www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Бригада. Молодые волки. Книга 6 (Александр Константинович Белов)


Бригада. Молодые волки. Книга 6 (Александр Константинович Белов)

Сообщений 21 страница 27 из 27

21

XXVI

Елку достать, конечно, не удалось. Вместо нее на заставе срубили кривоватую сосенку, деревце установили в «ленинке» и по всем правилам нарядили. Там же накрыли столы. Ничего особенного: фрукты, конфеты, лимонад и одна-единственная бутылка шампанского на всех – все, что офици-льно разрешил капитан Лощинин.
Впрочем, бойцы заблаговременно запаслись кое-чем еще. Об этом знали, наверное, все, но офицеры великодушно делали вид, что им ничего не известно – черт с ним, раз в году можно, все-таки праздник есть праздник! Впрочем, этот либерализм никоим образом не распространялся на наряд и тревожную группу – по этому поводу с теми, кому «повезло» нести службу в новогоднюю ночь, была проведена отдельная и весьма серьезная беседа.
А еще к праздничному столу ожидался шашлык из свежей баранины. Вчера старшина заставы прапорщик Ковальчук посылал гонцов к дяде
Рахмону – чабану, пасшему колхозных овечек в окрестностях заставы. У пограничников со стариком-таджиком давным-давно наладились прочные и взаимовыгодные отношения. Время от времени к чабану отправлялся посыльный от Ковальчука с кое-каким барахлишком – кирзовыми сапогами, поношенным бушлатом, парой белья… Взамен старик давал пограничникам молодого барашка, и тогда на заставе устраивали пир. Подобный обмен был произведен и накануне праздника.
В новогоднюю ночь Саша с Диком попали в тревожную группу, а это означало, что если на границе будет тихо, то можно будет встретить праздник по-человечески. Шампанского им, понятно, все равно не досталось бы, но и без этого было бы неплохо посидеть за столом с ребятами, посмотреть по телеку «Огонек» и полакомиться сочным шашлычком.
В ожидании застолья бойцы из тревожной группы сидели около казармы, неспешно покуривая и вспоминая, как встречали этот праздник дома. Рядом с Беловым сидел Фархад Джура-ев. После того как Ваня Скребнев
дождался-таки своего дембеля и укатил к себе в Рязань, Саша сблизился с Фархадом.
Вообще-то он был немного странным, этот Фархад – Фара, как называл его Саша. Он совершенно не походил на других ребят-таджиков, служивших на заставе. Те, как правило, не без труда изъяснялись на русском, всегда держались особняком и немного дичились остальных. Фара же свободно говорил не только по-русски и по-таджикски, но и по-узбекски и – что было удивительнее всего – по-английски! Он был отлично образован, постоянно сыпал восточными мудростями, называл себя ассирийцем, знал всех своих предков чуть ли не до двадцатого колена и жутко этим гордился.
Впрочем, широкая эрудиция и знание четырех языков не спасло рядового Джураева от армии. После окончания английской спецшколы Фара поступил в Ташкентский университет, но не проучился в нем и года – выгнали. За что – он не говорил, но, судя по тому, что Фара в открытую покуривал травку, причина отчисления, вероятно, была как-то связана с этим его пристрастием.
Белов тоже не одобрял это занятие, но и с нравоучениями к приятелю не лез – знал, что здесь, в Таджикистане, травкой балуются едва ли не все поголовно. Зато во всех прочих отношениях Фара был пацаном классным, правильным, с ним было интересно и весело.
«А здорово было бы познакомить Фару с Космосом, с Пчелой…» – вдруг подумалось Белову.
Мысль показалась ему забавной, Саша покосился на попыхивающего косячком приятеля, улыбнулся и, откинувшись на спинку скамейки, задрал голову. Над заставой бескрайним пологом раскинулось высокое, угольно-черное южное небо с россыпью бессчетных, нереально-ярких, немного напоминающих праздничную иллюминацию, звезд. Было очень тихо и как-то необычайно покойно и безмятежно.
Но ровно в половину одиннадцатого эту тишину взорвал голос выскочившего из штаба дежурного:
– На третьем участке – нарушитель! Тревожная группа, на выезд!
И сразу же загрохотали по камням сапоги – пограничники со всех ног ки-
нулись к машине. Минута – и тревожная группа уже была в кузове. ГАЗ-66 нетерпеливо взревел мотором и, подпрыгивая на неровностях горной дороги, рванул к границе.
Машина остановилась на обрывистом берегу реки. Пограничники, как горох, посыпались из кузова. Растянувшись цепью, они бросились вниз по осыпающемуся склону – туда, где скрытый густыми зарослями камыша неумолчно шумел Пяндж.
Белов держал Дика на коротком поводке, а тот неистово рвался вперед, все сильнее и сильнее забирая вправо. У Саши мелькнула догадка: «Неужели почуял?» Ни секунды не колеблясь, он доверился псу, и тоже стал забирать правее. На мгновение ему показалось, что впереди в камышах что-то темнеет. «Может, лодка?» – подумал Белов.
Дик, без всякого сомнения, стремился именно к этому месту. Когда до кромки зарослей осталось метров двадцать, Саша опустился на колено и отцепил поводок от ошейника.
– Фас! – шепотом скомандовал он.
Пес молнией метнулся к камышам, а Белов резко передернул затвор и взял автомат на изготовку. Рядом лязгнул еще один затвор – это подоспел Фархад.
А Дик уже ворвался в заросли. Еще секунда – и оттуда послышался звук борьбы, яростное рычание пса и чей-то короткий полукрик-полустон… И вдруг – собачий взвизг! Резкий, пронзительный, отчаянный – такой, что, услышав его, Саша моментально похолодел.
– Выходи, стрелять буду! – крикнул он срывающимся голосом и вскинул автомат.
Тишина. Белов стиснул зубы и дал по зарослям короткую злую очередь. Он целился повыше, – так, чтобы ненароком не задеть Дика.
– Шурави! – раздался из камышей испуганный вопль. – Не стрыли, шурави!
Заросли зашуршали, заколыхались, и на прибрежную гальку тяжело вышел невысокий бородатый мужчина в драном халате. Руки его были подняты вверх, в левой блеснул большой окровавленный нож.
– Оружие на землю! – рявкнул Саша. – Фара!
Фархад его понял, он тут же повторил приказ по-таджикски. Нарушитель отбросил нож и распахнул полы халата, показывая – больше у него ничего нет. К нему подскочили двое бойцов, духа в мгновение ока скрутили в бараний рог. А Саша, закинув автомат за спину, кинулся в камыши.
Дик лежал на боку и, далеко вывалив язык, тяжело, прерывисто дышал.
– Дик… – не веря своим глазам, ошеломленно прошептал Саша. – Что с тобой, Дикушка?
Саша попробовал поднять собаку, подсунул под нее руки и наткнулся на глубокую, горячую рану в боку. Из нее хлестало кровью так, что сразу стало ясно – это конец. Глотая слезы, Саша протянул ладонь к морде пса. Дик открыл глаза и, из последних сил приподняв голову, лизнул его пальцы.
Через минуту он умер.
Дика похоронили недалеко за казармой, среди диких вишен и урюков. Все сделал сам Белов – и сколотил из досок и фанеры некое подобие гроба, и вырыл могилу, и закопал ее. Отложив лопату, он опустился на траву под де-
ревом и неторопливо закурил. В его глазах блестели слезы.
Рядом присел Фархад. Какое-то время они молчали, потом Фара положил руку на плечо друга и негромко сказал:
– Аллах посылает нам испытания, чтобы укрепить наш дух. Надо быть сильным, о мужественное сердце разбиваются все невзгоды. Знаешь, один мудрец сказал: перенеси с достоинством то, что не можешь изменить…
Белов промолчал, только кивнул и еще ниже опустил голову.
Когда они возвращались в казарму, им встретился возвращавшийся из штаба командир второго отделения сержант Суров. Взглянув на повесившего голову Белова, он остановился и взял его за локоть.
– Ну, чего ты так убиваешься, Сань? В конце концов, это же всего лишь собака!
Белов зыркнул на него исподлобья.
– Да, всего лишь собака, – мрачно согласился он. – А я – всего лишь человек. И ты тоже – всего лишь человек, да?
Суров смешался, опустил глаза.
– Ладно, чего там… – вздохнул Саша. – Серег, а что со вчерашним духом? Допросили?
– Угу, – кивнул сержант. – Человек Хромого Сабира, шел с грузом маковой соломки, два мешка… Скорее всего, прощупывает нас Сабир, к чему-то серьезному готовится…
Лицо Белова застыло. Глаза превратились в узкие щелочки, на скулах заиграли желваки.
– Опять Хромой Сабир… – с ненавистью пробормотал он. – Хрен с ним, пусть готовится, а уж мы постараемся встретить… За нами не заржавеет!

0

22

XXVII

После новогодних праздников Коврига исчез. Вместо него кафе «Коврига» возглавил новый директор – молодой и энергичный мужчина, сразу взявшийся наводить свои порядки. В кафе появились новые повара, бухгалтер, штат официантов был не только заменен на три четверти, но и сокращен.
Космоса, впрочем, эти изменения никак не затронули. Он, как и обещал Валентин Сергеевич, в кафе остался и, более того, – по-прежнему обслуживал кабинет.
А вот сам Валентин Сергеевич со своей свитой куда-то запропал. После ухода Ковриги он перестал показываться в кафе. Нельзя сказать, что Космос скучал по загадочным хозяевам заведения, но личность Валентина Сергеевича была ему крайне любопытна.
Этого человека, считал Космос, можно было без натяжки назвать хозяином жизни – он явно был богат, ему
беспрекословно подчинялись другие, в его власти было решать чужие судьбы, карать и миловать. Словом, в глазах молодого официанта Валентин Сергеевич был крутым – по-настоящему крутым, почти как дон Карлеоне из знаменитого «Крестного отца». Космос тоже мечтал стать крутым, как дон Карлеоне, вот почему он с нетерпением ждал, когда Валентин Сергеевич снова придет в кафе «Коврига».
Валентин Сергеевич появился только в феврале – загорелый и веселый. Никаких свертков с деньгами в этот раз не было. Новый директор, по всей видимости, был для гостей своим человеком – он без приглашения уселся с ними за стол и запросто болтал со всеми.
Приняв заказ, Космос позволил себе осторожно заметить:
– Что-то вас давно не было видно, Валентин Сергеевич…
– А ты что, соскучился? – засмеялся мужчина. – А, Космос?
Тот пожал плечами:
– Просто я успел к вам привыкнуть…
– Ну-ну, – кивнул Валентин Сергеевич и вдруг задержал на официанте
задумчивый взгляд. – Послушай, Космос, ты же молодой парень, неужели тебе так нравится таскать поднос с грязной посудой?
Космос выразительно покосился на директора кафе и замялся:
– Да как вам сказать…
– Понятно, – понимающе улыбнулся Валентин Сергеевич и кивнул: – Ладно, подумаем… А пока иди, Космос, работай.
В тот день к этому разговору больше не возвращались, но в следующий свой приезд Валентин Сергеевич сразу предложил Космосу поговорить.
Беседа проходила один на один и носила довольно странный характер. Отчасти она напоминала разговор двух разведчиков в тылу врага – и тот и другой, отлично понимая о чем идет речь, предпочитали не называть вещи своими именами. У Космоса, разумеется, была масса вопросов к Валентину Сергеевичу, но большую часть из них он так и не решился задать, а на те немногие, что все-таки прозвучали, «дон Карлеоне» отвечал уклончиво, в том смысле, что «сам потом увидишь».
Итог беседы был именно таким, какого и ждал Кос – Валентин Сергее-
вич предложил ему поработать на него. Нельзя сказать, что Космос не отдавал себе отчет, что он связывается с криминалом, наоборот – его тянуло туда, как магнитом. Это была другая, полная событий, приключений и опасностей жизнь, и ему ужасно хотелось попробовать ее на зуб. Только попробовать – уговаривал он себя. О том, что в таких случаях вход – рубль, а выход – десять, он предпочитал не задумываться. Короче говоря, Космос на предложение Валентина Сергеевича согласился.
И началась новая жизнь. Космоса прикрепили к одной из бригад – вместе с «коллегами» он объезжал подконтрольные точки, собирая дань за крышевание. Перепуганные ларечники, как правило, безропотно отстегивали им кругленькие суммы. Попадались, правда, и упрямцы, ни в какую не желавшие расставаться со своими кровными. Тогда проводились акции устрашения – непокорных били, иногда громили их лавчонки, отбирали товар. Но подобные инциденты случались нечасто, подавляющее большинство доморощенных коммерсантов
предпочитали смиренно платить за свое относительное спокойствие и безопасность.
Доходы Космоса заметно возросли, впрочем, для него это было не главное. Было еще нечто, гораздо более волнующее и радостное, чем набитый деньгами карман. Это – ощущение безраздельной власти над всеми этими перепуганными, покорными торгашами, пьянящее чувство абсолютного превосходства, своего невероятного могущества, силы и крутизны. И когда перед ним, вчерашним школьником, лебезил какой-нибудь потный от страха лысый дядька, когда он униженно улыбался и заглядывал ему в глаза, Космос был просто счастлив, как бывает счастлив только человек, поймавший за хвост свою птицу удачи.
И, конечно, Космос не мог не поделиться своей радостью с друзьями. Как только Юрий Ростиславович уехал в очередную командировку, Космос тут же позвал к себе Пчелу и Фила – но одних, без девчонок. На этом импровизированном мальчишнике он под большим секретом рассказал о том, какой крутой поворот случился в его жизни и кем он теперь стал.
На эту новость друзья отреагировали по-разному. Пчела был потрясен. Он долго не мог поверить в то, что раз-долбая Космоса, профессорского сынка, приняли в такую солидную, крутую организацию, а когда поверил, в полной мере разделил его бурный восторг:
– Вот это круто, Кос! Ништяк, полный отпад, вообще! Это ж сколько ты теперь загребать будешь? Блин, я тоже хочу!
На Фила же это известие произвело совсем другое впечатление. Он помрачнел, смотрел на друга с тревогой и даже, неодобрительно покачав головой, вполголоса предостерег:
– А может зря ты это, Косматый… Смотри, это все добром не кончится…
Впрочем, пребывающий в эйфории да к тому же еще и изрядно поддатый Космос, казалось, слов Фила не расслышал. В тот день ничто на свете не могло омрачить его щенячью, по-детски необузданную радость.

XXVIII

В начале апреля Сашу вызвал к себе старшина заставы прапорщик Коваль-чук.
– Что-то, Белов, мы давненько шашлычком не баловались, а? – хитровато подмигнул ему прапорщик.
Саша мгновенно догадался, к чему клонит Ковальчук, и расплылся в улыбке:
– Так точно, товарищ прапорщик, давненько!
– Вот и мне так кажется, – кивнул тот. – Да и дядю Рахмона пора проведать – как он там, не хворает ли часом? В общем, Белов, собрал я ему небольшую посылочку, – прапорщик показал на тюк с каким-то тряпьем, – надо бы доставить. Ты вот что, Белов, возьми с собой кого-нибудь из таджиков и навести старика. А заодно уж и прихвати у него… ну, ты сам знаешь что…
– Я Джураева с собой возьму, можно?
– Можно, Белов, можно… Где старика искать, знаешь?
– Так точно! Когда прикажете ти?
– А прямо сейчас и ступайте, глядишь – к ужину и вернетесь. А и опоздаете – не велика беда. Я скажу Феде, он вас накормит.
Белов подхватил тюк и бодро выпалил:
– Разрешите идти?
– Ступай, Саня, – кивнул прапорщик и, нахмурясь, погрозил ему пальцем. – И смотри там… без баловства!
– Есть!
Отару дяди Рахмона Саша с Фарой нашли быстро, часа через два после ухода с заставы. Овцы широко разбрелись по пологому альпийскому склону, а сам пастух сидел в сторонке на черной кошме, расстеленной в тени одинокого старого карагача. Завидев пограничников, он поднялся и неторопливо поковылял им навстречу.
– Здравствуй, дядя Рахмон! – Саша с удовольствием пожал сухую и твердую руку старика.
– Изыдрасту, изыдрасту, – широко улыбаясь, кивал пастух.
Он приглашающим жестом указал на свою кошму и что-то сказал по-таджикски.
– Приглашает посидеть, чаю попить… – перевел Фархад.
Под деревом дымился небольшой костерок, над которым висел небольшой, прокопченный до угольной черноты чайник. Пограничники расселись на кошме, а старик занялся чаем. При этом он нет-нет, да поглядывал на принесенный Беловым тюк – видно, заедало любопытство.
Наконец, чай был готов, пастух разлил его в две пиалы – гостям, а себе – в мятую алюминиевую крышку от термоса. Сделав пару глотков, старик не выдержал и, кивнув в сторону тюка, спросил:
– Алеша мине дал?
Белов сообразил, что Алеша – это прапорщик Ковальчук. Он взял посылку и передал его пастуху.
– Да, дядя Рахмон, это тебе.
Старик неторопливо, с достоинством развязал веревку, стягивающую тюк, и развернул его. Внутри оказалась пара ношеных кирзовых сапог, старая
плащ-палатка, два вафельных полотенца и шерстяное солдатское одеяло.
Пастух расплылся в улыбке – он явно был доволен.
Саша взглянул на часы. Для того чтобы успеть к ужину, надо было поторапливаться. Он уже хотел спросить старика о барашке, но тут увидел собаку дяди Рахмона и тотчас позабыл обо всем.
Такого пса ему еще не доводилось видеть! Лохматый, огромный, чуть ли не с теленка ростом, он буквально поразил Белова своей дикой красотой и мощью. Пес улегся неподалеку, а Саша ткнул локтем Фархада:
– Глянь, Фара! Ну и зверюга! Это что ж за порода?
Фархад пожал плечами и, недолго думая, спросил о чем-то пастуха. Тот улыбнулся, кивнул и заговорил по-таджикски. Фара с ходу принялся переводить:
– Эта история началась давно, лет десять назад. Я тогда был помоложе, горячий… Как-то на переходе в горах начался сильный дождь, и у меня потерялось несколько овец. Я отправился их искать к перевалу. И вдруг на узкой тропе навстречу мне выскочил волк.
Я выстрелил быстрей, чем успел подумать. Это была волчица, я перешагнул через нее, а вскоре наткнулся на ее логово. В нем было три волчонка, они были совсем крошечные – дней пять от роду, не больше… – старый пастух говорил ровным, немного монотонным голосом, глядя куда-то вдаль. Так же ровно и монотонно переводил его слова и Фархад. – Мне стало их жалко, и я взял их с собой. Я выкармливал их овечьим молоком и кашицей из хлеба. Я старался, но к тому времени, когда я пригнал стадо в колхоз, выжил только один волчонок. Наверное, он очень хотел жить. Я назвал его Джура… Ну, в общем, это «друг» по-таджикски, – пояснил от себя Фара. – Через год Джура вырос, я стал брать его с собой в горы. Пастухом он был плохим, на овец почти не обращал внимания, но зато не отходил от меня ни на шаг. Он был хорошим другом… – дядя Рахмон замолчал, следом замолчал и Фара.
– А что с ним стало? – нетерпеливо спросил Белов.
Пастух, выслушав перевод вопроса, продолжил:
– Когда ему было четыре года, случилась беда. На отару напали волки – четыре или пять, не помню. Ружье с собой тогда я уже не брал. Волки резали овец, я кричал: «Джура, взять, взять!», но он не двигался с места, равнодушно наблюдая, как пируют его братья по крови. Я не стерпел и кинулся на волков с ножом и посохом. Волки кинулись на меня. И вот тогда Джура словно проснулся. Он принял бой – один против четверых – и победил. Двоих волков он загрыз насмерть, остальные, раненные, убежали. Как только волки отступили, Джура упал. На нем не было живого места, и вскоре он умер.
– Этот пес – его сын? – догадался Саша.
Не дожидаясь перевода, дядя Рахмон кивнул и отвернулся, всматриваясь сквозь прищуренные веки на пасущихся овец.
– Как же так? – не мог поверить услышанному Белов. – Волк – и против своих?
Фархад перевел. Старый пастух взглянул на Сашу – глаза его слезились, по всей видимости, от клонящегося к закату солнца, – и что-то неторопливо и внушительно произнес. Фархад тут же перевел его слова:
– Рахмонаке говорит: у справных хозяев и волк станет настоящим другом, а у плохих – даже из домашнего щенка вырастет дикий зверь…
Обратной дорогой Саша с Фархадом большей частью молчали. Лишь однажды Белов спросил:
– Фара, так твоя фамилия, оказывается, означает «друг»?
– А ты сомневался? – хмыкнув, ответил тот.
К ужину они опоздали, но голодными их, конечно, не оставили. Повар Федя Колобаев обрадовался принесенному барашку, как родному, – шутил, смеялся и, поглядывая на несчастное животное, вслух прикидывал завтрашнее меню.
Саша его веселья не разделял, он вообще был тих и неразговорчив. Причиной его раздумий была история, рассказанная дядей Рахмоном. Дело в том, что после гибели Дика Белов решил больше собаку не брать – слишком болезненна была недавняя потеря друга, да и какая другая собака могла сравниться с Диком! Все это он, как мог, объяснил капитану Лощинину, когда тот предложил ему взять другого пса. Начальник заставы настаивать не стал, предложив вернуться к этому вопросу позже.
И вот сегодня, после разговора со старым чабаном, Саша вдруг почувствовал, как ему не хватает собаки! Единственное, что его останавливало – это необъяснимое чувство вины перед Диком. Словно взяв другого пса, он предавал старого…
Вечером он долго не мог заснуть, ворочался, думал, а утром отправился к Лощинину и попросил дать ему нового пса.

0

23

XXIX

Очень скоро Пчела понял, на чем делал деньги Сурен. Примерно раз в неделю (когда реже, когда чаще), приходя утром в сарай, Пчела обнаруживал там новую тачку. Эти машины были в отличном состоянии, на ходу, и никакого ремонта не требовали. Впрочем, никто и не заикался о ремонте. Обязанности Пчелы и дяди Васи чаще всего заключались в том, чтобы разобрать эти тачки по винтику на запчасти. Иногда, когда в сарае оказывалась иномарка, приходилось заниматься более тонкой работой – перебивать номера на двигателе и кузове, а то и перекрашивать весь автомобиль.
Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять – Сурен работает с крадеными машинами. Вероятно, предположил Пчела, угонами занимался его племянник Эдик, сам же хозяин автосервиса отвечал за сбыт «продукции» – дефицитных запчастей и «перелицованных» иномарок.
Нельзя сказать, что, догадавшись обо всем этом, Пчела испытал шок. Ему, если честно, было абсолютно по барабану, откуда и каким образом в сарае оказывались все эти тачки – лишь бы хозяин вовремя отстегивал полагающиеся ему денежки. Сурен платил исправно, иногда даже приплачивал сверх договора за срочность, поэтому о своих догадках Пчела предпочитал помалкивать. О том, что он разбирает краденые машины, не знали ни мать с отцом, ни Космос с Филом. И уж конечно, Пчеле и в голову не приходило задавать какие-либо вопросы Сурену.
В общем, в старом сарае на дне поросшего ивняком оврага была тишь да гладь – «предприятие» работало, как часы, и все были друг другом довольны. Но в один апрельский день эта идиллия рухнула, как карточный домик.
Пчела уже собирался уходить домой, когда в сарай влетел разъяренный хозяин.
– Чтоб твою маму черти взяли, Витя! – вытаращив глаза и брызгая слюной, орал он. – Чтоб у тебя руки отсохли, халтурщик! Чтоб тебе…
– В чем дело, Сурен? – опешил Пчела.
– Посмотрите на него! Он еще спрашивает – в чем дело! – армянин всплеснул руками и схватил ничего не понимающего Пчелу за грудки. – Ты что наделал, а? Я что, тебе мало платил? Я тебя обманывал? Ты зачем мою машину загубил, а?
– Как загубил?
– Так загубил! Насмерть загубил! Иди – полюбуйся! – Сурен толкнул Пчелу к выходу.
На площадке перед сараем стоял какой-то уазик, а за ним виднелась хозяйская «Вольво». Эдик, глухо ругаясь по-армянски, отвязывал от машины оранжевый буксировочный трос.
– Что с машиной? – спросил Пчела.
– Он еще спрашивает – что с машиной! – снова возопил Сурен, в отчаянье хватаясь за голову. – Убита машина, ясно тебе? Насмерть убита! Скажи, Эдик!
Племянник зло сверкнул черными, как уголь, глазами в сторону Пчелы:
– Халтурщик ты, Витя! Тебе не машины – утюги ремонтировать. Накрылся движок, понятно тебе? Клина поймали…
Пчела выругался сквозь зубы, вот теперь ему все стало ясно. Отец оказался прав – их ремонта хватило только на полгода. Последствия давней халтуры икнулись в самый неподходящий момент, да еще как громко икнулись! Если Эдик ничего не напутал и двигатель «Вольво» действительно переклинило, то дело швах!
Пчела мысленно прикинул: головка блока цилиндров, клапана, поршневая, распредвал, да мало ли что там еще! Да, Сурен влетел капитально! Пожалуй, ему дешевле будет купить новый движок, чем вернуть к жизни этот…
– Сурен, а при чем здесь я-то? – Пчела старательно изобразил изумление. – Ты же помнишь – запчастей у тебя не хватало, я сделал что мог…
– Вот что ты мог! – хозяин в гневе ткнул пальцем в неподвижную «Вольво». – Убить мою машину ты мог! Если сделать не мог, зачем брался? Твой отец – честный человек, он не хотел, а ты… Ты жадный, Витя! Ты думал: «Обману Сурена, он все равно ничего не понимает!», да? Но теперь, Витя, ты мне за все заплатишь, понял?
– То есть?
– Отремонтируешь двигатель за свой счет или купишь новый, – жестко отрубил Сурен. – И пока не сделаешь машину, платить тебе я не буду!
Возражения Пчелы хозяин слушать не стал и сам больше не произнес ни слова. Мертвую «Вольво» закатили в сарай, и Сурен с Эдиком тут же уехали.
«Ни хрена себе заявочки – купить новый движок для «Вольвешника»! Да на какие шиши? И потом – с какой это стати?» – кипел от возмущения Пчела, возвращаясь домой.
Больше всего на свете ему хотелось послать Сурена куда подальше и никогда больше не появляться в его сарае. Но где еще ему будут платить восемьсот рэ в месяц?
Немного поостыв, Пчела подумал, что торопиться не стоит, тем более что в конце недели у них должна была быть получка. Он решил дождаться этого дня и посмотреть, как поведет себя Сурен. У Пчелы были все основания надеяться, что хозяин предпочтет забыть о своих угрозах. Во-первых, армянин был вспыльчив, как истинный кавказец, но отходил легко и быстро. А во-вторых… Во-вторых, Сурен был не дурак, он не мог не понимать, что его работник отлично знает, какими делишками занимается его босс, а значит ссориться с Витей хозяину было совсем не с руки. Словом, Пчела надеялся, что конфликт потухнет сам собой.
Но в пятницу вечером Сурен рассчитался только с дядей Васей. В ответ на немой вопрос Пчелы он холодно процедил:
– А тебе, Витя, я уже все сказал. Заплачу, когда движок отремонтируешь.
– С-с-сука… – прошипел сквозь зубы Пчела в спину хозяина.
Ему пришлось приложить немало стараний, чтобы сдержать клокочущий в груди гнев и не наскандалить. Скандал Пчеле был ни к чему – у него уже был план мести облапошившему его армянину.
Тем же вечером он позвонил Космосу и договорился с ним попить в субботу пивка.
Тот пришел в беседку в новой кожаной куртке-«косухе», на безымянном пальце у него появился массивный золотой перстень, и вообще – Космос был весь, что называется, «на понтах». Он с презрительной усмешкой взглянул на «Жигулевское», которым успел затариться Пчела, и принялся доставать из своей объемистой сумки жестяные банки с «Хайнекеном» и пакетики с фисташками.
– Как жизнь, брат? – небрежно спросил он.
– Так себе… А ты, смотрю, весь в шоколаде? – криво ухмыльнулся Пчела.
– Не жалуюсь… Слышал анекдот? Сидят пацаны в кабаке, ну, бухают, хавают… Один уже готов – мордой в салате. Его кореш толкает: «Как жизнь, Вован?» А этот еле-еле рожу из салата вытащил, промычал: «Удалась!», и обратно – бац в салат!
Пчела коротко хохотнул и открыл бутылку «Жигулевского», Космос, лениво посмеиваясь, протянул другу банку пива:
– Да брось ты это пойло! На, держи!
Они открыли пиво, сделали несколько глотков, помолчали. Потом Космос спросил:
– А Фил где? Что-то он давно не появлялся, ты его не звал?
– Нет, – ответил Пчела. Он еще раз приложился к банке и пояснил: – Кос, я с тобой об одном дельце потолковать хотел…
– Ну, валяй, излагай… – кивнул тот.
Пчела изложил. Космос не перебивал, слушал внимательно, время от времени покусывая нижнюю губу. Когда друг закончил, он, наморщив лоб, спросил:
– Короче, ты хочешь, чтобы мы на твоего ару наехали?
– Да, – прямо ответил Пчела. – Оборзел он вконец, наказать бы надо…
– А крыша? Крыша у него есть?
– То есть?
– Ну, кто-нибудь из крутых его прикрывает? – пояснил Космос. -
Типа защиты там… Он кому-нибудь за это платит?
Пчела задумался.
– Вряд ли… – покачал он головой. – Я там полгода пахал и никого из чужих не видел. Приезжали как-то с Эдиком два пацана, но на крутых не похожи…
– Это хорошо, – кивнул Космос. – Понимаешь, Пчел, я в этом деле человек новый, мой номер пока шестнадцатый и… Но если твой Су-рен ни под кем не ходит, все, конечно, гораздо проще… Короче, пока решим так – я все сперва разузнаю, а там уж как фишка ляжет!

XXX

Через три дня томившемуся в ожидании Пчеле позвонил радостный Космос.
– Брат, все пучком! Крыши у твоего хачика, похоже, нет, так что завтра в двенадцать будь у «Юго-Западной», поедем к нему на разборку!
Возглавлял наезд бригадир Космоса – огромный, ростом под два метра, амбал по кличке Сохатый. В овраг отправились на двух машинах, но не потому что ждали серьезного отпора, а скорее – для пущего устрашения. Им повезло – на месте оказался и сам Су-рен, и даже его племянник Эдик. При виде незваных гостей хозяин сразу почуял неладное.
– В чем дело, ребята? – Сурен, стараясь не выказывать своего беспокойства, шагнул навстречу вылезшим из первой машины Сохатому, Космосу и еще двоим накачанным пацанам. – Что-нибудь с тачкой?
Сохатый, не взглянув в его сторону, прошел к дверям в сарай. Внутри ко-
вырялся замызганный мужичок и какой-то парень. Кроме них там стояли две машины – почти новый красный «Гольф» и старый, в пятнах ржавчины огромный белый «Линкольн» с дипломатическими номерами. Неторопливо осмотревшись в гараже, Сохатый вышел к хозяину.
– Так в чем дело, а? – Сурен нахмурился и повысил голос. – В чем дело, я спрашиваю?
– Усохни, черножопый! – Сохатый шагнул к нему и, походя, как-то лениво, тыльной стороной ладони ударил Сурена по лицу.
Удар совсем не казался сильным, но крепкий с виду армянин едва устоял на ногах, из его разбитого носа тут же потекла кровь. На помощь дяде бросился Эдик, но его остановил мощный хук одного из качков Сохатого – парень рухнул как подкошенный. Бригадир подал знак второй машине, оттуда вылез Пчела.
– Здравствуй, Сурен, – ледяным голосом произнес он.
– Здравствуй, Витя, – мелко закивал тот, утирая с подбородка кровь, – здравствуй, дорогой! Здравствуй…
– Ты зачем, сучара, парнишку обидел? – Сохатый упер в хлюпающего носом Сурена равнодушно-тяжелый взгляд. – Ты что, падла, себе позволяешь?
– Но он мне… – хозяин начал было объясняться, но сразу же оборвал себя, поняв: бесполезно. – Прости, Витя, я был неправ! – Сурен дрожащими, перепачканными кровью руками достал бумажник и вынул оттуда деньги. – Вот, возьми, дорогой! Все возьми, все! И будем с тобой в расчете, да?
Но протянутые деньги взял не Пчела, а Сохатый. Он, не считая, сунул их в карман и схватил Сурена за воротник куртки.
– А теперь, гнида, о деле потолкуем! – глухо, с угрозой произнес он. – Тебе кто разрешил на нашей поляне своими делишками заниматься? Кто разрешил, я спрашиваю? – Сохатый чувствительно встряхнул армянина и вытащил из кармана пистолет.
– Никто… – прошелестел еле живой от страха Сурен. – Я не знал… Я думал, что…
– Ах, ты думал? – задрал брови Сохатый. – Хреново ты думал, жопа!
А теперь вот я должен думать – что с тобой делать. То ли подвесить за яйца в этом вот твоем сарае, то ли рискнуть и дать возможность исправиться, а?
– Исправиться, дорогой… – прохрипел Сурен, прижав руки к груди. – Мамой прошу – дай исправиться… Я все понял, я…
Сохатый вздохнул.
– Твое счастье, баклан, что душа у меня добрая, отходчивая. И доверчив я как этот… Но учти: раз обманешь – больше толковать с тобой не буду, враз голову отверну! – амбал отпустил ворот Сурена и спрятал пистолет.
Хозяин автосервиса опустил голову и всхлипнул.
– Значит так… – Сохатый ткнул твердым, как кусок арматуры, пальцем в грудь армянина. – Работай как работал и больше никого не бойся. Ты теперь наш, и в обиду мы тебя не дадим. Ну а навар – по-братски: половину тебе, половину нам. А чтоб тебе полегче было, на первых порах приглядит за тобой наш человек…
Сохатый повернулся к своим и поманил Космоса.
– Вот этот пацан, зовут его Космосом… Расскажешь ему все, кому товар сдаешь, почем… Ну, в общем, все дела…
Космос оторопел. То, что его ставят смотрящим над бывшим хозяином Пчелы, стало для него полнейшей неожиданностью. Не знал он, понятно, и того, что идея такого назначения принадлежала Валентину Сергеевичу.
Сохатый снова ткнул пальцем в грудь повесившего голову Сурена.
– Эй, ты что, уснул?
– А? – встрепенулся он. – Нет, я все понял. Это Космос, он будет со мной работать, я все понял…
– Ну вот и молодец, – усмехнулся Сохатый. – Вот с завтрашнего дня и начнете, а сейчас, извини, – дела!
Он двинулся к машинам, за ним потянулась вся бригада.
В машине Сохатый повернулся к Пчеле:
– Да, чуть не забыл – твои бабки… Держи.
В руках у Сохатого были деньги Сурена. «Не меньше штуки», – мгновенно прикинул Пчела. Он уже потянулся к деньгам, но вдруг остановился и покачал головой:
– Не нужно. Лучше… – он замялся. -Что?
– Лучше возьмите меня к себе, – замирая от собственной наглости, выдохнул Пчела.
Сохатый с интересом взглянул на парня. В его глазах мелькнуло сомнение – мелковат пацан, щуплый какой-то… Но он подумал немного, хмыкнул и, пряча деньги, пробурчал:.- Ладно, посмотрим…

0

24

XXXI

Саша с Фарой сидели в секрете. Для деятельной натуры Белова этот вид службы был самым тяжелым. Сидишь, как пенек, – ни тебе пошевелиться лишний раз, ни покурить, ни поболтать. То ли дело в дозоре! Поль, новая собака Белова, тоже изнывал от скуки – лежал, положив голову на скрещенные лапы, и смотрел тусклым, неподвижным взглядом прямо перед собой.
Сидеть им было еще долго – до рассвета, часа полтора. Саша зевнул, поднес к глазам бинокль ночного видения и в который раз обшарил глазами камыши на сопредельном берегу. Все было спокойно. Впрочем…
Белов заметил в зарослях какое-то движение – то ли ветер дунул посильнее, то ли кто-то очень осторожно пробирался через камыши. Не отрываясь от бинокля, он приподнял ладонь, дав сигнал сидевшему в двух шагах от его Фархаду, – внимание! Через минуту движение камышей повторилось куда явственнее и отчетливей, Саша понял – на том берегу кто-то подкрадывается к воде. Вскоре его догадка подтвердилась – из зарослей показался человек с мешком за плечами, в руке он держал накачанный автомобильный баллон. Он нацепил баллон на себя и, оттолкнувшись ногами, поплыл.
Белов взглянул на Фархада, тот кивнул – вижу, мол. По инструкции они должны были сейчас передать на заставу об увиденном и вызвать тревожную группу к месту предполагаемого выхода нарушителя на берег. Покидать секрет и двигаться вслед за пловцом запрещалось – такое решение было принято Лощининым после нескольких удавшихся маневров Хромого Сабира с «подсадными селезнями».
Но Саша давно уже замыслил другой маневр. Чтобы выманить хитроумного наркоторговца на наш берег, он придумал вот что. В секрете надо сидеть вдвоем. А когда через речку сунется «селезень», одному надо в открытую отправляться за ним – так, как поступали многие бойцы до того, как Лощинин запретил покидать секреты. Тогда у второго появляется шанс взять Сабира, если, конечно, тот поверит в маневр с оставлением поста и сунется через кордон. Этим своим планом он поделился с Фарой, и тот его полностью одобрил. Оставалось только, как говорится, претворить его в жизнь. До сих пор Белову не предоставлялось случая это сделать, но сегодня все складывалось крайне удачно.
Нарушителя сносило течением, настало время действовать. Саша просемафорил Фархаду – действуем по плану. Тот коротко кивнул, привстал на колено, тем самым обнаружив себя, и снял с пояса радиостанцию Р-126.
– Первый, я – восьмой, – негромко произнес он в трубку. – Наблюдаю нарушителя, предполагаемое место выхода на берег – четвертый участок…
Пока он докладывал, Саша, стараясь не делать резких движений, отцепил от своего ремня карабин собачьего поводка.
– Поль, пойдешь с Фарой… – шепнул он в ухо насторожившемуся псу и осторожно подбросил карабин к ногам Фархада.
Тот закончил доклад, убрал рацию и, как ни в чем ни бывало, потянул к
себе собачий поводок. Поль, увидев, что его забирает не Саша, заупрямился и недоуменно повернулся к хозяину.
– Поль, иди с Фарой! – внятно и раздельно повторил Белов и сердито прошипел для верности: – А ну пошел, кому сказал!
Пес, наконец, понял, что от него требовалось. Саше даже показалось, что он раскусил весь смысл затеянной хозяином игры. Во всяком случае, он послушно замер у ноги Фархада, ни разу не взглянув в Сашину сторону, а когда Фара скомандовал «Вперед!», мгновенно рванул вслед нарушителю.
Несколько секунд – и их торопливые шаги по осыпающимся камням стихли. Белов остался один. Ему оставалось только ждать. Если его расчет окажется верным, то вскоре с того берега отчалит еще одна лодка.
Саша напряженно всматривался в сопредельный берег – там было абсолютно тихо.
«А если я ошибся? – думал он. – Если больше никого не будет? Мне-то что, а вот Фаре, за то что оставил пост и учапал за духом, вставят по полной программе. Нарушение приказа начальника заставы, да еще в наряде – это не шутка…»
Минуты бежали одна за другой, а в камышах напротив было по-прежнему тихо. Белов представил, какой разнос устроит им с Фарой Лощинин, и ему стало тоскливо.
«Ну, иди же! – мысленно молил он неведомого нарушителя. – Не дрейфь, иди! Здесь нет никого!»
И тут, словно вняв его заклинаниям, камыши на том берегу раздвинулись, и Саша увидел, как двое мужчин, почти не таясь, выволокли к воде лодку. По сравнению с плавсредством «селезня» это было целое судно – широкая, просторная, с высокими надувными бортами. Следом за ними показался и третий – налегке. Все трое забрались в лодку, самый здоровый сел на весла, и резиновая посудина резво поплыла через Пяндж, круто забирая против сильного течения.
Белов замер, он боялся даже дышать, чтобы не спугнуть нарушителей. В том, что один из этих трех – Хромой Сабир, он почти не сомневался.
Лодка с отчетливым шуршанием вклинилась в камыши на этом берегу.
Саша ждал. Через минуту он увидел, как лодка с одним гребцом отплыла обратно, а спустя еще мгновение из зарослей, осторожно оглядываясь по сторонам, вышли двое других. За плечами у них Белов разглядел увесистые мешки. Не мешкая, нарушители стали карабкаться вверх по склону – практически прямо на Сашу.
Белов, до боли сжав зубы, чтобы унять нервную дрожь, ждал, когда нарушители подойдут поближе, а лодка с гребцом отплывет подальше. Этот третий был явно лишним, и если он успеет вернуться до того, как Саша скрутит этих двоих, дело может принять совсем не желательный поворот…
Лодка достигла уже середины реки, а до нарушителей оставалось шагов десять – не больше. И тогда Саша вскочил в полный рост и, наставив автомат на духов, рявкнул:
– Стоять! Руки вверх!!
Нарушители замерли. Один медленно стал поднимать руки, а второй дернулся к поясу и выхватил пистолет. Белов, не раздумывая, выстрелил ему по ногам. Дух завыл в голос и покатился по камням вниз. И в тот же миг со стороны реки ударила длинная редь.
То, что у гребца оказался автомат, для Белова стало полной неожиданностью. Он упал на колено и дал по лодке короткую очередь. Краем глаза он увидел, что нарушитель рядом с ним упал на камни и закрыл голову руками. Из лодки ответили еще одной длинной очередью. Пули, высекая искры, ударили в валун в трех шагах от Саши. Он метнулся в сторону и, прицелившись, ответил. Лодку стремительно сносило течением все дальше и дальше, через мгновение она скрылась за излучиной реки. То ли Саша попал, то ли гребец счел за лучшее убраться – так или иначе, но теперь Белов мог заняться нарушителями.
Один из них ничком лежал рядом, вой другого доносился откуда-то снизу, от кромки камыша. Тот, второй, был вооружен, но, судя по его жалким стенаниям, ему сейчас было явно не до стрельбы.
Белов подскочил к лежащему духу. Уперев ствол «калаша» ему в спину, Саша быстро охлопал его по бокам. Под курткой, за поясом брюк, оказался «макар». Белов сунул его себе в карман, защелкнул на руках нарушителя наручники и рывком перевернул его на спину.
– По-русски понимаешь? – выдохнул он в перекошенное от страха лицо духа.
– Понимай… – кивнул тот.
– Лежи тихо, не шевелись! – прошептал Саша. – Двинешься – пристрелю!
– Карашо… – так же тихо прошептал мужчина.
Осторожно ступая, Белов начал спускаться. Второго нарушителя он не видел – тот, видимо, успел уползти в камыши, – но его стоны он слышал отчетливо. Не доходя метров двадцати, до зарослей, Саша присел за валун и крикнул:
– Эй, в камышах, выходи сам, а то стрелять буду!
Стоны прекратились, наступила полная тишина, и в этой тишине внезапно и резко хлопнул пистолетный выстрел. Пуля с визгом ударила в камень, за которым прятался Белов.
«Что делать? – замер он в растерянности. – Лезть в камыши? А если на пулю нарвусь? Это я его не вижу, а он-то, гад, видит меня как на ладошке…»
Наверное, Саша все-таки рискнул бы, но в этот момент он услышал торопливые шаги по камням и сдавленный окрик Фары:
– Белый! Ты живой?
– Живой! – радостно отозвался Белов и, высунувшись на миг из-за своего укрытия, махнул другу рукой. – Стой, Фара! Здесь, подо мной, в камышах дух с пистолетом. Я его подстрелил немного, но…
– Понял! Я тогда Поля спускаю?
Саша сразу вспомнил – где-то совсем недалеко от этого места погиб Дик. А теперь что? Еще и Поль?
– Белый! Что молчишь? Спускать? – снова выкрикнул Фара.
Саша не отвечал, он никак не мог решиться.
– Эй, шурави! – вдруг раздался из камышей жалобный, дрожащий голосок. – Не надо собака! Сдаюс! Слишишь, я сдаюс! Вот, биры!
Из зарослей вылетел какой-то предмет и с глухим стуком упал на камни. Саша пригляделся – это был пистолет.
К удивлению Белова, Хромым Са-биром оказался не тот нарушитель, который отстреливался из камышей, а первый, безвольно и покорно позволивший себя упаковать.
Весть о том, что Белов взял Хромого Сабира, разнеслась в мгновение ока, и, когда наряд с нарушителями прибыл на заставу, их встречал практически весь личный состав. Каждый считал своим долгом пожать ему руку и что было сил приложиться по плечу. Сашу, наверное, затискали бы до полусмерти, но капитан Лощинин вызволил его из тесного кольца восторженных сослуживцев.
– Молодец, Белов! – сказал он Саше, заведя его в свой кабинет. – Ей богу, молодец! Этот Сабир давно уже всему отряду был как чирий на заднице! В общем, заявляю тебе официально: я тебя, Саня, к «Боевым заслугам» представлю! А пока… – капитан встал по стойке смирно. – Благодарю за службу, товарищ младший сержант!
Саша тоже вытянулся и четко ответил:
– Служу Советскому Союзу!
– Ну вот… А сейчас приведи себя в порядок, повезем с тобой нарушителей в отряд. Я понимаю, Сань, ты устал, но… Надо показать начальству героя, понял? Надо, Саня, надо…
Когда их уазик прибыл в отряд, было уже утро. Мимо них протопали на завтрак погранцы, и Саша вдруг понял, что проголодался, как зверь. Они быстро сдали нарушителей – одного в «обезьянник», другого в медсанчасть, и Лощинин отвел Сашу в сторонку.
– Так Белов, я – к полковнику, – сказал он, – а ты пока…
– Товарищ капитан, разрешите в столовку, – взмолился Саша. – Есть хочу – умираю, честное слово!
– Добро! – подумав, кивнул капитан. – Но долго не ходи – туда и обратно.
– Есть!
Начальник заставы отправился в штаб отряда, а Белов – в солдатскую столовую. Он взял ложку, поднос и пристроился в хвост очереди.
Вдруг – хлоп! – кто-то сзади от души приложился по его плечу. Саша обернулся: перед ним в не первой свежести белой поварской куртке стоял Леха Балюк, его приятель по Хорогской учебке.
– Какие люди и без охраны! – расплылся в улыбке Леха. – Саня, какими судьбами?
– Леха, здорово! – обрадовался Белов. – Вот, нарушителей привез…
– А здесь-то что забыл? – сослуживец кивнул на очередь.
– Жрать хочу, Лех, – признался Саша. – Я ж только из наряда, прикинь…
– Понятно, сержант Белов. А ну-ка, следуй за мной! – подмигнул приятель.
Леха, дежуривший по столовой, отвел Сашу в какую-то подсобку, через минуту на столе появилась сковорода жареной картошки, банка тушенки, огурцы, помидоры… Белов с жадностью набросился на еду, а Балюк, глядя на него, с сочувствием покачал головой:
– Что ж тебя прямо из наряда в отряд-то погнали, а?
– Нарушителя взял… – пробормотал Саша с набитым ртом.
– Ну и хрен ли? Что за надобность самому-то везти? – не понимал приятель.
Саша хитро улыбнулся и не без гордости произнес:
– Я, Леха, Хромого Сабира взял.
– Иди ты! – ахнул Балюк. – Врешь!
– Пойди у Лощинина спроси, он сейчас у полковника, докладывает… – усмехнулся Белов.
– Ну, Саня… – Леха аж задохнулся от удивления и восторга. – Ну, ты даешь! А ну, погоди-ка…
Он вскочил с места, сунулся куда-то за шкаф и вылез оттуда с початой бу-тылкой водки.
– Это дело надо отметить!
Саша, увидев бутылку, замялся. С одной стороны, его могли вызвать к полковнику, а с другой… После безумного напряжения минувшей ночи выпить хотелось просто неимоверно…
– А если меня к командиру вызовут? – с сомнением спросил он.
– Саня, так по граммулечке же! – задрал брови Леха, доставая стаканы и разливая водку. – Закусишь сейчас – никто ничего не учует!
– Ну, ладно, по граммульке – давай! – решился Белов.
Приятели чокнулись и выпили. Но не успели они поставить стаканы на стол, как дверь распахнулась, и на пороге возник командир погранотряда полковник Панин. За его спиной стоял улыбающийся Лощинин.
– Ну, где тут герой? – радостно пророкотал полковник и тут же осекся.
Да, картинка была еще та – два бойца со стаканами в руках и бутылка водки на столе. Улыбка вмиг слетела с лица Панина. Он нахмурился, засопел и побагровел. Секунду-другую полковник сдерживался, а потом взбешенно рявкнул:
– Раз-дол-баи! – он развернулся на каблуках и, чуть не сбив с ног Лощи-нина, вышел.
Капитан покачал головой и с грустью сказал:
– Дурак ты, Белов. Медаль просрал…
История эта, впрочем, закончилась еще хуже. Саша не получил не только обещанной медали, приказом командира погранотряда его лишили даже полагающегося в таких случаях отпуска. Такого долгожданного, такого нужного и такого важного. А это означало, что теперь, видимо, до самого дембеля Саше не увидеть мамы, Лены и друзей.
А увидеть их всех хотелось невероятно но. Мама очень волновалась и скучала – это было заметно по ее письмам, которые становились все длинней и подробней. А вот письма Лены, наоборот, стали заметно короче, да и приходили теперь куда как реже. Саша думал – Лена просто устала ждать, и старался как-то ободрить ее. Он писал ей длинно и подробно, часто мечтая на бумаге об их будущем.
И только в письмах друзей ничего не менялось. По-прежнему раз в месяц он получал довольно подробный отчет, в котором, впрочем, тоже не все было понятно. Космос писал о какой-то бригаде, в которой трудятся они с Пчелой, но чем конкретно они занимаются – было не ясно. Осенью демобилизовался Фил, его куда-то оформили на работу, но это, кажется, была фикция, он снова тренировался в своем спортин-тернате и, в целом, все у него было по-старому.

0

25

XXXII

За месяц до дембеля Филу предложили написать рапорт на сверхсрочку. Смысл этого предложения был прост: парень остается служить и продолжает тренироваться при Центральном совете, у лучших тренеров и специалистов. Фила такой расклад более чем устраивал, он написал что требовалось и явился со всеми необходимыми бумагами к армейскому чиновнику, курировавшему в Центральном совете бокс.
Дверь в кабинет полковника была чуть приоткрыта, оттуда слышался телефонный разговор. Фил решил подождать и присел на стул рядом с кабинетом.
– А что Филатов? – вдруг услышал он из-за двери. – Ну да, и техника есть, и удар, но… Поверь моему опыту, Алексеич, ни Конакбаевым, ни Лемешевым ему не стать! Как почему? Ты его в деле видел? Он же начинает
драться всерьез только после того, как нахватает оплеух! И потом, он же до сих пор камээс, и его, похоже, это вполне устраивает! Когда он расти-то будет? А? Нет, я его решил все-таки оставить, но это так, Алексеич… Как говорится, на всякий пожарный, да и Аркатов за него просил, жалко ему парня… Что? Ах, Хоменко… Ну, Хо-менко – совсем другое дело! Техники почти никакой, зато какой напор, какая воля к победе! А технику мы ему поставим…
Разговор в кабинете давно закончился, а Фил все сидел, не зная как ему теперь поступить. Его, оказывается, оставляли здесь из жалости, никто в него тут всерьез не верил… И что ему было делать? Остаться и доказать, что он еще чего-то стоит? Или плюнуть и уйти? Фил думал, но решение не приходило.
Минут через пять дверь распахнулась, и на пороге появился хозяин кабинета.
– О, Филатов! – слегка удивившись, радушно улыбнулся он. – А ты что здесь сидишь, как бедный родст-
венник? Я его жду, а он… Документы принес?
Фил вскочил и спрятал тонкую папочку с бумагами за спину.
– Товарищ полковник, я… – он смутился, опустил голову. Смотреть в лживые глаза чиновника ему совсем не хотелось, да и не знал он, что ему говорить.
– Ну что?
– Я передумал, товарищ полковник, – решился, наконец, Фил. – Я ухожу…
Он развернулся и быстро зашагал по коридору. До дембеля оставалось всего ничего, надо было как-то определяться в жизни, и Фил обратился к своему тренеру в спортинтернате. Тот обещал помочь и, действительно, быстро все устроил. Фила оформили инструктором по спорту в какой-то почтовый ящик, там же предоставили комнату в малосемейке, а тренироваться он продолжил в родном спортинтернате.
Пчела с Космосом узнали об этих переменах в жизни друга уже после его демобилизации.
– А как же ЦСКА? Ты же в сверхсрочники собирался? – удивился Пчела.
– Передумал, – беспечно улыбнулся Фил. – Надоели эти армейские порядки…
– Ну и правильно, Теофило! – обрадовался Космос. – Бросай ты вообще свой бокс на хрен! Давай к нам с Пчелой! Ты же видишь, как мы поднялись…
Фил промолчал. Друзья и вправду были в полном порядке: деньги у обоих не переводились, на шеях и пальцах засверкало золото, а Космос к тому же заимел еще и автомобиль – огромный старый «Линкольн» коричневого цвета, разрисованный по бокам яркими языками пламени.
– Ну? – обнял его Кос. – А весной и Белый к нам подтянется – такие дела закрутим, что ты!
– Вот Саня подтянется, тогда уж и я за ним, – засмеялся Фил. – А пока потренируюсь еще, надо хоть мастера получить, в самом деле.
К этому разговору они возвращались еще не раз, практически при каждой встрече, но Фил был непоколебим. Ни в каких делах Пчелы и Космоса он участвовать категорически не желал -
по крайней мере до возвращения Белова из армии.
А в марте Космосу пришло странное письмо от Саши. Вначале он, как обычно, писал о службе, о том, что получил недавно третью лычку, что в связи с выводом войск из Афгана забот прибавилось и что из-за этого дембель, скорее всего, на месяц-другой задержат. Потом шли приветы Филу и Пчеле, и в самом конце – приписанная явно второпях, другой ручкой, строчка: «Кос, что там с Ленкой? Она уже месяц не пишет! Разберись, елки зеленые, в чем там дело?»
В этих словах Космос прочел скрытый упрек – мол, обещал проследить, а сам… Упрек, что и говорить, был справедлив. Если Сашиной матери Космос хоть и редко, но звонил, то о Лене Елисеевой он вообще ничего не знал.
Тем же вечером он отправился к девушке домой, но там его ожидал сюрприз – в квартире Елисеевых жили чужие люди. Они сказали, что прежние
хозяева переехали куда-то в Люберцы, точного адреса они не знали.
На следующий день Космос показал письмо Белова Пчеле.
– Ну что скажешь? – спросил он, когда тот закончил чтение.
Пчела пожал плечами:
– Что-то я, вроде, слышал про нее… – задумчиво пробормотал он. – Погоди… В манекенщицы она, что ли, подалась и, кажись, того… по рукам пошла…
– Так что ж ты молчал, дятел? – вспыхнул Космос.
– Кос, да мало ли что болтают… – поморщился Пчела. – Или ты хочешь про эти слухи отписать Белому?
– Ты что, окосел? – вскинулся Космос и задумчиво добавил: – Да, надо сперва все точно узнать, а уж потом решим…
А вскоре им представился случай увидеть, кем стала Лена Елисеева, своими глазами.
Между группировкой Валентина Сергеевича и стремительно набиравшими силу «люберецкими» возник спор из-за одного дискоклуба в центре Москвы. Старшие забили стрелку с конкурентами непосредственно в спорной точке. Для прикрытия переговорщиков на разборку выехала бригада Сохатого в полном составе, в том числе, конечно, и Космос с Пчелой. Старшаки, скромно устроившись за столиком в углу, деловито и сосредоточенно обсуждали свои проблемы, а многочисленные бойцы прикрытия с обеих сторон оккупировали почти половину зала. Разговор шел совершенно мирно, пацаны скучали, и Космос от нечего делать принялся глазеть по сторонам.
За столиком у входа в зал он заметил размалеванную девицу, смутно показавшуюся ему знакомой. Она сидела в компании четырех мужчин, двое из которых годились ей в отцы. Космос присмотрелся и с изумлением узнал в этой крашеной мочалке… Лену Елисееву! Он ткнул в бок Пчелу:
– Глянь на телку у двери, – прошептал он. – Узнаешь?
Пчела неторопливо повернулся к выходу, вгляделся…
– Точно, она, – вполголоса подтвердил он.
– Побазарить бы с ней надо… – голосом, не предвещавшим ничего хорошего, пробурчал Кос.
– Сейчас? Ты с дуба рухнул? – сердито прошипел Пчела. – Вот уходить будем, тогда…
Космос, подумав, кивнул.
Через каких-нибудь полчаса переговоры были закончены, старшаки двинулись к выходу, а за ними потянулись и все остальные. Космос чуть отстал, свернув к столику, за которым сидела Лена. Он остановился напротив девушки и с ледяным прищуром спросил:
– Так вот кем ты стала, кошка драная? Санька там с ума сходит, а ты, тварь, с папиками ханку жрешь? Сколько они тебе платят, кошелка?
Лена, увидев Космоса, оторопела. А через секунду ее бросило в краску, она опустила голову и, сжавшись, замерла. Зато ее спутники, наоборот, повскакивали с мест, зашумели. Один из них схватил Космоса за грудки, к нему тут же подскочил Пчела и несколько пацанов из люберецких. Назревала крупная буча.
– Что за дела? – раздался сзади бас Сохатого. – Космос, что шумишь? Тебе что, эта телка нужна?
– Мне? – презрительно скривил губы Космос. – Мне эта лярва даром не нужна. Она кореша моего кинула, тварь! На этих вот козлов лысых променяла! Кореш в армии парится, а она…
– Слыхали, пацаны? – повернулся Сохатый к люберецким и к мужикам за столиком. – Никому ваша телка не нужна, так что – нема базара, лады?
– Погоди, а как же мы? – не унимался один из спутников Лены, солидного вида мужчина. – Он нас козлами назвал!
– Ну все, хорош уже! – резко осадил его и бригадир люберецких. Похоже, и для него тоже этот конфликт был совсем не желателен.
– Все, братва, замяли! Нема базара! – Сохатый сгреб Пчелу, Космоса и поволок их к выходу.
Получив на улице пистон от Сохатого, друзья отправились домой. Остаток дня они провели в своей беседке, решая за пивом нелегкую альтернати-
ву – писать или не писать Белову об их встрече с Леной. С одной стороны, им хотелось быть честными перед другом, а с другой стороны… С другой стороны, было много чего. Так много, что в конце концов Пчела с Космосом решили – пусть Саня их простит, но пока они ничего писать ему не будут.

XXXIII

Встреча с Космосом была как пощечина, как оплеуха, как удар под дых. Он давно уже ушел, а Лена все не могла прийти в себя. Щеки пылали, мысли в голове путались, было нестерпимо стыдно и больно. О настроении и говорить нечего – оно было испорчено напрочь.
– Ленок, ты что голову повесила? – утешали девушку ее спутники. – Из-за этого придурка? Брось, нашла из-за чего переживать! Вот увидишь, мы этого козла еще встретим и таких ему отвесим, мало не покажется! – после ухода братвы они расхрабрились, расправили плечи, и все как один выглядели героями.
Лена покорно кивала, что-то отвечала, улыбалась через силу, даже выпила по требованию мужчин один за другим три фужера шампанского. Не помогло и это. Ее ужасное, подавленное состояние не проходило. Вечер, увы, безнадежно испорчен. В конце концов это дошло и до ее спутников, один из них
вспомнил о каком-то срочном деле, а вслед за ним, сославшись на головную боль, отправилась домой и сама Лена. Дома, не вдаваясь в разговоры с мамой, она умылась и сразу забралась в постель. Лена лежала, уткнувшись невидящим взглядом в стенку, и вспоминала все события последнего года.
Ну что за жизнь была у нее в прачечной? За копеечную зарплату она целыми днями таскала туда-сюда чужое грязное белье. Отец беспробудно пил, мама болела, денег не хватало даже на то, чтобы сносно питаться! А ведь ей было только восемнадцать, и вокруг было столько соблазнов!
Через год после Сашиного ухода в армию умер отец, и они с мамой сменяли квартиру, переехав из престижного Юго-Запада в богом забытые Люберцы. Это была ее, Ленкина, идея – на доплату от обмена можно было и приодеться, и какое-то время просто нормально пожить, не считая каждую копейку.
С работой на новом месте оказалось труднее. Помыкавшись по разным местам, Лена, наконец, устроилась гладильщицей в кооперативное ателье. Там-то на нее и положил глаз
хозяин. Не проходило дня, чтобы этот похотливый толстяк не оказал ей какого-нибудь – весьма двусмысленного – знака внимания. То щипал за щеку, то похлопывал пониже спины, а то и прижимал к стенке в укромном уголке. Лена все это терпела.
Но потом, посчитав, видимо, что «этап ухаживаний» закончен, хозяин пригласил ее в кабинет и открытым текстом предложил:
– Хочешь, переведу тебя на прием заказов? Чистая работа и зарплата вдвое больше, а? Но, милая моя, тогда уж и ты будь добра… – и он, сально улыбаясь, кивнул на кожаный диван.
Да, можно было, конечно, гордо развернуться и уйти – назад, к раскаленным утюгам и клубам пара, но… Лена, опустив голову, попросила время на раздумье.
– Думай, лапочка! Думай хоть… до конца дня! – великодушно разрешил босс. – Только знай: глупой и упрямой работнице я не доверю даже утюга!
Все оставшиеся три часа Лена барахталась в трясине обывательской мудрости. «Жизнь только одна», «так и сдохну в нищете», «молодость прохо-
дит», «все равно никто ничего не узнает», «да что от меня – убудет?» – эти и подобные им мысли оказались сильнее и стыда, и чести, и верности слову. Вечером Лена уехала из ателье вместе с хозяином на его машине, а наутро уже сидела на приеме заказов.
А вскоре миловидную приемщицу заметил приятель босса – художник-модельер из Москвы. В отличие от своего друга, он был хорош собой, элегантен и обходителен. К тому же предложил Лене заняться модельным бизнесом и пообещал ей на этом поприще свою всемерную помощь! Она обрадовалась, ухватилась за него, как утопающий хватается за соломинку. Да и как ей было не радоваться – ведь это был реальный шанс круто изменить свою жизнь, вырваться из опостылевшей нищеты и серости. Маме и немногочисленным подружкам Лена сообщила, что уходит из ателье, и похвасталась, что скоро станет манекенщицей. Галантный кавалер, конечно, ее обманул. Он и не думал заниматься модельной карьерой девушки, она ему нужна была совсем для других целей…
Впрочем, это уже было не так важно – денег, что давал ей модельер, не избалованной достатком Лене вполне хватало.
Потом был какой-то торгаш, за ним – валютный спекулянт, хозяин чебуречной… Лена в полной мере поняла истинность пословицы «коготок увяз – всей птичке пропасть».
Именно поэтому она и перестала писать Саше. Просто стало ясно – то, что с ней произошло, уже невозможно ни утаить, ни простить! Да и не нуждалась она ни в чьем прощении: в конце концов, она сама выбрала себе такую жизнь! И эта жизнь, старательно утешала себя Лена, была куда интереснее, ярче и веселей, чем нищенское прозябание в прачечной! Да, все это так, и все же, все же…
Лена еще долго не могла уснуть – думала, вспоминала и то и дело тихонько, чтобы не разбудить маму, плакала…

0

26

XXXIV

Последние полгода службы стали для Белова самыми тяжелыми. Вывод советских войск из Афганистана стал для пограничников настоящей головной болью. На заставах поубавилось народу – бойцов перебрасывали за реку, прикрывать отход армии. Саша остался на месте, но забот заметно прибавилось – службу приходилось нести чаще, поскольку людей хронически не хватало.
Начальство в связи с этим нервничало, на заставы зачастили проверяющие. И без того задерганным пограничникам мотали нервы бесконечные комиссии. Лощинин осунулся, почернел – каждая такая проверка считала своим долгом что-нибудь накопать и как следует вздрючить замотанного капитана.
Еще одной проблемой для Лощинина неожиданно стали телевизионщики. Чем ближе был день вывода последних наших частей, тем большую активность проявляли люди с камера-
ми и микрофонами. Трижды корреспонденты наведывались и на заставу Лощинина. С ними приходилось нянчиться, как с малыми детьми, бросать все дела и повсюду их сопровождать.
В первый приезд телевизионщиков Белов был в дозоре и их не застал, во второй повторилась та же история, зато в третий раз его взяли в оборот по полной программе. Лощинин, смертельно уставший от визитеров всех мастей, велел разбудить отдыхавшего после наряда Сашу, представил его лучшим сержантом и поручил сопровождать съемочную группу. Три часа Белов вместе с молоденьким лейтенантом из отряда водил команду тележурналистов по заставе и ее ближайшим окрестностям. Кончилась экскурсия тем, что его с автоматом в руках и с верным Полем у ног сняли на фоне Пянджа и красно-зеленого пограничного столба. После этого вполне довольные телевизионщики укатили, а умотавшийся Белов отправился досыпать.
Наконец вывод войск был завершен. Настал долгожданный день,
когда генерал Громов торжественно прошел по мосту через Пяндж, поставив тем самым точку в бесславной десятилетней авантюре советского руководства.
На заставах, впрочем, после этого спокойней не стало. С афганской стороны ожидали всяческих провокаций, и, надо сказать, оснований для такого, беспокойства было предостаточно.
По этой причине дембель задерживался – об этом было объявлено официально. Это само по себе нерадостное обстоятельство усугублялось тем, что никто не мог сказать – на какой срок эта задержка. Полная неопределенность такого ожидания нервировала всех дембелей, и Белова, разумеется, тоже. Он ходил мрачный и злой, время от времени срываясь на своих подчиненных.
Незадолго до майских праздников Сашу вызвал к себе начальник заставы.
– Садись, Белов, – кивнул он на
стул.
Саша сел, с надеждой всматриваясь в хмурое лицо капитана – вдруг тот что-нибудь скажет про дембель?
– Ты чем на гражданке заняться думаешь? – спросил Лощинин.
– В институт поступать буду… – слегка растерянно ответил Белов. – А зачем вам?
Лощинин поднял на него усталые глаза:
– Институт, говоришь? Это хорошо… – задумчиво сказал он. – А я, Сань, тебе вот что предложить хочу… Хороший ты мужик, Белов, надежный. На тебя всегда положиться можно. Такие на границе во как нужны! Короче, подумай, Сань, может, останешься на сверхсрочную, а? А там, глядишь, и в школу прапорщиков можно? Ты как на это смотришь?
Белов опешил – такого поворота он никак не ожидал. Лощинин расценил его заминку, как сомнение, и продолжил гнуть свое:
– А можно и в погранучилище, Сань! Я сам тебе рекомендацию напишу, хочешь?
Саша покачал головой. Так покачал, что капитану сразу стало ясно – никакие уговоры тут не помогут. А Белов решительно встал и сказал, как отрезал:
– Я, товарищ капитан, домой хочу. Очень хочу.
Начальник заставы помолчал и нехотя кивнул:
– Хорошо, Белов, свободен.
Больше к этой теме они не возвращались.
А время шло, дни сменяли один другой, как черные бусинки на четках Фархада, заполненные службой, текущими заботами, какими-то необязательными разговорами, перекурами, столовой, казармой, мелкими неурядицами и – над всем этим – огромным, как небо, ожиданием.
И не проходило, казалось, ни единого часа, чтобы в голове Саши хотя бы раз не прозвучал, как навязчивый рефрен, один и тот же, – самый главный – вопрос: «Ну, когда же наконец дембель? Когда же, черт побери? Когда?»

0

27

ЭПИЛОГ

Дембель неизбежен, как мировая революция.
А еще дембель – это праздник. Настоящий, как Новый год. Вот ждешь его, ждешь, маешься, считаешь денечки, и кажется уже, что вся радость твоя ушла в это самое ожиданье, как вода в песок. Но стоит только пробить заветному часу – и хлоп! – как шампанское из теплой бутылки вырвется разом все, что копилось в душе долгих два года. И нет на всей земле человека счастливей тебя. Потому что – воля, потому что – все впереди, потому что – домой!
Запыхавшийся салабон цвел, как майская роза.
– Товарищ сержант, – приложив руку к выцветшей панаме, по всей форме докладывал он, – только что сообщили из отряда: пришел приказ…
– Что? – нетерпеливо перебил его
Белов.
– Дембель, товарищ сержант… – расплылся в улыбке паренек.
– Зема… – Белов положил руку на пыльный зеленый погон бойца и пробормотал, еле сдерживая клокочущую в груди радость. – Спасибо, зема, спасибо… На вот, возьми, – он вытащил из кармана едва початую пачку «Родопи» и протянул солдатику.
«Все, елки зеленые! Баста! Дембель!» – ликовал про себя Белов, шагая к казарме. Он старался не мчать, не торопиться – все-таки не пацан, не салажонок стриженый. Как-никак – солидный человек, сержант! Можно сказать – опора армейского порядка и дисциплины…
Перешагнув порог казармы, Саша все же не стерпел и что было мочи рванул по коридору. Возле дневального притормозил и весело гаркнул:
– Кому служишь, салабон?
– Служу Советскому Союзу! – козырнув, с готовностью отрапортовал боец.
– Ты служишь дембелю, салага! – беззлобно хохотнул Белов и рванул дверь Ленинской комнаты.
В пустом помещении был только один человек. Спиной ко входу сидел Фара. Он сосредоточенно набивал травкой выпотрошенную «беломорину».
– Белов, ну что ты орешь? Как конь! – не повернув головы, недовольно процедил Фархад. – Не видишь – человек делом занят! – он криво усмехнулся, выстукивая косячок о ноготь.
Саша плюхнулся на стул рядом с другом и, улыбаясь в тридцать два зуба, восторженно выдохнул:
– Дембель, рядовой Джураев!
Тот вытаращил глаза и, раздавив в судорожно сжатом кулаке приготовленный косяк, истошно заорал:
– А-а-а-а-а-а!!!
– А-а-а-а-а-а!!! – тут же подхватил этот дикий вопль Белов.
Они голосили так безудержно-радостно, так неистово, так самозабвенно, что в казарме зазвенели стекла.
Дневальный покосился в сторону распахнутой настежь двери в «ленинку» и не удержался от завистливого вздоха. Уж он-то прекрасно знал, какой это праздник – дембель.
На следующий день они прощались. Проводили наряд, отправлявшийся на границу, и отправились бродить по заставе.
– Что-то мне, Фара… На душе скребет как-то… – пожаловался Саша. – Прощаемся вроде бы…
– Да брось ты, Сань, – обнял его друг. – Знаешь, один мудрец когда-то сказал: если души не умирают, значит прощаться – отрицать разлуку!
– Ну, началось… – усмехнулся Белов.
Фара захватил из казармы старенький ФЭД, и друзья отправились в питомник, к собакам.
Поль безошибочно почувствовал предстоящую разлуку: он жался к ноге и тихо, по-щенячьи подскуливал. Позируя для снимка, Саша присел к овчарке и положил руку ей на загривок. Пес тут же повернулся и поднял на своего хозяина больные от тоски глаза. От этого взгляда сержанту стало не по себе.
«Обязательно заведу дома собаку» – смятенно подумал Саша. Непонятная хандра стала еще сильнее. Его армейская жизнь подошла к концу, казалось бы – радуйся, чудак! Но сегодня дембелю Белову было отчего-то невесело. Да, в этой жизни хватало и трудностей, и тупой армейской дури, в ней было много однообразной рутины и совсем немного радостей. Но зато в ней все было предельно ясно и просто – служба, казарма, наряды, караулы… А что его ждало на гражданке? Писем от Ленки не было уже почти полгода. Ленка, Леночка, Ленок, неужто забыла солдата, неужто закрутила с кем? «Что там с Елисеевой?» – спрашивал в каждом своем письме в Москву Саша, но о Ленке ни слова не писала ни мать, ни ребята. Ребята… Ехидный хитрован Пчела – не по годам деловой и практичный, он всегда был в курсе всех слухов и знал, казалось, все и про всех. Баламут, понтярщик и приколист Космос – неугомонный затейник, выдумщик и большой охотник до всего нового. Невозмутимый молчун Фил, недавно получивший мастера спорта по боксу, – всегда готовый прийти на помощь, надежный и крепкий, как скала…
Они вместе уже сто лет – с первого класса – и, конечно, ждут не дождутся Сашиного возвращения. Вот только… Мать как-то в письме упомянула, что его друзья связались с какой-то шпаной, да и сам Космос в своих посланиях прозрачно намекал на какие-то левые делишки…
В Москве предстояло все выяснить – и насчет Ленки, и насчет пацанов. А ведь еще надо было найти работу, подготовиться в институт и постараться поступить хотя бы на вечерний… Словом, хлопот – выше крыши!
– Эй, Белов, ты чего? – наводя на Сашу с Полем фотоаппарат, окликнул его Фархад. – А ну-ка, сделай «смайл»!
– Что-то все равно тоскливо, – смущенно признался Саша и вздрогнул – это Поль, вывернувшись из-под руки, лизнул его в щеку.
– Поль, дружище… – потрепал пса по загривку Белов и широко улыбнулся.
Щелк! – сработал затвор фотоаппарата, и довольный Фара крикнул:
– Есть, снято!
«Ладно, приеду – разберусь! И с Ленкой, и с пацанами, и со всем остальным!» – подумал Саша. Он встал и, отбросив свои невеселые мысли, решительно сказал:
– Все, Фара, пошли собираться! Пора домой двигать, в Москву!

0


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Бригада. Молодые волки. Книга 6 (Александр Константинович Белов)