www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мануэла. Книга 1

Сообщений 61 страница 80 из 106

61

Спасибо за продолжение

0

62

Сапсибо за продолжение ! Жду ещё продолжения!

Отредактировано 6kapitalnaja (27.10.2011 11:42)

0

63

А в то время, когда Коррадо пытался представить себе своего ребенка, которого никогда не знал, красивая светловолосая девушка по имени Исабель вбежала в свою комнату, растерянная и испуганная смертельным приступом у своей матери, который случился  по  ее вине, и,  плача, подняв  вверх  голову и протянув руки к невидимому собеседнику, прошептала в отчаянии:
—  О, папа, если бы ты знал и видел, как ты мне нужен сейчас! — Схватив сумочку со столика, Исабель бросилась из комнаты. Она спешила в клинику, чтобы быть рядом с мадам Герреро.
Бенигно ждал ее внизу, подогнав машину к самому выходу и заведя мотор.
—  „Скорая" уже уехала? — спросила Исабель.
—  Да, сеньорита, — кивнул Бенигно.
—  Тогда надо спешить! — Исабель бросилась к выходу.
—  Пожалуйста, сеньорита, машина готова. — Бенигно успел опередить молодую хозяйку и открыть ей двери.
Но в тот момент, когда Исабель перешагивала порог дома, перед ней неожиданно появился Фернандо, он словно вырос из-под земли. Его появление заставило ее вздрогнуть.
—  А я собирался позвонить вам, — сказал Фернандо. Ему ничего не было известно о событии, случившемся в доме.
—  Весьма сожалею, но я должна срочно ехать, — сказала в ответ Исабель и приказала Бенигно поторопиться.
Старый слуга поспешил к машине. А растерявшийся Фернандо не понял, что происходит. Он попытался остановить Исабель.
—  Возможно,  нужна  моя  помощь?  —  спросил он ее.
—  Нет-нет, спасибо, извини, я не могу сейчас разговаривать, — замахала руками Исабель и бросилась вслед за Бенигно к машине.
—  Исабель! — крикнул Фернандо. — Что случилось?
—  Только что мою маму отвезли в больницу! — крикнула ему на ходу Исабель. — Она в очень тяжелом состоянии. Мне необходимо быть там, возле нее!
—  Исабель!..  —   Фернандо  проводил  девушку взглядом, видел, как она села в машину и как Бенигно с места рванул так, что ему мог бы позавидовать самый заядлый автогонщик. Только потом до Фернандо дошел смысл сказанного Исабель, и он поспешил к своей машине, чтобы успеть догнать машину Бенигно и быть в клинике рядом с Исабель, Он чувствовал, что ей сейчас нужна помощь мужчины...
Исабель нашла Бернарду, приехавшую сюда со „скорой помощью", в комнате перед палатой, в которую положили мадам Герреро. Здесь не было ничего лишнего: несколько кресел, комнатные вьющиеся цветы на стенах, несколько репродукций... Бернарда сказала, что доктор просил пока не входить в палату, он сам выйдет и сообщит, как дела.
Исабель села в одно из кресел и словно окаменела. До нее не доходили ни звуки клиники, ни попытки Бернарды заговорить с ней. Она ни на что не реагировала. В сознании у нее билась лишь одна мысль: „Если мадам Герреро не выживет, в ее смерти будет виновна она и никогда себе этого не простит!"
Из палаты, где лежала мадам Герреро, вышел доктор Вергара, неловким движением снял очки и стал протирать стекла большим клетчатым платком. Обе женщины тотчас же бросились к нему.
—  Доктор!.. — охрипшим голосом произнесла Исабель, но больше ничего сказать ей не удалось, не хватило смелости.
—  Как себя чувствует мадам? — подхватила Бернарда.
—  Ситуация под контролем, — кивнул доктор, словно говорил, что одобряет их беспокойство. — Сейчас ей делают электрокардиограмму. Вполне воз¬можно, что придется провести несколько часов интенсивной терапии, сделать тщательное обследование.
—  А может быть, следует собрать консилиум? — предложила Исабель, от волнения переплетая пальцы рук.
—  Не думаю, что в этом есть острая необходимость, — успокоил ее доктор Вергара. Любой доктор на его месте, скорее всего, ответил бы так же. — Мне лично общая картина ясна, но если вы настаиваете, то... — Доктор сделал паузу, давая возможность Исабель проявить в этом вопросе инициативу и настойчивость. Если она настоит на созыве консилиума, то будет и консилиум. — Да, — решил перевести разговор на ту тему, что волновала его в данный момент куда больше, чем созыв консилиума. — В связи с тем, что все произошло очень быстро, мы не успели оформить некоторые бумаги. — Он посмотрел на Исабель. — Чистой воды формальность, без которой, к сожалению, нельзя обойтись. Администратор клиники просит вас зайти к нему, — последнее он адресовал Бернарде.
—  Да-да, конечно, — заторопилась Бернарда, но ее остановила Исабель.
—  Извините, доктор, но я считаю, что все вопросы, касающиеся моей мамы, должна решать я! Ведь я ее дочь, не так ли? — Она ждала ответа от доктора,
—  Да, конечно, — смутился доктор Вергара, отведя взгляд в сторону, словно скрывал что-то неизвестное Исабель, и не хотел, чтобы она догадалась об этом. — Извините, Исабель. Вас так долго не было, и я привык к тому, что все хозяйственные вопросы в отсутствие мадам Герреро решает Бернарда.
—  Когда я  смогу  увидеть  маму? — спросила у него Исабель.
—  Понимаете, пока не закончится обследование, я бы воздержался от этого, — доктор Вергара наконец оставил в покое очки.
—  Я иду к администратору. — Исабель даже не взглянула на стоящую рядом Бернарду. — Как мне найти его?
—  Последняя дверь в конце коридора, — пояснил доктор Вергара и проводил ее взглядом. Когда они остались наедине с Бернардой, то молча переглянулись. — Невероятно, — произнес доктор, — не-ве-ро-ят-но.
—  Что вы говорите? — Бернарда хоть и смотрела на него, но так была занята собственными мыслями, что не поняла ничего.
—  Невероятно, — повторил доктор, — прошло всего два часа, как Исабель была испуганной растерянной девчонкой, а сейчас перед нами предстала спокойная деловая, уверенная в себе женщина. Удивительная метаморфоза!
—  Вы правы, доктор, — согласилась Бернарда. — Удары, которые наносит жизнь, очень быстро меняют людей.
—  Вы имеете в виду сердечный приступ мадам Герреро? — уточнил доктор Вергара. — Или что-то иное?
—  Да, доктор, именно это я имею в виду. — Бернарда вложила в свой ответ и иной смысл, как подтекст, ведь она знала, что доктор посвящен в тайну Исабель. — О чем я еще могу говорить?
—  Да-да, конечно, это именно тот тяжелый случай в жизни Исабель, который закалит ее характер. — Доктор смутился под пристальным взглядом Бернарды. — Извините меня, я должен срочно идти в лабораторию. Уже должны поступить первые результаты обследования. Мне необходимо их просмотреть.
—  Хорошо, доктор, я подожду здесь, — кивнула Бернарда. Она дождалась, когда доктор выйдет из комнаты, и потом присела в кресло, приготовясь к длительному ожиданию.

0

64

Очень хочется дальше прочитать...

0

65

Эмилио не везло в последнее время. Уже второй день он не мог встретиться с Исабель. Чтобы найти Фернандо, ему пришлось как следует потрудиться. И вновь неудача. Он понял это по лицу Челы, когда та открыла дверь на его звонок. Обычно это делала Бернарда или Бенигно, но сейчас они уехали в клинику и встречать посетителя пришлось Челе. Эмилио понял по ее встревоженному лицу, что произошло нечто драматическое. Когда Чела объяснила, что в доме осталась одна она, а остальные в клинике, для Эмилио картина прояснилась.
—  Что, сеньору Герреро увезли в клинику? — удивился Эмилио. Он был в курсе того, что мадам очень отрицательно относилась к госпитализации.
—  Да, это было необходимо, — пояснила Чела. — Все случилось так неожиданно. У сеньоры начался сердечный приступ, мы вызвали врача, и он настоял, чтобы ее немедленно отвезли в клинику. Туда все и уехали.
—  А  в  какую  клинику  они  поехали? —  спросил Эмилио.
—  Минуточку, я сейчас посмотрю. — Чела побежала на кухню, где у нее были записаны название и адрес клиники. — Вот, — протянула она листок Эмилио. — Они оставили адрес и телефон.
—  Центральная клиника, — прочитал Эмилио. Потом он вернул листок Челе. Ему было известно, как до клиники добраться. — Если позвонит вдруг сеньорита Исабель, — попросил он служанку, — передайте ей, что я поехал туда.
—  Хорошо, сеньор.
—  До свидания, — попрощался Эмилио и поспешил к машине.
—  До   свидания,  сеньор,  —  кивнула  ему  вслед Чела.

...Исабель легко нашла кабинет администрации клиники. На двери висела табличка, дверь оказалась полуоткрыта, но самого администратора на месте не было. Исабель решила подождать и, пройдя в кабинет, присела на один из стульев. Вскоре послышались торопливые шаги, и хозяин кабинета вошел, извиняясь за то, что заставил ее ждать.
—  Приношу свои извинения, сеньорита, как ваши дела? — Он протянул ей руку.
—  Хорошо, спасибо, — ответила Исабель, подумав про себя, как властвуют над людьми стереотипы. Ведь дела у нее сейчас идут просто плохо, а она вынуждена говорить, что хорошо. Она взглянула на администратора. Это был довольно представительный, с копной  густых волос мужчина, которого, пожалуй, портили  излишняя  суетливость  и  желание угодить посетителю.
— Я  весьма  сожалею о  том,  что  произошло  с вашей мамой, — начал он, сев за стол напротив Исабель и суетливо перебирая бумаги. — И очень надеюсь на то, что с помощью наших специалистов она скоро сможет вернуться домой.
—  Спасибо, сеньор... — Исабель сделала паузу, ибо не знала, как зовут администратора.
—  Суарес, — представился тот, — к вашим услугам.
—  Доктор Вергара сказал мне, — продолжила Исабель, — что необходимо выполнить некоторые формальности? Я бы хотела узнать, что требуется от меня?
—  Да, совершенно верно, — еще больше засуетился сеньор Суарес, — но это действительно простая формальность. Я понимаю, что в той ситуации, в какой оказались сейчас вы, сеньорита, вам не до бумаг, но, извините, я просто вынужден просить вас... — Он развел руками. — Увы, это моя работа и, как вы понимаете, я обязан ее выполнять.
—  А о чем идет речь, сеньор Суарес? — спросила Исабель. По столь длинному предисловию она поняла, что не настолько эта формальность проста, как хочет преподнести ее администратор.
—  В соответствии с внутренним порядком нашего учреждения, сеньорита, который, кстати, устанавливал не я, лечение больного и уход за ним производится после внесения депозита, гарантирующего оплату расходов на содержание пациента. Услуги наших специалистов довольно дороги, и мы всегда так поступаем, чтобы быть спокойными и за себя, и за пациента.
—  Вы что, не доверяете нам? — изумилась Исабель, причем сделала это так, как будто сидящий напротив нее человек оскорбил ее.
—  Нет-нет, ни в коем случае, поймите меня правильно, — замахал руками сеньор Суарес, — просто это правило распространяется на всех и должно выполниться! Мы прекрасно знаем мадам Герреро и очень уважаем ее, но порядок есть порядок. Если сделать исключение для одного, вскоре такого исключения могут потребовать и другие... А в случае неуплаты...
—  Что в случае неуплаты? — прервала его Исабель.
—  Мы будем вынуждены перевести клиента в другую клинику, где услуги врачей не так дороги. — Он быстро опустил глаза, когда Исабель резко поднялась со стула.
—  Послушайте, сеньор... как вас там, не помню! Фамилия Герреро с самого моего рождения была надежной гарантией!.. — Исабель была разгневана и оскорблена по-настоящему.
—  Сеньорита Герреро, — вскочил сеньор Суарес, который тоже не мог допустить такого обращения со своей особой. — Постарайтесь меня понять!..
В это время в кабинет вошел Эмилио.
—  Прошу прощения, — бросил он администратору и подошел к Исабель. — Бернарда сказала, что ты здесь. Что происходит, Исабель?
—  Ничего! — отчеканила Исабель, уничтожая сеньора Суареса презрительным взглядом. — Я полагала, что мою мать поместили в медицинское учреждение, но ошиблась! — Она решительно направилась к выходу.
—  Исабель, что случилось? — не понял Эмилио.
—  Идем отсюда! — приказала ему Исабель. Такой он ее еще никогда не видел. Она всегда была тихой и милой девочкой. — Завтра утром, — повернулась она к сеньору Суаресу, который лишь шлепал губами, не смея вставить слово, — к вам придет мой адвокат и решит все вопросы. — Исабель вышла из кабинета администратора и сильно хлопнула дверью. Сеньор Суарес вздрогнул и вытер ладонью вспотевший лоб. Когда Эмилио вышел из кабинета вслед за Исабель, администратор еще долго стоял у стола, он все никак не мой прийти в себя.
Фернандо немного заблудился, разыскивая клинику, и поэтому приехал самым последним. В коридоре он подошел к молоденькой медсестре и спросил, как найти палату, где поместили мадам Герреро. Та сразу же показала рукой в коридор налево. Фернандо отправился по нему.
Исабель в это время рассказывала Эмилио о том, что произошло в кабинете у администратора. Ее возмущению не было предела. Эмилио полностью согласен с ней.
—  Да, — кивал он, — ты права, они грязные коммерсанты. Их в первую очередь интересует содержание кошелька их пациента, а уж потом состояние его здоровья. Но с другой стороны, — он развел руками, — у них не отнять того, что если пациент платит, то лечат и ухаживают за ним тут по высшему разряду. Это одна из самых лучших клиник в городе. И к тому же в любой другой клинике от тебя потребуют то же самое. К сожалению, сегодня медицина — тоже способ зарабатывания денег. — Они помолчали. — Что ты собираешься делать? — спросил Эмилио у Исабель.
—  Поговорить с адвокатом Пинтосом. Моя мать в очень тяжелом состоянии, и у нее сейчас ничего не спросишь. — Исабель крепилась, но заметно было, что она в отчаянии. У нее не было сейчас возможности внести этот депозит. Пока мадам Герреро была больна, Исабель не могла этого сделать. Никогда до этого момента она не задумывалась над тем, где достать денег или как оплатить счета, — всегда этим занималась мадам Герреро.
—  Может быть, следует спросить об этом у Бернарды? — осторожно посоветовал Эмилио.
—  О чем ты говоришь, Эмилио?! — вспыхнула Исабель. — Бернарда просто служанка, откуда ей знать это!
—  Исабель! — Эмилио придвинулся к ней. — Позволь мне заняться этим. Возможно, финансы твоей матери, я хочу сказать, что, может быть, у нее сейчас нет необходимой суммы, которая нужна... — Эмилио старался не обидеть Исабель.
—  Спасибо, Эмилио, — поблагодарила Исабель, но упрямо заявила: — Этим вопросом должна заниматься я сама. — Она поднялась. — Я сейчас же позвоню адвокату Пинтосу. Подожди меня здесь.
Эмилио остался в одиночестве, не подозревая, что его соперник в борьбе за Исабель находится совсем рядом. Эмилио думал, как уговорить Исабель принять его помощь. Ведь он-то был в курсе финансовых осложнений мадам Герреро.
—  Вы что, не понимаете меня? — раздраженно спрашивала Исабель по телефону у адвоката Пинтоса, который говорил ей в трубку нечто странное. Телефон она отыскала очень быстро. — Вы что, плохо меня слышите? Мне нужны деньги! — говорила громко Исабель. — Нет, они нужны мне не прямо сейчас, а завтра утром!
Фернандо, который шел по коридору в поисках палаты мадам Герреро, где надеялся найти Исабель, вдруг услышал ее голос. Подойдя к одной из открытых дверей, он увидел стоявшую спиной к нему Исабель. Он решил дать ей договорить по телефону. По ее взволнованному тону он догадался, что у нее проблемы.
—  Поймите, это очень важно! — говорила между тем Исабель. — Адвокат Пинтос, поймите, моя мать находится в больнице! И здесь требуют гарантийный депозит. А у меня нет таких денег! Что? Так найдите их! Как угодно! Меня не интересует, как вы это сделаете! Найдите деньги! — Исабель бросила с силой трубку на рычажки и закрыла глаза от негодования. Разговор с адвокатом Пинтосом длился несколько минут, которые заставили ее поволноваться. Руки сами сжались в кулаки. Некоторое время она вынуждена была постоять так, замерев, чтобы прийти в себя. Поэтому она не заметила стоявшего рядом Фернандо, который слышал заключительную часть разговора и понял, что у Исабель проблемы с оплатой лечения мадам Герреро. Фернандо сначала хотел отступить в сторону, чтобы она не подумала, будто он подслушивал ее, но потом передумал и шагнул ей навстречу, —  как  только  Исабель  собралась  выйти из комнаты, в которой стоял телефон.
—  Исабель! — Его переполняло желание помочь ей.
—  Что ты тут делаешь? — спросила его девушка, хотя в ее голосе и не прозвучало большого удивления. Исабель настолько устала за последние часы, что у нее не было уже сил удивляться.
—  Я хотел узнать, как себя чувствует твоя мама, — объяснил Фернандо.
—  Ей уже лучше, — ответила Исабель без всякого воодушевления. Ей сейчас никого не хотелось видеть.
—  Если понадобится моя помощь, позвони мне, — попросил Фернандо, чувствуя ее негативный внутренний  настрой. — Любая помощь, — добавил он.
—  Спасибо, — поблагодарила Исабель, — но мне пора возвращаться к матери. Извини, но так получается, что я всегда спешу, когда мы встречаемся.
—  Я понимаю, — вздохнул Фернандо, — что это не самый подходящий момент, но мне очень бы хотелось узнать, получила ли ты мои цветы?
—  Ты прав, это не самый подходящий момент, — ушла от ответа Исабель.
—  Извини меня, — склонил голову Фернандо.
—  Мне надо идти, — Исабель повернулась, но Фернандо опять остановил ее, придержав за руку.
—  Исабель! — В его голосе прозвучала мольба. — Может, тебя проводить? Я могу быть с тобой столько времени здесь, сколько нужно... — Взгляд Фернандо просил не отказать ему в этой просьбе.
Ни Исабель, ни Фернандо не заметили появившегося во время их диалога Эмилио. Тот вышел неслышно из-за угла коридора и подошел к ним как раз в тот момент, когда Фернандо предлагал ей свою помощь.
—  У Исабель есть провожатый, — со скрытой угрозой заговорил Эмилио. — Провожатый, который останется с ней здесь, сколько понадобится.
—  До  свидания,   —   склонил   голову   Фернандо, помрачнев. Но старался вести себя корректно и достойно. — Надеюсь, что твоя мама скоро поправится. — На Эмилио он даже не взглянул, словно тот и не стоял рядом.
—  Спасибо, — поблагодарила его Исабель. Пожалуй, действия Фернандо начали давать свои плоды. — До свидания. — Она пошла в сторону палаты мадам Герреро, а двое мужчин только сейчас скрестили, словно шпаги на дуэли, свои взгляды и медленно стали расходиться. Эмилио скрылся за дверью палаты вслед за Исабель, а Фернандо внезапно остановился посреди коридора, словно ему в голову пришла какая-то блестящая идея. Даже проходившая мимо медсестра обратила на него внимание, приняв его за больного.
—  Извините, сеньор, может быть, вам необходима помощь? — встревожено спросила она у него, подойдя поближе.
—  Что? — очнулся Фернандо. — Извините, я не расслышал, о чем вы меня спросили?
—  Мне показалось, — растерялась медсестра, — что вам нужна помощь? Я могу вам помочь? Может быть, вы кого-нибудь ищете здесь?
—  Да, вы правы, я как будто заблудился, но, — Фернандо повернулся в сторону выхода, — вы все равно не сможете мне помочь.
—  Я вас не понимаю, — удивилась медсестра.
—  Вы знаете, я тоже не могу понять самого себя, — пожал плечами Фернандо и грустно улыбнулся. — Может быть, этот факт вас немного утешит. — И он медленно побрел к выходу, засунув руки в карманы брюк, как делал это давным-давно, еще мальчишкой.

0

66

Какой примерно по счету серии сериала соответствует конец данной книги (первой части)?

0

67

neznakomka написал(а):

Какой примерно по счету серии сериала соответствует конец данной книги (первой части)?

Номер серии не могу назвать, но события первой книги заканчиваются тем, как Бернарда раскрывает преступление адвоката Пинтоса (он обкрадывал семью Герреро и довел до разорения) и тем, как Фернандо делает Исабель предложение выйти за него замуж.

0

68

Исабель неподвижно сидела на стуле, прислонившись спиной к стене, и слушала наставления Эмилио которые были очень похожи на наставления будущего жениха.
—  Исабель, послушай меня, — горячился он, — порядочная девушка не может позволить себе принимать ухаживания такого человека, как Фернандо Салинос.
—  Что за глупости ты выдумываешь? — почти безразлично возразила ему Исабель.
—  Ты хочешь сказать, доказываю? — Эмилио был настроен решительно. Он хотел раскрыть перед Исабель настоящее, с его точки зрения, лицо Фернандо. — Стоило вам только познакомиться в самолете, как он начал позволять себе вмешиваться в твою жизнь, словно вы знакомы с самого рождения!
—  Мне не хочется выслушивать сейчас эти укоры ревности! — отрезала Исабель. — Тем более что у тебя пока нет никакого права говорить мне подобные вещи.
—  Как это нет никакого права? — Эмилио был потрясен последней фразой  Исабель.
—  Эмилио! Я не хочу говорить с тобой сейчас про это! — Исабель рассердилась на него. — Мою маму положили в клинику, она в очень тяжелом состоянии Кроме  этого,  у  меня   финансовые   проблемы,   очень серьезные. И в этот момент ты начинаешь
—  Извини меня, Исабель! — Эмилио понял или сделал вид, что понял свою неправоту — Я настоящий глупец! Ты абсолютно права, но у меня есть оправдание Я хочу оберегать тебя, помогать тебе, защищать тебя и поэтому веду себя так глупо Извини! — Эмилио помолчал и сменил тему — Ты говорила с адвокатом? — Он имел в виду доктора Пинтоса.
— Да,  говорила,   —  вспомнив   об   адвокате,  Исабель сразу помрачнела. — Но, боюсь, он не очень хорошо меня понял. Я сказала ему, что эти деньги мне нужны завтра утром.
—  Исабель, позволь мне заняться этим гарантийным депозитом, — попросил Эмилио. — Я уверен, что смогу решить эту проблему и найти деньги
—  Нет, Эмилио, я не могу пойти на это, — не согласилась Исабель — Это наше семейное дело, и решить его должна я сама.
—  Но в любом случае я поговорю с отцом, и завтра утром у тебя будут деньги, — настоял на своем Эмилио. — Даже если ты не хочешь, чтобы я делал это. Пусть ты не возьмешь их, они тебе не понадобятся. Но ты должна знать, что у тебя не будет проблемы с ними, если ваш адвокат не сможет утром принести необходимую сумму.
—  Исабель, — прервал их беседу вошедший доктор Вергара. Он жестом остановил вскочивших Эмилио и Исабель, показывая, что ничего плохого не произошло.
—  Что случилось, доктор? — Исабель все равно так волновалась за мать, что появление доктора едва не привело ее в шоковое состояние.
—  Ничего страшного. Просто я хотел вам предложить... если вы хотите взглянуть на мадам Герреро, то сейчас это можно сделать.
—  Завтра утром я буду здесь, — предупредил ее Эмилио.
—  Хорошо, — кивнула Исабель и устремилась за доктором Вергарой.

Фернандо, расстроенный, вышел из клиники и долго сидел сначала перед входом, на скамейке, в небольшом парке, а потом, подумав, что его может увидеть здесь Эмилио, перебрался в машину и продолжал ожидать там. Он не понимал, что с ним происходит. Он влюбился, как мальчишка, и ничего не мог поделать со своими чувствами. Он не в силах был приказать своему сердцу забыть Исабель. Присутствие рядом с ней Эмилио делало его просто несчастным. Эмилио бесил его своей уверенностью, что он имеет все права на Исабель. К сожалению, пока так оно и было. Исабель терпела рядом с собой именно Эмилио.
Фернандо завел мотор и поехал куда глаза глядят. Машину он вел бездумно, автоматически переключал скорости, тормозил перед светофорами и очнулся лишь тогда, когда понял, что остановил машину перед входом в ресторанчик, где любил проводить иногда вечера. Найдя место для стоянки машины, Фернандо направился в заведение. Войдя, он окинул небольшой полутемный зальчик взглядом. Не заметив никого из знакомых, подошел к бару, кивнул бармену, который его прекрасно знал как постоянного посетителя.
—  Мне как всегда, — бросил Фернандо, усаживаясь на высокий табурет. Облокотившись на стойку, он устало провел руками по лицу, будто пытаясь прогнать непонятную тяжесть из головы. Но вскоре понял, что надо прогонять тяжелые мысли, тогда и голова будет легкая.
Посетители ресторанчика, в основном, публика привычная. Молодые парочки, слишком увлеченные собой, молодежь из университета, девицы в вызывающе открытых нарядах. Тут нравилось всегда Фернандо тем, что никогда не было шумно. Таковы были здешние правила. И все посетители это понимали и принимали,
—  Фернандо! — раздался вдруг негромкий возглас. Обернувшись, Фернандо увидел Антонио и припомнил, что тот обиделся на Терезу и решил объявить ей бойкот. — „Интересно, надолго ли его хватит?" — подумал Фернандо, зная, что сестра очень нравится Антонио и что она не из тех женщин, какие разрешают так запросто забыть себя. Антонио поднялся из-за столика, за которым, кроме него, сидели две незнакомые девушки. Те бросали в сторону Фернандо любопытные взгляды и пересмеивались.
— А я звонил тебе недавно домой, и мне сказали, что ты отправился в неизвестном направлении, — сообщил Антонио. Он был рад видеть Фернандо. Но эта радость могла происходить и от выпивки. А выпито было немало, если судить по блеску глаз приятеля.
—  Как дела, Антонио? — спросил у него Фернандо, устало потягиваясь.
—  Ты знаешь, Фернандо, тебя мне послало само небо, — шепнул ему Антонио вместо ответа. — Повернись и посмотри на тот столик, за которым я сижу. — Он незаметно кивнул в сторону столика и подмигнул Фернандо. — Видишь, там две очень прелестные сеньориты, которые просто жаждут познакомиться с самым знаменитый плейбоем, нашего города.
—  Антонио, конечно, очень жаль, но сегодня мне не до этого, — покачал головой Фернандо, даже не взглянув на девушек.
—  Фернандо, что с тобой происходит? — воскликнул пораженный отказом, немного обиженный Антонио. — Раньше ты был не прочь поддержать меня в таких переделках. Что я буду делать один с двумя сеньоритами? Ты пойми, обстановка просто требует твоего присутствия. Посмотри, какие очаровательные крошки! Может, передумаешь?
—  Нет, Антонио, извини, но мне сегодня не до этого. Можешь даже не уговаривать, — Фернандо категорически отказывался от приятного приключения. — Я зашел сюда лишь для того, чтобы выпить коктейль.
—  Хорошо. — Антонио стоял с расстроенным видом. — А что же мне им сказать? Может быть, посоветуешь?
—  Не знаю, — пожал плечами Фернандо и взял со стойки стакан с коктейлем, который приготовил ему бармен. — Скажи, что я только что вернулся с похорон любимой тетушки, хотя, нет-нет, тетушку не надо, я ее слишком люблю и боюсь даже в шутку говорить о ее смерти. — Он отхлебнул коктейля. — Антонио, придумай что-нибудь! — воскликнул он. — Скажи им, что я в угнетенном состоянии, или нечто в этом роде.
—  Езди я им скажу, то будет еще хуже, — при¬грозил ему шутливо Антонио. — Они тогда непременно захотят утешить тебя, заставить забыть о плохом, воодушевить.
—  Ты что, не знаешь женщин? — спросил Фернандо.
—  Вообще-то всегда считал, что знаю, — усмехнулся Антонио, заинтересованный фразой Фернандо.
—  А я вот до сегодняшнего дня тоже так думал, но теперь не очень уверен в этом, — произнес Фернандо, допил свой коктейль и хлопнул его по плечу. — Желаю успеха! Я уверен, что ты и один прекрасно справишься, Антонио! — Он махнул рукой в сторону столика с сеньоритами и быстро вышел из ресторана. Антонио ничего не успел ему сказать, чтобы удержать.
— Фернандо! Фернандо! — попытался он крикнуть ему вслед, но понял, что его старания бесполезны.

На экране осциллографа бежала ломаная линия с неравными всплесками, отражающая работу сердца мадам Герреро. Женщина лежала рядом с прибором на кровати, и внешний вид ее говорил о том, что она находится на грани жизни и смерти. Черты лица ее еще больше заострились и приняли землистый оттенок.
Жалюзи наглухо закрывали вид на улицу. В палате стояла тяжелая, тягучая тишина, даже попискивание осциллографа, кажется, не нарушало ее. Исабель стояла возле постели мадам Герреро, вглядывалась в лицо больной. Тишина палаты подавляла девушку. Ей начинало казаться, что она находится здесь уже целую вечность.
В палату тихо вошла Бернарда. Девушке вдруг стало зябко, и она обхватила свои плечи руками, пытаясь согреться.
— Исабель, может быть, отдохнешь хоть немного? — спросила Бернарда, касаясь рукой ее локтя. Она боялась дотрагиваться до Исабель, боялась, что та вновь отшатнется от нее, как от прокаженной.
И все равно Бернарда почувствовала, что даже от такого легкого, едва ощутимого прикосновения Исабель напряглась. Бернарда тотчас же убрала руку.
—  Нет, со мной все в порядке, — холодно ответила Исабель, даже не посмотрев в ее сторону Взгляд девушки был прикован к бегущей на экране осциллографа линии.
—  Можно мне остаться с тобой? — робко спросила Бернарда.
—  В этом нет необходимости, — отказалась Исабель. — Там снаружи есть кресло, в нем тебе будет удобнее, — отослала она Бернарду в соседнюю комнату.
—  Как хочешь, — потерянно ответила Бернарда и вышла.
Лицо мадам Герреро по-прежнему оставалось неподвижным, дыхание ее было столь слабым, что почти не угадывалось. Порой Исабель казалось, что перед ней лежит манекен. Мысли о том, что мадам Герреро уже мертва, она со страхом отгоняла от себя, с надеждой глядя на экран осциллографа, который являлся сейчас единственным доказательством того, что сердце матери еще продолжает биться.
Эмилио вышел из клиники с твердым намерением помочь Исабель решить проблему с оплатой за лечение мадам Герреро. Он был уверен, что сможет сделать это с помощью отца. Ведь зная финансовое положение мадам Герреро, которое было далеко не таким благополучным, как это представляла себе Исабель, Эмилио сомневался, что адвокат Пинтос сможет к утру найти необходимую сумму.
Отец был дома, и Эмилио сразу же, не откладывая на потом, высказал свою просьбу. Каково же было его удивление, когда отец сказал, что не сможет помочь ему, что для этого необходимо гораздо больше времени. Утро завтрашнего дня был слишком короткий срок.
—  Отец, но мне нужна эта сумма как можно быстрее! — Эмилио не мог понять, почему отец так озадачен его просьбой. Тот даже прибегнул к виски с содовой, когда услышал его просьбу.
—  Я понимаю тебя, сынок, но мы ничего не сможем сделать, — поставил он сына перед фактом. Конечно, ему было неприятно говорить об этом Эмилио, которого он очень любил, но в данном случае желание не совпадало с возможностями. Отец запахнулся в широкий махровый халат, в котором обычно сидел у себя в комнате, и сделал большой глоток из фужера. Он не мог смотреть в глаза сыну.
—  Папа! — Эмилио следовал по пятам отца, который ходил по комнате широкими шагами. — Ведь речь идет о совсем небольшой сумме денег...
—  Вот именно, сынок, — денег! — выделил последнее слово отец, опускаясь на диван и назидательно поднимая указательный палец.
—  Я не понимаю тебя, отец! — Эмилио требовал от отца объяснений.
—  Эмилио, — после небольшой паузы поднял глаза на сына отец. — Тебе уже давно пора начать понимать некоторые вещи. — Ему неприятен был этот разговор, но он был вынужден его начать. — Особенно когда дело касается денег.
—  Но ты никогда не говорил мне, — растерялся Эмилио, — что у нас финансовые трудности.
—  А ты и не спрашивал у меня никогда об этом, — пожал плечами отец. — Ты просто просил у меня деньги, чтобы сходить с друзьями в ресторан, в гости, на новую автомашину, на клубные взносы, — перечислял отец, — это расходы, обычные для юноши твоего возраста и положения.
—  Отец, но ведь я работаю, зарабатываю деньги, — возразил Эмилио.
—  Именно то, что ты зарабатываешь, придя на часок в день в свое учреждение, именно то, что ты зарабатываешь со своим плохим знанием английского, — с горечью говорил отец, — не покрывает твоих месячных расходов даже наполовину.
—  Я не хочу и не буду сейчас спорить с тобой по этому поводу, мне нужны деньги для Исабель, и ты должен мне в этом помочь! — раздраженно начал объяснять отцу Эмилио. Упрек отца оставил в его душе неприятный осадок. Но он обещал Исабель позаботиться о депозите и не хотел, чтобы обещание расходилось с делом. Он просто должен достать к утру необходимую сумму. — Если сейчас у тебя нет необходимой суммы, папа, то подумай, у кого ты можешь взять ее взаймы, — требовал он от отца.
—  Опомнись, дурачок, — встал с дивана отец и шагнул к сыну, они стали лицом к лицу. — Займы, которые я делаю, я буду использовать для оплаты своих собственных банковских счетов, которые находятся в весьма плачевном состоянии. — Он все больше горячился и от этого начинал жестикулировать. Поняв, что заходит слишком далеко в отношениях с сыном, он заставил себя успокоиться. — А сейчас извини, уже довольно поздно, я привык в это время ложиться спать. У меня не тот возраст, чтобы изменять своим привычкам. Это плохо отражается на самочувствии. Я хочу отдохнуть. — Он дал понять Эмилио, что разговор закончен.
—  Невероятно, — прошептал пораженный Эмилио, провожая глазами отца, который направился в свою комнату. — Этого не может быть! — Мысль о том, что теперь ему придется затянуть поясок, наполнила его отвратительным чувством бессилия. Почему-то пришла в голову,и нелепая мысль о том, что это скажется на их отношениях с Исабель и он может потерять ее навсегда. К чувству бессилия добавилось чувство отчаяния.

0

69

Спасибо за продолжение, жаль, если нет второй и третий части данной книги. Очень нравится Исабель. Я не считаю ее именно отрицательным персонажем.

0

70

А продолжение будет?

0

71

Бернарда так устала за прошедший день, который был полон тревог и забот, что, выйдя из палаты мадам Герреро, где осталась одна Исабель, она опустилась в кресло и тотчас уснула. Спала она так крепко, что ни разу не проснулась до самого утра. Не помешало даже то, что спать в кресле было не очень удобно. Ее разбудил звук упавшей на пол с подноса медсестры какой-то металлической вещицы. Медсестра как раз проходила мимо и оступилась. Бернарда открыла глаза, не до конца еще понимая, где это она находится. Это была уже вторая ночь, которую она проводила в кресле. Первую Бернарда просидела в комнате мадам, когда из дома ушла Исабель. Конечно, она не так уж и стара, но все равно в ее возрасте проводить ночи в кресле не стоит. Тело после этого долго не слушается, голова кружится.
—  Извините меня, сеньора, я не хотела вас тревожить, у  меня  это  вышло  случайно, — начала извиняться  медсестра,   поднимая  упавший   с  подноса предмет.
—  Ничего, все в порядке, — тяжело подымаясь с кресла, успокоила ее Бернарда. — Я немного вздремнула тут. Вы разбудили меня как раз вовремя. Вы не скажете мне, где сейчас Исабель?
—  Сеньорита ушла из клиники рано утром, — ответила медсестра. — Она сказала, что у нее срочные дела и что она скоро вернутся.
—  Почему же она мне ничего не сказала? — растерянно спросила сама у себя Бернарда.
—  Вы, наверное, в это время спали, и сеньорите не хотелось вас будить, — предположила медсестра.
—  А как чувствует себя мадам Герреро?
—  Без изменений, — ответила медсестра. — Сейчас я должна отнести ей лекарство, — кивнула она на поднос в руках. — С вашего позволения, сеньора. — Она вошла в палату мадам.
—  Дела? — говорила сама с собой Бернарда. — Что, интересно, Исабель может понимать в делах? Ей никогда до этого не приходилось заниматься какими-нибудь делами. Все заботы мы с мадам брали на себя.
А Исабель рано утром, позвонив предварительно адвокату Пинтосу, договорилась с ним о встрече. Она хотела разобраться в том, почему вдруг не оказалось на счету необходимой суммы для оплаты лечения. Адвокат ждал ее в своем кабинете, заранее приготовив необходимые бумаги. Пинтос мало верил в то, что Исабель сможет хоть что-нибудь понять в банковских бумагах, бухгалтерской книге. Его слегка забавляло желание Исабель проконтролировать его.     
—  Вот, пожалуйста, сеньорита, все необходимые документы перед вами. — Пинтос указал на стол, за который посадил Исабель, когда она вошла в кабинет. — Вы можете убедиться собственными глазами, что я не обманывал вас вчера, когда говорил о том, что необходимой суммы у нас нет. Вы очень удивили меня своим желанием все проверить. Деловые бумаги не для  красивых  девушек.  —  При  этом адвокат нервничал.
—  Зато я ожидала увидеть вас в клинике, — резко парировала Исабель.
—  Да-да, конечно. — Холодный взгляд Исабель, так не похожий на тот, к которому он привык, когда' они встречались до ее отъезда на учебу в Штаты, заставлял адвоката Пинтоса чувствовать себя не в своей тарелке.
—  Валентино! — крикнул он в незакрытую дверь своему секретарю. — Прикажи Салите приготовить нам кофе.
—  Хорошо, сеньор, — раздался голос Валентино.
—  Все в порядке? — спросил адвокат у Исабель. — Надеюсь, вы просмотрите документы и убедитесь, что...
—  Я уже убедилась, что являюсь владелицей этого офиса, — прервала его Исабель.
—  Конечно-конечно. — Пинтос внезапно вспотел, и от этого у него стали сползать на нос очки и он вынужден был все время поправлять их. Поведение и уверенность в голосе Исабель изумляли его и тревожили все больше и больше. Он начал понимать, что она не так проста, как он думал. Он недооценил ее. и сделал ошибку.
—  Так в чем дело, адвокат Пинтос? — требовательно спросила у него Исабель, сидя за столом. Адвокат стоял перед ней, как неуспевающий ученик перед строгой учительницей. Он даже боялся присесть на один из многочисленных удобных стульев, которые находились в кабинете. — Я ждала вас сегодня утром с деньгами в клинике, а вы не пришли? — Исабель добивалась от Пинтоса вразумительного ответа, не сводя с него требовательного холодного взгляда.
—  Понимаете... — Пинтос с трудом приходил в себя и с трудом находил нужные слова. — Вы не подумайте, сеньорита Исабель, что я этим совсем не занимался. — Пинтос не знал, куда девать свои вспотевшие руки, и они суетливо то опускались вниз, то попадали в карманы, то тянулись вверх, к очкам. Наконец они нашли себе применение — схватились за носовой платок. Это, может быть, придало уверенности самому адвокату и он решился сесть на стул против стола. — Наоборот, я только об этом и думаю. Кстати, как чувствует себя мадам Герреро? — сменил он ловко тему, уходя от прямого ответа.
—  Хорошо, она под контролем опытных врачей, — ответила спокойно Исабель и внезапно наклонилась в сторону Пинтоса, изрядно испугав его этим движением. Он отшатнулся, и растерянная улыбка исчезла с его вспотевшего лица. — Но если вы не найдете денег на ее лечение, то я могу выйти из-под контроля! — пригрозила ему Исабель. — Я не позволю, чтобы меня и мою мать считали нищими!
—  Ну что вы, что вы, сеньорита Исабель, — расплылся в улыбке Пинтос, лихорадочно перебирая варианты ответа, чтобы выбрать наиболее выгодный для себя. — Нет, не беспокойтесь, я сам лично займусь этим, и вы увидите, что все будет улажено с самой лучшей стороны. — Пинтос громко чихнул, прикрывшись платком. Это получилось очень кстати, чтобы спрятать выражение лица.
—  Извините, адвокат Пинтос, но я начинаю думать, что вы не понимаете всей серьезности создавшегося положения, — покачала головой Исабель. — Мадам Герреро рекомендовала вас всегда как опытного адвоката, но я начинаю сомневаться в этом. Вы не можете ничего предпринять, и, мне кажется, вы не обладаете необходимыми профессиональными качествами.
—  Пусть вас не беспокоят мои профессиональные качества, сеньорита Исабель, — почти пропел Пинтос, расплываясь в сладенькой улыбке. — У мадам Герреро есть немало доказательств, которые подтверждают их наличие. Я демонстрировал их ей в течение очень многих лет. Это, к примеру, купля-продажа имущества, дела о наследстве, и множество других документов. Всего не перечесть! И самое главное, это успешное ведение личных дел, в том числе и самой мадам Герреро.
—  Пожалуйста, Пинтос, меня не интересует перечисление ваших заслуг, мне нужны от вас конкретные действия! — Исабель подвинула к адвокату телефонный аппарат. — Немедленно позвоните администратору клиники Суаресу и решите с ним все проблемы.
—  Конечно-конечно, я так и сделаю, — тяжело вздохнул Пинтос и нехотя снял трубку. Набирая нужный номер, он бормотал себе под нос: — Проблемы, проблемы... — Потом, взглянув на Исабель, добавил: — Но без них ведь тоже никак нельзя, такова жизнь, верно? — И еще раз тяжело вздохнул, прежде чем начать разговор по телефону. — Да, пожалуйста, мне нужен сеньор Суарес, его беспокоит адвокат мадам Герреро. — Пока администратора соединяли с ним, он спросил у Исабель, прикрыв трубку ладонью: — Я надеюсь, вы уже успокоились, верно?.. Алло! Сеньор Суарес? Это адвокат Пинтос. Я хотел поговорить с вами о гарантийном депозите для мадам Герреро.
—  Да-да, адвокат, — говорил на другом конце провода администратор Суарес, — очень хорошо, что вы позвонили мне. Было бы неплохо обсудить эту тему в личной беседе, а не по телефону. Я думаю, мадам Герреро не обязательно знать о том, что возникли некоторые непредвиденные обстоятельства. Жду вас с нетерпением. И помните, ни слова сеньорите Герреро. — Суарес положил трубку и улыбнулся сидящему перед ним Фернандо, который кивнул одобрительно, услышав его последние слова. Они переглянулись, словно два заговорщика.

—  Все в порядке, проблема решена, — промокая платком вспотевшее лицо, улыбался Пинтос, глядя на Исабель. Он сразу понял по намекам Суареса, что проблема с депозитом каким-то чудесным образом решилась сама собой, и немедленно присвоил себе лавры победителя. — Вам необходимо больше доверять мне, сеньора Исабель, — ворковал он. — Ваша мама,  мадам Герреро,  всегда доверяла  мне, и  я  ни разу не подвел ее! — Он поднялся. Куда девались его расслабленность, пассивность. Сейчас он был полон энергии. — Нам необходимо безотлагательно ехать в клинику, — сказал он, призывая тем самым Исабель последовать за ним.
—  Один вопрос, адвокат Пиптос, — остановила не в меру развеселившегося адвоката Исабель. Она не могла понять причину перемен в нем.
—  Да, слушаю вас, сеньорита! — остановился на пороге кабинета Пинтос и с улыбкой повернулся к ней. Сейчас, когда проблема с немедленным поиском необходимой суммы для депозита была кем-то решена, он не мог понять, что еще надо Исабель, но уже не сердился на нее, списывая все на молодость.
—  Здесь ведутся все дела, связанные с имуществом моей семьи? — спросила Исабель и заставила этим вопросом вновь вспотеть адвоката и схватиться за платок.
—  Да, конечно, — уже не так весело подтвердил он. — Но, может быть, мы все-таки поедем в клинику? Сеньор Суарес просил нас быть там как можно скорее.
—  И моя мать была в курсе всего этого? — не поддалась на уловку Исабель и продолжила выяснение интересующих ее деталей сотрудничества адвоката и ее семьи.
—  Да, в общем, в курсе, в курсе, — перешел Пинтос вновь на пение, мучительно выискивая нужные слова. — Вообще-то документации все ведут Валентино, — Пинтос имел в виду своего помощника, — и Салита, секретарь. Я, конечно, тоже, но и бухгалтер... — Пинтос сам понимал, что выглядит неубедительно. — Извините, а почему вы об этом спросили? — подался он к столу, забыв на время о клинике.
—  Я буду отныне приходить сюда ежедневно, — не ответила на его вопрос Исабель. — Поскольку моя мама не сможет этого делать из-за болезни, то я, ее единственная дочь, займусь делами сама.
—  Мне  кажется,  такая  забота   очень  похвальна. — Пинтос решил отложить решение этой проблемы на потом, просмотреть внимательно самому все документы, чтобы там не мог и комар носа подточить, а сейчас надо было вытащить Исабель из кабинета. — Но нам надо торопиться, сеньор Суарес уже давно ждет в клинике. У вас еще будет достаточно времени, чтобы внимательно познакомиться со всеми документами. Я помогу вам сделать это. — Он открыл дверь кабинета, пропуская вперед Исабель.
Только они вышли из кабинета в приемную, как появился Валентино, неся давно обещанный кофе.
—  Сеньор Пинтос. — Валентино поставил поднос на стол. — Это ваш кофе, и, кроме того, вам уже несколько раз звонил нотариус Фуэнтес.
—  Сейчас мне некогда, — категорически заявил Пинтос. — Можете перезвонить ему и передать, что я скоро вернусь и сам свяжусь с ним.
—  Но он настаивает и говорит, что дело крайне срочное. Речь идет о закладе. — Валентино не узнавал своего шефа.
—  Хватит, Валентино! — рявкнул на помощника Пинтос и про себя чертыхнулся. Надо же, когда не следует этого делать, Валентино проявляет ненужную инициативу. — Я позвоню ему, — решился Пинтос и было потянулся к телефону, но, взглянув на Исабель, передумал: — Но потом! — И бросился к выходу, чтобы его не застал своим очередным звонком этот нотариус в присутствии Исабель.
—  До свидания, Валентино, — протянула руку помощнику Пннтоса Исабель. — Я думаю, что мы еще не раз увидимся здесь.
—  Когда вам будет угодно, сеньорита, вы у себя дома, — пожал ей руку Валентино.
Пинтос и Исабель поспешили в клинику, где их ждал Суарес.

0

72

http://s018.radikal.ru/i503/1201/9b/efb20e6371cbt.jpghttp://s017.radikal.ru/i430/1201/67/b5ffbf582004t.jpghttp://s018.radikal.ru/i525/1201/a5/c8d66e4e9bb9t.jpghttp://s018.radikal.ru/i500/1201/f6/30bd2abf0205t.jpghttp://s53.radikal.ru/i141/1201/5c/104e8cd98d55t.jpghttp://s013.radikal.ru/i324/1201/45/41f4d951be25t.jpghttp://s018.radikal.ru/i528/1201/cb/0b27b257326ct.jpghttp://i024.radikal.ru/1201/3d/38249e717f35t.jpg

0

73

А это вся книга?

0

74

La Hiena написал(а):

А это вся книга?

Нет, будет продолжение

0

75

Эмилио уже давно дожидался Исабель в клинике, устроившись в той самой комнате, перед палатой мадам Герреро, где они вчера сидели вдвоем. Он чувствовал себя не в своей тарелке, придумывая, как сообщить Исабель, что он не в состоянии помочь ей с депозитом.
—  Змилио! — услышал он голос Исабель и встал ей навстречу. Рядом с Исабель он увидел адвоката их семьи.
—  Извините, но мне надо срочно в администраторскую, — заявил адвокат.
—  Хорошо, Пинтос, вы идите, а я сейчас догоню вас, — приказала Исабель. Когда адвокат ушел, она спросила у Эмилио: — Как дела?
—  Ты понимаешь, относительно депозита я говорил с отцом, — сильно смутился и покраснел Эмилио, — но у него как раз какие-то срочные платежи...
—  Об этом можешь не беспокоиться, Пинтос все уладил.
—  Но я ведь тебе обещал вчера вечером решить эту проблему, — пробормотал Эмилио.
—  Все уже давно решено, так что не стоит тебе так волноваться, — улыбнулась Исабель, видя смущение Эмилио.
—  Как твоя мама? — спросил, меняя тему разговора, Эмилио.
—  Без изменений, — нахмурилась Исабель. — Никаких сдвигов ни в худшую, ни в лучшую сторону. — Эмилио, ты можешь, конечно, сделать кое-что ради меня?
—  Я сделаю все, что в моих силах, — еще больше покраснел Эмилио.
—  Поезжай ко мне домой и спроси Челу, не звонил ли кто-нибудь, — изложила свою просьбу Исабель.
—  Да... — Эмилио расстроился, услышав задание. — Очень важную миссию ты мне поручаешь, — криво ухмыльнулся он. — А ведь я готов для тебя на гораздо большее.
—  Но ты говорил, что хочешь мне помочь? — напомнила Исабель.
—  Да-да, конечно, — кивнул Эмилио. — Я сделаю все, что ты просишь.
—  Тогда пока, — кивнула ему ободряюще Исабель и, встав на носки, коснулась его щеки губами, тем самым приведя Эмилио в восторг.
—  Пока! — Эмилио сразу же повеселел и бросился выполнять поручение.
Исабель направилась к кабинету администратора Суареса и остановилась как вкопанная, не дойдя до него нескольких метров. Дверь в кабинет была распахнута, в кабинете прощались, пожимая друг другу руки, Суарес, Пинтос и Фернандо. До Исабель долетели слова последнего:
—  Но настаиваю, чтобы все это осталось между нами!
—  Конечно, обещаю вам, — уверял его Суарес, а Пинтос с довольной улыбкой кивал в подтверждение его слов.
Исабель сразу же поняла, что произошло и кто так быстро решил вопрос с оплатой депозита. Вот откуда та радость, которая напала внезапно на адвоката, едва он позвонил Суаресу з клинику. У того в кабинете во время разговора уже сидел Фернандо, и Суарес сообщил адвокату, что проблема решена.
—  Очень хорошо, большое вам спасибо! — распинался перед Фернандо Пинтос.
—  До свидания, — кивнул ему Фернандо, выходя из кабинета.
Исабель — чтобы ее не увидел Фернандо и не подумал, будто она подслушивала, — быстро пошла обратно и спряталась в палате мадам Герреро. Та неподвижно лежала в постели, похожая на мумию, все так же бежала линия осциллографа, фиксируя удары сердца. Исабель постояла немного перед кроватью матери, потом, решив, что Фернандо уже уехал, вышла из палаты.
Каково же было ее удивление, когда она увидела, что возле входа в палату стоят и разговаривают Фернандо и Бернарда. Ей   хотелось   шагнуть   обратно   и   остаться   незамеченной,   но   Фернандо   уже увидел ее.
—  Исабель, сеньор Салинос интересовался здоровьем мадам Герреро, — пояснила Бернарда.
—  Я приношу свои извинения, если помешал. — Фернандо не знал, что Исабель видела его в кабинете Суареса.
—  Моей маме значительно лучше, спасибо, — резко ответила Исабель. — Бернарда, иди, побудь с мамой.
—  Да, сеньорита, — кивнула Бернарда. Она в последнее время словно смирилась с тем отношением, которое демонстрировала к ней Исабель.
—  Что тебе нужно? — прямо спросила у Фернандо Исабель, когда они остались вдвоем. — Чего же ты ждешь? — почти закричала она, забыв, что находится в клинике. — Хочешь, чтобы я встала сейчас перед тобой на колени?
—  Что ты говоришь, Исабель? — Фернандо понял, что Исабель знает о цели его визита в клинику, но ее оценка этого поступка обидела, почти оскорбила его. Ведь он помог ей от чистого сердца, не ожидая за это ничего.
А Эмилио так и не уехал по поручению Исабель. Он вышел из клиники, подошел к своей машине, которую припарковал рядом с входом, собрался уже сесть за руль, как его взгляд уперся в знакомый автомобиль. Это был автомобиль Фернандо! Эмилио как током ударило. Значит, тот в клинике, понял он. Ему сразу же расхотелось ехать сейчас куда-либо. Он не оставит наедине с этим сердцеедом Исабель! Эмилио захлопнул дверцу и почти бегом бросился обратно в клинику.

0

76

7

—  Исабель, я пришел сюда лишь для того, чтобы спросить о здоровье твоей матери, мадам Герреро, — Фернандо непонимающе пожал плечами, присаживаясь рядом с девушкой на диван.
—  А мне показалось, — усмехнулась Исабель, — что у тебя была встреча с моим адвокатом и с администратором клиники Суаресом. И что вы все трое очень довольны друг другом. Или ты скажешь, что это мне приснилось? — спросила она у Фернандо, не отводя от него взгляда, в то время как последний смущенно уставился в пол, будто мальчишка, пойманный на месте преступления.
—  Исабель, пойми, я всего лишь хотел... — Но Исабель не дала ему договорить.
—  Унизить меня? — усмехнулась она. — Я знаю, почему ты решил так поступить. Ты решил отомстить мне за тот прием, который я устроила тогда тебе! Ведь так? — Исабель дрожала от возмущения.
— Да о чем ты говоришь, Исабель!  — оправдывался Фернандо. — Просто я хотел сделать так, чтобы никто не узнал о ваших финансовых трудностях.
—  Мне не нужна твоя помощь! — Вскочила Исабель. — Я не нуждаюсь ни в чьей помощи! — она сжала кулаки, словно приготовилась вступить в рукопашную схватку с врагом. Из глаз готовы были вот-вот брызнуть слезы обиды. — Я сама в состоянии все отлично уладить.
—  Исабель,  — Фернандо  поднялся,  подошел  к ней, неподвижно замершей посреди комнаты, крепко взял  ее за плечи и  повернул  к себе.  —  Не  надо быть такой жестокой по отношению к самой себе, — сказал он ей. Исабель не пыталась вырваться, лишь отвернула в сторону лицо и не смотрела на него. — Иногда даже самые сильные люди нуждаются в помощи,  —  продолжил  Фернандо.  Он   говорил   с  ней так, как говорил бы отец с дочерью. Он смотрел в ее глаза,  на дрожащие губы и  подбородок,  выдающие состояние Исабель. — Я хочу помочь тебе, — прошептал  он, — и облегчить  бремя  твоей  печали. Я приехал, чтобы помочь твоей матери, мадам Герреро, чтобы она поправилась как можно скорее и вернулась домой.
На глазах Исабель выступили слезы.
— Я в отчаянии! — заплакала девушка и припала к груди Фернандо, который осторожно и нежно прижал ее к себе.
Ни он, ни тем более Исабель не заметили, как тихонько приоткрылась дверь палаты и выглянуло лицо Бернарды. Увидев, что Исабель плачет, прижавшись к груди Фернандо, женщина осторожно закрыла дверь, решив не мешать им. Легкая и немного грустная улыбка тронула губы Бернарды, когда она, прикрыв дверь, прижалась к ней спиной. Вероятно, она вспомнила тот день, когда ее впервые поцеловал любимый человек...
—  Я  больше  не  могу!  — продолжала  плакать Исабель,
—  Присядь, — шепнул Фернандо и, бережно поддерживая ее за плечи, повел к дивану. — Успокойся, все будет хорошо.
—  Извини, — постепенно Исабель справилась со слезами.
А Эмилио в этот момент наблюдал за ними, находясь всего в нескольких метрах. Он вернулся и, услышав голос Исабель, подошел, стараясь не шуметь, и стал свидетелем того, как Фернандо, обнимая девушку за плечи, проводил ее до дивана и бережно усадил там. В сердце Эмилио бушевало пламя ревности.
—  Я действительно приехал, чтобы просто помочь тебе, — начал новую попытку убедить Исабель в искренности своего поступка Фернандо. — Ты должна поверить мне.
—  Да, — кивнула Исабель. — Но тебе лучше...
—  Я знаю, — опередил ее Фернандо, — мне лучше уйти.
—  Мне необходимо обдумать кое-какие идеи, — словно извиняясь перед Фернандо за то, что прогоняет его, сказала Исабель. Слезы на ее длинных ресницах еще не успели высохнуть и блестели в свете ламп, словно маленькие бриллиантики.
—  Надеюсь, что среди этих идей есть и мысли обо мне? — спросил у нее Фернандо. — Ты можешь всегда и во всем рассчитывать на меня, — добавил он, наблюдая, как она ладонью вытирает слезы с глаз. Не дождавшись ответа на свой вопрос, Фернандо не стал его повторять. Он просто поднялся и пошел к выходу, взглянув еще раз на Исабель, словно хотел запечатлеть получше в своей памяти ее образ до следующей встречи.
—  О Боже! — прошептала Исабель. — Я не знаю, что мне делать, — на ее глазах вновь выступили слезы. — Не знаю... — она вспомнила слова, сказанные ей только что Фернандо: — "Исабель, не будь такой жестокой по отношению к самой себе. Иногда и самые сильные люди нуждаются в помощи. Я хочу утешить тебя в твоей печали". Память ее воссоздавала голос Фернандо — такой ласковый и искренний. Он вселял в нее надежду и прибавлял ей силы.

Оставив Исабель наедине с собой, Фернандо вышел из клиники и направился к своей машине. Сердце его билось не так, как полчаса назад. Он чувствовал, что сделал первый шаг, чтобы завоевать любовь Исабель. И от этого ему хотелось петь, делать всем подарки, желать всем добра.
Он так погрузился в свои новые ощущения, что не заметил, как прошел мимо машины, принадлежавшей мадам Герреро, из которой вышел Бенигно и посмотрел удивленно ему вслед. Бенигно запомнил этого молодого человека — сеньорита Исабель недавно почти выгнала его из дома. „Что ему надо в этой клинике, где лежит мадам?" — невольно подумал старый слуга...
—  Подожди! — услышал Фернандо, когда открыл дверцу автомобиля и, сняв пиджак, собирался сесть за руль.
—  Да, — Фернандо повернулся и увидел подходящего к нему Эмилио. — А, Эмилио! — поприветствовал он.
—  Я предупреждал тебя, чтобы ты оставил в покое Исабель? — угрожающе начал Эмилио.
—  Не будь мальчишкой! — поморщился Фернандо.
—  Я не мальчишка! — еще больше распалился Эмилио.
—  Чего ты хочешь добиться своими глупыми угрозами? — подошел к нему Фернандо, бросив пиджак в машину.
—  Глупыми угрозами? — переспросил Эмилио и внезапно нанес ему сильный удар. — Так вот тебе! Теперь это уже не угрозы, — добавил он, глядя на то, как Фернандо, не ожидавший удара, отлетел к своей машине и ударился спиной о капот.
Придя в себя, Фернандо сделал было резкое движение, словно собираясь броситься на обидчика,  но потом передумал. Он просто шагнул к нему и  сказал:
—  Я не хочу с тобой драться. — И легонько оттолкнул Эмилио от себя. Фернандо понимал, что если сейчас будет драться с Эмилио, то испортит все, чего уже достиг в отношениях с Исабель.
—  Нет, я заставлю тебя защищаться! — крикнул разъяренный Эмилио и бросился на Фернандо. Сейчас они напоминали, несмотря на то, что с виду были представительными молодыми людьми, двух драчливых мальчишек. Эмилио размахнулся и хотел ударить Фернандо по лицу, но тот ловко увернулся и сам нанес ему сильный удар чуть пониже грудной клетки.
Кругом начали собираться прохожие, с ужасом и неодобрением глядя на драку. Эмилио сильно толкнул Фернандо, рассчитывая, что тот ударится головой о машину, но Фернандо устоял на ногах. По очереди они наносили друг другу удары, не всегда, правда, эти удары достигали цели. Ведь и тот и другой обладали неплохой реакцией. Наконец Фернандо удалось отбросить от себя Эмилио.
—  Я же говорил, что не хочу драться с тобой! — яростно закричал он, надеясь, что тот все-таки отстанет.
—  Нет, я заставлю тебя! — Кинулся на него, словно тигр, Эмилио.
Но тут в драку вмешались зрители. Несколько человек, среди которых был и Бенигно, бросились между дерущимися и развели их в стороны.
—  Перестаньте вы! — кричал Бенигно Эмилио, держа его за руки и не давая вновь напасть на Фернандо.
— Пустите меня, я убью его! — Вырывался из рук разнимающих Эмилио. — Пустите меня! Оставьте меня! — с ним случился настоящий приступ ярости, который мог перерасти в нечто худшее. Но несколько мужчин оттаскивали его все дальше от места драки. — Все, все, отпустите меня! Отпустите! — Вырвался, наконец, из цепких рук Эмилио. Подойдя к своей машине, он оглянулся на машину Фернандо. Тот как раз собирался сесть за руль. Он успел уже привести в порядок свою помятую в стычке одежду. Взгляды их встретились.
— Я убью тебя! — яростно прокричал Эмилио и, садясь за руль, добавил: — Подонок!
Фернандо не стал ничего кричать в ответ, а молча завел машину и устремился прочь. Машина Эмилио рванулась вслед за машиной Фернандо. Бенигно и другие свидетели драки проводили встревоженными взглядами соперников. Всем пришла в голову одна и та же мысль, что добром это не кончится.
Эмилио гнался за Фернандо и яростно кусал губы. Он понимал, что проигрывает в борьбе за Исабель, и не знал, как повернуть удачу в свою сторону. Еще только вчера казалось, что Исабель будет принадлежать только ему. И вот почти в одно мгновение все перевернулось. Она отдалилась от него на расстояние, которое он не в силах преодолеть. Гнев переполнял его. Обдумывать спокойно создавшуюся ситуацию он просто был не в состоянии. И, кроме кровавых картин грядущей расправы над Фернандо, ничего в голову не приходило.

После ухода Фернандо Исабель еще некоторое время сидела одна, стараясь успокоиться. Когда она почувствовала, что взяла себя в руки, то отправилась к матери в палату, где сидела и Бернарда, чтобы взглянуть, как чувствует себя мадам Герреро. Ведь должны же были произойти хоть какие-то изменения. Так вечно не могло продолжаться. Какой бы ослабленный ни был организм у больной, он продолжал бороться за жизнь.
Бернарда как-то странно посмотрела на Исабель, когда та вошла в палату. Некоторое время они молча следили за движением светящейся линии на экране осциллографа, потом Бернарда сказала:
—  По-моему, дыхание у нее стало гораздо спокойнее.
—  Кажется, да, — согласилась Исабель.
—  Доктор Вергара сказал, что сейчас зайдет к ней в палату. — Бернарда взглянула на часы. — Он должен вот-вот подойти.
—  Надеюсь, что так оно и будет, — холодно бросила Исабель.
Их диалог прерывался длинными паузами со вздохами то Бернарды, то Исабель, да тиканьем осциллографа, отмечающим секунды.
—  Обслуживающий персонал этой клиники очень внимателен к своим пациентам, Исабель, — заметила Бернарда. — И дежурный врач, и сестры всю ночь навещали мадам.
—  Им за это платят хорошие деньги, — усмехнулась Исабель.
—  Сейчас не время думать об этом, — возразила Бернарда, чем вызвала определенное недовольство у Исабель.
—  Ты можешь и не думать, а мне приходится думать об этом, — Исабель решила кое-что узнать у Бернарды, которая могла быть в курсе финансовых операций мадам Герреро и адвоката Пинтоса. — Бернарда, каково на сегодняшний день экономическое положение моей матери?
—  У нас никогда не возникало проблем с деньгами. — Пожала плечами Бернарда. Вопрос смутил ее. Она не знала на него точного ответа. Она предполагала, что в последнее время у мадам кое-какие проблемы были, но та тщательно скрывала их от всех. — Всегда вовремя оплачивались и твои поездки, и учеба в колледже.
—  Значит, — Исабель многозначительно сжала губы, — ты ничего об этом не знаешь.
—  Я никогда этим не интересовалась, — ответила Бернарда. — К тому же я не отвечала за это. У меня были другие обязанности в доме.
—  Естественно, — заметила Исабель и сразу потеряла интерес к беседе. Но Бернарде хотелось говорить с ней как можно дольше. Когда Исабель общалась с ней, пусть даже не очень вежливо, с неохотой, Бернарда начинала надеяться, что отношение к ней Исабель в конце концов изменится к лучшему и будет таким, каким его представляла себе Бернарда все двадцать лет ожидания.
—  Какой заботливый этот сеньор Салинос! — Бернарда решила, что эта тема интересует девушку куда больше, чем финансовое положение мадам Герреро. Не дождавшись никакого ответа, она продолжила: — Похоже, что он очень увлекся тобой.
—  Бернарда, мне кажется, сейчас не совсем подходящее время говорить о таких вещах, — сделала выговор Исабель. — По крайней мере, здесь. Ты, вероятно, забыла, что моя мать тяжело больна, — последняя фраза особенно больно резанула слух Бернарде, заставив ее отшатнуться.
—  Твоя мать, Исабель, это я, — прошептала она. — И поэтому я не могу не думать о твоем будущем.
—  Это секрет, — смотрела Исабель на Бернарду, не мигая, — который и она, и ты должны унести с собой в могилу.
—  Но Исабель! — воскликнула пораженная Бернарда.
—  Хватит! — прервала ее Исабель. — Уходи немедленно отсюда, я хочу побыть одна со своей матерью!
Бернарда молча проглотила эту обиду и покорно покинула палату. Исабель тоже нелегко дался этот разговор с Бернардой, как, впрочем, и все предыдущие. То, что она делала, было борьбой за существование под фамилией Герреро. Исабель понимала, что если она перестанет быть Герреро, очень многое может измениться в ее жизни к худшему. Одно дело быть дочерью уважаемой и состоятельной сеньоры, а совсем другое — стать дочерью служанки. Да и потом к мадам Герреро она действительно испытывала очень теплые чувства, а к Бернарде не могла относиться иначе, как к служанке. Недаром говорят: не та мать, что родила, а та, что воспитала.

+1

77

***

Совершенно не похожий сам на себя после драки, навязанной ему Эмилио, в порванной рубашке, с остатками галстука на шее, взлохмаченный, Фернандо вернулся домой и сразу же направился к столику со спиртными напитками. Налив себе изрядную порцию, он выпил.
Барнет с ужасом смотрела на своего хозяина, который всегда отличался аккуратностью, хорошими манерами и спокойным отношением к спиртному. Сколько Барнет помнила Фернандо, он еще никогда не представал перед ней в подобном виде и не вел себя так, выпивая ударную порцию виски.
—  Сеньор Фернандо, Боже мой, что это произошло с вами? — запричитала она, рассмотрев его как следует. — На вас напали бандиты? Или, может быть, вы попали в автокатастрофу!
—  Успокойся, Барнет, со мной ничего страшного не случилось! — Фернандо налил себе еще. — Ты что, забыла, я всегда такой, когда собираюсь принять душ или ванну.
—  Но сеньор...  — Смогла лишь развести руками Барнет.
—  Как дела? — спросил у появившейся на шум Терезы Фернандо, делая вид, что ничего необычного не произошло.
—  Фернандо! — Тереза была в шоке от внешнего вида брата. — Что с тобой произошло? Тебя избили?
—  Да что со мной может случиться, сестра? — Сунул руки в карманы уже захмелевший Фернандо. — Разве меня можно избить? Ты же прекрасно знаешь, что я могу постоять за себя.
—  Вызови сейчас же врача, Барнет! — приказала Тереза служанке.
—  Не надо никакого врача! — крикнул кинувшейся к телефону Барнет Фернандо.
—  Ты только посмотри на себя в зеркало! — Всплеснула руками Тереза. — На кого ты похож?
—  Скажи лучше прислуге, чтобы приготовили мне горячую ванну, — попросил  Фернандо. — Мне  это сейчас гораздо нужнее, чем твои охи и ахи.
—  Но даже в школьные годы ты никогда не при¬ходил таким домой! — не могла успокоиться Тереза, следуя по комнате за братом. — И почему ты не пользуешься услугами личного водителя, как я тебе советовала? Ты же уважаемый в городе бизнесмен! Ты испортишь себе репутацию!
—  Во-первых, я никогда не буду ездить с шофером, во-вторых, я дрался из-за женщины, которая мне очень нравится, и поэтому я нисколько не раскаиваюсь! — Фернандо говорил это с таким гордым видом, что сомневаться в его искренности не приходилось. — Я надеюсь, что понятно говорю?
—  Из-за женщины? — удивилась Тереза.
—  Да-да, из-за женщины!
—  А, это та самая малышка! — догадалась Тереза. — Но она может создать тебе кучу проблем, Фернандо! Зачем она тебе нужна? Кругом так много гораздо более достойных тебя женщин. — Тереза в первую очередь имела, конечно, в виду свою подругу Сильвину, которая давно уже сходила с ума по ее брату. А он даже не замечал ее. И вдруг из-за какой-то девчонки полез в драку! Тереза ничего не могла понять.
—  Сеньора Тереза, — подошла к ним Барнет, — вас просит к телефону сеньор Мурье.
—  Я занята, пусть перезвонит позже, — отмахнулась от нее Тереза, выбитая из колеи происшествием с братом настолько, что сама перестала поступать в свойственной ей манере. Она отослала прочь ухажера? Небывалый случай.
— Он просил передать вам, сеньора, что это очень срочно, — не отставала Барнет.
—  А ты передай ему то, что говорю тебе я! — Тереза возмутилась. Она привыкла, чтобы ее приказания исполнялись без всякого обсуждения. — Он, конечно, очаровательный парень, но как и когда отвечать на телефонные звонки решаю только я! — налетела она на маленькую Барнет, единственной защитой которой были огромные круглые очки в черепаховой оправе. Они делали ее очень солидной сеньорой. — Фернандо, послушай... — переключилась Тереза на брата, но он не стал ее слушать.
— А я решаю принять немедленно ванну! — Фернандо проскользнул мимо нее на лестницу, ведущую на второй этаж, где была ванная комната.
—  Фернандо! — пыталась задержать его Тереза.
—  Я иду в ванную! — непрерывно повторял Фернандо, не давая ей ничего сказать. — Иду принимать душ!
Тереза всплеснула руками и тяжело вздохнула. „Ну что с ним поделаешь? — подумала она. — Он с этой любовью стал совсем неуправляемым!"
Клиника жила своей повседневной жизнью. Сновали по коридору медсестры, разнося лекарства пациентам, необходимые бумаги и заключения лаборатории для лечащих врачей, на стульях и диванах вдоль стен сидели родственники больных, ожидая, когда им позволят навестить близких.
Исабель шла по коридору с доктором Вергарой, который только что смотрел мадам Герреро. Доктор был настроен оптимистично в отношении больной.
— Доктор Вергара, как вы ее находите? — спросила Исабель.
—  Состояние мадам сейчас стабилизировалось, — успокоил доктор Вергара.
—  Мне показалось, что ей стало значительно лучше? — поделилась своими наблюдениями Исабель. — Или я ошиблась, доктор? Она выглядит более спокойной, и дыхание нормализовалось?
—  Вы правы, — согласился доктор. — Это результат интенсивной терапии, которую я должен проводить, пока мадам Герреро находится в клинике.
—  Но доктор?.. — Исабель хотела сказать, что дома мадам Герреро быстрее пошла бы на поправку.
Он прервал ее:
—  Исабель, ты должна понять, что я не хочу обманываться, исходя из  внешних признаков улучшения. Должен тебе сказать, что несмотря на них, состояние здоровья твое матери остается очень серьезным. Мы все должны подождать результатов лечения.
—  Скажите, доктор, когда мы сможем отвезти ее домой? — настаивала Исабель.
—  Сейчас я ничего не могу вам, Исабель, сказать, — задумался доктор Вергара. — Нам остается только запастись терпением и ждать. Необходимо, чтобы прошло время. Извини меня, но я очень спешу. Ведь есть еще и другие больные, которым необходима моя помощь, — он потрепал ее ободряюще по плечу, пользуясь правом старинного знакомого, поцеловал в щеку и улыбнулся. — Терпение и еще раз терпение, Исабель. Если что, можешь звонить мне в любое время!
—  Спасибо, — кивнула расстроенная Исабель. Она надеялась, что ей разрешат забрать мадам Герреро домой или хотя бы скажут, когда это можно сделать.
Доктор Вергара быстро пошел по коридору клиники, а Исабель направилась обратно к палате...
В отсутствие хозяев в доме мадам Герреро жизнь текла несколько по-иному. Не надо было готовить в срок обед, ведь даже Бернарда находилась постоянно в клинике, возле мадам, а Чела и Бенигно могли обходиться малым. В основном старый слуга довольствовался стаканом вина, сидя на кухне с Челой, проводя время в беседах. Он рассказывал о том, что было в этом доме много лет назад, а Чела слушала его с затаенным дыханием.
Каждый день в первой половине Бенигно выводил машину из гаража и отправлялся в клинику получить распоряжение от Бернарды или от Исабель. Потом он возвращался и рассказывал о состоянии здоровья хозяйки Челе.
В этот день, вернувшись, Бенигно был возбужден как никогда зрелищем драки, что наблюдал у входа в клинику между Эмилио и Фернандо. Он сразу догадался о  причине столкновения  между  молодыми людьми. В двух словах он сообщил об этом Челе, и та просто сгорала от нетерпения услышать все в подробностях. Чела знала, чем можно ублажить старого Бенигно. Она тут же достала из шкафа бутылку вина и налила полный стакан.
—  Как это все произошло, Бенигно? Расскажите подробно, — попросила его Чела, присаживаясь рядом.
—  Да как-как? Обыкновенно, — пожал плечами польщенный таким вниманием и проявленной заботой Бенигно. Он смотрел загоревшимися глазами на стоящий перед ним стакан с вином и предвкушал удовольствие. — Драка как драка. Поколотили друг друга из-за сеньориты Исабель. Ведь она у нас такая красавица, что и не удивительно, когда эти молодые люди бросаются друг на друга подобно бойцовским петухам! — Бенигно рассмеялся и, приподняв стакан, взглянул сквозь вино на Челу. — Дело обыкновенное, — продолжил он. — Ваше здоровье, Чела, — причмокнул Бенигно и пригубил вино. — Сеньор Эмилио очень нервничал, тогда как другой...
—  Сеньор Фернандо? — Чела от нетерпения подалась вперед, так ей хотелось быстрее услышать подробности.
—  Да-да, — кивнул Бенигно, смакуя вино, — этот был более спокоен и не хотел драться с сеньором Эмилио.
—  И что, Бенигно, они и на земле валялись, прямо как уличные мальчишки? — всплеснула руками Чела. Она даже и представить себе не могла, как это могут драться из-за девушки такие солидные и красивые молодые люди, как Фернандо и Эмилио. Чела была не из красавиц, поэтому ей-то парни не уделяли внимания.
—  Ну да, конечно, валялись, как мальчишки! — рассмеялся Бенигно, растроганный ее неподдельным изумлением.
—  А как к этому отнеслась сеньорита Исабель? — затаив дыхание, спросила Чела.
—  А она об этом не знает, — покачал головой Бенигно. — Ее не было в это время на улице.
- И вы ничего ей не сказали? — изумилась Чела. — Ведь она должна знать, что из-за нее дерутся такие достойные молодые люди. — Чела представила, что почувствовала бы она, будь на месте сеньориты Исабель, когда бы узнала о таком событии. Сердце ее сладко сжалось. Уж она-то была бы довольна.
—  Зачем? — Разрушил ее сладкие мечты Бенигно. — Ведь из-за этого может разгореться новый скандал.
—  А я думаю, — возразила Чела, — что сеньорита Исабель просто должна знать об этом!
—  А можно узнать, — спросил Бенигно, — почему ты так думаешь?
—  Но ведь они дрались из-за нее! — поразилась Чела непонятливости Бенигно.
—  А если нет? — тихо спросил Бенигно, приблизив к Челе лицо, словно заговорщик. — А если причина драки была совсем иная, и мы с тобой ошибаемся?
—  Мы, женщины, догадываемся об этом сразу же, Бенигно, — закатила глаза Чела, поражаясь вопросу Бенигно. — Какие вы мужчины непонятливые!
—  Вы, женщины, тоже не очень-то все понимаете, — вздохнул Бенигно, демонстрируя пустой стакан. — Все, кончилось!
—  Вино еще есть, — сказала Чела, — но давайте условимся, Бенигно. Я наливаю вам еще стакан, а вы мне рассказываете об этой драке все в подробностях. Договорились?
—  Твоя взяла! — махнул рукой Бенигно, потом рассмеялся. Атмосфера в эти дни на кухне в отсутствие старой Бернарды была самая дружественная и теплая. Они прекрасно ладили друг с другом: старый слуга и молодая кухарка.
—  Замечательно! — захлопала в ладоши Чела и бросилась к шкафу, где хранилось вино.

0

78

Тереза сидела одна, лениво листая журнал мод, когда вошла Барнет и доложила о приходе посетителя.
—  Сеньора Тереза, к вам Хуанхо Мурье, — торжественно произнесла экономка, словно докладывала о визите именитого князя.
—  Опять? — Тереза отбросила журнал мод в сторону. — Я же сказала, что сегодня мне не до него!
—  Он уже здесь и очень хочет видеть вас, — доложила Барнет, не обращая внимания на недовольство Терезы. В душе Барнет была даже рада этому недовольству. Она считала, что нельзя одновременно кружить голову нескольким мужчинам, как это делала ее хозяйка. К добру такое никогда не приводило. — Он просил передать, что это очень важно для него.
—  Да что он себе позволяет? — воскликнула изумленная настойчивостью своего нового знакомого Тереза. — Передай ему, что я сама сообщу, когда захочу его видеть!
Но Барнет не успела это сделать. В комнату без приглашения быстро вошел Хуанхо, нарушая все правила приличия. Похоже, он не очень-то и был знаком с ними.
—  Тереза, мне срочно необходимо переговорить с тобой! — Он даже не поздоровался. — И я знаю!
Барнет окинула гостя таким взглядом, что будь на его месте кто-нибудь другой, знакомый с правилами хорошего тона, то он, несомненно, провалился бы сквозь землю от стыда. Но Хуанхо даже не по¬смотрел в сторону экономки, чем привел ее в еще большее негодование. Барнет покинула комнату, что-то возмущенно бормоча.
—  Хуанхо! Что тебе нужно? — Встала с дивана Тереза.
—  Мне нужно поговорить с тобой прямо сей¬час, — умоляющим тоном воскликнул Хуанхо. Он уже не напоминал собой вчерашнего блестящего кавалера. На нем были довольно мятые брюки и про¬стая рубашка с короткими рукавами. Не спрашивая разрешения, он плюхнулся в одно из кресел.
- У тебя нет никакого права появляться вот так, без приглашения, в моем доме! — не переставала возмущаться Тереза, окидывая его скромный костюм ничего не понимающим взглядом. — Тем более в такой одежде. Что могут подумать мои друзья? Это приличный дом, Хуанхо!
—  Тереза, я попал в беду, я просто в отчаянии! — Он схватился за голову. — Ты единственный человек, который может мне помочь! Больше я никого не знаю! — он чуть не плакал. На женщин всегда действует то, что сильные мужчины умоляют их, таких слабых, помочь им.
—  Я не понимаю, что с тобой происходит? — Те¬реза была растеряна. С одной стороны, они не были столь близки, чтобы он бросался к ней за помощью, с другой стороны, ее растрогали отчаяние, мольба, с которыми он прибежал к ней.
—  Если ты не выслушаешь меня сейчас и не по¬можешь, то я покончу с собой! — воскликнул Хуан¬хо, изобразив на лице попытку расплакаться, подобно маленькому мальчику.
—  Ради Бога, что ты такое говоришь? — Бросилась к нему Тереза, дремавшие материнские чувства которой не могли остаться безучастными. — Что такое страшное стряслось с тобой? — Она встала на колени перед креслом, в котором сидел гость, обняла Хуанхо за шею.
—  Помоги мне, Тереза! — воскликнул тот, заключая ее тоже в объятия. — Помоги мне, помоги мне...
—  Да что с тобой происходит? Ты можешь рассказать мне, чтобы я поняла! — потребовала Тереза.
—  Помоги мне, помоги мне, — не переставал причитать Хуанхо. — Обещай мне, Тереза, что поможешь! Обещай!
—  Не волнуйся, помогу. — Освободилась из объятий Тереза и приподняла за подбородок его лицо, чтобы лучше его рассмотреть. Но он не дал ей заглянуть в свои глаза, уткнувшись тут же в плечо. Так он сидел еще некоторое время, вроде как сотрясаясь от душивших его рыданий. Наконец Терезе удалось высвободиться из его объятий и пересадить гостя на диван. Она налила в стакан вина и подала ему.
—  Выпей, вино поможет тебе успокоиться.
—  Да что ты, разве это может меня успокоить? — отмахнулся он, но потом все же взял стакан и жадно выпил вино. — Меня могут успокоить толь¬ко смерть или деньги, которые мне необходимо не¬медленно достать. Я должен. И мне грозят смертью, если я не верну долг.
—  Зачем тебе деньги, детка? — Замахала руками Тереза, присев напротив него на стул.
—  Я же тебе объяснил, они нужны мне, чтобы отдать долг, — Хуанхо начал злиться на то, что она такая непонятливая.
—  А что это за долг? — поинтересовалась Тереза. — Ты проигрался в карты или проспорил?
—  Да, я проигрался, черт возьми! — уже почти кричал на нее Хуанхо. — Так ты даешь мне эти деньги взаймы или нет? — он уже не просил ее, а требовал.
—  Прежде чем говорить об этом, я хочу знать подробности, — поставила условие Тереза, пока ни¬чего конкретно не обещая. — По-моему, я имею на это право.
—  Но что это меняет? — Вскочил с дивана раздраженный Хуанхо и начал мерять комнату шагами. Он понимал, что чем больше Тереза будет говорить, тем меньше надежды на то, что он получит деньги. Такие вещи необходимо делать как можно быстрее, не давая жертве времени сообразить, что к чему. Он давно уже перестал изображать человека, убитого горем и готового покончить жизнь самоубийством. Поставив стакан на стол так, что тот едва не разбился, он в гневе повернулся к Терезе, ожидая от нее ответа.
—  Хуанхо, дорогой, — бросилась она к нему и обняла. Уже давно отмечено, что гнев мужчины действует на женщин не менее эффектно, чем проявление слабости, если они применяются по очереди. — Я очень хочу помочь тебе, но прежде я хочу знать, что с тобой происходит, — Тереза повернула его к себе, потому что Хуанхо упрямо уворачивался от ее объятий. — Почему ты в таком отчаянии? Ты ведешь себя так, словно за тобой гонятся с пистолетом, и у тебя нет возможности для спасения.
—  Именно так все и обстоит, Тереза. — Ярости его не было границ. — Если я не верну деньги сегодня к вечеру, то меня убьют! — крикнул он. Воз¬можно, знай Хуанхо, что Тереза не одна в доме и что наверху Фернандо, он немного умерил бы свой пыл. Но он не знал этого и раскручивался на всю катушку.
—  Что ты такое говоришь! Не пугай меня! Кто тебя хочет убить? — Побледнела Тереза. На нее начала действовать настойчивость поклонника. Если бы вчера она могла хотя бы случайно заметить многозначительные взгляды, которыми обменивался ее новый знакомый и мужчина подозрительного вида у стойки бара, у нее могли бы возникнуть какие-то подозрения. А так Тереза верила в правдивость происходящего.
—  Пойми, Тереза, я не могу назвать их имена, — продолжал нагнетать обстановку Хуанхо. — Это очень опасные люди, они не станут ходить вокруг да около! Я должен заплатить им нужную сумму сегодня же! Послушай, — он перешел с крика на более спокойный тон. — Ты доверяешь мне? — он требовательно смотрел на нее, ожидая ответа.
—  Да, — кивнула Тереза, словно загипнотизированная его взглядом. А что она еще могла сказать? Что не доверяет?
—  Вот и отлично! — обрадовался он. — Я обязательно верну тебе эти деньги, клянусь! Но они мне нужны сегодня! — слово „сегодня" он прокричал ей в лицо, чуть не оглушив.
—  Ну хорошо, хорошо, не надо так волноваться, — растерянно произнесла Тереза, причем сейчас она будто оправдывалась перед ним за то, что не может вот так немедленно вынуть деньги и положить перед ним. — Но у меня  нет больших денег наличными. Знаешь, я поговорю с братом, я уверена, что он не откажет мне! — И тут Тереза заметила, что выражение лица гостя резко изменилось. — Хуанхо! Что с тобой? Опять что-то не так?
—  Это нервы, сейчас пройдет, — объяснил он. — Это всего лишь нервы, — он пошел к двери. — Знаешь, Тереза, мне необходимо выйти в туалет, всего лишь на одну минуту.
—  Да что с тобой? — Не могла она понять его поведения. Потом пожала плечами. — Это сюда, — указала на дверь, куда надо было идти. — Вон, видишь, в коридоре дверь слева? Я жду тебя здесь, — в ожидании, когда вернется Хуанхо, она налила себе вина. Звук хлопнувшей двери заставил ее обернуться. Это вернулся он. — А я уже начала беспокоиться, — улыбнулась она, когда он подошел к ней и обнял. — Думала, что с тобой что-то там случилось.
—  Нет, все в порядке, сейчас я себя чувствую гораздо лучше, — усмехнулся он, прижимая Терезу к себе.
—  Да-да, это заметно, — протянула томным голосом Тереза, приблизив свои губы к его губам. — А то ты меня совсем напугал, — уже почти шептала она.
—  Достала то, что я тебя просил? — целуя ее, прошептал в ответ Фернандес.
—  Нет, я еще не говорила с братом на эту тему, но я найду обязательно для тебя деньги. — И ее губы жадно впились в его губы. Поцелуй был долгим и страстным. — Вот это тот самый Хуанхо, который мне нравится! — воскликнула Тереза, когда их губы разъединились.
—  Но чтобы я всегда оставался для тебя таким, мне необходимы деньги, — напомнил он ей. И вновь привлек к себе, и они слились в поцелуе. Он понял, что почти добился своего. Тереза была готова ради него на все.

0

79

А продолжение будет?

0

80

sue написал(а):

А продолжение будет?

Продолжение вскоре появится

0