здесь вам будет лучше.
Лизандер пулей влетел в машину. Увидев на заднем сиденье «Уолл стрит джорнел», прикрылся первой страницей, как автомобильным ковриком.
– Уф, вы так любезны.
– Мне кажется, я слышала выстрелы, или это Элмер Уинтертон трещал коленными суставами?
– Он пытался убить меня, – ответил Лизандер, оживая.
– Да этот парень просто животное.
– Ни в одном животном нет столько гадости. Господи!
Взглянув на обложку «Уолл стрит джорнел», Лизандер увидел фотографию Элмера:
– Он преследует меня. Я бы разорвал его...
– Не стесняйтесь, – разрешила блондинка.
– Марта сказала, что Элмер клинический наци.
– Я думала, что он из голландцев.
Начав хихикать, Лизандер вдруг обнаружил, что не может остановиться.
– Прошу прощения. Это нервная истерика. У вас есть сигареты?
– Конечно, в сумочке. Кстати, меня зовут Шерри, Шерри Маккарти.
Прикрывшись спереди и сзади большим количеством страниц «Уолл стрит джорнел», Лизандер проскользнул в дом Шерри, превосходивший дом Элмера размерами и убранством и выходивший садом прямо к океану.
– Я полагаю, вам не помешают завтрак и шорты моего мужа?
– У вас есть муж? – Лизандер приготовился смыться.
– Он в Сан Франциско, – сказала Шерри, успокаивая.
Лизандера вдруг заколотило.
– А можно принять душ? После такого секса и всех страхов я, должно быть, воняю, как хорек.
Наверху его восхитила вторая за сутки четырехспальная кровать, на этот раз накрытая лимонно желтым шелком, с застывшими по углам позолоченными херувимами, не нуждающимися в прикрытии страницами «Уоллстрит джорнел».
– Изумительная комната.
– Это комната Франко, моего мужа, – отозвалась Шерри, откручивая позолоченные краны в огромной мраморной душевой за соседней дверью. – Ну а дальше сами.
Соответствующих размеров двери шкафа, занимавшего целиком стену и любовно разрисованного бледно желтыми и кораллово розовыми розами, скользнули назад, открыв сотни мужских рубашек. На полках в душевой благоухающих бутылочек стояло больше, чем в магазине беспошлинной торговли. А еще этот Франко имел змеиные бедра. Лизандер с величайшим трудом отыскал шорты, на которых смог застегнуть молнию.
– Господи, потрясающе! Я не ел уже сорок восемь часов.
Осушив три стакана апельсинового сока, Лизандер принялся за огромное блюдо, состоявшее из бекона, яиц, томатов и грибов, а Шерри наполнила желто белые чашки очень крепким кофе.
Они расположились около прекрасного голубого бассейна, охраняемого четырьмя огромными китайскими драконами. Белые герани ниспадали из старых терракотовых горшков и маленькими волнами лениво сбегали на бледный песок. Вверху робко трепетали пальмы.
Шерри тоже приняла душ и сменила черное тафтяное платье и сапфиры на саронг розового цвета, обнаживший ее почти коричневые плечи. Еще влажные короткие светлые волосы были зачесаны назад в стиле Рудольфе Валентино, несколько смягченном розовым гибискусом за левым ухом. Вокруг теплых улыбающихся глаз разбегались морщинки и кожа на груди и руках начинала грубеть, но, несмотря на это, Шерри была в великолепной форме да еще потрясающе умела слушать.
– Вы могли поцеловать на прощанье вашу работу с Элмером, – сказала она, когда Лизандер закончил перечисление своих ночных приключений.
– Ума не приложу, на что мне содержать Джека, Артура и Тини, – вздохнул Лизандер, намазывая темно вишневый джем на круассан.
– У вас трое детей?
– Джек – мой верный пес.
– Оригинальное имя .
Лизандер не уловил прозвучавшей иронии.
– Артур – моя лошадь. Стипльчезер. Он выиграл много забегов, но вот уже год как мается с ногой. Я надеюсь соревноваться на нем в следующем сезоне. У него такой авторитет. А Тини – шотландский пони, товарищ Артура по конюшне.
– Они, наверное, скучают без вас, – Шерри придвинулась к Лизандеру поближе.
– Не больше, чем я без них. Вообще то, другую работу мне предлагали еще раньше, – продолжил он мрачно, – в торговом банке «Балленштейнз», но к ней можно приступить не раньше первого марта. Играя в поло за Элмера, я мог оплачивать расходы сверх своего кредита и кое какие счета. А еще мне нужен загар, чтобы в первый же день привести в восторг всю банду машинисток у Балленштейнов.
– Вы в любом случае приведете их в восторг, – промурлыкала Шерри. Мальчик был положительно лакомый. – Наконец, вы можете хоть сегодня загорать у этого бассейна.
– Меня не выпроваживают?
– Вы давно смотрели на себя в зеркало? И еще надо сделать так, чтобы вы не обгорели.
Встающее солнце уже бросало розовые лучи на его белые плечи. Украдкой он расстегнул верхнюю пуговицу на шортах Франко – еще минута, и они бы его кастрировали. Убрав остатки завтрака, прислуга вернулась с бутылками шампанского и «Амбре Солер». Шерри встряхнула бело голубой флакон с кремом для загара.
– Вы, должно быть, измучены такой беспокойной ночью. Прилягте, а я намажу вас кремом.
Шерри оказалась опытной массажисткой, и когда она встала на колени и принялась растирать его тело, ее смеющиеся глаза разгорячили Лизандера сильнее солнца. Ее руки в браслетах двинулись вниз, саронг, словно тоже работал, распахнулся, так что он увидел темно коричневую выемку грудей и почувствовал прижатое к своему ее обнаженное бедро.
Только тесные стягивающие шорты Франко не допускали большей эрекции.
– Обработайте мне спину, – от смущения он перевернулся.
Шерри мягко рассмеялась:
– Прислуга через минуту уйдет в магазин, так что вы сможете загорать обнаженным.
Вся в креме ее рука скользнула по его спине и исчезла под шортами Франко. Лизандер застонал. Боже, рука оказывалась всюду. Она делала такие магические движения, что в любую минуту каждый из ее пальцев мог поднять его в воздух подобно домкрату. Затем, когда саронг отлетел прочь, Лизандер почувствовал, как мягкая шерстка ласкает его бедра, и понял, что она не надела положенных к ее наряду шаровар.
Лизандер так и не загорел. Он и Шерри провели день в лени и любви, наблюдая за полетом спутника, заключая неимоверные пари, запихивая друг в друга ложки черной икры и клубники, залитой «Дом Периньон».
Около пяти часов Лизандер ощутил в себе прилив мужества, достаточный для того, чтобы вернуться в конюшню Элмера и забрать свой багаж и клюшки для поло. Видимо, Элмер находился сейчас в безопасности в Вашингтоне, убивая время на водку и электронику с Джорджем и Барбарой .
Когда Лизандеру удалось натянуть на себя среднего размера джинсы Франко, Шерри взялась отвезти его на Уорт авеню и, несмотря на его протесты, экипировала еще и боксерскими шортами, рубашками для поло от Лакоста из прочной хлопчатобумажной ткани, несколькими парами мокасин и темно голубой бейсбольной кепкой с надписью впереди «Святые». Еще ей хотелось приобрести для него несколько костюмов.
– Ни к чему. Я и так неплохо провел время, – признался он ей, когда она подвезла его к конюшне Элмера.
– И я тоже. Как ты, должно быть, понял, Франко еще почти ребенок. Он умрет от ревности, если узнает, кого я имела.
У Лизандера, уже изрядно отведавшего «Дом Периньон», на глазах появились слезы.
– Но это же ужасно. Такая красивая женщина и губит себя с каким то хиляком. Почему ты его не бросишь?
Шерри покачала головой.
– Когда тебе за сорок, мальчики для тебя подобны золотой пыли, – сказала она, подруливая к конюшне Элмера. – Наконец, Франко – муж, а всегда приглашают пару, и, значит, есть шанс встретить новых мальчиков. Ставка только на холостую жизнь ведет к социальной смерти, уверяю тебя.
Обвив руки вокруг ее обнаженной шеи, Лизандер застыл на теплой, золотистой, благоухающей груди.
– Как только я разберусь тут со своим барахлом, я возьму такси и вернусь к тебе.
Если бы она не подтолкнула его в глубину бело розовой колоннады, ведущей к конюшне Элмера, он рухнул бы назад, прямо в машину.
Желая пресечь слухи о том, что ему наставили рога, а над его недоступной системой безопасности надругались, Элмер пытался замолчать события прошлой ночи. Но хоть и рассчитывал скрыть случившееся от прессы, все же одна из служанок, пораженная картиной бегства, разболтала о нем.
Не успел Лизандер, заплетая ногами, забрести во двор, как дюжина линз телекамер уставилась на него, а офицер иммиграционной службы сгреб его в охапку и, заведя руки за спину, заявил:
– Собирайся ка обратно в Англию, любовничек.
– Но я не могу, – запротестовал Лизандер. – Я завтра собираюсь в Диснейленд. Мне нужно получить автограф у Утенка Дональда. Привет, Миссис Экс, – он качнулся в сторону появившейся из ближайшего стойла длинной желтой морды.
– Вы никуда не поедете. А теперь пройдемте.
– Да я побегу, если вы хотите знать, – сказал Лизандер, когда ему в позвоночник уперся пистолет.
– Не умничай, красавчик.
– А как же мои клюшки?
– Все твое барахло уже упаковано.
– Но я не попрощался ни с Мартой, ни с Шерри. Не рассказал о том, как без единого выстрела оказался внизу, на земле. О, мистер Депортатор, что же делать? – пропел Лизандер немелодично, делая несколько па. – Я хотел съездить в Диснейленд, а вы отправляете меня назад...
– Двигай, – зарычали иммиграционный офицер и все охранники Элмера.
В конце концов Лизандера заперли на ночь протрезветь, чтобы наутро выслать первым же самолетом. Близнецы примчались с большим конвертом, уже когда его изолировали. Внутри находились серебряная ручка от Тиффани с брелком в виде клюшки для поло, десять тысяч долларов и торопливо написанная Мартой записка:
МилыйЛизандер , извини , что это всего лишь конверт , но теперь , когда тебя нет , Элмер от меня не отходит. А ведь ты знаешь , как заставить мужей ревновать. Я позвоню тебе , когда приеду в Англию , скорее всего на скачки в Эскоте. С любовью , Марта».
Чувствуя себя миллиардером с набитыми сотенными карманами, Лизандер взял билет в первый класс. Он пытался сконцентрировать свое внимание на объявлениях стюардессы о запасных выходах и спасательных жилетах. Ведь теперь в случае аварии самолета у него не будет спасительной карточки Марты.
Затем, взглянув на поданную ему другой мило улыбавшейся стюардессой газету, он чуть не подпрыгнул до потолка самолета, наверное, только привязные ремни не позволили ему это сделать. Глядя на него, улыбалась Марта. Фотография была сделана еще до того, как она похудела. Там же была фотография совершенно отталкивающего Элмера, а также снимок его розового дворца, сопровождаемый подписью «ФОРТ НОКС ВЗЛОМАН», и еще, о Боже, портрет самого Лизандера в окружении офицеров иммиграционной службы, хихикающего и шатающегося, словно деревенский дурачок.
В полном онемении он какое то время пробегал текст. Тут было много болтовни о том, что система безопасности «Сафус» была преодолена и что национальные секреты под угрозой раскрытия. Приводилась цитата из высказываний Элмера: «Это была всего лишь размолвка двух любящих , но теперь мы с Мартой вместе».
Лизандер в недоумении помотал головой. Когда самолет стал выруливать на взлетную полосу, он вновь откинулся на спинку сиденья, тем более что очаровательная блондинка в кресле через проход читала другую газету с заголовком над всей полосой «ЗАБАВА МАРТЫ ВЫДВОРЕНА ИЗ СТРАНЫ ПОД ПИСТОЛЕТОМ» и огромной фотографией его самого, выглядевшего форменным ослом. И какого черта теперь что то говорить Долли и отцу? Хотя, может быть, слухи об истории не дойдут до Англии. Элмера там никто не знал. Хорошо хоть есть надежда, что этот ублюдок больше не будет так обходиться с Мартой.
Что ж, если шампанское открыто, его надо пить. Среди товаров, разносимых по самолету и продававшихся беспошлинно, оказались колоды карт. Разговорившись с полным улыбавшимся соседом ирландцем, Лизандер открыл в нем собутыльника и прекрасного игрока в покер.
К тому времени, как самолет достиг Хитроу, Лизандер уже спустил серебряную ручку от Тиффани и большую часть из десяти тысяч Марты, но все же ему хватило на плитку «Тоблерона» для Джека, «Фракас» для Долли и бутылку виски для соседа Ферди.
Перед приземлением блондинка, сидевшая через проход, надолго пропала в туалете и вернулась оттуда еще более ошеломительной – очевидно, наводя шарм для того, кто будет ее встречать. Когда же она прошла мимо, восхищение Лизандера вдруг уступило место внезапной душевной боли. Он не сразу понял ее причину. Затем вспомнил запах: духи «Диориссимо». Его мать душилась только ими.
Когда Лизандер первый раз вернулся из приготовительной школы, он был в жутком смятении и мама смочила носовой платок духами, чтобы ему спокойнее спалось. И сейчас он откинулся в кресле, чтобы унять пугающее чувство одиночества. Машинально после приземления он направился было к телефонной будке – успокоить ее: он цел и невредим.
– Единственное мое счастье, когда мои дети возвращаются в Англию, – обычно говорила мать, но Лизандер всегда знал, что именно его возвращение делает ее самой счастливой.
Похмелье от шампанского, а также сырой, темный, холодный январский вечер не способствовали поднятию духа. После прохождения таможни на выходе из аэропорта его ослепили вспышки фотокамер и оглушили крики;
– Вот он... Сюда, Сенди...
К счастью, Лизандер уже имел необходимую подготовку. Да и избавиться от этой своры было полегче, чем от собак Элмера.
– Можем мы долететь, как черти, до Фонтейн стрит в Фулеме? – выпалил он таксисту. – И, если не возражаете, я возьму вашу «Ивнинг стандарт».
Просмотрев отчеты о скачках, Лизандер открыл первую полосу газеты и обнаружил на ней собственную огромную фотографию и заголовок: «БРИТАНСКИЙ ПАРЛАМЕНТ ВЫЗЫВАЕТ «ТАИНСТВЕННОГО НАЛЕТЧИКА» НА ПУБЛИЧНЫЙ ДОПРОС».
Анализируя детали, Лизандер всю дорогу до Лондона сидел на заднем сиденье со светом.
– Я доплачу вам за расход электричества, – сказал он, возвращая «Стандарт».
– В Уорфе, видимо, прикармливают какую то фантастическую птицу, – проговорил водитель, когда машина запрыгала по овощам, разбросанным по Нортэнд роуд.
Слава Богу, Долли находилась еще в Париже.
Лондон был в одном из лучших своих настроений. В большинстве магазинов проводили распродажу, жесткий восточный ветер примораживал тротуары и водостоки.
– Хвоста вроде нет, – успокоил его водитель, поворачивая на Фонтейн стрит.

0

3

5

Фонтейн стрит была очаровательной викторианской террасой, обсаженной вишневыми деревьями. Дом номер 10 достался Ферди за низкую арендную плату, потому что был выставлен на продажу, а известно: покупают лучше, когда в доме есть жильцы. Ферди перекрасил бутылочно зеленую дверь под цвет красных роз, растущих у розоватых стен.
Игнорируя пустые мусорные баки и двух буйно пьяных молодцов, Лизандер прошел внутрь. Среди рекламных плакатиков от декораторов, мойщиков окон и компаний по перевозкам обнаружилась почтовая карточка от Долли, сообщавшей, что скучает и прибывает завтра. Он не стал вскрывать гору коричневых конвертов. Благодарение небу, к работе у Балленштейнов ему приступать только в марте. Этим он обязан отцу, который в услугу за услугу принял сына Родни Балленштейна в свою модную школу. Визитные карточки всех закадычных друзей Лизандера также лежали на столе в гостиной.
Дом выглядел потрясающе аккуратно – а ведь сегодня даже не был день уборщика филиппинца. Лизандер включил искусственный камин, свет которого заиграл тенями на темно красных обоях. В холодильнике за следующей дверью он обнаружил «Био йогурт», розовый сок грейпфрута (должно быть, Ферди на одной из его бесконечных диет), ветчину, шотландские яйца и бутылку «Мюэ».
Он успел подкрепиться изрядной порцией ветчины и остатками виски Ферди, когда в почтовый ящик с глухим стуком упал конверт. Адресованный ему, он имел и приписку: ««СРОЧНО И ЛИЧНО».
«Дорогой Хоукли» , – читал Лизандер, хихикая, и потребовалось несколько секунд, чтобы он понял: «Бал ленштейн» – фирма , основанная давно и крайне дорожащая своей репутацией , поэтому , с точки зрения последнего неудачного паблисити Лизандера , работа не могла его ждать ».
Причина заключалась в том, что Родни Балленштейн был не только партнером по бизнесу Элмера Уинтертона, но еще и имел новую потаскушку жену, которой совершенно не доверял, а также очаровательную любовницу, над которой усердно работал. Поэтому у Родни не было намерения нанять бездельника Лизандера, чтобы тот занимался в его конторе опустошительной деятельностью.
– Черт траханый!
Лизандер скомкал письмо и бросил его в газовый камин.
В этот момент открылась входная дверь, послышался бешеный стук когтей и собака Джек Рассел влетела пулей, тявкая, перебирая всеми четырьмя лапами по полу и приветствуя хозяина.
Вслед за Джеком вошел Ферди, неся пустые мусорные ведра.
– Привет, – сказал он, швыряя на стол «Ивнинг стандарт». – А я жду тебя.
Фердинанд Фитцджеральд был посредником при купле продаже, шустрым, как муха, и настолько коммерчески хватким, насколько Лизандер непрактичными простодушным. Школьный друг Лизандера, он работал и агентом по продаже недвижимости, и его дела, несмотря на экономический спад, шли весьма недурно. Ферди не только торговал домами, но и посещал вечеринки в поисках новых знакомых, оставшихся ночевать на Фонтейн стрит, после чего уже на следующий день к полудню они, приобретя буклеты его фирмы, становились закадычными друзьями, приезжающими в Лондон покутить. Слабостью Ферди был Лизандер, которым он восхищался и которого защищал. Ферди оплачивал его счета, покрывал приключения в старших классах и, если бы понадобилось, мог пойти и на смерть.
Очень полный, с двойным подбородком и розовыми щеками, он не производил впечатление смышленого человека, хотя был им, а скорее напоминал свежевыбритого комика, силящегося прилизанными назад волосами походить на пуританина. Веселье, впрочем, и не покидало его. Он и Лизандер представлялись друзьями как мистер Фиксит и мистер Факсит.
Ферди повесил свое длинное пальто цвета морской волны в холле, сегодня пуританин взял в нем верх, особенно когда Лизандер, все выкладывавший сразу, рассказал ему и о крахе в Палм Бич, и о потере работы у Балленштейна.
– Хорошенькое дело – быть уволенным, еще и не приступив к работе, – ворчал Лизандер, скармливая шотландские яйца ластящемуся Джеку.
– Тебе надо было подписать контракт перед отъездом, – с укором сказал Ферди. – А он так и остался на кухонном столе.
– Нет ли тут какой юридической зацепки? – спросил Лизандер. – Я просто раздавлен. На что же мне содержать Джека и лошадей?
Пока Ферди изучал письмо Балленштейна, Лизандер достал шампанское из холодильника, открыл бутылку и бросил пробку на пол. Ферди ее поднял.
– Ты живешь в пробковой комнате, Лизандер. К сожалению, тебе не хватает прилежания Пруста. Пока ты отсутствовал, в доме был порядок. Аннунциате потребовалось два дня, чтобы вынести грязь из твоей комнаты. Даже уважающая себя свинья не стала бы там ночевать. И сегодня ночью будешь спать на софе. Я взял ее напрокат для Матта Гибсона, и это его «Мюэ» и его шотландские яйца ты скармливаешь своей здорово избалованной собаке. Посмотрел бы, как Джек царапался во все двери по дороге. А это просто отвратительно.
Ферди достал два ошметка сала от ветчины из искусственного камина.
– Сколько раз тебе говорить? Это же не настоящий огонь.
– Ты не хочешь послушать о Палм Бич?
– Не особенно. Я почти все знаю из «Стандарт». Посмотри ее, потом обсудим.
– Я как раз это и делаю, – теперь Лизандер скармливал Джеку «Тоблерон» и, перевернув газету, принесенную Ферди, «Ивнинг стандарт» более позднего выпуска, пытался ее читать.
– «Истэндерз» через минуту, – он включил телевизор. – Потом пойдем пошатаемся по клубам, Ферд. Мой кредит уже настолько превышен, что можно спокойно увеличивать еще. Мне только обязательно надо оплатить мой гороскоп, – добавил Лизандер, переключаясь на Сифакс и Патрика Уолкена.
– Я предсказываю тебе долговую тюрьму, – сказал Ферди.
Повернувшись от телевизора, он увидел, что Лизандер лежа вскрывает коричневые конверты. Счета были ужасающими.
– Беркликард, Ледброук, Фокстрот Оскар, Трампс, Бритиш телеком, – перечислил Ферди. – Господи, телефонные счета длиннее твоего номера.
– Но здесь же не только мои.
– Все международные переговоры – твои с Долли. А какого черта ты отправил семьсот фунтов Джанет Реджер?
– Рождественский подарок Долли.
– И это еще без счетов от сапожников, седельников, ветеринаров, Интерфлоры, продуктовых, оплаты обмундирования, кузнеца; а вот письмо, где говорится, что чек за оплату спиртного не принят из за отсутствия твоих денег в банке. Как ты умудрился выписать им чек на пятьсот фунтов?
– Та девица с большими сиськами позволила мне взять все в долг. Да это обычное дело, когда устраивается вечеринка.
Наполнив свой стакан, Лизандер налил в чашку Джека.
– В Палм Бич я видел спутник. Скачки можно наблюдать двадцать четыре часа в сутки. Давай ка посмотрим телевизор. Через минуту «Программа».
– Нечего тебе смотреть, – огрызнулся Ферди, аккуратно собирая счета в стопку, а коричневые конверты отправляя в корзину для бумаг. – Ты должен мне за четыре месяца аренды и завтра уже наконец можешь пойти и наняться на работу.
Лизандера передернуло.
– Сначала найди мне работу. А вообще то я нуждаюсь в отдыхе.
– Матт Гибсон скопил пособие по безработице за шесть месяцев и теперь катается на лыжах, – неумолимо сказал Ферди.
– Я еще за всю свою жизнь никогда не копил. О'кей, завтра поеду вымогать у папочки.
Зная, как Лизандер не любит встречаться с отцом, Ферди смягчился. Позвонив приятелю, ищущему работников, Роджеру Уэствуду, он попросил его на следующий день встретиться с Лизандером.
– Есть президентская работа, – сказал Ферди, кладя трубку. – У фирмы два агентства по снабжению и поло клуб. В конце концов, в лошадях то ты хоть разбираешься.
Но, повернувшись, он обнаружил Лизандера крепко спящим в обнимку с Джеком, как с плюшевым медвежонком. Выглядел он не старше двенадцати. Лизандер обладал способностью спать где угодно, свернувшись калачиком на солнышке, как кот. Вздохнув, Ферди снял с него башмаки и укрыл собственным пуховым одеялом.
Ферди провел отвратительное утро с несколькими арабами (которые понятия не имели, что же им все таки нужно, и безобразно говорили по английски), водя их по кварталу с шикарными квартирами в Челси Харбур. Погода была еще хуже, чем вчера. Как назло рядом ни одного парковочного счетчика, и ему пришлось подъехать на своем «БМВ» к стоянке, заставив арабов пройти пару сотен ярдов под злым восточным ветром, разметавшим их накидки. И они так ко всему придирались, что Ферди счел за лучшее сбежать. Вместо того чтобы доставить арабов в Кларидж, он впихнул их в такси и вернулся к знакомому портье, который часто информировал его о вновь прибывших покупателях, желающих познакомиться с рынком квартир.
Позвонив в контору из машины, он узнал, что греческая чета вела переговоры о доме на Реднор Уок стоимостью в полмиллиона фунтов.
Прозевав двенадцать тысяч комиссионных, Ферди плюнул на свою многолетнюю диету и уничтожил две беконные колбаски. Желая удостовериться, в курсе ли Лизандер о договоренности с Роджером Уэствудом, Ферди позвонил и ему и не получил ответа. Он выругался. Роджер был нужным человеком, потому что люди, которых он устраивал на работу, всегда имели прибыль от перепродажи домов. Отправляя к нему Лизандера, Ферди ставил на карту собственную репутацию. Пожалуй, лучше вернуться на Фонтейн стрит и посмотреть, что там делается.
Лизандер выглядел уступчивым, а делал только то, что хотел. Ферди вспомнился живший в их семье английский сеттер, красивый, милый от природы, толстый, но настолько хитрый, что не поддавался никакой дрессировке, а реагировал только на сучек.
Дома царил хаос. Имущество Лизандера было разбросано, как листья осенью. Музыкальные и видеокассеты, телефонные книги, стаканы, остатки завтрака, переполненные пепельницы, страницы «Сан» с отчетами о скачках и несколько галстуков в беспорядке заполнили всю гостиную. Лизандер, уже одетый перед встречей, звонил Ледброуку.
– Какого черта ты не закрыл дверь в мою спальню? Ферди вырвал мокасину от Гуччи из пасти Джека.
– И почему ты выглядишь так?
Лизандер оглядел помятый серый костюм и рубашку в белую и голубую полоску.
, – Просто я надел те вещи, которые меньше всего нуждались в утюге, – сказал он, оправдываясь.
Ферди мрачно подумал, что Лизандер стащил бы одну из его рубашек, если бы они не были ему велики, и вдруг увидел пустую бутылку «Мюэ» в корзине для бумаг.
– Ты пил.
– Всего лишь полбутылки.
– Ты, мать твою, на шампанское еще не заработал.
– Я нет, – самодовольно согласился Лизандер. – Но одна невероятно милая девчушка привезла мне его из «Скорпиона». Она оставила свою визитную карточку.
Посмотрев на нее, Ферди издал стон:
– Бетти Джонсон! Ты что, сумасшедший? Это же одна из лучших журналисток в Англии.
– Ну да, она была со мной так мила и сказала, что прочитала всю дешевую информацию из Палм Бич и теперь хочет предоставить мне возможность рассказать историю такой, как она была, а если я расскажу ей о Марте и Шерри, «Скорпион» выдаст мне «феррари». Ферди побелел:
– Надеюсь, ты не согласился?
– Конечно, нет, – Лизандер напустил на себя добродетельный вид. – Я не могу так поступить по отношению к Марте. Опять же и Долли это очень не понравится. Я наговорил ей на диктофон про то, как мне было приятно убегать от Элмера и видеть Шерри. Она сделала несколько фотографий и сказала, что может подыскать работу манекенщиком.
– Господи, когда ты поумнеешь? – Ферди был в отчаянии, но на упреки времени не оставалось.
Вздохнув, он поправил галстук Лизандеру, прошелся еще раз по его башмакам, наводя лоск, и стряхнул белые шерстинки Джека с костюма. Затем положил по. визитной карточке Роджера Уэствуда в каждый из нагрудных карманов Лизандера и во внутренние карманы, а в отложные манжеты записку – все от А до Я, как позвонить с дороги. Наконец он впихнул в рот Лизан дера мятную экстражвачку, чтобы перебить перегар от шампанского, а также отдал свою последнюю двадцатифунтовую банкноту на тот случай, если понадобятся наличные.
– И еще, не забудь направить разговор с Роджером на скачки. Это единственное, в чем ты хоть сколько нибудь соображаешь и чем можешь заинтересовать. И у тебя уже нет времени на просмотр «Нейборз». Шевелись.
Лихой водитель Лизандер прибыл к офису Роджера около Холборна на десять минут раньше назначенного и остановил свой побитый темно зеленый «гольф» возле магазина по продаже телеаппаратуры, чтобы досмотреть «Нейборз»: участники вышли на старт в 2.15. Он был прав, болея за темно коричневую кобылу, она действительно здорово выглядела. «Нейборз» закончилась объятиями, и это напомнило Лизандеру о возвращении этим вечером Долли. Обеспокоенная побочным эффектом от противозачаточных пилюль, которые она принимала с четырнадцати лет, Долли недавно от них отказалась, поэтому Лизандер решил, что есть смысл заскочить в соседнюю аптеку за презервативами. Он стоял у прилавка, думал о расцветке презервативов – Долли была очень требовательной, – а в магазин буквально влетела девушка, сопровождаемая звуками, напоминающими грохот тазов.
Она была очень высокой и тонкой, с прекрасными светлыми волосами, откинутыми назад, приятным ненакрашенным лицом, с черепаховым зажимом для волос. Одетая не по сезону, в серое платье миди, девушка издавала нервные и панические звуки, словно жираф, сбежавший из зоопарка в час пик.
– Мне нужен гель для глаз, – объявила особа высоким дрожащим голосом. – Нет, не этот, а тот, что проверяли на животных. Целых три тюбика. Я буду много плакать в ближайшие дни. Меня только что бросил муж.
И сразу разрыдалась.
Аптекарь, бросившийся ее обслуживать, поскольку его помощница все никак не возвращалась с обеда, был в смятении. Его лицо стало малиновым, а маленькие глазки забегали, ища путь к спасению. Лизандер не смог сдержаться. Бросившись вперед и опрокинув по дороге подставку для пинцетов, он обнял девушку за содрогающиеся плечи. Мягко подведя ее к креслу для пенсионеров, плюхнулся рядом на коробку бледно голубых «Клиникс» и начал осушать слезы.
– Бедняжка, вот же изверг. Да он вернется.
– Никогда, никогда, – выпалила девушка.
– Сходи и приготовь чашечку чая, Диана, – раздраженно сказал аптекарь своей помощнице, которая, сгибаясь под тяжестью сумок, вошла бочком, стараясь остаться незамеченной, а теперь таращила глаза на Лизандера.
Постепенно между всхлипываниями и вздохами Лизандер выяснил, что имя несчастной красотки Рэчел и что ее муж Борис – русский диссидент и помощник дирижера оркестра лондонского «Метрополитен».
– Ему никак не удается выступить перед публикой, этот выродок Раннальдини, музыкальный директор лондонского «Мет», не дает ему шанс. Сочинения Бориса прекрасны, но их никто не включает в программу, потому что они очень трудны.
– Очевидно, что то связанное с бросанием кастрюли? – с надеждой спросил Лизандер.
– Да, если вы имеете в виду тональность, – сказала девушка, постепенно успокаиваясь. – А Раннальдини мог бы помочь, но он ревнует к гению Бориса. Он так и сказал, что сочинения Бориса опустошают концертные залы. Спасибо, – добавила она, обращаясь к Диане, помощнице аптекаря, переодевшейся в белый халат, посвежее подкрасившейся и сильнее надушившейся дрянными духами, благодаря ее за чашку бледного чая.
– Вы так все добры. И Борис добрый по натуре, – продолжала Рэчел в отчаянии, – но, находясь в России, он был совершенно подавлен отсутствием перспектив, а у нас еще и маленькие дети, которые совершенно вымотали ему нервы в тесной квартире.
– Но это же не причина для ухода из семьи, – негодующе произнес Лизандер. – Выпейте хоть этого ужасного чая, на самом деле вам нужно что нибудь покрепче.
Взяв чашку дрожащей рукой, Рэчел так много разлила, что поставила ее обратно.
– Борис влюбился в одну меццо, которую зовут Хлоя, – объявила она с несчастным видом. – И как раз сейчас лондонский «Мет» записывает «Отелло». Она поет Эмилию и встречается с ним постоянно, а Раннальдини только всячески поощряет это.
– Вот же дерьмо, – пнул другую коробку голубых «Клинике» Лизандер.
– Я в таком отчаянии, – продолжала Рэчел, всхлипывая, – сегодня утром пошла к Раннальдини и даже прорвалась через секретаря. Раннальдини имел наглость предложить мне джин и тоник и сказал, что он не понимает, из за чего я устраиваю переполох. Мой муж занимается «делом», – Рэчел передохнула на этом слове, – маэстро отметил новую глубину в сочинениях Бориса и творческий взлет Хлои. Этот Раннальдини просто дьявол, он развратит кого угодно.
Она захлюпала.
Расплющив один ящик «Клинике», Лизандер доконал и другой. Из за медленной работы Дианы, которая с интересом посматривала на симпатичную парочку, а впрочем, не только она, в аптеке выстроилась очередь, и многие уже были готовы скандалить. Аптекарь, увидев, что некоторые постоянные покупатели стесняются при таком стечении народа спросить свои лекарства от геморроя или от хронического запора, решил принять некоторые меры. Он кашлянул, а когда Лизандер не обратил на это внимания, прямо сказал ему и Рэчел, что им нельзя оставаться в помещении навечно.
– О, конечно же, нет, – Рэчел в замешательстве потерла лоб. – Господи, мне же нужно забрать детей.
– А где они? – спросил Лизандер, сидевший теперь рядом с ней на корточках и ощущавший отек в ногах.
– У моей подруги.
– Значит, так, сейчас мы найдем забегаловку, откуда позвоним ей. А потом я вас туда отвезу.
Полдень Ферди бы таким же неблагодарным, как и утро. Богач немец, для которого он выискивал недвижимость уже несколько месяцев, внезапно сделал покупку за два миллиона фунтов у конкурирующего агента, и дело, которое выглядело уже почти выгоревшим, провалилось. Теперь, вернувшись вечером домой замерзшим и выжатым, Ферди бросился отвечать на поздний телефонный звонок.
Это был Роджер Уэствуд в гневе. Он сообщил, что обедал с главой директоров «ПР»фирмы и отпросился в контору для встречи с Лизандером.
– А этот негодяй так и не появился. И даже не позвонил. Господи, какой же это идиот так распорядился?
У Ферди по спине поползли мурашки.
– Лизандер вышел отсюда в половине второго, Роджер Я не понимаю, как он не смог найти контору.
– Что ж, он потерял клевую работу. После этого, Ферди, я предупреждаю, чтобы ты предлагал мне только хорошее.
– Послушай, я действительно виноват... Но Роджер уже бросил трубку.
«Пожалуй, мне еще рановато получать инфаркт, – подумал Ферди. – Какого черта Лизандер так со мной обошелся?».
Найдя выключатель, он зажег свет и тут обнаружил погром в доме. Джек, которому осточертело одиночество, сгрыз несколько бобин с магнитофонной пленкой. Неповрежденные Ферди поставил на место.
На кухне ничего не было убрано в холодильник. Молоко прокисло, розовый сок грейпфрута стал тепловатым. Остатки виски Лизандер вылакал прошлой ночью. В ярости Ферди съел четверть фунта сыра и оставшиеся шотландские яйца. Его размышления прервал Джек, вдруг прыгнувший на софу и уставившийся в окно, весь в напряжении и отчаянно виляя обрубком хвоста.
Ферди нехотя подошел к нему и тут же выругался, не веря своим глазам. Пошатываясь, по улице спускались Лизандер рука об руку с каким то слепцом, и их обоих безропотно вела за собой собака поводырь. Ферди распахнул окно.
– Мы два маленьких ягненка, которые заблудились. Бе е, бе е, бе е, – запели немузыкально слепец и Лизандер, мотаясь поперек дороги.
Повсюду стали открываться окна. Пьяные геи напротив чуть не свалились с балкона. Прохожие останавливались и глазели на Лизандера, задержавшегося у парадного входа. Разломав плитку шоколада, он скормил ее пустившей слюни собаке поводырю, затем достал последнюю из денег Ферди пятерку и вручил ее слепцу. Он так долго пытался вставить ключ в замок, что Ферди открыл ему сам. Волосы Лизандера свисали прямо на лицо. Поблекший оранжевый загар приобрел голубоватый оттенок.
– Боже, как холодно!
Выпрямиться после приветствия Джека Лизандеру удалось с трудом.
– Где ты, мать твою, был? – завопил Ферди.
– В «Козле и бутсах», – сказал Лизандер, икнув.
– Почему ты не явился на встречу?
– О Господи! – Лизандер прижал ладонь к раскрытому рту. – Совсем забыл. Это действительно моя вина. Нужно позвонить и все объяснить. Я ведь только заскочил в аптеку прихватить несколько презервативов, как вбежала эта несчастная пренесчастная девушка за гелем для глаз. Ты представляешь? Ее только что оставил муж.
– О нет! – застонал Ферди.
– Должен же я был за ней присмотреть, – мягко опустив Джека на пол, Лизандер побрел в кухню, где стояла раздражающе пустая бутылка из под виски. – Она так печальна и так прекрасна, и у нее восхитительные детишки. Боже, я так люблю малышей. А муж – русский неудачник. Мы вернулись в квартиру, по дороге прихватив бутылочку. Я услышал рассказ об этом ублюдке Раннальдини, сбивающем ее мужа с пути истинного. Она говорит, что это просто легендарная личность.
– Легендарная трудность, – огрызнулся Ферди.
С растущим раздражением он наблюдал, как Лизандер достал из холодильника банку «Педигри Пал», выложил ее содержимое в голубую чашку бристольского стекла, которая вообще обычно стояла в гостиной, и разбросал собачьи бисквиты по всему полу.
– Это ты о ком? – спросил Лизандер.
– О Раннальдини. Это, пожалуй, величайший дирижер мира. Господи, какой же ты обыватель.
– А, ну да, это же босс Бориса. Рэчел сыграла мне кое что из сочинений мужа. Звучит ужасно – словно в родильной палате стадо буйволов. Но это напоминало ей о нем, и она опять принялась плакать, я ее успокаивал, и как раз вернулся Борис. Он решил с ней не расставаться. Здоровенный такой тип, вовсе не выглядит доходягой. Он подбил мне глаз, и мне пришлось отбиваться от него ногами.
– Воспользовался бы гелем, – сказал Ферди, гневно сметая собачьи бисквиты. – Ну что ж, ты прохлопал неплохо оплачиваемую работенку.
– Виноват, Ферд. Но я действительно не мог ее так просто оставить. А тут еще одна проблема – угнали мой автомобиль. Когда я вышел из ее квартиры на Дрейк стрит, машины не было.
– Может быть, его отбуксировала полиция, – Ферди яростно сбрасывал тарелки и кружки в посудомойку.
– Вряд ли. По пути домой я заглянул к «Оддбинзу» выпить шампанского. Мне разрешили воспользоваться телефоном. Затем я пошел в «Козел и бутсы», где встретил Сида, того слепца. У него просто потрясающая собака поводырь; а кличка – Бесси. Жако, ты должен ее полюбить.
Он открыл кухонную дверь, и Джек выскочил, впустив порыв ледяного ветра.
– Давай ка позвоним в полицию и заявим о пропаже твоего автомобиля, – сказал Ферди.
– Рэчел в моем вкусе, прекрасна и длиннонога, – Лизандер взглянул на свои часы. – О черт, я же пропустил «Коронейшн стрит».
Направившись в гостиную, он включил телевизор.
– Я хочу узнать, кто выиграл заезд 2.15. Где дистанционное управление?
Но как только он открыл коробку с записями, стоящую на полу, и стал в ней рыться, подошел Ферди и ее захлопнул.
– Заткнись, – прорычал он, – и отправляйся в свою траханую постель.
Утром Ферди смягчился, потому что Лизандер проснулся, как это часто бывало, в слезах о матери.
– О Ферд, мне снилось, что она жива, но из за тумана я не смог ее найти.
Мокрый от пота, с покрасневшими, округлившимися от страха глазами, разметав все постельное белье по гостиной, Лизандер дрожащей рукой взял сигарету.
Подавленный отчаянием, он принялся за исчезающие пузырьки «Алка Зельцер», которую принес ему Ферди. Мультики, которые обычно вызывали радостные вопли, теперь смотрелись без улыбки. Более того, он даже не включил «Кифакс», где сообщали о дневных забегах, и не заинтересовался собственным гороскопом.
– Ну что Рассел Гран болтает о романтическом дне для Рыб, если я должен ехать к папочке и выпрашивать у него деньги?
Дрожь возобновилась.
Ферди вздохнул. Поскольку автомобиль Лизандера найден не был, а он собирался быть во «Флитли», общественной школе в Глостершире, где его отец директорствовал, к одиннадцати тридцати, Ферди согласился отвезти его туда за вознаграждение. Но не столько ради этого, сколько для того, чтобы сослаться в своей конторе на занятость осмотром недвижимости.
– Впихни что нибудь в себя, – ворчал он на Лизандера. – Ты же не ел со вчерашнего утра.
– Меня тошнит.
Лизандер дернулся, когда зазвонил телефон, подсознательно надеясь, что звонит его мать и ее смерть – просто ужасный сон.
Взяв трубку, Ферди слушал с минуту, прежде чем рявкнуть: – Его здесь нет, а если бы и был, ничего не мог бы сказать по этому поводу, – и швырнуть ее.
– Скоро тебе будет совсем тошно. Звонили из «Сан». Бетти Джонсон уже чем то обескуражила всех в «Скорпионе». Через секунду они устроят хай под дверью. Лучше смотаться.
Продавец периодики на углу поместил «Скорпион» над «Файнэншнл тайме» и «Эстейд эджентс газетт».
– Вновь взялись за любовничка, – с ухмылкой сказал продавец, обращаясь к Ферди. – Напомни ему, что за ним шестьдесят фунтов.
– Я сам в списке его должников, – ответил Ферди, хватая пакет ирисок. – О Господи!
На первой полосе «Скорпиона» красовалась смешная, откровенная и очаровательная фотография Лизан дера в лиственном орнаменте, прикрытого только фланелькой. «КТО ОСУДИТ МАРТУ УИНТЕРТОН?» вопрошал заголовок.
– Какого черта ты позировал Бетти Джонсон почти голым? – спросил Ферди, возвращаясь в машину.
– Когда она пришла, я как раз принимал душ, – хмуро объяснил Лизандер.
Лизандер, которого Ферди называл еще и Джеффри Бойкотирующий Чтение, тем не менее осознавал весь ужас положения, когда «БМВ» наконец выбрался с напряженной автомобильной трассы на магистраль М4.
«Умереть можно красиво , – с трудом разбирал Лизандер. – И когда зазвучали выстрелы охранников Элме pa , он был к этому уже близок. Словно замороженный свистом пуль , Лизандер мог сойти запросто за статую Адониса (а это еще кто такой?) в залитом лунным светом саду!»
«Я же все таки жокей» , – сказал двадцатидвухлетний юноша , у которого не может быть проблем и на скачках , если уж ему удалось преодолеть элмеровское двадцатифутовое электризуемое заграждение без лошади».
– Боже, вот и продолжение обо мне, «младшем сыне Дэвида Хоукли Топорика , директора «Флитли» , одной из самых модных средних школ в Англии (оплата – 12 000 фунтов стерлингов в год). Возможно , отец окажет достойный прием нахальному Лизандеру».
– Иисусе, эта Бетти просто тварь, – произнес Лизандер разъяренно. – Она обещала ничего не публиковать из моего рассказа. Если бы я знал, взял бы их «феррари». И уж лучше я сам покажу все отцу, чем это сделает какой нибудь «доброжелатель». Слава Богу, что «Скорпион» запрещен во «Флитли». Долли, разумеется, тоже не обрадуется. Ох, мне очень, очень плохо.
Он закурил сигарету, но вскоре натужно закашлялся, роняя пепел и обертки в салоне автомобиля Ферди.
– Ну это уж просто бесстыдство, – неодобрительно сказал Лизандер, когда они потащились по скоростной полосе за недопустимо медленно едущей блондинкой в «порше». И Ферди пришлось ее обойти.
– Должно быть, она водит катафалки.
Лизандер обернулся, чтобы рассмотреть ее, и тут же переменил свое мнение:
– Хотя вполне миленькая. Наверное, недавно получила права. Похожа на девушку из соседнего дома. Ты еще ее не трахнул?
Ферди мрачно кивнул:
– Мы чертовски хорошо провели четыре дня, пока ты был в Пал м Бич. Я даже возил ее в Сан Лоренцо. Затем она заявила, что выходит замуж и улетает в Австралию и что со мной всего лишь практиковалась.
Ферди преподнес все в шутливой форме, но Лизандер почувствовал скрытую обиду. Ему очень хотелось, чтобы его друг научился соблазнять девушек так же, как и он сам.
– Безмозглая корова, – сердито заключил он, а затем подбодрил Ферди после того, как тот съехал с автострады: – Боже, а ты ловко управляешься с этим автомобилем. Я бы не доехал так быстро даже ночью.
Когда они добрались до Флитли с его небогатым растительностью зимним пейзажем, тропками в снегу и ледяным ветром, колышущим выцветшую траву по опушкам, Джек начал принюхиваться к запахам родного края, а Лизандер помрачнел.
– Я не могу свыкнуться с тем, что ее здесь нет, – произнес он, надвигая подаренную Шерри бейсбольную кепку на нос.
Он так и не мог понять, почему мать оставалась женой его отца, человека с высокомерно жесткими губами, чопорного. Но, делая жест, он купил в деревушке Флитли бутылку портвейна и пакет «Свупа» для папиного попугая Симонидеса.
Усадьба школы «Флитли» была когда то обителью герцогов. Теперь об этом напоминали только железные ворота с каменными львами по краям, аллея высоких, с голыми стволами конских каштанов и сам дом, серо желтый, в георгианском стиле. Вокруг же, как грибы после дождя, выросли аудитории, лаборатории, гимнастические залы и жилые помещения для наставников и детей. Огромное озеро превратили в плавательный бассейн.
«Теперь Артуру и Тини негде пастись», – подумал Лизандер, оглядывая вытянувшиеся серебристо зеленые игровые поляны.
– О нет! – раздался визг.
Конюшню, где он и его мать держали лошадей, давно разобрали, чтобы расчистить место для новой музыкальной школы, стоимостью благодаря стараниям секретарши отца миссис Кольман дошедшей уже до трехсот тысяч фунтов стерлингов.
– Ты войдешь? – спросил Лизандер Ферди. Тот покачал головой:
– Мне нужно еще несколько звонков сделать. Хотя Ферди был в числе лучших учеников и первым заработал миллион среди старших ребят, все же директор никогда не забывал, что лучший приятель его сына продавал другим мальчикам спиртные напитки, сигареты и презервативы, да еще по ценам черного рынка.
– Ну так я Джека оставлю с тобой, – сказал Лизандер, – а то Симонидес доводит его до истерики, имитируя собачий лай. О Боже, надеюсь, папочка в духе.
Дэвид Хоукли руководил одной из лучших школ в стране. Прозванный воспитанниками Топориком за резкость выражений, он был блестящ и как учитель, и как администратор, безжалостно подавивший все романтические мечтания и сделавшийся великолепным, классического стиля ученым своего поколения. Обладатель замечательной внешности, бледный, патрицианского типа, с плотно сжатыми губами, как первый герцог Веллингтон, экстравагантно подстриженный седеющий брюнет, Хоукли производил впечатление человека с глубоко спрятанным внутренним огнем, постоянными сражениями, подобными битвам на Пиринеях и при Ватерлоо, сражениями с отчаянием и могуществом тьмы.
Несгибаемый по натуре, он был особенно жестоким со своим младшим сыном, поскольку его последняя жена Пиппа уж слишком восхищалась юношей. И особенно волновали Пиппу в Лизандере широко расставленные голубовато зеленые глаза, еще больше раскрывающиеся в минуты раздумий, пышные блестящие каштановые волосы, ниспадающие на лоб, и милая искренняя улыбка, совершенно преображающая лицо. Нравились Пиппе его какая то беспомощность, безответственность, мечтательность, смех в неподходящую минуту.
Лизандер был совсем не похож на старших сыновей Дэвида – Александра и Гектора, которые, как и отец, преуспевали в Кембридже, а теперь блистали на Би Би Си и в МИДе. Оба сделали хорошие партии, но, в отличие от отца, были увлечены своими детьми, готовили по воскресеньям ленч, знали разницу между слоеным пирожком и сдобным печеньем и меняли пеленки, не считая это потерей мужского достоинства. И подобно отцу вели бесконечные дискуссии о том, что и как делать Лизандеру.
Ожидая этим утром сына, Дэвид Хоукли пребывал в крайне суровом настроении. Обычно в январе он купался в лучах славы от выпуска шестого класса в Оксбридж. Но в этом году против частных средних школ было такое предубеждение, что поступили только десять ребят, да и те без стипендий, что вызвало бесконечный поток обвинительных звонков от родителей. Большую часть ночи безжалостно перекраивая учебные программы, он все же понимал, что следующий год вряд ли будет удачнее.
Настроение стало еще хуже, когда сегодня утром его любимый попугай Симонидес был убит лисой. Симонидес лаял, как собака, болтал по гречески и по латыни и, вероятно, обученный Лизандером, орал «пошли к такой то матери» на родителей воспитанников, которые слишком долго засиживались в доме.
Он любил сидеть у Дэвида на плече, когда тот работал, прыгать по постели, прижиматься к шее и оставался его единственным утешением после смерти Пиппы.
Дэвид злился еще из за того, что подвиги Лизандера в Палм Бич были уже вовсю размазаны «Скорпионом», и газета не без умысла подбрасывалась кругом воспитанниками, даже на его скамью в церкви.
И уж самое плохое – Лизандер по своей рассеянности перепутал конверты, в которые вложил два письма, трудолюбиво написанные из Палм Бич. И вместо того чтобы получить бодрое послание от сына, у которого все хорошо и который надеется на встречу в следующем месяце, Дэвид открыл письмо Лизандера к своей более чем сомнительной подружке Долли. Кроме прочих отвратительных вещей, описываемых Л изандером, были подробные сообщения о том, каким сексом они займутся при встрече, а также о том, что, вероятно, ему придется объявить войну папаше, положившему глаз на свою секретаршу Горчицу – такую... собаку.
И все же Дэвида Хоукли больше огорчали недостатки стиля Лизандера и грамматические ошибки. Но он не собирался отправлять письмо обратно спутниковой связью, ведь директор должен был объяснить ему: в слове «лизать» всего лишь одно «з», выражения типа «траханый наглец» употреблять нельзя, не говоря уж о словосочетании «нажравшийся брюзга».
Белый от гнева, Дэвид наблюдал за примчавшимся младшим ребенком, вылезающим из автомобиля, которым управлял этот толстяк, этот не подходящий Лизандеру друг, уж наверняка служивший в какой нибудь фирме. Сынок тем временем побрел по тропинке, вздрагивая от звона отбивающих половину двенадцатого колоколов, затем приласкал школьного кота Гесиода, снова выставленного на улицу миссис Кольман, не одобряющей присутствие животных в официальном учреждении. Именно она первой показала Дэвиду сегодняшний утренний выпуск «Скорпиона».
– Я никогда не читаю этот грязный листок, Дэвид, но миссис Моп принесла мне его, – миссис Кольман называла директора Дэвидом только с глазу на глаз.
И теперь неприязненная до оргазма секретарша вводила Лизандера в кабинет. Нарядная, веселая и радушная, она приветливо встречала только Александра и Гектора, приезжавших навестить отца: «Мистер Хоукли, мистер Гектор Хоукли хочет вас видеть».
Но Лизандер для нее был подобен призраку его матери, к которой миссис Кольман питала необъяснимую ревность.
Лизандер заметил, что Горчица крепко хватила подогретого эля с пряностями, оставившего вишнево красный след на ее морщинистых губах. Желая побыстрее добраться до владельца кассы, он тоже не стал с ней как то особо расшаркиваться.
– Привет, пап.
Лизандер выложил содержимое сумки на покрытый зеленой кожей стол, рядом с аккуратной стопкой учебных планов.
– Это «Свуп» для Симонидеса.
«Бойтесь данайцев», – подумал Дэвид, глядя на дары. Опасаясь, что его голос задрожит, если он станет рассказывать о гибели попугая, он только поблагодарил и предложил присесть.
Очаровательно оформленный, рассчитанный на прием гостей, кабинет резко контрастировал с холодной, как день за окном, внешностью его хозяина. Все стены были увешаны полками с книгами, большинство на латыни и греческом, сильно захватанными и потрепанными, в выцветших малиновых, голубых, темно зеленых и коричневых переплетах, золотые буквы на которых поблескивали в отсветах пламени, охватившего яблоневые поленья в камине. Среди редкостей можно было отметить «Этику» Аристотеля и семь томов «Разрушения и упадка Римской империи» Гиббона. И поскольку Дэвид Хоукли не был тщеславным человеком, на самую верхнюю полку были заброшены его восхитительные переводы из Платона, Овидия и Еврипида. Когда умерла Пиппа, он как раз работал с текстами Катулла, и с тех пор все так и оставил.
Свободные места на стенах были заняты хорошими английскими акварелями, прелестными французскими гравюрами, иллюстрирующими сказки Эзопа, старой фотографией – конференция директоров школ в Абердине – и еще более давней фотографией: Дэвид только что добился голубых цветов Кембриджа, и вот на груди лента, а голова откинута назад. Над камином висел Пуссен – испуганные нимфы и пастухи, картина, унаследованная от тетушки Эми, которая только одному Лизандеру, помимо старших братьев, оставила двадцать тысяч фунтов, справедливо полагая, что мальчику понадобится рука помощи. Он же, к ярости отца, мгновенно вложил большую часть денег в стипльчезера по кличке Король Артур, быстренько охромевшего и больше в скачках не участвовавшего.
В отличие от Элмера Уинтертона Дэвид Хоукли верил в долговечность мира, поэтому большинство дыр в ковре были заделаны добротными заплатками. Пружины давно выскочили из древней софы, обитой ситцем либерти под цвет обоев. Миссис Кольман, не уставая, просила его приобрести более современную и удобную, но Дэвиду не хотелось, чтобы родители подолгу засиживались, особенно прекрасные разведенные или заброшенные матери, – видит Бог, их было предостаточно, – которые приходили поговорить о сыновьях, а заканчивали плачем о самих себе, и глаза их искали спокойствия в его спокойствии.
Теперь Лизандер, нарушив совершенство интерьера, развалился на этой самой софе в длинном темно голубом пальто Ферди, не зная, куда пристроить длинные ноги, такой соблазнительный в своем положении, словно Нарцисс или Бальдур Прекрасный. Но скромный, как и отец, он, казалось, не осознавал, что наделен удивительной внешностью.
Дэвид не предложил Лизандеру стакан сладковатого шерри, предназначавшегося для родителей, чтобы избежать неуместного веселья в суровой беседе с сыном, хотя сам наедине хлебнул.
Лизандер, всегда с трудом переносящий холод встреч с отцом, проницательность серых глаз, теперь заметил на родителе новый галстук от Хоукса, отсутствие дырок от зацепов о дверные ручки на черной мантии ученого, уже позеленевшей от времени. Матушка Лизандера имела понятие только об иглах роз, так что эти невидимые стежки, должно быть, дело рук Горчицы, как, впрочем, и букетик лиловатых и голубых фрезий, чей мягкий, нежный запах смешивался с обеденным чадом, доносящимся со школьной кухни.
Наступила длинная неловкая пауза. Лизандер силился унять зевоту. Разглядев углубившиеся складки вокруг рта отца и темные мешки под глазами, образовавшие почти одно целое с темными бровями, как у много пьющего человека, Лизандер почувствовал прилив сострадания.
– Ну как ты, пап?
– Справляюсь, – огрызнулся Дэвид.
Голубь опустился на подоконник, и на какую то блаженную секунду Дэвид подумал, что это Симонидес.
Вернувшись к реальности, он обратил свое несчастье в яростную атаку на Лизандера за содержание ошибочно полученного письма.
– Как ты смеешь упоминать о миссис Кольман в таких оскорбительных выражениях, – сказал он наконец, – и это после всего сделанного ею для школы? Я совершенно случайно, узнав твои безграмотные каракули, открыл письмо. Представляю, как больно было бы миссис Кольман увидеть это.
Пройдя комнату, Дэвид бросил гнусную бумагу в огонь, прижав ее для надежности поленом.
– Ну и какого черта скажешь в свое оправдание? Да сними ты эту клоунскую бейсбольную кепку.
Покраснев как девица, Лизандер широко раскрыл глаза и внезапно рассмеялся, переходя к защите.
– Я искренне, искренне раскаиваюсь, пап, честное слово. Но в Лондоне действительно очень дорогая жизнь, и я совершенно не хотел расстраивать тебя или Горчицу, я имею в виду миссис Кольман. Да и потом у меня угнали автомобиль, и трудно было предположить, что придут такие большие счета от ветеринара за лечение Артура; честно обещаю вести себя лучше, особенно в отношении денег...
Он вскочил, чтобы впустить в кабинет кота, который жалобно мяукал за окном.
– Сиди, – загремел Дэвид.
– Но он замерзнет. Гесиода всегда впускали, когда мама...
Затем, увидев выражение лица отца, сел. Ему позарез нужны деньги.
– Вот я и говорю, что касается моего отношения...
– Довольно, – прервал его Дэвид. – Ты уже раз двадцать за последние пять минут произнес слова «честно» и «искренне», но нет ничего искреннего в твоих обещаниях стать лучше и ничего честного в твоем отношении к деньгам. Вкатился сюда просто с похмелья, испортил репутацию всей семьи своими подвигами, оглашенными в газетах. Я думал, тебе известно, что ни один джентльмен не рассуждает во всеуслышанье о женщинах, с которыми он побывал в постели.
Лизандер с содроганием подумал о вероятной близости отца и его секретарши. Положение действительно ужасно. Наверное, это дело было подкреплено соответствующей кипой бумаг с подписью казначея.
Бедный Гесиод все еще мяукал за окном.
– И хуже всего то, – продолжал Дэвид, – что из за этого места в Сити, которое, надо полагать, Родни Балленштейн уже прикрыл – и я не виню его! – мне пришлось расхваливать его сына, тупейшего малого, которого я когда либо встречал.
– Тупее меня? – спросил Лизандер в изумлении.
– Я не шучу!
– Я действительно виноват, пап.
С болью Лизандер отметил, что отец убрал с камина фотографию матери. Вероятно, дело рук Горчицы. Заставив себя вернуться к происходящему, он услышал, как отец говорит:
– Из твоего письма я понял, что ты приехал ко мне только за деньгами. Ну так я не стану тебе помогать. Узнай, как стоять на собственных ногах. Я полагаю, ты избавишься от этой лошади, за которую торговцы клячами выудили у тебя уйму денег, и найдешь себе приличную работу. Ну а теперь, если позволишь, у меня собрание преподавателей.
Лизандер вышел вполне спокойным, но, когда увидел Горчицу, злорадно выглядывающую из за плетеной занавески, у него внутри что то екнуло. Погрозив ей пальцем, он взял на руки Гесиода, который настойчиво мяукал у его ног, и, пробежав по садовой тропинке, впихнул кота в машину Ферди, а затем и сам сел в нее.
В последовавшем затем «столкновении» Джек чуть не лишился глаз, пытаясь целиком заглотить Гесиода. Лизандер их растаскивал. Горчица бросилась в погоню на своих каблуках миди с криком «Держите вора!», а весь обгадившийся Гесиод был вышвырнут Ферди в сторону научной лаборатории.
– Я думаю, что если они ликвидируют голосовые связки у кота, то смогут на нем экспериментировать, – сказал Ферди, как только они отъехали.
Затем, видя удрученное лицо Лизандера, добавил:
– Я всего лишь закончил то, что затеял ты. Впрочем, Джек мог нажраться от пуза, если б слопал этого засранца. Очевидно, он хотел защититься от нежелательного соседства. Ну так о чем поговорили то?
– Топорик не отстегнул. Н да, не отслюнявил. Лизандер вытер окровавленные, исцарапанные руки о джинсы.
– Не дашь мне взаймы еще пятерку? Я хочу положить цветы на могилу матери.
Не заросшая мхом и еще не покрытая пылью времени, могильная плита Пиппы Хоукли была пронзительно белоснежной и выглядела незащищенной среди как попало покосившихся могильных памятников погоста церкви во Флитли.
«Почти такая же белая и незащищенная, как и ее сын», – подумал Ферди, наблюдая, как Лизандер выбрасывает несколько пышных, но уже увядших хризантем, а на их место в вазу ставит четыре букетика подснежников.
«Филиппа Хоукли , 1942–89. Покойся с миром» , – прочитал Ферди, и глаза наполнились слезами, как только он подумал, что никто другой из живших и живущих не заслужил настоящего покоя так, как супруга его бывшего директора школы.
Опасаясь за покачивающегося рядом Лизандера, вот вот могущего впасть в черную меланхолию, он уговорил друга вернуться в машину и надеть шляпу. Ферди нужно было в Лондон. Вчерашние арабы позвонили боссу и наябедничали, что их спровадили в такси. А он в это время отправился с Лизандером.

6

Солнце, хоть и встало позднее Лизандера, наконец объявило о своем существовании, осветив выбеленные морозом поля, стены из желтого камня и бросив полосы теней от деревьев на бегущую впереди дорогу. Когда сельский пейзаж стал более холмистым и лесистым, Ферди миновал очаровательный домик на той стороне деревни, где гладкие серые стволы буков звучали под ветром подобно органу в «Альберт холле».
Лизандер ненадолго оторвался от своих мрачных мыслей, услышав от Ферди, что усадьба принадлежит Руперту Кемпбелл Блэку, экс чемпиону мира по преодолению препятствий, а ныне одному из наиболее преуспевающих тренеров – владельцев лошадей в стране.
– Ты посмотри на эти изгороди! О Господи, желал бы я работать у Руперта. – Лизандер вытянул шею, пытаясь рассмотреть двор. – Я ходил бы за всеми его лошадьми, научи он меня, как опять привести Артура в форму. Временами мне кажется, что Артур просто наслаждается уединением и вовсе не собирается снова скакать. Я больше не могу работать в Лондоне, Ферди. Мне всего лишь двадцать два, но у меня уже жизненный кризис.
– Я понимаю это, – сказал Ферди. – И для тебя есть идея.
Миновав еще десять миль сквозь туннели лесных деревьев, подсвеченные сернисто желтым облаком сережек орешника и покрытые увядающей буковой листвой, справа они оставили деревушку Парадайз. Пять минут спустя Ферди выехал из графства Ратшир и поднялся на вершину крутого холма.
Выбравшись из машины, они чуть не были унесены смертельным танцем сильного ветра. Перед ними открывался изумительнейший вид на долину, располагавшуюся внизу. Огромные деревья спускались с вершины по крутым склонам, словно пассажиры на эскалаторе. Через деревья для забавы путешественников прорывались шелковистые струи огромного водопада. Этот единственный водный поток мгновенно разбивался на сотни маленьких стремительных потоков, сверкавших подобно клинкам сабель в лучах восходящего солнца, когда они освещали темные, прекрасно возделанные поля или ярко зеленые заливные луга вдоль по течению Флит ривер, бегущей по дну долины. Впереди, с милю вниз по реке, бледно золотые, как шерсть английской овцы, коттеджи окружали стройную англиканскую церковь подобно прихожанам, с пиететом слушающим проповедь.
– Под тобой, – перекрикивал ветер Ферди, – лежит деревушка Парадайз графства Ратшир. Она больше и помпезнее одноименной, что в графстве Глостершир. Здесь любой согласился бы жить, и цены на эти дома растут фантастически.
– В них, – Ферди указал на несколько великолепных строений, видневшихся среди деревьев там и сям подобно львам, – обитают большинство из английских де Рецов из за изумительнейших видов и потому, что у них есть деньги. Руперт Кемпбелл Блэк называет это местечко Нон Утопия: сюда переехало множество нуворишей. И еще одно название есть у деревушки – Трещина, слишком много браков оказались в ней разорванными.
– Ну и что? – проворчал Лизандер, который замерз и был вынужден удерживать и свою бейсбольную кепку, и Джека, чьими ушами то и дело играл ветер.
– Да я тут навел кое какие справки, пока ты безуспешно пытался разжалобить папашу, – прокричал Ферди, не так сильно мерзнувший из за более толстого слоя жира под кожей. – Ведь ты познакомился с Рэчел? Ну так вот, здесь империя босса ее мужа, дирижера Раннальдини. Его дом вон тот, справа, самый большой. Усадьба называется «Валгалла». Летом там просто потрясающий сад. Видишь лабиринт, а дальше в лесу небольшой бельведер? Это тайная башня Раннальдини, там он редактирует свои записи, сверяет счета и трахает леди, приходящих никем не замеченными с другой стороны.
– Здесь Раннальдини проводит всего несколько недель в году, – объяснил Ферди, – поскольку постоянно мотается по миру, скрываясь от налогов и оскорбленных любовниц, если только не устрашает до покорности лондонский «Мет». Ходят слухи, – добавил он знающе, – что на случай ухудшения ситуации в Англии у него уже заготовлены контракты с Нью йоркской и Берлинской филармониями.
– Ну я понял, – подтвердил Лизандер, пряча Джека под пальто. – Дом Раннальдини тогда может пойти на продажу, а ты первый занесешь его в свою книжечку и сорвешь неплохой куш.
– Точно, – сказал Ферди, залезая в автомобиль. – За этим местечком всегда стоит понаблюдать.
Съехав с холма, он повернул на указателе с надписью: «ПАРАДАЙ3. 2МИЛИ».
– Ты сорвешь куш, – продолжил Лизандер, – сосватав этот дом некой паре. Затем, когда через несколько лет брак развалится, ты сорвешь еще один куш, найдя для нее два других дома, а затем, если повезет, кому то из них продашь этот старый.
Парадайз, признанный Лучше Всех Сохранившейся Деревней в течение последних десяти лет в графстве Ратшир, полностью соответствовал своему названию. Даже в такой холодный день он был надежно защищен от ветра башнеподобными лесистыми холмами. Парковый двор и сады, разделенные главной улицей, уже покрывались буйной порослью аконитов, подснежников и ранних крокусов. Зимний жасмин и вечнозеленая жимолость достигали крыш коттеджей, трубы которых выпускали прямо вверх опалово голубой, почти не колеблемый ветром дым. И хотя утиный пруд еще сковывал лед, остроконечные веточки липы покрывали тяжелые рубиновые почки, заметно выделявшиеся на фоне остальной зелени.
За древними каменными стенами церкви с поднимающимися по ним лиловато розовыми кисточками ауб риетии спрятался очаровательный домик приходского священника. Не хуже выглядел и прекрасный магазин «Яблоня», где можно было найти все, от видеомагнитофонов до виноградных листьев. Парадайз мог похвастать также местечком в парке, называвшимся «Удовольствие Адама», где продавали бензин, и рестораном «Небесный сонм» со ставнями цвета голубых утиных яиц, открывающимся только по вечерам.
Ферди и Лизандер, однако, поспешили, и даже как то неприлично, в салон бар трактира «Жемчужные ворота».
– Доброе утро, Ферди, – сказал хозяин, который информировал толстяка о местных домах во время его предварительных визитов.
Поддержав свои силы парой изрядных порций виски, пирогом с мясом и чипсами около пылающего камина, Лизандер немного приободрился.
Бар пустовал, если не считать двух пенсионеров, глядящих в полупинтовые кружки с пивом, и викария, который, отрываясь к стакану с красным вином, писал воскресную проповедь и украдкой посматривал на Лизандера.
– Им бы еще изобрести сногсшибательный коктейль под названием «Святой дух», – промурлыкал Ферди, чьи щеки ярко заалели в тепле.
На стенах можно было увидеть сюжеты с каретами, местную команду по крикету, поблескивали медные лошади, и были еще две фотографии в рамках. На одной – надменный седовласый мужчина, закрывший глаза и взмахнувший палочкой, а на другой – потрясающе красивая женщина с темными вьющимися волосами и с таким широко раскрытым ртом, что у Лизандера появился соблазн сунуть туда кусочек пирожного, которое он скармливал Джеку.
– Кто это такие? – спросил он у Ферди.
– Раннальдини дирижирует, играют Малера, а Гермиона Гарфилд, его любовница, поет. Вон ее дом, слева отсюда.
Из окна Лизандер рассмотрел высокие желтые печные трубы, изогнутые, словно подзывающие пальцы, между двух больших черных тисов.
– Она всемирно известная оперная дива, – продолжал Ферди, подбирая подливку уже третьим куском хлеба. – Встретила Раннальдини, когда тот десять лет назад дирижировал «Риголетто» в Милане. И у них как в постели, так и вне получился головокружительный дуэт. Ты, может, слышал, что Гарфилд и Раннальдини... Хотя скорей всего нет, – он покачал головой. – Во всяком случае, они стоят почти столько же, сколько Найджел Кеннеди.
– Гермиона потрясающе красива, но широковата в бедрах, и Раннальдини, который, по слухам, использует обе щели, это доставляет удовольствие. Боб, муж Гермионы, менеджер оркестра лондонского «Мет». Он действительно прекрасный парень, обладатель самой тонкой талии в графстве Ратшир. По логике у него должны быть и самые узкие плечи, усохшие от всех тех слез, которые пролили музыканты после припадков гнева Раннальдини.
Игнорируя вопрошающий взгляд Лизандера, опустошившего стакан, Ферди достал ключи от автомобиля.
– Пошли. Пора закончить это путешествие.
На улице солнышка не было. Коттеджи вдоль Хай стрит сбивались в кучку как бы погреться. Выехав из деревни по направлению к южной стороне долины, они миновали двор с водопадом и качелями, подвешенными на склонившейся яблоне.
– Это Жасминовый коттедж, – сказал Ферди, притормаживая, – он также принадлежит Гермионе и Бобу Гарфилдам. В прошлом году они сдали его своей подружке пианистке Рэчел и ее русскому мужу Борису. Рэчел уехала за границу на гастроли, а Борис остался присматривать за детьми и сочинять непонятную музыку, которая никому не нужна. Поэтому вскоре он начал поиск сексуальных контактов. Осенью они вернулись в Лондон в надежде, что за работой жизнь вдвоем станет полегче, но и это не помогло брачным узам, ведь вчерашний инцидент с гелем для глаз что нибудь да значит.
– Изумительный домик, что прячется слева среди ив, принадлежит Валентину Хардману. Он видный адвокат и в Лондоне проживает с любовницей, из за чего его жена Аннабель ежедневно грозится броситься во Флит ривер.
– А это вульгарное нагромождение, – Ферди чуть не переехал селянина, высматривая через огромные электрические ворота подъездной путь, – Сарай в Парадайзе. Его хозяин – Ларри Локтон, главный исполнительный директор «Кетчитьюн Рикордз», которая так удачно выпустила Раннальдини и Гарфилд. Ларри еще продолжает покупать компании, но я полагаю, его дела безнадежны, и теперь он на пути к краху.
– Нынешний союз Ларри с Раннальдини ведет в тупик, – продолжил Ферди, выправляя машину. – Ларри был маленьким толстячком, никогда не улыбавшимся из за плохих зубов. Но он так завидовал Раннальдини из за всех его любовниц, что тоже захотел завести себе хотя бы одну. Вставил зубы, сбросил килограммов двадцать, сделал новую прическу, как у Мела Гибсона. И начал трахать секретаршу. Он даже купил ей бункер на Пелем Кресчент. Я ему его продал, – пояснил Ферди не без самодовольства. – Первый этаж утопает в дивном саду, в кладовках есть все. Хотя жена Ларри, Мериголд, очень хорошенькая. Она еще с детства была его сердечной подружкой. Потом супруг вдруг стал грести все больше, полез вверх по социальной лестнице, супруга же вышла в свет, стала одеваться как королева, злоупотреблять белым шоколадом и бросилась в благотворительность, как отскочивший в сторону мяч для игры в регби.
– Да зачем ты мне все это рассказываешь?
– А ты слушай – есть на то причина. Поднявшись на холм, они оказались в ущелье. Сквозь деревья долины, в полумиле вправо от «Валгаллы», можно было увидеть дом в георгианском стиле, поменьше размерами, чем во Флитли, но изысканно пропорциональный, с каменными летящими ангелами в каждом углу крыши.
– Тот дом, «Ангельский отдых», абсолютно старомоден, а сад дико запущен, – сказал Ферди. – Его купили Джорджия Магуайр и ее муж Гай Сеймур, которые просто балдеют от него.
Лизандер открыл воспаленные глаза:
– Даже я слыхал о ней. Это не поп певица шестидесятых годов? У мамы были все ее записи.
– Точно. Она и сейчас пишет песни так же здорово.
– Всегда казалась мне очень симпатичной, – признался Лизандер.
– Джорджия и Гай купили дом за миллион в рассрочку на пять лет.
Ферди прижался к обочине, чтобы они могли полюбоваться, как заходящее солнце золотит длинное озеро перед коттеджем.
– Я думаю, если они себе такое позволили, значит, надеются, что ее новый альбом, выпущенный Ларри Локтоном и «Кетчитьюн», будет иметь массовый спрос.
– Надо полагать, Джорджия и Гай – счастливейшая пара в шоу бизнесе? – завистливо вздохнул Лизандер.
– А это наверняка означает, что оба они скупердяи, – цинично заключил Ферди.
Лизандер в смущении замотал головой.
– Это же ужасно. Какой смысл заключать брак только для того, чтобы тратить время на одурачивание людей?
– Здесь собрался просто чудовищный полк бабников, – сообщил Ферди, пожимая плечами. – Мужья Парадайза по четвергам звонят из Лондона и напоминают домоправительницам о том, чтобы достали их жен из холодильника и оттаяли к возвращению хозяина в пятницу вечером.
– Но почему жены с этим мирятся? – спросил Ли зандер, содрогаясь. – В конце концов, мой отец на других не засматривался.
– Когда муженек богат как Крез, ты должна соответствовать определенному стилю жизни и не можешь его нарушать.
– А я Крез своей внешностью, – заявил Лизандер, мрачно рассматривая себя в автомобильное зеркальце. – Поехали домой, Ферд. Я хотел бы увидеть Долли и объясниться с ней по поводу публикаций «Скорпиона» до того, как она успеет завестись. Это место просто угнетает.
– Точно, – согласился Ферди, разворачивая автомобиль, – особенно таких, как Мериголд Локтон, влюбленную в свое дерьмо Ларри до безумия. Вот почему мы здесь. Тебе надо взять ее в оборот.
– А сколько ей?
– Вроде тридцать восемь.
– Я не могу трахаться с развалинами, – возмутился Лизандер.
– Да тебе и не надо ее трахать, только покрутись вокруг, напугай мужа и заставь его взревновать так, чтобы он с ревом бросился обратно домой. Ведь это получилось и с Борисом Левицки, и с Элмером Уинтертоном. Только тут тебе еще и заплатят.
– Не смеши, – огрызнулся Лизандер. – Я не могу заставить мужа вернуться, если брак разбит. Как и ты не можешь дважды поджарить картошку.
– Тут все зависит от жены, – продолжал Ферди. – Если она совсем уже завяла, то ты ее не уговаривай, но заставь выглядеть как любовница. Зажги надежду в ее глазах, и муж задумается, почему она так надушилась и кого так жаждет ее тело.
Ферди протер запотевшее лобовое стекло.
– Пусть похудеет, пусть начнет одеваться как следует. (Готов поспорить, что под полиэстеровым воротничком пятого размера Мериголд таит бешенство.) И еще, заставь ее прекратить ворчать и демонстрировать свою независимость. Не надо жалеть воздушных поцелуев в разговоре с ним по телефону.
– И где только нахватался? – Лизандер с новым оттенком уважения посмотрел на Ферди, подруливающего к большим электрическим воротам «Парадайз Грандж».
– Да ну ты что, мы только перегружаем и перепродаем товар, – сказал Ферди. – Давай ка заглянем к Мериголд.
В конце длинной подъездной дороги сквозь великолепный парк с редкими, благородных пород деревьями вставал всей массой своих серых камней Парадайз Грандж, увенчанный башенками и бойницами. Превосходные лужайки, еще не оттаявшие после зимы, переходили в большие поляны подснежников, а знаменитый желто лиловый флаг «Кетчитьюн» на крыше трепетал под хлестким ветром. Хотя полдень еще только минул, по обеим сторонам громадной дубовой парадной двери уже горели фонари. Когда Ферди позвонил и прозвучала мелодия «Хора Аллилуйя», ему никто не открыл. Но как только он попытался войти сам, наткнулся на Мериголд Локтон с заливавшимся яростным лаем жирным спаниелем позади, исступленно ожидавшую возвращения Ларри.

0

4

7

Глядя на эту картину, Лизандер решился заставить Ларри Локтона вернуться. Мериголд выглядела абсолютно непривлекательно, чем то походя на леди Верил Кук, надевшую на маскараде маску миссис Тэтчер. Лишних двадцать фунтов весу, воспаленные глаза и красные прожилки на нездоровых бледных щеках. Повязанные ленточкой на манер Алисы мышиные завитые волосы только подчеркивали морщинистый лоб. Декольтированное платье, открывавшее белые и пухлые шею и руки, своим цветом напоминало переваренную брюссельскую капусту. И еще было видно; что она накачивалась водкой уже не один час. Тщательно выговаривая первые слова, хозяйка сообщила, что про дом на Трегундер роуд, который для нее нашли, можно забыть.
– Даже если Ларри соберется продать «Парадайз Грандж», я с места не сдвинусь. Козлятки любят свой домик. Почему же они должны бросать его и почему это должна делать я после всех трудов, вложенных в его обустройство? – Мериголд показала на странного розового цвета дубовые панели в холле.
– Ларри захотелось, чтобы детишки росли в деревне, – проговорила она скрипевшим голосом, провожая Ферди и Лизандера в огромную гостиную, – и меня поселили в Парадайзе, где даже по магазинам нельзя походить. Потом упек их в пансион – его дети должны иметь шикарное произношение и солидных друзей – и рассчитал за месяц вперед моих слуг, а также миссис и мистера Бримскомб, чтобы вынудить меня отсюда выехать.
– Бедный мистер Бримскомб ухаживает за этим садом уже сорок лет. Только посмотрите на этого согбенного старика.
Мериголд кивнула на древнего садовника за окном, угрюмо подстригавшего тисовую изгородь.
– Я же не могу его выгнать, это разобьет ему сердце. Он расстроится еще больше меня.
– Мериголд, – прервал Ферди, – это Лизандер Хоукли.
– Рада познакомиться с вами, – сказала Мериголд без энтузиазма, но затем ободрилась. – Вы не откажетесь пропустить по кружечке?
– Конечно, нет, – ответил Ферди и, увидев испуганное лицо Лизандера, прошептал ему: – Не теряйся, увидишь, игоа стоит свеч.
– Она такая толстая, – прошипел Лизандер, – и я не представляю, сколько нужно выпить, чтоб приблизиться к ней даже на сотню ярдов.
– Какой обзор, – восторженно воскликнул Ферди, протискиваясь между арфой и граммофоном с изогнутой трубой, чтобы получше рассмотреть вид из окна, занимавшего почти всю стену комнаты. – Здесь «Валгалла», и «Ангельский отдых», и за «Веллингтонией» коттедж Рэчел.
– Да мне наплевать, – зароптал Лизандер. – Я хочу домой.
Несмотря на брошенные на ковролиновое покрытие яркие персидские ковры, изобилие шелковых подушек, лежащих в ряд, а также стулья и софы, обитые шотландкой, комната была так же уютна, как склад мебели на Оксфорд стрит. Для комфорта в ней было слишком много темных громоздких картин, канделябров, позолоты на зеркалах и очень мало согревающих огнем поленьев в камине.
На стенах висело множество золотых дисков, завоеванных «Кетчитьюн», снимок печального спаниеля Стаббза, гравюра Хогарта с изображением музыкального вечера, взятая в рамочку первая рукописная страница сонаты Бетховена и Пикассо. Слишком большое пианино, различные награды за достижения в записи музыки и многочисленные фотографии Ларри Локтона, обнимающегося со знаменитостями, – в основном с миссис Тэтчер, – наводили тоску. Расставленные в комнате бюсты великих композиторов свысока взирали на нагромождение этих нужных и ненужных вещей.
Бедная Мериголд была очень растерянной. Сначала она забыла про воду для виски, затем принесла ее, не зная для чего, и полила уже отцветшие бледно розовые гиацинты.
– Тем не менее вы кучу цветов получаете, – сказал Лизандер, разглядывая расставленные вокруг букеты розово красных гладиолусов.
– Я их сама себе отправляю, – призналась Мериголд, расплакавшись.
Пока Ферди наполнял кувшин и подбирал какую то кухонную утварь, Лизандер расспрашивал Мериголд о том, как она узнала об изменах мужа, уже искренне начав ее жалеть.
– Впервые это произошло на официальном приеме в декабре. Я всегда выделялась на вечеринках.
Она взглянула в сторону кухни, услышав там шум.
– Когда мы поженились, за мной все волочились, – это сейчас я старая калоша, к которой подлизываются только потому, что она жена босса.
Она громко высморкалась и хлебнула еще водки с тоником.
– По моему, Ферди, она слишком крепкая. Итак, я болтала с женой секретаря и через комнату увидела, что секретарша моего мужа Никки сидела на кожаной софе. Сам он стоял рядом и разговаривал с финансовым директором, а она терла перед брюк Ларри.
– Может, просто стряхивала клочок пуха, – попытался успокоить ее Лизандер.
– Скорее, чего то другого, – презрительно оборвала Мериголд. – Тут Ларри заметил слежку и толкнул ее в голень. Когда я устроила ему сцену, он орал, будто я все выдумала, потому что слишком много выпила. Я была в таком смятении на следующий день и обратилась в Общество страдающих дворян.
Ферди подумал, что это равнозначно перевозке угля в Ньюкасл.
– Я помню, тогда председательствовала леди Числеден, – продолжала Мериголд, – а я, уже почти добравшись до Ратминстера, вдруг вспомнила про свои записи, которые всегда веду по старой секретарской привычке, и припустила домой. Патч всегда остается у себя на кухне, если мы уходим, сейчас же она бегала у лестницы, и я поднялась. Гостевая спальня была только что декорирована персиковым драйлоном, персиковыми узорчатыми занавесками, и я подумала, что обратила внимание на антураж, потому что все действительно выглядело мило, и тут их застукала.
– Какой ужас, – произнес Лизандер, на самом деле испытывая это. – И что вы сделали?
– Я была настолько шокирована, что сказала: «Эта комната только что декорирована». Никки спросила, почему не сделаны раздвижные стены. Я мотивировала тем, что не люблю их, потому что у них вид, как у обшивки, и поинтересовалась, давно ли она спит с моим мужем. Последовал ответ: «Сейчас скажу, только вот загляну себе в одно место, наглая ты корова».
– Ну а вообще то она как? – спросил Лизандер и подбросил дров в огонь, видя, что Мериголд дрожит.
– Никки? Пишет «клептомания» с двумя «к», но обчищать предпочитает мужей, а не магазины. – Мериголд фыркнула. – Выглядит, как одна из тех девиц, что заманивают народ к колесам фортуны на ярмарках. А в общем очень, очень хорошенькая, никогда бы не подумала, что мой Ларри ее привлечет. Я вообще считала, что он восхищается единственной женщиной – Маргарет Тэтчер. Никки спросила меня, почему двери в спальне не раздвижные.
– Вы нам это рассказывали, – напомнил ей Ферди, озабоченный услышанной историей.
– Простите, повторяюсь. Я так старалась быть хорошей женой. Хоть без поддержки в деревне, но занималась своими комитетами, всегда мыла по пятницам голову и накрывала ужин при свечах, ожидая возвращения Ларри из города.
Она вновь зарыдала.
– Да за что же это мне, хотела бы я знать. Лизандер подлил ей.
– В начале нашей совместной жизни я так много занималась домашним хозяйством, штопала носки, бегала по дешевым распродажам, обходясь без обеда. И мы были так счастливы.
– Вы не покажете ваши свадебные снимки? – быстренько вмешался Ферди. – И те, что сделаны в первые годы брака?
С трудом протиснувшись между ним и Лизандером к софе, Мериголд открыла альбом для фотографий в красном переплете.
– Смотритесь вы ужасно, – сказал Лизандер, с удивлением рассматривая снимок, относящийся к шестидесятым годам, на котором Мериголд запечатлена в Гайд парке. – Большие ноги, а этот китайский ремешок уж чересчур сексуален.
– Я целые две недели экономила на обедах, чтобы расплатиться за это платье, – вздохнула Мериголд. – Я еще потом вручную ушивала его в талии.
– Н да, вам надо меньше есть, – с укором посоветовал Ферди. – Талию вашу теперь и ногами не утопчешь, а кожа просто ужасна.
Лизандер неожиданно вскочил, изъявив желание посмотреть в соседней комнате забег в 3.15. Из окна был виден чем то напоминавший ему Мериголд фазан с ярким оперением и красной головой, который, вытаращив глаза, бродил по замерзшим лужайкам в поисках убежища.
– О каких то личных отношениях речь не идет, – мягко говорил Ферди. – Это как капризная лошадь для скачек. На объездку месяц – ну два, зато потом – галопом. Лизандер поможет выскочить из колеи, в которой вы застряли, перестанете пьянствовать по утрам и начнете вместе играть в теннис, а вечерами в вашем доме опять будет гореть свет.
– Да ничего не получится, – застонала Мериголд. – И вообще, если бы не Патч, я покончила бы с собой.
Патч лежала, как тюфяк, и таращилась на них сквозь струны арфы.
Когда Ферди приступил к финансовой стороне дела, Лизандер так смутился, что пришлось утащить его в логово Ларри, потрясающее своим баром в углу со всеми известными человеку напитками, снизу доверху оклеенным этикетками.
– А этим я тоже могу пользоваться?
– Конечно. Можно еще смотреть финальные скачки в Лингфилде вот по тому здоровенному экрану. А если наскучит, у Ларри есть полное собрание мультиков с Утенком Дональдом, смотри на здоровье, – сказал Ферди, выходя и закрывая за собой дверь.
– Но это все влетит вам в копеечку, – сообщил он уже Мериголд, вернувшись в гостиную.
– Но я совсем не получаю денег. Ларри держит меня в черном теле.
– Хорошо, заложите несколько колец.
– Да а, Лизандер очарователен.
– Еще ка ак, – подтвердил Ферди, – но очень дорого обходится. Мы должны снять для него здесь коттедж. Не очень близко, чтобы блюсти тайну его внезапного появления. Лошадям нужны пара паддоков и стойла, и еще необходим по настоящему крутой автомобиль типа «Порше», но лучше красный «феррари».
Не обращая внимания на аханья Мериголд, Ферди продолжал:
– Пусть несколько раз появится даже на вертолете – Ларри не должен думать, будто это какой то ничтожный жиголо; понадобится приличная одежда: несколько костюмов и обувь от Гуччи. Обувь обязательно удобная, а то у него порочная страсть отращивать ногти на ногах. В «Яблоне» и у ближайших поставщиков спиртного следует открыть счет, а также установить спутниковое телевидение, чтобы ему здесь не было скучно. Ну и небольшие расходы на покрытие его долгов.
– А какие они? – робко спросила Мериголд.
– Десять тысяч их вполне покроют, – безмятежно заявил Ферди. – Ну и, конечно же, деньги на карманные расходы, чтобы посылать вам цветы и выводить вас куда нибудь. В конце концов, если Ларри вернется, это будет стоить больше десяти тысяч, ну а сэкономите потом, штопая мужу носки.
– Но у меня нет таких денег, – захныкала Мериголд. – А в результате я еще окажусь в нужде.
– Не окажетесь, – Ферди доверху наполнил ее стакан. – Уговорите Ларри купить вам дом в Трегундере, а я тысяч на сто пятьдесят завышу цену, и проблема решена.
Мериголд никак не соглашалась, но уже так была накачана водкой, что в итоге приняла все условия Ферди.
– Жизнь всегда дает нам шанс, – сказал Ферди, положив в карман чек на более чем завышенный аванс. – Уверяю вас, это будет такая забава.
– Только Лизандера вы должны держать под строжайшим контролем, – произнесла Мериголд, тряхнув головой.
– Я мозговой центр этой операции, – сообщил ей Ферди. – Со мной будет согласовано абсолютно все.
Просмотр забега в 3.15 на десятифутовом экране был чрезмерно волнующим, но Лизандер настолько же и помрачнел, когда лошадь, на которую он поставил, упала на последнем препятствии.
Он вспоминал Артура и его последний забег ослиные уши мотаются, ноги неуклюже расходятся в разные стороны, но в этой белой туше бьется такое большое сердце, что лошадь бежит до конца, от усталости чуть не снося последний барьер. Ничего, он еще вылечит Артура. Несмотря на то что у него нет работы, нет денег, нет перспектив, нет матери. Подснежники во дворе, такие же, как на ее могиле, напомнили о вечной разлуке с ней. Окруженный деревьями пруд стал рубиново красным в лучах заходящего солнца.
Его уединение нарушил Ферди, весь сияющий от радости.
– Ну вот, у тебя есть работа.
– Какая еще работа?
– Развлекать Мериголд.
– Не будь идиотом. Я за деньги не трахаю.
– Вот как раз за то, что ты не будешь ее трахать, и будут платить. Нам вовсе не нужен бракоразводный процесс.
– А как же Артур и Тини?
– Они тоже сюда переезжают.
Сомнения Лизандера совсем рассеялись, когда он увидел выданный к оплате чек. По пути в Лондон они с Ферди приобрели «феррари». А вернувшись на Фонтейн стрит, ответили на телефонный звонок из полиции:
– Я полагаю, что мы нашли ваш «Гольф Джи Ти Ай», мистер Хоукли. Это на заднем стекле вашего автомобиля налеплен лозунг Лиги защиты собак: «Собака на всю жизнь... А не только подарок на Рождество»?
– Да, на нем.
– Так вот, он стоял не на Дрейк стрит, как вы думали, а на Кемптон стрит.
– Ой, огромное спасибо, – сказал Лизандер, – это крайне, крайне любезно с вашей стороны, но эта машина в общем то мне больше не нужна, потому что я только что купил себе другую...
– Лизандер!
Ферди сердито выхватил трубку.
– Мы ее безусловно заберем, – заявил он полицейскому.

8

Лизандер, Артур, Тини, Джек и красный «Феррари», развивающий скорость 200 миль в час, переехали в очаровательный коттедж в семи милях от Парадайза, и Лизандер, не теряя времени, приступил к занятиям с Мериголд. И теперь они тащились след в след по изнуряюще крутой тропинке, поглядывая на первые цветы чистотела и мать и мачехи и взрыхляя ногами подгнившую листву. Озимые ячменя уже начали перекрашивать поля из коричневых в бледно зеленые. И Лизандеру представлялось, что это не Мериголд, а Артур проходит подготовку к скачкам на Золотой кубок Ратминстера. Им удавалось значительно прогрессировать.
Мериголд находилась в подавленном состоянии, и Лизандеру наскучили бесконечные разговоры о Ларри, но он стал понимать, насколько глубоки ее боль и одиночество и как много она сделала для головокружительной карьеры своего мужа.
– Я активно работала над собой, – поведала она Лизандеру однажды утром, карабкаясь с ним на Парадайз холм. – Потратила годы на эти ужасные уроки красноречия. – И так розовая от напряжения, Мериголд порозовела еще больше. – Я занималась с этой отвратительной Леззи, учившей меня нести грудь впереди туловища.
– Какой ужас, – Лизандера даже передернуло.
– Давайте остановимся и полюбуемся видом, – предложила Мериголд, задыхавшаяся на пологом склоне больше от безостановочной болтовни.
За долиной в лучах бледного солнца, в утренней дымке и в зелени набухающих почек множества деревьев сказочным замком розовел «Парадайз Грандж».
– Я не переживу переезда, – вздохнула она. – Вы бы посмотрели на все летом, когда распускается «Жемчужина Парадайза» – серебристо розовые глицинии, посаженные дедом мистера Бримскомба тридцать лет назад. А вон там пустой дом леди Числеден. Я так старалась одеваться, как она.
– Я не думаю, что это умно, – с тревогой сказал Ли зандер. – Старая калоша сегодня утром застряла на своем «Бентли», перегородила Хай стрит и так вопила, зовя на помощь кого нибудь из техцентра, что вся изошла дерьмом, в котором оказалось больше соломы. Артур бы, наверное, оценил.
Мериголд улыбнулась, но как только они начали спуск, вновь вернулась к разговору о Ларри.
– Кстати о лошадях. Я думаю, у вас немаленький любовный опыт, – ее голос задрожал. – Никки крикнула мне еще, что Ларри пожаловался, будто заниматься любовью со мной, все равно как с мертвой лошадью – я никогда не двигаюсь.
Хотя Мериголд говорила это уже неоднократно, Лизандер успокаивающе взял ее за руку.
– Живые лошади тоже мало двигаются, – сказал он. – Я много раз наблюдал процесс покрытия. Мой дядя Алистер одно время работал на конном заводе, так там всегда при этом кто нибудь специально держал кобылу, чтобы она стояла. Мужчины всегда в такие минуты что нибудь говорят своим любовницам.
Вначале Лизандер частенько сбегал в Лондон, когда Мериголд принималась за скудный ужин, мотался там по вечеринкам, за завтраком еле сдерживая зевоту, а после обеда заваливаясь спать в постель Ларри. Но постепенно все больше и больше времени он проводил в «Парадайз Грандже». Работы было слишком много: и гимнастикой заниматься, и плавать в подогреваемом бассейне, и кататься на охотничьих лошадях Ларри, заброшенных после того, как одна из них прилюдно его скинула, да и посмотреть диснеевские мультики, попробовать что нибудь из бара хозяина.
– Как жаль, что вы покончили с пьянством, Мериголд. Я бы приготовил вам ужасающий коктейль.
Их совместным планом стало восстановление Артура, запертого ветеринаром в бокс н атри месяца. Как только любимого коня доставили, Лизандер повез Мериголд к себе показать его.
После проливного дождя стоял прелестный день, малиновки выводили звонкие трели, и потоки на стремнине блестели золотом в лучах солнца. Мериголд старалась не вопить, когда Лизандер гнал «Феррари» по извилистым сельским дорогам, вдоль которых пускали бутоны и листья живые изгороди, и никому и в голову не приходило, что за изгородью может произойти какое то столкновение. Напротив, Джек, распевавший во всю глотку песни и стремительно носившийся на машине, был абсолютно собой доволен.
– А как Артур к вам попал? – спросила находящаяся на грани обморока Мериголд.
– А, это потрясающая история. Мой кузен Титус проходил службу в армии в Омане и во время какой то стычки обнаружил Артура, бродившего по окраине пустыни, тонкого, как грабли, и забывшего, что такое вода. Титусу негде было поставить его на ночь в стойло и уздечки не было, поэтому он и его ребята сделали загон из армейских грузовиков, подогнав их носы к хвосту. Но, даже ослабевший, Артур сиганул через один из капотов, когда мимо проходила кобыла.
Титус уже думал, что потерял его, но тот вернулся на следующее же утро на запах тостов и мармелада. Во всяком случае, лошадь была очень неординарная, и так случилось, что некий арабский шейх, которого Титус освободил из плена, опознал ее и в благодарность ему оставил. Артур получил и отличную родословную.
Титус привез его в Англию и отдал своему отцу, а моему дяде Алистеру, тренеру, сумевшему выиграть на нем не одни скачки. И когда мне в наследство от тетушки остались кое какие деньги, на их большую часть я и купил Артура у дяди, всегда испытывавшего материальные затруднения. Я всегда любил лошадей, но отец был очень зол.
– Еще бы, – произнесла потрясенная Мериголд. – Дядюшка мог бы и пощадить ваше наследство.
– Да вы Артура не видели, – нежно сказал Лизандер. – Во всяком случае, дядюшка Алистер впоследствии умер от инфаркта, а Артур упал в первом же заезде в прошлом сентябре. Ветеринар сказал, что его год нельзя трогать, а мы с мамой решили выходить его уже к следующему сезону. Но в октябре умерла мама.
На какую то секунду Лизандер крепче вцепился в руль. Затем, свернув с дороги и погасив надежду Мериголд на то, что они хоть по булыжникам поедут медленнее, добавил:
– И вот я собираюсь подготовить его, чего бы мне это ни стоило.
– Да, я уже поняла, – сказала Мериголд, не зная, кого благодарить за то, что осталась живой после такой гонки. А Лизандер внезапно вырулил к конюшне позади дома.
– О, как восхитительно, – пискнула она. Здоровенная лошадь, вытянув шею, неаккуратно схватила охапку сена, и Тини, черный шотландский пони, товарищ по стойлу, пытающийся ухватить сенца снизу, почти исчез под падающими сверху клоками.
– Какая милая крошка, – Мериголд рванулась вперед, чтобы обнять маленького пони.
– Осторожно, – предупредил Лизандер.
Как только Тини освободился, он тут же рванул прочь, чуть не сметая Мериголд со своего пути.
– Тини, – пояснил Лизандер, давая пони здоровенного пинка, – ну просто абсолютная сволочь.
– Вот бы ему встретиться с Никки, – сказала Мериголд, фыркнув. – Никки сказала...
– Я держу Тини только потому, – перебил Лизандер, опасаясь, как бы Мериголд опять не завелась, – что Артур очень уж к нему привязан. Он у Тини буквально под каблуком, а тот несколько раз пытался убить даже Джека.
Взяв Джека на руки, Лизандер дал ему облизать нос Артура, затем забросил маленькую собаку на лошадь между длинных ушей. Джек, припав к нечесаной гриве, потихоньку сполз на спину лошади.
– Просто восхитительно, – вздохнула Мериголд и, далеко обойдя Тини, погладила Артура. – Да ведь он же просто громадина!
– Восемнадцать ладоней, – с гордостью произнес Лизандер. – Самая большая лошадь была на тренировках. Люди даже присылали письма и с аппетитом уничтожаемые Артуром плитки «Твикса».
Артур был почти весь белой масти, не считая серого носа и темных глаз, обрамленных прямыми длинными белыми ресницами, с белыми внутренними углами глаз, расширенных словно по желанию какого то художника.
– Он выглядит вполне ухоженным, – сказала Ме риголд.
– В общем то да, – согласился Лизандер. – Жил на окраине Фулема и на лугах у родителей Долли; потом произошел скандал, и ему пришлось провести три дня во фруктовом саду женщины, чей дом я безуспешно пытался продать.
Не желая распространяться на эту тему, Лизандер показал передвижную тележку на резиновых шинах, а затем, забавляясь, стал угрожать Артуру, распахивая дверь, и один раз даже слегка стукнул его.
– Там внутри ему удобно, – Лизандер потрепал Артура по ушам. – Он обожает ласку. Еще ни разу не укусил Тини за спину, а когда Джек делает вид, что вот вот вцепится в его ногу, только изумленно смотрит вниз. Если бы Артур был человеком, то каждый вечер надевал бы серый жакет и шлепанцы с бархатными помпонами. Джентльмен.
– Как и его хозяин, – любезно отметила Мериголд.
– Хотел бы я, чтобы и Долли так же думала, – вздохнул Лизандер. – А она присылает мне карточки с саркастической надписью: «Поздравляю с уединением». Ну а теперь смотрите.
Как только Лизандер достал из кармана банку «Фанты», у Артура вырвался такой мощи звук, какой издает извергающийся Везувий. Поддев и отогнув ушко, Лизандер вставил банку между большими желтыми зубами Артура, и конь, закинув голову, с восторженным бульканьем много отпил.
– Он не обходится утром без чашки кофе, – сказал Лизандер, вынимая банку, – но обязательно с двумя столовыми ложками сахара.
13 февраля оказался днем праздничным. Мериголд сбросила стоун  веса, и теперь в ней было девять стоунов и четыре фунта. И даже Патч похудела на пяток фунтов и теперь протискивалась через лазейки кошки. После скучного ленча из бульона и салата из укропа и киви Мериголд вместо того, чтобы пичкать себя белым шоколадом, старательно раскладывала благотворительную почту, призывающую ради спасения детей покупать и продавать, а Лизандер сидел, положив на стол ноги в грязных ботинках, и пытался сочинить к Валентинову дню поэму для Долли, поскольку она все еще никак не могла простить ему подвиги в Палм Бич.
Поэмы блестяще сочиняет Ферди, но его нет, а отправлять уже пора. Какие рифмы есть к слову «травка»?
– Лавка, сявка, козявка, муравка, журавка, давка, – предложила Мериголд. – А вы знаете птиц, которые выбирают себе подружек в Валентинов день? – Она посмотрела на кормушку, около которой теснились пернатые. – Ведь именно с весной у зяблика розовеет грудка, у черного дрозда золотится клюв, а его перышки начинают отливать лиловым и золотым на солнце.
Но Лизандер не слушал Мериголд, а рассматривал. Ее кожа порозовела, но не той чахоточной краской, что проступает через мертвенную бледность. Ее глаза уже не были воспалены и стали такими коричневыми, как сережки ольхи без пыльцы. И теперь она уже никак не походила на леди Верил Кук.
– Птички гномики! Да вы же потрясающе выглядите! – воскликнул, откидываясь на спинку стула, Лизандер.
– Иначе и быть не могло, – сказала Мериголд, вкладывая в один конверт два приглашения и становясь пунцовой.
– Вы только посмотрите на этих маленьких маленьких великолепных синичек, вьющихся у кокосового ореха.
И тут ее счастья как не бывало.
– Этот кокос Ларри в прошлом году выиграл на сельском празднике.
– Откуда вы так много знаете о птицах? – спросил Лизандер, пытаясь увести ее от этой темы.
– Наверное, этому способствовала наша жизнь в деревне. Ларри, к несчастью, заинтересовал другой вид птиц.
И Мериголд с удивлением заметила, что пусть и немного, но пошутила. «Так я, может, и смеяться начну», – подумала она.
– Так как у вас с поэмой? – ее в свою очередь заинтересовали стихи Лизан дера.
Тот с гордостью протянул через стол листок.
– « Роза расцветает , зеленеет травка , н оги раздвигаешь , это так сладко» , – прочитала Мериголд.
– О, Лизандер! – Мериголд была шокирована. – Я думаю, это не совсем прилично. Почему бы вам не заглянуть в «Яблоню»? Там прекрасный выбор открыток с цветами, соответствующими стихами, а то пошлите звуковое письмо. Я как то по слабости, – Мериголд сникла, – отправила Ларри одну с примулами на обложке. Правда, сразу попыталась достать ее и уже почти засунула руку в почтовый ящик, подумав, что Никки все равно ее не передаст и только посмеется над моими чувствами.
Лизандеру вдруг стало обидно за Мериголд – ведь в Валентинов день, день возлюбленных, ей никто не пришлет подарка, – и, бросившись в «Яблоню», он купил самую большую открытку, которую вручил на следующее утро вместе с огромным букетом нарциссов. Она была так взволнованна, что подумала: это от Ларри.
– О, как это прекрасно, – сказала Мериголд, глубоко тронутая мужским вниманием, которого ей давно не оказывали.
Лизандер сделал надпись: «Мериголд, которая хорошеет с каждым днем, любящий Лизандер».
«Мне не видать счастья, – печально подумала она. – Никки приберет Ларри сразу же после развода».
Увидев ее затуманившиеся глаза, Лизандер вручил ей еще один подарок. «Какой большой», – удивилась Мериголд и, развернув, обнаружила десять пар черных бархатных шортов разных размеров.
– Очень приятно, – пискнула она, – но вы, должно быть, шутите.
– Дайте три недели, – заверил Лизандер, – и мы сможем их надеть.
– Мы, – повторила Мериголд. – Как приятно.
– И уж если нельзя отметить ваше похудение крупной попойкой, – добавил Лизандер, – будем есть купленные в Ратминстере некие волшебные грибы.
– Я не могу принимать наркотики, – испуганно возразила Мериголд. – Я еще надеюсь стать мировым судьей.
– Да это натуральный продукт, – успокоил Лизандер. – Мы их заварим, надеюсь, они понравятся, ну а когда нибудь перестанете их употреблять.
– Я собиралась поехать в Комитет лучшей из деревень.
– Отмените. По телевизору вон «Крокодил Данди».
– Но я не могу, – сказала Мериголд. На этой неделе она уже пропустила три заседания.
«Какой славный парень», – думала Мериголд. Во время прогулок Лизандер помогал ей взбираться по ступенькам, поддерживал ее под локоть, если она оступалась на скользкой дороге, и всегда открывал перед ней дверь и помогал снимать пальто. Может, он вел себя так потому, что видел перед собой жалкую развалину, сурово говорила она себе. Но Ларри ничего подобного не делал, даже когда ей было восемнадцать. К тому же Лизандер никогда не сердился.
Она любовалась его элегантной манерой раскидываться на софе или у окна или внезапно засыпать. А он высоко ценил ее умение готовить, даже если это были бульоны или салат из укропа и киви.
– Мне как то раз намекнули, что на Кафедрал Лейн, самом неприятном месте в Ратминстере, продают хорошую наркоту, – рассказывал Лизандер Мериголд, когда они взбирались по северному склону холма Парадайз две недели спустя, – и однажды там какая то пьяная рожа, расплющившись о стекло моего автомобиля, спросила: «Вы ищете Бога?» – «Нет, я ищу дом номер 37». Во всяком случае, одну восьмую унции предлагают по цене одной шестнадцатой. Так что экономический спад можно было бы пережить, не затронь он аптеки.
Он пытался всячески приободрить Мериголд, которая, не обращая внимания на удовлетворительный день, погрузилась в черную меланхолию, заметив ростки крокусов под окнами. Специально высаженные ею и мистером Бримскомбом, они образовывали слово «КЕТЧИТЬЮН» в лилово желтых цветах фирмы.
– Ларри такое обожал. Я то собиралась приготовить ему сюрприз, чтобы, приземляясь в пятницу вечером, он мог видеть это с вертолета.
В крокусах, выгнувших лепестки и пустивших вверх оранжевые тычинки, приветствующие солнце, раз не Ларри, уже жужжали пчелы.
– А где сейчас Раннальдини? – задал вопрос Лизандер, когда они миновали таинственное серое аббатство, накрытое лесом, как черным капюшоном.
– Мотается по миру, скрываясь от бывших жен и налогов, – кисло ответила Мериголд. – Раннальдини играет на людских слабостях. Он внушил Ларри мысль о небезопасности общества. Для начала нас заставили вычеркнуться из адресной книги – видите ли, необходимость. Теперь нам никто не может позвонить. Еще он сказал Ларри, что со всех домов надо снять названия. А я как раз приготовила подарок Ларри ко дню рождения – доску, на которой по выжженному дереву вырезано название. Он забросил ее на чердак. И теперь наш дом никто не может найти. Затем Раннальдини убедил Ларри поставить электрические ворота, чтобы оградиться от публики, хотя если нельзя найти дом, тем более нельзя в него войти. Уф, как жарко.
Зеленый тренировочный костюм Мериголд стал мокрым от пота.
– А этот Раннальдини вообще то симпатичный?
– Он просто страшен, – заявила Мериголд. – Совсем не в моем вкусе. Правда, «Ангельский отдых» очень мил в солнечную погоду?

0

5

9

Остановившись на покрытой мхом ступеньке, они смотрели вниз на большой дом в георгианском стиле, купленный поп звездой Джорджией Магуайр. Каменные ангелы охраняли крышу и ряд ворот, преграждающих подъездную дорогу. Кругом росли еще не распустившие свои серебристые локоны плакучие ивы, казалось, готовые броситься в воду подобно очаровательным белокурым шведкам, бегущим купаться.
– А было бы здорово иметь в деревне еще другую знаменитость в пику Гермионе и Раннальдини, – заметила Мериголд. – Церковный праздник этим летом должна открыть Джорджия, нужно поддразнить Гермиону. Джорджия – моя лучшая подруга, – продолжала она с гордостью. – Она и Гай купили этот дом при условии, что поблизости будут их знакомые. Что она скажет, вернувшись из Штатов и узнав про намерения Ларри меня вышвырнуть?
– Люди здесь постоянно в чем то друг с другом соперничают, – поделилась Мериголд, вдыхая опьяняющий запах сырой земли, распускающейся зелени и фиалок. – Раннальдини позавидовал реактивному самолету Ларри и приобрел большего размера. У Ларри появился «ленд ровер» с тремя телефонами, так у Раннальдини – «рейндж ровер» с четырьмя.
Под ними по дну долины перламутром текла Флит ривер. На ее отмелях собирались черноголовые чайки.
– Наши земли выходят к реке, – сказала Мериголд, – так Раннальдини купил двести акров, чтобы тоже иметь пристань. Ну а поскольку у Раннальдини есть Гермиона и еще Бог знает сколько, у Ларри появилась Никки.
– А на ком сейчас женат Раннальдини? – спросил Лизандер, наблюдая за чайками, метнувшимися на другую отмель.
– Сесилия, его вторая жена, невероятно очаровательна, итальянка, сопрано, на сцене, правда, гораздо лучше, чем в постели, а Раннальдини предпочитает обратное. И потом, скажу не хвастая, Раннальдини завидовал, что домашний быт у Ларри налажен лучше, чем у него.
– Бьюсь об заклад, это так, – Лизандер сжал плечо Мериголд, – уж вы то знаете, как сделать мужчину счастливым.
– Да куда мне. И Раннальдини развелся с Сесилией и женился на своей секретарше Китти. Она то на своем месте. Почти дитя, а просто золотко: ведет дом Раннальдини, все финансовые дела, обсчитывает его контракты, защищает от назойливых поклонниц и экс любовниц, охраняет запасы от чудовищ детей и мгновенно накрывает ужин, если он притаскивает с собой целый оркестр без всякого предупреждения.
– Это я понимаю, – сказал Лизандер. – А смысл подушного налога не понимаю.
– И он даже уговорил Гермиону, представив девушку как горничную. О черт, действительно стоит помянуть дьявола...
Тут в воздухе что то закружилось и зашумело, словно в движение пришла гигантская стиральная машина, и над лесом появился вертолет.
– А вот и Гермиона домой пожаловала, – с бешенством произнесла Мериголд. – Она тоже была на гастролях. Не сомневаюсь, явится собственной персоной похвастать, какой успех имела и сколько поклонников сошли с ума от любви к ней. «Разве могут столько мужчин любить меня одну, Мериголд?» Принесет свою последнюю пластинку утешить меня, одну из тех, что мой муж выпускает тысячами, и скажет: «Ну как ты? Как ты?». Это она то, которая и дерьмом не поделится. Визги, клятвы, им цена пенни. Гермионе играть бы противную доносчицу из «Ромео и Джульетты».
В следующий момент вертолет приземлился на лужайке у большого желтого дома с наклонными трубами, расположенного между «Валгаллой» и деревней Парадайз. Показались крошечная фигурка, вышедшая из машины, и бегущие ей навстречу через луг люди, затем послышались голоса и смех, эхом разносящиеся по лесу.
– Давайте ка передохнем в «Яблоне» и перекусим плитками «Марса», – выдавила Мериголд сквозь зубы.
– Лучше не надо. Ферди завтра утром приедет вас взвешивать.
Дома Мериголд скинула тренировочный костюм и приняла долгий успокаивающий душ. Когда она, чем то озабоченная и одетая в новые джинсы, появилась на кухне, Лизандер издал радостный вопль:
– Бог ты мой, вот это здорово. У вас потрясающая задница... Я хотел сказать – фигура.
– Не очень то здорово, когда, как квашня, выпирает жирок, – возразила Мериголд, задирая темно голубой свитер на пояснице.
– Это мы за неделю сгоним, – пообещал Лизандер, заметив, что у Мериголд прекрасные губы, когда она смеется, а не сжимает их в суровую черту, думая о Ларри. От сходства с леди Берил Кук совсем не осталось следа. Дежурные завитушки выпрямились и падали прядями, а короткая светлая челка нависала над одним глазом. После горячего душа она благоухала «Арпеджем», которым спрыскала все тело.
– Ну если завтра приезжает Ферди, я, пожалуй, приму тонну слабительного на ночь, – сказала Мериголд.
О Господи, кто бы мог подумать, что она с мужчиной будет обсуждать пользу приема слабительного? Опытный наездник Лизандер как никто умел согнать лишний вес. Что ни говори, славный парень.
Через полчаса Лизандер и Мериголд обосновались в кабинете Ларри. Они курили одну сигарету за другой, чтобы притупить чувство голода, наблюдая забег 3.00 по замкнутому кругу паддока в Уинкентоне.
– Я поставил на лошадь Руперта Кемпбелл Блэка, Гордеца Пенскомба, – сообщил Лизандер. – Та гнедая в темно голубых яблоках. Хороша, да? Она в прошлом году выиграла как Ратминстерский кубок, так и Котчестерский Золотой.
– Даже я это знаю, – ответила Мериголд.
– Это, конечно, фаворит, но ей стоит сбросить вес.
В следующий момент Джек вылетел из корзинки, которую они с Патч делили, и зашелся бешеным лаем, так как в комнату ворвалась Гермиона Гарфилд.
– И на кой черт нужны электрические ворота, – пробормотала Мериголд, – если мистер Бримскомб просто цепенеет от ужаса.
Гермиона была счастлива тем, что выглядит как прибывшая кого то поддержать. Ее густые, пушистые темно коричневые волосы вились от природы. Большие глаза были обрамлены пушистыми ресницами, не нуждающимися ни в какой подкраске. Ни пятнышка, ни вены не проступало на лице, кожа которого была гладкой и кремовой, словно смазанная «Карнецшн милк». Ее роскошная грудь возвышалась над изящной грудной клеткой. Она никогда не носила брюк, которые подчеркнули бы излишне пышные бедра и скрыли бы длинные ноги красивых очертаний. Она запросто могла сойти за очаровательную младшую сестру микеланджеловского Давида, но в Гермионе внешность прикрывала носорожью сущность.
Мериголд царственно обхватили рукой.
– Ну как ты, как ты? – спросила Гермиона своим глубоким, трепетным голосом и преподнесла пластинку с напетыми ею морскими песнями, включающими и «Дует южный ветер». Затем она отключила звук у телевизора и, пока пластинка звучала фортиссимо, пересказала подробности своего турне, прошедшего с громким успехом.
– Такое поклонение, такое поклонение, – восклицала Гермиона, – оно просто передавалось от одного к другому. Но ведь обожание и обязывает. Мне приходится напрягать голос, чтобы доносить до людей музыку и на открытом воздухе. Я решила выступать этим летом в Гайд парке и на Уэмбли. Но когда я почувствовала под ногами землю Парадайза, а маленький Козмо побежал по лужайке, крича: «Мама, мама», – я поняла, что мое обиталище здесь.
Она улыбнулась Лизандеру, который при ее появлении встал, но теперь опять развалился, положив ноги на стол, и, раскрыв рот, слушал безостановочную болтовню.
Наконец вмешалась Мериголд:
– Гермиона, разреши представить тебе Лизандера Хоукли, моего личного тренера.
– Но ты же никогда не занималась спортом, – недоверчиво и даже неодобрительно сказала Гермиона, увидев, что Мериголд попросила принести всем вина и бутылку «Перье* себе.
– Ты не должна позволять прислуге смотреть телевизор и пить днем, Мериголд. Что он делает здесь?
– Исцеляет мое сердце.
Но Гермиона не выслушала ответ.
– Мне бы нужно потолковать с Ларри. На следующей неделе я записываю Дидону и хотела бы знать, кто поет Энея и на какую студию приезжать.
– Это не ко мне, – огрызнулась Мериголд. – Позвони в новую квартиру Никки. Ты найдешь Ларри в ее постели.
– Ну не злись, Мериголд, это так старит, – укорила Гермиона, которая не выносила тех друзей, у которых была проблема с браком, так как это давало им право говорить о себе еще больше, чем ей.
– Я ни на чьей стороне, – продолжила она, – и уверена, что бедняжка Ларри в таком же смятении, как и ты.
– Он же миллионы твоих пластинок продает, – в ярости выпалила Мериголд.
– Ах, глупышка Мериголд, – вздохнула Гермиона и только сейчас присмотрелась к подруге. – Ты покрасила волосы?
– Я считаю, в моей внешности кое что поменять нужно.
Гермиона склонила голову к плечу.
– Ну что ж, если ты так считаешь, то конечно. Да и в джинсах я тебя впервые вижу. Впрочем, мы сами себя уродуем.
Дрожащей рукой Мериголд взяла пачку «Силк кат». Гермиона, как и всякая певица, патологически страшилась табачного дыма и уже хотела остановить ее, да отвлеклась на музыку, поскольку зазвучала песня «Дует южный ветер».
– Это моя любимая, я никогда бы не подумала, что кто то сможет ее спеть так же хорошо, как Кефлис Ферье, но американские критики утверждают, что мое исполнение даже лучше.
– Посмотрите, – позвал Лизандер, остановившись со стаканами и бутылками прямо в дверях и кивком головы показывая на невероятно красивого мужчину на экране, разговаривавшего с бледно выглядевшим жокеем в зелено голубом костюме. – Это же Руперт Кемпбелл Блэк. Разве не красавец? А как невозмутим? А второй – это наездник Блей Чартерис, счастливец.
Лизандер собирался включить звук, когда начался показ подробностей скачек. Гордеца Пенскомба придержали.
– Повезло, что я вовремя на него поставил. Черт побери, с Рупертом нужно познакомиться.
Гермиона отказалась от вина, но выразила желание выпить чая, она еще не обедала.
– А вам не повезло. Мериголд на диете, – сообщил Лизандер.
Гермиона повернулась к Мериголд:
– Я то думаю, почему ты такая утомленная.
– Она великолепно выглядит! – Лизандер любезно улыбнулся Гермионе. – Боюсь, что у нас в холодильнике только копченый лосось.
– Нам на ужин, – отчеканила Мериголд.
– Я не откажусь, – произнесла Гермиона с такой страстью, что, казалось, с нее вот вот слетит весь лоск, но тут Джек и Патч опять подняли неистовый лай.
На этот раз вошла юная жена Раннальдини, Китти. Держа в руках букетик фрезий и банку в красный горошек, она порозовела, увидев Мериголд в обществе Гермионы, любовницы мужа, и невероятно привлекательного молодого человека. Возможно, это последняя пассия Гермионы.
Не переставая взволнованно спрашивать: «Ну как ты?», Гермиона грациозно обняла Китти и поцеловала, а затем смутила ее, сказав:
– В обе щечки, – и потянулась ко второй щеке, но Китти удалось увернуться.
Мериголд, с тех пор как Ларри покинул ее, страдала частичными провалами в памяти и теперь забыла фамилию Лизандера, поэтому представила его по имени.
«Небеса святые, да он же великолепен, – подумала Китти, – должно быть, какой нибудь молодой актер, записывающий поп песни; какая милая сонная улыбка».
– Очень рада познакомиться с вами, Лизандер, – запнулась она и продолжила, повернувшись к Мериголд: – Ты выглядишь чудесно. У тебя милая прическа, и вся ты милая и похудевшая.
– Я должна стараться, – благодарно отозвалась Мериголд.
– Ну тогда ты, наверное, этого не захочешь, – проговорила Китти, смущаясь еще больше, потому что в принесенной ею банке был большой темно шоколадный торт.
– Увы, – вздохнула Мериголд. – Ты, Китти, очень добра, но я действительно не могу. Хотя Лизандер съест.
– И мне можно, – сказала Гермиона. – Я никогда не сижу на диете.
Отрезав себе приличный кусок, Гермиона вновь поставила пластинку с того места, где звучала песня «Дует южный ветер», опять прерванная радостным воплем Лизандера по поводу выигрыша Гордеца Пенскомба целого корпуса.
– Яппи! – Он на радостях обнял Мериголд. – Я выиграл две тысячи. Я же вам для занятий золотой велосипед смогу теперь купить.
Надувшись, Гермиона взяла в руки только что вышедшую биографию Пласидо Доминго, открыла именной указатель и начала там искать свою фамилию.
– Мне пора, – стала прощаться Китти. – Я бы не ворвалась, Мериголд, если бы знала, что у тебя компания.
– Вы должны выпить за наш праздник, – предложил Лизандер, подбадривая и Мериголд.
– Ну разве что немного сладкого шерри, – согласилась Китти. – Раннальдини не одобряет, да и я не люблю напиваться.
– А мне, пожалуйста, еще «Перье», дорогой, – протянула Мериголд бокал Лизандеру.
– Какая прекрасная победа, – обратилась к нему Китти. – Но я очень боюсь лошадей. Сегодня в полдень гуляла по Длинному Лугу, а туда Раннальдини привели его Князя Тьмы – здоровенное черное животное с крупными желтыми зубами, так возвращаться мне пришлось на автомобиле.
– Я знаю Князя Тьмы. Чертовски хорошая лошадь, вторая на скачках в Уитбреде, – проявил свою осведомленность Лизандер.
– Ох, какие же у нее большие зубы, – вздрогнула Китти.
Лизандер подумал, что она настолько же чиста и наивна, насколько прекрасна Гермиона. Наверное, Китти моложе его, у нее круглое белое лицо, а глаза спрятаны так далеко за сильными стеклами очков в простой оправе. Ее пушистые светло коричневые волосы были сзади завязаны в хвостик. Своим приплюснутым носом, крепкими губами, которые она нервно покусывала, слушая любовницу мужа, Китти напоминала озабоченного мопса.
Золотой крестик на шее и полиэстеровое платье цвета морской волны с белым воротничком придавали ей чопорный вид и не скрадывали большой груди и недостатков талии. Колготки телесного цвета подчеркивали полноту ног, а высокие каблуки туфель в цвет платья словно сами толкали ее вперед, делая похожей на цветок, отчаянно рвущийся к солнцу.
– Славно, – она отпила из большого бокала шерри. – Мериголд, ты придешь к нам на следующей неделе на чай, я имею в виду на ужин?
– С удовольствием, – согласилась Мериголд. – Если не будешь готовить ничего, что полнит. А можно привести с собой Лизандера? Он только переехал в коттедж в Элдеркомбе.
– Там чудесно. Рядом с Рикки Франс Линчем, – рассказывала Китти. – Его жена Дейзи недавно родила великолепного мальчика, – с грустью добавила она.
– Ну а следующей будешь ты, – успокаивала Мериголд.
– О Господи, я надеюсь, – произнесла Китти, которая в отличие от Мериголд не скрывала акцент кокни.
Гермиона, закончив читать о себе в биографии Доминго и отхватив еще торта, спросила:
– Вы играете на каком нибудь инструменте, Ли за ндер?
– А как же? – вполне серьезно ответил он. – Я учился играть на пианино в подготовительной школе. Но умею только одной рукой, поскольку другой всегда отбивался от преподавателя, мистера Молесуворта.
– Жаль, – сказала Гермиона, игнорируя смех Мериголд. – Я записываю бетховенский цикл «К далекой возлюбленной» в понедельник. Для репетиций мне нужен аккомпаниатор. Вот такая чудесная работа. Она знакома вам?
Лизандер помотал головой:
– Да я даже представить себе не могу, что к какой то возлюбленной надо ехать, тем более к далекой. Тут такие крутые холмы. Это трудная прогулка.
На мгновение по лицу Китти скользнула улыбка, а затем она быстро поинтересовалась у Гермионы тем, как поживает маленький Козмо.
– Волшебно, волшебно, – нежно говорила Гермиона. – Кстати, Китти, не напомните ли мне, когда приезжает Раннальдини? Я должна очень быстро выучить партию Амелии из «Боканегро», и поэтому мне предстоит отработать с ним типаж и вокальные характеристики.
– Думаю, он прибудет к званому обеду у Джорджии Магуайр, – ответила Китти.
– Ах, я и забыла, что теперь мы вынуждены еще и с ними считаться, – проворчала Гермиона. – На званых обедах у поп звезды можно встретить только ужасных людей.
– Полагаю, Ларри надеется, что и ты, и Раннальдини найдете с ними общий язык, – съязвила Мериголд.
– Я тоже надеюсь, – тут же согласилась Гермиона, – хотя мне действительно не нравится голос Джорджии Магуайр.
– А я его обожаю, – сказал Лизандер.
– И я, – вызывающе поддержала Китти и, заметив свирепый югляд Гермионы, тут же добавила: – Ну, мне пора.
– У меня дома скопилась громадная куча контрактов, – пыталась унизить ее Гермиона, – так, может, ты заглянешь завтра, чтобы разобраться.
«А заодно и на адвокате сэкономишь», – в бешенстве подумала Мериголд.
Когда Лизандер ушел провожать Китти, Гермиона упрекнула Мериголд в фамильярности с молодым человеком:
– Ведь он же наверняка Г Е Й, достаточно видеть, как он реагирует на Руперта Кемпбелл Блэка.
Затем покровительственно наполнила свой бокал.
– Да ведь ты уже и не первой молодости.
– А мне кажется, она вот вот наступит, – сквозь сжатые зубы выдавила Мериголд.
– Дует южный ветер , – зазвучал голос Гермионы с пластинки.
– А что это была за девушка? – вернувшись, спросил Лизандер.
– Ты не понял? – удивилась Мериголд. – Это же Китти Раннальдини.
– Дочка Раннальдини? – Лизандер вытащил сигарету из ее пачки.
– Да нет же, его жена.
– Жена? – переспросил Лизандер. – Черт те что, я то думал, у Раннальдини какая нибудь фантастическая красавица.
Гермиона, уже было собравшаяся упрекнуть Лизандера за курение, поклонилась, что означало принятие комплимента, и нравоучительно добавила:
– Некоторые думают, она довольно проста, но я всегда знала, у Китти достаточно сильное женское начало.
– Глядя на нее, это трудно себе представить, – Лизандер как бы сомневался. – Похоже, он взял ее из мультика про «Спасателей».
– Как это недобро, – от души рассмеялась Гермиона.
– Ну что вы, Китти очень миленькая, – сердито запротестовала Мериголд. – Она умеет слушать, не то что некоторые, да и так добра – забываешь о ее простоте.
За окном садилось красное солнце, и дымка, нависшая в долине, стала розовой. Завершив визит еще одним бокальчиком, Гермиона, известная в местных кругах под кличкой Великий Белый Охотник, спросила, не Лизандера ли «феррари» у подъезда, и попросила отвезти ее домой.
– Я пришла сюда пешком, но уже холодно, а мы, певцы, панически боимся простудиться. До свидания, Мериголд, не принимай все так близко к сердцу.
Лизандер вернулся уже через десять минут, но застал Мериголд что то бормочащей в гневе. Бешенство от насмешек и самодовольства Гермионы усилилось еще и взрывом ревности. И это пугало ее, так как после пережитого из за Ларри она полагала, что у нее иммунитет.
– Дрянь, – бушевала Мериголд, – если не сказать хуже. Не злись, если тебе нравятся такие волосы, то конечно. Вдобавок так снисходительна по отношению к Джорджии и милой Китти.
– Выпейте. Глоточек не повредит. Что это на вас нашло?
– Она заставила отвезти ее домой. О Боже, как я несчастна.
Когда сильно расстроенная Мериголд схватила оставшуюся часть торта и уже почти поднесла ее ко рту, Лизандер уцепился за руки, сжал их и держал до тех пор, пока кусок не упал. Затем обнял ее.
– Несчастье тут ни при чем. Она приревновала, потому что вы просто великолепны.
– Вы действительно так думаете?
– Д да, – сказал Лизандер и, сжав крепче, когда она засмеялась, поцеловал, пытаясь просунуть язык между губ, отчего она сразу их сжала, оттолкнув его с гневным криком.
– Да как вы смеете?
Мериголд была потрясена, ведь она сдерживалась годами, не позволяя себе и мысли ни о чем таком, и потому наступала на него, стуча кулаками по груди подобно Франко Бруно:
– Нет, нет, нет!
Но Лизандер опять схватил ее за руки и, используя физическую силу, привлек к себе, причиняя боль своим гибким, по юношески горячим телом и не давая убежать. В полной панике она подняла ногу и коленом ударила его в пах. Но промахнулась, а Лизандер, касаясь губами волос, стал нашептывать ей слова страсти и нежности:
– Я хочу тебя, Мериголд. Ты вошла в мои мысли, как эта розовая дымка в долину.
Изумляясь таким поэтическим пассажам, она взглянула вверх и увидела нежность и восхищение в его глазах, почувствовала горячие пальцы, ласкающие ее лицо, и позволила поцеловать себя.
Мериголд тоже его поцеловала, ее поднятая нога в экстазе обвила другую, кулаки сражающегося Франко Бруно разжались, и, произнеся «Господи Боже», она повисла на шее Лизандера подобно шимпанзе, ведь от желания так кружилась голова, что просто невозможно было стоять.
Медленно медленно Лизандер продвигался книзу. Боясь, что бюст потерял упругость, Мериголд закрыла его руками, но, когда Лизандер целовал шею, вдруг вспомнила, что не успела выщипать эти проклятые волоски на подбородке, и поднесла руку к щеке. В следующий момент в его руке оказалась прекрасная, как спелая груша, грудь.
– Пойдем в кровать.
– Нельзя. Я никогда ни с кем не была, кроме Ларри, а он говорит, я трахаюсь, как мертвая лошадь... – Мериголд запричитала.
– Тише, представь, что это упражнение для похудания.
Вам скажет любой, что никогда не запоминаешь, как добираешься до спальни, но у Мериголд этот путь отпечатался, потому что Лизандер целовал ее на каждой ступеньке. Но все равно ее беспокоили отпечатки от слишком тесных джинсов и несвежий запах тела – хотя после приема душа прошло два часа, хотелось вымыться еще раз. Достигнув лестничной площадки, она чуть не направила его в кладовую.
– Нет, только не в нашу спальню, – проснулась вдруг в ней добродетель, – и уж точно не сюда, – сказала она, когда Лизандер толкнул следующую дверь, – здесь я застукала Ларри с Никки.
– О Господи, да ведь я после всего исчезну.
– Да, но желание то все равно останется...
Тело Лизандера было горячее любой грелки, когда он прижимался и медленно стягивал с нее свитер.
– Выключи свет, – взмолилась Мериголд, скользнув под персиковые сатиновые простыни.
– Но я хочу видеть тебя, – прошептал Лизандер. Компромисс быстро нашли: свет горел со стороны Лизандера и был выключен на противоположной.
– Черт, я люблю этим заниматься, много приняв. Давай попробуем через несколько часов.
И Мериголд, которая «не занималась этим, много приняв», с шестидесятых годов, согласилась.
Затем, с ребяческим ожиданием праздника от распаковывания рождественских подарков, он начал изучать ее тело.
– Господи, как они великолепны, – он погрузил лицо в тяжелые груди. – А ты любишь, когда ласкают здесь? – Он перевернул ее, восхищаясь выпуклостью круглых ягодиц. – Это самый лакомый кусочек. – Руки заскользили по внутренней стороне бархатистых бедер. – Нет, это еще не все. А а, вот. – Длинные пальцы вдруг оказались во влажном губчатом отверстии.
– А а а а а а х, – вдохнула Мериголд.
– Эврика, – сказал Лизандер, наконец то найдя клитор.
– Я ничем не пахну? – беспокоилась Мериголд. Ну как же, она не успела помыться.
– Я чувствую только запах греческого мыла. Иди сюда.
– Ох нет, мы не должны.
– Да разве это не прекрасно?
– Восхитительно, но мы не должны... О, пожалуйста, продолжай, Боже милостивый, как сладко, помоги мне, помоги. – Мериголд, замолчав, вдруг застыла и перестала зажиматься, а дыхание стало прерывистым и коротким.
И наконец раздался стон:
– О Лизандер, я лечу.
– Еще бы.
Она открыла глаза и увидела улыбающееся ей лицо.
– Ноги раздвигаешь, становится сладко. Тебе понравилось?
– О, очень, а теперь я доставлю удовольствие тебе. Глубоко благодарная, Мериголд привстала, опираясь на локоть. Проведя рукой по его плоскому животу, она наткнулась на его орган в волосах, стоящий подобно Пизанской башне.
– О Господи.
Говоря откровенно, Мериголд никогда не нравилось это у Ларри. Он предпочитал заниматься любовью по утрам, и она спросонья никак не могла сообразить, что у нее там между ног. А поэтому всегда относилась к такому вторжению, как к холостому выстрелу.
Но у Лизандера, принявшего душ после прогулки и благоухавшего, как фиалки в долине, мужской орган был таким твердым и гладким, что она начала его лизать.
Привыкший к стремительной, по змеиному быстрой подготовке Долли, Лизандер был несколько удивлен. Но когда Мериголд осмелела и перешла к оральным ласкам, он почувствовал, что она боится, и, осторожно отстранившись, скользнул на сатиновые простыни и привлек ее к себе.
– О, как чудесно, – выдохнула Мериголд, ощущая очаровывающий удар вверх. – О, Ли зандёр, я трепещу, как флаг на флагштоке. О Лизандер. ЛИЗАНДЕР!
– Это было удивительно, – сказал Лизандер, поднимая с пола пуховое одеяло и устраиваясь на подушках.
– Ты сам удивительный, просто откровение.
– Мужчины считают, что могут заниматься этим часами, я знаю – никогда больше минуты, а если уж мне совсем хорошо, то все кончается еще раньше.
– Это, должно быть, я виновата.
– Да брось. В конце концов мы потеряли сотен пять калорий.
Затем он вдруг сел, сжал руки, состроил слащавую гримасу, как у Гермионы, и запел фальцетом:
– Дуй... конец... южный , южный , южный... – и они оба покатились со смеху.
– Не стоит рассказывать Ферди, – предупредила Мериголд.
– Да ты что, он просто разозлится, – встревожился в свою очередь Лизандер. – Ферди настаивал на том, чтобы я тебя не трогал.
– Мы больше не будем.
– Еще как будем. Ведь если мы потратим еще пятьсот калорий, то сможем поужинать.
– Ну тогда с удовольствием.
– Так давай.
Мериголд посмотрела на часы:
– Но ты же пропустишь «Нейборз» по телевизору.
– Есть вещи попривлекательнее.
– О, Лизандер, лучшего комплимента я еще не получала. Почему бы не позвонить миссис Бримскомб и не попросить ее записать это?

10

На Мериголд наилучшим образом отразились эти и последующие чудесные совокупления, но особенно возвращение обоих сыновей из подготовительной школы на уик энд, обожавших Лизандера еще больше, чем ее. И не только потому, что он любил играть с ними на бильярде и брал с собой под изумительные сводчатые галереи Ратминстера на прогулки и порезвиться с Артуром и Тини на конюшне, но также и потому, что пристрастил их к более чем сомнительным играм в покер, железку и тотализатор.
Восторженность Джейсона, сделавшего удачную ставку на бегах в Чипсотоу, можно сравнить разве что с безмерной радостью Марка, в конце уик энда выигравшего у Лизандера 5, 225 фунта в покер.
Мериголд просто не понимала причину этого, а все объяснялось тем, что Лизандер в самом деле был ближе по возрасту к ее детям, чем она. Но ее обрадовало, что мальчики вышли из состояния подавленности, вызванной как двумя учебными семестрами в английской подготовительной школе, так и развалом брака родителей. И была благодарна она ему еще за то, что, когда мальчики чем нибудь отвлекались, Лизандер неизменно оказывался на кухне для тайного и более страстного объятия. Он просто не мог оторваться от нее.
За прошедшую неделю Мериголд похудела еще на семь фунтов, и тогда раздался телефонный звонок по ее частному номеру. Зная, что это может быть только Ларри, она вырвалась из объятий Лизандера, чтобы успеть поднять трубку после первого же сигнала. Тепло его рук придавало ей силу.
– Насчитай десять сигналов и разговаривай холодно. Ларри предупредил, что сегодня вечером прибудет в усадьбу на рюмочку спиртного. Мериголд охватила полная паника.
– Нужно спросить совета у Ферди, – забеспокоился Лизандер.
Ферди, скучающий в Лондоне оттого, что не мог ничего продать, и не желающий упускать выгод в Парадайзе, сказал, что немедленно явится сам всем дирижировать.
Ларри Локтон был очень энергичным человеком, с гипертрофированным «эго» и, как бывает в таких случаях, очень болтливый, привыкший командовать на работе тысячами. Похудев, найдя приличного дантиста и уложив свои грубые черные волосы в челку, скрывавшую проступавшие залысины, он почувствовал последнее в жизни сексуальное влечение. Громадный престиж фирмы и приличный портной способствовали любовному успеху. Когда речь заходила о его социальной значимости, он смаковал этот факт.
С вертолета он заметил желто лиловое пятно. «Какого черта Мериголд испортила мой чудесный газон крокусами? Теперь он стоит на десять тысяч меньше. Не забыть бы перевезти отсюда золотые диски, Пикассо, Стаббза и Бетховена в рамке, прежде чем Мериголд их загубит». На пороге дома Ларри удивило, что его не встречают. Только Патч поприветствовала и ушла на свое место. Этой ночью он попыхтел в постели любовницы, а теперь чувствовал себя слегка уставшим. Пройдя в кухню, он обнаружил две розовые свечи у двух приборов на столе, фрезии и гиацинты кругом, а в холодильнике две бутылки «Мюэ».
«О, Господи, вот уж не думал, что Мериголд оставит». В общем то Никки ожидала его возвращения, они собирались пойти на вечеринку и встретиться с Кири Те Канава. Попытка Мериголд в прошлом месяце организовать ужин со свечами и омарами закончилась тем, что обоих омаров запустили в него. Перспектива уворачиваться от летящих соусников его не прельщала.
Наверху слышались какие то звуки. Обнаружив брошенное на перила пальто цвета морской волны в собачьей шерсти, Ларри медленно поднялся в свою бывшую спальню и поразился виду собственной обнаженной жены, сушащей волосы. Заметив его, Мериголд слегка вздрогнула, затем томно обернулась пушистым желтым полотенцем, идущим к ее глазам.
– Ларри! А я и не услышала, как ты вошел. Подожди, я досушу волосы. Ты же знаешь, как плохо они будут завиваться, если оставить их влажными.
Мериголд заставила его прождать с полчаса, в течение которых он в холле рассматривал разбросанные в беспорядке мокрые туфли, бриджи, «Спортивную жизнь» и стопку прекрасно отутюженных шортов от Харви и Хадсона. Неспешно сойдя вниз, еще не одевшись, Мериголд с радостью отметила, что на Ларри мятая рубашка без одной пуговицы.
Она также обратила внимание на то, что выглядит он очень уж старым по сравнению с Лизандером. Волосы длиной с хвост пони, новые черные усики, мешки под глазами и искусственно поддерживаемая щетина с вкраплениями седины – без сомнения, все дело рук Никки – придавали ему скорее потрепанный вид, нежели сексуальный. И одет он был как то чопорно, в отделанный кожей жакет и черные джинсы, подпоясанные ремнем с большой серебряной пряжкой.
– А где же твой мотоцикл? – дразня, спросила она. – И вообще я думала, что ты уже просто набил свое брюхо маленькими разорившимися компаниями, а на самом деле даже, наоборот, похудел. Не хочешь ли бокальчик шампанского? Я как раз собираюсь выпить.
«Мне предлагают, подумать только, мое же шампанское!» – возмутился Ларри и отметил, что, достав одну бутылку из морозильника, Мериголд поместила туда другую, а также светлые пряди в ее волосах, покрытые розовым лаком ногти. Полотенце не скрывало многого, в том числе и ног, смазанных кремом для загара «Дуо». Мериголд, надо отдать должное, выглядела потрясающе, словно отреставрированная картина в новом освещении.
Ларри тут же поинтересовался, не собирается ли она посетить вечеринку у Джорджии Магуайр на следующей неделе, посвященную выходу нового альбома «Рок Стар».
– У меня тут с собой целый груз, – Ларри бросил пластинки, сингл и альбом на кухонный стол. Вставка изображала Джорджию Магуайр штурмующей гору: голова откинута назад, глаза закрыты, длинные рыжие промокшие волосы струятся по спине. – Я думаю, выглядит это ужасно.
– А Гермиона на снимке к «Дует южный ветер» вообще босиком, – сказала Мериголд в адрес Никки, ведь именно она работала над этой иллюстрацией. – Вы хотите показать людям, что у артистов нет средств на обувь?
Ларри спорить не стал.
– Мы ожидали, что альбом будет пользоваться массовым спросом. Рассчитан он в основном на американский рынок, и вечеринка в честь этого выпуска. Приглашены авторитеты с громкими именами. Придут Гермиона и Раннальдини.
– И разумеется, очарование обществу добавит Никки, – иронично произнесла Мериголд.
– Что ж, она могла бы, – признал Ларри, – если бы не была слишком застенчива.
«Очевидно, я буду ее смущать», – подумала Мериголд, наблюдая, как несколько растерявшийся Ларри откупоривает бутылку.
Ларри одернул обшитый кожей жакет, купленный сегодня утром, до сих пор не понимая, что же в нем модного. Он более уютно чувствовал себя в костюмах в тонкую полоску.
– Давай заглянем на полчасика, – предложил он угрюмо, – показать Джорджии Магуайр, что все нормально.
– Ведь если намекнуть ей, каким дерьмом ты оказался по отношению ко мне, она не подпишет ни одного контракта с твоей фирмой, – возмутилась Мериголд.
– Успокойся, – Мериголд неожиданно уязвила Ларри. – Это и в твоих интересах. Ведь если Джорджия подпишет контракт, ты же получишь от меня больше денег, – проговорил он добродушно. – Кроме того, у нее впервые за двадцать лет такой большой успех. И поэтому она хочет собрать всех своих лучших друзей.
Взвешивая «за» и «против», Мериголд чуть ниже опустила полотенце.
– Ну и потом я был бы рад твоему присутствию, – сказал Ларри, сам того не ожидая.
– Ну хорошо, я появлюсь, – безжизненно ответила Мериголд, – и попытаюсь соблюсти твои интересы.
Тут она посмотрела на кухонные часы:
– О, я должна уже быть готова. Так что допивай и поторопись.
Ожидая оскорблений или просьб остаться, Ларри чувствовал себя вышвырнутым. Он допил шампанское и совсем поразился сказанному:
– Я чувствую, что мое отсутствие будет чересчур эгоистичным по отношению к детям. Ради самих себя им тоже стоит чаще бывать в обществе. Пусть в конце концов познакомятся с Никки, ведь она почти их ровесница.
Пусть Ларри почувствует свою вину за то, что мало уделял внимания сыновьям.
– Во всяком случае, ты можешь взять их и на следующий уик энд. А я хочу уехать.
– К маме? – спросил Ларри.
– Нет, в Париж, – очаровательно улыбнулась Мери голд. – И вашей мамочке надо немного развлечься.
Если бы Ларри оглянулся назад, он заметил бы слезы на глазах жены. Но он яростно топтал крокусы на пути к вертолету и был еще больше взбешен видом несущегося по сигналу Ферди красного «Феррари». Ларри не прислушался к намекам Гермионы на слишком фамильярного наемника. Наемники, по его представлениям, не ездили на «Феррари». И только когда из вертолета посмотрел вниз и прочитал «КЕТЧИ ТЬЮН», выведенное на лужайке желтым и лиловым, чуть не расплакался.
Пять дней спустя Лизандер привез Мериголд в Лондон на званый обед к Джорджии Магуайр. Выдающейся звезде шестидесятых немного оставалось до пятидесяти. Но на афишах ««НА КОНЦЕРТЕ ЛИЧНО ДЖОРДЖИЯ МАГУАЙР», залепивших все стены Хаммерсмита и Фулема и изображавших ее карабкающейся на ту самую мокрую гору, она выглядела еще весьма соблазнительно в почти ничего не скрывающей блузке.
– А как же это можно быть не лично на концерте? – спросил Лизандер, погружаясь в поток движения часа пик.
– Она будет не лично, если застрянет на гастролях или опоздает на самолет, – ответила Мериголд.
Новый альбом Джорджии выходил уже почти на второе место в Америке благодаря песне «Рок Стар», именем которой и был назван альбом. Сама песня была не о рок звезде, а о непреходящей любви Джорджии к мужу Гаю, не просто являвшемуся горой (рок), на которой она провела свою жизнь, но и ее путеводной звездой. Эта тема была бы неприятна, если бы не превосходные тексты и мелодия, написанные самой Джорджией, и не ее хрипловатое меццо сопрано, звучащее просто чудесно. В мире распадается столько браков! Искреннее публичное объяснение в любви доводило американцев до экстаза. Особенно песня нравилась молодежи, потому что она жаждала подтверждения примера непрекращающегося счастливого союза, полюбившегося ей в песне «Леди в красном», написанной Крисом де Буром о своей жене.
Чтобы отвлечься от страха во время поездки с Лизандером и от мыслей о вечеринке впереди, Мериголд всю дорогу до Лондона слушала запись «Рок Стар». И каждый раз плакала.
– А что собой представляет муж Джорджии? – поинтересовался Лизандер, объезжая испуганного шофера в лимузине по внутренней стороне и вырываясь на Лилли роуд.
– О, очень приятный, хотя на вид суровый, и невероятно добрый. Джорджия вообще то была прямо дикой, пока не вышла замуж, да и оставалась такой долгое время после свадьбы. А ведь Гай получил степень в Кембридже и даже боксировал за сборную. Его отец был епископом в какой то африканской стране, и Гай привык командовать. Семья была просто в ужасе, когда состоялся их брак с Джорджией, но он в нее влип по уши. Гай потихоньку ее приручал, понимая потребность в свободе, а иногда и поколачивал, если уж это заходило чересчур далеко. И его хватало на то, чтобы переносить и успех, и неудачи. Он оставался рядом, когда Джорджию тиражировали в конце семидесятых, и не дал уйти в запой после цепи неудач. Я никогда не забуду большой прием у нее в начале восьмидесятых. Они арендовали целый ипподром. И ни одно из средств массовой информации не обратило внимания на то, что Джорджия сама танцевала под свою музыку, а потом напилась до положения риз. Это было ужасно.
– Бедная Джорджия, – встревожился Лизандер, – я должен потанцевать с ней.
– Она по прежнему немного сумасшедшая, – продолжила Мериголд, в тысячный раз всматриваясь в свое отражение, – и Гай всегда дает ей отдохнуть в домашних условиях, сам занимаясь детьми. И еще он прекрасно готовит. Вот бы Ларри поучиться.
– И мне, – сказал Лизандер. – В общем, у него крепкий рассудок, как и у моих братьев. А как ты познакомилась с Джорджией?
– Какое то время она между выступлениями, чтобы свести концы с концами, подрабатывала в одной конторе со мной. Джорджия печатала только двумя пальцами и обычно приходила с невыполненной работой и объяснениями, что всю ночь гуляла. Я оформляла большинство писем за нее. Но она была такая забавная. Всегда в кругу сомнительных друзей музыкантов, но Гай не сходил от этого с ума. Мой Стойкий – называла она его.
– А чем он занимается? – спросил Лизандер, проскакивая на красный свет в конце Нортэнд роуд.
– Ну, подумывал уйти в служение Господу. Его привлекала роль маленького Билли Грехема, но понял, что Джорджия как жена викария, вероятно, смотреться не будет, и пошел на службу в Сотби. У него ведь всегда была тяга к искусству, да и потрясающий глаз. И теперь Гай – обладатель собственной галереи. Он процветает, открывая неизвестных художников и получая сумасшедшую прибыль после их признания.
– Впрочем, доходы всегда носили случайный характер, и они очень надеются, что «Рок Стар», принесет им полную финансовую самостоятельность. Все деньги вложены в «Ангельский отдых». Беспокоит только их чрезмерное великодушие. Гай постоянно помогает нуждающимся художникам и много внимания уделяет благотворительности.
– Гай, Гай, смотри не кивай, – сказал Лизандер. – Ну, поскольку супруги переехали в Парадайз, Гай может занять свое место во всех этих комитетах по «Сохранению сельского кобелирующего дворянства», а ты будешь проводить свободное время в постели со мной.
– Почему ты так быстро едешь? – завопила Мери голд, когда, едва избежав столкновения с приближавшимся автобусом, Лизандер на бешеной скорости свернул направо, на Фонтейн стрит.
– Потому что до ужаса хочу трахнуть тебя до того, как придет домой Ферди.
Поприветствовав рукой двух геев на балконе напротив, Лизандер впихнул подопечную в квартиру.
Времени им хватило. Мериголд уже переодевалась, а Лизандер смотрел по телевизору «Истэндерз», хихикая над почтовой открыткой с изображением Эйфелевой башни и подписью «ШТУКАТУРИЛИ В ПАРИЖЕ», отправленной ими Ферди, в то время как пришел сам Ферди с новым темно голубым костюмом в полоску для Лизандера, сшитым Дугласом Хейвордом.
– Они там все с ума сходят по черной коже и мужским рубашкам. Так что ты еще лучше будешь выглядеть, – говорил Ферди, поправляя голубой шелковый галстук на Лизандере.
– О, Лизандер, – раздался возглас Мериголд с лестницы. – Я же никогда в костюме тебя не видела.
– Все подумают, что я его спер, – Лизандер украдкой рассматривал себя в зеркале холла.
– Ты выглядишь сногсшибательно.
Это было правдой. Хорошие портные могут так спрятать чересчур выпирающий живот, подчеркнуть ширину плеч и удивительную гибкость фигуры. На Лизандере костюм словно танцевал.
– Ну спускайтесь, Мериголд. Давайте и вас осмотрим, – приказал Ферди. – О Боже, – у него перехватило дыхание, – вы неплохо потрудились.
Вниз по лестнице шагали великолепнейшие ноги, обтянутые черной сеткой. Выше были надеты черные шорты, подаренные на Валентинов день Лизандером, белая шелковая блузка, а на плечи накинут тоже черный бархатный пиджак.
Встретив Мериголд у лестницы, Ферди взял ее руку и поднес к губам.
– Вы потрясающе выглядите, – медленно произнес он. – Лицо и тело Мерилин Монро на ногах Марлен Дитрих.
– Ну что вы, Ферди, спасибо. Лизандер завопил:
– Ты таки влезла в мои черные шорты!
– А посмотрите, что я взял напрокат у Картье и что якобы подарил вам Лизандер.
Ферди приколол на отворот черного бархатного пиджака бриллиантовую брошь в форме ключа.
– Ну а теперь снимите обручальное кольцо и вся сияйте от счастья.
– Как это странно, не быть женой, – сказала Мери голд, стягивая кольцо с огромным бриллиантом и пряча его в сумочку. – Я так старалась быть светской супругой. Носила блузки с длинными рукавами а ля Джеггер и никогда не курила слишком много, не зевала, не бранилась. Всегда читала «Биллбоард» и «Граммофон», чтобы уметь вести разговор с обозревателями и дистрибьютерами. И даже пыталась полюбить Гранд Опера.
– Ну все, пора, – Ферди расстегнул пару пуговиц на ее шелковой блузке. – Посмотрим, насколько сильно вас пришибла Никки.
– Не волнуйся, – успокаивал ее Лизандер, видя, как Мериголд затрепетала от одного имени соперницы. – Я весь вечер буду неразлучен с тобой, и все мужчины захотят того же, ведь ты так прекрасна.

0

6

11

Единственная, кто не одобрял платы за вход на вечеринку, проходившую в одной засекреченной фильмостудии в Сохо, была сама Джорджия Магуайр. Гай, у которого уважение к точности стояло на втором месте после набожности, уверенный, что жена придет минут за двадцать до начала, не обнаружил в помещении никого, кроме техников, поправлявших прожектора на стремянках и менявших свисавшие с потолка фильтры в осветительных устройствах.
Напоминая о теме альбома, посреди комнаты возвышалась большая гора из папье маше. В одном углу помигивал картонный маяк. Вдоль стен были расставлены ловушки для омаров, с которых свисали рыбачьи сети, игрушечные морские коньки со светящимися глазами и связки водорослей, начинающих попахивать.
Мониторы демонстрировали тот самый клип, в котором Джорджия красиво покоряла вершину. Девушки из обслуги, напоминавшие Джорджию шестидесятых, были одеты в матроски из джерси и расклешенные брюки. Они шуршали камешками и песком, которыми устлали пол, готовили ромовый пунш и разносили стаканы. Буфетчики, приглашенные для сервировки стола с продуктами моря, выползли из кухни, вытирая с фартуков креветочный сок.
– Это все прекрасно. Но была бы я еще настолько изящна, чтобы могла надеть это платье с горизонтальными полосками! Как же у тебя много хлопот.
Обаятельная, осыпаемая лестью Джорджия промчалась в слезном возбуждении, раздавая автографы, затем негромко сказала, обращаясь только к Гаю:
–И ведь никто не придет.
Затем, поскольку Гай ее торопил, стремительно скрылась в женской уборной.
К ней сразу присоединилась девушка в темно голубом бархатном платье с воротником, которое прикрывало грудь и внизу доходило до середины икр, в туфельках на спокойных каблучках. Белокурые волосы, собранные черной бархатной лентой в пучок, выразительный длинный нос и тонкое лицо с бежевой кожей создавали отчетливый образ волка из «Красной Шапочки», пытающегося выдать себя за Алису в Стране Чудес.
– Привет, Джорджия, – произнесла блондинка глубоким, поставленным голосом. – Я Никки, секретарша Ларри Локтона. Мы с вами встречались в нашей конторе.
– О, точно, – ответила Джорджия. – Рада тебя видеть. Господи, как я волнуюсь.
«Во всяком случае, не больше меня», – подумала Никки, трясущимися пальцами стараясь смягчить тона теней для век.
С тех пор как Ларри на прошлой неделе встретился с Мериголд, он стал чужим и раздражительным, а уикэнд с его сыновьями был просто погибелью, даже если не считать испорченного нового кремового ковра. Ситуацию усугубила утренняя статья в «Дейли Мейл» о стремительных карьерах, ломающихся при разводе с женами ради любовниц. И потому сегодня вечером Никки поставила задачу выглядеть женой даже больше, чем Мериголд.
Джорджия, ненавидевшая болтовню во время подготовки, занималась новой прической, которую придумал Гай, пытавшийся изменить ее хипповый образ шестидесятых годов. И единственным желанием сейчас было, чтобы эта глупышка, разглагольствовавшая, ничего не понимая, о чудаках Парадайза, ушла.
– Заходите, если опять будете в тех краях, – проворчала Джорджия.
Это был стандартный ответ назойливым поклонникам. Она бы умерла, если бы ее приглашения действительно принимали.
– Это очень приятно, Джорджия, – сказала Никки. «Плохо же ты себе представляешь, – подумала она, – что я собираюсь стать твоей соседкой и женой продюсера твоих записей, способного опровергнуть твои дутые успехи». Затем она громко добавила:
– Я умираю от желания познакомиться с Раннальдини, а вы?
Ненадолго Джорджия вышла из транса.
– Я и забыла, что он должен прийти, – ответила она.
– Говорят, маэстро коллекционирует женщин, как герцоги охотничьи трофеи, – сплетничала Никки, поправляя подвязки, поддерживающие ее намеренно супружеские коричнево мускатные чулки.
Конечно, не этим она привлечет Раннальдини. А эдак с годик погодя, как любовница из «Парадайз Грандж», вернется к своему обычному сексуальному имиджу: в черной коже, с взъерошенными светлыми волосами.
Очарованный большой порцией «Беллз» от официанток, Гай Сеймур расставлял бокалы, раскладывая пресс релизы, и радовался, что в книгу гостей вписали имена многие представители прессы. В это время ворвался Ларри Локтон.
«Господи, он же выглядит нелепо», – подумал Гай.
Ларри был одет в черный кожаный жакет и белую рубашку поверх черных джинсов. Несколько дюймов, добавленных к росту высокими каблуками черных ковбойских башмаков, сводили на нет массивные украшения, завивающиеся колечками черные волосы каскадом ниспадали на воротник и потный лоб.
– Что бы ни случилось, все записывать, – прорычал он, устраивая пресс службу «Кетчитьюн» у стен.
– А у нас здесь уже масса представителей солидных органов, – успокаивающе сказал Гай, прочитав список репортеров, ведущих страницы светской хроники в «Скорпионе» и «Санди Таймс».
– Чем больше, тем для нас лучше, – огляделся Ларри. – И все они прибежали потаращиться на Раннальдини.
Затем он отвел Гая подальше от репортеров и сообщил:
– Этот нахал позвонил мне, когда я прибыл на Олд Комптон стрит, и сказал, что его не будет, поэтому я спешу предупредить.
Раннальдини, продолжил он, отдыхал от лондонского «Мет» и делал фильм о «Дон Жуане», но сегодня в полдень должен был прилететь для участия в вечеринке. Вместо этого он позавчера вернулся тайком, чтобы сделать сюрприз своему «Мет», игравшему Девятую симфонию Бетховена в «Фестиваль Холл» под управлением приглашенного дирижера Освальдо.
– Освальдо же слишком хорош, чтобы нравиться Раннальдини, – бушевал Ларри, схватив одну из двух порций виски, налитых Гаем. – Ну и Раннальдини влез в первый ряд и сидел с каменной физиономией и закрытыми глазами до того момента, когда должны были запеть звезды. И тут гордо удалился, приведя всех в замешательство, да еще заявив случайно подвернувшемуся репортеру из «Ивнинг Стандарт», что просто не в состоянии дольше это слушать.
– Разумеется, «Стандарт» все напечатал, а верный своей траханой привычке избегать неприятностей, Раннальдини самолетом умотал в Лос Анджелес от суматохи и приема Джорджии. Этот ублюдок не нашел в себе мужества позвонить мне, даже когда отдыхал у Ирландского моря. И Китти не знает, куда он смылся. Сама же сейчас придет.
Ларри, впрочем, и рассердиться не мог как следует. Он, или, скорее, «Кетчитьюн», потратил на Раннальдини огромные деньги, рассчитывая на его дружбу. Никки же, любительница потрахаться со звездами, до смерти желала познакомиться с директором, и, кроме того, Ларри нуждался в моральной поддержке, если Мериголд удастся переиграть свою соперницу.
Их беседу с Гаем прервал фотограф из «Скорпиона», обремененный фотокамерой.
– Первые материалы вот вот пойдут в печать. Когда вы ожидаете Раннальдини?
Ларри уже открыл рот, но Гай ответил за него:
– С минуты на минуту. Вы же знаете, какое большое движение.
Затем Ларри пробормотал:
– Уж коли пресса здесь, давайте ее использовать. А где же Джорджия? – поинтересовался он, вдруг вспомнив, что альбом готов к выпуску.
– В нужнике, штукатурит физиономию, – сообщил Гай.
Ларри побелел:
– Там же Никки.
– Черт! Надеюсь, она нескажет Джорджии, что у тебя с ней?
– Обещала не говорить, – произнес Ларри мрачно. – Но она же неуправляема. Я веду миллиардное дело, весь день отвечаю на телефонные звонки, а Никки ходит в парикмахерскую и набивает брюхо пирожными.
– Я вытащу Джорджию, – сказал Гай, срываясь с места, – а ты не давай Никки напиваться. Это на баб сильно действует.
– Как дела с «Рок Стар», Ларри? – вопрос «Дейли Мейл».
– Бьет все рекорды. Мы уже вышли на массовый выпуск и допечатку тиража, – бросил Локтон, скрываясь в мужской уборной.
Вряд ли можно было найти более делового человека, чем Ларри. Он не болтал и умел полностью концентрироваться на своих интересах, и сейчас был целиком сосредоточен на проблеме Никки и Мериголд. Произнесение речи представлялось ему еще одним кошмаром. Вся существующая практика его ничему не научила, и теперь он просто переписывал черновик, подготовленный отделом по связям с общественностью.
Подойдя к женской уборной, Гай проревел:
– Ради всего святого, сейчас же выходи, Панда, – назвав Джорджию по прозвищу первых дней их знакомства, когда он с большим трудом выдерживал вид ее темно коричневых подведенных черным глаз.
– Благодарю, – сказала Джорджия как можно громче, чтобы обратить внимание на два золотых фунта, оставленных на тарелочке рядом с серебром.
Наблюдавшая за женской уборной Фанни положила монеты в карман, отметив, что у Джорджии изящная верхняя часть, но пухлые ноги – задрав подол и подтягивая колготки, она их открыла, – и что блондинка в сверхприличном платье без трусиков.
Опустошенная успехом американского выпуска диска, Джорджия сейчас держалась на чистом адреналине – как соскучившийся любовник, американская публика шла валом в последнюю неделю ее турне. Потоки писем от поклонников, прибегающих ко всякого рода хитростям, приветствия рабочих со строительных лесов. Впервые за все годы люди стали подталкивать друг друга, когда она проходила по улице.
Английский выпуск давался тяжелее, потому что Лондон был свидетелем ее унизительных провалов и потому что здесь с ней был Гай, в присутствии которого она сильно нервничала, ведь именно ему больше всех на свете она хотела сделать приятное.
Вступая в зал для приемов, Джорджия смертельно побледнела, а ее чувственное лицо отяжелело. Но когда она увидела армию ожидающих репортеров и то и дело щелкающих камерами фотографов, на ее щеках постепенно проступила краска, печальные глаза с тяжелыми веками заискрились, а глубокие складки, сбегающие от широкого вздернутого носа к уголкам розового рта с надутой нижней губой, казалось, растворились в чудесной улыбке.
В ходе американского турне она потеряла семь фунтов веса и обрела скулы. Длинное ниспадающее платье цвета морской волны подчеркивало хрупкие плечи, крепкую грудь и талию и скрывало бедра и ноги. После того как она для фотографов спозировала на фоне скалы из папье маше, ее тяжелые красновато коричневые волосы разметались по плечам. Джорджия как секс символ возродилась.
Вскоре ее взяли в кольцо репортеры.
– Над чем вы работаете? – вопрос «Экспресс».
– Над сочинением «Ант и Клео» о кризисе в середине жизни.
– Автобиографический мотив? – вопрос «Миррор».
– Конечно же, нет, – Джорджия послала улыбку Гаю, твердо заявившему:
– И Джорджия вот вот подпишет новый контракт на несколько альбомов с «Кетчитыон».
– Дорогой, – с укором сказала Джорджия, – я хочу сначала выпустить «Ант и Клео».
– Вы знали заранее, что будете соседкой Раннальдини в Парадайзе? – вопрос «Скорпиона».
– О Боже, ну конечно же. Я просто восхищаюсь им. Я считаю, он ошеломителен.
– Может быть, Раннальдини запишет с вами «Ант и Клео»? – предположила «Телеграф».
– «Парадайз продакшн». Это было бы чудесно, – вздохнула Джорджия.
– Посмотрите сюда, Джорджия... – кричали фотографы. – На меня, Джорджия... Улыбнитесь, Джорджия... Подойдите к горе... Покажите свои ноги... – вот уж к чему она была не готова.
Как это часто случалось, грубо оттертый в сторону людьми, рвущимися к его жене, Гай Сеймур двинулся по комнате, раздавая карточки с адресом его галереи богачам и знаменитостям.
– А Джорджия Магуайр сама здесь? – спросила бледная девица из «Индепендент».
– Ну конечно, – резко ответил Гай.
– Я бывала на обедах, – обиженно заявила она, – где поп звезда не показывалась. Компании считали это неуместным и не выпускали ее записей, – журналистка старалась перекричать звучание «Рок Стар». – Да и в самом деле, сегодня трудно продать немодных хиппи и хардрок.
– Вот потому то мы и переживаем спад, – огрызнулся Гай.
– Вообще то она неплохо выглядит для своих сорока шести, – признала девица, сверившись со своими записями. – Ну а где ее знаменитый муж?
– Это я, – сказал Гай.
– А, точно. Так это вы руководите Джорджией?
– Джорджией никто не руководит.
Зал заполнили распространители пластинок, диск жокеи, сотрудники «Кетчитьюн», музыканты, записывающиеся на «Кетчитьюн», и законодатели музыкального бизнеса.
Туда сюда люди сновали в сигаретном дыму. Мужчины в куртках, рубашках, гимнастических туфлях и бейсбольных кепках или в кожаных жакетах, с рубашками, выпущенными сверху, как у Ларри, позвякивали бутылками, словно гранатами. Девушки с розовыми губами, спутанными волосами, удивленными глазами и лицами, бледными, как у невест Дракулы, никогда не видящих белый свет, похрустывали морскими ракушками, без устали разыскивая знаменитостей или хотя бы просто знакомые лица.
Все старались не смотреть на Джорджию, признавая как значение альбома, так и то, что при нижней подсветке она выглядит ужасно. Но игнорировали ее из за того, что большие звезды не любят, когда им докучают, поэтому лучше оставлять их в покое.
Пресса работала без отдыха.
– Это грандиозно, спасибо.
Один за другим журналисты закрывали свои блокноты, выключали магнитофоны и осматривались, ища Раннальдини.
Находясь долгое время в тени, Джорджия сейчас отчаянно нуждалась в успокоении, как невеста в день свадьбы, с которой должен говорить каждый. Она остро ощущала одиночество и в панике бросилась искать Гая.
– Провал будет грандиозным. Все уходят.
– Не ной, Панда.
– Если судить по количеству знаменитостей, этот прием не удался, – встряла девица из «Индепендент».
И тут вошел Танцор Мэтланд, тонкий, с длинными космами и подведенными черным глазами, одна из величайших рок звезд по обе стороны Атлантики.
– Привет, дорогая.
Он направился прямиком к Джорджии, осторожно обнял ее, чтобы не попортить и себе и ей прическу и макияж.
– Великий альбом. Мне бы такой создать. Чертовски приятно видеть тебя здесь после того, как ты столкнула меня с первого места в Штатах, уверен, что сделаешь то же самое в Англии. Я слышал, ты переезжаешь в Ратшир. Буду сам там в апреле, когда начнутся тренировки по поло. Так что жду на обед.
– О, я с радостью, – восторженно согласилась Джорджия. – Танцор, спасибо, что пришел и поддержал прием. Ты знаком с Гаем?
Танцор посмотрел на строгое жесткое лицо, чьи классические черты немного портил нос, сломанный на занятиях боксом в Кембридже. Теплый оттенок кожи и дружеская улыбка, открывающая великолепные зубы, как то не увязывалась с холодом бледно голубых глаз.
Немного потрепанный вельветовый костюм золотистого цвета, кашемировый галстук с золотисто голубым рисунком и великолепная прическа – прямые светлые волосы ниспадают на воротник темно голубой рубашки – все придавало ему сценический вид. Правда, страдальческое выражение лица делало его похожим на глубоко религиозного человека, даже священника, сильные страсти которого целиком находятся под контролем, не позволяющим соблазниться восхитительной прихожанкой.
«Сексапильный и крутой», – подумал Танцор, морщась от жесткого рукопожатия Гая.
– Джорджия прекрасно о вас отзывается, – сказал Гай. – Я же всего лишь рок звезда, живущая в Ратшире.
Фотографы поторопились запечатлеть эту редкую сцену на своих пленках, потому что Танцор посещал приемы, посвященные выпуску новых записей, еще реже, чем Раннальдини.
Вслед за Танцором явились Эндрю Ллойд Веббер, Род Стюарт, Саймон Бейтс, Стив Райт, Силла Блек, Саймон Ла Бон и еще множество знаменитостей, так что Раннальдини пропустил не просто вечеринку. Затем намеренно поздно явилась Гермиона вместе с преданным и лысым мужем Бобом, проведшим кошмарный день как менеджер лондонского «Мет» в разбирательствах после выходки Раннальдини с прессой.
Гермиона блестяще выглядела в роскошном красном платье от Шанель, отделанном розами, с вшитым лифчиком, поддерживающим ее великолепную грудь. Делая саморекламу, она несла объемную сумку из крокодиловой кожи, откуда звучала запись «Дует южный ветер», вбиваемая таким образом в подсознание журналистам.
– Я думаю, вам понравится немного настоящей музыки, – проворковала Гермиона критику «Таймс».
Хотя она раздавала очаровательные улыбки, ей были совсем неприятны и сигаретный дым, и фотографы, никак не отстававшие от Джорджии и Танцора.
– Кто эта потрясающая девушка в болеро из лебяжьего пуха и красных кожаных шортах? Не она ли играет Сюзанну? – был вопрос к Бобу. – Мне знакомо ее лицо.
– Она секретарь в приемной «Кетчитьюн», – ворчливо ответил муж. – Ты видишь ее каждый раз в конторе.
Гермиона провела утро в постели Раннальдини и поддержала его нежелание идти на прием, и не потому, что он избегал прессы, а потому, что для него вообще неприемлема идея Джорджии Магуайр, к тому же он опасался, как бы она не составила ему конкуренции в Парадайзе. Тот факт, что Джорджия как поп звезда зарабатывает раза в два больше, чем они вдвоем с Гермионой, вызывал ярость, да еще это превознесение Джорджией брачных уз. Когда он на прошлой неделе был в Лос Анджелесе, то услышал, как набирала популярность « Рок Стар», которую везде напевали и насвистывали.
Гермиона понимала, что наилучший способ увидеть свою фотографию в газетах – подкатиться к Гаю, с которым Ларри ее уже познакомил.
– Хелло, мистер Обаяние, – лукаво сказала она, целуя его в красивый рот, а затем, осторожно убавив музыку из своей сумки, обратилась к Джорджии:
– Я просто сама не своя от злости на Раннальдини за то, что он не пришел. Говорила ему: «Музыка Джорджии Магуайр доставляет удовольствие стольким людям». Уговаривала: «Вы, маэстро, полюбите Джорджию, как только с ней познакомитесь». Но он же такой интеллектуальный сноб и вообще считает, что «Рок Стар» просто списан с «Леди в красном».
– Я буду Леди в красном, когда мы заплатим за «Ангельский отдых», – беззаботно ответила Джорджия. Но счастье ее мгновенно испарилось, и, когда фотограф из «Хелло» попросил обеих повернуться и улыбнуться, Джорджия выглядела несчастной, а мгновенно собравшаяся Гермиона с широко открытыми глазами, поднятыми бровями и сверкающими белыми зубами была просто великолепна.
– Я приготовила тебе подарок, – Гермиона протянула Джорджии «Дует южный ветер», – хочу ободрить тебя после ужасных строк в «Гардиан».
– Да я же скрыл их от Джорджии, так что заткнись, – прошипел Гай и, поскольку женщины всегда отвлекаются на лесть, добавил: – Ты выглядишь потрясающе, а прическа у тебя... – и проворно увел жену знакомиться с новым музыкальным редактором «Биллбоарда».
– А на самом деле Раннальдини сказал, – прошептала Гермиона Танцору Мэтланду, – что ему не хочется смотреть на пожилой секс символ.
– Потому что он видит его каждое утро в зеркале, – огрызнулся Танцор.
Люди толпились по углам, навалившись на еду. Столы были заставлены бокалами. «Кетчитъюн», раскошелившись на прессу, рассчитывала, что она обратит внимание и на другие записи. Никки, озабоченная своей ролью более подходящей жены Председателя директоров, чем Мериголд, трудилась, раздавая свой новый лондонский адрес диск жокеям и распространителям записей и намекая на то, что теперь они с Ларри вместе и вскоре тоже устроят в Парадайзе прелестную вечеринку.
После очередной перекройки речи сам Ларри, страстно желая закурить, выбрался из мужской уборной и схватил пригоршню волованов с креветками.
– Мы вынуждены поститься, питаемся только канапе, а то не можем влезть в наши новые джинсы, – сокрушенно сказала Никки, подбираясь к столу за новым блюдом.
«И какой черт в нее вселился? – подумал Ларри. – Она же выглядит просто добропорядочной матроной». Большей матроной, чем Никки, в комнате выглядела только Китти Раннальдини, которая, как все юные жены своих почтенных мужей, старалась одеваться в старящие туалеты. Уставшая от генеральной уборки перед возвращением Раннальдини, она была вынуждена приехать, потому что пообещала Мериголд свою поддержку и надеялась хотя бы пару часов посмотреть на своего вечно отсутствующего мужа.
Китти до полусмерти боялась вечеринок. В домах друзей она могла сбежать на кухню и помогать там или расставляла бы бутылки и собирала грязные бокалы, но эти официантки, в своих матросках из джерси, словно давали понять своим видом, что забросят всю работу, если она только дотронется хоть до одной тарелки. Она была прекрасной слушательницей и свою активность могла проявить с кем нибудь один на один или в конторе, где ее знали и любили. Конечно, можно общаться под звуки музыки глазами или покачиванием тела, но в случае с Китти это было невозможно. Она носила сильные очки и свекольно розовое платье в форме палатки, которое выписала по почте, поскольку из за своих форм стеснялась посещать магазины одежды.
Теперь Китти терзал Ларри, которому был нужен козел отпущения, и потому он выложил новость о бегстве Раннальдини так, словно это была ее вина.
– А он не сказал, когда вернется в Англию? – спросила она дрожащим голоском, пытаясь скрыть свое отчаянна.
– Нет, – проворчал Ларри. – И где эта Мериголд?
– Она точно придет.
– Ну извини, миленькая, – Ларри потрепал ее по плечу, как бы смягчая свои слова о Раннальдини. – Просто я бросаю курить. Никки сводила меня на прошлой неделе к гипнологу, и я с тех пор не курю.
– Это же отлично, – одобрила его Китти, зная, что Ларри выкуривал по шестьдесят сигарет в день. – Ну и как ты себя чувствуешь?
– Прекрасно, если не считать того, что через каждые десять минут лезу на стену.
Ларри собрался в шутливом тоне рассказать Китти о договоренности с Мериголд, но заметил приближающуюся Никки и скрылся в мужской комнате.
«Хоть бы с кем нибудь поговорить» – в панике подумала Китти. Увидев Джорджию, беседовавшую с новым музыкальным редактором «Биллбоард», она сделала глубокий вдох и рванулась к ней:
– Я подошла только сказать, что мы все с нетерпением ждем вашего переезда в «Ангельский отдых».
Джорджия непонимающе посмотрела. Эта матрона с пушистыми волосами, собранными сзади в конский хвост, и большим прыщом на лбу, должно быть, сотрудница «Кетчитьюн».
– Я Китти Раннальдини, – представилась подошедшая, не без веселья наблюдая, как раскрывается в улыбке рот Джорджии, недоверчиво ожидающей продолжения.
– А Раннальдини приедет?
– Он не может, очень занят записью «Дон Жуана», хотя так расстроился.
В мерцающем освещении на шее Китти блеснул крестик, а наступившая затем темнота скрыла краску, залившую ее лицо от такой лжи.
– О, я так рада, – с облегчением вздохнула Джорджия. – А то Гермиона сказала, что он намеренно не пришел.
– Так вот в чём дело, – внезапно заинтересовался репортер «Биллбоард».
– Я ваша страстная поклонница, Джорджия, – поспешно произнесла Китти. – Можно мне получить автограф?
Журналиста шокировала такая несдержанность, но Джорджия с наслаждением расписалась на страничке книги Китти. Видя, что жена впустую тратит время в такой скучной компании, Гай немедленно вмешался.
– Могу я на минутку похитить Джорджию? – спросил он и поволок ее очаровывать менеджера студии «Тауэр Рикордз» на Пиккадилли.
Как только репортер «Билдбоард» исчез в поисках более интересного объекта, Китти услышала слова его коллеги из «Скорпиона»:
– Можно заканчивать. Раннальдини уже точно не приедет.
– Да я смотрю, жена его здесь, – вступил в разговор представитель «Миррор». – Может, из нее чего нибудь вытащить? Или попробовать попытать любовницу?
Поспешно скрывшись в темноту и устроившись на банке из под омаров, бедная Китти уничтожала огромный кусок паеллы, пытаясь игнорировать блеск здоровенного маяка у противоположной стены. Сбежать бы сейчас на своем маленьком автомобильчике к привычной чашечке какао и Даниэле Стил, но она пообещала поддержать Мериголд. Тут ее окутал аромат «Шанель № 5» и мятное дыхание.
– Привет, Китти, – сказал ласковый голос, который она частенько слышала по телефону, договариваясь о контрактах Раннальдини и датах записей в студии.
В отличие от Джорджии, Китти сразу узнала Никки – не такая очаровательная, как она думала (а может, отблески маяка неудачно высвечивали лисьи черты лица), и очень хищная. Ну какой уж тут шанс у Мериголд?
– Так приятно, что мы наконец встретились, – Никки присела на соседнюю банку. – Я все жду Раннальдини. Столько хорошего о тебе слышала.
Китти, не слышавшая ничего хорошего о Никки, уставилась на рыбок, нарисованных на тарелке, и прониклась сочувствием к ним, ведь они тоже отвергнутые, с краю.
– Нам бы пообедать вместе, – настаивала Никки.
– Я не часто выбираюсь в город.
– Ну так встретимся в деревне. Я буквально на днях переезжаю в «Парадайз Грандж».
У Никки от вина развязался язык:
– Мы с Ларри собираемся пожениться, Китти была ошеломлена:
– О, бедная Мериголд, а как же дети?
– А разве удержало тебя то, что Раннальдини был женат и у него тоже были дети? – резко спросила Никки.
– Нет, я знаю, – Китти опустила голову. Стоило ли вспоминать, что к тому времени, когда она стала работать с Раннальдини, он с Сесилией уже не жил.
– Во всяком случае, Мериголд затеяла какую то интрижку, ведь так? – продолжала пытать Никки.
На самом деле Никки сильно в этом сомневалась. Дети весь уик энд только и восхищались Лизандером, но, представляя себе Мериголд старой и непривлекательной, Никки и мысли не допускала, что законная жена ее любовника может кого нибудь увлечь. Но если той что то и удалось, то в складывающейся ситуации Ларри будет избавлен от хлопот с судом и алиментами. Никки была уверена, что Ларри вот вот разведется, – она уже даже придумала платье из кремового шелка для брачной церемонии.
А Ларри в это время только хмурился и маялся над речью, взъерошив волосы. Никто бы и не подумал, что этот человек – миллиардер.
– Подожди секундочку, – пробормотала Никки и, пробравшись к Ларри, взяла в темноте его руку и, подняв платье, прижала ее ладонью к повлажневшим волоскам лобка.
– Ну давай, войди в меня, я тебя умоляю, – шептала она.
По ее мнению, это должно было уничтожить все его мысли о Мериголд.

12

– Ты считаешь, мы должны войти вместе? – сказала Мериголд во внезапном порыве добропорядочности, внося свое имя в книгу гостей. – Я ведь все таки жена Ларри. А там вся его команда. И что же скажут?
– «Привет, Мериголд, привет, Лизандер», – засмеялся ее спутник, переодевшийся в автомобиле в смокинг.
Когда они вошли в зал, все стихло.
– Привет, Мериголд, привет, Лизандер, – громко поприветствовала их Гермиона.
Ларри выдернул руку из под платья Никки, как из осиного гнезда, увидев Мериголд такой, какой помнил ее в первые дни их любви, только еще прекраснее.
А кто он? Мужчина рядом? Отбросив маску невозмутимости, каждый в комнате лихорадочно пытался выяснить, кто же такой Л изандер.
– Черт побери, – взорвался коммерческий директор «Кетчитьюн». – Это же супруга босса.
– Вот это да а, – протянула секретарша Дениз.
У знаменитостей нет друзей. Никки, с тех пор как прибрала Ларри к рукам, в его отсутствие постоянно помыкала и молодыми и пожилыми. Мериголд же, напротив, всегда была добра. Она всегда поздравляла сотрудников Ларри, если те заводили семьи или детей, была обходительна даже с самым последним упаковщиком фирмы. Когда сгустились тучи экономического спада, служащие поняли, что Мериголд не даст умереть с голоду. Поэтому теперь они столпились вокруг, вслух удивляясь ее виду и завязывая приятельские отношения с Лизандером. Это на несколько минут задержало Мериголд по пути к Джорджии. Игнорируя смущенного Ларри и сопротивляясь соблазну заправить ему рубашку в штаны и подтянуть галстук, она направилась к своей близкой подруге с комплиментами ее внешности и превосходному альбому.
– О Джорджия, я так горжусь тобой и Гаем. Это просто именины вашей взаимной любви.
– Грандиозная вечеринка, – произнес Лизандер, не отрывая глаз от Мериголд и искоса посматривая на знаменитостей, с которыми, безусловно, хотел бы познакомиться.
– Ага, здесь Танцор Мэтланд, и Стив Райт, и Саймон Бейтс, и вся команда «Истэндерс», а эта милашка – из «Бруксайд». О, Господи, – он взглянул на Джорджию. – И вы тоже. Фантастический альбом. Можно получить автограф?
Забрав у Мериголд сумку, что было хоть и случайным, но интимным жестом, он достал оттуда ручку и дневник, вырвал страницу и протянул ее Джорджии.
– А почему звучит эта ерунда, а не «Рок Стар»?
– Но, очевидно, это не совсем скромно – слушать одну только собственную музыку, – вздохнула Джорджия.
– Черт побери! Это же ваш вечер. Джорджия повернулась к Мериголд:
– Ты выглядишь восхитительно, помолодела на двадцать лет. Что произошло?
– Это благодаря ему, – сказала Мериголд, беря Лизандера за руку.
– Ничего себе, – Джорджия рассмеялась этому как невероятно веселой шутке.
– Как дети? – спросила Мериголд.
– А, Флора с января находится в Багли холл, – рассказывала подруге Джорджия, – и вернется, когда мы переедем в Парадайз. Она еще студентка, но мы думаем найти ей какую нибудь работенку. Мелани в Австралии, разоряет международными разговорами. А твои? – поинтересовалась Джорджия, никогда не запоминавшая имен.
– Оба в подготовительной школе, – коротко сообщила Мериголд.
Для Гермионы вечер не задался. Никого из прессы даже отдаленно не интересовала ее запись в роли Дидоны. И тогда она вновь подошла к Джорджии, чтобы сфотографироваться вместе.
– Как там Париж? – спросила она Мериголд.
– Очень мило. Мы останавливались в «Ритце».
– Вы не ходили в Центр Помпиду?
– Нет.
И поскольку Мериголд и Лизандер не были ни на одной опере или концерте, о которых она их спрашивала, последовал снисходительный вопрос:
– Должно быть, вы бывали в приличных ресторанах?
– Мы пользовались сервисом в номере «Ритца», – ответил Лизандер.
– Единственный голос в этой сюите принадлежал мне, – засмеялась Мериголд.
И в следующий момент к ним присоединились Ларри и Гай, лишенные присутствия духа от сопоставления Джорджии и Мериголд.
– Вы не актер? – спросил Гай.
– Нет. Лизандер играет в поло и скачет, – ответила за приятеля Мериголд. – Он любит лошадей.
– Особенно люблю трахать их мертвыми, – сказал Лизандер, целуя Мериголд. Затем, повернувшись к Гермионе, вежливо поинтересовался: – Как идут «Дидона и Эней»?
Стараясь не выдать свой гнев, Гермиона взяла его за руку:
– Пойдем, познакомишься с Никки. Вы ровесники. «Деловая корова», – подумала Мериголд, когда Лизандера поволокли в темноту.
– И чем же сейчас занимаются Флора и Мелани? – обратилась она опять к Джорджии, расстроенная.
– Да ты же только что меня об этом спрашивала, – недоумевала Джорджия и отвела Мериголд в сторону. – У тебя все в порядке?
– Мне очень хорошо, – проговорила Мериголд.
– Ну нет. Ты чем то потрясена.
– Ларри постарался, – пробормотала Мериголд. – Он хочет развестись и выселить меня из Парадайза.
– О Боже, моя бедняжка. Я ни о чем и не подозревала. Ну и ублюдок этот Ларри. А кто она?
– Никки. Та блондинка, которой представляют Лизандера.
– О, – Джорджия стала вглядываться в темноту. – Она крутилась около меня в женской комнате. По моему, слишком проста и старомодна.
– Это сегодня на вечере Никки старается выглядеть как супруга, – вздохнула Мериголд. – А обычно она просто излучает секс.
– Лизандер, по моему, так не думает, – сказала Джорджия. – Вот уже и возвращается. О, да он прекрасно смотрится.
– Все нормально? – взял Лизандер Мериголд за руку.
– Можно позвать тебя, Панда? – встревожился Гай. – Демпстер хочет поговорить.
– Ну и как тебе Никки? – не удержалась Мериголд.
– Отвратительна, – ответил Лизандер, подзывая официантку, чтобы она наполнила бокал Мериголд. – Даже видно, как ей хочется оседлать Ларри.
Мериголд рассмеялась.
– Извините, мистер Магуайр, – отстранил Гая фотограф «Ивнинг Стандарт», собираясь запечатлеть, как Джорджия приветствует Джейсона Донована.
– У них такая работа, – раздался спокойный голос сбоку от Гая. Это был Боб Гарфилд, многотерпеливый муж Гермионы, с бутылкой виски, из которой он плеснул и в его бокал.
Лысый, круглолицый, вечно улыбающийся, с бабочкой, он производил впечатление коротышки Хампти Дампти, вцепившегося зубами в собственную шкуру, чтобы избежать падения.
Из за любезного выражения лица люди не обращали внимания на далеко не совершенное тело. Никто не мог понять, почему он остается с Гермионой, зная о Раннальдини, но его тактичное обхождение с последним остановило нескольких самоубийц в лондонском «Мет». Гай не прочь был доверительно потолковать с ним о гонорарной системе «Кетчитьюн», но, к сожалению, у Боба на буксире была эта старомодная особа в очках.
– Хочу познакомить тебя с самой прекрасной леди в Парадайзе, – обратился к Гаю Боб, – Китти Раннальдини.
Гай чуть не выронил бокал.
– Раннальдини, ты сказал? – И растерянно добавил: – А я и не сообразил.
Он почти лишился дара речи.
– У вас прекрасная прическа, и вы великолепно выглядите, – он был лаконичен, ужасно лицемеря, но все же пытался хоть как то отблагодарить Китти Раннальдини за хорошее отношение к Джорджии. – Просто опьянительны.
– Я только что предлагал Китти, – говорил Боб, – открыть клуб лиц, состоящих в браке со знаменитостями.
– Мало вы присматриваете за всем лондонским «Мет», – заметила Китти.
– А ты зато присматриваешь за всеми детьми и бывшими женами Раннальдини, что гораздо хуже. – Китти запротестовала. – Тебе и самой это известно.
– А я присматриваю за почтой и телефоном при Джорджии, – признался Гай. – И даже не обращаю внимания на то, что люди меня отпихивают, пробираясь к ней. Единственное, что меня утомляет, – это вечная необходимость ее успокаивать. Ну да ведь таковы все артисты.
«И он всегда ее видит», – грустно подумала Китти, заметив, что много выпила, искренне разговаривая с людьми.
– Мне нравится Джорджия, – робко произнесла она. – А вы всю неделю будете в Лондоне?
Гай кивнул:
– Я надеюсь, что вы и Мериголд не дадите ей ощутить себя одинокой.
– Ну конечно же, – Китти почувствовала себя невероятно польщенной. – «Ангельский отдых» так прекрасен. Ангелы порозовели на закате, когда я там проезжала. Я думаю, это еще в ожидании вашего переезда.
Гай улыбнулся:
– Как мило, Я жажду вновь оказаться в обществе. Если вы там живете, должны все знать.
– Мериголд введет вас в общий курс. Она так много делает для других.
– Особенно сейчас, – произнес Боб, наблюдая, как Мериголд очищает средиземноморские креветки и кормит ими Лизандера. – Этот паренек – самый образцовый товар, который я когда либо видел, словно из конторы игрушек Фортнума.
Гай, чрезвычайно осуждавший супружеские шалости, сменил тему разговора.
– Что вы потом собираетесь делать? – спросил он у Китти.
Она посмотрела на часы:
– Поеду назад в Ратшир.
– Пойдемте вместе с нами. Ларри заказал ужин у Геро.
– Я уже съела целую паеллу.
– Есть разница. Я просто настаиваю.
Чувствуя теплую руку на своем плече, Китти думала, что Гай – один из прекраснейших мужчин, которых она встречала. Когда он переедет в Парадайз, на всех этих вечеринках, которым нет сил противиться, будет отдушина.
Увидев, что Джорджия беседует о чем то вдвоем с Дэвидом Фростом, Гай сказал:
– Мне нужно позвонить Брайану Севелле из «Ивнинг Стандарт» и постараться заполучить его на завтрашнюю репетицию. У вас нет пятерки однофунтовыми монетами?
Через пять минут он вернулся, и его тут же схватила Джорджия.
– У этого ублюдка Ларри шуры муры вон с той блондинкой.
– Это несерьезно, я все объясню тебе позже, – Гай попытался отвлечь жену и перевести разговор на другую тему. – Ларри сейчас скажет речь. Иди и встань рядом с ним.
Поскольку «Рок Стар» была у всех на устах, собравшиеся смотрели сейчас видеозапись по монитору: сначала показали стаю рыб, сменившуюся чернильным пятном, затем кораблекрушение, акул на глубине, лодки, крепких рыбаков с сетями. И вдруг волны захлестнули гору, на которой держалась Джорджия, и уже казалось, что она не выживет. Но постепенно море успокоилось, выглянуло солнце, и промокшая Джорджия улыбалась.
– «Рок стар , рок стар , рок стар , ты моя рок стар » , – звучал хрипловатый, прерывистый голос Джорджии.
Крупным планом на мониторе показали Гая, чрезвычайно мужественного, в голубой рубашке, необыкновенно идущей к его тоже голубым глазам; его светлые волосы трепал ветер.
Даже у буфета перестали есть и пить и слушали, покачиваясь и пританцовывая в такт.
А в конце клипа Гай поднимался в гору вместе с Джорджией, нес ее через пески, по которым волоклись ее волосы, и за ними бежала свора бассетхаундов. Все слушающие вопили и топали ногами в экстазе. Те же, кто в руке держал бокал, не позволявший хлопать, ударяли по столу другой рукой и кричали:
– Спич, спич!
С блестящим от пота лбом Ларри схватил микрофон.
– Мы очень счастливы тем, что выпустили запись Джорджии Магуайр, – промямлил он. – Мы сочли это прихотью, но все оказалось всерьез. «Кетчитьюн» надеется, что этот ал ьбом откроет серию. Устроенная нами вечеринка – не рекламная кампания, не в этом дело, но я хочу сказать, что «Рок Стар» вышел в Америке на первое место. А теперь слово Джорджии Магуайр.
«Да это же самый первый черновик, который я ему написал, – с негодованием подумал глава отдела по связям с общественностью, – он гонял его переписывать до головной боли».
Джорджия взяла микрофон и прерывающимся голосом поблагодарила сотрудников «Кетчитьюна», особенно Ларри и его милую жену Мериголд.
– Ур ра, – заревела команда из «Кетчитьюн», поглядывая на Никки.
– Перерыв затянулся на долгое время, – продолжала Джорджия, – и становилось невыносимо по ночам. Сегодня второй счастливейший день в моей жизни. Первый – день нашей свадьбы с Гаем Сеймуром, – она выделила его фамилию, – самым прекраснейшим и стойким мужчиной в мире. Я хочу выпить за Гая, мою рок скалу.
Все захлопали и закричали. Стоя рядом с Мериголд, Лизандер увидел перед собой девушку, которая приподняла очки, чтобы вытереть слезы, и он узнал в ней Китти Раннальдини. Ему захотелось поздороваться с ней. Вдруг среди этого шума отчетливо прозвучал голос Мериголд, обращенный к мужчине, стоящему рядом с ней с другой стороны:
– Вы кто, главный заказчик у «Тауэр Рикордз» или диск жокей с «Радио Лизандер»? Во всяком случае, уберите руку с моего бедра.
Раздался радостный вопль.
– Мериголд была такой почтенной супругой, – шокированно прошептала Гермиона. – Что в нее вселилось?
– Я думаю, этот шикарный мальчик, – отозвался Боб.
– У Ларри шуры муры с этой ужасной Никки, – шипела Джорджия, когда их с Гаем фотографировали.
– Заткнись, – оборвал ее Гай. – Это не наше дело.
– Какая милая речь, – улыбнулась Никки, беря Ларри под руку.
– Минуточку, я только загляну в соседнюю комнату, – сказал Ларри, заметив, что Мериголд исчезла.
Там стоял удушающий запах наркотиков и пота.
– «Р ок стар , рок   cmap , моя жизнь была пустой , пока не явился мой стойкий герой» , – напевали кружащиеся пары в экстазе.
Став равнодушным к успеху выпущенного им альбома, Ларри оглядел комнату. Вдруг танцующие расступились, словно ночные тучи, и открыли две яркие звезды, Лизандера и Мериголд в объятьях друг друга. Униженный Ларри смотрел, как Лизандер целует Мериголд, грудь его жены при дыхании соблазнительно приподнималась. Лизандер же, оторвавшись, чтобы перевести дыхание, стал затем целовать ее по французски. Служащие «Кетчитьюн» и распространители танцевали рядом с ними, чтобы все лучше видеть. Ларри был напуган. Спотыкаясь, он сбежал по ступенькам и приказал генеральному менеджеру закрыть бар.
Когда Лизандер и Мериголд отпустили руки, Джорджия заметила бриллиантовую брошь на черном бархатном пиджаке Мериголд.
– Как чудесно.
– Лизандер принес мне ее от Картье, – она старалась, чтобы среди этого грохота ее услышал вернувшийся Ларри. – Это ключ к свободе.
Не увидя обручального кольца на руке жены, Ларри почувствовал приступ тошноты.
Официантки собирали тарелки. Гости с намеком ставили пустые бокалы, надеясь, что нальют еще.
– Нам пора, – объявила Мериголд.
– А я то думала, вы с нами на ужин поедете, – запричитала Джорджия.
– Нет, надо возвращаться в Парадайз. Патч осталась одна. Мы забежали пожелать тебе счастья, оно у тебя есть. Я сама позвоню тебе посплетничать.
Ларри и Гай обменялись обеспокоенными взглядами.
По пути к выходу Лизандер вырвал еще одну страницу из дневника Мериголд и взял автограф у Криса де Бура.
Не обращая внимания на Никки, озябшую и бросавшую убийственные взгляды, Ларри скользнул за Мериголд и отвел ее в сторону. Она отметила, что его рубашка недостаточно свежа. А он – что колышущиеся под черными бархатными шортами бедра упруги и что груди, как колокола, вздымают белый шелк ее блузки.
Не обращая внимания на сотрудников «Кетчитьюн», на память растаскивавших маленькие скалы из папье маше, записи «Рок Стар» и водорослевые экстракты, он сказал:
– Ты прекрасно выглядишь, Мер, я тебе позвоню. Нагнав их, Лизандер намеренно обронил дневник Мериголд, который Ларри тут же прикарманил, с ужасом потом прочтя: «ЛИЗАНДЕР, ВЕНЕЦИЯ». Неудивительно, что Мериголд не хотела забирать мальчиков.
Вечер был испорчен полностью, когда он с Джорджией и Гаем прибыл в «Геро», любимый ресторан, и разговорился с метрдотелем, самым большим сплетником в Сохо, постоянно питающим новостями Демпстер.
– Мистер Локтон, я был так рад видеть миссис Локтон прошлым вечером за ужином с вашим младшим братом. Она прекрасно выглядела.

– А я думала, что ты единственный сын в семье, – громко проговорила Гермиона.
Опять не обращая внимания на убийственные взгляды Никки, Ларри проворчал:
– Принеси ка мне пачку «Силк кат».
Заранее предупрежденный оркестр грянул «Рок Стар», когда вошла Джорджия.
– В этом зале ее будут напевать целую неделю, Панда, – гордо произнес Гай, а затем тихо сказал Ларри: – Нам надо подписать контракт до того, как Мериголд утром все расскажет Джорджии. Она же помешана на верности.
Но Ларри мог думать только о семейных проблемах. В прошлом, скучая с Мериголд и завидуя Раннальдини, без усилий одерживавшему одну победу за другой, он завел безумный роман с Никки. И разрывался между хищной и сексуальной любовницей, которая теперь подчеркнуто флиртовала с Гаем, и Мериголд, вдруг оказавшейся сегодня вечером просто неузнаваемой. «Без кого я буду более несчастлив?» – думал Ларри.
Он не предполагал, что способен так ревновать к этому Адонису, и чувствовал себя униженным перед своими сотрудниками, знавшими о Никки все, потому что она была болтлива. И если бы еще не осложнения из за развода, он бы, конечно, в поединке с Раннальдини так просто не сдался.
Более того, Никки было далеко до такой помощницы, как Мериголд. Никки все меньше занималась делами в конторе, да и дом плохо вела, а прошлым вечером даже накричала из за того, что он поставил тарелку в раковину, а не в посудомоечную машину. До встречи с ней Ларри дома даже пальцем не шевелил, разве что стирал пыль с картинных рам.
На ум часто приходило предостережение Раннальдини:
– Заарканив тебя, любовница становится твоим тюремщиком. Ведь ей же известны все способы, с помощью которых ты обманывал жену.
И вот Никки сидит в его конторе и контролирует все телефонные звонки от этих юных певичек, которые, кажется, будут только счастливы, если Ларри, сделав запись, попользуется ими. После того как он завел связь с Никки и развеял миф о себе как о верном муже, на него весьма выжидающе посматривали прекрасные девушки.
– У нее за спиной всегда дубинка, залитая свинцом, – предупреждал Раннальдини. – И ты заметишь ее уже тогда, когда на тебя наденут наручники. Я сделал такую ошибку с Сесилией. Она позавидовала моей свободе и прибрала меня к рукам.
Ларри был сыт по горло гимнастикой, трезвостью, перерывом в курении, диетой. Не обращая внимания на то, что Никки надулась, он взял у официанта белую булочку и намазал ее толстым слоем масла, заказал спагетти «Карбонара» для начала, а затем просил подать мясо на косточке с чипсами.
Джорджия как раз давала автограф пожилой паре за соседним столиком.
– Лучше бы она подписала контракт, – прошипел Гай.
Глядя, как Боб успокаивает Никки, Ларри вдруг оценил пришедшую ему в голову блестящую мысль.
– Так и поступим, – решил он.
Выбежав к своему «роллс ройсу» с бьющимся сердцем, как это было, когда он звонил Никки, Ларри набрал номер Мериголд. Ему ответили, когда он уже собирался опустить трубку. Слышались музыка и смех.
– Мы должны поговорить, Принцесса, – грубо сказал Ларри Мериголд. – Мне завтра в Бристоль. И потому я хочу провести ночь дома. Заодно верну твой дневник.
– Что тебя задержало? – проворчала Никки, когда Ларри сел рядом с ней и нежно поцеловал в щеку. После всех потрясений он не прочь был потрахаться.
– Можно получить ваш автограф? – произнес он, выкладывая перед Джорджией стопку бумаг. – Пожалуйста.
– Для жены, дочери, матери или вашей подружки? – смеясь, спросила Джорджия.
– Для себя, – ответил Ларри.
Это был контракт с «Кетчитьюн» на миллион фунтов.

0

7

13

Не желая привлекать внимание всего Парадайза своим возвращением, Ларри поехал следующим вечером. Он был на месте в то время, когда красные отсветы заката сменились далекими огнями уличных фонарей Ратминстера. Выйдя из взятой напрокат «мини», различил цвета «Кетчитьюн» на газоне и вдохнул тяжелые запахи полиантусов, нарциссов. « Грандж» был обращен к северу, но тем не менее оставался самым прекрасным садом в Парадайзе. Ларри увидел приставленную к стене лестницу и мистера Бримскомба, лучшего садовника во всем Ратшире, который, находясь под угрозой увольнения, продолжал подравнивать знаменитую «Жемчужину Парадайза» под окнами спальни хозяина.
За долиной светился одинокий огонек в «Валгалле». Китти все еще работала, разбираясь в сложных делах своего мужа. Скоро и Раннальдини будет делать наброски и партитуры в своей башне. «Ангельский отдых» был погружен в темноту, но вскоре и Джорджия, должно быть, зажжет полночные факелы, купленные на аванс в миллион фунтов за работу над новым альбомом, который будет выпущен к Рождеству. А слева светились витражи окон «Ривер Хауз». Боб и Гермиона в кои то веки проводят вечер вместе.
Ларри удовлетворенно вздохнул – все эти люди получали деньги в казне «Кетчитыон», так что, если подсчитать доход, этот год удачен, да и следующий обещал быть не хуже. И только когда он повернулся к собственному дому, то обнаружил, что там светяттолько каретные фонари у входных дверей.
Наткнувшись внутри на ботинок Лизандера, он вовремя отключил охранную сигнализацию. Немного полаяв, Патч вернулась в свою корзинку, рассерженная тем, что ее дружок Джек куда то исчез этим вечером.
Рассчитывая на изысканный ужин Мериголд, Ларри наспех пообедал и хотел утолить голод перед тем, как обрушить на нее упреки.
На кухне ему оставили завернутыми в фольгу цыпленка, спаржу, хлеб и масляный пудинг. Спаржу он ненавидел.
Тут же находилась записка:
« Ларри (даже не дорогой), все это готовится в микроволновой печи за пять минут. Начинай ужинать , вернусь поздно ночью. Располагайся , как дома » .
«Это в моем то собственном доме», – в бешенстве подумал Ларри.
Он даже не мог никого вызвать, чтобы ему поджарили мяса с чипсами, поскольку всех уволил, и даже миссис Бримскомб не дозваться, ведь сторожка находится аж на середине Коронейшн стрит.
Не были задернуты занавески, не горел свет в комнате для отдыха. И некому было пожаловаться. Это в старые добрые времена можно было пожаловаться, если отключили центральное отопление или освещение.
Вернувшись на кухню, он обнаружил пустую бутылку из под шампанского в мусорном ведре, два бокала в раковине и огромный букет розовых роз на столе с подписанной открыткой: «Мериголд, вы жили не в этом мире. С любовью. Л».
Консультирующий его медик с Харлей стрит предупреждал об опасностях стресса, но Ларри еще никогда не был так близок к инфаркту, как сейчас после подъема в спальню. Мериголд никогда не гонялась за модой, а теперь сумки с новой одеждой были разбросаны повсюду. В ванной комнате он обнаружил опустошенный флакон из под лосьона для тела, лезвие с приставшими волосками, неприятно похожими на лобковые, целлофановый пакет с черными чулками и бирочки от вещей десятого размера на полу. Раньше Мериголд носила шестнадцатый. Фен оставили включенным в розетку, а «Радости секса» были раскрыты на том месте, где речь шла о мужчинах, – это он обнаружил на краю ванны. Приведшая Ларри в шок картина, за исключением отдельных деталей, повторяла ту, что была в их новой квартире с Никки на Пелем Кресчент.
Взвыв, Ларри швырнул «Радости секса» в окно, за которым с ритмичностью часового механизма вскрикивал фазан, напоминавший об улизнувшей жене, некогда, как часовой механизм, знавшей свое дело. Не желая возвращаться домой к Никки, которой сказал, что просматривает в Бристоле новую поп группу, он рванул в «Жемчужные ворота» и так надрался, что не заметил, как около одиннадцати часов вечера из находившейся напротив забегаловки «Небесный сонм» вышли Мериголд, Лизандер и Ферди.
– Я просто дрожу от страха, – выдохнула Мериголд, когда Ферди подкатил к «Грандж».
– Это от ночной прохлады, – сказал Лизандер, который к концу вечера помрачнел.
– Никакой губной помады, – предупредил Ферди, когда Мериголд открыла сумочку.
Он растрепал ей волосы и расстегнул несколько пуговиц на красном платье.
– Все должно быть естественным, – напутствовал ее Ферди, прежде чем отпустить из машины. – Побольше темперамента, и запомни: не трахаться. Мы будем некоторое время неподалеку на случай, если понадобится помощь.
Наблюдая, как Мериголд поднимается по ступеням, Лизандер испытывал то же самое неприятное чувство, что и при виде матери, покидавшей платформу и старавшейся не плакать после его отъезда на учебу. Но уже через минуту Мериголд вылетела обратно.
– Он ушел, не оставив записки, – зарыдала она. – Я все погубила, я все погубила.
Испуганный состоянием Мериголд, Лизандер выскочил из машины.
– Вернется, – обнял он ее. – Видимо, только после работы.
– После какой работы, если он оставил открытой дверь и выключенной сигнализацию, и это с Пикассо и Стаббзом в доме?! – воскликнул Ферди. – Ничего не исчезло?
– Только Ларри, – завыла Мериголд. Джек в это время прыгнул к Патч в корзинку и прижался к ней.
Не зная, как успокоить Мериголд, Лизандер налил ей бокал «Санкерр».
– Я включу тебе «Аварию», – сказал он. Это была ее любимая программа.
– Да у меня у самой авария.
Швырнув сумочку с цепочкой вместо ремешка на сушильную полку, она начала ломать стебли розовых роз, подаренных Лизандером, натыкаясь на колючки. И тут зазвонил телефон.
– Не трогай, – взвыл Ферди. Но стремительней, чем Нижинский преодолевает барьеры, Мериголд подлетела к аппарату. Раздалось всего три звонка.
– Это наш код, – пискнула Мериголд.
И как только телефон зазвонил вновь, успела схватить трубку прежде, чем Ферди опередил ее, секунду послушала, затем дрожащей рукой прикрыла микрофон:
– Ларри хочет зайти. Он в «Жемчужных воротах».
– Ну, оттуда недалеко до небес, – заметил Ферди. – Откажи. Ведь у тебя же покраснели глаза и нос, вы оба опустошены, так что все кончится пьянкой или постелью, и все твои завоевания пойдут насмарку. Сошлись на усталость.
Овальная физиономия Ферди выглядела большой и значительной.
Мериголд ответила Ларри, что утомлена. И что им лучше перенести ужин на следующую неделю.
– А кто у тебя там? – прорычал Ларри, когда Лизандер сердито хлопнул дверцей холодильника.
– Только Патч, – ответила Мериголд, – так что до следующей недели.
– К тому времени мы разработаем новую операцию, – заверил ее Ферди. – Пошли, Лизандер.
И поскольку Ферди не полагалось знать, что Лизандер спит с Мериголд, пришлось подчиниться. Джек тоже с очень большой неохотой выбрался из корзины Патч.
Одна в своей четырехспальной постели, Мериголд не могла уснуть. Все представлялась сцена из «Унесенных ветром», где на лестнице, как Кларк Гейбл, овладел ею Ларри, во всяком случае, усы почти такие же. Впрочем, ей это даже понравилось. В грезах Ларри сменял Лизандер, а Лизандера – опять Ларри, клявшийся, что любит только ее одну и что Никки – ужасное заблуждение.
И пока она мечтала, ею овладело желание. Мериголд не хватало нежности и искусной любовной игры Лизандера, после которой она так чудесно засыпала. Он был лучше всякой подушки, и утром не оставалось ощущения неспособности соображать.
Проведя много ночей в – Грандж» одна, Мериголд перестала бояться темноты и никогда не задергивала занавески, потому что кроме птиц в окна никто не заглядывал. Через стекла было видно, как луна на дворе восхищалась своим отражением в подернутом рябью пруду, а мягкий западный ветер заставлял веточки знаменитой «Жемчужины Парадайза» скрестись в окно.
Мериголд еще ни разу в жизни не мастурбировала, считая это вредной привычкой, но Лизандер так умел ласкать пальцами и языком, что, решив, может, она и так улетит, Мериголд набросила на храпящую рядом Патч пуховое одеяло.
– Думай о том, что тебя действительно волнует, – всегда говорил ей Лизандер.
Мериголд думала о нем. О Господи, стало так хорошо и легко, дыхание участилось. И вдруг послышался стук в окно, никак не похожий на удары веточек глицинии. Сдержав вопль, она отдернула палец от клитора и нажала на кнопку звонка для слуг.
Однако мистер Бримскомб, из за ревматизма очень чутко спавший, еще раньше проснулся от шума автомобиля, подъехавшего к дому. У этого водителя был пульт дистанционного управления электрическими воротами, но это не мистер Хоукли, его красный «феррари* сигналил всегда. Вспомнив о лестнице, приставленной со стороны двора к окнам спальни Мериголд, мистер Бримскомб вышел на разведку.
«Жемчужина Парадайза», уникальная серебристо розовая глициния, была выведена еще дедом садовника, унесшим секрет происхождения ее изысканного цвета и жизнестойкости с собой в могилу. Со всего света приезжали восхищаться ею, пытаясь выпросить хоть веточку. И потому в первую очередь мистер Бримскомб испугался того, что внезапно появившийся гость собирается не обокрасть или изнасиловать миссис Локтон, а срезать образец •«Жемчужины Парадайза».
Как краб проскочив лужайку, он схватился за лестницу, когда Ларри любовался невероятно эротической сценой и видом своей прекрасной жены. Лампа освещала ее манящую грудь. Однако его возбуждение сменилось ужасом, когда он увидел, что пуховое одеяло зашевелилось – должно быть, это тот самый сопляк Лизандер, не способный ее даже удовлетворить. И как только Ларри яростно забарабанил в стекло, лестницу рванули с неменьшей силой.
– Ну ка, ворюга, спускайся, – заорал мистер Бримскомб.
Вынужденный подчиниться, Ларри оступился, схватил искривленную веточку «Жемчужины Парадайза» и, оторвав ее, рухнул прямо на вершину клумбы, где росла •«Императорская корона».
Если Мериголд, не узнав мужа, бросилась открывать двойные рамы, то бдительный мистер Бримскомб разглядел хозяина и не отделал Ларри тростью с набалдашником.
Утром Мериголд, позвонив Ферди, рассказала о случившемся.
– Вот что значит подниматься над обществом, – заметил он.
Мериголд заехидничала:
– Ларри отделался синяками и вывихом лодыжки. Он недавно вернулся из Ратминстерского госпиталя. И еще я приглашена вечером в «Четыре времени года».
– Отлично, только ты не увлекайся. Следующим утром Мериголд вызвала Ферди прямо в «Грандж».
– Мы так никуда и не пошли. Все кончилось постелью.
– Это по первому требованию? – негодуя, Ферди окунул кусок шоколадного торта в кофе. – Ужасно, Мериголд. И когда вы снова с ним увидитесь?
– Опять вечером. Он собирается оставить Никки и вернуться домой. О Ферди, я просто не смогу вас обоих достаточно отблагодарить.
– Мы старались, – Ферди спрятал выданный ему за работу чек на 10 000 фунтов стерлингов и посоветовал Мериголд в течение года держаться за Лизандера на тот случай, если Ларри опять будет смотреть налево.
– И еще нужно вернуть Картье бриллиантовый ключ.
– Как же я объясню это Ларри?
– Скажи, неэтично принимать подарки от мальчиков, если их может преподнести муж. Если он поверит, что Лизандеру по карману брошь за несколько тысяч, то встряхнется.
Мериголд была в замешательстве. Ее страшила мысль потерять Лизандера. Ведь именно благодаря ему она поняла, как стремительно Никки опутала Ларри, и легко простила мужа. И потом, если Лизандера оставить на содержании, будет возможность изредка с ним встречаться. В итоге она подарила ему двух пони для игры в поло и комплект фотографически записанных книг Дика Френсиса, ведь ее наставник был никудышный чтец.
Огорчившись тем, что Ларри приглашает Мериголд в «Четыре времени года» и, разумеется, в постель, Лизандер напился до положения риз. Разбитый наутро похмельем, он прихватил чашку кофе и отправился навестить Артура.
Обнаружилось, что старина слопал свою подстилку, – привычка, оставшаяся от тех дней, когда конь не был уверен, удастся ли в следующий раз поесть. Он возвращался к ней, совсем слабея и чувствуя себя совсем заброшенным.
– Прости меня, парень, – испуганно сказал Лизандер, обнимая Артура за шею и стараясь не замечать свежие вмятины от зубов на удилах. – Простите меня, мама и дядя Алистер, все забыл. Но будь я проклят, если не вылечу его и еще раз не наделаю шуму в Ратминстере. – И он вылил содержимое чашки в ведро, ведь Артур так любил кофе.
Покидая Мериголд, Ферди прихватил в закусочной гамбургер и приехал к Лизандеру. Он нашел его в углу стойла Артура, совершенно подавленного, прижимавшего к себе Джека, как плюшевого мишку, которого укутал олубым пальто Ферди. Лизандер был смертельно бледен и от этого выглядел неестественно. Забытый Артур молча сочувствовал, развалившись с открытыми глазами на полу, и иногда громко всхрапывал, чтобы привлечь к себе внимание хозяина.
– Сейчас тебя кое что взбодрит, – сообщил Ферди.
– Бумаги Мериголд о разводе?
– Еще лучше.
Получив свои десять процентов комиссионных, он протянул Лизандеру чек на 9000 фунтов стерлингов, который тот равнодушно сунул в карман.
– В отличие от тебя я не считаю, что смысл жизни в деньгах.
– Ну уж, во всяком случае, они на втором месте. Ферди бросил Артуру кусочек булки от гамбургера.
– Не будь неблагодарной скотиной. Если не я, ты сидел бы на бобах, а теперь имеешь крупный банковский баланс, не считая «феррарн» и по настоящему крутых тряпок. Сам же раньше ворчал, что хочешь выводить Долли в приличные места и жить за городом, в Ленсоне.
– Я перерос тот уровень требований и всех тех сутенеров, которые были на вечеринке «Кетчитьюн». И больше не хочу участвовать в этом спектакле. Почему мне нельзя остаться здесь и заняться восстановлением Артура?
– Ларри возвращается. Будет лучше, если ты удалишься.
– Она не должна возвращаться к этому все покупающему клоуну.
Лизандер готов был расплакаться.
– Через неделю Мериголд бросят ради какого нибудь другого пестренького воротничка. А я ее обожаю, – добавил он вызывающе. – Присутствие этой женщины напоминает мне о маме. Я не представляю себя без нее.
– Не смеши, – уже мягче сказал Ферди. – Ты сможешь проводить с ней время несколько раз в году. А что нибудь более серьезное отразится на твоей нервной системе.
– Не отразится, – в бешенстве ответил Лизандер.
– Да твои нервы уже как разбежавшиеся щенки. И теперь надо собрать их в кулак. Возвращаться в Лондон нет необходимости. У меня есть для тебя работенка в Чешире – потретировать одного скучающего миллиардера, обманывающего свою жену.
– А мне не интересно.
– Интересно будет, когда ты ее увидишь. Она просто восхитительна. Ты сможешь забрать с собой Артура, Тини и Джека. Кстати, там практикует потрясающий ветеринар.
Все еще лежа, Артур в ожидании кусочка булки от гамбургера открыл глаза.
– Ты обязан ехать, сделай это хотя бы ради Артура, – настаивал Ферди. – И завтра ты увидишь новые пейзажи и «порше».

14

Две недели спустя, когда Гай и Джорджия переезжали в «Ангельский отдых», все перевозившие их грузчики насвистывали «Рок Стар», ставшую в Англии, как и в Америке, самой популярной песней.
Гай, взявший на работе недельный отпуск, целиком посвятил себя осуществлению планов. Джорджия никого не оставляла в покое и была в экстазе от разгула весны в графстве Ратшир. Цветущий терновник словно омывал белыми волнами сияющие новой зеленью поля. В первое же утро птицы разбудили их еще до рассвета. Джорджия никогда не видела столько ягнят, резвящихся на лугах, и столько нарциссов, которыми заросло все пространство вокруг озера. Певчим птицам только и оставалось веселиться в таком окружении.
Эйфория, однако, сменилась паникой, когда обнаружилось, что при переезде потеряли Первую часть партитуры к «Ант и Клео». Она не осмелилась сказать об этом Гаю, они искали бы ее вместе, а среди бумаг оставались старые любовные послания Джорджии и к ней, а также другие различные бумаги, которые не следовало ему показывать. Воодушевленная победой «Рок Стар», новый альбом она согласилась закончить к Рождеству.
– Я ни за что не сделаю его вовремя, – плакалась она мужу, развешивавшему в кухне довольно таки страшненькие абстракции. Раковина вся была забита букетами цветов, присланными с пожеланиями счастья в новом доме, и расставить их по углам Джорджия никогда бы не взялась.
Отложив молоток, Гай ее обнял:
– Только что звонил Ларри и сказал, что принесет прекрасные записи твоих старых песен для переаранжировки, и тогда тебе останется написать всего около полудюжины новых. Здесь так замечательно, что ты во сне их напишешь.
– А что делать, если я и спать не могу? – пробормотала Джорджия.
Не сумев повесить ни одной занавески на огромные окна «Ангельского отдыха», она теперь была раздражена ярким солнцем и пением птиц, разбудивших ее в половине шестого утра.
Поэтому знавший что где лежит Гай сам откопал несколько помятых голубых, оливковых и лиловых занавесок от Вильяма Морриса, и очаровательная Китти Раннальдини, доставившая утром дюжину свежеснесенных яичек, забрала занавески прогладить.
Китти обещала все сделать так быстро, как только возможно, и Гаю, чувствовавшему себя виноватым в том, что в неустроенном доме пока даже приветить негде, пришлось пригласить ее на поздний обед в пятницу, приуроченный к окончанию хлопот. А после они все собрались отправиться на завершающий семестр концерт в «Багли холл», где обучались младшая дочь Тая и Джорджии Флора и дети Раннальдини – Вольфи и Наташа.
Джорджия, у которой не было вдохновения для работы, с восторгом обняла Китти, появившуюся у парадных дверей и шатающуюся под тяжестью занавесок.
– О, как ты добра! Брось их в холле на стул. Дорогая, да ты в юбке, а я то надеялась надеть только джинсы.
Хотя падчерица никогда не была привязана к Китти, она, как жена маэстро, решила поддержать ее своим присутствием на концерте, поскольку сам Раннальдини до сих пор не появился. Темно коричневый костюм с блузкой навыпуск – Гермиона в таком наряде выглядела бы изумительно – не шел ей. Она даже подпортила туалет, приколов керамическую брошку цветок и надев оборки от Триселя.
– Гай не дает мне как следует отметить переезд, – пожаловалась Джорджия. – Пойдем, надеремся. И не волнуйся, он сам будет за рулем. Нам необходимо хорошенько принять, чтобы высидеть все эти «Веселые пастушки» и расстроенные скрипки.
Китти последовала за ней на только что отделанную кухню с васильковым кафелем на полу, белыми стенами, желтой мебелью, бело голубыми тарелками, семейными фотографиями в рамках и рисунками холмов на стенах среди абстракций Гая.
– Ой, как свежо и здорово! – воскликнула Китти.
– У Гая чертовски хороший вкус, – сказала Джорджия.
Кухня была удивительно опрятной, если не считать огромного полосатого кота с оранжевыми глазами, очень негигиенично растянувшегося, по мнению Китти, поперек большого выскобленного стола. Она вообще боялась животных, особенно охраняющих Раннальдини ротвейлеров и его Князя Тьмы, злобного черного стипль чезера, который после окончания национального охотничьего сезона бродил по полям, терроризируя любого гулявшего по их землям.
– Как его зовут? – Китти старалась быть вежливой, поскольку кот вытянул пухлую лапу в сторону Джорджии.
– Благотворительность, – ответила та. – Это кот Гая. Он его обожает. А имя выбрала Флора, и мы теперь можем говорить: «Папочка много делает для Благотворительности». И это действительно так. Он уже связался с Комитетом Лучше Всех Сохранившейся Деревни, а утром вскочил ни свет ни заря поздороваться со священником. Ему следовало вернуться уже несколько часов назад.
– Как здесь мило, – восхитилась Китти желтыми, как крокусы, стенами холла.
– А я нашла уборщицу, миссис Пигго, – сообщила Джорджия. И, заметив настороженный взгляд Китти, добавила: – Не знаю, насколько она чистоплотная, но по части сплетен просто дока. Уже доложила, что священник немножко выпивает.
Китти с грустью думала о том, как Джорджия привлекательна, несмотря на начинающую пробиваться седину в рыжих волосах, следы вчерашнего макияжа и рваные, оставшиеся от времени хиппи джинсы.
Налив себе большой «Бакарди», а Китти «кока колу», Джорджия поволокла ее наверх, в просторную с высокими потолками спальню, где даже массивная и еще недоделанная четырехспальная кровать смотрелась почти как детская. Покраснев, Китти отвела взгляд от влажного пятна на простыне. Крупный бассет, стянув на пол пуховое одеяло, разлегся на нем.
– А это Динсдейл, – сказала Джорджия, потрепав собаку по нижней челюсти, посмотрев в ее налитые кровью глаза и поцеловав в нос. – Вот кто по утрам выглядит хуже меня. А теперь давай посмотрим на занавески. Боже милостивый, как ты здорово над ними поработала. Хотя они совсем не для спальни – ситец в цветочек мне не по душе, – давай повесим.
Китти, не мешкая, разулась и, несколько стыдясь полных лодыжек, встала на беспорядочно заваленный туалетный столик Джорджии и осторожно стала навешивать занавески на большой медный карниз.
– Мне утром позвонила одна моя хорошая подруга, – Джорджия с грустью смотрела на длинные белые ветви ив, окружавших озеро, – сообщить, что в Лондоне полно женщин, желающих соблазнить Гая в мое отсутствие. Гай нужен всем! Он просто задавлен людьми, у которых к нему дела. Потом еще предостерегла: «Поменьше пей, в деревне быстро привыкаешь».
Джорджия сделала большой глоток.
– Я немного выпила с Мериголд, – продолжала она, разглядывая «Грандж», прячущийся в глубокой тени. – После того как мы переехали, мне и перемолвиться словом, кроме нескольких ужасных лиловых гладиолусов, не с кем. Ну, а у нее проблемы с Ларри. От Никки отделаться еще труднее, чем бросить курить. Ему бы обратиться к гипнотизеру, а то она все пытается вытащить его в химчистку. Смешно, но Никки постоянно забывала там его костюмы, когда они вместе жили. Теперь звонит, не переставая, оскорбляет Ларри и бросает трубку, когда ее на этом конце снимает Мериголд.
А Лизандер названивает из Чешира (тоже молчит, когда подходит Ларри), предлагая Мериголд побег, и та борется с искушением. На презентации «Рок Стар» я с ним особенно не общалась, но, по моему, ничего собой не представляет.
– Нет, он великолепен, – вздохнула Китти, вспомнив, как Лизандер поцеловал ее на прощание. – Я думаю, все будет нормально.
– Выглядит превосходно, – сказала Джорджия, задернув занавески. – Комната погрузилась в такую непроницаемую тьму, что Китти чуть не упала с туалетного столика. – Не глупи. Мы тебе заплатим. Давай ка выпьем еще, а потом я помою голову.
«Ясно, на ужине мне не разгуляться, хоть он и будет хорош», – подумала Китти. Она так и не смогла соблюсти диету к завтрашнему возвращению Раннальдини.
– Как и ожидал, они ужасно смотрятся, – послышался значительный голос. – И почему я всегда говорю: «Вы молодчина, Китти»?
Гай был так красив, подавая ей теплую сильную руку, а потом целуя в щеку, что у Китти возникло ощущение – лицо во время навешивания занавесок не вспотело, – и она торопливо сунула ноги в свои туфельки на высоких каблучках.
– Что тебя задержало? – ворчала Джорджия, срывая эластичную ленту с волос.
– Кваканье лягушек в пруду, бело голубые фиалки на берегу, примулы, похожие на только что вылупившихся цыплят. Такой чудесный день для прогулки. Я надеюсь, ты приготовила картошку?
– О черт, забыла, – ответила Джорджия. – Извини, дорогой, просто я сама не проголодалась.
– Зато мы с Китти хотим есть, – заявил Гай. – И потому я принес копченого лосося, паштет и вино, оставшееся в «Яблоне». Это какой то странный магазин. Я распорядился открыть для нас счет.
– Это значит, Флоре будет где записывать расходы на сигареты и выпивку, – заключила Джорджия.
– Она должна была бросить, – возмутился Гай. – Ты заказывала печеные крестики, поэтому я зашел еще в приличный сельский магазин. Не могу поверить, что через две недели Пасха.
– Ой, я так ее люблю! – воскликнула Китти. – Как не ждать, что Иисус воскреснет и пойдет босиком по росе среди нарциссов...
Тут она покраснела от смущения, потому что Джорджия усмехнулась:
– Динсдейл тоже любит Пасху, ему перепадает шоколад. Ну а как священник? Миссис Пигго говорит, он весельчак.
– Я пил кофе с ним и его женой, – сказал Гай, не любивший сплетен. – Очаровательны.
– А миссис Пигго донесла, что он выпить не дурак, – продолжала Джорджия.
– Лучше следить за собой, – ответил на это Гай, прекращая обсуждение. – После того как она последний раз здесь убиралась, джина убыло на три дюйма.
– Ой, мне надо вымыть голову, – вспомнила Джорджия.
– У тебя уже нет времени, – решительно возразил Гай. – Ведь ты же пригласила на обед Китти. Сейчас три часа, а нам, чтобы занять приличные места, надо до четырех выехать.
– Концерт раньше пяти не откроют.
– Час пик для уезжающих в пятницу в деревню начинается в четыре, а Флора поет соло. Мы не можем опаздывать, Панда.
Джорджия не могла успокоиться. Ведь она же знаменитость, и все будут на нее смотреть. Как же с грязными волосами?
Словно прочитав ее мысли, Гай сделал комплимент:
– Ты всегда прелестно выглядишь, Панда.
Китти завидовала такому замечательному мужу, доброму, заботливому и в то же время стойкому, как герой Дениэлы Стил.
– Но я не хочу есть, то есть обедать, – заикнулась она.
Наметившийся было спор предотвратил телефонный звонок.
Последнюю неделю Джорджию постоянно беспокоили журналисты, названивавшие, чтобы выяснить, как ей в деревне, или требовавшие прийти на радио или телевидение, и все это замыкалось на Гае.
– До декабря моей жены ни для кого нет, – быстро ответил он. – Я могу ответить на этот вопрос: в основном собак.
– Кто это? И о чем спрашивали? – раздраженно спросила Джорджия.
– «Скорпион». Их интересует, что звезда кладет с собой в постель.
– И ты сказал «собак»? – Джорджия засмеялась. – Как я тебя люблю. Люди будут думать, что я не просто потаскушка.
– У меня есть идея, – предложил Гай. – Так как у нас осталось время только перекусить бутербродами, а для Флоры это первая ночь в Парадаизе, я приглашаю вас всех вечером в «Небесный сонм».
– Блестяще, – сказала Джорджия, – в качестве подарка – «спасибо» за занавески.
– Я не могу, – отказалась Китти, подавленная одновременно и страхом, и ожиданием. – Рано утром прилетает Раннальдини. Надо проверить, все ли в порядке.

0

8

15

На самом деле Раннальдини уже находился в Англии, наконец то завершив съемки фильма о Дон Жуане, где он был продюсером, директором, дирижером, режиссером и, уж если следовать законам музыкального мира, вероятно, и исполнителем этой роли в паре с каждой хорошо сложенной женщиной.
Прибыв днем раньше в Хитроу на собственном самолете, он прямиком направился в недавно построенный «Моцарт холл» в Голландском парке, чтобы удивить лондонский «Мет», репетирующий для телевидения «Четвертую» Малера. А дирижировать Раннальдини должен был в воскресенье сам.
Не удовлетворенного исполнением «Девятой» Бетховена три недели назад Раннальдини поразила новость, принесенная на хвосте сорокой под именем Гермиона: стажирующийся дирижер Освальдо проводил репетицию, держа в одной руке палочку, а в другой – сигарету, – неслыханное падение дисциплины. Лондонский «Мет», однако, был покорен Освальдо. Вежливый, он высоко ценил коллег (Раннальдини же не помнил, как звучит по английски «спасибо») и прекрасно работал. Прислушивался к мнению более опытных оркестрантов, советовался с ними, как играть то или иное произведение. Помнил всех музыкантов по именам, покупал им в дни рождения вино и всячески поощрял рост профессионализма.
Это совершенно не нравилось Раннальдини, обладавшему способностью одновременно и терроризировать и гипнотизировать, умевшему одним поднятием своей черной брови превращать в трясущееся желе весь вверенный ему коллектив. ( Поговаривали, что и не поднятая его бровь внушает не меньший ужас.)
В обязанности Раннальдини как музыкального директора лондонского «Мет» входило руководство оркестром и обслуживающим персоналом, приглашение дирижеров стажеров, отбор солистов, составление репертуара на сезон. Но, поскольку он исполнял такие же обязанности в Германии и Центральной Америке, ему приходилось дважды в год в течение трехчасового обеда с мужем Гермионы Бобом Гарфилдом принимать серию мгновенных решений. Затем, покинув Боба и посещая другие страны, он вовсю эксплуатировал Китти, меняя и развивая свои приказы.
С тех пор как восемь лет назад Раннальдини влился в лондонский «Мет», он постоянно ссорился с правлением. Помимо многочисленных отлучек, целого состояния стоили его опоздания, оркестр впустую по три часа его ожидал. Но благодаря всемирной известности и успеху он крепко держал правление в своих руках и делал то, что хотел.
Раннальдини – значило репутация. Лондонский «Мет» относился к нему с отвращением, но был совершенно запуган. Это лучший и известнейший оркестр в Европе, и на его концертах свободных мест не оставалось.
К тому же и выглядел он лучше всех. Блестящий сам, Раннальдини ценил красоту в других и знал, что публике нравятся приятные лица, тем более что и музыка требовала того же. Поэтому Боб Гарфилд шарил по стране в поисках музыкантов, внешне привлекательных, молодых, сильных, уступчивых и дешевых. В лондонском «Мет» исполнителей брали на заметку, когда им переваливало за сорок, если только они не были исключительно талантливы.
Биографы склонялись к тому, что макиавеллизм проявился у Раннальдини уже в раннем возрасте. Отец Вольфганг, офицер немецкой армии, встретился с его матерью Джиной, холодной интеллектуалкой левого толка и большой красоты, но неопределенного темперамента, в последние и отчаянные дни войны, когда армия откатывалась из Италии назад.
Вернувшись туда после трех ужасных лет, проведенных в лагере для военнопленных, Вольфганг отыскал Джину, жившую на окраине маленького городка на холмах Умбрии. Она была несчастна, крайне неудачно выйдя замуж за Паоло Раннальдини, тихого итальянского фермера, потерявшего практически все во время войны. Хотя Джина стала менее красива и более сварлива, интрижка завязалась вновь, пока не узнал ее муж, выпроводивший любовника с помощью пистолета. Не в силах оставить ее, Паоло в результате получил ребенка, названного Роберто и взявшего от официального отца только фамилию.
После таких открытий Раннальдини часто искал утешения в вине и других женщинах, а маленького Роберто от случая к случаю поколачивал. Со своей стороны Джина совершенно несправедливо обвинила сына в том, что из за него рухнула ее политическая карьера, о которой она так мечтала, и была сурова с ним и тоже часто била за сибаритские наклонности, унаследованные от немецкого папаши. Хуже того, она не уделяла ему никакого внимания и нисколько им не гордилась, и это в стране, где у матерей в крови культ преклонения перед героями и знаменитостями, особенно своими сыновьями.
Неотразимый Роберто вырос и с фатальной страстью тянулся к тем из женщин, кто его отвергал или вовсе не замечал, подобно матери. В нынешнем диком обхождении с музыкантами, обслуживающим персоналом и любящими женщинами был отголосок его жестокого воспитания.
Накануне двадцатилетия он покинул Италию и отыскал своего отца, теперь богатого гамбургского промышленника, внезапно ощутившего гордость за своего очаровательного и талантливого сына и потому подкинувшего ему деньжонок и даже подыскавшего богатую и простую жену, которая содержала Роберто в течение трех лет обучения в музыкальной школе и подарила сына Вольфганга.
Закончив колледж, Раннальдини подвергся очередному испытанию: дирижируя своим первым произведением «Медея», он без памяти влюбился в исполнительницу главной партии, известную и необыкновенно темпераментную сопрано Сесилию. Они поженились сразу после его развода. Сесилия родила ему нескольких детей, старшей из которых была Наташа, и помогла сделать ему карьеру.
Прирожденный музыкант, Раннальдини владел несколькими инструментами, но послушался Сесилию, убеждавшую, что только в руках дирижера сосредоточен полный контроль. Их плодотворный союз длился пятнадцать лет и расстроился только после того, как связь Роберто с Гермионой стала уж слишком известной, а ревность Сесилии чрезмерной. Оставив ее из за лишних беспокойств, которые она ему доставляла, Раннальдини женился на Китти именно потому, что с ней вообще не было проблем.
Родившись импровизатором, Раннальдини требовал от своих музыкантов роста совершенства с первой же репетиции. Природа наделила его и феноменальной памятью. Ему было достаточно одного взгляда, чтобы запомнить содержание всей страницы. И потому он всегда мог дирижировать, не глядя в партитуру, а значит, никогда не терял жизненно важный визуальный контакт с оркестром, да и, теша тщеславие, мог не ходить в очках на людях.
Раннальдини был щеголем. Его фрак доводился до совершенства неоднократным примериванием. И женщины умерли бы от восторга, узнав, что его спина с широкими прямыми плечами покрыта буровато серой шерстью. Спереди вид был еще лучше: скульптурно вылепленное, обычно загорелое лицо с тонкими нежными губами прекрасной формы и темными глазами, не только гипнотизирующими оркестр, но и покоряющими женские сердца.
Кроме кошмарного детства Раннальдини печалился еще о двух вещах. Во первых, он понимал, что в большей степени интерпретатор, чем композитор, хоть и величайший дирижер мира. В юности сочинял, но имеющий способность эффектно играть чужое, в своем оставался вторичным и банальным, доводя его до абсурда и обрекая на стопроцентный провал. А во вторых, ему очень хотелось стать шести футов роста вместо отпущенных пяти футов и шести дюймов.
И вот теперь он вернулся днем раньше и украдкой пробирался в новый «Моцарт холл». Оркестр уже играл «Четвертую» Малера под впечатлением от успеха в Вене прошлым вечером. Большинство музыкантов остались на вечеринке в честь дня рождения Освальдо, планируя вернуться домой на предстоящую вечером репетицию утренним самолетом.
Восторг избалованной венской публики все еще не шел из их гудящих голов, и не хотелось ничего репетировать сверх нескольких трудных пассажей и совместного с Гермионои исполнения четвертой части, которое должно было состояться в воскресенье. Поскольку Ран нальдини ожидали назавтра, в воздухе еще витало элегическое настроение последнего дня каникул, усиленное находящимися в зале личными вещами артистов, упакованными в футляры для инструментов (пиджаки для ужина, вечерние платья в пакетах и портпледах, размещенных на передних сидениях и в проходах).
Освальдо, высокий и нескладный, раскачивался на роструме, руки его летали чайкой, волосы растрепались, а желтая рубашка периодически обнажала пару дюймов худой бледной спины.
– Это танцевальная музыка, – пояснил он, на секунду призывая остановиться. – Играть нужно немножко живо.
Плохо владея английским, он продемонстрировал требуемый ритм дерганьем локтей и раскачиванием узких бедер.
– Господи, ну и похмелье, – сказала первая скрипка, подзывая проходящего Боба Гарфилда. – Принеси нам, если не трудно, «Алка Зельцер», и давай, Осей, после этого фрагмента прервем и попьем кофе.
Вдруг сидящие за передними пультами музыканты почему то затряслись. А когда вскоре все почувствовали удушающе сладкий мускусный запах, стало понятно, что это индивидуальный крем после бритья «Маэстро», созданный Дживенчи специально для Раннальдини, следующего сейчас к дирижерскому пульту.
– Немножко живо, – мягко прошелестел он. – Какое уникальное указание. Не очень то вы о'кей в таком случае.
Первая скрипка уронила смычок, ударник подавился ириской, арфистка прекратила красить ногти на ноге, хорошенькая скрипачка в лиловой блузке, специально занявшая ближайший к залу пульт, прекратила читать письмо от любовника. Играющая на рожке девушка, которая влюбилась в Раннальдини после того, как в турне по Японии он затащил ее в постель, юркнула за виолончелиста, спешно поправляя прическу и наводя румянец на бледные щеки. Брошенная кем то записка, предназначенная Освальдо, упала к ногам Раннальдини. Освальдо терял стойкость и уверенность так же быстро, как таял снег под солнцем. Боб Гарфилд, вошедший было в зал со стаканом шипучей «Алка Зельцер», поспешно повернул обратно.
Обычно во время пауз слышалось щебетанье, но теперь во всем зале стояла мертвая тишина. Музыканты, халтурящие в отсутствие Раннальдини, готовили отговорки, которые обычно разбивались о жесткие фразы.
– Очередная пробка на дороге? Ужасный поток из аэропорта? – заорал Раннальдини на маленького флейтиста, окруженного дорожными сумками «Сенсбери». – Я десять минут назад там совершенно свободно ехал. Поезд опоздал? Вздор! – его голос сорвался на визг. – Вы опоздали! Еще раз – и вы уволены.
– Извините, Раннальдини, но на Слоан сквер ожидался взрыв бомбы, – юркнув за передний пульт, оправдывался скрипач.
– Взрыв бомбы? – промурлыкал Раннальдини, когда опоздавший торопливо настраивал скрипку, подкручивая колки трясущимися руками. А затем зарычал: – Я под вас бомбу подложу, под всех! Не забудьте заглянуть под машины, когда начнете разъезжаться.
Он медленно поднялся за дирижерский пульт. Ставший от лос анджелесского соднца темным, как скрипки оркестра, Раннальдини остался в черном пальто с каракулевым воротником, еще не привыкнув к зябкой мартовской погоде. Презрительно сбросив на пол партитуру, он снял «ролекс», положил их на пюпитр и принял позу одной из статуй в «Валгалле», выражающую властность.
Оркестранты припали к нотам, мечтая о привязных ремнях, удерживающих от непокорности. Внезапно музыка, известная еще пять минут назад, показалась совершенно незнакомой.
Постучав дирижерской палочкой, подаренной Тосканини, Раннальдини развел руками. Первая скрипка прижала подбородком инструмент, и смычок затрепетал в руке, как только Раннальдини слегка поднял руку вверх, давая сигнал к началу мрачно неторопливого третьего акта.
Со взглядом, ничего не упускающим, с изысканной жестикуляцией, он правой рукой отсчитывал такты, а левой делал знаки музыкантам, полностью овладев оркестром. Сдержанный в движениях, он даже своей палочке позволял не больше, чем наблюдающий через окно за птичкой кот своему хвосту, убаюкивая внимание исполнителей ложным ощущением полного порядка. А может, действительно зрители в Вене были правы?
И тут он сорвался с цепи, словно отряд фашистской полиции с дубинками на беззащитную толпу, отыскивая в игре ошибку за ошибкой, пока не разрыдались женщины и не затряслись мужчины, отдирая кусочки от покрывающего пол индийского каучука, чтобы стереть в своих партитурах указания, данные Освальдо, заменить их на установки Раннальдини.
Слыша фальшь и за десять миль, он с гневом набросился на гобоиста:
– Вы делаете сотни ошибок.
– Этот отрывок очень труден, – оправдывался музыкант.
– Вздор, – загремел Раннальдини. Неторопливо сойдя с рострума, он отнял гобой и совершенно сыграл сам.
– Просто не репетируете. Уволены. И вернул гобой.
Тут он заметил обаятельную мордашку Боба Гарфилда со впавшими и усталыми глазами и заорал, что не будет дирижировать в воскресенье, если нанятые в его отсутствие Бобом двадцать четыре музыканта не будут немедленно уволены.
– Они мне не подходят, – визжал он.
– Но ведь уже раскуплены все билеты, маэстро, как же Би би си и «Кетчитьюн»? – чуть не плача, сказал менеджер.
– Придется отменить, – огрызнулся Раннальдини. – Я не могу играть с этим сборищем свиней.
Выпалив все, он повернулся к оркестру и стал пинать пюпитры своим неновым черным ботинком ручной работы.
– Я слышал вашу убийственную «Девятую» Бетховена. Бедный Бетховен, надеюсь, он не обрел слух на небесах. И еще я записал, как вы по программе «Радио три» провалили исполнение «Сотворения Мира».
– Но ведь и то и другое получило хорошую оценку, – возразил Боб, успокаивающе кладя руку на плечо гобоиста.
– Обозреватели – тупые свиньи, а этого тоже уволить, – Раннальдини указал на опоздавшего скрипача за передним пюпитром.
– Мы не можем, – прошептал Боб. – Его только что бросила жена.
Их грохотом отвлекла уборщица.
– Вот чувствующая женщина, которая пытается перекрыть вашу какофонию, – сказал Раннальдини.
И вновь все отвлеклись – на репетицию четвертой части явилась закутанная в норку Гермиона.
– Мне жаль оставлять меховщиков без работы, – говорила она агенту, секретарю, гримерше, швее и осветителю, окружавшим ее. – Я просто уверена, люди появились еще раньше животных.
Расцеловав ее в обе щеки, Раннальдини немного успокоился.
– Переходим к заключительной части, поскольку миссис Гарфилд оказала честь и завернула сюда и в отличие от вас знает партитуру.
Работать с Гермионой было просто кошмаром. За показной безмятежностью скрывался безжалостный эгоизм. Из за костюмов или акустики всегда был переполох, направленный против оркестрантов или других солистов, распространявшийся везде и всегда, где бы она ни появлялась, и оставлявший всех опустошенными, так как изо всех буквально выжимались комплименты. Но стоило ей открыть рот, звучало безукоризненное пение.
Сегодня, когда она хлопотала, беспокоясь об освещении, ее муж Боб бродил среди оркестрантов и, как мог, их успокаивал. Держа партитуру и жуя яблоко для увлажнения горла, Гермиона слушала, как Раннальдини распекает очаровательную флейтистку, от страха раньше начавшую свою партию.
Ожидая приглашающего к вступлению кивка, Гермиона стояла слева от Раннальдини, как это часто бывало и раньше, когда он делал ее знаменитой во всех столицах мира. Это ко многому обязывало. Она старалась не ради ирисок и жертвовала всем, иногда чертовски раздражая Раннальдини. Но когда открывался рот и раздавался ангельский звук, он забывал все. В свою очередь Гермиона, казалось, любила его только одними огромными карими глазами, благодаря за то, что он молится на ее волшебство.
Оркестр наблюдал за ее чудесными дергающимися ягодицами со смешанным чувством желания и ненависти, но окончание партии встречал аплодисментами и даже криками «браво», потому что она этого ждала.
– Блестяще, миссис Гарфилд, – мерзкий голос Раннальдини мог отражать и глубокие чувства, когда тот был в мирном настроении.
– А что касается сброда, пусть отправляется домой и репетирует. Вот вам партитура, – и, подняв с пола бумаги, он швырнул их в оркестр, едва не задев кларнетистку. – Хоть не ешьте, но если к завтрашнему дню не выучите, в воскресенье я не приду.
И он гордо удалился, оставив оскорбленную Гермиону в пустом ожидании приглашения на обещанный обед у Сан Лоренцо.
– Что нам делать? – в отчаянии спросил менеджер «Моцарт холла». – Не можете же вы уволить всех музыкантов?
Боб пожал плечами.
– Раннальдини бушевал здесь только потому, что терпеть не может, когда оркестр с кем то помимо него хорошо играет. И вот какое дело, – Боб понизил голос, – Сесилия, вторая жена, сейчас в Лондоне. Приехала спеть в «Лючии» в Ковент гардене. Желая потушить скандал в самом начале, он хочет пригласить ее на обед в «Савое». Она живет в Нью Йорке. Но когда приезжает, они спят только вместе, и когда сам в Нью Йорке – тоже.
– А что она любит? – спросила первая скрипка, забыв о похмелье.
– Эта ядовитая змея останавливается в маленьких грязных номерах. Она бы ела мужчин и на завтрак, если бы не сидела постоянно на диете, – Боб затрясся от смеха.
– Вот те на, – произнес уволенный гобоист, воспрянув духом. – А Гермиона знает?
– Господи, конечно же, нет! Зачем ее огорчать? Сесилия вечером будет предположительно в «Багли холле» на заключительном концерте. Борис Левицки – мастер развлекать, так что положение вещей можно немного улучшить. Я думаю, туда закатятся и Раннальдини, и Гермиона. Причем все прилетят на разных вертолетах.
– Этот малый просто святой, – сказала первая скрипка, когда Боб направился успокаивать Гермиону.

16

«Багли холл» был респектабельным пансионом, расположенным среди холмов на границе Ратминстера и Глочестершира. Родители, в основном деятели искусств и представители средств массовой информации, выбирали эту школу, считая музыку прекрасным занятием, а отдаленную сельскую местность – идеальной для проживания своих чад. Первое оказалось верно только отчасти после того, как музыкальным воспитателем стал Борис Левицки. Обнаружив угрозу спокойствию жены со стороны Лизандера, встретившегося ей в аптеке, Борис быстренько покинул лондонский «Мет», где был помощником дирижера, и укрылся в сельской местности, чтобы спасти брак.
Борис ненавидел свою должность помощника дирижера, ведь она означала полное бесславие. В его обязанности входило только проведение репетиций и восстановление в памяти музыкантов партитур, а фрак хранился в глубине шкафа, напрасно дожидаясь момента, который, увы, никогда не наступал.
Это, а также безнадежные попытки услышать собственные произведения звучащими или увидеть опубликованными, привели его к роману с меццо сопрано Хлоей.
Завидуя природному таланту композитора и дирижера Бориса и не терпя духа соперничества у себя в оркестре, Раннальдини способствовал получению им работы в «Багли холле» еще и потому, что сознавал: его дочь Наташа и сын Вольфи, обучающийся последний год, совершенно не имеют музыкальных способностей, и он надеялся только на учителя, у которого можно что то перенять.
Вскоре Борис обнаружил, что быть учителем еще хуже, чем помощником дирижера. Наставничество так утомляло, что не оставалось сил на творчество. Ему был тридцать один год, и он остро чувствовал, как уходит время, особенно, когда после падения Берлинской стены Европа наводнилась русскими музыкантами. Его новаторство убывало, и он уже не надеялся достичь признания.
Сегодня концертный зал был заполнен до отказа. Из за толстых зеленых бархатных занавесей Борис видел Китти, славную, но подавленную отношением падчерицы. Чувственная шестнадцатилетняя девочка, чуть ли не до кровосмешения влюбленная в отца, унаследовала от родителей артистический темперамент, но не талант. У нее был сильный, но неприятный голос. Уверенная в себе, что в общем неплохо, она была нетерпима к критике.
Любимым учеником Бориса был Маркус Кемпбелл Блэк, умевший играть на фортепиано в семнадцать лет с таким вдохновением, что учить его практически было нечему. Из за занавеса Борис видел и отца Маркуса, легендарного красавца Руперта. Завлеченный сюда только настоятельными просьбами своей жены Тагги, Руперт рассчитывал уйти пораньше. Ему не хотелось объясняться с бывшей женой Элен, сидящей позади.
Руперт не мог простить ей того, что она не оставила Маркуса в старой школе в Хэрроу. Понимая, что игрой на фортепиано много денег не заработаешь, он долгое время не мог оправиться от шока, когда четыре года назад сын робко объявил о своем желании стать концертным пианистом.
Но сегодня Руперта беспокоили последствия экономического спада. «Венчурер», местная телекомпания, директором которой он являлся, объявила о своем кризисе. Торговля чистокровными лошадьми тоже пришла в упадок. И наконец, он провел целую ночь около больной кобылы, у которой был шанс победить на 4 Гинеях» и эпсомских скачках для трехлеток, и теперь ему хотелось к ней вернуться.
Его одного не втянули в суматоху, вызванную звонком Раннальдини Наташе, сообщавшего, что он обязательно посетит концерт. Родители и педагоги заволновались – ведь их чадам неожиданно представлялся случай выступить перед маэстро. Сами ученики были больше возбуждены присутствием Джорджии Магуайр и Гая Сеймура, ставших легендарными после выпуска «Рок Стар». Наташа Раннальдини, считавшая себя жертвой развода матери и отца, любила «Рок Стар» как самую прекрасную песню и причину меньшей популярности в «Багли холле», чем у Флоры Сеймур, видела в отсутствии таких счастливых родителей, как Гай и Джорджия. С удивлением узнав, что они прибыли вместе с игнорируемой ею мачехой, она теперь старалась заставить себя заговорить с Китти ради знакомства со знаменитой четой.
– Стыдно за вашего отца, не приехавшего послушать пение, – сказал Гай.
– Он будет, – из под тяжелых век Наташа бросила злобный взгляд на Китти. – Только что звонил и сообщил, что в пути.
На какую то секунду Гаю показалось, что Китти сейчас рухнет в обморок, может, вспомнив, что не включила отопление или не постелила чистые простыни в спальне Раннальдини или в своей на случай, если он соизволит провести с ней ночь. Да и для ужина ничего не было приготовлено, а сторожевые собаки находились в долине с псарями. Раннальдини же нравилось, когда его встречала свора.
– Мне нужно домой, – пробормотала она побелевшими губами. – Я возьму такси.
– Не нужно, – Гай твердо взял ее за руку. – Раннальдини сам виноват, что прибыл днем раньше. Мы пригласим его в «Небесный сонм».
Джорджия, все еще переживавшая, что Раннальдини не оценил «Рок Стар», еще больше разозлилась на Гая из за своих грязных волос. Макияж она делала в машине и теперь боялась, что из за духоты ее бледная кожа начнет краснеть и покрываться прыщами. И еще уязвляло отсутствие Флоры, с которой они не виделись со времени американского турне, в то время как остальные дети толпились вокруг, прося автограф.
Несмотря на то что Флора провела в пансионе всего один семестр, она уже успела зарекомендовать себя как замкнутый ребенок, не поддающийся воспитанию. Сокрушительный отпор получил у нее Вольфи Раннальдини, да и Маркус Кемпбелл Блэк, хотя последний был слишком робок, чтобы активно себя проявлять. Как и большинство девочек в пансионе, Флора сильно увлеклась Борисом Левицки, обладающим раскосыми темно серыми глазами и высокими скулами на бледном лице. В длинном голубом пиджаке и с густыми черными волосами, стянутыми сзади в хвост, он был как капля воды похож на мистера Кристиана из «Мятежа на «Ба унти».
Концерт начинался в пять. Но уже было полшестого, а Раннальдини не появлялся. Оркестр все настраивался. Родители поглядывали на часы. Многим из них было далеко до дома, и, начав покидать зал в середине концерта, они провалят его. О том, что Раннальдини того и хотел, мрачно думал Борис. Рассчитывая произвести впечатление на своего бывшего патрона, он теперь находился в невероятном напряжении, устав от ночных выступлений на скрипке, которые давал, чтобы свести концы с концами, в ночном клубе в Сохо.
Некоторым развлечением для зала было явление великой дивы Гермионы Гарфилд, только что прибывшей с Бобом. Она уселась между Китти и Гаем на место, предназначенное Раннальдини. Было уже без двадцати пяти шесть. Мисс Боттомли, софическая директриса, разъярившись, собиралась объявить, что больше концерт нельзя задерживать, и в это время во дворе приземлился вертолет маэстро. Китти наблюдала за ним, когда он по кошачьи спрыгнул, загорелый и очаровательный, с развевающимися на ветру седыми волосами, и сердце ее защемило, как это всегда бывало. Джорджия, приготовившаяся после насмешек Гермионы ненавидеть, нашла его несравненно привлекательным. А он даже не скрывал отсутствие раскаяния за опоздание.
– Сабина, прошу прощения за задержку, – весело обратился маэстро к мисс Боттомли, отметив, что сидящие на ближних к проходу креслах чуть не задохнулись от его появления. – У нас были технические неполадки.
Затем, взглянув на чуть не подскочившего от возбуждения Бориса, сказал:
– Ну давай.
«Как в городе Сесилия, так с двигателем всегда неполадки», – в отчаянии думала Китти.
– Сюда, Раннальдини. Мы приготовили для вас местечко, – позвала Гермиона вибрирующим голосом.
На самом деле места не было. И это означало, что Элен Кемпбелл Блэк должна перейти вперед и сесть рядом со своим бывшим мужем, который в прошлом имел еще больше беспорядочных связей и тоже опаздывал на назначенные встречи, но теперь смотрел на маэстро с холодным неодобрением исправившегося распутника.
– Казанова, – пробормотал он Тагги. – Даже не могу представить его ребенком. Должно быть, в школе проводил все время в лаборатории, расчленяя живых крыс.
Двинувшись к Гермионе, Раннальдини вдруг заметил раболепствующую Китти.
– Вообще то пятница рабочий день, – сказал он ей. – Надо полагать, дома все в порядке, раз ты позволяешь себе бездельничать.
– Я ждала вас завтра, – заикнулась Китти, – думая, что Наташе будет без нас одиноко.
– Тише, – прикрикнула Гермиона. – Борис хочет начать.
У Бориса на голубом пиджаке зияла дыра, пуговицы белой рубашки с оборками были расстегнуты, брюки держались на ворсистых помочах, а из под темного банта выбивались непокорные черные волосы. Поднявшись на рострум, он наклонился для поцелуя партитуры «Академической увертюры» Брамса, поднял палочку и сразу же начал. Если Раннальдини олицетворял собой холодный расчет, то Борис был исполнен огня и романтического энтузиазма. Оркестр играл очень слаженно. Боб Гарфилд, никогда не прекращавший поиск талантов и сейчас стоявший у стены, достал свой блокнот.
Раннальдини, закрыв глаза, нарочито морщился от каждой фальшивой ноты. Руперт Кемпбелл Блэк, не придумав ничего лучше, пристроил золотоволосую голову на плече теперешней жены и легонько захрапел в контрапункт с музыкой, пока бывшая жена не разбудила его послушать Маркуса, исполнявшего заключительную часть «А бемольного концерта для фортепьяно» Моцарта. Маркус делал это так изысканно и выглядел так совершенно со своим лицом фавна, большими карими глазами и блестящими темно рыжими волосами, что публика, кроме сохранявшего невозмутимость Раннальди ни, вызвала его на бис.
Вытерев лоб, счастливый Борис занял рострум:
– А сейчас прозвучит мое сочинение в исполнении Маркуса. Я надеюсь, вы все его поддержите.
Ничего не понимавшая в подобной музыке публика в смущении стала поглядывать на часы.
– Звучит так, словно в пианино стая кошек. Ужасная фальшь, – пробормотал Руперт.
– Я думаю, определенный смысл есть, ведь это модерн, – прошептала Тегги.
– Тихо ты, – яростно сказал Руперт. Раннальдини, систематически отказывающийся включать в программы сочинения Бориса, чувствовал себя на высоте и, ухмыляясь, приготовился уснуть. Почти прикрыв глаза, он рассматривал трясущуюся, как бланманже, Китти. Жестоко было бы сравнивать ее с другими, более юными женами, находящимися в зале, но Раннальдини сделал это. Поглядев на Тегги Кемпбелл Блэк, он решил, что та вызывает желание, особенно в этом кашемировом платке, подчеркивающем румянец на щеках. А какая грудь и ноги под замшевой мини юбкой! Ее упругие бедра в два раза длиннее и тоньше, чем у Китти. У Тегги была репутация превосходного кулинара, и все дети Руперта ее обожали, чего никак нельзя было сказать о его жене. Раннальдини думал, что было бы неплохо ее увести. Он любил выбирать цель заранее. Словно отвечая его желанию, Тегги обернулась и улыбнулась только потому, что он показался ей знакомым. Потом, вспомнив, что их друг другу не представляли, она отвернулась, а Раннальдини вдруг поймал такой убийственный взгляд мужа, что торопливо уставился на Элен. Она тоже была ошеломительна. Руперт действительно знал толк в женщинах. Раннальдини даже пожалел, что не пригласил Сесилию для антуража, но она так истощилась в «Савойе», что ей невмоготу было даже подняться с постели.
И тут настала очередь Наташи спеть «Послушай, послушай, как здорово». Голос ее звучал не лучшим образом, да и репетировала она не слишком прилежно. Аккомпанировал Маркус, по доброте души проскакивавший трудные места. Публике оставалось посмотреть в программки, узнать, что это Раннальдини, и разразиться громкими аплодисментами, инициатором которых стала Гермиона.
Мысли Раннальдини перекинулись на маленькую блондиночку флейтистку, которую на репетиции он довел до слез. Завтра надо быть с ней суровым, затем очаровать комплиментами, попросить посетить его квартиру у Гайд парка и немного выпить. «Я вас только припугнул, дражайшая детка, потому что вы талантливы».
Ансамбль в составе Вольфи, играющего на кларнете, Наташи со скрипкой и Маркуса Кемпбелл Блэка с трубой доигрывал «Голубя» из «Птиц» Респиги, так крепко ощипав несчастное творение, что Раннальдини уже стал подумывать о выходе. Но тут Китти зашептала, что девочка, от которой без ума Вольфи, выступит следующей.
Ансамбль, завершивший выступление «Загадочным превращением», занял свои места.
Раннальдини не мог себе представить, чтобы его флегматичный сын мог кем нибудь увлечься, но, когда Флора вышла на сцену, сам не мог отвести от нее глаз. Если не считать нескольких прыщиков, сальных рыжих волос и зеленого лица от выпитого спиртного, она была самой сексуальной девушкой из всех им виденных. Белая школьная блузка просвечивала там, где выпирали маленькие груди, галстук висел вкривь, а на черных чулках спустились петли. Свирепо глядя в конец зала, она без аккомпанемента запела «Быстрый Бонни Боут», и зал затих. Голос был за пределами критики, мягкий, чистый, очень характерный, и пела она, не надрывая его. Заявка стать звездой была неоспоримой. Джорджия стиснула руку Гая. Глубоко тронутый, он не удержался от того, чтобы посмотреть, какой драматический эффект произвел голос его дочери на Раннальдини. Гаю не хотелось, чтобы она стала поп звездой, он мечтал о карьере классической певицы для нее. Возможно, Флора возьмется за ум.
Но когда голос Флоры достиг силькветра и грома в небе, а потом изобразил рев морских волн, сама она позеленела еще больше. Ее стошнило прямо в трубу протестующего Маркуса.
Первым нарушил тишину Руперт Кемпбелл Блэк, не удержавший смех.
«Ах, Вольфи, – думал Раннальдини, взволнованный соблазном, – я должен иметь эту девочку».
Родители настолько огорчились – Гай разгневался до белого каления, – что готовы были отменить намеченную вечеринку. У мисс Боттомли, весь семестр искавшей предлога, чтобы избавиться от Флоры, теперь появилась надежда, но подошедший Раннальдини ее успокоил.
Положив свою прекрасную загорелую руку на плечо сопротивляющейся мисс Боттомли, он заверил ее, что все прирожденные артисты всегда боятся сцены.
– Она невозможна, – брызжа слюной, прошипела мисс Боттомли.
– Но тем не менее на пути к тому, чтобы стать звездой. Я не слышал ничего подобного с тех самых пор, как впервые встретил на сцене Гермиону Гарфилд. Но даже миссис Гарфилд, – двусмысленно шептал Раннальдини, – нуждается в постоянном уходе и бережном отношении.
Ужасно взволнованная раздумьями о бережном отношении к Гермионе, мисс Боттомли согласилась потерпеть Флору еще.
– Я поговорю с родителями, – заверил Раннальди ни.
Затем потряс Вольфи, Наташу и Китти тем, что, изменив свои намерения, остался на вечеринку. После поспешного отъезда Руперта Кемпбелл Блэка он почувствовал себя увереннее.
– Ну так «Послушай, послушай» была о'кей, папа? – пытала Наташа отца, уводя его за руку по темным коридорам подальше от сотрудников пансиона и учеников.
– Блестяще, – рассеянно ответил Раннальдини. – Вы все молоды. А что там случилось с рыженькой малышкой Вольфи?
– С Флорой?
И Наташа демонстративно хлопнула дверью, ведущей в частные апартаменты мисс Боттомли, перед носом Китти, которая, задыхаясь, старалась угнаться за ними на высоких каблуках.
– Флора надралась в обед, – объяснила Наташа. – Дело в том, что она втрескалась в Бориса Левицки и сегодня утром увидела, как он по французски целует, –Наташа захихикала, – точнее, по русски, некую блондинку – не Рэчел, свою жену, – у Нест Вест. Ее вырвало именно в трубу Бориса. Он дал ее Маркусу на время.
«Значит, Борис опять связался с Хлоей, – подумал Раннальдини. – Можно не считаться с ним в соперничестве за Флору, хоть она и увлечена им».
Большой кабинет мисс Боттомли заполнили родители, набросившиеся на выпивку и закуску, словно хищники, в которых превращает людей халява. Большинство из них, отметил с презрением Раннальдини, вились около этой ужасной Джорджии Магуайр, бросающей на него горячие взгляды. Игнорируя ее, он пил апельсиновый сок, никогда не употребляя дешевых напитков, и доверительно беседовал с Борисом:
– Ты отлично поработал, дорогой. Но поменьше честолюбия. Ведь они же еще дети, и разумно ли включать в программу свое произведение, особенно для этих обывателей?
Борис, чья рука от дирижирования устала не настолько, чтобы не поднять еще несколько стаканов красного вина, хотел было дать маэстро пощечину, но Раннальдини тут же пробормотал что то про работу. Борису позарез были нужны деньги.
– Ну а теперь познакомь меня с родителями Флоры, – попросил Раннальдини Наташу.
– Так ты разве не догадался, папа? Флора – дочь Джорджии Магуайр.
На самом деле глаза и уши Раннальдини ничего не пропускали. Толпа родителей расступилась, он прошел вперед и, остановившись перед Джорджией, сунул руку в карман замшевого пиджака, слегка поклонился и решительно уставился в ее глаза. Испытанный трюк – взволновать женщину пристальным взглядом, потом неожиданно улыбнувшись.
– Сеньора Сеймур, – ласково произнес он. – Разрешите называть вас Джорджия?
Затем взял ее руку, сжимавшую крекер с консервированным паштетом и нарезанными корнишонами, и поцеловал.
«Прямо старомодный корнет», – подумал Гай.
– Мне так жаль, что я не смог побывать на вашем вечере, – продолжил Раннальдини. – Но, надеюсь, еще не поздно сказать: добро пожаловать в Парадайз.
– Ну что вы, какие извинения. Так приятно наконец с вами познакомиться.
Джорджия была необыкновенно взволнована, словно громадный тигр вышел из джунглей и терся своей мордой о щеку. Впрочем, Раннальдини не посмел так плотно приблизиться.
– Я без ума от «Рок Стар». Это великая музыка, а ваш снимок просто выше похвал.
«Что за игру затеял Раннальдини?» Присоединившаяся к ним Гермиона выглядела взбешенной.
– О, благодарю вас, – выдохнула Джорджия и тут вспомнила о хорошем тоне: – Это Гай – мой муж, – добавила она чуть ли не с сожалением.
– Я много слышал о вашей галерее, – Раннальдини начал очаровывать мужа. – Вы первый выставили Дейзи Франс Линч, когда ее еще никто не знал. У меня есть несколько работ.
– Здорово, – Гай был мгновенно обезоружен. – Я бы с удовольствием на них посмотрел.
– У вас будет такая возможность, – сказал Раннальдини. – Но для начала мне нужно переговорить с Бобом о Флоре.
Заметив своего утешителя и менеджера оркестра, подбадривающего Бориса Левицки, Раннальдини повелительно щелкнул пальцами.
Не обремененный излишней гордостью, Боб рванул через толпу, пока Гай говорил маэстро:
– Не потому, что вы пригласили нас... я хочу сказать, Китти молодец, она принесла нам свежих яиц и даже укоротила занавески. Вы счастливый мужчина, – добавил он сердечно, заметив, что желание очаровывать прошло.
Раннальдини, ненавидевший, когда Китти занималась чьими либо делами, кроме его собственных, предпочел бы, чтоб она укорачивала подобные предложения ей, а не занавески. Впрочем, он завидовал, что ей удается выкроить часок в воскресенье для посещения церкви.
Ощущая непонятно отчего возникшую холодность, Джорджия упорно не хотела терять с ним контакт.
– Мы собирались взять Китти с собой вечером в «Небесный сонм», – заикнулась она. – Но почему бы нам не пойти всем вместе? Мы намеревались отметить первую ночь Флоры дома, хотя, наверное, она чересчур опустошена. А вы не хотите поужинать в «Ангельском отдыхе»? Как насчет следующей пятницы? Правда, народу будет поменьше, чем здесь.
Гермиона уже собиралась отвести Джорджию в сторону и объяснить ей, что протокол Парадайза предоставлял право первыми приглашать тем, кто живет здесь давно, и ожидала услышать одно из легендарных оскорбительных высказываний Раннальдини. Но он, к ее изумлению, с энтузиазмом согласился.
После четвертого стакана дешевого вина Джорджия пригласила и Боба, тут же представившего Бориса. Гер мионажедаласогласиетолько из за Раннальдини. Затем Джорджия сказала, что, если Борис и Рэчел приедут к ним с мужем в деревню, ущерб, нанесенный инструменту, возместят. Борис же заверил, что трубу легко отмыть.
Затем, умиротворяя мисс Боттомли, Джорджия спросила ее, все ли хорошо.
– Самая лучшая вечеринка та, где люди до бесчувствия не надираются, – сказала счастливая Джорджия.
Когда они ехали домой, светил молодой месяц, напоминавший своими острыми кончиками белого голубя, устремленного к пламенеющему закату. Флора на заднем сиденье быстро уснула.
– Я думал, что тебе в деревне потребуется покой, – ворчал Гай.
– Я увлечена. Думаю, здорово, что Флора познакомилась с Раннальдини. Ей необходим взрослый наставник. В таком возрасте дети никогда не слушают родителей. Раннальдини говорит, что она просто исключительна. Я чувствую, что мы не готовы к приему. У настолько сосиски и грибы. А люди, с тех пор, как мы переехали, ждут не дождутся пикника.
Гай, зная, что все свалится на него, продумывал, что подать.
Джорджия откинулась назад, блаженно надеясь, что Раннальдини принял предложение, став ее поклонником. Давно она уже не чувствовала такого влечения.
– Не правда ли, что Раннальдини очень мил? – не удержалась она.
– Не так уж страшен, – коротко ответил Гай. – Во всяком случае, для Китти, но очевидно, что он чертовски двуличен.
«Этот лик просто прекрасен, – мечтательно подумала Джорджия, – и какая разница, один он или их два?»

0

9

17

Гай был прекрасным кулинаром и гостеприимным хозяином, но Джорджия и предположить не могла, с каким рвением он возьмется за подготовку званого ужина, посвящая чтению кулинарной книги Антона Мо зиманна целые дни. Когда столовую наконец оклеили обоями, он взял в пятницу выходной и первым делом уселся скоблить кухонный стол. Его вывели из себя сначала кот Благотворительность, огибавший стаканы, графины и цветы, а затем Флора, притащившая на обед компанию друзей, готовившая им горячие бутерброды и оставившая после себя грязные кружки, крошки и переполненные пепельницы.
– Нам попалась толпа несущихся гонщиков, напевавших «Исход», – сказала Флора отцу. – Выпей ка стаканчик, чтобы напомнить нам, как они выглядели.
– Не глупи, – огрызнулся Гай, в непривычном волнении разбивая клешню омара.
А если Гай не готовил, то, казалось, весь день полировал все поверхности в доме, приукрашивал жилище или уходил за бензином для сенокосилки.
«Каждая пробившаяся травинка должна быть срезана, как женщина, дождавшаяся любовника», – думала Джорджия, возвращаясь к своей работе после того, как ей сказали, что она скорее мешает, чем помогает.
Она была очарована своим новым кабинетом, расположенным в высокой западной башне, к которому надо было пробираться по такой узкой лестнице, что ее пианино, рабочий стол и старый шезлонг Динсдейла пришлось поднимать через окно. Сидя за столом и водя рукой по чистому листу бумаги, она пыталась написать песню о'любви, достойной вечных свечей и грандиозного торта.
«Ураган будет дуть и ре веть , но огонь мой будет гореть» , – записала Джорджия. Слово «реветь» ничего нового не добавляло, и она взяла словарь рифм.
Джорджия заметила большое пятно лишайника на крыле ангела, а если бы выглянула в окно, смогла бы увидеть за пушистыми зарослями дрока печные трубы «Валгаллы», ниже – серую башню Раннальдини. Парадайз все больше соответствовал своему имени. Как воткнутые в зеленую траву гусиные перья, маленькие то поля тянулись вдоль шоссе. Когда стихала сенокосилка Гая, был слышен стук дятлов.
После утреннего дождя молочно голубой туман встал над долиной, курясь тысячью дымовых шашек. Она мечтательно представила себе послание, отправляемое Раннальдини: « Гай дома. Обед его в Бате не состоится. С егодня мы не сможем встретиться» .
Над камином стояла карточка с пожеланием удачи от Танкреди, некогда ведущего гитариста ее первой группы. Их любовная связь была пылкой и роковой. Когда группа распалась, она выбрала Гая и стабильность, а Танкреди, отказавшись от кокаина, женился на непритязательной американской девушке и неплохо устроился в Лос Анджелесе. Но от случая к случаю перезванивались, встречались, когда Танкреди приезжал в Англию, и занимались любовью, хотя им обоим было гораздо лучше с их теперешними партнерами, но прервать эту связь все как то не удавалось. Последний раз они виделись в мае. Возможно, он мог бы заезжать в «Ангельский отдых» в отсутствие Гая. Но было просто находкой оставаться в деревне одной от выходных до выходных, особенно если рядом находился Раннальдини.
Затем Джорджия посмотрела на пробковую подушечку, к которой она прикалывала газетные публикации о «Рок Стар». На нее смотрел Гай с квадратной челюстью, ясноглазый и красивый. Надо бы получить в «Экспресс» фотографию и вставить ее в рамочку.
Конечно, Гай единственный, но так приятно иметь поклонников. Прощая себя, она поставила «Рок Стар», прославленную ее собственным прокуренным голосом, и схватила ручку.
Флора согласилась присутствовать за столом только потому, что на ужин собирался прийти Борис. А сейчас она вновь довела Гая до бешенства тем, что оставила беспорядок в гостевой ванной и взяла его свитер для игры в гольф с надписью «Свободные лесничие». Услышав внизу крики, Джорджия даже подумала, уж не догадался ли Гай о возникающем между ней и Раннальдини чувстве. Она спустилась вниз очень взволнованная, пахнущая «Джорджио», в облегающем платье миди, отливающем серым и подчеркивающем ее богатые формы и прическу.
« Ни весной , ни летом так не расцветает красота , как в увиденном мной однажды осеннем лесу ». Она представила, как Раннальдини напевает это глубоким басом профундо.
Дом действительно прелестно выглядел. Огромные комнаты, пусть и холодные, были с большим вкусом украшены картинами из коллекции Гая. Раннальдини, Ларри, в меньшей степени Боб были коллекционерами, но Гай ждал и Руперта Кемпбелл Блэка, который хоть и не видел большой разницы между Тицианом и Третьяковым, все же обладал одним из прекраснейших собраний в стране.
Однако, свернув в гостиную, Джорджия обнаружила, что их собственные произведения сняты, а отремонтированные стены увешаны картинами с изображением некой пары, где хищная обнаженная девушка обвивалась вокруг безликого мужчины в костюме в тонкую полоску.
Флора, все еще в свитере Гая, выглядящая так же сексуально, как и ее мать, в ужасе их рассматривала.
– Это что еще за дерьмо? – потребовала она объяснений.
– Не выражайся, – губы Гая были плотно сжаты, он регулировал освещение картин, – и не рассуждай о том, в чем не смыслишь. Это оригиналы Армстронгов.
– Какие же ручищи надо иметь, чтобы удержать такую девицу. Она же толстуха.
– Это оригинальная интерпретация «Камасутры».
– А этот, в костюмчике, посимпатичнее, – продолжала Флора. – Он придет к нам на пьянку?
Гай надулся еще больше, но затевать ссору не рискнул, боясь остаться без помощницы:
– Ну хорошо, если отдал пенни, надо отдать и фунт. У нас будут Джулия Армстронг и ее муж Бен.
Собираясь отправиться на кухню, он взял рюмку малинового пюре для омаров и непрерывно его помешивал.
– Кто это такая? – спросила Джорджия.
– О Панда, – вздохнул Гай. – Я говорил тебе уже сто раз. Она выставлялась в нашей галерее в прошлом месяце. Я полагаю, предварительный просмотр этим вечером доставит людям удовольствие. Бен и Джулия живут в Ислингтоне, но для уик эндов снимают коттедж в Элдеркомбе. У них маленькие дети. Бен занимается компьютерами. Я очень его люблю. Оставь виноград, Флора, – вдруг сказал он. – А ты, Джорджия, помой пока салат латук, а я переоденусь. И Бога ради, пока гости не прибыли, подумайте, как их посадить.
О Господи, размещение было задачкой потруднее математической! Должны прийти Джулия и Бен, Раннальдини и Китти, Аннабель Хардман, еще одна подруга Джорджии, проживающая в Парадайзе, которую ждали без ее мужа адвоката, Валентина, Борис и Рэчел, Мериголд с Лизандером или Ларри, для мисс Боттомли позвали Мередита Уолена, страшно дорогого мужчину для танцев по прозвищу Идеальный Хомо, поскольку его приглашали постоШшо для пары на вечера в Парадайзе.
– Для мисс Боттомли и Мередита мне понадобятся столы из бревен, – проворчала Джорджия.
– Боттомли лучше посадить справа от тебя, мам, – посоветовала Флора. – Ей же нужно два стула.
– Не смеши, – захихикала Джорджия. – У нее справа будет папа, а слева Гермиона.
Но у Гая, раскладывавшего икру на каждую тарелочку рядом с приправой для омаров, не было настроения шутить.
– Я слева посажу Джулию. Она никого не знает, и мы с ней будем говорить о делах, а ты ел ева от себя посади Бена.
С некой тревогой Джорджия вдруг увидела батальон бутылок «Дом Периньон», «Нюи Сент Джордж», а в холодильнике бочонок икры и четыре бутылки «Баркас». Это было не для их бюджета. Но она почувствовала, что не сможет сейчас возражать Гаю, ведь вся подготовка свалилась на него, да и серое бархатное платье было просто подарком судьбы.
Проследовав в гостиную, она обнаружила, что Гай ставит пластинку. Зазвучал Моцарт.
– Как прекрасно, – вздохнула Джорджия. – «Кози» Раннальдини.
– Это «Кози» Моцарта, – огрызнулся Гай.
«Он догадывается о Раннальдини», – поняла Джорджия.
На Гае не было необходимого для такого случая галстука и пиджака. Васильковая рубашка, прошитая темно серыми шнурами, была стянута кожаным ремнем. Поэтому он выглядел еще красивее, и Джорджия об этом ему сказала.
– Ты в прекрасной форме, – добавила она, обнимая его за широкую атлетическую спину и ощущая крепкий пресс.
– А я думал, что нажил себе горб от всех этих хлопот.
– Ты так хорошо поработал, – пробормотала Джорджия, – особенно сегодня. Я счастлива. Я люблю тебя, дорогой.
– И я люблю тебя, Панда, – сказал Гай. – Но все же займемся размещением, а то расслабимся и будем заниматься самолюбованием.
Вечер в самом деле не предвещал расслабления. К девяти часам на мотоцикле прибыла только мисс Бот томли, в дурном настроении оттого, что заблудилась.
В четверть десятого позвонил чуть не плачущий Борис с не очень понятным извинением. Рэчел сказали, что его видели с бывшей любовницей Хлоей, и она выставила ультиматум. И теперь, как честный человек, Борис вынужден развестись, поскольку не умеет готовить обед и не понимает жену. Все это означало лихорадочные перестановки за столом и переписывание списка сидящих – нелегкое занятие после трех стаканов «Ба карди».
Вдобавок Флора, узнав, что не придет Борис, забилась в свою спальню с бутылкой «Баркас» и переносным телефоном, совершенно отказавшись помогать в сервировке стола. Потом прибыли Боб с Гермионой, блестяще выглядевшей в оливковом костюме от «Шанель» с приколотой к волосам розовой розой. Замыкал шествие гостей Мередит, Идеальный Хомо.
– Мы опоздали, потому что Раннальдини днем уволил двух солистов, и Боб был вынужден к понедельнику найти им замену, – объясняла Гермиона, сбрасывая свою норку на руки Гаю. – Боже, как все переменилось с тех пор, как здесь жили Дженнингсы.
Затем она восторгалась темно зелеными обоями в туалете внизу, который не трогали, а осмотрев кабинет, оклеенный темно красными обоями, оттенявшими викторианские картины из собрания Гая, спросила:
– А какого цвета будет эта ужасная темная комната? Мередит, походящий своими светлыми кудрями на Кристофера Робинсона, небольшого росточка, прекрасно одетый, насмешливый по натуре, никак не отреагировал на увиденное, следуя принципу, что похвала может стоить ему работы.
– Я считаю, все прекрасно, – заключил Боб Гарфилд, обнимая огорченную Джорджию.
В половине десятого они все еще продолжали ожидать Раннальдини с Китти, Джулию и Бена Армстронгов, Аннабель и Валентина Хардманов и Мериголд с кем нибудь. Джорджия так волновалась и так часто поднимаюсь наверх подкраситься, что Боб заподозрил неладное. Динамики выдавили «Дер Розенкавалир» в исполнении Раннальдини, и Гермиона стала подпевать.
– Присмотрела бы за брокколи, – пробормотал Гай, открывая еще одну бутылку шампанского. – Я же не могу заниматься всем.
Не дождавшись, пока закипит вода, Джорджия вернулась с кухни, когда в дом вошла девушка с длинными рыжими волосами и с сильно накрашенными тоже рыжими глазами. Она была одета в кремовое платье миди, подчеркивавшее белизну ее кожи. Тонкая шея выглядела слишком хрупкой под тяжестью металлического скорпиона, опускающегося на полную грудь.
«Миленькая, – с удовольствием подумала Джорджия. – Не то что я двадцать лет назад, может не сидеть на диете».
– Панда, это Джулия Армстронг, – сказал Гай, – а это, – он добавил с еще большей теплотой, – Бен.
Занимавшийся компьютерами Бен был лысым, с глазами навыкате, пухлыми красными губами, выступающими из черной бороды. Редкие пряди его черных волос цеплялись сзади за белый воротничок, как зубья экскаваторного ковша. Увидев, что Гай в рубашке, он тоже проворно скинул пиджак, демонстрируя тонкую талию и такие же широкие бедра, как и плечи. Затем гнусавым вульгарным голосом стал объяснять, что они задержались из за чрезвычайно важного дела в его конторе.
– Какое прелестное место, Гай, – продолжил он, выпив. – Как вы его отыскали?
– С большим трудом, если следовали указаниям Джорджии, – прогудела мисс Боттомли, с восхищением разглядывая Джулию.
«Вот несправедливость, – раздраженно думала Джорджия, пока Джулия хлопала от удовольствия в ладоши, увидев свои картины на стенах, – слева от Гая будет такая очаровательная девушка, а мне самой придется сидеть с ее ужа а сным мужем».
Но в следующий момент равновесие восстановилось появлением Раннальдини, занятого многомиллиардным контрактом на записи с японцами, страшно разозлившегося из за того, что прибыл не последним. В темно голубом бархатном смокинге, от вида которого замирало сердце, он вел за собой Китти, одетую в темно красный полиэстер с неприличными складками на бедрах.
Поскольку Бен был ближе всех к двери, Джорджия, стыдясь того, что чета Армстронгов выглядела непривлекательно, представила его Китти.
– Вы играете на каком нибудь инструменте? – спросил Бен.
– Достаточно того, что она играет с процессором, – сварливо отозвался Раннальдини. – Так что не внушайте ей других идей.
Знакомясь с Джулией, которую Джорджия от волнения назвала Джульеттой, Раннальдини был сама любезность, но лоск испарился, когда он узнал, что Флора удрала наверх.
– Иди и приведи свою дочь, – прошипел Гай Джорджии.
«Вот всегда, моя дочь, если она что нибудь выкинет», – подумала Джорджия, накладывая еще слой «Клиник» и прыская на себя «Джорджио», прежде чем постучать в дверь к Флоре.
– Дорогая, пожалуйста, выйди и будь умницей. Раннальдини купил тебе билеты на «Страсти Святого Матфея».
– Наплевать, – всхлипнула Флора, уже выпившая почти всю бутылку «Баркас». – Единственная страсть, которая у меня есть, это страсть к Борису Левицки, а он трахается с этой дрянью Хлоей. Моя жизнь закончена.
Волнуясь, Джорджия спустилась вниз и нашла Гая, объяснявшего достоинства одной из картин Джулии Раннальдини, Бобу и Мередиту, Идеальному Хомо.
– Это очень хорошо, – уверенно говорил Гай. – Я не сомневаюсь, что Армстронг станет знаменитой.
Мередит, которого приглашали клиенты, не знакомые с экономией на карманных расходах и в школьном возрасте, приподнял свою маленькую ножку, обтянутую серой фланелью, на три дюйма над полом, пытаясь изобразить любовника в костюме в тонкую полоску.
– Я бы долго не простоял в такой позе, – захихикал он. – А этот малый, должно быть, в ударе.
Раздраженный тем, что ему не дали серьезно поговорить о живописи, Гай повернулся к Джорджии:
– Только что звонила Аннабель Хардман, она вне себя от гнева, – зло прошептал он. – Валентин застрял с чем то в Лондоне.
– С какой нибудь блондиночкой, бедняжка Аннабель, – вздохнула Джорджия.
– Говорят, что она вообще нигде не появляется, – проворчал Гай. – А где твоя подружка Мериголд? Ведь перепела уже просто разваливаются.
В следующий момент из кухни донесся отвратительный запах горящей резины.
– О Господи, я забыла о брокколи, – запричитала Джорджия.
Лицо Гая окаменело. Вдобавок еще Динсдейл, наевшийся только что до отвала и взобравшийся на софу, обитую темно золотым вельветом, не желал ее покидать, чтобы уступить место Гермионе.
– О нет, я не хочу шампанского. Мне хватит стакана вина за ужином, – Гермиона подчеркнуто поглядела на часы от Картье.
Она уже по горло была сыта всем очаоованной мисс Боттомли, наверное, такой же бородатой, как муж Джулии, с которым Китти вела долгую беседу о погоде.
– Я голоден, – промурлыкал Мередит Джорджии. – Обедал с Бобом и Гермионой, и она выложила на стол только черствый хлеб и сыр из мышеловки, от которого уважающая себя крыса отказалась бы. «Гермиона, – сказал я, – этот сыр пролежал в вашей кладовой еще дольше, чем существует лондонский «Мет». И, представьте, она не оценила шутки.
Чувствуя, что гости в растерянности, Джорджия выпила еще. По скучающему выражению лица Раннальди ни она поняла, что и отдаленно его не интересует, и если еще не появится Мериголд, всем понадобятся рупоры, чтобы докричаться друг до друга за столом. Ее сердце подпрыгнуло, когда за окном вспыхнул свет машины, свернувшей за угол и въехавшей во двор. Это была миссис Пигго, уборщица Джорджии, которую Флора за ее любовь к пиву прозвала Мамашей Кураж и которая уже сегодня убиралась.
«Лучше бы мы вовсе не переезжали в деревню и не затевали такой грандиозной вечеринки», – подумала Джорджия. Но как только все уселись за стол, а Бен обнаружил, что он вновь рядом с этой Китти, незавешан ные окна осветились, и на лужайке перед домом приземлился вертолет, доставивший Ларри и Мериголд, изумительно выглядевшую в розовом сатиновом костюме. Взявшись за руки, они побежали через лужайку и чуть не споткнулись о кротовую кочку.
– Извините за опоздание, – сказала Мериголд, когда Джорджия торопливо вписывала имя Ларри на карточку вместо имени Лизандера. – Ларри увяз в делах.
– О которых мы знаем? – спросил Боб Гарфилд.
После некоторых расспросов Ларри признался: он только что купил 28 процентов акций огромной японской компании звукозаписи.
– И еще он выкроил время для занятий любовью со мной на ковре в офисе, – прошептала Мериголд уже Джорджии.

18

Вечеринка немного оживилась после того, как Ларри и Мериголд привнесли в нее свое бодрое настроение. Слегка щелкнув по клочку бумаги, на котором Джорджия отрабатывала план размещения гостей, Раннальди ни обнаружил на нем свой послужной список, добытый хозяйкой в лондонском «Мет», чтобы за ужином со знанием дела вести беседу о его карьере. Раннальдини усмехнулся. Если Джорджия к нему неравнодушна, ему только легче будет войти в этот дом и подобраться к Флоре. Бдительный, как пес, но сильный не нюхом, а взглядом, он, раз ее увидев, уже не мог успокоиться, не пугаясь даже длительной охоты.
В то же время и Джорджия была привлекательна. Сегодня она выглядела гораздо лучше. Это добавляло игривости в интригу с матерью и дочкой.
Поэтому он очаровывал Джорджию, расхваливая внешность и исключительный талант Флоры, доставшийся ей от матери. Затем он рассказал Джорджии о гастролях и о досаждавших ему в поездках по всему миру операторах. Джорджия не понимала ни слова, потому что на нее смотрели так, что ей казалось, он ее тело изучил, даже не снимая одежды. А его голос вибрировал, как раскаленные внутренности вулкана, которому ничего не стоит смести с лица земли целый город, и это придавало его избитым фразам значительность.
– Мы оба с вами трудяги, дорогая Джорджия, – произносил он, – я в своем самолете, вы в маленьком кабинете, оба сочиняем музыку, но время от времени встречаемся в Парадайзе.
– О, да.
Джорджия чувствовала, что ее сердце бьется где то внизу.
Гермиона, не терпящая разговоров Раннальдини с другими, громко похвалила соус Гая для омаров, а затем и перепелов ан крут с имбирем и йогуртом.
С большим трудом Джорджия отвлеклась от беседы с Раннальдини, чтобы занять подавленного Бена.
– У вас очень красивая и талантливая жена, – сказала она ему.
– Джулия к тому же заботливая мать, – самодовольно сообщил Бен.
В конце стола, у черных как сажа окон, Джулия, сверкая жемчужной кожей, выслушивала планы Гая относительно дома.
– В этой стене я пробью дверь в оранжерею, ведущую к внутреннему бассейну, – говорил он. – Где еще в Ратшире искупаешься?
«А вот какой дьявол за это заплатит? Только я, если напишу еще один ударный хит, который они будут презирать со всей их траханой классической музыкой», – думала Джорджия.
Гермиона рассказывала Джулии о том, как она чудесно спела в «Дер Розенкавалир».
Расспросив Мериголд о японской компании, акции которой купил Ларри, Раннальдини затеял спор с сидящим напротив нее Бобом о двух уволенных солистах. Джорджия умирала от желания посплетничать с Мериголд. «Вот было бы здорово, если бы у меня был Раннальдини, – размечталась она, – как у Мериголд есть Лизандер».
Поскольку брокколи не удалась, по столу циркулировал салат. Увы, Гермиона обнаружила в латуке половину улитки – Джорджия не удосужилась промыть его как следует из за того, что он был замерзшим.
– Собственно, меня волнует только тот бедняга, которому попадется вторая половина, – демонстративно прошептала Гермиона.
После того салат больше никто не ел. Разговор зашел об университетах, и Китти также не могла принять в нем участие, поскольку бросила школу в шестнадцать лет. Сидя между отвернувшимися от нее Беном и Мередитом, Китти жалела, что она рядом не с Бобом – Боже, он так устало выглядит – и не с Гаем, который весьма выразительно читал отрывок из Священного писания в воскресенье в церкви и был необыкновенно ласков с этой милой художницей. Китти заметила, что Раннальдини на правах почетного гостя взял Джулию за правую руку, но ее это не задело, ведь и она могла бы также взять руку Гая. Вообще то обычно это было привилегией Гермионы, любовницы по роли. Каждый вечер Китти молилась о ниспослании ей забвения от ненависти к Гермионе и милосердия к обижавшим ее. Ясно было, что Джорджия от Раннальдини без ума, но Китти надеялась, привязанность к нему будет не большей, чем у рыжего сеттера, время от времени нуждающегося в прогулке по долине.
На самом деле, думала Китти, ни Джорджия, ни Гай не нравились Раннальдини. Вот почему он теперь, после концерта в «Багли холле», постоянно изводит Китти, видя во всем ее промахи и лишая уверенности в себе.
– Я считаю, что «Спины» в Кембридже никто не может победить, – говорила Гермиона.
Посмотрев через стол, Гай заметил, что у Китти глаза красные, как ее платье. «Раннальдини постарался», – мрачно подумал он.
– А Китти приходится сражаться со спинами в Па радайзе, – укоризненно произнес он вслух. – Повернись и поговори с ней, Мередит.
– Извини, милая, – обратился Идеальный Хомо. – Когда же твой сексуальный муж заманит меня в подвалы «Валгаллы»?
Китти еще больше покраснела, но подумала о том, как Гай мил.
– Я не представляю, как ты все выдерживаешь, – слышала она слова Гермионы, обращенные к Гаю, – это нахождение в эпицентре поп песни, ведь ты такой обстоятельный. Мне бы не хотелось, чтобы Боб был так популярен. Семья для меня священна.
– Я с этим согласна, – сказала Джулия, отложив печенье и зажигая сигарету, на которую Гермиона бросила такой мучительный взгляд, но пудинг, мороженое, гуайявы и манго и пюре из киви отвлекли ее, доведя чуть не до экстаза. А Гая рассердило исчезновение бутылки «Баркас».
– Ее выхлестала Флора, – призналась Джорджия. – Хорошо, что она только в следующем месяце вернется в «Багли холл», успеет протрезветь. Ой, извините, мисс Боттомли.
Бен открыл рот и решительно высказался против пьянства среди тинейджеров. Мисс Боттомли ела мороженое, но энергичным кивком поддержала сказанное.
– О, шестнадцать лет Флоры кажутся нам чуть ли не сотней, – пожаловалась Джорджия Раннальдини, – меня очень беспокоит СПИД. Как то на прошлой неделе я посадила ее перед собой и сказала: «Нужно серьезно поговорить с тобой о сексе».
В комнате все стихло.
– «Потому что я обеспокоена», – продолжила Джорджия, – а Флора склонила свою прелестную головку и спросила: – «Бедная мамочка, у вас с папой что то не получается?»
Джорджия громко рассмеялась, давая понять, что такая ситуация абсурдна, и к ней нельзя было не присоединиться. Но это был один из нескольких легких эпизодов вечера. Джорджия умирала от желания еще раз с глазу на глаз поговорить с Раннальдини, но, не имея служанки, она проводила много времени, меняя тарелки и наполняя бокалы.
Облегчение наступило, когда леди двинулись наверх. По дороге мисс Боттомли исчезла в туалете внизу.
– А я займу этот, – Джорджия юркнула в другой, на лестничной площадке, Гермиона же исчезла в душевой Джорджии.
– Старые леди засели в туалете. Вот если бы Гермиона осталась там навсегда, – Джорджия протиснулась на кровать между Китти и Мериголд. – Ну, теперь, когда мы одни, расскажи, как твои дела, – обратилась она к Мериголд.
– Замечательно, – отвечала та, пудрясь розовой пуховкой. – Ларри окончательно порвал с Никки, оставив ей квартиру на Пелем Кресчент, а ведь она стоит больше миллиона, представляете? Но я его просто околдовала. Он мне купил вот это. – Она повернула голову, чтобы показать большие, как гусиные яйца, рубиновые сережки. – И еще он собирается приобрести для меня квартиру в Лондоне и второй медовый месяц устроить на Ямайке.
– Счастлива за тебя, – невесело произнесла Джорджия, думая о том, что ей самой предстоит скрипеть пером.
– Я так за тебя рада, Мериголд, – присоединилась Китти, не нуждавшаяся в обновлении макияжа.
– Ну а как Лизандер? – спросила Джорджия.
– Звонит, не переставая, дружок сердечный. Он приедет на уик энд в Чешир и зовет меня к себе. Должна признаться, перед таким соблазном устоять трудно.
Когда они спустились, Ларри, считавший вторым по важности изобретением после шапки бокал бренди, тут же присоединился к леди.
– Какой спад? – говорил он Сабине Боттомли. – Если вы предприимчивы, это золотое время. Просто надо приобретать компании, словно делаешь покупки в магазине на Оксфорд стрит.
– Небось только и рассказываешь о жене, уклоняющейся от супружеских обязанностей? – поддразнила его Мериголд.
– Вовсе нет. Раннальдини, Боб и Мередит хотят узнать, что Гай делал с этими перепелами. Но я этим не интересуюсь.
Он уселся на подлокотник кресла Мериголд.
– И вот еще что, – взяв жену за руку, он обратился к Джорджии. – Разве Мериголд не великолепна? Видели серьги, которые я ей купил?
– Очень милые.
– А как дела с альбомом?
– Хорошо, – правдоподобно ответила Джорджия. – Сегодня я написала песню.
Глядя на горевшую ароматическую свечу на краю стола, она вдруг придумала продолжение стихотворения: « Измученная бурями , промокшая под дождем , я снова твоим теплом согреваю наш дом»:
– Может, послушаем что нибудь из твоих старых записей, Джорджия? – предложила Китти, когда «Дер Ро енкавалир» наконец стих.
– Да вы хоть подождите, пока уйдет Раннальдини, – сказала Гермиона.
Джорджия стиснула зубы.
Демонстрируя свое могущество, Ларри перед уходом купил три картины Джулии и выписал Гаю чек на приличную сумму, Боб, подстрекаемый прекраснейшим голосом мира, оставил задаток за одну из самых маленьких работ. Раннальдини приобрел самую эротическую картину, сказав, что поговорит с Гаем о деньгах позднее. Гай гордо приклеил на картины соответствующие красные ярлыки. Джулия была на седьмом небе. Она начала много разговаривать, но кожа ее стала малиновой.
Сразу же после этого отбыли Ларри и Мериголд. За ними последовал Раннальдини, первым самолетом улетающий в Милан работать над «Севильским цирюльником» в «Ла Скала».
На секунду, пока они с Джорджией остались в холле вдвоем, он взял ее руки в свои.
– Я бы с таким удовольствием поговорила о карьере Флоры, – произнесла она, слыша сама, как заикается.
– Ну конечно, – ответил Раннальдини. – Давайте вместе пообедаем и поговорим о наших делах.
Она почувствовала его готовность поцеловать ее, но вошла Китти, нахваливая вечер и приглашая их с Гаем побывать в «Валгалле», когда Раннальдини будет дома в следующий раз.
Джорджия также поняла, что Боб был бы не против остаться после ухода босса и немного расслабиться, но именно по той же причине Гермиона решила, что пребывание здесь потеряло смысл, и потащила его домой.
– Присмотри за Джулией, – быстренько шепнул Гай Джорджии. – Я пройдусь с Беном и Мередитом вокруг дома.
Джорджия слегка встревожилась, как бы Мередит не вовлек мужа в какую нибудь грандиозную перестройку, но ее больше привлекла перспектива скинуть туфли, бросить в камин еще несколько поленьев и расслабиться с бутылочкой «Кюммеля» в обществе Джулии.
– И Мериголд, и Гермиона так красивы, – сказала художница. – Я бы с удовольствием написала портрет каждой.
Чувствуя себя немного задетой тем, что Джулия не хочет писать ее портрет, Джорджия посоветовала с этим обратиться к их мужьям:
– Им, без сомнения, понравились бы твои работы, а Ларри сейчас в таком восторге от Мериголд, что за ценой не постоит. Я думаю, у них это надолго.
Соскользнув на пол, Джорджия теперь была на одном уровне с Динсдейлом, лежащим на софе.
– Ларри повел себя с ней, как последнее дерьмо. Ты извини, я вся в мыслях об этом вечере, но две приглашенные пары не появились только потому, что разваливаются их браки.
Джулия подкрасила губы и глаза, на коже при свечах не было видно морщин, а скорпион на шее поблескивал так, словно в любой момент готов был запустить жало в ее тело. «Должно быть, она Скорпион, это самый страстный и сложный знак зодиака», – думала Джорджия.
– Мне чертовски повезло, что я вышла за Гая, – продолжила она не очень то уверенно. – В самом начале нашей совместной жизни я была практически неуправляема («да немножко и сейчас», – подумала Джорджия, завороженная перспективой обеда с Ран нальдини). Когда мы перебрались в деревню, Гай стал чувствовать себя спокойнее. Ведь во время моих поездок из Хемпстеда в Вест Энд он контролировал каждый мой шаг.
Почти заснувший Динсдейл, довольный поглаживаниями, заворчал.
– Гай ничего для моей карьеры не жалел, – говорила она. – И даже был счастлив греться в лучах чужой славы, но сейчас появился шанс прославиться самому – нет, не благодаря вашей выставке, которая, без сомнения, пойдет с большим успехом, а благодаря « Рок Стар». Я знаю, что «Скорпион» всего лишь газета, но она тем не менее выдвинула кандидатуру Гая на звание «Муженек Года», и если он его завоюет, то получит десять тысяч фунтов. Надо думать, Гай перечислит их в благотворительный фонд, но победа будет означать, что он сам звезда. Да ведь и просто приятно, когда люди узнают тебя на улице и просят автографы.
Казалось, глаза Джулии все больше и больше увеличиваются.
– Так печально, когда распадаются браки. Ты держись за Бена, – убеждала Джорджия, а потом мысли понеслись потоком: «Зачем, ведь он же ужасен, – подумалось ей, – а я должна надраться». Наполняя бокалы, она увидела китайского щенка, обвязанного голубой ленточкой, на цветистой вазе.
– Как мило! Викторианская манера, – присмотрелась она. – Откуда это взялось?
– Джеральдина и девочки из галереи сделали мне к переезду подарок, – мягко ответил Гай, входя в комнату. – Я все забывал принести ее домой.
– Щенок очень похож на Динсдейла, – сказала очарованная Джорджия. – Какая Джеральдина умница!
Сказав, что им тоже пора, Бен ушел вместе с Джулией и Мередитом, которого собирался подвезти.
– Здорово, да? – спросил Гай, собирая бокалы.
– Джульетта очень мила, – признала Джорджия. – А вот насчет его я как то не уверена.
– Ее зовут Джулия, – поправил жену Гай, – а Бен – просто гений.
Утром Гая и Джорджию разбудил ранний звонок.
– Да не отвечай, – пробормотал Гай.
– А вдруг кто нибудь умер.
– Пусть умирают попозже, днем.
Полусонная улыбка исчезла с лица Джорджии, когда выяснилось, что звонит Гермиона, всегда гордящаяся своими манерами, но слишком ленивая для письменной благодарности.
– Спасибо за приятный вечер. Мы с таким удовольствием познакомились с Джулией Армстронг.
Гермиона выразила желание записать рецепты всех блюд, приготовленных Гаем. «Можно подумать, она родила или улетает на Марс», – раздраженно думала Джорджия. И в конце разговора Гермиона заявила:
– Сабина Боттомли призналась мне, что у вас отупела.
«Сабина, сабинянка, тоже мне, – внутренне раздражилась Джорджия. – Да она скорее из тех, кто сабинянок насилует».
Повесив трубку, она тут же вновь попыталась уйти от проблем, уснув, но Гай уже гладил ее грудь и потихоньку усиливал давление пальцем на клитор. Ворчащая Джорджия стала выбираться из кровати, бормоча, что ей надо почистить зубы и подмыться, но он потянул ее обратно:
– Я хочу тебя сейчас.
Отвернув голову и закрыв рот, чтобы приглушить винно чесночный перегар, она вдруг с восхищением обнаружила отражение своего тела в длинном пыльном зеркале и попыталась прихватить Гая мышцами влагалища. Оказалось, в такой позе ей тяжело это сделать, и Джорджия целиком сосредоточилась на оргазме. Муж позади нее выглядел уставшим, с помятым лицом, со сбившейся на лоб белокурой челкой.
– Расскажи мне, как тебе было в последний раз в постели с Танкреди, – попросил он.
И Джорджия описала все так, что Гай поверил, будто она провела время с Танкреди. После он сказал:
– Извини. Это было эгоистично с моей стороны.
И принес ей в постель завтрак и вазочку с оливковыми гиацинтами. Джорджия выпила только кофе, намазав маслом круассан Динсдейлу. Похмелье качнуло ее назад, все вдруг прояснилось, и она еще раз осознала, какое счастье быть замужем за Гаем, ее звездой.
Оживление, впрочем, несколько поуменьшилось, когда Джорджия открыла их совместный банковский отчет. Расходы были ужасающи и почти полностью съели аванс от «Кетчитьюн». Аванс за «Ант и Клео» был потрачен еще раньше. Смирившись с необходимостью экономить, Гай быстренько отправил послание в банк и только приготовился себя ограничивать, как все волнения улеглись, потому что позвонил «Скорпион» и сообщил, что Гай избран «Муженьком Года».
– По правде говоря, выбор был невелик, – признался репортер Джорджии. – Верные мужья на грани исчезновения. Не могли бы мы встретиться с вами и Гаем завтра для интервью в номере на понедельник?
Дом прибрали к прошедшей вечеринке, поэтому Гаю не было нужды убивать остаток выходного на наведение порядка. И воскресенье выдалось удачным. После ухода журналиста они сидели, любовались солнцем, как тигр, прячущимся в темные леса, и слушали «Верхнюю Двадцатку» по «Радио 1 », уже заканчивавшуюся. Зазвучало начало «Рецессион Блюз» Танцора Мэтланда, находящегося на втором месте, а это означало, что Джорджия его опередила. А когда зазвучала «Рок Стар», Гай включил полную громкость, чтобы она гремела над всем Парадайзом.
– Я горжусь тобой, Панда, – сказал он, открывая последнюю бутылку «Дом Периньон».
– А если бы я могла высказать, как тебя люблю, – ответила Джорджия.
Затем, в опускавшихся сумерках водя ее по саду, Гай излагал ей грандиозные планы в отношении дома.
– И новое небо, и новая земля, – пробормотала Джорджия.
Завтра ей придется хорошо поработать над «Ант и Клео», чтобы за все заплатить.
Перед тем как лечь в постель, Гай вновь пришел во влюбленное состояние.
– Долго не задерживайся, – просил он Джорджию.
Но Джорджия в ванной приклеилась к «Книге эпической поэзии» издательства «Пингвин», так что к тому времени, как она закончила «Дудочника в пестром костюме», очаровываясь талантом Браунинга и его рифмой в те времена, когда словарей не было, Гай уже похрапывал при включенном свете.
Следующим утром, собираясь в Лондон на своем новом «БМВ», Гай выглядел великолепно. Рубашка в голубую полоску и галстук цвета индиго так оттеняли голубые глаза, словно он был исследователем, отправляющимся в неведомые земли. Наблюдая за тем, как он забрасывает на заднее сиденье пиджак в тонкую полоску и кейсы, а затем погружаясь в запах крема после бритья при объятиях на прощание, она почувствовала себя покинутой на принадлежащие ей одной пять дней.
Флора где то болталась с друзьями. Хотя в это время было бы здорово смотреть по телевизору то, что хочется тебе, не убираться и работать всю ночь напролет, если нравится.
Прошел сильный дождь, и там, где долина подсыхала, поднимался такой же голубой, как глаза Гая, туман. Джорджия подумала о том, далеко ли живет Джулия Армстронг и не послать ли ей какой нибудь сигнал любви. Который, разумеется, будет предназначен никак не ее ужасному Бену.
Джорджия только прочла заголовок в «Скорпионе» «ЗАБОТЛИВЫЙ ГАЙ, МИРОВОЙ МУЖЕНЕК», как тут же вспомнила, что он забыл взять небольшой рисунок Хокни и заказать рамочку ко дню рождения Флоры в воскресенье. Номер оказался занят, когда она звонила ему в машину. Должно быть, выехать из окрестностей Парадайза тяжело, но телефон оказался занятым и в течение последующего получаса.
Тут Джорджию отвлек звонок ее агента, сообщавшего, что компания «Гее Боард» окончательно решила заключить сделку с ними и что одна фирма по производству шампанского осведомлялась, действительно ли Джорджия так популярна.
– С нами лучше всего договариваться после пятничной вечеринки, – сказала Джорджия.
Вспомнив, что сегодня день уборки, а Мамаша Кураж уже на полчаса задерживается, Джорджия принялась опустошать корзины для бумаг. В кабинете Гая она обнаружила розовый конверт, разорванный на мелкие кусочки. Джорджия задумалась над тем, к чему такое ребячество. Тщательно сложив кусочки вместе, она прочла: «ГАЮ СЕЙМУРУ, ЛИЧНО».
– Я не должна из за этого отвлекаться от работы, – сурово приказала она себе. – Женщины всегда на него вешались. Даже Китти Раннальдини каждый раз краснела, когда он с ней заговаривал.
Тем не менее она вздрогнула от телефонного звонка, как застигнутая врасплох. Это был «Лондон уик энд» с вопросом, как продвигается «Ант и Клео» и есть ли что посмотреть.
– Все идет хорошо, но еще в черновом варианте, – Джорджия старалась отвечать безмятежно.
После разговора она решила поискать «Первое действие». Возможно, Гай его куда нибудь спрятал. В кабинете был такой порядок, что Джорджия боялась к чему либо притрагиваться. Открыв ящик стола в поисках стопки листов рукописи, она наткнулась на великолепный рисунок обнаженной девушки в желтой купальной шапочке, с телом длинным и тонким, если не считать полных грудей. Через секунду Джорджия поняла, что это Джулия. Рисунок без подписи, но, и не особо напрягаясь, можно было понять, что это автопортрет.
Вообще то не было ничего настораживающего в том, что Гай покупает рисунки художников, которых выставляет, но тем не менее Джорджия чувствовала, что ее счастье исчезает, как вода через плохо подогнанную затычку.
Опять треклятый телефон. Как ей в деревне? Интересовалась девушка из «Дейли Мейл». Много ли встретила интересных людей?
– Не людей я здесь встречаю, а свой конец, – прорычала Джорджия, затем извинившись перед журналисткой, которая поздравила ее с избранием Гая «Муженьком Года» и попросила не отказать ей в интервью по телефону с ними.
Чувствуя себя виноватой в возникшей ревности, Джорджия с большим жаром расхваливала мужа.
Оставшиеся дни недели запомнились только благодарственными письмами, в которых превозносились кулинарные способности Гая. И вовсе не из желания перещеголять его Джорджия потратила целый рабочий день на приготовление рыбного пирога к возвращению Гая. Поставив ранние колокольчики в кабинете и гостиной, она встретила его с вымытыми волосами, в ангорском свитере, который был им очень любим. Припарковавшись и взойдя на террасу, Гай вручил ей «Ивнинг Стандарт».
– Здесь выставке Джулии предрекают такой успех, что я не удержался и принес показать тебе. Боже, как здесь хорошо.
За эту солнечную неделю дикая вишня покрылась цветами, а ива – серебристыми листьями.
– «Из за тебя я пропустил весну   , – напевал Гай, запуская руки под рыжую ангорку. – А не подождет ли этот'восхитительно пахнущий рыбный пирог с часик?
Следующий день был таким же прекрасным, и Джорджия решила прогуляться с Динсдейлом до Парадайза, стараясь идти по непротоптанным дорожкам в лесу. Ей попадались высокие тесно растущие стволы. Многие из них были опутаны плющом до самого верха. Джорджия заметила на некоторых метку серебряной краской, что означало их скорую вырубку для освобождения пространства. Джорджия даже опечалилась. Некоторые из обреченных деревьев были великолепны и продолжали распускать бледно зеленые листья, не ведая о грядущей судьбе. А не взять ли это за тему песни? Она собралась записать эту мысль на листке со списком покупок, но тут поняла, что забыла его, и, позвав Динсдейла, лающего в лесу на кроликов, поспешила домой.
Забравшись внутрь через низкое кухонное окно, Джорджия обнаружила, что Гай говорит по телефону.
– Так одиноко в громадном доме, – вздыхал он. – Боже, если бы ты была здесь.
Тут он заметил Джорджию и без всякого перехода сказал:
– Извините, должно быть, вы набрали неправильно номер. Это 284, а не 285. Не за что.
И повесил трубку.
– Привет, Панда, что нибудь забыла?
– С кем это ты разговаривал?
– Ошиблись номером.
– Но я слышала, как ты говорил, что тебе одиноко в громадном доме и как было бы хорошо, если бы она была здесь.
– Прошу прощения?
Гай с таким недоверием задал этот вопрос. А глаза были невинны, как у ребенка.
– Гай, я же слышала.
– Ты с ума сходишь. Если ошиблись номером, ты устраиваешь сцены. Слишком много времени проводишь в одиночестве. Попроси Китти прийти к тебе на ужин на неделе или пусть местный доктор выпишет тебе таблетки. Кстати, его зовут Бенсон. Все им довольны.
И его невозмутимость была такой, что Джорджия почувствовала: ошибается она. Да, не стоит часто оставаться одной, но испуг не проходил.
– Ну а с кем ты тогда разговаривал по телефону тридцать минут в понедельник, не успев еще и отъехать?
– С Гарри, – спокойно ответил Гай. – Я пересказал ему все подробности продажи произведений этих Армстронгов, азатем мы обсудили пару картин Раннальдини, принадлежавших кисти британских импрессионистов. Как никак он мой партнер, и нам есть о чем поговорить. Ведь я же брал неделю, чтобы тебя перевезти, да еще пятницу для подготовки твоей вечеринки.
– Джулию и Бена пригласил ты. Нет, оставайся на улице, дорогой. Я через секундочку к тебе спущусь, – добавила Джорджия, когда в окне появилась недовольная физиономия Динсдейла.
– А кто прислал тот розовый конверт, помеченный «лично», который ты разорвал и выбросил в корзину для бумаг?
– Понятия не имею, – огрызнулся Гай, пропихивая свернутое в жгут полотенце в сток раковины. – Может, Джеральдина и девушки из галереи пошутили.
Он извлек кусок беконной кожуры и рыбью шкуру, которые Джорджия прошлым вечером, готовя рыбный пирог, бросила в раковину.
– А как насчет обнаженной натуры Джулии? – прошипела она.
– Вот в чем дело, – взорвался Гай, теряя терпение. – Ведь сама же сказала, что тебе нравится Джулия, поэтому я и приготовил небольшой рисунок для подарка на Пасху. Когда нибудь она будет очень дорогой. И потом я знаю, тебе нравятся женщины, – язвительно добавил он.
Джорджия покраснела. В молодости они с Танкреди любили развлекаться втроем, приглашая еще какую нибудь девушку.
– Можно подумать, ты услыхал это откуда то со стороны, – в бешенстве ответила она.
Ссора разгоралась до тех пор, пока Джорджия не разразилась слезами и не попросила прощения. Затем извинился Гай. Он не хотел ругаться, его вывели из себя их расходы.
– В общем, давай ка уберем наши рожки. «Рожки – украшение рогоносцев», – думала Джорджия, страстно его обнимая.
Она была почти что счастлива окончанием ссоры, потому что в воскресенье домой приехала Флора справить свой день рождения перед возвращением в «Багли холл». Забыв о рамочке для Хокни, Гай просто подарил ей чек, Джорджия – песочного цвета костюм с шортами от «Джигсо», о котором та мечтала. От наряженного по торжественному случаю в голубой бант Динсдейла приготовили корзиночку от «Боди шоп».
– Я не хочу возвращаться, – ныла Флора, сгребая в кучу одежду, которая еще больше помялась после утюжки Мамаши Кураж, и запихивая ее в сундук с блоком «Мальборо» вверху.
– Нужно ли это тебе? – беспокоилась Джорджия. – Ты угробишь голос. Напрягись немного, дорогая, воздержись и не пей. Ты знаешь же, как это огорчает папочку.
Вошедший Гай меньше всего выглядел огорченным.
– О Господи, ну и свалка, – возмутился он. – Панда, такая удача. Помнишь старика из Уэльса, собиравшего свою коллекцию почти сорок лет? Он только что звонил. Завтра собирается за границу и приглашает меня к себе отужинать.
– О, можно неплохо провести время, – взволнованно сказала Джорджия. – Я поеду с тобой.
– Конечно, можно, если хочешь, – отреагировал Гай без особого энтузиазма. – Но он старый холостяк и не любит женщин, так что, может, мне одному? Я уже позвонил в гостиницу и заказал номер только для себя.
– Сразу после свадьбы нам хватало и софы, – печально произнесла Джорджия.
– Ну, дорогая, пойми же. Тебе надо работать, да и за Динсдейлом нужен присмотр.
– А ты заедешь сюда по дороге в Лондон? Джорджия не любила просить.
– Видишь ли, мне нужно будет очень рано встать, чтобы не попасть по дороге в пробку, – объяснил Гай, извлекая один из своих любимых свитеров из сундука дочери. – Да еще обед с американским коллекционером. Правда, я могу завезти дочь в Багли по пути в Уэльс. Не хватай чужое, – бросил он ей.
Джорджия засиделась за работой так долго и так устала, что проспала грозу, свалившую несколько помеченных серебряной краской деревьев в лесу. Затем она много работала утром, с удовольствием играя на фортепиано, напевая, записывая и стирая. Джорджия сочинила партии для всех инструментов, но она все время убеждала себя, что написанная на новом месте вещь совсем не обязательно должна быть хорошей.
К четверти второго крепкого кофе было выпито так много, что ее начало потряхивать, и она спустилась в кухню перекусить. Мамаша Кураж уже ушла, поэтому Джорджия решила приготовить что нибудь из предназначенного Динсдейлу бычьего сердца. Пока она его искала, зазвонил телефон. Это была Джеральдина из галереи:
– Вы не знаете, где Гай? Приближается назначенный обед, а телефон в его машине занят. Я звонила в «Лук и нарцисс». Мне сказали, что он оплатил только до половины девятого.
– О Господи, – взмолилась Джорджия, холодея. – Вы думаете, он попал в аварию?
– Нет, скорее всего перегородили дорогу упавшие деревья или что нибудь в этом роде. Прошлой ночью в Уэльсе дули сумасшедшие ветры.
– Вы позвоните мне, когда он приедет?
– Ну конечно. Как там в деревне?
– Благодать. Раз уж вы позвонили, Джеральдина, не поможете ли? После переезда у нас появилась китайская ваза со щенком в голубых лентах. Должно быть, кто то прислал нам ее в подарок на новоселье, а может, мне за первое место. Не знаете, от кого она?
– Понятия не имею, – ответила Джеральдина. – Но мне пора поить «Мюэ» приглашенных Гаем гостей.
С колотящимся сердцем Джорджия сидела, сжавшись, на диване у окна. Гай, такой честный, что даже Джордж Вашингтон по сравнению с ним распутник, пойман на лжи второй раз: первый – будто бы неправильно набранный номер, а теперь – вазочка со щенком якобы от Джеральдины. Ощущая головокружение и тошноту, она всю сегодняшнюю почту выбросила в мусорный бак. Ненавидя себя, она позвонила сначала в справочное бюро, а затем уже в «Лук и нарцисс».
– Я очень извиняюсь, это Джорджия Сеймур.
– О, миссис Сеймур, – пришла в восторг управляющая. – Я очень рада вашему звонку. Мы ваши горячие поклонницы, и это так мило, что ваш муж записал вас под другой фамилией. Мы все правильно думали, что вы молоды и милы. Я полагаю, вы звоните по поводу вашей цепочки со скорпионом.
– Да, – обмирая, сказала Джорджия.
– Моя дочка нашла ее в постели. Если вы продиктуете мне адрес, я отправлю цепочку почтой.
– Это «Ангельский отдых» в утраченном рае, – сообщила Джорджия и повесила трубку.
По файлу «Будущие выставки» в конторе Гая ей нашли формуляр Джулии. Джорджия набрала ее номер.
– Она еще не вернулась из Уэльса, – ответил голос с сильным ратширским акцентом. – А ожидалась уже с час назад. А кто говорит?
Но Джорджия опять повесила трубку. Ее первой эмоциональной реакцией стало освобождающее сознание того, что она не собирается сходить с ума, узнав, что Гай ей изменяет. Ее муж всегда был несокрушим в своей верности, а теперь попался. Подумав над тем, что же дальше делать, Джорджия решилась поехать к Джулии и посмотреть ей в глаза. Судя по ратширскому адресу, это было недалеко: «ТЕНИСТЫЙ КОТТЕДЖ, МИЛЯ ЛЕЙН, ЭЛДЕРКОМБ».
В дороге ее сопровождал ливень. Растерзанная Джорджия несколько раз чуть не стукнулась о другие машины. Но наконец отыскала очаровательную деревушку Стенли Спенсер с ленивым заросшим ручьем, извивающимся между Хай стрит и выцветшими красными коттеджами. Дорогу спросить было не у кого. Справа от воинского мемориала она увидела Миля Лейн.
Выбравшись из машины, Джорджия обнаружила на Динсдейле голубой бант со дня рождения, сорвала его, пристегнула поводок к ошейнику и потащилась по лужам. Она надеялась, что Миля Лейн не растянется на милю, и хотела выяснить, с какой стороны Тенистый коттедж. Динсдейл припал носом к земле и, после того как протащил хозяйку мимо трех современных домов, бешено завилял хвостом перед тропинкой через чудесный сад, в котором цвели сциллы, примулы и ранние незабудки. За окном на столе были расставлены игрушки, а на крыльце кто то обронил счет, выписанный Армстронгам.
Дверь открыла пожилая женщина в красном макинтоше и помятой пластиковой шляпе от дождя.
– Мне миссис Армстронг, – сказала Джорджия.
– Ее нет.
Тот же самый голос с ратширским акцентом, что и по телефону.
– Я миссис Сеймур, – Джорджия старалась ровно дышать, – жена Гая, занимающегося выставкой миссис Армстронг.
– Ах, да.
Женщина в шляпке вдруг стала приветливей:
– Джорджия Магуайр? У нас дома есть все ваши записи. Можно ваш автограф?
Кое как держа ручку, Джорджия вывела свою подпись на листке бумаги.
– Я жду Джулию с минуты на минуту. Она ужасно переживает из за выставки. Только что звонила. Уже четыре часа в пробке на мосту Северн. Там такой сильный ветер, что движение идет только по одной полосе. Мне нужно сбегать за детьми. А вы подождите, она скоро будет.
«Эта женщина не знает ничего о связи Гая и Джулии, – подумала Джорджия, наблюдая, как та шлепает по лужам. – А может, я излишне впечатлительна?»
Коттедж Джулии внутри был великолепен, весь увешан ее картинами.
«Если она увела у меня мужа, – думала Джорджия, – я вправе распорядиться хотя бы ее спиртным». Нашлось вино из цветков бузины, что было лучше, чем ничего. Джорджия сделала глоток, затем открыла стол у окна и обмерла оттого, что там лежала стопка вырезок о «Рок Стар» и фотография Гая из «Экспресс» в красивой серебряной рамке.
С грохотом его закрыв, Джорджия радостно отметила, что Динсдейл оставил на бледно голубой софе Джулии грязные следы. И когда зазвонил телефон, она сняла трубку.
– Джу Джу, – услышала Джорджия.
– Нет, это Джорджия.
Гай решил, что по ошибке набрал домашний номер.
– Панда, привет, – бодро сказал он. – Я только что приехал в Лондон. Застрял на четыре часа на мосту Северн.
– Я у Джулии, – перебила Джорджия, всего лишь констатируя свое пребывание в чужом доме. – Как давно у вас роман?
В отчаянии мысли Гая стали медленно извиваться, как личинки в мусорном ведре, обданные кипятком. И его хватило только на:
– Ты с ума сошла?
– Ты сам с ума сошел по Джулии, – Джорджия вопила. – Ублюдок. Джеральдина не дарила тебе щенка. Ночью ты был с Джу Джу Армстронг в «Луке и нарциссе» и записал ее под моим именем. «Вы выглядите так мило и молодо, миссис Сеймур, ваша цепочка со скорпионом у нас». Они пришлют мне ее по почте в «Ангельский отдых», чтоб ты больше не отпирался. Сколько это продолжается?
Последовала пауза – Гай решил действовать решительно:
– Ну были мы с ней раз или два в Лондоне.
– В постели?
– До прошлой ночи ни разу. Прости меня, Панда, мы много вместе работали, готовясь к выставке. Такие вещи случаются. Она еще почти ребенок, ну и влюбилась в меня потому, что ее брак неудачен. Я признал ее творчество, а ты знаешь, как благодарность перерастает в обожествление. Папочка все это время вел себя как епископ.
– Но я не думаю, чтоб он ограничился «Луком и нарциссом». Ты хочешь на ней жениться?
– Разумеется, нет: Послушай, она с минуты на минуту будет дома. Ничего ей не говори, чтобы не навести ее на мысли о чем то более серьезном. Ты должна помочь мне защититься. Возвращайся домой, я подъеду. Уже выезжаю. Я люблю тебя.
– Как ты смеешь приводить Динсдейла в этот бордель? – заорала Джорджия.
По пути домой она чувствовала себя еще более потерянной. Дождь прекратился, радуга раскрасила небо. Цветущие вишни сияли неземным светом. Только вернувшись домой, Джорджия сообразила, что одета в пижаму.

0

10

19

Джорджия приняла душ и как раз чистила зубы, чтобы избавиться от кислого вкуса во рту, когда позвонили в дверь.
Подбежав к окну, она увидела красные волосы Джулии. Надо выяснить, совпадает ли ее версия с оправданиями Гая. Распахнув окно, Джорджия сказала, что через минуту спустится. Натянув старый серый свитер и леггинсы, взъерошив волосы и слегка подрумянившись, она удивленно обнаружила, что выглядит прекрасно. Душиться она не стала. Джорджия решила прикинуться великодушной. Сбежав вниз, она открыла Джулии, одетой в джинсы и рубашку поло с воротником. Ее волосы были зачесаны назад в конский хвост. Она выглядела еще моложе Флоры.
Джорджия развела руками:
– Джулия, бедный маленький утенок, мне так жаль.
– Не трогай меня. Джулия довольно сильно ее оттолкнула.
– Хорошо, ну давай хотя бы выпьем.
И только когда они перешли в гостиную, Джорджия вспомнила безликого мужчину в полосатом костюме с картин Джулии. Две из них до сих пор висели на стене.
– Я не хочу.
Джулию передернуло, словно у нее малярия, взгляд был пристальным.
– Как много Гай рассказал тебе?
– Ну, то, что прошлой ночью он был с тобой в постели в первый раз и что раз или два вы проводили время в Лондоне. Девушки всегда на него вешаются.
– Вешаются? – Джулия подобралась на софе. – У нас с Гаем роман уже почти два года. И, с тех пор как вы переехали в «Ангельский отдых», мы спим вместе фактически каждую ночь, если он в Лондоне.
– Ну не преувеличивай, – сказала Джорджия, налив себе столько «Бакарди», что для кока колы осталось места только на дюйм.
– Он любит меня, – говорила Джулия. – Ведь у него же не было другой женщины с тех пор, как вы поженились.
– Я знаю, – согласилась Джорджия. – Он был прекрасным мужем.
– А им абсолютно пренебрегали. Ведь все, что ты на вечеринке сделала, – упрекала Джулия, – это сожгла брокколи и плохо промыла салат.
«Гай пожаловался», – подумала Джорджия, перенося бокал к окну и любуясь бледной зеленью леса под темными грозовыми тучами.
– Ты совершенно не интересовалась его галереей. Даже не запомнила мое имя.
– Зато теперь, надо полагать, я могу называть тебя Джу Джу, – съязвила Джорджия; она уже достаточно выпила, чтобы обнажить всю стервозную сущность. «Бакарди» жег пустой желудок.
– Ты никогда не разделяла его интересов, – продолжала Джулия.
– Ну да, и не собираюсь разделять его интерес к тебе.
– И ты бесконечно заводишь романы.
– Вот уж я – нет. Всего лишь один с тех пор, как мы поженились, и то давно, – сказала Джорджия, считая, что роман с Танкреди может не приниматься в расчет: он длится так долго.
Динсдейл прыгнул на стул рядом с камином, с вечеринки не чищенным. Джорджия пересекла комнату и уселась в кресло.
– Мы прекрасно жили с Беном, – горько говорила Джулия. – А Гай домогался меня и домогался. Мужа это смешило, он называл его грязным старикашкой – ГС. Наконец я из жалости уступила, мне казалось, что он одинок и ему скучно в браке с тобой, а теперь я по настоящему в него влюбилась. И от счастливых семейных уз не осталось ничего.
– Ну, если быть справедливой, ты тоже в этом виновата.
Джорджии не понравилось ни прозвище, ни сокращение ГС. Она считала только себя вправе обзывать Гая.
– А вообще я не могу представить, чтобы Гай кого то домогался. Мы любим друг друга. Скучающие мужья не контролируют каждый шаг своей жены, как он это делал.
– Ты тупица, – почти с жалостью продолжала Джулия. – За твоими передвижениями в Лондоне следили для того, чтобы ты нас не застукала.
Сунув руку в задний карман джинсов, Джулия достала красную записную книжку:
– Взгляни.
Джулия ее перелистала:
«У Джорджии запись, Джорджия у Промо, у Джорджии запись, Джорджия в Америке – это все подарки нам».
Записи зеленой ручкой стрелой пронизывали две недели в феврале и марте.
– Гай говорил тебе, что у него дела, а не мог оторваться от меня. А вот ключ от его квартиры.
Словно гипнотизируя, она вертела ключом перед носом Джорджии.
– А зачем он тебе? – спросила Джорджия, делая еще один большой глоток «Бакарди» для поддержки. – Ведь ты пролезешь в любое отверстие.
– Прекрати напиваться, – вскричала Джулия.
– Ну а как Бен в это вписался? – поинтересовалась Джорджия, собирая уши Динсдейла над головой. – Его расписание вас устраивает?
– Бен работает в Челмсфорде, – выдавила Джулия сквозь стиснутые зубы, – и проводит вне дома всю неделю, продает компьютеры. Здесь препятствий нет.
– Почерк на розовом конверте, – Джорджия еще раз изучила записи в блокноте, – твой.
– Конечно. И это я подарила ему вазу с китайской собачкой на день рождения. Когда он не дома, все время мне звонит – и когда ездит за горючим для сенокосилки, и когда отправляется выпить со священником.
Джулия разошлась и не могла остановиться.
– И «Ангельский отдых» я увидела раньше тебя, – запинаясь, сказала она. – Мы спали в комнате, когда ты была в Лондоне на «Воскресной почте».
Перестав трепать уши Динсдейла, Джорджия закрыла глаза и вздохнула. Действие анестезии начало проходить. Встав на ноги, она попыталась обрести чувство собственного достоинства, в то время как все вокруг рушилось.
– Я не верю ни единому твоему слову. Гай не такой.
Она заметила приближающийся свет с шоссе, а толстый хвостик Динсдейла вновь хлестал ее по ногам. Приехал Гай. Она так отчаялась, что не могла его встретить, и ей хотелось только заснуть.
– Он называл меня своей второй Перигрин, – тихо произнесла Джулия.
Джорджия замерла. В сердце вонзилось острие.
– Он... что?
– Называл Перигрин.
Перигрин была школьной любовью Гая в Веллингтоне, единственной в его жизни неразделенной страстью. Перигрин утонула, выпав из лодки во время вечеринки в Кембридже. Гай потом признавался, что только страх перед самоубийством остановил его. Событие было так печально – он помнил о ней столько лет, – что привлекло к нему Джорджию с первого дня их встречи. Имя и память о Перигрин были священны, эту его любовь жена уважала и никогда к ней не ревновала.
– Я могу показать письма, все доказывающие, и еще фотографии, на которых Гай снимал меня обнаженной, – всхлипнула Джулия.
– Это не доказательство, раз на них нет его, – возразила Джорджия, когда Гай входил в комнату.
Он выглядел агрессивным, как маленький мальчик, пойманный на краже конфет с поличным.
– Похоже, что твой роман с миссис Армстронг длится чуть дольше, чем ты говорил.
Гай разжал губы, нисколько не смутившись:
– Ну что ж, если она говорит.
– А она говорит, – Джорджия направилась к бару.
– Если тебе, Джу Джу, нетрудно подняться со мной наверх и заглянуть в чемоданчик под кроватью Гая Гая, ты обнаружишь там кучу фотографий, сделанных Гаем, где я без ничего. И, хоть и неприятно мне это тебе говорить, на фоне «Ангельского отдыха».
– Но ты же говорил, что с ней не спишь! – вскрикнула Джулия, повернувшись к Гаю:
– А мне – что был с тобой в постели только однажды. Я думаю, что вам надо обо всем договориться.
Схватив бутылку, Джорджия повернулась к Гаю.
– Ты просто лицемер, и я от тебя ухожу. А сейчас пойду в свободную комнату.
На кухонном столе она обнаружила записку, оставленную еще раньше Мамашей Кураж для нее. «Джорджия – сдача в конверте , сердце в морозильнике».
Поднявшись в свободную комнату, Джорджия почувствовала, как закипает. Она сняла одежду и залезла под одеяло. И тут вспомнила, что именно здесь Гай спал с Джулией. Здесь хранилась дорогая мелочь, например, эльзасский фарфор, выигранный Флорой в восемь лет на ярмарке в Хемпстеде. На окнах висели ужасные занавески, оставшиеся от прежних жильцов, контрастируя с такими же ужасными обоями. Интересно, говорил ей Гай, что эта комната еще не отделана, или они были слишком заняты постелью? Она застонала, сделав большой глоток «Бакарди». Надо бы позвонить Идеальному Хомо, чтобы он завтра утром принес другие занавески, – впрочем, какая разница, если она отсюда уходит? Увидев отражение своего красного лица, она сообразила, что это зеркало на туалетном столике так повернуто. Гай всегда любил за собой наблюдать. Она услышала звук отъезжающего автомобиля и, бросившись к окну, увидела, как зеленые огоньки скрываются в тополиной аллее.
– Проститутка, – завопила она и, придя в ярость, помчалась вниз, неистовая, как древние берсерки. Для начала она вдребезги разнесла вазу Джулии, а ворвавшись на кухню, принялась бить бокалы.
– Прекрати, – подбежал Гай. – Не будь ребенком. Джулия просто фантазерка. Это все ложь.
– Она знает расписание моих дел лучше меня. И как насчет Перигрин или второй Перигрин, ты, ублюдок? – Лицо Джорджии напоминало помидор, разбитый о скалу. Гай успел присесть, когда в него полетела пинтовая кружка. И сорвав со стены картину Джулии и попытавшись разорвать ее о голову Гая, с криком: – Это ты в полосатом костюме, ты, мерзкий кобель, – она выбежала во двор.
В панике Гай позвонил Ларри, оторвав его от интима с Мериголд.
– Джулия все выложила.
– О Господи, – сказал Ларри, который, еще находясь с Никки, несколько раз обедал с Джулией и Гаем. Дома об этом лучше не рассказывать. – Мы через несколько часов улетаем на Ямайку, – торопливо сообщил он, – а то бы я тебя пригласил. Ты сам в порядке?
– В том то и дело, что нет. Джорджия убежала в чем мать родила.
– Н да, не вспотеет, – изрек Ларри. – Обещали снег. Как замерзнет, вернется.
– А если ее увидят люди в деревне? – психовал Гай. – Эта дорога проходит как раз мимо дома священника. И там обсуждают мое избрание в приходский совет.
Ларри сдерживал смех:
– Я бы посоветовал тебе расслабиться, посмотреть бокс или принять шотландского.
– Да я не могу. Джорджия перебила в доме все бокалы, а заодно и тарелки.
– Жильцам каменных домов бросаться бокалами негоже, – заметил Ларри. – Все это означает, что ей на тебя не наплевать. А лучше всего увезти ее отсюда немного отдохнуть.
– Заявилась любовница Гая и все выложила, – сказал он Мериголд, положив трубку и обняв ее.
– У Гая любовница? – удивилась Мериголд, застыв на спине на шелковых подушках цвета слоновой кости. – Не верю, Гай не такой. Он же честный. Ах, Джорджия, наверное, вся разбита.
– Разбиты тарелки. Она швыряла ими в Гая, – уточнил Ларри, не огорченный тем, что этого ханжу Гая застукали таки.
Мериголд забралась на мужа и тут же издала крик:
– О, Господи!
– В чем дело, Принцесса? – заволновался Ларри. – Тебе больно?
– Нет, это я о наших тарелках, подобранных в пару, – запричитала Мериголд. – Я дала их взаймы Джорджии для вечеринки.
Гай на кухне собирал на столе бутылки из под молока, которые Мамаша Кураж никогда не выкидывала, готовясь к возвращению Джорджии, могущей еще что нибудь начать бить.
Джорджия сначала расхохоталась, увидев их, затем разрыдалась. И хотя большую часть ночи они ссорились, к утру Гай почувствовал, что он достаточно ее успокоил, чтобы вернуться в Лондон.
– Как приеду в Лондон, тут же позвоню, – обещал он, когда она, пошатываясь, удалялась, чувствуя себя как Деметра, видящая исчезающую в Подземном царстве Персефону.
Медленно, по кусочку она начала восстанавливать ужасные подробности прошедшей ночи. Ее бросало и в жар, и в холод. Она то натягивала, то снимала свитер. И все никак не могла избавиться от кислого запаха во рту.
Мамаша Кураж подложила под кошачью миску страничку от «Санди Телеграф». Когда Джорджия накладывала туда «Чузи», то заметила большую статью Перигрин Уорстхорн о Джоне Мэйджоре.
«Ты даже ребенка не называл своей второй Перигрин», – подумала Джорджия и, почувствовав прилив гнева, бросилась в кабинет Гая и надиктовала на автоответчик:
– Убирайся отсюда сам.
Затем она переменила свитер и еще раз почистила зубы. Ей казалось, что она гниет изнутри. Через полчаса лихо подрулила Мамаша Кураж.
– Мне только что позвонил мистер Сеймур. Он никак не может дозвониться до вас. Может быть, вы сами ему позвоните?
Сердитая Джорджия набрала номер Гая в галерее.
– Какого черта, Панда? – загремел Гай. – Ты совершенно не думаешь о последствиях. А если бы позвонила пресса, или священник, или леди Числеден?
– А мне плевать, – завопила Джорджия.
За окном внезапно повалил снег, покрывая ранние побеги примулы. Она разрыдалась.

20

Брак хромал на обе ноги. Гай вернулся днем в Великую страстную пятницу с несчастной физиономией и коробкой бокалов.
– Вместо тех, что ты в меня швыряла, – мрачно пояснил он и добавил, гордясь своей бережливостью: – Из уцененки.
– Почему бы тебе меня не выкинуть в окно, – огрызнулась Джорджия.
Не желая выяснять, согласен ли Гай это сделать, Джорджия спросила его о Джулии.
– Мы недолго говорили по телефону, – ответил Гай, стоя у бара к ней спиной. – Еще мы потолковали с Гарри, ну и, поскольку приглашения разосланы, задействованы пресса и реклама, решили все же провести выставку ее работ.
– Джулия упомянула обо мне? – осведомилась Джорджия.
– Мы о тебе не говорили, – подавленно произнес Гай, наливая немного виски в новый бокал. – Теперь с Джулией будет работать Гарри. Я, очевидно, буду заниматься частностями.
– Полагаю, ты достаточно занимался ее частностями.
– Не злись. Джулия хочет, чтобы и ты и я, как бы там ни было, оставались ее друзьями. Ей бы очень хотелось, чтобы мы присутствовали на выставке.
«Если он скажет: «ошибаться – удел человека; забывать – богов», – я закричу», – подумата Джорджия.
– Ошибаться... – начал Гай.
– Я не хочу там присутствовать, – перебила Джорджия. – Ей только и нужно – получить известность, чтобы раскрутить прессу.
– Это одно из самых ужасных замечаний, которые я когда либо слышал, – сказал Гай. – Это же моя галерея, и я с каждой продажи получаю пятьдесят процентов. Полагаю, ты понимаешь, как важно привлечь прессу.
Когда она бежала по тропинке, которую Гай для нее проложил в лесу, было слышно, как куковала кукушка.
– «Как печально в медовый месяц услыхать вдруг ку ку , ку ку» , – всхлипывала Джорджия.
Впереди лежала «Валгалла». У нее появилось желание поплакаться Китти Раннальдини, которую обманывали столько раз, а она, несмотря ни на что, осталась жить. Но дома может оказаться сам Раннальдини, который скорее развлечется, чем посочувствует, – это ее остановило. Ей было очень больно.
Побродя без цели, она вернулась домой и обнаружила, что «БМВ» уехал. Солнце исчезло за горизонтом, крикетный мяч попал в шестерку, как Гай в Джу Джу. Закаты можно терпеть хотя бы потому, что солнце вновь восходит. «Если Гай не вернется, я умру». Забравшись в свой древний «гольф», она отправилась его искать. Дальше Элдеркомба она не уехала. «БМВ» был припаркован к церковной ограде, за которой разливалось море нарциссов. Церковь была убрана к Пасхе. Вдыхая запахи их и мастики для полировки поверхностей, Джорджия увидела поникшего Гая на скамье. Когда она взяла его за плечо, он поднял залитое слезами лицо.
– О, Панда, – всхлипнул он. – Я просто протрахал свою жизнь, но все равно так тебя люблю. Пожалуйста, не оставляй меня.
Джорджия прижала его голову к своему животу.
– И я люблю тебя. Чуть не умерла, когда увидела, что ты уехал. Подумала, что к ней.
– Никогда, никогда, никогда.
Пошатываясь, они вышли из церкви, остановившись в дверях, чтобы поцеловаться. Их заметил фотограф из «Ратминстер ньюс», возвращавшийся с футбола. В понедельник утром «Скорпион» поместил фотографию счастливейшей пары в Англии.
Перемирие было кратковременным. В течение последующих недель Гай много говорил о переменах, но ничего не происходило. Похудевшая Джорджия приводила себя в порядок к его возвращению домой, но, как бы быстро она не возвращалась из ванной, к ее приходу он уже спал.
Джорджия была безутешна. Она плакала, не переставая, и, не веря заверениям Гая, что он с Джулией не встречается, ощущала себя уязвленной и брошенной. И дело было не в том, что Магуайр потеряла кумира и лучшего друга, она больше не чувствовала себя самой прекрасной, той, кому Гай подарил свою большую любовь.
Ссоры были ужасны, Джорджия напивалась и убегала, панически потом извиняясь, в испуге, что Гай ее оставит.
И хозяйство терпело ужасные убытки: прокисало никому не нужное молоко; Динсдейлу перепадали нетронутые блюда, приготовленные Мамашей Кураж на уик энд; чищеная картошка начинала на третий день плесневеть в воде; овощи в сетках протекали. Динсдейл в итоге отказался принимать пищу. Да и пресса стала принюхиваться. Ведь разрушалось так много браков, почему же этот такой счастливый?
– По незнанию, – довольно легкомысленно сказала Джорджия «Скорпиону».
Действуя совершенно машинально, она, выбираясь в Лондон, беседовала на «Аспеле» о «Рок Стар», участвовала в открытии супермаркета и долго совещалась с одним ловким продюсером, переделавшим несколько старых песен для нового альбома в «Кетчитьюн». «Рок Стар» продолжала возглавлять списки, но каждый раз, когда она слышала о самостоятельной славе Гая, ей было плохо.
Ей пришлось пережить и кошмар выставки Джулии. Она не хотела быть частной гостьей, Гаю не нравились битые бокалы. А тут еще большая статья в журнале «Ты». Джулия на фотографии с подстриженными рыжеватыми завитушками походила на библейского ангела.
«Есть какая то грустная аура вокруг Джулии Армстронг , – гласила подпись. – Худенькая , как мальчик...»
«Еще более худенькая, чем первая Перигрин», – мрачно думала Джорджия. Но зато теперь ей было понятно, что чувствовала Джулия, постоянно читая о ней и Гае.
А между тем у бедного Гая оказалось не так уж много поклонников. Картины Джулии продавались вроде бы хорошо, но на рынке царил спад, да вдобавок он еще купил пару произведений французских импрессионистов для некоего начинающего коллекционера, оказавшегося скупщиком краденого, и теперь остался с векселем.
Можно было бы смириться и с катастрофой в бизнесе, и с выходками Джорджии, если бы только Джулия продолжала освещать ему дорогу в этой тьме. Потерять ее было для него хуже всего. Сердце разбивалось, когда она звонила, умоляя о встрече.
Никто из его друзей не мог помочь. Ларри, блаженствуя на Ямайке, не проявлял интереса к покупке картин, а его высказывания стали невероятно ханжескими:
– Если я смог бросить Никки, почему бы тебе не расстаться с Джулией?
– Потому что сама она не хочет со мной расставаться.
– Заведи автоответчик. Телефонные звонки прекратятся.
– У меня он дома есть. Зовут Джорджия.
Раннальдини это только развлекало.
– Да заведи себе другую любовницу, малыш. В море полно рыбы.
Но Гай уже был сыт по горло. Еще кого то искать? На это просто не было наличных. Встречались хорошенькие женщины, бросавшие на него нежные взгляды в галерее или по воскресеньям в церкви, но он не мог наскрести и на вино.
В былые дни и Джулия и Джорджия им восхищались, уверяли, что он великолепен, и интересовались его мнением по любому поводу – две любви, одна удобнее другой. Теперь же обе, не скрываясь, выливали свою злобу во всех без исключения бульварных газетенках. Сам дьявол не доходил до такой ярости, как две презирающие друг друга женщины. Гай чувствовал себя ничтожеством.

21

Джорджии не работалось. Уже несколько дней над Парадайзом не шли дожди, и подобно тому, как промчавшиеся весенние ручьи бесследно исчезали, пропадало вдохновение. Понуро бродя по двору церкви Святого Петра в конце мая, она увидела, что «Королева Анна» потеряла кружево, а дикий чеснок – отцвел. Вокруг все увяло, и желтые листья поредели, может быть, оборванные любовниками, но, увы, не... Глаза Джорджии застилали слезы, и она не заметила Китти Раннальдини, подошедшую к ней с охапкой благоухающих пионов для украшения церкви.
– Как поживаешь, Джорджия?
Увидев, что ей явно не по себе, она добавила:
– Приходи в понедельник на обед к часу.
В понедельник утром, прибыв в «Ангельский отдых», Мамаша Кураж принялась утешать плакавшую Джорджию:
– Китти прекрасная девушка. И к тому же не пьяница. Она тебе что нибудь вкусненькое приготовит. Было бы неплохо подкормиться.
– Этим утром весы показали семь стоунов и двенадцать фунтов, – сказала Джорджия.
Единственным положительным моментом оказалось похудание.
– Устрой себе веселый денек, – подбадривала Мамаша Кураж.
Если бы Джорджия ушла, Мамаша Кураж могла бы поживиться джином, да пораньше освободиться.
– Протонизируйся.
– Только с добавлением водки, – мрачно сказала Джорджия. – Вообще то мне хотелось бы посмотреть, как «Валгалла» выглядит внутри.
– Как притон, – ответила Мамаша Кураж, доставая из буфета черную сумку для отходов. – Я не представляю, как Китти может спать там одна. Ей бы священника пригласить, чтобы освятил дом. Хотя Раннальдини симпатичное привидение. А в наблюдательной башне ему устраивает баню одна из этих джиу джитсу.
«Интересно, а у Гая была джу джу джитсу в ванной с Джулией», – задумалась Джорджия.
В двадцать три года Китти Раннальдини как раз попала на половину возраста ее мужа (на лучшую половину, говорили люди, знающие их). В пригороде Лондона она провела суровое, но счастливое детство. Когда она появилась на свет, отец, начальник одной из железнодорожных станций, собирался на пенсию, а матушке, занимавшейся глажением и присмотром за чужими детьми, перевалило всего за тридцать. Каждое воскресенье Китти брали в церковь Святого Августина, где ее матушка бесплатно убиралась. И нигде так ярко не блестела бронза. Более трудолюбивая и умненькая, чем остальные детки, Китти в шестнадцать лет закончила восемь классов и сама выучилась печатать. Семья была консервативной – на памяти Китти бутылку вина открыли только один раз, когда миссис Тэтчер впервые стала премьер министром. И Китти, следуя традиции юношества вступать в клубы и движения, присоединилась к юным консерваторам.
Там и познакомилась с банковским клерком Кейтом, с которым они обручились, когда она поступила на временную работу к Раннальдини.
Раннальдини меньше чем через неделю сообразил, что Китти прирожденная секретарша. Он как раз записывал «Риголетто», а его все отвлекали, предписания мелькали, как летучие мыши вокруг «Валгаллы». Китти каким то образом навела порядок всего за двадцать четыре часа. Она оказалась не только пунктуальной, добросовестной, ненавязчивой и работоспособной, но и абсолютно спокойной и, терпеливо всех выслушивая, сочувствовала проблемам.
Исключительно добрая, она была очень скромна и осторожна. Решения принимались ею только после тщательного обдумывания. И потому Раннальдини не сразу удалось убедить ее остаться на постоянной службе, что означало ежедневные длительные поездки в Лондон и ухаживание матушки за больным отцом. И еще один из импульсивных актов в жизни Китти – разрыв с Кейтом и с уже овдовевшей матушкой (о чем она никогда не жалела) и переезд к Раннальдини за неделю до обручения.
Но все это не ранее, как Раннальдини пообещал, что мать получит финансовую поддержку. Финансовая поддержка оказалась достаточно скудной, и Китти приходилось исхитряться и урезать домашние расходы или тайком от Раннальдини брать машинописные работы, чтобы помочь матери.
За внешней невозмутимостью Китти скрывалась беспокойная душа неисправимого романтика. Она восхищалась людьми необузданными, поступающими по своему, и всегда за них заступалась. Хотя ее темперамент и внешность оставляли ее позади других, всему миру могло стать известно, если что то трогало ее сердце. Ей не было жаль всего сделанного для Раннальдини, но немногие счастливые часы она проводила ночью в постели за чтением Даниэлы Стил.
Китти чрезвычайно огорчили слухи о размолвке Гая и Джорджии. Их очевидное счастье могло вернуть ей веру в брак, разрушенную примерами из жизни Парадайза, и особенно из ее собственной.
Ведь Гай был таким добрым и заботливым, ну просто настоящий бойскаут. Примеры того, как он ее защищал на вечеринке «Кетчитыон» или в «Ангельском отдыхе», заставляли ее признавать, что он исключительный муж. Живя с Раннальдини, Китти то знала, каково все время быть лишь чьей то тенью. Она довольствовалась этой ролью, но тем не менее понимала, как трудно смириться с ней такому сильному и обаятельному мужчине, как Гай. Шокированная слухами о его романе, она видела, как он нуждается в моральной поддержке, и, видимо, только поэтому позволил себя соблазнить. Достаточно было вспомнить, как поступал в таких случаях Раннальдини.
Совсем недавно Гай остался в церкви после службы на дальнейшую молитву, и она обратила внимание на его дырявые башмаки. Китти почувствовала, что может его разговорить, но это была бы всего лишь жалоба с его стороны. Она не осуждала, но понимала, что Джорджия могла бы и получше за ним присматривать, и уж точно знала, на чьей бы стороне она была. А потом, встретив заплаканную Джорджию, почувствовала к ней такую жалость, что пригласила ее на обед.
Отварной цыпленок в белом соусе и жареная картошка томились в печи, сверху зеленого горошка лежала веточка мяты, а яблочный торт дожидался, чтобы его разогрели. Китти была хорошей кухаркой. «Без всяких там выкрутас, в полном смысле слова», – думала она, протирая запотевшие стекла очков, прежде чем уныло посмотреть на взмокшее лицо в зеркале.
Зазвонил телефон, и она подумала, что это Джорджия решила отказаться от приглашения. Но это был Гай:
– Китти, милая!
О, этот властный голос.
– Какая вы молодец, что пригласили на обед Джорджию, теперь я буду называть вас Молодчина. Она специально опаздывает. И вообще так несчастна, и так неправильно все воспринимает. Пожалуйста, постарайтесь ее успокоить.
Даже в этот жаркий солнечный день, несмотря на распустившийся боярышник, на яркую и высокую петрушку, достигавшую листьев больших деревьев, росших веками, «Валгалла» выглядела зловеще. Под таинственным покровом леса, большей частью вечнозеленого, в середине века дом строился как монастырь, но в эпоху Реставрации был значительно расширен. В итоге он приобрел форму буквы «Н», комнаты всех размеров и на разной высоте, низкие балочные перекрытия и дверные проемы, потрясающие любого мужчину, кроме самого Раннальдини.
Промчавшись по длинному подъездному пути и скрывшись в спасительной тени леса, Джорджия, сама того не ожидая, задрожала. Впереди, за ржавыми железными воротами, находился покрытый мхом двор. Следуя по дороге, огибавшей его северную сторону, Джорджия припарковалась у еще более древних ворот, на которых ржавыми железными буквами было написано: « Omnia vincit amor»  . Несмотря на столь оптимистичное заявление и на очаровательную, заросшую армерией, лишайником и камнеломкой тропинку, ведущую между кустов розовых роз к входу, дом смотрел с подозрением узкими стрельчатыми глазницами окон.
Прежде чем Джорджия потянула за колокольчик, выскочила Китти, одетая в рубашку «Черепашка Ниндзя» и зеленую обтягивающую юбку.
Хотя она поцеловала Джорджию не без робости, но сделала это искренне, а не так, как все в Парадайзе. Также она постаралась скрыть то, что появления Динсдеqла на обеде никак не ожидала.
Находясь не в созерцательном настроении, Джорджия замечала только то выскобленные полы коридора, выстланные камнем плитняком, то глянцевитые, как паточная ириска, панели наверху, то ковры со скрещенными на них саблями, то случайные фамильные портреты. Налево и направо открывались комнаты с листовыми якобинскими потолками и огромными каминами.
– Раннальдини хотел, чтобы эти комнаты вместили два пианино, а то и целый оркестр, – объясняла Китти, бросая быстрые взгляды в сторону Динсдеила, поднимавшего лапу у бархатной занавески.
Наконец они прибыли на кухню, опрятней которой Джорджия еще не видела. Если не считать доски, на которой записаны телефонные номера детских школ и потускневшего плаката Раннальдини, здесь не было ничего лишнего, все находилось внутри шкафов, и разве что свежепокрашенный кухонный стол накрыли на двоих. На его другом конце лежали две стопки конвертов и подписанных фотографий Раннальдини, которые Китти в свободное время рассылала его поклонникам.
– Как бы Гаю полюбился этот дом, – сказала Джорджия. – Здесь порядок и ничего лишнего.
Она взяла одну из фотографий, на которой Раннальдини слегка улыбался, и залюбовалась морщинками в углах темных глаз.
– Красавец мужчина, – пробормотала Джорджия, думая, что если бы она пришла на этот обед два месяца назад, то постаралась бы тайком прихватить фотографию. Глубоко вздохнув, Динсдейл прыгнул на желтую скамейку у окна, из которого открывался очаровательный вид на серебристые покосы полей и лужаек, расчищенных монахами, веками боровшимися с соблазнами.
С некоторой опаской Китти приготовила для Джорджии большой «Бакарди» с колой и занялась приготовлением чая для мистера Бримскомба, недавно уведенного Раннальдини от Ларри и подрезавшего теперь чванливые тисы на знаменитом лабиринте «Валгаллы».
– Я даже не знаю, как смотреть в глаза Мериголд, – сказала Китти, – тем более, что мистер Бримскомб выведет «Жемчужину Парадайза» в теплице.
Апатично взяв фотографию Раннальдини, окруженного детишками, Джорджия поинтересовалась, кто же за ними приглядывает.
– Ну, Сесилия, его вторая жена, которая сейчас живет с продюсером по аудиозаписи. Она достаточно богата, и у детей две няньки, но в случае разрыва дети могут вернуться сюда.
– Как ужасно, – содрогнулась Джорджия. – А они маленькие чудовища?
– Да они прелестны, – сказала Китти. – Но уж слишком итальянцы. Сесилия убеждена, что дети не нуждаются в строгом режиме и должны делать то, что им нравится. Ты голодна?
– Немного, – солгала Джорджия, пока Китти поливала белым соусом два кусочка грудки.
– Очень милый дом, – Джорджия предпринимала героические усилия не говорить о себе. – Но Мамаша Кураж поговаривала о привидениях.
«Не надо мне было бы об этом говорить», – подумала она, когда лицо Китти залила краска.
– Да был один юный послушник, очевидно красивый, – пробормотала Китти. – Он здесь умер. Иногда ночами мне кажется, что я слышу его крик, но это, видимо, ветер.
Джорджию пробрала дрожь:
– И тебе не страшно здесь одной?
– У меня есть кнопка тревоги и система безопасности, напрямую связанная с полицейской станцией. Достаточно надежно, ведь Раннальдини не хочется, чтобы украли украшения или картины.
– Заведи собаку, – посоветовала Джорджия, в то время как Динсдейл, почуяв запах жареного цыпленка, перебрался от окна к ее ногам и тоскливо пускал слюни.
– Я боялась бы еще больше, заведя ее, – сказала Китти, усаживаясь за стол. – Нет, Динсдейла я не хочу обидеть. Но сторожевые псы Раннальдини меня до смерти пугают. Вообще то глупо – жить в деревне и бояться собак.
– Ну тогда нужно, чтобы с тобой кто то жил.
– Раннальдини не хочет. У Сесилии была нянька с проживанием, и когда Раннальдини ее уволил, женщина обратилась в прессу.
Джорджия уставилась в пространство, и Китти не замедлила подвинуть тарелки с морковью, горошком, картошкой и грибами, так что теперь они окружали тарелку гостьи.
– Тебе положить?
– О да, пожалуйста.
Джорджия допила «Бакарди» с кокой, и Китти приготовила ей еще один.
– Миленькая кухня, – восхищалась Джорджия стенами, покрытыми обоями с экзотическими цветами, змеями, поющими птицами и обезьянами. – По мне, так лучших обоев я и иметь не хотела бы.
– Это Мередит сам сделал, – сказала Китти, – но Раннальдини описал, что мы хотим.
– Ой как больно! – вскрикнула Джорджия, когда Динсдейл процарапал ей лапой бедро.
– Гай попросит Мередита достать обои, когда наш брак развалится, – продолжила она горько. – Прекрасная жена, прекрасная семья, прекрасный дом в деревне, прекрасный БМВ, прекрасная любовница. Он создал вокруг себя кольцо, отгораживавшее его от внешнего мира.
Она все крутила и крутила салфетку.
– Попробуй и съешь, Джорджия, – мягко сказала Китти. – Я не собираюсь совать нос в чужие дела, но тогда в церковном дворе ты выглядела очень несчастной.
И как пущенная вода из крана, Джорджия выплеснула все свое несчастье. Китти выглядела перепуганной, когда монолог закончился.
– Трудно поверить, что Джулия показала дневник и рассказала обо всех этих вещах.
– Она была в смятении, она, видимо, любит Гая не меньше моего. Ничто в моей жизни меня так не огорчало.
– Должно быть, это своеобразное фатальное влечение.
– Фатальное безумие, – в отчаянии уточнила Джорджия. – Я не могу работать, и мы все больше погрязаем в долгах. Мне придется вернуть аванс за «Ант и Клео». Думаю, мне стоит переименовать ее в «Октавию» и написать от лица обманутой жены.
– Каждое утро, – продолжала Джорджия, закапав пол белым соусом и протянув кусочек грудки Динсдейлу, – я читала гороскопы Джулии, Гая и свой. Держу пари, Джулия делала то же самое. И тут мне стало тошно. Мы с Гаем так боимся друг до друга дотронуться, что, обходя, набиваем себе шишки о мебель. Понимаю, должна быть нежной и любящей, в постоянной готовности раздвинуть ноги, в противном случае он к ней вернется, но я никак не могу такой стать.
Джорджия не ела ничего из за того, что, не умолкая, говорила, и попытки Китти подложить ей что нибудь успеха не имели. Не удивительно, что слушающие всегда толще.
– Не могу понять, какой бес в этих мужиков вселился, – с отчаянием сказала Джорджия. – Если у них на уме одно, пусть поменяют название Лондона и назовут его Чертова развлекательная площадка. Разве поведение Раннальдини тебя не задевает? – спросила она. – Наверное, Гермиона уж точно. Она такая самка.
– Да, – согласилась Китти. – Но ведь я знала о нем все еще до того, как вышла замуж. Джорджия, я так его люблю, даже пинок лучше, чем ничто. И потом ему уже сорок шесть, однажды придется осесть дома.
– Если бы еще здесь были нормальные любовники, – вздохнула в ответ Джорджия, пока Китти меняла ей тарелку с нетронутой едой. – А то ведь мужики в такой момент так нахальны. Аннабель Хардман прошлой ночью сошлась с каким то ничтожным землемеришкой. Так тот тут же улегся на софу, заявив, что хочет знать всю ее жизнь за последние два года, а затем уснул. В постели он был ужасен и ожидал, что она отвезет его домой.
Китти захихикала, ставя чайник. Наверное, не было смысла предлагать Джорджии яблочный торт, и она отрезала кусочек для мистера Бримскомба, скрывавшегося где то во дворе.
– Ну и что ты собираешься делать? – спросила она у Джорджии.
– Судьба всех заложников войны – бежать, – ответила та. – Меня ждет кораблик. Только я не могу остановиться, разговаривая с людьми, и мне кажется, я понемногу схожу с ума. Это так легко – плакаться, но потом понимаешь последствия и это останавливает, ведь сразу угодишь на страницы газет.
Глаза Китти были полны слез.
– Мне так жаль, Джорджия. Вы с Гаем такие милые люди. И, мне кажется, глубоко несчастны оба. Ты это преодолеешь.
– Славная, – обняла ее Джорджия. – Я ужасно беспокоюсь о том, что ты одна в этом огромном доме.
– У меня все о'кей. Наташа и Вольфи приезжают каждый уик энд и привозят с собой друзей. И Флора вот приедет на воскресенье. Мне бы так хотелось на нее посмотреть.
– Ты точно знаешь? – переспросила Джорджия. – Она всегда меня подбадривает, и потребуется усилие, чтобы перед ней все выглядело наилучшим образом.
– Вольфи ею восхищается, – сказала Китти, – а Раннальдини утверждает, что у нее замечательный голос.

0

11

22

Между тем контрапунктом в этой трагикомедии было то, что Раннальдини пользовался преимуществами жаркого лета и развалом брака Джорджии и Гая, желая заполучить Флору. Вначале успеха не было. Ни одна из полных остроумия почтовых открыток, посылаемых отовсюду, не достигала цели. Флора просто ими не интересовалась. Она была влюблена в Бориса Левицки, все еще преподававшего в «Багли холле», но выглядевшего после ухода жены невероятно худым и нечастным. В школе у нее была масса поклонников среди мальчишек. Ее страстно желал Маркус Кемпбелл Блэк, слишком робкий и целиком ушедший в игру на пианино. А сама она предпочитала высокого блондина Вольфганга Раннальдини, капитана крикетной команды, который был годом ее старше. В план захвата Флоры входило поощрение дружбы с ней дочери Раннальдини. Наташа, чувствовавшая себя заброшенной из за романа своей матери с продюсером звукозаписи, была даже благодарна, что Раннальдини проявил интерес к ее школьным делам, а однажды присутствовал на воскресном теннисном матче с ее участием, чего раньше никогда не случалось.
Наблюдая за тем, что доставляет ему удовольствие, она заметила, что он весь обращается во внимание, когда речь заходит о Флоре. Его интересует, как она выбирается из окна своей спальни, чтобы удрать в ночной клуб «Гезлайт», и как их воспитательница мисс Феген взволнована, когда Флора носится по дому на пари, и как Флора сдала устный экзамен по французскому.
– Экзаменатор спросил ее, что делает ее отец, каким способом добывает средства к существованию, и она по французски ответила: «Мой отец умер». Тогда последовал вопрос, чем занимается мама. Флора сказала: «Моя мама тоже умерла» , – и разразилась слезами. Экзаменатор не стал ее мучить и поставил «отлично». Это просто несправедливо. Она к тому же такая сексапильная, что все просто падают к ее ногам.
Включая самого Раннальдини, предложившего Флоре билеты на концерт в «Альберт холле» в день Наташиного экзамена по музыке. Флора пришла в восхищение. Все что угодно, лишь бы вырваться из «Багли холла», тем более если Раннальдини прислал за ней вертолет. Прибыв в «Альберт холл», она обнаружила очередь за лишним билетиком, длинную, как коса, и, уж если следовать древней новелле женщины писательницы, заплетавшуюся за угол здания.
Обычно Раннальдини долго оттягивал свой выход, и битком набитая аудитория уже начинала паниковать, появится ли он вообще. И когда он наконец выходил на публику, женщины разве что не вопили – они вздыхали, улыбались, аплодировали, кричали «браво» и приходили в экстаз от вида прекрасной спины Раннальдини, стоящего на роструме. Отливающая оловом ткань подчеркивала широкие мускулистые плечи под безукоризненно сидящим фраком. Великолепный загар рук контрастировал с отбеленными Китти манжетами с серебряными запонками, подаренными на сорокалетие Леонардом Бернстайном, чьими выступлениями, если б они не были чрезмерно эмоциональными, Раннальдини способен был восхищаться.
Берлиоз дирижировал обнаженной саблей, а Раннальдини – заново отточенной стрелой купидона. Флора была единственной женщиной в первом ряду, на которой не было блузки желто лиловых цветов «Кетчитьюн» с надписью «Я ЛЮБЛЮ РАННАЛЬДИНИ». Едва он вступил на рострум, как Флора почувствовала дуновение около маэстро, белая гардения в его петлице запорхала мелодии в такт.
Программа была подобрана специально для Флоры: «Дон Жуан» Штрауса, а после его же «Четыре последние песни» в исполнении Гермионы. И каждый раз, когда он к ней поворачивался, приглашая к вступлению палочкой Тосканини из слоновой кости, аудитория вперяла взоры в его надменный профиль.
Он так вольно обращался с партитурой, так мощно вторгался в нее, что именно после его интерпретаций она казалась наконец то истинной. И все понимали: здесь ни убавить, ни прибавить.
В конце первого отделения он и Гермиона кланялись, не переставая. Ее восторженная взволнованность, воздушные поцелуи, прижимание к груди букетов роз, упакованных в целлофан, находились в резком контрасте с холодным спокойствием маэстро, ставшем еще более холодным, после того как Раннальдини увидел, что Флора поглощена «Женским делом».
За Штраусом во втором отделении последовала «Весна священная» Стравинского, доставляющая хлопоты даже самому искушенному оркестру и повествующая о деве, которая добровольно идет на смерть во время языческого обряда. Раннальдини отменил свидание с Гермионой, сославшись на то, что Китти в Лондоне, и передал Флоре записку, в которой приглашал ее в десять часов к Дафни на Уолтон стрит и обещал угостить ужином.
Ради приближения встречи с Флорой маэстро в таком темпе отыграл «Весну священную», что палочка Тосканини во время исполнения образовывала размытое пятно, казалось, свое сексуальное волнение он передал и оркестру. В финале публика неистовствовала.
Как правило, после исполнения Раннальдини покидал здание лондонского «Мет» мокрым и измочаленным, но когда он сегодня отвешивал тринадцатый поклон, на его лбу не было и капли пота. После всего он соизволил взглянуть в направлении Флоры, предвкушая ее мучительное исступление, ведь маленькие ручки с обгрызай ными ногтями покраснели от аплодисментов. Но место оказалось пустым. Коротенький обрывок из дневника на нем извещал, что она ушла из за встречи с друзьями.
Раннальдини был так разъярен, что, вернувшись в артистическое фойе, уволил десять музыкантов, включая и Беатрис, маленькую блондиночку флейтистку, согревавшую его ложе с марта. Но равнодушие Флоры только разожгло его похоть.
Мотивируя свои действия тем, что Джорджии и Гаю необходима свобода, чтобы разобраться в отношениях, он одобрил Наташу и совершенно поразил Вольфи приглашением Флоры в середине семестра в «Валгаллу».
Поскольку многие комнаты «Валгаллы» находились на разной высоте, можно было заглядывать в соседние окна. Оскорбленному мистеру Бримскомбу, которого Ларри всячески приглашал вернуться, приказали проредить разросшийся розовый горный ломонос около окна туалетной комнаты Раннальдини, чтобы лучше видеть спальню Флоры. А там велели вырубить прекрасную жимолость, и как раз тогда, когда она расцвела золотом. Страсть была такой, что Раннальдини приказал бы вырезать и «Жемчужину Парадайза», если бы та ему помешала.
«Валгалла», с ее тенистыми и глухими двориками, крикетной площадкой, на которую иногда впускали сельскую команду, и с огромным плавательным бассейном, заботливо обсаженным липами, была настоящим раем для подростков. Помимо этого существовали лошади для прогулок и знаменитый лабиринт «Валгаллы», посаженный в семнадцатом столетии сэром Уильямом Уэстоллом для потомков, когда аббатство оказалось в руках мирян. Ныне в этих извилистых темных аллеях длиной в четверть мили можно было запросто заблудиться среди деревьев высотой почти в двадцать футов.
За лабиринтом, в глубине леса, находилась башня Раннальдини, и тропинка оттуда вела сквозь заросли к границе поместья «Валгалла», к дому Гермионы. За хозяйством присматривал слуга Раннальдини, Клив, молодой блондин со зловещим видом, одевавшийся по выходным в черную кожу и преданный хозяину как собака. Вокруг башни бродили ротвейлеры, отпугивая поклонников, прогуливающихся и больше всех – Китти.
Когда Флора прибыла в «Валгаллу», Раннальдини отсутствовал – записывал в Берлине «Симфонию Воскресения» Малера. На две недели Англию захлестнула жара. Зеленые леса, казалось, тлели в пылающем полуденном солнце. Над скошенными лугами дрожал воздух. Словно заведенная, кукушка трудолюбиво куковала из рощи конских каштанов, уже потерявших белые и розовые лепестки. Темный лабиринт притягивал как магнит.
– Когда дома папа, у нас веселее, – сказала Наташа, вставая с кожаных сидений «Мерседеса», на котором их привез Клив. – Папа замечательный, но если не в духе, весь дом дрожит.
Взглянув на дом, серый, задумчивый и интригующий своими высокими трубами, Флора заметила наглухо закрытые окна.
– Прямо представляешь, как там без света томятся жертвы Дракулы.
– Папа не любит их днем открывать, – объяснила Наташа, – потому что солнечные лучи разрушают картины и ковры. Правда, здорово?
– Неплохо.
Флора не выглядела расстроенной.
– Немного похоже на хаммеровский «Дом ужасов», И даже очень, – добавила она, когда Наташа ввела ее через боковую дверь в темную, обшитую панелями комнату, где хранились черные ездовые ботинки и ошеломляющая коллекция шпор, удил с цепочками и охотничьих хлыстов в связках.
К реальности их вернул аппетитный запах минтая и укропа из кухни. Китти, в запотевших очках, с красным и сияющим лицом, с темными пятнами под мышками на обтягивающем голубом платье, готовила воскресный обед.
– Это моя мачеха, – презрительно объявила Наташа, бросая Китти под ноги две сумки с бельем для стирки. – И пожалуйста, постирайте лиловую расклешенную юбку вручную. Красная в прошлый раз порвалась.
– Я думала, мачехи все злые, – сказала Флора. – Моя мама в жизни ничего не стирала вручную. Да ты чертовски счастливая, Наташа. Как поживаете? – улыбнулась она Китти.
– Рада с вами познакомиться, – Китти вытерла красную руку о фартук. – Смотри ка, да тут пятно.
– Я думаю, это от машины.
Вручив ей квадратную коробочку от «Все золото Терри», Флора отметила, что Китти среагировала так, словно конфеты действительно из драгоценного металла, и еще больше покраснела от удовольствия.
– О, как приятно, Флора, вы просто сама любезность.
– А вот и нет, – обиженно возразила Наташа, – просто ее подарил Вольфи, а она боится, что у нее будут прыщи.
– Это другая коробка, – огрызнулась Флора.
– Ну а как ваши мама и папа? – спросила Китти.
– О'кей, только мама ужасно похудела. Так всегда от кокаина, ей то уж пора об этом знать.
Флора взялась за низ серых шорт, поверх которых был надет бледно розовый камзол.
– Вот здесь у нее меньше десятого размера, да и то ся одежда висит.
– Шикарная шмотка.
Наташа достала из холодильника бутылку вина и разлила ее в два бокала.
– Вот бы мне маму, с которой можно меняться одеждой.
Вспыхнув, Китти стала расспрашивать о ее успехах.
– Все надоело, а еще больше надоело об этом говорить.
Наташа протянула бокал Флоре.
– Я покажу тебе твою комнату. Китти, не понимаю, почему вы так суетитесь с обедом. В такую жару не хочется есть.
– А я просто умираю с голода, – сказала Флора. – Скоро вернусь, Китти.
Развалившись на скамье у окна, Наташа г Флорой рассматривали фотографии прошлых лет.
– Правда, папа восхитителен? – вздохнула Наташа.
– Ничего, – взглянула Флора на цветную фотографию, запечатлевшую Раннальдини, стрелявшего из зарослей папоротника. – Правда, он тут все равно горожанин. Ну, в общем, как если бы специально обрызгали грязью его сапоги и помяли новый костюм. Но даже морщинки его не портят, – любезно добавила она. – Как его христианское имя?
– Роберто.
– Буду звать его Боб, – объявила Флора, выпивая второй бокал вина.
– А я бы не смогла, – призналась Наташа. – Один американский баритон так его называл, но только в артистическом фойе, и никогда на премьерах.
– Славный мужчина Боб Гарфилд, – хихикала Флора. – Ужасно, что Гермиона не ограничивается несколькими Бобами, да? О Боже!
Флора вдруг вспомнила о Китти, казавшейся, к счастью, очень занятой чисткой креветок и обкладыванием нарезанными огурцами морской форели.
– Теперь и я проголодалась, – Наташа вытащила из холодильника кусок чеддера и, вернувшись к телевизору, откусила от него, предварительно проведя большим пальцем по зубам. – Слава Богу! А вот и Вольфи, можно обедать.
Получив в подарок на восемнадцатилетие «гольф ГТ», Вольфи Раннальдини теперь практически не вылезал из машины. Белокурый, румяный, остроносый, честолюбивый, он в свободное от тренировок время занимался зубрежкой, чтобы сдавать все на «отлично». Унаследовав немецкий характер отца, Вольфи отличался от по итальянски театральной, сверхэмоциональной Наташи. Ничего не смыслящий в любви, он мечтал жениться на Флоре. Обняв Китти, притянул к себе Флору. Он страстно жаждал поцелуя, но ограничился пожатием плеча.
– Ты победил Флитли? – спросила Китти.
– Камня на камне не оставил.
Вольфи достал из холодильника жестянку пива.
– Сколько очков?
– Сто двадцать и трое воротцев.
– Да это просто здорово.
«Китти прелесть», – подумала Флора, никогда и не интересовавшаяся крикетом.
– Они разозлились, – продолжал Вольфи. – Когда мы выходили из автобуса, девятый номер из Флитли, засмеявшись, спросил: «Ну и как вам нравится учиться в этой второразрядной школе?» Я ответил: «Не знаю, только поступил» – а потом мы их сразили наповал. Здорово было.
Он развернул школьную фотографию. Флора и Наташа взвизгнули: в третьем ряду, как раз позади мисс Боттомли, стояла Флора в маске гориллы.
– Их отпечатали шесть сотен и большинство разослали, даже не посмотрев, – сказал довольный Вольфи. – Боттомли прослывет хулиганкой.
– Хулиганкой с гориллами, – сказала Флора. – Китти, посмотрите.
Китти рассмеялась до слез.
«Да она не намного нас старше, – удивилась Флора и, понаблюдав, увидела, что, хоть Китти и не красавица, у нее очень милое лицо, и она вовсе не заслуживает такого отношения Наташи.
– Ты здесь прекрасно вышла, Таша, – проговорила Китти, возвращая фотографию.
Не по возрасту чувственная, Наташа обладала густыми черными кудрями, темными глазами с тяжелыми веками и большим ртом. Видя их смеющимися и заметив, как рука Вольфи скользит по тонкой талии Флоры, Китти ощутила прилив зависти. И тут, в ужасе обернувшись, она чуть не выронила салатницу, потому что комната погрузилась во тьму: приземлившийся самолет Раннальдини закрыл солнце.
– Вот тебе и на, – произнес Вольфи, собиравшийся после обеда поваляться с Флорой в густой травке.
– «И тут налетела стая чудовищ, черных, как бочки со смолью», – сказала Флора.
Только Наташа была в восторге оттого, что через пять минут дом наполнился звуками Малера и внутрь вошел Раннальдини. За ним следовала Таблетка, любимый и свирепейший ротвейлер, чуть не бросившийся на Наташу, рванувшуюся обнять отца. Но Раннальдини прикрикнул на него, дав чувствительного пинка в ребра, от которого тот взвыл.
– Я слышала, вы и своих солистов запугиваете, – с укоризной выговорила Флора.
– Отменили запись? – спросила Наташа.
– Я поднял всех пораньше, чтобы успеть до жары.
Приобретя дом, Раннальдини в нем завел железный порядок. Блестящий кулинар, частенько воскресные обеды он готовил сам, так же искусно, как и дирижировал. Он мог колдовать одновременно над пятью кастрюлями, все смешивая, пробуя и гоняя Китти, как прислугу. Но сегодня, поскольку обед уже был готов, он умышленно заставил всех ждать, отправив Китти за спиртным для него и проверяя конспект из посланий почты, факса и телефонных сообщений. Находя ошибки, он ворчал, как Таблетка, лежащая у его ног.
Он обратил внимание на сообщение видного композитора, что концерт в «Альберт холле», с которого сбежала Флора, был самым удивительным событием в музыкальной жизни.
– Жаль, что ты его недослушала, – протянул Раннальдини письмо.
– Надо полагать, старый подхалим хочет всучить вам очередную симфонию, – ничуть не раскаиваясь, возразила Флора. – А вообще то я думала, что Дон Жуан очень застенчив. И если не нравится Штраус, мне его слушать ради Раннальдини? Вы можете продолжать репетировать это сентиментальное произведение, но все равно ничего не получится. Я думаю, для Штрауса действительно наступило бы время «Четырех последних песен», знай он, что Гермиона будет их исполнять. Голос моей мамы намного прекрасней, чем чириканье этой канарейки.
В ужасе оттого, что Раннальдини терпит эти насмешки, Китти, не глядя, готовила майонез.
– Исключительней голоса нет, – холодно сказал Раннальдини.
– Да ведь дело то в страсти и искренности. А у Гермионы нет души.
Под рыжей челкой зеленые глаза Флоры, удивительным образом совместившие и коричневые Джорджии, и лазурь Гая, наполнились презрением и отвагой.
«Я должен заполучить эту девочку в постель», – думал Раннальдини.
– Мы так и не дождемся обеда? – раздраженно бросил он Китти.
А когда та поставила блюдо с розовой морской форелью и соусник с желтым майонезом, Раннальдини заметил, что это, должно быть, зеленый соус. Салат из зелени, включавший крошечные кормовые бобы и молодую картошку, он не удостоил комментариев и только отверг бутылку «Мюскадета», отправив ее в ужасное подземелье за «Санкерром».
– Почему бы вам самому немного не размяться и не сходить за выпивкой? – сказала Флора, разворачивая зеленую салфетку. – С какой стати Китти должна носиться, как бармен в «Счастливом часе»?
Но Раннальдини, как обычно, изучал кроссворд в «Таймсе», заполняя его так же легко, как паспортный формуляр.
– «Кто , подобно черному лебедю , в предчувствии  смерти поет безмятежную песню?» – спросил он у собравшейся компании. – Надо полагать, вы, болваны, не знаете.
– Святая Сесилия, – сказала Флора, принимая от Китти тарелку с морской форелью. – Вкуснятина, и как красиво.
– Правильно, – объявил Раннальдини. – В отличие от моих детей ты читаешь книги.
– Я все сдаю на «отлично».
Наташа продолжала изучать школьную фотографию.
– А Маркус Кемпбелл Блэк – красавчик. Флора, у тебя с ним ничего еще не было?
– Слишком робок. Может, заняться его папашей?
– Руперта Кемпбелл Блэка мы выбрали мужчиной, который лишит нас девственности, – сказала Наташа. – Но ты, папочка, был вторым, – торопливо добавила она.
Раннальдини овладело отвратительное настроение. Хотя блюдо было изысканным, он сильно его наперчил и покрыл пинтой соуса «Табаско», прежде чем попробовать. Съев кусочек, стал рычать на Китти, что рыба умерла естественной смертью, и бросил свою порцию Таблетке, которая, мгновенно ее проглотив и распробовав перец и соус, испустила вопль.
– Эта морская форель само совершенство, – запротестовала Флора. – Вы же задержали обед. К счастью, рыба не так стара и жестка, как здесь некоторые люди. Но собаке это чертовски вредно.
Все проигнорировав, Раннальдини заговорил с Вольфи по немецки. Китти на протяжении обеда молчала, как статист на сцене, не желающий отвлекать внимание, обращенное на говорящего актера. Но последовал еще один взрыв Раннальдини, обнаружившего бутылку «Бри» в холодильнике.
– Раннальдини, я виновата, – забормотала Китти, – но на такой жаре она могла взорваться.
– И не беда, – вступилась за Китти Флора, – если бы бутылка гавкнула на него так, как любит орать он.
В наступившей затем тишине Наташа, Вольфи и Китти уставились в свои тарелки, разрисованные цветками плюща, и затряслись.
Раннальдини, посмотрев на Флору, рассмеялся.
– Наташе после обеда надо поупражняться. А у Вольфи домашнее задание. Я же покажу Флоре дом.
Пригибаясь, чтобы не удариться седой головой о низкие потолки, Раннальдини увлек Флору за собой по бесконечным коридорам и комнатам, обшитым темными панелями. Иногда в полумраке скалились белые или желтоватые зубы громоздких пианино. Раннальдини показывал древние ковры, триптихи времен Тюдоров и фамильные портреты. Большой холл был украшен красно золотыми фресками, изображающими трубачей, арфистов и скрипачей, а перед огромным органом помещался бюст самого Раннальдини.
– Здесь что то не так, – лукаво сказала Флора. – Разве ваше место не за органом?
Проигнорировав это, Раннальдини увлек ее вверх по каменной лестнице. Там сквозь витраж с изображением Святой Сесилии солнечный свет проливался еще на один орган.
– «Появится Сесилия и благословит всех музыкантов», – пробормотала Флора. – Барн Джонс?
– Копия, – ответил Раннальдини. – Оригинал в Оксфорде.
Поднявшись на чердак и перешагнув через крылья ангелов и разбитые чаши монахов, Раннальдини показал канат, опускающийся вниз через паз в толстой каменной стене.
– Что это? – спросила Флора.
– Канат колокола наказаний, – нежно сказал Раннальдини. – Аббат звонил в него из своего кабинета каждую пятницу после вечерни, призывая монахов вернуться в кельи и заняться самоистязанием на протяжении miserjcordia. Это продолжалось до тех пор, пока не появился отец Доминик и не привязал канат, положив традиции конец.
– Какой толстый, – Флора дотронулась до него с содроганием.
В окне она видела долину, белую от свечек каштанов, и зеленые поля, пересеченные полосками лютиковых посевов и усеянные рыже белыми коровами, – все, что могла видеть и средневековая мадонна. На чердаке было очень холодно и слышалось, как в отдаленной комнате Наташа сердито отбарабанивала «Ноктюрн» Шопена.
– Я думаю, вы используете колокол наказаний для Китти, – вырвалось у Флоры.
– Только когда она этого заслуживает, – сердито проговорил Раннальдини.
Флора задрожала, но вовсе не от страха:
– Мама говорит, что Китти боится привидений.
– Малый из Парадайза, – с нежностью пробормотал Раннальдини. – Онбыл очень красивым мальчиком, новичок здесь. Очаровательный и далеко не уверенный в своем призвании. Влюбившись в местную девушку, он решил покинуть орден. Их поймали вместе. В мальчика был влюблен аббат; обезумев от ревности, он бросил его в подземелье, предварительно приказав высечь. Сам же звонил и звонил в колокол наказаний, пока взбунтовавшиеся монахи не забили юношу до смерти. Многие уверяют, что по ночам слышат всхлипывания.
Лицо Раннальдини было загадочным, но в его глубоком голосе трепетало волнение.
– Это ужасно, – крайне возмутилась Флора.
– И, вероятно, апокрифично, – заметил Раннальдини, рассеянно рассматривая разбитого херувима и размышляя о том, как бы его отреставрировать. – В печных трубах завывает ветер. И именно эти звуки слышат люди. Пойдем, поиграем в теннис.
Страсть Раннальдини к Флоре прошла суровую проверку на теннисном корте. Не сознавая, какую честь он оказал, взяв ее партнершей, Флора каждый раз буквально приседала от хохота, когда Вольфи и Наташа, сильные игроки, подавали мяч ей. Она и Раннальдини провели утомительный матч.
– Твой папаша одержимый спортсмен, – ворчала Флора, охлаждаясь с Вольфи в большом бассейне, выложенном кафелем по типу римских бань.
Когда гнев прошел, Раннальдини был в состоянии наблюдать в бинокль за Флорой, загоравшей с обнаженной грудью, и даже завидовал тому, что Вольфи втирает «Амбр Солер» в ее высокие груди. Перед сном он подсматривал в окна и увидел отражение Флоры прежде, чем она успела накинуть безразмерную пижаму, входившую в моду. Раннальдини представил, как его рука залезает под эластичные трусики. В следующий момент он услышал, как хлопнула дверь в комнате Вольфи, заскрипели доски и хлопнула дверь в комнате Флоры. Свет там погас. Раннальдини был вне себя.
Прокравшись через лестничную площадку, он без стука ворвался в спальню Китти. Одетая в белую хлопчатобумажную сорочку с воротником, она вязала желтый свитер матери на Рождество. У нее на полочке стояли маленькие флаконы с шампунями, увлажнителями в картонных коробках, которые Раннальдини привозил из за границы из гостиничных номеров. Китти никогда не выбрасывала то, что ей дарил муж. Глядя на него в страхе, она ждала очередной серии критических ударов.
– Наступило время для делового занятия, – сказал Раннальдини, сбрасывая на пол Даниэлу Стил.
Следующим вечером, пожелав спокойной ночи Наташе, Вольфи и Флоре, Китти вернулась на кухню и застыла в ужасе. Флора на афише пририсовала Раннальдини усы, длинные уши и кудри. И внизу надписала: ХВАТИТ ГАДИТЬ НА КИТТИ. Да, Китти вернулась как нельзя более вовремя.

23

Жара возрастала в течение нескольких недель, то же происходило и со страстью Раннальдини; но когда бы он ни возвращался домой, заставал там Вольфи и Наташу и совсем отчаялся. И вот в последнюю субботу июня, в середине Уимблдонского турнира, он отправил Китти к матушке, чтобы установить двустороннее зеркало между своей туалетной и комнатой, где переодевалась Флора.
Раннальдини опустился до того, что решился выпить с Джорджией и Гаем. Когда жара чуть чуть спала, они устроились на террасе, наблюдая за долиной, залитой белым солнечным светом и расцвеченной гирляндами диких роз, закрывающихся после полудня. Прожорливые овцы и коровы оставили после себя только щавель, крапиву и чертополох. Уровень воды в озере и реке опасно понизился. Унылый Динсдейл тяжело дышал под стулом Джорджии.
Джорджия в сероватых шортах бермудах и зеленой открытой блузке смотрела в пространство. Она высохла, как долина вокруг. Тропинки покрылись большими трещинами. Плющ, обвивавший дом, осыпался желтыми листьями, а лужайки «Ангельского отдыха» пожухли, поскольку Гай в отличие от Раннальдини соблюдал запрет на поливку из шлангов.
Джорджию и Гая трясло после очередной.ссоры.
Пока Гай хлопотал о вине, Джорджия плакалась Ран нальдини.
– Гай говорит, что не видел Джулию с той выставки. Тем не менее сегодня днем он на два часа пропал, а потом вернулся с взволнованным и пахнущим «Же Ревьен» Динсдейлом. Это дети сапожника могут быть без сапог, а у собак прелюбодеев лапки очень чувствительные.
– Ну, дорогая моя, я не понимаю, почему вы так огорчаетесь.
Раннальдини положил загорелую руку на ее острое плечо.
– Вы же в ссоре с Гаем, и поэтому он ищет удовлетворения на стороне. А кому то нравится затевать интрижки, чтобы потом обстоятельно рассказывать о них по телевизору перед восхищенной аудиторией.
– Но тогда я не понимаю, – взмолилась Джорджия. – Если ему нужна Джулия, то почему же он постоянно настаивает на том, чтобы я с ним спала? Этой ночью я закрылась в отдельной комнате, так он выломал дверь.
– Но это же просто, – улыбнулся Раннальдини. – Он чувствует свою вину и знает, что если прекратить тебя трахать, начнутся подозрения. Да и потом, если он постоянно думает о Джулии, то нуждается в отдыхе.
– O о o! – с болью воскликнула Джорджия. – Так вот в чем причина?
– Мое дорогое дитя, Гай только тогда захочет тебя по настоящему, когда ты обретешь себя с новым мужчиной.
Он подождал, пока выйдет Гай с подносом.
– Извините, Раннальдини, я просто забыл, что коктейль «Пимм» забирает много времени. Как вы думаете, Беккер выиграет?
Гай, всегда становящийся воинственней во время ссор, был слишком коротко подстрижен. Раннальдини с болью заметил, что у Флоры уши той же формы, что и у Гая, а также его скулы и квадратная челюсть. Но ее прозрачная белая кожа, зверюшечьи повадки и большой пухлый рот – от Джорджии.
– Как там мой друг Китти? – спросил Гай, бросая в каждый бокал по веточке мяты.
– Она сейчас со своей матерью – парой вставных челюстей в кресле, – ответил Раннальдини.
– Китти святая, – сердечно сказал Гай. – У каждого знаменитого мужчины должна быть такая безукоризненная жена.
– А у каждой знаменитой жены должен быть необузданный, неверный муж, – проворчала Джорджия.
Побагровев, Гай бросил на Раннальдини взгляд, ищущий сочувствия. Но, к счастью, зазвонил телефон и Гай пошел к нему.
– За подкладкой его водительских брюк я нашла счет от Джанет Реджер, – прошептала Джорджия. – Как вы думаете, он не берет за это денег? Добродетель уничтожается налогом, так говорят. Конечно, она может позволить себе заплатить. О, Господи, Джулия докатилась!
– Вы в хорошей форме сегодня, – пробормотал Раннальдини, заметив, что Джорджия отвлеклась, пытаясь понять, о чем Гай говорит.
– Алло, Сабина, – доносился его голос. – Вы вчера у Редли выиграли?
Вернулся он совершенно разъяренным:
– Сабина поймала Флору в конце семестра на трех проступках: выпивка в кабаке, курение в церкви – в церкви! – и пребывание в полуобнаженном виде сегодня днем за жнейкой, надо полагать, вместе с вашим сыном, Раннальдини.
– «После меня хоть мужик», – с завистью сказал Раннальдини.
– Черт, подумаешь, несколько сигарет, полбутылки «Санкерр» да и в сене повалялись, – проговорила Джорджия, которой все представлялось только забавным. – В конце концов, она связалась не с самым плохим парнем.
Она стукнула своим бокалом о бокал Раннальдини.
– Вольфи тоже поймали?
– Очевидно, нет. И потом его курящим и выпивающим не заставали, к тому же он играет завтра под одиннадцатым номером с «Мальборо» и получил две оценки «отлично». Не следовало попадаться Флоре, – укоризненно произнес Гай.
– Вот ты так всегда, – сказала Джорджия со злостью.
– Я все правильно делаю, – в свою очередь огрызнулся Гай.
Раннальдини был в восторге. Наконец то появился шанс заполучить Флору в то время, когда Вольфи и Наташа будут подвергнуты наказанию.
– И еще Сабина говорит, что через десять дней у Флоры экзамен по пению, – сообщил Гай и сделал такой большой глоток «Пимма», что огурец и яблоко из стакана выпали ему на лицо. – Я лучше ее заберу.
«А заодно заедет по дороге к Джулии», – в отчаянии подумала Джорджия. Но делать это стервозное замечание вслух не стоило.
– Пусть Флора приезжает ко мне, – заявил Раннальдини. – Я посмотрю, что за песни, и немного ее поднатаскаю.
Возвращаясь через два дня с телезаписи из удушающе жаркой лондонской студии, Раннальдини угодил под ливень. На белом полу лежал огромный паук. Через секунду Раннальдини убил его струей кипящей воды. В почти невыносимом сексуальном возбуждении он долго выбирал, что надеть, затем, желая подчеркнуть загар и широкие плечи, остановился на рубашке из зеленого шелка в складку. Он приглаживал волосы до тех пор, пока они не стали блестеть, поправил топорщившиеся брови и, спрыснув себя «Маэстро», спустился в летнюю гостиную.
Радостная обстановка в ней, создаваемая желтыми занавесками и бело голубой мебелью, нарушалась охотничьей сценой, на которой львы и медведи отбивались от собак и людей с копьями.
Раннальдини только включил Уимблдон и «Десятую» Шостаковича в своем великолепном исполнении, как влетела Флора, сердитая как никогда.
– О, Господи, не для того же я проделала весь этот путь, чтобы таращиться на Беккера. У него такие же белые ресницы, как и у папочки. А почему вы все время слушаете собственные записи? Уж не дирижируете ли вы часами перед зеркалом?
И Раннальдини стерпел даже эту наглость.
– Мне предстоит сыграть то же на следующей неделе в Нью Йорке. Вот я и слушаю, чтобы не повториться. Шостакович написал эту музыку, чтобы вдохновить русских на сражение с немцами.
– Хоть вы только наполовину немец, музыка, вдохновляющая на битву с вашей нацией, мне не нужна, – грубо сказала Флора.
Ошеломленный такой резкостью, Раннальдини подал ей стакан «Крага».
Солнце, дарящее всем загар, на вздернутом носу Флоры оставило лишь несколько веснушек. Она не красилась, но волосы, во всяком случае, помыла. Легкая голубая юбка была искромсана по подолу цепью велосипеда. Черная рубашка Вольфи завязана под грудью.
– Тебе идет черное.
– Особенно к угрям. Где Китти?
– У матери.
– Тогда ухожу, – сердито объявила Флора. – Без дуэньи я здесь не останусь.
– Ну не глупи.
Взяв бутылку «Крага», Раннальдини пригласил ее на располагавшуюся несколькими ступенями ниже террасу, с которой во всем великолепии был виден сад «Валгаллы».
Разбрызгивающие установки развесили над лужайками лучи радуги. Старые пастельные розы, красно бурая жимолость, изысканные лилии, одиночные и двойные филадельфусы, распустившиеся бледно желтые лимоны, казалось, волнами распространяют сладчайший запах по долине. Вдоль травянистого бордюра, как наряженные женщины, толпились флоксы, маргаритки, наперстянки, желтый львиный зев и нежно голубые кафедральные шпили дельфиниумов. Чистый свет с неба высвечивал каждый цвет, а запахи усиливались жарким воздухом.
Ни Раннальдини, ни Флора не говорили, наблюдая за коровами, слушая блеяние овец и ржание лошадей, доведенных мухами до изнеможения. Красный трактор развозил сено. Ласточки ловили насекомых.
– Гроза собирается, – наконец произнесла Флора. – У мамы ужасно болит голова.
– А может, она просто не хочет спать с твоим отцом. Раннальдини вспомнил о голосе Флоры:
– Ты не хочешь для меня спеть?
– Нет.
На внутреннем листе «Магнита и Маслобойки» она написала: Флора Сеймур, шестой класс.
– Прекрасное хореическое имя – Флора.
– Вам бы понравилось то, что выкрикивают мужики в супермаркете? А если вспомнить «Интерфлору», можно представить, как ребята из «Багли холла» забавляются.
Черные тучи постепенно закрывали солнце. Сказав, что ему пора выгуливать собак, Раннальдини повел Флору в сад, словно специально созданный для любви.
Несмотря на засуху, по узким оврагам продолжали струиться ручьи. На полянках занимали стратегические позиции обнаженные статуи. Крошечная беседка здесь, белая скамья, приманка бездельников, там.
На ходу он взмахом руки охватил скульптурную группу резвящихся нимф.
– Как в нудистской колонии, – проворчала Флора.
Гораздо больше ей понравились его ротвейлеры, исчезающие впереди за кучками торфа и с беспокойством опять показывающие темные морды.
– Охраняющие собаки – они так милы, – Флора обняла Таблетку.
– Но только для тех, кто их не боится, – заметил Раннальдини.
Пройдя по аллее под причудливо переплетенными розами и хмелем, они вышли к большому бурлящему ручью, зажатому темными гладкими скалами.
– «Звук водопада преследовал меня , как страсть» , – мягко произнес Раннальдини, уставясь на пенящуюся воду. – Этот водоворот назван Логовом Дьявола. В восемнадцатом веке молодые люди заключали пари и, чтобы доказать свое мужество, прыгали через него. Многие погибали.
Перепрыгнув сам, Раннальдини повернулся и сказал:
– Ну, малышка Флора.
– Это чертовски далеко, – проворчала она, а беспокоившиеся ротвейлеры боялись прыгнуть и скулили у ее ног. – В отличие от вас я не настолько стара, чтобы идти на смерть.
– Смысл жизни только в риске, – прошелестел Раннальдини, в полумраке сверкая глазами и зубами. – Прыгай, зверюшка, или ты испугалась?
Боясь разбиться, Флора сделала громадный прыжок, поскользнулась на мху и упала, чтобы не слететь вниз. Когда Раннальдини подхватил ее, она тряслась от страха.
– Отпусти меня! – завопила она. – Я хочу домой. Раннальдини положил свою теплую руку на гусиную кожу ее обнаженной талии.
– Почему ты меня боишься?
– Потому что мне нравится Китти, потому что я не геронтофилка и потому что сплю с вашим сыном.
– И он тебя удовлетворяет?
– В «Багли холле» его прозвали Жезл, – в тон ответила Флора.
– Тихо.
Раннальдини приложил пахнущий дикой мятой палец к ее губам.
– Мне нужно одно подтверждение, без подробностей.
– Но если этого недостаточно, – продолжала Флора. – Вы слишком неразборчивы. Наташа рассказывала мне о Гермионе, о связях с ее мамашей и со всеми женщинами музыкантшами в лондонском Дуоденале, не говоря уж о групповухе с толпой, одетой в блузки с надписью «Я ЛЮБЛЮ РАННАЛЬДИНИ». Вы их только что одновременно не трахаете.
Они вышли к маленькой скамье, скрытой среди крапчато розовых орхидей. Алеющее солнце спряталось за леса. Флора охлаждала пыльные ноги в траве. Везде по приказу Раннальдини работали водоразбрызгиватели.
– Я Дон Жуан, – сказал Раннальдини, встав на тропиночке повыше, – или, по итальянски, Дон Джиованни. Я ищу совершенную женщину и в отчаянии, потому что все женщины похожи. Может быть, ты другая. В тебе нет классической красоты, но твоя улыбка озаряет лицо.
– Зато тогда папочка не улыбается.
– А ты не должна курить, ежели Господь даровал тебе голос.
– Я бы променяла его на Бориса Левицки, – горько усмехнулась Флора, скрываясь за мокрыми ветвями ясеня.
– Борис – не Божий дар, – холодно произнес Раннальдини.
– Зачем вы женились на Китти? – Флора вышла из за ясеня. – Это что акт садизма? Вам надо было звонить в колокол наказаний во время венчания. А малый из Парадайза не выл в вашу свадебную ночь?
Раннальдини пожал плечами:
– Китти просто встретилась мне в жизни. Ведь она жила с престарелыми родителями, так что я казался ей весенним петушком. И жила то она, помогая матушке присматривать за чужими детьми.
– Так что с вашим отродьем у нее проблем нет?
– Точно.
Раннальдини двинулся по аллее, ненадолго остановившись, чтобы погладить поднятое лицо и обнаженную грудь лесной нимфы, затем опустил руки.
– Если хочешь больше одной женщины, – откровенничал он, – заведи себе простую жену, чтобы ни одна любовница не ревновала, то есть домработницу, довольную своим положением, – Раннальдини сделал насмешливую паузу, – и не дрожащую за мужа.
– И кроме того, – продолжил он с сатанинской улыбкой, – Китти – это прекрасное алиби. Если у нас с Гермионой сложности, а я хочу увидеть Сесилию, сообщаю Гермионе, что Китти в городе и мне трудно вырваться. Если нужно встретиться с кем то еще, с тобой, например, – он слегка тронул ее за щеку, – я говорю то же самое обеим. А если приходится расставаться, извиняюсь: «Моя дорогая, Китти стало о нас известно, а я не хочу причинять ей боль». Когда какая нибудь женщина не желает покинуть мою постель, предупреждаю: «Вот вот придет Китти, пора уходить». И наконец, если меня рассчитывают женить, ссылаюсь на то, что не могу покинуть Китти, ведь она ни в чем передо мной не провинилась. Действует это, как морская вода на речную рыбу.
Флора думала о том, какой у него чудесный голос, хрипловатый, ласковый, успокаивающий. Вероятно, это важнее всего для прелюбодеек, ведь большинство романов начинается по телефону.
– Ну и дерьмо же вы, – сказала она.
– Я как Дон Жуан у Байрона.
Раннальдини коснулся постамента лесной нимфы.
– «Мы любим настоящих мужчин не потому , что они совер шенны , но потому , что они велик и » .
Он передвинул руку на ягодицы статуи.
– Как она терпит жару и холод, так и я готов все от тебя стерпеть, маленькая Флора.
– Черта с два.
Оскорбленная и взволнованная, Флора скрылась за ясенем. И как только она появилась, Раннальдини поймал ее, оплетя шею двумя ветвями:
– В моем сердце стрела Купидона.
Боясь, что он ее задушит, Флора устремила взгляд в его циничное лицо.
«Мой отец – капитан испанского флота ,
Месяц назад в море пропал его след.
Он целовал меня , уходя , бормотал что то ,
Но наказал мне всегда говорить: «Нет» , – пропела она и так долго держала последнюю высокую ноту, что Раннальдини почувствовал, как у него шевелятся волосы. А Флора улыбнулась и продолжила:
«Ох нет , Жуан , нет , Жуан , нет , Жуан , нет».
На гладком лбу Раннальдини резко выделились прямые черные брови. «Нет ни одного человека, кого бы не мучила совесть, » – думала Флора. Его губы находились на уровне ее рта. И она была уверена, что Раннальдини попытается ее поцеловать. Но он просто засмеялся:
– Пойдем посмотрим на мою башню.
Флора слышала отдаленный шум трактора, убирающего сено перед грозой. Солнце зашло, но жара была убийственной. Пока они шли через лес, Раннальдини раздвигал заросли крапивы и куманики, а взобравшись на поросшие бузиной ступеньки, повернулся помочь ей. Осыпавшие ее голову цветки бузины были под цвет волос. Охваченный желанием, Раннальдини протянул руку к правой груди и ощутил ее упругость.
Отскочив прочь с колотящимся сердцем, Флора запустила в него комком земли.
– Притягивает и тут же отталкивает, как любая настоящая женщина, – сказал Раннальдини, стаскивая с себя шелковую рубашку и кинув ее в сторону увернувшейся и бросившейся бежать Флоры.
В это время молния осветила башню Раннальдини, затем грянул гром. Ротвейлеры в страхе прижимались к ногам хозяина. Раннальдини только пинками загнал их в конуры и перехватил Флору, затащив ее в башню, как небеса тут же разверзлись.
Первый рабочий этаж был почти целиком заставлен записывающей аппаратурой.
– Стены звуконепроницаемы, так что если закричишь...
– То не таким ужасным голосом, как Гермиона, – поддразнила Флора.
Как только зазвучало музыкальное сопровождение фильма Раннальдини «Дон Джиованни», Флора взбежала по лестнице в обставленную мебелью гостиную. Она осмотрела ярко розовые стены и потолок:
– Как языки пламени, в которых в аду горит Дон Джиованни.
На соседнем столике рядом с фотографиями стояла большая ваза с розовым и зеленым виноградом, персиками, манго, хурмой и такими экзотическими фруктами, которых Флора раньше не видела. Желтый обюссонский ковер ласкал ее босые ноги. Висели только две картины: панно Эрика Жиля, на котором мадонна предлагала совершенную грудь весьма великовозрастному беби, и девочка Пикассо, с подозрением выглядывающая из за плеча Раннальдини, открывавшего очередную бутылку «Крага».
В ванной комнате в серых и розовых тонах, с зеркальными стенами и потолком, стояла огромная емкость от Джакузи.
– Знаменитая джиу джитсу, ванна Мамаши Кураж, – захихикала Флора. – Вы не представляете, как я ею восхищаюсь. Она так стирает рубашки папы, что они годятся только Динсдейлу на подстилки. Она рассказала маме, что миссис Гарфилд выкрасила задний проход в бутылочный цвет. Впрочем, вам лучше это знать.
И хотя на губах Раннальдини играла улыбка, Флора решила не рассказывать ему о Ретлдикки.
– Я могла бы слушать ее часами.
– Не то что сочинения Бориса Левицки, – сказал Раннальдини, протягивая ей бокал. – За нас.
– За моего дьявола хранителя.
Стараясь подавить волнение, Флора через соседнюю дверь вошла в спальню, которую занимала кровать и в которой настенная роспись представляла собой зрительскую аудиторию: женщины с оголенными плечами в драгоценностях, мужчины в смокингах – все улыбаются и рукоплещут так реалистично, что, кажется, слышишь крики «браво».
– Боже, да вы нарциссист, – проворчала Флора. – Даже в спальне задерживаетесь с выходом. А куда вы кладете вставные челюсти, если нет спальной тумбочки?
Она подпрыгнула от громового раската. Почти так же громко стучало ее сердце. Раннальдини мог накинуться в любой момент.
«Подлый соблазнитель , – пела Гермиона, – как ярость сама я буду преследовать тебя , не отстану от тебя до самого смертного дня».
– Как изящно, – вздохнул Раннальдини и спустился вниз переключить программу на Уимблдон, где шел изнурительный поединок в женском одиночном разряде.
Поняв, что она брошена, Флора буквально рухнула на одну из отделанных шелком банкеток, хмуро поедая гроздь зеленого винограда прямо с косточками, а в это время Лепорелло начал перечислять список завоеваний Дона Джиованни смятенной Донне Эльвире.
Брюнетки, блондинки, толстые, худые, высокие, миниатюрные – все женщины были страстным увлечением Дона.
«Но больше всего он любит грешить с  той , что только в начале пути» , – пел Лепорелло. Заметив, что дождь прекратился, Флора оттолкнула стакан « Крага».
– Вообще то я не собираюсь всю ночь здесь рассматривать панталоны мисс Сабатини.
– Я отведу тебя домой. Ты устала? Раннальдини выключил телевизор и звукозапись фильма.
– Нет, надоело.
– Это то же самое.
Перед уходом Раннальдини включил автоответчик. Башня наполнилась пронзительными воплями:
– Раннальдини, это Беатрис. Я должна тебя видеть, я так тебя люблю.
В раздражении пожав плечами, Раннальдини выключил его.
– Это одна глупая флейтистка хочет, чтобы ее взяли обратно на работу.
– А вам, кажется, нравится, когда вас упрашивают, – с укором сказала Флора. – Как же можно носить крест и так ужасно себя вести?
– Представь, как бы я себя вел, если бы его не носил. Женщины – это суета. Вас и в сексе скоро заменят. Японцы изобрели робота, который занимается исключительно любовью. После его просто выключаешь.
– Следует назвать его Гермионой. Раннальдини рассмеялся.
– Почаще злитесь, – поддразнила Флора, направляясь к двери. – А то, когда вы улыбаетесь, чересчур привлекательны.
Раннальдини слегка хлопнул ее по животу:
– Ты действительно хочешь домой?
– Да, пока в состоянии идти.
– Бедняжка, ты и не представляешь, какого удовольствия себя лишаешь. Посмотри на подставки для ног. Они очень старые. Итальянские сладострастники использовали их, чтобы своих любовниц ставить на колени и часами лизать их попочки.
– Какая мерзость.
«Она еще совсем ребенок», – подумал Раннальдини.
– Пойдем, маленькая дикарка.
Положив теплую руку ей на шею, он притянул ее и поцеловал в каждый уголок рта, раздвигая ее губы своим холодным ртом, пахнущим «Крагом».
Флора продолжала стоять, оперевшись на дверь, «Вот теперь то расскажу в «Багли холле», как затащила Раннальдини в постель».

0

12

24

Стояла ночь. Лес курился паром. После ливня среди деревьев образовались туннели и стоял возбуждающий запах лесных растений. Предостерегающе ухнула сова, пискнула летучая мышь.
– Пойдем в лабиринт, – прошептал Раннальдини.
– Дай мне нить, Ариадна. Хотя вы уж, скорее, Минотавр.
– Держи руку на стене и дойдешь до центра. – Раннальдини целовал ее в шею. – Я дам тебе минуту форы.
Не имея сил сопротивляться, Флора погрузилась в лабиринт, глядя на дорожку между мокрыми подстриженными тисами. Впереди неожиданно появилась зловещая темная фигура, похожая на обезьяну, готовящуюся к прыжку, – Флора с визгом пригнулась. А затем с облегчением вздохнула: это был всего лишь один из павлинов мистера Бримскомба, выстриженный из ветвей и листьев тиса. Когда она, дрожа и покрываясь потом, шла по холодной гальке, то чувствовала себя так, словно спускается по берегу в море, откуда нет возврата.
Постоянно поворачивая, то и дело падая на колени, она слышала преследующего ее Раннальдини, и его безжалостные, крадущиеся шаги все приближались.
О Боже, впереди еще чье то дыхание – кто то был в лабиринте, или этот путь уже замкнулся? Ужаснувшись, она побежала, налетая на царапающиеся ветки. Двадцатью футами выше тянулась сумеречная полоска, и беззвездное небо не давало ей ориентиров.
Дыхание перешло в хрип, и она не могла просить о помощи. Никогда ей не выбраться. Чувствуя смертный конец, Флора, споткнувшись, остановилась, руки искали выход. Раннальдини хочет после всего убить ее, а лабиринт – уловка. Она всхлипнула, когда над головой опять ухнула сова.
Затем Флора внезапно вдохнула крепчайший запах. Тропинка, казалось, расширилась. Ноги ее ступали тверже, потому что разлился свет из беседки отдыха, в которой древняя каменная скамья была причудливо увита промокшими филадельфусами и жасминами, переплетающимися с кустами многоцветных роз и тисовой изгородью. Флора облегченно и радостно вздохнула.
В следующий момент ее обнял Раннальдини. Она почувствовала, как его тело пылает.
– Ты смогла выбраться, маленькая дикарка.
– Я ждала мистера Обряд Весны, чтобы идти дальше.
– Не нужно шутить.
Дрожа от напряжения, он поцеловал ее с неподдельной страстью, язык его проникал к ней в рот, руки развязывали черный узел на рубашке. Обнажив ее белую мягкую грудь, он покрыл ее поцелуями, бормоча что то по итальянски. И, потеряв над собой контроль, стал заваливать Флору на спину.
– А теперь мы поиграем, – нежно проворковал он. – Ты должна выполнять то, что я скажу. Ты маленькая деревенская девочка и хочешь уйти в женский монастырь Парадайза. Но первый всемогущий аббат «Валгаллы» должен тебя проверить, чтобы убедиться в твоей невинности. Это его привилегия.
Его лицо было абсолютно бесстрастным.
– А вы не чокнутый? – заикнулась Флора, отступая.
– Снимай одежду, – резко приказал Раннальдини. Флора в бешенстве скинула промокшую голубую юбку и полосатые трусики.
– Садись, – он толкнул ее на каменную скамью. – А теперь аббат полностью осмотрит маленькую девочку. Он изучает ее грудь.
Теплые руки Раннальдини поглаживали, пощипывали, исследовали.
– И вот аббат думает о том, какая трагедия, что две такие милые вещицы навсегда спрячутся под черным монашеским платьем. Маленькая девочка испугана, – продолжил он, чувствуя страхи Флоры, – но как только она подумала, что осмотр выходит за рамки приличий, аббат уже обратился к низу в восхищении от ее пухлости. Ведь будущая монахиня защищена от суровых холодов монастыря.
Произнося это своим ласковым голосом, Раннальдини гладил живот и бедра Флоры, оценивая и изучая.
В какой то момент Флора испугалась, заметив, что хоть и протестует, но чувствует себя сильно возбужденной.
– Ноги тоже крепки, – бормотал Раннальдини. – Это хорошо для долгого стояния на молении на холодном полу часовни.
Затем он положил ее на скамью.
– А теперь ты должна лечь и подтянуть колени к груди для решающей проверки. Проверки на девственность.
– Да ты извращенец, что ли? – прошипела Флора, но, обессиленная, легла, подняв ноги и испустив стон удовлетворения, когда его пальцы скользнули внутрь.
– Слишком легко проходит, – промурлыкал Раннальдини. – Малышка пытается зажаться, доказывая, что нетронута, но уж слишком возбудилась. И даже когда аббат изучает ее самые интимные места, не пытается схватить его за пальцы. Она смущена большой влажностью и знает, что аббат тоже охвачен желанием. Девственница уже дала бы отпор.
Твердые бедра Раннальдини прижались к обнаженным ногам Флоры. Она начала стонать от удовольствия, когда его пальцы массировали клитор.
– Итак, капюшон откинут. Ласки маленького розового бугорочка всем женщинам доставляют наслаждение. Это так восхитительно. Аббат снимет все ее напряжение, все ее страхи и даст ей нежнейшие ощущения.
– Ах ты ублюдок!
Спина Флоры выгнулась дугой, застыла.
– Тебе хорошо? – пропел вполголоса Раннальдини, нежно прижимая ее к своей груди и поглаживая волосы.
– Блаженство, но так ломает.
– Вначале так всегда. Завтра ты станешь маленькой монахиней, которую застукали за дурным поступком.
– А ты будешь аббатом «Валгаллы», который прикажет меня сечь. Чертовски похоже.
Не в силах выпрямиться, Флора рухнула на колени, расстегнула его ширинку и погрузила лицо в пахнущие пудрой волосы, выбивающиеся из под тесных трусов, в то время как его мощный мужской орган выскакивал как чертик из коробки.
– О о о о о, – вздохнула Флора.
Но, почувствовав ее язык, Раннальдини отшатнулся.
– Я хочу в тебя войти.
– Как жаль, а я хотела его съесть. – Тут же она испугалась, что он ее ударит.
– Смотри не обмочись.
Положив ее спиной на каменную скамью, Раннальдини грубо раздвинул губы и одним движением вошел в нее.
– А а а а а а ах, сладко, – закричала Флора, начав извиваться.
Она привыкла иметь дело с перевозбужденными одноклассниками. Владевший собой Раннальдини мог бы служить в качестве метронома. Ритм был неумолимо точен.
– Не закрывай глаза, – потребовал он, склоняя над ней лицо. – Я хочу наблюдать за тобой во время оргазма. Еще не устала?
– Я занималась бы этим, сколько угодно. Хоть еще десяток раз.
Ах, эти глубокие мягкие толчки, от них невозможно отказаться.
– Для извращенца ты слишком хорошо трахаешься. Хотя эта скамья тверже, чем ты... Но в зрелом размышлении, возможно, она... О, Раннальдини, о...
После недельного отстранения от занятий в школе Флоре было разрешено присутствовать на выпускном бале благодаря заступничеству лучшего ученика Вольфи Раннальдини перед Сабиной Боттомли.
За два дня до этого праздника Флора, по предположениям знакомых, собиравшаяся позаниматься музыкой с Раннальдини, на самом деле сидела на трехспальной кровати в башне, растирала маэстро детским кремом, а он заканчивал решать кроссворд.
– Вот, хррошо. Глубже, глубже. Ты способная девочка.
Потом он стал зачесывать назад ее лобковые волосы.
– Ты прелестна, как роза. Жду не дождусь, когда тебя побрею.
– Ты что, бреешь всех своих женщин?
– Как правило. У Сесилии такие заросли, как борода у Бернарда Шоу.
– Ты просто декадент. Выпустил бы настольную книгу о своих женщинах «Клиторы на любой вкус». Меня не стоит брить до бала выпускников. Представляешь выражение лиц, если нам придется купаться нагишом?
– Ты на него не поедешь.
– Я должна. Мне страшно за Вольфи. Ведь я ему еще два месяца назад обещала. Не могу оставить его одного с друзьями. Я ненадолго, и мы расстанемся до того, как он о тебе узнает.
– Если ты туда поедешь, ко мне можешь не возвращаться.
Это было первое проявление характера Раннальдини. Она знала, что уступать нельзя. Но ужаснулась тому, насколько это трудно.
Уговорив Джорджию приобрести изящное черное платье с блестками, чтобы надевать самой, Флора с трудом его натянула, изведя полпакета средства для похудения, день она провела в мольбах о смерти.
«Нам бы обеим об этом молиться», – думала Джорджия.
Мертвенно бледная Флора отчаянно сражалась с лишним на своей талии. Наконец платье стало по ней. Джорджия вешала свой жадеиновый кулон на шею дочери, и та вдруг спросила, не изменяла ли она отцу.
– Ну, конечно же, нет.
Джорджия убрала руки, и украшение повисло на груди Флоры.
– А папочка тебе никогда не изменял?
И Джорджия, прижав кулон большим пальцем, ответила:
– Конечно же, нет.
– Как скучно, – сказала Флора. – Брак похож на тюрьму.
И тут ее мать разрыдалась, пробормотав, что плохо идет работа.
Поскольку Вольфи нанесли травму на встрече по крикету со сборной отцов, Гаю, как обычно, пришлось захватить дочь из «Валгаллы» на машине.
Раннальдини, вернувшийся после успешного исполнения «Десятой» Шостаковича, обрадовался, увидев Флору расстроенной. Но девическая кожа не пострадала от бессонных ночей, оставивших лишь темные круги под глазами, делавшие ее даже привлекательней. Он еще никогда ее так не хотел, но игнорировал.
Перед отъездом она, Вольфи и Наташа продефилировали при параде перед взрослыми.
«Как хорошо быть красивой и ехать на бал», – с тоской думала Китти.
Вольфи попросил отца завязать галстук. Сегодня вечером он вступал во взрослый период жизни и выглядел возмужавшим.
– Наше поколение уже не носит галстук, – заметила Наташа.
– Семейные традиции важнее, – подчеркнула Флора.
Когда отец поправлял и подтягивал галстук, Вольфи охватило чувство, что Раннальдини его придушит.
– Вы все выглядите ч у у десно, – крикнула им Китти при выходе.
Постирав гору белья, Китти впала в депрессию, и не только из за очередного медицинского заключения, что она не беременна, но и из за того, что она по телевизору увидела Раннальдини и Гермиону, сидящих на трибуне у центрального корта.
Приготовив одежду для Наташи, улетающей завтра в Нью Йорк, Китти встретила Вольфи все еще в смокинге. Подумав, что он пьян, она потом увидела его распластавшимся на кухонном столе и плачущим.
– Боже, я ненавижу отца.
Китти похолодела. Машинально наполнила чайник.
– Флора была весь вечер невозможна, – сказал Вольфи, вытирая заплаканные глаза. – Затем исчезла и вернулась сияющая. Я подумал, у нее что нибудь женское. Она отказалась танцевать, идти в палатку, где якобы жарко, и все смотрела на звезды. И когда на площадку сел вертолет отца, возбужденно вскрикнула и побежала, сбрасывая сумочку, туфли и пиджак.
Ветер от вертолета поднял подол юбки Флоры, и последнее, что он помнит, это ее смуглые ноги и красные трусики бикини. Вольфи трудно было продолжать.
– Флора сходила с ума по Борису, – говорил он в отчаянии, – по Маркусу Кемпбелл Блэку, и я думал с ними потягаться. Но как мне состязаться с собственным отцом, свалившимся с неба?
Вольфи был добрым, но так расстроился, что забыл, кому все рассказывает.
– У него связь с моей матерью, а ведь они разведены не один год, – горько продолжал он. – Когда мы были в Зальцбурге, папа, закурив, сказал: «Ты выглядишь очень привлекательно, Гизелла» – а мама стала вздрагивать. У него есть кто то еще. Но зачем ему Флора?
Вдруг Вольфи сообразил, что чай уже льется мимо чашки.
– О Господи, Китти, прости меня. Я и сам не знаю, что говорю. Ты же знала, какой он ублюдок, когда выходила замуж.
Когда после Уимблдона вернулся отец, довольный победой Бориса Беккера, Вольфи попросил выделить ему пять минут для разговора наедине. Раннальдини удивился, когда сын объявил ему, что не хочет устраивать вечеринку по поводу восемнадцатилетия, а предпочитает получить наличные для своих путешествий. Избавляясь от Вольфи, Раннальдини выписал чек на крупную сумму.
– И все же мне не по себе, – призналась Флора, когда Раннальдини делился с ней новостью по телефону. – Сомневаюсь, что он все забыл.
– Сам решил. Ну а рано или поздно ради денег или карьеры придется кое что и забыть.
– У тебя нет сердца. А я вот беспокоюсь о маме. Она пишет «Антоний и Клеопатра» и почему то читает «Отелло».
Вернувшись в Парадайз после второго медового месяца на Ямайке в конце июля, Мериголд позвонила Джорджии и пригласила ее пообедать в «Небесном сонме».
– Не хотелось бы сейчас где то показываться, – пробормотала Джорджия.
– Послушай, я привезу копченого лосося и несколько бутылок вина. Нам нужно поговорить.
Через полчаса Мериголд прикатила в «Ангельский отдых». Она хорошо загорела, немного поправилась и прекрасно выглядела в розовой блузке поверх обтягивающих шортов.
– Так жаль, – обняла она Джорджию. – Китти мне уже все рассказала. Я даже не представляю, до чего это ужасно.
Внешний вид Джорджии оттолкнул ее. Аристократический облик, о котором мужчины слагали песни, был испорчен красной сыпью. Она заметно похудела, и кожа повисла складками. Ее била дрожь.
– Бедный Динсдейл постарел еще больше, чем я. Он все время скрывается из дома, где трещат выстрелы, и ему приходится прятаться. О Боже, опять одинокая сорока.
Джорджия перекрестилась:
– Я постоянно их вижу.
– Но ведь в июле они всегда одиноки, потому что самочки выводят птенцов и охраняют гнезда, – сказала Мериголд. – Однако где же штопор? Нам обеим нужно напиться.
– Он до сих пор встречается с Джулией. О другом Джорджия говорить не могла.
– Мне бы уйти, но я как гардеробщик, который ни на что не годен, если его отлучить от вешалок.
– У меня такое было, – вздохнула Мериголд. – Как вы общаетесь с Гаем, когда вместе?
– Ужасно. Не устаем оправдываться. Я так много жаловалась на него Аннабель Хардман, что на другой день записала на автоответчике: «Ужасное положение».
– Ну ка, – Мериголд поставила перед Джорджией большой бокал «Шардонне».
– Спасибо. Ларри настолько свински с тобой обошелся, что я ни за что не подписала бы контракт с «Кетчитьюн». Как тебе удалось заполучить мужа обратно?
– Обещай никому не рассказывать, – зашептала Мериголд. – Я купила Лизандера.
– Что?!
– Сосед Лизандера по квартире, Ферди, все организовал. Меня посадили на диету, заставили делать гимнастику. При появлении Ларри действовала совершенно бессознательно. Приодев Лизандера, я купила ему «феррари». Драгоценности мы заняли. Ларри чуть с ума не сошел от ревности, и поэтому вернулся назад.
– Да, сработало!
У Джорджии появились слабые признаки оживления, как у потерпевшего кораблекрушение при звуках вертолета.
– Лучше поздно, чем никогда, – сказала Мериголд, выкладывая копченого лосося. – Ты же знаешь, что Ларри совсем не был привязан к дому. А теперь приносит постирать свое белье и моет посуду в машине. Я думаю, может, написать Никки благодарственное письмо. Он стал просто изумителен.
В холодильнике Мериголд обнаружила увядший лимон.
– Не говоря уж о сексе и о том, что меня буквально не выпускают из объятий. Он не делает замечаний за ошибки в речи и даже доверяет мне дистанционное управление, когда мы смотрим телевизор. Вот почему я так хорошо выгляжу и уже не хочу приобщиться к масонам.
– Право, интересно, – Джорджия обнаружила, что снимает кожуру с кусочка копченого лосося, – а пройдет ли это с Гаем? Сколько ты заплатила Лизандеру?
Когда Мериголд назвала ей сумму, та только замычала:
– Я не могу себе это позволить!
– Игра стоит свеч, – убеждала Мериголд. – Тебе никакими силами не вернуть назад аванс за «Ант и Клео», а Ларри хочет во что бы то ни стало выпустить альбом к Рождеству. И он скуп до крайности. Было бы здорово заполучить Лизандера в Парадайз, уж он то удержит Ларри в рамках, – мечтательно добавила она.
– Ты с ним спала?
– Честное слово, нет. – Мериголд скрестила пальцы. – Он нужен только для того, чтобы встряхнуть муженька. Давай ка этим займемся. Лизандер был в Чешире, возвращая какого то миллиардера жене, а теперь на Майорке с такой же спасательной миссией. Клянусь, они с Ферди просто находка.

25

Чувствуя себя далеко не блестяще, Лизандер отлеживался в единственном затененном месте на раскаленной палубе яхты «Леди Фиеста», пыхтящей вокруг скалистых берегов Майорки. Уже семь дней он был занят работой, хуже которой ему еще не предлагали: встряхивал сказочно богатого торговца оружием мистера Ганна, взявшего в круиз и свою страшненькую любовницу, и такую же страшненькую жену.
А Ферди еще и насмехался над предсказанием Лизандера о том, что будет страдать от морской болезни.
– Это у тебя было в школе, на гребных лодках. На крупных судах все будет по другому.
Но дело обернулось плачевно. Как только «Леди Фиеста» покинула Гамбл, Лизандера начало выворачивать. От этого не было никакого отдохновения, особенно во время шторма в Бискайском заливе, когда вся в драгоценностях миссис Ганн подсматривала за членами экипажа, которые оказались голубыми (мистер Ганн набирал команду неразборчиво), – эти люди окружали Лизандера у его, казалось, смертного одра. В общем, мистер Ганн так приревновал миссис Ганн, двадцать четыре часа в сутки изображавшую Флоренс Найтингел, что выбросил свою подружку в Гибралтаре, и теперь так энергично трахал жену в капитанской каюте, что «Леди Фиесту» раскачивало еще сильнее, чем в Бискайском заливе.
У Лизандера был первый день отдыха. Расплавленное полуденное солнце палило, и он чувствовал себя настолько изможденным, что даже не мог наблюдать за скачками по спутниковому телевидению или дотянуться до телефона. Его больной живот был втянут еще сильнее, чем у бронзового палубного матроса в обтрепанных портках.
Он попытался сосредоточиться на вчерашней «Сан». Но бодрые астрологические прогнозы для Рыб как то не увязывались с ужасами предыдущего дня, и он совсем впал в депрессию, прочитав опрос, в котором большинство читательниц признались, что предпочитают мужчин книголюбов, а не дамских угодников. Лизандеру же в этом году не удалось прочитать ни одной книги. В поисках несуществующего домашнего очага он большую часть времени проводил, прижавшись к Артуру и Джеку. Однажды его напугал мистер Ганн, который, прервав любовные занятия с миссис Ганн, стал разряжать свой «Калашников». Да еще этот злосчастный Ферди, имевший отвратительную привычку, если ему нужно, поднимать Лизандера с постели, но никогда не отвечавший на телефонные звонки самого Лизандера.
Он бездумно смотрел на покрытые соснами утесы, спускавшиеся в море. Они так напоминали ежей, что Лизандеру казалось, они спрячутся вместе с домами и отелями, как только яхта к ним приблизится. И еще они напоминали Лизандеру замки из картонных коробок, приносимые им из детского сада. Мать, несмотря на раздражение отца, никогда их не выбрасывала. Он особенно по ней скучал, когда болел.
Они подходили к Пальме. «Леди Фиесту» вовсю болтало, и Лизандер удивлялся, откуда взялись силы добраться до борта, чтобы вырвало в море. Их обошла огромная яхта.
– Это «Британия», Сенди. Правда, хороша? – вздохнул матрос Грегор.
С трудом подняв бинокль, Лизандер стал высматривать принцессу Диану или королеву. Никому не говоря, он восхищался королевой еще больше, чем скачками. Если бы она случайно упала в воду, Лизандер бросился бы ее спасать, хотя в ослабленном состоянии вряд ли бы далеко уплыл. Но, может быть, принцесса Диана пришла бы на помощь. Говорят, она каждый день плавает. В воображении Лизандера монаршая особа держала его голову своими руками и мягко говорила: «Уже недалеко», буксируя к борту «Британии». Мечтая о ее длинных ногах, Лизандер задремал. Разбудил его кок, принесший трубку радиотелефона:
– Сенди, тебя человек с приятным голосом. Поскольку о его местонахождении мог знать только Ферди, Лизандер со злостью схватил трубку.
– Забери меня отсюда, ублюдок. Где тебя черти носят? Все голубые британского флота уже сделали мне предложение.
– Охолонись, – прервал его Ферди, как и Лизандер, имевший склонность к сленгу. – Чего тебе удалось добиться?
Лизандер рассказал ему и после паузы, во время которой Ферди сообщил о новом задании, издал вопль восторга:
– Сама Джорджия Магуайр! Она же великолепна. Отлично. Беру свои слова обратно. Я то думал, у нее счастливый брак... ублюдок. Следующим же рейсом вылетаю из Пальмы.
– Подожди хотя бы до завтра, – сказал Ферди, – чтобы я мог тебя встретить.
На следующий день температура поднялась до девятнадцати градусов. Ферди был рад видеть Лизандера, пробиравшегося в Гатвике через дверь с табличкой «Без деклараций». Он задыхался в пальто из верблюжьей шерсти и длинных шарфах и был перегружен беспошлинными товарами.
– Где этот чертов автомобиль? – зашипел Лизандер на Ферди.
– На стоянке.
– Ну давай поедем тогда на троллейбусе.
– У тебя все о'кей?
– Да поехали же, ради Христа.
Когда он затрясся в поту, стекающему по желтому лицу, люди стали останавливаться и таращиться.
«О черт, – подумал Ферди, – вкатался, кажется, в лихорадку, если не хуже».
Все оказалось хуже. Как только они остались на стоянке одни, Лизандер распахнул пальто, из под которого показались розовый нос и косые глаза. Это была совершенно тощая и перепачканная дворняжка, тут же мотнувшая кудлатым хвостиком и лизнувшая Лизандера в подбородок.
– Это еще что?
– Как он тебе? Прелестный малыш. Я дал ему транквилизатор, поэтому он сонный, – и Лизандер поцеловал щенка в голову. – Во время полета, Господи Иисусе, каждая стюардесса хотела предложить мне снять пальто! Еще никогда у меня не было сразу столько женщин, желающих, чтобы я разделся. Правда, восхитительный?
– И вероятно, бешеный, – прошипел Ферди, добавив: – Да укрой ты его.
Ссора продолжалась и в автомобиле.
– А ты когда нибудь видел бешеных?
Ферди был готов вылезть в окно, чтобы избежать контакта.
– Нет. Он не бешеный. У него на спине ожог от сигареты. Люди все таки выродки.
– Ты же можешь получить десять лет тюрьмы, да и я – за содействие.
– Спасибо за напоминание. Я должен сделать ставки, – Лизандер потянулся за телефоном.
– Не трогай. И не уходи от разговора. Собака может быть бешеной.
– Ни в коем случае. Ее держали запертой в буфете. Ребята взяли меня с собой в клуб, и по дороге мы услышали вой. Пришлось пойти на взлом, чтобы ее спасти. Я чуть не стал геем. А в общем они славные и любят животных. Мы с Грегором отмывали ее час.
– Она к тому же и краденая. Уже пятнадцать лет.
– Все лучше, чем проклятый корабль. Это тебе не речная лодка.
Ферди в ответ даже не улыбнулся:
– Ты так же импульсивен, как в школьные годы, когда прятал кота. Смотри, Джек заревнует.
– Джек забалдеет – он поймет, что это женщина.
– Ну так у них будет куча бешеных щенков. Лизандер захихикал:
– Я привез огромную бутылку «Джек Даниелс» тебе, несколько плиток «Тоблерона» толстяку Джеку и духи Мериголд. Не могу дождаться встречи. Господи, какое блаженство – возвращение. Люди не могут понять меня, а я – что интересного идет по телевизору. Когда мы увидим Джорджию?
– Около половины седьмого.
– Как волнующе. На вечеринке она была ошеломительна. Может, напишет песмню обо мне под названием «Член Стар».
– Тебе не обязательно трахаться с ней.
– Нет так нет. Хотелось бы сначала помыться. Весь костюм обоссан.
– Как назовем щеночка? Смертельная угроза? – спросил Фредди.
–Мегги.
– В честь Тэтчер?
– Нет, в честь девушки из «Мельницы на Флоссе».
– Ты, видимо, что то прочитал?
Лизандер, просматривающий в «Ивнинг Стандарт» список участников скачек, рассказал, чте он думает об обозрении в «Сан».
– И сколько ты прочел?
– До третьей страницы. Джордж Элиот довольно неплохой писатель.
Лизандер очень обиделся, когда Ферди громко засмеялся. Но ведь, несмотря на свое невежество, он только что справился с опаснейшим заданием, проявив незаурядное мастерство и положив в карман Ферди изрядную сумму.
– Миссис Ганн была так благодарна, что дала двадцать тысяч на крутые костюмы от Ральфа Лорена. (Вот если бы он был дерьмом, сказал бы Ферди, что тот еще больше растолстел и ни в один из них не влезет). И еще предложила мне пользоваться своей яхтой в Хамбле, когда захочу, но я ответил, что она мне ни к чему.
– Утиная ты башка! – взорвался Ферди. – Перезвони ей и согласись, мы найдем применение посудине.
Мериголд была вне себя от радости при встрече.
– «Шанель № 5», ты помнишь, Лизандер? Обнимая ее, он заметил, что Мериголд, как и Ферди, поправилась. Но им предстояло деловое свидание с Джорджией и времени не оставалось ни на что, кроме ванны и переодевания. Мегги, еще находясь в полунаркотическом опьянении, съела миску молока с хлебом и после знакомства с Джеком и Патч завалилась спать на софе.
– Бедняжку взяли из псарен Национальной лиги защиты собак в Эвешеме, – врал Ферди, когда все еще бледный Лизандер спустился вниз, закатывая рукава темно голубой рубашки.
– Отлично, Грегор знает, как гладить.
– Ты великолепно выглядишь, – вздохнула Мериголд. – Джорджии повезло.
Ей хотелось поехать с ними, чтобы получить удовольствие от встречи Магуайр с Лизандером. Ведь это была ее идея. Но Ферди было ни к чему женское присутствие, смягчающее условия предстоящей сделки.
– Ну хорошо, в конце концов у Джорджии скоро день рождения, – сказала Мериголд. – И нам понадобятся наряды, ведь она не носит одежду из местных магазинов.
Джорджия рассматривала умирающий горный ильм, покрывший желтыми листьями выгоревшую лужайку. Дождя не было с того самого дня, когда Флора впервые имела дело с Раннальдини. Бутоны жимолости покрывали стены террасы, как кровавые когтистые руки. На нижних лугах, принадлежавших Раннальдини, провели уже второй покос, и серо зеленые скирды сена, формой напоминавшие гробы, символизировали смерть лета. У Джорджии был ужасный день – она не записала ни ноты, ни слова. Сделав ранний телефонный звонок, она узнала, что Джулия вернулась в свой коттедж в Элдеркомбе. Разумеется, туда поехал и Гай.
Джорджия не знала, что заставило ее согласиться на встречу с Лизандером и Ферди. Эта авантюра должна была отвлечь ее от работы, от жалоб на судьбу и зарядить энергией, которая иссякла. Да потом и не было другого способа заставить Гая отказаться от встреч с Джулией.
Все пошло прахом 12 августа. Бух, бух, бух, неотвратимо, как приближение вражеской армии. Она заглянула в сквер, где оркестр играл скрипичный концерт Чайковского. Его всегда исполнял Гай. Вероятно, потому, что это была одна из их с Джулией излюбленных мелодий. Джорджия зарыдала.
– Мериголд выглядит прекрасно, да? – сказал Лизандер, когда автомобиль мчался, освещая придорожные цветы. – И подумать только, какой она была еще в феврале. Жду не дождусь встречи с Джорджией.
Перед свиданием Лизандер все приглаживал и приглаживал развевающиеся по ветру волосы, смотря на себя в боковое зеркало.
Джорджия оказалась в еще худшем состоянии, чем некогда была Мериголд. Несмотря на заново пробитые дырки, на ней болтались и часы и ремень. Камни обручального кольца, повернутые внутрь, царапали бокал с вином. На исхудалых руках проступали вены. Цвет волос утратил прежнюю прелесть, и они были теперь безжизненны. Джорджия перестала брить ноги, а лодыжки поцарапались в зарослях куманики во время скитаний по лесу. Рубашка на плечах имела такой вид, словно там кололи кокосы.
Приготовление напитка затянулось.
– Прошу прощения, но выдохся тоник, – сказала Джорджия, когда все наконец уселись на террасе. – Правда, есть еще бутылочка в холодильнике, – добавила она, когда Ферди вскочил.
– Извините за запущенность дома. Моя домработница, Мамаша Кураж, уехала на неделю в Коста Брава.
– Милый песик, – заметил Лизандер, когда Динсдейл вилял хвостом у скамьи, а голова и передние лапы находились на коленях Джорджии. Она сморщилась, когда он слишком сильно уперся в ее истощенные бедра.
– Я убиваю время тем, что выбираю семена трав из его глаз.
«Которые краснее, чем твои собственные, лишь по краям», – подумал Лизандер.
– У нас был бассет, – сообщил он ей. – Эти собаки по утрам просто ужасны.
– Вам надо остаться вдвоем, – сказал Ферди, вернувшись с тоником.
Он обнаружил в холодильнике уже почерневшее авокадо, покрытые плесенью кукурузу, сыр и помидоры. В кухне засохли все растения. Флоксы и ночной левкой повисли, обезвоженные. Да, этот дом определенно вышел из под контроля.
Лизандер почувствовал отвращение к рассказу Ферди о том, как не правы бывают жены. Скирды сена на лугах Раннальдини напоминали ему не гробы, а школьные сундучки и то, как он плакал каждую ночь в подушку в подготовительном классе, пока в него не начинали бросать форменной обувью. Немудрено, что у него в мозгах было что то не так.
Он по своему истолковал изумление Ферди. Как тот догадался, что Джордж Элиот – это женщина? Лизандер увидел, что внизу лошади Раннальдини прячутся в тень под огромным дубом. Ему нужно поставить на ноги Артура. А загон очень плохой. Конь придет в себя, когда его вернут в Парадайз.
– Я не в состоянии столько заплатить, – в ужасе говорила Джорджия, крутя кожаный браслет. – Мериголд не сказала, что это так дорого.
– После возвращения ее мужа инфляция выросла на три процента, – пояснил Ферди, – а Лизандеру нужен наисовременнейший «феррари».
– Мне заплатят большой гонорар, – сказала Джорджия. – Если чек поступит в отсутствие Гая, я его скрою и расплачусь.
– Не напрягайтесь. Самое главное – вернуть мужа. Полагаю, он не бывает здесь с понедельника по пятницу.
Джорджия кивнула:
– Но эти пять дней не всегда свободны. Зная, что я одинока, Гай поддерживает приятельские отношения с другими женщинами. Прошлым вечером явилась Гермиона, выпила три виски и слопала глазунью, а мне пришлось пропустить «Истэндерз», «Зе Билл», «Афте Генри» и «Капитал Сити».
Лизандер даже побледнел:
– Какой ужас. Вы даже их не записали?
– Я ведь не содомитка – показывать, что попалась на ее лесть. Она считает меня обывательницей. Потом эта самодовольная корова заявила мне, что я несчастлива, отвергнута, а моя гордость ущемлена.
– Ну, приход дам дела не меняет, – Ферди заботила лишь ее обеспокоенность этой проблемой. – Совсем неплохо, если мужу передадут, что здесь Лизандер.
– Но Гай всегда терпимо относился к моим любовникам, – зарыдала Джорджия. – Когда я в начале нашей совместной жизни уезжала на гастроли и имела случайные связи, он даже любил меня выслушивать, беря слово больше с этими мужчинами не встречаться. Слишком много измен с моей стороны, чтобы они его волновали. Гай вообще считает меня менее разборчивой, чем на самом деле.
– Но ведь ему еще не приходилось испытывать серьезной конкуренции в собственном доме, – вмешался Ферди. – Надо хорошо питаться, прекратить пить и начать прием снотворного.
– Я не смогу работать. Утром от него ничего не соображаешь, – в панике произнесла Джорджия.
– Тебе уже не работать. Когда Гай на следующей неделе уедет, вы с Лизандером отправитесь в магазин за покупками. Не нужно ничего без рукавов или обтягивающего. Ты сейчас слишком худа. Также никаких мини, оно выглядит вызывающе. И, – жестко добавил Ферди, – сделай что нибудь с перхотью.
– Это не перхоть, – Джорджия стала отчаянно отряхивать плечи, – а песок, в который я многие годы зарывалась, как страус.
Вернувшись в Парадайз, Лизандер приуныл, и даже записи «Истэндерз» и «Зе Билл» не поднимали его настроения. Он расстался с Мериголд полгода назад, когда его подопечная сбросила восемь стоунов веса, потрясающе выглядела и излучала сексуальность. Она предоставляла ему необходимые удобства и дом. И теперь у него в голове был ее идеализированный образ, соотносимый с образом матери. Реальность же оказалась далеко не так хороша. Мериголд превратилась в распорядительную и более чем обыкновенную матрону.
Болтая с Ферди, она разрисовывала колокольчиками розовый стул.
– Я боюсь, Гай совсем охладел к Джорджии.
В работе с Джорджией Лизандера привлекла возможность опять спать с Мериголд. Но теперь он не был уверен, что этого хочет. Да и Джорджия выглядела ужасно. Ему до смерти надоели несчастные замужние женщины. Хотелось хоть немного отвлечься. Прижав Джека, как всегда в минуты напряжения, он объявил:
– Я не могу заняться Джорджией. Она слишком стара и запущенна. Ей бы переехать на какую нибудь удобную ферму.
– О, пожалуйста, – сказала Мериголд, втайне обрадованная тем, что Джорджия Лизандеру не понравилась. – Она так опустилась, а Ларри удалось вернуть чудесно.
Ферди заметил, что Пикассо и Стаббз исчезли со стен гостиной. Он всегда считал, что Ларри предусмотрителен. Видимо, дорого стоило избавиться от Никки или задобрить ее так, чтобы в минуты слабости можно было вернуться. Мериголд опять могут потребоваться услуги Лизандера.
Щенок, лежавший на софе рядом с Лизандером, пискнул и потянулся лапами во сне. Шкура обозначила ребра. Ферди знал, как тронуть сердце друга.
– А ведь Джорджия сейчас, как этот щенок, – нежно проговорил он. – Может быть, у нее нет ожогов, но ей так же плохо. Попробуй хотя бы недельку.
Последовала пауза. Было слышно, как в лесу ворковали голуби.
– Ох, о'кей, – сердито согласился Лизандер.
– Поедем посмотрим коттедж, который я для тебя нашла, – предложила Мериголд, – а потом позавтракаем.
Коттедж «Магнит» стоял в густых зарослях на краю земель Ларри. Он был связан с дорогой грубой грунтовкой и выходил в квадратный садик, окаймленный кустами белых роз. Розовые розы и лиловый ломонос увивали входную дверь. Внутри были кухня, столовая и гостиная, расположенные смежно, и две спальные комнаты наверху. Еще одна лужайка на заднем дворе благоухала белыми левкоями, гвоздиками и табаком, окружающими пруд и белую скамью под ореховым деревом. Четырехакровое поле маргариток и бурого щавеля изгибалось вокруг дома и сада как подковообразный магнит, откуда и шло название коттеджа.
– На самом деле здорово. Артуру понравится, – заулыбался Лизандер, приободрившись. – Ведь он такой любопытный, что постоянно будет заглядывать в окна и даже стекло может разбить.
– Ну, на это можно будет потратить несколько пенни, – сказала Мериголд.
– Да тут один запах сколько стоит, – вставил Ферди.
– В общем, всем займется смотритель, – объявила Мериголд. – А я буду разрисовывать и чистить. Да, еще понадобится повар. Тебе что лучше: газ или электричество?
– Я не готовлю, – ответил Лизандер, – но газ лучше, от огня можно прикуривать.
– Ты сможешь содержать сад в порядке? Ведь у Парадайза уже десять лет звание Лучше Всех Сохранившейся Деревни.
Мериголд стремительно меблировала коттедж бронзовой кроватью, софами в голубых чехлах, стульями и большим деревянным епископским стулом, купленным на распродаже. Через восемь дней Лизандер, Артур, Джек, Тини и маленькая Мегги переехали. Отхваченное у благодарных жен теперь состояло из шести пони для поло, которых Лизандер держал в Элдеркомбе на дворе у Рикки Франс Линча. Подаренную миссис Ганн яхту Ферди обменял на темно голубой «феррари» с откидным верхом. Он считал важным, чтобы люди видели, как Лизандер разъезжает по Парадайзу, а красный «феррари» собирался прибрать к рукам сам.
После переезда они с Лизандером отправились в «Небесный сонм», усевшись обедать под звездами. Снимая пиджак, Ферди обнаружил в кармане почту, которую собирался отдать Лизандеру.
– Вот, все забываю, это тебе. Тут послания болельщиков Артура и три письма от отца.
– Не хочу его видеть. Последнее время он был так ужасен.
– Хорошо, поинтересуйся хотя бы вот этим, из банка. Ферди перекинул через стол толстый конверт.
– Ты хочешь испортить мне весь обед? Ведь мы с Грегором просадили чертову кучу денег в казино в Пальме. Тебе надо было сразу забрать меня домой.
– Открой, – приказал Ферди. – Посмотришь, будешь приятно удивлен.
Трясущимися руками Лизандер надорвал конверт и поднес счет к свече, чтобы разобрать написанное. Он долго изучал бумагу, шевеля губами и становясь при этом еще бледнее.
– Бог мой, – прошептал Лизандер. – Я превысил банковский кредит на 102 тысячи фунтов, да еще 750 фунтов проценты. Что же делать? Надо отдавать и «феррари», и пони, а тут еще счета от ветеринара. О Господи!
– Продолжай жить в кредит, тупица, – сказал Ферди. – А 750 фунтов ты заработал в прошлом месяце. Так что ты чертовски состоятелен, чтобы оплатить мой обед.
Ему понадобилось несколько минут, чтобы образумить Лизандера, тут же собравшегося в ближайшее казино.
– Мы никуда не пойдем, – ласково произнес Ферди. – Меня уволят, если я не появлюсь в офисе, а ты приехал сюда прежде всего ради Джорджии. Так что играть будешь здесь.

0

13

26

Тяжелая роса посеребрила высохшие поля. В голубом небе весело распевали невидимые жаворонки. Однако когда Лизандер наутро приехал в «Ангельский отдых», Джорджия Магуайр встретила его со слезами на глазах.
– Я подумала, Гай оставил мне на кухонном столе любовную записку, – всхлипывала она, – а прочла вот что: «Не забудь о мусорных баках». И еще записал телефонный номер Джулии без имени на папке приходского совета.
Она помахала ею.
– Я почувствовала себя такой несчастной, что записала рядышком «Кукушку» и не могу теперь стереть.
– Подумаешь, – по французски сказал Лизандер и, взяв папку, оторвал клочок с номером и выбросил его в мусорный бак.
– Гай все заметит, – ужаснулась Джорджия.
– Скажешь, это мышка или моль. Официантка в «Небесном сонме» уверяет, что из за засухи ее невероятно много.
– Но тут моли нечего есть, – возразила Джорджия, но плакать перестала.
– Прими ванну и переоденься, – сказал Лизандер, ставя на кухонный стол хозяйственные сумки. – Я приготовлю тебе на завтрак овсянку. Обещаю, она будет восхитительна, с кремом и патокой, а еще круассаны с джемом.
– Ты умеешь ее готовить? – спросила Джорджия.
– Я научился на отрубях. Ты только мне подскажешь. После познакомлю тебя с Артуром, а пообедаем в «Жемчужных воротах», чтобы дать повод к сплетням, ну и обновим гардероб. И лучше это сделать в Бате, чем в Ратминстере. Смотри ка, к Мериголд направляется зеленый фургончик.
– Он каждый понедельник объезжает все большие дома Парадайза, – печально пояснила Джорджия. – Забирает старые растения и заменяет их новыми. Наверное, то же самое надо делать и с женами.
– Ну ну, – укорил Лизандер, – махни рукой и приободрись.
Лизандер окончательно преодолел недоверие, приготовив овсянку так, что ложка в ней стояла. Им досталось по три круассана, а каши хватило даже Артуру.
Они вернулись позже, чем думали, и обнаружили, что фильм, который хотели посмотреть, вовсе не мюзикл, а порнографическая комедия о похождениях геев проституток.
Лизандер постоянно вытирал глаза подолом рубашки, лишь однажды оторвавшись, когда задыхающаяся от хохота Джорджия сказала, что можно не опасаться и переключить.
– Но мне действительно нравятся геи, – признался Лизандер взволнованно. – Ведь как только подумаешь, что с моим другом Грегором может подобное произойти... Извини, Джорджия.
«Да ведь он совсем ребенок, – подумала она, – хоть и милый».
Вернувшись в пятницу, Гай обнаружил, что в доме прибрано, а в нижних комнатах стоят цветы – хоть в прихожей его не встретил даже маленький букетик. Ни виски, ни обеда, Джорджии нет. Обычно атака начиналась, как только он переступал порог. Когда она через полчаса спускалась по черной лестнице, то выглядела значительно лучше, морщины на лице были разглажены.
– Что ты здесь делаешь? – изумленно спросила она.
– Вообще то я по пятницам приезжаю домой, – раздраженно ответил Гай.
– Сегодня пятница? Я не сообразила. А у меня ничего не готово на ужин.
– Должно быть, хорошо идет работа! – в замешательстве воскликнул Гай. До недавних пор приезд домой был равносилен прыжку с парашютом на заминированное поле.
Поднявшись рано, Джорджия сообщила, что должна погулять, пока не жарко, и рассердила этим Динсдейла. Она надела новую рубашку, подкрасила губы, надушилась и в течение двух часов читала под каштаном «Билл боард» и «Зе Фейс». По пути домой осторожно стерла помаду и спрыснула Динсдейла Лизандеровским «О'Соваж», который они предварительно спрятали в дупле. Похихикав надо всем, она впервые за последние месяцы вошла в дом счастливой.
Пополнив запасы бензина и позвонив Джулии, Гай вернулся домой в воскресенье к вечеру и смутился, увидев записку от жены: «Ускакала в «Яблоню» за молоком».
– Ты здесь живешь уже больше четырех месяцев, – упрекнул Гай Джорджию, когда через час она пришла, – и до сих пор не знаешь, что «Яблоня» в воскресенье вечером закрыта. Им же тоже нужно отдыхать.
– Я, наверное, тупица? – беспечно спросила Джорджия.
– И потом у нас много молока.
Открыв холодильник, Гай продемонстрировал ей ряды белых бутылок.
– Должно быть, впадаю в маразм.
Ночью он услышал, как Джорджия поет в ванной «Незнакомца в Парадайзе». Господи, да ведь этот грубоватый голос услышит вся деревня. Джорджия не пела уже с тех пор, как узнала про Джулию.
Препятствием в любви Гая стала продажа «БМВ» для успокоения банка и кредиторов. Поездки до станции на «гольфе», не имевшем ни кондиционера, ни телефона, не были так почетны и подрезали крылья Купидону. В конце концов пришлось приобрести карточку с собственным номером, чтобы звонить из кабинок или из дома. Такое положение дел казалось ему просто нудным.
Наутро они с Джулией запланировали совместную поездку в Лондон и ехать надо было на более позднем поезде, поскольку няня у Джулии не могла отпустить ее раньше половины восьмого. Во избежание подозрений он накануне дождался Джорджии из ванной и объявил, что вместо семичасового уезжает девятичасовым поездом.
После паузы Джорджия сказала:
– Жаль. В семичасовом ты мог бы сидеть. А девятичасовой в понедельник набит битком.
– Зато я проведу лишний час с тобой в постели, – старался быть галантным Гай.
Видя, как хороша жена в кремовой ночной рубашке, Гай потянулся рукой к ее левой груди. Чувствуя, как твердеет его член, сонная Джорджия свернулась, как змея, и не реагировала на него.
– Спокойной ночи, дорогой, – пробормотала она и уснула.
Войдя утром в ванную и успокаивая себя тем, что овладевшее им возбуждение связано с предстоящим свиданием, Гай стал выбирать из стока рыжие волоски. Какого черта Джорджия бреет ноги, сочиняя здесь песни? Умывшись и одевшись со скоростью, присущей любителям адюльтеров, Гай выследил жену в другой ванной. Подумав, что она выглядит очень хрупкой с темными от воды длинными волосами, он спросил ее, ради чего она моет голову.
– В одиннадцать придут брать интервью у меня с Радио Парадайз.
– Только две сотни слушателей.
– А интервьюеры? Ненавижу, когда волосы грязные. «У нее в голове кто угодно, только не я», – подумал Гай.
– Я лучше пойду.
– О'кей, увидимся в пятницу, – сказала Джорджия, подставляя под воду правый висок, чтобы смыть перхоть.
Смущенный тем, что к нему не цепляются и не предлагают кофе, Гай собрался пройти в кладовую и взять мыло и зубную пасту, но в кухне зазвонил телефон. Когда он поднял трубку и сказал: «Алло» – на другом конце провода ее быстро положили. Не догадываясь о том, что звонит Джорджия по внутренней линии из кабинета, Гай разволновался больше, чем она ожидала. Он подумал, что кто то знал о его отъезде семичасовым и собирался забрать Джорджию.
В течение нудной недели он с трудом дозванивался до Джорджии и решил ее застукать, приехав домой пораньше. Но всю дорогу стоял на сумасшедшей жаре, придавленный дамой, накупившей рыбы на ужин. Дома обнаружил темно голубой «феррари», припаркованный у входной двери под таким углом, словно водитель торопился войти. Вычищенный снаружи, внутри автомобиль был завален кассетами и мусором.
На террасе Гай увидел загорелого симпатичного юношу, кого то ему напоминавшего. Светло коричневые кудри ниспадали на гладкий лоб, а черные брюки элегантно удлиняли тело. Джорджия, неузнаваемо изменившаяся в новом леотарде, только входившем в моду, смотрела ему в глаза, словно желала вцепиться. Ее лодыжки приобрели золотистый цвет, а ногти на ногах были покрыты коралловым лаком. На коленях лежал лохматый щенок, а между нею и юношей стояла огромная кружка «Пимма». Динсдейл махнул хвостиком, но не встал, и только Джек Рассел зашелся в неистовом лае.
«Да ведь это же мой дом», – подумал Гай, как и шесть месяцев назад Ларри.
– Привет, дорогой, – говорила счастливая Джорджия. – Помнишь приятеля Мериголд Лизандера Хоукли? Он приходил на вечеринку, посвященную выпуску «Рок Стар».
Ткнув Джека в ребра, Гай стал чрезвычайно радушен и, сообразив, что Лизандер появился неспроста, сказал:
– Вам бы стоило познакомиться с моей дочерью, с нашей дочерью Флорой. Вы с ней примерно одного возраста. Ведь мы ее ждем этим вечером? – обратился он к Джорджии. Флора оставалась в Корнуолле.
– Она с минуты на минуту должна позвонить со станции, – ответила Джорджия.
– Не хотите ли выпить... э... сэр? – Лизандер поднялся на ноги. – Принести еще бокал?
Гая не позабавило ни слегка насмешливое «сэр», ни крепость «Пимма», которым Лизандер наполнил бокалы.
– Играете в Ратшире? – спросил Гай, разглядывая его босые ноги.
Лизандер кивнул.
– И у вас есть пони?
– Шесть, – кратко произнес Лизандер. – Я держу их в Элдеркомбе, у Рикки Франс Линча. Только что провел там тренировочный тайм.
Гай вспыхнул. Жена Рикки Франс Линча была художницей и подругой Джулии. Они могут там столкнуться. И вообще эта связь с юношей может повредить Джорджии.
– Как вы с Ларри пообедали? – лениво спросила Джорджия, думая о том, как проигрывает муж рядом с Лизандером.
Гай вновь покраснел:
– Ларри отменил обед.
– Что же ты вместо этого делал? – потребовала отчета Джорджия, вдруг заподозрив очередную измену.
Лизандер мягко тронул ногой ее лодыжку. Ферди приказывал сохранять спокойствие и ни за что не раздражаться. Гай был занят созерцанием нового изумруда, сверкающего на правой руке Джорджии.
– Правда, он изумителен? – спросила Джорджия. – Так мне понравился, что я решила купить его на свой гонорар.
Мегги заерзала, пытаясь слезть с колен. Потолстевшая за две недели, она бросилась на желтый листок горного ильма, а затем наскочила на Динсдейла и принялась терзать его рыжие уши. Ударом лапы Динсдейл отбросил ее в сторону. Отряхнувшись, она заметила выходящего из травы кота Благотворительность и припустила за ним.
– Мег ги, – закричал Лизандер.
– Это в честь Тэтчер? – усмехнулся Гай, считавший себя социалистом.
– Нет, в честь Мегги Талливер из «Мельницы на Флоссе», – авторитетно пояснил Лизандер, прочитавший целых три страницы.
Гай был обескуражен. Читающий Адонис! Джорджия всегда была интеллектуальным снобом. Давно хотелось в туалет и в более прохладное помещение, но Гаю была ненавистна сама мысль оставить их вдвоем.
– Что намечается интересного на неделе? – поинтересовалась Джорджия, стряхивая с волос лепестки розы.
– В воскресенье играю в крикет за сборную деревни.
– Да а? – Гай приободрился, принимая вызов. – Значит, мы в разных командах – я выступаю за Раннальдини.
Лизандер осушил свой бокал:
– У вас большой опыт?
– Тренируюсь всегда, когда работа не мешает, – ответил Гай. – Я играл в школе за Кембридж и за «Свободных лесников». А вы?
– А я не брал в руки биту со школы. Джорджия, пора уходить.
– Мне нужно дать тебе сумку для фруктов из «Пимма» Артуру, – проговорила Джорджия. – Это лошадь Лизандера, – объяснила она Гаю. – Такой чудный. Лизандер рассчитывает подготовить его к скачкам на Золотой кубок Ратминстера, которые состоятся будущей весной.
Вскочив, чтобы побыстрее выпроводить Лизандера, Гай заметил несколько ямок на своей любимой лужайке.
– Бог мой! Кто это сделал?
– Я думаю, Динсдейл пытался докопаться до Мелани в Австралии, – сказала Джорджия.
В следующий момент из за угла вылетела Мегги с лилией в зубах, преследуемая Джеком и Динсдейлом.
Усмехнувшись, Лизандер послал Джорджии воздушный поцелуй:
– Спасибо за угощение, – и добавил, понизив голос: – Не забывай сиять, держи дистанцию и не ворчи.
– Вот и Раннальдини возвращается, – проговорила Джорджия, когда вертолет приземлился по ту сторону леса.
Настроение Гая не улучшилось и после того, как через двадцать минут заявилась Флора, одетая в пляжные шлепанцы, прозрачную рубашку и трусики бикини.
– Дорогая, ты же собиралась со станции позвонить, – удивилась Джорджия, обнимая ее.
– Меня подвезли. Отец Гранин ехал в Лондон.
– Ну и как в Корнуолле? – спросил Гай. – Ты что то не загорела.
– Слишком жарко, – ответила Флора, на самом деле проведшая остаток недели в постели Раннальдини на его римской вилле.
– Миленькая рубашечка, – позавидовала Джорджия.
– Это Гранин, – солгала Флора, получившая ее в подарок на прощанье.
– Ты постоянно что то занимаешь у людей, – взорвался Гай, наконец найдя отдушину для своего раздражения. – Где, черт побери, мой свитер «Свободных лесников»?
– Откуда мне знать?
– Ты последней надевала его на вечеринку... – Гай замолчал, вспомнив те события.
– Когда Джулия Армстронг была бесчестной гостьей, – напомнила Джорджия. Ей бы не стоило огрызаться.
– Я отдала его на следующий день, – запоотестовала Флора.
– Не отдала, – выпалил Гай. – А я в воскресенье играю в крикет, и он мне нужен.
– Зачем в такую жару?
– Если набегаться да еще покидать мяч, то потом свитер может спасти от простуды.
– Ну так возьми мою розовую шаль, – от души предложила Флора. – Я не жалею, когда даю взаймы вещи.
Гаю показалось, что безмятежная улыбка Лизандера присутствует здесь после его ухода. А затем его продолжали раздражать безответные телефонные звонки – Гаю было бы и не догадаться, что это Раннальдини пытается попасть на Флору. Затем Гай понял, что с Джулией связываться уже поздно. Бен к этому времени должен вернуться из Лондона домой.

27

Сам Раннальдини в крикет не играл. Неуклюже пущенный мяч, попавший по руке, мог лишить его возможности дирижировать на недели. Но ему нравилось от случая к случаю демонстрировать значимость своей личности в деревне. Когда он прилетел в воскресенье перед самым матчем, Китти готовила грандиозный ужин, а Боб Гарфилд формировал внушительную команду из музыкантов лондонского «Мет», доставленных на автобусах. Команда состояла из виолончелиста – дьявольского боулера , горниста, уволенного Раннальдини в прошлом марте и срочно восстановленного на работе за блестящее владение битой. Хотя в команде отсутствовали Вольфганг и его товарищи, блеск ей придавал сам Боб, надежно охраняющий ворота, Ларри, похвалявшийся тренировками в Суррее, и Гай, классный игрок по всем параметрам. Незанятые музыканты лондонского «Мет» должны были весь вечер играть на площадке бело голубого павильона.
Бродя вокруг и выискивая недостатки, Раннальдини предупредил музыкантов, чтобы они не пили за обедом больше одного бокала вина, и потом ушел к себе переодеться.
Жители деревни собирались кто на машинах, кто пешком. Им нравилось вторгаться в «Валгаллу», прыгать через Чертово логово, блуждать по лабиринту или восхищаться дельфиниумами, клумбой, верхушка которой, казалось, касалась неба. Забравшись на капоты еще не успевших раскалиться автомобилей, мужчины открывали банки с пивом, а хорошенькие девушки демонстрировали бикини в надежде, что Раннальдини воспользуется правом сеньора на первую ночь.
Гай больше других игроков был озабочен классом своей игры. Полный решимости унизить Лизандера, он еще и рассчитывал попасть в комитет крикетного клуба деревни, что позволило бы ему и делом заниматься, и отлучаться для звонков Джулии. Гай уже присоединился к местному отделению лейбористской партии, приходскому совету и комитету Лучше Всех Сохранившейся Деревни.
Его намерение позвонить Джулии по пути на матч не осуществилось из за Флоры, пожелавшей увидеть Раннальдини после двадцатичетырехчасовой разлуки и настоявшей на том, чтобы ее подвезли.
– Поведу я, – заявила она с уверенностью человека, управлявшего «мерседесом» Раннальдини в Риме.
– Только не ты!
Гай оттолкнул тарелки.
– Я не могу рисковать нашей единственной машиной. Где мама?
– Работает. Она подойдет попозже.
Вдруг Гай почувствовал, что отсутствие Джорджии связано с Лизандером. Опасения подтвердились. Когда он подъехал к краю поля, к ним присоединилась Наташа. Сильно загорелая, одетая в свободную черную рубашку и белые шорты, демонстрирующие стройные ноги, она выглядела очень хорошенькой, и Гай ей об этом сказал.
– Да? Ну спасибо, мистер Сеймур. Ну а как Корнуолл? – обратилась она к Флоре.
– Отлично. Господи, посмотрите ка. Проследив за взглядом Флоры, Наташа увидела Лиандера, привалившегося к голубому «феррари», с телефоном и собаками на ногах – смешным щенком и Джеком Расселом. Он был одет в свою рубашку с надписью «СЕКС СЧИТАЕТСЯ ЗЛОМ, ЗЛО ЗОВЕТСЯ ГРЕХОМ».
– Мы у поля, – говорил он. – Или уйти? Мне тебя тоже не хватает. Ты придешь? А могу я его чуть чуть подколоть во время игры? Хорошо. Увидимся позже.
«Он звонит Джорджии», – разъяренно подумал Гай.
– Чтоб мне провалиться, кто это? – с трепетом спросила Наташа, когда Лизандер снял рубашку, прежде чем надеть крикетный свитер, и обнажил загорелую и худую после морской болезни спину.
Через минуту на красном «феррари» прибыл понаблюдать за развитием событий Ферди, похожий на мафиози в белой панаме и черных очках.
– Добрый день, Лизандер, – окликнул Гай. – Помнишь, я говорил тебе о Флоре? Ну так вот она вместе со своей подругой Наташей.
– Привет! – Лизандер оторвался от приготовления еды для собак, чтобы представить своего товарища.
– Лизандер на сезон поло снял коттедж «Магнит» за долиной, – сообщил Гай смотревшим во все глаза девушкам, – я надеюсь, молодые люди будут вместе.
«И ты прекратишь приставать к моей жене», – таков был подтекст слов Гая, направлявшегося в павильон готовиться к игре.
Наташа последние недели провела неудачно. Осознавая, что Раннальдини все больше от нее отдаляется, она собралась было путешествовать с Флорой по загранице, но та вдруг отказалась. Наташина мама увлеклась новым любовником и младшими детьми. Не зная, на кого направить свои чувства, она, не отрываясь, смотрела на улыбающегося Лизандера и думала, что он самый лучший и добрый из всех юношей, ею виденных. Впервые за последнее время она так сдвинула рубашку, что показался край оранжевого лифчика, оставлявший желающим возможность вообразить остальное.
– Можно я присмотрю за этим прелестным щенком? – спросила она, поглаживая испуганную Мегги.
– Попробуйте удержать его в тени, – сказал Лизандер. – А ты присмотри за Джеком, – добавил он Ферди. – Он с ума сходит от кроликов, а они медленно бегают – должно быть, больны – так он их ловит.
– Некоторым зверюшкам хочется, чтобы их поймали, – Наташа отправила Лизандеру завлекающий взгляд и улыбнулась Ферди, достававшему из «феррари» корзинку:
– Пойдемте смотреть с нами.
Она обратила внимание на красное и потное лицо Ферди и выступ под широкой гавайской рубашкой, растягивающий джинсы. Проницательная, как и отец, она сообразила, что до Лизандера можно добраться через его друга.
– Еще пять минут, Лизандер, – закричал капитан команды Парадайза Майкл Прескотт, хозяин «Жемчужных ворот», прозванный Архангелом Михаилом и ставший большим приятелем Лизандера.
– Как вы познакомились с Лизандером? – спросила Наташа у Ферди.
– В школе.
Стоя на коленях и зашнуровывая крикетный ботинок друга, Ферди поинтересовался: – Какие у вас дела?
– О'кей. Гай расстроен, а Джорджия не торопится раздувать это дело, чтобы не показать, как она страдает.
– А вот еще один из твоих врагов, – сказал Ферди, когда большой вертолет, приковав к себе внимание, приземлился у поля и оттуда выпрыгнул Ларри Локтон, блестя драгоценностями.
– Даже если вы и против, я все равно буду сражаться, – завопил он на бегу.
– Не говори глупостей, Ларри, – откликнулся Боб, открывавший подачу вместе с восстановленным горнистом. – Я поставил тебя четвертым номером.
По пути в павильон Ларри столкнулся с Раннальдини, выходящим из дому.
– Кто этот парень у голубого «феррари»? – полюбопытствовал Раннальдини, который на самом деле все знал, но хотел завести Ларри.
Заметив Лизандера, Ларри гневно зарычал:
– У него какое то смешное имя типа Александр Харли. Мериголд почему то сдала ему «Магнит».
В прежние времена Ларри ни за что не допустил бы такого, но после интрижки с Никки был уже поосторожнее.
– Действительно магнетичен, – заметил Раннальдини. Неудивительно, что Ларри был так смущен.
Кивая знакомым на ходу, Раннальдини постепенно подбирался к группе вокруг «феррари», к которой присоединился теперь и изящный Идеальный Хомо, одетый в голубые шорты и крошечную белую шляпку.
– Папа, – Наташа радостно его обняла, – ты должен познакомиться с Лизандером.
Пока Флора отсыпалась после римских ночей, Раннальдини изучал партитуры, диктовал письма и даже проводил прослушивание на балконе виллы. Его загар еще больше подчеркивал идеально сшитый белый костюм, который выделял его среди толпы. Лизандер изумленно вздохнул. Он уже ненавидел Раннальдини, но не мог не считаться с его очаровательной внешностью и излучаемой им энергией. Еще никогда ему не встречался человек настолько лощеный и сексапильный.
– Крутейший костюм, – заикнулся он. – Где вы его отхватили?
– В трущобах Сингапура, – произнес Раннальдини с улыбкой, смягчающей убийственный взгляд.
«Господи, да паренек то довольно нудный». Взволнованный Раннальдини решил, что Флора вряд ли подпадет под чары Лизандера, и потому, проигнорировав ее, кивнул Ферди и Идеальному Хомо, который сказал:
– Я согласен с Лизандером. Костюмчик что надо.
– Лучше бы уж начинали, а то просидим до снега, – усмехнулась Флора, решив скрывать свою тоску.
– А где же Китти? – осведомился Лизандер.
– Занимается чаем.
– Так ей не удастся посмотреть? – неодобрительно спросила Флора.
– Китти ничего не понимает в крикете, – пояснил Раннальдини.
– Не в ту школу ходила, – язвительно добавила Наташа.
Мистер Бримскомб и псарь Раннальдини Клив, для беспристрастности судящие бесплатно, стали выводить игроков на поле, когда Лизандера подхватили двое белокурых сыновей Мериголд. Джейсон был одет в рубашку с надписью: «Я никого не боюсь в мире , разве что Папочку » . Марки тащил крикетную биту размером больше его.
– Мы привезли с собой «Роки 4». Пойдешь к нам смотреть? А ты нам мяч подашь? – спрашивал Джейсон.
– Давайте дождемся перерыва на чай. Лизандер заправил в брюки вылезающий свитер.
– Мне пора на поле. Как вы уезжали на последний семестр?
– Отлично, – ответил Марки. – Мама так расстроилась, что мне пришлось плакать еще громче, чтобы ее успокоить. А как Артур?
– Сходим и посмотрим. Ему нравится пастись на ваших лужайках.
– Да иди же, Лизандер, – завопил Архангел Михаил. «Да он и с детьми умеет обращаться», – подумала Наташа, когда Лизандер поскакал по изумрудно зеленому полю. На площадке взмокшие музыканты лондонского «Мет» спасали свои души, играли «Квинтет Форель». К толпе вокруг «феррари» присоединилась и Мериголд, призывающая провести церковный праздник.
Она чувствовала себя расстроенной, потому что купленные в феврале джинсы застегивались намного туже. Уговоры, что это от жары, не успокаивали.
– Ну как дела? – прошептала она, принимая от Ферди бокал шампанского.
– Не так гладко, как у тебя с Ларри, – ответил Ферди, – главное – не переборщить сегодня вечером.
– Девочки, надеюсь, вы поможете на церковном празднике? – спросила Мериголд.
– Я буду заграницей, – торопливо сообщила Флора.
– И я тоже, – сказала Наташа.
– Стыдно, но уж вы то, Меридит, украсите бесплатно комнату, – обратилась Мериголд к Идеальному Хомо. – Это очень поможет проведению лотереи.
– Ну нет, – обиженно возразил Меридит. – Вы же знаете, что сейчас экономический спад.
Он не мог простить Мериголд, что его не пригласили декорировать «Магнит».
– Пора говорить о перевоплощении малого из Парадайза, – пробормотал он Флоре, пристраиваясь рядом на автомобиле Ферди.
Официант из «Небесного сонма» произвел подачу. Приняв стойку, Боб отразил мяч на четвертый номер.
– О, здорово залепил, – отметила Мериголд, с трепетом отнесшаяся к сложившейся ситуации. – Дети, не съешьте все печенье Ферди.
– А Гермиона здесь? – поинтересовалась Флора.
– Слава Богу, нет, – содрогнулся Мередит. – Поет «Саломею» в Нью Йорке. Когда она выходит в седьмой раз кланяться, аудитория встает и вопит: «Все, все, хватит!»
Поскольку Раннальдини не мог этого слышать, все покатились от хохота.
– Счастье, что ей встретился Боб, – сказала Мериголд.
– Счастье! А разве Бобби не получил неплохое тело? О, сильный удар, должно быть, шестерка.
– Боб сам неплохо выглядит, – заметила Флора. – Жаль только, лысеет.
– Это от экономического спада. Он всегда был под каким либо влиянием, – захихикал Меридит. – О, хороший удар.
Бобби сделал первую обводку.
– Похоже на разгром. Бедный Парадайз, в такую погоду ты больше похож на ад.
Становилось все жарче. Над полем висело марево. Увядшие листья и пожухлая трава превращались в мусор в окружающих лесах. Птицы замолкли. Взмокший Ферди сожалел, что комплекция не позволяет ему скинуть рубашку и загорать, как все. Он не мог оторвать от Наташи глаз, впервые встретив такую очаровательную девушку. Умеющий поговорить, Ферди вдруг так оробел, что только наливал вина в ее бокал и угощал вишней.
Сто очков и ни одних воротцев. Деревня была обижена. Правда, была надежда хоть мельком увидеть неуловимую Джорджию. Слухи о распаде ее брака с Гаем, разносимые Мамашей Кураж, распространялись со скоростью света. Однако сам Гай, словно опровергая их, держался бодро. Подавал он только седьмым номером, и это его достаточно раздражало. Стараясь быть любезным с женами полевых игроков Парадайза и не желая давать автографы, Гай Сеймур полагал, что все это позволит ему в следующем году играть за команду деревни.
В отличие от него Ларри был доволен своим третьим номером и теперь яростно штудировал в тени бизнес отдел «Санди таймс». Ему хотелось сбежать поорать по телефону – раздражали эти тупицы партнеры. И еще злило то, что судит его Бримскомб – Иуда. После того как вырубили жимолость около окна Флоры, мистер Бримскомб подумывал вернуться к бывшему хозяину, но его останавливала грубость Ларри. «Жемчужина Парадайза» прижилась в теплицах Раннальдини и обещала вырасти даже толще и выше, а, ухаживая за ней, он мог наблюдать и Наташу, загорающую и купающуюся в бассейне без лифчика.
Ситуация складывалась отчаянная, жители Парадайза потихоньку напивались. Болельщики Лизандера спрятались в тени шелковиц, и, когда он приближался, его освистывали, потому что команда играла из рук вон плохо.
– Не позвонишь вместо меня Ледброуку? – крикнул он Ферди. – Моя телефонная карточка в автомобиле. Защитник только что сказал мне, что Блю Чип Беби – фаворит забега в 4.15. Может, поставишь на него пятьсот фунтов?
Ожидая изменения банковского баланса, Лизандер значительно поднял ставки.
– Да он еще и богат, – пробормотал Мередит.
– Ты его обманешь, – вздохнула Наташа.
– Только просадит деньги, – проворчал Ферди.
– Ты захватил что нибудь поесть? – окликнул его Лизандер, выпивший ледяного «Карлсберга».
– Я сделаю тебе сандвич, – Наташа склонилась над корзинкой. – С цыпленком или с копченым лососем?
Шелковичная роща была забита автомобилями. Толпа изнемогала от жары. Боб и горнист довели счет до 140.
– Если что нибудь вскоре не изменится, – вздохнула Мериголд, – Ларри так и не удастся ударить.
– Господи, какая же она хорошенькая, – проговорил Ферди, когда Наташа, не торопясь, пошла к Лизандеру с сандвичем.
– Она ничего, – сказал Мередит, повесив себе на уши по паре вишенок вместо серег, – но ужасная сука.
Лизандеру, однако, удалось съесть только кусочек. Дела были плохи, и Архангел Михаил кивком головы позвал его:
– Тебе приходилось подавать?
– Иногда.
– Ну, хуже уже не будет.
Майкл поднял перед ним мяч свечкой:
– Воротца неприступней сердца Раннальдини. Старайся вести мяч битой.
– Это уже интересно, – заметил Ферди, доев сандвич Лизандера.
– Как зовут подающего? – спросил счетчик.
– Хоукли, – прокричал Майкл.
Болельщики, в основном женщины, приободрились. Ведь это же был тот самый великолепный мужчина, который переехал в «Магнит». Лондонский «Мет», уставший исполнять классику, грянул «Эй, красавчик».
Мередит размахивал в такт куриной косточкой.
– Привет, Тедди, – улыбнулся Лизандер мистеру Бримскомбу, измерявшему шагами его пробежку. Они подружились, когда Лизандер приводил в форму Мериголд. Лизандер был всегда готов подвезти дровишек или пустые мусорные баки.
С выбившейся из брюк рубашкой, длинноногий и длиннорукий, Лизандер неуклюже приближался к воротцам. Через секунду резкий удар посредине воротцев выбил Боба из игры. Толпа радостно закричала и развеселилась совсем, когда за биту взялся Ларри. На нем были защитные доспехи и перчатки от Яна Ботема. Все поняли, что его фирменная бита «Астра» с пластиковой головкой используется первый раз. К счастью, смех заглушили аплодисменты Бобу, вернувшемуся после семидесяти восьми пробежек по краю поля.
– Ну и что это был за мяч? – напыщенно проговорил Ларри.
– Я думаю, красный, – Боб потер лоб, – должно быть, от жары.
– А это Ларри Локтон, – объявил комментатор, – который, как мы говорили, пробовался в Суррее.
Пока Ларри, волнуясь, поправлял свою маску, Лизандер вернулся назад, протер мяч и сунул его в брюки.
– Ах, быть бы мне им, – вздохнул Мередит. Второй мяч Лизандера ударился о белоснежные щитки Ларри.
– Аут, – произнес мистер Бримскомб к досаде Мериголд.
Ларри мычал под своей маской и гримасничал, как горилла.
– Аут, – согласился Клив, которому никогда не нравился Ларри.
– Ну тогда и не думай получить свою работу обратно, – сказал Ларри, отправляясь в павильон.
– Ну, может быть, для Суррея он и подходит, – захихикал Мередит, когда Мериголд бросилась утешать мужа.
Лизандер прошел еще пять воротцев за девять пробежек и уже завершал круг, когда «Мет» грянул «Рок Стар» при появлении Гая.
– Мама умница, – сказала Флора. – Звучит, как будто написано специально для оркестра.
– А вот и сам мистер «Рок Стар», – прокрякал комментатор. – Блестящий игрок в крикет, если верить моим информаторам.
Со своей атлетической пластикой, мощным телом, красивым лицом и белыми волосами Гай выглядел достойным посвященных ему песен. Ему хотелось, чтобы все это видела Джу Джу, да и Джорджия куда подевалась? Как можно винить в неверности женщину, которая его не поддерживает? И, надевая защитную маску, он заметил Джорджию, выходящую из леса с Динсдейлом. Ее чистые волосы стягивала сзади голубая лента, и на ней были голубая рубашка, повязанная на талии, и цветастые брюки.
– Если не ошибаюсь, сама Джорджия Магуайр; миссис Рок Стар прибыла вовремя, – отметил комментатор, а ансамбль повторил мелодию.
Под громкие аплодисменты Гай начал с центра бить кистью. Тут тенор с хорошо поставленным ударом отбил четыре мяча, а затем так запустил мяч над вытянутой рукой Лизандера, что тот улетел далеко в лес. В следующий момент Лизандер, Джорджия, Динсдейл с Мегги и Джеком исчезли среди деревьев. Сначала игроки обрадовались возможности присесть и отдохнуть, а потом их взгляды обратились на появившегося Динсдейла с мячом в зубах. Все ждали еще добрых пять минут, пока из леса бок о бок не вышли Лизандер с Джорджией. Лизандер нарочито вытирал остатки губной помады тыльной стороной руки, а у Джорджии на волосах недоставало голубой ленты.
Толпа разразилась хохотом, а оркестр, досаждая Раннальдини, грянул: «Если ты заглянешь сегодня в лесок , то приятно удивишься». Гай был потрясен, и начавший подавать Лизандер перехватил его мяч за одну пробежку.
Флора искала у павильона Раннальдини, когда мимо промчался Гай.
– Ты теперь, папочка, родитель одиночка, – окликнула она его. – Поскольку в лесу с мамочкой был Лизандер, твой свитер должен носить он.
Глаза Раннальдини загорелись злорадством.
Бедняга Гай был вне себя. Ему уже не нужен был его зеленый свитер, напоминающий о бывших достижениях. Журналист из «Ратминстер ньюс», наблюдавший всю сцену, подумал, что нужно позвонить Демпстеру и рассказать о колеблемой Рок Скале. Зато необычайно приободрился Ларри.
– Твой малыш, кажется, переключился на Джорджию, – не преминул он уколоть Мериголд.
– Вольфи не может сделать несколько пробежек за твою команду, – прожурчала Флора Раннальдини. – Ты не пожалел, что украл у него подружку?
– Оно того стоило. Ты хоть немного по мне соскучилась?
– Нет, – сказала Флора, глядя на него из под ресниц. – Я соскучилась много.
– Ну а пока «Мет» и твой папаша на поле, исчезнем ка мы в башне. А Таблетка постережет.

0

14

28

Лондонский «Мет», включающий 160 человек, проследовал на чай в огромный и прохладный холл. Дубовые столы покрывали белые скатерти. Большие вазы с ранними розовыми георгинами стояли в каждом углу. Китти устроила праздничное чаепитие. Ее сандвичи с копченой лососиной, креветки в майонезе, омлет с травами и индюшачьей грудкой были чрезвычайно вкусны. Также подали домашние лепешки с тутовым джемом и кремом, орехи, лимоны и шоколадные пирожные, красиво украшенные сверху и с кусочками ледяного масла внутри, и разноцветный торт, где по белому мороженому вывели голубым: «ЛОНДОНСКИЙ «МЕТ». Д. ПАРАДАЙЗ. 1990». Чтобы доставить удовольствие Раннальдини, было сделано все. Жаль, чаепитие сопровождала жара.
– Я не могу туда пойти, – хныкала Джорджия, окруженная любителями автографов, когда толпа потянулась в холл. – Гай и так уже готов меня убить за то исчезновение.
– Я буду с тобой все время, – успокаивал ее Лизандер. – И потом я чертовски голоден. А этот дом очень готический, да?
Даже жара ада не смогла бы остановить Персиваля Хиллари, священника церкви Всех Святых в Парадайзе, при возможности поесть. Законченный прихлебатель у чужого стола, с красной физиономией и хриплым дыханием, он наполнил тарелку сандвичами и завопил мелодичным голосом:
– Какое чудесное, чудесное торжество.
– Какой пир! – вскрикивала его жена Джой, о которой отзывались как о надежной опоре.
Плоскогрудая балаболка со звенящим смехом, она тратила время на запугивание не желающих заниматься благотворительностью и бдила за уклоняющимися от праведной жизни.
– Когда рядом Джой, меня так и тянет нацепить поверх шорт еще и фиговый листок, – жаловался Меридит.
Между Джой, Мериголд и леди Числеден шла непрерывная борьба за право задавать тон в Парадайзе. Забота о нравственности других не мешала Джой Хиллари разделять с мужем слабость к красивым мужчинам и быть помешанной на Гае. Она уже давно готовила Гая для себя с помощью утомительных бесед.
Оторвав Джорджию от Лизандера и шипя:
– Как ты смеешь выставлять меня в таком свете перед всем Парадайзом? – Гай толкнул ее в сторону Джой. – Дорогая, я хотел бы познакомить тебя с моей женой Джорджией.
Будучи вегетарианкой и освободив бутерброды от мяса, яиц и рыбы, Джой стала рассказывать Джорджии, почему в этом году так много овсюга.
– Символ времени, – уныло произнесла Джорджия, а когда Джой Хиллари бросила на нее пустой взгляд, добавила: – Мужчины не сопротивляются, когда их сеют.
– Никто его не сеет, – терпеливо возразила Джой. – Поле за нами уже двадцать лет культивируется, но до сих пор на нем растет овсюг.
– Но это гораздо лучше, чем рапс, – сказал ее муж.
Персиваль, приближаясь под предлогом знакомства, а на самом деле – за куском шоколадного торта. Увы, не успел он взяться за нож, как Динсдейл впился во весь торт.
Джорджия расхохоталась. И, видя их растерянные физиономии, проговорила:
– Лучше мне уйти от этой криминальной сцены и поздравить Китти.
Даже в состоянии самопогружения Джорджию напугала внешность Китти. Она похудела, а ее глаза покраснели так, словно от крепкого чая. Китти всегда успокаивалась во время приезда Раннальдини, но сейчас, казалось, исчез весь интерес к другим людям. Она даже не улыбнулась рассказу о проделке Динсдейла. А когда Джорджия присела рядом и поблагодарила за разрешение Флоре так долго жить в «Валгалле», Китти ничего не ответила и только опустила глаза.
– Что с тобой, Китти? Ты чем то потрясена?
– У меня все хорошо.
Как она могла поведать Джорджии, что у ее дочери неистовый роман с Раннальдини? Месяц назад, когда бедняга Вольфи проплакал всю ночь, Китти сказала Раннальдини, что он не должен уводить подружку у сына хотя бы потому, что она на тридцать лет моложе. А Раннальдини провопил, что Вольфи просто с ума сошел от ревности и придумал эту историю, да и как вообще Китти смеет обвинять его в приставании к малолетним.
Он обвинил жену в потере привязанности к нему, и Китти была почти откинута со своих позиций. И ведь что самое ужасное – первоначально она преклонялась перед Флорой: та всегда ее поддерживала, но потом Флора перестала заступаться за Китти и во всем принимала сторону мужа.
А теперь, при приближении Раннальдини и Флоры, Китти залила чаем весь стол. Флора, естественно, была голодна. Джорджию никогда особенно не заботило питание своей семьи, да и после завтрака прошло уже немало времени.
– Привет, Китти, – сказала Флора восхищенно. – Как ты?
– О'кей, – ответила Китти, разлив еще больше чая на скатерть.
– Ну ка, молодчина, дай ка мне его, – Гай отобрал у Китти чайник, видя, как она разволновалась. – Я наполню чашки, а ты поболтай с Флорой.
– Я только еще принесу горячей воды, – Китти с отчаянием схватила серебряный кувшин. – Бери сандвич, – толкнула она Флоре тарелку.
– О, вкуснятина, я такая голодная! – воскликнула Флора, но аппетит у нее пропал, потому что Китти выглядела абсолютно несчастной и не могла поднять глаз.
«Она все о нас знает, – в ужасе подумала Флора. – И ведь была так мила со мной». Но Раннальдини стал тайком ласкать ее бедра, она не могла удержаться и не прижаться к нему.
– Маленькая женушка Раннальдини все делает хорошо, – сказала Джой Хиллари, беря третий кусок орехового пирога. – Мы должны привлечь ее к участию в празднике. Может быть, она будет торговать безделушками или готовить чай.
Когда Китти закрыла кухню, на тропинке перед ней возник небрежно одетый Лизандер.
– Вы меня помните? Мы встречались у Мериголд и на вечеринке по поводу выпуска «Рок Стар». Давайте я понесу кувшин. Потрясающее чаепитие. Я так подкрепился, что подавать сейчас не способен. А моя мама не любила готовить для застолий после крикета. Она ограничивалась покупкой торта и готовых сандвичей.
Он вдруг обнаружил, что воспоминания о Пиппе, пусть и в такой форме, уже не причиняют боли.
Китти подняла взгляд. Мощные стекла очков гротескно увеличивали покрасневшие глаза. «Господи, да она же совершенно несчастна».
– Мериголд рассказывала мне о вашей маме, – заикнулась Китти. – Она была такая молодая. Вы, должно быть, ужасно по ней тоскуете.
Лизандер, который обычно улавливал характер отношений между людьми, уже понял, что Раннальдини неравнодушен к сексапильной дочке Джорджии. Что же будет с Китти? «Раннальдини дерьмо», – решил он, внося кувшин с горячей водой в холл.
Наташа, которой и представить было трудно, о чем можно разговаривать с ее мачехой, обрабатывала Ферди, которого Лизандер представил Китти. «Ферди и Китти вполне подходят друг другу», – решил Лизандер. Пока они знакомились, к ним примкнул Гай с блюдом торта.
– Вы молодчина, должны сами что нибудь съесть.
– Почему вы ее так называете? – спросила Наташа.
– Потому что она действительно молодец, – тепло произнес Гай.
– А сколько кирпичей в надежной опоре? – поинтересовалась Джорджия, присоединившись к группе и ловя на себе мрачный взгляд Гая.
– Мы будем все доедать не одну неделю, – сказал Раннальдини жене, оглядев полные столы. Люди уже закуривали, направляясь к полю. – Ты, Китти, как обычно, сверхуслужлива.
– Ничего не пропадет, – проворчал Лизандер. – Я помогу вам, Китти. Здесь хорошо и прохладно.
– Лизандер, – окликнула Мериголд, – ты же обещал поиграть с мальчиками.
– Вот уж нет, черт побери, – проворчал Ферди. – Тебе заплатили за то, чтобы ты дразнил Гая. Займись Джорджией.
Но как только Лизандер уселся рядом с Джорджией под ореховым деревом, Архангел Михаил приказал ему выйти на поле и начинать подачу. Его место мгновенно занял Ларри, которого Джорджия избегала.
– Как продвигается альбом?
– О'кей.
– Гай тоже так говорит. Может быть, сдашь его раньше?
– А может быть, и свинья летает, – огрызнулась Джорджия.
– Я думаю, дела в галерее не очень успешны, – предположил Ларри, – ты могла бы помочь мужу, ускорив работу. Ведь Гай же тебя берег раньше, помогал, Джорджия.
– Это для конспирации. Меня просто использовали, – в истерике закричала Джорджия. – А Гай тебя пригласил для этого на обед.
– Но он его отменил, – заявил Ларри. – Был слишком занят.
Джорджия затряслась. Сказав это, Ларри буквально столкнул ее в пропасть.
– Да ты сама придумываешь себе преграду, – продолжал он задиристо. – Все, чего мы все хотим, – так это тепла, искренности и любви, как дети и старики. Ну как в «Рок Стар».
– Когда я писала «Рок Стар», то была счастлива, – прошипела Джорджия. – Как я могу быть такой теперь, если сердце разбито, а мой мир разваливается?
С поля Гай увидел, как Джорджия вскочила с шезлонга и, спотыкаясь, пошла от Ларри. Гай ведь надеялся, что Ларри сообразит не говорить об отмене обеда. Надо было предупредить его, но, будучи сыном епископа, он вкрадчиво проговорил:
– Может быть, ты скажешь Джорджии, что не пришел на обед?
– Вы не хотите преподнести в дар церкви в качестве праздничных призов дюжину копий «Рок Стар»? – остановила Джорджию Джой Хиллари.
– О черт, конечно же, нет, – завопила Джорджия. – Я не могу свободно распоряжаться своим альбомом, и мне не полагается часть записей. Это все равно, что я попросила бы у вашего мужа к следующему Рождеству передать церковную выручку в Общество благотворительности музыкантов. О, смотрите, подает Лизандер. Извините.
Она удалилась, оставив Джой недовольной.
«Гай опять мне солгал, – думала Джорджия. – Стоит ли заканчивать альбом только для расчетов с банком, если Гай не собирается бросать Джулию. Содомитский «Ангельский отдых», уж лучше жить в снятой квартире с Лизандером».
Это было за секунду до того, как она поняла, что дела на поле круто изменились. Теперь Гай уверенно подавал, перехватывал и отбивал той самой рукой, которая ночами доставляла ей такое удовольствие. Джорджия отчаянно закричала.
Секунду спустя Лизандер, словно мстя за нее, запустил мяч высоко в воздух, и игрокам «Мета» пришлось отправиться на его поиски в лес.
Парадайзцы были на небесах. Им еще ни разу не удавалось удачно сыграть против лондонского «Мета». Вскоре музыканты, не потерявшие присутствия духа, двинулись к дальнему полю, а Гай, Ларри, Боб и тенор, волнуясь, обступили воротца. Но без большой пользы. Удары посылали мяч через черту, и каждый раз Лизандер набирал очки пробежками, пока игроки «Мета» оставили свои номера, чтобы насладиться зрелищем, когда смертный играет как Бог.
Исполнявший «Смотрите, идут победители» оркестр выдал «Британских гренадеров».
«Идут пересуды об Александре и Геркулесе ,
О Гекторе и Лизандере
И других храбрецах» , – пел тенор, и все болельщики, в том числе и священник, присоединились.
После пятидесяти пяти минут игры команда Парадайза имела 130 очков и нетронутые воротца. Набрав свою сотню, Лизандер помахал руками команде соперников, обоим судьям и битой – болельщикам. Затем, словно с презрением говоря: «Уж теперь то я развлекусь с твоей женой», – он отправил мяч в сторону побагровевшего и взмокшего Гая и побрел, ухмыляясь, в павильон, не дожидаясь разрешения судьи.
Местный журналист был настолько обеспокоен возвращением в офис для снятия заранее приготовленного заголовка «ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ», что забыл позвонить Демпстеру. Гай еще минут сорок оставался на поле, ничего не предпринимая, игроки Парадайза делали вымученные пробежки, а Лизандер удалялся в лес с Джорджией и собаками. И Гай и Джорджия были так заняты, что не заметили, как Флора исчезла с Раннальдини.
– Жаль, что Джорджия Магуайр ушла так рано. Я хотел с ней переговорить об открытии праздника, – жаловался Персиваль Хиллари, на самом деле интересуясь лишь Лизандером.
– Видимо, перегрелась на солнце, – предположила Джой. – Сначала она отказалась дать мне несколько альбомов «Рок Стар», а когда я вежливо попросила какие нибудь ненужные ей личные вещи, которые мы могли бы разыграть в лотерею, сказала: «Как насчет моего мужа?» – и умчалась.
– Я уверен, просто пошутила.
– А я – нет. Тем более если вспомнить, каким надежным оплотом был Гай. Я не имею в виду ее, но что касается этой вороватой собаки...

29

Самый жаркий август этого столетия удушил Парадайз, а поля потрескались так, что походили на кусочки гигантской головоломки. Даже вечера, сопровождаемые звуками променад концерта, не избавляли от жары. Был один из тех редких дней, когда Раннальдини находился дома и слушал музыку, непрерывно ее критикуя. Он оценивал исполнение с точки зрения громкости и памятуя о той экстатической овации, которую устроила публика в начале прошлого сентября лондонскому «Мет», исполнявшему под его управлением «Реквием» Верди.
Поскольку теперь Раннальдини был совершенно уверен во Флоре, он решил поддразнить Гая и Ларри, отвлечь внимание Наташи от себя и пригласил их вместе с Лизандером и Ферди на обед в первое же воскресенье после крикетного матча. Лизандер, устремившийся на скачки в Геткомб, согласился, только уступая просьбам Ферди. Но Ферди не имел успеха у Наташи. Как только Лизандер появился на террасе перед обедом с бокалом «Кровавой Мэри» и журналом в руках, Наташа не отрывала от него глаз.
В отличие от него Ферди выглядел ужасно. Под умными глазами появились темные круги. Лицо было в прыщах, а овсяная диета не позволяла загорать или заниматься зарядкой. Лодыжки его опухли от жары, а подбородок касался воротника гавайской рубашки, прикрывавшей большой живот. Его главного достоинства – умения вести разговор как не бывало. Он только таращился и краснел.
«Как Хрюшка из «Повелителя мух», – подумал Раннальдини и протянул руку к загорелым скулам Лизандера, приговаривая:
– Удивительно, как ты столько прожил, не получив ни одного дуэльного шрама.
Обед, накрытый под развесистым ореховым деревом, заставил Лизандера забыть о скачках в Геткомбе: омар со шпинатом, огромный лангуст и такое же блюдо устриц, доставленных утром на вертолете Раннальдини из Бристоля.
– Я еще никогда не ела устриц. Они похожи на замызганные тряпки для мытья посуды, – сказала Флора, когда Раннальдини положил полдюжины ей на тарелку и полил их лимонным соком. – Фу! Это все равно что глотать собственные слюни.
– Вкус воспитывают, – Раннальдини прижался к ее ноге бедром.
Справа от него сидела Гермиона, которая была приглашена с Бобом, только чтобы не пустовало место за столом, и которая большую часть времени проводила, читая факсы из Нью Йорка с откликами на исполнение Саломеи, прошедшее с блеском. Никогда много не евший Боб раскалывал клешни омара и очищал лангуста для Гермионы, пытаясь разговорить Ферди, а также Китти. Лизандер оставался на растерзание Наташе, распространявшейся о своей мамаше и знакомых знаменитостях и жаловавшейся на то, что приходится ходить с фамилией Раннальдини на чемодане – ведь каждому становится известно, чья она дочь. Она пригласила Лизандера пожить на их вилле в Комо.
Только съев абрикосовый торт, приготовленный Раннальдини, и выпив кофе и бренди, Лизандер понял, что самое время сбежать и посмотреть по телевизору последние забеги в Геткомбе. Но соревнования уже закончились, когда он включил экран, а победители ожидали представления.
После изнуряющей жары, падений с лошадей, нервного возбуждения они, казалось, были блаженно счастливы оттого, что остались живы. Лизандер позавидовал тому, насколько молодо они выглядят в пыльной обуви и бриджах. Здесь был кумир Лизандера – Дэвид Грин, мужественный красавец в красном френче, не скрывавшем загар, а также Марк Тодд, выделяющийся среди остальных скорбным выражением лица. И еще одна победительница – Мери Томсон, вопившая от радости и с благодарностью обнимавшая свою храбрую лошадку. Лизандер потер глаза. Почему он должен проводить свою жизнь, обслуживая этих богачек, занятых только собой. Он вздрогнул, почувствовав на своем плече руку. Это был Раннальдини. Выражение его лица было удивительно мягким.
– Бедный малыш, ты скучаешь по настоящей работе с лошадьми. Пойдем, я кое что тебе покажу.
Солнце уже припекало, и все решили отправиться на прогулку на лошадях. Отказалась лишь Китти, которая каменела при одном виде этих животных и которой во всяком случае было лучше остаться убираться.
– Не трожь ее, – прошептала Гермиона, когда Лизандер попытался уговорить ее тоже поехать, – она только рассердится, потому что здесь я.
Лизандер надеялся, что Гермиона свалится с лошади, но, выросшая на ферме в Южной Африке, она прекрасно держалась в седле, еще при этом и напевая «Обуйся , оседлай лошадь и вперед» своим великолепным голосом, эхом разносящимся по долине.
Раннальдини получил удовольствие оттого, что восседает на большом и черном Князе Тьмы. Блестящий стипльчезер, выигравший не одну скачку, он стал вторым на прошлогоднем Золотом кубке Ратминстера после своего главного конкурента – Гордеца Пенскомба, принадлежавшего Руперту Кемпбелл Блэку. Находясь на отдыхе, любимец хозяина терроризировал гулявших по его полям, и в частности Китти. Он, не торопясь, подготавливался к будущему сезону. Сейчас Раннальдини хотелось ехать нога к ноге с Флорой, а Князь Тьмы свирепо бросался на старенького пони, на котором без седла ехала Наташа. Лизандер заметил, как Раннальдини запустил руки Флоре под рубашку, подсаживая ее.
Хорошо подготовленному и пытавшемуся скрыть свое оцепенение Бобу досталась вполне приличная охотничья лошадь, не разъевшаяся из за отсутствия травы. К сожалению, Ферди не мог похвастаться мужеством перед Наташей. Из за большого веса он тяжело сидел в седле и печально выглядел на фоне Лизандера, энергично управлявшего лошадью. Фройлен Малер, молодая веселая кобылка, на которой сидел Лизандер, успешно участвовала в скачках с препятствиями и сейчас без особенных усилий с его стороны перепрыгивала через бревна и изгороди.
– Она действительно неплохая, – улыбнулся Лизандер Раннальдини. – Вы должны показать ее в будущем году в Уитбреде или Ратминстере.
– Может быть, ты захочешь выступить на ней? – предложил Раннальдини.
– Господи, да я бы с радостью, но вообще то у меня другие планы, – и он рассказал Раннальдини об Артуре.
– Во всем этом есть что то от Толстого, – вздохнула Флора, когда они легким галопом пересекали платиновую стерню. Работники Раннальдини еще продолжали убирать урожай. На каштанах набухали крохотные орешки. Закат уже смешивался с мглистым вечером. Коровы неуклюже поднимались на ноги, как ученики при входе в класс учителя.
Наконец все добрались до озера Раннальдини в глубине долины; спокойствие его лазурной поверхности тут же было нарушено плескавшимися ротвейлерами. Уровень воды катастрофически упал, и только у кромки росли дикие незабудки, лягушечник и мята.
– От этого озера зависит поголовье моего скота, – сказал Раннальдини Бобу. – Как ты думаешь, засуха продолжится?
– Неизвестно. Кстати, я не знаю, насколько глубоко озеро в середине.
В ответ на это Лизандер сжал вспотевшие бока Фройлен Малер и галопом погнал ее в озеро, поднимая огромные брызги и волны, пока совсем не скрылся под водой. Над поверхностью были видны только коричневые ноздри лошади.
– Он утонет! – вскрикнула Наташа.
– Вообще то это дорогая лошадь, – произнесла циничная Гермиона.
– Да помогите же ему кто нибудь! – взмолилась Наташа.
И тут лошадь с хохочущим всадником показались на другой стороне. И даже когда кобыла, как собака, отряхивалась, он и не шелохнулся в седле.
Его брови и ресницы топорщились, волосы были уложены назад, загорелая спина блестела, а с промокших джинсов и узды Фройлен стекала вода – в таком виде они ожидали остальных.
– Как Венера из пены, – вздохнул Боб.
– Но еще прекрасней, – промурлыкал Раннальдини.
– Теперь мы знаем, кто должен играть малого из Парадайза, если соберемся снимать фильм.
Было так жарко, что к возвращению домой и лошадь и всадник высохли. Наташа умирала от любви. Флору и Гермиону слегка раздражало, что Лизандер был лишь вежлив с дамами. Раннальдини молча ехал на Князе Тьмы и размышлял над тем, как использовать этого очаровательного, но совершенно наивного мальчика в своих целях.
А в это время в «Ангельском отдыхе» Джорджия выглядывала в окно гостиной, находясь в отчаянии, охватывающем по воскресным вечерам несчастливых в замужестве женщин, которым теперь до пятницы не с кем будет поругаться.
Гай только что заявил о предстоящей поездке в Лондон, а она была такой стервой, что даже ни в чем его не обвинила. Впервые после марта «Рок Стар» не вошла в лучшую двадцатку. У нее не хватило духа подняться, когда к парадной двери подъехал темно голубой «феррари», подняв облако пыли.
– Привет, мам, – прокричала Флора.
Лениво вытянувшаяся между Ферди и Лизандером Флора была в том самом зеленом платье, которого Джорджия обыскалась.
– «Обувайся , седлай шлюху и вперед» , – пел Лизандер немузыкальным фальцетом.
– Попробуй увидеть свою судьбу в мгновении, – сказала Флора, с хихиканьем перелезая через Ферди.
– Джорджия! – завопил Лизандер, но та лишь захлопнула окно.
Восторгаясь проведенным днем, Флора встретила мать в холле.
– Лизандер ездит так хорошо, а бедняга Ферди так плохо, что Наташе жить не хочется, – и она рассказала о купании в озере.
– Глупый эксгибиционист, – сказал Гай, спускаясь по лестнице с чемоданом.
– А Раннальдини хочет, чтобы Лизандер выступал на его лошадях.
– Ужин будет готов через полчаса, – объявила Джорджия. – Я думаю, мы сможем посмотреть «Путь Говарда» с едой на коленях.
Уникальная возможность сделать это в отсутствие Гая, не выносившего сентиментальных постановок.
– Ой, мамочка, прости. Я ухожу с Ферди и Лизандером. Они хотят показать мне Артура, а после мы собираемся в кино.
– Прекрасно! – восхитился Гай. – Если хочешь, я даже подвезу тебя.
– Это здорово.
Не желая видеть разочарованную мать, Флора рванула к себе наверх.
– И все равно тупой эксгибиционист, – повторил Гай, наливая себе немного виски. – Хотя я рад, что Лизандер и Флора вместе. Они почти ровесники.
Джорджии как то удалось не расплакаться до их ухода. Она знала, что Гай уезжает к Джулии. Он намеренно отправился после чая играть в сквош с Ларри, чтобы был предлог принять душ и переодеться перед поездкой. Она вдруг застыдилась депрессии, последовавшей после внезапного отъезда Гая и Флоры. Но больше всего ранило то, что Флора, очевидно, сошлась с Лизандером. Любовь Джорджии к нему выросла за последние три недели, хотя вопреки подозрениям Гая он и пальцем до нее не дотронулся. После их исчезновения в лесу Гай ущипнул ее за талию и, заразительно смеясь, спросил:
– У вас это серьезно?
И она знала, что Лизандер шутит. Мальчиков вряд ли привлекут седина и морщины, но обратное возможно, хотя и безнадежно. Она ведь даже не могла отвоевать Гая, как Мериголд Ларри. Это.было самое настоящее фиаско.
Через три дня Ферди вернулся на Фонтейн стрит в еще худшем настроении. Он только что угощал Наташу нелепо дорогим обедом. Первое блюдо состояло из двух устриц, запеченных в раковинах, и стоило двадцать пять фунтов. Она же весь вечер или расспрашивала его о Лизандере, или язвила в адрес Китти. К несчастью Ферди, его страсть не уменьшилась. Пытаясь неловко обнять спутницу, он получил пощечину.
Было уже за полночь, но когда он вошел в дом, зазвонил телефон. Он подумал, это Наташа, но его радостное настроение тут же сменилось яростью, когда послышался голос Лизандера:
– О Ферди, я так подавлен. Не надеюсь, что наша затея удастся. Гай и не думает бросать Джулию, а Джорджия на меня злится и опять худеет. В общем, нам надо все сворачивать и возвращать ей ее деньги.
– Не будь размазней.
Ферди уже истратил свои 10 процентов.
– Ромео за день не получится. Ты должен быть готов к тяжелым испытаниям. Пригласи Джорджию на прогулку, покрасуйся в субботу на церковном празднике, понимаешь?
– Я торчу здесь уже десять дней, – мрачно сказал Лизандер. – Мне бы в клуб, Ферди, развлечься.
– Превзойди Гая во всем: в стрельбе, разбивании кокосов, перетягивании каната, взвешивании свиней.
– А сколько весит Наташа?
– Заткнись. Ты должен выиграть и в конкурсе на лучшее приготовление торта.
– Не говори глупостей, я этого не умею.
– О Господи, – взмолился Ферди. – Самому приготовить его за тебя? Я не смогу приехать раньше пятницы. Так что возьми у Мериголд рецепт.

30

Настроение Джорджии не улучшилось, когда на следующей неделе Мериголд похитила Лизандера сначала подбирать материю для украшения церковного праздника, а затем обустраивать киоски. Почему Лизандеру платит она, а внимание оказывается Мериголд?
Помолившись о дожде на этот день, Джорджия стыдливо обнаружила, что ее желание сбылось. Но покапало всего пару часов – на окаменевшей земле образовались лужи, а в воздухе осталась духота.
Открытие церковного праздника страшило Джорджию больше, чем вечеринка, посвященная выпуску альбома. Джорджия была в отчаянии оттого, что не сможет блеснуть перед Гермионой, Мериголд, Джой Хиллари и в особенности перед Гаем, тем более что неоднократно отказывала и ему и священнику порепетировать перед ними. Она не хотела, чтобы они сочли ее успех своей заслугой.
Субботнее утро Гай провел в непрерывных метаниях между «Ангельским отдыхом» и домом священника. Все овощи в огороде были выкопаны в поисках более длинной моркови или более крупного гороха, чем у Раннальдини, Ларри и Боба. Он даже сам приготовил немного вина из бузины. Но самое суровое испытание для представителей его класса состояло в приготовлении мужчинами шоколадного торта. Гай забраковал четыре варианта прошлой ночью, прежде чем добился положительного результата. Ларри, по слухам, прибег к услугам Антона Мозиманна и летал за тортом в Лондон. Раннальдини приготовил его в последний уик энд, и Китти доставила плод трудов своего мужа в цветочную палатку, собираясь поставить в охрану Таблетку.
Когда Китти уныло рассматривала свои безделушки, размышляя, что и как ей продать, ворвался Лизандер:
– Китти, Китти, на помощь, на помощь! Ферди собирается меня убить. Он всю ночь готовил шоколадный торт, а я только что уронил его в лужу.
Китти захихикала. Они решили на худой конец обокрасть соседний киоск, принадлежавший Джой Хиллари. Но вскоре Китти взяла чистую тарелку, салфетку из белой бумаги, сложила вместе куски, замаскировала трещины хлопьями, посыпав их сверху, и написала новую карточку. И представленное Лизандером стало выглядеть вполне респектабельно.
– Господи, да ты просто волшебница, – обнял он ее. – Я даже не представляю, как ты испекла столько тортов для чая после крикета. Мы с Ферди с одним мучались до четырех часов утра.
Он посмотрел на свои часы.
– Так, Джорджия открывает церковный праздник в два пятнадцать. У нас уйма времени для того, чтобы сделать ставку на забег в час тридцать и выпить в «Жемчужных воротах». Пошли.
– Не могу, – грустно сказала Китти. – Я обещала Мериголд и Джой присмотреть за их палатками.
Она устояла перед приглашением Лизандера, и они ограничились покупкой старой фигурки лисы для подарка Джеку и Мегги, причем он настоял, чтобы она оставила сдачу с двадцати фунтов.
– Это на ремонт шпиля. О Боже, сюда идет Мериголд. Я больше не хочу надувать шарики.
И он умчался в «Жемчужные ворота».
В это время в «Ангельском отдыхе» Джорджию злил Гай, заставлявший надеть платье. Единственное приличное исчезло вместе с Флорой. Джорджия не могла понять, зачем Флоре, путешествующей с рюкзаком, понадобилась зеленая шелковая туника. Да к тому же надо было брить ноги и накладывать «Клиник» на больные вены.
– Я сейчас же позвоню Мериголд и попрошу ее всех задержать, – объявил Гай, когда Джорджия включила фен.
Выключив его через секунду, чтобы нанести на волосы бальзам, она услышала:
– Привет, это я.
– У Мериголд все о'кей? – спросила Джорджия, подводя глаза темно коричневым карандашом.
– Если беспокоишься, перезвони ей.
– Ты ведь сказал: «Привет, это я».
Когда у Гая на лице появилось терпеливое выражение, она добавила:
– Я действительно слышала это, Гай.
– Ты, видимо, сходишь с ума. Я не звонил никому. Обещай мне посетить доктора Бенсона в понедельник.
Раскопанное в старой сумке на чердаке серое хлопчатобумажное миди было таким же жатым, как шкура носорога.
«Если бы я сочиняла классическую музыку, все бы говорили, что я выгляжу эксцентрично, но очаровательно», – думала она, сокрушаясь.
– Зачем ты брызгаешь дезодорантом под коленями, ведь мы идем на открытие церковного праздника? ~ спросил Гай.
– Я могу встретить очаровательного карлика, – огрызнулась Джорджия.
– Не бери Динсдейла с собой.
– Не пойдет ни Динсдейл, ни я. И вообще, сам открывай свой траханый праздник.
Ливень смыл с лип отдельные желтые листья, и вокруг деревни опять зазеленело. Главная улица была увешана красно белыми флагами. Машины блестели. В прикрытом высокими стенами, защищающими от ветра с Бристольского канала, саду Хиллари было гораздо теплее, чем в «Валгалле» или в «ПарадайзГрандже». Хозяин гордился желтыми катальпами, покрытыми большими белыми цветами, и двумя высокими конскими каштанами, чьи опавшие на землю листья вносили экклезиастическую ноту. Разноцветные ломоносы радугой поднимались по древним замшелым стенам дома.
Толпящиеся вокруг киосков восхищались садоводческим искусством Джой Хиллари, но намекали на незаконный полив лужаек, настолько совершенны они были.
– Наверное, священник превратил все выпитое им вино в воду, – предположил Боб Гарфилд, чья лысая голова так загорела и покрылась веснушками, что стала походить на деревенское яйцо. Он со своим спокойствием и деловитостью мог бы достичь гораздо большего, чем остальные. Пройдя по палаткам, оценив все и разрешив несколько шумных споров, он теперь зарабатывал деньги, стоя у ворот.
– Вы оба можете пройти бесплатно, – говорил он Джорджии и Гаю, настаивавшим на оплате.
– Как любезно с вашей стороны, что вы пришли, – хором произнесли жена священника, Мериголд и леди Числеден.
Все они старались выдвинуться вперед, чтобы приветствовать персонально, и только скользкая трава их сдерживала.
– Вообще то у нас вход без собак, – сказала Джой Хиллари, встречая без энтузиазма Динсдейла.
– Держите его на поводке, – посоветовала Мериголд.
– Только благодаря нашим заботливым помощникам мы смогли удержать народ у палаток, – проговорила леди Числеден, – так что с открытием лучше поспешить.
Бедная Китти распродавала свои безделушки в одиночестве, потому что Мисс Парадайз прошлого года, помогавшая ей, внезапно исчезла.
– Что это? – спросила Мериголд, размахивая картонным диском.
– Если его положить на дно кастрюли, вода будет кипеть не так сильно.
– Жаль, что здесь не стоит Раннальдини. Я только что за 10 пенсов купила первое издание книги «Автобиография Хама».
– Которую мог бы написать любой из мужей Парадайза, – произнесла Джорджия, задержавшись перед ними.
Джой Хиллари посмотрела на нее с тревогой. Мериголд обещала, что за поведение Джорджии можно не опасаться. Она же дико озиралась вокруг и, должно быть, на самом деле была слепой, если надела такое платье.
– Я думаю, вы знаете Китти Раннальдини, – вступила в разговор леди Числеден, – надежный оплот.
– Совершенные безделушки, – захихикал Мередит. Он раскопал в картонном ящике лиловые искусственные тюльпаны и вручил их Джорджии: – На тот случай, если Мериголд забудет твой букет, дорогая.
– Не глупите, Мередит, – заворчала Джой Хиллари, увлекая Джорджию к цветочной палатке, где Мериголд уговаривала людей купить растения для садов Лучше Всех Сохранившейся Деревни.
– Мы должны развести эти милые анютины глазки, – объявила она Джорджии.
– Нужно нечто большее, чем растение, чтобы меня успокоить.
– Пойдемте определять вес свиньи, – торопливо прервала Джой Хиллари, – а потом, я думаю, можно будет приступить и к открытию.
– Привет, Джорджия, – завопила Мамаша Кураж, – жарко, да? Людей развозит с вина, как эти торты.
После дождя осы начали осаждать фрукты и джем.
– Минуту назад у меня здесь был кофейный торт, – заявила леди Числеден, в изумлении глядя в хозяйственную сумку.
По пути на подмостки Джорджия поймала взгляд Ферди, ужасно проведшего полдень, катаясь на Тини. Доведенная мухами и суматохой, она три раза сбросила его и лягнула нескольких ребятишек.
– Где твой чертов дружочек? – прошипела Джорджия. – Он обещал никогда меня не оставлять.
Ферди, пребывая в дурном настроении, хотел огрызнуться – тот обещал присмотреть и за Тини. Но рисковать приходилось большой суммой, и он сообщил, что Лизандер будет с секунды на секунду.
Гай, походя на своего отца епископа, сновал туда и сюда с засученными по локоть рукавами и нахваливая добровольных помощников церкви. Он взял на себя роль проповедника, и над всем Парадайзом звенел его голос:
– Помолитесь молча за нашего священника.
Все подходили погладить Динсдейла, который задумчиво слизывал остатки кофейного торта со своих усов. Персиваль Хиллари вошел в совершенный экстаз, неся, что Джорджия совсем не нуждается в представлении, что она и ее муж Гай, выкроив время, не отказались принять участие в деревенском празднике.
– Леди и джентльмены, – начала Джорджия. Микрофон жутко хрипел.
– Говорите громче, – взмолилась старая мисс Крикдейл, вот уже на протяжении десяти лет превосходившая всех в изготовлении домашнего вина.
– Мы благодарны, что нас пригласили, – Джорджия повысила голос. – Здесь все выглядит очень мило. Я понимаю, что такие события не возникают просто так. На это требуются месяцы, поэтому особое спасибо, и я хотела бы... Ее прервал шум приземлившегося на соседнем поле вертолета Ларри, обдавшего всех воздушным вихрем. Мисс Крикдейл, наблюдавшая во время войны за зажигалками, нашла убежище на козлах под столом.
– Как сказала наш оратор, – проворно влез Персиваль, но Джорджия уже сбилась и не помнила, кому хотела сказать спасибо. Она видела Мамашу Кураж, ее розоватые, собранные в пучок волосы, раскрасневшееся после паба лицо. Мамаша Кураж держала Динсдейла и подбадривала Джорджию.
– Я хотела бы поблагодарить его преподобие и миссис Джой Хиллари за приглашение в их милый сад, – заикнулась Джорджия и уже собиралась призвать всех покопаться в карманах и тратиться, но вместо этого пошутила и закончила, почувствовав, что теряет внимание аудитории.
Посмотрев вниз, она увидела Джека, трущегося о заднюю лапу Динсдейла.
– Ах ты грубиян, – закудахтала Мамаша Кураж, ударив белым ботинком Джека по морде.
– И я объявляю праздник открытым, – пробормотала Джорджия.
– Я убью и Джека и Лизандера, – поклялась Джорджия в ярости. – И Ларри, – добавила она, увидев, как тот торопливо подбегает к палатке со своим шоколадным тортом.
Впрочем, на размышления времени уже не было.
Шипя: Ну почему ты не прорепетировала передо мной и Персивалем? – Гай потащил ее на конкурс маскарадных костюмов.
– Она даже не поблагодарила помощников, – проворчала мисс Крикдейл.
– И хорошо сделала. А вообще тебе нужен пуленепробиваемый жилет, – пробормотал Боб, пропуская ее на арену, окруженную людьми, наряженными в костюмы пастухов, цыган, клоунов и поп звезд.
Джорджии особенно понравились дети, среди всех выделялись мальчики Мериголд, одетые как Маргарет и Деннис Тэтчер, и две дочери Архангела Михаила, которые, претендуя на победу, потели внутри белой лошади. И тут ее отвлекла Гермиона, превосходно выглядевшая в кремовом костюме от Шанель и большой соломенной шляпе.
– Я надеюсь, мы не опоздали, – сказала она, выводя на арену маленького ангельского мальчика в матросских костюмчике и шапке. Это, видимо, и было сокровище Гермионы и Боба – Козмо.
– Привет, дорогая, вовремя. Дай ка мне посмотреть на тебя.
Склонившись над ним, Джорджия чуть не лишилась сознания: с такого же лица, как у Гермионы, смотрели черные, мертвящие глаза Раннальдини.
В следующий момент она пронзительно закричала, потому что мальчик резко пнул ее в голень, а затем ударил «Денниса Тэтчера» телескопом. Это быстро повлияло на решение Джорджии. Она поставила мальчиков Мериголд первыми, дочерей Архангела Михаила вторыми, гонщика мисс Маффет третьей, а Козмо никаким.
– Маленький Козмо очень чувствителен. Ему не понравится такой расклад, – зловеще произнесла Гермиона, успокаивая рыдающего сыночка.
– Вот теперь тебе точно понадобится пуленепробиваемый жилет, – прошептал Боб.
– Ну что, можно выводить собак на арену для детского конкурса? – прокричал Гай.
– Жаль, что Раннальдини в Женеве, а то мы могли бы продемонстрировать его, – сказал Мередит.
– Судить будет наша Гермиона Гарфилд, – добавил Гай под одобрительные крики, мгновенно утихомирившие ее гнев.
– Все должны иметь тюбики «Смартис», – настаивала теперь она. – Я не потерплю ни малейшего отклонения.
– Гермиона так заботлива, – заметила Джой Хилла ри.
Мисс Крикдейл, увидев, что Ферди отвесил Тини хорошего пинка, доложила об этом представителю общества охраны животных, имевшему свою палатку у выхода. Джорджия молча раздавала автографы, пораженная тем, что маленький Козмо – сын Раннальдини. Как Боб и Китти мирятся с этим? Наконец Гай объявил по громкоговорителю об окончании конкурса в цветочной палатке и скором представлении победителя. «Где же Лизандер?», – в унисон думали Ферди и Джорджия.
Ставший после крикетного матча героем Парадайза, он находился среди пьяниц в «Жемчужных воротах». Каждый хотел его угостить, а Лизандер по обыкновению возвращал долг. Хитрая Мышь, на которую он ставил в забеге 1.30, пришла первой. Поскольку он рассказал всем о ней, выпили сначала за победу, потом по его предложению за день Джорджии, ну а затем – чтобы подбодриться. К половине третьего Лизандер уже плохо соображал. С трудом вспомнив о предстоящей встрече с Джорджией, он приплутал в своей одежде из лисьего меха к дому священника. Слыша голоса, перелез через стену и оказался в кусте бузины позади большой палатки. Потом Лизандер протиснулся в секцию конкурса изготовителей домашних вин, к столу, заставленному открытыми бутылками.
Победительницей вновь была признана мисс Крикдейл. В прошлом году после пары стаканов ее вина из бузины Архангел Михаил, пьющий немного, вышел из дома и зарулил прямо в витрину «Яблони».
Допив оставшиеся полбутылки лучшего напитка, Лизандер, со вчерашнего вечера ничего не евший, не считая теста для торта, вдруг почувствовал сильный голод и слопал тарелку шпината и сосисок и только потом заметил призовое самбуковое той же мисс Крикдейл.
К тому времени в палатку уже набились люди, пожимавшие ему руку и поздравлявшие. «И в самом деле, – думал Лизандер, – я еще никогда не был на такой прекрасной свадьбе. Надо бы еще выпить».
На улице инспектора общества защиты животных, разыскивающего Ферди, очень больно ударила Тини, которую было решено наказать.
Солнце начинало садиться, и в саду священника появилась тень от шпиля. Из цветочного павильона выходили мрачные претенденты. Казалось, мистеру Бримскомбу досталось все.
Перехватив чая в палатке и напомнив о том, что Гермиона любит ромашковый с медом, Гай пригласил с собой Мериголд, не присевшую с шести часов утра, выпить чего нибудь покрепче. И теперь Джорджия видела, как они оба смеются. «Предатель», – думала Джорджия, мечтая о том, чтобы кто нибудь запустил в Гая кокосовым орехом.
Когда выяснилось, что отсутствующий Лизандер победил в конкурсе шоколадных тортов, Гай обрадовался меньше, чем Ларри, Мередит и священник.
– 'Мы даже не смогли определить, из чего тесто и откуда такой аромат, – прокомментировал представитель жюри.
Тут настал час Ларри проводить аукцион и тем самым вернуть утраченные позиции, поскольку им не было завоевано ни одного приза.
Нужно же показать, как проводятся выгодные сделки, и он выставил подписанную копию «Рок Стар» за восемьдесят фунтов.
Затем Гай стал призывать выложить сорок фунтов за букет полевых цветов. Его собрала и составила из душицы, тимьяна, скабиозы, светлых и темно лиловых колокольчиков нянька маленького Козмо Гретель. Гермиона была на небесах.
– Гай Сеймур – самый великодушный мужчина в Ратшире, – говорила она, несколько раз поцеловав его в губы.
Найдя в себе мужество открыть совместную банковскую декларацию только сегодня утром, Джорджия с растерянной улыбкой стояла среди безделушек. Финансовый крах был полным. Она знала, что должна, засучив рукава, помогать Мериголд и Китти, но чувствовала себя парализованной на высоких каблуках и боялась заговаривать с людьми, смущенными ее славой и тоже молчавшими. Она нашла Ферди сидящим на тюке сена с шоколадным мороженым. Его оживление исчезло.
– Извини, Джорджия. Я присмотрел бы за ним, но он заморочил мне голову этим треклятым пони. Думал, мне удастся его задержать.
В маленькой белой палатке под каштанами находился предсказатель судьбы. Поскольку очередь почти рассосалась, Джорджия решила к нему обратиться.
Перед входом миловидная женщина с темными длинными волосами успокаивала прелестного ребенка, разговаривая с двумя хорошенькими рыженькими девочками:
– Мамочка ненадолго, а потом мы вернемся к Робинзгроувам и искупаемся в бассейне.
Тут же из палатки вышла еще одна рыженькая девочка, растирая слезы по щекам.
– О Дейзи, я больше не могу, – жаловалась женщина с детьми брюнетке. – Он не собирается ее бросать.
И тут Джорджия с ужасом поняла, что это Джулия. Отступать было поздно. Она была в белой рубашке, голубых школьных шортах и черных туфлях лодочках. Сочетание смуглой веснушчатой кожи и темно коричневых волос ошеломляло. «Уж она то не нуждается в «Клиникс» для вен», – устало подумала Джорджия.
– О Джорджия, я не хотела сюда сегодня приходить, – всхлипнула Джулия. – Но не удержалась. Он не собирается тебя оставлять. Как ты счастлива – у тебя есть Гай.
– Пойдем, Джулия. – Дейзи обняла ее за плечи. – Нам надо домой. Извините, – повернулась она к Джорджии. – Я надеюсь, у вас все о'кей.
Нет, не все. Скинув туфли на высоких каблуках, Джорджия побежала искать Гая и обнаружила его в окружении готовых на любую помощь Джой Хиллари и леди Числеден. Он рассматривал свою фотографию в местной газете, на которой держался за хвост осла.
– У тебя есть десять фунтов? – окликнул он Джорджию.
– Нет, – прошипела та. – Если ты не можешь содержать семью, заплати хотя бы предсказателю судьбы. Я только что столкнулась около него с Джулией и Дейзи Франс Линч.
– Джулия и Дейзи? – Гай не заметил горечи сказанного ею. – Как мило, что они заглянули. Возможно, на следующий год им удастся продать здесь несколько своих картин, а вы, Джой, получите свои проценты. Вы знаете Дейзи? Она просто прелесть. Крупный местный талант.
Затем он обратился к леди Числеден:
– Настоящий аромат дает какао «Гвендолин». В этом году я ошибся в выборе питьевого шоколада.
– Я не верю своим ушам, – сказала Джорджия. – Гай, ты знал, что Джулия придет?
– Откуда? Ведь мы не разговаривали уже несколько месяцев. Возьми себя в руки, Джорджия.
Гай отвел ее в сторону:
– Послушай, здесь же люди кругом.
– Пора проводить лотерею, – прервала их Джой Хиллари, видевшая все.
– Мне нужно сделать объявление, – отходя, проговорил Гай.
– Я очень надеюсь выиграть копенгагенский обеденный сервиз, – сказала Джой. – Так любезно со стороны Гермионы, что она подарила его нам.
– Если ей сказать, что никого не пригласите на обед, она будет за него спокойна, – пробормотал Мередит усталой Китти. – У нее на чердаке еще три таких. Она получает их каждый раз, спев в здании датской оперы «Прекрасный Копенгаген».
Другими призами были: корзинка фруктов из «Яблони», набор хрустальных бокалов, подаренный местным антикварным магазином, обед на двоих, предложенный «Небесным сонмом», и вино из «Жемчужных ворот».
Джорджия отрешенно бродила вокруг и благодарила судьбу за то, что не она вытащила злополучный билет Джулии. И вдруг ее внимание привлек пронзительный вопль, раздавшийся у цветочной палатки. Почтенная мисс Крикдейл, покинувшая палатку «почти новых вещей» для того, чтобы подсчитать, сколько же призов она выиграла, теперь торопливо приблизилась к Мериголд.
– Все мое вино выпито, – вопила она. – Целых три бутылки, и это сделал он.
Из цветочной палатки поддерживаемый мисс Парадайз 89 и – 90 в сдвинутых набок коронах выбрался Лизандер, ноги которого разъезжались в разные стороны, а взгляд не мог сфокусироваться.
– «Искусство садовника Хиллари далеко за городскими стенами » , – пел Лизандер, размахивая в такт обкусанным кексом.
Джорджия сроду не видела таких пьяных. Внезапно Лизандер сверхчеловеческим усилием заставил себя повернуть голову:
– Джорджия!
Он пытался сосредоточиться:
– Дорогая, я везде тебя искал. Когда ты произнесешь речь?
Джорджия взорвалась.
– Убирайся, – кричала она, наступая на него с букетом, – к себе в манеж и никогда не возвращайся.
Все испуганно замолчали.
– Джорджия! – возопил Лизандер.
Он рванулся к ней, споткнувшись о веревку ограждения и упав на стол с призами. Копенгагенский обеденный сервиз разлетелся на кусочки, как и хрустальные бокалы и бутылки с вином.
– Не верьте в принцев, – пробормотал Боб.
– А теперь время крушить, – объявил Мередит, заходясь в истерическом смехе.
Впавшую в истерику Гермиону Джой Хиллари увела в дом священника. Гай кричал в микрофон, чтобы люди отошли от битого стекла, – лотерея пройдет позднее, и победители обязательно получат призы.
– А этот негодяй заплатит за все, – добавил он мрачно.
После того как осколки подмели, организаторы и помощники собрались у священника выпить, ведь деньги все равно были заплачены. Потрясенная Джорджия хотела одного – домой, но Гай настоял на ее присутствии.
– Надо быть последовательной и в глупости, Панда. Ты обязана продемонстрировать нам искреннее раскаяние.
Входя в дом, он рассчитывал на благодарность палаточников, но ошибся.
Гермиона после нюхательной соли, двух больших виски и ушата лести пришла в себя и отвела Джорджию в сторону. Неверно поняв, почему у нее поджаты губы, она сказала:
– Расслабься. Я восхищаюсь Гаем: на самом деле – он был так внимателен, что купил мой букет. Но я дорожу твоей дружбой и не собираюсь его поощрять. Он никак не герой моего романа.
– Почему тогда ты при каждой встрече целуешь его в проклятый рот?
Джорджия была сама в испуге от сказанного.
– О Джорджия, – склонила набок голову Гермиона. – Я специально это делаю у всех на глазах.
И, приняв молчание Джорджии за одобрение, продолжала:
– Нам всем жаль Гая, он такой милый, надежный. Но становится совсем другим, когда ты шагу ему не даешь ступить. Может быть, он и лжет тебе, но мужчины это делают от испуга. Во всяком случае, все заводят любовниц.
Гермиона понизила голос:
– Ведь за размазню ты же не хотела выходить замуж. И вообще – бери пример с Китти Раннальдини. Она знает, как себя достойно вести.
– Потому что ей всегда не хватало внимания, – огрызнулась Джорджия.
– О, я уверена, что Раннальдини удовлетворяет все ее потребности.
Отойдя от Гермионы, Джорджия осмотрелась в поисках дружеского лица, но палаточники со стаканами дешевого вина отводили глаза. Бедный Гай взвалил на себя такую ответственность. Неужели же это всегда превращает мужчин в лгунов?
– Но я же никогда такой не была, – хотела взмолиться Джорджия.
– С тобой все в порядке? – Это была Мериголд.
– Нет, и даже совсем не в порядке. Этот Лизандер!..
– Тише.
Мериголд отвела Джорджию к окну. Подоконник был покрыт пылью. Розы в вазе осыпались. Голова Джой Хиллари эту неделю не была занята домом.
– Ох, Джорджия, мы же выручили шесть тысяч фунтов, и Ферди только что выписал нам чек на тысячу фунтов за разбитое Лизандером.
– Где эта зверюшка?
– Отдыхает в поле.
– Чтоб его там сожгли вместе с сеном. Но Мериголд не слышала и твердила:
– Мы уже выручили шесть тысяч фунтов, и, Джорджия, леди Числеден попросила меня называть ее Гвендолин.

0

15

31

В общем Джорджия так устала, что у нее уже не было сил убивать Гая ножом, и они добрались до дома без скандала. Она только дала Благотворительности и Динсдейлу филе.
– Мне пора идти, Панда. Я обещал Джой и Перси помочь убраться. Об ужине не беспокойся. Я съем сандвичи в «Жемчужных воротах». Попозже надо еще на собрание комитета Лучше Всех Сохранившейся Деревни.
– Почему бы тебе не выставить Джулию на конкурс лучше всех сохранившейся любовницы? – завопила Джорджия. – Она могла бы победить даже Гермиону.
Джорджия плакала и плакала после большого Бакарди и, собрав чемодан, не знала, куда деться. Было так жарко, что пришлось надеть старенький хлопчатобумажный бикини, севший от утюжки. Затем она взяла сливу из фруктовой вазы и в рот положила косточку, выбросив мякоть. Все шло прахом. Бедная Джулия тоже выглядела несчастной. Джорджия поняла, что ее ненависть к ней прошла. А может быть, Мериголд, Гермиона и остальные леди Парадайза правы, и Гай на самом деле совсем не такой, как с ней. Почему Лизандер ее бросил? Потому что равнодушен. Она подпрыгнула от телефонного звонка. Это была Флора.
– Где ты?
– На Женевском озере... э... остановилась в молодежном общежитии. Здесь здорово.
– А где, черт побери, моя белая шелковая рубашка? Надо полагать, она уже треснула на спине какого нибудь из твоих знакомых игроков в регби, и теперь ею протирается машина.
Последовала пауза.
– Посмотри в свободной комнате, – обиженно сказала Флора. – Ты ее там найдешь. Сходи и посмотри сейчас.
Наверху Джорджия нашла белую рубашку и, вспомнив, что именно в свободной комнате Гай прилаживал зеркало, когда спал с Джулией, вновь зарыдала. Когда она спустилась, Флора уже повесила трубку. Джорджия ужаснулась – ведь ее дочь может прыгнуть в Женевское озеро.
«Я поступила с ней по скотски, – прозвучал внутренний голосок, – потому что ревную Лизандера». Ее тошнило, сердце учащенно билось, ей хотелось знать все, но она не отваживалась рыться в кабинете Гая. Джорджия немного выпила и может оставить бумаги чуть сдвинутыми.
Ненавидя себя, она пошла в комнату Флоры. Радио и магнитофон были выключены, пол завален вещами. На стене висел плакат с гориллой; под ним кто то написал: «ФЛОРЕ СЕЙМУР НА ДОБРУЮ ПАМЯТЬ». Здесь же лежал дневник Флоры. У Джорджии тряслись руки, и она никак не могла вникнуть.
«13 августа: Читала французскую повесть (неплохую для серийной книги) о мужчине, который спит с отвратительной старухой, превращающейся в прекрасную принцессу. Я могу кое что рассказать французам » .
«Интересно, превратилась бы в принцессу я, переспав с Лизандером?» – подумала Джорджия.
«14 августа: Воскресенье». – «Ага, вот оно». – «Обед в «Валгалле». Были Лизандер, Ферди и больная Гермиона». Затем следовало много пустого о переходе Лизандера через озеро.
«Он великолепен, но уж слишком стар. Лизандер и Ферди очень милы и пригласили меня в «Магнит». Папочка был тоже очень добр и подвез. Мы славно поболтали. Позже занялись у нас в лесу сексом. Боюсь, что я влюбляюсь».
Издав стон, Джорджия перевернула страницу. «15 августа: X, позвонив, попросил прийти. Он подарил маленький вибратор в виде авторучки на прощанье, чтобы мне без него не было скучно, но я знаю, это нереально. В конце концов он улетает, чтобы потом опять вернуться».
Джорджия так оцепенела от ужаса, что не сразу услышала телефонный звонок. Всхлипывая от боли и отвращения, она спустилась в спальню и схватила трубку.
– Джорджия, это Лизандер. Я так виноват, что напился. Можно зайти?
– Пошел к черту! – завопила Джорджия.
– Знаю, я тебя подвел. Ферди только что на меня наорал. Давай помиримся.
– Ты не хочешь. Твой Джек испортил мне речь, затем ты выставил меня перед всеми дурой, да к тому же трахаешься с моей дочерью. Как ты смеешь? Можете оставить себе эти мерзкие деньги, но чтобы я не видела ни тебя, ни Ферди, и прекрати общаться с Флорой.
Нажав кнопку, она обежала дом, положив трубки всех аппаратов.
Ей не верилось, что всего лишь одиннадцать часов. На террасе ночной воздух был полон запахов. При лунном свете упакованные в блестящий материал тюки сена были похожи на гигантских слизняков, приближающихся, чтобы ее съесть.
Сидя неодетой на двуспальной кровати, Джорджия смотрела на рыжие волосы в большом зеркале над камином, ниспадающие на обнаженные плечи, и видела только Джулию. Приняв две таблетки снотворного, она рухнула спать.
На следующее утро она проснулась, чувствуя себя после снотворного спокойной и пребывая в эйфорическом настроении. Да и что значит хоть миллион любовниц? Ведь она перестанет отталкивать обнимающие руки Гая. Сегодня Джорджия решила быть, как Китти, никогда не презиравшая мужа.
– Давай займемся любовью на свежем воздухе. О, Панда, я по тебе соскучился, – сказал Гай, ведя ее в укромный уголок у озера, спрятавшийся среди ив и царапающейся желтой травы. Но как только он просунул руку между ее ног, сквозь ветви ивы проломился Динсдейл и помчался куда то, словно услышал неуклюжую походку Мамаши Кураж.
Джорджия, которой было необходимо изжить отчаяние, вдруг обнаружила сексуальный зажим.
Она слишком напряглась, чтобы достичь оргазма, и начала плакать и умолять Гая войти в нее, но чуть не завопила от боли.
– Это было так сладко, дорогой, – пробормотала она, когда все закончилось, – я так тебе благодарна.
Но когда она вышла из ванной, Гай поцеловал ее в щеку и объявил, что уезжает в Оксфорд.
– Ты, Панда, все жалуешься, что не можешь работать, так я решил предоставить тебе целый день.
Несомненно, он встретится с Джулией в лесу Рикки Франс Линча и скажет: «Так больше не может продолжаться. Джорджия просто ужасна».
Было нестерпимо жарко. Запах укропа, идущий от грядки, напомнил Джорджии об Уиллере, Лондоне и ее поклонниках. Изнуренное стадо коров, сопровождаемое пастухом Ларри, искало в долине пастбище. Отзвонили колокола церкви Всех Святых перед обновлением шпиля. Молодые лисички сидели на стерне, не двигаясь и ожидая, пока испуганные кролики или полевые мыши от жажды забудут об инстинкте выживания. «Как я, – подумала Джорджия, всхлипнув. – О, Господи, пожалуйста, помоги мне». И она упала на колени.
Господь приказал ей заняться работой. Она надела бикини, взяла рукопись, ручки и бисквиты для Динсдейла, который, ворча, вернулся, и вышла на террасу.
Зачесав назад волосы, чтобы загорал лоб, она приподняла бикини, намазала бледную грудь кремом и задумалась. Клеопатра всегда что то выкрикивала Антонию, обаятельному, самовлюбленному, обожаемому слугами. Джорджия увидела на западе красное зарево под клубами дыма. Солому жгли, как некогда погребение Антония.
Джорджия, закрыв глаза, запела. Постепенно мелодия, мучавшая ее уже несколько дней, сформировалась, и быстро нашлись слова:
– «Мне б от любви еще хотъ раз сгореть , пока настанет время умереть » .
Она радостно начала писать, но на местах пятен от крема перо не оставляло следов. Пришлось взять свежий лист; так или иначе, но Джорджия должна спеть об обреченности их любви.
Она не знала, как долго писала, мелодия лилась вместе со словами, как речные потоки с гор после дождя. Она собиралась остановиться, находясь «еще в работе», и сделать кофе, но тут залаял Динсдейл, а через лужайку понеслись Джек и Мегги. Мегги тащила растрепанный ею конверт. Джорджия едва успела завязать и распушить волосы и натянуть на грудь бикини, как из за угла появился Лизандер.
Надев темные очки Ферди, он нес бутылку шампанского и букет розовых и лиловых астр. Было непонятно, отчего его трясет – от волнения или с похмелья.
– Проваливай, – сказала Джорджия.
– Я должен просить прощения. Я Бог знает что натворил, будучи пьян, и Джек извиняется.
Он нагнулся поднять брошенный Мегги конверт.
– О, Иисусе, бедная моя головушка! Ничего никогда, кроме шампанского, не буду пить.
Протянув ей бутылку «Мюэ»( он бросил взгляд из под бровей и разочаровался, не увидев оживления.
– Почему ты не на финальной игре в поло?
– Я отказался. Ты важнее, и у меня нет никаких отношений с Флорой.
– Я тебе не верю, – произнесла Джорджия, пытаясь забыть о жаре и возрасте, когда зашла речь о чести дочери.
– Она так и не возвращалась после четырех часов утра в прошлое воскресенье, и я общался с ней только по телефону.
Жаль, что нельзя было сходить прочитать дневник Флоры.
– Она вообще пробыла у нас только полчаса и выпила немножко, – говорил Лизандер. – И что самое ужасное, – возмущенно продолжил он, – ее совершенно не заинтересовал Артур, лежавший на боку и храпевший. Она только отряхнула руки от крошек «Твикса» и выпила банку «Фанты». Я был испуган.
«Это уж точно не путь к его сердцу», – оттаивая подумала Джорджия.
– И она постоянно смотрела на часы, – продолжал он. – Потом к нашей подъездной дорожке подъехал автомобиль, и она исчезла. Спроси у Ферди.
– Он всегда тебя прикроет.
– Ну нет. Он только что устроил мне очередную взбучку.
– И вы не догадываетесь, кто был в автомобиле?
– Нет, – солгал Лизандер. – А где же адский водитель?
– Уехал в Оксфорд на финальную встречу.
– Я тебе помешал? – Лизандер посмотрел на бумаги. – Ты должна много написать.
– У меня было удачное утро. – Джорджия вдруг почувствовала себя абсурдно счастливой. – Не хочешь перекусить?
– Думаю, что не удержу пищу. О, Джорджия, спасибо, что больше не злишься. Я чувствовал себя таким несчастным.
Он последовал за ней на кухню, прохладную и темную, как пещера.
– Я должна одеться, – сказала Джорджия, кладя цветы в раковину.
– Пожалуйста, не надо. Ты и так одета.
– Не хочешь цыпленка или морской форели? – открыла дверцу холодильника Джорджия.
– Ну если ты так голодна. Но я, честно, нет. Давай сначала посмотрим «Истэндерз».
– Ты должен приготовить для меня, – произнесла Джорджия, – так как победил в конкурсе шоколадных тортов.
Лизандер расхохотался, раскрыв покрасневшие глаза.
– Да я же разбил его. Не удивительно, что судьи так |и не смогли определить, из чего он. А Ферди еще злился, ;:когда я ел тесто ложкой, пока он его мешал. Сырое тесто гораздо вкуснее самих тортов.
– Как и женщины, – едко заметила Джорджия.
– Не все, – возразил Лизандер, протягивая ей бокал. Лежа в гостиной на темно золотой софе, Джорджия жалела, что Гай срезал розы, закрывавшие вид из окна. Яркий солнечный свет, теперь проникавший в комнату, подчеркивал морщины.
Динсдейл проворно устроился рядом с ней и не желал пошевельнуться, так что Лизандеру пришлось растянуться на коврике у ног, как частенько делали дети. Он был похож на одного из приятелей Флоры по крикету – восхитительного, но вряд ли к чему пригодного.
Выпуск «Истэндерз» был захватывающим, и Джорджия так им увлеклась, что незаметно для себя стала поглаживать Лизандера по волосам.
– Я думала, это Динсдейл, – произнесла она испуганно.
– Если бы я им был, – сказал Лизандер, удерживая ее руку, – забирался бы к тебе в постель каждое утро. О, Джорджия, я же не сводил бинокль с «Ангельского отдыха» в ожидании ухода Гая. И подсматривал за тобой сегодня днем во время работы, ты великолепно выглядела. Я просто грежу тобой.
– Не будь смешным!
Джорджия ощетинилась, как кошка на собаку.
– Я действительно был готов поцеловать тебя в лесу тогда, во время матча. И я знаю, ты тоже обо мне думаешь.
– Вот уж нет.
– Да, ты тоже, иначе бы так не разозлилась из за нас с Флорой.
Обняв за шею, он притянул ее к себе, пока не соприкоснулись их губы, а затем с такой страстью поцеловал что Джорджия почувствовала, как сваливается на него с дивана.
– Нет, мы не должны...
Они восхитительно переплелись руками и ногами, его язык скользнул ей в рот, и Джорджия уже боролась с желанием сбежать. Вдруг застежка лифчика расстегнулась, и на ней не осталось ничего, кроме голубых трусиков бикини. Рыжие волосы рассыпались по золотистым плечам и по девичьи округлым грудям.
– О, как они милы! Лизандер поцеловал соски:
– Ты прекрасна.
Положив ее на себя и откинув челку, он стал целовать лоб, веки, нос, а затем с восхищением опять в губы. Он гладил ее шею, подмышки и грудь ниже сосков, каждое чувствительное местечко, прежде чем скользнул под трусики к ягодицам, пока не почувствовал, что ее сердце бешено бьется и бедра подрагивают.
– Я думала, у тебя похмелье, – прошептала Джорджия.
– Господи, как я хочу тебя. Опытная женщина, это так здорово.
– Опытная в отпугивании мужчин, – печально сказала Джорджия. И почему она не делала упражнений для укрепления внутренних мышц?
– Тем не менее мы не можем, хотя бы потому, что рядом Динсдейл.
Смеясь, Лизандер положил ее на коврик. Выключив «Истэндерз», он снял темно голубую рубашку, бросил ею в Динсдейла и повернул фотографию Гая к стене. И, скинув джинсы, встал на колени рядом с Джорджией, нежно снимая с нее трусики. Уткнувшись лицом в грудь, он пробормотал:
– Все думал, как же это произойдет. Я стану мостом к твоему счастью. Не плачь, обещаю быть таким нежным. I Ложись на меня, если пол слишком жесткий.
С Гаем последний раз это походило на муку, и, почувствовав великолепие члена Лизандера, Джорджия испугалась, что ему не войти в нее. Повернув партнершу так, что одно ее бедро оказалось между его ног, он скользнул внутрь пальцами и аккуратно стал поглаживать, вскоре у нее там запенилось.
– О о о о о, это божественно, – выдохнула Джорджия, когда он легко в нее вошел. – Мы просто созданы друг для друга. Господи, какой он у тебя изумительный.
Лизандер улыбался ей снизу.
– Вот это настоящий оплот, – прошептал он, а Джорджия так смеялась, что не кончила.
– Господи, это было волшебно. Лизандер наполнил бокалы шампанским.
– Извини, что кончил только я. Ферди всегда держит дистанцию, цитируя Шекспира или латинские стихи, а я ничего надолго не запоминаю. И не могу думать ни о чем, кроме тебя. О, Джорджия.
И Лизандер поцеловал ее так, что это стоило любого оргазма.
Когда он зажег сигареты, с софы донесся глубокий вздох. Джек, Мегти и Динсдейл смотрели из под рубашки Лизандера с крайним неодобрением.
– Они выглядят как Джек Тинкер, Мильтон Шульман и Ирвинг Уордли после первого акта по настоящему плохой пьесы, – проговорила Джорджия.
Нагнувшись для поцелуя к плоскому загорелому животу Лизандера, она медленно двинулась вверх, касаясь губами каждого ребра.
– Ты само желание, но у нас это должно быть в последний раз. Ты больше чем вдвое моложе. Это неприлично.
– Ну и что? Посмотри на Раннальдини и... – Лизандер чуть не сказал: Флору. – «Господи, надо быть осторожнее». – И... э... всех этих статисток, которых он лишает девственности.
– Если верить Гермионе, Раннальдини любую женщину полностью удовлетворяет.
Швырнув окурок в камин, Лизандер вскочил с коврика с высоко поднятым членом.
– Иди ко мне и удовлетвори меня, – сказал он, – на этот раз ты должна кончить.
Жизнь Джорджии изменилась. Чувствуя себя желанной, она пошла навстречу своей страсти и к ней вернулась уверенность. Выглядеть она стала потрясающе. Ее еще никогда так не привлекал секс. Она и не догадывалась о взаимосвязи чувств и жажды жизни.
Но Ферди был очень зол.
– Этого совсем не требуется, – кричал он на Лизандера. – Ты должен вернуть им очарование. Гай может так тебя отделать...
– Да наплевать, мне нравится трахаться с Джорджией.
– Она же развалина, – огрызнулся Ферди. – А ты похож на малиновку, готовую гнездиться в любом ржавом котелке.
Ферди сам был удивлен, что отреагировал на происшедшее как трус.
– И не говори так больше о Джорджии.
Гай же был не на шутку ошеломлен. В прошлом Джорджия выла волком и грозилась уйти. Теперь же она не отвечала на его звонки, уверяя, что увлечена работой.
Но он посмотрел, где она остановилась на нотном листе и в блокноте в понедельник. В пятницу не было никаких изменений.
– Ты слишком много времени проводишь с Лизандером Хоукли, – выговаривал он Джорджии, укутанной в этот жаркий день в шарф, скрывающий засосы.
– А ты – с Джулией Армстронг, – беспечно заявила Джорджия. – Зуб за зуб.
– Не обо мне речь. И это мальчишество – так пытаться мстить.
– Кто то сказал, что ревность сладка, как пирожное. Гай предпринял еще одну попытку:
– Мы должны больше времени проводить вместе, Панда.
– Хорошо, – ответила Джорджия. – Давай займемся разводом.

32

Изнурительно жаркое лето изматывало, и люди надевали как можно меньше одежды. Джорджия и Лизандер проводили время в постели, а его присутствие в «Магните» заставляло мужей Парадайза ходить на цыпочках. В частности, Гай и Ларри начали заботливо звонить домой утром и вечером, сократили свои спортивные занятия по уик эндам, а в пятницу возвращались домой пораньше и с букетами цветов. Драма Гая заключалась в нежелании британских железных дорог улучшать сервис.
И только Раннальдини неуклонно продолжал заниматься любовью с Флорой во всех столицах Европы. Гермиона и Сесилия, и неведающие о новой пассии, разделяли чувство одиночества с Наташей и стали требовательны, особенно по отношению к Китти, которая, по их мнению, могла бы сообщить им, когда Раннальдини захочет с ними увидеться.
Единственным утешением для жены, муж которой постоянно меняет любовниц, было то, что Китти поняла: Раннальдини увлечен Флорой больше, чем другими.
Выпуск фильма «Дон Жуан» задержали до конца августа. Впрочем, его быстро прозвали «Динь Дон Джио ванни», поскольку другие персонажи вообще не звучали. Критики, расхвалив постановку, отметили, что дирижер фигурирует в кадрах чаще, чем сам Дон. Парадайз же эпатировало то, что Гермиона Гарфилд и экс жена Раннальдини Сесилия появились на экране обнаженными. «Скорпион» тут же окрестил их Грин и Барфилд. По Парадайзу поползли пиратские слухи, что звуки, издаваемые Гермионой, исходят из заднего прохода.
Во время позднего просмотра фильма в «Жемчужных воротах» говорили непристойности, а в экран бросали кусочки масла. Гермиону в Парадайзе любили иначе, чем она полагала.
Прихватив копию фильма, показанную Джорджии, Лизандер теперь спустился в Парадайз к мисс Крикдейл. Получив в подарок огромную коробку шоколада, она простила Лизандеру выпитое им и даже стирала белье.
Был подходящий день для свадьбы. После ночного ливня отмытые до голубизны небеса куполом раскинулись над золотыми полями. Каждый стебелек и начавшая уже опадать листва блестели на солнце. Во фруктовых садах Парадайза, как смущенные невесты, краснели яблоки.
Лизандер собирался взять с собой только собак, но Артур так рвался на прогулку, а Тини устроила тарарам, оставшись одна, что пришлось идти всем вместе. Джек гордо вышагивал с привязанной к Артуру веревкой в зубах. Мегги, переросшая Джека раза в три, подпрыгивала, дразня Тини, но держась подальше от ее зубов и грозящих брыкнуть копыт.
Лизандер был счастлив. Одетый только в мокасины и поношенные шорты, он чувствовал лучи солнца на спине, золотившейся больше полей. Лизандер был влюблен. Теперь у него опять была мамочка, заботившаяся о нем, и прекрасная жизнь в Парадайзе. После того как он перепутал церковный праздник со свадебной пирушкой, рассердив жену священника, Мериголд и леди Числеден (всеми уважаемую), его популярность только выросла.
«В этом мире , где все кажется ненастоящим , я отыскал тебя » , – пел Лизандер Артуру, мотавшему ушами и не реагировавшему на то, что хозяин фальшивит.
Проходя мимо поместья Боба и Гермионы, Лизандер обратил внимание на двух взмокших работников, водружавших на вершины столбов по сторонам ворот новые белые шары.
Он никого не замечал. Раздраженная тем, что компания Лизандера заняла всю дорогу, заставив ее жаться к краю, к нему приближалась очень высокая и тоненькая девушка. Она была бледна, бежевые волосы торчали, на хитроватом лице выделялись сердитые глаза. На ней было свободное коричневатое платье, совершенно не идущее к ее фигуре. Что то показалось в ее облике знакомым. Лизандер слышал, как затихают шаги, но, когда повернулся, она уже совсем исчезла. Должно быть, прошла в Жасминовый коттедж, принадлежавший Гермионе, дорого сдававшей его на время каникул.
После чашечки кофе и бокала шерри с мисс Крикдейл он забрал постиранное и выпил еще бокальчик с мисс Парадайз 89 – официанткой в «Небесном сонме», припасшей остатки масляного пудинга для Артура. Заключив пари и приняв пинту цветочного в «Жемчужных воротах», Лизандер в прекрасном настроении направился к «Яблоне». Но поскольку Тини сожрала список покупок, он забыл, зачем пришел.
Побродив по магазину и набив корзинку копченым лососем, мороженым «Марс» и бутылкой «Мюэ» для угощения Джорджии, он наткнулся на Еву, владелицу магазина, низенькую, пухлую и жизнерадостную.
– Кто снял Жасминовый коттедж? – спросил Лизандер.
– Миссис Левицки вернулась, – сказала Ева, шмыгнув носом. – Она была замужем за Борисом, этим русским. И поначалу очень счастливо. У нее двое милых ребятишек и волосы росли до поясницы. А после муж ушел к другой женщине.
– А а, Рэчел. Она играет на пианино?
– Да. Ей очень нравится, когда ее называют Рэчел Грант.
– Да ведь я же ее знаю, – изумился Лизандер. – Она была так прекрасна, что я при встрече забыл о важной беседе. Изменилась, черт возьми.
Лизандер прихватил еще «Педигри Пал», жевательной резинки и морковки для лошадей.
– Это, конечно, здорово выбило ее из колеи, – продолжила Ева, записывая покупки Лизандера. – Она примкнула к партии «зеленых» и теперь всегда об этом напоминает. Эти фрукты якобы недостаточно полезны. Но у нас не диетический магазин. Потом она сказала, что жидкости для стирки, зубная паста и шампуни вредны. – Ева еще больше распалялась. – Я желаю ей, чтобы у нее позеленели волосы, а затем и выпали. Она уже разогнала многих моих покупателей.
– Но чем ей заниматься в Парадайзе? – спросил Лизандер, беря еще «Сан» и «Спортивную жизнь».
– Вернулась, чтобы аккомпанировать Гермионе. Но получает за это гроши. Говорит, Жасминовый коттедж очень темный. Неудивительно, все окна заклеены призывами «спасать китов, белых носорогов и тропические леса». Лучше бы занялась собственным спасением, – добавила Ева, перекладывая покупки из корзинки в сумку.
– Я по дороге домой загляну поздороваться с ней, – сказал Лизандер.
Ева проводила его на улицу, вынеся еды собакам и по палочке «Твикса» Артуру и Тини.
– Ну а что ты думаешь о фильме нашей мадам? – полюбопытствовала она.
– Вообще то я ничего не понимаю в опере. Никак не могу понять, как это так громко и долго поют, когда собираются умирать, а уж бедра у Гермионы шире, чем у Артура. Но о бедрах чего разговаривать, лучше их использовать. А вон и священник.
Путь домой был почти таким же долгим, но уже с большим количеством вина после заключения пари и сопровождался беседой с Мамашей Кураж. Она возвращалась из «Ангельского отдыха» с мокрым платьем под мышками, некогда принадлежавшим Гермионе, а ныне купленным в палатке «Почти новых вещей» за два с половиной фунта.
– Не спеши, Сенди, – остановила она Лизандера. – Джорджия играет и поет в своей башенке, как жаворонок. Ты, небось, еще и не соскучился. Привет, Джек, привет, Мегги. Да, я знаю Рэчел. Всегда немножко не в себе. Муж был славный малый. Что то такое сочинял. Покупал себе вино. Люди говорят, по дороге из России не вылезал из нужника.
Возвращаясь, Лизандер вычитал в «Сан», что во Франции бушуют лесные пожары. Может, это заставит Флору прекратить работу в лопухах под крик: «Раннальдини, еще!» Он подумал о том, что скажут Джорджия и Флора, когда одна узнает, с кем спит другая. Лизандер еще раздумывал, заходить ли к Рэчел, когда дело решил Джек. Заметив полосатую кошку на дороге, он отпустил веревку Артура и бросился в погоню, сопровождаемый Мегги.
Лизандер догнал их, но кошка уже взобралась на древнее айвовое дерево, оставив внизу лающих собак около размахивающей метлой и вопящей Рэчел:
– Пошли вон, проклятые.
– Не убейте их, – попросил Лизандер. – Ко мне, идите к Артуру и Тини.
Он схватил Джека, в то время как Мегги, испуганная громкими голосами, а следовательно, какой то опасностью, стала носиться по лужайке, заливаясь лаем.
– Вы что, хотите разбудить моих детей? Почему эти чертовы собаки не на поводке? Заберите их из моего сада.
– Я искренне извиняюсь.
Взяв под мышки Джека, подхватив веревки лошадей и кликнув Мегги, Лизандер пошел по тропинке за ворота.
– Послушайте, вы меня не помните? Лизандер Хоукли. Мы встретились в аптеке и пошли к вам домой, неплохо проведя время до возвращения мужа.
Рэчел, казалось, медленно и болезненно из кошмаров настоящего погружалась в ужасы прошлого.
– Борис меня бросил.
В отчаянии она начала обрывать желтые цветки роз.
– Я знаю. Мне очень жалко.
– А что вы здесь делаете?
– Живу в коттедже «Магнит». Так где же ваши дети?
– Их забрал один приятель, когда я получила приглашение от Гермионы. У нее на следующей неделе променад концерт, и ей надо пробежать партитуру.
Рэчел похудела еще больше, чем Джорджия. На лице были морщины, в огромных глазах не было огня. «Господи, что делают мужчины с женщинами», – подумал Лизандер. Была пятница, и Лизандер отдыхал вечером, ведь Гай в этот день возвращался домой. А еще он запасся вином и услышал сам, как говорит:
– Не хотите зайти на ужин, после того как закончите работу?
– Нет, спасибо. Лицо ее омрачилось.
– Гермиона задержит меня на несколько часов. Уж она то своего не упустит. А потом надо будет ехать за детьми.
– А, ну да, – с облегчением сказал Лизандер. – Тогда в другой раз.
Его кожа была гладкой и загорелой, наверное, как какие нибудь красные деревья в тропических лесах, которые она пыталась спасать. Белые травы падали прямо на глаза. Он был неотразим.
– Носите рубашку, иначе получите рак кожи от солнца, – проворчала Рэчел. – Озоновый слой такой тонкий. Хотя вам на это наплевать.
Захлопнув входную дверь, Рэчел заплакала. Она почувствовала облегчение от иссушающего ее горя после этой встряски. Лизандер пробудил в ней множество воспоминаний. В тот давний вечер, когда их так грубо прервали, она было уверилась, что Борис ее любит.
Брак обещал многое, после того как Борис не мог опомниться от ее стройной обнаженной спины с пышными ниспадающими волосами на исполнении Третьего фортепьянного концерта Бетховена в Москве. И любовь была такая, что казалось, ей ничто не повредит. Какое то время они сияли на музыкальном небосклоне, как созвездие Близнецов: красивый юный дирижер быстро зацепился за лондонский «Мет» и, следовательно, ослепительная жена пианистка.
Вырвавшись из оков коммунизма, Борис, уже имевший наклонности к красному вину, мясу и пышным женщинам, попал в ловушки капитализма: быстрые машины, одежда от дизайнеров, музыкальная и электронная аппаратура – все было неплохо, пока они оба работали.
Но с появлением детей возникли и трудности. Поскольку мать Рэчел продолжала работать, ей самой пришлось остаться с детьми дома, что перекрыло поступление денег.
Рэчел начала возмущаться отсутствием возможности заниматься своей карьерой. Потолкавшись в парке среди «зеленых», читающих «Гардиан» феминисток, она прониклась их губительными идеями, начала готовить вегетарианскую пищу и запретила Борису дома пить и курить. Решив вернуться к работе, она согласилась на турне по Америке, полагая, что мужу будет полезно остаться дома и присмотреть за двумя малышами. Он поймет, как ей все достается.
Но Борис, заскучав в семье и устав от стремления Рэчел к правде, которое многие называют бестактностью, вдруг почувствовал отчаянную тоску по теплу и партнерству.
И, вернувшись из Америки, Рэчел обнаружила, что у мужа роман с меццо Хлоей, красивой, стройной и счастливой оттого, что может говорить Борису, как он неблагополучен.
Почувствовав, что бросить Хлою не способен и слишком прямодушен в отличие от Гая, Раннальдини и Ларри, чтобы удерживать двух женщин, он наконец решил пожертвовать браком. Растерявшая все связи с музыкальным миром Рэчел не могла получить работу. А пара давних концертов, на которых она исполняла композиции – Бориса и с которых зрители уходили в перерывах, никак не способствовали ее карьере. Гермиона, как и ученики Рэчел, платила ей гроши, и она озлобилась из за неспособности Бориса делать более или менее стабильные выплаты. Вечера пришлось проводить за переписыванием циркулярных писем, полных гнева и адресованных премьер министрам зарубежных стран, в которых указывалось, что они должны сделать для охраны окружающей среды. И редкие ответы только уверили ее в правильности избранного пути.
После копченого лосося, «Мюэ», мороженого «Марс» и вечера любви в «Магните» – в «Ангельский отдых» ждали Гая и Флору, неожиданно все таки приехавшую, – Лизандера разбудил телефонный звонок. Это была Рэчел, негодующая из за того, что Гермиона отказала ей в работе, сославшись на кризис, но попросившаяся вместе с детьми на ужин. Лизандер, которому на самом деле очень хотелось спать после всех возлияний, все же сказал:
– Ну конечно.
Да, он подъедет и привезет ее. Ему тут же заметили:
– А что плохого в прогулке? Там всего то полмили.
– Это была Рэчел, – вздохнул Лизандер.
– Она что, сказочно юна и хороша? – спросила Джорджия, выпрыгивая из постели и скрьшаясь в ванной, чтобы Лизандер, не дай Бог, не увидел ее повисшую кожу.
– Была когда то, а теперь настоящая фурия. О дорогая, утро – такой ужас. Эта ночь для меня – трагедия, ведь я не увижу тебя до понедельника.
Войдя за Джорджией в ванную, он обнял ее за талию и прижался к плечам.
– Обещай мне позвонить при возможности и убеди своего туза молодца поиграть в воскресенье в крикет.
Затем он открыл краны.
– Приму ка тоже ванну, чтобы добраться до рюмочки в «Яблоне». Я куплю там что нибудь на ужин и кассету с фильмом для мальчиков, пока не закрыто.
Вдруг Джорджия поняла, почему упоминание о Рэчел ее огорчило.
– В тот вечер Гай ужинал с Джулией. Рэчел была с ними, как раз тогда они и разошлись с Борисом.
– Не думай о Джулии.
Лизандер вновь ее обнял, гладя по волосам.
– Ведь ты же не влюбишься в нее? – сказала Джорджия.
Самое приятное в Лизандере было то, что она с ним не напрягалась и оставалась спокойной.
День, так замечательно начавшийся, портился. Вернувшись из «Яблони», Лизандер повез Рэчел с уставшими Ваней и Машей, которым было четыре и три года. Те только прыгали от восторга или взвизгивали, когда Лизандер отчаянно гнал автомобиль. Рэчел это забавляло меньше.
– Передвижение со скоростью свыше 55 миль в час ведет к ненужной трате энергии.
Затем она убеждала его использовать бензин, не содержащий свинец, а также каталитический конвертер, уменьшающий выбросы углекислоты.
Но лужайка перед садом Лизандера ее немного утешила.
– Это хорошо, что вы поддерживаете комитет Лучше Всех Сохранившейся Деревни и следите за лужайкой. Крапива привлекает бабочек «дневной павлиний глаз», а чертополох магнитом притягивает щеглов. А вот, детки, посмотрите, одуванчики, из которых мы сделаем салат на ужин.
Внутреннее убранство коттеджа произвело меньшее впечатление. Повсюду были тарелки, бокалы, пепельницы с окурками и миски с собачьей едой, черные от мух. Когда Джек и Мегги бросились к ним, ребятишки стукнулись головами, пытаясь спрятаться в юбке матери. Видя, что Рэчел морщит свой нос от собачьего запаха, Лизандер стал распрыскивать освежающие аэрозоли и от мух, тут же получив взбучку.
– Да здесь просто склад бутылок, – продолжала ужасаться Рэчел.
– Я все забываю их вынести, когда забирают мусор. И вообще машина приезжает раньше, чем встаю, – оправдывался Лизандер. – Давай выпьем.
Когда Лизандер через секунду достал несколько банок «Кока колы» и бутылку «Мюскадета», глаза детишек, как и у отца, похожие на вишенки, загорелись.
– Я не разрешаю им пить коку – сахар портит зубы – сказала Рэчел, – лучше воду. Где хранятся кружки?
– В машине. Только что помыты.
– Но она же заполнена только наполовину, – возмутилась Рэчел, открывая дверцу. – Как же вы не понимаете, что нерачительно расходуете энергию?
Маше и Ване не разрешалось также есть сдобное печенье и маленькие шоколадные гнездышки с яичками.
– Тебя надо перевоспитывать, – вздохнула Рэчел. – Эти шоколадные гнездышки ни много ни мало восемьсот калорий, да еще пестициды, содержащиеся в какао бобах. У тебя в запасе всегда должны быть морковь и яблоки. Я бы их нарезала.
Содержимое холодильника ее чуть не убило. Так как Лизандер его не размораживал, то брал на себя ответственность за увеличение озоновой дыры. Срок хранения продуктов истек, а от полупустых банок с паштетом он должен .был получить листериоз.
Достав немного моркови, она начала ее безжалостно кромсать на разделочной доске. Артур, постоянно наблюдающий за кухней, особенно если там были люди, напугал ее чуть не до полусмерти, просунув в окно длинную морду, половина которой была зеленой после лежания на траве. Да и вообще он был в грязи.
– Артур присоединился к партии «зеленых», – захихикал Лизандер.
– Почему вы все опошляете? На следующих выборах я проголосую за «зеленых» Ратминстера.
– Вы правы, – сказал Лизандер. – Вернее, левы.
– «Зеленые» не автоматически левое движение. Рэчел поставила тарелку с морковью на спичечных палочках перед сникшими детьми.
– Побегайте, осмотритесь, – предложил им Лизандер. – На дворе хороший пруд.
– Кто обставлял дом? – Рэчел обвела взглядом тиковые софы, стулья и епископский трон.
– Мериголд.
Лизандер протянул Рэчел стакан «Мюскадета».
– Слава Богу, она подарила мне микроволновую печь, – Лизандер сбросил с софы щегольскую щетку, конскую скребницу и помятые тренировочные брюки, – у меня не хватает терпения ждать, пока еда разогреется, и я о ней забываю.
– Доверчивая Мериголд! – перепугалась Рэчел. – Микроволны не только вредят печени, но и убивают мозговые клетки.
– Моя печень больна уже несколько лет, – сказал Лизандер, осушая половину бокала. – Ну а мозговых клеток у меня никогда не было. Эй, ребятишки, я принес вам видеокассету.
Их лица вновь зажглись, а потом потухли, потому что мама не разрешала им смотреть телевизор, достав рулон бумаги и коробки для игрушечного замка.
– Хочу смотреть телевизор, – пробурчал Ваня.
– Ну ну, нельзя. Я помогу вам, – успокоила их Рэчел, доставая бутылочку клея. – Какой запущенный дом. Ты что, не убираешься?
– Мамаша Кураж приходит раз в неделю, но мы в основном сплетничаем. Она говорит, что не любит передвигать вещи, и не передвигает.
Последовала пауза. Было ужасно жарко.
– Может, вы искупаетесь со мной в реке, – предложил Лизандер. – Одному не хотелось бы.
Загрязнение, – проворчала Рэчел.
– Ну тогда поужинаем.
О, Господи, – Рэчел схватилась за голову. – Белые булочки – самое худшее, что вы могли им предложить. И потом, неужели вы не понимаете, что бургеры делают из самого плохого мяса животных?
Лизандер задумчиво посмотрел на нее. Он удержался от ошибки, не сказав, почему от нее ушел Борис. Затем перевел взгляд на Ваню и Машу. Они выглядели, как дети из кинохроники, таких можно увидеть и на фотографиях рядом с воронками и грязными руинами, оставшиеся без крова именно потому, что война шла из за их домов.
– У нас много яиц, – ласково сказал он. – Ваша мама приготовит вам что нибудь на ужин, а мы поиграем с Джеком в футбол, а потом покатаемся на Артуре.
Это предложение имело огромный успех. Джек мог часами не выпускать мяч, а Артур любил детей. И когда они перед ужином пошли мыть руки, то завизжали и захохотали.
– Рэчел, Рэчел, иди посмотри, какой ужас. Ворвавшись в туалет, Рэчел увидела там художества Лизандера. Напившись на празднике, он красной краской нарисовал мужские органы и обнаженную женщину с чудовищной грудью и злыми глазами и затем подписал огромными буквами: «Я ЛЮБЛЮ ДЖОРДЖУ».
– О Господи, я и забыл об этом! Лизандер пытался не рассмеяться.
– Ты не только разрушаешь озоновый слой, что способствует глобальному потеплению, – бушевала Рэчел, – но еще и добавляешь токсичных веществ в окружающую среду.
«А ты готовишь самую плохую яичницу болтунью, – хотелось сказать Лизандеру, после того как он вылил полбутылки кетчупа в безвкусную массу. – И если бы не соль, то ею можно было бы заклеивать раны у людей».
Салат из одуванчиков был еще отвратительнее. Спасением было пить сколько можно, и после двух стаканов даже Рэчел немного смягчилась и позволила детям посмотреть «Утенка Дональда» по телевизору.
– Своей ненормальностью я похож на Дональда, – признался Лизандер Рэчел, ведя машину. – В детстве никто не мог понять моей речи, как и его.
Но Рэчел рассматривала «Валгаллу».
– А а, поместье этого выродка Раннальдини. Он был одним из тех, кто разрушил наш брак, поощряя Бориса на интрижки. Благодаря ему Борис познакомился с Хлоей.
– А как она относится к детям?
– Хлоя? Ну, они ее обожают. И это неудивительно. Пичкает их сладостями, вкусной пищей и всегда дарит игрушки, когда дети навещают их с Борисом. Ну и как же в таких условиях не расти потребителями? Она даже позволяет им смотреть телевизор весь день.
– Да они и так миленькие.
– Я знаю.
Чтобы отвлечь Рэчел от того, что и Джек и Мегги забрались на колени к детям, Лизандер стал показывать ей красивые окрестности. Солнце садилось. В воздухе стоял запах табачных плантаций. Скотина воевала с крапивой. В лесу кричали совы. Не отваживаясь попрыскать аэрозолью от москитов, Лизандер закурил сигарету. После продолжительной паузы Рэчел заикнулась:
– Извини меня. Весь вечер вела себя как дура. Я ведь доставала и доставала Бориса, чтобы он помог деньгами. И сегодня утром пришел чек, подписанный Хлоей. Это так унизительно, но у меня не хватило мужества его разорвать.
Лизандер был потрясен:
– Бедняжка. Я дам тебе денег, вернешь потом. У меня на данный момент финансовых проблем нет.
Но Рэчел была слишком горда.
– Я преподаю, да и Гермиона иногда платит. Боже, как она ужасна! Открывает рот, только чтобы говорить о долларах.
– А зачем эти шары около ее дома?
– Самовозвеличивание, – кисло сказала Рэчел. – У Раннальдини – грифоны, у Джорджии Магуайр – ангелы, у Мериголд – львы. Ну а у Гермионы теперь эти яйца – вероятно, Боба. Она уже давно его кастрировала.
– Вообще то он прекрасный парень, – вступился за Боба Лизандер. – И хороший игрок в крикет.
– Да, он самый приятный мужчина в Парадайзе, – сказала Рэчел.
Сейчас она опять выглядела красивой, с печальным лицом лисички и с коричневыми лодыжками под бесформенным платьем.
– Кстати, – сказал Лизандер, – я догадался, в чем несчастье Гермионы.
– Ну и в чем?
– Оно в Гретель, ее няньке с волосатыми ногами. Именно в ее волосатых ногах.
– Да почему же, черт побери, она их должна брить?
– Конечно, не должна. Хотя если хочет, чтобы я стал ее подарком, то лучше вообще походить на восковую фигуру. А дело в том, что она мне сказала. А именно: Раннальдини делает фильм под названием «Фиделио» – хотя лучше назвать «Неверный» – о некой женщине по имени Нора, которая одевалась мальчиком и из кувшина поливала своего мужа.
– Ее звали Леонора – я знаю эту историю, – презрительно заметила Рэчел.
– Ну может быть. Извини. Тем не менее Гермиона рассчитывала спеть эту партию, но Херман сказал ей: «Дорогая, ты вряд ли подходишь на роль верной жены, а уж с такой безразмерной грудью тебя ни один уважающий себя зритель никак не примет за мальчика». И поручил исполнение Сесилии.
Рэчел присвистнула:
– Надо думать, дело в цифрах. Для Раннальдини лучше выкачать из «Кетчитьюн» больше денег для Сесилии, которая постоянно достает его алиментами. Неудивительно, что Гермиона зла.
– Как ты думаешь, он опять заставит Сесилию раздеваться?
– «Фиделио» не совсем обычная опера, – покровительственно произнесла Рэчел. – И хотя это всего лишь одна человеческая жизнь из многих, спасенных любящими женщинами, Бетховен придал истории вселенский масштаб: все человечество спасается женщинами.
– Это точно, – подтвердил Лизандер. – Раннальдини она должна была понравиться. Он сам звено такой цепочки. Жаль только, что какой нибудь мужчина не может спасти бедняжку Китти своей любовью.
– Китти тоже могла бы гулять при желании, – рассеянно заметила Рэчел.
Зевая, Лизандер тайком взглянул на часы, удивившись тому, как быстро они доехали до ее дома. Он долго всматривался в белевший после захода солнца «Ангельский отдых», пытаясь разглядеть сидящих на террасе Джорджию, Гая и Динсдейла, отпугивающего мух.
– Так если ты тогда не попал на беседу, – спросила Рэчел, – как же зарабатываешь на жизнь?
– Часто играю в поло, – уклончиво ответил Лизандер, – ну и надеюсь на победу Артура в Ратминстере в следующем году.
– Как здорово иметь частный доход. У тебя есть с кем то связь?
– Ну нет... Хотя, да.
Ему вдруг отчаянно захотелось поделиться.
– Я с ума схожу по Джорджии Магуайр, ну и у нас что то вроде того.
Рэчел напряглась, выражая неодобрение:
– Но как же ее всех покоривший и кроткий муженек?
– Ему за это платили.
– Так вся шумиха вокруг «Рок Стар» устраивалась только ради прибыли? Объединенным фронтом против мира, как кролики в садке. Я всегда считала Джорджию обманщицей.
– Но Джорджия действительно не думала о деньгах, когда писала «Рок Стар», – холодно возразил Лизандер. – Она самая нежная женщина из всех, которых я встречал.
– Не будь смешным. У нее такой возраст, что она годится тебе в матери!
– Может быть, поэтому я ее и полюбил. Кино окончено.
Лизандер вытащил ключи:
– Пойдем к тебе.
Рэчел была в ужасе. Ну почему она такая стерва? Как объяснить ему, что у нее уже шесть месяцев никого нет, что стала похожа на огнепоклонника зимой, не верящего в лето, что именно неутоленная страсть сделала ее такой сварливой и что единственное, чего ей сейчас хочется, это любви Лизандера.

0

16

33

Истерика Гермионы эхом разнеслась по Парадайзу. Ей не присылали писем – Идеальный Хомо называл это почтой сумасшедших, – которые потоком шли после выхода «Дона Джиованни», не присылали приглашения сыграть в мюзикле «Любовник леди Чаттерлей» главную роль.
Будучи Гермионой, она двадцать четыре часа в сутки рассказывала всем, что ее пугает только одно: потрясающее равнодушие Раннальдини к Китти, пригласившего на роль Леоноры свою бывшую жену. Гермиона не могла простить Китти то, что именно ей и Джорджия и Мери голд жаловались на семейные проблемы. Она могла унизить Джорджию, расхваливая покорность Молодчины, но ей хотелось бы во всем превзойти Китти, став еще большим молодцом.
Поражение было не по ней. Как только Раннальдини в спешке отбыл в сторону Мадрида и Флоры, у Гермионы появился шанс подставить ему подножку, используя репетиционный зал, где готовился «Реквием» Верди, следующий по программе этого года за променад концертом.
Зная, что Раннальдини будет в безвыходном положении из за ее отказа, Гермиона именно таким образом собиралась добиться получения роли Леоноры.
Как обычно, Раннальдини заявился в «Альберт холл» к концу репетиции. Проводил ее Гейнц, бесцветный швейцарец, не имевший еще ни одного сольного концерта и заменивший Бориса Левицки на должности помощника дирижера. Трое из солистов – тенор, бас и Монализа Уилсон, здоровенная чернокожая меццо сопрано с сильным голосом, – были хороши в «Люкс Этерна» под музыку «Умоляю Господа пролить на них солнечный свет». Гермиона, не занятая в предпоследнем отделении, скрылась в своей уборной, срывая гнев за медлительность Раннальдини на своей костюмерше. Бедняжка уже вторую ночь не спала, создавая специально к сегодняшнему дню очаровательное платье из кусков шелка. Увы, она не могла запретить Гермионе объедаться во время уик энда, и теперь молния не сходилась.
– Вы сэкономили на материале! – вопль Гермионы перекрыл и оркестр и солистов. – Специально его так урезали, чтобы урвать часть себе. Этот шелк стоит двести фунтов метр. Ой! Булавка воткнулась прямо в меня.
Стараясь не шуметь, вошла команда телевизионщиков, выискивающих места для юпитеров и камер к следующему вечеру. Лондонский «Мет» уже давно привык к вспышкам раздражения Гермионы. Полдень был обжигающе жарким, только где нибудь в парке можно было глотнуть свежего воздуха. Оркестр только что вернулся после изнурительного турне по странам восточного блока, где им руководил Освальдо. Раннальдини как его музыкальный директор получал триста тысяч в год. Его не видели уже три месяца, и теперь он объявился, чтобы насадить привычное право быть божественно непогрешимым, если надо, то и с помощью грубой силы. Музыканты не раз давали клятву восстать, но вновь затряслись при его появлении.
«Люкс Этерна» закончилась. Раннальдини настоял на прогоне оркестра и хора без Гермионы через финал «Диез Ирае», с его глуховатыми раскатами, подобными грому перед пронзительными вспышками света. Лондонский «Мет» давно уже знал «Реквием» и даже записал его в 1986 году как раз с Гермионой и Раннальдини, он был настроен доказать даже знатокам, что то исполнение неаккуратно. Как только Раннальдини поднял свою палочку, часть оркестра вступила, часть нет, и все музыканты истерически захохотали, но его вопль тут же призвал их к вниманию. Вскоре в зале раздались душераздирающие звуки медных фанфар.
– Как будто другой оркестр играет, – сказала Корделия, очаровательный оператор Би би си.
Призвав к тишине, Раннальдини обратился к ней и к директору с просьбой убрать все освещение – и в зале, и телевизионное – на время исполнения «Санктус» и «Агнус Деи», а в самом начале «Люкс Этерна», со словами «Пусть их осияет вечный огонь», все внезапно включить.
– А как же Гарфилд? Ведь она же в главной роли, – спросила Корделия. – Ей же нужно особое освещение.
– Нет, нет, – тонко улыбнулся Раннальдини. – Если ее осветить лучше, чем Монализу и остальных, вас обвинят в расизме и сексизме.
– Ох, точно, – побледнев, согласилась Корделия.
– И так же сделать в последнем отделении, во время исполнения сопрано и хором «Либера ме». Но на самом деле, – Раннальдини приблизился к Корделии так, что она, уже подпав под гипноз его угольно черных глаз, вдохнула запах «Маэстро», – аудитория должна видеть только меня. И завтра вы станете свидетельницей повторения самого громкого успеха классической записи всех времен.
– Ну конечно, – сказала Корделия пять минут спустя. – Разговор идет о концертной деятельности Раннальдини, и если камера осветит только ваше лицо, мы ничем не погрешим.
– Совершенно верно, – улыбнулся Раннальдини.
– И потом всегда можно будет вставить кусочки с Гарфилд.
– Никаких кусочков, – холодно возразил Раннальдини.
Оркестранты смотрели на часы. Они уже перерабатывали десять минут. Рассчитывавшая все задержать, но не вызванная на сцену, Гермиона в конце концов вышла из уборной. На этот раз на ней были брюки, подчеркивавшие бедра, но скрывавшие лодыжки, поцарапанные куманикой, когда она пыталась пробиться к башне Раннальдини по тропке, которую перестали расчищать. Игнорируя его, она заняла позицию для финальной части «Либера ме» слева, в то время как Монализа буфером возвышалась между ними.
– Маэстро и его маэстресса, – захихикал первая флейта.
Вздымая грудь, с глазами, блестящими от невыплаканных слез, Гермиона вознесла свой голос над оркестром и хором, как луна возносится над звездами, в мольбе, чтобы Господь не гневался на нее.
– Господь может и не разгневаться, но не Раннальдини, – прошептал концертмейстер.
«Какой прекрасный голос, какая прекрасная леди», – думала Корделия, дрожа от наслаждения, но тут Раннальдини подал знак остановиться.
– Ну что вы завываете, миссис Гарфилд, – язвительно сказал он. – Нам вовсе ни к чему, чтобы пришедшие на променад концерт стали клевать носами. Им и лечь то негде. Ведь это же реквием о величайшем писателе Италии со времен Данте, а не о табуне старых кляч, бредущих на живодерню.
Но когда Гермиона попыталась что то сказать, Раннальдини направил палочку в сторону медных, словно собираясь насадить на вертел индейку, и дал сигнал к началу. У Гермионы был мощный голос, но, поддержанный оркестром и хором, Раннальдини одержал победу.
– Громче, громче, – кричал он, поднимая руки. – Я все еще слышу миссис Гарфилд.
Последовавший затем крик был настолько ужасным, что бедный маленький тенор поник в папоротниках, а Монализа Уилсон, прежде чем сбежать, схватила желтую тряпку, принадлежащую капельмейстеру, по ошибке приняв ее за свой новый шарф, и повязала ее.
Оркестранты со слабым интересом наблюдали, а потом слушали, как Гермиона и Раннальдини позднее вопили в ее уборной, пока маэстро оттуда не вылетел.
Когда Гермиона позвонила Раннальдини в его лондонскую квартиру с видом на Гайд парк, включившийся автоответчик заставил прослушать отрывок арии донны Анны из «Дон Джиованни» в ее же исполнении: «Я была щедрой, любя его», – это еще больше разозлило.
Раннальдини остаток дня провел, ведя прослушивание певцов и музыкантов для «Фиделио», причем последним пришлось тащить на восьмой этаж инструменты, поскольку лифт не работал. Затем он пробежал письмо, которое диктовал для отправки мужу Рэчел, Борису. Маэстро уже надоели горы партитур, которые Борис направлял в лондонский «Мет», и, предварительно выкинув большую их часть, он не принял и «Симфонию Берлинской стены», посвященную Хлое.
Борис был нужен Раннальдини. Маэстро сознавал, что великий дирижер обязан вводить в мир новую музыку. Также Борис был неоценим и как внештатный работник, часто позволявший экономить время. И потому Раннальдини не хотел уж слишком его огорчать.
«Мой дорогой мальчик , – писал он черными чернилами, сверяясь с напечатанным. – Спасибо за внимание. Но я возвращаю твою симфонию. Поскольку мы друзья , я полагаю , ты хотел бы искренности. Когда я читал партитуру , не слышал музыки. А оркестр без этого не может , ведь это сложный комплекс. И как заставить петь правильно хор? Ведь даже одному , чтобы понять эту музыку , надо прослушать ее дюжину раз. А у меня и у публики нет ни времени , ни желания. Что же касается добрых новостей , то этой осенью я проведу серию лекций на Би би си 2. Мне понадобится помощь. Я позвоню тебе. Желаю всего наилучшего Хлое».
Его лондонская секретарша не такая хорошая машинистка, как Китти, но гораздо симпатичнее. Когда он нацарапал подпись «Всегда твой , Раннальдини» , то почувствовал, что был очень добр к Борису.
Благоухающий, в новой серой сатиновой тоге, с запасом возбуждающих игрушек, включающих вибратор в виде трех пальцев, купленный в Париже, и несколько пузырьков амилнитрита , Раннальдини ждал Флору. Клив вез ее из Хитроу. Платаны уже прожили лучшее время года, а выцветшая трава покрывалась опадавшими листьями; парочка в рубашках и шортах распивала бутылку в ожидании вечернего представления. Завтра яблоку негде будет упасть в толпе, жаждущей поглазеть на него и Гермиону.
В ожидании Раннальдини пробежал «Реквием». Он уже неоднократно им дирижировал, но каждый раз стремилcя внести в работу что то новое и волнующее. Его мысли перенеслись на блондинку Корделию. Она была для него тоже новым и волнующим. Завтра Флора должна вернуться в Парадайз за вещами для осеннего семестра, так что после представления можно будет пригласить Корделию. А затем осветить постель и отполированные стены и потолок, темные зеркала и розовую четырехспальную кровать. Он даже может предложить ей поработать с ним над «Фиделио». Можно было бы заняться любовью и этим вечером, втроем, но Флора, несмотря на свою порочность, никогда на это не пойдет. От эротических мечтаний его отвлек громкий стук в дверь. В глазок он увидел Гермиону.
– Впусти меня, Раннальдини.
Гермиона могла кричать еще громче, чем петь, а поскольку за соседней дверью жила любовница редактора «Скорпиона», Раннальдини сразу же ее впустил.
– Мне надоело это, маэстро. Жизнь слишком коротка.
Раннальдини согласился с ней и открыл бутылку «Крага».
– Ты себя очень плохо вела, дорогуша.
– Я знаю, Раннальдини.
– Тогда постоишь в углу, ты понимаешь, что это означает.
– Да, да.
Глаза Гермионы взволнованно заблестели; он учуял призывные флюиды ее плоти.
– Жаль, но с минуты на минуту должна прийти Китти, – Раннальдини садистски улыбнулся. – Так что тебе придется уйти.
– Но при чем тут Китти? – запротестовала Гермиона. – Скажи, что мы репетируем.
– Ты же обещала относиться к Китти с состраданием, помнишь?
Гермиона ничего подобного не помнила.
– Когда вернемся в «Валгаллу», – Раннальдини слегка погладил ее по бедрам, – это будет колоколом наказания.
Он был так взволнован приездом Флоры, что даже заставил себя одеться, проводить вниз Гермиону и посадить ее в такси.
Флора прибыла двадцатью минутами позже, одетая в изумрудно зеленый леотард Джорджии, сгибаясь под тяжестью багажных сумок с игрушками и подарками для него – беспошлинным «Арманьяком», лосьоном для мужчин и новой биографией Свенборна, которым Раннальдини восхищался. Раннальдини, никогда ничем не душившийся кроме «Маэстро», был тронут. Зная, что он богат, женщины редко делали ему подарки. Он довольно неосторожно поведал ей о крике на репетиции.
– Тебе нужна гермионозаменяющая терапия, – Флора сделала глоток «Крага». – Единственный раз эта глупая кошелка взяла верхнее ми, как один журналист выяснил ее настоящий возраст.
– Тебе надо серьезно заняться вокалом. Вот тогда ты сможешь ее заменить. Что ты об этом думаешь?
Он разложил перед ней на маленьком столике с полдюжины фотографий.
– Ух ты1 Кто это?
– Ты, мой ангел. – Раннальдини обхватил ее грудь. – Не узнаешь себя?
– Боже мой!
Флора зачарованно рассматривала весьма откровенные фотографии.
– Я анонимно отправил два отпечатка на конкурс в немецкий порнографический журнал, – с гордостью объявил Раннальдини, – ты выиграла первый приз!
– Вот здорово! Я все равно завалю экзамены, так вложу снимки в аттестат, когда буду искать работу. Во времена спада это может помочь.
Редкий случай, но Гермиона была в растерянности, возвратившись на их с Бобом квартиру в Реднор Уок. Всегда жаловавшаяся на отсутствие свободных вечеров, она теперь не знала, что с собой делать. Боб, все еше занятый детальной проработкой завтрашнего концерта, вряд ли мог вернуться раньше чем через несколько часов. Уже собравшаяся домой служанка сделала Гермионе креветочный омлет и была рассержена на следующее утро, обнаружив его почти весь в мусорном ведре. Гермиона позвонила маленькому Козмо, чтобы спеть ему колыбельную, но тот грубо предложил ей убираться куда подальше. Тогда она взялась за партитуру «Реквиема». Она должна показать Раннальдини, что тот без нее не обойдется, если хочет довести публику на променад концерте до слез, а потом сорвать бешеные аплодисменты. Как он посмел вышибить ее только из за того, что Китти в Лондоне? Импульсивно она решила позвонить в «Валгаллу».
– Алло, – прозвучал сонный голос Китти. – Кто это?
Гермиона подумала, что набрала лондонский номер. Она позвонила по номеру Парадайза, опять напала на Китти и опять швырнула трубку.
В ярости она позвонила Раннальдини, голова которого находилась между ног Флоры и который искренне пробормотал, что сейчас разговаривать не может. Лишь после того, как Гермиона пригрозила, что сейчас приедет, он сказал, что перейдет в другую комнату. Пока Флора| доходила до оргазма, Раннальдини параллельно говорил Гермионе, что солгал.
– Я с Сесилией, а не с Китти, мне просто не хотелось огорчать тебя перед таким вечером. Желаю прекрасных сновидений.
– Зачем тебе понадобилось видеть Сесилию? – требовательно спросила Гермиона.
– У Наташи кризис с будущим. Нам есть о чем поговорить. – Раннальдини понизил голос. – Мне пора, дорогуша.
– Зачем ты так ужасно лжешь? – спросила разомлевшая Флора.
– Когда мне было пять лет, я признался матери, что украл шоколадку, она отлупила меня, что мне не понравилось. И всю жизнь правду скрываю.
У Гермионы была ужасная ночь. Она рано отправилась в постель, проведя долгие одинокие часы в размышлениях о Сесилии и переключая телевизор. А затем оставила служанке и Бобу приказ сделать ей много ромашкового чая с медом, когда вернутся. После того как Гермиона приняла снотворное из рук Боба, ей приснился кошмар, что она потеряла свое место, забыв все ноты, и что в «Альберт холле» вместо нее поет Сесилия.
После еще одной таблетки в пять утра Гермиона проснулась в полдень, и служанка принесла ей завтрак и «Дейли телеграф». Прибывший доктор ввел ей витамины А и Б, поддерживающие силы и способствующие выделению слюны. Она набила рот поджаренным хлебцем, когда фотография Сесилии на странице, посвященной искусству, с заголовком, извещающим, что бывшие супруги выступят вместе через две недели в «Фиделио», вновь ввергла ее в гнев.
В «Савойе», где обычно останавливалась Сесилия, на телефонный звонок ответила служанка. Сесилия просила не беспокоить.
– Скажите, что это миссис Гарфилд и что это важно.
Наконец просто из любопытства взяв трубку, Сесилия очень удивилась, что Гермиона тепло поздравила ее с получением партии Леоноры.
– Я уверена, ты будешь хороша.
– Хм, спасибо, Гермиона, – Сесилия была полна подозрений.
– С Наташей все в порядке?
– А почему с ней должно что то случиться?
– Ты обо всем договорилась с Раннальдини этой ночью? – лениво спросила Гермиона. – Я думаю, что нам следовало бы пообедать всем вместе.
– Я его не видела. Ведь прилетела только утром, – сказала Сесилия. – Он был ночью с Китти.
– Нет, не был, – завопила Гермиона. – Китти в Парадайзе. Я проверяла. Раннальдини сказал, что обсуждал с тобой будущее Наташи.
– Ничего он со мной не обсуждал, – взвизгнула Сесилия. – Когда он тебе об этом сказал?
Но Гермиона, бросив трубку и наспех одевшись, помчалась к Раннальдини. Лифт еще не отремонтировали, и какой то виолончелист был вынужден тащить свой инструмент на восьмой этаж; Гермиона шла за ним. Оттолкнув в сторону лондонскую секретаршу Раннальдини, открывшую музыканту дверь, она ворвалась внутрь.
– Раннальдини здесь нет, – в ужасе произнесла секретарша, – он только что проснулся.
– С кем же он проснулся? – издала вопль Гермиона. – Не лги мне.
Влетев в спальню, она натолкнулась на Раннальдини, выходящего из ванны и завернутого в красное полотенце.
– Ах ты, негодный лжец! – вскрикнула Гермиона.
Испугавшись удара в пах, Раннальдини прикрыл руками свое хозяйство, оставив лицо открытым. В следующий момент был поражен его глаз. Он хотел было скользнуть ей за спину, но не успел, поскольку за влетевшим в дверь с открытым ртом виолончелистом следовала Сесилия.
По итальянски темпераментная, со сверкающими глазами, оливковым лицом, светлыми крашеными волосами и мускулистым телом, Сесилия была в безукоризненном черном костюме с длинным пиджаком без воротника и плиссированной мини. Вид у нее был такой, будто она только что вырвалась из кошачьей свалки с торчащими когтями. Гремя браслетами, Сесилия схватила бюст Доницетти и швырнула им в Раннальдини. Тот увернулся, и скульптура попала в бывшее свидетелем любовных утех зеркало.
– Scelleraio, Scelleraio, – завопила Сесилия, принимаясь метать алебастровые яйца из корзинки.
– Злое чудовище, неисправимый грешник, – закричала Гермиона.
– Ублюдок, – запускала Сесилия в Раннальдини очередным яйцом.
– Она права, ты – ублюдок, – взвыла Гермиона, пнула Раннальдини в голень и вылетела из квартиры.
– Не трогайте Страдивари, – в ужасе вскричал виолончелист, когда Раннальдини вбежал в гостиную и схватил инструмент, чтобы им прикрыться.
Сесилия не играла в школе в крикет, но в конце концов угодила в угол другого глаза Раннальдини голубым алебастровым яйцом. Вылетая из квартиры, она пнула блондинку в белом тафтяном платье, вышедшую из квартиры редактора «Скорпиона» узнать, что означает весь переполох. В этот момент из ванной, трясясь от хохота, появилась Флора, наблюдавшая за побоищем через двустороннее зеркало.
– Ох, дорогой, – она потрогала оба синяка. – Теперь у нас в Парадайзе две Панды!
Раннальдини доводилось дирижировать с перитонитом, с укусом змеи, даже с перебинтованным правым запястьем, но выставлять себя на смех было незачем. Позвонив Бобу, он сообщил, что болен пневмонией. А потом, надев темные очки и мягкую шляпу, улетел в свой альпийский приют.
В это время в Ричмонде, в гостиной Хлои, Борис Левицки готовил двухчасовую лекцию о Малере, с которой ему предстояло завтра выступить в Котчестерском университете, и пытался не думать о Раннальдини, вернувшем ему симфонию.
Хлоя уехала на запись «Альт рапсодии», которая никак им не удавалась. После обеда с директором и дирижером она вернется домой не скоро.
Помня о пристрастии Бориса к красному мясу, красному вину и краснолицым дамам, Хлоя оставила ему греющуюся сейчас на солнце бутылку «Педротти», которую он поклялся не трогать, не одолев лекции. В морозильнике лежал большой стейк с рекомендацией о приготовлении и картофель, который надо было посыпать луком и поставить в печь на час.
Однако сама Хлоя, с тех пор как сошлась с Борисом, уже не была такой румяной. Поскольку он был совершенно непрактичен, ей приходилось постоянно за ним присматривать. Не имея возможности продать ни одного своего сочинения, а теперь еще и бросив работу в «Багли холле», Борис нуждался в ее финансовой поддержке. Наконец, на прошлой неделе, с ужасом думая о помощи Рэчел, она отправила ей вспомоществование. Это было величайшим унижением для Бориса, поэтому пришлось отправить Раннальдини свою новую симфонию. Застонав, он заставил себя вернуться к лекции.
«Господи , я мог бы вытерпеть все что угодно , – писал в отчаянии Малер своей поклоннице, заплатив Берлинской филармонии за представление его второй симфонии, – если бы будущее моих сочинений было безмятежным. Ведь мне теперь тридцать пять лет , я не знаменит , не исполняюсь. Но работаю и не позволю себя растоптать. У меня есть терпение. Я жду».
У Бориса терпения не было – жить с ним, сказала Хлоя, все равно что с симпатичным медведем, – не было и наличных, чтобы заплатить лондонскому «Мет» за исполнение своей симфонии, которую этот Раннальдини, должно быть, разорвал. За окном деревья в парке отбрасывали длинные вечерние тени. В толпе чумазых счастливых ребятишек проследовала молодая мамаша с корзинкой для пикника. Борис опять застонал. Он никогда не думал, что будет чувствовать себя таким виноватым перед Рэчел и детьми.
Боб Гарфилд после истерики Гермионы стоял перед проблемой замены Раннальдини, умиротворения разгневанной «Би би си» и многочисленной аудитории. От всего этого у него начались колики. Освальдо был в Москве. Швейцарец Гейнц летел на самолете в Рим. Были и другие дирижеры, к которым можно было обратиться, но Боб всегда питал слабость к Рэчел и ее мужу.
Вздохнув поглубже, Боб набрал номер телефона Хлои.
– Шлюхи Раннальдини наконец его доконали, – рассказывал он Борису. – Ты не хочешь сегодня вечером исполнить «Реквием» Верди? Хотя, боюсь, на репетицию уже нет времени.
Последовала долгая пауза.
– Да, я приду. Спасибо, Боб, – отозвался Борис. – Но у меня нет ни партитуры, ни машины, ни фрака. Он в чистке. На него вытошнило кота Хлои.
– Я пришлю за тобой машину с партитурой, – сказал Боб, который, зная привычку Бориса садиться за руль нетрезвым, не хотел рисковать, – ну а потом отыщем фрак. Какой у тебя размер рубашки?
– Сейчас посмотрю.
Борис потащил ворот вперед.
– Шестнадцатый. Я благодарен тебе, Боб, до глубины души.

*FIN* ...

0


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Человек, заставлявший мужей ревновать. Книга 1