www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Санта Барбара. Жиль Дюрье, Генри Крейн и Александра Полстон, Книга 1


Санта Барбара. Жиль Дюрье, Генри Крейн и Александра Полстон, Книга 1

Сообщений 21 страница 35 из 35

21

ГЛАВА 6

Таким образом, неожиданное прибытие Джо Перкинса в Санта-Барбару начало оказывать свое действие. Подобно тому, как расходятся трещины от броска камня в центр мозаики, начали разрушаться устоявшиеся связи, альянсы, основанные на взаимных умалчиваниях и искусственных табу. Но это еще было только начало, угрожающее впоследствии смешать старую криминальную историю пятилетней давности со множеством личных мини-трагедий, которые рисковали оказаться на поверхности. И операция по поиску истины, которую затеял этот несчастный человек, принимало оборот, который он сам не мог предвидеть. Если, конечно, речь шла о лжи, умело поддерживаемой обитателями всего городка и, по крайней мере, принимаемой его обитателями, состоящей в том, что ему одному выпало платить за ужасное преступление. Действительно ли существовал всего один убийца молодого Ченнинга? Существовала ли одна истина или несколько? Цепь обстоятельств, которые никто не хотел признавать, которые держались в секрете, которые прямо или косвенно были ответственны за трагедию юноши, жизнь которого, так удачно складывающаяся, была прервана в самый разгар наслаждения ею. Келли, однако, Поверила расхожей истине, а не ему. Но вправе ли он осуждать ее? Ведь именно Джо, а никто другой, Джо, который ее так любил и которого любила она, стоял с револьвером о руке над трупом ее брата...
Сначала она ничего не поняла. Ченнинг лежал па красивом персидском ковре, которым так гордился его отец. Это было уникальное, огромное и сложное произведение XX века, плод трехлетней работы целой семьи бедуинов, которое один тегеранский коллекционер уступил ему и который везли до Калифорнии, словно картину старого мастера. На Ченнинге были жокейские сапоги. Сначала Келли показалось, что он пьян, но в следующую минуту она увидела Джо с револьвером в руке. Это было одно мгновение словно вспышка молнии. Джо через секунду исчез. Потом раздался раскат грома, и когда она приблизилась к брату, то увидела, что он мертв. Сколько раз потом эта картина всплывала в ее памяти. Она все рассказала судьям, адвокату своего отца... Ченнинг, Джо, револьвер — все это, словно ужасная фотография, навсегда отпечаталась в ее сознании. И даже теперь, когда она с яхты глядела на спокойную водную гладь, отражавшую яркие краски заката она снова видела будто забрызганные кровью лица самых близких людей. Набегающая рябь искажала их, риала на части.
— Дорогая, ты уверена в том, что тебе хочется сейчас домой? — окликнул ее с кормы Питер.
Она была уверена.
Кельне рал Коулз — этот остров на краю ее мира — потерял свою притягательность. Даже омывающий его океан не манил к себе. Свадебное путешествие доставляло удовольствие только Питеру. Она улыбнулась парню. Улыбнулась нежной и несчастной улыбкой. Питер не стал настаивать.

Денни не видел, как его старшая сестра плачет. Он застал ее за столом, в компании обоих родителей, и, нежно расцеловав в обе щеки, под суровым взглядом Рубена, который не выносил, когда его сын поздно возвращался, тихо проскользнул в свою комнату.
Денни готовился к подвигу, и совершить его намечалось завтра. Идея захватила его целиком и отнимала много времени, чтобы быть пунктуальным, но сказать об этом, естественно, он не мог. Проведя беспокойную ночь да еще день в школе, который казался ему нескончаемым, Денни встретился в намеченном месте с Тэдом. Его самый близкий друг просматривал пляж в свой бинокль.
— Чего ты там видишь? — спросил он Тэда.
—  Лейкен! Там Лейкен! И у нее новая Майка, — прокомментировал Тэд почти шепотом. — Ага, там еще Спенсер, Роулдэйл, Гютуа, Элен, Джени.
— А Джейд?
— Нет, пока не вижу. Она, наверно, на тренировке. Но наверняка подойдет.
Плохо, что Джейд не было, и Денни сквозь зубы выругался. С вершины холма, на котором стояли друзья, совсем близко над ними плыли облака, а далеко-далеко на горизонте ласковая голубизна Тихого океана сливалась с синевой неба.
— Ветер с юго-востока, Денни. Он не слишком сильный, но и не очень слабый. Идеально! Ты готов?
Денни кивнул, Он был готов, но оттягивая время. И дело было не в отсутствии храбрости ему не хватало Джейд. Он еще раз попробовал расцвеченные золотом — как у архангела крылья. Это громадное приспособление должно было принести ему славу соперника Икара.
— Дай-ка мне бинокль, — попросил он Тэда. Через окуляры пляж, который простирался в виде буквы Y и который они, совершенно случайно, окрестили «Бермудским треугольником», казался совсем рядом. Он видел толпу людей и группу сверстников, в ожидании смотревших в их сторону, но Джейд среди них не было. Одна деталь, однако, привлекла ого внимание. Среди отдыхающих он увидел киносъемочную группу, и это открытие подтолкнуло его к действию. По крайней мере спектакль не будет потерян для истории. Не говоря ни слова, он решительно протянул Тэду очки, надел на себя крылья дельтаплана и, отступив на несколько шагов, разбежался и бросился в пустоту.
А Джейд в это время находилась дома. Она нервно ходила из одной комнаты в другую, присаживаясь то на один стул, то на другой. Отец так и не появился дома после вчерашней сцены. Она не забыла о том, что обещала Денни быть на пляже, но ей хотелось сейчас поддержать мать. Мариса, привыкшая понимать дочь, без слов пришла к ней на помощь.
— Мне кажется, ты собиралась на пляж?
— Да, мама. Хотела посмотреть, как Денни будет заниматься акробатикой, но мои планы изменились.
— Изменились? Почему?
— Я лучше побуду с тобой.
Мариса улыбнулась.
— Спасибо тебе, моя девочка, но лучше будет, если ты пойдешь к друзьям. Зачем слоняться здесь как неприкаянная.
— Нет, мама.
— Не спорь. Ты хорошая дочь, но в жизни только раз бывает семнадцать лет. Иди-иди и скажи Денни, чтобы он не делал глупостей.
У двери Джейд обернулась, чтобы послать поцелуй матери:
— Мама, я знаю, что папа вернется. Не беспокойся.
— Да, дочка. Возвращайся не очень поздно.
Когда Джейд прибежала на пляж, «архангел» уже спустился с неба. Его лицо, чуть бледнее обычного, светилось от радости. Он стоял в окружении взволнованных ребят и кинематографистов.
— Я вообще-то не профессионал, — смущенно объяснял Денни какой-то женщине, по внешнему виду — режиссеру, — делаю это первый раз. Мне просто повезло.
Джейд мгновенно оценила ситуацию. Значит, Денни приглашают сниматься? Находившийся всего в нескольких милях от Санта-Барбары Голливуд — это несбыточная мечта, всего-навсего мираж — мог вот так, вдруг, стать реальностью. И эти люди, на счастье, оказавшиеся здесь и посмотревшие на молодого аса безмоторных полетов, вскоре вернутся туда. Нет, упускать такой случай было нельзя.
— Ну, Денни, ты же действительно был великолепен. Прими их предложение, — вмешалась она в разговор.
Женщина-режиссер благодарно улыбнулась Джейд.
— Соглашайтесь, молодой человек.
Против очарования этих двух дам Денни устоять не мог. Не в силах под взглядом Джейд указываться от предложения, он согласился. Сделка совершилась. Он поедет в Голливуд.

Телефоны в кабинете Кепфелла разрывались от напряжения. Ченнинг-старший, держа трубку у самого уха, молча делал торопливые заметки в блокноте. Перед его письменным столом стояла Роза, терпеливо ожидая, когда патрон обратит на нее внимание. Было слышно лишь шуршание листвы о застекленную перегородку, выходившую в сад.
— Если давление поднимется, вы знаете что делать, — Ченнинг резко прервал молчание, — Особенно не мешкайте, если придется подвинуть платформу. Мелитан уже выехал. Следуйте в точности его указаниям, после того как он примет решение, и сразу же позвоните мне, чтобы держать меня в курсе. — Потом, переходя на внутренний телефон, он продолжал: — На скважине № 27 проблемы. Мелитан действительно выехал? Хорошо! Дайте также знать Лискомбу и Черненсу, для того, чтобы они как, можно быстрее присоединились. Джон тоже выехал, спасибо.
Наконец Роза попала в ноле его зрения.
— У меня проблемы, Роза.
— У меня тоже, господин.
— Слушаю вас.
— У меня был разговор с Сантаной
— Ну, и что же?
— Она сказала мне одну невероятную вещь. Я до сих пор не могу ее постичь.
— Да?
Это «да», конечно, было лишним. Кепфелл отлично знал, что ему скажет сейчас его верная Роза. Просто оттягивал время, чтобы подумать над собственным ответом. Промолчать или солгать он не мог — это в любой момент могло повернуться против него. Просто отрицать — тоже бессмысленно, и он решил сказать всю правду. Но первой заговорила Роза.
— Господин Кепфелл, Сантана мне призналась, что была беременной, что она ездила в клинику в Акапулько, которую вы ей порекомендовали, и что у нее был мальчик, которого она никогда не видела. Ребенок вашего сына, которого вы намеренно скрыли.
— Все это совершенно верно, — подтвердил Кепфелл. — Я прошу вас, садитесь. Не считайте меня своим врагом. Я думал, что поступаю хорошо. Возможно, я ошибся. Когда ко мне пришел мой сын Ченнинг и сказал, что он будет отцом, ему было всего восемнадцать лет, а я уже видел его президентом США. Он сказал, что они с Саитаиой любят друг друга, что она беременная и они хотят пожениться. Он намеревался бросить учебу и пойти работать. Таким образом, я уже видел, как рушатся все мои мечты. Кроме того, они оба были такими молодыми. Я предложил им расстаться с ребенком, и хотя это было не совсем законно, я знал, что у ребенка были все шансы стать счастливым, поскольку его усыновила бы богатая чета. Когда Ченнинг умер, Сантана согласилась расстаться со своим сыном.
— Вы все решили сами, господин Кепфелл. А мы? — простонала Роза.
— Я могу только сожалеть, — вздохнул Кепфелл.
Каждое утро Джо Перкинс уходил из дома с одной и той же мыслью, с мыслью увидеть Келли, поговорить с ней, понять ее. Однажды, набравшись храбрости, он направился к вилле Кепфеллов. Его выставили оттуда. Однако он узнал, что Келли и Питер уехали на остров. С этого момента он стал ждать яхту, которую хорошо знал. Когда он наконец увидел ее в порту, его сердце бешено забилось. Он понял, что никогда не переставал любить Келли. Эта мысль его испугала. Келли сидела на пристани одна — Питер, должно быть, решал последние проблемы со стоянкой. На какое-то мгновение Келли заслонила собой весь мир. Джо видел только ее, ее до боли родной силуэт. Она обменялась несколькими словами с матросом, который стоял на палубе яхты, и пошла. В руках у нее была большая дорожная сумка.
Она шла ему навстречу, и это было невозможно вынести. Обуреваемый чувствами, Джо отступил в тень одного из портовых зданий. Келли как видение выходила из его проснувшихся и щемящих душу мечтаний. Теперь она была здесь. Слишком реальная. Всего в нескольких шагах от него. Она стояла на краю бульвара с поднятой рукой, вне всякого сомнения подстерегая такси. Он вышел на свет и тихонько позвал:
— Келли!
Девушка обернулась и застыла в неподвижности, словно увидела призрак. «Джо! Нет! Джо!» Рядом остановилась машина. Ее легкая фигурка скользнула в автомобиль. Все было кончено.
Когда Питер вернулся на виллу, она все еще дрожала. Он заключил ее в объятия.
— Что с тобой, Келли? Успокойся!
Она импульсивно дернулась в сторону от него.
— Не беспокойся, Питер! Все в порядке.
— Я встретил Джо в порту.
— Ну и что из этого?
— Ты его видела?
— Кого? Джо?
— Да, Джо!
— Как тебе сказать... Все так внезапно получилось...
— Не надо ничего объяснять... Он напугал тебя?
— Не знаю... не думаю... хотя... в общем, он все такой же.
— Ты хочешь сказать, остался таким, каким ты его любила?
— Питер, я прошу тебя.
— Да, ты права. Извини меня, дорогая, но для нас будет настоящей катастрофой, если этот тип будет вертеться вокруг.
Джо верилось, что Келли по-прежнему любит его. Он также знал, что любит Келли. А вот чего он не знал — это как вернуть все на прежние места. А пока мертвый Ченнинг разделял их больше, чем тюремная стена. Как никогда раньше ему нужно было найти настоящего убийцу, и для этого ему нужно будет перевернуть целый город, город, который был ему враждебен. Отчаяние навалилось на него. Целый город. А он был один. Потом он снова вспомнил последнюю встречу с Келли. Нет, она убегала не просто от убийцы своего брата, она убегала от любви. Значит, он не совсем один. Надежда вернулась к нему. И впервые за последнее время у него появился аппетит. Он зашел в первый попавшийся ресторан. Там дама с большим красным зонтиком и собачкой в завитушках громко спорила о чем-то с барменом. В ресторан не допускались животные. Дама начинала выходить из себя. Джо, который был сегодня в настроении, вмешался в их разговор и предпринял примиряющий маневр, который удался. Как-то само собой получилось, что дама с маленькой собачкой немолодой человек оказалась за одним и тем же столиком. Так Джо познакомился с Аугустой, Аугуста познакомилась с Джо.
Друг о друге они слышали раньше. Никто в Санта-Барбаре не мог бы игнорировать существование Аугусты Локридж, и конечно же никто не мог не знать предполагаемого убийцу Ченнинга-младшего. Поэтому им было что сказать друг другу. Аугуста без обиняков посоветовала Джо уехать из Санта-Барбары, а молодой человек доказывал ей свою невиновность и свое желание напасть на след убийцы. Этот живой диалог прервался после того, как им подали кофе. Распрощавшись с пей, Джо так и не мог выяснить для себя, встретил он друга или врага, но по крайней мере он с кем-то поговорил.

0

22

ГЛАВА 7

— Ну, с этим покончено, — сказал полицейский, кладя в карман авторучку и запихивая туда же книжку.
Огромного роста, неуклюжий, с хмурым выражением чтица, полицейский очень хорошо соответствовал тусклому раннему утру и вписывался в интерьер обшарпанного помещения, в котором он двигался легко и уверенно. За те полчаса, что он ходил взад и вперед перед Джо, Джейд и Марисой, это были его первые слова, обращенные к ним, если не считать приветствия. Не глядя на Джо, он сказал исключительно Марисе:
— Мадам Перкинс. Вам нужно будет зайти в комиссариат, чтобы дать свидетельские показания и подписать заявление.
Затем видя, что Мариса не отвечает, он счел нужным настоять, прежде чем выйти в дверь вместе со своим Напарником.
— Нужно подать заявление, мадам Перкинс, поверьте мне. Слишком многие люди пытаются сами реализовать свои представления о справедливости.
А Джо молча проводил его взглядом.
Было почти четыре часа утра, когда Джо неожиданно проснулся. Он не сразу понял, что глухой звук, который разбудил его, был звук взрыва и произошел он в его собственном доме, поэтому спустя несколько секунд, Джо бежал в гостиную. Мать была уже там. Она испуганно рассматривала проем в стене.
— Мама, — закричал он, — вызови пожарных. А я займусь остальным.
Но Мариса в ту минуту ни на что не была способна. Это сделала Джейд, а потом они вдвоем, залив ковер и диван водой, смогли потушить огонь.
Приехавшие пожарные были уже не нужны, но на всякий случай залили всю комнату белой пеной. Потребовалась генеральная уборка, чтобы привести комнату в жилой вид. На счастье, ущерб оказался небольшим — пострадал один диван, который вообще-то Марисе и не нравился. Еще обгорели пара занавесок и кое-где обои. Прибывший на место полицейский сразу установил по траектории, что взрыв произошел от бомбы с малой разрушительной мощностью.
— Это, наверно, петарда, — пробормотал полицейский и стал искать камень, к которому она, скорее всего, была привязана.
Камень быстро нашли — он лежал под креслом. Полицейский сделал заключение о том, что лучше закрывать ставни окон на ночь.
— Все в порядке, мама? — тихо спросил Джо, когда власти наконец оставили их.
Она положила руку ему на колено:
— Все в порядке, сын.
— Мама, наверно, папа был прав. Я действительно навлекаю несчастья на этот дом. Может быть, мне лучше уехать?
— Нет, Джо. Твое место здесь. Ты не должен отступать. Иди до конца, борись. Кроме того, ты мне нужен, чтобы тушить пожары.
Джо наклонился и поцеловал ее. В этом поцелуе слились признательность, сыновняя нежность и восхищение.
— Согласен! Будем драться!
Пробило восемь часов, когда он подошел К высокой черной решетке виллы Кепфелла. Хороший спортсмен, он проделал весь этот длинный путь пешком за короткое время. Центр города просыпался позже, чем пригороды. И пока он шел, его встречал только лай брехатых собак. Нисколько не раздумывая, он нажал на внешнюю кнопку интерфона. Из громкоговорителя, вделанного в камень, послышалось какое-то шуршание, затем голос. Это был голос Филиппа.
— Да.
— Это посыльный из кампании «Remstock and К». Срочная посылка для господина Кепфелла.
— Господин Кепфелл уехал.
— Это срочно, — повторил Джо, не пытаясь даже переделать свой голос.
— Подождите.
Джо услышал, как выключили интерфон, и машинально толкнул дверцу ворот, но дверца не поддалась. Наконец автоматически открылись обе створки больших ворот. На аллею медленно выезжал большой черный лимузин, и Филипп показывал сидевшему за рулем человеку рукой за ограду. Джо понял, что ему уже не нужно Идти к Кепфелл у, потому что Кепфелл сейчас сам подъедет. Джо притворился, что изучает свои ботинки, и поднял голову в последний момент. Когда он поднял голову, Кепфелл был перед ним.
— Я сожалею, господин Перкинс, но мне не о чем с вами разговаривать.
— Господин Кепфелл, только что в мой дом забросили бомбу. Только чудом никого не ранило. Я надеюсь, что вы не одобряете такого рода действия.
— Не одобряю и сильно сожалею об этом, но твое присутствие в Санта-Барбаре крайне нежелательно. Тебе следует покинуть Санта-Барбару, господин Перкинс. И ты знаешь — почему.
Кепфелл сделал знак своему шоферу.
— Я не виновен, господин Кепфелл, — прокричал Джо. — Я не убивал вашего сына. Это ошибка.
Сквозь шуршание гравия под колесами уходящей машины он услышал голос Кепфелла:
— Келли видела вас, Перкинс. Вы убийца. Уходите. Это ваш последний шанс! 
Машина набрала скорость.
У провидения нет лица, и при встрече его не всегда можно узнать. Джо Перкинс убедился в этом уже сегодня утром, когда спускался с холмов, горько переживая безнадежность своей вылазки. Он входил на Келлингтон-стрит, и тут рядом с ним остановился мотоцикл. Сидящий за рулем человек бросил к его ногам какой-то предмет, а затем с шумом сорвался с места. Джо на секунду подумал о новой петарде, но предмет величиной с теннисный мячик совсем не казался опасным. Любопытство пересилило в нем, и Джо поднял таинственный предмет. Это был всего-навсего небольшой камушек, обернутый листком бумаги, скрепленной липкой лентой. «Еще один сюрприз», — подумал Джо.
Бумажка оказалась запиской: «Приходите в полночь в здание островной кампании на перекрестке Анна-Гаппа. Я смогу вам помочь» И подпись: «Доменик». Было ли это провидением в самом деле, Джо Перкинс этого не знал и решил туда пойти.

Для Ченнинга Кепфелла-старшего неприятности, начавшиеся с утреннего свидания, на этот день еще не закончились. Изрядно потрепав нервы на нефтяных скважинах, где трудности множились в геометрической прогрессии, он и. дома не нашел ожидаемого покоя. Когда он зашел к Келли в ее маленькую квартирку, девушка как раз собиралась поехать обедать В город вместе с Питером и Мейсоном. Она лучилась красотой, и Кепфелл, поздравив себя с идеей морской экскурсии, сделал дочке комплимент. Но отец чувствовал, что между ним и дочерью словно пробежала тень. Естественно, это была тень Джо Перкинса. В его появлении он никого не мог винить и вслух сказал:
— Я хочу, чтобы этот Перкинс убрался отсюда тотчас же.
Ответ Келли его ошеломил.
— Папа, он у себя дома. Здесь у него семья. С юридической точки зрения он совершенно прав, — и, поцеловав его в щеку, выпроводила из своей комнаты под предлогом того, что она не может больше заставлять Питера ждать.
Спорить с Келли Кепфелл не мог — ее объяснения вполне логичны. А раз так, значит, она не одобряет поведения отца, не разделяет его взгляда на Джо... Человека, которого он считает воплощением зла. А как еще он мог называть убийцу своего сына? Как? Так и не найдя ответа на мучивший его вопрос, Кепфелл направился в свой кабинет и еще издалека у его дверей увидел женскую фигурку. Он, сразу узнал Сантану. Да, она пришла раньше, чем он ожидал, но какая, собственно, разница?
— Хорошо, что ты пришла, — улыбнулся он
— Извините, я не Позвонила перед тем, как прийти. Я очень торопилась.
— Ты же хорошо знаешь, что здесь ты у себя дома. Заходи. Хочешь стаканчик «Шабли»? Калифорнийского. Мне только что принесли бутылочку с этого урожая. Одну минуточку, я только быстро позвоню по телефону.
Когда, после короткого телефонного звонка, Кепфелл вернулся, Сантана показала на комнату Ченнинга.
— Она закрыта?
— Она всегда закрыта. Она не открывалась с того дня, когда Перкинс убил его.
Ченнинг откинулся в кресле. Этот безумный день казался ему нескончаемым.
— У вас трудности, господин Кепфелл?
Ченнинг кивнул головой.
— Сожалею, но у меня тоже не радостный разговор.
Кепфелл устало посмотрел на молодую женщину.
— Вас никогда не мучила мысль, господин Кепфелл, что где-то существует частичка Ченнинга, вашего сына? Вы часто думаете об этом?
— К чему все это, Сантана? — Кепфеллу хотелось уклониться от неприятного ответа. — Ты должна забыть об этом. Мы же договорились...
— Это не в моих силах.
— Ты должна. Должна забыть. Акт усыновления разорвал все связи ребенка с тобой.
— Этого не может быть.
— Нет, может. С юридической точки зрения все законно.
— Закон ничего не значит для матери, когда у нее отбирают ее ребенка. Теперь вы знаете, что я сделаю все, чтобы его найти. Даже если вы откажетесь, мне помочь. До свидания, господин Кепфелл. Извините, что я вас побеспокоила. А это драгоценное вино оставьте на потом, пусть оно постоит до лучших времен.
Когда дверь кабинета закрылась за Сантаной, Кепфелл снял: телефонную трубку.
— Алло! Дайте мне, пожалуйста, Джину. Говорит Кепфелл. Алло, Джина?
— Да, это я.
— У вас установили новую систему безопасности?
— Да.
— Очень хорошо. Ну, а как наш маленький отпрыск, Брэндон? Я по нему скучаю. Скоро ему день рождения.
— Вы помните об этом?
— Конечно, Джина. Хорошенько присматривай за малышом.
Поднимаясь поздно вечером в свою комнату, Кепфелл чувствовал себя совершенно разбитым и одиноким.

О том, что случилось в ого доме, Джон Перкинс узнал совершенно случайно. Он только что отъехал от своего отеля на старом «бьюике», чтобы поехать к скважине № 4, где он теперь работал. Его нагнала полицейская машина, за рулем которой сидел его знакомый — громадина Билл. Полицейский сделал ему знак остановиться.
— Твой Джо создает нам осложнения, —  сразу начал он и рассказал все, что знал. — Ты можешь нам помочь, Джон.
Сильно обеспокоенный случившимся, Джон довел свой «бьюик» до улицы Долленверра, находившейся почти на самом краю города,
W подъехал к маленькому домишке, замыкающему эту улицу. Мариса была в доме одна.
— А где Джейд? — спросил он.
— Уже ушла. Джо тоже, если тебя интересует. Здравствуй, Джон, как у тебя дела?
Он не ответил. Рассматривая почерневшую стенку и испорченный диван, он чувствовал себя: подонком и понимал, насколько выше в этой ситуации его жена. Она давала ему шанс, но вместо того, чтобы воспользоваться им, он опять проявил упрямство.
— Я рад, что вы живы и здоровы, — мрачно сказал он и тут же добавил: — Этого бы могло не случиться, если бы...
Мариса резко прервала его.
— Не продолжай, Джон! Я чувствую себя хорошо, дети тоже, и Джо останется здесь, в Санта-Барбаре, на столько дней, на сколько захочет.
Ему не захотелось уходить пораженным, и он решил показать свою родительскую власть:
— Я приехал за Джейд.
— Напрасно. Она не поедет с тобой. И ты это знаешь. Семья Перкинс живет здесь, твое место здесь, с нами: со мной, Джейд и Джо.
— Джо — источник опасности, а я не хочу, чтобы моей семье что-нибудь угрожало.
— Опасность в самом тебе, Джон, а вовсе не в Джо.
Ровно в полночь, как было указано в записке, Джо подошел к порту.
Погруженное во мрак море — будто таинственная черная масса — колыхалось у самых ног. Его дыхание казалось Джо зловонным. Непроглядная ночь превращала предметы в бесформенные чудовища. А где-то с сухостью стреляющего оружия хлопал брезентовый чехол. За спиной Джо из портового строения раздался голос. Он хотел повернуться.
— Не двигайтесь! Я — Доменик. Я не хочу, чтобы вы меня видели.
Голос был незнакомый и не очень уверенный.
— Я — ваш друг, я могу вам помочь, — продолжал Доменик. — Вдвоем у нас больше шансов на успех. Вы согласны?
— Я был бы вам очень признателен, но кто вы? Что вы знаете? Вы слышали о бомбе, которую по поручению Кепфелла бросили в мой дом?
— Слишком много вопросов. Кстати, кто вам сказал, что Кепфелл поручал кому-то бросить бомбу? Ни одного объективного доказательства не существует. Только ваши подозрения. Нам нужно пойти другим путем. Подойти к делу значительно более серьезно. На суде вы сказали, что был свидетель?
— Да, у Кепфеллов был гость, но я его не знал. Он был рядом, когда я нашел убитого Ченнинга. Как он исчез — я не заметил. И с тех пор его не встречал.
— Именно с этой стороны нужно искать, Джо. Давайте вместе подумаем. Я произвел собственное расследование. У меня много документов. Нужно, чтобы вы помогли мне их использовать. Я вам позвоню завтра и снова назначу свидание. Да, и попытайтесь верить мне.
Неожиданно взревевший мотор заставил Джо вздрогнуть. Обернувшись, он увидел дымящийся след мотоцикла и черную спину водителя да белеющий в темноте шлем на его голове.

0

23

ГЛАВА 8

Утро вечера мудренее — Ченнинг Кепфелл еще раз убедился в этом, когда проснулся с новым планом в голове. Зная о нежной привычке Келли каждое утро звонить жениху еще до того, как он уйдет в школу, — попросил на этот раз передать Питеру, чтобы он зашел к нему. Питера заинтересовало, что будущий тесть вызывает его к себе таким церемонным образом — ведь они встречались с ним но крайней мере три раза на дню. Но это показалось ему хорошим знаком. Недавний разговор с Мейсоном подтвердил его мысли о том, что, войдя с помощью брака в империю, очень скоро он получит более значительные обязанности, чем работа простого учителя в очень провинциальном и очень скромном учебном заведении. Все это, конечно, ему импонировало. Наконец-то он сможет покинуть эту ужасную коробку с бетонными стенами. Он часто представлял, как вытянется лицо у библиотекарши, которая однажды язвительно предрекала ему, что, несмотря на его статную фигуру, он останется в школе навсегда, и эта картина подогревала его тщеславие.
Питер обещал Келли быть сразу же на вилле, как только закончатся занятия.
Бриз — этот милый пучок завитой шерсти на четырех лапках — первым вбежал в ресторан Бестилье и направился прямо к столику, за которым Джо жевал свой обычный полуденный гамбургер. Вслед за ней появилась, как всегда с зонтиком, Аугуста. Она старательно натягивала поводок, делая вид, что изо всех сил удерживает пса.
— Ах, этой собаке решительно не хватает воспитания. Она, должно быть, вспомнила происшествие, которое случилось вчера. Извините нас, господин Перкинс.
— Стоит ли быть такой требовательной к собаке? — засмеялся Джо и тут же добавил: — Я очень рад встрече с вами, мадам Локридж! Может быть, присядете за мой столик?
— А я вас не побеспокою?
— Вы же видите, что я один!
Бриз мгновенно уселся около ног Джо. Молодой человек посмотрел Аугусте прямо в глаза.
— Вы ведь знали, что я здесь, не так ли?
Аугусте импонировала такая манера разговора.
— А вы не хотели меня видеть, господин Перкинс?
Она кокетливо вздохнула и погладила Бриза, который покусывал ботинки Джо.
— Да, верно, — наконец призналась она. — Я вас разыскивала.
— Чрезвычайно польщен этим обстоятельством, — сказал Джо„ кладя ногу на ногу.
— Я узнала о том, что произошло в вашем доме, Джо. Я могу звать вас Джо?
Вообще-то это был не вопрос, поэтому Джо даже не стал на него отвечать. Покачивая ногой, он с улыбкой наблюдал за Бризом, который пытался поймать ее.
Это же отвратительный, варварский акт! — продолжала Аугуста. — Я решительно выступаю против!
«Действительно, выступает!» — подумал Джо.
— Я очень много думала о вашей ситуации, Джо! Мне очень хотелось бы вам помочь, но как это сделать? Не лучше ли вам начать с нуля где-нибудь в другом месте?
Зуб собаки оказался довольно острым, и этот укус словно заставил Джо сказать:
— Послушайте, мадам Локридж, все это и слышал уже тысячу раз. Я не уеду из Санта-Барбары. У меня нет будущего, пока я не проясню своего прошлого. Я докажу, что я не виноват. Меня приговорили несправедливо, я заплатил за чужую вину. Меня все здесь считают преступником. Это невыносимо.
Его прервал официант ресторана, который принес ему конверт. Официант не знал, от кого он, сказал только, что принес его молодой парень. Зашел и бар, подал этот конверт и тут же вышел.
И конверт был вложен листок, на котором крупными буквами было написано: «Не нужно доверить А. Л.». И подпись «Доменик». Джо посмотрел на улицу. В горячем воздухе величественно, раскачивались листья пальм. Прогуливались туристы, обличенные в шорты. Медленно тащились по шоссе автомобили, похожие на вереницу больших рыбацких лодок. Там словно, был другой мир. Когда же он в этот мир войдет?

Питера встретила радостная и такая соблазнительная Келли.
— Папа ждет тебя в большом салоне. Ты знаешь, как туда пройти? У вас мужской разговор, поэтому я оставляю тебя. До свидания, дорогой.
Ченнинг-старший утопал в огромном кожаном кресле, терявшемся в гигантской по объему комнате. Перед Кепфеллом стоял поднос с открытой бутылочкой вина и двумя фужерами!
«Момент встречи продуман прекрасно», — подумал Питер и пожал протянутую навстречу ему широкую руку Кепфелла.
— Счастлив видеть вас, Питер. Садитесь. Выпейте «Шабли».
— Спасибо. Как вы поживаете?
— Хорошо. Хотя очень мало сплю в последнее время.
— Я думаю, Джо Перкинс тому причина? С тех пор, как он освободился из тюрьмы, я тоже плохо сплю.
— Я вас понимаю, Питер. Я беспокоюсь за Келли. Она отказывается от телохранителя и ведет себя вообще очень неосторожно.
— Сэр, я сделаю все, что в моих силах, чтобы ее защитить.
— Питер, я вам доверяю, но не все в ваших силах. Я боюсь этого Перкинса. Он пытался проникнуть в дом. Он ходит вокруг, он наблюдает, и я не знаю точно, чего он хочет.
Стук в дверь прервал их разговор. Вошла Келли. Она была в строгом костюме. Ее золотые волосы перехватывала массивная дорогая заколка в форме пенящейся волны, ив руке она держала элегантный атташе-кейс.
— Только что звонила мадам Демлер, мне нужно идти, но я ненадолго.
Она посмотрела на них с видом притворного сострадания.
— Ну, мои мужчины. Что-то, кажется, вы очень хмурые.
Питер улыбнулся ей.
— Тебе все к лицу, дорогая, — и поднял свой фужер: — За твою красоту!
— А ты не хочешь, чтобы Питер пошел с тобой? — спросил отец.
Питер понял, что этот вопрос не столько в ее адрес, сколько в его, и поспешил исправить положение.
— Да, да, Келли, — пробормотал он. — Может быть, это даже и лучше.
— А вот это ни к чему, папа. Мне нужен муж, а не телохранитель. Вы тут, кажется, заговор утроили?
— Нет, нет. Я просто хотел сказать Питеру, чтобы он подумал о том положении, которое может занять, когда войдет в нашу семью. Вас ведь интересует это, Питер?
Питер в почтении склонил голову. Заговорила Келли,
— Не торопись, Питер, принимать это предложении. И буду горда и счастлива выйти замуж им преподавателя.
Благодарно улыбнувшись Келли, Питер в ожидании предложения во все глаза смотрел ни тестя.
— Свободно место заместителя директора общества отелей «Кепфелл».
Питер чуть не присвистнул от радости.
Общество отелей «Кепфелл» это была сеть из двадцати четырех, а и недалеком будущем из двадцати пяти гостиниц, из которых три дворца были куплены скорое для престижа имени, чем из-за их рентабельности. Эта сеть вначале была чисто калифорнийской, но она узко сейчас начинала угрожать конкурирующим территориям Юты, Аризоны и даже на севере Орегона; и развивалась по направлению к штату Вашингтон и, почему бы нет, Канады.
Молодой преподаватель физики мечтал, но его мечта основывалась на давно углубившемся знании империи Мекки, отелей, банков и виноградников. 
— Я принимаю ваше предложение, господин Кепфелл. Оно довольно серьезное. В таком случае я немедленно подаю в школе прошение об увольнении.
Если на вилле Кепфеллов мечта готова была воплотиться в жизнь, то на «Бермудский треугольник» она только заглянула. Лежа на песке и побросав школьные сумки с учебниками подальше, Денни, Джейд, Тэд и Лейкен размышляли о своем будущем, которое представлялось им радужным и которое легче было вообразить под ясным небом, нежели за скучными школьными партами. Их лица были так же безмятежны, как все вокруг па этом пляже, и казалось, ничто но могло омрачить радости их жизни.
— Что тебе сказала маман по поводу Тэда? — спросила Джейд у Лейкен.
— Ничего хорошего, — ответила молодая девушка и махнула рукой, — конечно, она догадалась, что это он спрятался у меня под кроватью. Садовник ей сказал, что было разбито стекло, и мне еще раз пришлось выслушать нравоучительную беседу по поводу ужасной семьи Кепфеллов. Ты знаешь, что Тэд подарил мне одного из своих голубей.
— Голубиц, — уточнил юноша.
— А что сказал режиссер, когда представили Денни? — спросила в свою очередь Лейкен, повернувшись к Джейд.
— Он сказал: «Добрый день».
— И все?
— Да, это конец, фиаско, — упавшим голосом сказал Денни.
— Интересно, а что бы ты хотел услышать? — вскинулась Джейд.
— Я хочу, чтобы все говорили: «А мисс Джейд снова видели на пляже с Денни, выдающимся кинематографистом».
Все весело рассмеялись.
Похоже, Голливуд ненамного приблизился, к ним. И все из-за того господина, которого они тоже вначале приняли за режиссера. В действительности это был глава фирмы, и он вел себя, как единственный хозяин здесь. Он подтвердил свои намерения в отношении Денни, а потом все исчезли. Их и след простыл.
— Хотел бы я знать, а как им-то все удалось? — вслух высказал свои мысли Денни.
— Что удалось? — не поняла Лейкен.
— Ну, как им удалось начать все с нуля и стать тем, кем являются сейчас?
— И кто, кто? — продолжала настаивать девушка. — Кого ты имеешь в виду?
— Пу конечно же, этих людей из Голливуда — восхитительная ты идиотка! — прокричал Тэд и поцеловал девушку в шею.
Лейкен смутилась и, отстранившись от юноши, рывком села на песке.
— Джейд, а ты слышала, что режиссер-постановщик говорил о жизни кинематографистов?
— Да, ну и что?
— Нужно быть готовым ко всему, если хочешь стать богатым и знаменитым.
Денни, которого такое предупреждение нисколько не пугало, продолжал мечтать вслух:
— Но все-таки они назвали мне имена людей в Голливуде, если я вдруг надумаю туда поехать Голливуд! Да мой папаша на это никогда не согласится!
—  А если согласится? — хитро подзадорила его Джейд.
— Тогда и разговоров нет, — решительно сказал юноша.
— А меня возьмешь? — продолжала Джейд дразнить его. — Наверняка ты хочешь поехать со мной. Такой хорошенький мальчик будет великолепен в постельных сценах. А я буду твоим спонсором.
Лейкен не принимала участия в разговоре. Она сидела отстраненно и задумчиво смотрела на море. Потом обернулась, сделала знак Тэду... и молча встала. Тэд — словно этого только и ждал — присоединился к ней. Уже уходя, они слышали, как продолжают дурачиться Джейд и Денни.
Если молодые романтики бредили Голливудом, то Сантана Ангрейд, получившая уже кое-что от жестокостей жизни, собиралась в другую сторону от «столицы волшебных грез». После неудачного разговора с Кепфеллом она поняла, что сама должна разматывать клубок своей драматической истории. Для успеха ей нужно убыло по-настоящему почувствовать себя матерью. Ведь все эти пять лет она пыталась в любимой работе заглушить тоску не только по Ченнингу, но и по ребенку, оставленному в Мексике. Сейчас ей не хватало его как никогда. В Акапулько она не была еще по-настоящему матерью, все заглушили два чувства: радость оттого, что все позади, и тяжелая боль от потери Ченнинга...
Роза понимала свою дочь, как могла, поддерживала ее, но привычка всегда подчиняться начальству оказалась сильнее материнских чувств.
— Не мучь себя, — говорила она дочери. — Господин Кепфелл сказал же тебе, что не знает, кто усыновил ребенка. Значит, это невозможно выяснить.
Но Сантана упрямо отвечала ей:
— Мама, не уговаривай меня. Я хочу знать, кто усыновил ребенка и где он сейчас, в Мексике или в другом месте. Я обязана его найти, чего бы мне это ни стоило.
И Сантана купила билет на самолет в Мексику.

0

24

ГЛАВА 9

Они встретились в полутемной узкой улочке впервые после того драматического вечера — Питер Флинт даже не выступал свидетелем на процессе.
— Одну минутку, — окликнул Питера Джо. Было то время суток, когда солнце отправляет на землю свои последние лучи. Питер возвращался домой в приподнятом настроении: он предвкушал приятную процедуру составления заявления об уходе, навсегда разлучавшего его с серостью преподавательской жизни, а также желанную встречу с ослепительной Келли и пикник на борту яхты.
— Чего ты хочешь? Я тороплюсь, Джо.
— Я не задержу тебя, Питер. У меня к тебе всего два слова.
— Какие? — спросил Питер.
— Как ты думаешь, кто послал подарочек, влетевший сегодня в окно моего дома?
— Ты считаешь, что я имею отношение к покушению на твой дом?
— Конечно.
— Ошибаешься, Джо.
— Нет. Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы совершить такую грубую ошибку. — И, придвинувшись на шаг ближе, выдохнул прямо ему в лицо: — Ты сделал все, чтобы разъединить нас с Келли. И продолжаешь в том же духе. Ты...
Джо замолчал, почувствовав, с какой страшной силой поднимается в нем бешенство, и испугался собственной ненависти. Нет, прав этот таинственный Доменик: нужны хладнокровие, тщательно обдуманные действия, не следует распускать себя даже если этот изворотливый преподаватель увел у тебя невесту.
— Не забывайся, Джо. У вас с Келли ничего бы не получилось: сын рабочего и наследница семьи Кепфелла — разве возможна такая свадьба. Нет, в это верил только ты, Джо.
- Ты знал, что так будет, — опять закипай яростью, проговорил Джо, — и просто хотел занять мое место.
Ему хотелось ударить Питера, и тот почувствовал это.
— Ну, давай, давай, Перкинс, ударь, и твое освобождение под честное слово будет лишь воспоминанием. Давай, чего ты ждешь?
Он был прав, этот Питер. Ему не стоит рисковать. Неуемная жажда жизни уже стоила ему пяти лет тюрьмы. Внезапно он почувствовал себя несчастным, как ребенок, сидящий рядом с играющими в непонятную игру взрослыми и полностью побежденный. Сделав над собой усилие, он, повернулся, чтобы поскорее уйти от этого ненавистного ему человека.
Пропустив полстаканчика в баре на Стейт-стрит, Джо почувствовал непреодолимое желание увидеть Келли. Как никогда, ему хотелось, чтобы она выслушала его, поняла, помогла ему. Он пытался совладать с собой, не думать о ней — и не мог. А когда выпил еще порцию — в его разгоряченной голове созрел фантастический план — выкрасть Келли. Джо едва успел подумать об этом, как увидел ее. Она выходила из машины, остановившейся возле огромного супермаркета. Естественно, Келли сопровождал Питер. В магазине они пробыли довольно долго и вышли оттуда с тремя большими бумажными пакетами, наполненными до краев. Потом они опять сели в машину, и только тут Джо оторвал свой взгляд от окна.
Раздираемый ревностью, он выскочил из бара, чтобы посмотреть, куда свернет машина. Автомобиль двигался в направлении порта. Значит, у них путешествие на яхте, понял Джо, и он застанет Келли там, и обязательно поговорит. А как найти возможность поговорить, он знал, так как помнил все номера находящихся на яхте телефонов...
Келли и Питер сидели за накрытым столом и только собирались приступить к ужину, когда раздался телефонный звонок.
— Телефон? Ты кому-то говорил, что мы поехали сюда, Питер? — удивленно спросила Келли, доставая из мини-холодильника бутылку «Бурбона».
— Нет. Кроме семьи, никто не знает.
— Подойди к аппарату, а я поставлю фужеры.
Когда Питер положил трубку, у него было очень взволнованное лицо.
— Странный случай, — сказал он. — Звонили из полиции, говорят, что кто-то проник в мою квартиру. Об этом их предупредил сосед, который слышал, как взламывали мою дверь. Они говорят, что сразу же позвонили мне. Но поскольку телефон не отвечал, они отправились на виллу, и Виктория, конечно, дала им номер телефона на яхте.
Келли задумалась.
— Но как же полиция узнала номер телефона в твоей квартире?
— Это идея Мейсона, его бюро, как он мне объяснил, держит под специальным контролем основные места пребывания членов семьи Кепфеллов: кабинеты, клубы, квартиры, поэтому меня и внесли и этот список.
— Ха, веселенькое дело! Значит, за мной тоже наблюдают? Это что, по случаю возвращения Джо Перкинса, как и полагаю?
—  Конечно.
— Ну это уже слишком... Джо — убийца, но он не безумец, насколько я знаю.
— Он не безумец, но опасен. Я видел его сегодня поело полудня.
— Ну и что же?
— Он мне угрожал, Келли. Может быть, стоит заскочить мне сейчас домой, всего на несколько минут?
— Ну хорошо. Только побыстрей, а я пока приготовлю пиццу.
Сначала ей показалось, что это Питер вернулся так быстро: она даже не успела пиццу в духовку поставить, но вдруг поняла, что шаги на палубе принадлежат не Питеру, и ужаснулась: это был Джо.
— Джо? Ты меня напугал.
Она прислонилась к стене, не в силах произнести ни слова. Их взгляды на какую-то долю секунды встретились, и в его глазах она тоже прочитала испуг. Он как пригвожденный застыл на месте, со всей остротой ощутив, что между ними стена, крепче, чем бетонные стены тюрьмы. Она первая оправилась от неожиданности.
— Джо, ты меня напугал. Тебе не следовало сюда приходить.
Он и сам знал, что не следовало, но чувства его были выше рассудка.
— Мне нужно было тебя увидеть, Келли! — С трудом выговорил он и, осознав грубость своего вторжения, попытался ее успокоить улыбкой: — Не бойся меня.
Келли опустилась на крайчик дивана:
— Я-то не боюсь, но вот Питер скоро придет.
Будто не слыша ее, Джо присел на ступеньку лестницы.
— В тюрьме ты мне снилась каждую ночь. Ты понимаешь, во сне мы всегда свободны.
— А мне спились кошмары, Джо.
— Да, и знаю.
— Я вижу, как мой брат лежит на земле, заливаясь кровью, и как Джо Перкинс, мой возлюбленный, держит пистолет в руках.
— Я не убивал Ченнинга, Келли!
— Я не хочу тебя слушать!
Молодой человек опустил глаза. Ему опять не верят. Видимо, на роду у него написано все время слушать обвинения и оправдываться.
— Ты уже многих наслушалась: и отца, и Мейсона, и Питера Флинта... Послушай же, наконец, меня.
— Значит, это ты позвонил по телефону и вызвал Питера, — не глядя на него, задумчиво сказала Келли. — Зачем? Чего ты хочешь?
— Всего-навсего поговорить с тобой.
— Я не хочу, оставь меня в покое!
Джо упрямо покачал головой, как бы отказывая Келли в этом праве.
— Ты знаешь, Келли как мне было тяжело все эти пять лет без тебя — ведь ты меня пи разу не навестила, ни разу не сказала ни слова! Полное отречение!
Глаза Келли сверкнули гневом.
— Не забывай, что ты убил моего брата!
— Очень жаль, что ты так думаешь. Но мне кажется, что между тобой и мной еще что-то есть, что еще не все кончено.
— Не знаю, что дает тебе повод так думать! Кроме того, я люблю Питера. Он заставил меня почувствовать, что я могу еще любить мужчину. Я считала, что уже на это не способна.
— А, Питер? — язвительно усмехнулся Джо. — Ну-ну, давай поговорим о нем. Только Питер знал, что мы хотели убежать, ты и я! И он затеял интригу, все рассказал твоему брату Ченнингу. Ченнинг пришел ко мне разбираться. Он был человек вспыльчивый, так же, как и я. И мы подрались. Твой отец обо всем узнал, но это не имеет никакого отношения к убийству. Ты понимаешь, что во всем этом замешан Питер, понимаешь? Это он хотел нас разлучить. А я-то считал его своим другом, который желает мне добра. Какой же я был слепец!
Его порывистые слова утонули в резком окрике с палубы:
— Негодяй! Выходи оттуда! Негодяй! Какой же ты негодяй!
— Питер, — закричала Келли, — у меня все в порядке!
Джо улыбнулся Келли открытой улыбкой и поднялся по лестнице па палубу. Питер стоял там, сжимая в руках большой якорный крюк.
— Я тебя предупреждаю, Джо. Маленький скромный человек тоже не боится попасть в тюрьму.
Джо смерил Питера презрительным взглядом, и тот метнул крюк навстречу сопернику. Крюк наверняка вонзился бы в грудь Джо, но мгновенная реакция спасла юношу: он успел отскочить в сторону и крюк только краем задел его. Нервы Джо были настолько напряжены, что он не сразу почувствовал боль, только с изумлением увидел, как порванная на плече рубашка набухает от крови.
Выбежавшая на палубу Келли закричала почти в истерике:
— Как вы мне надоели! Я не хочу вас видеть! Уходите оба!
Больше Джо не мог вынести.
— Это я ухожу, Келли. До свидания. Если когда-нибудь мне понадобится свидетель, чтобы свидетельствовать об этом случае, я знаю, где тебя найти.
И он исчез в ночи, шатаясь словно пьяный. Келли смотрела ему вслед. Питер мягко положил на плечо ей свою руку и спросил:
— Ты дрожишь? Это всего-навсего недоразумение, дорогая. Я поцарапал ему плечо, но этого нельзя было избежать.
— Нельзя? — словно во сне спросила Келли.
— Джо Перкинс — настоящий шакал.
— Джо не животное, а человек!
— Да, дорогая, он — человек, и не будем больше о нем.
— Не будем, — машинально повторила Келли, и Питер увлек ее внутрь яхты.

0

25

ГЛАВА 10

Сантана вела машину медленно. Сказывалась американская привычка, а кроме того, она буквально разомлела от жары: маленькая тесная машина европейской модели, взятая напрокат, оказалась настоящей душегубкой. Город ей сразу не понравился. Ей, выросшей в небольшом спокойном городе на берегу моря, этот гигантский спрут Мехико показался сущим адом. На такси она доехала до проката автомобилей, который посоветовал ей агент в Лос-Анджелесе и взяла там «ренаулт» — французскую автомашину, призвав на помощь несколько испанских слов, которые она запомнила от матери. Для того, чтобы выехать из мегаполиса, Сантане потребовалось больше двух часов, и при этом ей все время казалось, что она ошиблась дорогой и уже не один раз проезжает по одному и тому же месту. И лишь выехав за город, она успокоилась и наконец опустила стекла автомашины. Кондиционер работал не очень хорошо, но теперь, когда дорога освободилась от нагромождавших ее автомобилей, ей как будто легче стало дышать и она уже могла оглядывать высокогорный пейзаж. Пейзаж этот казался ей таким же необычным, как поверхность Луны, но по каким-то признакам она поняла, что дорога, пролегающая через ад, постепенно и медленно спускается к морю.
В Акапулько она приехала раньше намеченного, и это ее очень обрадовало: по крайней мере будет время все обдумать. Проблемы с гостиницей не было, и это тоже ей поправилось. Позвонив в клинику, где она родила пять лет назад, Сантана узнала о том, что доктор Рамирес все еще главный врач этой клиники с таким Красивым названием «Четыре солнца». Доктор Рамирес — маленького роста человек с острой бородкой и блестящими глазами — был ее единственной надеждой. Он наверняка многое знал и помнил.
Желание найти своего ребенка охватывало Сантану все сильней и сильней. Кроме того, она искала свои корни, корни своего сына, и эта страна была страной их предков. Уже сейчас она ощущала себя янки в меньшей степени, чем этот бледнолицый дьявол Мейсон. Сантана улыбнулась своим мыслям. После истории с револьвером он постоянно держал ее в поле зрения. Мейсон настолько ей надоел, приставая и спрашивая, когда же она пригласит его на интимный ужин, что в конце концов она действительно его пригласила. На ужин она приготовила сверхострое блюдо, которое называлось «Чили кон кидре». А ровно в полночь она выпроводила Мейсона, хотя он очень хотел остаться, но она сослалась па то, что ей надо ехать в Лос-Анджелес — рано утром у нее самолет. Интересно, переварил ли Мейсон к настоящему времени этот «Чили кон кидре»? Сантана посмотрела на часы. Был полдень. «Вполне вероятно, что переварил». Здесь, в Акапулько, к ней вернулась вся ее энергия. Тихий океан здесь был похож на Тихий океан, а сам городишко напоминал Санта-Барбару; конечно, без роскоши последней. В гостинице, она окунулась в бассейне и, почувствовав приятную свежесть, вышла в город. Она не заметила, как ноги сами привели ее к клинике «Четыре солнца».
Клиника мало чем отличалась от других лечебных заведений. Зато вход был ей очень знаком. Она снова собрала в голове свой жалкий запас испанских слов и смело подошла к женщине, которая сидела в приемном покос и слушала радио.
— Сеньорита!
— Да.
— Я хотела бы видеть доктора Рамиреса. Я приехала из Калифорнии по очень важному делу.
— Я поняла, что вы из Калифорнии, — на чистом английском ответила ей женщина. — Ваше имя, мадам....
— Сантана Ангрейд. Сестра посмотрела журнал.
— Сантана Ангрейд, говорите. У вас здесь кто-нибудь находится? Вам было назначено?
— Нет, но...
— В таком случае это невозможно.
— Хорошо, я приду завтра. Пожалуйста, запишите меня на завтра, на любое время, когда возможно.
— Завтра? Я боюсь, что завтра тоже будет невозможно.
Сантана начала подозревать, что телефон между Санта-Барбарой и Акапулько на сей раз сработал против нее. Ей не оставалось ничего другого, как продолжать настаивать па своем.
— Когда же в таком случае?
Лицо медсестры принимало все более и более официальный вид. Она даже выключила радио.
— Я боюсь, что это случится не скоро.
«Если она мне еще раз скажет: «Я боюсь», — я вцеплюсь ей в волосы», — подумала Сантана, которую начинало охватывать бешенство. Словно почувствовав ее состояние, медсестра Стала объяснять ситуацию:
— Господин доктор Рамирес уехал в Германию, он сейчас в отпуске.
— В отпуск, в Германию? А почему не в Тунпукту?
Но медсестра никогда не слышала слова «Тунпукту», впрочем, и о Германии она имела очень туманное представление. Но именно так было написано в журнале красными большими буквами, — уверяла она.
— Допустим, — сказала Сантана, — но вчера я звонила и мне сказали, что доктор Рамирес здесь, а но в какой не Германии!
— Сожалею, мадам. Вам дали неверную информацию.
Все возвращалось на круги своя, Сантана не могла уйти так. Она попыталась сделать заход с другой стороны.
— Послушайте, мадемуазель. Для меня это очень важно, это вопрос жизни или смерти, — добавила она, спрашивая себя одновременно, не слишком ли далеко она хватила. Но это было как раз то, что нужно. Медсестра выразила заинтересованность, смешанную с жалостью и любопытством. Сантана тут же не преминула воспользоваться открывшейся дверцей.
— Ну да. Если я не могу увидеть доктора Рамиреса, то наверно можно поговорить с кем-то, кто давно работает с ним.
— Может быть, с Долорес Санчес?
— Ну да. С Долорес Санчес!
Насчет Долорес медсестре не поступило никаких распоряжений, и она решила ее позвать,
Тем более эта Сантана Ангрейд мешала ей спокойно дослушать радиопередачу. Едва Долорес вошла, Сантана сразу узнала ее. Тот же самый тип преданных служанок больших боссов; Деятельная, энергичная, умная и ни на унцию человечности. 
— Что вы хотели? — вежливо спросила она Сантану.
— Меня зовут Сантана Ангрейд. Я - из Калифорнии. Пять лет назад меня привезли сюда, чтобы родить.
— Я вас не понимаю, — сказала Долорес — Тут у нас многие рожают.
— У меня родился мальчик. Я тогда была совсем юной. За мной сразу же приехал один господин, чтобы забрать меня без ребенка.
— Без ребенка?
— Этот ребенок был, как говорится, оставлен мною, потом произошло усыновление и...
— И?
Обе женщины посмотрели друг другу в глаза. Ни у одной из них не было сомнений по поводу личности другой.
— Когда ребенок первый раз закричал и я подняла голову, чтобы увидеть своего ребенка, кто-то закрыл мне глаза рукой. Это были вы!
Напрасно Сантана пыталась что-то прочитать на лице Долорес — оно было непроницаемым.
— Я? Вы что, шутите?
— Совсем нет. Только не говорите мне, что вы все забыли. Не каждый же день у вас тут случается закрывать глаза матери, чтобы она не видела своего ребенка.
Сантана видела, как напряглась Долорес. Медсестра хорошо знала, чего будет стоить ей, если эта история станет достоянием гласности. Ее лицо порозовело, и она смущенно забормотала:
— Ошибаетесь, мадам. Я вас не знаю.
И вышла, с трудом сохраняя вид оскорбленного самолюбия. Сантана направилась к другой двери и, выйдя, плотно закрыла ее за собой, тем самым проявляя уважение к месту, которому нужен был покой.
Остаток дня молодая женщина провела в переживаниях и мучительных поисках решения своей проблемы. Подведя итог своего небольшого расследования, Сантана пришла к выводу, что не все потеряно. Клиника находилась на прежнем месте и Долорес Санчес тоже. Даже доктор был тот же. Очевидность этого спустилась с мексиканского неба словно благословение. Если доктор прежний, значит, и живет он здесь, в Акапулько, а ночует естественно не в клинике. Телефонный справочник ничего ей не дал. Было слишком много Рамиресов. И уж во всяком случае его номер телефона наверняка был на красных страницах. Потом она подумала о портье в гостинице. Обычно портье в шикарных гостиницах знают все и могут все. Достаточно поделиться с ними достоянием доброго дядюшки Сэма и дать немного времени. После полудня у Сантаны был ужо телефон и адрес. Она рассчитала правильно: руководитель клиники не мог выпасть из поля зрения настоящего портье.
И она немедленно села в такси.
Эту поездку, как она поняла, безусловно стоило предпринять. Указанная в адресе вилла была великолепной: с видом на океан и вся утопающая в цветах, она выглядела очень колоритно и ярко. День угасал, и от земли поднимались совершенно головокружительные испарения. Ворота этого имения по небрежности кто-то оставил открытыми, и Сантана не без некоторой робости ступила на дорожку из розового гравия, ведущую к дому.
«Вот так, запросто, — сказала она самой себе, — я прогуливаюсь от одной шикарной виллы, калифорнийской, до другой шикарной виллы, мексиканской», — и нажала на кнопку звонка. Навстречу ей вышел доктор Рамирес «Уж очень крепко он уверен в своей клинике», — подумала молодая женщина, едва взглянув на него.
Внешне он совсем не изменился: та же бородка, те же бегающие глазки. Он окинул девушку оценивающим взглядом, и его лицо дрогнуло. Почувствовав это, Сантана решительно вошла в комнату.
— Я вас не очень побеспокою, доктор?
— Нет... но вообще-то... да, — растерянно пробормотал он. — Вы, кажется, Сантана, не так ли?
Рамирес колебался. Он мог ее, конечно, выгнать, но отказать в приеме молодой женщине было довольно трудно. К тому же она проделала по малый путь, чтобы его видеть. А потом, перед ним стояла такая красивая женщина! Латинская кровь кипела в ее жилах, как и в его глазах. И Рамирес уступил.
— Садитесь.
Диван, на который села Сантана, был широким, удобным, из белой приятной кожи. «Кожа жеребенка», — отметила про себя молодая женщина, едва прикоснулась к ней пальцами. На сей раз Сантана ощутила себя победительницей. Она еще раз убедилась, что всегда выгоднее иметь дело с мужчинами, чем с женщинами. Улыбнувшись доктору своей ослепительной улыбкой, она спросила:
— Доктор Рамирес, это господин Кепфелл распорядился «отправить» вас в отпуск в Германию? Только он знал о моей решимости найти сына, и это его задумки, не правда ли?
Рамирес красноречиво развел руками.
— А вы очень изменились, мадемуазель Ангрейд, — предпочел доктор изменить тему. — Ведь тогда вы были совсем девочка... — и вдруг осекся. Непроизвольно он уже касался той давней деликатной темы и понял, что поспешил.
Он засуетился: пристроился, было, на подлокотнике дивана, потом сел в кресло, как будто искал такое место, чтобы быть не слишком близко и не слишком далеко от Сантаны. Его нервные руки тоже не знали покоя: он то приглаживал свои волосы, то хватался за ворот рубашки, то нервно теребил пуговицу на ней.
— Нервничаете, доктор Рамирес?
— Нервничаю. Я старый холостяк, а тут такая красивая женщина пришла.
— За пять лет молоденькая мама может повзрослеть. Все-таки скажите, доктор, Ченнинг Кепфелл предупредил вас о моем приезде?
— Господин Кепфелл — мой старый друг...
— Точнее, сообщник.
— Нет, нет. Он мой друг. Мы часто перезваниваемся. Может быть, бренди, Сантана? — доктор достал два стакана и наполнил чуть-чуть один из них.
— Спасибо, доктор. Вы не против, если мы поговорим о том, что произошло пять лет назад?
— Ну, у нас еще будет время...
— Не совсем так. К тому же я очень любопытна. Итак, пять лет назад...
— Итак, пять лет назад вы оказали честь моему заведению, и родили в нем красивого мальчика.
— Ну где же он?
— Как это где?
— У меня-то нет красивого мальчика, у меня отняли его при рождении. Я его даже не видела.
— Я не знал.
— Знали. Вы были сообщником в деле похищения ребенка. И даже если вы считаете, что все сделали по закону, то я полагаю, что Совет Чести мексиканских врачей...
Рамирес нервно заерзал в кресле. Этого выражения он очень не любил. Напоминаний об этом Совете — тем более. Он потянулся к бутылке и изрядно плеснул в свой стакан.
— Кажется, теперь вы мне угрожаете, мадемуазель Ангрейд. Я ни о каком похищении не знаю. Вы приехали с господином Кепфеллом, с ним вы и уехали. Двумя днями позже приехали за ребенком.
— Вам не кажется странной эта... забывчивость?
— Сам господин Кепфелл попросил меня попридержать ребенка. Он мне сказал, что вы слишком измучены, чтобы взять его с собой сразу же. И он говорил, что собирается на время предоставить его вниманию няньки.
— А об усыновлении он вам ничего не говорил?
— Нет, конечно.
Сантана поняла, что добиться правды от него невозможно и он не скажет ей ничего такого, что могло бы повредить ему. Однако он мог направить ее на хороший след. Они пристально посмотрели друг другу в глаза, как бы договариваясь об этой тайной сделке. Это напоминало сговор предателей.
— Ну, и что дальше? — теряла терпение молодая женщина.
— А дальше, он приехал двумя днями позже и забрал ребенка.
— Сам Кепфелл?
— Да, сам.
Сантана недоверчиво посмотрела на доктора. Ответ показался ей каким-то неправдоподобным. Следуя строгому порядку усыновления, Кепфелл не имел права появляться и уж совсем не должен был забирать своего внука. Значит, тот документ, в котором она отказывалась от материнского права на ребенка, всего-навсего был фикцией. Ей и раньше иногда приходила в голову такая мысль. Правда, вначале она твердо верила, что, сама легально оставила своего ребенка. Потом она стала Представлять себе, что если бы за это дело взялся адвокат в стране, менее скрупулезной по отношению к таким делам, то в таком случае этот акт был бы довольно серьезно воспринят юстицией. Но в последнее время ей все чаще приходила мысль о похищении. Конечно, выглядело это как усыновление, но усыновление совершенно незаконное. Но представить такое, чтобы дедушка вернулся и украл своего внука...
— Погодите, доктор Рамирес. У вас было мое разрешение, чтобы передать ему сына?
— Ну в конце концов Ченнинг Кепфелл был его дедом. Вы же с ним приехали в клинику. Ваш муж трагически погиб, вы находились в отчаянном состоянии: все это мне показалось совершенно естественным.
Да, Рамирес был твердым орешком. Больше ничего она от него не узнает. Но и этого было достаточно. Она уже было собиралась распрощаться с ним, когда ей на ум пришел еще один вопрос.
— А скажите, доктор, господин Кепфелл приехал за ребенком один?
— Не совсем. Его кто-то ждал в машине.
— Шофер?
— Нет. Какая-то женщина. Помню, она была в чем-то красном. Но я не знаю, Сантана, поверьте мне! Она не выходила из машины, и лица ее я не видел. Но именно она взяла ребенка, а Кепфелл сел за руль. Они сразу уехали.
Сантана поднялась.
— Уже уходите? — спросил врач, — мы только разговорились.
— Я и так уже многое узнала, в том числе и о вас. 
Доктор Рамирес снова развел руками:
— Вы же знаете, калифорнийские миллиардеры — очень богатые соседи. А мы — нация гордая, но бедная.
— Ну уж не прибедняйтесь, доктор Рамирес!
— Да нет, правда.
Он проводил ее до ворот.
— Вы не хотите воспользоваться моей машиной?
— Спасибо, доктор, я хочу воспользоваться остатком дня, чтобы пройтись пешком. Акапулько — приятный город.
— В таком случае я бы мог вам его показать. Вы в каком отеле остановились?
Предложение главного врача клиники «Четыре солнца» было только наполовину искренним. Ослепительная красота молодой женщины никак не могла сгладить тот неприятный осадок, который остался после разговора с ней.
— В «Хилтоне», на побережье.
Она дала ложный адрес. А завтра в полдень Сантана уже летела в самолете в Лос-Анджелес.

0

26

ГЛАВА 11

Возвращение в Лос-Анджелес для Сантаны было началом столкновения между ней и властелином холмов Санта-Барбары. Все иллюзии, которые до сих пор она еще питала, остались там, в Акапулько. Она уже не могла с такой беззаботностью смотреть в будущее, как маленькая компания с «Бермудского треугольника». Для них Лос-Анджелес продолжал блистать как хрустальный шар, в котором им улыбалось их будущее. Дельтаплан на время был позабыт. Вместо него теперь парили их мечты. Поскольку до конца каникул оставалось совсем немного, Денни решил рассказать все своим родителям и выбрал для этого семейный ужин. Отныне он уже взрослый, колледж дал ему только теоретическое образование, которое, безусловно, ему было нужно и из которого он когда-нибудь извлечет выгоду. Но на пляже его заметили, у него есть хорошие адреса, он способен сам выходить из трудных ситуаций, и даже если он немного себя переоценивает, это не причинит ему зла.
Из всей этой мешанины и после довольно подробного допроса его родители смогли вычленить главную мысль: Денни хотел уехать в Голливуд со своим другом Тэдом. Тэд пользовался непререкаемым авторитетом, потому что был из семьи Кепфеллов. Их дружба Рубену Ангрейд могла принести только пользу. До конца обеда он сумел сохранить нейтральность, но его супруга Роза, которая, как обычно, уже приняла решение, смогла его высказать как обоюдное:
— Ты прав, Рубен. Я не вижу причин, которые могли бы помешать нашему мальчику начать самостоятельную жизнь. Тем более, что речь идет о его карьере. При условии: он будет регулярно давать знать о себе и мы сможем всегда к нему приехать.

После того, как Сантана все ей рассказала, Роза рассчитывала на материнское сообщество, и потом, Лос-Анджелес был совсем недалеко. Для Ченнинга Кепфелла-старшего дело обстояло еще проще. Во всяком богатом американце, как и вообще в большинство людей, заложен миф о человеке, который сам себя сделал. Его сын не только мог, но и должен был как можно раньше столкнуться с реальностью, доказать свои способности и попытаться использовать свой шанс. Таким образом, Тэд должен поехать в Голливуд. То, что не составило никаких проблем для парней, было препятствием для девушек. Джейд, которая только и мечтала о Голливуде и была убеждена в том, что она рано или поздно засияет на его небосклоне, не могла не думать о своей матери. Немое отчаяние близкого человека, вызванное внезапным уходом мужа, и переживания, связанные с неожиданным возвращением сына, больно отзывалось в сердце Джейд, и она понимала, что нужна сейчас матери как никогда. Быть рядом с ней — ее долг.
Что же касается Лейкен, то она просто не нашла сил сообщить обо всем Аугусте. Поэтому парни уехали вдвоем. Благодаря одному знакомому, который когда-то учился в их колледже и уже осел на новом месте, они смогли снять крохотную квартирку с душем, достаточно удаленную, впрочем, от Беверли Хилз. Адреса, которые получил Денни, действительно привели их к студии, но ворота этой студии оказались еще неприступней, чем ворота респектабельных домов в Санта-Барбаре. О подвигах Денни, продемонстрированных им на пляже Санта-Барбары, здесь, по-видимому, и слыхом не слыхивали, их попытки устроиться где-нибудь упирались в непонимание. Только однажды им повезло: в одном бюро «Кукла» школы кино Лос-Анджелеса им посоветовали обратиться » пиццерию, куда требовались разносчики. То несколько долларов, которые они могли заработать, плюс бесплатная пицца были весьма кстати для парней, сбережения которых были вмиг растрачены в киногороде. Они часто привозили пиццу тем важным людям, от решения которых зависела их судьба. Но будучи мальчиками хорошо воспитанными и щепетильными, они не воспользовались этим случаем, предоставив шансу и таланту самим прийти на помощь их судьбе. А пока Тэд и Денни усовершенствовали свое мастерство на более низком поприще. Одетые в смешные фуражки, они лихо разъезжали на мотороллерах и становились просто хорошими разносчиками пиццы. Но это типичный путь наверх многих представителей высшего света, в том числе и членов семьи Кепфелл.
Ченнинг Кепфелл-старший теперь протежировал и помогал сделать карьеру другим. В частности, сейчас он пристраивал Питера Флинта. Этот высокий парень нуждался в поддержке. В семье на него смотрели так, как смотрят на лекарство, способное возродить и снасти. Кепфелл считал своего будущего зятя абсолютным союзником. В чем он еще не мог себе признаться, так это в том, что при всем желании он не находил в своем будущем зяте качеств делового человека. Питер был еще одной пятиногой овцой, которую Келли привела в его подчиненное порядку стадо. Конечно, если она любит бедняков, — это ее дело. Его дело помогать. Поручение работать и сети отелей «Кепфелл» было одним из самых простых, как бы пробой пера, Ченнинг-старший полностью доверял отменным качествам Карела Кубанского, директора этой гостиничной сети. От Питера только и требовалось, что уладить проблему управления, уже почти решенную Кубанским. А вот дальше дело было посложнее. Для того чтобы сделать из Питера презентабельного человека, его надо было внедрить в эту топкую систему привилегий, соседей, друзей. Для это Кепфелл видел только одну возможность: нужно организовать ужин, наподобие французского, для того, чтобы представить на нем Питера и одновременно свое «Шабли». Народу там будет немного, но те, кто особенно нужны, — будут.
Однако судьбе было угодно вмешаться в ход событий, и она поставила все на свои места в этой истории, в которой он уже стал теряться. Когда однажды Келли в присутствии Питера сказала отцу, что ее жених тренируется в игре в поло, Питер торжествующе улыбнулся. А преподаватель, подумал Кепфелл, кажется похитрее, чем я о нем думаю. Но Питер не знал, что это спортивное увлечение было для Кепфелла знаком трагедий, конечно, не могло ему понравиться.
Питер не был хорошим всадником, и начинать Эту трудную и опасную игру в его возрасте было делом нелегким. Мог ли он состязаться с теми, кто научился ездить верхом почти в то же время, как научился ходить. К тому же и талантом он не блистал. Короче, Питер не был Ченнингом-младшим. Накануне приема, предусмотренного в его честь, молодой преподаватель спикировал на твердый газон для игры в поло. Лошадь одного из игроков неожиданно встала на дыбы и ударила своей головой голову Питера. Тот упал на землю, его увезли в больницу и запретили вставать. К счастью, переломов не было, но травма требовала ухода. Больше, чем кто-либо другой, Питер понял, что этот несчастный случай был предопределен судьбой. Знак фортуны был слишком очевиден и доставлял ему очень большие заботы. Падение с лошади произошло не просто по невнимательности, и помешала насладиться компанией и вином своего будущего тестя не только собственная вина. Причиной случившегося стал другой человек, Джо Перкинс, лицо которого он на секунду увидел в толпе зевак, наблюдавших за игрой. Упав на землю, он на несколько мгновений потерял сознание, а когда очнулся, сразу понял, что эта картина — не плод его больного воображения, это реальность. Лицо Джо было рядом с лицом Келли, склонившейся над ним.
Дело было так. Когда Келли увидела Питера, лежавшего на газоне, она бросилась к нему и в этот момент заметила Джо. Тот проворно перелез через изгородь и первым подбежал к своему сопернику. Вдвоем они отнесли потерпевшего на край поля и не отходили от него, пока не подъехала машина «скорой помощи». Когда Питер очнулся он увидел их рядом. Таким образом они встретились в третий раз, и это не могло быть случайностью, это было судьбой. Очутившись в тишине больничной палаты, зашторенные окна которой как бы отгородили его от мира, Питер между редкими визитами врача и посещениями Келли имел достаточно времени, чтобы все как следует обдумать. Из головы его не выходил недавний разговор с невестой, и чем дальше, тем неприятнее он ему казался.
— Помнишь, лет шесть назад я вас познакомила друг с другом, Джо и тебя, — начала Келли.
— Да, это так.
— Вы ведь тогда понравились друг другу. Вы хорошо ладили.
— С чего ты взяла? — он сам не ожидал, что вопрос прозвучит так резко.
— Нетрудно было догадаться, — ответила девушка, — несмотря на всю свою занятость, ты помогал ему в учебе, хотя он был просто лодырь и даже иногда пропускал уроки. Джо говорил мне о тебе с теплотой и уважением. Мне кажется, вы могли бы по-настоящему сдружиться.
Он не ответил. Келли вступила на слишком скользкую почву. Она и сама понимала, что лучше не продолжать, но остановиться уже не могла:
— Питер, скажи мне честно, ты ведь был единственным человеком, кто знал, что мы хотели пожениться.
Строго говоря, это не был вопрос, поэтому он продолжал отмалчиваться и только весь сжался от напряжения. Значит, визит Джо на яхту принес еще большие несчастья, чем он боялся.
— Ты ведь был единственным человеком, который знал, что мы собирались уезжать, — заключила Келли, — тогда скажи, Питер, если не от тебя, то от кого же еще мог мой старший брат Ченнинг узнать, что мы собирались убежать?
Конечно, все было совершенно ясно. Ему бы следовало рассказать Келли правду, но он не нашел в себе силы отрицать очевидное. Наверное, это было не лучшим способом поведения, да что из того, если главного изменить он уже не мог. А главное заключалось в том, что мысли Келли обратились в прошлое, в котором Джо не был убийцей, или, по крайней мере, не исключительно убийцей. Судя по всему, он начинал становиться кем-то вроде жертвы и с этой стороны представлял для Питера прямую опасность.
Съехавшиеся на ужин по-французски «роллс-ройсы» и «мерседесы» заставили все подъезды к вилле Кепфеллов. Приглашенные, предварительно тщательно отсортированные Ченнингом-старшим, не слишком забивали себе голову проблемами состояния души наследницы семьи и еще меньше состоянием здоровья ее жениха поэтому его отсутствие было не слишком замечено. Конечно, если бы этот Питер Флинт был принцем крови, тогда другое дело, но кого здесь мог заинтересовать обычный школьный учитель.
Пожалев для приличия о несчастном случае во время, игры в поло, гости дружно перешли к столу. Всемогущий хозяин дома подождал, пока собравшиеся усядутся, потом поднял свой бокал с «Шабли».
— Мой первый тост за ослепительную Келли, мою дочь, и ее жениха, которого, к сожалению, сегодня нет среди нас. Вы знаете, что Питер, мой будущий зять, пострадал, занимаясь тем же видом спорта, которым когда-то занимался мой несчастный мальчик, которого мне так не хватает. Врачи обещали, что Питера быстро поставят на ноги. Это очень солидный и храбрый молодой человек. Поэтому я пью за его быстрейшее выздоровление. Я пью за счастье моей дорогой дочери. За Келли!
Девушка улыбнулась.
— Я также пью за другого молодого человека, который сегодня с нами. Я вижу в нем будущего генерального прокурора Санта-Барбары. Мой личный хрустальный шар мне как-то сказал, что он может занять место в резиденции губернатора нашего штата. Я пью за то, чтоб это предсказание сбылось. Также я поднимаю свой бокал в честь моего дорогого сына Ченнинга...
Кепфелл посмотрел на Мейсона и, встретив его мрачный взгляд, сразу же понял свою ошибку. 
— Я хочу сказать, за моего великого и дорогого Мейсона. Правда, теперь я опасаюсь, что он пригласит меня вести ближайшую предвыборную кампанию, не так ли, Мейсон?
Но Мейсон уже выходил из-за стола. Кепфелл растерянно смотрел ему вслед.

Если б Аугуста Локридж узнала о неприятном инциденте, происшедшем между отцом и сыном, эта весть пролила бы бальзам на ее отравленную завистью душу. Еще вчера она видела все эти излишества, которые присутствовали на вечеринке по случаю помолвки, а сегодня — снова вызывающая роскошь ужина миллиардеров. С верхнего этажа своего красивого дома Аугуста все время в бинокль наблюдала за перемещениями гостей на этой столь яростно ненавидимой ею вилле. Если она не видела Мейсона, потому что было слишком темно и она уже ушла со своего наблюдательного поста, и конечно же она заметила всех этих гостей в больших лимузинах и определила, кто есть кто. Она могла сказать, что вне всякого сомнения присутствовали Суэмптоны, семейство королей Бе, Пико, Хауд, конкурент нефтепромышленник, эта пышечка миссис Кларк в компании очень приятного молодого человека, вне всякого сомнения ее нового молодого любовника, — все эти люди, которых она раньше принимала. Ее гнев искал выхода и в конце концов обратился на Лейкен. Когда она спустилась к ужину, Лейкен разговаривала с кем-то по телефону.
— Ты, очевидно, звонила Тэду? — резко спросила Аугуста, как только девушка повесила трубку.
— Да, маман, но...
— Никаких «но», не забывай, что Тэд — Кепфелл.
Лейкен давно уяснила, что когда мать вне себя, с ней лучше не спорить.
— Да, маман.
— Сейчас он еще молодой, но чем старше он будет становиться, тем более жалкий у него будет вид. Тем невзрачнее он будет. В конце концов он не сможет думать ни о чем, кроме своего состояния. Будет презирать людей, законы, мораль. Я знаю, моя девочка, что случается с женщиной, которая выходит замуж за Кепфелла. Памелла, София, — знаешь, что с ними стало?
Конечно, ее слишком далеко занесло. В это время Минкс уже входила в комнату, и она услышала слова Лейкен.
— Мама, я же не имею ни малейшего намерения выходить замуж.

0

27

ГЛАВА 12

«Мне только что приснился сон, и я хочу рассказать тебе о нем. Этот сон о тебе и обо мне, о нас двоих. Мы где-то далеко отсюда очень далеко, идем по горячему песку, и прибой лижет паши босые ноги. На твоем прекрасном лице прозрачные брызги воды, а волосы пахнут океаном. Я вдыхаю соленый свежий запах моря и чувствую, как бесконечно люблю тебя. Ты должна знать, что мое сердце, моя душа принадлежат тебе, только тебе. Во сне ты просишь любить тебя всегда. Я обещаю тебе это. Так будет всегда, до последнего моего дня. Я тебя обожаю и буду всегда обожать. Джо».
Рука Келли, державшая это наивное и нежное послание, задрожала, и листок упал к ногам, девушки. Здесь же, на полу, лежала большая связка желто-коричневых конвертов, на каждом из которых было написано крупными буквами: «Келли». Почерк был знакомый, размашистый, с круглыми аккуратными буквами. «Подумать только, и такой почерк принадлежит убийце, — воскликнула про себя Келли, поднимая вырванную из школьной тетради страничку. — Надо немедленно все сжечь, сейчас же, немедленно, сию же минуту», — уговаривала она себя.
Эту связку конвертов, Келли получила по почте, с небольшой сопроводительной запиской от Джо: «Все эти письма я написал в тюрьме тебе. Но так и не осмелился их отправить. Ты можешь их сжечь, но прежде прочитай».
Пакет с письмами Келли положила вглубь шкафа, а сегодня вдруг достала его. Что-то побудило ее развязать связку, вынуть аккуратно разлинованный листок...
Ночью на вилле сработала сигнальная система. Примчалась полиция, обысками весь сад. Никаких следов. Келли наблюдала за происходящим из окна своей спальни, видела, в каком бешенстве был отец. Он решил, что система безопасности работала плохо, и намеревался ее изменить.
С каждым днем Джо Перкинс все больше и больше чувствовал, как над ним сгущаются тучи. Он ощущал себя одиноким затравленным волком, который и держался только на поддержке матери и сестры. Он пытался помириться со своим отцом, но тщетно. Тот словно ослеп и оглох и стал какой-то неприступной глыбой, к которой не подобраться ни с какой стороны. Джо в конечном счете с горечью вынужден был признать, что человек, давший ему жизнь, всегда будет находиться под влиянием общественного мнения, которое создают сильные мира сего. А по отношению к нему это общественное мнение было пропитано ядом и ставило своей целью сделать из него изгоя. Его даже однажды арестовали, явно по наводке семьи Кепфелл и под предлогом выяснения обстоятельств какого-то темного преступления, к которому он, естественно, не имел никакого отношения, и поэтому его отпустили, впрочем, даже не извинившись. Выло абсолютно ясно, что его хотят озлобить, и молодой человек начинал уже опасаться, а не сломают ли его те удары, которые один за другим обрушивались на него, и не попадет ли он, словно зверь в канкан, в их ловушку. И кто проявлял сочувствие и относился лояльно к нему, так это таинственный Доменик и Аугуста Локридж, которых он знал недостаточно, но вынужден был им доверять, так как даже одичалый волк иногда испытывает нужду в компании. Кроме того, Джо Перкинс спешил. Он знал, что ему нужно опередить время, которое работает против него. В таком случае не будешь долго раздумывать над предложением, пусть даже очень рискованным, своего сторонника, который видит в исполнения его залог будущих отношений. Задание Доменика — проникнуть в виллу Кепфеллов — было тому примером. По мнению Джо, он его провалил, потому что смог вызвать только рев сирен. Хотя у Доменика на этот счет было другое мнение. «Нужно будет туда обязательно вернуться и обыскать комнату Ченнинга, — позвонил он ему через день. — Я проштудировал все журналы того времени. У меня был даже доступ к полицейскому досье. Что-то в информации отсутствует, и это «что-то» нужно найти, — настаивал голос, — найти обязательно...»
«Легко сказать...» — ломал голову Джо.
Визит Аугусты Локридж оказался тем толчком, который направил мысли молодого человека в нужное русло. Она неожиданно предложила ему место садовника у нее в доме. Поначалу слегка удивившись, Джо, однако, сразу же увидел несколько серьезных преимуществ этого предложения. Во-первых это все-таки деньги, в которых У него была такая нужда; второе преимущество заключалось в том, что имение Аугусты вплотную примыкало к той самой вилле, которая так сильно интересовала его. Единственное, что вызывало в нем сомнения, была неясность мотивов Аугусты Локридж. Эта женщина вообще была загадкой для него. Как-то раз ему даже пришло на ум, что Аугуста и Доменик были одним и тем же лицом. Такая гипотеза, может быть, и была фантастичной, но в одном он был совершенно уверен, что миссис Локридж действительно ненавидела Кепфеллов. А поскольку он считался тоже врагом ненавистного Аугусте семейства, то она могла отводить ему роль шпиона, которому было удобно лить воду на ее мельницу. Была и третья гипотеза: женщина еще не старая, Аугуста всего-навсего хотела переспать с ним. Может быть, из-за его прекрасных глаз, может быть, из-за ее привычки соблазнять. Он очень быстро убедился, что на этот счет, по крайней мере, он совершенно не ошибался.

Вернувшись в Санта-Барбару, Сантана Ангрейд первым делом направилась к Кепфеллам. Филипп напрасно пытался объяснить ей, что господин очень занят, что он по-прежнему бьется над неразрешимой проблемой пожара на нефтяной скважине, она все-таки сумела добраться до его кабинета.
Ченнинг Кепфелл вместе со своей секретаршей Вероникой были буквально привязаны к телефонным аппаратам. Когда она появилась в проеме двери, секретарша мило улыбнулась ей, что укрепило ее в решении добиться своего во что бы то ни стало. Она уселась в одно из двух кресел для посетителей, несмотря на то, что Кепфелл всем своим видом показывал занятость и, избегая встретиться взглядом с Сантаной, хватался за телефонный аппарат, как за спасательный круг.
В телефонном разговоре, насколько она могла понять по обрывочным фразам, речь шла о том, чтобы найти человека по имени Круз. В этом человеке Кепфелл видел спасение своих нефтяных скважин. Но Круз будто сквозь землю провалился. И когда уже, игнорировать присутствие молодой женщины стало неприлично, Кепфелл поднял на нее свои голубые глаза.
— Сантана, кто тебе сказал... — начал он. Она перебила его, направляя тем самым разговор в нужное ей русло:
— Доктор Рамирес, господин Кепфелл.
Ченнинг перевел встревоженный взгляд в сторону Вероники, но умная секретарша, казалось, полностью была поглощена телефонным разговором. Умел же Кепфелл подбирать себе людей.
— Понимаешь, Сантана, — продолжал упрямиться Ченнинг. — У меня действительно очень серьезная ситуация. Может быть, завтра зайдешь?
— Я не могу откладывать, господин Кепфелл, — твердо сказала Сантана.
И Кепфелл уступил.
— Согласен. Пойдем в салон. — И обернулся к своей замечательной секретарше: — Вероника, держите Бостон на связи. Если появится что-то новое, сразу же дайте мне знать. Я буду в салоне.
— Да, я думаю, надо попытаться выяснить дело с Жираром из Филадельфии. У него недавно там были какие-то проблемы. Может быть, Круз Кастилио...
Последних слов Вероники они уже не слышали, так как Кепфелл плотно закрыл дверь в салон.
— Значит, ты видела Рамиреса, — без всяких предисловий начал Ченнинг-старший.
— Совершенно верно, и он все мне рассказал.
— Ну так что?
— То, что вы украли моего ребенка,
Ченнинг-старший поморщился.
— Надо выбирать более удачные слова.
— Выбирайте. Я знаю: вы сразу же приехали за мальчиком, как только я оттуда ушла. Зачем?
— Для того, чтобы способствовать усыновлению.
— Вы уверены в этом?
— Ну в конце концов я должен же был поручить его заботам кого-либо.
Молодая женщина медленно опустилась в кресло. Мало того, что это дело было неясным само по себе, она только что получила подтверждение того, что вообще-то ее ребенок не совсем был усыновлен. Он был просто кому-то «поручен». Иначе говоря, несмотря на ее письменное отречение, се ребенок был все еще ее ребенком. Оставалось выяснить: где, как и с кем он живет. Значит, в конце концов, путешествие в Акапулько было не бесполезным.
— И кто же заботится о моем ребенке? — осторожно спросила она.
— Я не могу тебе сказать. Прошло уже пять лет, Сантана.
Интуиция подсказывала Сантане, что не следует сейчас обострять ситуацию, она и так уже близка к своей цели. Теперь, главное, не сбиться с пути, не наделать ошибок. Каждый неосторожный шаг может дорого ей стоить.
— Господин Кепфелл, я очень хорошо знаю, что я действовала как безответственная девчонка. Помнится, я даже подписала бумагу. И я признаю, что с моей стороны не совсем разумно, спустя пять лет, строить из себя оскорбленную мать. Однако мне действительно хотелось бы увидеть своего ребенка. Не могла ли я, по крайней мере, хотя бы взглянуть на него, узнать, как он живет. В конце концов, просто посмотреть его фотографию. Разумеется, чтобы это не помешало его жизни.
Расчет Сантаны оправдался.
— Но ведь это причинит тебе только страдания, — сломленным голосом сказал Кепфелл. — Ты так не считаешь?
Она не просто так не считала, она была уверена в этом. Кроме того, она убедилась в том, что Кепфелл совершенно точно знает, где находится ее сын, с кем и как он живет. Единственное, чего она еще не понимала, так это отношения дедушки к собственному внуку. Он, кажется, признался в своей ответственности за прошлое и настоящее внука. Этот дедушка-вор словно подталкивал Сантану к поискам, подбадривал ее, доверялся ей вместе с ее ребенком.

В другой семье другая молодая девушка искала своего отца. В воскресенье, чувствуя себя в великолепной форме и отдавая отчет своей красоте, Джейд направилась после обеда в отель Ароебич.
Было безлюдно, многие обитатели мотеля пошли к морю, но у одного из бунгало был припаркован старый «бьюик».
Открыл дверь Джон Перкинс. Он был, как говорится, «при параде» — в костюме и в галстуке. Это произвело на Джейд определенное впечатление. Она совсем не ожидала такого торжественного приема и ужо даже немного пожалела о том, что была одета не в совсем подобающую такому случаю одежду, в шорты и пляжную тенниску, но в конце концов это был ее отец. Джон Перкинс смотрел по телевизору спортивную передачу, из глубины комнаты был слышен голос спортивного комментатора, то повышающийся, то затухающий, как прибой Тихого океана. Джейд дважды поцеловала отца в щеку и согласилась выпить кока-колы, которую отец извлек из холодильника и пена которой немедленно заполнила стакан. С первыми глотками холодного напитка улетучилась неуверенность, с которой Джейд переступила порог этого дома.
Ее идея состояла в том, чтобы примирить родителей, и со свойственным восемнадцатилетней девушке энтузиазмом она и пришла, чтобы все уладить. Самой себе она пообещала любыми силами обходить тему Джо. Тем более, что Джо, брат, которого она глубоко обожала, последнее время поселился Где-то в другом месте и не жил дома. Если она хорошо разобралась в ситуации, теперь отец мог вернуться домой, не подвергая семью риску нового столкновения с сыном. Конечно, ее умозаключения были наивны, далеки от сложного, противоречивого и извилистого мира взрослых, в который она только-только вступала и разобраться во всех хитросплетениях которого ей было не под силу. Она действительно была рада видеть своего отца, а отец был просто в восторге от того, что видит дочь. Однако их разговор был похож на диалог непонимающих друг друга людей, совершенно глухих к словам друг друга. На предложение Джейд, выступавшей в качестве уполномоченного от семьи посланника, отец ответил откровенной непримиримостью. Джейд настаивала, Чтобы он вернулся домой, Джон Перкинс требовал, чтобы его дочь ушла из того дома и поселилась у него.
— Твой брат опасен, — не прекращал он повторять, — он навлекает на семью невзгоды. Здесь ты будешь в полной безопасности.
Воссоздание семьи в Прежнем виде казалось невозможным. Ведь Мариса указала ему на дверь, а у него была своя гордость. Так ни о чем и не договорившись, незаметно перевели разговор на Голливуд. У нее там были приятельницы, сейчас было время каникул, она скучала одна в Санта-Барбаре и хотела бы попытать счастья. И неожиданно для Джейд, отец поддержал ее и согласился на то, что небольшое путешествие будет сейчас полезнее, чем пребывание в городе, отравленном присутствием Джо. В глубине души Джейд призналась себе, что ради этого разрешения, собственно, и пришла в мотель. Значит, она поедет, поедет туда, где Денни и Тэд. Нужно немедленно обо всем рассказать Лейкен. Она крепко расцеловала отца в обе щеки и быстро распрощалась с ним. Ей даже не пришла в голову мысль о том, что Мариса на этот раз действительно останется одна.

Келли скучала. В своем прекрасном дворце она не знала, куда себя деть, и была недовольна собой за это пустое времяпрепровождение, когда бесцельно листаешь справочник, от нечего делать перебираешь кнопки набора телефона, в десятый раз рассматриваешь развешанные на стенах акварели с изображением отцовской яхты. Питер был занят. Он бился над проблемой, по сравнению с которой задачи но физике, которые он решал раньше, казались сущим пустяком. Сейчас он с трудом составлял план того, как достойно принять в одном из отелей Кепфеллов прибывающих на конференцию губернаторов Западных штатов. Вся головоломка заключалась в том, как обустроить в равных условиях комфорта двух губернаторов штатов, которые в свободное от конференции время не должны были встретиться в отеле, поскольку они не выносили друг друга. Это был губернатор штата Колорадо и губернатор штата Айова. К тому же одни из них был республиканец, а другой демократ.
— Тебе еще много осталось? — нетерпеливо спросила Келли уже в который раз.
— Еще немного, дорогая. Я сейчас заканчиваю.
Келли отвернулась к окну. У входа во дворец стоял шикарный, красного цвета, спортивный автомобиль, подаренный ей женихом.
— Питер, как только мы поженимся, почему бы вам не уехать в Нью-Йорк?
«В Нью-Йорк, боже мой, это другой конец света!» Город был полной противоположностью кепфелловскому раю, предпочесть его тому, что было создано в семье Кепфеллов, равносильно безумию. Рука Питера сжала авторучку: «Причина этого — Джо».
Келли видела замешательство Питера.
— Мне всегда хотелось жить в Нью-Йорке. Это увлекательный город. Иден, например, не хочет из него уезжать. Там есть все, чего нет здесь, — театры, музеи, французская мода. Я очень хорошо представляю себя в нем, где-нибудь на Пятой авеню.
— Послушай, Келли, это что, бегство? Если так, то пусть Джо убирается отсюда. Не может быть и речи о том, чтобы уступить ему. Если ты меня достаточно любишь, то...
— Пожалуйста, не сердись, дорогой. Я не хотела тебя обидеть.
— Как я могу не сердиться? Я не хочу, чтобы ты боялась этого типа.
— Окей, Питер, я ничего не говорила.
Но Питер Флинт так не думал.

0

28

ГЛАВА 13

Вероника не была бы прекрасной секретаршей, если бы ей не удалось разыскать Круза Кастилио. Она с блеском продемонстрировала свои деловые качества — и результат был налицо. Блудный сын сошел с самолета в аэропорту Лос-Анджелеса, где его уже ждал вертолет, зафрахтованный Кепфеллом, чтобы отвезти прямо на место аварии.
Буровая скважина представляла собой гигантский факел, недоступный целой флотилии катеров, круживших рядом и не способных подступиться к нему. Команда непосредственных спасателей тоже была бессильна. Только платформа буровой скважины, готовая вот-вот заняться огнем, еще вселяла маленькую надежду на ликвидацию пожара. Вертолет приземлился на площадке катера, откуда на моторной лодке Круза быстро подвезли к подножию платформы.
Кастилио всегда работал один, в атом было его величие и его тайна. Он считал, что, только находясь в одиночку перед лицом опасности, он приобретает ту силу, которая приводит его к осуществлению чуда. Остальные могли только помешать тому священному экстазу, в который входил летучий пожарник и который приводил в конечном счете к успеху. А если люди — а такие безусловно были — и высказывали сомнение в нем и называли сумасшедшим, так делали это просто из зависти к его профессионализму, к его виртуозности. Это был специалист, который с приобретением опыта действительно стал несравненным. Он знал наперечет все свойства спасательных взрывных устройств, умел использовать их так, на что любой другой человек, мыслящий стандартно, никогда бы не решился. Он не боялся риска, был отчаянно смел и находчив. Облачившись в свой защитный комбинезон, пропитанный асбестом, он попросил в деталях описать всю историю пожара и, задав несколько наводящих вопросов, отпустил всех, включая и спасательную команду. Оставшись наедине со стихией, поддерживаемый лишь кабелем, он напоминал альпиниста, которому па этот раз в единоборстве с силами природы следовало покорить огненную металлическую вершину. Зрелище было грандиозным. Пламя, в котором дрожал перегретый воздух, внезапно превратилось в громадный черный гриб, нависший над большой железной пирамидой. Через несколько минут Круз Кастилио, зависший между небом и морем и кажущийся таким маленьким, начал делать семафорные знаки куском материи. Это означало, что нужно было приехать и забрать его. Полузадохнувшийся, с лицом, черным от копоти, он спускался с вышки победителем, и глаза его сияли, будто в них укрылось побежденное пламя.
Они встретились в палате комфортабельной клиники. Время и события не изменили старых приятельских отношений. Круз крепко пожал руку Джо, давая тем самым понять, что те мрачные сплетни, которые паутиной оплели бывшего заключенного, его не интересуют. Круз считал, что он не только хорошо разбирается в пожарах, но знает толк и в людях, а потому ему не нужно было читать полицейские донесения, чтобы в глубине души быть твердо убежденным в том, что Перкинс невиновен. Таким образом, Джо обрел наконец в Санта-Барбаре настоящего союзника.
Пожар на буровой скважине был не единственным, который угрожал устойчивости Кепфелла. Во-первых, много неприятностей доставляла старуха Минкс, жившая по соседству, которая угрожала провести экологическую кампанию против него и призвать его к ответственности за то, что он этим пожаром загрязнил море и нанес невосполнимый ущерб природе. Кепфелл считал, как и многие в Санта-Барбаре, что она просто завидует его положению и его карьере настоящего американца. Но в любом случае, но его размышлению, экология была роскошью, которую могут позволить себе только маленькие страны, а сила его страны несомненно была основана на конфликтах с природой.
Конечно, тревожила его и Келли, но успокаивало то, что он был не единственным человеком, который ею занимался. Вот с Сантаной дело обстояло сложнее. До какого времени он может держать ее в неведении но поводу ее ребенка ив таком случае что же сказать Джине? Но самой срочной, несомненно, проблемой, которая требовала решения, был Мейсон. Что стоило одно только то, как резко и неожиданно он покинул праздничный стол. Это одновременно и огорчило и насторожило Кепфелла-старшего. Сын словно демонстрировал ему свой характер. Его извинения на следующий день были только следствием его воспитанности, не более. Акт сыновней почтительности Мейсон довершил новым бунтом, заявив, что больше не собирается продолжать свою карьеру политика. Тогда Кепфелл был очень занят пожаром и не придал большого значения этому факту, считая его просто очередным капризом. Мейсон уже вступил на эту дорогу, был ответственен за организацию этого коллоквиума губернаторов, причем выступал в роли большей, чем просто в роли сына Кепфелла... Сейчас, когда напряжение, связанное с пожаром, отступило, Кепфелл-старший решил выяснить, каковы же настоящие намерения Мейсона.
Он пригласил сына поужинать в ресторан «Ctolleta», который находился за городом. Этот мексиканский ресторан славился не только хорошей кухней, самое главное, там им никто не мог помешать. Между отлично приготовленной рыбой, и десертом из экзотических фруктов Ченнинг-старший приступил к атаке.
— Значит, Мейсон, ты решил покончить с большой политикой?
— Да, папа.
— Ты мог бы, по крайней мере, посоветоваться со мной, прежде чем принять такое решение.
— Я заранее знал твои чувства.
— Дело не в чувствах, Мейсон. Дело в логике. В исторической логике, мой сын. Ты можешь меня выслушать?
Мейсон чуть было не сказал: «Нет». Слушать отца — он заранее это знал — было все равно, что смотреть старую затертую киноленту с Фордом в главной роли о своих предках — завоевателях Нового Света, пионерах Дикого Запада, к которым все последующие поколения должны были испытывать чувство глубочайшей признательности. И его поколение в этом смысле было не исключением, хотя, оно знало и о другом: об Аль Капоне, а маккартизме, об убийстве Кеннеди, о геноциде индейцев, о вьетнамской войне и о депрессии. Таким образом, отец представлялся сейчас похожим ему на некоего почтенного деда, сошедшего с писанной маслом картины в деревянной раме. Ему не хватало только бородки, как у Линкольна, и тем не менее Мейсон честно должен был признать, что замечательная сила его отца питалась корнями, которые исходили из первобытной почвы Соединенных Штатов. Мейсон признавал это и уважал своего отца. Поэтому он не ответил «нет», а сказал «да».
— Наши предки, — как и ожидалось, начал отец, — приехали в Америку из Англии. Люди они были не богатые, денег у них было немного, а образования и того меньше. Но у них были смелость. Сохранился дневник, который вел одни из первых Кепфеллов-американцев. Тан рассказывается о длинном рискованном путешествии из Филадельфии в Сан-Франциско, во время которого они потеряли двух детей.
— Да-да, я помню, — ответил Мейсон, хорошо зная, что эта реликвия отойдет в свое время к нему по праву старшего сына.
— Самое главное, Мейсон, уметь правильно оценить, дать настоящую оценку этим жертвам.
«Ну вот, — подумал Мейсон, — все именно так, как я ожидал. Мой панаша действительно один из этих последних американцев, телефон которого подключен еще к XIX веку. Все именно так, он постоянно открывает страну, которой больше нет. Он продолжает сажать виноградники, продолжает эксплуатировать море с помощью этих скважин точно так же, как крестьяне когда-то подсечным земледелием сводили леса для того, чтобы выращивать на этом месте пшеницу, И эта страна продолжает позволять такое обращение. Все идет по плану».
— Да, — сказал он вслух.
— Я хочу просто тебе напомнить, каким непростым было прошлое семьи Кепфеллов. В этом дневнике есть такая фраза: «Мы сделаем все, что будет необходимо». Для меня это стало нечто вроде крылатого выражения. Я хочу, чтобы эта истина оставалась в семье и чтобы каждое поколение помнило ее. Каким бы путем ни шел любой ее представитель.
— Ты хочешь сказать: новым путем?
— Совершенно верно. Есть и другое выражение, которым я руководствуюсь, оно звучит так: «Ты дашь будущим поколениям то, что прошедшее поколение дало тебе». Что ты думаешь об этом?
— Я не знаю, что тебе ответить, папа. Я думаю, что я не уронил чести семьи. Я хорошо учился, окончил Гарвардский университет, у меня есть диплом юриста, я неплохо работал в твоей фирме, занимался политикой. Но у меня совсем нет желания быть в руководстве этой страны и даже в руководстве этого штата. И если я действительно хочу пойти другим путем, то должны быть другие варианты решения для меня.
— Подумай хорошенько, Мейсон. Тебе ведь придется все начать с нуля.
«Все начать с нуля, — самонадеянно повторил Мейсон про себя, — это не так уж трудно, когда, ты из семьи Кепфеллов».

В отличие от Мейсона, Джо не считал, что начинать все с нуля так уж просто. К счастью или к несчастью, он не был Кепфеллом, а всего-навсего Перкинсом, и потому, с одной стороны, ему нечего было терять, а с другой, ему не на кого было рассчитывать. Он все еще блуждал в потемках между своим загадочным помощником и хозяйкой «Маленькой Каталонии», не понимая ни того, ни другого. Келли после той мрачной истории, которая закончилась так неприятно, он видел только на площадке для игры в поло в тот  момент, когда Питер упал с лошади. Писем от нее он тоже не получал. Единственное светлое пятно на затянутом мрачными тучами небо был Круз, с его неизменной улыбкой на лицо. И то, что семья Кепфелла всячески обласкивала Круза, нисколько не влияло на отношения Джо к старому приятелю. Раньше перед жизнью они были равны, а вот теперь один — преуспевает, другой — нет. Джо относился к этому философски и не держал обиды на друга.
Правда, поведение Кепфеллов вызывало вопросы у Джо, и он предпринял еще одну попытку прояснить тайну мотивов этой семьи. Он получил телеграмму, естественно, снова загадочную, как и все, что с ним происходило. Текст телеграммы был коротким: ему предлагалось в 11.30 отправиться по адресу: 165 Норд-Маунтин драйв и подпись — «Д». Джо начал уже привыкать, к этим таинственным посланиям, подчиняться и действовать, словно слепой, который беспрекословно подчиняется тому, кто его ведет. Джо решил отправиться по указанному адресу. Может быть, наконец, будет покончено с таинственностью этого Доменика. И может быть, он узнает, кому будет обязан неизбежным возвращением в тюрьму, когда его застигнут во время ближайшего ночного визита на виллу Кепфелл. Улица. Норд-Маунтин драйв находилась далеко, практически уже за городом. Времени у Джо было, в обрез, и он немедленно отправился туда. Действительно, это была самая окраина города, и сразу же за домами начиналось бесконечное маисовое поле. Тихая улица представляла собой зеленый оазис, и ее бледно-желтые здания — всего два-три строения — утопали в густых зарослях. Джо вспомнил, что в одном из этих зданий находится конный завод. В его интересе к лошадям не было той страсти, которая внезапно проснулась у Питера Флинта, но он не мог не знать, как и любой в Санта-Барбаре, популярности конного спорта и особой любви к нему Ченнинга-младшего.
Ченнинг Кепфелл-младший... Даже маисовое поле напомнило сейчас о нем. Поистине он повсюду стоял у Джо на пути. Перкинс прислонил велосипед к стене здания и только хотел осмотреть место, как сразу заметил девушку, которая быстро направлялась к своей машине, припаркованной чуть подальше. Сердце быстрее, чем глаза, сказало ему о том, что это была Келли. Джо окликнул ее. Девушка замедлила шаг и обернулась. Конечно, это была Келли, и Джо побежал к ней. Всем своим видом она показывала, что собирается уходить, но почему-то медлила.
— Значит, ты расставил мне ловушку! Не подходи! — сердито крикнула она.
— Какую ловушку? — не понимал Джо. — Уверяю тебя, Келли, что нет. Мне сказали, что здесь продается лошадь-чистокровка, а здесь об этом никто даже не знает.
— Тебе не откажешь в изобретательности. Ловко же ты все придумал!
— Да нет же, совсем нет! Я получил телеграмму, в которой говорилось, чтобы я пришел сюда в 11.30.
Келли молча посмотрела на него, пожала плечами.
— Слушай, я ничего не понимаю, но в любом случае мне сказать нечего. До свидания, Джо!
— Келли, постой! Послушай меня. Эта наша встреча была кем-то подстроена, но я здесь ни при чем. Если бы мне захотелось тебя увидеть, я бы нашел любой другой способ сделать это, но сейчас я хочу поговорить с тобой, Келли.
— Сколько можно говорить?
— Ты знаешь, что пытались поджечь дом моих родителей?
— Знаю. Это прискорбно, но обвинить в этом нас смешно.
— Да пойми ты меня, наконец! Я ищу правду, Келли! — сорвавшись, закричал Джо.
Напрасно он обещал себе быть спокойным, его нервы, как всегда, были на пределе, и он опять не выдержал.
— Не приближайся, Джо, или я сейчас уйду, — испуганно вскрикнула девушка.
— Извини, что напугал тебя, Келли. Не бойся. Я просто хочу сказать: я ищу правду а каким-то людям в Санта-Барбаре это не нравится, и они делают все для того, чтобы я ее не нашел. И некоторые из этих людей очень близки к тебе.
— Это неправда, Джо. Ведь ты убил Ченнинга, и Кепфеллы не могут быть твоими друзьями.
— Я не убивал Ченнинга... Именно это я тебе пытаюсь объяснить. Когда я вошел в комнату, он был уже мертв.
— Я тебя видела! Видела с пистолетом.
— Пистолета этого так и не нашли.
— Джо, нельзя же вечно повторять этот бред. Ты отсидел свое, и мы квиты. Теперь ты свободный гражданин, и совершенно посторонний для меня. А как могло быть иначе?
Шелест маисовых стеблей прозвучал для Джо как какая-то насмешливая музыка. Насмешкой ему показалось и лошадиное ржание, которое донеслось из-за ворот конного завода. И в конце концов, сколько же можно оправдываться перед Келли, далекой, недоступной, с которой его разделяет пропасть. И ведь что самое-то главное, она права. Даже если ему удастся доказать свою невиновность, как вернуть эти пять лет, сделавших их чужими? Как вычеркнуть из жизни Питера, за которого Келли скоро выйдет замуж? Джо не знал, как ответить на эти вопросы. У него не было никаких доводов. У него оставалось всего три слова, за которые он был уверен. И он сказал их, как волшебное заклинание:
— Я люблю тебя!
— Джо, я выхожу замуж. Потом мы с Питером переедем в Нью-Йорк и будем жить там. Не пытайся увидеть меня снова.
— В Нью-Йорк? Меня это удивляет.
— А почему?
— Ведь Питер женится на состоянии семьи Кепфеллов, а не на нью-йоркской богине.
— Вод ты начинаешь уже грубить. Да, ты несчастен, но кто в этом виноват?
Келли повернулась и, не столько возмущенная, сколько смущенная, поспешила к своей машине. Ведь Джо прав: Питер действительно не хотел ехать в Нью-Йорк. Всю обратную дорогу она думала об этом.

0

29

ГЛАВА 14

— Дама просит, чтобы вы приняли ее, господин Флинт.
Питер посмотрел на часы. Наверняка это не Келли, обычно в это время она еще в постели. Сам он вставал очень рано, эта привычка выработалась у него еще с тех пор, как он преподавал в школе. Когда, припарковав свою «мазератти», он входил в отель, работала еще ночная смена. Громадное здание было погружено в сон, и, проходя по совершенно пустым коридорам и свой кабинет, который располагался на первом этаже, он любил представлять себя капитаном большого корабля, на котором только он нес пахту. Этим мечтаниям способствовали картины с морскими пейзажами, развешанные по стенам, а также отсутствие настоящего объема работы. Сегодняшнее утро было испорчено неожиданным приходом какой-то дамы. И все же Питер считал, что должен быть доступным в любое время, поэтому он позвонил в приемную:
— Эта дама не мадемуазель Кепфелл?
— Нет, нет, господин Флинт. Мне кажется, что это миссис Локридж.
— Значит, вы не полностью в этом уверены?
Вот уж на самом деле эта секретарша не отличалась смышленостью.
— Она не назвала своего имени, господин Флинт. Просто мне показалось, что я ее узнала. Вот и все. Я ей показала, где находится ваш кабинет.
Действительно, в дверь постучали, и вошла Аугуста Локридж. Питер был изумлен. С того самого момента, когда он предпринял попытку войти в лагерь Кепфеллов, он делал все, чтобы избегать Аугусты. То, что в одно прекрасное утро она появилась в отеле, принадлежавшем Кепфеллам, показалось Питеру чудовищным анахронизмом в очень строго регламентированной социальной жизни Санта-Барбары. Впрочем, учитывая характер Аугусты, это могло быть и настоящей провокацией. Питер хотел было уже, сославшись на нехватку времени, более или менее вежливо выпроводить ее из кабинета, но подумав, решил, что лучше ее выслушать. Он указал ей на стул.
— А у вас хороший кабинет, Питер, или вас нужно называть господин директор?
— Можно Питер, Аугуста. Вас ведь не нужно величать госпожа Локридж?
— Я вижу, вы за словом в карман не лезете, Питер. Ведь мы довольно давно знакомы.
— Совершенно верно, Аугуста, но очень плохо знаем друг друга.
— С того времени, когда вы были любимым учителем моего дорогого Уорена, вы прошли хороший путь. Я слышала, вы собираетесь жениться на дочке Кепфелла.
— Да, на Келли Кепфелл. Чем же я обязан честью...
— О! Хочу напомнить вам старую историю Келли Кепфелл. Некий Джо Перкинс... Вы знаете его?
— Говорят, вы взяли его садовником. Еще говорят...
— Совершенно верно.
— Что верно?
Величественным жестом Аугуста стащила с рук перчатки и положила их прямо на стол перед Питером. Она поудобнее устроилась в низком кресле, закинула ногу на ногу, а надо сказать, что ноги у нее были великолепные.
— Так вот, я отдаю вам ого.
— Но зачем он мне?
— Я хотела сказать, что я избавлю вас от него.
Этого Питер не ожидал. В городе всем было известно, что Аугуста Локридж бросила спасательный круг этому маленькому проходимцу, который убил сына Кепфелла. Конечно, ни для кого не было тайной, что она любит красивых юношей, но в данном случае причину такого поведения Аугусты видели в другом. Зная, как она любит ссоры с соседями, все справедливо полагали, что основной ее целью было доставить неприятность Кепфеллам. Этого мнения придерживались и сами Кепфеллы. И вот оказывается, что спасательный круг, который она бросила Джо, совершенно не держит его на воде. «Если Аугуста выступила с таким предложением, — стал размышлять Питер, — значит, у нее появилась срочная нужда в чем-то. Уж ие хочет ли она восстановить альянс с Кепфеллами?» Питер краем уха слышал о возможной тяжбе между его тестем и Локриджами по поводу участка земли. Если дело именно в этом, подарок в виде Джо Перкинса немного великоват. Возможно, то расследование, которое проводил парень, каким-то образом мешало Аугусте Локридж. Но почему? И в таком случае зачем ей было приходить сюда, она и сама могла бы найти способ отдалиться от Джо. В конце концов Питер предположил самый гнусный вариант: Аугуста испытывала нужду; в деньгах. Вопрос, который он задал сидящей перед ним женщине, прозвучал как пощечина:
— Сколько?
Ответ вернулся к нему словно быстрый мячик, которым играют в пинг-понг.
— Сто тысяч долларов.
— У меня нет таких денег.
— Зато есть у вашего будущего тестя.
— Ну так спросите у него.
— Да нет. Я спрашиваю у вас. Вы сами знаете, Питер Флинт, что больше всех заинтересованы в этом деле.
В этот же вечер Аугусте Локридж позвонили по телефону с виллы Кепфеллов. Ей выдвинули встречное предложение и назвали цену в пятьдесят тысяч долларов. Она согласилась.
Джо Перкинс получил еще одну телеграмму. «Д», как и в первый раз, назначал свидание в порту. Само слово «порт» в тексте телеграммы, не употреблялось, но намек на первый раз был достаточно явным. Когда в указанный час, в полночь, Джо появился в порту, Доменик был уже там и сидел на мотоцикле с выключенным двигателем, но как только Джо подошел, его ослепил, свет мотоциклетной фары. Доменик приказал ему не приближаться. Джо уже готов был рассердиться:
— Этот цирк долго будет продолжаться?
— Это в наших общих интересах, — спокойно ответил уже знакомый голос.
— Затея с конезаводом принадлежит вам?
— Да, мне.
— Спасибо.
— Не благодарите меня. Келли нам будет тоже нужна. Ваши сердечные дела меня абсолютно не интересуют. Меня интересует только расследование. Через три дня Ченнинг устраивает прием на своей яхте. Там соберется вся семья, поэтому вилла будет почти пустой. Это тот самый случай, которого мы ждем. Когда я уеду, вы найдете под камнем, на том месте, где я сейчас стою, полный план системы сигнализации. Пять лет назад вы специализировались в электронике, поэтому вас этот план не особенно затруднит. Нужно будет войти в комнату молодого Ченнинга, в его бывшую комнату, если потребуется, даже через окно, и взять максимальное число вещей, которые смогут оказаться полезными вам.
— Какие, например?
— Неважно какие. Я не знаю. Фотографии, письма.
— Ясно, что не занавески и подушки от дивана.
— Значит, через три дня. Между двадцатью и двадцатью, тремя можно действовать совершенно спокойно. Встретимся через день после этого, в полночь, на этом же самом месте. Удачи, Джо Перкинс, — и мотор мотоцикла с ревом взревел. Фигура в белой каске исчезла в темноте. Джо поднял камень.
После обеда Аугуста отметила про себя, что большая лестница сменила свое местонахождение. Она нашла ее лежащей в траве вдоль стены дома. «Вечно этот Джо с чем-то возится», — подумала она. Поскольку в восемь часов вечера он был еще здесь, она пригласила его к ужину, усадив рядом с Лейкен, что пришлось ему по душе. В девять, когда он откланялся, она незаметно пошла за ним в сад. Она услышала характерный металлический звук закрывающихся ворот, но это не обмануло ее. Она знала, что Джо остался здесь. Несколькими минутами позже в свете луны она увидела, как на другом конце ее участка поднимается большая лестница. Джо действовал бесшумно, В этом зрелище было что-то фантастическое, казалось, большой сказочный кот перелезает через стену. Но что будет дальше? Потрескивание веток Дало ответ на этот вопрос. Кот превращался в Тарзана.
Аугуста действовала с чрезвычайным вероломством. Она дала Джо еще полчаса, потом позвонила на виллу. Филипп долго не подходил к телефону, наконец взял трубку. «Хозяева уехали», — сообщил он. Она посоветовала ему во что бы то ни стало разыскать их, где бы они ни были, потому что к ним на виллу проник посторонний. Кто? Она этого не знала. Л кто она сама? Ну уж этого она точно не скажет.
Найти комнату Ченнинга для Джо не составляло труда. Он хорошо знал дом. Окно было достаточно низко, для того чтобы Суметь туда проникнуть.
С помощью стеклореза молодой человек вырезал дырку в стекле и, просунув внутрь руку, хорошо защищенную толстой тканью, открыл шпингалет. Занятый этой работой, молодой человек с беспокойством думал о том, как он отсюда будет выходить. Лестница осталась по ту сторону, а надежда на то, что с помощью системы безопасности он сумеет открыть ворота, выходящие на улицу, была очень слабой.
Воздух в комнате показался ему настолько спертым, что было почти невозможно дышать. Слой сероватой пыли словно саван окутывал все предметы. Да, приказ старого Кепфелла соблюдался свято, никто не входил сюда после смерти хозяина. Взглядом он пробежался по комнате. Обычная для юноши обстановка. Маленькая стереосистема, плакаты с изображением рок-певцов на стенах, галстук, брошенный па подлокотник кресла. Доменик говорил о письмах, фотографиях. Чувствуя себя очень неловко, Джо принялся открывать ящики комода и дверцы шкафа. На глаза ему попалась тетрадь, которая оказалась дневником Ченнинга. Хорошая добыча! Потом он нашел письма, несколько фотографий, на одной из которых была изображена Келли. Телефонный звонок заставил его вздрогнуть. Он в неподвижности ждал, когда перестанут звонить. Эти минуты показались ему бесконечными. Когда наконец наступило молчание, он снова взялся за обыск, но успокоиться так и не смог. Что-то встревожило его. Но что именно? Он был уверен, что на вилле Сейчас никого нет. И все же... Да-да, было такое чувство, будто трубку кто-то взял. Что это значит для него, объяснять не нужно. Он решил осторожно начать отступление. Выпрыгнув в окно, он подбежал к маленькому ящичку с пультом управления си сто мой сигнализации, который был прикреплен к стене последнего здания прямо у садовой ограды. Он без труда открыл дверцы этого ящичка и еще раз удивился, что они не закрывались на ключ. Действительно, тот, кто не преградил доступ к такому месту, имел очень странное понятие о безопасности. Однако сейчас ему некогда было предаваться таким размышлениям. В сложной мешанине проводов и контактов он судорожно искал схему, которая открывает входные ворота. И все же не успел. Неожиданно перед домом затормозила какая-то машина. Дальше мешкать было нельзя. Бежать! Но куда? Перелезть через стену на территорию Аугусты он не мог, потому что его бы заметили. Только дом мог скрыть его от людей, которые сейчас войдут. Пусть даже на время.
Когда он достиг здания, у ворот уже звонили. Он обогнул дом и остановился. Звонок у входной двери был все настойчивее, наконец из дверей вышел человек, в котором Джо узнал Филиппа. Значит, он не ошибся, когда решил, что дом был обитаем и на телефонный звонок совсем недавно отвечали. Второй вывод, который он сделал, поначалу привел его в отчаяние: если Филипп так спешит к двери, то ясно, что электрическая цепь отключена и ворота нельзя открыть, невозможно. Но в то же время это значило и то что посетитель должен был некоторое время подождать. Таким образом у него появилась отсрочка. Отсрочка, разумеется, очень короткая, но он постарается воспользоваться ею, чтобы перелезть через стену. Он бросился к стене, но здесь его ждал второй сюрприз: в доме открылось окно. Определенно, у Доменик была неполная информация. Он сделал еще три шага и, подняв голову к раскрывшемуся окну, с облегчением узнал Круза Кастилио! Своего старого приятеля! Он шепотом позвал один раз, два раза. Круз свесился из окна.
— Кто там?
— Ш-ш, Круз, это я, Джо.
— Какого черта ты тут делаешь?
— Я тебе все расскажу. Мне нужно спрятаться.
Круз ни на секунду не замешкался:
— Влезай, я на втором.
Как выяснилось позже, появление приятеля в эту критическую для Джо минуту объяснялось довольно просто. Кепфелл-старший, у которого Чувство благодарности к Крузу Кастилио подкреплялось симпатией к нему как к представителю нового поколения молодой Америки, поколения отважных и предприимчивых, решил взять юношу под свое покровительство. Он забрал его из больницы и отдал в полное его распоряжение одну из десяти комнат, предназначенных для гостей. Теперь Джо было где спрятаться. В двух словах он объяснил другу свой ночной визит и поняв, что, как и прежде, может полностью положиться на него, почувствовал себя в безопасности, несмотря на то, что в дверь виллы ломились полицейские, а Кепфелл со всей своей свитой был совсем рядом.
Всю ночь Джо провел в комнате друга, в то время, как тот принимал самое деятельное участие в тщательном обыске дома, вместе со всеми возмущался по поводу сломанного окна и помогал господину Кепфеллу в поисках ключей от комнаты Ченнинга. Ключи все же благодаря Филиппу были найдены, но тут выяснилось, что дверь невозможно открыть без специального приспособления, предусмотренного конструктором сигнальной системы на случай полной блокировки сигнализации. Что и говорить, Джо хорошо поработал.
Лишь ранним утром, когда волнение наконец улеглось, Круз смог обсудить все случившееся со своим старым товарищем. Вместе они пролистали дневник Ченнинга и договорились вдвоем вести дальнейшее расследование его таинственной смерти. Неразлучные снова соединились. Круз чувствовал себя в душе мальчишкой двенадцати лет. Он снова выступал в роли поборника справедливости.
В восемь утра они выехали за ворота садовой ограды, которые теперь никто не мог закрыть. Один сидел за рулем, другой лежал в багажнике.
Когда Джо пришел к своей хозяйке, он сразу же увидел, что лестницы уже не было. Словно прочитав его мысли, Аугуста проговорила шутливым тоном:
— Да, Джо. Мне понадобилась лестница, и я забрала ее. Должна предупредить, что бесполезно пытаться перелезть через стену к Кепфеллам. Эта стена такая же непреодолимая, как и Берлинская.
В этот вечер Аугуста отослала Лейкен в кино, чтобы заняться любовью с Джо. В глубине души она была довольна, что ее котик не попал в ловушку, расставленную ею самой. Она почти забыла про утраченные пятьдесят тысяч долларов. В одиннадцать часов Джо ушел от нее. У него было назначено свидание с Доменик. Возможно, этот таинственный советник имеет какое-то соображение по поводу автора анонимного телефонного звонка.

0

30

ГЛАВА 15

Тэд смотрел на аппарат с враждебностью и отчаянием, словно это был маленький злобный колдун, похитивший его возлюбленную. Так было каждый раз, когда звонила Лейкен. Изнывая от любви и тоски по своей подружке, он орал ей в трубку самые нежные и страстные признания. Со стороны могло показаться, что, не доверяя системе связи, он пытается докричаться до нее сам. При этом его не смущало даже подтрунивание друзей, которые, старательно подражая его интонациям, выкрикивали всякую чушь, вроде «Мой нежный полевой цветок, мне так не хватает тебя». Денни клялся, что но отказался бы от этого спектакли, даже если бы ему пришлось пожертвовать одним полетом на дельтаплане по голливудскому небу.
Тэд вцепился в трубку телефонного аппарата, словно желая раздавить его.
— Лейкен, повтори, прошу тебя. Ты говоришь, что твоя мать... Что?.. Она спит с ним... С кем?.. Джо... Джо Перкинс?
Голое Лейкен подозрительно дрожал и срывался, что, конечно, не упрощало разговора. Но когда Тэду удалось все же разобрать несколько слов, он просто засветился от радости.
Лейкен приедет. Приедет сегодня же вечером! Она поссорилась со своей матерью из-за Джо Перкинса и ушла из дома. Наконец-то Лейкен проявила характер!
Тэд посмотрел на место, где обычно сидел Денни. Пожалуй, это был первый случай, когда тот отсутствовал в нужный момент. Немного подумав, он постучал в дверь к Джейд и, услышав радостное «да!», вошел в комнату, где будущая звезда покрывала разными лаками свои ногти. Остановившись перед туалетным столиком со всевозможными склянками, он взял в руки один из пузырьков.
— Ты что, будешь красить и вот этим?
— Не мешай. Это для моих съемок.
— Слушай, Джейд. Сегодня вечером приезжает Лейкен. Она взбунтовалась, потому что ее мать спит с твоим братом. Что ты об этом думаешь?
Он действительно сильно нервничал, и Джейд сейчас его раздражала. Сидя на краешке кровати, она продолжала наносить этот отвратительный зеленый лак на ноготь и делала это с таким видом, словно Тэда тут совсем не было. Кроме того, она тянула с ответом. Конечно же, нарочно. Жизнь в этом чулане становилась невозможной, а ведь скоро их будет четверо.
— Ну так что? Есть у тебя какая-нибудь мысль по этому поводу? — не выдержал он наконец.
— Я думаю, что она права.
— Кто, Лейкен?
— Да нет. Аугуста! Мой брат очень приятный парень.
— Хорошо. Ну а Лейкен?
— Лейкен — моя лучшая подруга, представь себе.
— Согласен, но куда мы ее поселим?
— А у тебя нет никакой мысли по этому поводу?
Конечно у него была мысль. Джейд раздражала его все больше и больше. Проблема состояла в том, что в этой гнусной квартирке у них было всего две кровати, и одну из них занимала она, а они с Денни устраивались, как могли, на другой. Из-за чего последние десять дней они постоянно ссорились. И Джейд, казалось, ничего не понимает.
— Значит, ты уступишь нам свою комнату?
— Хорошо. Только вот как быть с Денни? А Денни это не моя проблема.
— Но и не моя, это совершенно точно.
Тэд посмотрел на часы. Автобус, на котором приедет Лейкен, прибудет через три часа. Ему не оставалось ничего другого, как ждать прихода Денни, и он знал заранее, что этот приход не решит проблемы.
Они встретились как обычно, ровно в полночь, на перекрестке Анна-Каппа. Джо Перкинс подходил уже к зданию островной кампании, когда резкий свет фар разорвал темноту ночи и знакомый мотоцикл с ревом вынырнул из-за угла. И па этот раз мотоциклист пожелал остаться невидимым, поэтому, даже затормозив, он не притушил фары. Подслеповато жмурясь, Джо поднял руку, в которой держал большой конверт, и помахал им над головой.
— Здесь дневник, фотографии, письма — все, что мне удалось найти в комнате Ченнинга, — проговорил он и, не удержавшись, язвительно добавил: — надеюсь, вы будете довольны моими успехами, Доменик.
— Подойдите и передайте мне конверт, — голос Доменик звучал в тоне приказа.
Джо мысленно просчитал ситуацию. Даже если он вплотную подойдет к мотоциклу, он все равно не сможет разглядеть своего собеседника, поскольку у того прекрасная светозащита. Похоже, этой игре в загадочность конца не будет. Джо решил не выполнять приказа и бросил конверт к колесу мотоцикла.
Реакция была мгновенной.
— Нужно всегда делать то, что вам говорят, Джо Перкинс. В противном случае я исчезну и вы останетесь одиноким. Теперь не двигайтесь больше.
Джо и не нужно было двигаться. Он до предела напряг зрение и все же скорее почувствовал, чем увидел, как мотоциклист слез с сидения и нагнулся, чтобы поднять конверт. Точно ничего нельзя было сказать, но Джо показалось, что в движениях и фигуре его таинственного помощника было что-то женское или что-то от очень молодого человека. Он попытался уточнить.
— Вы ведь женщина, не так ли?
Ответа не последовало. Завелся мотор. Он сначала взревел, потом звук стал ровнее.
— Мне нужно изучить эти документы.
— Погодите, Доменик. Мне не обойтись без вашей помощи.
— Но вы же знаете...
Мотор мотоцикла все еще работал, и Джо не совсем четко расслышал последние слова.
— Я чуть не попался там, у Кепфеллов. Кто-то позвонил и сообщил, что я туда проник. Звонок был анонимным. У вас есть на этот счет какие-то соображения?
— Расскажите, как вам удалось войти и выйти невредимым?
Он рассказал ему о лестнице, о своем друге Крузе.
— В таком случае, сомнений не остается: Аугуста Локридж.
Конечно, и Джо приходила эта мысль, но она показалась ему такой чудовищной, что он тут же выкинул ее из головы. Нет, жизнь и без того достаточно мерзкая, не нужно представлять ее хуже, чем она есть.
— Этого не может быть! — решительно возразил он.
— Может. Ты плохо знаешь Аугусту, Джо Перкинс.
Он действительно плохо знал хозяйку «Маленькой Каталонии».
Женщина эта, преуспев в аморальности, умудрялась тем не менее жить в согласии с самой собой. Происходя из пуританской семьи, она передавала свой пуританизм и окружающим, особенно своей дочери, но та мораль, которую она исповедовала, была карикатурой настоящей морали. Тот факт, что она находила удовольствие спать с симпатичным юношей, бывшим заключенным, затрагивал только ее тело, которой она, как истинная пуританка, слегка презирала. Этот мальчишка был всего-навсего красивой игрушкой, которую без всяких угрызений совести она может поменять на другую, еще более красивую. Или хотя бы на сто тысяч долларов.
Лайнал — ее муж — был в некотором роде духовным наставником. Наблюдая, как он проматывает состояние Стентонов, ее состояние, все время покрывая ее поцелуями, она научилась, как можно извлекать определенную пользу из такого двуличия. Молодой любовник оставался всего-навсего молодым любовником, а дела были делами. Кроме того, она ни на минуту не забывала про Уорена. Джо Перкинс, которого одной рукой она топила, а другой — спасала, представлял возможную опасность для ее сына. Она быстро поняла, что Джо достаточно толковый малый и если он будет продолжать копаться в грязном белье (а у кого в Санта-Барбаре не было грязного белья?!), то вполне может и до Уорена добраться. А в том, что Уорен, с таким дурацким видом гулявший по пляжу в своей олимпийской майке спасателя, знает что-то по поводу убийства молодого Кепфелла, Аугуста не сомневалась. С того самого момента, когда оно произошло, мать и сын при встрече обходили всякие разговоры о вилле Кепфеллов. Конечно, Аугусте хотелось знать правду, и она надеялась, что когда-нибудь ее узнает, но сейчас все отступало перед главным — защитить сына. В этом была вся Аугуста: неверная любовница, но преданная мать, которая словно львица оберегала своих детей. Ну что ж, никто не совершенен, но и абсолютного несовершенства тоже не бывает.

Сантане Ангрейд не пришлось побывать в роли львицы, защищающей свое семейство, и совсем немного она была любовницей. Целиком И полностью она отдавалась любимой работе. Однако с некоторого времени и она стала ей М тягость. Несмотря на удачные контракты и успех у публики, она чувствовала в себе пустоту. Мейсон Кепфелл, который, оправившись от «Чили кон кидре», буквально танцевал вокруг нее, только усугублял это душевное одиночество.
Он все больше и больше напоминал ей паразита, пристроившегося на мощном теле своего отца. Несмотря на все дипломы, он так и не стал личностью, и если и вызывал у кого-то интерес, то только благодаря принадлежности к семье Кепфеллов. Вот уж, действительно, гора породила мышь. Как бы ни сердилась она на Ченнинга-старшего, она чувствовала к нему уважение, даже больше — она восхищалась им. Его мощная воля, которая противостояла ее собственной, казалась ей непреклонной, но сознание того, что судьба ее сына была в руках этого сильного человека, как ни странно, успокаивало. Ее решимость не ослабла, но теперь, когда она знала, что ребенок ее вне опасности, ей следовало набраться терпения и действовать осторожно.
Все это она повторяла про себя, взбираясь по маленьким горным тропинкам в нескольких милях от Санта-Барбары.
В конюшне Кепфеллов Сантана взяла лошадь для прогулки и поехала на ней верхом. Всадницей она была не очень опытной, однако, когда, отъехав достаточно далеко, она решила повернуть назад, маневр этот, к ее удовольствию, удался ей.
И тут вдруг — змея. Толстый безобидный уж, свернувшийся кольцом у псе на пути, показался до того страшным и отвратительным, что она вцепилась в поводья.
Лошадь встала на дыбы и, сбросив седока, галопом умчалась прочь. Сантана осталась совершенно одна. Теперь она могла рассчитывать только на свои ноги, но тут молодая женщина заметила, что одна из двух отказывается ее слушаться. Помощи ждать было неоткуда, а Санта-Барбара, казалось, была очень далеко.
Первый, кого об этом вреду вредили, был Ченнинг Кепфелл. Ему сказали, что лошадь мадемуазель. Ангрейд только что вернулась без всадницы и вся в белой пене. Ночь. Темнота. Кепфелл призвал на помощь Мейсона, который мобилизовал силы полиции. Круз и Питер снарядились словно в долгосрочную экспедицию — спальные мешки, аптечка, электрические фонари и даже портативная рация большого радиуса действия — и выехали за город на двух сильных лошадях.
Предварительно они осмотрели лошадь, которую брала Сантана, и на ее копыте обнаружили довольно внушительную колючку. Из этого был сделан вывод, что она неслась через дикие заросли, которые могли находиться только за холмами.
Именно туда и направились оба молодых человека, а Келли осталась на вилле, превратившейся в генеральный штаб. Она поддерживала связь и пыталась успокоить Розу и Рубена. Поскольку все эти меры показались Кепфеллу недостаточными, он позвонил в аэропорт. Там был вертолет, снабженный прожектором, но некому было лететь на нем. Пилотов вертолетов в Санта-Барбаре было всего два, и оба они имели ограниченное число клиентов, среди которых, разумеется, был Ченнинг Кепфелл. У первого, был включен телефонный автоответчик, а второй объяснил, что лучше дождаться рассвета, чтобы начать поиски, потому что совершенно безнадежно вести поиски в темноте в зоне, так густо покрытой растительностью, к тому же для ночных полетов нужно специальное разрешение.
Вертолет таким образом вылетел только в три часа пятьдесят минут, а в четыре часа с вертолета заметили двух спешившихся всадников.
Это были Круз и Питер, которые на скрещенных руках несли Сантану. Выбиваясь из последних сил, они направлялись к дороге, а навстречу им уже спешила машина «скорой помощи».
Тронутая такой неожиданной заботой о себе, Сантана позволила своему главному спасителю устроить ее в удобной больничной палате. Там она провела неделю, и за это время успела подлечиться и отойти от ужасов той ночи, которую провела наедине с луной, с треногой вслушиваясь в каждый шорох, доносившийся из глубины леса.
В первый же вечер Ченнинг Кепфелл принес ей цветы. Он пришел и назавтра, и на другой день тоже...

Ночь, столь неудачная для Сантаны, оказалась тревожной и для наших молодых людей, проживающих в пригороде Лос-Анджелеса. В их небольшой квартирке происходили какие-то странные маневры.
Денни сначала попробовал метод обновленного ковра, то есть лег, сложившись пополам. Потом очень опасный способ киноковбоя, то есть устроился на стуле, который был прислонен двумя задними ножками к стене, а потом даже метод импровизированного кемпинга, попытавшись заснуть на заднем сиденье старой машины Тэда, но улица показалась ему враждебной, и он решил вернуться в дом, чтобы выяснить отношения с Джейд, которая спала со сжатыми кулаками и во сне пробормотала ему что-то непонятное. Денни счел, что таким образом была сделана со стороны девушки уступка, и устроился на краешке кровати, рядом с мягким и теплым телом. Прежде чем заснуть, он подумал об Аугусте, которая таким образом лишилась своей дорогой дочки. От этой мысли ему стало смешно, вот почему во сне он казался таким счастливым.

0

31

ГЛАВА 16

У Келли было очень плохое настроение. Вечер, проведенный в компании Питера, был неинтересный и скучный, хотя, она это понимала, совсем не по вине ее жениха. Еще после обеда он позвонил ей, чтобы пригласить на вечеринку к своим друзьям в Санта-Монику. Сразу она не знала, что сказать, а подумав, сама позвонила ему в контору и объяснила, что предпочитает остаться в Санта-Барбаре, чтобы сделать несколько покупок на Стейт-стрит. Как ей помнится, она даже пожелала Питеру приятного вечера. И вот, когда она спокойно читала в глубине сада, красный «мазератти» въехал в ворота из виллы, и Питер предстал перед ее глазами, доброжелательный, с той постоянной улыбкой, которая так свойственна организованным и прилежно работающим молодым людям. Удовлетворенно-усталые от работы, они возвращаются после трудного дня домой, в семейное лоно, и ждут забвения и счастья. Но Келли эта «домашняя» улыбка и привела в плохое расположение духа. Она была так недовольна, что чуть но сказала: «Ты ошибаешься, дорогой. Мы ведь еще не поженились, и ужин еще не готов». Но вообще-то Питер был совсем не виноват, Он просто заглянул на виллу, чтобы проверить, не передумала ли Келли. Он любил свою невесту и, конечно же, хотел провести вечер с ней. Ему было так же приятно представить ее своим друзьям. «Итак, дорогая, ты готова?» — радостно прокричал он ей еще издалека, явно прикинувшись, что забыл об отказе девушки составить ему компанию.
Забравшись в кресло с ногами и едва сдерживая свою неприязнь, которая так и просвечивала на ее восхитительной мордашке,  Келли в упор смотрела на Питера.
— Честь имею, мой генерал, — сухо ответила она, закрывая книгу.
— Хе, я вижу, что-то не так, я вижу, что у нас какие-то проблемы?
— Ничего подобного, просто я напоминаю тебе, что я не хотела ехать.
— Да, верно, — согласился парень, — но мне не хочется оставлять тебя одну. И потом, друзья и в самом деле...
Она резко прервала его.
— Мне не хочется причинять тебе неприятности... — и встала с кресла, стараясь не продолжать этот бесполезный разговор, чтобы пойти и приготовиться, как он ее просил. Питеру следовало бы промолчать, терпеливо дождаться ее, но он спросил:
— А что, скажи, все-таки с тобой?
Хорошо, если он хочет знать, о чем она думает, то она скажет ему.
— Вот что, Питер. — Она снова уселась в кресло. — У меня такое чувство, что если я хочу выйти из комнаты, то ты обязательно должен выходить со мной. Если мне нужно перейти через улицу, ты переходишь улицу тоже со мной. Я совсем себя не чувствую свободной. Почему бы тебе в таком случае не повесить поводок вокруг моей шеи?
Питер не понял ее,
— Я тебе внушаю такое чувство?
— Да, внушаешь. Стоит мне куда-то собраться, как ты оказываешься тут как тут. Такое возможно, но не всякий же раз.
— Ну, дорогая, это потому, что я тебя берегу.
— Но я чувствую себя твоей пленницей...
Питер оторопел. Он никогда не видел Келли в подобном состоянии, и ого сердце заколотилось так, словно хотело вырваться из груди. Ему стало страшно: если он потеряет Келли, он потеряет все. Он был честолюбив и расчетлив, но не интриган и не вполне улавливал правила ужасной игры, где чувства и задние мысли переплетались в один узел. И вообще — трудно, когда ты всего-навсего скромный преподаватель, любить дочь миллиардера. Увидев, как больно, задели Питера ее слова, Келли поспешила исправить положение. Сделав над собой усилие, она сказала миролюбиво:
— Я понимаю: ты хочешь показать, как любишь меня. Но в последнее время ты немного перестарался.
— В последнее время?
— Да. С тех пор, как Джо вернулся в Санта-Барбару. Мне кажется, что до его приезда твоя любовь была другой, ты больше доверял мне. А мне нужно, чтобы ты мне верил, Питер.
— Я доверяю тебе, дорогая. Я остерегаюсь Перкинса.
— Не ревнуй, Питер. Для этого нет никаких причин. Я очень люблю тебя, я хочу выйти за тебя замуж и иметь детей. Джо Перкинс; старая история. В моей жизни он больше ничего не значит.
В этот момент она говорила Питеру правду. Она еще раз убеждала себя в этом, когда, вернувшись после проведенного в Санта-Монике вечера, в раздумье ходила по своей комнате, переставляя с места на место безделушки, осматривая свой гардероб, который знала наизусть; и все не ложилась спать, несмотря на то, что уже давно пробило полночь. Келли находилась в Том состоянии души, которое называют ужасным.
Эти знаменитые друзья Питера на самом деле оказались настоящими снобами, с которыми он совсем Недавно познакомился в гостинице. Нужно будет сказать ему, что такого рода отношения не приняты среди членов семьи Кепфеллов. А он — будущий представитель этого семейства.
Она улыбнулась своей мысли. Точнее было бы сказать, что это она скоро станет членом семьи Флинт и однако... Однако она была Кепфелл, и она чувствовала себя ею всю свою жизнь. И сейчас, раскладывая свои пояса на кровати, она подумала, что ей нужно будет зайти к миссис Кемптон. Все эти пояса давно вышли из моды, а она, Келли Кепфелл, допустить ничего подобного не могла. Келли опять задумалась.
А Джо Перкинс не выходил у нее из головы. Она на секунду задержала взгляд на пакете с письмами, который занимал большую часть полки. «Эти письма адресованы не сегодняшней Келли, — сказала она себе. — Они искренние, приятные, но написаны Келли той, вчерашней, которая была наивной мечтательной девочкой». Сколько лет им тогда было? Ему восемнадцать, ей пятнадцать. Они хотели сбежать из Санта-Барбары, уехать от родителей, бросить колледж, но у них не было денег на билеты даже до Сан-Франциско, а не только до Канады, куда они хотели. Да, они любили друг друга. Разве можно это отрицать. Джо вкалывал до умопомрачения, зарабатывая на их будущий побег. И когда он, осунувшийся, усталый, с ввалившимися глазами, приходил к ней, они просто молчали, наслаждаясь тем, что видят друг друга. А когда во время своих нескончаемых прогулок строили планы и просто мечтали о будущем, они и но подозревали, что жизнь разведет их. Да, именно так это и случилось. Джо остановился на полпути, а она продолжала идти. В суде она рассказала все, что видела, а как же она могла поступить иначе? Ей помогли отец, Мейсон, адвокат. Джо, ее Джо оказался убийцей. Сколько страдания было в ее голосе, когда она прокричала это перед судом! И как боялась она этого слова, как страшно было его произнести! Но даже после этого Джо оставался немым. Да, это его упорное невыносимое молчание! Сколько душевных мук она перенесла, прежде чем поверила: да, он, действительно, виноват и она была права, заявив такое на суде. Убив Ченнинга, Джо убил ее любовь, растоптал их чувство.
А потом появился Питер. Она считала, что любит его совеем по-иному, чем Джо, потому что сама стала другой. Она взрослая женщина, она любит мужчину, она держится за эту любовь. И завтра надо будет обязательно зайти в магазин Гарди, подумала она, раздеваясь. Теперь она действительно хотела спать.

Когда единственная представительница женского пола из мощного клана Кепфеллов открыла дверь магазина Гарди, Памелла Кемптон удовлетворенно подумала, что этот момент с лихвой окупит все долгие и скучные часы, проведенные в компании трех дурочек-продавщиц. Это был прекрасный визит, на который она могла только надеяться. Скачала Келли, как и хотела, купила несколько поясков. Потом она спросила себя, а с чем она будет их носить? Прогулка по магазину дала ей ответ на этот вопрос. Все. Ансамбль завершен: прекрасная пара сапожек. В благодарность за это ей подарили три образца духов. Памеллу разбирало любопытство: почему же на этот раз Келли Кепфелл не сопровождает ее неразлучный жених? Ах да, он, наверное, работает... А как же его зовут? Кажется, Флинт Кстати, что-то знакомое... в каком-то романе... Она напрягла память. Сенди и Вуди помочь ей не могли — они интересовались только сериалом Даллас и Джоном Траволтой. Она, по крайней мере, иногда что-то читала, хотя далеко не всегда все понимала в книгах и не могла разобраться в дебрях напечатанных слов. Флинт, капитан пиратов... она не была уверена. Рассердившись на себя за это, Памелла включила вентилятор.
Сложив покупки в багажник автомобиля, Келли почувствовала желание посмотреть на витрины других магазинов, анфиладой протянувшихся вдоль Стейт-стрит. Она была в приподнятом настроении и ничуть не жалела о своих препирательствах с Питером. Если только немножко сердилась на себя за свою откровенность и живость. Зато, убеждала она себя, если Питер хорошо понял смысл сказанного ею, то он будет любить ее еще больше.
Пройдя прогулочным шагом вдоль торговых лотков, укрывшихся в тени от жгучего летнего солнца, Келли, сама не зная почему, решила дойти до закусочной Билли Бола и поесть там мороженого. Перед витриной с игрушками она остановилась. Американцы обожают игрушки и при создании их проявляют столько изобретательности и вкуса, вкладывают в их конструкцию столько души, что создается впечатление, будто взрослые делают их не столько для детей, сколько для себя. Они воплощают в ней романтическую мечту о лишенной превратностей жизни и видят в творениях рук своих символ радости и благополучия. Понимая глубокую философию игрушки, Келли, однако, была иного мнения на этот счет. В некотором смысле, она даже была сторонницей того, чтобы трезво глядеть на мир и представлять его таким, каков оп есть, с его проблемами и разочарованиями. Но игрушки напоминали ей о детях, и прежде всего, о своих детях, тех, которые будут у нее с Питером. Она довольно часто думала об этом, и еще о том, какую чету они создадут с Питером. В свое свадебное путешествие она планировала поехать в Европу, точнее, в Италию. Она помнила свою поездку в Рим с братом Ченнингом и мечтала побывать там еще раз, но уже с мужем. Она воочию представляла, как прогуливаются они по узким уютным улочкам, дышащим преданиями и стариной.
Келли не сразу осознала, что это Джо, когда в зеркальной витрине, среди ряда белокурых кукол, увидела мужское лицо. Такое знакомое, с непослушной черной челкой. Сначала она подумала, что это видение, а не реальное отражение Джо Перкинса, остановившегося за со спиной, но это был он, как всегда, серьезный и молчаливый.
— Ты оставишь меня в покое? — Келли зло повернулась к нему.
— То есть? — но понял Джо.
— А то, что ты тоже будешь следовать за мною повсюду?
— Что значит, я тоже?
— Неважно. Кстати, дороги у нас с тобой разные: у тебя — своя и у меня — своя.
Но Джо не собирался уходить. Оп считал удачей, что случайно встретил Колли, и совсем не собирался упускать возможность поговорить с ней. Келли была совсем рядом, близко, и он взял ее за руку. Давно забытое тепло этой нежной руки мгновенно отозвалось в Джо, и все его существо сжалось. Они стояли будто пораженные током, но девушка первой пришла в себя и попыталась освободиться. Не выпуская ее руки из своей, Джо заглянул ей в глаза.
— Ты прочитала мои письма?
— И не думала. Я их выбросила. Отпусти меня, Джо.
Рука сжалась еще сильнее.
— Выбросила?
— Да, выбросила. Прекрати сейчас же, Джо, или я позову на помощь, — и, вырвав свою руку, побежала вдоль аркад, перебежала через улицу, пробежала между припаркованными машинами и долго но могла открыть дверцу своего автомобиля. Джо, не отрываясь, смотрел ей вслед — даже тогда, когда автомобиль давно исчез из вида.
Келли била нервная дрожь. Теперь, думала она, подъезжая к вилле, ей никогда не избавиться ни от Питера, ни от Джо.
По всей вероятности, Джо не собирается покидать Санта-Барбару. Келли видела единственный выход из этого положения: ускорить свое замужество с Питером и как можно быстрее уехать в Европу. Сегодня же, решила она, нужно переговорить с Питером. Заодно ей хотелось развеять осадок после вчерашней ссоры. Но на вилле ее ждала неожиданность.
— Мадемуазель, — подошел к ней Филипп, едва она въехала в ворота. — Звонил господин Мейсон и попросил сразу же позвонить ему. Он сказал, что это срочно.
— У них всегда срочно, — проворчала Келли, но номер телефона набрала. — Мейсон?
— Да, Келли. Немедленно приезжай в контору, нужно увидеться.
— А в чем дело? Ты не можешь подождать, до вечера? Приезжай сегодня вечером на виллу. Я там буду.
— Да нет! Нет! Вечером я буду занят.
Мейсон казался очень взволнованным. Келли попыталась выяснить.
— А что, собственно, случилось?
— Ты была в городе после обеда?
«Боже мой, и он тоже следит за мной!»
— Да, я была в городе. Что, я не имею на это права?
— У меня есть свидетель нападения. Он мне позвонил пятнадцать минут назад.
— Нападения?
— Разве на тебя не нападал Джо Перкинс?
— Я его видела, но...
— Вот-вот. Это и есть то самое. Ты подверглась нападению. Свидетель все видел. Есть возможность еще раз посадить его, но нужно, чтобы ты сейчас же пришла.
— Для чего, интересно?
— Для того, чтобы написать заявление, конечно.
Как все было здорово. Как хорошо все выходило, и теперь, если пойти к доктору, можно даже найти какие-либо следы, оставшиеся от руки Джо. Тогда все проблемы будут решены. Джо снова попадет в тюрьму, а Санта-Барбара остается для них двоих. Как все просто у этих Кепфеллов, как замечательно.
— Ты, по-моему, совершенно сошел с ума, Мейсон.
— Это ты сошла с ума. Такой случай больше не представится, Что он тебе сделал?
— Да ничего.
На другом конце провода помолчали, потом Мейсон снова ринулся в атаку.
— Это неважно. Ну ты едешь?
— Ну конечно, нет.
— Подумай, Келли! Это в интересах всей семьи. Подумай о папе.
Келли любила своего отца и любила семью, но она не видела причин, по которым она должна была в этот раз засадить влюбленного в нее мужчину, и только потому, что он вел себя как глупец.
— А теперь выслушай меня, мой дорогой братец. Я считаю, что интересы семьи я очень хорошо защитила пять лет назад. Сейчас же я могу только повторить тебе, что Джо Перкинс ничего мне не сделал. Абсолютно ничего! Поэтому не существует причины, на основании которой я должна написать заявление. До свидания, Мейсон, — и она положила трубку.
Мейсон еще раз ошибся. Келли уже была не   пятнадцатилетней девушкой.

0

32

ГЛАВА 17

Круз нашел Джо в баре, где обычно собираются рыбаки. Чувствовалось, что старый товарищ  выпил не одну банку пива, а потому был не в лучшей форме. Круз знал, что за Джо не водилось дурной славы пьяницы, кроме того, это не та болезнь, которую можно подхватить в тюрьме, считал пожарный. Значит, опять неприятности. Он взял Джо под руки и, усадив за стол, заказал для пего двойной кофе.
Новости, которые были у Круза, не могли поднять настроения Джо. «Тем более, — думал Круз, — парня надо спасать».
Несмотря на то, что Крузу обеспечили прекрасный уход на вилле Кепфелла и создали великолепные условии, чтобы наслаждаться жизнью, он начал задумываться о своем будущем. В Санта-Барбаре пока ему еще нравилось, хотя родители его жили не здесь и денег, правда, не без риска для жизни, он накопил достаточно, так что мог бы позволить себе и передохнуть. Кроме того, Кепфелл предложил ему престижный пост на одном из своих предприятий. Однако в скором времени Круз намеревался покинуть виллу миллиардера. Он вовсе не жаждал войти в круг таких сложных людей, как Кепфелл, и предложение хозяина посчитал подобным предложению бедуину пасти коров. От щедрого жеста своего покровителя он несомненно откажется, он не созрел еще для этого. А потом эта тайна вокруг смерти двадцатилетнего парня и ночные признания друга ничего хорошего ему не предвещали. Он купил катер и очень скоро отправится бороздить воды американского континента — ведь катер и предназначен для этого. Покупку помогла ему сделать Сантана Ангрейд, с которой его связывала старая дружба еще с тех времен, когда ее семья приехала из Мексики и была поручена заботам семьи Кастилио, пока семья Круза сама не покинула эти места.
Теперь, когда Круз поселился па вилле Кепфеллов, Сантана живо откликалась на все его просьбы, в полной море используя свою компетентность и авторитет.
Однако теперь нужно заниматься Джо. Двойной кофе начинал действовать — и Джо уже довольно осмысленно смотрел на друга.
— Я тебя давно уже ищу, объездил все бистро, — засмеялся Круз.
Джо попытался улыбнуться, однако кривая гримаса исказила его лицо.
— Я рад тебя видеть. Мне надо с кем-то Поговорить. — Джо готов был расплакаться.
Нет, чтобы привести Джо в чувство, нужно было применить второе, не менее волшебное, чем кофе, средство, — холодный душ. И Круз перешел к действию.
— Послушай, Джо. Нужно отсюда смываться. Полиция разыскивает тебя.
— Я уже слышал об этом, — ответил Джо.
— Этого ты еще не слышал. Говорят, что ты напал на Келли. Мейсон ищет тебя.
— Что значит — напал?! Я взял ее за руку
— Скорее, она на меня напала. Она выкинула все мои письма, — еще не протрезвев, возмущался Джо. Он явно не понимал, что ему угрожает. Но Круз не собирался от него отступаться.
— Ты что, хочешь вернуться в тюрьму, Джо?
— Да.
«Какой ребенок», — подумал Круз. Он и раньше замечал, что его приятель страдает чрезмерной сентиментальностью. С возрастом, хотя это не лучшее качество для взрослого человека, он так и не избавился от него.
— Келли, — пробормотал Джо. — Как же так, Келли?
— Ну что ты заладил! Что случилось?
— Келли Кепфелл не хочет меня больше видеть.
— Я сожалею, Джо.
— Для меня это удар. Я-то думал. Но она меня больше не любит.
— Сожалею, старина. Что же ты собираешься делать?
— Вернусь в тюрьму.
Круз поднялся. Бредни Джо он слушать был не намерен. Джо не в себе, это ясно.
Круз огляделся вокруг. За стойкой бара три дюжих рыбака, которые так и не сияли своих фартуков из желтой резины спокойно что-то обсуждали. Вне всякого сомнения, это те, кто поставляет рыбу в соседний ресторан, подумал Круз. На другом конце стойки сидели два пассажира с яхты, похоже, отец и сын. В глубине зала три девчонки сидели за столиком, уставленным бутылками кока-колы, и громко спорили по поводу какого-то журнала. Они единственные вносили оживление в обстановку этого довольно мрачного заведения. Надо немедленно отсюда уходить, подумал Круз. И даже если Джо придется нести, Круз доставит его на свою Лодку.
Пожарный не успел продумать до конца, как он будет это делать. В. кафе входил Мейсон:
— Молчи! Ни одного слова! Во всем положись на меня, — тихо проговорил Круз и поднялся навстречу Мейсону, который направлялся к их столику.
— Разрешите пройти, Круз. Я пришел, чтобы арестовать Джо Перкинса.
— Потише, Мейсон.
— Что вы хотите сказать?
— Я хочу сказать, что просто так американского гражданина не арестуешь.
— Мне нужно его допросить.
— Вызовите к себе. Кстати, а что за причина?
— Публичное приставание, к гражданке. Это не абсурдное обвинение, и вы это очень хорошо знаете.
Мейсон был в ярости. Он понимал, что напрасно теряет время. Круз еще раз напомнил ему, что, имея в своем активе всего-навсего одно телефонное свидетельство выжившей из ума старой дамы, он бессилен что-нибудь сделать. Если только всего-навсего напугать. Но вот этот Круз Кастилио лишает его и этого последнего удовольствия. Однако надо достойно выйти из этого полонения.
— Ладно, господин Кастилио. Не буду торопиться. Кстати, отец говорил, что вы собираетесь нас покинуть, и выражал по этому поводу глубокое сожаление.
— Я тоже сожалею, господин Кепфелл. Ваш отец хорошо знает, что ему надо.
— Великолепное замечание, господин Кастилио. Ну что ж, прощайте, — Мейсон попытался улыбнуться и дружески толкнул Круза: — Если у вас возникнут, какие-то проблемы, будь любезен...
Пожарный ответил ему широкой улыбкой.
— Конечно, Мейсон.
Проводив Кепфелла насмешливым взглядом, он повернулся к Джо. Теперь ему оставалось доставить приятеля на катер и помочь ему в его расследовании.

Джо с лихвой отрабатывал те несколько долларов, которые давала ему Аугуста Локридж. И «Маленькая Каталония» преобразилась. Во всем, за что бы он ни брался, чувствовалась рука умельца. Плотник, столяр, слесарь, каменщик и даже садовник — это далеко не все обязанности, которые выполнял молодой человек. Но старуха Минкс все равно смотрела с недоверием на труды Джо. Она следовала своим принципам и находила по меньшей мере странным, что ее дочь дала под своей крышей убежище убийце. Единственный факт, который примирял ее с Джо, состоял в том, что он имел все-таки какое-то отношение к убийству Кепфелла. Старая дама продолжала бороться с соседом и целые дни проводила за телефонными разговорами. Она жаловалась тем людям, которые еще слушали ее, как этот Кепфелл насилует утонченную даму по имени природа. А она, якобы, как дитя природы, как истинная ее дочь, вынести такое была не в силах. У нее были мощные сторонники: профессор океанографии из Лос-анджелесского университета братства зеленых, проповедующих на побережье одну мистико-экологическую ассоциацию, каждый член которой должен каждое утро присутствовать на восходе солнца над Тихим океаном, и еще один Японец, который сказал ей, что является экспертом по подводным растениям. Поэтому Ченнинг Кепфелл должен был трепетать. Ее кампания против загрязнения окружающей среды занимала ее настолько, что Минкс осталась равнодушной к тем, как считала ее дочь, сенсационным новостям, которые Аугуста выплеснула на нее вместо пищи во время обеда. Она рассказала о том, что убежала Лейкен, что ушел садовник, что возвращается этот неприятный Лайнал. Все это прошло мимо ушей Минкс, так как это было совершенным пустяком по сравнению с тем, что последний шанс для спасения человечества, которому угрожает голод, в настоящее время отравляется такими преступниками, как Ченнинг Кепфелл!
Аугуста, однако, получившая три удара подряд, не могла прийти в себя. Уорен, который придуривается где-то, Лейкен, вне всякого сомнения, в постели какого-нибудь смазливого паренька, она сама со своим юным любовником... Вот к чему вернется ее муженек, которому надоело слоняться по свету и он вдруг воспылал желанием посетить семейное гнездышко. Хорошее же это было гнездышко! Относительно Минкс... по крайней мере, Лайнал сослужит хорошую службу, заплатив за ее телефонные разговоры. Что касается Лейкен, то она завтра же съездит в Лос-Анджелес и вернется вместе со своей дочкой. А вот что делать с Джо, она не знала. В последнее время он был ужасно решительный и. кажется, нашел настоящую работу. По крайней мере, он так ей сказал. И даже сожалел об этом и благодарил ее!
На какой-то момент ей показалось, что молодой человек иронизирует, издевается над ней, что он догадывается о том телефонном разговоре. Потом она отбросила эту мысль, не из-за того, что не верила ей, а просто потому, что это ставило ее перед лицом собственной нечистоплотности. Да и как она могла это сделать. Однако, она это сделала. Словно для того, чтобы стереть из своей памяти неприятные воспоминания, попытаться как-то искупить свою вину, скорее даже, для своей собственной пользы, она сказала ему:
— Я тоже ваш друг, Джо. Я теперь знаю, что вы невиновны. Вы можете рассчитывать на меня.
В глубине души она сама даже верила в это.

В Лос-Анджелес Аугуста приехала усталой и раздраженной. А те целые сорок пять минут, которые ей пришлось провести в такси, вымотали ее вконец. Она даже стала подозревать шофера, что за ее счет он устраивает себе выгодную прогулку. Но шофер был честный малый, а она просто плохо знала Лос-Анджелес. Шофер высадил ее около двухэтажного дома и, запихав в, карман заработанные сорок три доллара и пожелав Аугусте приятно провести день, укатил. Дочь ей начинает обходиться слишком дорого, вздохнула Аугуста. Даже адрес Лейкен ей пришлось доставать. Ведь дочь уехала, не оставив записки и ни разу но известив мать о себе. Роза Ангрейд была единственной, к кому могла обратиться Аугуста. Не без маленькой хитрости Аугуста напала на след беглянки.
О приезде Аугусты сообщил Денни, который в ливрее разносчика поднимался по Москито-стрит в тот момент, когда миссис Локридж отдавала пачку долларов таксисту. Поскольку Денни был моложе и быстрее, а самое главное, лучше знал местность, он первым известил дочь о прибытии матери. Лейкен выругалась в адрес Тэда, который даже не сдвинулся с места, и, надев куртку, направилась к двери, чтобы достойно предстать перед лицом материнского гнева. Она встретила Аугусту прямо на пороге здания.
— А вот и ты, — сказала мать.
— Здравствуй, мама, — ответила дочь.
Они молча смотрели друг на друга. Слышно было, как прошелестели шины по шоссе Голден-стейт Приуэй — соседка возвращалась домой. Потом на другой стороне улицы раздался звук автомобильной сирены. Тихий ангел пролетел...
Наконец Аугуста взорвалась.
— Итак, ты любовница Тэда Кепфелла?
— Что-о?
Как зло порождает зло, так и гнев порождает гнев. Лейкен подхватила эту бациллу сразу же.
— А ты со своим рецидивистом тоже спишь?
— Ты говоришь точно так же, как. Минкс.
— А ты, как пуританка XIX века,
— Судя по тебе, они существуют и в XX пеке.
— Мама, но что скажет папа, если узнает?
— Папа? Кстати, он должен скоро возвратиться.
— Неужели, мама? И когда?
Лейкен не знала, довольна она этим сообщением или нет. Ее отец был личностью сложной и весьма отдаленной. Каждая встреча с ним была встречей с незнакомцем, от которой она изрядно уставала. Но все равно это вносило какое-то разнообразие в жизнь.
— Когда? Не знаю. Не уточняла.
«Естественно, — подумала Лейкен. — Ты предавалась экстазу».
— Давай поговорим, Лейкен, — вдруг, смягчившись, предложила Аугуста. — Выслушай меня хорошенько. Может быть, Джо Перкинс был моей ошибкой, но ты же знаешь, как я одинока. Не сейчас, но когда-нибудь ты это поймешь, Лейкен. Просто ты очень еще молодая. Но у тебя слишком много причин, чтобы жаловаться. Разве я была плохой тебе матерью? И для Уорена я сделала все, что могла. А все остальное вас не касается.
Лейкен, однако, была противоположного мнения. Ей было семнадцать лет, а в этом возрасте жизнь воспринимается без компромиссов, а на ошибки родителей смотрят с юношеским максимализмом.
— Если это меня не касается, то Тэд тебя тоже не касается.
— Но это совершенно разные вещи, — попыталась возразить Аугуста.
— Ну почему разные?
Объяснять Аугусте уже не хотелось и потом ей вконец надоели этот город, эта улица, этот разговор.
— Хватит, Лейкен, едем домой.
— Но там же Тэд, мама.
— При чем тут Тэд? Не хочешь ли ты сказать, что я пойду в эту крысиную нору, крыша которой может обвалиться в любую минуту. Не может быть и речи об этом. Я сказала тебе: мы едем домой.
Тон Аугусты снова стал авторитарным, как в доброе старое время, когда ее дети были всего-навсего малышами. Мать забыла уже о собственной вине, но и дочь тоже забыла о своем проступке и, к своему величайшему изумлению, приняла тот же самый тон:
— Не может быть и речи об этом.
Это было столкновение двух женских характеров, независимых, непокорных и очень похожих. Это было противостояние, и Аугуста поняла, что сделала ошибку, и ее первый шаг навстречу дочери был явно неудачным. Она посмотрела вокруг себя:
— Должно быть, в этом гнилом кварталишке такси вообще не бывает?
Лейкен захотелось исправить неловкость.
— Подожди, мама, я сама найду тебе такси.
Когда она вернулась с такси, то даже прибавила: 
— Я вернусь завтра, мама.
Таким образом Аугуста Локридж получила урок, что иногда следует отступить, чтобы приблизиться к цели.
«Нужно бы, — сказала она сама себе, — поговорить обо всем с Лайналом».
Назавтра Лейкен вернулась в Санта-Барбару, а послезавтра тот же самый путь проделал и Тэд.

0

33

ГЛАВА 18

Роза Ангрейд не смела больше говорить со своей дочерью о се потерянном ребенке. Сантана, которая еще вчера чувствовала себя настолько неуверенной, что готова была позвать ее на помощь, теперь словно отгородилась стеной. Поело своего выхода из клиники она развила бурную деятельность на вилле Кепфелла. Такой ее никогда не видели. С радостной улыбкой она носилась с какими-то свертками, чертежами, подолгу обсуждая что-то с господином Ченнингом в ого кабинете. Конечно, дело было очень важное, ведь речь шла о том, чтобы обновить все комнаты громадного дома и практически заново перестроить его левое крыло.
Роза догадывалась, что этим сногсшибательным контрактом Кепфелл-старший пытается искупить свою вину перед ее дочерью. Но в чем конкретно он был виноват? Вряд ли это можно связывать с падением Сангины с лошади. Кепфелл тут ни при чем. Другое дело, если речь идет о ребенке. Возвратившись из Акапулько, Сантана говорила что-то о похищении. Но как можно согласовать с заказом? Если господин Кепфелл действительно знал, где и кто воспитывал ребенка, то единственное, чем он мог искупить свое чудовищное преступление в прошлом, было рассказать Сантане правду, и чем раньше, тем лучше. Таким образом, как ни билась Роза Ангрейд, никакого разумного объяснения происходящему она так и не находила. Энергия, которую проявляла Сантана, ее одновременно удивляла и пугала. Но еще больше она боялась нарушить то душевное равновесие, которое, как ей казалось, дочь только что восстановила. Что же касается господина Кепфелла, то, как только он стал крупным клиентом ее дочери, он сделался еще более недостижимым для нее. Теряясь во всех этих загадках и противоречиях, Роза, по крайней мере, была уверена в одном, в том, что она была бабушкой и что ей все больше и больше хотелось бы хоть разок увидеть своего внука. И она знала, что, в конце концов, она заявит это Сантане.

— Она хочет, чтобы я возвратился на виллу, Круз. В тайнике Ченнинга оказалось кое-что интересное.
— Она? Кто это «она», Джо?
— Ах да, я теперь зову ее «она». Ну я хотел сказать: «Доменик». Мне все-таки кажется — это женщина. Она передала мне такое сообщение и назвала телефон, по которому мне следует Позвонить ей. Ну, полагаю, что это был номер телефона-автомата. Я позвонил по этому номеру точно в назначенное время, но никто не ответил.
Круз раздумывал: он знал, что теперь больше, чем когда-либо, старый приятель нуждается в его помощи и поддержке. Его снова заманивают в ловушку, из которой однажды он чудом спасся. На этот раз и Круза рядом с ним не окажется. Он уже совершенно решительно упаковал свое оружие и багаж на катере. Катер был идеей Сантаны, она все так чудесно устроила.
Сантана... Круз даже удивился, что сразу же подумал о ней. Это же совсем просто. На вилле Кепфеллов Сантана чувствовала себя как дома. Она входила во все комнаты, поэтому никто не должен был бы обратить внимания па нее. Нужно только попросить Сантану. Да, но Сантана ненавидела Джо, потому что он убил Ченнинга. По если молодая женщина так любила Ченнинга, все, что связано с ним, должно быть ей дорого. Она, конечно же, захочет узнать его еще лучше. А остальное зависело только от Круза, было вопросом его собственного шарма и способности убеждать. По крайней мере, никогда еще никто из семейства Ангрейд не отказывал в просьбе семейству Кастилио, ведь это была мексиканская солидарность. Во всяком случае, игра стоила свеч.
— Игра стоит свеч, — повторил Круз свои мысли вслух.
По Джо уже не слышал его. С предельной достоверностью он видел, как его опутывают проводами, Филипп кричит, как тысячи полицейских сирен, а собаки прыгают, пытаясь достать его горло:
Тут появляется Мейсон, у которого по револьверу в каждой руке, а с ним целая армия полицейских.
Старый Кепфелл стоит неподвижно на крыльце, как фигура командора, и созерцает этот спектакль. «Интересно, а почему же нет Келли, где же Келли?»
Да, так о чем это говорит ему Круз?
— Тебе незачем появляться на вилле, — разъяснял тот. — Я займусь этим сам. Через несколько дней ты будешь все знать о Ченнинге. О его классных отметках, о его первой бутылке джина и о его неприличных журнальчиках, — и уже менее убежденным тоном он добавил: — Потому, что такова была ее воля...
Он с усилием поднялся со своей кушетки и потянулся к холодильнику. Жара сегодня была совершенно невыносимой. Он распечатал две бутылки пива и протянул одну Джо.
— Постарайся описать мне Доменик, — попросил он, — и как можно более подробно.
— Даже не знаю... Она была одета в белую каску и такой комбинезон, какой обычно носят мотоциклисты. Черный, мне кажется. Наши любовные свидания проходили в обстановке строгой интимности, подальше от мира живых. Тем не менее наши отношения оставались достаточно куртуазными и даже несколько отдаленными.
— Ты действительно думаешь, что это была женщина? — спросил Круз, которого все больше интриговала эта таинственная личность.
— Мне так показалось. И ты знаешь, Круз, мне все чаще приходит мысль о свидетеле, который так до сих пор и не объявился. А ведь он был со мной, когда я обнаружил труп Ченнинга.
— Но ради Бога, Джо, этот свидетель был мужчина или женщина?
— Я в самом деле не знаю, Круз, в этом-то все дело. Я видел только, как Ченнинг лежит на полу неподвижный, и все. Но был же там кто-то другой. Он сразу же зашел мне за спину, а потом и вовсе исчез.
— Он говорил что-нибудь?
— Я помню, кто-то сказал: «Быстрее «скорую помощь». Телефон там, на столе».
— И больше ничего?
— Ничего, но сегодня я себя спрашиваю: «Не был ли голос Доменик одновременно и голосом того свидетеля?». Короче говоря, я спрашиваю: «Был ли Доменик этим свидетелем?»
Круз насмешливо присвистнул и выпрямился с веселым видом, забывая одновременно и о жаре, и о своей лени.
— Ну, это, по крайней мере, след, причем настоящий. Слушай, я займусь виллой, а ты возьми на себя Доменик. Попытайся хотя бы узнать, мужчина это или женщина. Ты хочешь, чтобы я объяснил тебе разницу между этими двумя понятиями?
К удовольствию Круза, Джо рассмеялся. Впервые с тех пор, как вернулся в Санта-Барбару.

Позвонив но номеру, который дала ему Доменик, Джо убедился, что это был номер не телефонной будки. Трубку сразу же сняли, и он услышал знакомый голос. Они условились встретиться в том же самом месте, в тот же самый час.
На сей раз Джо был на новой машине Круза. Он припарковал ее на стоянке, подальше от условленного места. В темноте ее почти невозможно было разглядеть среди других машин. Но даже характерные очертании «джипа» не слишком бросались в глаза.
Из высокой, как у грузовика, кабины Джо мог видеть почти весь порт. Он нетерпеливо поглядывал на дорогу — вот-вот вспыхнет на ней фара мотоцикла. И действительно, дорога словно осветилась прожектором. Огромное полыхающее пятно становилось все ближе и тут как бы разделилось на два горящих круга — черная спортивная автомашина, слепя фарами, пронеслась мимо, но вдруг, взревев всеми своими цилиндрами, сделала резкий поворот.
«Какие-то обалдевшие туристы», — подумал Джо.
Он посмотрел на часы, до назначенного времени оставалось еще десять минут. А его помощник обычно никогда не опаздывал. Тремя минутами позже в отдалении появилось нечто вроде светящегося круга. На этот раз эффекта расхождения огней не было. Вне всякого сомнения, это был мотоцикл. Сделав несколько кругов, мотоциклист остановился и выключил мотор. Какое-то время царила полная тишина, слышалось только, как плещется о берег вода. Потом с шумом включилось зажигание и мягко заурчал мотор. Медленно, словно с сожалением, мотоцикл удалялся. Джо тоже включил зажигание. Несмотря на громадную массу машины, мотор работал едва слышно. В считанные минуты Джо достиг перекрестка. Вслед за мотоциклом он выехал из Санта-Барбары и помчался по дороге, ведущей к отелю Ароебич. Он прекрасно знал этот отель, потому что в нем, после ухода из семьи, обитал его отец.
Не доехав сотню метров, Джо остановился и выключил габаритные огни. Ему нужно было заметить, к какому бунгало подъедет мотоцикл.
Оставив машину, он обогнул дом сзади, чтобы пробраться к нему незамеченным. Изгородь была украшена высокой решеткой, через которую проходила система пассивной сигнализации. Если перережешь одну из этих перекрученных нитей, у охранника сработает сигнал охраны. Таким образом, через изгородь перебираться все-таки не стоило.
Однако ему необходимо было узнать, где находилась комната Доменик. Решение пришло неожиданно и оказалось совсем простым: снять комнату в этом отеле.
Двумя днями позже, убедившись, что тот на работе, а мотоцикла во дворе нет, Джо подошел к служащей отеля, которая накануне поселила его здесь.
— Ключ от тридцать восьмой, пожалуйста!
Через пять минут Джо с извинениями вернул ключ портье. Оказывается, он ошибся: его номер то ли 28, то ли 23, он точно не помнил. Сверились по регистрационной книге: да, действительно, его номер 23. На том инцидент был исчерпан, но за эти пять минут Джо удалось открыть чемоданы Доменик.
Комната его анонимного помощника ничем не отличалась от ого собственной. То же самое покрывало на кровати, те же самые занавески, та же мебель, даже расставлена точно так же. Телевизор, как и у него, стоял на холодильнике, и холодильник занимал тот же самый угол в комнате, которая одновременно служила и спальней, а единственная дверь выходила, как он знал, в душевую.
Он сразу же стал искать телефон и удивился, что не видит его. Выходит, в бунгало телефона не было. Но что же это был за телефонный номер, по которому он звонил Доменик? Скорее всего, рабочий. Значит, Доменик работает в Санта-Барбаре.
Долго размышлять над этой проблемой, однако, но позволяло время. Нужно было как можно быстрее возвратить ключ портье, чтобы та ничего не заподозрила.
Безликость этой комнаты могла бы разочаровать самого Эркула Пуаро. Очевидно, горничная только что навела порядок, и Джо но обнаружил ни одного предмета, который говорил бы о личности хозяина. Даже на рабочем столике не было ничего, кроме настольной лампы и библии, лежащей в уголке. Джо посмотрел на часы. Прошла, по крайней мере, минута, как вошел сюда. Надо поторапливаться. Он заглянул в душевую. Само собой разумеется, там тоже ничего не было. Оставался подвесной шкаф, который занимал всю длину стены. Он был закрыт!
Ему пришла замечательная идея. Он открыл дверцу бара-холодильника ключом, который выдавался клиенту, и немного пошарил в холодильнике. Там, между рядами бутылок, он нашел другой ключ и с его помощью открыл подвесной шкаф. Ему было от чего прийти в недоумение. Там висели как мужские костюмы, так и чисто женская одежда.
«Значит, в комнате живут, по крайней мере, двое».
В стенном шкафу на верхней полке друг на друге стояли два чемодана. Открыть их не представляло никакой трудности. В одном из них в безукоризненном порядке были разложены флакончики, маленькие коробочки, кисти разных размеров и большое зеркало, занимавшее всю поверхность крышки чемодана и защищенное пробковой дощечкой.
«Целый набор театрального грима», — отметил про себя молодой человек.
В другом чемодане был беспорядок. Сверху лежали три парика, один из которых был мужским. Джо засунул руку поглубже. На дне чемодана среди вороха тонкого женского белья он нащупал что-то твердое, похожее на картон. Действительно, это была согнутая пополам почтовая карточка с обтрепавшимися от старости краями. На оборотной стороне открытки, изображавшей пейзаж Аляски зимой, Джо смог Прочитать слова, написанные широким мужским почерком: «Любовь навсегда! Лайнал Софии». А в самом низу — адрес, подписанный более тонким почерком: «Бикэнхауз энколедж».
Молодой человек все положил на место. Назавтра утром Джо рассчитался с гостиницей.

0

34

ГЛАВА 18

Роза Ангрейд не смела больше говорить со своей дочерью о се потерянном ребенке. Сантана, которая еще вчера чувствовала себя настолько неуверенной, что готова была позвать ее на помощь, теперь словно отгородилась стеной. Поело своего выхода из клиники она развила бурную деятельность на вилле Кепфелла. Такой ее никогда не видели. С радостной улыбкой она носилась с какими-то свертками, чертежами, подолгу обсуждая что-то с господином Ченнингом в ого кабинете. Конечно, дело было очень важное, ведь речь шла о том, чтобы обновить все комнаты громадного дома и практически заново перестроить его левое крыло.
Роза догадывалась, что этим сногсшибательным контрактом Кепфелл-старший пытается искупить свою вину перед ее дочерью. Но в чем конкретно он был виноват? Вряд ли это можно связывать с падением Сангины с лошади. Кепфелл тут ни при чем. Другое дело, если речь идет о ребенке. Возвратившись из Акапулько, Сантана говорила что-то о похищении. Но как можно согласовать с заказом? Если господин Кепфелл действительно знал, где и кто воспитывал ребенка, то единственное, чем он мог искупить свое чудовищное преступление в прошлом, было рассказать Сантане правду, и чем раньше, тем лучше. Таким образом, как ни билась Роза Ангрейд, никакого разумного объяснения происходящему она так и не находила. Энергия, которую проявляла Сантана, ее одновременно удивляла и пугала. Но еще больше она боялась нарушить то душевное равновесие, которое, как ей казалось, дочь только что восстановила. Что же касается господина Кепфелла, то, как только он стал крупным клиентом ее дочери, он сделался еще более недостижимым для нее. Теряясь во всех этих загадках и противоречиях, Роза, по крайней мере, была уверена в одном, в том, что она была бабушкой и что ей все больше и больше хотелось бы хоть разок увидеть своего внука. И она знала, что, в конце концов, она заявит это Сантане.

— Она хочет, чтобы я возвратился на виллу, Круз. В тайнике Ченнинга оказалось кое-что интересное.
— Она? Кто это «она», Джо?
— Ах да, я теперь зову ее «она». Ну я хотел сказать: «Доменик». Мне все-таки кажется — это женщина. Она передала мне такое сообщение и назвала телефон, по которому мне следует Позвонить ей. Ну, полагаю, что это был номер телефона-автомата. Я позвонил по этому номеру точно в назначенное время, но никто не ответил.
Круз раздумывал: он знал, что теперь больше, чем когда-либо, старый приятель нуждается в его помощи и поддержке. Его снова заманивают в ловушку, из которой однажды он чудом спасся. На этот раз и Круза рядом с ним не окажется. Он уже совершенно решительно упаковал свое оружие и багаж на катере. Катер был идеей Сантаны, она все так чудесно устроила.
Сантана... Круз даже удивился, что сразу же подумал о ней. Это же совсем просто. На вилле Кепфеллов Сантана чувствовала себя как дома. Она входила во все комнаты, поэтому никто не должен был бы обратить внимания па нее. Нужно только попросить Сантану. Да, но Сантана ненавидела Джо, потому что он убил Ченнинга. По если молодая женщина так любила Ченнинга, все, что связано с ним, должно быть ей дорого. Она, конечно же, захочет узнать его еще лучше. А остальное зависело только от Круза, было вопросом его собственного шарма и способности убеждать. По крайней мере, никогда еще никто из семейства Ангрейд не отказывал в просьбе семейству Кастилио, ведь это была мексиканская солидарность. Во всяком случае, игра стоила свеч.
— Игра стоит свеч, — повторил Круз свои мысли вслух.
По Джо уже не слышал его. С предельной достоверностью он видел, как его опутывают проводами, Филипп кричит, как тысячи полицейских сирен, а собаки прыгают, пытаясь достать его горло:
Тут появляется Мейсон, у которого по револьверу в каждой руке, а с ним целая армия полицейских.
Старый Кепфелл стоит неподвижно на крыльце, как фигура командора, и созерцает этот спектакль. «Интересно, а почему же нет Келли, где же Келли?»
Да, так о чем это говорит ему Круз?
— Тебе незачем появляться на вилле, — разъяснял тот. — Я займусь этим сам. Через несколько дней ты будешь все знать о Ченнинге. О его классных отметках, о его первой бутылке джина и о его неприличных журнальчиках, — и уже менее убежденным тоном он добавил: — Потому, что такова была ее воля...
Он с усилием поднялся со своей кушетки и потянулся к холодильнику. Жара сегодня была совершенно невыносимой. Он распечатал две бутылки пива и протянул одну Джо.
— Постарайся описать мне Доменик, — попросил он, — и как можно более подробно.
— Даже не знаю... Она была одета в белую каску и такой комбинезон, какой обычно носят мотоциклисты. Черный, мне кажется. Наши любовные свидания проходили в обстановке строгой интимности, подальше от мира живых. Тем не менее наши отношения оставались достаточно куртуазными и даже несколько отдаленными.
— Ты действительно думаешь, что это была женщина? — спросил Круз, которого все больше интриговала эта таинственная личность.
— Мне так показалось. И ты знаешь, Круз, мне все чаще приходит мысль о свидетеле, который так до сих пор и не объявился. А ведь он был со мной, когда я обнаружил труп Ченнинга.
— Но ради Бога, Джо, этот свидетель был мужчина или женщина?
— Я в самом деле не знаю, Круз, в этом-то все дело. Я видел только, как Ченнинг лежит на полу неподвижный, и все. Но был же там кто-то другой. Он сразу же зашел мне за спину, а потом и вовсе исчез.
— Он говорил что-нибудь?
— Я помню, кто-то сказал: «Быстрее «скорую помощь». Телефон там, на столе».
— И больше ничего?
— Ничего, но сегодня я себя спрашиваю: «Не был ли голос Доменик одновременно и голосом того свидетеля?». Короче говоря, я спрашиваю: «Был ли Доменик этим свидетелем?»
Круз насмешливо присвистнул и выпрямился с веселым видом, забывая одновременно и о жаре, и о своей лени.
— Ну, это, по крайней мере, след, причем настоящий. Слушай, я займусь виллой, а ты возьми на себя Доменик. Попытайся хотя бы узнать, мужчина это или женщина. Ты хочешь, чтобы я объяснил тебе разницу между этими двумя понятиями?
К удовольствию Круза, Джо рассмеялся. Впервые с тех пор, как вернулся в Санта-Барбару.

Позвонив но номеру, который дала ему Доменик, Джо убедился, что это был номер не телефонной будки. Трубку сразу же сняли, и он услышал знакомый голос. Они условились встретиться в том же самом месте, в тот же самый час.
На сей раз Джо был на новой машине Круза. Он припарковал ее на стоянке, подальше от условленного места. В темноте ее почти невозможно было разглядеть среди других машин. Но даже характерные очертании «джипа» не слишком бросались в глаза.
Из высокой, как у грузовика, кабины Джо мог видеть почти весь порт. Он нетерпеливо поглядывал на дорогу — вот-вот вспыхнет на ней фара мотоцикла. И действительно, дорога словно осветилась прожектором. Огромное полыхающее пятно становилось все ближе и тут как бы разделилось на два горящих круга — черная спортивная автомашина, слепя фарами, пронеслась мимо, но вдруг, взревев всеми своими цилиндрами, сделала резкий поворот.
«Какие-то обалдевшие туристы», — подумал Джо.
Он посмотрел на часы, до назначенного времени оставалось еще десять минут. А его помощник обычно никогда не опаздывал. Тремя минутами позже в отдалении появилось нечто вроде светящегося круга. На этот раз эффекта расхождения огней не было. Вне всякого сомнения, это был мотоцикл. Сделав несколько кругов, мотоциклист остановился и выключил мотор. Какое-то время царила полная тишина, слышалось только, как плещется о берег вода. Потом с шумом включилось зажигание и мягко заурчал мотор. Медленно, словно с сожалением, мотоцикл удалялся. Джо тоже включил зажигание. Несмотря на громадную массу машины, мотор работал едва слышно. В считанные минуты Джо достиг перекрестка. Вслед за мотоциклом он выехал из Санта-Барбары и помчался по дороге, ведущей к отелю Ароебич. Он прекрасно знал этот отель, потому что в нем, после ухода из семьи, обитал его отец.
Не доехав сотню метров, Джо остановился и выключил габаритные огни. Ему нужно было заметить, к какому бунгало подъедет мотоцикл.
Оставив машину, он обогнул дом сзади, чтобы пробраться к нему незамеченным. Изгородь была украшена высокой решеткой, через которую проходила система пассивной сигнализации. Если перережешь одну из этих перекрученных нитей, у охранника сработает сигнал охраны. Таким образом, через изгородь перебираться все-таки не стоило.
Однако ему необходимо было узнать, где находилась комната Доменик. Решение пришло неожиданно и оказалось совсем простым: снять комнату в этом отеле.
Двумя днями позже, убедившись, что тот на работе, а мотоцикла во дворе нет, Джо подошел к служащей отеля, которая накануне поселила его здесь.
— Ключ от тридцать восьмой, пожалуйста!
Через пять минут Джо с извинениями вернул ключ портье. Оказывается, он ошибся: его номер то ли 28, то ли 23, он точно не помнил. Сверились по регистрационной книге: да, действительно, его номер 23. На том инцидент был исчерпан, но за эти пять минут Джо удалось открыть чемоданы Доменик.
Комната его анонимного помощника ничем не отличалась от ого собственной. То же самое покрывало на кровати, те же самые занавески, та же мебель, даже расставлена точно так же. Телевизор, как и у него, стоял на холодильнике, и холодильник занимал тот же самый угол в комнате, которая одновременно служила и спальней, а единственная дверь выходила, как он знал, в душевую.
Он сразу же стал искать телефон и удивился, что не видит его. Выходит, в бунгало телефона не было. Но что же это был за телефонный номер, по которому он звонил Доменик? Скорее всего, рабочий. Значит, Доменик работает в Санта-Барбаре.
Долго размышлять над этой проблемой, однако, но позволяло время. Нужно было как можно быстрее возвратить ключ портье, чтобы та ничего не заподозрила.
Безликость этой комнаты могла бы разочаровать самого Эркула Пуаро. Очевидно, горничная только что навела порядок, и Джо но обнаружил ни одного предмета, который говорил бы о личности хозяина. Даже на рабочем столике не было ничего, кроме настольной лампы и библии, лежащей в уголке. Джо посмотрел на часы. Прошла, по крайней мере, минута, как вошел сюда. Надо поторапливаться. Он заглянул в душевую. Само собой разумеется, там тоже ничего не было. Оставался подвесной шкаф, который занимал всю длину стены. Он был закрыт!
Ему пришла замечательная идея. Он открыл дверцу бара-холодильника ключом, который выдавался клиенту, и немного пошарил в холодильнике. Там, между рядами бутылок, он нашел другой ключ и с его помощью открыл подвесной шкаф. Ему было от чего прийти в недоумение. Там висели как мужские костюмы, так и чисто женская одежда.
«Значит, в комнате живут, по крайней мере, двое».
В стенном шкафу на верхней полке друг на друге стояли два чемодана. Открыть их не представляло никакой трудности. В одном из них в безукоризненном порядке были разложены флакончики, маленькие коробочки, кисти разных размеров и большое зеркало, занимавшее всю поверхность крышки чемодана и защищенное пробковой дощечкой.
«Целый набор театрального грима», — отметил про себя молодой человек.
В другом чемодане был беспорядок. Сверху лежали три парика, один из которых был мужским. Джо засунул руку поглубже. На дне чемодана среди вороха тонкого женского белья он нащупал что-то твердое, похожее на картон. Действительно, это была согнутая пополам почтовая карточка с обтрепавшимися от старости краями. На оборотной стороне открытки, изображавшей пейзаж Аляски зимой, Джо смог Прочитать слова, написанные широким мужским почерком: «Любовь навсегда! Лайнал Софии». А в самом низу — адрес, подписанный более тонким почерком: «Бикэнхауз энколедж».
Молодой человек все положил на место. Назавтра утром Джо рассчитался с гостиницей.

0

35

Эпилог

Джо не удалось установить новый контакт с Доменик. Телефон не отвечал, а пойти в отель Ароебич он не осмеливался. В одно прекрасное утро Круз показал ему небольшое объявление, помещенное в самом уголке местной газеты, после рекламных объявлений.
«Полиция Санта-Барбары обнаружила в ложбине холма Санренхил сгоревший автомобиль. Рядом с ним была найдена искореженная белая каска и несколько клочков черного кожаного комбинезона. Расследование этого случая ничего не дало. Человеческих жертв не обнаружено».
Так говорилось в объявлении. Джо и Круз переглянулись. Все их надежды рушились. А Джо не мог даже обратиться в полицию. Что он мог сказать Мейсону? Что он по ночам встречается с его матерью? Значит, таким образом Доменик решила покинуть его. Возможно, она снова уехала на Аляску. Но неужели она убегала от Джо? Или от Лайнала? Может быть, в конце концов она осталась в Санта-Барбаре? Но каким-то образом изменила свою внешность.
Келли тоже исчезла. Она ушла, чтобы навсегда расстаться со своим прошлым. С маленькой девочкой, слушающейся своего папочку. С женщиной, слушающейся своего старшего брата, своего жениха. Ее приютила Селли, старая подруга по колледжу, потом по университету. Только Тэд знал номер ее телефона. Она полюбила своего младшего брата. Несмотря на свою наивность и хвастовство, он обладал твердой волей и щедрым сердцем. Келли, в свою очередь, помогла ему в решении его проблемы с Лейкен. Был устроен незабываемый завтрак на пляже с участием семейства Локридж и семейства Кепфелл — в их полных составах. Чтобы такой завтрак состоялся, очень хотел Тэд, и он не слишком заботился о том, какой оборот впоследствии примет взаимная вражда двух семей. Он расчетливо поставил свои условия. Или так — или, он исчезает. Впрочем, его требования не выходили за пределы возможного. Пусть ему и Лейкен позволят любить друг друга.
Представители обоих семейств сидели за длинным прямоугольным столом друг против друга. И, услышав этот ультиматум, застыли в немой неподвижности. Будто речь шла о подписании перемирия, когда на самом-то деле это было всего лишь временным прекращением огня. Тэд вел себя очень уверенно, и на то были основания. Он заплатил по счету собственными долларами, которые заработал, разнося пиццу, потому чувствовал себя хозяином. Колли сидела рядом с отцом. Внимательно наблюдая за ним, она сразу поняла, что он но собирается разрушать союз этих молодых людей, как он однажды уже поступил с Келли. И вообще, отец держался тогда очень незаметно. Как, впрочем, и все остальные. Это можно было расценивать как победу.
Тэд часто звонил Келли и сообщал новости семьи. Ей казалось, что отец ее понимает, и Питер тоже. Но однажды Питер застал Тэда, разговаривающего с ней, и выхватил у него из рук телефонную трубку. Нет, Питер так ничего не понял. Она уже в который раз повторила ему, что ей нужно побыть одной. Хотя бы некоторое время. То самое время, которое достаточно для того, чтобы послушать шелест листьев на деревьях.

На пляже «Бермудский треугольник» произошли изменения. Наступила осень, мягкая, теплая и приятная. В колледж пришли новые преподаватели. Денни не сводил глаз с Джейд, а Джейд мечтала о Голливуде. Ее отец так и не вернулся домой. Обычно дома была одна мама: Джо приходил редко. Джейд грустила, считая Санта-Барбару скучным местом. Тэд и Лейкен искрились счастьем. Поглощенные собой, они никого но замечали вокруг. Мистер и миссис Локридж снова жили вместе. Надолго ли? Лайнал развлекал ее интересными географическими рассказами, но никогда не говорил об Аляске. Впрочем, никто и никогда не говорил об Аляске. Аугусте удалось заставить Уорена признаться ей во всем. Он подтвердил ее догадку о том, что украл драгоценность с виллы Кепфелла. Минкс больше не участвовала в экологической кампании. Лайнал не заплатил по телефонным счетам, и телефон отключили. Сантана закончила переделку виллы. Она часто виделась с Кепфеллом-старшим. Роза Ангрейд терпеливо ждала, когда она наконец вновь обретет внука.

Наступил день, когда Келли решила покинуть Селли для того, чтобы воссоединиться с тем, кого она считала своей жизнью. С единственным чемоданом в руке она вышла из дома и случайно встретила Круза. Он сообщил ей последние новости. Под седло мотороллера Джо кто-то подсунул пакетик с героином, и полиция задержала его. Но Джо тем не менее удалось скрыться. Если Келли вдруг захочет его повидать, он может передать Джо, чтобы тот пришел на пляж. Келли согласилась. В одиннадцать часов она пришла к назначенному месту. Сопровождавший ее Круз сразу же исчез, и к ней неслышно подошел Джо. «Словно кот», — подумала она про себя. Она не заметила приближающегося Мейсона, услышала только его резкие отрывочные приказания. По песку заскользили лучи электрических фонарей. Джо побежал к морю, и догнать его не смогли...
Через два дня Келли увидела, что катера Круза на место нет. Она сразу же подумала о Кельнерал Коулз, поэтому нашла рыбака, который согласился туда ее отвезти. Там ее уже ждали.
Они сидели рядом на буром скалистом выступе, который возвышался над маленькой бухточкой. Джо был погружен в свои мысли и не отрываясь смотрел на море, а Келли слушала, как деревья шуршат листвой. В расщелине скалы рос совсем маленький оранжевый цветок. Из таких цветков получился бы прекрасный букетик, подумала Келли, — букетик для мамы. Келли улыбнулась очень счастливой улыбкой и придвинулась к парню.
Снизу Круз прокричал им, чтобы они пошевелились.

0


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Санта Барбара. Жиль Дюрье, Генри Крейн и Александра Полстон, Книга 1