www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тропиканка

Сообщений 21 страница 40 из 112

21

ГЛАВА 19

Дави ходил как в воду опущенный. Он просто не мог понять Оливию - ведь они давно обо всем договорились! У них был уговор, что, как только дела в фирме, где он служит, пойдут получше, они поженятся! А теперь вдруг Оливия говорит: «Подождем, не будем торопиться». А чего, спрашивается, ждать?
И когда Витор стал его расспрашивать, почему у него такой удрученный вид, Дави не мог не по¬делиться своими горестями.
- Наверное, она не верит в перспективность нашей фирмы, - предположил Витор. - Но если ты мне позволишь, я сам поговорю с Оливией и попробую ее убедить. Для тебя я постараюсь добиться повышения, я же понимаю, что свадьба дело нешуточное, а потом и на жизнь куда больше понадобится.
Дави просто слов не находил, чтобы поблагодарить Витора, он не ждал от него такой сердечности, такого участия.
- Но пообещай, что шафером у тебя на свадьбе буду я, - с улыбкой сказал Витор, видя благодарное лицо Дави.
- Для нас с Оливией это будет большая честь, - единственное, что сумел ответить Дави.
- Если позволишь, я поговорю с Оливией прямо сегодня.
Дави замялся.
- Поверь, я тебе очень благодарен, Витор. Но ты знаешь, с женщинами всегда непросто, а с Оли¬вией непросто втройне. Она может тебе такого наговорить ... - Дави покрутил головой. – Думаю, что сперва нужно хорошенько подготовить почву...
- А я не думаю, - самоуверенно ответил Витор, - с женщинами я нахожу общий язык очень легко, и если что задумал - прочь с дороги! Раз я решил быть шафером на вашей свадьбе, то так оно и будет! Не дрейфь, Дави!
- Помоги тебе Бог! - вздохнул Дави.
Витор решил не откладывать дела в долгий ящик и отправился к Бонфиню. Чего он только не наговорил ему. А начал с того, что намеренно перевел сеньора Бонфинн в кабинет по соседству с Дави. Доверять он может тольно Бонфиню и очень хочет, чтобы тот во все глаза наблюдал за Дави. Он, Витор, собирается расширить предприятие… обязанностей у Дави прибавится, и он как шеф, должен быть в нем стопроцентно уверен.
- Дави работает на вашу фирму не один год, - сказал Бонфинь, - и работает безупречно, так что, я думаю, ты вполне ему можешь доверять, он справится и с более сложными делами.
- Рад слышать твое мнение, Бонфинь. Ведь ты не только самый старый работник, ты стал другом нашей семьи. А мне очень нужен человек с опытом, который остановил бы меня, если я вдруг начну делать глупости.
Витор смотрел на Бонфиня так искренне, что прямодушный и бесхитростный Бонфинь поздравил про себя своего друга Гаспара с тем, что дело его, похоже, будет в надежных руках. Из Витора выйдет толк.
- Только не пори горячку, Витор. И действуй всегда с оглядкой - ведь в книгах все совсем не так, как в жизни. А я обещаю, что всегда буду тебе помогать, ты на меня можешь рассчитывать, - говорил своему молодому патрону честный Бонфинь.
- Только не говори никому, что я трушу. Но тебе я честно скажу: у меня мороз по коже идет. стоит мне только подумать, что я буду управлять таним мощным предприятием! - Если Витор и играл в откровенность, играл великолепно, и этой своей откровенностью он окончательно поко¬рил Бонфиня.
- Тише едешь - дальше будешь, - успокоил его Бонфинь. - И помни, что мы за тебя горой, Витор.
- А не выпить ли нам по стаканчикy виски? - предложил Витор, - после работы, разумеется. Что, если меня вдруг пригласит к себе сеньор Бонфинь?
Бонфинь почувствовал себя польщенным.
- Будем очень рады, Витор. И я, и Изабел тоже.
Вечером Витор отправился к Бонфиню. Изабел просто не знала куда деваться от радости. Она могла только мечтать о том, чтобы заполучить к ним Витора, и вот пожалуйста! Витор собственной персоной на пороге.
Изабел рассыпалась перед ним в любезностях, и Витор принял их как должное. Он не сомневался в ценности собственной особы и льстивое заискивание Изабел воспринял как совершенно естественное.
Изабел, извинившись, побежала к Оливии.
Оливия только что вернулась с дежурства из больницы и собиралась лечь. После работы она всегда приходила полумертвая от усталости и мечтала только об одном - об отдыхе. Но Изабел замахала на нее руками:
- Спустись вниз, дочка! Не каждый день приходит к нам Витор. Постарайся уж для меня, для отца. Толыю смотри губы накрась, приоденься, мы тебя будем ждать.
Оливии не хотелось вступать в спор с матерью, она слишком устала для этого, и лишнее душевное напряжение было для нее тяжелее физического. Поэтому. наскopo приведя себя в порядок, она действительно спустилась вниз.
Изабел тут же исчезла из гостиной под предлогом того, что ей нужно распорядиться насчет ужина. - Развлекай, дочка, гостя, - сказала она и закрыла за собой дверь.
Бонфиню она тоже строго-настрого приказала не появляться - пусть молодыe побеседуют на свободе.
Изабел не слишком надеялась, что тайная ее мечта исполнится, но судьба посьтала ей шанс, и она хотела им воспользоваться.
Витор тут же подсел к Оливии.
- Оливия. Я как раз искал возможность поговорить с тобой наедине. Поверь, я пришел к вам не ради ужина и не ради стаканчика виски. Мне хотелось загладить дурное впечатление, которое у тебя, очевидно, возникло от наших предыдущих встреч! Жизнь надавала мне оплеух и кое-чему научила.
- Я не понимаю, при чем тут я и зачем ты мне все это говоришь, - холодно сказала Оливия. - Но, я очень рада, если ты хоть чему-то научился.
Оливия спустилась в гостиную еще и потому, что знала: встреча с Витором неизбежна, рано или поздно они непременно встретятся, и хотела, чтобы и встреча и разговор уже состоялись и Витор понял всю невозможность их дальнейших встреч.
- Я хочу, чтобы ты дала мне шанс исправить наши отношения, доказать, что я стал совсем другим человеком. Я знаю что вы с Дави жених и невеста, и я знаю, что у вас не все ладится.
Оливия возмутилась: да как он смеет, этот хлыщ, лезть в ее личную жизнь? Это что за новости? Кем он себя мнит?
- Не понимаю, откуда ты это взял? - спросила она лояльным тоном.
- Мы подружились с Дави, и у него от меня нет секретов, Потому-то я и пришел с тобой поговорить! У Дави блестящее будущее в нашей фирме, так что не беспокойся на его счет.
Витору было приятно чувствовать себя благодетелем, который способен в один миг решить все житейские неурядицы, и он приготовился пожинать плоды благодарности. Сейчас он скромно вы¬слушает добрые слова размягчившейся Оливии и столь же скромно отметет их.
- При чем тут блестящее будущее Дави? С чего ты взял, что оно меня волнует? - начала было Оливия, но, взглянув на Витора, спохватилась и возмущенно заявила: - Я никогда не поощряла вмешательства в свою жизнь чужих людей и запpeщaю делать это и тебе!
Она не собиралась обсуждать свою жизнь с кем бы то ни было.
Тон Оливии был резок, холоден, слова недвусмысленны. Витор поднялся. Похоже, посредничество его не удалось, как не удалось и другое - Оливия не переменила к нему своего отношения.
- Сейчас будем ужинать, - возвестила верувшаяся Изабел.
- В другой раз, Изабел, - отклонил приглашение Витор, - у меня назначена встреча. Рад был вас всех повидать.
- А Бонфинь? Он так расстроится ... - Изабел не снрывала и своего огорчения.
- Мы еще поужинаем вместе, и не раз, - Витор фамильярно чмокнул Изабел в щеку, надеясь, что это послужит ей утешением. - Пока!
- Что ты наговорила ему, бесчувственная? - накинул ась Изабел на Оливию, как только Витор ушел.
- Оставь меня в покое, мама, - устало сказала Оливия. - Дай мне отдохнуть!
Оливия просто кипела от негодования. Она не собиралась спускать такое Дави. Какое право он имеет откровенничать о ней с Витором? Нашел себе друга! Да от таких нужно держаться подальше!
Изабел хоть и очень сердилась на дочь, но другого от нее не ждала. Что, она не знала своей Оливии?
Дети, надо сказать, доставляли Изабел немало хлопот. Что Пессоа, который возится со своей кудлатой хиппи Адреалиной! Что Оливия, которая чересчур уж строга!
Но Изабел надеялась на себя. На свой ум, изворотливость, тонкость, дипломатические способности. Уж кто-кто, а она сумеет повернуть дело в свою пользу!
И вот на другое утро Изабел, разрядившись в пух и прах, села в машину и отправилась не к кому-нибудь, а к самому сеньору Гаспару.
Нейде, увидев разряженную, важную, похожую на индюшку Изабел, тут же сказала, что Летисии нет дома, она на работе.
- В субботу? На работе? А я-то думала, что только мой муж с утра до ночи пропадает в фирме, - протянула Изабел. - Но вообще-то н не к Летисии. Мне нужно повидать сеньора Гаспара, милочка.
Нейде рот открыла от такой бесцеремонности.
- Пойду узнаю, дома ли сеньор Веласкес, и если дома, то сможет ли вас принять?
Гаспара не принято было тревожить, он не принимал визитеров, и, очевидно, не сеньора Изабел составит исключение из правила - так, по крайней мере, считала Нейде.
- Где ж ему и быть, как не дома! Тем более теперь, когда мой муж тащит на своем горбу все его дела, - без малейшего смущения говорила Изабел. - Да ты поторопись, дочка, я ведь жду.
Нейде уже успела закрыть рот, больше того, она скептически поджала губы, отправляясь исполнять поручение. Но, к ее удивлению, Гаспар принял Изабел. Они с Бонфинем в самом деле были старыми друзьями, и Бонфиню фирма многим была обязана.
- Рад тебя видеть, Изабел, - встретил ее Гаспар. - Почему ты так редко у нас бываешь?
Начало было как раз такое, какое нужно. Изабел на такое доброжелательство и не рассчитывала.
- Нам надо бы встречаться почаще, мы ведь старые друзья, Изабел, - продолжал Гаспар. - Ты вытащила счастливый билет. Бонфинь - человек замечательный, преданный, честный, добрый...
- Да, Гаспар, я с тобой согласна. Я тоже все время говорю Бонфиню, что надо бы нам почаще встречаться. Но ты, наверное, слышал, что я собираюсь устроить благотворительное чаепитие, весь высший свет Форталезы примет в нем участие. А твою Летисию мы собираемся сделать патронессой.
- Конечно, слышал, Изабел, - Гаспара забавляла деятельность жены Бонфиня, но ей он ничего не сказал. - Летисия была очень тронута той честью, какую вы ей оказываете.
- А для нас было бы большой честью устроить это чаепитие у вас в доме, - выпалила Изабел свою заветную просьбу, и сама несколько была ошеломлена собственной дерзостью.
Однако и ее просьба показалась Гаспару забавной: почему бы в самом деле не устроить этот дамский чай у них в доме? Тем более он сам только что приглашал Изабел бывать у них почаще.
- Если дело во мне, Изабелл, то я не возражаю, - сказал он, - но, наверное, нужно узнать мнение и Летисии тоже.
- Спасибо тебе, Гаспар, - проворковала Изабел, - я никогда не сомневалась в твоей дружбе.
Изабел возвращалась домой преисполненная гордости: ну кто бы смог осуществить такое? Кто бы смог устроить благотворительное чаепитие в доме самого сеньора Гаспара Веласкеса? Кто? Только она - Изабел!

* * *
Перед приходом Изабел Гаспар говорил по телефону с Франшику. Но Франшину пока не сообщил Гаспару ничего утешительного, и тот с нетерпением ждал следующего его звонка.
Ведь в поездку Франшику отправился с особым поручением Гаспара, он должен был отыскать в Рио бизнес-звезду Эстелу и договориться о ее гастролях в Форталезе. Поэтому Гаспар и ждал с таким пстерпением вестей. Потому и дал в распоряжение Франшику самолет, неограниченные средства и полномочия.
Франшику пользовался неограниченными средствами и полномочиями напропалую, но пока в интересах Франсуа, а вернее, своих собственных.
Деловую поездку Франшику начал с Сан-Паулу.
Остановился в лучшей гостинице в номере «люкс» и немедленно набрал номер Лилианы.
Хотя он давным-давно не появлялся в Сан-Паулу. Однако в отеле его еще помнили, и Франшику было приятно появиться перед портье в качестве преуспевающего бизнесмена, который очень круто пошел в гору. Не сомневался Франшикy, что помнит его и Лилиана.
Но Лилиана, честно говоря, вспоынила его с большим трудом. Магическим словом было для нее имя Франсуа. Но это имя было для нее и незаживающей раной. Но вот он подал о себе весть, и она готова была бежать на встречу даже с его посланником. Хотя, может быть, сам Франсуа тоже приехал и стоит там рядом?
- Передай, пожалуйста, трубку Франсуа, - попросила Лилиана.
- Он не приехал, но я с удовольствием расскажу тебе все его новости, - пообещал Франшику, - только не сейчас. Я жду очень важного звонка. А вечером приглашаю тебя в отель на ужин. Спросишь доктора Франшику, меня здесь все знают.
Лилиана ответила согласием, и Франшику почувствовал, что необыкновенно горд и доволен собой. Он и в дальнейшем надеялся на свое неотразимое обаяние, а может, живость ума, а может... В общем, он надеялся - надеялся, что сумеет оттеснить Франсуа и...
Лилиана тоже надеялась. Она надеялась, что, Франсуа передал ей письмо или хотя бы записку.
Отсутствие письма оказалось для нее тяжелым ударом. Глаза ее тут же наполнились слезами. Она не понимала, как можно было так бесчеловечно с ней обойтись! Все время, пока Франсуа жил в Сан Паулу, она была ему такой верной подругой! так ему помогала! Даже после того, как он исчез, она сделала все, что он просил: продала квартиру и даже перевела два первых платежа в банк. Франcya мог бы вспомнить ее добрым словом.
- Поднимемся в номер! Такой красавице не годится плакать на людях, - сказал Франшику и увлек Лилиану в свой «люкс».
Он вился вокруг нее ужом: и утешал, и восхищался ею, говорил комплименты, угощал, отвлекал, шутил. В конце концов, Лилиана оценила его старания. Она даже улыбнулась ему, сказав при этом:
- Я очень хочу увидеть его, Франшику!
Франшику был готов и на это.
- Хорошо! Я тебя отвезу к нему. У меня свой самолет, и ты полетишь вместе со мной. Но сначала мы несколько дней проведем в Рио. Ты немного развлечешься, а я поработаю - я ведь прилетел по делам. Ну что, согласна?
Лилиана была согласна на все.
- Только улажу кое-что, договорюсь, перенесу встречи, - сказала она.
- Отлично! А завтра утром мы встретимся и в полет!
Так что неудивительно, что сеньор Гаспар не получил пока никаких положительных вестей: деловая поездка только-только начиналась. Зато Франсуа, которому Франшику передал вечером по телефону целую кучу вестей и о квартире, и о приезде Лилианы, пришел в ужас.
- И не думай привозить ее сюда! - закричал он в трубку. - У меня только-только все пошло на лад с Летисией! Попробуй привезти, и я с тебя шкуру спущу!
Франшику в ответ только усмехнулся.

+2

22

Спасибо за главы))) читаю) нравица)

0

23

Рада :) Новые будут сегодня-завтра :)

0

24

Девчата, приношу свои извинения. Лежала в больнице с ребеночком, а там не до компа и инета было.
Надеюсь, что больше не потеряюсь :) В общем вот:

ГЛАВА 20

Асусену очень огорчали нелады между родителями. У них в доме всегда было так спокойно, так радостно, а теперь будто туча нависла.
Эта туча очень мешала Асусене. Она хотела, чтобы туча как можно скорее рассеялась. Был у Асусены и еще один повод для огорчения: Витор, который ей так понравился, наверное, исчез из ее жизни навсегда. Так что когда Далила позвала ее купаться. Асусена отказалась наотрез - никакого настроения тащиться на пляж у нее не было.
Но Далила была не из тех, кто терпит возле себя уныние и постные лица. Живая, как огонь, она могла и мертвеца из гроба поднчть. Да и причину, отчего ее лучшал подруга так раскисла, она разгадала мгновенно.
- В любой семье люди ссорятся, - жизнерадостно заявила она. - Вот выйдешь замуж, сама узнаешь. - Далила рассмеялась, тормоша подругу, - и к тому же я уверена, стоит нам прийти на пляж, как появитсл молодой человек, которого ты так ждешь.
Асусена покраснела.
- Что за глупости! Никто никого не ждет!
- А ну бежим проверим! - и Далила уже неслась к пляжу, Асусена невольно заторопилась за ней.
Далиле Витор совсем не нравилсл. Она упомянула о нем просто так, к слову, чтобы расшевелить подругу и вытащить ее искупатьел. Глядишь, после купания дурное настроение как рукой снимет!
Но кто бы мог подумать! Витор действительно появился. К берегу подплыл катер, и Витор уже здоровался с девушками.
Далила очень огорчилась, что оказалась пророком. И тут же попыталась увести подругу подальше от молодого человека. Но куда там! Асусена бьта на седьмом небс от счастья, она тут же согласилась поехать покататься с Витором.
- Поехали с нами, Далила! - позвала она. - Вот увидишь, как будет весело!
- Да ты что, Асусена? В своем уме? - попробовала отговорить ее Далила. - Я никуда не поеду и тебе не советую.
- Мы ненадолго! - Асусена уже махала ей рукой с борта катера.
Далила сама была не рада, что потащила подругу купаться, но что она могла поделать? Ровным счетом ничего.
Рыбаки на берегу готовили сети для креветок.
Они надеялись на хорошие барыши, хотя Маджубинья каркал, по своему обыкновению, и сулил одни убытки. Далила встала рядом с Кассиану и стала ему помогать. Вскоре на берег пришла Серена, но, как оказалось, не помогать, а за Асусеной, ей нужна была помощь по хозяйству. Она попросила Далилу сбегать за подружкой на пляж.
Далила сбегала, но Асусена еще не вернулась, и огорченная Далила почувствовала себя совсем уж виноватой.
Узнав, что Асусены нет на пляже, Серена забеспокоилась. Она припомнила, что дочка ушла уже довольно давно. А куда? Обычно, если Асусена куда-то собиралась, она непременно спрашивала разрешения.
- Далеко она не могла уйти, - пытался успокоить жену Рамиру. - Сидит где-то тут неподалеку, замечталась, задумалась ...
- Нет-нет, на Асусену это непохоже. Боюсь, как бы не случилось чего дурного. Надо бы ее поискать, да как можно скорее, - материнское сердце Серепы почуяло что-то неладное.
Кассиану сел в Джип, чтобы объехать окрестные дюны. Маджубиньясобрался доплыть на маленькой лодке до соседнего пляжа, который облюбовала для себя молодежь. Рамиру решил на втором «джипе» обследовать другую сторону побережья.
Но поиски оказались напрасными. Асусена будто сквозь землю провалилась. Серена разволновалась всерьез. Асусена утонула - вот была ее единственная мысль. Видя Серену в такой тревоге, Далила не выдержала. Как ни хотелось ей обманывать доверие подруги, но продолжать молчать она больше не могла.
- Асусена поехала кататься на катере с Витором, - сказала Далила, - и обещала очень скоро вернуться.
Все как один накинулись на Далилу: да как она смела молчать столько времени?!
Одни волнения сменились другими, и неизвестно, какие были хуже!
Рамиру просто кипел от злости. Он терпеть не мог этого напомаженного хлыща, сына Летисии, и одна только мысль, что сейчас он наедине с его наивной, бесхитростной Асусеной, приводила его в бешенство.
Рыбаки уже собрались выйти в море, чтобы обследовать дальние пляжи и поискать катер, но Рамиру процедил сквозь зубы:
- Я поищу свою Асусену в другом месте! Я посмотрю, что делается в доме у этого мерзавца!..

* * *
В доме Гаспара Веласкеса изысканнейшее дамское общество собралось на благотворительный чай. Изабел, похожая на пышшую экзотическyю клумбу, сияла: все шло так, как она задумала, даже лучше. Сейчас их патропесса Летисия скажет свою тронную речь, и триумф Изабел будет полным. Мало того что они пьют чай в доме самого сеньора Гаспара! Мало того, что эту честь успели уже оценить все дамы и поздравили Изабел, которая сумела ее добиться! Это не главное! Главное, что Летисия внесет крупную сумму в помощь больнице и на другие благотворительные нужды! И все это заслуга Изабел! И все об этом узнают!
Летисия встала и поблагодарила собравшееся общество за оказанную ей честь.
- Мы готовы внести посильный материальный вклад ... - сказала Летисия. но договорить она не успела, дверь распахнулась, и, в комнату влетел разъяренный Рамиру.
Вот уж кого не ожидала увидеть Летисия!
- Куда мерзавец Витор подевал мою дочь. Летисия? - грозно спросил Рамиру.
- Я не понимаю даже, о чем идет речь, - с искренним недоумением ответила Летисия.
- Летисия, заклинаю вас, скажите где моя дочь, - повторила и стоящая у дверей Серена.
- Витор ушел из дому рано утром, и я правда ничего не знаю! - сама необходимость оправдываться на глазах собравшегося изысканного общества была крaйне неприятна Летисии. – Может, мы поговорим у меня в кабинете? - предложила она.
- Конечно, ты ничего не знаешь! Тебе дела нет до своих детей, пусть разбойничают! Пусть предаются пороку! Твой бездельник сын увез мою Асусену! Моя семья - самое для меня дорогое! Мы с женой положили жизнь на то, чтобы наши дети были здоровы и счастливы, и если с моей невинной овечкой что-то случится, то я твоему сынку не завидую! Имей это в виду, сеньора Летисия! Мы умеем защищать свою честь! - бушевал Рамиру.
Отчасти с испугом, отчасти с недоумением, а кто и со злорадством, смотрели собравшиеся дамы на вторжение смуглого красивого рыбака, который почем зря честил хозяйку дома.
- Пойдем, Рамиру, нам здесь больше нечего делать, - Серена положила руку на плечо мужа.
Рамиру ее послушался. Вот сейчас Серена, наконец почувствовала, что она полная хозяйка своей жизни. Сейчас она убедилась, что муж принадлежит ей целиком и полностью, что он предан своей семье - жене и детям, и поэтому в словах ее был особый вес, поэтому, несмотря на беспокойство, она благодарила судьбу за посланное испытание.
Рыбак с женой ушел, и дамы кинулись успокаивать Летисию, которая была в нервном шоке. Больше всех суетилась Изабел. Но ее-то и отстранила Нейде.
- Сеньоре сейчас лучше побыть одной, - громко заявила она.
Преданной служанке совсем не понравилось, как распоряжалась с утра-пораньше у них в доме эта пестрая попугаиха, переставляя цветы, столы и стулья. Распоряжалась, будто здесь она самая главная! Но теперь настала минута, чтобы сбить с нее спесь.
Гости и сами почувствовали, что их присутствие здесь сейчас неуместно, и стали потихоньку расходиться. Фреду, который присутствовал в доме кaк представитель прессы и успел хорошенько выпить, снандал в благородном семействе поназался ему очень забавным. Хотя, прощаясь, он все-таки сказал Летисии в ободрение несколько теплых, дружеских слов.
- Какой позор, Нейде! - повторяла Летисия, оставшись наедине со служанкой. - Чего тольно не наговорил мне этот человен! Подумай только, Витор второй раз уже связывается с этой девочкой! Нет, я, кажется, действительно сойду от него с ума!

* * *

Асусена и не подозревала, какую бурю произведет ее отсутствие. Время летело для нее совсем незаметно. Каждый миг, проведенный с Витором, был для нее счастьем. А Витор был так в нее влюблен! Он ею восхищался, он ее целовал. Новый, неизведанный мир открывался перед Асусеной, и вводил ее в этот волшебный мир Витор. Но наконец и Асусена почувствовала неумолимый бег времени.
- Нам, наверное, пора возвращаться, Витор, - сказала она, очнувшись от чудесного сна, подаренного ей Витором.
- Я провожу тебя, - сказал Витор. - Я хочу поговорить с твоим отцом, потому что у меня самые серьезные намерения.
- Что ты, - испугалась Асусена, - отец тут же запретит нам встречаться. Он считает, что нам с тобой нечего делать вместе, ведь вы богатые, а мы бедные.
Справедливость слов Асусены подтвердилась мгновенно - их увидели с лодки, на которой плыли Кассиану. Маджубинья, Самюэль и Далила. И тут же стало понятно: попадись только Витор Кассиану в руки, от него живого места не останется! Выражение лица у Кассиану было такое, что даже Далила перепугалась.
- Папа! Папочка! Сделай что-нибудь, - принялась она умолять Самюэля, - он же его убьет!
- Не бойся, дочка, никаких расправ не будет. Если этот хлыщ заслуживает наказания, мы сдадим его в полицию, - успокоил ее Самюэль, выразительно поглядывая на Кассиану и призывая его тем самым к порядку.
Но до полиции дело не дошло, как не дошло и до рукоприкладства.
- Уезжай, Витор, уезжай, - молила Асусена, - а я поплыву к ним.
- Хорошо, - согласился он. - Но ей-Богу, все тут какие-то ненормальные! Что я такого сделал, спрашивается?

* * *
Серена, увидев свою девочку живой и невредимой, мгновенно успокоилась. Она видела выражение ее лица - огорченное, простодушное, искреннее - и понимала: ничего страшного с их любимой дочкой не произошло.
Рамиру был куда более недоверчив. Страшная мысль преследовала его: а что, если Асусена уже давным-давно тайком встречается с Витором, а они, ее родители, ни сном ни духом? И он принялся ругать дочь за то, что она доставила им столько беспокойства.
- Правду! Говори мне правду! - бушевал он. - Только посмей мне соврать. Попробуй только скажи, что за все это время негодяй до тебя и не дотронулся!
Кулаки Рамиру сжимались, как только он представлял, что могло произойти там, на катере!
Серене тоже хотелось знать правду, но ей совсем не хотелось пугать и мучить Асусену, и она раскрыла дочке объятия. Асусена прижалась к матери, и теперь, чувствуя ее поддержку, ей куда легче стало говорить, хотя Серена и сназала ей:
- Отец задал тебе вопрос, девочка, и я надеюсь, что ты снажешь нам правду.
- Конечно, мамочна! Просто я испугал ась папу, и на лодке все так страшно кричали! А Витор ничего плохого не делал. Мы с ним просто натались и еще целовались. Витор хотел прийти к папе, поговорить с ним, попросить разрешения ...
- Никогда он не получит от меня разрешения! - взвился Рамиру. – Запомни, у нас нет и ничего не может быть общего с этими людьми! Заруби себе на носу! Он весь в свою мать, избалованную, взбалмошную женщину. Для богачей нет ничего святого! Если они на что и способны, то только на обман! И я тебе запрещаю с ним видеться!
Нeутихающал боль говорила сейчас в Рамиру. Он так и не смог простить Летисии ее обмана, ее измены и не хотел, чтобы его дочь пережила что-то подобное.
Серена же видела в гневе Рамиру только оскорбленные отцовские чувства и ей хотелось утешить и успокоить мужа.
- Когда ты говорил с этой дамой там в гостиной, я многое поняла, Рамиру, - сназала она, поглаживая по голове прижавшуюся к ней Асусену. - Я поняла, что ты ни перед чем не остановишься, лишь бы защитить свою семью, свою честь! И я горжусь тобой и люблю тебя, Рамиру Соарес!
Вот теперь Асусена почувствовала, что тучи, которые все это время нависали над их домом рассеялись. Зато черная грозовая туча нависла прямо над ее головой, и, рассеется она или нет, бедная влюбленная девочка не знала…

* * *
Вместо триумфа - полный провал. И как с ней, с Изабел, обошлась эта Нейде, жалкая прислуга! Да еще публично! Взяла и выставила ее за дверь! Но Изабел еще с ней поквитается!
Домой Изабел вернулась в самом воинственном настроении и что увидела?
Ее собственная прислуга Жанаина вместе с бесстыжей хиппи Адреалиной купались в ее бассейне! Больше того, с ними вместе купался и Пессоа, ее родной сын!
Изабел побежала к Бонфиню. Кто как не он должен был прекратить бесстыдную оргию, которая происходила у него в доме под самым его носом?!
Но Бонфинь заявил. что сам разрешил молодежи искупаться.
- Не делай вид, будто ты из королевского дома, Изабелл, - мирно сказал жене Бонфинь. - Что плохого, если наши дети общаются с Жанаиной и Адреалиной? Слава Богу, они дома, а не на улице.
Не поняла возмущения Изабел и Оливия.
- Сейчас надену шорты и пойду позагораю с ними. - сказала она.
Надеясь успокоить Изабел, Бонфинь вспомнил и их прошлое.
- А как бы мы с тобой позканомились, если бы хозяева не общались с прислугой? - спросил он.
Но лучше бы он этого не делал, потому что только подлил масла в огонь. Изабел нaправилась к бассейну, решив сама навести порядок. Пессоа как раз учил Жанаину лежать на воде, а Адреалина не без ревности говорила Оливии:
- Это он потому так возле нее увивается, что она такая худенькая. И мне бы не помешало сбросить четыре-пять кило!
- И прекрасно! Я дам тебе диету, и ты сбросишь ровно столько, сколько захочешь, - обнадежила ее Оливия. - Хотя ты, по-моему, просто красавица.
- Жанаина! С завтрашнего дня ты уволена! - прокричала Изабел, подходя к бассейну.
Жанаина от огорчения тут же пошла ко дну, хорошо еще, что Пессоа ее поддерживал, - могла ведь и утонуть! ..
- Папа! - завопил Пессоа. - Не допускай в своем доме беззакония!
Появившийся Бонфинь успокоил молодежь:
- Развлекайтесь дети, спокойно, никто не собирается всерьез увольнять Жанаину. Это все так, разговоры.
- Ах вот как? Разговоры? Меня в моем доме и в грош не ставят?! - Изабел просто рвала и метала.
Но никто не принимал уж слишком всерьез гнев этой недалекой женщины. Все знали, что очень скоро у нее появится очередная идея и, она со страстью бросится осуществлять ее, позабыв обо всех предыдущих.

* * *
Зато Летисия чувствовала, что груз прошлого не только давит на нее, но как будто тянет назад, как будто не отпускает. Пережитал сцена была для нее тяжким испытанием. Ее публично унизил и оскорбил человек, который когда-то любил ее и которого она когда-то любила. А потом, наверное, тоже глубоко обидела и унизила, болезненно оскорбила ... Еще большим испытанием для нее было признание Битора. В ответ на ее упреки, на просьбы оставить Асусену в покое он сказал:
- Я люблю ее и буду бороться за нее даже против твоей воли, мама! Против воли ее отца и брата! Против всего света!
- Неужели ты так любишь эту девочку? - похолодев, переспросила Летисия.
- Да, именно так! - услышала она ответ Витора.
И теперь Летисия сидела у себя в спальне и с какой-то безнадежностью думала: неужели провидению мало ее сломанной судьбы? Почему ее сын влюбился в дочь Рамиру Соареса? Неужели потому, что когда-то она оказалась слишком слаба и попыталась сбежать и от своей судьбы, и от своей любви? И неужели теперь всю жизнь ей придется платить по этому счету?..

0

25

ГЛАВА 21

Франшику чувствовал себя королем и вел себя по-королевски. Усадив Лилиану в самолет, он распорядился подать прохладительного, а потом и чего-нибудь покрепче. Она должна была чувствовать, что летит в режиме наивысшего благоприятствования, что может отдохнуть, расслабиться, потому что обо всем позаботится он, Франшику!
Фриншику любил пускать пыль в глаза и сейчас делал это с удвоенной энергией. Он повествовал о своей яхте, особняке, деловых связях. Мальчик на побегyшках изображал из себя матерую акулу бизнеса, и сам приходил в восторг от своих успехов.
Лилиана рассеянно его слушала, мысли ее были заняты Франсуа. Она не тешила себя иллюзией, что он безумно ей обрадуется, но сама она безумно хотела повидать его.
В Рио Франшику повез Лилиану в отель высшего класса и заназал номер «люкс».
- С двумя спальнями, - вмешал ась Лилиана. - иначе дальше я путешествую одна.
- С двумя так с двумя, Франшику не собирался мелочиться, но, конечно, ему стало обидно, что Лилиана не клюнула на его приманки. А уж как казалось бы, он старался.
Но он ошибался, Лилиана прониклась к нему искренней симпатией. Она прекрасно видела, что он добродушный, славный и веселый парень, сколько бы не напускал на себя гонору и не молол языком.
Однано Франшику всегда было мало того, что ему предлагали. Ему и в самом деле хотелось быть если не королем, то хотя бы принцем. А еще больше хотелось, чтобы его полюбила принцесса. Лилиана казалась ему настоящей принцессой, и он всячески старался ее убедить, что достоин прекрасной Лилианы.
Франшику с удовольствием взялся помочь Гаспару. Ему нравилось быть посланником любви. А Гаспap был готов на все ради той, которая стала его избранницей. Но при этом вел себя крайне деликатно и осторожно, подготавливая почву, желая появиться перед Эстелой естественно и ненавязчиво. Франшику пустился в путь с тем, чтобы всеми правдами и неправдами уговорить Эстелу Маркес выступить в Форталезе. И оказался на высоте – Эстелу Маркес он уговорил.
Попачалу он чуть было не испортил все дело, разыграв целый спектакль, чествуя молодую женщину как великую певицу, чем пробудил в Эстеле только недоверие. Она прекрасно знала себе цену, и ей показалось, что ее заманивают в какую-то ловушку. Почувствовав настороженность Эстелы, Франшику все же сумел убедить ее приехать в Форталезу.
Возможно, приманкой был большой портовый город, куда он звал ее. Эстела не была звездой ни первой величины, ни даже второй. Работой она была не избалована и поэтому дорожила каждым предложением. Однако контракт она подписала только на одно выступление. Оно должно было стать для нее своего рода пробой.
Гаспар, когда отправлял Франшику в Рио, большего и не требовал. Он не сомневался, что сможет обеспечить Эстеле успех, а значит, и задержать ее. Ему было важно одно: чтобы она согласил ась приехать.
Франшику возвращался в Форталезу окрыленный успехом. Он не ударил в грязь лицом, выполнил все, что обещал. Франшику также надеялся, что Франсуа окажет Лилиане холодный прием, а это сослужит ему, Франшику, хорошую службу.

* * *
Франсуа и думать не думал, что Франтику все таки привезет с собой Лилиану. У него и без нее хватало сложностей. Главной из них была Аманда. На днях она выкинула такое, чего он не мог простить ни ей, ни себе. Но еще хуже бьто то, что не собиралась его прощать и Летисия. А дело было так.
Поутру Франсуа, по своему обыкновению, купался в море. Он был прекрасным пловцом и ранним утром совершал дальние заплывы. На этот раз только он вышел из воды, как раздались аплодисменты. Аманда сидела на песке и восторженно хлопала в ладоши.
- Браво! Браво! - повторяла она, - ты плаваешь как Бог. Научи и меня так плавать! Ну пожалуйста! - стала она умолять Франсуа.
Франсуа вяло кивнул в ответ и попенял Аманде за вторжение. Он терпеть не мог, чтобы без его согласия нарушалось утреннее одиночество, которым он очень дорожил.
Преподав Аманде урок плавания, Франсуа направился к берегу, и вдруг она позвала на помощь: как выяснилось, она подвернула ногу и барахталась на мелководье. Франсуа подхватил ее, и вот тут Аманда впилась ему в губы жадным поцелуем. От неожиданности он сначала оторопел. Только потом он сообразил, что попал в ловyuшу и что все было подстросно. Урок плавания, больная нога были только средствами, которые вели и привели к желанному финалу. Франсуа был раздосадован.
- Тебе понравилось! Тебе понравилось! - ликовала Аманда. - Я почувствовала, ты просто без ума от моего поцслул! Признайся!
- Ты сошла с ума, девочка, - сокрушенно вымолвил Франсуа.
У Аманды кружилась голова от счастья. Все вокруг сияло, пело, искрилось. Она сумела преодолеть преграду, которая отделяла ее от любимого. Она завоевала его. Теперь он будет с ней. Он непременно будет с ней, отведав сладкой, хмельной отравы любви!..
Аманда благодарила про себя брата. Если бы не Витор, ей никогда бы не добиться счастья. Витор научил ее этому хитрому трюку. И трюк удался! Удался! Удался!
Аманда чувствовала себя победительницей и была счастлива. Ей даже в голову не приходило, что Франсуа совсем не разделяет ее чувств. Она не видела Франсуа, не могла его увидеть - она была занята только собой. Будущая женщина открывала для себя мир чувств, мир чувственности. И Франсуа был для нее только предлогом, орудием, средством. Аманде казалось, что она готова на все ради любимого. Но она готова была на все, лишь бы заставить его быть проводником вневедомую и желанную страну любви - любви плотской, телесной. В силу неискушенности, как всякой невинной девушке, ей казалось, что именно телесная близость и таит в себе всю магию и волшебство любви.
Для Франсуа, зрелого, опытного мужчины, все давно уже было по-другому. Стремление к физической близости было для него естественной, заданной природой данностью, и он не романтизировал эту природную потребность. Он отдавал ей должное, ценил, как ценил хорошую кухню, рад был щедрой, искусной и душевно непритязательной партнерше. Но любовь? Любовь для него была напряжением совершенно иных сил. А если возникало душевное напряжение, то преображалась и физическая любовь.
Пылкое дитя, в котором бунтовала природа, требуя удовлетворения своих инстинктов, вызывало у Франсуа в лучшем случае сочувствие, а в худшем - раздражение.
Аманда не замечала этого. Ей уже стало казаться, что Франсуа сам поцеловал ее, не в силах устоять перед влекущей силой пробудившейся женственности. Ей не терпелось рассказать о своем триумфе всему свету. Но конечно же первой должна бьта узнать потрясающую новость наперсница-мамочка!
Сияющая Аманда влетела к матери. С ласковой улыбкой смотрела Летисия на свою раскрасневшуюся, с блестящими глазами дочь.
- Свершилось! - объявила Аманда.
- Что такое? О чем ты? - смеясь, спросила Летисия, торжественный тон Аманды и ее совсем детская мордашка сейчас забавляли ее.
- Мамочка, Франсуа наконец поцеловал меня! И какой это был поцелуй! Он поцеловал меня по-настоящему, и так хорошо, так хорошо, что я готова кричать от радости.
Летисия больше не улыбалась. В правдивости слов Аманды она не сомневалась - румянец, блестящие хмельные глаза, восторг влюбленной девочки говорили красноречивее слов. Так, значит, Франсуа ... Летисия просто попять пе могла, как же он посмел. Тем более знал, что Аманда влюблена в него ... Летисия представляла его себе совершенно другим человеком ...
Ни малейшей ревности не почувствовала Летисия, она почувствовала только брезгливость к человеку. который не может пропустить ни одной юбки, который так неопрятен, так распущен. И еще ей было стыдно и неловко за себя. Как могла она, взрослая и опытная женщина, не распознать с первого взгляда, с кем имеет дело? Как могла довериться словам? Что-то всерьез решать? На что-то надеяться?
А Аманда пылко творила чудесную легенду. в правдивости которой сама уже не сомневалась. Если правда не была такой сегодня, то будет завтра, послезавтра!
- Мы как раз выходили из воды, до этого мы долго-долго купались вместе. И вдруг Франсуа посмотрел мне прямо в глаза, потом наклонился и поцеловал ... Ах, мамочка! Я до сих пор в себя не могу прийти от его поцелуя!
Летисия слушала ее почти с физическим ужасом: вместе купались? Долго-долго? Похоже, что ее девочка в опасности!
- Послушай меня, Аманда, - очень серьезно и взволнованно начала Летисия, - он - взрослый мужчина, а ты совсем неопытная девочка.
Аманда возмутилась:
- Опять? Опять девочка?! Неужели ты за меня не рада? Даже Франсуа нанонец понял, что я не ребенок. А я убедилась, что Франсуа - мужчина моей жизни! Пока, мамочка! Удачного тебе дня!
Аманда уже вылетела из комнаты, оставив Летисию сидеть в оцепенении: да, нечего сказать, день удачный! Удачнее некуда!
А Аманде не терпелось сообщить о своей победе и Витору. Встретив его в коридоре, она бросилась ему на шею.
- Ты просто гений, Витор! - твердила она. - Я поцеловала Франсуа, и все получилось так естественно, что он, я уверена, ни о чем не догадался.
Витора и удивила и позабавила прыть его сестренки. С такой прытью она далеко пойдет!
- Молодчина, - похвалил он ее, - я за тебя очень, очень рад.
- А ты знаешь, мама странно отнеслась к моему успеху. Я ей все рассказала, а она ... совсем не обрадовалась. Я даже жалею, может, не нужно было рассказывать?
- Правильно сделала, что рассказала, - одобрил и этот шаг Аманды Витор. - она должна наконец понять, что ты взрослая, что вот-вот станешь женщиной. Да и Франсуа некуда будет деваться. Вот бы и мне так разобраться с деревенскими троглодитами! С Асусеной у меня почти все уже на мази, но ее папаша! Братец! Они понятия не имеют, что значит любить!
- Tы сам научил меня, и я поняла, что ты прав: в любви все средства хороши, любимый мой братик! - с этими словами Аманда упорхнула.

* * *
Как ошибался Витор, когда говорил, будто Рамиру не понимает, что такое любовь. Рамиру слишком хорошо понимал это и именно поэтому берег свою Асусену от боли любовного разочарования. Берег или пытался сберечь.
Сердце никогда не забывает пережитой любви.
Года лежат на ней будто пепел, но она всегда готова вспыхнуть новым огнем, только развороши их ...

* * *

Мануэла боялась, не хотела идти в деревню.
Она неохотно отпускала туда и Питангу, боясь, как бы из-за старых обид кто-нибудь не обошелся плохо и с ее дочерью.
Питанга не понимала опасений матери, в деревне ей все нравилось - и люди, и море. К тому же там жил Кассиану. Одного этого было достаточно, чтобы Питанга мечтала о деревне, будто о земном рае. И при любой возможности стремилась попасть в деревню.
О деревне мечтал и Бом Кливер. Там он провел свои лучшие годы. Душа его рвалась к морю, Бом Кливер как-никак был прирожденным рыбаком и в городе тосковал по йодистому запаху водорослей, тяжести мокрых сетей, свежему соленому ветру, бескрайним синим с белыми барашками просторам ...
Питанга, видя тоскливые глаза деда, однажды в воскресный день предложила:
- Давай сходим в деревню, дeдyшкa. Ты же давно там не был, искупаешься, навестишь друзей.
Мануэла хотела было воспротивиться, но, глядя на встрепенувшегося, разом помолодевшего отца, тихо сказала:
- Я, пожалуй, тоже с вами пойду.
Питанга очень обрадовалась решению матери, и они двинулись в путь втроем.
Бом Кливер будто на крьльях летел, Питанга никак не могла за ним угнаться. Зато Мануэла шла медленно, словно тащила на себе тяжелый груз. Этим грузом была ее неуверенность - она боялась, как ее там встретят, в их деревне.
На дороге Бом Кливер наткнулся на стоящий с открытыми дверцами «джип», ни слова не говоря, сел за руль и помчался.
Кассиану выскочил на дорогу, замахал в отчаянии руками, закричал, взывая к совести похитителя, но все напрасно, «джип» не остановился. Кассиану стоял и в растерянности крутил головой: ну и ну! Оставь машину на секунду, тут же уведут! Они с Далилой пяти минут не гуляют, а машину поминай как звали!
Но отчаяние Кассиану сменилось веселой улыбкой, когда он углядел на повороте, кто сидит за рулем.
- Да это Бом Кливер! - радостно воскликнул он. - Ах ты, адский водитель!
Бом Кливера в деревне любили все. Он был учителем и Рамиру, и Самюэля , всех самых лучших рыбаков. Кто как не он знал все тонкости рыбной ловли - и на лангустов, и на креветок, и на любую рыбу. Кто лучше него знал капризы погоды, причуды моря?
Весть о его приезде мигом облетела деревню, и к дому Самюэля с Эстер, которые принимали городских гостей, потянулись люди. Всем хотелось повидаться со стариком.
- Несправедливо, что ты забрал Бом Кливера себе, - подмигивая другу, шутливо упрекал Самюэля Рамиру.
- Может, мне сон снится, или старина Кливер в самом деле пожаловал к нам? - вторила мужу Серена.
- Дай обниму тебя, моя красавица, - и Кливер уже обнимал Серену. - таких женщин днем с огнем поискать!
Поцелуи, объятия, смех, шутки.
- Пойдем-ка выпьем, старина, - предложил Бом Кливеру кто-то из рыбаков.
- Нет, сперва на корабль, - попросил Бом Кливер.
Кораблем он называл баркас, который делал когда-то своими собственными руками и на котором рыбачил много-много лет, баркас, с которым сроднился, который был для него будто живое любимое существо.
Рыбаки уважительно отнеслись к просьбе старика, они его понимали. Мужчины всей гурьбой отправились к морю.
У женщин были свои дела. Серена побежала домой готовить лангуста, ей хотелось побаловать старика Кливера его любимым лакомством.
Эстер усадила Мануэлу пить кофе и они вели мирную беседу.
- Питанга-то как расцвела, - говорила Эстер, - и такая она у тебя воспитанная, такая скромница ...
- А Далила какой красоткой стала, - отвечала ей Мануэла, - и все такая же резвушка, как в детстве ...
Мануэла теперь даже недоумевала, с чего это она так боялась идти в деревню? Все тут так хорошо к ней относятся, по-доброму, по-родственному. Она вспомнила, что Самюэль когда-то даже защитил ее. Вот было страшное дело: парень в баре набросился на нее с ножом, но Самюэль вступил в драку и сам получил страшнейшую рану в руку.
Мануэле и в голову не приходило, что Эстер из-за этой раны до сих пор ревнует к ней Самюэля, считая, что он бросился защищать ее от большой любви. Нет, не проходят былые чувства. не проходят. Годы идут, а они все живы ...

* * *

В деревне ни души, все заняты городскими гостями, и никто не видел, что приехал из города еще один гость. Гость, который осторожно влез в окно и оказался прямо перед Асусеной.
- Уходи, Витор, - пролепетала обомлевшая Асусена, - увидят тебя отец или брат, убьют, - и девушка замерла сама не своя, и счастливая, и несчастная разом.
С тех пор как она каталась на катере сВитором. отец строго-настрого запретил ей с ним видеться, но, видно, Витор - се судьба, раз, несмотря ни на какие замки и запреты, он опять перед ней.
- А я по тебе так соскучился, - сказал Витор, притягивая ее к себе, - просто умирал без тебя.
- И я, - призналась Асусена и неловко прильнула к своему любимому, желанному.
Ох, какие это были поцелуи! Двух влюбленных, изголодавшихся, истосковавшихся! У Асусены все плыло перед глазами и земля уходила из-под ног. – Иди, иди, - шептала Асусена, - а то, того и гляди, мама сюда придет ...
- Я подойду завтра к школе, - обещал Витор. - Тебе же завтра в школу, занятия начинаются ...
Никто не видел, как пришел Витор, никто не видел, как он ушел.

+3

26

Еще будет?

0

27

а продолжения будет?

0

28

Я очень извиняюсь за длительное отсутсвие, но всему виной обстоятельства. Сейчас кину продолжение. В дальнейшем планирую сильно не задерживать главы

+1

29

ГЛАВА 22
Франсуа прекрасно понимал, что ему как можно скорее нужно обсудить случившееся с Летисией. Он позвонил ей по телефону, но Летисия, узнав, кто ее просит, отказалась взять трубку. Тогда Франсуа срочно приехал к ней в офис.
С чувством гадливости взглянула Летисия на этого красивого. мужественного человека.
Франсуа был уверен, что сейчас он Летисии все объяснит. Собственно, он даже и не видел никакого состава преступления. Дурацкое недоразумение, не больше. Обсудить нужно было проблемы Аманды. Но по поведению Летисии Франсуа понял, что Аманда сильно приукрасила произошедшее, переиначила его и теперь все нужно расставить по местам. Он принялся объяснять, что Аманда поймала его в ловушку, что она притворилась, будто подвернула ногу, и он понял это только после ее поцелуя, когда она вприпрыжку убежала по берегу.
Летисии слушать все это вранье было невыносимо: развращенный циник оказался еще и трусом, собственными пороками он наделял ее дочь. Выносить этого она не могла. Неужели ему не понятно, что, обвинив во всем Аманду, он не получит прощения от ее матери?!
- Ни слова больше! - прервала Летисия объяснения Франсуа. - Если в вас сохранилась хоть капля собственного достоинства, замолчите и уходите! Уходите навсегда из моей жизни!
Франсуа осекся, посмотрел на Летисию и медленно направился к выходу. Он же предполагал, что эта девочка еще попортит немало крови и ему, и своей матери. Но пока нужно было дать Летисии успокоиться, и он молча поклонился и вышел.
Летисия прижала руки к вискам. От всего этого кошмара у нее началась головная боль. Хорошо бы ей поехать домой, лечь, задернуть шторы и переждать навалившуюся на нее боль ...
А день только начинался. В кабинет к ней заглянул Витор. Сегодня им предстояло встретиться с японцами, и Летисия, как вице-президент фирмы, непременно должна была присутствовать па переговорах. Больше того, она должна была принять решение. Витор мыслил их фирму в будущем могучим концерном, который будет конкурентоспособен как в Европе, так и в Америке. Поэтому уже теперь им нужно было заручиться надежными союзниками. Японцы представлялись Витору самыми подходящими. Именно они бьши новой силой, выходящей на арену бизнеса, именно они сейчас предлагали новые инициативы и тоже искали себе партнеров.
Рассуждения Витора казались Летисии глухим, невнятным шумом. Вникнуть в них сейчас она просто не могла.
- Витор, у меня начинается мигрень, - отмела Летисия от себя необходимость вникать в дела фирмы, - поэтому я передаю тебе все полномочия. Тм можешь решать эти проблемы так, как сочтешь нужным.
- Кстати. я сейчас встретил Франсуа, он приходил со своими проектами? – осведомился Витор.
- Да, - с невольной усмешкой ответила Летисия. - но все это крайне несерьезно. Похоже, мы не будем сотрудничать.
- Очень рад. что наши мнения совпадают, - веско сказал Витор, - и ты видишь, что хорошо постyпила, когда не пошла на сближение ...
- Да! Да! - внутренне содрогнувшись, согласилась с сыном Летисия.
И Витор ушел, необычайно довольный результатами своего разговора с вице-президентом сеньорой Летисией Веласкес.

* * *
Утром у Витора был разговор с дедом. Гаспару рассказали о скандале, который произошел во время чаепития: о том, как Рамиру ворвался в дом, искал свою дочь, грозил Витору.
- Витор, дружок, - обратился к внуку Гаcпар. - Я хотел бы поговорить с тобой о твоем новом увлечении ... Об этой девушке ...
- Ты имеешь в виду Асусену? - уточнил Витор, останавливаясь, он уже спешил в офис.
- Да. Поговорим по-мужски. Мне хотелось бы знать, насколько серьезные обещания ты дал Асусене Соарес. Пойми, она совершенно другого круга и все, что ты говоришь и делаешь. очень серьезно ...
- Что точно, то точно, дед! Она не такая, как городские девицы, - ранимая, чистая, нежная. Она лучше всех, и я чувствую, понимаешь, чувствую, что Асусена любит меня по-настоящему. Так что и у меня это всерьез, и я просил бы никого из вас не вмешиваться. А сейчас, прости, мне пора! Тороплюсь в контору!
Гаспару понравилась прямота внука, и он решил ему помочь. Как человек действия он тут же позвал Плиниу и сообщил ему, что через десять минут они отправляются в деревню.

* * *
Рамиру бьш немало удивлен, увидев возле своего дома машину Гаспара. Он сразу сообразил, что разговор предстоит серьезный, и приказал Серене взять с собой Асусену и отправиться погулять.
Серена молча ушла. 3ато нак разволновалась Асусена, увидев дедушку Витора! С чем он приехал к ним? А что, если отец и на него набросится с кулаками?
Серена как могла успокаивала ее.
- Мужчины хотят потолковать по-мужски, - говорила она, - мы им будем только помехой. А у нашего папы при необходимости выдержки и не на такое хватит!
Рамиру встретил Гаспара с недоброй настороженностью: вчерашний скандал не мог пройти ему даром, он это понимал.
- Что вы у нас забыли, доктор Гаспар Веласкес? - не слишком вежливо спросил он, давая понять, что никого не боится.
- Не стоит встречать меня в штыки, Рамиру; - миролюбиво ответил Гаспар, - я приехал поговорить с тобой, и только.
- Ну что ж, давайте поговорим. Проходите в дом, сеньор Гаспар, - и Рамиру не слишком охотно посторонился, пропуская в дом Гаспара.
И Гаспар как раз столкнулся с выходившей из дома Асусеной. Он оценил выбор внука: Асусене, конечно, было далеко до классических красоток, но до чего прелестна. наивна, чиста! От нее так и веяло этой неподдельной наивной девичьей чистотой. Гаcпар понял и своего внука, понял он и отца Асусены.
- Может, по стаканчику опрокинем? – предложил Гаспap, садясь за стол. - Я знаю, у тебя всегда что-то есть в запасе. Глядишь, языки развяжутся и говорить будет легче.
Рамиру молча принес бутылку с вином и поставил на стол стаканы. И языки развязались, у Рамиру первого.
- Не верю яв добрые намерения вашего внука, - упрямо сказал он, отхлебнув из стакана.
- А я ручаюсь, что Витор по-настоящему любит твою дочь, - ответил Гаспар. - Сегодня мы с ним поговорили, и очень откровенно.
- Моя дочь тоже так думает, но я считаю. что поступил он подло. Поиграл с девушкой и бросил ... как будто она сирота и некому за нес заступиться.
- Поверь, и я не одобряю его, - согласился с Рамиру Гаспар, - Витор поступил необдуманно, сгоряча, так поступать нельзя. Но кто из нас не наделал ошибок в молодости? К тому же вырос он в Рио, там другие нравы, ему это не казалось серьезным проступком...
- В этом-то все и дело! Кто там еще знает, что ему не покажется серьезным проступком? Я очень трезво смотрю на вещи, доктор Гаспар. Мы, деревенские, живем одной жизнью, а вы - другой, и лучше нам жить каждому по-своему. Асусена выросла босиком, дышала морским воздухом, загорала до черноты. Другой жизни она не знает и не хочет. Скажите, положа руку на сердце, разве такой видели вы жену вашего внука, наследника огромной фирмы?
- А ты видишь, Рамиру, какие шутки шутит с нами судьба? - покачал головой Гаспар. - Много лет назад мы точно так же сидели с тобой за столом, но только то, что ты теперь говоришь мне, говорил тебе я: мы живем в разных мирах. Мечты о жизни одно, жизнь другое, не будет у вас с Летисией счастья! Но ты все-таки увел ее. Кроме шалаша, у тебя тогда ничего не было, и ты предложил ей рай в шалаше ... И что? Гаперь ты больше не веришь, что любовь преодолевает все препятствия?
- Нет, теперь я в это не верю, - громко сказал Рамиру. - Если бы я вас тогда послушался, у меня в жизни не было бы столько горечи. Вы избаловали Летисию, ей очень скоро приелась наша нелегкая жизнь, и она выбросила меня вон, как надоевшую игрушку.
- Ты несправедлив к моей дочери, Рамиру. Она любила тебя всерьез и до сих пор сохранила память о вашей любви.
- Любовь для меня не охи и не вздохи, я такого не понимаю. Моя жена должна быть сильной, готовой к любым трудностям. Она должна следовать за мной, куда бы я ни пошел. Должна верить, что я желаю только блага своей семье и детям. Так что ваша дочь оказала мне услугу тем, что ушла из моей жизни. И теперь я согласен с вами: между людьми из разных миров не может быть счастья. Так что нечего Асусене встречаться с вашим внуком, ничего хорошего из этого не выйдет. Объясните это ему, и пусть держится от Асусены подальше, - непримиримо говорил Рамиру.
- Я пришел к тебе, Рамиру, в надежде убедить, что наши дети могут рассчитывать на счастье, но вижу, что мне это не удастся. Только имей в виду, если они и вправду друг друга любят, наша мудрость им не поможет. Они не станут слушать ни тебя, ни меня. Нам их не удержать, - и Гаспар печально покачал головой, - а потом остаются незаживающие раны на всю жизнь ...
- Вот я и не хочу этих ран, - упрямо сказал Рамиру. - Главное, не поддерживать иллюзий. Невозможно и баста! И я никогда не позволю Асусене быть с Витором. Так что постарайтесь внушить вашему внуку, чтобы он оставил ее в покое. Иначе, предупреждаю, ему придется плохо.
- Попробую, Рамиру, попробую, - со вздохом пообещал Гаспар, - но я совсем не уверен, что из этого что-то выйдет ...
Видя, как настроен Рамиру, Гаспар понял, что и в самом деле лучше отговорить Витора. Рамиру будет стоять до последнего, он дорого заплатил за свою мудрость и никогда от нее не отступится.
Ах, Летисия, Летисия ... Гаспару было больно за свою дочь, которую он в свое время не смог уберечь ни от любви, ни от последующих несчастий. Но можно ли вообще уберечь от любви и несчастий? Положа руку на сердце, Гаспар считал, что нет.

* * *
Но если судьба не уберегла Летисию от очередного горестного разочарования, то она уберегла ее хотя бы от пересудов в обществе. В заметке Фреда о благотворительном чае не было ни слова о разыгравшемся скандале. Именно это с большим прискорбием и отметила Изабел, прочитав газету. Изабел была бы совсем не прочь, если бы имя Веласкесов немного потрепали. В них было все-таки слишком много спеси. Хотя Летисия и слова дурного ей не сказала, а бесцеремонно обошлась с ней Нейде. Изабел разобиделась на Летисию. Впрочем, разочарование не помешало ей тут же взять телефон, позвонить Летисии и поздравить ее сладким голосом с деликатностью прессы.
- Все так любят тебя. Летисия, так любят. Никто не хочет причинять лишних огорчений, - пела она в телефон.
Летисия поблагодарила Изабел за добрые слова.
Она была благодарна и Фреду за деликатность. Но самым забавным было то, что Фред был тут совершенно ни при чем. После чая он вернулся в сильном подпитии и не мог написать ни слова. Выводя бессмысленные каракули, он даже подумывал, не уйти ли ему из газеты, потому как материал должен был быть готов к утру, - без скандала не обойтись. Выговора ему не хотелось. А хотелось махнуть на все рукой и сбежать с этой каторги.
Адреалина сперва надеялась помочь ему крепким кофе, но вскоре убедилась, что дело это безнадежное, и уложила спать окончательно раскисшего Фреда.
Когда же он встал с больной от похмелья головой, на столе у него лежала заметка. Убей бог, он не помнил, когда ее написал. Но заметка была что надо - живая, бойкая. В общем, беги в редакцию и никаких проблем.
Адреалина с усмешкой смотрела на растерянное лицо Фреда.
- Годится? - спросила она.
- Неужели это ты написала? - с изумлением уставился Фред на девушку-загадку.
В Адреалине и впрямь было много загадок. Например, вдруг случайно выяснилось, что она прекрасно знакома с Европой, побывала в самых разных странах. Как? Когда? С кем? Загадка!
- Знаешь, я сходила бы к вам в редакцию, посмотрела бы, что там у вас и кaк, - неожиданно сказала Адреалина. – Думаю, может, и мне попробовать себя в журналистике? Мне писать понравилось. Кто знает, вдруг это моя судьба?
После того как Адреалина буквально спасла его, Фред не мог отказать ей в такой невинной просьбе. Хотя про себя он весьма скептически отнесся к ее проектам. Адреалина и работа были вещи несовместимые. Однако в редакцию он ее отвел.
Адреалина тут же пожелала самостоятельно «пошляться» по зданию, как она выразилась.
- Зайду, знаешь, к художникам, в типографию, - сказала она.
Фред понимающе кивнул: вот это уже настоящая Адреалина, так она всю жизнь и прошляется, в Европе ли, в газете...
- А я пока пойду сдам материал, - сказал он, - мы и так его чуть-чуть задержали.
- Иди, иди, Фредикl - Адреалина помахала ему рукой.
Сама она отправилась по коридору, внимательно читая таблички. У таблички с надписью «Архив» Адреалина остапопилась и повернула рyчку.
- Могу н посмотреть подшивки старых газет? - спросила она. - Только у меня очень мало времени, будьте любезны, покажите мне, где это.
Служащий кивнул и проводил ее к стеллажам с газетами.
- Они все в вашем распоряжении, - любезно сказал он, показывал на пожелтевшие груды.
Газеты были разложены по годам, и Адреалина быстренько нашла нужный ей год.
- Я пишу работy для школы по этому времени, - сочла нужным объяснить она, беря подшивку и устраиваясь за столом.
Очень скоро глаза ее наткнулись на заметку, которая гласила: «На бортy парусника, дрейфовавшего примерно в ста километрах от берега, был найден раненый мужчина. Парусник был обнаружен двумя рыбаками. Одного из них зовут Самюэль, другой известен под именем Бом Кливер. По их словам, в тот момент, когда они пытались оказать помощь раненому; он выбросился за борт. Дальнейшие поиски пострадавшего не увенчались успехом».
- Эй, парень, - окликнула Адреалина молоденького служащего, - сделай-ка мне ксерокс с этой заметки, и срочно, а то я очень спешу. Работy запиши на счет Фреда Ассунсона. Идет?
- Все будет готово буквально через секунду, - ответил парень.
Да, Адреалина была действительно женщиной-загадкой. И как выяснилось, вокруг было и еще много-много загадок.

* * *
Кроме загадочных событий, существуют еще и загадки человеческой души. Приехав домой, Гаспар дождался Витора и попробовал поговорить с ним. Но ни один из доводов на Витора не подействовал.
- Разве не ты учил меня преодолевать препятствия, а не останавливаться перед ними? - спросил Витор деда. - Только слабый отстyпает перед трудностями, твердил ты мне изо дня в день.
- Я имел в виду профессиональные трудности. Речь шла о том, чтобы работать не покладая рук, набирать знания, учиться и стать в конце концов главой фирмы. Говоря «препятствия», я не имел в виду живых людей, с которыми всегда надо считаться, - убеждал внука Гаспар.
- Я не отстyплю, - твердо сказал Витор, - и никто не убедит меня - ни ты, ни безмозглые родственники Асусены - в том, что я должен ее оставить! Если я решил, то я своего добьюсь!
Витор был настроен тем более решительно, что сегодня он почувствовал себя настоящим главой фирмы. Сегодня он принял свое первое самостоятельное решение! Осторожный Бонфинь тоже возражал ему, пытапсь воззвать к благоразумию, призвать к осмотрительности. Витор выслушал, покивал, отпустил Бонфиня и вызвал секретаршу Сузану.
- Срочно напечатайте мне письмо, - распорядился он.
Витор не собирался позволять тупице Бонфиню вставлять себе палки в колеса! Он хотел видеть японцев своими партнерами, собираясь написать им письмо и написал его немедленно!
Не позволит он вставлять себе палки в колеса и родному деду! А уж родне Асусены тем более! Поэтому Витор и отправился на другой день к школе повидать Асусену. 3а девочками, Далилой и сестрой, приехал и Кассиану. Он не мог позволить им добираться до дома без провожатого, посмотрев утром, как они нарядились, собираясь в эту свою школу! Да, с такими красотками что хочешь могло случиться!
Кассиану очень ревниво относился к Далиле, она была его невестой, станет женой, и он готов был свернуть шею любому, кто только на нее взглянет. С той же ревностью охранял он и сестру.
Когда Кассиану увидел возле Асусены Витора, он ни секунды не сомневался в том, что обязан сделать, - пошел и как следует врезал наглому парню. Городского субчика предупреждали, он не счел нужным прислyшаться И, значит, теперь получал обещанное.
Асусена испуганно вскрикнула. Витор, у которого тут же начал заплывать глаз, недобро усмехнулся.
- Троглодиты не понимают другого языка, Кроме рукоприкладства, - высокомерно процедил он и тут же получил еще одну затрещину.
- Защищайся! – рявкнул Кассиану.
- И не подумаю! - с тем же высокомерием ответил Витор.
Кассиану властно кивнул девушкам на «джип», И они покорно туда уселись. «Джип» взревел и тронулся с места. Витор приложил платок к рассеченной губе и тоже сел в машину, но не в старенький «джип», а в роскошный мерседес.

* * *
Аманда пришла в ужас, увидев разбитую губу и заплывший глаз брата. Она тут же позвонила Оливии и получила у нее необходимые рекомендации: холодные компрессы, примочки из арники.
Изабел, узнав, что Витора побили, пришла в восторг - подумать только! Да это же настоящая сенсация! Рыбаки против семейства Веласкесов. Дрожащей рукой она тут же начала набирать номер Фреда, на этот раз он не сможет обойти щекотливую тему. Пусть все газеты трубят о скандале!
От примочек и компрессов Витору скоре стало полегче.
- Ты что, все рассказала Оливии? - спросил он Аманду, как только опухоль на губе немного спала.
- Ничего особенного я ей не рассказала. А что? Разве тут есть что-то запретное?
- Нет, ничего, - согласился нехотя Витор, хотя Оливию он не собирался посвящать в свои отношения с Асусеной. - Волнует меня совсем не Оливия, а придурок Кассиану. Ему это просто так не пройдет.
- Не заводись, Витор! Крутого парня из тебя все равно не получится, - рассмеялась Аманда.
- Я любым способом, но Асусену у них уведу, так и запомни. Поняла? Иначе я не Витор Веласкес!

* * *
Асусена, добравшись до дому, тут же ушла к себе в комнату и заперла на задвижку дверь. Дверь она не открыла даже матери. Серена уже знала от Кассиану, что произошло, и теперь пыталась урезонить Асусену:
- Да выбрось ты Витора из головы, доченька, ты же видишь, ведь и ему из-за тебя одни неприятности!
Это был единственный довод, на который могла откликнуться влюбленная Асусена. Сказав это Асусене, Серена тихонько ушла.

* * *
Гаспар, увидев разбитое лицо внука, только головой покачал. Он ведь предупреждал его. И вот результат. Неужели Витор и дальше будет упорствовать? Ему было жаль мальчика. В прямом смысле тот пытался прошибить головой стену и получал удар за ударом. Нерадостные размышления Гаcпара прервал телефонный звонок. Приехал Франшику! Привез добрые вести! Вот радость так радость! Все подробности были обещаны при встрече, а встреча должна была состояться завтра. До завтра оставалось совсем немного времени, и в эту ночь Гаспару снились самые радужные сны.

* * *
Другая встреча произошла в тот же вечер, встреча Лилианы и Франсуа. Франсуа буквально окаменел, увидев перед собой Лилиану.
- Ты же хотел получить свои квартирные документы, вот они к тебе и прибыли, причем в самых надежных руках, - с широчайшей улыбкой сообщил Франшику.
Франсуа метнул на него гневный взгляд и молча повернулся, чтобы идти к себе. Но Лилиана удержала его, сказав:
- Держи свои бумаги! Я решила сама их тебе отдать, а заодно и повидаться. Я не думала, что тебя это так расстроит!
Лилиана смотрела на Франсуа весело и по-дружески, похоже, она не собиралась устраивать ему никаких сцен и скандалов, от нее веяло теплом и благожелательностью.
Франсуа даже стыдно стало: чего он, собственно говоря, так перепугался. Они старые друзья. Ну приехала, погостит и уедет. Они же обо всем договорились еще в Сан-Паулу, недомолвок между ними никаких нет. Правда, он не звонил. Тем более нет недомолвок. Ему полегчало, и он даже смог улыбнуться.
- Но только имей в виду... - все-таки начал он.
- Знаю, знаю, - рассмеялась Лилиана, - нам никогда не быть вмссте. Прошлое не повторится. Лучше скажи, где наши спальни. Сейчас я приму душ и…
- Нет-нет, Лилиана!
- Да, милый, да. Я так по тебе соскучилась! Я пролетела столько километров, и нам так хорошо всегда было вместе ...
Она смотрела на него смеющимися глазами, она была такая красивая, легкая, необременительная. Колебания Франсуа скорее забавляли ее.
- Не создавай лишних проблем, милый, там, где их нет, - сказала она.
- А ты не шути так опасно, Лилиана, - жалобно попросил Франсуа, желая все-таки избежать общей спальни и того, к чему, по всей видимости, так стремилась Лилиана. Хотя, в общем, по большому счету сам он не видел во всем этом особого греха.
- Я совсем не шучу, - отвечала простодушно Лилиана, - я говорю очень серьезно. Вот сейчас приму душ и ...
День и так был перенасыщен выяснениями отношений, напряжением, нервотрепкой, и кто бросит камень в Франсуа, если еще одной нервотрепке он предпочел тихую блаженную пристань?

Отредактировано Lola_Esposito (12.04.2011 20:49)

+3

30

ГЛАВА 23

Гаспару не терпелось повидаться с Франшbre, и он с утра пораньше отправился к нему, но дома застал одного Франсуа. Франсуа решил, что Гаспар пришел к нему по поводу вссго, что случилось с Амандой, с Летисией, и тyт :же принялся рассказывать, как все было на самом деле.
Гаспар и не подозревал, что у его друга-архитектора такие серьезные чувства и намерения в отношении Летисии! Ему это было очень приятно. Свою своевольную, взбалмошную внучку он тоже прекрасно знал - отсутствие в доме отца, возрастные проблемы. Гаспар нисколько не сомневался в правдивости рассказа Франсуа.
- Я постараюсь тебе помочь! - пообещал он. - Хорошо, что ты поставил меня в известность.
- Спасибо, Гаспар, - поблагодарил он и добавил, увидев входящего Франшику: - Не буду вам мешать. Франсуа почувствовал, что Гаспар - само нетерпение, и понимал, что его присутствие при разговоре излишне.
- Ну что там, Франшику? Говори же, я жду, - торопил Гаспар своего секретаря по личным, сугубо личным делам.
- Все прекрасно, контракт подписан, а дальше ...
- Понимаю, - все с тем же нетерпением прервал его Гаспар, - Для того чтобы Эстела была счастлива, мы должны устроить целое представление. У нее должно быть шикарное шоу. Так? Я правильно понял?
Франшику кивнул.
- Ну так в чем же дело? Действуй! Деньги не проблема. Я все оплачу, - пообещал Гаспар.
Пока счастлив был Франшику, щедрость Гаспара приводила его в восторг, и он с воодушевлением воскликнул:
- :За дело берется Франшику. единственный и неповторимый. У Эстелы Маркес будет супершоу!
Довольный Гаспар зааплодировал. Счастливому человеку во всем сопутствует удача. Гаспар был счастлив, и ему удалось переубедить Летисию. Гаспар был влюблен, и ему удалось уверить свою дочь в любви Франсуа.
Летисия прислушалась к словам отца еще и потому, что успела побывать в доме Рамиру. Она не могла оставить просто так свершившееся вопиющее безобразие. Она должна была вступиться за сына и как-то призвать к порядку распоясавшихся рыбаков, которые посмели дойти до рукоприкладства! Рамиру не было. Разговаривала она с Серенной и ничего, кроме боли и чувства унижения, не вынесла из их разговора. У нее до сих пор звучали в ушах слова Серены:
- Ты потеряла своего мужчину, Летисия, потому что не верила в его любовь. Но этот мужчина вернулся к жизни. Он полюбил опять, полюбил земной любовью, земной и небесной одновременно. И наша любовь жива! С Рамиру нас разлучит только смерть.
- Не обольщайся, Серена! Рамиру помнит и о нашей с ним любви. Такую любовь забытъ нельзя! - ответила благополучной Серене оскорбленная до глубины души неблагополучная Летисия. - И имей в виду - в следующий раз я сразу же обращусь в полицию, она найдет управу на твоего головореза!
Ярость и бессилие - плохие помощники, они не приноснт покоя.
Летисия вернулась домой разбитая, опустошенная, с тоской и отчаянием в душе. Она хотела забыть Рамиру и не могла. Но хотела, очень хотела. Особенно увидев довольную, счастливую Серену. Поэтому все, что говорил ее отцу Франсуа, то, в чем он убеждал ее, было для Летисии желанным бальзамом.
С Франсуа, в конце концов, они говорили на одном языке, и Летисия даже почувствовала себя виноватой из-за своего легковерия. Кто знает? Может, Серена не так уж и неправа, когда сказала что Летисия погубила свою любовь недоверием? Летисия подошла и с нежностью поцеловала отца. Гаспар понял: он победил.
- Поезжай, дочка, и помирись с Франсуа, - ласково сказал он. - Я давно его знаю, он хороший, порядочный человек и проблемами Аманды, можешь мне поверить, озабочен не меньше тебя.
Летисия кивнула. Так она и сделает. Этот трудный день должен кончиться чем-то хорошим: цепь неудач должна прерваться.
Дорогой Летисия даже с нежностью вспоминала художника. И с грустью думала, что все ее несчастья от излишней впечатлительности. Именно впечатлительность делает ее такой неуравновешенной, кидая из стороны в сторону!
Франсуа был дома и страшно обрадовался, увидев Летисию. Да здравствует Гаспар, надежный и верный друг!
Глядя на счастливое лицо Франсуа, Летисия тоже почувствовала себя счастливой. Среди бурь и невзгод хорошо знать, что есть верный и надежный человек, который тебя любит. Франсуа засуетился, ставил на стол вино, фрукты, придвигая самые сочные и красивые к Летисии.
- Тебе нужно немного отдохнуть, - говорил он. - Давай выпьем за будущее! За нашу любовь! Я так без тебя скучал!
Летисия улыбалась: да, она была не права и так было приятно расстаться со своей неправотой!
Они выпили, глядя в глаза друг другу. Глаза, которые обещали только хорошее, и вдруг женский голос громко сказал:
- Я хочу и не могу уснуть, Франсуа! Может, ты сделаешь мне массаж?
В гостиную, где за накрытым столом сидели Франсуа и Летисия, вошла в легкомысленном халатике Лилиана и, глядя с недоумением на Летисию, спросила, будто была хозяйкой дома:
- А это кто?
Мгновенная бешеная ярость захлестнула Летисию. Опять! Ее опять заманили в ловушку! Снова подвергли унижению! Снова оскорбили!
- Никто! - ледяным тоном ответила она. - Считай, что я тебе приснилась! Не заставляй девушку ждать, Франсуа. Сделай ей массаж.
Летисия была уже у дверей, и Франсуа, процедив на ходу пару злобных слов очень довольной Лилиане, схватил Летисию за руку. пытаясь удержать.
- Подожди, Летисия. - умолял он, - сейчас я тебе все объясню. Это совсем не то, что ты думаешь.
- Я прекрасно знаю, что ты мне сейчас скажешь! Ты скажешь, что эта красотка сама прыгнула к тебе в постель и ты ничего не мог с ней поделать!
Как ни смешно, но так оно и было, хотя Франсуа ни в коем случае не собирался этого говорить. Дверь за Летисией захлопнулась, и он набросился на Лилиану:
- Ты видишь, что ты натворила своими дурацкими штучками? Меня простили! Только-только простили! Как я смогу теперь оправдаться?
- Ну, знаешь! - обиделась Лилиана. - Ты хоть предупреждай! Откуда я знаю, что к тебе в любую минуту может прийти женщина! - глаза у Лилианы уже были на мокром месте, она уже всхлипывала.
Франсуа только рукой махнул. Он не любил женских слез, даже в качестве разрядки. С Лилианой сейчас можно бьто только поссориться, а с Франшику хоть что-то решить, и Франсуа отправился к Франшику.
- Посмотри, сколько ты натворил бед, - принялся он упрекать друга, - Лилиана сидит и ревет, Летисия в бешенстве и никогда меня не простит. Я в отчаянии. Теперь ты понимаешь, что нельзя было тащить сюда Лилиану!
Франшику виновато повесил голову.
- Все наши глупости из-за женщин! - нашел он единственное для себя оправдание.
- Что правда, то правда, - развел руками Франсуа.
- Я ее привез, я ее и увезу; обещаю тебе, - торжествешю покялся Франшику,
- Сделай большую милость! - умоляюще проговорил Франсуа. - А как я буду мириться с Летисией, просто ума не приложу!

* * *

Летисия кипела негодованием всю дорогу. Не успокоилась она и дома. Поэтому и Аманду не стала щадить, когда ее увидела. Может, на самом деле это лучший выход? Может, именно это и спасет ее легкомысленную дочь? Хотя в Летисии куда громче заботы о дочери говорило раздражение. И она не удержалась и выплеснула его:
- Аманда! Твое поведение просто неприлично! Девочки из добропорядочных семей так себя не ведут! Надеюсь, ты понимаешь, что стыдно вешаться на шею мужчинам и еще более стыдно - врать!
- Врала не я, а ты! - злобно выкрикнула Аманда, и Летисия даже отшатнулась от этой откровенной злобы. - Я доверила тебе свою тайну; а ты! Ты воспользовалась ею и стала отбивать у меня Франсуа! Ты поехала к нему, ты ему обо мне насплетничала ...
- Что ты такое говоришь, Аманда? Ты забыла, что ты еще маленькая девочка, а я, я - твоя мать?! - Летисия была просто в ужасе от того, что услышала.
- Ну и что, что ты моя мать? Нам нужен один и тот же мужчина! И не смей мне врать, будто ты к нему равнодушна! Ты просто сходишь с ума от ревности!
«Может, это и правда, но не по отношению к Аманде, и даже не по отношению к Франсую», - горько подумала про себя Летисия, но вслух сказала совсем другое:
- Я беспокоюсь только о тебе, Аманда. И хочу я одного - избавить тебя от страданий!
- Не старайся! Я все равно тебе не поверю! Ты просто хочешь заполучить себе Франсуа. Но мы еще посмотрим, кому он достанется!
- Уже достался! - глядя не без иронии на свою обезумевшую дочь, - сказала Летисия. - У него есть о ком позаботиться, а тебе лучше о нем забыть!
- Не понимаю, что ты имеешь в виду, - вдруг притихла Аманда, и у нее на лице отразилось не доверчивое недоумение. - Выдумываешь Бог знает что, лишь бы разлучить меня с Франсуа! - сказала она, но уже без всякой уверенности.
- Не веришь, поезжай и убедись собственными глазами, - устало ответила Летисия и закрыла за собой дверь спальни.
День кончился плохо, цепочка неудач так и не разомкнулась.
На следующий же день Аманда отправилась к Франсуа. Она не сомневалась, что Летисия из ревности обманула ее, и предвкушала их взаимное волнение, притягивающий взгляд Франсуа и, наконец, объятия. Мысленно она уже спешила по дорожке в саду, а в конце ее стоял, дожидаясь, темноволосый загорелый красавец в белоснежной рубашке и шортах ...
Но когда она вошла в калитку, в конце садовой дорожки стояла темноволосая красавица. 3начит, мать не солгала ей, значит, в доме у Франсуа действитслыю поселилась, жснщина. Что ж, Аманда с ней познакомится, а потом она посмотрит в глаза Франсуа ...
Но в глаза Франсуа посмотреть ей не удалось.
Франсуа ушел на пляж работать, он писал очереднyю картину, и трудно было сказать, когда он вернется, - все зависело от вдохновения. Это сообщила Аманде Лилиана, с любопытством разглядывая хорошенькую молоденькую девочку.
- А ты что, его подружка? - спросила ее Лилиана напрямую.
- Возможно, - дипломатично ответила Аманда. - Аты?
- Возможно, и я - ответила Лилиана. - Хочешь соку, я только что приготовила.
- Не откажусь, - ответила Аманда.
Аманда выяснила, что Лилиана проводит у Франсуа отпуск, но еще не знает, надолго ли останется. Аманда поначалу собиралась во что бы то ни стало дождаться художника, но потом поняла, вряд ли это имеет смысл, и, поболтав еще с четверть часика с Лилианой, отправилась домой.
Вернее, не домой, Аманда долго еще бродила по городу. Невидящим взглядом смотрела на пестрые витрины и пытал ась понять, что же ей теперь делать. У Франсуа, как выяснилось, была своя независимая жизнь, куда, как теперь поняла Аманда, он не собирался ее впускать. И равнодушие его было совсем не показным, как она поначалу думала, оно было совершенно искренним. Когда Аманда узнала, что ее мать неравнодушна к художнику; она приготовилась бороться за свою любовь. Она не сомневалась, что молодость дает ей особые преимущества, мать казалась ей слишком старой для влюбленности. Но Лилиана была и молода, и хороша собой. И Аманда почувствовала, что не может соперничать с ней. Еще она поняла, что Франсуа любит стройных, высоких и темноволосых. Такой была ее мать, такой была Лилиана ...

* * *

После визита Аманды Лилиана окончательно поняла, что Франсуа в Форталезе времени не теряет. Бойкая девочка была у него, очевидно, в подружках на каждый день, а благовоспитанная красивая дама - для высокоинтеллектуальных отношений. И Лилиане стало вдруг очень жалко себя за свою привязанность, преданность, которые всегда остаются без всякой благодарности. Лилиана не могла удержаться и заплакала. Плачущей нашел ее Франшику; который в этот день довольно рано вернулся домой.
- Неужели ты плачешь из-за этого повесы? - возмутился он. - Такая красавица! Настоящая королева! Да еще с золотым сердцем! Тыже была с ним во всех его невзгодах! Кто, как не ты, помогал ему?• И что? Другой бы памятник тебе поставил, Лилиана! Всю жизнь на руках носил! Да этот неблагодарный доброго слова твоего не стоит, не то что слез!
Слова Франшику были целебным бальзамом для Лилианы. Нет, она нисколько не обольщалась насчет этого молодого человека. С одной стороны, она видела, что он очень хочет привлечь ее внимание, с другой - что он работает пока только на подхвате, не слишком надежен, не слишком основателен. А с третьей, - что ей было за дело до его основательности? Сейчас он помог ей, и Лилиана сквозь слезы улыбнулась Франшику!
Зазвонил телефон. Франшику приглашал к себе Гаспар по срочному делу.
- Видишь, Лилиана, я нужен всем! - обрадованно сообщил Франшику. - Как только я вернусь, мы продолжим разговор!
Гаспар вызвал к себе Франшику; потому что срочно решил лететь в Рио-де-Жанейро. Необходимость лететь возникла после неожиданного визита Бонфиня. Бонфинь понял, что Витор дал серьезные обязательства японцам, и не мог не сообщить об этом Гаспару.
Услышав о японцах, Гаспар схватился за голову: Витор, похоже, подверг их фирму невероятному риску. Но насколько опасен этот риск и есть ли пути для отступления в случае, если новый контракт грозит разорением фирме, Гаспар мог выяснить только после тщательного изучения документов. Нужна была и консультация с профсоюзом, который находился в Рио. В общем, Гаспару предстояла деловая поездка, и он решил совместить полезное с приятным. И для этого вызвал Франшику. Гаспар будет заниматься делами фирмы, Франшику - супер-шоу для Эстелы.
- А тебе не кажется, что ты слишком рано ушел на покой, Гаспар? - печально спросил друга Бонфинь, наблюдая, как деятельно принялся Гаспар за дело, названивая по телефону, заказывая билеты.
- Может, и рано, - отозвался Гаспар. – Но, видишь ли, за Витором будущее, и я не хочу, чтобы ему казалось, будто мы ему не доверяем, будто каждый его шаг под контролем. Он должен научиться и принимать решения самостоятельно, и потом отвечать за них. В данный момент я вижу безусловную опасность в его поспешном и опрометчивом решении, но, насколько она велика, смогу сказать, только вникнув во все документы. На ошибках учатся, так пусть он учится, Бонфинь, пусть учится ...
Посетовал Бонфинь и на дружбу Гаспара с Франшику. Но Гаспар в ответ только рассмеялся:
Франшику был его слабостью. Почему? Он и сам не мог объяснить.
Франшику прилетел к Гаспару как на крыльях и пришел в восторг от предстоящей поездки.
- Вот сработаемся мы, и никто нас не одолеет! - пообещал Франшику сеньору Веласкесу.
- И я так думаю, - согласился с легкомысленным Франшику сеньор Гаспар Веласкес.
Удача сама плыла в руки Франшику. В поездку он возьмет с собой Лилиану. Разве может Гаспар возражать против общества такой красивой, умной и воспитанной девушки? А Франшику убьет сразу двух зайцев - выполнит обещание, данное Франсуа, и пристроит Лилиану. Она будет исполнять обязанности секретаря у импресарио Франшику, единственного и неповторимого.
- Собирай чемоданы, Лилиана, мы едем в Рио, - сообтцил он, вернувшись домой.
Лилиана согласно кивнула. Между ней и Франшику за эти дни установилось то дружеское согласие, которое иной раз приятней и устойчивей любви.
В этот вечер Лилиана поощряла пылкую нежность Франшику, особенно если рядом был Франсуа, которому она не могла простить его «гарем». И Франсуа, как это ни покажется странным, было чем-то обидно обоюдное согласие этой парочки. Он прекрасно понимал, что трогательные заботы Лилианы о Франшику явно нарочиты, что она целует его только в пику ему, Франсуа, и ему тем более претили эти игры. Он устал! Устал от всех! Когда женщин становится слишком много, они не украшают жизнь, а убивают ее.
- Я очень рад, что вы милуетесь, как два голубка, - сказал он Франшику. который сидел в обнимку с Лилианой на диване, - но мне кажется, что ты мне что-то обещал.
- Потерпи немного, - отвечал Франшику. - и я выполню свое обещание. Я затеял большое дело, и ты очень скоро обо мне услышишь.
- Если услышу, то буду рад, лишь бы не видеть, - съязвил Франсуа.

* * *

Серена не собиралась скрывать от Рамиру ни драки Кассиану с Витором. ни посещения Летисии. Однако сразу рассказать обо всем этом мужу она не смогла. Ей нужно бьто собраться с духом и словно преодолеть какую-то преграду: слишком уж больно задели ее слова Летисии о том, что Рамиру, несмотря на их долгую совместную жизнь, ей. Серене, все таки не принадлежит.
Видя душевное смятение Серены, Рамиру сумел вызвать жену на откровенный разговор. Высказав все, Серена заснула. Зато Рамиру не спал до утра.
Вторжение семьи Веласкес в его жизнь было похоже на наваждение. Долгие годы он жил спокойно, постаравшись забыть об их существовании. У него была хорошая жена, он растил своих детей, в поте лица добывая для них хлеб. Он любил и свою работу - любил море - то гневное, то ласкавое, выслеживание косяков, искусство вылавливания рыбы и живое серебро, которое вдруг переполняло баркас. Долгое время он чувствовал себя хозяином жизни. Жена была послyшна ему во всем, и детей она тоже растила в поcлyшании.
Умел он договориться и с морем, совладать с ветром, добыть рыбу, креветок, лангустов. Но вот опять в его жизнь вторглась стихия, с которой он не мог совладать. Стихия эта звалась любовью.
Летисия была права: он ничего не забыл, потому-то и хотел, чтобы стихия эта обошла стороной и его дочь. Ему хотелось по-прежнему чувствовать себя хозяином своей жизни. Засыпать со спокойным сердцем и просыпаться с ясным взором. В размеренной жизни Соаресов не должно быть Веласкесов. Соаресы живут на одном берегу, Веласкесы - на другом, и вместе им делать нечего!
К такому выводу пришел Рамиру после бессонной ночи и поутру отнравился в город к Летисии.
Когда он пришел, Летисия еще не встала. Она замахала руками на Нейде, которая сказала ей, что рыбак Соарес ждет внизу, желая повидать хозяйку.
- А я не желаю! Пусть уходит! Скажи, пусть уходит немедленно! Я его не приму! Этих варваров ...
Но Рамиру не ушел - он вошел к Летисии в спальню, когда понял, что может уйти от нее несолоно хлебавши.
- Скажи мне в лицо все, что думаешь. Летисия! - попросил Рамиру мрачно. - И я тоже скажу тебе кое-что.
- Выйди, Нейде, - распорядилась Летисия, - я сама разберусь с сеньором Соаресом! Нам с ним в сaмом деле, есть о чем поговорить.
Летисия и не подумала накинуть халат, прикрыть грудь, плечи. - она так и осталась в полупрозрачной ночной рубашке. Сказал же Рамиру, что для него нет ничего дороже семьи, так что ему за дело, в чем там Летисия?!
Взгляд Рамиру следовал за Летисией не отступно, глаза его говорили, что видят они одну Летисию, что любит он Летисию, хочет Летисию, что он истосковался, изголодался по Летисии, в то время как губы его выговаривали совсем другое.
- По какому праву ты ворвалась в мой дом? Оскорбляла мою жену? Угрожала полицией? - спрашивал Рамиру. - По какому праву твой сын не дает шагу ступить моей дочери? Уйми его, Летисия! Запрети раз и навсегда появляться в наших краях, и тогда ты избавишь и нас и себя от неприятностей!
- Мой сын влюблен. И это самое большее, в чем его можно обвинить, - высокомерно отвечала Летисия. - Его избили, он ниного и пальцем не тронул! А ты оскорбил и унизил меня в моем собственном доме перед всеми, кто в нем собрался! Вы - дикари и живете по варварским, кровавым законам! Вы ничего не понимаете в любви!
- Если твой сын любит так же, нак когда-то любила ты, Летисия. - угрюмо сказал Рамиру, - то эта любовь не протянет и до осени! Моя дочь заслуживает большего!
- Не дай Бог кому-нибудь столько мучиться из-за своей любви, Рамиру, как мучаюсь я, - заговорила вдруг Летисия совершенно другим тоном, - мучиться целую жизнь из-за мимолетной слабости, трусости, из страха перед неудержимостью собственных чувств! - Летисия говорила горько, искренне, и было понятно, что юное чувство живет в ней, что она до сих пор была неравнодушна к этому человеку.
Помимо своей воли эти двое тянулись друг к другу. Любовьих оборвалась насильственно и теперь предъявляла права на жизнь. Любовь уходит только тогда, когда доживает до своего естественного конца, но эта любовь была еще полна сил. Чем больше пренебрегали ею, тем громче она говорила.
Странный двусмысленный диалог Летисии и Рамиру прервал Витор. Он услышал мужской голос в материнской спальне, узнал от Нейде, что отец Асусены посмел ворваться к Летисии, и счел своим долгом встать на защиту матери.
Но Летисия невольно принялась защищать Рамиру. Если ей неприятно было вторжение Соареса, то еще менее приятно было бестактное появление сына. Летисия не желала, чтобы жизнь ее контролировалась. Она считала, что вполне способна разобраться со своими проблемами сама. Правда, на этот раз все неприятности были связаны с Витором, и она невольно потребовала от сына объяснений.
- Сеньор Соарес хотел узнать, что произошло между тобой и его сыном, - довольно сухо сказала она.
- И для этого он ворвался к тебе в спальню? - изумился Витор. - Надеюсь, он пришел с извинениями? А что он сказал тебе после того, как извинился?
- Мне не в чем извиняться, - сурово сказал Рамиру, - у моего сына были основания вступить с тобой в драку; он защищал честь сестры. И я предупреждаю тебя, посмей только приблизиться к моей дочери, и ты будешь иметь дело со мной! А если ослушаешься, пеняй на себя!
Рамиру высказал все, что хотел, и больше ему здесь делать было нечего! Он лишний раз убедился, что сын Летисии - хам и наглец, который свою мать ни в грош не ставит. А что уж тогда говорить об остальных? Ну что ж! Если доведется, то его поставит на место он, Рамиру!
Дома Рамиру не сказал, где он был с утра пораньше, и на это у него было немало причин. На расспросы Серены он ответил, что ездил за запчастями для мотора, что их нигде не было, но в одном из магазинов приняли заказ, и теперь придется ждать, когда их доставят.
Серена посочувствовала мужу. Она видела, что сейчас Рамиру - сплошной комок нервов. И таким он был всегда, когда рыбаки уходили надолго в море. Еще бы! Он был среди них главным. Он отвечал за людей. И всегда напряженно и сосредоточенно готовился к лову. А на этот раз к тому же и мотор барахлил, так что удивительно ли, что он так неспокоен? А волнения с детьми? Серена обняла мужа покрепче, пусть он знает, что ему есть на кого опереться. Вдвоем они справятся со всеми невзгодами.

* * *

Потеряла покой и Летисия. Все былое всколыхнулось в ней из-за этого неожиданного свидания.
И она написала Рамиру записку, попросив его о встрече: «Пожалуйста, назначь время и место, подальше от моего офиса, подальше от дома, - мне нужно срочно поговорить с тобой». Записку она послала с мальчишкой-посыльным и с ним же получила ответ: «Летисия! Мы можем встретиться после обеда в роще, что находится на полпути от твоего дома до деревни».
И они встретились. Кипящая лава прошлого втекла в настоящее устоявшееся, раздвигая, пoджигая, меняя его.
- Не могу забыть твоих губ, твоей кожи, твоих глаз. Я боролся с собой, Летисия, сопротивлялся, как мог, но это выше моих сил, мне не хватает воли ... - шептал Рамиру, прижимая к себе Летисию.
- Обними, обними меня покрепче, чтобы я поверила, что мы вместе, - шептала в ответ Летисия. - Все эти годы я страдала, и единственное, чего хотела, быть рядом с тобой. Я бы все отдала, лишь бы повернуть время назад, лишь бы твое объятие длилось вечно.
- Но это безумие, Летисия, безумие то, что мы делаем, - шептал Рамиру, жадно целуя Летисию, - мы же причиняем боль нашим близким...
- Нет-нет, никто ничего не узнает, - говорила словно в забытьи Летисия, отвечая на поцелуи. - Я не хочу тебя снова терять. Моя жизнь остановилась, и я ждала тебя все эти годы. Я готова на что угодно, лишь бы мы снова были вместе. Я согласна встречаться тайком, украдкой, хоть на пять минут, но только встречаться, только видеть тебя опять и опять ... Скажи! Скажи мне, что завтра мы снова встретимся.
- Я люблю тебя, я тебя хочу, - лихорадочно бормотал Рамиру. - Боже мой! Что я говорю? Я не должен так говорить! Не должен обнимать тебя! Но это выше моих сил! Завтра? Конечно, мы завтра встретимся!

* * *

Серена, поглядывая на натянутого как струна, напряженного Рамиру, потихоньку вздыхала про себя: ох уж это начало путины! Да еще с мотором неполадки! Все одно к одному! ..

* * *

Вернувшись в офис, Летисия столкнулась с Изабел. И у Изабел был всплеск романтических чувств, и ее захлестнула волна прошлого.
На днях она увидела у своего порога корзину цветов. Она не сомневалась, что ее прислал Бонфинь, бонбон-конфетка, как когда-то она звала его, а он в те давние времена звал ее Бебел. Изабел приготовила ему экзотический ужин, приготовилась к нежной встрече, к ночи любви... Усталый Бонфинь, вернувшийся после долгого рабочего дня, искренне удивился. Какие цветы? Одна усталость от напряженной работы, от житейских :хлопот! Приливы страсти Изабел были ему смешны и непонятны. Изабел смертельно на него разобиделась. Хотя пора бы привыкнуть, не в первый раз! Просидев целые сутки у себя в спальне, она пришла мириться, но Бонфиня не застала. Он в очередной раз отправился к Гаспару обсуждать дела, касающиеся контракта с японцами. Изабел не верила ни в какие его дела. Наверняка у ее мужа есть любовница!
У Изабел были одни подозрения, у Витора - другие. Он пристально взглянул на возбужденную Летисию и дружески обратился к Изабел Бонфинь:
- Мама, кажется, собирается поехать пообедать. Она терпеть не может обедать в одиночестве, - я надеюсь, вы согласитесь составить ей компанию.
Изабел с удовольствием приняла приглашение, которое хоть и не исходило от самой Летисии, но было ею как бы одобрено.
Летисия за обедом мало обращала внимания на Изабел. Она была в мыслях с Рамиру. Она думала о нем. А вернее, она и думать не могла, ее уносил поток забытого звенящего молодого счастья.
Зато Изабел говорила, не закрывая рта. Летисия услышала ее, когда та сказала:
- У тебя, милочка Летисия, те же проблемы, что и у меня. Оливия моя собралась замуж за сьша рыбака, а у тебя сынок увлекся юной рыбачкой. А как бы хотелось, чтобы дети жили в своем :кругу. от всяких рыбаков одни неприятности.
Летисия рассеянно кивнула: да-да, так оно и есть.
Изабел прекрасно знала, что Летисия в молодости намучилась из-за любви с рыбаком, и поэтому уверенно повторила:
- Согласись, душечка, одни неприятности. Летисия подумала, что Витору и вправду бы нужно оставить в покое Асусену. Ему лучше вообще позабыть дорогу в рыбацкий поселок! Тем более теперь! Да! Тем более теперь! Оливию она как-то видела, и та ей очень понравилась - красивая, самостоятельная, деловая девушка. Почему бы и в самом деле Витору не обратить на нее внимание?
На этот раз индюшка Изабел говорила вполне разумные вещи. И Летисия охотно поддержала разговор.
- Ни о чем другом и я бы не мечтала, - сказала Летисия. - Мне очень нравится твоя Оливия.
Куда подевалась вялая, безвольная Летисия, готовая всегда покориться своим детям?
Сейчас она была сама энергия и готова была распорядиться и своей, и их судьбой.
Изабел была польщена и обрадована. Если у нее появилась такая союзница, то она могла надеяться, что мечта ее осуществится.
- Оливия, кажется, работает в больнице, и наша фирма собиралась этой больнице помочь? - продолжала Летисия, припоминая. - Да-да, именно об этом мне и помешали сказать на благотворительном чае
Изабел возликовала: похоже, ее неприятности обернутся новыми победами! Как хорошо, что Летисия с таким участием отнеслась к пожеланиям Изабел!

* * *

А Витор будто прочитал мысли матери и тоже, но только совершенно самостоятельно, решил произвести отчисления в пользу больницы. В связи с этим он разыскал Оливию в ее кабинете и выяснил, чего больнице больше всего недостает. Оказалось, кардиологической аппаратуры.
Витор пообещал, что постарается как можно скорее перечислить необходимую сумму. Администрация тут же выдала ему технические характеристики нужных аппаратов.
Витор не скрыл от Летисии и Гаспара своей благотворителыюй дслтельности. И очень порадовал Летисию отзывчивостью. «В душе Витор все же очень хороший мальчик», - подумала она.
А Гаспара порадовала деловая хватка внука: суммы, отданные на благотворительные цели, государство не облагало налогом, так что предприятию благотворительность была выгодна.
- А знаешь, папа, Изабел права, - сказала вечером Летисия, - Витору нужна именно такая девушка, как Оливия.
- Но она же невеста Дави, - возразил Гаспар, - и мне кажется, что Дави совсем неплохой парень.
- А мне все меньше нравится поведение Дави в нашей фирме, - твердо высказала свое мнение Летисия. - И мне кажется, что у Изабел есть основания беспокоиться из-за пред стоящего брака ее дочери. Я не сомневаюсь, что Оливия заслуживает гораздо большего.

* * *

Сама Оливия считала, что единственное, чего она уж никак не заслуживает, так это обмана. И она никак не могла понять, чего же добивается от нее Витор. А Дави? Почему Дави хочет во что бы то ни стало подружить их? Дурацкан мягкотелость Дави очень сердила ее. Его недальновидность. Прекраснодушие. Неужели он не понимает, что Витор сму просто не друг? Оливия, например, сразу поняла, что забота о больнице всего-навсего средство, каким Витор пытается завоевать ее расположение. Но зачем она ему? Хотя за больничную технику она благодарна ему от души.
А вот Дави, за то что он сводит ее сВитором, она совсем не благодарна! Зачем он назначил одновременно встречу и ей, и Витору, а сам на нее не пришел? Оливия была просто в бешенстве. Сидеть и выслушивать сочувствие Витора!
Да как они смеют превращать ее в какую-то дурацкую куклу? Марионетку! Дергают оба за веревочки и довольны! Но она еще поговорит с Дави!
Самым печальным было то, что Дави и понятия не имел ни о какой встрече, Он даже и не подозревал, что Оливия провела вечер с Витором в кафе, дожидаясь своего жениха. В этот день он не звонил ей в больницу. От его имени звонил Витор.
Витор плел интриги, но к чему они вели знал пока только он сам.

+3

31

А продолжение будет?

0

32

у меня есть 2 книги) но пока лето, некогда этим заниматься!!! как пройдет весь трэш и угар, тогда буду выкладывать. но не раньше осени(((

0

33

Уже осень... Так хочется продолжения

Отредактировано sue (21.10.2011 09:36)

0

34

вообще,смысл выкладывать полкниги? начал читать,увлекся и -оборвали... Мне кажется, либо все выкладывать,либо вообще никак:)

+1

35

У меня есть первая часть Тропиканки. Так как книга на сайте не вся, могу продолжить ее выкладывать в этой теме, если она кому-то нужна.

0

36

Да-да, нужна!!!

0

37

http://uploads.ru/t/p/m/w/pmwVr.jpg

0

38

http://uploads.ru/t/b/s/X/bsXcS.jpg

0

39

http://uploads.ru/t/r/Z/X/rZXoR.jpg

0

40

http://uploads.ru/t/m/d/a/mdaNH.jpg

0