www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Санта Барбара. Генри Крейн и Александра Полстон. Книга 3.


Санта Барбара. Генри Крейн и Александра Полстон. Книга 3.

Сообщений 61 страница 64 из 64

61

А в то время, пока Келли и доктор Роулингс рассматривали рисунки, Перл проскользнул в кабинет врача, осторожно притворил за собой дверь, повернул ключ и двинулся к комнате, где располагался архив доктора Роулингса. Он попытался открыть дверь, но она оказалась запертой. Тогда Перл вытащил из своих длинных волос дамскую заколку, сунул ее в замок и осторожно покрутив, сумел его открыть.
- Джон был очень красивый молодой человек, - сказал доктор Роулингс, рассматривая портрет.
- Да, у него были замечательные добрые глаза, доктор, и когда я о нем думаю, то всегда вижу перед собой его глаза, - сказала Келли.
- И вот это лицо тоже мне знакомо, - доктор взял второй рисунок с колен девушки.
- Вы думаете, он получился похожим?
- Конечно, даже очень, такой веселый, улыбающийся.
- Нет, доктор, мне кажется, этот рисунок не получился.
- Да что ты, Келли, рисунок просто замечательный. Я думаю, отец обрадуется, увидев такой прекрасно выполненный портрет.
- А ему можно будет меня навестить? - воспользовавшись моментом, поинтересовалась Келли.
- Посмотрим, посмотрим, - сказал доктор Роулингс.
Он разложил на кровати все рисунки, которые только были у Келли, потом взял ее за руку и немного сжал.
- Послушай, ты нарисовала многих, но здесь, мне кажется, нет одного человека.
- Кого?
- Здесь нет Ника.
- Ника? - Келли задумалась.
Перл подошел к специальным шкафам с картотекой доктора Роулингса и судорожно принялся открывать один за другим ящики, вытаскивать и просматривать документы, хранящиеся внутри.
"Боже! Как же здесь разобраться? Черт подери этого доктора Роулингса!" - шептал Перл. -
Потом он сообразил, что искать надо по алфавиту, и последующие его движения стали уже более целенаправленными.
- Знаете, доктор, мне все очень часто говорят о Нике. Наверное, он был добрым человеком, но я его не могу вспомнить. Вернее, какие-то глаза проплывают передо мной, но может быть, это был Джо?
- Постарайся вспомнить, постарайся, - попросил доктор Роулингс.
- А почему я должна его помнить? Джо нет, может быть, и Ника нет? - Келли вертела в пальцах остро отточенный карандаш.
- Но ведь ты любила его, Келли, - сказал доктор Роулингс.
- Любила? Я любила Ника? Но я этого не помню. И я не помню Ника, - девушка говорила растерянно и искренне.
- На твоем месте я попытался бы...
- Перестаньте! Перестаньте! - выкрикнула девушка, - я не хочу о нем думать.
- Келли, ты научилась вспоминать то, что было давно, а теперь ты должна будешь попытаться вспомнить все то, что было недавно, вернее, не вчера и не позавчера, а несколько месяцев тому назад. Я понимаю, это для тебя тяжело и больно, но ты должна это сделать, - голос доктора Роулингса был настойчивым и властным. - Ты должна привести свои чувства в порядок, и тогда все вспомнишь. Возможно, это произойдет не сейчас, возможно, это случится завтра, - доктор Роулингс поднялся с постели.
- Доктор, вы сердитесь на меня?
- Да нет, что ты, Келли, - улыбнулся врач, - я на тебя не сержусь.
Келли заволновалась, она переживала, что Перл еще не успел похитить карточки или найти нужные документы, а доктор Роулингс уже уходит. Поэтому она принялась судорожно думать, как задержать врача, и выкрикнула:
- Я вспомнила! Вспомнила! Врач резко обернулся.
- Ты вспомнила Ника? - глядя прямо в глаза девушки, спросил доктор Роулингс.
- Нет. Нет, доктор, я вспомнила... - Келли на мгновение задумалась и даже прикрыла глаза.
- Ну, говори. Говори, я жду, что же ты такое вспомнила? - подошел к ней поближе доктор Роулингс.
- Я вспомнила Дилана.
- Дилана? - изумился доктор Роулингс.
- Да, да, я вспомнила Дилана Хартли.
Доктор подошел еще на один шаг, и сейчас он уже просто буравил своим холодным взглядом Келли.
- Дилана Хартли... - сам себе произнес он.
- Да, Дилана, - подтвердила Келли.
"Дилана Хартли... вот это как раз то, что мне и надо", - подумал доктор Роулингс.

В кабинете Круз разговаривал с Сантаной.
- Я тебя ждал дома, но ты не пришла.
- Круз, я каталась на машине.
- Ну что ж, ты каталась на машине, а я вот решил поработать и поэтому приехал сюда.
Круз положил папку с документами, открыл ее и собирался сесть, как в кабинет вбежал Ридли.
- О! Круз, Сантана, - воскликнул молодой метис, - извините, я уже второй раз за день мешаю вам, - Ридли улыбнулся.
- Да что ты, Пол, ничего страшного, - Сантана взяла его за руку, - я слышала, тебя ранили? Я очень рада, что все обошлось. Вообще, мне всегда приятно тебя видеть, Пол, - сказала Сантана и очень доброжелательно улыбнулась Ридли.
Тот ответил такой же искренней улыбкой.
- Ну, а вы, ребята, как живете? - спросил Ридли. - Мы так и думали, что вы будете вместе.
Круз недовольно поморщился и посмотрел на Ридли. Сантана опустила голову, не зная, что и сказать.
- Нормально, - вдруг сказал Круз.
- Нормально так нормально, - обрадовался Ридли.
- Есть результаты баллистической экспертизы? - поинтересовался Круз.
- Пока нет, но пистолет... - Ридли замялся, посмотрел на Сантану, потом на Круза.
Но Сантана спохватилась первой.
- Извините, я понимаю, служебные дела, тайны... Я подожду в холле.
- Хорошо, Сантана, - благодарно улыбнулся Круз, - мы недолго - всего пять минут.
Он даже вышел из-за стола, чтобы проводить жену до двери. Когда он вернулся, Ридли посмотрел на него очень внимательно и сказал:
- Круз, а она у тебя красивая.
- Да, красивая, - ответил Круз.
- Надеюсь, вы счастливы?
- Стараемся, Ридли, стараемся. Хорошо, давай лучше об этом не будем, а поговорим о вчерашней облаве.
Ридли сел у стола и задумался.
- Мне кажется, я знаю, кто им стучит.
- Кто? - вскочил со своего места Круз.
- Мой напарник, - строго сказал Ридли.
- Джулио Альварес? - поднялся во весь рост Круз.
- Да, - коротко бросил Ридли.
- Я не могу в это поверить, - после долгих мгновений тишины произнес Круз.
- Я тоже в это не мог поверить, - развел руками Ридли. - Но теперь я могу тебе объяснить, почему пришел к такому заключению.
- Давай, - сказал Круз, - выкладывай.

Кейт Тиммонс сидел у распределительного щитка и рассматривал клеммы, к которым были подсоединены провода.
- Дверь еще горячая, - сказала Иден.
- Отличная мысль! - Кейт поднялся и приблизился к Иден.
Но Иден игриво выскользнула из его объятий и подошла к огромной рекламе, которая стояла на крыше.
- Ее целый день сюда поднимали, - любуясь проделанной работой, произнесла Иден.
- Когда ее подключат, это будет выглядеть просто великолепно! - сказал Кейт.
- Не знаю, - Иден сунула руки в карманы и прошлась по крыше. - Я больше люблю старомодные вывески.
- Ты женщина, которая сама кует свое счастье, - немного заискивающе улыбнулся Кейт.
- Ты считаешь, что хорошо меня узнал? - склонив набок голову произнесла Иден.
- Думаю, достаточно, ведь я чрезвычайно проницательный человек.
- Тогда что ты думаешь обо мне?
- Я понял, например, что ты, Иден, очень гордишься своей семьей и ее социальным положением в Санта-Барбаре, - Кейт Тиммонс сделал шаг к Иден.
- И ты это осуждаешь? - Иден вновь выскользнула из объятий Тиммонса. 
- Да нет, такой фамилией можно гордиться, - сказал помощник окружного прокурора.
- Ты что, завтракал со мной тоже из-за фамилии?
- А разве это имеет значение? - Кейт внимательно взглянул на Иден, та отбросила волосы за спину.
- Ты всегда говоришь то, что думаешь?
- А ты всегда отвечаешь вопросом на вопрос? - сказала Иден.
- Приглашение позавтракать, если быть честным, я принял из-за фамилии, а вот вернулся сюда - из-за тебя, Иден. И вообще, считаю, что с честными женщинами надо быть честным, - сказал Кейт Тиммонс.
- Ты редкий мужчина.
- А Круз? - тут же задал встречный вопрос помощник окружного прокурора.
Иден вздрогнула.
- Зачем нам говорить о нем?
- Я думаю, позавтракать ты пригласила меня только из-за него, - вновь проницательно посмотрел на Иден Кейт. - Ты же знала, что Круз и Сантана завтракают сегодня в "Ориент-Экспресс".
- Нет, ты ошибаешься, - пожала плечами Иден. - Месяца два назад такое и могло случиться, но сейчас, насколько мне известно, Сантана пытается укрепить свою семью. Так что это уже оконченная глава из моей жизни.
Кейт покачал головой.
- Мне кажется, что ты и сама уже начинаешь в это верить.
- Но я хочу знать, что у тебя с Сантаной.
Кейт захохотал, отвернулся и прошелся по крыше.
- Давай не будем об этом. Я сейчас стою на крыше самого престижного отеля города, а рядом со мной - одна из самых красивых девушек. И поэтому совсем не интересно говорить о другой паре.
- Но ты сам начал, - заметила Иден.
- Тогда я закрываю эту тему, потому что не хочу весь вечер говорить о Крузе и Сантане, - Кейт Тиммонс как-то очень странно посмотрел на Иден. - Я порадуюсь, если они будут счастливы, лучше поговорим о тебе, - помощник прокурора взял Иден за плечи и придвинул к себе. - Лучше поговорим о нас.
Он привлек Иден и поцеловал ее. Иден не сопротивлялась, она сама обняла Кейта за шею.

Джина уже закончила свою трапезу, промокнула губы и положила носовой платок в свою сверкающую сумочку, когда в зал ресторана "Ориент-Экспресс" вошел Круз.
Официант сразу подошел к нему и поприветствовал.
- Вы хотите поужинать, инспектор?
- Нет, Майк, я ищу Кейта Тиммонса. Ты его не видел?
- Конечно видел, он у нас завтракал.
Круз пожал плечами. Джина, увидев Круза и услышав, что он интересуется Кейтом, быстро выскочила из-за своего стола и направилась к нему. Она подошла к Крузу, покачивая бедрами, и нагловато улыбаясь спросила:
- Кого-нибудь ищешь?
- Возможно.
- Наверное, Иден? Ведь вы все время ищете друг друга, - лукаво улыбнулась Джина.
- Нет, я ищу Кейта Тиммонса, мне сказали, он где-то здесь.
- Ты не у тех людей спрашиваешь, Круз, - вплотную приблизившись к мужчине прошептала Джина. - Ты спроси у меня, и я тебе найду его в один миг.

А в палате продолжался разговор Келли с доктором Роулингсом.
- А что ты помнишь о Хартли? - спрашивал доктор.
Келли быстро вертела в руках остро отточенный карандаш, бросая взгляды на свои рисунки.
- Ничего не помню, доктор, только имя.
- А его лицо? Голос? - доктор положил свою руку на плечо девушке.
- Мне кажется, я его никогда не знала, - отвернувшись к стене прошептала Келли.
- Ну хоть что-нибудь ты о нем помнишь?
- Нет, нет, - Келли вертела головой.
- Но ты сосредоточься, напрягись, представь, что ты его сейчас рисуешь, постарайся увидеть его лицо, - настаивал доктор Роулингс.
А в то время, пока доктор Роулингс пытался вывести Келли из задумчивости и вернуть ей память, Перл уже нашел в картотеке документы своего брата.

Келли как могла затягивала время, чтобы доктор Роулингс не вернулся в свой кабинет и чтобы Перл успел все сделать.
- Я стараюсь, доктор, - уже со слезами на глазах говорила Келли, - стараюсь, но не могу ничего вспомнить. Для меня это только имя. Может быть, пока это еще только звук, может быть, пройдет еще несколько минут, часов, дней и тогда я вспомню.
- Напрягись, напрягись, Келли, - требовал доктор Роулингс.
- Кажется, нас познакомил Ник... Не заставляйте меня говорить о Дилане! - взмолилась Келли.
- Послушай, Келли, может быть, мы прервемся? - участливо спросил доктор Роулингс.
- Нет-нет, я в порядке.
- Тогда скажи, почему ты заплакала? - доктор пристально взглянул в глаза Келли, полные слез.
- Не знаю, - затрясла головой девушка, - я не могу этого понять.
- Нет, ты подумай и вспомни, в какой момент ты заплакала и из-за чего, какое имя произвело на тебя такое впечатление?
- Не знаю, я ничего не знаю, - трясла головой Келли.
- Ну хорошо, тогда прервемся.
- Нет, нет, доктор, я хочу, чтобы вы продолжали со мной разговаривать, - взмолилась девушка. - Какая-то часть моей жизни куда-то исчезла и все остальное из-за этого не складывается, - прошептала Келли.
- Ничего, не волнуйся, все сложится. Я сделаю, я помогу тебе, - сказал доктор Роулингс очень уверенно и от этой уверенности врача Келли стало не по себе.
- Единственное, что я сейчас понимаю - это больница. Я знаю правила, знаю сестер, знаю вас, доктор, знаю пациентов, знаю вот эту палату, - дрожащим голосом говорила Келли. - А ничего остального нет...
- Я думаю, это у тебя пройдет, не волнуйся, - попытался улыбнуться и утешить Келли доктор Роулингс.
Он поднялся с кровати.
- Кажется, на сегодня достаточно. Я пойду.
- Нет, доктор, давайте еще поговорим.
- Что с тобой, Келли? - доктор приостановился, положив руки на спинку кровати.
- Давайте поговорим, я вас очень прошу.
- Что с тобой, Келли? Скоро мы с тобой вновь поговорим. Сегодня ты вспомнила кое-что важное, и я надеюсь, это начало перелома, - доктор Роулингс поднял указательный палец. - Представляешь, Келли, я надеюсь, ты сможешь вспомнить все - от начала и до конца.
Келли тоже встала с постели.
- Доктор Роулингс, я хочу вспомнить все, вспомнить как и почему я оказалась в больнице, вспомнить всех тех, кто был до больницы.
- Ты все вспомнишь, - заверил доктор Роулингс, - но на сегодня уже хватит. Ты, Келли, можешь собой гордиться. Встретимся завтра утром.
Доктор Роулингс обернулся и направился к двери. Келли судорожно пыталась придумать что-нибудь, чтобы его задержать.
- Доктор, подождите! - вдруг нервно выкрикнула она и подбежала к нему.
- Что такое? - доктор обернулся и посмотрел на перепуганную девушку.
Но в это время в стеклянном окошке, которое было в двери, появилось довольное лицо Перла.
- Ничего, доктор, - ответила обрадованная Келли, - ничего, я просто хотела поблагодарить вас за то, что вы так долго и так участливо со мной разговаривали.
- Что ж, Келли, это мой долг, долг врача - помогать тебе.
- Да, я думаю, что скоро вспомню все-все и тогда меня отсюда отпустят, да, доктор?
- Конечно, незачем держать здесь здорового человека.
- Доктор, и тогда я смогу заниматься чем захочу?
- Конечно, Келли, ты и сейчас можешь заниматься чем угодно - можешь рисовать, можешь писать, можешь погулять по лечебнице.
- Спасибо, доктор, спасибо за то, что согласились прийти в мою палату.
- Ну что ж, вот видишь, твои надежды оправдались. Ты говорила, что тебе в палате намного легче вспоминать, и действительно, сегодня мы вспомнили очень много, так что, Келли, всего тебе самого наилучшего.
- Да, доктор, вы правы, я очень устала и наверное, сейчас лягу.
Что-то странное блеснуло в глазах доктора, но Келли этого не заметила. Доктор Роулингс напряженно пытался докопаться до истины. Его что-то удивляло, что-то раздражало, но он никак не мог понять, что же это такое, что останавливает его внимание и не дает сосредоточиться. Во всей ситуации что-то было не в порядке и он хотел разобраться - что же его тревожит? Он открыл дверь и вышел в длинный больничный коридор.
А Келли удовлетворенно улыбнулась, прижав ладони к лицу.
Едва доктор Роулингс вошел в свой кабинет, как дверь палаты Келли распахнулась и вбежал возбужденный и обрадованный Перл, к груди он прижимал пакет с документами.
- Ты все отлично сделала, молодчина, Келли! - зашептал Перл.
- С тобой все в порядке? - поинтересовалась Келли, видя возбужденное лицо Перла.
- Да, ты же знаешь, со мной всегда все в порядке.
- Ты нашел, что искал?
- Да, кое-что нашел и весьма неожиданное, - Перл принялся перебирать конверты.
- А что ты такое интересное там нашел, Перл? Почему ты так возбужден?
- Кое-что важное. Думаю, доктор Роулингс ни за какие деньги не захотел бы это обнародовать.
- С тобой все в порядке? - участливо поинтересовалась Келли.
- Да, Келли, да. Мне только надо немного подумать, чтобы прийти в себя, - ответил Перл и покинул палату Келли.

0

62

ГЛАВА 23

- Самый лучший вид на Санта-Барбару открывается с крыши отеля Кэпвеллов. - Иден и Круз ведут разговор с глазу на глаз. - Один из заголовков последних новостей повергает Тэда в замешательство. - Сон Келли. - Джейн уступает свою квартиру Хейли, но только до полуночи. - Стоит ли волноваться Марку Маккормику?

На крыше отеля Кэпвеллов Кейт Тиммонс держал в своих объятиях Иден.
- Может, поедем куда-нибудь? - заглядывая девушке в глаза, прошептал Кейт.
Иден пожала плечами, высвободилась от объятий.
- В принципе можно, но где еще есть такой прекрасный вид, как здесь?
Она подошла к парапету и залюбовалась раскинувшимся внизу городом.
- Действительно - нигде, отсюда открывается самый лучший вид на Санта-Барбару, - Кейт подошел к Иден.
За их спинами с шумом распахнулась дверь и на крышу вышел Круз. Кейт Тиммонс и Иден обернулись, они явно не ожидали увидеть на крыше именно его.

А Перл вернулся в свою палату и как самое дорогое, как бесценный груз, положил пакет с письмами на край кровати, отошел от него на один шаг, закрыл лицо ладонями и горько вздохнул. Наконец, он нашел то, что искал, то, к чему стремился.
Он отнял ладони от лица и вынул верхний конверт. Быстро пробежал глазами знакомый почерк брата. Затем извлек сложенный вчетверо лист бумаги и прочел его. Перл, казалось, слышал голос своего брата, будто бы тот стоял рядом с ним.
"Майкл, - читал Перл, - я знаю, что ты считаешь себя ответственным за всех. Но поверь, в моей болезни ты не виноват. Доктор Роулингс говорит, что я очень быстро поправлюсь и скоро вернусь домой".
Перл читал письмо и медленно, как в сомнамбулическом сне, двигался по палате.
"Я очень скучаю, но больше всех скучаю по тебе, Майкл, ведь я тебя люблю больше всех. Брайан".
Перл прижал листок бумаги к груди и опустился на кровать. Он вздрагивал и слезы текли по его щекам.

Круз подошел к Иден и Кейту, остановился напротив них, взглянул сначала на Иден, потом на Кейта. Несколько мгновений помедлил и сказал:
- Иден, я хочу поговорить с тобой с глазу на глаз. Кейт испуганно и в то же время нагло улыбнулся:
- Что же, имеешь право. Я подожду тебя внизу, - он сжал локоть Иден, - я жду тебя в ресторане.
Он обошел Круза и неспеша покинул крышу отеля.
- Что здесь происходит? - спросил Круз, когда дверь захлопнулась.
- А что? - нервно передернула плечами Иден и прошлась по крыше.
- Но ведь я тебе сказал, держаться как можно дальше от него. Кейт Тиммонс очень опасный человек.
Иден посмотрела в безоблачное небо и широко улыбнулась.
- Да, помню, ты говорил, но теперь-то ты понимаешь, что чувствую я, когда вижу тебя с Сантаной, - зло проговорила она, глядя в глаза Крузу.
- Иден, я прошу тебя, - уже спокойнее говорил Круз, - не связывайся с ним.
- У меня, - вспылила Иден, - на этот счет есть свое мнение. И я сама смогу разобраться во всем.
- Я же говорил тебе, он опасный человек, - не сдавался Круз.
- Я знаю, что он опасен. Но ты, Круз, даже не подозреваешь насколько опасен, и поэтому для многих женщин он просто неотразим, - с видом победительницы произнесла Иден и направилась к выходу.
У самой двери она приостановилась и оглянулась. Круз стоял спиной к ней и тяжело дышал, его лица она не видела. А на лице Круза были боль, страдание и разочарование. Он очень переживал, что Кейт Тиммонс и Иден, возможно, нравятся друг другу.

Перл читал второе письмо своего брата.
"Ты считаешь себя, Майкл, ответственным за всех, но в моей болезни ты не виноват ни капли, ты здесь ни при чем. Доктор Роулингс говорит, что мои дела пошли на поправку, что я очень скоро выпишусь и мы с тобой встретимся, поговорим обо всем. Я знаю, что ты меня любишь и ждешь, поверь, я тебя люблю не меньше. С любовью, твой брат Брайан".
Перл закрыл лицо руками, его тело сотрясали рыдания. Он даже не услышал, как распахнулась дверь палаты и в нее быстро проскользнула Келли. Увидев плачущего Перла, она остановилась на полдороги, потом сорвалась с места, подбежала к парню и принялась его гладить.
- Успокойся, Перл, успокойся.
Рыдания понемногу становились тише и тише.
- Объясни мне, что случилось? Что ты читаешь? Что там написано?- участливо спросила Келли.
- Хорошо, Келли, я тебе все расскажу, только дай мне собраться с силами, - шептал Перл.

На радиостанции работа шла полным ходом. Хейли лихорадочно печатала на машинке текст, когда в комнату вбежала Джейн Вилсон.
- Хейли, ты еще долго будешь возиться? Скорее, скорее, сейчас песня кончится.
- Я и так тороплюсь, ты что не видишь, Джейн? - ответила Хейли, исступленно барабаня по клавишам.
Наконец, она остановилась, выхватила лист из каретки.
- Вот тебе заголовки новостей, беги!
Джейн схватила листок и рванулась в аппаратную, где из колонок магнитофона уже слышались последние аккорды песни. Она сунула лист в руки Тэду, тот схватил и принялся читать в микрофон:
- Передаем заголовки последних новостей. В суде Санта-Барбары рассматривается дело врача Марка Маккормика. Обвинителем по этому делу выступит помощник окружного прокурора Мейсон Кэпвелл.
Глаза Тэда округлились, но голос не дрогнул, он уже стал профессиональным комментатором.
- Новости из суда в нашей следующей программе. Джейн и Хейли стояли рядом и улыбались, видя как уверенно и профессионально работает Тэд.

Мэри вошла из спальни в кабинет и увидела, что Мейсон сидит, опустив голову на руки. Она подошла к нему и погладила по плечу. Мейсон вздрогнул.
- Ты что, Мейсон, спал здесь?
- Что? Да, - воскликнул он и взглянул на часы.
- Который час?
- О, черт! Надо бежать. Ведь скоро суд.
Мейсон быстро собирал бумаги, складывал исписанные листки в папку. Мэри безучастно смотрела на это, потом сказала:
- Мейсон, бросил бы ты все.
- Что? - возмутился тот и, резко повернувшись, глянул на Мэри.
- Мне кажется, у тебя странная навязчивая идея - задавить Марка, - сказала Мэри.
- Я хочу наказать его, а не задавить. Я хочу, чтобы восторжествовала справедливость.
- Нет, Мейсон, это не справедливость, это месть, - с болью в голосе воскликнула Мэри.
- И все-таки, такого поступка, который совершил Марк, прощать нельзя. Ведь он - насильник, - сказал Мейсон, - и я ему этого не спущу.
- Но это будет очень трудно доказать, - сказала женщина.
- Нет, - передернул плечами Мэйсон, - ты расскажешь обо всем присяжным, тебе они поверят.
- Нет, не Все, - на щеках Мэри появились слезы, - не все. Я не буду никому ничего рассказывать, потому что ни в какой суд не пойду.
Мэри вышла из кабинета. Мейсон остался стоять у письменного стола. На его лице были разочарование и злость.

Джулия Уэйнрайт сидела в еще пустом зале судебных заседаний, она мысленно прокручивала в голове ход предстоящего процесса. Открылась дверь и вошла Августа.
- Ты уже здесь? - изумилась старшая сестра, - ты сегодня выступаешь?
- О, извини, доброе утро, - как бы опомнилась Джулия.
Августа уселась рядом с ней и взяла из ее рук тонкую красную папку, прочла заголовок.
- Почему у тебя в руках дело Дэвида Лорана?
- Это неважно, - вырвала папку младшая сестра и встала со своего места.
Августа рванулась за ней.
- Как это неважно?
- Неважно... Забудь об этом. Я просто немного ... растеряна. Я пытаюсь представить, что же сегодня произойдет в суде.
- Мне кажется, сестра, что ты пытаешься совершить профессиональное самоубийство, а я хочу отговорить тебя от этого, - в глазах Августы было неподдельное участие и желание помочь.
- Ты зря тратишь силы, - коротко сказала Джулия.
- Ты этого не сделаешь! Ты не можешь выйти из дела и посадить человека в тюрьму только из-за того, что Дэвид Лоран тебя оскорбил, - возмущенно говорила Августа.
- Дело не в этом, Августа, совершенно не в этом. Я делаю то, что считаю нужным, я служу обществу. А Марк Маккормик виновен и я в этом не сомневаюсь, - решительно произнесла Джулия, - он изнасиловал Мэри и должен за это ответить. А если я не выступлю в суде, то это сделает кто-нибудь другой, а я этого не хочу.
- А не слишком ли много ты берешь на себя? - заметила Августа, - мне кажется, это даже неприлично.
- А мне все равно, - отрезала Джулия. Договорить сестрам не дал Марк Маккормик, который с улыбкой на лице влетел в зал.
- Доброе утро! - воскликнул он, приветствуя своего адвоката и Августу.
- Я не желаю на это смотреть, - прошипела Августа и пошла к выходу из зала.
Марк с изумлением посмотрел ей вслед.
- Ты готов? - спросила Джулия.
- Как никогда, - весело ответил Марк. Джулия бросила на стол папку с документами.
- Нервничать не надо, - посоветовала она.
- А как ты собираешься доказать мою невиновность? - поинтересовался Маккормик.
Августа еще не вышла из зала, она задержалась в дверях и прислушалась к разговору сестры и Марка.
Джулия обернулась, почувствовав на себе ее взгляд, Августа смутилась и выбежала из зала.
- Знаешь, Марк, давай не будем ставить телегу впереди лошади. Всему свое время, - рассудительно произнесла Джулия.
- Но я очень волнуюсь и хотел бы, чтобы ты меня успокоила.
- Не волнуйся, будь спокоен, - посоветовала Джулия, - все будет как надо, все будет как мы наметили. Так что будь спокоен.

Наконец, Перл пришел в себя, он поднялся с кровати и, сжимая в руках пакет с письмами, прошелся по палате.
- Так что с тобой? - участливо спросила Келли.
- Я не все рассказал тебе о своем брате. Не все, Келли. Дело в том, что мой брат Брайан покончил с собой в этой больнице.
Келли вздрогнула как от удара.
- Я винил в этом себя и считал, что он тоже обвинял во всем меня. А теперь, после того, как я прочел эти письма, его письма, я знаю, что все это не так, что все это неправда.
- А почему ты не получил писем? Почему они остались здесь, у доктора Роулингса? - поинтересовалась Келли.
Лицо Перла исказила боль.
- Келли, не бери на себя мои проблемы, тебе хватает своих.
- А как же иначе, Перл? Ведь ты мой друг, - Келли смотрела на него настолько ласково и участливо, что Перл улыбнулся и прикоснулся к ее светлым волосам, провел по ним пальцами.
- Спасибо тебе, Келли, за участие. Теперь я прочел эти письма и знаю... А тогда, когда он умер, я думал, что тоже умру... - Перл задумался, - но не умер, а просто очень сильно изменился. Я стал совершенно другим, теперь я не знаю, кто я есть на самом деле?
Перл поднял голову и посмотрел в потолок.
- Одна часть моей жизни проходит в реальности, а другая - в грезах, - Перл тряхнул головой, как бы пытаясь сбросить с себя наваждение и отогнать тягостные мысли.
- Послушай, Перл, - Келли положила руку ему на плечо, - мне вчера приснился сон.
Перл вздрогнул и повернулся к ней.
- Да-да, сон. Самый настоящий сон. Мне кажется, что я понемногу начинаю вспоминать.
- Это прекрасно, Келли, я надеюсь, ты мне расскажешь свой сон?
Келли согласно кивнула.

0

63

Тэд вбежал в кабинет, где за машинкой сидела Хейли. Она тут же вскочила и бросилась навстречу своему возлюбленному.
- Ну что, Тэд, хорошая работа? - поинтересовалась девушка.
- Да, отличная! - воскликнул парень и потянулся, чтобы обнять ее.
Но Хейли ловко избежала его объятий.
- Хейли, ты все время от меня убегаешь. А вечером мы хоть встретимся?
- Конечно, обязательно, - поспешила с ответом
Хейли, - я приготовлю на ужин что-нибудь вкусненькое.
- Вку-усненькое, - протянул Тэд, - я люблю-ю вку-усненькое. Хотя... приятная компания не менее важна.
И он с ног до головы осмотрел Хейли.
- Я думаю, что и то, и другое у нас с тобой будет, неправда ли?
Хейли вместо ответа только улыбнулась.
- Я хочу, Тэд, чтобы это был необыкновенный вечер, не такой, как обычно, - Хейли потупила взор, - и я хочу знать, во сколько ты придешь, чтобы я успела все приготовить.
Тэд взглянул на часы, задумался.
- Давай в девять тридцать.
- Отлично, - обрадовалась Хейли, - как раз успею. А куда ты сейчас торопишься?
Тэд вновь взглянул на часы.
- Знаешь, надо навестить Келли. Я очень люблю свою сестру.
- Ах, да, конечно, - поддержала его Хейли.
- А может, Хейли, мне принести чего-нибудь с собой, ну например... - Тэд сделал смешное выражение лица, явно намекая на спиртное.
- Нет-нет, это ни к чему. Просто приходи сам. К твоему приходу все будет готово.
Тэд улыбнулся, обнял Хейли и нежно поцеловал в губы. Он хотел продолжить поцелуй подольше, но дверь в кабинет открылась и вбежала Джейн Вилсон. Тэд и Хейли едва успели отпрянуть друг от друга. Они приняли беззаботный вид, как будто бы о чем-то болтали. Тэд заторопился к выходу.
- Хейли, лучше давай не в девять тридцать, а в девять пятнадцать.
- Давай, - согласилась Хейли.
Но возле двери его остановил окрик Джейн Вилсон.
- Смотри, не опоздай на дневную передачу, - строго сказала она.
- Да ты что, Джейн, разве я когда-нибудь опаздывал?
Дверь захлопнулась. Хейли подошла к Джейн.
- Послушай, подруга, я хочу тебя попросить об одном одолжении.
Джейн сразу же догадалась и, глядя в глаза Хейли, произнесла:
- Тебе нужна квартира?
- Да, вечером мне нужна квартира.
- Хорошо, - сказала Джейн, - я что-нибудь придумаю.
- Понимаешь, мы с Тэдом договорились побыть сегодня вдвоем.
- Хейли, - строго заговорила Джейн, - если ты будешь продолжать заискивать перед мужчинами, то у тебя ничего не получится. Я тебе это точно могу сказать.
- Да ну. Разве в этом есть что-нибудь плохое?
- Плохое? Ты обычное свидание хочешь превратить в ужин. А это можно расценивать только как подхалимаж, - наставительно сказала Джейн Вилсон.
- Ну что ты, Джейн?
- Я знаю, о чем говорю. Вообще-то, Хейли, я не собираюсь вмешиваться в твою сексуальную жизнь, но хочу тебе заметить, что мужики вроде твоего Тэда коллекционируют таких девочек как ты ради спортивного интереса.
Джейн Вилсон напустила на себя холодный и неприступный вид. А Хейли не знала, что и ответить. Вот так несколькими фразами Джейн испортила ей настроение, но Хейли не отчаивалась. Она знала, что любит Тэда и верила в то, что Тэд любит ее, поэтому она осталась спокойной.
- Знаешь, Джейн, я могу тебе сказать, что Тэд меня никогда не обидит.
- Не обидит? - воскликнула Джейн, - так думают все женщины, а в жизни получается совсем по-иному. Но мне кажется, я зря сотрясаю воздух.
Джейн посмотрела в окно и обернулась к Хейли.
- Можешь воспользоваться квартирой, подруга. Я раньше... - Джейн задумалась, сколько же времени дать молодым любовникам, - раньше полуночи все равно не приду. Так что развлекайтесь.
- Спасибо, я тебе очень благодарна, Джейн, - рассыпалась в любезностях Хейли, прикидывая, что времени Для свидания будет мало.
- Ты пока побудь здесь, а я сбегаю на заседание суда. Там разбирается дело об изнасиловании, этот Марк Маккормик, оказывается, настоящее животное и феминистки будут принимать меры, - Джейн забросила на плечо тяжелую сумку с магнитофоном и направилась к выходу.

У здания суда уже собралась толпа фоторепортеров, журналистов, были даже представители телевидения. Марк Маккормик и Джулия Уэйнрайт расхаживали по коридору, беседуя о деле.
- Мне все это надоело. По телефону звонило несколько психопаток, а эти журналисты просто проходу не дают, - жаловался Марк своему адвокату.
- Ничего удивительного.
- Как это? Они считают меня виноватым? - Джулия пожала плечами.
- Как видишь, это дело подняло большой шум, - сказала она.
- Я не думал, что будет так. Все эти фотокорреспонденты, журналисты - сумасшедшие. Некуда от них спрятаться. Я думаю, шум меня и погубит.
- Марк, успокойся. Ты говоришь ерунду.
- Ерунду? А я как подумаю, что меня могут посадить в тюрьму...
- Да перестань ты, - Джулия ободряюще взглянула на своего подзащитного. - Ты же знаешь, я хороший адвокат, у тебя надежная защита, а у Мейсона ничего против нас нет, кроме показаний Мэри.
- Но ты не забывай, Джулия, ведь она монашка. А кто же засомневается в правдивости ее слов? - раздосадовано произнес Маккормик.
- Но этого мало, а вещественных доказательств у них нет. А разорванное платье Мэри, тоже не доказательство. Ты, Марк, расскажешь все, как было и думаю, будешь свободен, как ветер, - Джулия даже сделала рукой движение, напоминающее взмах крыла, - я думаю, это дело закончится за один день.
- Будем надеяться, - вытирая пот со лба, произнес Марк.
- Я не пойму, чего ты так волнуешься, если тебе нечего скрывать.
Марк отвел взгляд в сторону и ничего не ответил своему адвокату.
К Марку и Джулии подбежала Августа.
- Извините, вы что, все еще никак не можете договориться?
- Мы уже обо всем договорились, у нас все в порядке, - ответила Джулия.
- Что ж, - зло прошипела Августа, - тогда я пойду займу место.
- Абсолютно правильная мысль, - поддержала Августу сестра.
Марк посмотрел на своего адвоката.
- Джулия, честно говоря, я не знаю, как вы определяете изнасилование, но могу тебе сказать, что Мэри ничего не делала против своей воли. Она нервничала, вначале противилась, но она, я в этом убежден, также хотела меня, как и я ее, - глядя прямо в глаза Джулии, сказал он, - скажи она хоть одно слово против, сделай намек, я бы прекратил. При желании, Джулия, пойми, она бы могла меня прогнать. Поверь мне.
Странная улыбка появилась на тонких губах женщины, которая стояла и слушала рассказ Маккормика. Это была очень странная улыбка и Маккормик вздрогнул, почувствовав что-то недоброе в улыбке своего адвоката.
- Да не волнуйся ты, не переживай, - сбросив с себя эту странную улыбку, спокойным голосом сказала Джулия, - все будет хорошо. Серьезных поводов волноваться я не "вижу. Опыт у меня в подобных делах уже есть. Могу сказать, что победа будет за нами.
Джулия слегка прикоснулась к плечу Марка. По коридору в зал судебного заседания, шли Мейсон и Мэри. Джулия увидела их и ее губы чуть-чуть дрогнули.
- Марк, недолго тебе осталось гулять на свободе, - сказал Мейсон, - ты сделал одну большую ошибку. Так что дыши воздухом и наслаждайся солнцем, пока у тебя есть такая возможность
Заметив Джулию в строгом костюме, Мейсон обратился к ней:
- А что ты, Джулия, делаешь здесь?
Джулия на секунду растерялась, но тут же собралась.
- Марк, - она глянула на своего подзащитного, - подожди меня там.
Она указала рукой на дверь своего кабинета. Марк покорно выполнил ее приказание.
- Мейсон, нужно кое о чем переговорить.
- Мне казалось, Джулия, что мы с тобой все выяснили, - сжимая обеими руками ручку портфеля, произнес Мейсон, - ты не сможешь защищать этого мерзавца.
- Почему? - спросила Джулия.
- Как почему? Ведь Мэри тебе вчера все рассказала и ты не можешь считать Марка невиновным.
- Я не стану тебя разочаровывать, Мейсон, но я буду защищать его и думаю, что ты меня не сможешь остановить, - твердо сказала Джулия Уэйнрайт.
- Да ты рехнулась, Джулия, - воскликнул Мейсон, - неужели ты будешь помогать Марку после того, что с тобой сделал Лоран?
Джулия проглотила обиду молча, но ей на глаза навернулись слезы.
- Ты что, Джулия, начала кампанию за освобождение всех преступников из тюрем Соединенных Штатов? Я так это понимаю? - Мейсон был разгневан.
- Я не стану оправдываться перед тобой, Мейсон.
- Но как? Как ты сможешь оправдаться, Джулия, если в тебе еще осталась хоть одна капля порядочности, то ты должна уйти и пусть этим делом занимается государственный защитник.
- Извини, Мейсон, - выдавила из себя Джулия.
- Но ты же прекрасно знаешь, что Марк Маккормик виновен. Ты не можешь верить и Мэри, и Марку.
Джулия взглянула на Мэри, которая стояла, прижавшись к стене. Мэри молитвенно сложила перед собой руки, готовая вот-вот разрыдаться и броситься прочь из здания суда. По ее лицу было видно, каких усилий воли стоил ей приход в здание суда. Джулии стало жалко Мэри, ее сердце сжалось и захотелось подойти к ней, обнять, утешить, успокоить. Но она знала, что этого делать сейчас нельзя. И что, коль она выбрала для себя такой путь, такую игру, то должна довести ее до конца. Довести до победы. А какой будет победа, Джулия предчувствовала и в ее душе появилась уверенность в том, что бог на этот раз не отвернется от нее.
- Ты пристрастен, Мейсон, - обронила Джулия, чтобы хоть что-то сказать.
- А ты спятила, - горько воскликнул Мейсон.
- Я тебя понимаю, Мейсон, но ты должен уважать и мое решение.
- Я бы уважал, если бы в нем хоть на йоту было смысла.
- Судебное заседание начинается, мне надо идти, -  сказала Джулия и направилась в зал заседаний.
Но Мейсон успел схватить ее за локоть и развернул к себе.
- Погоди, Джулия, прежде чем ты уйдешь туда, скажи, что ты задумала?
- Я собираюсь защищать своего клиента, как смогу.
- А вердикт?
- Невиновен, - резко бросила Джулия.
- Джулия, ты что? Не надо, - Мэри подошла к ним. Взгляды женщин встретились. Джулия едва смогла выдержать взгляд Мэри.
- Послушай, Джулия, ведь я сказала тебе правду.
- Вы мне очень мешаете, - засуетилась адвокат, - у меня сегодня работа, которую я должна хорошо выполнить.
Джулия заморгала, развернулась, чтобы направиться в зал судебных заседаний, но оттуда вышла Августа.
- Судья уже идет, - сообщила она.
Мейсон одернул пиджак и направился к двери. Джулия и Августа посмотрели на него, но ничего не сказали. В дверях Мейсон обернулся.
- Джулия, - он продаст тебя так же, как продал Дэвид Лоран.
Августа вздрогнула.
- Он прав, - сказала она, когда они остались вдвоем, - ты делаешь ужасную ошибку.
- Сестра, на этот раз я абсолютно точно знаю, что делаю.
- А мне кажется, это самоубийство.
- Нет, это мой личный бой и я его выиграю. Возможно, это самый главный бой в моей жизни. Если ты не хочешь смотреть, то не смотри, - Джулия рванулась к двери зала заседаний.
Августа осталась за дверью. Она сокрушенно покачала головой.
- Отлично, отлично, - жалея то ли себя, то ли Мейсона с Мэри, то ли Джулию, произнесла она.
Но было видно, что она не жалеет Маккормика.

ЭПИЛОГ

А что же дальше?
Конечно, приоткрыв завесу над одной из тайн будущего, можно сказать, что плохо завернутый болт в наспех закрепленной рекламе на крыше отеля Кэпвеллов, сыграл свою роковую роль. Гигантская буква рухнула под порывами ветра - прямо на Мэри, убив и ее и нерожденного ребенка. Так мечта СиСи Кэпвелла превратилась для него в трагедию. А разбирательство по делу Марка Маккормика сделалось бессмысленным...
Но за этим "дальше" возникают следующие, а эта история бесконечна - как сама жизнь...
Жизнь удивительна и прекрасна и у каждого из героев этой книги она складывается по-своему. Но все они будут страдать, радоваться, сочувствовать, искать счастья, добиваться его возможными и невозможными способами. Кто-то потеряет самого дорогого и любимого человека, кто-то обретет свою любовь. Не все дети помирятся с родителями, родители же обласкают вернувшихся детей. Жизнь будет продолжаться, судьбы героев еще много раз пересекутся и все у них будет как в реальной жизни: кто-то станет злорадствовать, а кто-то - искренне веселиться. Рассказать эту историю до конца невозможно, потому что у многих из героев родятся дети, жизнь детей это своя отдельная история, которая тесно переплетена с судьбами полюбившихся героев.
Жизнь продолжается. Солнце встает, совершает свой путь по небосводу над чудесным городом Санта-Барбара и садится в океан. И так будет до скончания мира.

0

64

Конец 1 части 3 книги.  http://kolobok.us/smiles/big_he_and_she/girl_flag_of_truce.gif   http://kolobok.us/smiles/big_he_and_she/girl_flag_of_truce.gif   http://kolobok.us/smiles/big_he_and_she/girl_flag_of_truce.gif   http://kolobok.us/smiles/big_he_and_she/girl_flag_of_truce.gif

0


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Санта Барбара. Генри Крейн и Александра Полстон. Книга 3.