www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Барбара Тейлор Брэдфорд Удержать мечту. Книга 1


Барбара Тейлор Брэдфорд Удержать мечту. Книга 1

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Аннотация

В руководстве транснациональной компании «Харт Энтерпрайзиз» разразился шумный скандал: восьмидесятилетняя Эмма Харт в обход собственных сыновей передает бразды правления своей «империей» любимой внучке Поле.
Никто не понимает, что происходит, кроме Полы и самой Эммы: она знает, что внучка унаследовала от нее деловую хватку, знание законов бизнеса, умение держать в узде соратников и бороться с конкурентами.
Поле предстоит встретить свою самую большую любовь и испытать боль от самой большой утраты, прежде чем ей удастся удержать мечту Эммы: сохранить и преумножить богатство семьи.

0

2

Барбара Тейлор Брэдфорд
Удержать мечту
Книга I

Бобу, который сделал для меня все, что мог, посвящаю эту книгу.

Она обладала – в высшей степени – всеми качествами, отличающими великих принцев.
Джованни Скарамелли, Посол Венеции при дворе Елизаветы Тюдор, королевы Англии

Позвольте заметить, что в нашем королевстве настоящих мужчин достает вдоволь, так что найдется и пара отъявленных башибузуков.
Елизавета Тюдор, королева Англии

I
ЧАСТЬ
РОДОНАЧАЛЬНИЦА

Я говорю правду не настолько, насколько хотелось бы, а насколько хватает смелости; смелости, впрочем, с возрастом прибавляется.
Монтень

0

3

Глава 1

Эмма Харт стояла на пороге своего восьмидесятилетия.
Она выглядела значительно моложе, поскольку годам так и не удалось ее согнуть. Впрочем, она их и не чувствовала, сидя тем ярким весенним утром в апреле 1969 года в верхней гостиной поместья Пеннистоун-ройял.
В ее осанке не было и намека на сутулость, а взор зеленых глаз из-под морщинистых век, придававших им выражение рассудительной мудрости, был внимателен как никогда. Хотя тусклый отлив червонного золота ее волос уже давно превратился в более яркий блеск серебра, прическа у нее была, как всегда, модной, а треугольник волос, венчавший чело – вдовий пик, – по-прежнему придавал овальному лицу воинственность. Морщины, эта единственная печать прожитых лет, избороздили по-девичьи прозрачную кожу на тонком, с благородными очертаниями лице, чья красота хоть и была тронута временем, но по-прежнему поражала, как, впрочем, и весь ее подтянутый, элегантный облик.
Ее наряд соответствовал предстоящему напряженному рабочему дню: шерстяное классического покроя платье ее любимого нежно-голубого цвета, весьма к лицу был и кружевной белоснежный воротник, подчеркивающий мягкую женственность ее шеи. В ушах были строгие бриллиантовые серьги – единственное на сегодня украшение, не считая золотых часов и колец.
От прошлогодней пневмонии не осталось и следа. Причин жаловаться на здоровье не было. Жажда деятельности и напористость переполняли, как в молодые годы, все ее существо.
«Вот проблема, – подумалось ей, – на что бы направить эту мою непоседливость?» Она положила руку на подлокотник, откинулась в кресле и улыбнулась: «Праздным рукам черт работу ищет, так что лучше уж побыстрей придумать, чем заняться, а то опять такого наворочу…» Она рассмеялась. Считалось, что у нее работы невпроворот – ведь она по-прежнему управляла огромной финансовой империей, расположенной на доброй половине земного шара. Конечно, нужно быть в курсе, но дело настолько отлажено, что и азарт не к чему приложить. Эмма обожала преодолевать препятствия, и именно их ей сейчас не хватало. Церберство было ей не по нутру. Оно не давало пищи воображению, не заставляло кровь играть и сердце биться так, как, когда она, бывало, крутилась, словно заводная, заключая одну сделку за другой. Потребность скрещивать острые, как шпаги, мысли в борьбе с конкурентами за господство на международных рынках так давно превратилось для нее в привычку, что стало необходимостью, неотъемлемой частью жизни.
Она нетерпеливо поднялась, пересекла легкой быстрой походкой комнату и открыла громадное окно с толстыми стеклами. Потом глубоко вздохнула и окинула взором открывавшийся вид: безупречную, без единого облачка, синь неба, залитую весенним солнцем яркую зелень только раскрывающихся почек на похожих на скелеты деревьях, желтизну нарциссов, чьи задранные вверх головки, разбросанные как попало по краю лужайки под дубом-великаном, кивали в такт дуновению весеннего ветерка.

Как тучи одинокой тень,
Бродил я, сумрачен и тих,
И встретил в тот счастливый день
Толпу нарциссов золотых.

– прочла она вслух и подумала: «Боже, я учила это стихотворение Уордсуорта в деревенской школе в Фарли. Как давно это было, а я все еще помню, смотри-ка».
Она подняла руку, чтобы закрыть окно, и на среднем пальце левой руки блеснул огромный фамильный изумруд Макгиллов. Она носила этот камень с того самого дня в мае 1925 года, когда его надел на ее палец Пол Макгилл. Выбросив обручальное кольцо, символ ее неудачного брака с Артуром Эйнсли, Пол сказал тогда: «Пусть мы не венчались в церкви, ты – моя жена. Отныне и до смертного часа».
Их ребенок родился накануне утром. Их обожаемая Дэзи, зачатая в любви, выращенная в любви. Самая любимая из всех детей, так же как ее дочь – Пола, была любимой внучкой, наследницей ее громадной торговой империи и половины колоссального богатства Макгиллов, которое перешло к Эмме по наследству после смерти Пола в 1939-м. Четыре недели назад Пола родила близнецов – ее первых правнуков. Завтра их будут крестить в старинной церкви в Фарли.
Эмму одолевали сомнения, стоило ли ей поддаваться на уговоры Джима Фарли, мужа Полы. Джим, уважающий традиции, хотел, чтобы его детей крестили в той же купели, что и всю семью Фарли, да и всех Хартов тоже, включая и саму Эмму…
Ну да ладно, решила она, сейчас уже все равно поздно отказываться, да, наверное, так и впрямь лучше. Ведь она уже отомстила Фарли. Ее вендетта длиной почти в целую жизнь подошла к концу, и теперь семьи соединились через брак Полы с Джеймсом Артуром Фарли, последним из потомков древнего рода. Кто прошлое помянет, тому глаз вон!
Правда, когда о крещении прослышал Блэки О'Нил, он хихикнул, заметив – его седая бровь при этом поползла вверх, – что даже прожженные циники становятся сентиментальными на старости лет. Он вообще последнее время часто ее поругивает. Может, правильно? И все же ей, похоже, удалось справиться с призраком прошлого. Похороненный вместе с умершими, он ее больше не тревожит. Главная забота теперь – будущее. А будущее – это Пола, Джим, их дети.
Вернувшись к столу, Эмма надела очки и углубилась в лежащие перед ней бумаги. Речь шла о деревне Фарли. Документы были подписаны ее внуком Александром – он вместе с Китом, ее сыном, управлял принадлежащими ей фабриками. В своей неподражаемой манере разложив все по полочкам, он без обиняков сообщал, что фабрики, которые вот уже сколько лет прибыли не приносили, сейчас оказались вовсе на грани банкротства. Ей предстояло решить: продолжать работать себе в убыток или остановить производство. Чутье подсказывало последнее, но до практичности ли, когда речь идет о ее родной деревне и благополучии ее обитателей? Она специально просила Александра что-нибудь придумать, чтобы выбраться из создавшегося сложного положения, и теперь надеялась, что ему это удалось. В любом случае ждать оставалось недолго – он уже был в пути.
Эмма уже знала, как разрешить ситуацию на заводе в Фарли. С другой стороны, она хотела дать Александру возможность разобраться с этим самому: не стоило связывать ему руки. Она просто желала его испытать, призналась она самой себе, как испытывала всех своих внуков и внучек. Разве она не имела на это права? Наоборот, это был ее долг. Ей самой все досталось тяжким трудом. Всю жизнь она шла к однажды поставленной цели, самоотверженно работала, забыв о других проблемах, боролась со звериной решимостью и безжалостностью. Ради своего дела она была готова принести в жертву все. Ей самой ничего с неба не свалилось. Свою могущественную империю она построила сама, своими собственными руками. Все это принадлежало ей – ей и никому другому, – и поэтому теперь она могла распоряжаться всем, как посчитает нужным.
Подчиняясь холодному расчету, она тщательно выбрала тех, кто станет ее наследниками. Согласно новому завещанию, составленному год назад, из пяти ее детей четверым не достанется ничего. Все отойдет в пользу внуков. Но она не прекращала приглядываться к ним, пытаясь выяснить, чего же они стоят, разглядеть признаки слабости, и в то же время надеялась, что не найдет ничего.
«Я в них не обманулась, – довольно подумала она и тут же почувствовала укол тревоги. – Нет, это не совсем так. Есть среди них один, в ком я не уверена и на кого положиться не могу».
Эмма открыла верхний ящик стола, достала листок бумаги. Она стала смотреть на список внуков, который она собственноручно составила прошлой ночью, впервые ощутив какое-то смятение.
«Неужели мои подозрения верны, и в колоде сидит джокер? – думала она с беспокойством, перечитывая имена. – И если это так, то что же мне делать?»
Глаза возвращались к одному и тому же имени. В задумчивости она печально покачала головой.
Людское коварство давно уже перестало удивлять Эмму. За долгие годы своей неординарной, подчас нелегкой, жизни она сумела отточить до совершенства природную проницательность и интуицию. Ее давно уже ничего не удивляло, более того, не склонная к иллюзиям, она привыкла ждать от людей, включая близких, худшего. И все же Эмма была немало обескуражена, когда в прошлом году узнала от Гэй Слоун, своего секретаря, что четверо ее старших детей строили против нее козни. Одержимые алчностью и тщеславием, прибегнув к закулисным интригам, они вознамерились отобрать у нее созданную ею империю. Однако они серьезно просчитались. На смену возмущению и боли, охватившим Эмму, когда она узнала о предательстве, быстро пришла холодная беспощадность. Она действовала быстро, с великолепным мастерством и изобретательностью, присущим ей в борьбе с любым противником. Прочь были отброшены родственные чувства, эмоции: она не позволяла им притупить свой ум, который неизменно спасал ее в самых отчаянных ситуациях.
Перехитрив незадачливых заговорщиков и нанеся им решительное поражение, она наконец с горечью и отрезвлением поняла, что родная кровь бывает и разбавленной. Эмма была поражена, узнав, что родственные узы ослабевали, когда на карту ставились большие деньги и – что еще важнее – большая власть. Люди не остановились бы и перед убийством, чтобы захватить хоть малую толику того или другого. Несмотря на переполнявшее ее презрение к собственным детям, она тем не менее была уверена в своих внуках, в их преданности. И вот теперь один из них вынуждал ее пересмотреть свои взгляды и усомниться в своих оценках.
Несколько раз Эмма мысленно повторила его имя. А может, она не права? Она еще надеялась, что ошибается. На самом деле у нее не было никаких фактов, а было только чутье и предвидение. Однако эти качества, как и острый ум, ни разу не изменили ей в прошлом.
Всегда, когда она сталкивалась с дилеммой такого рода, инстинкт подсказывал ей, что нужно ждать – и наблюдать. Вот и на этот раз Эмма решила потянуть время. Так она скроет свои чувства – блеф в надежде на то, что время работает на нее, все образуется и жесткие, решительные действия с ее стороны просто не понадобятся. Опыт подсказывал ей, что старая мудрость – не рой яму другому, сам в нее попадешь – верна. «Что ж, – подумала она, – яму я вам рыть не буду, а вот лопату прятать не стану».
Эмма стала обдумывать различные варианты дальнейшего развития событий. Ее лицо посуровело, а взгляд потемнел. Мысль о том, что ей снова приходится поднимать меч – пусть даже для того, чтобы защитить себя и свое дело, не говоря уже о своих наследниках, – ее отнюдь не радовала.
«А ведь история действительно повторяется, особенно в моей жизни, – устало подумала она. – Это потому, что я не люблю заглядывать в будущее, – наверное, боюсь накликать беду». Она решительно убрала список в ящик, закрыла его, а ключ положила в карман.
У Эммы Харт было завидное умение раскладывать не решаемые в данный момент проблемы по дальним полочкам. Это позволяло ей сосредоточивать усилия на первостепенных задачах. Сейчас она смогла отвлечься от тревожной, свербящей мысли о том, что внук не стоил ее доверия, а, следовательно, был потенциальным врагом. Сейчас на первом месте для нее стояли дела ее фирмы. Она стала обдумывать деловые встречи, назначенные на сегодня, – каждая была с одним из троих ее внуков, работающих у нее.
Первым придет Александр.
Эмма посмотрела на часы. Он должен появиться через пятнадцать минут, в десять тридцать. Этот-то будет вовремя, если не раньше. Ее глаза потеплели. Пунктуальность Александра переходила все разумные пределы. На прошлой неделе он дошел до того, что отчитал ее саму, когда она, задержавшись, не успела на встречу с ним. В этом он был полной противоположностью своей матери, хронически всюду опаздывающей. Эмма вспомнила о своей второй дочке, и улыбка сползла с ее лица, а вокруг рта появились жесткие складки.
Терпение Эммы подходило к концу – бесконечные шашни Элизабет, ставшие притчей во языцех, ее необдуманные замужества, неизменно заканчивающиеся разводами, все возрастающая скорость, с которой она меняла мужчин, вызывали ужас. Эмма уже давно перестала удивляться непостоянству дочери: она поняла, что Элизабет унаследовала наихудшие черты характера своего отца. Артур Эйнсли был эгоистичным и безвольный человеком, потворствовавшим собственным порокам. Эти черты доходили до крайности в его дочери. Следуя примеру отца, красивая своевольная и несдержанная Элизабет нарушала любые правила. «Необузданная и несчастная, – подумала Эмма о дочери. – Жизнь у нее явно не сложилась. Наверное, ее надо жалеть, а не презирать».
Она было подумала, где сейчас может находиться Элизабет, но тут же потеряла к этому интерес. Это было неважно, решила она, ведь они почти не разговаривают друг с другом после истории с завещанием. К всеобщему удивлению, узнав, что причитающаяся ей доля наследства переходит к сыну, любящая мать не смогла скрыть неприязни. Однако даже Элизабет не могла пробить стену безразличия, отделяющую от нее сына. Ее истерики прекратились, а слезы высохли, когда она поняла, что напрасно старается. Она капитулировала, увидев, с каким неодобрением и плохо скрытым презрением он относится к ней. Видимо, для нее еще оставались важными любовь и отношение сына, и она заключила мир, пытаясь спасти те нити, которые между ними еще оставались. Однако продолжалось это недолго. Дочь скоро снова взялась за старое. «В общем, – сухо подумала Эмма, – никакой заслуги матери – женщины глупой и вздорной – в том, что из сына вышел толк, не было».
Думая о внуке, Эмма почувствовала, как на душе становится тепло и радостно. Александр стал таким, потому что у него сильный и цельный характер. В нем есть основательность и трудолюбие, на него можно положиться. И хотя в нем нет того блеска, что у его двоюродной сестры Полы, ее умения масштабно мыслить, когда речь идет о делах, но судит он обо всем здраво. В нем есть консервативная жилка, но она уравновешивается достаточной гибкостью, и он всегда, в любой ситуации, искренне готов взвесить все «за» и «против» и, если нужно, пойти на компромисс. Александр всегда умеет разобраться, что важно, а что – нет, и это нравилось Эмме, которая всегда реально смотрела на вещи.
В последний год Александр доказал, что заслуживает ее доверия, и она не жалела, что сделала его основным наследником «Харт Энтерпрайзиз», завещав ему пятьдесят два процента акций. И хотя он продолжал отвечать за работу фабрик, она сочла необходимым, чтобы он имел четкое представление обо всех аспектах деятельности этой корпорации, владеющей контрольными пакетами акций других компаний, и начала планомерно и всесторонне готовить его к тому дню, когда он примет от нее бразды правления.
Корпорация «Харт Энтерпрайзиз» контролировала текстильные фабрики по производству шерстяных тканей, фабрики готовой одежды, компанию розничной торговли «Дженерал ретейл» и газетно-издательскую компанию «Йоркшир консолидейтед», владела недвижимостью. Ее стоимость составляла не один миллион фунтов стерлингов. Эмма уже давно поняла, что Александр, скорее всего, никогда не расширит дела из-за некоторой осторожности, свойственной ему, но, с другой стороны, благодаря той же осторожности он не разорит компанию непродуманными решениями и безрассудными сделками. Он будет уверенно вести ее по тому курсу, который Эмма так тщательно проложила, придерживаясь установленных много лет назад принципов и правил. Именно этого она и хотела, именно так и задумывала.
Эмма придвинула к себе свою деловую записную книжку и уточнила, когда она обедает с Эмили, сестрой Александра.
Эмили должна появиться в час.
Когда Эмили позвонила Эмме в начале недели и сказала, что хотела бы обсудить с ней одну важную проблему, это прозвучало немного загадочно. Но для Эммы загадки здесь не было. Она знала, и давно, что это за проблема. Единственное, что ее удивляло, – так это то, что внучка не захотела обсудить эту проблему раньше. Эмма подняла голову и задумалась, глядя в пространство перед собой, потом нахмурилась. Две недели назад она решила, как поступить с Эмили, и была убеждена, что решение это правильное. Но согласится ли та? «Должна согласиться, – мысленно ответила она себе. – Девушка поймет, что это разумное решение, я уверена». И взгляд ее снова вернулся к странице, на которой был открыт деловой дневник.
Ближе к вечеру заглянет Пола.
Они с Полой должны обсудить планы относительно компании Кроссов. «Если Пола сумеет справиться с этим делом и успешно завершит переговоры, тогда появится у меня та трудная и нелегкая задача, о которой я мечтаю,» – подумала Эмма. Она взялась за баланс компании «Эйр коммюникейшнс», принадлежащей Кроссам, и на лице ее появилось привычное решительное выражение. Финансовые показатели деятельности компании были просто катастрофические. И даже если отбросить в сторону финансовые сложности, у компании масса других проблем, кажущихся просто неразрешимыми. Но Пола считает, что справиться с ними можно. Она наметила план – очень простой, но в то же время настолько логически безупречный, что Эмма восприняла его с любопытством и восхищением одновременно.
«Бабушка, давай купим эту компанию, – предложила ей Пола несколько недель назад. – Я понимаю, что «Эйр коммюникейшнс», судя по всему, стоит на грани краха. Это действительно так. Но виной всему плохое управление компанией и ее нынешняя структура. Она занимается буквально всем, хватается за все подряд. В ней слишком много самостоятельных подразделений. И те, что прибыльны, не могут по-настоящему развиваться и процветать, потому что на их шее сидят убыточные подразделения, которые им приходится тянуть». Тогда-то Пола и рассказала ей о своем плане – подробно, шаг за шагом. Эмма сразу же уяснила для себя, как в короткий срок можно исправить положение в «Эйр коммюникейшнс». Она поручила внучке начать переговоры немедленно.
Как же ей хотелось заполучить эту компанию! Возможно, ей это удастся, и даже очень скоро. Эмма была убеждена, что никто не сможет провести переговоры с Джоном Кроссом и его сыном Себастьяном лучше, чем Пола. Пола научилась жестко вести переговоры, видеть партнера насквозь. От былой нерешительности не осталось и следа, а что касалось быстрой реакции и деловой хватки – и того, и другого ей было не занимать.
Эмма еще раз взглянула на часы, ей захотелось позвонить Поле в Лидс (она еще могла застать ее в универмаге) и дать ей последние напутствия, как лучше вести переговоры с Джоном Кроссом, но она сдержала этот порыв. Пола доказала, что она уже прочно стоит на ногах, и Эмма не хотела, чтобы внучка думала, что она проверяет каждый ее шаг.
Зазвонил телефон. Эмма сняла трубку:
– Алло?
– Тетя Эмма? Это я, Шейн. Как поживаете?
– Шейн, до чего же приятно слышать твой голос! Спасибо, у меня все хорошо. У тебя, судя по голосу, тоже неплохо? Очень рада буду увидеть тебя завтра на крестинах. – Говоря это, она сняла очки, положила их на письменный стол и откинулась на спинку стула.
– Я надеюсь встретиться с вами раньше, тетя Эмма. Не согласитесь ли вы выйти в свет сегодня вечером с двумя любящими поразвлечься холостяками?
– И кто же второй любящий поразвлечься холостяк? – Эмма весело рассмеялась.
– Дед, конечно. Кто же еще?
– Это он-то любящий поразвлечься! Если хочешь знать, он скоро будет настоящим старым домоседом.
– Ну, этого я бы не сказал, дорогая моя, – пророкотал в телефон Блэки, отобравший трубку у внука. – С тобой-то мы еще ого-го как могли бы поразвлечься, если бы ты дала мне хоть малейшую возможность.
– В этом-то я не сомневаюсь, дорогой мой, – ответила Эмма с улыбкой, чувствуя, как, откликаясь на его слова, в душе поднимается теплая волна… – Но боюсь, что сегодня тебе такой возможности не представится. Не могу принять твое предложение, дорогой Блэки. Сегодня вечером приезжают некоторые члены моего семейства, и мне нужно быть здесь.
– Нет, – властно перебил ее Блэки. – С ними ты можешь встретиться завтра. Ну же, дорогуша, не отказывай мне, – уговаривал он ее. – Помимо того, что я жажду насладиться твоим приятным обществом, мне очень нужен твой совет по одному важному делу.
Эмму слегка удивило это заявление. Блэки уже отошел от дел и передал управление своими компаниями сыну Брайану и Шейну. В ней проснулось вполне понятное любопытство.
– И что это за дело?
– Я не хотел бы обсуждать это по телефону, Эмма, – слегка укоризненно сказал Блэки. – Не все еще настолько готово и продумано, чтобы можно было решить дело в считанные минуты. Нужно поговорить, обсудить, повертеть-покрутить, разобраться кое в чем. Я думаю, это лучше всего сделать за хорошим ужином и за стаканчиком доброго ирландского виски.
Эмма слегка усмехнулась. Она не была уверена, что этот деловой вопрос действительно важен, но тем не менее склонялась к тому, чтобы согласиться.
– Пожалуй, я и правда могу бросить их тут развлекаться одних. Откровенно говоря, ничего приятного я от этого вечера не жду. Даже когда Дэзи и Дэвид рядом cо мной, перспектива полного семейного сбора не слишком-то соблазнительна. Решено: я принимаю твое приглашение. Куда же ты и твой бравый внук собираетесь повести меня? Выход в свет в Лидсе – это звучит не слишком обнадеживающе.
Засмеявшись, Блэки согласился, но успокоил ее:
– Не беспокойся, мы что-нибудь придумаем. Обещаю, что ты не будешь скучать.
– Хорошо. Во сколько?
– Шейн заедет за тобой около шести. Не возражаешь, дорогая моя?
– Нет. Все замечательно.
– Ну и хорошо. Да, вот еще что, Эмма…
– Что, Блэки?
– Ты не подумала о моем маленьком славненьком предложеньице?
– Да, подумала. И очень сомневаюсь в отношении его осуществимости.
– Ага, значит, после всех этих лет ты по-прежнему осталась Эммой, которая ни во что не верит. Понятно. Ну что ж, мы можем обсудить сегодня вечером и это тоже. Возможно, мне все-таки удастся тебя убедить.
– Может быть, – тихо проговорила она, вешая трубку.
Эмма откинулась на спинку стула и задумалась о Блэки О'Ниле. Тень улыбки промелькнула в ее глазах. Когда он впервые назвал ее так? В 1904-м или в 1905-м? Она уже не помнит точно. И с тех пор, вот уже шестьдесят пять лет, Блэки – ее самый верный и близкий друг. Всю жизнь. Всегда рядом, когда он ей нужен. Верный, преданный, любящий. Всегда готовый помочь. Вместе они прошли почти через все выпавшие им в жизни испытания; поддерживали друг друга в минуты тяжких потерь и поражений; помогали друг другу пережить боль и страдания; радовались победам и удачам друг друга. Все, с кем они начинали жизнь, уже ушли – их осталось только двое, и они были теперь близки как никогда, почти неразлучны. Трудно представить себе, как она могла бы пережить, если с ним вдруг что-то случилось. Она решительно отогнала эти неприятные мысли. Нельзя им поддаваться. Блэки – старый боевой конь, точно так же, как и она – старая боевая лошадка. И хотя ему уже восемьдесят три, у него еще огромный запас жизнелюбия и жизненных сил. «Но никто не может жить вечно», – подумала она, испытывая смутный страх и в то же время признавая неизбежное. В их преклонном возрасте смерть – это реальность, с которой не поспоришь, и мысль о скором уходе из жизни привычна, хотя и не слишком приятна.
В дверь постучали.
Вошел Александр. Это был красивый, высокий, стройный, хорошо сложенный мужчина. Он был смугл и темноволос – в мать, с такими же, как у нее, большими светло-голубыми глазами. Но выражение его лица – серьезное и немного замкнутое – делало его старше двадцати пяти лет, придавало солидность. На нем был хорошо сшитый темно-серый костюм с белой рубашкой и темно-вишневым шелковым галстуком, и вся одежда подчеркивала основательность его характера.
– Доброе утро, бабушка, – сказал он, подходя к ней. – Должен тебе сказать, ты сегодня прекрасно выглядишь.
– Спасибо за комплимент. Но только помни, что лестью от меня ничего не добьешься, – ответила она с шутливой суровостью. Но глаза ее улыбались, и она смотрела на внука с нежностью.
Александр поцеловал ее в щеку и сел напротив.
– Я и не думал льстить, бабушка, честное слово. Ты выглядишь просто потрясающе. Тебе идет этот цвет, и платье очень элегантное.
Эмма нетерпеливо кивнула, сделала жест, как бы отметающий эти легкомысленные разговоры, и пристально посмотрела на внука, как будто хотела увидеть его насквозь: «Ну, надумал что-нибудь?»
– Единственно возможное решение проблемы фабрики в Фарли, – начал Александр, понимая, что она не хочет продолжать пустые разговоры и просит его перейти к делу. Его бабушка терпеть не могла отсрочки и проволочки – если, конечно, они не были ей на руку, – и тогда уж в их изобретении она поистине достигала вершин искусства. – Нам нужно перейти на выпуск другой продукции. Я хочу сказать, что нам нужно прекратить выпуск дорогого сукна и дорогих чистошерстяных костюмных тканей, которые сейчас мало кто покупает, и начать выпускать смешанные ткани, где к шерсти будет добавляться искусственное волокно – нейлон или полиэстер. Это единственное, на что мы можем сделать ставку.
– И ты думаешь, что, если мы поступим так, фабрика перестанет быть убыточной и начнет сводить концы с концами? – настойчиво спросила Эмма.
– Именно так, бабушка, – ответил он, и в голосе его почувствовалась уверенность. – Одна из наших главных проблем в Фарли – это то, что мы пытались сегодня конкурировать на рынке с тканями из искусственного волокна. Но сейчас никому больше не нужна чистая шерсть – разве что модникам с Сэвил-Роу,  а их не так много. Мы должны понять: либо мы начинаем производство новых тканей, либо закрываем фабрику, чего ты не хочешь. Все очень просто.
А эти перемены, новшества… Их можно осуществить достаточно просто?
– Да, можно. Если мы начнем выпускать более дешевые ткани, то сможем завоевать более широкий рынок, где цены доступны большинству людей и в Англии, и за границей. Тогда мы сможем значительно увеличить оборот. Конечно, все зависит от того, насколько это удастся и сумеем ли мы закрепиться на этих новых рынках. Но я уверен, что это нам по силам. – Он достал из внутреннего нагрудного кармана пиджака листок бумаги. – Я проанализировал этот план со всех сторон и уверен, что не упустил ни единой детали. Вот он.
Эмма взяла протянутый листок, надела очки и внимательно прочитала убористо напечатанный текст. Она сразу же поняла, что он подготовился к встрече с ней с присущим ему усердием. Он детально разработал идею, которая и ей приходила в голову. Но она скрывала это, чтобы не задеть его самолюбие и не обесценить его работу. Переведя взгляд на него, она сняла очки и улыбнулась ласково и восхищенно.
– Замечательно, Сэнди! – воскликнула она, называя его так, как когда-то в детстве. – Ты хорошо поработал – все продумал до мелочей. Мне нравится твой план, очень нравится.
– Это очень приятно слышать, – сказал Александр, и на его серьезном лице появилась улыбка.
Обычно сдержанный, Александр всегда чувствовал себя очень свободно с Эммой и был откровенен с ней. Она была единственным человеком, которого он по-настоящему любил, и сейчас он признался:
– Мне пришлось здорово поломать голову, бабушка. Какие только невероятные выходы я не продумывал! И все же я постоянно возвращался к первоначальной мысли: переход на ткани из смешанных волокон. – Он наклонился ближе к письменному столу, за которым она сидела, и посмотрел на нее таким же проницательным взглядом, каким она часто смотрела на других. – Хорошо зная тебя, я подозреваю, что такое решение приходило в голову и тебе самой – еще до того, как ты поручила мне заняться этой проблемой.
Эмма была приятно удивлена его догадливостью, но, хотя ей пришлось сделать усилие над собой, чтобы не рассмеяться, она степенно покачала головой, встретив открытый взгляд его голубых глаз.
– Нет, не приходило, – солгала она. И, заметив недоверие в его взгляде, добавила: – Но, наверное, в конце концов, пришло бы. Когда-нибудь.
«Это уж точно», – подумал он. Думая о том, как перейти к неприятной новости, которую он должен был сообщить ей, он, не вставая со стула, немного изменил позу, положив ногу на ногу, и решил действовать напрямую:
– Бабушка, я должен сказать тебе еще кое-что. – Он остановился в нерешительности, и на его лице появилась тень беспокойства. – Я боюсь, нам придется сократить эксплуатационные расходы на фабрике в Фарли. Действительно затянуть пояса потуже, если мы хотим получать прибыль. Мне очень неприятно тебе это говорить, но часть рабочих придется сократить. – После небольшой паузы он невесело закончил: – Уволить совсем.
Лицо Эммы напряглось и посуровело.
– Господи Боже мой! – Она не спеша кивнула, словно убеждая себя в чем-то. – Впрочем, я ожидала чего-то в этом роде, Александр. Что ж, ничего не поделаешь. Ты, наверное, уволишь тех, кто постарше, кому уже недалеко до пенсии? – спросила она, и бровь ее вопросительно поднялась.
– Да, я думаю, это будет справедливо.
– Проследи, чтобы им выплатили приличную сумму, назови ее как хочешь – премия за выслугу лет или выходное пособие. И конечно же, они сразу должны начать получать пенсию. Нельзя скаредничать и ждать, когда они достигнут пенсионного возраста. На это я ни за что не соглашусь, Сэнди.
– Конечно. Я так и знал, что ты это скажешь. Я уже составляю список и уточняю, сколько и когда мы сможем выплатить им. Я тебе все покажу на следующей неделе, если не возражаешь, – в ожидании ответа он откинулся на спинку стула.
Эмма ответила не сразу. Она поднялась, медленно подошла к окну эркера и остановилась, глядя вниз, на великолепный сад, окружавший ее дом в Пеннистоун-ройял. Когда она задумалась о фабрике в Фарли, лицо ее, изборожденное морщинами, приняло тревожное выражение. С этой фабрикой так или иначе была связана вся ее жизнь. Там работали ее отец и ее брат Фрэнк, когда тот был еще совсем мальчишкой, и его место было в школе. Фрэнк работал в ткацком цеху – связывал нить, когда она рвалась на бобинах. Он работал с раннего утра до позднего вечера, и после долгого дня изнурительной работы, едва передвигая ноги, добирался домой – с лицом, серым от усталости и оттого, что он никогда не бывал на свежем воздухе, не видел солнца.
Фабрика, как и все окрестные земли, принадлежала тогда Адаму Фарли, прадеду Джима. Как же она его ненавидела в детстве – да, по сути дела, почти всю свою жизнь! Достигнув преклонного возраста и став мудрее, она поняла, что Адам не был таким тираном, каким она его считала тогда. Ему просто не было ни до кого дела, и в ее глазах это само по себе было преступлением. Его абсолютное равнодушие ко всему, что его непосредственно не касалось, его погруженность в свои личные проблемы и переживания, в его всепоглощающую любовь к Оливии Уэйнрайт создавали очень большие проблемы для других – тех, к кому судьба была не столь великодушна. Да, Адам Фарли был виновен в том, что вопиюще пренебрегал своими обязанностями по отношению к тем несчастным, что рабски трудились с утра до ночи на его фабриках, даже не задумываясь об их судьбах. Рабочие, благодаря которым он мог вести спокойную и обеспеченную жизнь, не нуждаясь и не отказывая себе ни в чем, которые зависели от него и за которых он, в сущности, нес ответственность, не существовали для него. «Это было более полувека назад, – подумала она. – Возможно, теперь я кое-что в нем понимаю, но я никогда не забуду того, что он сделал. Никогда».
Она посмотрела на свои руки – маленькие, но сильные, мягкие и ухоженные, с безупречным маникюром – было видно, что это требовало времени и денег. А когда-то они были красными и потрескавшимися, с обломанными ногтями – ведь ей приходилось и мыть, и натирать полы, и стирать, и готовить на семью Фарли, когда ее еще девочкой отдали к ним в услужение. Она подняла руку, дотронулась до лица – и с ошеломляющей ясностью вспомнила, как Мергатройд бил ее по лицу. Отвратительный человек был этот Мергатройд, дворецкий Адама Фарли. Хозяин разрешал ему править этим зловещим и обреченным домом, хранившим столько тайн, с жестокостью, не знавшей границ. Несмотря на его суровость и на то, что он не давал ей спуску, постоянно придирался к ней, она никогда не боялась его. Пугал ее этот зловещий дом – пугал и вселял в нее необъяснимый ужас; из этого дома ей всегда хотелось убежать, скрыться.
А потом, в один прекрасный день она сама стала владелицей этого огромного дома, похожего на мавзолей – в деревне его называли «Прихотью Фарли», – и она сразу же поняла, что никогда не сможет жить там, никогда не будет играть роль благородной владелицы поместья. Как-то в минуту прозрения она вдруг поняла с необыкновенной ясностью, что она должна сделать. Она должна стереть его с лица земли, как будто его никогда и не было. И она приказала снести его, разобрать по кирпичику, чтобы и следа от него не осталось. Она до сих пор помнит, какое мрачное удовольствие она испытала, когда его сровняли с землей.
И сейчас, четыре десятилетия спустя, она помнит, как сказала Блэки: «И сад тоже уничтожь. Выкорчуй полностью. Не хочу, чтобы от него остался хоть один розовый куст, хоть один побег». Блэки сделал все точно так, как она сказала, – выкорчевал до последнего корешка тот сад с розами, защищенный от ветра стеной, где Эдвин Фарли так жестоко и бесстыдно отрекся от нее и от своего ребенка, которого она тогда носила. И этот розарий исчез, словно по волшебству, буквально за несколько часов, как будто его никогда и не было. И только тогда она почувствовала наконец, что освободилась от Фарли навсегда.
Тогда-то Эмма и купила фабрику. Она постаралась дать рабочим нормальную зарплату, на которую можно жить; ввела оплату за сверхурочную работу и различные дополнительные льготы. Благодаря ей деревня безбедно жила многие годы, хотя частенько Эмме это обходилось недешево. Рабочие в каком-то смысле были частью ее самой – она вышла из их среды, и они занимали особое место в ее сердце, она питала к ним особую привязанность. Ей было грустно при мысли о том, что придется расстаться хотя бы с одним из них, но, судя по всему, выбора у нее нет. Несомненно, лучше, чтобы фабрика работала хотя бы с половинной нагрузкой, но все же работала, чем закрыть ее совсем.
– Кстати, Александр, ты что-нибудь из этих планов обсуждал с Китом? – спросила она, полуобернувшись назад.
– С дядей Китом? – переспросил Александр, и в его голосе послышалась та же растерянность, что появилась у него на лице. – Нет, не обсуждал, – признался он. – Во-первых, в последнее время я его редко вижу, и, во-вторых, он как будто не проявляет интереса ни к одной из фабрик, и меньше всего – к той, что в Фарли. Он вообще ни разу ничем не поинтересовался с тех пор, как ты выкинула его из завещания.
– Должна заметить тебе, что ты мог бы поосторожнее выбирать слова! – резко бросила Эмма и вернулась к письменному столу. – Я его не выкинула из завещания, как ты изволил заметить. Я обошла его, но в пользу его дочери, между прочим. Точно так же я поступила с твоей матерью – в твою пользу и в пользу твоей сестры Эмили. И с твоим дядей Робином – в пользу Джонатана. И ты прекрасно знаешь почему. Я не думаю, что нужно объяснять еще раз. И, кроме того, не забывай, что мое завещание вступит в силу только после моей смерти. Что случится еще не скоро, если это будет хоть как-то зависеть от меня.
– Или от меня, – произнес Александр, которого ее разговоры о смерти всегда выбивали из колеи.
Эмма улыбнулась ему. Она хорошо знала, как он привязан к ней, как искренне беспокоится о ней.
– Ну ладно, хватит о Ките… М-да… Конечно, я сознавала, что он не слишком ревностно относится к своим обязанностям. Но с другой стороны, я все же думала, что он ради приличия время от времени заходит в контору.
– Да, заходит, напускает на себя такой грозный и неприступный вид, что его как будто и нет, – объяснил Александр и добавил задумчиво: – Не знаю уж, что он делает все остальное время.
– Зная характер своего старшего сына, скорее всего, ничего особенного. Выдумкой он никогда особо не отличался, – сказала Эмма и презрительно усмехнулась.
Она мысленно взяла на заметку, что нужно будет поговорить с дочерью Кита Сарой о настроении ее отца. «Грозный вид… ну-ну… – подумала Эмма неприязненно. – Он сам во всем виноват. Нет, не совсем так. Ему помогли в этом Робин, и Элизабет, и Эдвина – все его союзники по заговору против меня». Видя, что Александр все еще смотрит на нее с ожиданием, Эмма закончила:
– Как бы то ни было, раз Кит заходит в контору редко, он не будет тебе мешать, как частенько бывало в прошлом. Начинай осуществлять свой план немедленно. Благословляю тебя.
– Спасибо, бабушка. – Он наклонился к ней и сказал убежденно: – Мы поступаем правильно.
– Я знаю.
– И не волнуйся о тех, кого придется отправить на пенсию. С ними все будет в порядке. Обязательно.
Она бросила на него мимолетный взгляд и подумала: «Как я рада, что не Александра я подозреваю в предательстве и двуличии. Иначе я бы не вынесла. Это меня убило бы». А вслух сказала:
– Мне приятно, что ты принимаешь так близко к сердцу дела на фабрике в Фарли, Сэнди. Она тебе не безразлична, и для меня это важно. Я очень ценю твое понимание… Ты понимаешь, что для меня эта фабрика – не просто одна из многих. – Она слегка улыбнулась и покачала головой. – Ты знаешь, прошлое всегда остается с нами, оно заявляет свои права на какую-то часть нас. Я уже давно поняла, что от него никуда не спрячешься.
– Да, – коротко ответил он, но его взгляд говорил о большем.
– Я решила на следующей неделе съездить туда. Я сама объясню рабочим, какие перемены мы собираемся осуществить. Я сама скажу им о том, что некоторым придется уйти на пенсию, – я найду нужные слова. Они имеют право на это.
– Да, бабушка. И они будут очень рады, если ты приедешь к ним сама. Они же там все тебя боготворят – впрочем, ты и сама это знаешь.
– Не будь таким наивным, Александр. И не преувеличивай. Ты знаешь, терпеть не могу, когда преувеличивают.
Александр сдержал улыбку и помолчал, наблюдая, как она разбирает бумаги на письменном столе, слегка наклонив голову. Она говорила с ним отрывисто, даже немного сердито, но голос ее звучал смущенно-хрипловато, и он знал, что его слова ее тронули. Его позабавило, как она мягко отчитала его. Она немножко играла. Боже правый, да ведь вся ее жизнь – это одно большое преувеличение, цепь совершенно невероятных событий! Да и ее саму нельзя мерить обычными мерками, это – исключительная личность!
– Ты все еще здесь? – спросила Эмма, поднимая глаза, хмурясь и притворяясь, что сердится. – Я думала, что ты уже на полпути к конторе, ведь у тебя сегодня столько дел! Ну ладно, ступай!
Александр рассмеялся, вскочил со стула и, обойдя письменный стол, обнял Эмму и поцеловал в корону серебристых волос.
– Дорогая Эмма Харт! Во всем огромном мире нет никого, кто походил бы на тебя, – сказал он с нежностью. – Ни одного человека.

0

4

Глава 2

– Ни один человек на всем белом свете, кроме Эммы Харт, не додумался бы сделать такое нелепое предложение! – воскликнул Себастьян Кросс с негодованием, сверкая глазами и багровея.
– Это не она сделала такое предложение, это я, – ответила Пола самым холодным тоном, на который была способна, спокойно и твердо встретив его разгневанный взгляд.
– Чушь! Это говорит ваша бабушка – не вы! Сидя напротив него, Пола почувствовала, как напрягается, но удержала слова протеста, готовые сорваться с губ. Во всех деловых отношениях необходим самоконтроль, а с этим отвратительным человеком особенно. Она не позволит ему запугать себя, не взорвется в ответ на утверждение, что переговорами на расстоянии руководит ее бабушка.
– Вы можете думать, что вам угодно, – сказала она после небольшой паузы, – но независимо от того, кто выдвинул это предложение, оно именно таково, как я его обрисовала. Вам остается только принять его или отказаться.
– Тогда мы отказываемся от него, премного вам благодарны, – выпалил Себастьян, которого переполняли злоба и ненависть к ней, к ее необычной и в то же время покоряющей красоте, к ее богатству и могуществу. – Никто здесь не нуждается ни в вас, ни в вашей бабушке, черт побери! – добавил он, глядя на нее темными горящими глазами.
– Послушай, Себастьян, давай не будем торопиться, – сказал Джон Кросс примирительно. – И, пожалуйста, успокойся. – Он предостерегающе посмотрел на сына и повернулся к Поле. Все его поведение было неожиданно дружелюбным. – Будьте снисходительны к моему сыну. Вполне вероятно, что он очень огорчен. Ведь ваше предложение совершенно неожиданно для него. Он очень близко принимает к сердцу дела «Эйр коммюникейшнс», как и я. Он не хочет расставаться с компанией. Я тоже. Короче говоря, мы хотели бы больше того, мы твердо намерены сохранить за собой те посты, которые мы сейчас занимаем в компании: я – председателя правления, Себастьян – главного управляющего. Компании «Харт Энтерпрайзиз» придется согласиться с этим.
– Я не думаю, что это возможно, господин Кросс, – сказала Пола.
– Брось, папа! – почти закричал Себастьян. – Мы найдем деньги в другом месте.
– Нигде вы их не найдете, – не удержавшись, ледяным тоном сказала Пола, протягивая руку к своей папке с бумагами, лежащей на столе. Встреча проходила в комнате для заседаний. Она встала и, как бы ставя точку, сказала: – Поскольку мы, судя по всему, зашли в тупик, очевидно, что нам нечего больше сказать друг другу. Я думаю, мне лучше уйти.
Джон Кросс вскочил со стула и взял ее за руку.
– Пожалуйста, сядьте, – сказал он спокойно. – Пожалуйста. Давайте еще немного поговорим об этом.
Пола в нерешительности посмотрела на него. На протяжении всей их относительно короткой встречи, в отличие от своего сына, который был груб и враждебен, Джон Кросс стоял на своем, не уступая ни в чем, всем своим спокойным видом показывая, что твердо решил добиться принятия своих условий, несмотря на их предварительную договоренность. И вот теперь она впервые заметила в нем признаки колебаний. Сознавал он это или нет, но последние месяцы, когда он жил в постоянном напряжении и тревоге, не прошли для него бесследно. Проблемы его компании, терпящей крах, явно отражались на его лице – усталом, с заострившимися чертами и покрасневшими глазами, в которых можно было увидеть тихое отчаяние и намек на не свойственное им раньше выражение панического страха. «Он знает, что я во всем права, – подумала она, еще раз мысленно оценивая этого человека. – Но ни за что не хочет в этом признаться. Глупец». Тут она мысленно одернула себя. Человек, стоящий перед ней, создал «Эйр коммюникейшнс» с нуля, поэтому его вряд ли можно считать глупцом. Заблуждающимся – да. И очень жаль, что он страдает весьма серьезным заболеванием – родительской слепотой. Он уже давно приписывает своему сыну такие качества, которых у Себастьяна никогда не было и вряд ли когда-нибудь будут. В этом-то и лежит главная причина его краха.
– Хорошо, – наконец ответила она, присаживаясь на самый краешек стула. – Я останусь еще на несколько минут, чтобы выслушать вас. Но, откровенно говоря, я действительно думаю, что мы зашли в тупик.
– На мой взгляд, это не совсем так, – ответил он, чуть улыбнувшись. Он взял сигарету и закурил, и в каждом движении чувствовалось почти не скрываемое облегчение от того, что она согласилась остаться. – Видите ли, ваше предложение действительно несколько нелепо. Нам нужны средства, источники финансирования. Мы не хотим, чтобы нас поглотила другая компания, а мы сами оказались выброшенными из своей же собственной компании. Совсем не на это мы рассчитывали, когда обратились к вам, – закончил он и несколько раз кивнул, как бы подкрепляя свои слова.
Пола смотрела на него с удивлением и любопытством.
– Вы точно определили суть проблемы. Не забывайте – это вы пришли к нам. Мы не навязывали вам себя. И вы, безусловно, достаточно хорошо знали, что такое «Харт Энтерпрайзиз», чтобы понять, что мы никогда не вкладываем деньги в компании, где дела идут плохо. Мы приобретаем их, реорганизуем и находим для них новых руководителей. Наших  руководителей и управляющих. Другими словами, мы добиваемся того, чтобы эти компании работали ритмично и эффективно и приносили прибыль. Нас не привлекает финансирование компаний, принадлежащих другим людям и продолжающих катиться по наклонной плоскости. В этом нет смысла.
Джон Кросс поежился от этого явного выпада в его адрес, но не стал возражать, а сказал:
– Да-да, совершенно верно. Так. Но я думал… Может быть, мы могли бы прийти к какому-то компромиссу…
– Отец! Не смей! – гневно вскричал Себастьян. Его давно уже подмывало вмешаться.
Отец предостерегающе поднял руку и нахмурился:
– Выслушай меня до конца, Себастьян! Пола, как мне кажется, вот что мы могли бы сделать. Ваша компания, «Харт Энтерпрайзиз», могла бы приобрести пятьдесят два процента акций компании «Эйр коммюникейшнс». Вот вам и тот контроль, на котором вы настаиваете. Вы создаете новое руководство, реорганизуете компанию, как считаете нужным, но вы должны согласиться на то, чтобы мы остались в…
– Отец! Что ты такое говоришь? Ты в своем уме? – буквально проревел Себастьян, лицо его еще больше побагровело. – С чем же в результате останемся мы? Я тебе скажу – мы останемся с носом. Господи! Боже мой!
– Себастьян! Я тебя очень прошу, – вскипел Джон Кросс, от его прежней невозмутимости не осталось и следа. – Хоть раз в жизни дай мне закончить!
– Подождите минутку, мистер Кросс, – быстро вступила в разговор Пола, и по ее голосу было понятно, что она раздражена. – Прежде чем вы продолжите, я должна еще раз подчеркнуть, что мы в этом не заинтересованы. Речь может идти только о полном приобретении всей компании, всех ста процентов – или ничего. И я говорила вам об этом с самого…
– Это же опять говорит старое чудовище, отец, – саркастически прервал ее Себастьян, рот его некрасиво кривился. – Эмма Харт! Боже праведный! А ведь ее имя означает «сердце»! Да нет у нее никакого сердца в груди! Не имей с ними никакого дела, папа! Они обе хищницы. И эта – хорошая ученица своей бабушки. Это же ясно как божий день. Она хочет слопать нас точно так же, как ее бабушка слопала не одну компанию на протяжении многих лет. Я же говорил тебе: мы не нуждаемся в них.
Пола решила оставить без ответа этот грубый и мстительный выпад, сочтя это ниже своего достоинства. Она сосредоточила все свое внимание на Джоне Кроссе. Она была разгневана и потрясена его коварством, но, взяв себя в руки, сказала как можно спокойнее:
– Вы прервали меня. Я собиралась сказать, что отчетливо помню, как говорила вам, мистер Кросс, о приобретении всей вашей компании задолго до нашей сегодняшней встречи. Мне трудно поверить, что вы забыли о наших разговорах, когда мы подробно обсуждали именно это.
Она холодно посмотрела на него, пытаясь понять, неужели он и вправду считает ее дурой.
Джон Кросс покраснел под ее пристальным изучающим взглядом. Он отлично помнил, что она говорила при самых первых их встречах. Но он надеялся заинтересовать «Харт Энтерпрайзиз» своей компанией, раздразнить аппетит Эммы Харт, а потом добиться такой сделки, которая отвечала бы его интересам. Когда он узнал, что переговоры будет вести Пола, у него словно крылья выросли. Он считал, что сможет вертеть ею, как захочет, и сможет повернуть ситуацию в свою пользу. Но его план почему-то дал осечку. Возможно, Себастьян прав. Да, Эмма Харт наверняка направляла весь ход переговоров из-за кулис, во всем этом чувствовалась ее рука, в этом нет сомнений. Он почувствовал, как в нем поднимается волна необъяснимого гнева и воскликнул запальчиво:
– Послушайте, вы несправедливы!
– Несправедлива? – повторила Пола. Она иронически улыбнулась и отчеканила: – Вопросы справедливости и несправедливости мы в данном случае рассматривать не будем. – Она, не отрываясь, смотрела на него своими невероятно синими глазами. – Я удивлена, что это слово произносите вы. В начале нашей сегодняшней встречи я сказала вам, что корпорация «Харт Энтерпрайзиз» готова выплатить за «Эйр коммюникейшнс» два миллиона фунтов стерлингов. Это более чем справедливо. Это даже щедро. Дела вашей компании запутаны до предела. Она может испустить дух в любой момент. – Она пожала плечами. – Впрочем, мистер Кросс, это ваша проблема – не моя. – Она потянулась за папкой с бумагами, взяла ее за ручку: – Думaю, нам больше нечего сказать друг другу.
– А если – я подчеркиваю – если мы все же решили бы принять ваше предложение, могли бы мы с сыном остаться работать в компании? – спросил Кросс-старший.
Она покачала головой.
Джон Кросс напряженно думал и, видимо, принял неприятное, но необходимое решение.
– Сам я готов уйти из компании. В конце концов, мой возраст приближается к пенсионному. – Он затушил сигарету и внимательно посмотрел на нее своими почти бесцветными глазами. – Однако, – продолжил он твердо, – вы должны пересмотреть решение относительно Себастьяна. Никто не знает эту компанию лучше моего сына. Ведь он же может оказать вам неоценимую помощь. И я буду настаивать на том, чтобы он вошел в новый совет директоров, чтобы с ним заключили контракт на пять лет, предоставив пост консультанта. Мне нужны будут ваши гарантии в этом отношении, причем в письменном виде, прежде чем мы сможем перейти к обсуждению всего остального.
– Нет. Если мы приобретаем «Эйр коммюникейшнс», в этой компании нет места для вашего сына.
Кросс-старший молчал.
Себастьян язвительно посмотрел на отца, лицо его выражало злобу и осуждение одновременно. Джон Кросс опустил глаза, не в силах выдержать этот обвиняющий взгляд, повертел в руках свою золотую ручку и ничего не сказал. Себастьян вскочил со стула, кипя от ярости, и пересек комнату, где обычно заседал совет директоров. Он остановился у окна и посмотрел на улицу. Вся его поза выражала напряжение, он мысленно проклинал Полу Фарли.
Пола следила взглядом за Себастьяном. Она чувствовала, что он взбешен до предела и буквально исходит злобой. Она интуитивно чувствовала, что это так, хотя и не могла видеть его лица. Оно было в тени, отбрасываемой окном и соседним зданием. Пола невольно вздрогнула и снова перевела взгляд на Кросса-старшего. Они смотрели друг на друга настороженно, ожидая, что другой сделает следующий шаг. Но этого не произошло.
Пола видела перед собой худощавого седого мужчину, которому недавно перевалило за шестьдесят. Человека, который сам добился всего, что имеет, и сделал это без чьей-либо помощи. Человека, который научился держаться с достоинством и до некоторой степени приобрел светские манеры, хотя это и не затронуло его глубинной сущности. Но в то же время она видела перед собой испуганного человека. Его компания шла ко дну, как боевой корабль, прошитый торпедой, с зияющей дырой в корме. И тем не менее он, казалось, был готов оттолкнуть тот спасательный круг, который она ему бросала, – из-за любви к сыну. Тому самому сыну, который, будучи главным управляющим «Эйр коммюникейшнс», так запутал дела, что привел компанию на грань краха и банкротства. Она заметила, что на лице Кросса-старшего дергается мускул, и отвела глаза.
А Джон Кросс видел, что напротив него сидит элегантная молодая женщина, со вкусом одетая, с безупречными манерами. На ней был прекрасно сшитый темно-красный шерстяной костюм, наверняка обошедшийся ей в кругленькую сумму у какого-нибудь известного модельера – произведение haute couture.  Под жакетом была белая шелковая рубашка почти мужского покроя. На ней не было драгоценностей, кроме простых золотых часов и скромного обручального кольца.
Он знал, что Поле Макгилл Эмори Фарли всего лет двадцать пять, но она казалась гораздо старше из-за настороженной манеры держаться, свойственной ей от рождения, и из-за спокойной уверенности в себе, и властности сквозивших в каждом ее движении. Она напоминала ему свою знаменитую бабушку, хотя ее глаза и волосы были совсем другого цвета. Блестящие черные волосы, подстриженные каре, не доходили до плеч. У нее были синие глаза с фиолетовыми крапинками и кожа цвета слоновой кости. Нельзя было отрицать, что ее внешность производит неизгладимое впечатление. Но если удивительные золотисто-рыжие тона Эммы всегда словно содержали намек на, возможно, глубоко скрытую мягкость и обольстительную женственность, в красоте Полы есть что-то аскетичное – во всяком случае, на его вкус. Да и черты лица у Полы не столь совершенны, как когда-то у Эммы. И все же их роднило то, что обе они словно излучали внутреннюю силу, были рождены повелевать. Совершенно очевидно, Пола унаследовала от своей бабки, помимо необычного выступа волос, треугольником спускающихся на лоб и считающихся в народе приметой, предвещающей раннее вдовство, ее стальную хватку и этот умный, проницательный взгляд, который словно пронзает вас насквозь. Он пристально смотрел в это бледное и прекрасное, но в то же время непреклонное лицо, и сердце его защемило.
Нет, ему ни за что не удастся одержать верх над ней. Когда ему стало ясно, что это действительно так, как бы неприятно это ни было, он снова резко изменил тактику и принял другое решение – на этот раз окончательное. Он будет искать финансовой помощи в других местах. Он будет настаивать, чтобы в соглашении оговаривался пост для Себастьяна. Он должен сделать так, чтобы в компании нашлось хорошее место для его мальчика – ведь компания создавалась специально для него. Это единственное, что он теперь может сделать, единственное разумное и правильное решение. Да, он должен прежде всего защитить сына – иначе для чего он жил? Затянувшееся молчание нарушил Джон Кросс.
– Пола, мы в тупике. Я больше ничего не могу предложить. – Он поднял руки, жестом показывая свою беспомощность, и безвольно уронил их на стол перед собой. – Спасибо за то, что вы уделили нам время. И, пожалуйста, передайте бабушке, что ее условия слишком жесткие – к такой жесткой пище я не привык.
Пола негромко рассмеялась, вставая со стула одновременно с ним:
– Условия эти – мои, мистер Кросс, но не думаю, что есть смысл долго распространяться на эту тему. – Как и положено воспитанной женщине, младшей по возрасту, она протянула руку и подчеркнуто вежливо сказала: – Желаю, чтобы удача по-настоящему улыбнулась вам.
– Спасибо, – ответил он так же вежливо, но в его голосе не было ее твердости. – Я провожу вас до лифта.
Когда они проходили мимо окна, Пола сказала:
– До свидания, Себастьян.
Он резко повернулся, энергично кивнул, тряхнув темными волосами, и на лице его так ясно отразились холодное презрение и неприкрытая враждебность, что она была потрясена до глубины души и почти не услышала его невнятный ответ. Она поняла, что отныне он будет ее смертельным врагом.

0

5

Глава 3

Пола была вне себя от ярости.
Она быстро шла к центру города по одной из главных улиц Лидса – Хедроу, и скоро здание «Эйр коммюникейшнс» осталось далеко позади. Но Пола никак не могла привести в порядок свои мысли. Хотя ей пришлось испытать на себе всю ярость нападок Себастьяна Кросса – человека мстительного и обид не прощающего, – она была вынуждена признать, что отныне он стал ее заклятым врагом, – думала она сейчас не о нем, а о его отце. И на это были веские причины. При первых же контактах более или менее согласившись на ее условия, впоследствии Джон Кросс отказался от своего слова. Более того, он сделал это так предательски и низко, что это заслуживало только презрения.
Ей не нужно было ломать голову над вопросом, почему же он так поступил. Совершенно очевидно, что он не хотел испытать унижение в присутствии своего властного сына, пасть в его глазах. Присутствие сына лишило его самообладания, заставило его защищаться и, вполне возможно, вести себя более безрассудно, чем когда-либо раньше за всю предыдущую жизнь, пренебрегая правилами. Однако несомненно, что честь и моральные принципы тоже важны для него, они даже довлеют над всем остальным. Но как же тогда сохранить уважение сына? Она иронически посмеялась над собой: смешно, как только такое могло прийти ей в голову. Молодой человек вроде Себастьяна, вероломный по самой своей сути, о таких вещах никогда и не слышал. Во время встречи, когда она поняла, что Джону Кроссу доверять нельзя, она на мгновение почувствовала удивление. В деловом мире Йоркшира он имел неплохую репутацию, всегда считался порядочным, хотя и не самым мудрым человеком. Было совершенно непонятно, как он мог отказаться от своего слова.
Она ускорила шаги, и гнев ее стал усиливаться, когда она вспомнила о том, сколько времени, усилий и раздумий она посвятила «Эйр коммюникейшнс». Бабушку это тоже наверняка приведет в ярость. Эмма Харт не потерпит, чтобы ее ставили в такое дурацкое положение. К тому же она просто не выносит, когда кто-то играет нечестно. Бабушка может отнестись к этой ситуации двояко: либо она пренебрежительно пожмет плечами и с презрением отвернется, либо она задаст господину Кроссу такую словесную порку, какой он еще не видывал. Непримиримость к бесчестному поведению была отличительной бабушкиной чертой. Если она дала кому-то слово или ударила с кем-нибудь по рукам, это было так же надежно, как письменный контракт. Она от своих обещаний не отступала – и это было известно всему миру.
Мысль о том, как Эмма Харт спокойно поставит двуличного Джона Кросса на место, заставила Полу улыбнуться. Ее фиолетовые глаза оживились. Он заслужил это сполна, и ему предстоит столкнуться не только с острым язычком и суровым осуждением Эммы. Может быть и похуже. Его вот-вот поглотит пучина катастрофы – банкротство, полное разорение, исчезновение его компании с лица земли. Она знала, он убежден, что ему ничего не стоит найти какую-нибудь компанию или группу компаний, которые согласятся влить новые средства в «Эйр коммюникейшнс». Но знала она и другое – эта его наивная уверенность абсолютно необоснованна. Она знала, как настроены предприниматели – это уже ни для кого не было тайной. Никто не хотел иметь дела с «Эйр коммюникейшнс», даже те безжалостные и жадные до наживы люди, которые скупают компании, выжимают из них все, что можно, распродавая все мало-мальски ценное, и выбрасывают оставшиеся пустые скорлупки.
Пола вдруг поняла, шагая по Элбион-стрит, что, хотя в это трудно поверить, Джон Кросс не понимает, что на самом деле скоро произойдет с ним и с его компанией. Это напомнило ей о тех, кого он потянет на дно вместе с собой, обо всех сотрудниках компании, которых выбросят с работы. «Мы могли бы спасти его и, что гораздо важнее, могли бы спасти их», – бормотала она себе под нос. У этого человека нет совести. С тех пор, как она помнит себя, бабушка всегда воспитывала в ней чувство ответственности, и оно занимало одно из важнейших мест среди ценностей и непререкаемых правил этического кодекса Эммы Харт.
«Большое богатство и большое могущество налагают на человека большую ответственность, никогда не забывай этого, – снова и снова повторяла ей бабушка. – Мы должны заботиться о тех, кто работает на нас и вместе с нами, потому что это они создают и наше богатство, и наше могущество. И они полагаются на нас, точно так же как и мы на них, но только по-другому», – постоянно говорила она. Пола хорошо знала, что среди могущественных и влиятельных предпринимателей были и те, кто завидовали Эмме Харт и кто, будучи ее соперниками, ошибочно считали ее безжалостной, жестокой, одержимой и рвущейся к власти любой ценой женщиной. Но они не посмели бы отрицать, что она на редкость справедлива. Это было известно всем, кто работал в компаниях Эммы Харт, на собственном опыте – отсюда их исключительная верность и преданность ее бабушке, их любовь к ней.
Пола резко остановилась и несколько раз глубоко вздохнула. Она должна избавиться от этого клокочущего в ней гнева. Он изматывает, отбирает слишком много душевных сил, которые ей так нужны и которые с гораздо большей пользой можно истратить на что-нибудь еще. К тому же ярость лишает возможности спокойно и разумно все обдумать. Она снова зашагала по улице, но теперь уже медленнее и размереннее, и к тому времени, когда она добралась до Коммерциал стрит, одной из торговых улиц города, она уже почти совсем успокоилась. Она немного отвлеклась, остановившись несколько раз поглазеть на витрины, и наконец очутилась перед входом в универмаг «Э. Харт» – огромный универсальный магазин в самом конце улицы, принадлежащий ее бабушке.
– Привет, Альфред! – улыбаясь, поздоровалась она со швейцаром в форменной одежде, которого знала с самого детства.
– Здравствуйте, мисс Пола, – с добродушной улыбкой ответил он, приподнимая фуражку. – Отличный день, мисс Пола, просто замечательный. Хорошо бы, погода продержалась до завтра, до крестин ваших детишек.
– Да, Альфред, хорошо бы.
Он улыбнулся еще шире и распахнул перед ней дверь. Она поблагодарила, быстрыми шагами прошла через парфюмерный отдел и на лифте поднялась на четвертый этаж, к себе в кабинет. Когда она вошла, ее секретарша Эгнес подняла голову и воскликнула огорченно:
– Подумать только, миссис Фарли, вы буквально на несколько минут разминулись с мистером О'Нилом – то есть я хотела сказать, с Шейном О'Нилом, всего на несколько минут. Как досадно! Он вас ждал довольно долго, но ему пришлось уйти – у него важная встреча.
– Какая жалость! – Пола от неожиданности остановилась как вкопанная, но быстро пришла в себя и спросила: – Он не сказал, зачем приходил? Не оставил записки?
– Мне показалось, что он проходил мимо универмага и просто решил заглянуть на минутку. Он ничего не просил передать – только сказать, что он будет завтра на крестинах.
– Хорошо. Есть еще что-нибудь для меня, Эгнес?
– Мистер Фарли звонил из Лондона. Перезвонить ему нельзя – он собирался на обед в отеле «Саввой». Он будет, как и договаривались, вместе с вашими родителями, в шесть. Было еще несколько звонков. Вся информация у вас на письменном столе. Ничего особенно важного. – Эгнес помолчала в нерешительности, потом спросила: – Как прошла ваша встреча в «Эйр коммюникейшнс»?
– Не слишком хорошо, Эгнес. Я бы даже сказала, что совсем плохо.
– Мне очень жаль, госпожа Фарли. Я знаю, сколько времени вы потратили на изучение всех этих ужасных балансов, сколько часов просидели над контрактами.
Эгнес Фуллер, уже совсем поседевшая к своим тридцати восьми, не очень красивая и очень суровая с виду, хотя под этой суровостью скрывалось добрейшее сердце, поднялась до должности секретарши, начав с самых нижних ступенек служебной лестницы в универмаге Лидса. Она была польщена, когда Пола перевела ее еще на одну ступеньку выше, назначив своим личным секретарем, но в то же время немного побаивалась. Ведь Пола была чем-то вроде наследной принцессы, любимицей Эммы Харт. Правда, кое-кто в универмаге считал ее холодной, недоступной, упрямой и немного высокомерной – говорили, что она лишена таланта находить общий язык с людьми, чем так щедро была наделена Эмма. Но Эгнес очень скоро обнаружила, что Поле ни в малейшей степени не свойственны те черты, которые ей приписывали злые языки. Она сдержанна от природы, даже немного застенчива, осторожна и осмотрительна. К тому же она – настоящая рабочая лошадка. Просто все эти черты были превратно истолкованы. За последние три года Эгнес полюбила эту женщину, которая была моложе ее, она восхищалась ею, считала ее блестящим администратором и в то же время теплым и сердечным человеком, хозяйкой универмага, заботящейся о своих сотрудниках.
Посмотрев на молодую начальницу через свои бифокальные очки, Эгнес заметила, что Пола сегодня бледнее, чем обычно, и выглядит осунувшейся. На лице ее отразились понимание и сочувствие.
– Все это очень досадно, – сказала она, с сожалением покачав головой. – Но я надеюсь, вы не будете так расстраиваться, особенно в эти выходные.
– Конечно же, нет. Это я вам твердо обещаю, – успокоила ее Пола. – Как всегда говорит бабушка, где-то теряешь, где-то находишь. Здесь мы потеряли… – она не закончила фразу и задумалась. – Но, может быть, это и к лучшему. – Снова замолчала, а потом сказала: – Извините, Эгнес. Мне нужно немного поработать.
Пола прошла в свой кабинет и села за огромный письменный стол старинной работы, за которым одновременно могли работать два человека. Стол, казалось, заполнял собой всю комнату. Она достала пухлую папку с документами по делу «Эйр коммюникейшнс», взяла красную ручку и размашисто, печатными буквами написала наискосок на папке КОНЕЦ. Потом поднялась, подошла к шкафу с картотекой, положила в него папку, затем вернулась к столу. С этим делом действительно покончено. Во всяком случае, для нее. Переговоры закончились полной неудачей, и она потеряла всякий интерес к „Эйр коммюникейшнс".
Пола унаследовала от Эммы Харт больше качеств, чем кто-либо другой из ее потомков. А те, которыми она не была наделена от рождения, она переняла у Эммы за годы, что работала бок о бок с ней. Главным из них было умение честно и открыто признать любую ошибку и оставить ее в прошлом, отнестись к ней философски. Как и Эмма, она в таких случаях говорила себе: «Это не получилось. Возможно, я ошиблась в оценке. Но надо смотреть вперед. Нельзя оглядываться назад».
Именно это она говорила себе сейчас. Для нее планы, связанные с «Эйр коммюникейшнс», уже действительно ушли в прошлое. И если она допустила серьезную ошибку в оценке Джона Кросса, потратила на него массу времени и усилий, она не собиралась теперь усугублять свои ошибки, размышляя о них, когда в этом уже нет необходимости. Она подумала, не нужно ли позвонить бабушке и объяснить, что произошло, но решила повременить. Бабушка собиралась утром встретиться с Александром и Эмили и, конечно же, будет занята. Позднее Пола поедет в Пеннистоун-ройял, как и договаривались, и все расскажет. «Конечно, бабушка будет разочарована, – подумала она. – Но это ненадолго: я скоро найду что-нибудь новенькое, чтобы ей было к чему приложить свои силы».
Она занялась телефонными звонками и поговорила со всеми, кто звонил ей по делу, пока ее не было; подписала кипу писем, напечатанных Эгнес, и откинулась на спинку стула, разбирая записки о личных звонках.
Звонила ее мать. «Ничего важного. Перезванивать не надо. Увидимся сегодня вечером», – записала Эгнес, а потом добавила одну из своих неподражаемых приписок: «Госпожа Эмори звучала потрясающе, она в приподнятом настроении в связи с завтрашним событием. Мы чудесно поболтали. У нее новая прическа, и на крестинах она будет в сером костюме от Диора».
Пола улыбнулась, читая примечание Эгнес, потом пробежала глазами, что ей просила передать двоюродная сестра Сара Лаудер. В записке говорилось, что она никак не выкарабкается из простуды и, возможно, не сможет быть на крестинах. «Но, судя по голосу, она совсем не больна», – загадочно добавила Эгнес. «Как странно, – подумала Пола, хмурясь и перечитывая записку. – Совершенно очевидно, что Сара не хочет приходить. Но почему?» Она терялась в догадках. Потом она взяла последнюю записку. «Миранда О'Нил сейчас в конторе компании «Отели О'Нил» в Лидсе. Пожалуйста, перезвоните ей до обеда», – записала Эгнес.
Пола сразу же набрала прямой номер Миранды. Он был занят, как и всегда, когда Миранда приезжала в Лидс. Как и у ее деда, у Миранды был настоящий ораторский дар. Она вполне может проговорить еще целый час. Непроизвольно мысли Полы перешли к брату Миранды, Шейну. Перед ее мысленным взором возникло его оживленное смеющееся лицо. Ей было очень жаль, что они сегодня разминулись. Он теперь нечасто заходил к ней. На протяжении многих лет он частенько и неожиданно заглядывал – и в Лидсе, и в Лондоне – это стало правилом. И когда эти визиты вдруг резко прекратились, она была огорчена и озадачена.
Шейн О'Нил, сын Брайана и внук Блэки, с детства был ближайшим другом Полы. Они вместе выросли, вместе проводили все школьные каникулы, они были неразлучны почти всю свою жизнь – настолько неразлучны, что Эмма в шутку называла Полу «Тенью Шейна». Думая о Шейне, Пола поняла, что она не видела его вот уже много месяцев. Он теперь все время был в разъездах: то мчался в Испанию, то на острова Карибского моря, где находилось несколько отелей, принадлежащих О'Нилам. А если он был в Англии и им случалось встретиться, он выглядел очень занятым и держался отчужденно. Она глубоко вздохнула. Как странно, что их тесная дружба закончилась так внезапно год назад! Она до сих пор пребывает в недоумении. Когда она в конце концов приперла его к стенке и спросила, что же произошло, он очень странно посмотрел на нее и ответил: «Абсолютно ничего». Он сказал, что виной всему работа, поглощавшая все его время, поэтому он исчез из ее жизни. Возможно, он просто вырос из детской дружбы. Детская дружба часто уходит с возрастом и уходит настолько, что ее уже нельзя вернуть. «Очень жаль, – подумала она. – Я скучаю без него. Жаль, что меня не было на месте сегодня утром».
Телефонный звонок прервал ее мысли.
– Миссис Фарли, вас просит мисс О'Нил.
– Спасибо, Эгнес. Соедините меня с ней, пожалуйста.
Мгновение спустя в трубке раздался мелодичный голос Миранды.
– Привет, Пола. Я решила, что мне лучше самой еще раз перезвонить тебе – мой телефон был занят целую вечность.
– Ты правильно сделала, – ласково сказала Пола. – Когда ты приехала из Лондона?
– Вчера вечером, на машине вместе с Шейном. Но это в последний раз, честное слово. За рулем это какой-то маньяк. Как только у него шины не расплавились! Я думала, мы в конце концов окажемся в кювете. До сих пор удивляюсь, как я сюда добралась целой и невредимой. Я в таком виде вышла из машины, что мама сразу же догадалась, в чем дело. И запретила мне садиться к нему в машину. А его она хорошенько отругала и…
– Что-то с трудом верится, – насмешливо прервала ее Пола. – По-моему, твоя мама просто боготворит Шейна. Для нее он – абсолютное совершенство.
– Ну, сейчас он в немилости, дорогая моя. Ему от нее действительно попало, и от отца тоже.
– Шейн сегодня заходил ко мне повидаться, Миранда.
– А-а, это хорошая новость. Я, как и ты, не могу понять, почему он так сторонился тебя в последнее время. Но с другой стороны, мой старший братец вообще человек со странностями. Возможно, в нем слишком много кельтского. Ну, да ладно. Так зачем он заходил?
– Не знаю, Миранда, он меня не застал. Я уезжала на деловую встречу.
– Жаль. Но он ведь будет на крестинах. Я знаю, что у тебя были кое-какие сомнения, но он мне совершенно определенно сказал, что будет. И даже предложил подвезти меня. – Тут Миранда застонала, изображая, какой ужас внушает ей одна мысль об этом. – Я отказалась. Думала поехать с дедом, но он, конечно, сопровождает тетю Эмму. Так что буду добираться своим ходом. Послушай, Пола, я ведь не просто хотела поздороваться с тобой. Я думала, не согласишься ли ты пообедать со мной? Мне нужно заехать к вам в универмаг и забрать кое-что для мамы. Мы могли бы встретиться в «Птичьей клетке» через полчасика. Что ты скажешь на это?
– Замечательная мысль, Мерри. Встретимся там в двенадцать.
– Договорились, – сказала Миранда. – Пока.
Пола занялась разборкой на столе и, убирая лишние бумаги, вдруг поняла, что она очень рада, что Миранда предложила вместе пообедать. Ее подруга – необыкновенная девушка, с ней всегда легко и приятно. Держится она очень естественно, всегда доброжелательна, весела и остроумна. С детства она была ужасной хохотушкой – наверняка именно поэтому ее уменьшительное имя «Мири», еще когда она была маленькой девушкой, переделали в «Мерри», что означает «веселая».
Пола улыбнулась, попытавшись представить, в чем сегодня будет Миранда, чем она ее удивит. Ее двадцатитрехлетняя подружка имела слабость – она любила выдумывать самые необыкновенные сочетания в одежде, и получались почти театральные костюмы. Но делала она это изобретательно и со вкусом, и умела их носить. На любом другом они были бы нелепы и смешны, но на Миранде О'Нил они выглядели совершенно естественно. Они не просто шли к ее высокой, немного мальчишеской фигуре, но и подчеркивали ее своенравный и эксцентричный характер. По крайней мере так думала Пола, которая считала, что Мерри – очень неординарная личность, единственный по-настоящему внутренне свободный человек среди всех, кого она знает. Бабушка тоже любила Миранду и говорила, что внучка Блэки – самое лучшее в мире средство для поднятия бодрости духа, она не дает им всем унывать.
«Эта девочка – воплощение доброты и искренности – сказала Эмма недавно в разговоре с Полой. – Теперь, когда она выросла, она очень напоминает мне свою бабушку. В Мерри очень много от Лауры Спенсер – прежде всего, ее неподдельная доброжелательность ко всем. К тому же у нее на плечах, хоть она еще и молода, – умная головка. Я рада, что вы с ней так подружились. Каждой женщине нужна близкая подруга, которой она полностью доверяет. Уж я-то знаю. У меня после смерти Лауры уже никогда не было такой».
Вспомнив Эммины слова, Пола подумала: «Но у нее всегда был Блэки, и по-прежнему есть. А вот я Шейна потеряла. И странно, после того, как Шейн отдалился, мы с Мирандой сблизились…»
В дверь постучали, и в кабинет заглянула Эгнес:
– Из отдела рекламы только что пришли гранки. Вы не могли бы взглянуть, все ли в порядке? Это реклама нашей весенней коллекции одежды, которая на днях поступает в продажу.
Пола несколько секунд внимательно рассматривала макет газетной рекламы, потом подписала его и вернула гранки секретарше.
– Я ненадолго выйду в торговый зал, – сказала она, поднимаясь. – Будьте добры, Эгнес, позвоните в «Птичью клетку» и скажите, чтобы для меня сегодня накрыли мой обычный столик. К двенадцати.
– Сию минуту позвоню, – пообещала Эгнес, и они вместе вышли из кабинета.
Когда Эмма Харт впервые открыла кафе на третьем этаже универмага в Лидсе, она назвала его «Бельведер Элизабет» и оформила его в духе английских загородных садов. Расписанные вручную обои с изображением пастушков и пастушек, деревянные белые решетки для вьющихся растений, искусственные кусты с фигурной стрижкой – в виде животных и старинные птичьи клетки – все это вместе взятое создавало завораживающе уютную атмосферу. Все, что она делала, отличалось продуманностью и огромным вкусом.
В последующие годы кафе не раз переделывалось, изменялось и название – чтобы точнее отражать оформление, хотя иногда бывало и наоборот. После путешествия на Босфор с Полом Макгиллом Эмма назвала кафе «Рахат-лукум» и очень радовалась, видя, как оно мгновенно приобрело популярность и стало модным местом встреч. Сюда не только заходили подкрепиться покупательницы, здесь назначали встречи и местные бизнесмены. Потом был «Замок в горах», и кафе было оформлено как дворик шотландского замка, обставлено простой деревенской мебелью и украшено многоцветными шотландскими пледами. Потом кафе было оформлено в духе восточной чайной, и основные мотивы были заимствованы из изысканных декоративных традиций Дальнего Востока. Кафе получило название «Китайская куколка». Потом пришла очередь «Балалайки» с мотивами России девятнадцатого века, потом оно превратилось в «Ривьера Террас». А в 1960 году Эмма еще раз изменила все кафе. На этот раз она создала суперсовременную атмосферу, тон которой задавали очертания нью-йоркских небоскребов. На стенах были огромные фотокартины Манхэттена, а само кафе было оформлено как сад на крыше одного из небоскребов, и называлось оно «Небоскребы». Но в конце 1968 года Эмма устала и от этого стиля. А поскольку кафе в это время нуждалось в капитальном ремонте, она поручила эту работу Поле и попросила ее создать что-нибудь оригинальное.
Вряд ли было что-нибудь такое, чего Пола не знала бы о магазинах компании «Харт». Она вспомнила, что когда-то видела фотографии самого первого кафе – «Бельведер Элизабет». Она покопалась в архивах, нашла планы и наброски первого варианта оформления кафе – и ее с первого взгляда поразила красота и неповторимость старинных птичьих клеток. Она знала, что они в свое время были упакованы и отправлены на хранение в подвал. Она приказала извлечь их из хранилища и распаковать. Так возникла идея нынешнего оформления и новое название кафе.
Пола приказала привести в порядок медные и деревянные клетки: одни – отполировать, другие – покрасить, разыскала еще несколько клеток и добавила к этой коллекции. Клетки были расставлены по всему кафе и великолепно смотрелись на фоне желтовато-зеленых обоев с рельефным рисунком белых решеток. Белые плетеные кресла и гармонировавшие с ними столы со стеклянным верхом усиливали впечатление, что посетитель сидит в саду. Пола любила все, что растет, и была к тому же талантливым садоводом. Последний вдохновенный штрих, который она сделала, – это роскошное собрание всевозможных карликовых деревьев, цветущих кустарников и других растений. Именно многочисленные горшки с гортензиями и азалиями придавали «Птичьей клетке» незабываемый облик, и этот живой сад в самом сердце универсального магазина под ее неусыпным наблюдением был полон цветов в любое время года. Эмма сразу же поняла, что новое оформление – это вариация на тему ее собственного первого замысла, что это – небольшая дань восхищения ею, и ей это было приятно.
Вскоре после двенадцати Пола быстрым шагом вошла в «Птичью клетку», и, как всегда, ее и в эту пятницу снова поразило, насколько отдыхают глаз и душа при виде цветов и зелени, насколько каждый, кто приходит сюда, сбрасывает с плеч груз своих забот. Проходя мимо столиков, за которыми обедали утренние покупатели, Пола увидела, что Миранда О'Нил уже здесь. Ее блестящие медно-рыжие волосы, ниспадавшие великолепным волнистым водопадом и локонами обрамлявшие ее лицо с остреньким подбородком, казалось, притягивали к себе весь свет в комнате и сами сияли, словно маяк, из глубины зала. Миранда сидела за столиком у дальней стены и изучала меню. Она подняла голову, увидела Полу и помахала рукой.
– Прости, что заставила тебя ждать, – извинилась Пола, подойдя к столику. – Меня задержали в салоне мод. У нас ужасные проблемы с новой системой освещения, и я хотела ее еще раз проверить. Боюсь, еще придется повозиться. – Наклонившись к подруге, она поцеловала ее и села на соседний стул.
Миранда усмехнулась с легкой иронией.
– О да, что может сравниться с проблемами и заботами, выпадающими на долю управляющего универмагом! Я готова поменяться местами с тобой в любой момент. Отвечать за связи с общественностью в компании, владеющей целой сетью гостиниц, – ведь это же просто каторга!
– Если мне не изменяет память, ты же отцу ни минуты покоя не давала, пока он не поставил тебя на эту должность!
– Да, это правда. Но я не вела бы себя так, если бы знала, на что я себя обрекаю, – капризно сказала Миранда, всем своим видом изображая недовольство. Но потом она легко рассмеялась. – Пожалуй, эта работа мне действительно нравится. Только иногда я чувствую, что уж очень много всего навалилось. Но сейчас папочка доволен. Ему очень понравилась моя последняя рекламная кампания – он даже сказал на днях, что я показала себя новатором. В его устах это наивысшая похвала. Ты же знаешь, он не слишком часто меня хвалит. Он даже пообещал, что, если я буду хорошо себя вести, он пошлет меня на несколько недель на Барбадос поглядеть, что будет нужно для гостиницы, которую мы там только что купили. Когда там закончится реконструкция и ремонт, это будет отель высочайшего класса – такой же шикарный, как «Сэнди Лейн». Мы все уверены, что это будет важное дополнение к нашим прежним гостиницам.
– Это замечательно, Мерри. Великолепная перспектива для тебя. Но не сделать ли нам заказ? Не хочу торопить тебя, но мне сегодня нужно пораньше уйти из универмага.
– Я не возражаю. У меня сегодня тоже напряженный график. – Миранда еще раз взглянула на меню. – Я, пожалуй, возьму камбалу с жареной картошкой.
– Отлично. Я тоже.
Пола подозвала официантку, сделала заказ и, повернувшись к Миранде, быстро окинула ее взглядом, сразу же завороженная ее нарядом. Сегодня на ней была немного театрального вида короткая замшевая курточка с широким воротником и рукавом в три четверти, спереди зашнурованная. Под ней была белая шелковая рубашка с более длинными рукавами. Пола лукаво улыбнулась и сказала:
– В этом зеленом замшевом наряде ты похожа на женский вариант Робин Гуда, Мерри, как будто ты только что вышла из Шервудского леса. Единственное, чего не хватает, – это лука и колчана со стрелами и задорной маленькой фетровой шляпы с длинным пером, которое покачивалось бы при ходьбе.
– Неужели ты думаешь, что у меня нет такой шляпы? – Миранда рассмеялась. – Есть, конечно. Просто я не осмелилась надеть ее, собираясь на встречу с тобой, чтобы ты не подумала, как все другие, что я совсем свихнулась.
– Вовсе я так не думаю. И ты вполне могла бы надеть шляпу. Что касается меня, то я люблю тебя в твоих причудливых нарядах.
Было заметно, что Миранде приятно это слышать.
– В устах такой элегантной дамы, как ты, Пола, это звучит как комплимент. – Наклонившись к ней, Миранда торопливо продолжала: – Что вы с Джимом делаете сегодня вечером? Я хотела пригласить вас куда-нибудь поужинать.
– Я была бы рада, если бы ты присоединилась к нам сегодня вечером, если тебе не будет скучно. Бабушка сегодня дает семейный ужин в Пеннистоун-ройял.
– Не уверена, что ее планы не изменились, Пола. У твоей бабушки сегодня вечером любовное свидание с моим дедом, – сказала Миранда. В ее смехе и в ее взгляде таилось лукавство. – Представляешь? В их-то годы!
Пола никак не могла поверить:
– Ты, наверное, ошиблась. Я уверена, что бабушка собирается быть на семейном ужине.
– Честное слово, нет! Я точно знаю! Я слышала сегодня, как Шейн говорил с отцом. Дед пригласил тетю Эмму на ужин. Но я шутила, что у них любовное свидание, – с ними будет Шейн.
– Значит, бабушка изменила планы, – сказала Пола, которой при мысли, что на семейном ужине не будет бабушки, стало не по себе. – Наверное, мама заменит ее в роли хозяйки. Я просто не могу себе представить, чтобы бабушка отменила прием, не поговорив со мной.
– Да, не думаю, что она так поступила бы. – Снова наклонившись к Поле и опять же шутливо, Миранда сказала: – Когда мой дед и твоя бабушка собираются вдвоем, они просто неисправимы. Я ему как-то на днях сказала, что ему давно пора перестать компрометировать тетю Эмму и жениться на ней.
– Если кто и неисправим, то это ты, Мерри. И что же дядя Блэки сказал на это?
– Он усмехнулся и сказал, что единственное, чего он ждал, – это моего благословения. И теперь, когда оно у него есть, он непременно попросит ее руки. Я прекрасно понимаю, что он всего лишь отшучивался. Но, положа руку на сердце, я думаю, это не такая уж плохая идея. А что скажешь ты?
Пола только улыбнулась.
– Ну ладно, возвращаясь к семейному ужину, я буду рада, если ты придешь. Приходи к половине восьмого, выпьем коктейль перед ужином. А ужин в половине девятого.
– Пола, ты прелесть. Спасибо. Своим приглашением ты спасла меня от скучнейшего вечера с родителями. Единственное, о чем они теперь говорят, так это о своей малышке.
– Не уверена, что вечер с нами будет намного интересней. Моя матушка тоже стала одержимой любящей бабушкой. И единственное, о чем она может говорить без устали, – это близнецы. Я просто не могу ее остановить.
– Я обожаю тетю Дэзи. Она такая очаровательная женщина – ничуть не похожа на всех вас… – Миранда остановилась, в ужасе от того, что сказала. Ее бледное веснушчатое лицо залилось краской.
– Объяснитесь, пожалуйста, сударыня, – потребовала Пола, изогнув темные брови и всем своим видом изображая оскорбленное достоинство и негодование, но улыбка, игравшая на губах, выдавала ее.
– Я совсем не то хотела сказать! – воскликнула смущенная Миранда. – Я не имела в виду тебя, или тетю Эмму, или твоих двоюродных братьев и сестер. По правде сказать, я подумала о твоих тетушках и дядюшках. Но все равно я не должна была так говорить. Извини. Очень грубо получилось.
– Не извиняйся. Я, в общем-то, согласна с тобой. – Пола замолчала, подумав о тете Эдвине, вдовствующей графине Дунвейл, которую ожидали из Ирландии сегодня во второй половине дня.
Из-за Эдвины они с Джимом впервые по-настоящему серьезно поссорились. Пару недель назад, к ее величайшему удивлению и изумлению, Джим решил, что ее нужно пригласить на крестины. Пола восстала против этого и напомнила ему, что бабушка отнюдь не питает нежных чувств к Эдвине, но он отмел все ее возражения и сказал, что она ведет себя глупо. А потом напомнил ей, что сама Эмма хочет забыть о прошлом и установить мир в семье. «Ладно, но лучше не приглашай тетю, пока я не переговорю с бабушкой», – предупредила Пола, и по крайней мере с этим он согласился. Когда она сказала об этом бабушке, Эмма не выказала особого интереса, скорее даже проявила безразличие, и посоветовала ей относиться к этому спокойно, не возражать против того, чтобы Джим пригласил Эдвину, и не показывать своих чувств, если та примет приглашение. Но Пола заметила необычное выражение глаз бабушки и заподозрила, что Джим разочаровал Эмму. Как, впрочем, и ее тоже. Но она сумела побороть это чувство – ведь она так любит его, и еще она простила его потому, что у него нет своей собственной семьи, которую он мог бы пригласить на крестины, а Эдвина ведь наполовину Фарли. Если бы только она не проявляла такой враждебности по отношению к Эмме и к самой Поле! Миранда, не отводившая взгляда от подруги, поняла, что та чем-то обеспокоена, и осторожно спросила:
– В чем дело, Пола? Что-то не так? Ты вдруг так глубоко задумалась.
– Да нет, конечно, нет. Все нормально. – Пола заставила себя улыбнуться и, меняя тему, спросила: – Как твоя мама?
– Спасибо, гораздо лучше. Я думаю, она, наконец, оправилась от шока. Шутка ли сказать – забеременеть и родить в сорок пять – ведь это меняет весь образ жизни. А малышка Лаура просто восхитительна. Я люблю смотреть, как дед играет с ней. Он от нее без ума – и, конечно, ему ужасно приятно, что они назвали ее Лаурой в честь бабушки. Знаешь, они ведь меня в свое время хотели так назвать.
– Нет, я не знала.
– Да, хотели, но потом, должно быть, передумали. А я бы не возражала, если бы меня назвали в честь бабушки. Мне жаль, что я ее не знала. Наверное, она была замечательной женщиной. Все так любили ее, особенно тетя Эмма.
– Да, бабушка как-то сказала мне, что ей по-прежнему сильно не хватает Лауры – с тех самых пор, как она умерла.
– Мы все ужасно перепутались, Пола, правда?
– Что ты имеешь в виду?
– Ну, Харты и О'Нилы. Да и Фарли тоже, если уж на то пошло. Наши жизни так неразрывно переплелись… нам друг от друга никуда не деться, разве не так?
– Да, пожалуй.
Миранда взяла руку Полы и сжала ее.
– Я рада, что это так. И мне очень нравится, что ты, и тетя Эмма, и тетя Дэзи – это как моя вторая семья. – Ее огромные карие глаза, в которых блестели золотистые крапинки, излучали тепло и любовь.
Пола в ответ тоже сжала ее руку.
– И я рада, что у меня есть вы – О'Нилы.
Этот разговор был прерван появлением официантки с подносом, уставленным едой. На протяжении следующей четверти часа или около того две молодые женщины говорили в основном о малышах Полы, о предстоящих завтра крестинах и о приеме, который Эмма устраивает после церковной церемонии. Потом Миранда довольно неожиданно приняла серьезный вид и сказала деловым тоном:
– Я хотела бы обсудить с тобой кое-что очень важное.
Пола, чутко заметив перемену в подруге, спросила встревоженно:
– Какие-нибудь неприятности?
– Нет-нет, совсем другое. У меня появилась одна идея, и я хотела бы узнать, что ты о ней скажешь.
– Какая идея, Мерри? – спросила Пола с любопытством.
– Тебе и мне предпринять кое-какие деловые шаги вместе.
– Что? – такого Пола совсем не ожидала и, если не считать односложного восклицания, на мгновение словно онемела от удивления.
Миранда улыбнулась и, не давая Поле ничего сказать или просто отмахнуться от этой идеи, поспешно продолжала:
– На прошлой неделе, когда я занималась планами новой гостиницы, которую мы строим в Марбелле, меня вдруг осенило. Архитектор задумал там галерею из нескольких небольших магазинчиков, и я сразу же поняла, что там обязательно должен быть магазин модной одежды. И конечно, я сразу же подумала о магазинах «Харт». Потом я поняла, что один маленький магазинчик тебя вряд ли заинтересует. Поэтому я пошла немного дальше… Салоны «Харт» во всех наших гостиницах. Во-первых, в новой гостинице на Барбадосе, которую мы сейчас отделываем. Мы скоро будем делать перепланировку и отделывать заново гостиницу в Торремолиносе, и в конце концов, раньше или позже, все гостиницы будут обновляться, и в каждой можно было бы предусмотреть небольшой салон компании «Харт». – Миранда откинулась на спинку стула и попыталась угадать по выражению лица Полы, что она обо всем этом думает, но лицо Полы было непроницаемо. Тогда она нетерпеливо спросила: – Ну, что ты скажешь?
– Пока и не знаю, что сказать, – уклончиво ответила Пола. – А с дядей Брайаном ты это обсуждала?
– Да, и папе эта идея понравилась. Он принял ее с большим энтузиазмом и посоветовал мне поговорить с тобой. – Миранда с надеждой смотрела на подругу. Она даже скрестила пальцы на руке, чтобы не сглазить. – Захотите ли вы иметь с нами деловые отношения?
– Думаю, что это не исключено. Конечно, сначала мне нужно переговорить с бабушкой. – Пола сказала это с присущей ей осторожностью, но ей все труднее было сохранять невозмутимое лицо.
Чувствуя, что в ней пробуждается интерес, она подумала: «А ведь это могло бы стать как раз тем делом, которое могло бы увлечь бабушку. Я уже давно пытаюсь подыскать что-нибудь для нее. Это, несомненно, помогло бы ей забыть о неудаче, связанной с компанией Кросса». С деловым видом выпрямившись на стуле, Пола решительным тоном попросила:
– Расскажи-ка мне о некоторых деталях, Мерри, – и внимательно выслушала все, что та ей сообщила. Не прошло и нескольких минут, как она уже начала склоняться к мысли, что в предложении Миранды О'Нил таится множество заманчивых возможностей и неоспоримых преимуществ.

0

6

Глава 4

Резко выпрямившись, Эмма села.
«Быть этого не может. Я почти заснула, – подумала она сердито. – Только старухи засыпают так, среди бела дня». Ей стало смешно. Ну конечно же, она и есть старуха, разве нет? Хотя ни за что не хочет в этом признаваться ни перед кем, и меньше всего – перед самой собой.
Все еще сидя на диване, она переменила позу, потянулась и расправила юбку. Она сразу же почувствовала, что от пылающего в камине огня в комнате очень жарко. Даже ей душно – а ведь она всегда боится холода и ей редко бывает по-настоящему тепло. Неудивительно, что ее потянуло в сон.
Энергичным движением она поднялась с дивана и быстрым шагом подошла к одному из окон. Открыв его, она несколько раз глубоко вдохнула, обмахиваясь при этом рукой, как веером. Свежий воздух бодрил, и легкий ветерок, обдувавший лицо, скоро совсем прогнал сон. Она постояла у окна еще минуту или две, пока щеки не перестали гореть, повернулась и снова направилась к камину.
Теперь она шла медленнее и, обходя два больших мягких дивана в центре комнаты, огляделась вокруг. Она одобрительно кивнула, мысленно отмечая, как хорошо смотрится сейчас эта комната, вся залитая золотым солнечным светом, струящимся через многочисленные окна. Но, с другой стороны, эта комната всегда кажется ей прекрасной, и ей приятнее быть здесь, чем где бы то ни было еще на Земле.
«Интересно, от возраста это или еще от чего-нибудь так тянет в самые дорогие и знакомые места, где прошла большая часть жизни; так хочется окружить себя самыми любимыми и знакомыми вещами. Может, это говорит в нас память об ушедших годах и о тех, кого мы любили, и привязывает нас к этим местам, и делает их столь любезными нашему сердцу?» Она верила, что это так – во всяком случае у нее. Она чувствует себя в безопасности и обретает душевный покой, когда ее окружают знакомые пейзажи, родные стены, где разыгрывались столь многие события ее долгой и бурной жизни.
Одно из таких мест – Пеннистоун-ройял, этот огромный старый особняк на окраине Рипона, имеющий длинную историю. Она купила особняк в 1932 году. Больше всего в нем она любит эту комнату – верхнюю гостиную, где она за многие годы провела так много счастливых часов. Она часто задавалась вопросом, почему эту комнату стали так называть – ведь она ничем не напоминала гостиную. Она снова подумала об этом, окидывая взглядом впечатляющие архитектурные украшения и великолепное убранство комнаты.
Уже в силу своих размеров она производила на редкость величественное впечатление. Высокие потолки эпохи короля Иакова Первого, украшенные затейливой лепкой, высокие тонированные окна по обе стороны от редкой красоты эркерного окна, резной камин мореного дуба. И все же, несмотря на эти размеры и внушительные архитектурные украшения, Эмме удалось создать в этой комнате особую мягкую атмосферу, сделать ее очень удобной и ненавязчиво изысканной, что потребовало немало времени, терпения, безупречного вкуса и больших денег.
Эмма была настолько уверена, что не ошиблась, выбирая убранство этой комнаты, что никогда впоследствии не чувствовала потребности менять здесь что-нибудь, поэтому все в ней оставалось неизменным в течение вот уже более тридцати лет. Она, например, твердо знала, что никакие другие картины не будут лучше смотреться в этой комнате, чем великолепные портреты молодого дворянина и его жены кисти сэра Джошуа Рейнолдса или бесценный пейзаж Тернера. Все эти три картины, написанные маслом, великолепно гармонировали с изящными произведениями искусства георгианской  эпохи, которые она собирала с такой любовью и бесконечной нежностью. Такие детали убранства, как старинный ковер, потерявший яркость цветов, но от этого только ставший еще более утонченно прекрасным; ее фарфор с розовыми медальонами в резном буфете в стиле чиппендейл доставляли новые и новые штрихи к атмосфере изящества и безупречного вкуса. Даже при окраске стен каждый раз сохранялся первоначальный бледно-желтый оттенок, потому что, на ее требовательный взгляд, этот бледный и нежный цвет наиболее выгодно оттенял произведения искусства и великолепное темное резное дерево, и в то же время создавал в комнате ощущение солнечного и радостного дня, которое ей очень нравилось.
Сегодня утром весеннее настроение, всегда свойственное этой зале благодаря пастельным тонам стен и яркому рисунку обивки диванов, еще более усиливалось изобилием цветов, расставленных по всей комнате в фарфоровых вазах. Нарциссы, тюльпаны и гиацинты яркими желтыми, красными, розовыми и лиловыми пятнами были разбросаны по темной поверхности дерева, и неподвижный воздух комнаты был напоен их нежным ароматом.
Эмма сделала еще несколько шагов и снова остановилась перед камином. Она могла часами смотреть на висевший здесь пейзаж Тернера с его слегка размытыми зеленовато-голубоватыми тонами. Он сразу же привлекал внимание любого, кто бросал взгляд на уходящую ввысь стену над камином. Это был буколический пейзаж, пасторальная сцена, которая у каждого вызывала свои ассоциации – великолепный образец тернеровского поэтического видения мира.
«Все дело в свете», – решила она, наверное, уже в сотый раз, снова завороженная светящимся небом на картине. Эмма считала, что ни один художник никогда не сумел так передать свет в картине, как это умел делать Тернер. Чистый прохладный свет на этой картине мастера в ее представлении всегда связывался с северным небом, под которым она выросла и прожила большую часть своей жизни и которое она всегда будет любить. Она считала, что больше нигде в мире нет такого неба – такого легкого и светлого, что временами не верится, что оно существует в реальной жизни.
Глаза ее задержались на часах, на подставке стоящих на камине. Скоро час дня. Она должна быть в форме, потому что Эмили может появиться с минуты на минуту. А когда имеешь дело с быстрой, как ртуть, стремительной Эмили, нужно быть начеку. «Особенно старухам», – добавила она, снова мысленно посмеиваясь над собой.
Она бодрым шагом прошла в свою спальню, примыкающую к зале, и села у трюмо. Немного припудрила нос, подкрасила губы розовой помадой и провела расческой по волосам. Вот так-то лучше. «Вполне приемлемо, – добавила она про себя, разглядывая свое отражение в зеркале. – Да нет, пожалуй, даже лучше, чем приемлемо. Сегодня я выгляжу очень даже неплохо. Александр сказал правду».
Повернув голову, она посмотрела на фотографию Пола на уголке трюмо и мысленно заговорила с ним. У нее уже очень давно появилась эта привычка – для нее это был своеобразный ритуал.
«Что бы ты подумал обо мне, если бы мог увидеть меня сейчас? Узнал бы ты свою Прекрасную Эмму, как ты меня называл когда-то? Согласился бы, что я состарилась достойно, как думаю я?»
Взяв в руки фотографию, она посидела несколько минут, держа ее в руках, глядя Полу в глаза. Сколько лет прошло, а она все еще помнит его – каждую черточку, и с такой мучительной ясностью, как будто видела его только вчера. Она сдула пылинку со стекла. Как ему шел фрак с белым галстуком! Это его последняя фотография. Ее сделали 3 февраля 1939 года, в Нью-Йорке. Она хорошо помнит эту дату. Это был день его рождения, ему исполнилось пятьдесят девять, и она пригласила нескольких друзей выпить и посидеть у них дома, в роскошной квартире на Пятой авеню. Потом они поехали в «Метрополитэн Опера» послушать Ризе Стивенса и Эцио Пинца в «Манон». Потом Пол повез их всех к Дельмонико, где их ждал праздничный ужин. Это был замечательный вечер, только в начале омраченный разговорами Дэниела Нельсона о надвигающейся войне и тем, что Пол тоже весьма мрачно оценивал положение дел в мире. Потом, во время ужина, настроение у Пола улучшилось, он развеселился. Но это был последний беззаботный вечер, который они провели вместе.
Она дотронулась кончиками пальцев до седых волос на его висках и задумчиво улыбнулась. Близнецы, крестины которых состоятся завтра, – и его  первые правнуки, продолжение его рода. После того, как он умер, забота о династии Макгилл перешла к ней, и она преданно и неустанно заботилась о ней, точно так же, как заботилась о сохранении и приумножении огромного состояния Макгилла, как и поклонялась ему.
«Шестнадцать лет, – думала она. – Мы прожили вместе только шестнадцать лет. Не очень-то много, если сравнивать со всей жизнью… особенно такой долгой, как моя».
Она и не заметила, как заговорила вслух: «Если бы только ты пожил подольше! Если бы только мы могли прожить вместе наши немолодые годы, вместе состариться! Как бы это было замечательно!» Неожиданно ее глаза затуманились, и она почувствовала комок в горле. «Ах ты, глупая старая женщина, – мысленно укорила она себя. – Плачешь сейчас о том, чего давно уж нет и чего никакими слезами не вернуть». Быстрым решительным движением она вернула фотографию на ее обычное место.
– Бабушка… ты одна? – раздался от дверей неуверенный голос Эмили.
От неожиданности Эмма вздрогнула и обернулась. Ее лицо осветилось улыбкой:
– Ах, это ты, Эмили, дорогая… Здравствуй! Я не слышала, как ты прошла через залу. Конечно же, я одна.
Эмили подбежала к ней, звонко чмокнула в щеку и взглянула на нее с любопытством.
– Я могу поклясться, что слышала, как ты с кем-то разговаривала, бабушка, – сказала она с лукавой полуулыбкой.
– Да, я разговаривала с ним, – она кивнула на фотографию и сухо добавила: – Но если ты думаешь, что я выживаю из ума, то ошибаешься. С этой фотографией я разговариваю вот уже тридцать лет.
– Что ты, бабушка, уж о тебе я никогда такого не подумала бы, – совершенно искренне поспешила успокоить ее Эмили. – О маме – может быть, но о тебе – ни за что.
– Где твоя мать, Эмили? Ты знаешь что-нибудь о ней?
– На Гаити. Греется на солнышке. По крайней мере, я думаю, что она поехала туда.
– Гаити. – Эмма выпрямилась на стуле. Было видно, что она удивлена, потом она сухо и коротко рассмеялась. – Это не там ли, где много колдунов? Я надеюсь, она не заказала им восковую куколку по имени Эмма Харт, в которую она может втыкать иголки и на голову которой призывать всяческие несчастья.
Эмили тоже рассмеялась, потом покачала головой.
– Правда, бабушка, ты – просто прелесть. Мамочке это даже и в голову не придет. Сомневаюсь, чтобы она вообще слышала о колдовстве. И кроме того, уверена, что она слишком занята другим. Своим французом.
– Да? Она что, выкинула еще один фортель? На этот раз с французом? Да, должна тебе сказать, из кавалеров твоей матери можно было набрать целую Организацию Объединенных Наций.
– Да, бабушка, пожалуй, она действительно в последнее время предпочитает иностранцев. – Зеленые глаза Эмили смеялись, она стояла, покачиваясь с каблука на носок, с восторгом глядя на бабушку и получая истинное удовольствие от этой словесной дуэли. Никто не мог сравниться с бабушкой, когда нужно метко и язвительно назвать вещи своими именами.
– Зная твою мать, – сказала Эмма, – я уверена, что он – человек с весьма сомнительной репутацией, не говоря уж о том, что наверняка имеет какой-нибудь сомнительный титул. Как же его зовут?
– Марк Дебоне. Ты, возможно, читала о нем. О нем часто пишут в колонках светских сплетен. Ты очень точно угадала относительно его репутации. А вот титула – ни сомнительного, ни какого-нибудь другого – у него нет.
– Рада это слышать. Я до смерти устала от всех этих графов, князей да баронов с совершенно непроизносимыми именами, грандиозными замыслами и пустыми кошельками, которых твоя мать каждый раз откуда-то выкапывает и неизменно выходит за них замуж. Однако Дебоне, по-видимому, любит красиво пожить и не спешит жениться, я права?
– Я бы отнесла его к категории МБШ, бабушка.
– Господи, это еще что такое? – спросила Эмма, поднимая брови и всем своим видом выражая недоумение.
– Международная белая шваль.
Эмма громко рассмеялась.
– Это что-то новенькое, я такого еще не слышала. Попробую разобраться, что бы это могло означать, если ты мне немножко объяснишь, Эмили.
– Это термин, обозначающий мужчин с очень неопределенным положением, даже с сомнительным прошлым, но с определенными претензиями на положение, которые они могут надеяться реализовать только в другой стране. Я хочу сказать, в любой другой стране, кроме их собственной. Понимаешь, там, где не поймут, что они – не те, за кого себя выдают. Это может быть англичанин в Париже, русский в Нью-Йорке или, как в этом случае, французишка-лягушатник в Лондоне. – Эмили сделала недовольную гримасу. – Марк Дебоне отирался в модных гостиных Мейфэра  уже много лет, и меня удивляет, что мама обратила на него внимание. Его же насквозь видно, сразу понятно, что он за птица. Наверное, ему как-то удалось ее охмурить. Что касается меня, бабушка, то я считаю, что он просто жулик.
Эмма нахмурилась.
– Значит, ты с ним встречалась?
– Да, еще до того, как мама с ним познакомилась… – она оборвала фразу, не закончив, решив не упоминать, что Дебоне сначала пытался ухаживать за ней. От этого бабушка может просто взорваться. – Он ужасно противный, – закончила она.
Эмма вздохнула, подумав о том, во сколько это увлечение обойдется ее дочери. Она была уверена, что недешево. За таких мужчин всегда приходится дорого расплачиваться: иногда и в эмоциональном плане, но обязательно – в прямом смысле слова. Она с сожалением подумала о том миллионе фунтов стерлингов, который она выдала Элизабет в прошлом году. Причем наличными. Наверное, большая часть этих денег уже промотана. Но в общем-то, ее не очень занимает, что делает с деньгами эта глупая женщина. Ее интересует только одно – откупиться от Элизабет и тем самым защитить Александра, Эмили и пятнадцатилетних близнецов-внучек. Эмма сказала резко:
– Твоя мать просто невозможна. Господи, и чем она только думает? – Не пытайся ответить, Эмили, это риторический вопрос. Между прочим, удовлетвори мое любопытство: скажи, пожалуйста, что стало с ее нынешним мужем? Этим красавцем-итальянцем?
Эмили посмотрела на нее, не веря своим ушам.
– Бабушка! – воскликнула она. – Какой поворот! Ты всегда говорила, что считаешь его альфонсом. Я была уверена, что ты его терпеть не можешь.
– Я изменила свое мнение, – несколько высокопарно ответила Эмма. – Оказалось, что он вовсе не охотился за ее деньгами и он порядочно вел себя по отношению к близнецам. – Она встала со стула. – Пойдем в гостиную и выпьем чего-нибудь перед обедом. – Она по-дружески взяла Эмили под руку. – Так где же теперь этот Джанни? Как там его? – повторила она свой вопрос.
– Да здесь где-то. Он, конечно, съехал с маминой квартиры, но по-прежнему в Лондоне. Устроился на работу в какую-то итальянскую фирму, занимающуюся импортом, кажется, антиквариата. Он часто звонит мне, спрашивает про Аманду и Франческу. Я думаю, он к ним довольно сильно привязан.
– Понятно. – Эмма отпустила руку Эмили и села на один из диванов. – Я бы, пожалуй, выпила джина с тоником, а не шерри, как обычно.
– Хорошо, бабушка. Я, пожалуй, тоже выпью джина с тоником.
Эмили, глядя на которую можно было подумать, что она всегда куда-то спешит, устремилась к столику георгианской эпохи у противоположной стены. Там на серебряном подносе стояли бутылки и хрустальные стаканы. Эмма проводила ее взглядом. В красном шерстяном костюме и сиреневой блузке с оборками Эмили была похожа на пеструю птичку колибри – маленькую, быструю, в нарядном разноцветном оперении, полную жизни. «Она славная девочка, – подумала Эмма. – Слава Богу, она не похожа на свою мать».
Ловкими движениями наливая джин с тоником, Эмили спросила, полуобернувшись:
– Кстати, раз уж речь зашла о моих маленьких сестренках, бабушка. Ты думаешь разрешить им остаться в колледже в Хэрроугейт?
– Пока – да. Но в сентябре я твердо намерена отправить их завершать образование в пансион в Швейцарии. Пока же им, судя по всему, очень нравится в колледже. Конечно, я понимаю, в основном – потому что я близко. Наверное, я балую их, разрешая им так часто приезжать домой. – Эмма замолчала, вспоминая, сколько было проблем, суеты и огорчений год назад, когда две ее младшие внучки слезно молили ее разрешить им перебраться к ней жить. Эмма в конце концов уступила на их постоянные просьбы и уговоры, хотя и поставила одно условие: они должны согласиться отправиться в находящийся неподалеку пансион, выбранный Эммой. Девочки были в восторге, их мать была рада сбыть их с рук, а Эмма была довольна, что удалось предотвратить обострение семейного конфликта.
Откидываясь на диванные подушки, Эмма еле слышно вздохнула:
– Балую я их или нет, но, думаю, этим двум малышкам не помешает немного материнской ласки и немножко семейной жизни. С твоей матерью они не слишком-то много видели и того, и другого.
– Это правда, – согласилась Эмили, направляясь с двумя стаканами к дивану перед камином. – Мне и самой их немного жаль. Я думаю, нам с Александром больше повезло с мамой – я хотела сказать, на нас пришлись ее лучшие годы: когда мы были маленькими, она была другой… А девочкам пришлось несладко… все эти мамины мужья… Мне кажется, с тех пор, как мама рассталась с их отцом, она без остановки катится по наклонной. И к сожалению, ничего с этим не поделаешь… – Эмили говорила немного с придыханием, и ее звонкий голосок замер на печальной ноте. Она беспомощно пожала плечами, и вся ее поза выражала бессилие и огорчение. – Ни ты, ни я практически ничего не можем сделать, хотя она твоя дочь, а моя мать. Вряд ли она когда-нибудь изменится, бабушка.
Эмили теперь смотрела на бабушку нахмурившись, и ее светлые брови сошлись на переносице.
– Мамина беда в том, что она страшно неуверенна в себе. Она недовольна тем, как выглядит, какая у нее фигура, что она представляет собой как личность… – да практически всем. – В ее голосе звучала боль.
– Ты действительно так думаешь? – Эмма была удивлена услышанным. Выражение ее лица изменилось, в суровых зеленых глазах промелькнула искорка злорадства, когда она сказала с чрезвычайной холодностью:
– Абсолютно не могу себе представить почему. – И она подняла свой стакан. – Твое здоровье! За тебя!
– За твое здоровье, бабушка, милая!
Эмма устроилась в уголке огромного дивана и, щурясь немного от яркого солнца, задумалась о своей внучке – хорошенькой двадцатидвухлетней Эмили. Эта девушка занимала особое место в ее сердце. Помимо того, что она была открытой по характеру и с ней всегда было легко, она вызывала симпатию, от нее словно исходил свет, она всегда была в хорошем настроении, всегда излучала оптимизм. Кроме того, она была очень деятельна – работала и жила азартно и увлеченно. И хотя розовые щечки, нежная кожа и белокурые волосы наводили на мысль о хрупкости и напоминали пастушку на дрезденском фарфоре, это впечатление тем не менее было обманчиво. Под этой внешней хрупкостью скрывалась незаурядная энергия поезда, мчащегося на полной скорости. Эмма знала, что некоторые в семье, особенно ее сыновья, считают Эмили легкомысленной болтушкой. Это в душе забавляло Эмму, потому что она отлично понимала, что Эмили умышленно создает у людей это ложное представление о себе. Оно никоим образом не отражало серьезности и целеустремленности, составлявших основу ее характера. Эмма уже давно пришла к выводу, что на самом деле ее сыновья недолюбливают свою племянницу, потому что она резковата в суждениях, неуступчива и говорит то, что думает – а это их не устраивает. Эмма не раз была свидетельницей столкновений, когда Киту и Робину здорово доставалось от бесстрашной и прямодушной Эмили.
Эмма посмотрела в ясные зеленые глаза Эмили – такие же, как и у нее самой когда-то, и увидела в них огонек надежды, а потом обратила внимание на уверенную улыбку, играющую на губах внучки. Совершенно очевидно, Эмили убедила себя, что ей удастся добиться того, чтобы все было так, как она хочет. О Господи! Глубоко вздохнув, Эмма сказала с легким смешком:
– Для человека, у которого есть серьезная проблема, ты не выглядишь достаточно встревоженной, дорогая моя. Сегодня утром ты буквально сияешь.
Эмили кивнула, соглашаясь:
– Я не думаю, что моя проблема настолько серьезна, бабушка. Я хочу сказать, сегодня она такой мне уже не кажется.
– Я рада это слышать. Когда мы разговаривали во вторник утром, мне показалось, что ты несешь на своих плечах бремя всех мировых проблем.
– Правда? – рассмеялась Эмили. – Наверное, я вижу все в гораздо более оптимистическом свете, когда ты рядом. Возможно, потому, что я знаю, как ты всегда умеешь решить любую проблему, и я знаю, что ты… – Она не закончила фразу, потому что Эмма подняла руку, жестом показывая, чтобы Эмили помолчала.
– Я уже давно догадывалась, что ты хочешь вернуться в Париж и работать там в нашем универмаге. Ты ведь об этом хотела поговорить? Это и есть твоя проблема?
– Да, бабушка, – ответила Эмили, глядя на нее сияющими глазами, в которых горело нетерпение.
Эмма поставила свой стакан на сервировочный столик и наклонилась к Эмили, мгновенно посерьезнев. Тщательно подбирая слова, она сказала:
– Боюсь, я не смогу разрешить тебе поехать в Париж. Мне очень жаль разочаровывать тебя, Эмили, но ты должна остаться здесь.
Счастливая улыбка сбежала с лица Эмили, глаза потухли.
– Но почему, бабушка? – спросила она убитым голосом. – Я думала, ты была довольна тем, как я вела дела в Париже прошлым летом и осенью.
– Да, очень довольна – даже гордилась тобой. Мое решение никак не связано с тем, как ты себя там проявила. Нет, я не совсем точно выразилась. То, как ты показала себя там, – это одна из причин, побудивших меня подумать о новых планах применения твоих сил. – Говоря все это, Эмма ни на минуту не отводила взгляда от своей внучки. – Планах, связанных с твоим будущим. А твое будущее, я уверена в этом, должно быть связано с «Харт Энтерпрайзиз».
– «Харт Энтерпрайзиз»! – воскликнула Эмили, не веря своим ушам.
Она застыла на диване, ошеломленно глядя на бабушку.
– Разве я там нужна? В этой компании уже работают Александр, Сара и Джонатан, и я там буду пятым колесом в телеге! Я буду только мешаться у всех под ногами. И потом, я всегда работала на тебя в универмагах! Мне нравится розничная торговля, и ты это знаешь, бабушка. И я не хочу, у меня ни малейшего желания оказаться в «Харт Энтерпрайзиз»! – протестовала Эмили с необыкновенным жаром, она даже раскраснелась. Не останавливаясь ни на минуту, даже чтобы перевести дыхание, она продолжала: – Я говорю совершенно серьезно. Ты же сама всегда говоришь, что очень важно получать удовольствие от работы. А работая в «Харт Энтерпрайзиз», я уж точно не буду получать никакого удовольствия. Ну, пожалуйста, разреши мне поехать в Париж! Я очень люблю наш парижский универмаг, и очень хочу и дальше помогать тебе, чтобы он по-настоящему встал на ноги. Пожалуйста, измени свое решение. Ну, пожалуйста, очень прошу тебя, бабуленька, хорошая моя. Если ты не передумаешь, мне будет очень плохо, – причитала она. Ее руки, лежащие на коленях, были судорожно сжаты в кулаки, а лицо и сбивчивая речь выражали такое безутешное горе.
Эмма раздраженно кашлянула и неодобрительно покачала головой.
– Ну, Эмили, не надо все так трагически воспринимать! – воскликнула она чуть более резко, чем обычно. – И, ради Бога, перестань меня уговаривать и улещивать. Я прекрасно знаю, как ты умеешь добиваться своего. Иногда я соглашаюсь, а иногда, как сейчас, я просто не желаю ничего слушать. Кстати сказать, наш парижский универмаг уже вполне стоит на ногах, и в немалой степени – благодаря тебе. Там ты уже больше не нужна. Сказать по правде, ты мне нужна здесь.
Эти слова, хотя и сказанные довольно мягким тоном, заставили Эмили быстро выпрямиться и нахмуриться. Она была совсем сбита с толку.
– Я нужна тебе? Зачем, бабушка? Что ты хочешь этим сказать? – в широко раскрытых глазах Эмили появилось беспокойство. Она было подумала, что, возможно, у бабушки серьезные проблемы в «Харт Энтерпрайзиз». Да нет, вряд ли. Может быть, что-то со здоровьем? Тоже как будто не похоже. Но явно здесь что-то не так.
– Что-нибудь случилось, бабушка? – спросила она, чувствуя, что больше не может справляться с растущей тревогой. О Париже она уже и думать забыла.
Почувствовав ее тревогу, Эмма сказала, ласково улыбаясь:
– Ничего плохого не случилось, милая моя. И прежде чем я расскажу тебе, почему ты нужна мне здесь, я хотела бы объяснить, что я имела в виду, говоря о твоем будущем. Разумеется, я понимаю, что тебе нравится работа в универмаге, но в универмагах «Харт» у тебя нет настоящей перспективы. Сейчас реальная власть там – у Полы и твоего дяди Дэвида, а со временем Пола унаследует мой пакет акций. Пола очень высокого мнения о твоих способностях, и она будет рада, если ты будешь работать вместе с ней. Но, Эмили, ведь это означает, что ты навсегда останешься только служащей, получающей жалованье, не будешь иметь никакой доли в компании. Я хочу…
– Знаю, – перебила Эмили. – Но…
– Не перебивай меня, – оборвала ее Эмма. – Я тебе уже говорила в прошлом году, весной, что я тебе оставлю по завещанию шестнадцать процентов акций «Харт Энтерпрайзиз», а это очень большой капитал, поскольку корпорация очень богатая. И надежная. На мой взгляд, не менее надежная, чем Английский банк. Поэтому твое состояние, твоя уверенность в завтрашнем дне будут связаны с твоим пакетом акций «Харт Энтерпрайзиз». И я уже очень давно подумываю о том, что ты должна участвовать в управлении компанией. В конце концов, в один прекрасный день она отчасти станет твоей собственностью.
Эмма не могла не заметить, что на лице Эмили появилось выражение тревоги. Она наклонилась над столом и ласково сжала ее руку.
– Не беспокойся. Я не хочу сказать, что я не доверяю твоему брату. Ты прекрасно знаешь, что я ему полностью доверяю. Александр будет руководить компанией «Харт Энтерпрайзиз» и преданно стоять на страже ее интересов, отдавая этому все свои силы и знания. В этом я не сомневаюсь. И все же я хочу, чтобы и ты начала активно работать в компании, вместе с Сэнди и вашими двоюродными братом и сестрой. Я убеждена, что твои многочисленные способности и твоя неуемная энергия должны послужить той компании, в которой ты будешь одним из главных акционеров и которая будет тебе приносить твой основной доход.
Эмили не сразу ответила, обдумывая слова бабушки. После продолжительного молчания она сказала в раздумье:
– Мне кажется, я понимаю, что ты имеешь в виду, и я уверена, что ты заботишься о моих интересах, но беда в том, что ничто в этой компании меня не привлекает. Кроме того, всем, что касается готовой одежды, всегда занималась Сара, и делала это с удовольствием, и если ты навяжешь ей меня, то ей это не понравится. Что касается Джонатана, то если ты пристроишь меня к нему под крылышко, то наверняка он с присущим ему высокомерием поставит меня на место. Он незыблемо верит, что отдел недвижимости – это его вотчина, и остальным там делать нечего. И если он заподозрит, что я покушаюсь на его владения, он просто взбунтуется. Чем же еще я могу заняться в «Харт Энтерпрайзиз»? Единственное, в чем я разбираюсь, – это розничная торговля. – Голос ее прервался, она была готова расплакаться, поэтому быстро отвернулась и посмотрела в окно. Лицо ее продолжало оставаться хмурым.
Перспектива ухода из системы универмагов «Харт», от Полы, которую она боготворила, огорчала Эмили и приводила в отчаяние. А уйти ей придется. У нее достаточно здравого смысла, чтобы понять, что решение уже принято. Ее мнения не спрашивают. Ей просто говорят, что она должна делать, что от нее требуется. Против бабушки не пойдешь. К тому же бабушкино лицо сейчас приняло то хорошо знакомое им всем холодное и упрямое выражение, когда уже не остается никаких сомнений. Оно с полной определенностью говорит, что Эмма Харт своего добьется, несмотря ни на что. Думая о безрадостном будущем, которое ее ожидает, Эмили почувствовала, как глаза ее наполняются слезами. Чувствуя себя униженной и подавленной, Эмили поморгала, чтобы не дать им пролиться, проглотила слюну, изо всех сил стараясь сохранить самообладание, хотя ей все труднее было держаться спокойно. Слезы, эмоции и любые другие проявления слабости, когда речь идет о делах, бабушка просто не переносила.
Внимательно наблюдая за девушкой, Эмма увидела, что та впадает во все большее уныние и отчаяние, и сразу же поняла, что надо успокоить ее.
– Не огорчайся так, голубушка моя. Все совсем не так плохо, как тебе кажется, – сказала Эмма со всей мягкостью, на которую была способна. – Конечно же, у меня и в мыслях не было подыскивать тебе работу в тех отделах, которыми занимаются твои двоюродные брат и сестра. Это было бы несправедливо по отношению ко всем вам. И в помощники к Сэнди я тоже не собиралась тебя определять, если такая мысль пришла в твою хорошенькую умненькую головку. Нет, ничего подобного. Когда я сказала, что ты нужна мне здесь,  я имела в виду здесь, в Йоркшире. Я хотела бы, чтобы ты начала работать в одном из структурных подразделений «Харт Энтерпрайзиз» – «Дженерал ретейл трейдинг» – компании, занимающейся розничной торговлей, и досконально познакомилась бы с ее работой. Видишь ли, Эмили, я хотела бы, чтобы в конце концов ты взяла на себя управление этой компанией.
На мгновение Эмили показалось, что она ослышалась. Она была так ошарашена, что потеряла дар речи. Некоторое время она в растерянности смотрела на бабушку и наконец вымолвила:
– Ты это серьезно?
– Ну, Эмили, что за глупый вопрос! Неужели ты хоть на минуту и вправду могла поверить, что я могу шутить, когда речь идет о моей компании?
– Нет, бабушка. – Эмили прикусила губу, пытаясь переварить бабушкины слова. Компания «Дженерал ретейл трейдинг», которую в семейном кругу обычно называли «Дженрет», была одним из ключевых звеньев «Харт Энтерпрайзиз», приносившим огромные доходы. Когда до нее начало доходить, что означает решение бабушки, ее охватили самые противоречивые чувства. Оно ей льстило, наполняло ликованием, но в то же время тревожило и даже пугало. Но еще через мгновение все они отошли на задний план, и на смену им пришло неподдельное удивление.
Резко наклонившись вперед, она с недоумением спросила:
– Но почему же тебе вдруг понадобилась я? У тебя же есть Леонард Харви. Он уже много лет управляет «Дженрет», и делает это блестяще. По крайней мере, ты всегда так говорила.
– Я и сейчас не отказываюсь от своих слов. – Эмма взяла свой стакан, сделала глоток и осталась сидеть со стаканом в руке. – Но Лен пару месяцев назад напомнил мне, что через три года он хочет уйти на покой. Я надеялась, что он поработает подольше, но он упорствует, говорит, что хочет уйти вовремя, пока еще может наслаждаться жизнью. Хочет сделать то, что всю жизнь откладывал на потом. Например, совершить кругосветное путешествие. – Эмма добродушно рассмеялась. – Конечно же, я могу его понять. Этот человек работал на меня тридцать пять с лишним лет, и я не помню ни дня, когда бы он не вышел на работу, если не считать ежегодного летнего отпуска в августе. Разумеется, у меня просто не было выбора – пришлось согласиться, хотя и с сожалением.
Эмма поставила на столик свой стакан, поднялась, подошла к камину и встала, повернувшись к нему спиной. Она посмотрела на Эмили сверху вниз и продолжала, как о чем-то само собой разумеющемся:
– Лен заговорил сейчас о предстоящем уходе, потому что считает, что мне пора подыскивать ему замену. И мне сразу же подумалось, что это идеальное и перспективное место для тебя, Эмили. Я уже давно ломала голову над тем, какое место подыскать тебе в «Харт Энтерпрайзиз», в каком-нибудь его подразделении, где тебе было бы интересно. Теперь я его нашла. Я убеждена, что в «Дженрет» найдется достойное применение твоим необыкновенным талантам.
Эмили промолчала. Она, всегда имевшая мнение обо всем и всегда без колебаний высказывавшая его, сейчас, как ни странно, не могла найти нужных слов.
Эмма стояла в ожидании, давая внучке возможность прийти в себя. Она прекрасно понимала, почему эта обычно разговорчивая девушка проявляет такую сдержанность. Она, Эмма, только что буквально оглушила ее. Но когда молчание затянулось, Эмма, которой всегда не терпелось решить все вопросы и двигаться дальше, заявила довольно безапелляционно:
– Тебе нужно будет приступить к работе в «Дженрет» немедленно. Лен хочет сразу же начать вводить тебя в курс дела. Тебе, возможно, кажется, что три года – огромный срок, но на самом деле это не так. «Дженрет» – большая компания, и тебе придется многому научиться и многое понять. Ну, так что ты скажешь на это?
Но Эмили по-прежнему молчала, и Эмма посмотрела на нее уже внимательнее. Потом она ободряюще улыбнулась:
– Ну же, малышка, наверняка у тебя есть что сказать. Ни за что не поверю, что ты совсем проглотила язык.
– А что скажут остальные в «Дженрет»? – с опаской спросила Эмили. – Я хочу сказать: не будут ли они возражать против моего назначения?
– Эмили, ведь «Дженрет» – это я. Разве ты не знаешь?
– Нет-нет, конечно, знаю, бабушка. Я хотела сказать: примут ли меня Лен и другие управляющие? Я знаю, ты можешь назначить кого захочешь, ведь это твоя компания, но наверняка у Лена есть какая-нибудь кандидатура, кто-нибудь, кого он хотел бы видеть своим преемником, кто знает весь механизм «Дженрет» изнутри.
– Нет, такой кандидатуры у него нет. Скажу больше, он считает, что ты идеально подходишь для этой работы. И это не потому, что он угождает мне. Для этого он слишком умен и прямодушен. Он знает, что я хочу, чтобы управляющим «Дженрет» после его ухода стал кто-то из членов семьи, но если бы он считал, что в семье нет подходящего кандидата, он сказал бы мне об этом без обиняков. Он бы настаивал, чтобы мы поискали кого-то вне семьи. Но, к счастью, он считает, что ты действительно создана для того, чтобы возглавить оптовую торговую компанию, обеспечивающую поставки в розничную торговлю. В силу нескольких причин, и все они очень весомые: ты работала в наших универмагах; ты хорошо знаешь розничную торговлю, не говоря уж о том, что ты хорошо знаешь наши товары; и плюс ко всему – твой врожденный предпринимательский талант. То, что ты при этом еще и моя внучка, – просто удачное совпадение. Но это ни на йоту не повлияло бы на его мнение, можешь быть уверена. Кроме того, Эмили, ты схватываешь все на лету, и за последние пять лет научилась очень многому.
– Я рада, что Лен доверяет мне, как и ты, бабушка. – Напряжение понемногу спадало, огорчение начало отступать, и Эмили почувствовала, что неожиданный поворот событий заставляет ее сердце биться быстрее. – А Александр? Ты говорила с ним?
– Конечно. Сэнди считает, что ты великолепно справишься.
– А что говорит Пола?
– Она тоже очень рада. Ей будет не хватать тебя в универмаге, но согласна, что мои планы относительно тебя очень разумны.
– Тогда решено! – Эмили лучезарно улыбнулась, и снова на поверхность вырвалась присущая ей жизнерадостность. – Пост в «Дженрет» – это большая ответственность, но теперь, когда я пришла в себя после первого потрясения, я уже хочу побыстрее взяться за новую работу. Правда-правда. Я буду очень стараться, я сделаю все, что смогу, чтобы не подвести тебя.
– Я знаю, голубушка, – улыбнулась ей в ответ Эмма, довольная тем, что Эмили приняла эту идею и загорелась ей. У нее и с самого начала не было сомнений, что ее предложение будет принято. Эмили слишком умна, чтобы ей перечить или чтобы упустить возможность встать во главе подразделения фирмы. К тому же, Эмили любит ставить перед собой трудные задачи и добиваться цели. Это последнее соображение заставило Эмму добавить: – Я абсолютно уверена, что новая работа доставит тебе не меньше удовольствия, чем то, что ты делала в Париже в прошлом году. Она будет не менее трудной, но в конечном счете может принести большое удовлетворение. В любом случае тебе частенько придется бывать в Париже по делам «Дженрет» и разъезжать по всему миру, договариваясь о закупках. И это действительно может быть интересно, Эмили.
Эмили вскочила с места и крепко обняла Эмму.
– Бабушка, да ты просто добрый гений! Благодаря тебе все становится возможным и достижимым. И страшно увлекательным! Знаешь что? Мне хочется прямо сейчас, не откладывая, поехать в контору «Дженрет» в Лидсе и сегодня же приняться за работу с Леном.
Едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться, Эмма ответила:
– И Лен, и «Дженрет» до сегодняшнего дня обходились без тебя, Эмили. Думаю, проживут и еще несколько дней. Не надо сейчас никуда спешить – у меня есть предложение получше. Почему бы тебе не пообедать вместе со мной? Не знаю, как ты, а я просто умираю от голода.

0

7

Глава 5

После обеда Эмма сидела за столом в своей роскошной столовой, попивая кофе из чашечки, улыбаясь и время от времени кивая головой, с удовольствием наблюдая за проявлениями искрометного интереса Эмили ко всему на свете и свойственной ей жизнерадостности. Чуть раньше, за обедом, Эмили буквально засыпала ее вопросами о «Дженрет». И каждый вопрос был по существу дела, показывал ее деловую сметку и сообразительность, и это было приятно Эмме.
Теперь же двадцатидвухлетняя внучка развлекала Эмму семейными сплетнями и слухами, и, как обычно, ее язвительные комментарии заставляли Эмму смеяться до колик. Чаще всего мишенью ее иронических выпадов становились ее дядюшки Робин и Кит.
Но это, пожалуй, были единственные люди, о которых она говорила с сарказмом. Она никогда не позволяла себе сказать что-то недоброе или осуждающее о других. Хотя Эмили была немного болтушкой, она никогда не была недоброжелательной сплетницей, которая рада доставить другим неприятности, позлословить на чужой счет. Это было ей совершенно чуждо, и Эмма прекрасно понимала, что склонность внучки к тому, чтобы немного посплетничать, довольно безобидная – к тому же она знала, что Эмили ни с кем, кроме нее самой, таких разговоров не ведет. Эмма испытывала огромное облегчение от того, что Эмили не только никогда не говорит лишнего, но и вообще почти ничем не делится с другими членами семьи. Даже Пола и Александр, с которыми ее связывали очень близкие отношения, не составляли исключения из этого правила.
Неожиданно Эмили отвлеклась от семейных новостей и начала с жаром описывать, какие наряды она выбрала пятнадцатилетним сестрам-близнецам для завтрашнего дня. В последнее время Эмили играла роль старшей сестры, по-матерински заботящейся об Аманде и Франческе, и Эмма поручила ей заботы об их гардеробе и прочих мелочах такого рода.
Вскоре Эмма вдруг поймала себя на том, что слушает не очень внимательно, и голова ее полностью занята делами, особенно встречей Полы с Кроссами. Она не могла не думать о том, чем же там все закончилось, чего Пола сумела добиться. Если переговоры прошли успешно, у нее в ближайшее время будет немало работы. Нельзя сказать, что это сильно огорчало Эмму. Ее сильной чертой всегда было – и сейчас оставалось – умение работать до седьмого пота. К тому же Пола уже разработала в связи с приобретением этой компании детальные планы, предусматривающие абсолютно все.
Эмма и Пола хотели приобрести «Эйр коммюникейшнс» по трем основным причинам: из-за журнального отдела этой компании, ее местных радиостанций и ее огромного современного здания на улице Хедроу. По совету Полы она собиралась сделать «Эйр коммюникейшнс» дочерним предприятием принадлежащей ей газетной компании в Йоркшире. Как только она переведет всех сотрудников «Эйр коммюникейшнс» в здание «Йоркшир морнинг газет» – ее газеты со штаб-квартирой в Лидсе, – она продаст здание «Эйр коммюникейшнс». Благодаря этому она сможет сократить вопиюще высокие накладные расходы «Эйр коммюникейшнс» и в то же время по-умному вернуть себе часть той суммы, которую заплатит за приобретение компании – возможно, добрую половину из тех двух миллионов фунтов стерлингов, которые она собирается вложить в эту сделку. «Да, за это здание можно получить по крайней мере миллион, – размышляла Эмма, – что бы там ни говорил Джонатан, который с этим не согласен». Ей придется немного поговорить завтра с внуком, и очень серьезно. Он затягивает проведение повторной оценки стоимости здания – основной части недвижимости «Эйр коммюникейшнс». Она уже больше недели назад попросила его сделать это, но он пока так и не выполнил ее поручение. Она снова задумалась над тем, почему же он медлит, и губы ее сурово сжались.
– Бабуля, ты меня не слушаешь! – Эмили нетерпеливо тянула ее за руку.
– Извини, родная… Так ты говоришь, что выбрала темно-синие платья и жакеты для близнецов. Я уверена, что они будут очень нарядно смотреться, у тебя такой хороший вкус…
– Господи, бабушка, да это же было пять минут назад! – перебила ее Эмили. – Я же говорю уже совсем о другом. О тете Эдвине.
– Боже мой, но почему же вдруг она-то заинтересовала тебя?
– Она меня вовсе не интересует. Я думаю, что она – страшная ворчунья и невыносимая зануда, – сказала Эмили со свойственной ей прямотой. – Я уверена, что она нам всем попортит нервы в эти выходные. Уж она не упустит случая высказать все, что думает.
– О чем? – спросила Эмма с легким недоумением в голосе.
– О разводе.
Этот лаконичный ответ заставил Эмму выпрямиться на стуле и испытующе посмотреть на Эмили.
– Ах, так ты и об этом слышала? – На лице ее появилось удивленное выражение.
Эмма усмехнулась и покачала головой:
– Есть вообще хоть что-нибудь, чего ты не знаешь о нашем драгоценном семействе?
– Почти нет, – ответила Эмили, хитро улыбаясь. – Но я никогда ни у кого ничего не выведываю, ты сама знаешь. Просто мне все сами про все рассказывают. Должно быть, я очень располагаю к откровенности. – Ее улыбка стала еще шире. – А потом я все рассказываю тебе. Кроме секретов, конечно. Никогда не подвожу тех, кто мне доверяет секреты. Никогда.
– Надеюсь, что нет, голубушка. Не забывай мое правило: мудрая голова да язык за зубами… Да, так кто же сказал тебе о разводе Энтони?
– Джим. Он заглянул ко мне в прошлые выходные. Ему нужно было узнать мое мнение об одном деле. Точнее говоря, ему нужен был совет. И он мельком упомянул о разводе. А ему сказала тетя Эдвина. Конечно же, она ужасно огорчена: ну как же, «скандал запятнает безупречное имя Дунвейлов» и прочие глупости в этом роде. Как будто кто-то в наши дни придает значение разводам. Но она наверняка нам всю плешь проест в ближайшие дни такими разговорами, помяни мое слово.
– Не думаю – ведь и Энтони приедет. Точнее, уже приехал.
– Приехал? Он здесь, у тебя, в этом доме? – теперь была очередь Эмили удивляться.
– Нет, он остановился у твоего дяди Рэндольфа в Мидлэме. И пробудет там всю следующую неделю. – Лукавые огоньки зажглись в глазах Эммы, и она не удержалась от соблазна поддразнить внучку: – Очевидно, все-таки есть кое-что, чего ты не знаешь, Эмили. Наш молодой граф остановился у Хартов, потому что он ухаживает за Салли. С очень серьезными намерениями. – Она не смогла удержаться от смеха, увидев выражение лица Эмили.
Та же была настолько ошеломлена этой новостью, что у нее буквально отвисла челюсть. Но не прошло и секунды, как она пришла в себя и ответила:
– Бьюсь об заклад, тетя Эдвина тоже еще не знает. Иначе она уже давным-давно добилась бы разрыва между ним и Салли. И она еще попытается это сделать.
– Она ничего не сможет сделать, – категорично сказала Эмма, и лицо ее приняло жесткое выражение. – Энтони давно уже совершеннолетний. Ему, слава Богу, уже тридцать три. Он не должен спрашивать разрешения у мамочки, да и вообще ни у кого. Вчера вечером я так ему и сказала. Я благословляю его. Откровенно говоря, я рада, что он хочет жениться на Салли. Она хорошая девушка, и очень славная. И по-моему, они подходят друг другу.
– Я тоже думаю, что Салли – очень славный человечек. Но я к ней пристрастна. Как, впрочем, и ты – и даже еще больше, потому что она так похожа на твою мать. Эдвина тоже будет пристрастна, но в другом смысле. – Эмили замолчала на секунду, подумав, как прореагирует на эту новость ее тетушка – наверняка очень бурно, – и воскликнула возбужденно: – О Господи, хотела бы я посмотреть на лицо тети Эдвины, когда она узнает, что он влюблен в Салли Харт! Она будет в ярости, бабушка! Она всегда изображает из себя великосветскую даму. А Салли – ведь ее от рабочего класса отделяет всего одно поколение.
– А кто тогда, по-твоему, Эдвина?
– Графиня. – Эмили хихикнула с некоторым злорадством. – И отпрыск семейства Фарли до самых кончиков ногтей. Она здорово изменилась с тех пор, как узнала, что ее отец – сэр Эдвин Фарли, и не кто-нибудь, а королевский адвокат! С тех пор она стала еще большим снобом, чем раньше. Ты зря рассказала ей правду об истории своей жизни и о старике Эдвине.
– Пожалуй, ты права.
Эмма повернула голову и посмотрела в окно, сосредоточенно думая о своем старшем внуке, Энтони Стэндише, сыне ее собственного первенца, Эдвины. Он был единственным сыном Эдвины от ее брака с графом Дунвейл, в нем была вся ее жизнь. Поскольку Эмма и Эдвина в течение многих лет не поддерживали никаких отношений, Эмма практически не знала Энтони, пока ему не исполнилось восемнадцать. Это было в 1951 году, когда ее брат Уинстон устроил примирение между ней и ее дочерью. «Правда, это, скорее, похоже не на примирение, а на вооруженный нейтралитет», – думала Эмма про себя. Но, по крайней мере, мы с мальчиком сразу почувствовали симпатию друг к другу, и, слава Богу, с тех пор сохраняем хорошие отношения.
Она была очень привязана к Энтони. Несмотря на сдержанную манеру держаться, он обладал большой внутренней силой, ясным умом и твердой волей, которые Эмма сразу же распознала и которым в душе порадовалась. После смерти отца он унаследовал его титул и земли в Ирландии. Энтони большей частью жил в Клонлуфлине, своем поместье в графстве Корк, но каждый раз, бывая в Англии, он не забывал навестить ее. Во время одного из таких своих приездов в Йоркшир, полгода назад, он и встретился снова, после долгого перерыва, с Салли, внучкой Уинстона, своей двоюродной сестрой. По словам Энтони, они полюбили друг друга с первого взгляда. «Это было как удар молнии, бабушка, – смущенно сказал он вчера вечером, посвящая ее в свою тайну. – И как только я закончу оформление развода с Мин, я собираюсь жениться на Салли». Эмма, которую это известие обрадовало до глубины души, не скрывала от него своей радости и обещала ему полную поддержку.
Чуть повернувшись, Эмма взглянула на Эмили и сказала:
– На твоем месте я бы не очень тревожилась за Энтони. Он вполне может за себя постоять. Я посоветовала ему не скрывать больше своих отношений с Салли – от своей матери, разумеется, – и на крестинах вести себя естественно. Пусть уж все узнают об этом раз и навсегда.
– Эдвина может устроить сцену. И очень некрасивую, – с опаской сказала Эмили, закатывая глаза к небу.
– Если она понимает, что для нее хорошо и что – плохо, то не устроит, – ответила Эмма с убийственным спокойствием. – Теперь поговорим о другом, Эмили. Ты сказала, что Джим просил у тебя совета. О чем?
– О подарке для Полы. Он купил нитку жемчуга, но не был уверен, что ей понравится. Но жемчуг просто восхитительный, и я сказала ему, что Пола будет в восторге.
– Хорошо. – Эмма посмотрела на часы. Она ощущала какое-то внутреннее беспокойство. – Я быстренько выпью еще чашечку кофе и, пожалуй, пойду к себе наверх, посижу над своими бумагами до прихода Полы.
– Я принесу тебе кофе. – Эмили вскочила, взяла чашку и пошла к буфету. Вернувшись, она сказала: – Во вторник, когда я была в Лондоне, я ужинала с Т. Б. Он передает тебе привет.
На лице Эммы появилась ласковая улыбка. Она всегда хорошо относилась к Тони Баркстоуну, первому мужу Элизабет, отцу Эмили и Александра. На протяжении многих лет они оставались добрыми друзьями. Тепло улыбаясь она спросила:
– Как он?
– В хорошей форме. Как всегда, мил и, кажется, счастлив. Нет, пожалуй, лучше будет сказать – обрел покой. А может быть, еще лучше – он в согласии с самим собой и принимает все таким, как есть. Да, это точнее всего: принимает все, как есть. – И Эмили тяжело вздохнула.
Вздох получился немного картинным, подумала Эмма. Но ведь Эмили действительно весьма романтическая девушка. Эмма знает, что она очень долго лелеяла надежду на родительское воссоединение. Что, на взгляд Эммы, было весьма маловероятно. Все еще глядя на Эмили, Эмма недоуменно подняла брови и повторила:
– Принимает все, как есть… Довольно неожиданные слова применительно к жизни твоего отца. Тебе не кажется?
– Да нет. Я действительно думаю, что он принимает то, что есть – свою новую семью в первую очередь. Но я не думаю, что он был по-настоящему счастлив с тех пор, как расстался с мамой. Откровенно говоря, бабушка, я думаю, он все еще любит ее. – Она сказала это очень многозначительно, пристально глядя Эмме в глаза, словно доверяя важную тайну.
– Чепуха!
– Нет, я точно знаю, что он ее страстно любил. Он однажды сам мне сказал. Я думаю, он все еще ее любит.
– Ну, это уж слишком, Эмили. Они же разведены уже бог знает сколько лет!
– Все равно, вполне может быть, что в эмоциональном отношении он так и не освободился от своей зависимости от нее. – Эмили склонила свою светлую головку на плечо и сморщила носик. – Безответная любовь и все такое. Ну, бабушка, не смотри на меня так скептически. Неужели ты не веришь, что такое возможно?
– Возможно. Но вряд ли разумно. Я абсолютно уверена, что у твоего отца достаточно здравого смысла, чтобы не вздыхать по Элизабет. Он давным-давно ее раскусил.
– Хотела бы надеяться, что ты права. Я уверена, что любить кого-то, кому ты безразличен, – это очень грустно, не говоря уж о том, что больно. В конечном счете, очень неразумно, как ты сама только что сказала. – На мгновение лицо Эмили приняло отсутствующее выражение, огромные зеленые глаза затуманились, и она сказала едва слышно: – Если бы только Сара поняла это…
Хотя она сказала это совсем тихо, Эмма услышала ее. Она со стуком поставила чашку на блюдце и, нахмурившись, в изумлении воззрилась на Эмили:
– Наша Сара? Она любит кого-то, кто не любит ее?
– О, черт! Бабушка, мне не следовало упоминать о Саре. Это вообще не мое дело, – бормотала Эмили, краснея и досадуя на себя. – Пожалуйста, не говори ей ничего, ладно? Ей будет очень неприятно.
– Не волнуйся, не скажу. Разве я когда-нибудь это делала? Так в кого же она влюблена? Ты же на это намекала? Не виляй!
Эмили колебалась. Ей вдруг очень захотелось вывернуться, придумать что-нибудь. Но она никогда в жизни не врала бабушке. Но, может быть, сейчас как раз тот случай, когда лучше «солгать во спасение»?
– В кого? – настаивала Эмма.
После минутного замешательства Эмили глубоко вздохнула и, чувствуя, что она в западне, еле слышно прошептала:
– В Шейна.
– Черт меня побери! – Эмма откинулась на спинку стула и по-прежнему испытующе смотрела на внучку. – Ну и ну… – сказала она, медленно расплываясь в улыбке.
Эмили подскочила на стуле, глаза ее загорелись и широко раскрылись, и она воскликнула:
– Бабушка, пожалуйста, не смотри так! Пожалуйста, не надо!
– А как я смотрю?
– Обрадованно. И заговорщически. Я знаю, что вы с дядей Блэки уже давно мечтали, что в один прекрасный день одна из нас или кто-то из дочерей семьи Харт выйдет замуж за Шейна О'Нила и соединит наши две семьи. Но он не проявляет интереса ни к одной из нас, кроме… – Эмили резко оборвала себя, проглотив конец предложения. Она пожалела, что не может проглотить и свой язык. На этот раз она действительно зашла слишком далеко. Она порывисто встала и подошла к резному буфету красного дерева и наклонилась над серебряной вазой с фруктами. – Пожалуй, я возьму банан, – сказала она, притворяясь беззаботной, как будто ничего не произошло. – А тебе дать, бабуля?
– Нет, спасибо, я не хочу. – Эмма откинула голову и, глядя на стоявшую к ней спиной Эмили, спросила: – Так кроме кого, Эмили?
– Никого, бабушка. – Эмили лихорадочно перебирала в уме, как бы получше выпутаться из неловкого положения, не возбудив еще больше подозрений бабушки. Она неторопливо вернулась к столу, плюхнулась на стул, взяла десертные нож и вилку и, наклонившись над тарелкой, сосредоточенно принялась за банан.
Эмма глядела на нее, понимая, что Эмили избегает ее взгляда и избегает ответа.
– Эмили, я же знаю, что ты чуть не сказала мне, к кому же Шейн питает интерес. Если кто-то знает об этом, так только ты. – Она коротко рассмеялась, стараясь не показать, как важен для нее этот разговор. – Ты всегда была для меня источником информации обо всех членах семьи. Да и не только о них, если уж на то пошло. Так что давай, заканчивай, что не договорила.
Эмили, все еще поглощенная тем, что снимала кожуру с банана, наконец подняла голову.
– Я не собиралась открывать никаких тайн – честное слово. Шейн и не посвящает меня в свои тайны, я понятия не имею о его любовных делах. А не договорила я потому, что собиралась сказать, что он не проявляет интереса ни к одной из нас, кроме как к девушке на одну ночь.
– Эмили, что за вздор ты несешь!
– Извини. – Эмили опустила глаза, а потом снова подняла их на Эмму, скромно глядя сквозь длинные полуопущенные ресницы. – Я тебя шокирую, да?
– В моем возрасте меня не так-то легко шокировать, девочка, – колко ответила Эмма. – Но твоя фраза о Шейне меня довольно сильно удивляет. Она не очень-то доброжелательна. Точнее, весьма недоброжелательна. – Вдруг какая-то мысль пришла Эмме в голову, и она испытующе посмотрела на внучку: – Он когда-нибудь делал такие предложения…
– Нет-нет… конечно, нет, – поспешно перебила Эмили, не давая Эмме закончить фразу. Потом она попыталась слегка переиначить свое первоначальное утверждение: – Мне просто кажется, что для него это так, – бормотала она, ненавидя себя за то, что возводит напраслину на Шейна, самого милого и славного человека в мире. – Я не хотела сказать о нем ничего плохого, бабушка. Честное слово, не хотела. К тому же разве можно винить его за то, что он немного ловелас, если женщины сами так и вешаются ему на шею? Он же не виноват.
– Конечно, нет, – признала Эмма. – Но, возвращаясь к Саре, я надеюсь, что эта ее безответная любовь к нему скоро пройдет. Невыносимо думать, что она несчастлива. Она в самом деле чувствует себя несчастной?
– Не знаю, бабуля, – ответила Эмили, не погрешив против правды. – Мы с ней говорили о Шейне только один раз, уже давно. Я думаю, она потом пожалела, что вообще заговорила со мной о нем. Но я по своим наблюдениям знаю, что она по-прежнему от него без ума. При каждом упоминании о нем она заливается краской. А в его присутствии она страшно смущается и вообще сама не своя. – Эмили встретилась взглядом с Эммой и, глядя ей в глаза прямо и открыто, добавила: – Она никогда никому ничего не скажет о своих чувствах. Сара по характеру очень скрытная и никогда ни с кем не делится.
Это последнее замечание снова заставило Эмму удивиться, но она решила пока не уточнять, что именно Эмили имеет в виду. Видя, что та огорчена, она поспешила успокоить ее:
– Тебе нечего опасаться из-за того, что ты рассказала мне. Не бойся, я не собираюсь говорить с Сарой о Шейне. Я ни за что не хочу ставить ее в неловкое положение. Она придет в себя, и все встанет на свои места – а может быть, уже и встало. – Взгляд Эммы остановился на вазе с весенними гиацинтами в центре стола. Она ненадолго задумалась обо всем, что узнала. А когда подняла голову, сказала Эмили с ласковой улыбкой: – Не хочу, чтобы ты подумала, что я сомневаюсь в твоей наблюдательности и твоих оценках, но иногда ты склонна давать волю своему богатому воображению. Может быть, ты ошибаешься относительно Сары. Вполне возможно, что она уже и думать забыла о Шейне, раз он совсем не проявляет к ней интереса. Видишь ли, она твердо стоит ногами на земле и трезво смотрит на мир.
– Да, бабушка, – ответила Эмили, хотя и не разделяла ее мнения о своей двоюродной сестре. Возможно, ей кажется, что Сара твердо стоит ногами на земле, но голова ее определенно витает в облаках. Эмили закусила губу: еще больше, чем раньше, она пожалела, что вообще заговорила о Саре. С ее стороны было ужасной ошибкой затеять такой разговор со своей всевидящей и все понимающей бабушкой. Беда в том, что она совершает эту ошибку не в первый раз. Эмма всегда играла главную и определяющую роль в ее юной жизни, и отказаться от детской привычки поверять ей все секреты очень трудно, а может быть, даже и невозможно. Но, по крайней мере, Эмили радовало одно – она спохватилась в последний момент и не выдала бабушке правды о Шейне. Бабушка любит его не меньше своих собственных внуков.
Мысль, что она не выдала его, несколько ободрила Эмили: внук Блэки ей нравился и вызывал ее восхищение. «Бедняга Шейн, – подумала она с грустью. – Какое ужасное бремя ему приходится нести!» Подавив вздох, Эмили в конце концов сказала:
– Пожалуй, я больше не хочу, – и отодвинула десертную тарелочку, сделав гримаску.
Эмме хотелось побыстрее завершить обед и заняться делами.
– Чем ты планируешь заняться после обеда? Ты ведь уже закончила все дела в универмаге в Хэрроугейте?
– Да, бабушка. Я закончила инвентаризацию, как ты хотела, и отобрала одежду для распродаж, – подробно объяснила Эмили, испытывая облегчение от того, что Эмма, кажется, выбросила из головы Шейна и Сару Лаудер. – А я пойду к себе в комнату. Когда я приехала, Хильда поручила одной из горничных распаковать мои чемоданы, но я предпочитаю разложить вещи сама.
– Чемоданы? Их что, несколько?
– Десять, бабушка.
– Десять? На уик-энд?
Эмили смущенно кашлянула и улыбнулась бабушке одной из самых своих обаятельных улыбок.
– Не совсем. Я думала пожить у тебя немного. Ты не возражаешь?
– Да нет, почему я должна возражать? – ответила Эмма неспешно, раздумывая, что бы это неожиданное решение Эмили могло означать. – А как же твоя квартира в Хедингли? – спросила она, немного нахмурившись.
– Я хочу отказаться от нее. Я уже давно подумываю об этом. Я решила продать ее – точнее говоря, просить тебя поручить Джонатану сделать это. Как бы то ни было, вчера вечером я упаковала большую часть одежды и других вещей, потому что я убедила себя, что ты на следующей неделе отправишь меня в Париж. Но раз я туда не еду, я могла бы пока пожить здесь, в Пеннистоун-ройял. Буду развлекать тебя, бабушка. Тебе не будет так одиноко.
«А мне и не одиноко», – подумала Эмма про себя, но вслух сказала:
– Возможно, я чего-то не понимаю, но когда я купила для тебя ту квартирку в ноябре прошлого года, мне показалось, что она тебе очень понравилась. А теперь разонравилась?
– Квартирка очень славная, правда, но… Если говорить честно, бабуленька, я была там одна-одинешенька, и никого рядом. Мне гораздо приятнее быть здесь. С тобой. – Эмили снова улыбнулась ей своей покоряющей улыбкой. – И еще к тому же – так интересней. И веселей.
– Ну, я-то считаю, что здесь очень скучно, – произнесла Эмма, поднялась и направилась к двери. Повернув голову, она добавила: – Но разумеется, я буду рада тебе, Эмили. – Она надеялась, что голос ее не звучал слишком неприветливо. «Сначала – близнецы, теперь – Эмили, – вздохнула она про себя. – С чего это вдруг все они решили перебраться ко мне? И именно сейчас, когда я надеялась в первый раз за всю мою жизнь пожить тихо и спокойно».
Пройдя энергичным шагом через огромный Каменный холл и поднимаясь по лестнице на несколько шагов впереди Эмили, Эмма вдруг задумалась: «А не поймать ли мне Блэки на слове и не согласиться ли все-таки на его маленькое предложеньице?»

Пола говорила, а Эмма слушала.
Они сидели вдвоем в верхней гостиной, лицом к лицу. Эмма налила чаю и себе, и внучке, но почти не прикоснулась к своей чашке. Она так неподвижно сидела на диване, что ее можно было принять за каменное изваяние. Она внимательно следила за рассказом Полы, впитывая каждое слово, и лицо ее принимало непроницаемое выражение, хорошо знакомое многим.
Пола ясно и просто излагала дело, рассказывая о встрече в «Эйр коммюникейшнс» очень точно, не забывая о мельчайших деталях. Ее рассказ был таким наглядным, что Эмма так ясно представляла себе все, как будто сама при этом присутствовала. Несколько раз она почувствовала, что в груди поднимается волна гнева и раздражения, но она ни разу не прервала внучку.
Задолго до того, как Пола перешла к описанию заключительной сцены этой встречи, Эмма, с ее живым и проницательным умом, все поняла. Ей уже не нужно было объяснять, что Джон Кросс нарушил слово. Она осознала, что знает Джона Кросса лучше, чем сама предполагала. Много лет назад она раскусила, что он за человек – надутый эгоист, преисполненный сознания собственной важности; неумный человек, у которого множество слабостей. Сейчас он оказался меж двух огней, его действия диктуются страхом и отчаянием, он все больше паникует – совершенно ясно, что сейчас он способен практически на все. Даже на бесчестный поступок, потому что, судя по всему, соображения морального порядка для него не существуют. И еще этот его ужасный сын, который его постоянно подзуживает! «Хорошая парочка, нечего сказать», – подумала она с презрением.
Пола закончила наконец свой рассказ и вздохнула с сожалением:
– Вот такие дела, бабушка. Жаль, что все это закончилось провалом. Я сделала все, что могла. И даже немного больше.
– Не сомневаюсь, – сказала Эмма, глядя ей прямо в лицо, гордясь ею, думая о том, как многому она научилась за последнее время. Год назад Пола наверняка обвиняла бы себя в том, что сделка сорвалась. – Тебе не в чем себя упрекнуть. Запиши это в свой актив – как опыт, через который ты прошла, – и извлеки уроки.
– Обязательно. – Пола внимательно посмотрела на бабушку. – А что ты собираешься делать теперь? – спросила она, не отводя взгляда от этого бесстрастного лица и пытаясь понять, что же бабушка думает о деле с компанией Кросса.
– Ничего. Абсолютно ничего.
– Даже не выскажешь Джону Кроссу все, что о нем думаешь?
– Честно говоря, я и пальцем не пошевельну ради разговора с ним, да и двухпенсовую монету пожалею на телефонный звонок. Если мертвую лошадь отстегать кнутом, толку все равно не будет. К тому же я не доставлю ему удовольствия, показав, что он выбил меня из колеи. Можно действовать по-другому… безразличие – это страшное оружие, и я предпочитаю не обращать внимания на мистера Кросса. Я не знаю, в какие игры он играет, но подыгрывать ему я не буду. – Эмма посмотрела на Полу умными прищуренными глазами. – Не исключено, что он пытается использовать наше предложение, чтобы выторговать цену повыше у какой-нибудь другой компании. У него это не получится, никто на это не пойдет. – Недобрая усмешка промелькнула на ее лице. – Конечно, в конце концов он приползет к тебе на брюхе. Совершенно раздавленный. И это будет очень скоро. А вот как тогда поступишь ты, Пола? Вот это важно.
Пола открыла было рот для ответа, но сразу же закрыла его. Долю секунды она колебалась, не зная, как ответить. Она попыталась угадать, как повела бы себя в такой ситуации бабушка, но потом отказалась от этого намерения. Зато она точно знала, как поступит она сама.
– Я пошлю его ко всем чертям! Очень вежливо. Я знаю, что могла бы договориться с ним и заполучить «Эйр коммюникейшнс» гораздо дешевле, потому что, когда он снова придет к нам, он будет уже доведен до крайности и примет любые мои условия. Но я не хочу иметь никаких дел с этим человеком. Я ему не верю.
– Умница! – Эмма не скрывала, что ответ ей понравился, и продолжала: – И я думаю точно так же. Я уже много раз говорила тебе, что наши партнеры не обязательно должны нравиться нам. Но между участниками любой сделки обязательно должно быть доверие. Иначе мы не гарантированы от неприятностей. Кроссы вели себя безобразно, им нет оправдания. Я бы теперь их и на пушечный выстрел к себе не подпустила.
Несмотря на резкие слова и суровое выражение лица, ее реакция в целом была настолько сдержанной и спокойной, что привела Полу в некоторое недоумение.
– Ты знаешь, бабушка, я думала, ты будешь гораздо больше сердиться – правда, может быть, ты этого просто не показываешь. Ты вроде бы даже и не разочарована, – сказала она.
– Сначала я рассердилась, но потом мне просто стало противно. А что касается разочарования – конечно, в каком-то смысле я разочарована. Но, по правде сказать, и это чувство сменяется огромным облегчением. Хотя мне очень хотелось приобрести «Эйр коммюникейшнс», сейчас я даже рада такому повороту событий.
– И я тоже. – После едва заметного колебания Пола спокойно сказала: – Себастьян Кросс теперь мой враг, бабушка.
– Ну и что? На свете много людей, от природы завистливых, ревниво относящихся к чужим успехам. И ты всегда будешь привлекать их внимание, вызывать их ненависть, потому что тебе так много дано. Богатство и могущество благодаря мне, не говоря уж о твоей красоте, незаурядном уме и огромной работоспособности. Все это вызывает зависть. Ты должна научиться не обращать внимания на то, как будут злословить за твоей спиной, родная моя, ты должна быть выше этого. Я всегда поступала так. И забудь о Себастьяне Кроссе. Он не стоит того, чтобы ты о нем думала.
– Ты, как всегда, во всем права, бабушка, – сказала Пола, отгоняя тревожное воспоминание о безжалостном и ненавидящем взгляде, который ощутила на себе утром. Она почувствовала снова, как у нее по спине побежали мурашки. Уж Себастьян Кросс не упустит случая навредить ей. Эта неожиданная мысль тут же показалась ей глупой, ни на чем не основанной и вообще исключительно плодом ее богатого воображения. Пола мысленно посмеялась над собой и выбросила все это из головы.
Она встала, подошла к камину и постояла несколько минут спиной к огню, согреваясь. Она окинула взглядом эту уютную, дышащую стариной комнату. В спокойном свете клонящегося к закату дня, проникающего через многочисленные окна, она выглядела такой мирной и спокойной: каждый из предметов убранства был по-своему красив и стоял на своем месте; огонь весело потрескивал в огромном камине, старинные часы на подставке, как всегда, отсчитывали время на камине – так было всегда с тех пор, как она себя помнит. Она всегда, всю свою жизнь, любила эту верхнюю гостиную, здесь всегда можно было найти покой и тишину. Эта комната была воплощением изящества и гармонии, здесь ничего никогда не менялось, и благодаря этому постоянству она казалась укрытой от внешнего мира со всем его уродством и безобразием. «Эта комната, – подумала она, – создана очень доброй к людям и незаурядной женщиной. – Она посмотрела на Эмму, спокойно отдыхающую на диване, такую красивую в бледно-голубом платье, которое ей очень к лицу, и в ее глазах появилась нежность. – Она уже старая женщина, ей скоро восемьдесят, но по энергии, выносливости, целеустремленности, азарту она могла бы запросто быть моей ровесницей. И она – мой лучший друг».
– Ну вот, бабушка, и пришел конец моей бурной деятельности… точнее сказать, моим боевым действиям. – В первый раз за весь их разговор Пола улыбнулась.
– И вот, внучка, как закончился, не начавшись, мой новый грандиозный проект. Раз из него ничего не получилось, придется мне придумать какой-нибудь новый – или заняться вязанием.
– Это будет великий день, – откликнулась она, лицо ее повеселело. Она вернулась к дивану, села, взяла свою чашку, сделала глоток чая и сказала, не придавая особого значения своим словам: – Я сегодня обедала с Мирандой О'Нил и…
– О Господи, ты напомнила мне… Боюсь, что я не смогу сегодня остаться на ужин со всеми. Я ужинаю с Блэки и Шейном.
– Да, Мерри мне сказала.
– Подумать только, я не могу и шагу ступить без того, чтобы об этом немедленно не узнали все. – Эмма замолчала и взглянула на Полу. – Мне кажется, ты не слишком огорчена, что я сбегаю отсюда и оставляю Эдвину на вас. Не беспокойся – она будет вести себя прилично.
– Меня это не волнует. Сначала я волновалась, но потом решила, что это проблема Джима. Он ее пригласил, он должен и развлекать ее. Кроме того, моя мама обычно неплохо с ней справляется. Она знает, как можно осадить ее, причем самым благовоспитанным образом. – Пола поставила на столик свою чашку с блюдцем и наклонилась к Эмме. – Послушай, бабушка, дорогая, у Мерри есть идея, которая может тебе понравиться. Она вполне может оказаться тем новым делом, которое тебе нужно.
– Да? Это интересно… Расскажи-ка мне о ней.
Когда Пола закончила свой короткий рассказ, уголки губ у нее опустились.
– Я вижу, ты не в восторге.
Эмма рассмеялась, увидев ее унылое выражение лица:
– Думаю, что идея хорошая. Но я не собираюсь заниматься осуществлением сама. Однако это отнюдь не означает, что ты не можешь продумать и разработать ее до конца вместе с Мерри. Это может быть очень полезно для наших универмагов. Когда вы продумаете все в деталях, приходи ко мне и обсудим. Очень может быть, что мы откроем эти модные салоны.
– Я договорюсь о встрече с ней на следующей неделе… – Пола вдруг замолчала и вопросительно посмотрела на Эмму: – Если можно, удовлетвори мое любопытство: почему ты думаешь, что это не то дело, которое ты хотела найти для себя?
– Это слишком просто. Я люблю грызть орешки потверже.
– Боже праведный! Где же я найду для тебя такой орешек?
– Ну, не исключено, что я его найду сама. – В зеленых глазах Эммы зажглись озорные огоньки, и она неодобрительно покачала головой. – В последнее время ты постоянно пытаешься меня по-матерински опекать. И мне это не очень нравится.
Пола рассмеялась вместе с Эммой.
– Пожалуй, ты права. Извини, бабушка. – Она взглянула на часы на камине, потом снова повернулась к Эмме: – Думаю, самое время поехать домой и проявить материнскую заботу о моих малышах. Если я поспешу, то как раз успею к купанию и помогу няне.
– Тогда поспеши, милая. Время, когда они совсем еще маленькие, – самое лучшее и неповторимое. Не упускай его.
Пола поднялась, накинула свой красный жакет, нашла свою сумочку и подошла поцеловать Эмму на прощание.
– Желаю тебе хорошо провести вечер. Передай от меня привет дяде Блэки и Шейну. Скажи им, что я их люблю.
Пола была на полпути к двери, когда Эмма окликнула ее:
– Так когда должны приехать Джим и твои родители?
– Я жду их около шести. Джим сказал, что он рассчитывает быть в аэропорту Лидс-Брэдфорд в пять.
– Неужели они летят на этом его ужасном самолетике? – Эмма недовольно поджала губы и выразительно посмотрела на Полу, вложив в этот взгляд все свое неодобрение. – Ведь я же говорила и тебе, и Джиму, что мне не нравится, когда вы носитесь туда-сюда на этой груде ржавого железа.
– Говорила, но Джим думает иначе, ты же прекрасно знаешь. Самолет – одно из его главных увлечений. Возможно, тебе стоит еще раз поговорить с ним об этом.
– Обязательно поговорю, – пообещала Эмма, провожая Полу взмахом руки.

0

8

Глава 6

Все говорили, что он – настоящий кельт. И Шейн Десмонд Ингэм О'Нил сам поверил, что в самых глубинах его существа живет наследие его предков, что в его жилах течет их древняя кровь. Сознание этого наполняло его глубокой гордостью и давало ему величайшее удовлетворение. Когда кто-нибудь из членов его семьи упрекал его в том, что он впадает в крайности, не знает меры, проявляет горячность, любит поговорить и не чужд тщеславия, он просто кивал головой, как будто это были не упреки, а комплименты. Шейну часто хотелось сказать им в ответ, что, помимо этого, он энергичен, умен, что в нем живет творческий дух, и напомнить, что эти качества он тоже унаследовал от тех жe древних бриттов.
Еще когда Шейн О'Нил был совсем маленьким мальчиком, ему внушили, что он – особенный, не такой, как все. Сначала он испытывал от этого неловкость, стеснялся, не понимая, почему это так, потом это стало раздражать его и причинять страдания. Он чувствовал себя не таким, как остальные, другим, – и это мешало ему. Он хотел быть обыкновенным – как все, а они заставляли его ощущать себя чужаком. Он был в отчаянии, когда случайно услышал, как взрослые говорили, что он – не от мира сего, слишком эмоционален, что в нем есть что-то мистическое.
Позднее, когда ему было шестнадцать, и он уже лучше понимал то, что говорили о нем, он стал искать ответы на мучившие его вопросы единственным доступным ему путем – в книгах. Если он и вправду «любопытный анахронизм – воплощение древних кельтов», как говорят они, он должен все узнать об этих древних людях, на которых, очевидно, так сильно похож. Он стал читать книги по истории – о древних бриттах во всем их славном великолепии, о временах великих королей и легендарного короля Артура из Камелота. И эти времена стали для него такими же близкими и реальными, как и время, в котором он жил.
И в последующие годы он не потерял интереса к истории, она осталась его постоянным увлечением. Как и его кельтские предки, он благоговейно относился к словам и к той власти, которую они имеют, потому что, несмотря на горячность и живость характера, он был также наделен и незаурядным умом. Возможно, именно это необычное сочетание на первый взгляд несочетаемых качеств, огромное количество присущих ему противоречий и делало его таким непохожим на других. Если он испытывал к кому-то неприязнь или враждебность, эти чувства пускали в его душе глубокие корни, а если он кого-то любил и уважал – это было навсегда, до самой смерти. Эта театральность и мелодраматичность, которую всегда объясняли его кельтской кровью, очень естественно сосуществовала в нем с самоуглубленностью и склонностью к самоанализу, и с его редким, трепетным пониманием прекрасного и ощущением близости к природе.
В двадцать семь в глазах многих Шейн О'Нил имел ослепительный ореол, все признавали его необыкновенное обаяние – не столько из-за его внешней привлекательности, сколько благодаря незаурядной личности и силе его характера, Он мог легко покорить любую женщину, повстречавшуюся ему на пути. Точно так же легко он завоевывал сердца своих приятелей мужчин – глубиной жизненных суждений о политике, соленой шуткой, забавной историей с массой метких наблюдений и самоиронии. В компании он мог спеть своим приятным бархатным баритоном разудалую матросскую песню или сентиментальную народную балладу. Он знал множество стихов и, не заставляя себя долго упрашивать, охотно читал их. И в то же время он мог быть расчетливым и практичным, беспристрастным, прямодушным и честным настолько, что это порой оборачивалось почти жестокостью, и, по его собственному признанию, честолюбивым и одержимым. Его привлекали величие духа и благородство сами по себе. А он притягивал всех, с кем сталкивала его судьба. Нельзя сказать, что у Шейна не было врагов, но даже они не отрицали, что он обладает огромной притягательной силой. Многие черты характера и внешность он унаследовал от своего деда-ирландца по отцовской линии. Тот тоже был настоящим кельтом, словно пришедшим из глубины веков. Но многим в себе он был обязан и своим предкам по материнской линии.
В этот ясный, солнечный день, в пятницу, Шейн О'Нил остановил своего коня, которого звали Бог Войны, на одном из высоких холмов, поросших вереском, с которых открывается вид на городок Мидлэм и руины старого замка. В нем еще сохранялось былое величие и достоинство, несмотря на полуразрушенные крепостные стены, залы без крыши и производящие жутковатое впечатление комнаты. Замок был давно покинут людьми, и только множество мелких птиц свили свои гнезда среди древних камней, в окружении нарциссов, подснежников и бальзамина, которые цветут в это время года в расщелинах. Обладая живым воображением, Шейн всегда мог легко представить себе, как это все выглядело несколько веков назад, когда в этой надежной крепости жили Уорик и Гэрет Ингэм, его предок по материнской линии, и плели свои запутанные интриги. Перед его мысленным взором мгновенно предстали картины прошлого во всем их великолепии: блестящие торжественные приемы, роскошные застолья и другие царственно-пышные события, с соблюдением всех торжественных ритуалов и церемоний. На несколько минут он перенесся в прошлое.
Потом он несколько раз моргнул, отгоняя эти видения, и поднял голову, заставив себя оторваться от созерцания полу разрушенных укреплений и перевести взгляд на великолепный пейзаж, расстилавшийся перед ним. Каждый раз, когда он смотрел на открывающийся отсюда вид, его охватывал восторг. Шейну казалось, что огромным и пустынным равнинам, поросшим вереском, свойственны особая аскетичность и равнодушная отстраненность, ему казалось, что в этом пейзаже есть неповторимое величие. Округлые очертания холмистых равнин вздымались перед ним и словно откатывались вдаль. Они были похожи на огромное развевающееся многоцветное знамя: зеленое, золотое и желто-коричневое, с переливами, расстилающееся до самого горизонта, где начиналось бескрайнее небо, немыслимо голубое, сверкающее, пронизанное солнечным светом, в этот час дня – серебристым. Эта красота была такой всеобъемлюще-чистой, что смотреть на нее было почти невыносимо для Шейна. Она, как всегда, вызывала в нем бурю эмоций. Это было то единственное место на земле, частью которого он себя ощущал. Когда он вдали отсюда, ему постоянно чего-то не хватает, его тянет назад. И сейчас он снова собирается в изгнание, которое, как и все его предыдущие отъезды, дело сугубо добровольное.
Шейн О'Нил глубоко вздохнул, ощутив, как давняя печаль и меланхолия заполняют все его существо. Он прислонился к шее жеребца и закрыл рукой глаза, прося Всевышнего избавить его от тоски по этой женщине.  Разве может он жить здесь, под тем же небом, зная, что она так близко и в то же время так далека и недосягаема? Он обязательно должен уехать… уехать далеко, покинув места, которые ему так дороги, оставив ту, которую безумно любит, потому что она никогда не может принадлежать ему. Это единственная возможность для него выжить, остаться мужчиной.
Он резко повернулся и вспрыгнул в седло, полный решимости разогнать мрачное настроение, внезапно налетевшее на него. Он пришпорил Бога Войны, направив его вперед быстрым галопом по пустынной вересковой равнине.
Проехав половину пути, он повстречал двух молодых конюхов, которые объезжали пару великолепных чистопородных жеребцов, дружеским кивком ответил на их веселые приветствия и у перекрестка свернул на дорогу к Эллингтон-Холлу – дому Рэндольфа Харта. В Мидлэме, городке, который славился лучшими в Англии конюшнями, где выращивают скаковых лошадей – их там было не меньше десятка, – Эллингтон-Холл пользовался заслуженным уважением, а Рэндольф был одним из самых известных инструкторов по выездке. Рэндольф обучал лошадей Блэки О'Нила и разрешал Шейну держать в своей конюшне в Эллингтоне вместе со скаковыми лошадями деда и его жеребцов – Бога Войны и Феодального Барона и кобылу Кельтская Дева.
Когда Шейн подъехал к огромным кованым воротам Эллингтон-Холла, ему уже удалось немного заглушить ноющую боль в сердце и преодолеть уныние. В конце подъездной дороги, посыпанной гравием, перед поворотом к конюшне, находящейся за домом, он несколько раз глубоко вздохнул и успокоился. К удивлению Шейна, двор был пуст, но на цоканье копыт его жеребца по булыжнику вышел помощник конюха, а еще через минуту из конюшни появился и Рэндольф Харт и помахал ему рукой.
Это был высокий, крепкого сложения, грубовато-добродушный мужчина. Голос у него был под стать фигуре. Подходя к Шейну, пророкотал:
– Привет, Шейн. Я хотел бы поговорить с тобой, если у тебя найдется свободная минутка.
Спешиваясь, Шейн ответил:
– Именно минутка, Рэндольф. Я сегодня приглашен на ужин – и уже опаздываю. – Он бросил поводья пареньку, который повел Бога Войны в конюшню, чтобы хорошенько почистить. Шейн сделал несколько шагов к Рэндольфу и спросил, пожимая протянутую ему руку: – Надеюсь, все в порядке?
– Да-да, – поспешил успокоить его Рэндольф, направляясь через двор к входу в дом. – Но давай все-таки ненадолго зайдем ко мне. – Он взглянул снизу вверх на Шейна, который при своем огромном росте был заметно выше, и насмешливо сказал: – Я надеюсь, ты сможешь уделить мне и пять минут, старина? Дама, кто бы она ни была, наверняка будет счастлива подождать тебя.
Шейн тоже усмехнулся в ответ:
– Дама, о которой идет речь, – это тетя Эмма, а мы оба знаем, что она не любит, когда ее заставляют ждать.
– Это уж точно, – согласился Рэндольф, открывая дверь и пропуская Шейна. – Чашку чая или предпочитаешь что-нибудь покрепче?
– Если можно, шотландский виски, Рэндольф. – Шейн подошел к камину и остановился спиной к нему, оглядывая комнату и чувствуя вдруг, что напряжение его отпускает и ему становится хорошо и спокойно – впервые за сегодняшний день. Он знал и любил этот кабинет всю свою жизнь – это была его любимая комната во всем Эллингтон-Холле. Здесь была чисто мужская атмосфера, и все несло на себе ее отпечаток: огромный георгианский письменный стол у окна, резной буфет в стиле чиппендейл, темно-вишневые кожаные кресла и большой мягкий диван, круглый резной столик с множеством журналов по коневодству и собаководству – «Кантри лайф», «Лошади и собаки», страницы из газет, посвященные скачкам. Если бы в эту комнату вошел совершенно посторонний человек, он без труда угадал бы, чем интересуется и занимается ее хозяин. Она напоминала клубы любителей скачек, вроде «Тэрф» или «Спорт королей». Темно-зеленые стены были увешаны гравюрами Стаббса восемнадцатого века на спортивные темы. Вставленные в рамки фотографии лошадей-призеров, которых объезжал Рэндольф, украшали темный комод красного дерева, кубки и другие призы были расставлены повсюду. Вокруг камина желтизной отливали латунные детали конской упряжи и викторианская каминная решетка. На камине, между двумя маленькими бронзовыми фигурками породистых жеребцов и парой серебряных подсвечников уютно пристроилась подставка для трубок Рэндольфа и банка с табаком. У комнаты был удобный и обжитой вид, местами даже немного запущенный, но Шейну казалось, что потертый ковер и потрескавшаяся кожа на креслах только усиливают ощущение теплоты, уюта, приветливого домашнего очага.
Рэндольф принес стаканы, они чокнулись, выпили, и Шейн поставил свой стакан на краешек медной решетки, шаря по карманам в поисках сигарет. Потом закурил и спросил:
– Так о чем ты хотел поговорить со мной?
– О лошади – Изумрудной Стреле. Как ты думаешь, что скажет Блэки, если я выставлю ее для участия в скачках «Грэнд Нэшнл»  на будущий год?
На лице Шейна появилось удивленное выражение, он даже выпрямился на стуле.
– Ты же знаешь, он будет в восторге. Но будет у нее хоть какой-нибудь шанс выиграть? Я знаю, это хорошая лошадь, но скаковой круг в Эйнтри… Как сказал бы Блэки, Бо-о-оже мой!
Рэндольф кивнул, встал со своего места, взял трубку и начал набивать ее табаком.
– Да, скаковой круг там нелегкий, и требует, чтобы и жокей, и лошадь выложились полностью. Но я думаю, что Изумрудная Стрела вполне может выиграть самые престижные скачки с препятствиями в мире. Она хорошо выезжена, вынослива. В последнее время она показывает очень хорошие результаты, выиграла несколько скачек по пересеченной местности, причем весьма убедительно. – Рэндольф замолчал, разжег трубку и сказал, озорно подмигнув: – Я думаю, эта красавица обладает массой пока еще скрытых достоинств. Но если говорить серьезно, она великолепно берет препятствия – не хуже некоторых из призеров, которых я тренировал раньше.
– Бог мой, да это же замечательная новость! – воскликнул Шейн, приходя в волнение. – Дед всегда мечтал выиграть «Грэнд Нэшнл». А кого из жокеев ты выбрал, Рэндольф?
– Стива Ларнера. Он парень упрямый – это как раз то, что надо. Уж он-то сумеет одолеть скаковой круг в Эйнтри. Это потрясающий жокей!
– Ну почему ты не сказал об этом деду?
– Я хотел сначала услышать твое мнение.
– Ты же знаешь, он тебе полностью доверяет.
– Спасибо, Шейн. Я ценю ваше доверие. Но, честно говоря, старина, я никогда не видел, чтобы Блэки так относился к другим лошадям. Он просто души не чает в этой кобыле. Он приезжал сюда на прошлой неделе и так обхаживал ее, словно любимую девушку.
Губы Шейна растянулись в насмешливую улыбку:
– Не забывай, она ведь и есть подарок от его дамы сердца. Кстати, раз уж зашла речь об Эмме, мне показалось или нет, что, когда ты упомянул о ней несколько минут назад, в твоем голосе было некоторое раздражение?
– Да нет, не совсем, Я действительно немного разозлился на нее вчера вечером, но… – Рэндольф остановился на полуслове и расплылся в добродушной улыбке. – Я никогда не могу на нее долго сердиться. Она ведь матриарх всего нашего клана и очень добра ко всем нам. Но иногда она начинает уж слишком командовать. И тогда я чувствую себя во-о-от таким, – он поднял руку на несколько дюймов от пола и усмехнулся. – Ну, да ладно, вернемся к Изумрудной Стреле. Я собирался поговорить о ней с Блэки завтра.
– Это будет для него большой радостью. И тетя Эмма будет в восторге. – Шейн допил свой виски и встал. – Ну, а сейчас извини: боюсь, мне и вправду надо спешить. Я еще хочу заглянуть на секунду в конюшню, попрощаться со своими лошадьми. – Шейн грустно улыбнулся. – Я снова уезжаю, Рэндольф, в понедельник утром.
– Но ты же только что вернулся! – воскликнул Рэндольф. – Куда на этот раз?
– На Ямайку, потом на Барбадос – мы там недавно купили новую гостиницу, – объяснил Шейн, выходя из кабинета вместе с Рэндольфом. – У меня очень много дел, и я пробуду там довольно долго – по крайней мере, несколько месяцев. – Он замолчал.
Они прошли через двор к конюшне. Рэндольф тоже воздержался от дальнейших комментариев. Шейн зашел в стойло к одной из своих лошадей, потом к другой, третьей, провел с каждой несколько минут – погладил, пробормотал какие-то ласковые слова. Рэндольф отстал, но продолжал внимательно наблюдать за ним. Внезапно он испытал прилив острой жалости к своему младшему другу, сам толком не понимая, чем это чувство вызвано. А может быть, оно было вызвано поведением Шейна в этот момент, бездонной печалью в его черных глазах? Рэндольф был неравнодушен к Шейну О'Нилу еще с тех пор, как тот был ребенком. Когда-то он даже надеялся, что Шейну понравится одна из его дочерей – Салли или Вивьен. Но он никогда не проявлял к ним никакого интереса и всегда держался с ними немного отчужденно. А вот его сын Уинстон действительно стал ближайшим другом и добрым приятелем Шейна. Немало людей восприняли с недоумением два года назад то, что Уинстон и Шейн купили требовавший капитального ремонта старый особняк – Бек-хаус – в близлежащей деревушке Уэст Тэнфилд, перепланировали и отделали его и вместе поселились там. Но Рэндольф никогда не сомневался в сексуальной ориентации ни своего сына, ни Шейна. Он просто знал, что оба они – ужасные ловеласы, всегда увлеченные то одной, то другой красоткой в округе. Когда была жива его жена Джорджина, ей частенько приходилось утешать то одну, то другую молодую женщину, чье сердце было разбито, когда они приходили в Эллингтон-Холл в поисках Уинстона или Шейна. Слава Богу, теперь уже больше не приходят. Он бы просто не знал, что делать в такой ситуации. Он подозревал, что, если сейчас кто-то из молодых женщин нуждается в утешении, они направляются прямиком в Бек-хаус. Рэндольф улыбнулся своим мыслям. Эти двое – ужасные проказники, но он все равно их очень любит.
Наконец Шейн попрощался со своими лошадьми и, не торопясь, вернулся к Рэндольфу, стоявшему у входа в конюшню. Как всегда, и особенно в тех случаях, когда они долго не виделись, Рэндольф был поражен тем, насколько привлекателен Шейн. «Чертовски красивый парень! – подумал он про себя. – Должно быть, пятьдесят лет назад Блэки был точно таким же, как Шейн сегодня».
Положив руку на плечо своему старшему другу, Шейн поблагодарил:
– Спасибо тебе за все, Рэндольф.
– Что ты, приятель, я всегда рад тебе. Не волнуйся о лошадях. Мы о них хорошенько позаботимся. Впрочем, ты это и так знаешь. Да, Шейн, у меня к тебе просьба: пожалуйста, попроси Уинстона позвонить мне вечером.
– Хорошо.
Рэндольф проводил глазами Шейна О'Нила, который, задумавшись, шел к своей машине. «Вот идет очень несчастный молодой человек, – разговаривая с самим собой, пробормотал Рэндольф и в недоумении покачал головой. – У него есть все, чего только можно пожелать: здоровье, красота, положение в обществе, большое состояние. Но хотя он и пытается это скрыть, я глубоко убежден, что в душе он очень несчастлив. Но будь я проклят, я не могу понять почему!»
Бек-хаус стоял у подножия небольшого холма, на краю деревушки Уэст Тэнфилд, примерно на полпути между Эллингтон-Холлом и Пеннистоун-ройял.
Особняк был расположен в лощине; позади него росло несколько огромных старых дубов и сикамор, отбрасывавших на него густую тень. Особняк был построен в конце правления Елизаветы Первой. В нем было какое-то особое очарование. Он был невысокий, просторный, со множеством каминных труб и высоких тонированных окон. Его построили из местного камня – по всей вероятности, из карьера Фаунтинс Эбби, расположенного поблизости. Фасад был наполовину деревянный.
Покупая этот старый особняк, Уинстон и Шейн сначала собирались продать его сразу же после того, как отремонтируют полуразрушенные части, перепланируют старые и неудобные ванные и кухню, построят гаражи и приведут в порядок участок вокруг дома, пришедший в запустение, поскольку за ним уже давно никто не ухаживал. Но пока шла работа по ремонту и перепланировке особняка, они отдали ему столько времени, сил и энергии, столько любви и заботы, так привыкли и привязались к нему, что решили оставить его себе. Оба они были одного возраста, вместе учились в Оксфорде и вообще дружили с детских лет. Им нравилось жить в одном доме – они обычно приезжали сюда только на выходные. У каждого была квартира поближе к Лидсу, чтобы и тому, и другому было не так далеко добираться на работу.
Уинстон Харт был единственным внуком брата Эммы, Уинстона, и ее внучатым племянником. После возвращения из Оксфорда он работал в йоркширской газетно-издательской компании. У него не было там конкретной должности или поста. Эмма называла его своим «министром без портфеля», что в переводе на более понятный язык для большинства людей означало «специалист по улаживанию сложных проблем». В каком-то смысле его можно назвать ее послом по особым поручениям в компании, ее глазами и ушами, а нередко и выразителем ее мнения. Его слово в большинстве случаев было последним, и он подчинялся только Эмме. У него за спиной другие руководители компании называли его Богом. Уинстон знал об этом прозвище и обычно только посмеивался над ним. Он-то знал, кто был Богом этой компании. Это была тетя Эмма.
Молодой Уинстон, как его иногда называли в семье, всегда был близок со своим дедом и тезкой, и тот воспитал в нем глубокую преданность и благодарность к Эмме, которой Харты были обязаны всем, что имели. Дед до последнего своего дня, до самой смерти в начале шестидесятых, боготворил Эмму, и это от него Уинстон узнал много о молодых годах своей тетушки, о трудных временах, которые она пережила, о той упорной борьбе, которую ей пришлось вести, поднимаясь все выше и выше по социальной лестнице, добиваясь успеха. Он очень хорошо знал, что ее блестящая карьера далась ей нелегко, что она потребовала от нее огромных жертв. Поскольку он был воспитан на множестве почти невероятных и зачастую очень трогательных историй о ныне легендарной Эмме, Уинстон считал, что в некоторых отношениях он понимает ее гораздо лучше, чем ее собственные дети. Ради нее он был готов на все.
Дед Уинстона оставил ему все свои акции в газетно-издательской компании, а его дядя Фрэнк, младший брат Эммы, оставил свои акции своей вдове Натали. Но контрольный пакет – пятьдесят два процента акций – был в руках Эммы, как всегда в ее компаниях. Однако теперь она вела дела компании с помощью Уинстона. Она советовалась с ним по всем вопросам управления и политики компании, часто соглашалась на его предложения, если они были разумными, и постоянно прислушивалась к его советам.
Когда Уинстон подъезжал к Бек-хаус, все его мысли были сосредоточены на газетно-издательской компании. Но как ни был он занят ими, он заметил, что маленький ручеек около их дома разбух от сильных дождей, которые прошли в начале недели. Он мысленно сделал заметку, что надо поговорить об этом с Шейном. Наверное, нужно будет снова укрепить берега – иначе не успеешь оглянуться, как все лужайки окажутся под водой, как это случилось прошлой весной.
Уинстон был худощав, неширок в кости, среднего роста. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что он – из семьи Хартов. Уинстон был очень похож на Эмму. У него были такие же точеные черты лица, и он был той же масти – золотисто-рыжие волосы и живые зеленые глаза. Только у Полы и у него волосы спускались выступом на лоб, как у Эммы. Однажды дед рассказал ему, что все они унаследовали это от Эстер Харт, матери Большого Джека Харта.
Подходя к небольшой лестнице, ведущей в дом, Уинстон, прищурившись, взглянул вверх, на небо. Со стороны восточного побережья надвигались темные тучи, предвещавшие дождь. Ветер стих, послышался отдаленный раскат грома, и внезапно яркая молния осветила на мгновение верхушки покрывшихся молодой листвой деревьев ослепительно белым светом. Пока он вставлял ключ в замок, первые крупные капли дождя упали ему на руку.
– Черт возьми! – проворчал он, думая о ручейке. – Если будет гроза, нам не миновать серьезной беды.
Из-за огромной резной двери он слышал приглушенный звонок телефона, но к тому времени, когда он открыл дверь и вошел в дом, телефон уже перестал звонить. Уинстон посмотрел на него, ожидая, что он зазвонит вновь, но поскольку этого не произошло, он пожал плечами, поставил свой чемодан у подножия лестницы и быстрыми шагами пересек зал. Он вошел в свой кабинет в дальней части дома, присел к письменному столу и прочитал записку от Шейна, где говорилось, что он должен позвонить отцу. Он выбросил записку в корзину для бумаг и бегло просмотрел свою почту – большей частью счета из деревенских магазинов и несколько приглашений на коктейли и ужины от его здешних соседей. Отложив их в сторону, он откинулся на спинку стула, положил ноги на письменный стол и закрыл глаза, чтобы не отвлекаться ни на что и полностью сосредоточиться на проблеме, которую ему нужно было обдумать.
У Уинстона была проблема, и в данный момент над ней надо было серьезно поразмыслить. Вчера, во время разговора с Джимом Фарли в их лондонской конторе, он заметил в Джиме непритворную, искреннюю неудовлетворенность. Как ни странно, Уинстон вдруг понял, что его это не очень удивляет. Еще несколько месяцев назад он заподозрил, что Джим терпеть не может административную работу, а в последние несколько часов, по дороге из Лондона сюда, он пришел к выводу, что Джиму не хочется оставаться на посту директора-распорядителя компании. Интуитивно Уинстон ощущал, что Джим мечется, что он чувствует себя не на своем месте. Джим по сути своей был настоящим газетчиком, которому нравится суета редакционной комнаты, волнение и возбуждение от того, что он – в центре мировых событий, напряженный ритм жизни, диктуемый необходимостью выпускать две ежедневные газеты. После того, как Эмма повысила его в должности, назначив год назад, сразу же после их помолвки с Полой, директором-распорядителем, Джим продолжал одновременно работать ответственным редактором обеих газет – «Йоркшир морнинг газет» и «Йоркшир ивнинг стандард». Приняв новую должность, но при этом сохранив за собой старую, Джим сидел на двух стульях. И только на одном их них, по мнению Уинстона, он чувствовал себя удобно – он был газетчиком.
Возможно, ему следует отказаться от другого поста, думал Уинстон. Будет лучше, если Джим будет блестяще справляться с одной работой, чем гробить обе. Он открыл глаза, снял ноги со стола и решительно поставил их на пол, пододвинул стул к письменному столу. Он посидел еще немного, глядя в пространство перед собой и думая о Джиме. Он восхищался его выдающимися журналистскими способностями и симпатизировал ему как человеку, хотя и знал, что у Джима много слабостей. Он, например, хочет угодить всем, чтобы все были довольны, – а это практически невозможно. И еще одно Уинстон знал наверняка: он никогда не мог понять, что именно Пола нашла в Джиме Фарли. Они были совершенно разные – как вода и пламень. У нее настолько сильный характер, что человеку вроде Джима она не пара. Но, в конце концов, их отношения – это не его забота, кроме того, возможно, он судит о Джиме предвзято, учитывая все обстоятельства. Она ничего не видит и не понимает – она просто слепа, глупая гусыня. Он нахмурился, мысленно отругав себя за то, что плохо подумал о ней. Ведь он хорошо относится к Поле, они добрые друзья.
Уинстон протянул руку к телефону, чтобы позвонить Эмме и поделиться с ней своей проблемой, но сразу же передумал. Нет смысла беспокоить ее перед выходными, ведь на эти дни у нее уже давно запланированы важные события и приемы. Гораздо лучше будет подождать до утра понедельника, и тогда уже посоветоваться с ней.
Внезапно он почувствовал, что страшно раздосадован и зол на самого себя. Какой же он глупец! Ему нужно было вчера, не уклоняясь от откровенного разговора, прямо спросить Джима, хочет ли тот отказаться от поста директора-распорядителя. А если он скажет «да», то кого можно назначить вместо него? У них нет человека, достаточно подготовленного, который мог бы взвалить на себя эти непростые обязанности, – по крайней мере среди сотрудников компании. И в этом была суть проблемы, именно это и тревожило его больше всего. Где-то в глубинах подсознания у Уинстона было тревожное предчувствие, что его тетушка может взвалить эту работу на него. Ему этого не хотелось. Ему нравилось его нынешнее положение в фирме.
Судьба распорядилась так, что Уинстон Харт, в отличие от других членов семьи Эммы, не был очень честолюбив. Он не стремился к могуществу. Его не мучила жажда несметного богатства. По сути дела, у него уже сейчас было больше денег, чем ему требовалось. Его дед Уинстон под руководством Эммы, с ее помощью и следуя ее советам нажил огромное состояние и тем самым обеспечил будущее и своей вдовы Шарлотты, и своего потомства.
Уинстон-младший был целеустремленным и трудолюбивым, он преуспевал в газетном деле и чувствовал, что это – его стихия. Но он получал удовольствие от жизни как таковой. Еще давно он принял решение и не собирался его менять: он никогда не пожертвует своим человеческим счастьем и спокойной личной жизнью ради успешной карьеры в мире большого бизнеса. Он не станет жертвой этого Молоха. Он хочет иметь жену, детей и размеренную, хорошо налаженную жизнь. Как и его отец, Рэндольф, Уинстон любил сельскую жизнь. Сельские пейзажи трогали его до глубины души. В деревне он словно рождался заново. Он очень ценил возможность проводить выходные за городом, после них он чувствовал себя обновленным, получившим заряд энергии. Он открыл для себя, что верховая езда, скачки по пересеченной местности с другими такими же любителями, игра в крикет, коллекционирование произведений искусства, работа в саду возле Бек-хауса благотворно действуют на него и приносят глубокое удовлетворение. Короче говоря, Уинстону Харту нравилось жить спокойно и неторопливо, и он был полон решимости устроить свою жизнь именно так. Борьба, которая шла между сильными мира сего, раздражала его – он считал, что она бесконечно утомительна и скучна. Вот почему Уинстона по-прежнему удивляла Пола. Для него становилось все более несомненным, что она сделана из того же теста, что и ее бабушка. Обе эти женщины получали удовольствие от борьбы с конкурентами. Ему казалось, что новые и новые деловые замыслы, доказательства их могущества, победа над соперниками действуют на них, как наркотик. Когда Эмма выразила пожелание, чтобы он помог Поле на переговорах с «Эйр коммюникейшнс», он уклонился от этого, убедив ее, что будет лучше, чтобы Пола вела эти переговоры одна. К его большому облегчению, тетушка легко на это согласилась.
«Черт возьми! – подумал он, снова досадуя на себя. – Я не собираюсь проводить все выходные дни в раздумьях о том, чего хочет Джим Фарли. Я прямо спрошу его об этом на следующей неделе, как только начнется осуществление плана, связанного с приобретением «Эйр коммюникейшнс».
Выбросив дела из головы, он позвонил отцу в Эллингтон-Холл и проговорил с ним добрых двадцать минут. Потом набрал номер Элисон Ридли, с которой встречался в последнее время. Услышав ее голос, он почувствовал, как теплая волна подступает к сердцу – и в ее голосе тоже слышалась радость от того, что он позвонил. Он подтвердил их договоренность о том, что будут делать в воскресенье. Повесив трубку, он поспешил наверх – переодеться.
Через десять минут, надев удобные вельветовые брюки, свитер из грубой шерсти, резиновые сапоги и старый плащ-дождевик, Уинстон прошел через столовую и вышел на веранду с каменным полом, откуда открывался вид на пруд, в котором водилась рыба. После небольшого дождя небо прояснилось. Деревья, кусты и трава на лужайке, мокрые от дождя и потому казавшиеся особенно ярко-зелеными, слегка поблескивали в лучах мягкого послеполуденного солнца. Бледно-голубое небо тоже слегка светилось. Воздух был наполнен запахом дождя и мокрой травы, влажной земли и растений. Уинстон любил этот запах. Он постоял минуту на веранде, полной грудью вдыхая и выдыхая прохладный воздух, отрешаясь от всех своих городских забот и проблем. Потом легко сбежал по ступенькам в сад и поспешил к ручью, чтобы убедиться, что недавний дождь не размыл его берега.

0

9

Глава 7

Приехала Эдвина. Эмма знала, что ее старшая дочь сидит внизу, в библиотеке, потягивает коктейль и приходит в себя после дороги из аэропорта. За последние несколько минут сначала Хильда, а потом Эмили поднялись к ней, чтобы сообщить последние новости. «Никогда не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня», – сказала Эмма сама себе, переодевшись и заканчивая приготовления к ужину с Блэки и Шейном. Откладывать то, что неизбежно, – не просто глупо. Это еще и изматывает нервы. Эдвина – как бомба с часовым механизмом, который отсчитывает минуты до взрыва, и мне, пожалуй, стоит обезвредить этот механизм еще до наступления субботы.
Одобрительно кивнув самой себе, довольная, что перестала колебаться и приняла решение, Эмма застегнула жемчужное колье, взглянула на себя в зеркало, взяла свою вечернюю сумочку и соболий жакет и решительным шагом вышла из комнаты.
Спускаясь по длинной винтовой лестнице, она замедлила шаги, обдумывая, что скажет и как следует держаться с Эдвиной. Эмма не любила столкновения и конфликты и предпочитала действовать окольными путями, а иногда и хитростью для достижения своих целей. Ее сила и теперь, и всегда заключалась в умении добиваться взаимоприемлемых решений, в готовности идти на компромиссы в деловых, и в личных отношениях. Но сейчас, подходя к двери в библиотеку, она поняла, что с Эдвиной возможна только одна линия поведения – действовать напрямую.
При мысли о предстоящем столкновении ей стало не по себе. Но речь шла о счастье Энтони, и нужно было обязательно нейтрализовать Эдвину, прежде чем она создаст серьезные неприятности для Энтони, да и для всех остальных.
Дверь в библиотеку была приоткрыта, и, прежде чем войти, Эмма остановилась на мгновение, опираясь рукой на косяк двери и глядя на Эдвину, сидящую перед камином в кресле с высокой спинкой. Была включена только одна лампа, и большая часть комнаты тонула во мраке. Вдруг ярко вспыхнуло одно из поленьев в камине, и отсвет пламени выхватил из тени лицо, так что его стало лучше видно. Потрясенная, Эмма зажмурилась от неожиданности. На этом расстоянии ее дочь как две капли воды была похожа на Адель Фарли… Те же серебристо-светлые волосы, тот же нежный, но четко очерченный профиль, немного ссутулившаяся фигура человека, задумавшегося о чем-то. Как часто ей приходилось видеть Адель сидящей вот так же, у огня, в своей спальне и погруженной в свои мысли. Но Адель умерла, когда ей не было тридцати восьми, а Эдвине сейчас уже шестьдесят три, и ее красота никогда не была такой одухотворенной и щемящей, как когда-то у Адель. Поэтому Эмма знала: ее впечатление минуту назад было отчасти обманчивым, но все же сходство, безусловно, есть – оно было заметно с самого рождения Эдвины. Впрочем, вообще Эдвина во многих отношениях больше похожа на семью Фарли, чем на Хартов. Кашлянув, Эмма поздоровалась:
– Добрый вечер, Эдвина! – и сразу же деловым шагом вошла в комнату. Ей не хотелось, чтобы Эдвина догадалась, что она наблюдала за ней от дверей.
Ее дочь вздрогнула от неожиданности и повернула голову, выпрямилась на стуле.
– Здравствуй, мама! – ответила она холодно и сухо.
Эмма не обратила внимания на этот холодный тон – она уже привыкла к нему, он почти не менялся уже много лет. Она положила жакет и сумочку на один из стульев и прошла к камину, включив по пути несколько ламп.
– Ты уже налила себе чего-нибудь выпить? Не нужно подлить? – заговорила она, садясь на такое же кресло с высокой спинкой, как у Эдвины.
– Нет, спасибо. Пока не нужно.
– Как твои дела? – спросила Эмма приветливо.
– Все более или менее в порядке. – Эдвина пристально посмотрела на мать. – Думаю, нет нужды спрашивать, как дела у тебя? Ты замечательно выглядишь.
Эмма слегка улыбнулась. Откинувшись на спинку кресла, она положила ногу на ногу и извинилась:
– Боюсь, я не смогу остаться сегодня на ужин. Мне придется уйти. В последнюю минуту…
– Ну, конечно же. Как всегда, дела… – Эдвина пренебрежительно фыркнула и бросила на Эмму весьма недружелюбный взгляд.
Эмму это покоробило, но она ничем не показала своего раздражения. Обычно грубость и ехидный тон Эдвины быстро выводили Эмму из себя, но сегодня она была полна решимости стерпеть все выходки дочери и ее ничем не обоснованное неуважительное отношение, к которому она никогда не давала повода. Пристальнее вглядевшись в лицо Эдвины, она сразу же заметила устало опустившиеся уголки губ, морщинки вокруг серебристо-серых глаз, полных печали. Эдвина похудела и казалась неспокойной, даже издерганной. Было очевидно, что вдовствующая графиня Дунвейл, обычно преисполненная чувства собственной важности, сегодня вечером не столь довольна своей жизнью и собой. Несомненно, ее одолевает множество проблем.
Эмму пронзила жалость к ней, и это чувство было столь неожиданно для нее самой – она никогда не испытывала жалости к Эдвине, – что она сама себе удивилась. «Бедняжка Эдвина. Она действительно несчастлива и напугана – но, боюсь, она сама в этом виновата, – думала Эмма. – Если бы только я могла объяснить ей это, уговорить ее вести себя иначе…» В этот момент она заметила, что Эдвина приглядывается к ней так же внимательно, как она сама – к Эдвине, и спросила:
– Ты так рассматриваешь меня. У меня что-нибудь не так?
– Твое платье, мама, – ответила та, не колеблясь ни секунды. – Мне кажется, оно было бы уместнее на женщине помоложе.
Эмма сжалась в комок – похоже, Эдвина решила не давать ей спуску. Но через мгновение она заставила себя расслабиться и весело улыбнуться, словно не обращая внимания на колкость, твердо решив, что не позволит Эдвине вывести ее из себя. Когда она заговорила, голос ее звучал совсем спокойно:
– Я люблю красный цвет, он очень живой. А какой цвет, по-твоему, мне пристало носить? Черный? Но я ведь еще живая. Кстати, раз уж мы заговорили о предпочитаниях в одежде, почему ты так привязана к этим ужасным мешковатым твидовым костюмам? – И, не дожидаясь ответа, добавила: – У тебя хорошая фигура, Эдвина. Не надо прятать ее.
Эдвина пропустила этот двусмысленный комплимент мимо ушей. Она спрашивала себя, зачем она вообще приняла приглашение Джима Фарли, и уж тем более – зачем согласилась остановиться в Пеннистоун-ройял. Она, должно быть, совсем потеряла рассудок, если согласилась так долго терпеть общество своей матери.
Эмма сжала губы, прищурилась, окинула Эдвину оценивающим взглядом и сказала очень осторожно:
– Я хотела бы поговорить с тобой об Энтони.
Это заявление вывело Эдвину из задумчивости. Она рывком повернулась к Эмме и воскликнула:
– Ни в коем случае, мама! Когда Эмили передала мне, что ты спустишься вниз поговорить со мной, я заподозрила что-то в этом роде. Но я наотрез отказываюсь говорить о своем сыне с тобой. Ты всегда стремишься манипулировать людьми и контролировать их жизнь.
– А ты, Эдвина, начинаешь повторяться, словно старая заезженная пластинка, – возразила Эмма. – Я уже столько раз слышала от тебя это обвинение, что просто надоело. Я устала от твоих постоянных колкостей. С тобой невозможно нормально говорить ни о чем. Ты всегда проявляешь враждебность, как будто на тебя кто-то нападает.
Хотя Эмма умышленно выбирала весьма резкие слова, ее тон смягчал их, лицо было бесстрастным. Она встала с кресла, подошла к старинному комоду в углу, налила себе немного шерри и вернулась к камину. Она задумчиво сидела со стаканом в руке.
– Я старая женщина. По правде говоря, очень старая. Хотя я понимаю, что полного мира в моей семье не будет никогда, я хотела бы, если возможно, хоть немного спокойствия в те годы, что мне осталось прожить. Я готова забыть многое из того, что ты говорила и делала, Эдвина, потому что я пришла к выводу, что пора уже нам с тобой покончить с враждой. Я думаю, нам нужно попытаться стать друзьями.
Эдвина смотрела на нее, широко раскрыв изумленные глаза. Ей казалось, все это происходит во сне. Она не думала, что когда-нибудь услышит такие слова от своей матери.
– Почему ты выбрала меня? Почему не кого-нибудь другого? Или ты собираешься в ближайшие дни обратиться и к ним с такой же прочувствованной речью?
– Думаю, они не входят в число приглашенных. Но даже если бы входили, надеюсь, у них хватило бы здравого смысла отказаться. У меня нет сейчас для них времени.
– А для меня есть? – все еще не веря, переспросила Эдвина, которую примирительный жест матери совершенно вывел из душевного равновесия.
– Давай посмотрим на это таким образом: я думаю, ты была меньше других виновата в подготовке того нелепого заговора против меня в прошлом году. Я знаю, что в какой-то степени тебя принудили участвовать в нем. Тебе никогда не были свойственны алчность, коварство и корысть, Эдвина. И еще мне очень жаль, что мы с тобой так много лет не поддерживали никаких отношений. Нам давно нужно было помириться – теперь я ясно это понимаю. – Эмма говорила все это искрение, но за этим стояло и еще одно соображение – Энтони.
Эмма была убеждена, что она может надеяться повлиять на Эдвину, уговорить ее занять более разумную позицию по отношению к сыну только в том случае, если она преодолеет враждебность дочери.
– Я думаю, мы должны попытаться. Что мы теряем? Если мы не можем стать настоящими друзьями, возможно, по крайней мере, между нами не будет вражды.
– Не думаю, мама.
Эмма утомленно вздохнула:
– Мне тебя жаль, Эдвина. Правда. Ты отвергла одну из самых важных вещей в своей жизни, но…
– Что это за важная вещь?
– Моя любовь к тебе.
– Будет тебе, мама, – с презрительной усмешкой сказала Эдвина, высокомерно глядя на Эмму. – Ты никогда не любила меня.
– Ошибаешься. Любила.
– Я не верю тому, что ты говоришь! – воскликнула Эдвина, ерзая на стуле. Она сделала глоток виски и со стуком поставила стакан на низкий георгианский столик. – Ты просто неподражаема, мама. Ты сидишь напротив меня, делая эти невероятные заявления и ожидая, что я их проглочу, не поморщившись. Это просто шутка века. Может быть, я и глупая, но не настолько же. – Она наклонилась вперед, с ненавистью глядя на Эмму, глаза ее были словно острые серые льдинки. – А как насчет тебя? Боже мой, ведь это ты сама отказалась от меня, когда я была совсем маленькой!
Эмма выпрямилась с видом оскорбленного достоинства, на лицо ее было просто страшно смотреть, глаза холодны, в голосе металл:
– Это неправда. И никогда – слышишь – никогда не смей больше мне это говорить, понятно? Ты прекрасно знаешь, что я оставила тебя у твоей тети Фреды, потому что мне приходилось работать, как проклятой, чтобы нам не умереть с голоду. Но мы уже столько раз говорили об этом! Ты все равно будешь думать так, как захочешь. Но сейчас я не позволю увести меня в сторону от того, что я намерена тебе сказать, только потому что тебе хочется снова извлечь на белый свет все твои старые обвинения против меня.
Эдвина открыла было рот, но Эмма покачала головой.
– Нет, позволь мне закончить, – не терпящим возражений тоном сказала она, властно глядя в глаза Эдвины своими зелеными глазами. – Я не хочу, чтобы ты совершила ту же самую ошибку во второй раз в жизни. Я не хочу, чтобы ты отказалась от любви Энтони, как когда-то отказалась от моей. А опасность того, что ты это сделаешь, очень велика. – Она откинулась на спинку кресла, надеясь, что ее слова дойдут до Эдвины.
– Никогда не слышала ничего более нелепого, – презрительно фыркнула Эдвина, принимая неприступно-высокомерный вид.
– И тем не менее это правда.
– Что ты знаешь о моих отношениях с сыном!
– Очень многое. Но несмотря на его любовь к тебе – большую любовь, – ты как будто нарочно хочешь вогнать клин между собою и сыном. Не далее как вчера вечером он говорил, как его беспокоят ваши отношения. И он действительно выглядел очень обеспокоенным.
Эдвина резко подняла голову:
– А, так он здесь? Когда я позвонила ему в его лондонский клуб вчера вечером, мне сказали, что он уже уехал. Я и представить себе не могла, куда он поехал. Я понятия не имела, что он собирается на крестины. Он здесь?
Она задала этот вопрос с тревогой, и Эмма увидела, как в глазах ее дочери зажглись нетерпеливые огоньки.
– Нет, он не здесь.
– Где же он остановился?
Эмма решила пока сделать вид, что не услышала этого вопроса.
– Энтони не может понять, почему ты так возражаешь против его развода. Получается, что ты отравляешь ему жизнь, день и ночь надоедая ему уговорами помириться с Мин. Он в совершенном тупике, просто в отчаянии, Эдвина.
– А Мин? У нее разбито сердце, она не может понять ни его самого, ни его поведения. И я не могу. Он разрушает нашу жизнь так, что хуже не бывает, вносит в нее хаос и смятение. Я почти в таком же отчаянии, как и она.
– Это вполне понятно. Никому не нравятся разводы и та боль, которую они причиняют. Однако тебе нужно прежде всего думать об Энтони, а не о других. С его слов я знаю, что он глубоко несчастлив вот уже…
– Не так уж несчастлив, мама, – прервала Эдвина высоким, прерывающимся от волнения голосом. – У них с Мин очень много общего, что бы он там тебе ни наговорил. Конечно, он разочарован, что у нее нет детей. Но с другой стороны, они ведь женаты всего шесть лет. Она еще может забеременеть. Мин идеально подходит ему. И не смотри на меня так, мама, с таким превосходством и всезнанием. Так уж вышло, что я знаю своего сына лучше, чем ты. Не спорю, возможно, у него и есть та сила характера, о которой ты не упускаешь случая сказать мне при любой возможности. И тем не менее у него есть и определенные слабости.
Эдвина остановилась, не уверенная, стоит ли продолжать, но решила, что пусть уж ее мать знает всю правду.
– Во-первых, секс, – заявила она категорично, прожигая Эмму взглядом, в котором горел вызов. – Он бегает за каждой смазливой девчонкой. У него бывали весьма серьезные неприятности из-за женщин до того, как он женился на Мин. – Эдвина покачала головой, закусила губу и сказала негромко: – Я не уверена, как много Мин об этом на самом деле знает, но я точно знаю, что за последние пару лет у Энтони было несколько связей на стороне, причем, как обычно, с самыми неподходящими женщинами.
Эмму все эти сведения не слишком удивили, ее это не особенно интересовало, поэтому она не попалась на удочку Эдвины.
– Не могла бы ты поточнее объяснить, каких именно женщин ты называешь неподходящими?
– Ты прекрасно знаешь каких, мама. Неподобающих женщин, которые происходят из неподходящих семей и не имеют соответствующего воспитания. Человек, занимающий такое положение, как Энтони, пэр Соединенного Королевства, на котором лежит огромная ответственность перед обществом, должен иметь жену из своего круга.
Ничем не показав, как ее позабавил узколобый снобизм Эдвины, Эмма сказала:
– Ради Бога, перестань разговаривать, как вдовствующая аристократка викторианских времен. Мы уже приближаемся к двадцать первому веку. Твои взгляды устарели, моя дорогая.
– Я не сомневалась, что ты скажешь что-нибудь вроде этого, – раздраженно-высокомерно ответила Эдвина. – Должна признать, мама, ты постоянно удивляешь меня. Для женщины, обладающей таким богатством и могуществом, ты на редкость пренебрежительно относишься к некоторым вещам. Например, к происхождению.
Посмеиваясь, Эмма сделала глоток шерри. Нижнюю часть ее лица не было видно за стаканом, но в глазах бегали озорные огоньки.
– Люди, которые живут в стеклянных домах, не должны бросать камни, – сказала она и снова усмехнулась.
Краска залила лицо Эдвины, но минуту спустя, недовольно поморщившись, она сказала:
– Боюсь даже думать, кого он себе найдет в конце концов, если развод когда-нибудь все-таки состоится.
– Дело о разводе уже идет полным ходом, – мягко заметила Эмма. – Думаю, ты поступила бы мудро, если бы признала его. И чем быстрее, тем лучше. Это уже факт жизни, и не в твоих силах его изменить.
– Ну, это мы еще посмотрим. Энтони не может получить развод, пока Мин не даст своего согласия.
– Но, дорогая моя Эдвина, она уже дала согласие.
Эдвина была потрясена. Она смотрела на мать глазами, полными ужаса, пытаясь осознать значение ее слов. На какую-то долю секунды она заподозрила, что мать ее обманывает, но потом поняла, что та сказала ей правду. У Эммы было много недостатков, но она никогда не лгала. И кроме того, она всегда располагала безукоризненно надежными и точными сведениями. Наконец, Эдвина попыталась выдавить из себя:
– Но… но… – голос не повиновался ей, и она не смогла ничего сказать.
Она протянула дрожащую руку за стаканом, но сразу же поставила его назад, не сделав ни глотка.
– Но Мин не сказала мне ничего об этом, когда мы ужинали вместе вчера вечером. Это очень странно. Мы всегда были близки с ней. Она мне как дочь. Непонятно, почему она не поделилась со мной. Раньше у нее никогда не было от меня секретов. – Лицо Эдвины выражало полное смятение: сколько ни пыталась, она не могла понять странное поведение Мин и ее необъяснимую скрытность.
Впервые за все это время, с внезапным озарением Эмма поняла, почему ее дочь в таком смятении. Было совершенно очевидно, что у них с Мин очень хорошие, близкие отношения и они очень важны для душевного спокойствия Эдвины. Да, с невесткой ей легко и спокойно, она уверена в ее привязанности. Опрокинув свою семейную лодку, Энтони поставил под угрозу мир Эдвины – или, по крайней мере, ей так казалось. Ее приводила в ужас мысль о переменах, о новой женщине, которая появится в жизни сына и которая может не принять ее с такой готовностью, как Мин, – которая может даже отнять у нее сына.
Наклонившись поближе к Эдвине, Эмма сказала с большей нежностью, чем обычно:
– Возможно, Мин побоялась сказать тебе, побоялась еще больше огорчить тебя. Послушай, ты не должна воспринимать этот развод как угрозу для твоей жизни. В твоей жизни он не так уж много изменит, и я уверена, что Энтони не будет против того, чтобы вы с Мин остались друзьями. – С легким смешком она попыталась шуткой успокоить Эдвину: – В конце концов, Энтони разводится с Мин, а не с тобой. Он совсем не хотел причинить тебе боль.
– Он уже причинил мне боль. Его поведение просто непростительно. – Голос Эдвины звучал жестоко и непреклонно, лицо выражало горечь и обиду.
Эмма откинулась на спинку кресла, и раздражение, которое она пыталась подавить в себе, вдруг поднялось в ней с новой силой. Губы сложились в язвительную усмешку, глаза стали холодными.
– Ты эгоистичная женщина, Эдвина, – с осуждением сказала она. – Ты не думаешь об Энтони, ты думаешь только о себе. Ты говоришь, что живешь ради сына, но если так, то ты не лучшим образом пытается доказать это. Сейчас ему трудно, и в такой момент ему нужны твоя любовь и поддержка, а не твоя враждебность. – Эмма с порицанием посмотрела на дочь. – Я тебя не понимаю. В тебе столько обиды, злобы, враждебности – ко всем, не только ко мне. Я не могу понять, почему это так. Твоя жизнь была не очень тяжелой. Ты была счастлива в семейной жизни, насколько я могу судить. Я знаю, что Джереми буквально боготворил тебя, и мне всегда казалось, что и ты его любишь. – Она не отводила глаз от Эдвины. – Ради тебя же самой мне очень хочется верить, что ты его тоже любила. И что же? Несмотря на все чудесные дары, которыми наградила тебя жизнь, тебя переполняет, сжигает изнутри всепоглощающая злоба и обида. Пожалуйста, отрекись от них, вырви эту горечь из сердца раз и навсегда.
Эдвина сидела молча, все с тем же выражением упрямства на лице. Тогда Эмма продолжила:
– Ты должна доверять своему сыну, уважать его суждения. Я очень верю в него. Пытаясь не допустить этого развода, ты бьешься головой о каменную стену. Ты не можешь победить. В конце концов ты проиграешь. И ты навсегда потеряешь Энтони. – Она еще раз взглянула в лицо дочери, надеясь увидеть признаки смягчения с ее стороны, но лицо Эдвины оставалось по-прежнему замкнутым и неприступным.
Разочарованно вздохнув, Эмма решила: «Все. Я сдаюсь. Мне никогда не пробиться через ее броню». И все же она чувствовала, что обязана предпринять последнюю попытку предостеречь дочь, убедить ее изменить свое отношение к делам сына.
– Ты в конце концов станешь одинокой старой женщиной, – мрачно предрекла она. – Не думаю, чтобы ты этого хотела. И если ты подозреваешь, что у меня в этом далее есть какой-то свой корыстный интерес, ты ошибаешься. Совершенно искренне говорю тебе, Эдвина, я просто хочу, чтобы ты не сделала самой ужасной ошибки в своей жизни.
Хотя Эмма не надеялась уже, что дочь ее услышит, она услышала. Что-то шевельнулось в потаенных уголках ее сознания. У нее появилось смутное ощущение, что она не права. Недовольство собой и сомнение в своей правоте вдруг нахлынули на нее, и она почувствовала, что виновата перед Энтони. Она и вправду вела себя эгоистично – более эгоистично, чем ей казалось до последнего момента. Это правда, что она любит Мин как дочь, которой у нее никогда не было, и боится даже мысли о том, что может потерять ее. Но еще больше она боится потерять сына. А это уже происходит.
Эдвина была не очень проницательной женщиной, может быть даже не очень умной. Но она была достаточно разумна, и разум сейчас подсказывал ей, что безысходность толкнула Энтони к бабушке, заставила его довериться Эмме, а не матери. При мысли о таком предательстве со стороны сына в ней снова взыграли обида и ревность – не самые лучшие ее чувства. Но, призвав на помощь мудрость, которая обычно не была ей свойственна, она сумела подавить их. На самом деле поведение Энтони не говорило ни о предательстве, ни об отсутствии любви к ней. Она сама во всем виновата. Мать права, она действительно его отталкивает. По-видимому, Эмма искренне пытается не допустить, чтобы трещина в ее отношениях с сыном превратилась в непреодолимую пропасть, если проанализировать ее слова спокойно и непредвзято. Готовность признать искренность добрых намерений Эммы удивила Эдвину, и непроизвольно она испытала благодарность к матери за то, что та пытается помочь ей.
Обдумывая каждое слово, медленно и негромко Эдвина сказала:
– Это для меня действительно большое потрясение – я имею в виду развод. Но ты права, мама. Я должна думать в первую очередь об Энтони. Важно, чтобы он был счастлив.
Впервые за всю свою жизнь Эдвина обращалась к матери за помощью. Обида и горечь отошли на задний план. Она приглушенно спросила:
– Что мне делать, мама? Как ты думаешь? Наверное, он очень серится на меня?
Эмма, которая уже не надеялась, что ее попытки пробудить в Эдвине здравый смысл возымеют хоть какое-то действие, пришла в некоторое замешательство от такого неожиданного поворота событий. Она перестроилась на ходу и привела в порядок свои мысли.
– Нет, он не сердится. Возможно, немного задет или даже встревожен. Ты же знаешь, он тебя очень любит и ни в коем случае не хотел бы, чтобы дошло до настоящего разрыва между вами. – Эмма слегка улыбнулась. – Ты спрашиваешь, что тебе делать? Мне кажется, Эдвина, тебе следует сказать ему именно то, что ты минуту назад сказала мне – что для тебя важнее всего, чтобы он был счастлив, что ты его благословляешь и поддерживаешь во всем.
– Я так и сделаю, – вырвалось у Эдвины. – Я должна это сделать. – Она посмотрела на Эмму – на этот раз без враждебности – и добавила: – Я должна еще кое-что сказать. – Она проглотила комок в горле, собираясь с силами, и закончила хрипловатым от волнения голосом: – Спасибо тебе, мама. Спасибо за то, что ты пытаешься помочь.
Эмма кивнула в ответ и отвела глаза. Лицо ее было спокойно, но она чувствовала, как в ней поднимается внутреннее беспокойство. «Я должна сказать ей о Салли, – думала она. – Если я не скажу сейчас, что Энтони влюблен в Салли, завтра разразится страшный скандал. И все, чего мне удалось с таким трудом добиться за последние полчаса, будет сметено гневом Эдвины, когда она увидит их вместе. А если я скажу сейчас, у нее будет время привыкнуть к этой мысли. Утро вечера мудренее: может быть, к завтрашнему дню она успокоится. Когда она успокоится, она должна понять, что не может прожить жизнь своего сына за него».
– Я должна еще кое-что сказать тебе, Эдвина. И прошу тебя, не говори ничего, пока не выслушаешь меня до конца.
– О чем ты? – хмуро спросила она, нервно сжимая руки, лежащие на коленях.
Эмма помолчала немного, но выражение ее лица изменилось, стало жестче. Эдвина поняла, что предстоит что-то неприятное. Собираясь с силами, чтобы выдержать удар, который, как она догадывалась, будет сильным, она кивнула, давая понять, что готова выслушать мать.
– Энтони любит другую женщину. Это Салли… Салли Харт. Эдвина, послушай, я…
– Только не это! – воскликнула Эдвина в ужасе. Ее лицо побледнело, и она вцепилась в подлокотники кресла, словно ища опоры.
– Я же просила выслушать меня до конца. Ты же только что сказала, что счастье твоего сына – это единственное, что имеет значение. И я думаю, ты говорила это искренне. Он собирается жениться на Салли, как только сможет, и ты…
– И ты говорила, что у тебя нет никакого корыстного интереса!
– Конечно, нет, – подтвердила Эмма. – И если ты думаешь, что я как-то поощряла их отношения, то ошибаешься. Я знала, что они несколько раз встречались, когда он был в Йоркшире. Этого я не отрицаю. Но я не обратила на это особого внимания. Судя по всему, они серьезно увлечены друг другом. И не забывай, Энтони пришел ко мне, чтобы сообщить о своих планах, а не просить у меня разрешения жениться на моей внучатой племяннице. Больше того, думаю, он и с Рэндольфом повел себя так же: объявил ему, что намерен жениться на его дочери, не добавив при этом «с Вашего позволения». Рэндольф иногда бывает немного старомоден, и когда мы говорили с ним вчера вечером, он был немного обижен, что его не спросили. Но я быстро вправила ему мозги.
Сдвинувшись на самый краешек кресла, разъяренная Эдвина свирепо оглядела Эмму с головы до ног. Она придирчиво изучила каждую морщинку на ее старом лице, тщетно пытаясь найти признаки двуличия и хитрости. Зеленые глаза матери смотрели из-под нависших век ясно и бесхитростно. И вдруг, совершенно неожиданно, перед мысленным взором Эдвины, измученной душевной борьбой, ясно и живо возникло лицо Салли Харт. Они встретились на выставке картин Салли в Королевской академии, девять месяцев назад. Это была не совсем случайная встреча. Салли разыскала Эдвину в залах и была очень внимательна к ней и дружелюбна. Тогда Эдвина еще подумала, что Салли превратилась в одну из самых красивых женщин, каких ей приходилось встречать. Хотя, конечно, она типичный член семейства Харт – до мозга костей: такая же броская внешность, как и у ее деда Уинстона, такие же ясные и беззаботные голубые глаза, такие же развевающиеся темные волосы.
Эдвина отогнала мысли о красавице Салли Харт, причинявшие ей душевные муки, и вернулась к размышлениям о старой женщине, сидящей напротив. Та, в свою очередь, тоже наблюдала за ней зорко и сурово. Почти всегда Эдвина, не колеблясь, была готова заклеймить свою мать как человека, манипулирующего другими и плетущего интриги с целью поставить их всех под свой контроль и диктовать, как им жить. Но на этот раз Эдвина решила, что Эмма Харт действительно не была причастна ни к чему. И хотя ей очень хотелось возложить вину за это… это несчастье на мать, она не могла этого сделать. Энтони просто не мог устоять против очарования этого милого, смеющегося, притягательно-колдовского лица, которое и на нее произвело такое сильное впечатление. В конце концов, именно так всегда с ним и бывало: стоило ему увидеть хорошенькое личико и стройную фигуру – и он влюблялся. Да, снова Энтони попал в историю – влюбился в неподходящую женщину – и все из-за чисто плотского влечения.
Эдвина поежилась, словно от холода, взяла себя в руки, выпрямилась и сказала отрывисто:
– Должна признать, мама: ты убедила меня, что не поощряла этих достойных сожаления отношений. Я верю тебе, потому что у меня нет доказательств противного.
– Спасибо, – поблагодарила Эмма.
– Тем не менее, – убежденно продолжала Эдвина с выражением недовольства на лице, – я считаю себя обязанной выразить своему сыну свое неодобрение по поводу его намерений. Салли не подходит на роль его жены. Во-первых, в ее жизни огромное место занимает профессиональная карьера. Для нее живопись всегда будет важнее. Потому она, наверное, не впишется в его жизнь в Клонлуфлине – жизнь, центром которой являются поместье, местная аристократия и сельские занятия. Он совершает ужасную ошибку, о которой будет жалеть всю оставшуюся жизнь. Поэтому я намерена положить конец этой связи немедленно.
«И как только я могла родить такую глупую и упрямую курицу?» – недоумевала про себя Эмма. Поднявшись со стула, она сказала твердым и не терпящим возражений тоном:
– Мне пора идти. Шейн будет здесь с минуты на минуту. Но прежде, чем я уйду, я хочу сказать две вещи. И я хочу, чтобы ты выслушала их очень внимательно. Первая касается Салли. Ты не можешь сказать про нее ничего плохого. Она во всех отношениях безупречна и пользуется заслуженно доброй репутацией. Что касается ее профессиональной карьеры, она точно так же может заниматься живописью в Клонлуфлине, как и здесь. И позволь напомнить тебе, с твоими глупыми снобистскими замашками, что эти нелепые и ничтожные людишки, к которым ты все время пытаешься подстраиваться, не только признают ее, но и всячески ищут ее внимания. Слава Богу, у нее побольше здравого смысла, чем у тебя, и она не падка на все эти никчемные напыщенные разглагольствования.
– Ты, как всегда, не можешь без оскорблений, мама, – вставила Эдвина.
Эмма недоуменно покачала седой головой и сжала губы: это так похоже на Эдвину – не колеблясь, прервет даже очень серьезный разговор, если задето ее самолюбие. Холодно улыбнувшись, она сказала:
– Старые люди полагают, что возраст позволяет им говорить то, что они думают, не заботясь о том, что, возможно, это кого-то обидит. Я теперь не выбираю слова. Я говорю правду. И буду так поступать до конца своих дней. Все остальное – лишь пустая трата времени. Но вернемся к Салли. Я хотела бы напомнить тебе, что она – довольно известный художник. Кроме того, если ты вдруг забыла, она – богатая наследница. Мой брат Уинстон оставил своим внукам немалое состояние. Я отдаю тебе должное: знаю, что деньги не имеют большого значения ни для тебя, ни для Энтони. Тем не менее это не меняет реального положения дел. Ты ведешь себя нелепо, утверждая, что она не подходит ему. Глупости! Салли ему идеально подходит. И давай не будем забывать об их чувствах. Они любят друг друга, Эдвина, – и это самое главное.
– Любовь? Ты, наверное, хотела сказать «секс», – начала было Эдвина, но остановилась, увидев неодобрение в глазах Эммы. – В одном ты права, мама. Деньги не имеют значения для семьи Дунвейл, – закончила она с выражением крайнего отвращения на лице.
– Энтони – самостоятельный человек, и я благодарю небеса за это, – сказала Эмма холодно и властно. – Он поступит так, как сочтет нужным. И если отношения с Салли окажутся ошибкой, это будет его  ошибка. Не твоя и не моя. Энтони уже тридцать три, и тебе давно пора перестать к нему относиться, как к сопливому мальчику в коротких штанишках. Поэтому, моя дорогая Эдвина, если ты будешь говорить с Энтони, мой тебе совет: ограничься словами материнской любви и заботы о его благополучии. И еще я бы очень хотела, чтобы ты проявила сдержанность, когда он упомянет о Салли – что он, без сомнения, сделает. Не думаю, что он терпеливо выслушает критические замечания в ее адрес или выражение несогласия с его планами.
За окном послышался гудок автомобиля, заставив обеих женщин вздрогнуть от неожиданности. Выглянув в окно, Эмма увидела Шейна, выходящего из своего ярко-красного «феррари». Она взяла со стола телефонную книгу и протянула дочери:
– Здесь ты найдешь номер Рэндольфа. Энтони остановился в Эллингтон-Холле. Послушайся моего совета: позвони сыну и помирись с ним. – После небольшой паузы Эмма добавила многозначительно: – Пока еще не поздно.
Эдвина неподвижно застыла в кресле. Губы ее побледнели и дрожали. Она не проронила ни слова.
Эмма лишь вскользь взглянула на нее, проходя мимо ее кресла, взяла со стула свой жакет и сумочку и вышла из библиотеки. Тихо закрыв дверь за собой, она сказала себе, что сделала все, что могла, чтобы уладить эту сложную семейную проблему и в то же время наладить отношения с Эдвиной. Но дело было не в ней и не в Эдвине. Они могут и дальше жить в состоянии «вооруженного нейтралитета», как и раньше. Во всем этом сплетении проблем важно было только одно: чтобы Энтони и Салли было хорошо.
Эмма расправила плечи и выпрямилась во весь рост, направляясь через холл к парадной двери. И вопреки всему, она все же надеялась, что Эдвина опомнится, не будет мучить сына и благословит его.

0

10

Глава 8

У Блэки О'Нила был план.
Каждый раз, когда он думал о своем плане, тот очень занимал его. А думал он о нем в последние дни часто. Больше всего его забавляло то, что до сих пор за всю свою жизнь он ни разу ничего не планировал заранее.
Планы всегда строила Эмма. Когда она была совсем девчонкой – от горшка два вершка – в залатанной одежде и изношенных до дыр ботинках на пуговках, у нее уже был свой План. Это был такой грандиозный план, что места для сомнений просто не оставалось, и когда она в конце концов начала его осуществлять, он унес ее из Фарли в большой мир в поисках славы и богатства. Позднее у нее было много других планов: как открыть свой первый магазин, потом второй, потом третий; потом у нее появился план приобрести склад Грегсона, фабрики Фарли; еще один план – как вместе с Дэвидом Каллински разработать новую серию моделей одежды в стиле «Леди Гамильтон». И, конечно, ее План Строительства (она так произносила эти слова, как будто оба должны писаться с большой буквы). Он в значительной мере участвовал в осуществлении этого, самого грандиозного из ее планов: работал с архитекторами, готовил чертежи, строил ее огромный универмаг в Найтсбридж.  Это внушительное здание по-прежнему гордо возвышается там – свидетельство самого выдающегося из ее достижений.
Но он планов никогда не строил.
Если уж на то пошло, почти все, что происходило с Блэки О'Нилом за его долгую жизнь, происходило случайно, благодаря стечению обстоятельств.
Когда он молодым пареньком впервые приехал из Ирландии и начал работать вместе со своим дядей Пэтом на строительстве каналов в Лидсе, ему даже в самых необузданных мечтах не приходило в голову, что он когда-нибудь станет миллионером и даже мультимиллионером. Ну конечно же, он хвастался перед молоденькой Эммой, когда та была служанкой в имении Фарли, что он станет богатым джентльменом, но тогда казалось очень маловероятным, что это когда-нибудь осуществится. Это была пустая похвальба, и он сам втайне над собой посмеивался. Но его похвальба в конце концов оказалась не столь уж пустой.
На протяжении всех этих лет Эмма частенько поддразнивала его и говорила, что ирландцам всегда везет. И во многих отношениях это было справедливо. Конечно, ему приходилось работать до седьмого пота, но, с другой стороны, он всегда носил свой талисман в нагрудном кармане, и ему часто и по-крупному везло. В его личной жизни бывали и времена глубокой грусти и печали. Одна из потерь – его милая Лаура, которая ушла из жизни совсем молодой. Но она подарила ему сына, и он считал, что Брайан – его самая большая удача в жизни. В детстве Брайан был ласковым и добрым ребенком, и до сих пор они хорошо понимают друг друга и остаются на редкость хорошими друзьями. У Брайана острый и проницательный ум, он умеет неординарно мыслить, разумно рисковать в делах, если нужно – он талантливый предприниматель. Вдвоем они превратили компанию «О'Нил констракшн» в одну из крупнейших и влиятельнейших строительных компаний в Европе. Когда жена Брайана, Джеральдина, получила в наследство от своего отца Леонарда Ингэма две гостиницы, Брайан проявил прозорливость и здравый смысл и настоял на том, чтобы не продавать их. Эти маленькие гостиницы в Скарборо и Бридлингтоне, обслуживавшие семьи, приезжающие отдохнуть на взморье, стали ядром огромной сети гостиниц «О'Нил», теперь превратившейся в международную корпорацию и открытую акционерную компанию, акции которой продаются на Лондонской фондовой бирже.
Но разве Блэки планировал что-нибудь из этих событий? Никогда. Это просто происходило по стечению обстоятельств, благодаря фантастическому везению. Конечно, он был парень не промах: понимал, что нельзя упустить свой шанс, пропустить свой поезд, когда он проходит через твою станцию. И он не упустил свой шанс, проворно вспрыгнул в этот поезд и использовал все благоприятные возможности, которые давала ему судьба, наилучшим образом. Так он, подобно Эмме, создал свою империю и основал свою династию. Блэки размышлял об этом, одеваясь к ужину и время от времени посмеиваясь про себя от удовольствия, вспоминая о своем первом Плане – тоже с большой буквы. Вполне естественно, он касался Эммы, с которой они в последнее время виделись очень часто. Он решил повезти ее в кругосветное путешествие. Когда он впервые упомянул об этом несколько недель назад, она посмотрела на него в недоумении, высмеяла это предложение и заявила ему, что она – слишком занятой человек, у нее масса дел и она не может позволить себе сорваться с места и уехать путешествовать по чужим краям. Его хорошо подвешенный язык, ирландское упрямство и умение убеждать пока, судя по всему, не возымели действия. Тем не менее он решил не отступать. Не один час он провел, шагая по комнате и ломая над этим голову и, наконец, разработал очередной План. Ключом к этому Плану была Австралия. Блэки знал, что Эмме очень хочется поехать в Сидней, повидаться со своим внуком Филипом Макгилл-Эмори, которого она готовит к тому, чтобы он взял в свои руки управление всеми владениями Макгилла. Блэки очень хорошо знал, что Эмма пока отказывалась от такой поездки при мысли о долгом и изматывающем путешествии на другой конец Земли, и у нее все еще оставались сомнения, стоит ли ехать.
Конечно же, она не сможет отказаться от его предложения, когда он объяснит, какими удобствами будет обставлено их путешествие, какая роскошь будет их окружать, как не спеша они будут продвигаться к цели и как мало усилий потребуется от Эммы. Сначала они полетят в Нью-Йорк и проведут там неделю, прежде чем совершат перелет в Сан-Франциско и снова отдохнут там недельку. Когда они восстановят силы, они полетят в Гонконг, на Дальний Восток и дальше будут приближаться к конечной цели путешествия, делая небольшие неутомительные перелеты.
И уж он постарается устроить так, чтобы она немного развлекалась во время этих странствий. Блэки уже сбился со счета, сколько раз он задавался вопросом, были ли когда-нибудь в жизни Эммы простые радости и удовольствия. Возможно, превращение в одну из самых богатых женщин мира было тем развлечением, которое принесло ей наибольшее удовлетворение в жизни. Но, с другой стороны, он отнюдь не был уверен, что эта всепоглощающая изнурительная работа принесла ей много радости. Как бы то ни было, он планировал всевозможные развлечения и удовольствия. Он использует молодого Филипа как приманку, которой он постоянно будет размахивать у нее перед носом. Если он правильно рассчитал, она не в силах будет отказаться от поездки.
Блэки завязал свой синий шелковый галстук и сделал шаг назад от зеркала, критически оценивая его.
«По-моему, он достаточно скромный», – пробормотал он, зная, что Эмма непременно саркастически прокомментирует, если он наденет какой-нибудь более броский галстук. Давным-давно Лауре удалось немного ввести в какие-то рамки его экстравагантную склонность к ярким парчовым жилетам, причудливого покроя костюмам и броским драгоценностям. Эмма полностью излечила его от этого. Ну, или почти полностью. Изредка Блэки не мог устоять перед искушением купить парочку ярких шелковых галстуков и носовых платков или аскотских шарфов  с цветочным рисунком. Но он взял за правило никогда не надевать их, если встречается с Эммой. Он протянул руку за темно-синим пиджаком, надел его, разгладил краешек белоснежного воротничка рубашки и удовлетворенно кивнул, глядя в зеркало. «Может быть, я уже и стал выжившим из ума стариком, но чувствую я себя сегодня вечером как молодой парень – это уж точно», – подумал Блэки и снова усмехнулся.
Волосы Блэки были белы, как снег, но черные глаза блестели по-прежнему весело и озорно, как в дни его молодости. Он был все так же высок и массивен – возраст не изменил его стати. Он отличался замечательным здоровьем. Никто не дал бы ему восьмидесяти трех лет – в крайнем случае, семьдесят. Он сохранил живой и цепкий ум и интерес ко всему на свете, и стариковские проблемы были ему совершенно незнакомы – в этом они с Эммой были очень похожи.
Остановившись посреди спальни, он задумался на несколько мгновений об одном деле, которое ему нужно обсудить с Эммой в предстоящий вечер. Он был рад, что они с Шейном решили поговорить с ней. Как только они покончат с этим делом, они с Эммой останутся одни, и он плавно поведет ее к разговору о путешествии. «Это будет не просто. Не забывай – она величайшая упрямица», – напомнил он себе. Когда он впервые познакомился с Эммой, он сразу же распознал в ней самую своевольную и упрямую девушку, какую ему приходилось встречать, и эти черты ее характера отнюдь не ослабли с годами.
В его памяти живо высветилась картинка прошлого: 1906 год. Очень холодный январский день. Эмма сидит рядом с ним в трамвае, идущем в Армли. Она невероятно красива в своем новом черном шерстяном пальто с шарфом из шотландки в черно-зеленую клетку и такой же шляпкой, которые он ей подарил к Рождеству. Зеленый цвет шотландки оттенял зеленую глубину ее глаз, черный – подчеркивал алебастровую белизну ее кожи.
Тот зимний день был памятен ему в мельчайших деталях. Ей было шестнадцать. И как же неуступчива и упряма она была! Ему пришлось употребить все свое красноречие, чтобы убедить ее сесть в этот трамвай. Она не хотела ехать в Армли. Она не хотела знакомиться с его лучшим другом – Лаурой Спенсер. Но, познакомившись, они стали близкими подругами и нежно любили друг друга до того самого дня, когда умерла бедняжка Лаура. Да, тот тяжкий груз, что лежал на плечах Эммы, стал немного полегче после того, как она перебралась в уют маленький домик Лауры. Блэки испытывал огромное облегчение оттого, что знал – теперь Лаура будет опекать Эмму, заботиться о ней. Да, в тот день ему удалось настоять на своем. И сегодня, шестьдесят три года спустя, он намерен добиться желаемого.
Выдвинув верхний ящик секретера у противоположной стены, он вынул оттуда маленькую черную кожаную коробочку для драгоценностей, задумчиво посмотрел на нее и опустил в карман. Напевая про себя, он вышел из спальни и спустился вниз.
Блэки О'Нил по-прежнему жил в величественном георгианском особняке, который он построил для себя в Хэрроугейте в 1919 году. Красивая широкая лестница, спроектированная так удачно, что она, казалось, парила в воздухе, изгибаясь, спускалась вниз, в круглый зал-фойе у парадного входа, где все было приятно глазу. Этот зал отличался удивительной соразмерностью всех частей; стены были покрашены в густой абрикосовый цвет и составляли великолепный контраст со строгим черно-белым мраморным полом. Квадратные мраморные плиты были уложены под таким углом, что они составляли ромб, и взгляд невольно следовал за ними, к нишам по обе стороны от парадной двери. В этих нишах стояли белые мраморные статуи греческих богинь Артемиды и Гекаты, освещавшиеся мягким скрытым светом. У одной из стен, под зеркалом в позолоченной георгианской раме, стоял элегантный пристенный столик в стиле Шератон, инкрустированный древесиной экзотических фруктовых деревьев. По обе стороны от столика стояли стулья в том же стиле шератон, обитые бархатом абрикосового цвета. Освещала зал огромная старинная хрустальная люстра с каркасом из позолоченной бронзы. Люстра была укреплена в центре куполообразного потолка. Все убранство комнаты создавало впечатление изысканной простоты.
Пройдя через зал, Блэки вошел в гостиную. Здесь весело горели дрова в камине, и лампы с шелковыми абажурами отбрасывали островки теплого света на стены, окрашенные в прохладный зеленый цвет, на диваны и стулья, обитые чуть более темным зеленым шелком. Несколько великолепных картин и произведений искусства делали комнату еще более изящной. Эта гостиная воплощала идеал Блэки в плане стиля, цвета, планировки и выбора мебели.
Он повозился немного с бутылкой шампанского в серебряном ведерке для охлаждения вин, несколько раз поменял ее положение, получше обложил ее льдом. Потом он взял из специального ящичка сигару, устроился в своем любимом кресле и приготовился ждать. Но едва он успел обрезать и зажечь сигару, как услышал шаги в зале. Он положил сигару в пепельницу и поднялся им навстречу.
– А вот и ты, дорогая моя, – воскликнул он, спеша навстречу Эмме, входящей в комнату. Его румяное лицо расплылось в широкой улыбке, и он воскликнул: – Ты так ослепительно хороша, что на тебя смотреть больно! – Он крепко прижал ее к своей широкой груди, потом немного отстранил и посмотрел сверху вниз. Он снова улыбнулся ей, в глазах его сияло восхищение. До чего же она хороша сегодня!
Эмма улыбнулась в ответ, вложив в улыбку переполнявшие ее любовь и благодарность.
– Спасибо, Блэки, голубчик. Должна сказать, что ты и сам хоть куда! И костюм на тебе замечательный. – В глазах ее зажглись озорные огоньки, она привычным жестом провела рукой по его рукаву. – М-м-да-а… Хороший материал. Похоже, что это один из лучших сортов моих шерстяных костюмных тканей.
– Так оно и есть, не сомневайся, – подтвердил Блэки, подмигивая Шейну, стоявшему за спиной у Эммы. – Разве я могу теперь носить что-нибудь другое? Но проходи, пожалуйста, дорогая моя, садись вот здесь и позволь предложить тебе бокал шампанского.
Эмма разрешила ему торжественно проводить ее через всю комнату к дивану. Она села и вопросительно подняла брови:
– Мы сегодня что-нибудь празднуем?
– Нет-нет, не совсем. Разве что решим отпраздновать то, что мы дожили до нашего преклонного возраста и пребываем в отличном здравии. – Он нежно обнял ее за плечи и добавил: – Я знаю, что всем крепким напиткам ты предпочитаешь вино. – Он взглянул на Шейна: – Ты не нальешь нам, мой мальчик? Мне – немного моего любимого доброго ирландского виски.
– Конечно, дедушка.
Блэки устроился в кресле напротив Эммы, взял свою сигару и несколько раз затянулся в раздумье, потом спросил:
– У тебя, наверное, сегодня был нелегкий день, как всегда? Я начинаю сомневаться, что ты вообще когда-нибудь уйдешь от дел… как ты все время грозишься.
– Наверное, так и не уйду, – рассмеялась в ответ Эмма. – Ты прекрасно знаешь, что я хотела бы умереть на ходу.
– Не говори мне о смерти. В мои ближайшие планы это не входит. – Он мягко усмехнулся: – Хочу еще немного покоптить небо, у меня здесь еще много дел.
Эмма рассмеялась вместе с ним. Рассмеялся и Шейн, подходя к ним с бокалами в руках. Потом он принес стакан себе, они чокнулись и выпили за здоровье друг друга. Шейн сделал глоток шотландского виски и сказал:
– Извините, я покину вас на несколько минут. Мне нужно позвонить Уинстону.
– Скажи ему, что мы не… – передумав, Эмма оборвала себя на полуслове и покачала головой. – Ничего не надо, Шейн, это все неважно. Мы завтра с ним увидимся и поговорим.
Когда они остались одни, Блэки взял руку Эммы в свои руки и пристально поглядел ей в лицо.
– Я так рад тебя видеть, моя дорогая. Я скучал без тебя.
– Ладно-ладно, будет тебе, сентиментальный глупый старикан. Мы же с тобой виделись только позавчера, – воскликнула она, не скрывая своего удовольствия. – Не говори, что ты забыл, что мы ужинали в Пеннистоун-ройял.
– Конечно, нет. Но мне кажется, что это было так давно. Я тебя так люблю. – Он нежно похлопал ее по руке и откинулся на спинку стула, бросив на нее взгляд, исполненный нежности. – И я действительно считаю, что сегодня ты чудо как хороша. В этом платье ты сразишь любого, оно тебе очень идет, моя дорогая девочка.
– Хороша девочка! Но все равно спасибо. Я рада, что платье тебе нравится, – сказала она, улыбаясь от удовольствия. – Его для меня подобрала Джинет Спаньер, мой добрый друг – она работает у Балмэна, в Париже, и на прошлой неделе прислала его мне. А ты знаешь, Эдвине оно не понравилось. Она меня сегодня за него совсем раскритиковала. Сказала, что я уже стара для него.
– Она просто завидует. Эдвина всегда только и ищет предлоги для ссоры, и чем их больше – тем лучше. Ее уже ничто не изменит. – Он заметил, что выражение боли и страдания промелькнуло на лице Эммы, и нахмурился, сердясь на ту, что ее огорчила, и про себя нашел пару крепких словечек для нее. Эдвина всегда была источником всяческих неприятностей. Впрочем, большинство других детей Эммы – тоже. А одного-двоих из них он просто с радостью задушил бы голыми руками.
– Надеюсь, она тебя не слишком мучает в последнее время! – сказал он гневно.
– Да нет; все нормально.
В голосе ее слышалось колебание, что было необычно для нее, и Блэки сразу же это услышал, покачал головой с великолепной белоснежной львиной гривой и вздохнул огорченно:
– Я не могу понять Джима. Зачем он пригласил ее? По-моему, это очень глупо с его стороны.
– Да. Полу это тоже расстроило. Но я решила не вмешиваться. Это выглядело бы недостойно мелочно и мстительно. Но… – Эмма пожала плечами и, поскольку она теперь рассказывала Блэки почти обо всех своих делах, передала старому другу свой разговор с Эдвиной, порожденный стремлением урезонить дочь.
Блэки внимательно слушал, изредка кивая, и, когда она закончила, сказал негромко:
– Я очень рад за Салли, если это то, чего она хочет. Она славная девушка, и Энтони славный парень. Очень реально смотрит на жизнь и не заносится, чего не могу сказать о его матушке. – Он немного помолчал. Воспоминания нахлынули на него. Он задумчиво добавил: – С ней никогда не было просто, даже когда она была ребенком. И она всегда не слишком хорошо вела себя по отношению к тебе. Если память мне не изменяет, а она мне никогда не изменяет, всегда пыталась унизить тебя. Я помню, как она всегда давала понять, что предпочитает Джо Лаудера, причем делала это демонстративно. Она всегда была маленьким змеенышем – и сейчас не изменилась ни капли. Пожалуйста, обещай мне, что ты не будешь больше начинать с ней разговоры об Энтони. Я не хочу, чтобы ты трепала себе нервы из-за Эдвины. Она того не стоит.
– Ты прав. Я обещаю. – Она мимолетно улыбнулась. – Давай забудем про Эдвину. Куда мы поедем ужинать? Шейн напустил на себя очень таинственный вид и так и не ответил мне, когда мы ехали сюда.
– Да ну? Неужели, моя дорогая? – Блэки расплылся в улыбке. – По правде сказать, Эмма, я не мог придумать, какой ресторан будет достоин тебя, поэтому сказал миссис Пэджет приготовить для нас ужин дома. Я знаю, что ты любишь ее стряпню. Она раздобыла отличного молодого барашка, я попросил ее приготовить молодую картошку и брюссельскую капусту, и еще йоркширский пудинг – все твои любимые блюда. Ну, дорогая моя, что ты скажешь на это?
– Замечательно. Я даже рада, что мы никуда не поедем. Здесь гораздо уютнее, а я сегодня немного устала.
Он встревоженно посмотрел на нее, прищурив черные глаза под кустистыми бровями.
– О-о-о, – протянул он ласково. – Ты наконец-то в этом признаешься. Мне бы очень хотелось, чтобы ты немного больше себя берегла. Тебе уже нет нужды так переутомляться.
Беззаботно улыбнувшись и тем самым показывая, что оснований для тревоги нет, Эмма ближе наклонилась к нему. Не в силах больше сдерживать свое любопытство, она нетерпеливо спросила:
– Что это за дело, по которому тебе нужен мой совет? Ты меня утром по телефону совсем заинтриговал.
– Я не собирался интриговать тебя, дорогая. – Он сделал глоток виски, затянулся сигарой и продолжал: – Но если не возражаешь, мне хотелось бы подождать, пока не придет Шейн. Это связано с ним.
– Что связано со мной? – спросил Шейн от дверей.
– Один деловой вопрос, который я хотел бы обсудить с Эммой.
– Тогда это уж точно связано со мной! – с жаром воскликнул Шейн. – Это вообще была моя идея. – Он устроился на диване рядом с Эммой, откинулся на подушки, положил ногу на ногу и повернулся лицом к ней.
Впервые за многие годы она попыталась посмотреть на него новым, обостренно-восприимчивым и непредвзятым взглядом – не глазами старого друга его семьи, а так, как могла бы смотреть на него посторонняя молодая женщина. Как он сегодня красив, в безупречно сшитом сером костюме, в тонкой бледно-голубой рубашке с серебристо-серым шелковым галстуком. Он унаследовал от своего деда не только широкую кость, могучую спину и сильные плечи, но и вьющиеся черные волосы и черные, как агат, горящие глаза. У него тоже было смуглое лицо, но его слегка красноватый загар был приобретен на горнолыжных курортах Швейцарии или бескрайних Карибских пляжах, а не на изнуряющей работе землекопа и каменщика от зари до зари, под открытым небом, как в свое время у его деда.
Внешностью он очень напоминал Блэки в таком же возрасте. «Правда, лицо другое, – решила она, бросив на него украдкой еще один взгляд. – Но на подбородке такая же глубокая ямочка, как у Блэки, такие же ямочки на щеках, когда он улыбается. А немного выступающая верхняя губа выдает его кельтское происхождение. Могу поспорить, он разбил уже не одно девичье сердце», – добавила она про себя, улыбаясь своим мыслям и словно гордясь его победами. И сразу же мысль о Саре заставила ее сердце сжаться от печали. Нетрудно понять, почему девушка потеряла от него голову. Это блестящий молодой человек, от которого исходит ощущение силы и мужественности, и в то же время в нем много теплоты и нежности. Это самое опасное сочетание – ей ли не знать о мужчинах вроде Шейна О'Нила! Когда-то она сама любила такого мужчину, и он разбил ей сердце – она была тогда молода и неопытна, и очень влюблена. Но он вернулся к ней, и ее сердце ожило вновь. Он дал ей безмерное счастье разделенной любви. Да, Пол Макгилл обладал такой же притягательной силой и неотразимым обаянием, какими в изобилии наделен Шейн О'Нил.
– Мечтаешь о чем-то, дорогая моя Эмма? – спросил Блэки.
Она встрепенулась, села поудобнее и приветливо улыбнулась.
– Нет, я просто терпеливо жду, когда займемся тем вопросом, по которому вам нужен мой совет.
Разговор начал Шейн.
– Уже несколько лет мы подумывали о том, чтобы построить или приобрести гостиницу в Нью-Йорке. Мы с отцом потратили немало времени на изучение обстановки и выяснение возможностей. Недавно мы нашли то, что нужно. Это гостиница – с более или менее постоянными жильцами – в районе восточных шестидесятых улиц. Конечно, гостиница уже старая, внутри потребуется значительная перепланировка – по сути дела, перестройка. Как раз это мы и собираемся сделать – по всей вероятности, у нас будет такая возможность. Мы сделали ее нынешним владельцам предложение, оно было принято, и мы покупаем эту гостиницу. Сейчас составляются все необходимые документы.
– Поздравляю, Шейн! И тебя тоже, Блэки! – Эмма перевела взгляд с одного на другого; ее лицо выражало неподдельный восторг. – Но чем в этом деле могу вам помочь я? Почему вы хотели поговорить со мной? Я ведь абсолютно ничего не знаю о гостиницах, кроме того, удобно ли в них и хорошее ли обслуживание.
– Но ты знаешь Нью-Йорк, Эмма, – возразил Блэки, наклоняясь вперед и внимательно глядя на нее. – Именно поэтому ты нам нужна.
– Не уверена, что я понимаю…
– Нам нужно, чтобы вы подсказали нам, где искать наиболее подходящих людей, может быть, свели нас с ними, – снова вмешался Шейн, которому хотелось побыстрее добраться до сути дела. Он не отрываясь буравил ее своими блестящими черными глазами. – Мне кажется, тетя Эмма, вы так обжили этот город, что он стал для вас своим во многих отношениях, вы не можете не знать те скрытые пружины, которые определяют ход его жизни. Точнее сказать, его деловой и коммерческой жизни. – Он лукаво улыбнулся. – Одним словом, мы хотим использовать ваши знания и ваши связи, – заключил он, не отводя от нее взгляда, все с тем же озорным и лукавым выражением на лице.
В глазах Эммы промелькнуло одобрение. Ей всегда нравилась манера Шейна, его прямота, его мальчишеский напор и задор.
– Понятно. Продолжай.
– Хорошо, – ответил Шейн, снова совершенно серьезно. – Мы для них – иностранная компания, а ведь туда нельзя соваться без чьей-то поддержки… Уверен, они будут настроены против нас. Нам нужны консультанты – хорошие консультанты из местных специалистов – и кое-какие связи с нужными людьми. Во-первых, с политиками. Нам нужна будет помощь в делах с профсоюзами, да и во многих других. Я уверен, тетя Эмма, что вы лучше, чем кто-либо другой, понимаете, о чем я говорю. Итак, куда нам обратиться? К кому?
Мозг Эммы уже работал с присущими ему быстротой и четкостью. Она поняла, насколько разумно то, что говорит Шейн. Он очень точно проанализировал ситуацию, о чем она ему сразу и сказала. Затем уверенно продолжила:
– Действительно, было бы очень неразумно с вашей стороны начинать свою деятельность в Нью-Йорке без серьезной поддержки со стороны влиятельных сил. Вам нужно, чтобы деловые круги вас приняли и поддержали, и единственный способ добиться этого – через друзей. Хороших друзей, имеющих там вес. Думаю, я смогу вам помочь.
– Я знал, что если кто-нибудь может нам помочь, – это вы. Спасибо, тетя Эмма, – поблагодарил Шейн, и она увидела, что напряжение, которое чувствовалось в нем, заметно спало.
– Да, мы очень благодарны тебе, дорогая моя, – добавил Блэки, рывком вставая со своего кресла. Он подошел со своим стаканом к пристенному столику за диваном, бросил в него еще несколько кусочков льда и добавил содовой в свой виски. Потом, обращаясь к Шейну, сказал: – Ну, что же ты, Шейн? Продолжай, как просила Эмма. – Он легким движением нежно прикоснулся к плечу Эммы. Та повернулась, вопросительно глядя ему в лицо. Блэки довольно улыбнулся: – Да, он еще не все сказал. – И вернулся к своему креслу у камина.
Шейн снова заговорил:
– У нас есть солидная надежная юридическая фирма. Она представляет нас в сделке при покупке гостиницы. Они специализируются на недвижимости. Однако, думаю, нам понадобятся и другие юристы, чтобы представлять наши интересы в других деловых вопросах. Есть у вас кто-нибудь на примете?
Эмма на мгновение задумалась, потом сказала:
– Да, конечно. Я могла бы направить вас к своим адвокатам и ко многим другим людям, которые будут полезны вам. Но я подумала, пока ты говорил, и решила, что есть один человек, который сможет вам помочь больше, чем я, мои адвокаты и все мои друзья, вместе взятые. Его зовут Росс Нельсон. Он банкир – точнее, глава частного банка. У него самые лучшие связи в Нью-Йорке – да, пожалуй, и во всех Соединенных Штатах. Я уверена, он сумеет порекомендовать юридическую фирму, которая будет идеально отвечать вашим потребностям и вообще всячески вам поможет.
– А он захочет сделать это? – спросил Шейн с сомнением в голосе.
– Да, если я попрошу его об этом, – сказала Эмма, ободряюще улыбнувшись Шейну. – Я могу позвонить ему в понедельник и все объяснить. Надеюсь, я сразу же смогу договориться, чтобы он помог вам. Ну, как? Звонить?
– Я думаю, да. Мы думаем, да. – Он повернулся к Блэки. – Правильно, дед?
– Здесь твое слово – закон. Это твоя идея. – Блэки стряхнул пепел с сигары и взглянул на Эмму. – Имя Нельсон мне как будто знакомо. Я не мог встречаться с ним?
– Ну, конечно же. Мне кажется, вы однажды встречались, Блэки. Несколько лет назад Нельсон приезжал в Англию вместе с братом своего деда – Дэниелом П. Нельсоном. Дэн был близким другом и партнером Пола, если помнишь. Это он уговаривал меня прислать Дэзи в Штаты во время войны, чтобы она пожила с ним и его женой Алисией. Но ты помнишь, я не хотела отправлять Дэзи. У Нельсонов был единственный сын Ричард. Он погиб на Тихом океане. Дэн после этого так полностью и не оправился. Он сделал своим наследником Росса – кроме жены, конечно. Когда Дэн умер, Росс получил в наследство контрольный пакет акций в одном из банков на Уолл стрит и много всего другого. Думаю, не миллионы, а гораздо больше. Дэниел П. Нельсон был одним из самых богатых людей Америки и самых могущественных.
На Шейна это произвело сильное впечатление, и это было видно по его лицу. Он спросил с интересом:
– А сколько лет Россу Нельсону?
– Ему около сорока.
– А вы уверены, что он захочет помочь нам? Мне не хотелось бы, чтобы он воспринял вашу просьбу как злоупотребление дружеским расположением. В такой ситуации могут возникнуть разные сложности, – заметил Шейн. Его очень заинтриговал Нельсон, ему хотелось больше узнать о нем. Он протянул руку за своим стаканом и сделал глоток, все время краешком глаза наблюдая за Эммой.
Эмма негромко рассмеялась:
– Он мне кое-чем обязан. Он не подумает, что я злоупотребляю его дружеским расположением, уверяю тебя. – Она сощурила свои зеленые глаза и проницательно посмотрела на Шейна. – Я прекрасно знаю Росса, он будет рассчитывать получить что-то взамен. Несомненно, какие-то деловые предложения в той или иной форме. Например, ты мог бы подумать о том, чтобы осуществлять свои банковские операции, связанные с капиталовложениями, через него, и поручить его банку ведение твоих дел по ту сторону Атлантики. Не так уж это много, – закончила она немного цинично. – Ты должен запомнить, Шейн, – рука руку моет, и ничто в этом мире не достается даром, особенно в деловом мире.
– Я понимаю, – сказал он мягко. – Я уже давно понял: то, что достается даром, обычно не стоит того, чтобы иметь. Что касается Росса Нельсона, я найду, как выразить ему свою признательность. Вы можете не беспокоиться об этом.
Блэки, который с интересом следил за этим разговором, ударил себя по колену и громогласно рассмеялся.
– Смотри-ка, Эмма, какой сообразительный у меня парень! – Он покачал головой, и его счастливая улыбка выражала любовь и гордость. – Я рад, что у тебя хорошая голова на плечах. Мне будет здорово тебя не хватать. – Тень грусти появилась на его лице, вытеснив остатки веселья. – Я знаю, что это важно, даже необходимо, но мне очень не нравится, что ты снова уезжаешь – ведь ты только что вернулся. Мне очень больно отпускать тебя. Очень.
Эмма поставила свой стакан и посмотрела на Шейна.
– Когда ты уезжаешь, Шейн?
– Я лечу в Нью-Йорк в понедельник утром. И пробуду там минимум полгода, а может, и дольше. Я буду наблюдать за перестройкой гостиницы в Манхэттене и каждые месяц-полтора совершать вояжи на Карибское побережье, чтобы посмотреть, как идут дела в наших гостиницах на островах.
– Шесть месяцев! – повторила она в изумлении. – Это очень долгий срок. Мы будем скучать по тебе. – А мысленно она добавила, думая о своей внучке Саре Лаудер: «А может быть, оно и к лучшему, что его некоторое время не будет здесь. С глаз долой – из сердца вон». По крайней мере, ей хотелось надеяться, что это будет так.
– Я тоже буду скучать без вас, тетя Эмма, и без тебя, дед – без всех вас. Но вы и оглянуться не успеете, как я вернусь. – Он наклонился к Эмме и сжал ее руку. – И пожалуйста, приглядывайте, приглядывайте за этим славным старым пройдохой. Он мне очень дорог.
– Мне тоже, Шейн. Конечно, я буду заботиться о нем.
– Да-да, мы теперь будем заботиться друг о друге, – торжественно провозгласил Блэки, и в его голосе почему-то звучало чрезвычайное довольство самим собой, он думал при этом о своем Плане. – Но мы ведь делаем это уже лет пятьдесят или даже больше, а от таких привычек отказаться нелегко, уж поверь мне.
– Могу себе представить, – рассмеялся Шейн, любуясь этими двумя стариками. Они – уникальная пара. Любви и дружбе, которые они испытывают друг к другу, можно только позавидовать. Неслышно вздохнув, он взял свой стакан с виски и задумался, глядя на янтарную жидкость, сделав глоток повернулся к Эмме.
– Возвращаясь к Россу Нельсону… что он за человек?
– Довольно обычный во многих отношениях, – сказала Эмма, задумчиво глядя в пространство, как будто пытаясь мысленно представить себе Росса Нельсона. – В нем есть некоторое обаяние, и он кажется очень расположенным к вам. На поверхности. Я всегда считала, что в нем есть какая-то врожденная холодность, какая-то своеобразная расчетливость, как будто он со стороны наблюдает за собой и смотрит, какое впечатление производит на людей. У него огромное самомнение, особенно в отношениях с женщинами. Он немного ловелас и только что развелся со своей второй женой. Все это, конечно, не так уж важно. Но, с другой стороны, мне часто приходило в голову, что возможно, он не очень щепетилен… в своей личной жизни.
Она замолчала на мгновение, встретилась взглядом с Шейном и добавила:
– Впрочем, ни к тебе, ни ко мне это не имеет ни малейшего отношения. Там, где речь идет о делах, я считаю Росса совершенно надежным партнером. В этом отношении тебе не о чем беспокоиться: его ум – острый, как бритва, и у него просто физическая потребность стоять на своем – его «я», разросшееся до невероятных размеров, постоянно требует самоутверждения.
– Ну и портрет вы нарисовали, тетя Эмма. Вижу, что мне придется все время быть начеку.
– Это никогда не помешает, Шейн, с кем бы ты не имел дело. – Она слегка улыбнулась. – С другой стороны, ты же собираешься обратиться к Россу за советом, а не становиться его конкурентом в делах. Ты наверняка сумеешь найти подход к нему. Больше того, я думаю, вы с ним прекрасно поладите. Не забудь он мне кое-чем обязан, поэтому будет из кожи вон лезть, чтобы помочь тебе.
Блэки мельком взглянул на внука и снова повернулся к Эмме:
– Судя по твоему описанию, я не уверен, что этот парень, Росс Нельсон, мне нравится, – начал он.
Рассмеявшись, Эмма прервала его тираду:
– Я бы сделала ставку на Шейна. Он – взрослый парень и отлично знает, как постоять за себя. Отлично знает, Блэки. Я даже пойду дальше и скажу, что, возможно, в Шейне Росс Нельсон найдет достойного соперника. – Эта мысль, казалось, позабавила ее, и она снова рассмеялась.
Шейн усмехнулся, но ничего не сказал.
Он все с большим нетерпением ждал встречи с мистером Нельсоном. Этот банкир может придать остроту его нью-йоркскому предприятию.

0

11

Глава 9

Они сидели в библиотеке перед пылающим в камине огнем.
Блэки держал в руках маленькую рюмку с выдержанным коньяком «Наполеон», а Эмма пила маленькими глотками чай с лимоном. Он налил ей маленькую рюмку ее любимого ликера «Красавец принц Чарли», но он так и остался нетронутым.
Они молчали, погруженный каждый в свои мысли, отдыхая после превосходного обеда миссис Пэджет. Шейн уже уехал, и хотя они оба любили его, им было приятно побыть теперь только вдвоем.
Отсветы огня, вспыхивая то тут, то там, словно танцевали на стенах, отделанных панелями из мореной сосны, которые светились мягким янтарным светом благодаря теплому красноватому ореолу вокруг очага. За дверью, ведущей в сад, огромный старый дуб скрипел, стонал и гнулся под сильными порывами ветра. Дрожали окна и двери, дождь монотонно барабанил по стеклу и непрекращающимся потоком струился по нему. Ничего не было видно сквозь завесу дождя. Но в уютной старой комнате было тепло, светло и удобно. Дрова в камине потрескивали и шипели, ярко вспыхивая время от времени; старые дедовские напольные часы в футляре звонко отсчитывали минуты.
Он уже давно не отрываясь смотрел на нее.
Когда Эмма отдыхала, как сейчас, ее лицо становилось нежным и мягким: тяжеловесная челюсть, решительный подбородок и суровая линия рта смягчались в мягком свете, помогающем скрыть недостатки и подчеркнуть достоинства. Ее волосы отливали чистейшим серебром, и ему казалось, что перед ним сидит прелестная изящная куколка – такая же спокойная, безукоризненно одетая и ухоженная, как всегда, и в каждой линии ее стройной фигуры видны стиль и утонченность.
Она не очень изменилась.
Конечно же, он прекрасно осознавал, что когда пламя разгорается поярче, становятся видны морщины и нависшие веки, и коричневые пятна на руках – приметы возраста.
Но для него она всегда останется своевольной девушкой с вересковых равнин, тем маленьким и худеньким созданием, что повстречалось ему однажды ранним утром 1904 года, когда она отважно шагала одна-одинешенька в Фарли-Холл, чтобы чистить и мыть, и тем самым заработать несколько несчастных медных монет и помочь своей бедствующей семье. Он направлялся туда же – сквайр Адам Фарли нанял его каменщиком, а он так глупо заблудился в тумане на этих пустых и мрачных, забытых Богом холмах… Это было так давно… но только не для него. Он запомнил этот день навсегда.
Взгляд Блэки задержался на Эмме.
Он полюбил эту женщину с той самой минуты, когда впервые встретил ее, и не было ни дня в его жизни, когда он не любил бы ее. В тот день, на пустынной равнине, ему было восемнадцать, а ей было четырнадцать, и она была похожа на бездомную сиротку: худышка – кожа да кости – и огромные зеленые глаза, словно изумруды. Она так тронула его сердце, как никто другой ни до, ни после, и привязала его к себе навечно, сама, впрочем, ничего не предпринимая для этого.
Однажды он просил ее выйти за него замуж.
Считая, что он делает это по доброте душевной, из жалости и дружбы к ней, она отказала ему. Она искренне благодарила его, лицо ее было мокро от слез, но она объяснила, что и сама она, и ребенок, которого она носит от другого человека, только обременят его. Она не взвалит такой ужасный груз на своего дорогого друга Блэки – так она сказала.
В конце концов он женился на Лауре и любил ее верно и преданно. И все же он никогда не переставал любить свою своенравную красавицу, хотя иногда ему было трудно объяснить эту удивительную любовь даже самому себе или рассказать об этой любви ей или кому бы то ни было другому.
Было время, когда он был почти уверен, что Эмма выйдет замуж за Дэвида Каллински, но она отказала и этому замечательному и достойному молодому человеку. Позднее она объяснила ему причину. Она не захотела поссорить Дэвида с его семьей. Эмма понимала, что Джанесса Каллински, ортодоксальная еврейка, никогда бы не приняла невестку, принадлежащую к другой вере.
Потом, в один прекрасный день, на горизонте появился Джо Лаудер, и к величайшему удивлению и огорчению Блэки, Эмма, недолго думая, связала себя и Джо брачными узами. Он так до конца и не смог понять, что их объединило. Но Джо был добрый и трудолюбивый парень, хотя и не отличался блестящим умом и живостью воображения. Они с Блэки неплохо ладили и даже отправились вместе на войну. Блэки видел, как Джо Лаудер погиб в раскисших от дождей окопах на Сомме, где шли ожесточенные бои, и искренне плакал о нем – Джо был слишком молод, чтобы умирать. Он так и смог рассказать об его ужасной смерти – на его глазах Джо разнесло на мелкие кусочки. И только много лет спустя Эмма сказала ему, что она вышла замуж за Джо, который боготворил ее, чтобы защитить себя и свою маленькую дочурку Эдвину от семьи Фарли, после того, как Джеральд Фарли однажды вечером попытался изнасиловать ее в маленьком магазинчике, который она открыла в Армли. «Это не было чистым расчетом, как можно заключить из моих слов, – рассказывала она. – Джо нравился мне, и я была привязана к нему. Он был хороший человек, и я считала, что должна быть ему хорошей женой, чтобы отплатить за его доброту». И она была предана Джо – он-то это знал.
Когда он во второй раз задумал жениться на Эмме, он искренне верил, что теперь-то время выбрано идеально и все складывается к лучшему. Он буквально летал на крыльях надежды и радостного ожидания. Это было вскоре после первой мировой войны, когда они оба овдовели. Но он не был уверен в ее чувствах к нему; его собственные успехи не шли ни в какое сравнение с ее ошеломляющими достижениями, и в конце концов ему не хватило духу, и предложение ей он так и не сделал. А жаль. Вскоре она неожиданно вышла замуж за Артура Эйнсли – человека, который был недостоин целовать землю, по которой она ступала, и Эйнсли причинил ей много боли и унижений. Потом, в двадцатые годы, когда он снова находился в ожидании подходящего момента, в Англию вернулся Пол Макгилл и, наконец, заявил о своих правах на нее.
Так он снова упустил свой шанс.
Теперь им уже слишком поздно жениться. И все же, в каком-то смысле между ними возникло нечто, похожее на родство душ в долгом браке, и, как ему казалось, ничуть не хуже настоящей семейной жизни. Их связывали дружба, близость и удивительное взаимопонимание. Да, все это очень важно и поистине бесценно. На закате дней в их отношениях возникла столь совершенная гармония, что все остальное просто не могло уже иметь ни малейшего значения.
И он все еще хранит то кольцо…
Блэки удивлялся сам себе, но до сих пор хранил обручальное кольцо, которое купил для Эммы столько лет назад. В его жизни никогда не было другой женщины, которой он мог бы его подарить, – по крайней мере такой, которая была бы ему достаточно дорога. И почему-то – он и сам никогда не понимал почему – ему никогда не приходило в голову продать его.
Сегодня вечером, когда они сидели в гостиной, кольцо буквально прожигало ему карман, точно так же, как его План жег ему голову. Поставив на столик рюмку с коньяком, он наклонился к камину, взял кочергу и поворошил дрова в очаге, раздумывая, не наступило ли, наконец, подходящее время для того, чтобы подарить ей это кольцо. Почему бы и нет?
Он услышал мягкое шуршание шелка и едва слышный вздох.
– Я не испугал тебя, Эмма?
– Нет, Блэки.
– У меня есть кое-что для тебя.
– Да? И что же это?
Он опустил руку в карман, достал коробочку и на мгновение задержал ее в своих руках.
– Это подарок мне ко дню рождения? – с любопытством спросила Эмма, ласково и довольно улыбаясь и глядя на него смеющимися глазами.
– Нет-нет, ни в коем случае. Подарок ко дню рождения ты получишь в день рождения… – Он прикусил язык: грандиозное торжество, которое они с Дэзи планировали, держалось в глубочайшей тайне и было задумано как сюрприз для Эммы. – Подарок ко дню рождения ты получишь в конце месяца, в день, когда тебе исполнится восемьдесят, – искусно вывернулся он из трудного положения. – Нет, это одна вещица, которую я купил для тебя, – он не удержался от смеха, произнося эти слова, – пятьдесят лет назад. Хочешь – верь, хочешь – нет.
Она бросила на него удивленный взгляд:
– Пятьдесят лет! Но почему же ты не отдал мне ее раньше?
– Ах, Эмма, Эмма, это долгая история, – сказал он и замолчал от нахлынувших воспоминаний.
Как прекрасна она была в тот вечер! Ее рыжие волосы подняты и уложены в сложный тяжелый узел из множества переплетенных прядей. Белое бархатное платье с большим вырезом, плечи обнажены. К маленькому рукаву была приколота брошка в виде стрелы, украшенная изумрудами. Он заказал эту брошку у ювелира к ее тридцатилетию, и она представляла собой безупречно сделанную изысканную копию дешевой маленькой брошки из зеленого стекла, которую он подарил ей на пятнадцатилетие. Она была очень растрогана тем, что он не забыл своего давнего обещания, которое дал ей когда-то на кухне в Фарли-Холле, и пришла в восторг от изумрудной стрелы. Но в тот рождественский вечер, который вспоминался сейчас ему, когда она предстала перед ним во всем своем элегантном великолепии, с серьгами, в которых горели великолепные изумруды Макгилла, его изумрудная стрела, хотя она и обошлась ему в приличную сумму, показалась ему дешевой побрякушкой по сравнению с ее серьгами.
Эмма, начинавшая проявлять нетерпение, нахмурилась и воскликнула:
– Ну, что же, ты расскажешь мне эту историю или нет?
Он усилием воли вернулся из прошлого в настоящее и улыбнулся ей:
– Ты помнишь первую вечеринку, которую я устроил в этом доме? Это было на Рождество, и…
– Помню ли я ту вечеринку! Конечно – до мельчайших подробностей. Это было 26 декабря 1919 года, – воскликнула Эмма, лицо которой при этом воспоминании осветилось изнутри.
Блэки кивнул и посмотрел на коробочку, которую по-прежнему вертел в руках. Он поднял голову. На его немолодом, изборожденном морщинами лице, сияла самая чистая и нескрываемая любовь, и от этого он казался гораздо моложе.
– Я купил это для тебя незадолго до того вечера, в Лондоне, в лучшем ювелирном магазине, я и собирался отдать тебе во время вечеринки…
– Но ты так и не сделал этого… почему? Почему ты передумал, Блэки? – Ее глаза были полны недоумения, она была совсем сбита с толку.
– Я решил сначала поговорить с Уинстоном. Между прочим, в этой самой комнате. – Он огляделся вокруг, как будто в игре света и тени, наполнявших комнату, он увидел, как снова разыгрывается та давняя сцена, увидел тень молодого Уинстона, каким он был тогда. Он откашлялся. – Мы с твоим братом говорили о тебе…
– Интересно, что же вы говорили обо мне?
– Мы обсуждали, как идут твои деловые начинания. Я тогда страшно беспокоился за тебя, Эмма, – порой просто приходил в отчаяние. Ты тогда так безрассудно окунулась в оптовую торговлю – по крайней мере, мне так казалось. Меня ужасно тревожило быстрое расширение сети твоих магазинов на севере, твоя решимость продолжать строительство, покупать все новые акции. Я считал, что ты берешься за большее, чем то, с чем можешь справиться, что ты вступила в очень азартную игру…
– Я всегда была азартным игроком, – мягко откликнулась Эмма. – В какой-то степени можно сказать, что именно в этом секрет моего успеха… В том, что я готова идти на риск. – Она не стала развивать мысль дальше. Теперь-то он наверняка и сам уже все знает про нее.
– Да, – согласился он. – Возможно, в этом. Как бы то ни было, Уинстон объяснил, что, хорошенько заработав на перепродаже, ты вышла из этой игры. И он сказал, что ты отнюдь не увязла по уши в обязательствах. Наоборот. И что ты миллионерша. И пока он говорил – с такой гордостью за тебя – до меня начало постепенно доходить, что ты добилась гораздо, гораздо большего, чем то, о чем я мог мечтать, что ты намного обставила меня, обогнала Дэвида Каллински, что в делах мы тебе и в подметки не годимся. И мне вдруг показалось, что ты стала совсем недосягаемой, что ты – не моего поля ягода. Вот почему я так и не отдал тебе это кольцо… Видишь ли, Эмма, в тот вечер я собирался просить тебя стать моей женой.
– Блэки, Блэки, дорогой мой, – только и смогла она сказать, так поразил он ее своим признанием. У нее защипало в глазах, и ее одновременно охватили самые разные чувства. Любовь и дружба, которые она чувствовала к нему, захлестнули ее, к ним примешивались огромная грусть и что-то вроде сочувствия, когда она попыталась представить себе, что он, должно быть, испытал в тот вечер – и, возможно, позднее. Она была нужна ему – но он не сказал ни слова. В этом была его трагедия. Тогда, в 1919 году, в день вечеринки, она считала, что Пол Макгилл потерян для нее навсегда. Она была в отчаянии, чувствовала себя одинокой, ее сердце было разбито – наверное, она не могла бы остаться равнодушной и не откликнуться на чувства своего единственного верного друга. Если бы ему не изменило мужество, насколько иначе могли сложиться их жизни. Мысли бежали бесконечной чередой. Почему она ни разу ничего не заподозрила в его отношении к ней? Должно быть, она стала слепа… или глупа, или слишком занята своими делами.
Ни один из них не прерывал молчания.
Блэки неподвижно сидел в кресле, глядя на огонь, не говоря ни слова. «Странно, – вдруг пришло ему в голову, – что все, что происходило со мной, когда я был молод, сейчас встает перед глазами с необычайной живостью. Гораздо ярче, чем события прошлой недели или даже вчерашнего дня. Наверное, это и есть старость».
Эмма первой вышла из оцепенения.
Тихим голосом, в котором слышалась боль, она спросила:
– Если я правильно поняла тебя, несколько минут назад ты пытался сказать мне, что тебя отпугнул мой успех? Так? Что из-за него ты не сделал мне предложение? – Она пристально смотрела в это дорогое и знакомое лицо, с бесконечным состраданием, думая о тех годах, которые прошли для него впустую, о счастье, которое уплыло у него сквозь пальцы – и все из-за любви к ней. Любви, о которой он молчал.
– Да, пожалуй, так, дорогая моя. Я решил тогда, что ты ни за что не сможешь отказаться от своей деловой карьеры, потому что она составляет большую часть твоей жизни, точнее сказать – и есть твоя жизнь.
– Какой же ты был глупый, мой милый и добрый, мой самый дорогой друг!
Блэки с изумлением взглянул на нее.
– Уж не хочешь ли ты сказать, Эмма Харт, что ты вышла бы за меня замуж? – спросил он, не сумев скрыть недоверие и потрясение, которые он испытал, – они ясно слышались в его голосе.
– Да, думаю, вышла бы, Блэки О'Нил.
Блэки все еще не мог поверить тому, что она сказала. На несколько минут он даже потерял дар речи – старые чувства нахлынули на него, удивляя его своей силой. Наконец он вымолвил:
– Мне очень приятно слышать это, даже спустя столько лет. – Дрогнувшим голосом он добавил: – Может быть, оно и к лучшему, что мы не поженились тогда, Эмма. Мне было бы очень плохо, и мое сердце было бы вдребезги разбито, когда появился Пол и снова завоевал тебя.
– Как ты можешь говорить такое! За кого ты меня принимаешь? – воскликнула она, выпрямляясь в кресле, сверкая глазами, в которых горело негодование, и глядя на него с таким возмущением, что он невольно отпрянул назад. – Я никогда не причинила бы тебе такой боли! Я всегда любила тебя, ты и твое спокойствие мне всегда были дороги, и ты прекрасно это знаешь. Извинись сию же секунду! – дала она выход своему негодованию и добавила, как будто это только что пришло ей в голову: – Или я больше никогда не буду разговаривать с тобой!
Он был так поражен ее горячностью, что буквально онемел. Потом ему стало совестно, краска стыда залила его лицо. Он сказал нежно и примирительно:
– Прости меня, Эмма. Я беру назад свои слова. Я верю тебе и не думаю, что ты бросила бы меня и ушла к Полу. Я знаю тебя… лучше, чем кто-либо другой. Нет, ты не предала бы меня, ты не изменила бы мне с ним, если бы мы были женаты. Ты не можешь быть жестокой по отношению к тому, кого любишь, и у тебя есть моральные принципы и чувство ответственности, ты очень хороший и преданный человек. И к тому же… – он молодцевато усмехнулся, – со мной ты была бы счастлива.
– Да, Блэки. Именно так это и было бы, – ответила она не задумываясь и наклонилась к нему. У нее возникла необходимость немедленно объяснить ему, чтобы он понял причины, побудившие их с Полом поступить так, помимо их огромной любви друг к другу.
– Ты ведь помнишь, – начала она, будя в нем воспоминания. – Мой брак с Артуром Эйнсли потерпел крушение задолго до того, как Пол Макгилл вернулся в Англию. Когда появился Пол, я была на грани развода. Кроме того, – и это очень важно, Блэки, – Пол остался бы в стороне, он не искал бы меня, если бы я была счастлива в замужестве. Он появился у моих дверей в один прекрасный день только потому, что Фрэнк сказал ему, что мы с Артуром живем врозь.
Она помолчала, откинулась на спинку кресла, поудобнее устраиваясь, и крепко сцепила руки на коленях.
– Я знаю, Пол никогда больше ко мне и на пушечный выстрел не приблизился, если бы в моей жизни все было гладко. Он сам говорил мне это. Он разыскал меня только потому, что знал, что мне плохо – и что я свободна. Он ни в коем случае не сделал бы этого, если бы я была замужем за тобой. Ты что, забыл, как он любил и уважал тебя?
– Нет, не забыл. Ты все правильно говоришь. Пол был замечательный и достойный человек. Мне всегда было интересно с ним.
Блэки встал:
– Ну, что ж, моя дорогая девочка, много воды утекло с тех пор. Что толку ворошить прошлое! Может быть, было суждено, чтобы все было именно так, как оно есть. Но мне хотелось бы, чтобы ты взяла это кольцо. Оно всегда было твоим.
Даже Эмма, привыкшая к дорогим украшениям, была потрясена – она даже закрыла на мгновение глаза – настолько ослепило ее кольцо своей красотой и размерами бриллианта.
– Оно превосходно, Блэки, – сказала она с восхищением. – Это одно из самых прекрасных колец, которые мне когда-нибудь доводилось видеть.
Ее слова доставили ему огромную радость – он даже не пытался скрыть ее.
– Этому кольцу, конечно, уже много лет. Возможно, оно не очень модное. Но я не хотел ничего переделывать. Надень его, пожалуйста, дорогая моя.
– Нет. Пожалуйста, сделай это сам, мой славный смуглый ирландец. – Она протянула ему левую руку. – На средний палец, рядом с обручальным.
Он надел кольцо.
Эмма вытянула перед собой свою маленькую сильную руку и наклонила голову к плечу, любуясь кольцом, которое ярко сверкало в отсветах огня. Потом она снова подняла голову к нему, на ее лице появилось озорное выражение.
– Значит ли это, что мы теперь, наконец, обручены и должны пожениться? – поддразнивая, спросила она игривым тоном и одарила его притворно-скромной улыбкой.
Блэки восхищенно рассмеялся. Эмма его позабавила. Ему всегда нравилось ее чувство юмора. Наклонившись к ней, он поцеловал ее в щеку.
– Давай назовем это так – мы обручены и должны быть самыми близкими и добрыми друзьями и товарищами на все время, что нам осталось прожить на этой земле.
Он сделал шаг в сторону от ее кресла, на мгновение остановился, повернул к ней свою седую голову.
– Я надеюсь, ты будешь носить это кольцо, – сказал он небрежно, словно не придавая особого значения своим словам, но неотрывно и напряженно глядя ей в глаза. – Я искренне надеюсь, что не запрячешь его в свой сейф.
– Ну, конечно же, нет. Как ты мог такое подумать? Я никогда не буду его снимать. Никогда.
Он дотронулся до ее плеча и вернулся на свое место, мысленно улыбаясь.
– Я рад, что я подарил тебе это кольцо, моя дорогая. Я так много раз думал о том, как я это сделаю. И мне так хотелось узнать, что ты ответишь. Я знаю, я всегда обвиняю тебя в том, что ты на старости лет стала сентиментальной. Боюсь, что я и сам стал чувствительным и сентиментальным стариком.
Помолчав немного, Блэки кашлянул и сказал:
– Да, кстати, а что ты мне скажешь относительно того моего предложеньица, Эмма? Утром ты сказала, что сомневаешься, насколько оно осуществимо. Но я с тобой не согласен.
– Знаешь, сегодня я снова думала о нем. Эмили перебралась пока ко мне, и я вдруг подумала, что единственная возможность для меня немного пожить в мире и спокойствии – это принять твое великодушное приглашение.
– Так ты поедешь со мной! Ах, дорогая моя, эта новость согревает мне сердце. Как же я рад! – Он сияющими глазами смотрел на нее, счастье и волнение теплой волной поднимались в его груди.
– Подожди минутку! Я ведь еще не сказала «да». Я не могу принять твое предложение – по крайней мере, прямо сейчас. Я очень серьезно подумываю о путешествии, но ты должен дать мне еще несколько недель, чтобы я могла уладить все дела и привыкнуть к мысли о том, что целых несколько месяцев меня здесь не будет.
Сдерживая себя, чтобы не выдать разочарование, он сказал:
– Ладно, я буду терпеливым, но мне придется уже в ближайшее время начать приготовления, поэтому, пожалуйста, не затягивай с ответом.
– Я дам тебе знать как можно быстрее. Обещаю.
Он сделал глоток коньяка, смакуя его. Постепенно в глазах его зажегся хитроватый огонек. Еще минуту или две он пребывал в задумчивости и, наконец, сказал:
– Кстати, Эмма, я недавно разработал план. Ты, конечно, будешь удивлена, услышав это. Для меня это – мой План, поскольку так уж получилось, что это – мой первый план за всю жизнь. Итак, я знаю одну женщину. Она – самое упрямое существо, которое мне приходилось встречать с тех пор, как я родился. Так уж получилось, что у этой упрямой, никогда ни с чем не согласной и часто доводящей меня до белого каления, но тем не менее восхитительной женщины, есть внук, который живет в Австралии.
Я знаю, что она хотела бы поехать туда повидаться с ним, и я подумал, что ей очень понравилось бы, если бы я сам отвез ее туда. Поэтому я разработал совершенно особый план. План этот такой…

Эмили заснула на одном из огромных диванов в верхней гостиной.
Она завернулась в белый махровый халат и спала, свернувшись калачиком, прижавшись к груде диванных подушек. Она показалась склонившейся над ней Эмме маленькой и беззащитной. Эмму захлестнуло чувство щемящей нежности. Она наклонилась, ласково поправила прядь белокурых волос, упавшую на глаза, и прикоснулась губами к гладкой щеке молодой девушки. Потом выпрямилась, раздумывая, разбудить Эмили или не стоит, решила сначала сама приготовиться ко сну и на цыпочках вышла в соседнюю спальню.
Эмма повесила свой соболий жакет, сняла жемчужное колье и такие же серьги и положила их на туалетный столик. Сняла часы и изумруды Макгилла и начала снимать кольцо Блэки, но остановилась и внимательно посмотрела на него. Оно хранилось пятьдесят лет в ожидании ее, и она обещала Блэки никогда его не снимать. Она оставила его на руке, рядом с простым платиновым обручальным кольцом Пола, и продолжила раздеваться. Едва она надела ночную сорочку, раздался стук в дверь, и в проеме появилось улыбающееся лицо Эмили.
– Вот ты где, бабушка. Я не ложилась – ждала тебя.
– Я заметила, дорогуша. Но в этом не было совершенно никакой необходимости.
– Мне просто хотелось, бабуля. Но честно говоря, я не думала, что ты вернешься так поздно. Уже половина первого!
– Я прекрасно отдаю себе отчет в том, который сейчас час, Эмили. И послушай меня, пожалуйста. Если ты будешь жить со мной, тебе совсем не нужно следить за тем, когда я прихожу и ухожу. Меня не нужно опекать. Мне хватает того, что в универмаге меня опекает Пола, – сказала Эмма спокойным ровным голосом, надевая шелковый халат и завязывая пояс.
Эмили хихикнула и проскользнула в комнату.
– Если ты думаешь, что я пытаюсь поменяться с тобой ролями, это не так. Я не собираюсь опекать тебя. Я просто сказала, который час.
– А я бы хотела, чтобы ты просто запомнила мои слова.
– Конечно, бабуля. – Эмили наклонилась над туалетным столиком. Она увидела разбросанные по нему драгоценности, и глаза ее метнулись к руке Эммы. Она сразу же увидела бриллиант, который сверкал и играл в ярком свете ламп. – Ты мне не покажешь кольцо Блэки?
– Откуда ты знаешь про кольцо? – Едва произнеся эти слова, она подумала, что уж у Эмили об этом можно было не спрашивать.
– Мы были в заговоре с Блэки – Мерри и я, – объяснила Эмили. – Недели две назад он через нее попросил меня проверить размер твоего пальца. Он думал, что, может быть, пальцы у тебя стали тоньше.
– Ах, вот оно что! Придется завтра задать ему трепку. Он что, думает, что я превратилась в старую высохшую мумию? – негодующе воскликнула Эмма.
– Никто так не подумает о тебе, бабуля, а уж Блэки – меньше всего. Ты по-прежнему очень красивая.
– Нет. Уже нет. Я старая женщина, – сказала Эмма категорично и бесстрастно. – Но спасибо тебе за добрые слова, Эмили. Конечно, – добавила она со смешком, – все знают, что ты не беспристрастна. – Она протянула левую руку. – Как оно тебе нравится?
Эмили схватила руку Эммы, ее зеленые глаза загорелись и стали круглыми, словно блюдца, а подвижное живое лицо выражало волнение.
– Это великолепный бриллиант, бабушка. Готова биться об заклад, он стоил кучу денег… – Ее голос замер в нерешительности, и после недолгого колебания, она спросила неуверенно: – Это означает, что вы с Блэки собираетесь пожениться?
Эмма рассмеялась и высвободила свою руку.
– Конечно же нет, глупышка. Это было бы смешно. В наши-то годы! Как сказал Блэки, мы обручены и будем самыми добрыми друзьями до конца жизни. Если хочешь, я расскажу тебе историю этого кольца.
– Конечно, очень хочу, бабуля. Но только пойдем в зал. Я приготовила там для тебя термос с горячим шоколадом. Пойдем! – Она властно взяла Эмму за руку и повела ее в соседнюю комнату, не замечая, что суетится вокруг бабушки, как наседка над цыплятами. Эмма только улыбнулась и позволила Эмили распоряжаться собой. В душе это позабавило ее.
Когда история давно минувших дней была наконец рассказана, Эмили вздохнула:
– Ах, бабушка, это так замечательно, так трогательно! Хранить кольцо все эти годы! Господи, вот это – настоящая преданность! – На ее хорошеньком личике с тонкими чертами лица появилось грустно-задумчивое выражение, и она покачала головой: – А ты не верила в безответную любовь! Теперь ты должна признать, что была абсолютно не права.
Эмма снисходительно улыбнулась, но ничего не ответила.
Загоревшись новой идеей, Эмили снова возбужденно заговорила:
– Подумай только, если бы ты тогда, много лет назад, вышла замуж за Блэки, а не за этого Артура Ужасного, твои дети были бы совсем другими – ведь здесь же все дело в генах. Интересно, были бы мои тетушки и дядюшки людьми посимпатичнее? – Эмили откинула голову назад, сжала губы и задумалась, перескакивая с одной мысли на другую. Сразу несколько идей пришло ей в голову, и она снова защебетала: – А как же внуки? Например, Пола? Или я? Господи, бабушка, меня вообще могло бы не быть. Или я могла бы быть кем-нибудь совсем другим…
– Я все равно так же сильно любила бы тебя, Эмили. И Полу тоже. Кстати, может быть, ты расскажешь мне, как прошел сегодняшний ужин?
Эмили мгновенно посерьезнела и наклонилась к Эмме, как будто сообщая величайший секрет:
– Ты не поверишь, но Эдвина вела себя совершенно невероятно.
– Что ты имеешь в виду? – спросила Эмма с опаской, боясь самого худшего.
Увидев выражение тревоги на лице бабушки, Эмили энергично затрясла головой:
– Нет-нет, не смотри на меня так. Все было в порядке. Эдвина вела себя очень мило… настолько мило, что мы с Полой просто не могли прийти в себя. Вдовствующая графиня была сама любезность… Ну, может быть, не совсем так. – Эмили надула губки. – Ты же знаешь, я люблю немножко преувеличить. – Эмили сморщила носик и продолжала: – Со мной и с Полой она вела себя немного… настороженно. Она нас не очень жалует. Но она была вежлива, а со всеми остальными – даже очень мила. Совершенно не могу представить себе, что ты ей сказала перед ужином, бабушка, но на нее это здорово подействовало. – Эмили изучающе посмотрела на Эмму и попыталась кое-что выведать: – Должно быть, ты сделала ей хорошее внушение. Я права?
Эмма ничего не сказала.
– Я думаю, тетя Эдвина плакала перед ужином. Когда она спустилась; глаза у нее были немного припухшие и покрасневшие. И нос тоже. Она не стала ничего пить, а попросила у меня стакан воды и таблетку аспирина. Мы с ней были вдвоем всего несколько минут. Потом приехали Пола с Джимом и тетя Дэзи с дядей Дэвидом. Эдвина сразу же приклеилась к Дэзи и уже больше не отпускала ее. Она просто питает какую-то слабость к Дэзи. Во всяком случае, во время коктейлей перед ужином она почти ни с кем больше не разговаривала, даже с Джимом. – Эмили небрежно пожала плечами. – Эдвина показалась мне какой-то очень притихшей, и она почти ничего не ела и ничего не пила за ужином. Ты же знаешь, они с мамой обычно неисправимы – всегда немного перебирают. Никогда не знают, когда нужно остановиться. Но вчера Эдвина за весь вечер не выпила ни капли – отказалась даже от вина за ужином. Но что же ты все-таки ей сказала, бабушка?
– Эмили, не будь такой назойливой. Это наше личное дело – мое и Эдвины. К тому же это вообще не столь уж важно. Важно что, что мои слова до нее дошли.
– Уверена, что это так, – согласилась Эмили. – Да, и еще кое-что. Ты ни за что не догадаешься, что она сделала, когда мы после коктейлей переходили в столовую.
– И что же?
– Она спросила тетю Дэзи, можно ли ей после ужина пригласить Энтони на чашку кофе. А потом пошла и позвонила ему в Эллингтон-Холл.
– Он приезжал? – Эмма нахмурилась.
– Да, – усмехнулась Эмили. – Вместе с Салли. Бабуля, они так влюблены и так замечательно смотрятся вместе!
– Он приехал вместе с Салли? А как Эдвина встретила ее?
– Очень дружелюбно. Могу сказать тебе, у меня буквально глаза на лоб вылезли от любопытства. Я ни за что не согласилась бы пропустить эту сцену, даже за все золото Аравии. Ну, конечно же, Эдвина в основном обхаживала Энтони. На мой взгляд, даже чрезмерно, но она ведь всегда словно немного заискивает перед сыном. – Она улыбнулась. – Короче говоря, бабушка, ужин прошел на славу.
Эмма была настолько потрясена услышанным, что на время потеряла дар речи.
– Да-а-а, – сказала она наконец. – Это достойно того, чтобы войти в анналы истории. Никогда не ожидала, что Эдвина совершит такой поворот на сто восемьдесят градусов. – Она мысленно поздравила себя: ее откровенные предостережения, видно, напугали Эдвину и заставили пересмотреть свое поведение. «Это большая победа, – подумала она. – Остается только надеяться, что дочь не передумает. Потому что Эдвина очень непредсказуема. Никогда не знаешь, что она может выдвинуть, если разозлится. Ну, ладно, нечего думать о плохом».
– Я думаю, на этой неожиданной, но очень приятной ноте мне пора отправиться спать, милая моя девочка. – Она наклонилась и поцеловала Эмили. – Похоже, что завтра все будут вести себя прилично. По крайней мере, будем надеяться. Спокойной ночи.
Эмили встала и крепко обняла ее.
– Я так тебя люблю, бабуля. Спокойной ночи, хорошего сна. Я, пожалуй, тоже последую твоему примеру. Мне завтра нужно привезти близнецов из колледжа Хэрроугейт и сделать еще тысячу разных дел. – Она жалобно вздохнула. – У меня никогда не бывает ни минуты свободной.
Эмма удержалась от улыбки и исчезла в своей спальне, прежде чем Эмили обрушила на нее длинный перечень дел, запланированных ею на завтрашний день.
– Да, бабушка, – окликнула ее Эмили. – Я вижу ты не огорчена тем, что сорвалась сделка с «Эйр коммюникейшнс».
– Ну, я бы сказала, что это для них – потеря, а для нас – удача.
– Пола сказала то же самое, когда зашел разговор об этом. Судя по всему, этот Себастьян Кросс – просто ужасный человек. Я думала, хоть Джонатан сможет чего-то добиться от него. А если не удалось Джонатану, тогда не удастся никому.
Эмма замерла на месте и очень осторожно спросила:
– О чем ты щебечешь, Эмили?
Эмили тоже остановилась и повернулась лицом к Эмме:
– О сделке с «Эйр коммюникейшнс». Ты ведь просила Джонатана поговорить с Себастьяном. Разве нет?
– Нет, – ответила Эмма даже слишком спокойно.
– Разве? – воскликнула Эмили в замешательстве.
– А почему ты думаешь, что я поручила что-то Джонатану? – Говоря это, Эмма в поисках опоры прислонилась к дверному косяку, ее зоркие глаза, устремленные на внучку, поблескивали в темноте. Все ее чувства были напряжены. Она коротко переспросила:
– Почему? Что-то ведь навело тебя на эту мысль?
– Да, конечно, – начала Эмили, нахмурившись. – Во вторник, когда мы ужинали с папой в Лондоне и уже уходили, я видела их вдвоем в баре гостиницы „Амбассадор". Мы ужинали довольно рано – папа ужасно нервничал, боясь опоздать на важную деловую встречу. Он так торопился, что мне даже не удалось подойти к Джонатану поздороваться.
– Понятно. – Эмма задумалась на мгновение, потом спросила: – А почему ты сказала, что Джонатан сможет повлиять на Кросса-младшего?
– Потому что они старые друзья… Они вместе учились в Итоне. Но ты же это знаешь, бабушка. Ты сама однажды брала меня с собой, когда ездила в Итон навещать Джонатана в середине семестра. Ты разве не помнишь?
– Это я помню. Разумеется, я помню, что Джонатан учился в Итоне. А вот о том, что Себастьян Кросс тоже там учился или о том, что они дружили тогда, я понятия не имела. Я…
– Думаю, они и сейчас дружат, – перебила ее Эмили.
От этой новости у Эммы по коже побежали мурашки, но она попыталась улыбнуться.
– Возможно, он хотел сделать мне сюрприз. Скорее всего, он понимал, что переговоры будут нелегкими, и пытался немного облегчить задачу Полы, – сказала она, пытаясь убедить себя в том, что это правда. Но интуиция подсказывала ей, что это не так. Эмма крепче сжала руку, которой держалась за косяк двери, и, изо всех сил стараясь говорить небрежно, спросила:
– Эмили, а Джонатан видел тебя в «Амбассадор»?
– Нет. Он был так увлечен разговором с Кроссом… – Она задумалась на минуту, потом быстро спросила: – А в чем дело? Это важно?
– Да нет, не думаю. Ты в разговоре с Полой не упоминала об этом?
– Нет, случая не было. Как только она начала рассказывать мне про фиаско с «Эйр коммюникейшнс» и о том, как безобразно вел себя Кросс по отношению к ней, Хильда объявила, что ужин накрыт. – Эмили прикусила губу, немного нахмурилась, пытаясь разобраться, к чему же клонит бабушка, задавая эти вопросы.
– Я предпочла бы, чтобы ты не говорила об этом Поле. Я не хочу, чтобы она думала, что Джонатан вмешивается в ее дела и расстраивает ее планы. Сам того не желая, конечно. И лучше бы ты не обсуждала бы это и с Джонатаном. Я поговорю с ним сама, выясню, чего он хотел, если действительно хотел чего-то. Может быть, это была просто встреча, совсем не деловая – ведь они же друзья. – Все это Эмма произнесла довольно небрежным тоном, словно не придавая большого значения своим словам.
– Хорошо, бабушка. Я сделаю, как ты скажешь.
Эмили не отрываясь смотрела на бабушкино лицо – и сердце ее вдруг наполнила тревога. Во время их разговора лицо Эммы побледнело, и счастливые огоньки в глазах погасли. Сейчас глаза были тусклыми, безжизненными. Эмили схватила ее за руку и встревоженно спросила:
– Бабушка, милая, тебе плохо?
Эмма не ответила. Ее ум работал с поразительной точностью и остротой. Оценивая и анализируя факты с присущими ей проницательностью и интуицией, она вдруг увидела все так ясно, что это ее потрясло. На какую-то долю секунды ей захотелось спрятаться, уйти от правды. «Это только мои предположения», – подумала она, но сразу же прагматизм, уже давно ставший ее второй натурой, напомнил ей, что она редко ошибалась. Надо посмотреть правде в лицо.
Она вдруг поняла, что Эмили все еще сжимает ее руку, что она беспокоится и тревожится. Эмма усилием воли выбросила из головы ужасные подозрения. Она похлопала Эмили по руке и заставила себя улыбнуться – спокойной, уверенной, и потому успокаивающей улыбкой.
– Я просто немного устала, – сказала Эмма сдержанно и снова улыбнулась. Но на самом деле ей было не по себе – как будто какой-то страшный холод коснулся ее сердца.

0

12

Глава 10

Средневековая церковь на вершине холма в деревушке Фарли была заполнена до предела и почти трещала по швам. На передних скамьях сидели члены семьи и друзья, сразу же за скамьями толпились деревенские жители – все они пришли на крестины правнуков Эммы Харт, чтобы засвидетельствовать ей свое уважение. После крестин всех пригласили в зал собраний приходской общины, что находился через дорогу от церкви, принять участие в чаепитии по случаю крестин, которое Эмма поручила организовать Александру.
Мир и спокойствие царили в древних стенах из серого камня. Солнечный свет, лившийся сквозь окна из цветного стекла, отбрасывал танцующие и переливающиеся радужные полосы на мрачный каменный пол и скамьи из темного дерева. Вдоль алтаря и ступеней к нему были расставлены огромные букеты весенних цветов. В воздухе смешивались запахи гиацинтов, нарциссов, фрезий, привозной мимозы и сирени, и это благоухание заглушало даже тот особый застоявшийся запах пыли, старого дерева и плесени, который всегда господствует в церкви. Это был запах старости и тлена, который Эмма не любила с самого детства, и она, почти не задумываясь, выбрала для себя на этот случай цветы с самым сильным запахом, чтобы не чувствовать запах церкви.
Она сидела на передней скамье, преисполненная гордости и достоинства, одетая в платье из шерстяного крепа темно-синего цвета, как небо в полночь, и такое же пальто свободного покроя.
На безупречно уложенных серебристых волосах задорно сидел маленький бархатный берет такого же темно-синего цвета. Сегодня на ней были изумруды Макгилла и длинная нить жемчуга редкой красоты. Слева от нее сидел Блэки, очень внушительный в темном костюме, а справа – Дэзи со своим мужем Дэвидом Эмори. Между Дэвидом и Сарой Лаудер сидела Эдвина в довольно напряженной позе и с чопорным выражением лица, как обычно.
Эмма была удивлена, когда, подъехав, они встретили на ступеньках церкви Сару. Никто не ожидал увидеть ее – считали, что она лежит с сильной простудой. Входя в церковь, они обменялись несколькими фразами, прежде чем сели на свои места – и Эмма сразу обратила внимание на то, что внучка выглядит совершенно здоровой. Она решила, что либо Сара сумела чудом выздороветь за один день, либо вообще не была больна. Вполне вероятно, она подумывала о том, чтобы не приходить на крестины и не встречаться с Шейном. Эмма не винила ее за это. Она очень хорошо представляла себе, что, должно быть, чувствует Сара. «Но надо отдать ей должное, – подумала она. – Она хорошо владеет собой». Когда Шейн подошел к ним поздороваться, она не выдала свои чувства ни одним движением и держалась абсолютно естественно.
Теперь Эмма украдкой посмотрела на Шейна.
Он сидел со своими родителями на скамье по другую сторону прохода, в профиль к ней. Внезапно, как будто он почувствовал, что на него кто-то смотрит, он немного повернул голову вправо и встретился взглядом с Эммой. Он слегка улыбнулся ей и заговорчески подмигнул. Эмма улыбнулась в ответ и снова повернулась к алтарю.
Пола и Джим стояли у резной каменной купели, которую установили здесь еще в 1574 году. Вокруг них стояли крестные отцы и матери их детей – всего шестеро. Викарий, преподобный Джеффери Хантли, который только что нарек мальчика именем Лорн Макгилл Харт Фарли, готовился крестить девочку. Для нее было выбрано имя Тесса. Полное имя, как и у ее брата-близнеца, будет такое же длинное: Тесса Макгилл Харт Фарли.
Эмили, одна из крестных матерей Тессы, держала девочку на руках, а слева от нее стояли двое других крестных родителей: Энтони и Вивьен Харт. Старшая сестра Вивьен, Салли, крестная мать Лорна, держала его на руках, а по обе стороны от нее стояли его крестные отцы, Александр и Уинстон.
«Какие красивые молодые люди!» – подумала Эмма, ее глаза загорелись гордостью за них, и на какое-то мгновение перед ее мысленным взором прошли их предки: ее собственные родители, ее брат Уинстон, Артур Эйнсли, Пол Макгилл, Адель и Адам Фарли… Какое удивительное чудо, что они с Блэки все еще живы и могут сегодня присутствовать здесь, на крестинах, и разделить со всеми радость этого события.
Она перевела взгляд на Полу и Джима.
Как хорошо они смотрятся вместе! Он – такой высокий, широкоплечий, светловолосый – точная копия своего прадеда Адама; и Пола – такая стройная и гибкая, как тростинка, темноглазая и темноволосая – она унаследовала яркость и смуглость Макгилла – такая сразу же привлекает взгляд в любой толпе. Врожденная элегантность Полы больше всего проявлялась в том, как она держалась и как одевалась. Сегодня она выбрала отлично сшитый темно-фиолетовый шерстяной костюм с шелковой фиолетовой блузкой чуть более светлого тона и такой же плоской маленькой сумочкой. Фиолетовый цвет хорошо оттенял ее глаза.
Ее любовь к внучке, гордость за нее полностью поглотили Эмму, и когда она смотрела на Полу, напряженное выражение ушло с ее лица, черты его смягчились. Молодая женщина, которая сейчас стояла у купели, с самого дня рождения приносила Эмме ощущение счастья и спокойствия, точно так же, как и ее мать, – это продолжается и сейчас.
Эмма закрыла глаза. Пол так же гордился бы Полой, как и она: в ней было все, чем он больше всего восхищался – честь, достоинство, высокие моральные принципы, чувство справедливости, острый ум. Она унаследовала от своего деда, как и Дэзи – от отца, умение наслаждаться жизнью. «Да, она – настоящая Макгилл, – сказала Эмма себе. – Но в ней течет и кровь Хартов. Слава Богу, она унаследовала мое упорство и деловую хватку, мою неутомимую энергию и выносливость. Все эти качества ей очень понадобятся в будущем, чтобы справиться с тем, что оставлю ей я, и с тем, что она получила от деда. Надеюсь, она никогда не будет думать об этом наследстве как о тяжелом бремени. Конечно, богатство возлагает на людей огромную ответственность…»
В этот момент Тесса раскричалась, ее пронзительный плач эхом перекатывался под сводами церкви. Эмма открыла глаза и прищурилась. Она наклонилась вперед, чтобы лучше рассмотреть, что происходит у купели. Все выглядели обеспокоенными. Викарий держал девочку, окропляя ее лобик святой водой и совершая таинство крещения во имя Отца и Сына и Святого Духа. Когда он закончил и отдал ребенка Эмили, было заметно, что он сделал это с облегчением. Эмили начала укачивать Тессу, стараясь успокоить ребенка, но безуспешно.
Эмма усмехнулась – она знала, что Тесса расплакалась из-за того, что ей не понравилось, как ее лобик окропили холодной водой. Ребенок протестовал – и очень громко. «Я уже теперь вижу, – подумала она, – что маленькая Тесса Макгилл Харт Фарли будет маленькой бунтаркой в этом семействе».
Дэзи, тоже улыбаясь, взяла мать за руку и сжала ее. Она прошептала:
– Судя по громкому голосу, Тесса пошла в нашу семью, мамочка.
Эмма повернулась и посмотрела в ясные голубые глаза своей любимой дочери.
– Да, – так же шепотом ответила Эмма. – Она с самого начала была более активной из них двоих. Еще одна сильная своевольная личность в нашей породе? – Она выразительно изогнула седые брови. Дэзи только кивнула в ответ. В ее глазах светились счастье и радость.
Через несколько минут церемония закончилась, и они медленно потянулись вдоль стен к выходу. Эмма, под руку с Блэки, приветливо всем улыбалась и кивала, но не останавливалась поговорить ни с кем.
Вскоре вся семья, их друзья и деревенские жители собрались у входа, поздравляя родителей и беседуя между собой.
Несколько местный жителей подошли к Эмме и остановились поговорить с ней пару минут. Но очень скоро она извинилась и отозвала Блэки в сторону.
– Я сейчас ненадолго исчезну. Я вернусь прежде, чем заметят мое отсутствие. И тогда мы сможем отправиться в Пеннистоун-ройял.
– Хорошо, Эмма. Ты уверена, что не хочешь, чтобы я пошел с тобой?
– Уверена. Но спасибо, что предложил, Блэки. Я быстро.
Когда Эмма отошла от толпы перед церковью, к ней поспешил Милсан, шофер Блэки, с корзиной цветов. Она взяла у него корзину, улыбнулась и поблагодарила.
Она прошла через кладбищенские ворота и вошла на кладбище, примыкающее к церкви.
Ее ноги наизусть знали дорогу, и они сами вели ее по мощеной дорожке в дальний угол, уединенный и заросший кустарником, в тени старого вяза у замшелой каменной стеньг. В этом углу, под каменными надгробиями, которые она сама выбрала много лет назад, лежали ее родители – Джон и Элизабет Харт. Рядом с ними были могилы двух ее братьев – Уинстона и Фрэнка. Она взяла цветы из корзины и положила по букету на каждую из четырех могил. Выпрямившись, она положила руку на надгробие на могиле матери и молча постояла в задумчивости, глядя вдаль, на бескрайние мрачные вересковые пустоши, на размытую линию горизонта, где они встречаются с бледно-голубым небом, по которому ветер гонит белые облака и где изредка проглядывает солнце. День выдался замечательный – на удивление теплый и даже чуть-чуть душный после вчерашних гроз. В такой день хорошо забраться на самый высокий холм в округе – Вершину Мира. Она посмотрела в его сторону, но холм был слишком далеко, чтобы его увидеть, и скрыт другими холмами, простирающимися до горизонта. Она вздохнула, вся во власти воспоминаний. Ее глаза перебегали с плиты на плиту, читая имена. «Я всегда ношу вас в своем сердце, каждый день моей жизни, – сказала она мысленно. – Я никогда не забывала никого из вас». И вдруг неожиданно ей пришла в голову очень странная мысль: она уже больше не придет навестить эти могилы.
Эмма, наконец, оторвалась от созерцания надгробий.
Та же мощеная дорожка, изгибаясь, повела ее дальше, и она остановилась, только когда дошла до большого участка на другой стороне кладбища, в густой тени от церковного здания. Этот семейный участок был окружен железной оградой, которая отделяла его от всего остального кладбища и словно говорила всем, что он – особый, исключительный. Она толкнула маленькую калитку и очутилась среди многих поколений Фарли. Она обвела взглядом могилы и, наконец, ее глаза остановились на белом мраморном надгробии Адель и Оливии. Эти две красавицы-сестры, которые любили одного и того же человека и вышли за него замуж и которые по-своему были добры к ней, когда она была молодой девушкой. Она никогда не забывала их доброты. Но глаза ее задержались дольше других на средней могиле.
«Да, Адам Фарли, – подумала она. – Я победила. В конечном счете победу одержала я. В деревне больше не осталось ничего, что принадлежало бы твоей семье, кроме этого участка на кладбище, где ты похоронен. Все остальное принадлежит мне, и даже церковь здесь существует, главным образом, благодаря моей щедрости. Твоих пра-правнуков только что крестили, и в их именах объединены оба наших имени, но большое богатство и могущество, и высокое положение в обществе они унаследуют от меня». В этих мыслях уже не было горечи, они проходили привычной чередой – она уже не питала ненависти к семье Фарли, и не в ее натуре было злорадствовать, особенно стоя рядом с местом последнего приюта этого человека.
Пройдя через кладбищенские ворота, Эмма увидела, что Блэки стоит в стороне от остальных и разговаривает с двумя ее младшими внучками – Амандой и Франческой.
Блэки усмехнулся, когда она подошла и остановилась около него:
– Ты могла бы догадаться, что эта наблюдательная парочка заметит твое исчезновение. Мне пришлось применять силу, чтобы помешать им побежать за тобой. Почти пришлось.
– Мы тоже хотели посмотреть на могилы, бабушка, – объяснила Аманда. – Мы любим кладбища.
Эмма посмотрела на нее, изобразив шутливый ужас:
– Как жутко звучит!
– Да нет, совсем не жутко, а очень интересно, – прощебетала Франческа. – Нам нравится читать надписи на могильных плитах, и мы пытаемся догадаться, какими были эти люди, как они жили. Это все равно, что читать книгу.
– Для вас сейчас – да, – рассмеялась Эмма и ласково посмотрела на внучек. – Я думаю, нам пора ехать домой, – продолжала она. – Эмили сказала вам, что у нас сегодня небольшой прием с шампанским?
– Да, но она сказала, что нам еще нельзя шампанского. Но ведь на самом деле можно? Правда, бабушка? – спросила Аманда.
– По бокалу, не больше. Я не хочу, чтобы оно ударило вам в голову.
– Спасибо, бабуля, – сказала Аманда, а Франческа взяла Эмму под руку и объявила:
– Мы поедем с тобой. Машина дяди Блэки гораздо лучше, чем старый «ягуар» Эмили.
– Мне не нравится твое отношение, Франческа. Ты приехала сюда с Эмили и поедешь назад с ней. Кроме того, нам с дядей Блэки нужно кое-что обсудить.
Но на самом деле не было ничего особенно важного, о чем им нужно было бы поговорить. Эмме просто хотелось побыть наедине со своим добрым старым другом и расслабиться перед приемом, перевести дух, прежде чем она встретится со своим огромным и весьма своеобразным кланом.
Когда они уже подъезжали к Пеннистоун-ройял, Блэки взглянул на нее и сказал:
– Крестины были замечательные, Эмма. Все было очень красиво. Но, когда крестили Лорна, у тебя на лице было такое странное выражение. Я никак не мог догадаться, о чем ты думаешь.
Эмма полуобернулась к нему:
– Я думала о других крестинах… когда ты совершил обряд крещения над Эдвиной из-под крана на кухне Лауры, в Армли. – Ее глаза задержались на нем дольше обычного. – Я не могла не думать о прошлом. Помнишь, Эдвин Фарли ни за что не получил бы от своего отца разрешение жениться на мне, когда я была беременна, даже если бы он сам хотел этого. Значит, и нашу дочь Эдвину никак нельзя было бы крестить здесь, в Фарли. Я только сегодня по-настоящему это поняла.
– Да, – согласился он. – Они ни в коем случае не допустили бы этого.
– И вот когда я думала обо всем, что произошло за мою долгую жизнь, мне вдруг пришло в голову, что эти крестины сегодня – удивительная ирония судьбы. И Адам Фарли оценил бы высшую справедливость всего этого лучше, чем кто-либо другой.
Она замолчала, а потом слегка улыбнувшись сказала:
– Колесо фортуны сделало полный оборот.

0

13

Глава 11

Джим Фарли, осиротевший в десять лет и воспитывавшийся своим овдовевшим дедом, в детстве всегда был одинок.
Поэтому, женившись в 1968 году на Поле, он получал огромное удовольствие от принадлежности к огромному семейству Эммы Харт, которое стало и его семьей. В каком-то смысле вхождение в этот необычный клан было для него непривычным; кроме того, пока он еще не вступал с ним ни в какие конфликты и не имел определенного суждения о характере тех или иных членов семьи, не пытался вести счет их достоинствам и недостаткам. Он держался в стороне от сложных взаимоотношений, которые складывались вокруг Эммы, вражды и союзов, междоусобных распрей и привязанностей.
Поскольку Джим редко думал о ком-либо плохо, его часто удивляло, когда Пола безжалостно обрушивалась на кого-то из своих тетей и дядей, а иногда ему казалось, что она преувеличивает, перечисляя их недостатки и то ужасное зло, которое они причинили ее бабушке. Ведь она всегда так защищает свою любимую бабушку, в которой души не чает. Это отношение жены в душе забавляло Джима, потому что, на его взгляд, уж кто-кто, а Эмма Харт может постоять за себя сама.
Некоторое время назад Джим решил, что предостережения Полы относительно графини Дунвейл беспочвенны. До сих пор, вчера и сегодня, Эдвина вела себя безупречно – как он и ожидал. Если она была немного сдержанна с Полой, по крайней мере, все было в рамках приличий, и ему даже удалось рассмешить ее по пути из церкви. Он видел, что она и сейчас еще пребывает в хорошем расположении духа.
Его тетя сейчас болтала со своим сыном Энтони и Салли Харт у камина, и ее обычно напряженное выражение лица, со сжатыми губами, почти исчезло. Хотя бы сейчас она, казалось, более или менее расслабилась. «Бедняжка, не такая уж она плохая», – подумал он, как всегда снисходительный к людям, и перевел взгляд на картину на стене, слева от Эдвины. Эта картина – одна из его любимых – висела над белым мраморным камином.
Джим стоял у входа в Персиковую гостиную. В Пеннистоун-ройял, представлявшем собой восхитительную смесь двух стилей – эпохи Возрождения и правления короля Якова, – было две комнаты для официальных приемов. Пола выбрала для приема по случаю крестин эту.
Он был рад ее выбору.
Он считал, что это самая красивая комната во всем доме. В ее убранстве гармонично сочетались кремовые и персиковые тона, ее украшали замечательные полотна. Хотя Эмма рассталась с частью своей известной коллекции импрессионистов, продав в прошлом году несколько картин, она сохранила две картины Моне и три – Сислея. Они-то и украшали стены этой гостиной. Он считал, что именно произведения искусства делали такой прекрасной спокойную и изящную комнату в стиле английский ампир.
Еще несколько секунд Джим с восхищением смотрел на картину Сислея со своего места, откуда она была хорошо видна. Никогда за всю свою жизнь он не стремился к обладанию чем-то материальным, но эту картину ему хотелось иметь. Конечно, этого никогда не будет – она всегда будет висеть в этом доме, как повелела Эмма в своем завещании. В один прекрасный день она перейдет к Поле, так что его никогда не лишат ее, и он всегда, когда захочет, сможет смотреть на этот пейзаж. Потому его непреодолимое желание самому, лично, владеть этой картиной постоянно удивляло его самого. Он никогда не испытывал таких сильных эмоций по отношению к чему-то или кому-то. За исключением, пожалуй, своей жены. Он поискал глазами Полу, но не нашел. За те десять минут, что он провел с фотографом – тот устанавливал свою аппаратуру в Серой гостиной, – комната заполнилась людьми. Вполне возможно, что ему просто ее не видно.
Он решительным шагом вошел в комнату.
Высокий, длинноногий, он был хорошо сложен. На него было приятно смотреть, особенно если учесть, что он был немного склонен к щегольству и всегда безупречно одет – вплоть до ботинок ручной работы. Как и его прадед, он имел слабость к красивой одежде. У него были светло-каштановые волосы, светлая кожа, приятное выразительное лицо и одухотворенные серо-голубые глаза. Он родился в аристократической семье, его воспитывали как джентльмена – потому он чувствовал себя свободно, естественно и уверенно в любой обстановке. В нем было какое-то спокойное обаяние – и всегда наготове улыбка для каждого.
Ему пришлось не раз улыбнуться, пока он шел к центру комнаты, чтобы оглядеться и найти Полу.
Он не увидел ее, поэтому взял у проходящего официанта бокал с шампанским и сделал несколько шагов по направлению к своему тестю. Его заметила Эдвина и поспешила к нему, перехватив его, прежде чем он дошел до Дэвида Эмори. Она сразу же начала с жаром рассуждать о церковной церемонии, а потом заговорила о деревушке Фарли. Внимательно слушая ее, Джим снова убедился, что для нее принадлежность к семейству Фарли имеет огромное значение. Он понял это уже давно, но каждый раз, разговаривая с ней, испытывал удивление, как и в первый раз. С самой первой их встречи она засыпала его вопросами о его бабушке и деде, расспрашивала его о родителях, которые трагически погибли в авиакатастрофе в 1948 году.
Каждый раз, когда он встречался со своей двоюродной бабушкой он замечал, что ее смущает то, что она – незаконнорожденная, и ему всегда было немного жаль ее. Отчасти поэтому он старался быть добрее к ней, приглашать ее на семейные торжества, когда это от него зависело. Его теща легко находила с ней общий язык, но помимо этого, как он догадался, Эдвину тянуло к Дэзи, потому что обе они были рождены вне брака. Старшая дочь Эммы ощущала свое родство с младшей именно из-за этого сходства. Но их незаконное рождение было, пожалуй, единственным, что их объединяло. Эти две женщины были полной противоположностью друг другу. Его теща – милейшая женщина: тактичная, всегда готовая выслушать и помочь, аристократка в лучшем смысле слова. Для Дэзи то, что ее родители не были официально женаты, не имело абсолютно никакого значения, и Джим любил ее за спокойное отношение к жизни, за ее веселый и легкий нрав, за чувство юмора. К сожалению, тетя Эдвина была довольно нетерпимой и желчной, чопорной и высокомерной – настоящий сноб по убеждению, чья система ценностей ему глубоко чужда. И все же в ней было что-то, что трудно назвать словами, что трогало его, вызывало его интерес и сочувствие. Может быть, это оттого, что в их жилах течет одна кровь. Пола часто говорит, что не согласна с тем, что «кровь людская – не водица», но он придерживается другого мнения. В одном он абсолютно уверен: то, что он поддерживает отношения с Эдвиной, хотя и не близкие и очень эпизодические, раздражает и даже сердит Полу. Он считает, что это крайне неразумно с ее стороны, и ему очень хотелось бы, чтобы она поспокойнее относилась к его тете. На его взгляд, Эдвина – безобидная пожилая дама.
– Извините, тетя Эдвина, я отвлекся, – сказал Джим, виновато улыбаясь и снова поступая в ее полное распоряжение.
– Я говорила, мне жаль, что моя мать приказала разрушить Фарли-Холл. – Эдвина неотрывно и внимательно смотрела на него, прищурив свои серебристо-серые глаза. – Дом был очень старый и заслуживал того, чтобы его сохранили как памятник истории Йоркшира. Подумайте сами, если бы он все еще существовал, вы с Полой могли бы там жить.
Джим не заметил, что в этих словах содержался выпад против Эммы.
– Не думаю. По фотографиям, которые я видел, дом мне не понравился. Дед всегда говорил, что в нем были беспорядочно смешаны все мыслимые и немыслимые архитектурные стили и он был довольно уродлив. Дед никогда его не любил, и я сам думаю, что бабушка поступила правильно.
Дэзи, которая стояла поблизости, уловила конец их разговора и воскликнула:
– Полностью согласна с тобой, Джим. К тому же мама хорошо распорядилась участком, на котором он стоял, превратив его в парк для жителей деревни. Летом, в теплую погоду, это чудесное местечко! По-моему, это было очень мудро с ее стороны. – Она взглянула на викария, стоявшего неподалеку и разговарившего с ее мужем, и добавила: – А отец Хантли так сияет, потому что мама только что передала ему крупный чек в фонд восстановления деревенской церкви. Она всячески поддерживает Жизнь этой деревушки. – Парировав выпад Эдвины, причем сделав это безупречно, Дэзи улыбнулась своей сестре: – Эдвина, дорогая, у меня еще не было случая сказать тебе, что ты выглядишь обворожительно, у тебя сегодня очень элегантный костюм.
– О! – отозвалась Эдвина, для которой эти приятные слова оказались неожиданностью. Ей редко делали комплименты. Она приосанилась, искорка удовольствия промелькнула в ее глазах, она непроизвольно подняла руки, чтобы поправить прическу. С опозданием вспомнив, что полагается отвечать в таких случаях, она поспешно сказала:
– Спасибо, Дэзи. Ты и сама замечательно выглядишь. Впрочем, о тебе это можно сказать всегда. А что касается моего костюма – он от Харди Эмиса. Я была не очень уверена, что он мне идет, но Харди убедил меня.
Женщины еще несколько минут поговорили о нарядах, потом Дэзи воскликнула:
– Ради Бога, извините меня. Я вижу, что мама пытается привлечь мое внимание.
Оставшись снова наедине с Джимом, Эдвина начала перечислять прелести своего дома в Ирландии:
– Мне очень хотелось бы, чтобы вы смогли увидеть Клонлуфлин в это время года, Джим. Он просто великолепен. Кругом столько зелени. Почему бы вам с Полой не собраться и не приехать ко мне в один из ближайших уик-эндов? Вы там никогда не бывали. Нам было бы очень приятно. А на вашем самолете это ведь всего ничего: взлетели – и сразу же сели.
– Спасибо, Эдвина. Возможно, как-нибудь и соберемся. – Говоря это, Джим знал, что Пола ни за что не согласится. Он решил подготовить пути к отступлению и добавил: – Но не уверен, что в ближайшее время мне удастся оторвать Полу от малышей.
– Да-да, я понимаю, – проговорила Эдвина, заподозрив, что ее щелкнули по носу, и чтобы скрыть свое замешательство, она продолжала говорить без остановки.
Вежливо слушая и стараясь не отвлекаться, Джим раздумывал, как бы ему ускользнуть от Эдвины. Глядя поверх ее серебристо-седой головы, он был намного выше маленькой Эдвины, и обводя взглядом комнату, он не мог понять, куда подевалась Пола. Большинство их гостей здесь, и ее отсутствие очень заметно.
На мгновение он остановил свой взгляд на Эмме. Он с величайшим почтением и уважением относился к этой замечательной женщине все те годы, что работал на нее. С тех пор, как он женился на ее внучке, он узнал ее с другой стороны, полюбил ее. Эмма всегда была готова понять человека, она добра и великодушна, она – самый справедливый человек из всех, что ему встречались. Какую же глупость совершил его дед, потеряв ее. Но, наверное, в те годы это было нелегко. «Эти глупые и нелепые представления о классовых различиях!» – подумал он и едва слышно вздохнул. И вдруг внезапно он ощутил, как ему жаль, что Эдвин Фарли не дожил до этого дня, не увидел, как семейства Фарли и Хартов наконец соединились священными узами брака. В жилах их детей течет кровь и тех, и других – они с Полой положили начало новому роду.
Задумавшись, он не сразу заметил, что Эдвина наконец замолчала и, подняв голову, смотрит на него.
– Разрешите мне наполнить ваш бокал, тетя Эдвина. Пожалуй, мне стоит пойти поискать Полу. Ума не приложу, куда она подевалась.
– Нет, спасибо, Джим, я пока больше не хочу шампанского, – ответила Эдвина, едва заметно улыбаясь. Она была полна решимости сегодня сохранять хладнокровие, спокойствие и не терять головы. А если она выпьет слишком много, это помешает ей осуществить свое намерение – она может потерять самообладание. Она не может себе этого позволить.
– Прежде, чем вы исчезнете, я хотела бы попросить вас об одной вещи. Не будете ли вы столь добры, чтобы пригласить меня к себе в Хэрроугейт? Я знаю, этот дом принадлежал вашему деду. – Она запнулась, кашлянула, стараясь скрыть волнение. – Мне хотелось бы увидеть дом, где он… где мой отец прожил столько лет.
– Конечно. Вы обязательно должны приехать к нам как-нибудь, – сказал Джим, хорошо понимая ее потребность в этом. Он надеялся, что Пола не устроит ему сцену, когда он скажет ей, что согласился на просьбу своей тетушки. Он уже сделал пару шагов в сторону от Эдвины, когда к ним подлетела Эмили, а за ней хвостиком Аманда и Франческа, отрезая ему путь к отходу.
Сияя радостной улыбкой, Эмили схватила его за руку, взглянула на Эдвину и воскликнула:
– Привет! Рада видеть вас обоих. Ну, что вы скажете: прелюбопытнейшая вечеринка! Правда? Просто потрясающая!
Джим довольно улыбнулся. Ему очень нравилась молодая и полная задора Эмили.
– Ты нигде не видела мою жену? – спросил он.
– Она поднялась наверх, с нянюшками и малышами. Я слышала, она что-то говорила про пеленки, которые нужно поменять. Насколько я понимаю, они усердно занимаются тем, что мочат пеленки. – Эмили хихикнула и закатила глаза. – Ты должен радоваться, что они не намочили твой элегантный французский костюм своими пи-пи.
– Эмили, ну в самом деле, – осуждающе фыркнула Эдвина. – Неужели ты не можешь обойтись без вульгарности. – Она посмотрела на племянницу холодно и неодобрительно.
Эмили, ничуть не обескураженная, снова захихикала:
– Видите ли, малыши всегда это делают. Они – как маленькие щенята. Не контролируют свой мочевой пузырь. Так что я не сказала ничего вульгарного, тетя Эдвина. Я просто констатировала факт.
Джим, не удержавшись, рассмеялся, хотя и понимал, что Эмили умышленно провоцирует Эдвину. Нахмурившись, он посмотрел на Эмили, предупреждая, что ей пора остановиться. Потом посмотрел на свою тетушку, молясь в душе, чтобы она не прицепилась к Эмили.
У Эдвины слова девушки явно вызвали раздражение. К счастью, прежде, чем она успела придумать достойную холодную отповедь, на горизонте появился Уинстон, направился прямиком к ним, поздоровался со всеми и встал между Эмили и Амандой.
Он повернулся к Джиму:
– Извини, что во время такого торжества я заговариваю о делах, но, боюсь, у меня нет выбора. Я хотел встретиться с тобой в понедельник – прямо с утра, – чтобы обсудить кое-какие вопросы. Ты найдешь время?
– Конечно, – ответил Джим, удивленно посмотрев на Уинстона. В его глазах появилась тревога, он нахмурился. – Что-нибудь серьезное?
– Нет-нет. Единственное, почему я упомянул об этом сейчас, – это, чтобы ты не забыл оставить свободный часок для меня. В понедельник нам придется поехать в Донкастер и Шеффилд да и потом вся неделя забита. У меня уйма дел.
– Тогда давай точно назначим время, Уинстон. Например, в половине одиннадцатого… подойдет? Я к этому времени уже отправлю первый тираж в киоски.
– Отлично, – откликнулся Уинстон. Когда это было улажено, Джим сказал:
– Твой отец, кажется, очень доволен собой. И Блэки вроде бы тоже. Посмотри-ка на них двоих. Они похожи на двух мальчишек, которым только что дали новую игрушку. Не знаешь, что их привело в такое веселое расположение духа?
Уинстон, оглянувшись, посмотрел на них и рассмеялся:
– Отец хочет в следующем году выставить Изумрудную Стрелу на скачки «Грэнд Нэшнл». Блэки на седьмом небе от счастья. Да и тетя Эмма, кажется, в восторге.
– Да, это видно, – сказал Джим.
– Господи, Уинстон! Какая замечательная новость! – воскликнула Эмили. – Надеюсь, в следующем году, в марте, бабушка пригласит нас всех в Эйнтри. – Какое-то время разговор вертелся вокруг «Грэнд Нэшнл» и шансов Изумрудной Стрелы на победу в скачках с препятствиями. Все были оживлены.
Все, кроме Эдвины. Она хранила молчание.
Допив свое шампанское, она украдкой, не поворачивая головы, взглянула на Уинстона. Он ей не очень нравился. Но, с другой стороны, она ведь всех Хартов недолюбливает. Единственное, что у них есть, – это много кубышек с деньгами. И неплохая внешность. Она не может отрицать, что на них приятно посмотреть, на всех без исключения. Неожиданно для самой себя, она вздрогнула от удивления – она заметила, как сильно Уинстон похож на ее мать. Она всегда знала, что у них есть общие семейные черты, но не осознавала, насколько сильно их сходство. «Ведь если присмотреться, Уинстон Харт – это более молодая копия Эммы в мужском варианте», – мысленно рассуждала Эдвина сама с собой. Он похож на нее больше, чем кто-либо из ее детей или внуков. Те же черты лица, такие четкие и определенные, словно их высекли из камня; те же рыжие волосы, отливающие золотом; те же умные глаза – такие зеленые, что их цвет лица кажется неестественным. Даже его небольшие руки, в которых он сейчас держит бокал, похожи на ее. «Господи, Боже мой! Это просто неправдоподобно», – подумала Эдвина и быстро отвернулась, не понимая, почему это открытие так неприятно поразило ее.
Джим наконец увидел Полу. Лицо его озарилось радостью, он помахал ей и стремительно бросился навстречу.
Пола со счастливой улыбкой наблюдала, как он спешит к ней. Ее сердце забилось учащенно.
Она очень любит Джима. Ей так повезло, что она нашла его. Он – самый любимый, самый нежный и любящий, самый дорогой и честный – и просто самый хороший человек! Она постарается сделать над собой усилие, чтобы лучше ладить с Эдвиной… Ей так хочется, чтобы он был доволен.
Джим остановился, подойдя к Поле, и взял ее руки в свои. Он улыбнулся, глядя ей в глаза.
– Тебя так долго не было. Я так скучал без тебя.
– Нужно было повозиться с малышами, дорогой. – Ее лучистые ясные глаза с любовью смотрели на него. – Надеюсь, ты не окажешься одним из тех ревнивых отцов, о которых рассказывают.
– Ни за что на свете. Я безумно люблю этих малюток. – Он наклонился к ней, притянул к себе и громко прошептал: – Но тебя я тоже безумно люблю. Послушай, давай удерем сегодня отсюда вечером и спокойно поужинаем где-нибудь только вдвоем – ты и я. Твои родители не рассердятся. Они смогут поужинать с Эммой.
– Но…
– Предупреждаю: я не принимаю ответа «нет», дорогуша. – Он еще ниже склонился к ней и, еще крепче сжав ее руки в своих, шепнул ей что-то на ухо.
Пола покраснела, потом весело и мелодично рассмеялась:
– Ты просто ужасный человек. Настоящий дьявол-искуситель. – Притворно-сердито глядя на него и игриво поддразнивая, она ответила: – К вашему сведению, я замужняя женщина, мистер Фарли. Ваше предложение просто непристойно. Вот что я вам скажу.
– Ты это серьезно? – Он тоже рассмеялся, потом подмигнул ей: – Я думаю, что мое предложение заслуживает внимания.
– К нам направляется мама, – сказала Пола со смехом, искусно переводя разговор на другую тему. – А в ее глазах я вижу решимость. Не знаю только, к чему она относится.
– Скажи «да», – настаивал Джим. – Соглашайся на все.
– Да. Да. Да.
Дэзи перевела взгляд, полный любви, с дочери на зятя и огорченно покачала головой:
– Мне очень жаль нарушать ваше любовное воркование, голубки, но мама начинает проявлять нетерпение. Она хочет покончить с фотографированием. Я всех собираю. Пойдемте со мной в Серую гостиную. Да, кстати, Джим, дорогой, я предложила, чтобы Эдвину включили в один из семейных групповых портретов, и мама согласна.
– Как мило с вашей стороны, Дэзи, – с искренней благодарностью воскликнул Джим и подумал, как характерно для нее думать о других, беречь их чувства. А то, что Дэзи проявила такую заботу об Эдвине, вдвойне похвально.
Мимо Эммы никогда и ничто не проходило незамеченным.
И сегодняшний день не был исключением. Ее глаза успевали всюду, и со своего места у камина ей хорошо было видно всю комнату и всех, кто в ней был. И точно так же, как Джим Фарли держался в стороне и наблюдал за всем, что происходит, Эмма в последнее время все чаще выступала в роли наблюдателя. Однако в отличие от Джима, который воспринимал все поверхностно и, хуже того, верил всему, что видел, Эмма обладала почти пугающей интуицией, которая позволяла ей проникать в суть вещей и событий и понимать их подоплеку. Она отдавала себе отчет в том, что первое впечатление всегда поверхностно и редко отражает суть вещей; она очень остро чувствовала все подводные течения, циркулирующие в этой комнате, – соперничество, конфликты, давнюю вражду между некоторыми из присутствующих.
Ироническая улыбка тронула ее губы. Как обычно, уже сформировались враждующие группы. Легко было видеть, кто вступает в союз с кем. И их души были для нее открытой книгой.
Больше всех других ее сегодня удивила Эдвина – тем, что она, судя по всему, оказалась достаточно умной, чтобы признать неизбежное. Ее старшая дочь словно излучала сердечность – она сидела на диване у окна, болтая с Салли. Правда, Эмма заметила, что она старательно избегает любого серьезного контакта с остальными Хартами, находящимися в гостиной.
Не было сомнений, что Рэндольф, отец Салли, и двое других его детей – Вивьен и Уинстон – являются для Эдвины персонами нон грата. Ее напряженная и натянуто-холодная улыбка, когда она здоровалась с ними в начале приема, не могла скрыть ее активной неприязни к ним. Эдвина так же холодно и неприязненно обращалась с Блэки, хотя в этом нет ничего нового. Однажды, в прошлом году, Эдвина, желая унизить Блэки, издевательски назвала его «важным сеньором», вложив в эти слова весь свой сарказм.
Эмма мысленно улыбнулась. Эта характеристика тогда ей понравилась, как, впрочем, нравится и сейчас. Она очень меткая.
Блэки и вправду сейчас вел себя как патриций, важный аристократ – расхаживал по комнате так, как будто все вокруг принадлежит ему, вел себя как настоящий вельможа, выказывая всем свое благоволение и расположение, играя в полной мере роль радушного хозяина. А почему бы и нет? В конце концов, он – самый близкий ее друг и верный рыцарь, а это – ее дом, она хозяйка на этом приеме. Он стоял рядом с ней, когда провозглашали тосты и разрезали пирог, испеченный по этому случаю. После того, как Рэндольф закончил свою речь, Блэки тоже предложил тост. За нее. Он назвал ее самой молодой и красивой прабабушкой в мире. Вот сейчас он остановился, склонившись к Поле. А Пола, в свою очередь, склонилась над малышами. К ним присоединилась Дэзи: ее спокойствие, искренность и доброта – словно луч света в этой комнате.
Эмма перевела взгляд в дальний угол комнаты и остановила его на внуке Александре.
Александр всегда сдержан, а сегодня с Джонатаном и Сарой – даже больше, чем обычно.
Он коротко поздоровался с ними, когда приехал, но с тех пор все время старательно избегает их. С самого начала приема он держался возле Брайана и Джеральдины О'Нил и после того, как были сделаны фотографии, снова вернулся к ним. Она не могла понять, почему он так холоден с Сарой и Джонатаном. Может быть, у них возникли какие-то разногласия?
Или даже они поссорились? Или ему просто надоело общество двоюродных брата и сестры, вместе с которыми он работает в «Харт Энтерпрайзиз»? Она поразмышляла немного над всем этим, но решила на время отложить эту проблему. Если между ними тремя, действительно возникли проблемы, она узнает о них достаточно скоро. Ей очень хотелось, чтобы Александр решился, наконец, на что-то в своих отношениях с Маргарит Рэйндолс. Он уже слишком долго морочит голову этой славной девушке. Кстати, а где же она прячется?
Эмма оглядела комнату. Ага, вот она, у двери, весело смеется с Мерри О'Нил и Амандой. «Боже правый, неужели этот ребенок допивает еще один бокал шампанского? Уже третий? Эмили было поручено приглядывать за сестренками – и вот, пожалуйста, ее даже нет в комнате», – подумала Эмма и сделала шаг, направляясь к Аманде, но тут же остановилась. Эмили только что вернулась в комнату вместе с Уинстоном и Шейном, сразу же заметила Аманду и собиралась хорошенько отчитать свою младшую сестренку. У той был очень виноватый вид. Эмма удовлетворенно кивнула – сцена, свидетелем которой она стала, позабавила ее. Эмили, при всей своей молодости и легкомыслии, может быть очень строгой, когда хочет.
Шейн отошел от Уинстона и Эмили и в этот момент пересекал комнату. Эмма взглядом следила за ним. Он остановился около Дэвида, отозвал отца Полы в сторону и начал что-то горячо ему говорить. Шейн сегодня сам не свой. У него какой-то отсутствующий вид. Ей пришло в голову, что, возможно, ему наскучило ее семейное сборище. А может быть, он просто озадачен предстоящей поездкой в Нью-Йорк.
Что касается рыжеволосой Сары, то ее внучка, кажется, совершенно не интересуется Шейном. Может быть, Эмили преувеличила? Нет, определенно нет. Сара, прилепившаяся к Джонатану, как ракушка к килю корабля, самим своим поведением убеждала Эмму, что Шейн ей отнюдь не безразличен. Если бы Шейн больше ничего не значил для нее, она не сидела бы в уголке, стараясь не попадаться ему на глаза. Может быть, она использует Джонатана в своих целях, поскольку он под рукой? Или между ним и Сарой возник в последнее время союз, преследующий какие-то особые цели? А если так, то какие? В прошлом между ними никогда не было особой близости.
Эмма испытующе глядела на это спокойное и улыбающееся лицо Джонатана, отмечая для себя его хладнокровное и спокойное поведение. Как обезоруживающе приветлив он умеет быть! Он умен, но далеко не так умен, как ему кажется. Он научился искусству скрывать свои мысли – скорее всего, у нее же. Но поскольку она делает это лучше, чем он, ему ее не обмануть. У нее нет бесспорных доказательств его предательства, ничего конкретного, с помощью чего она могла бы припереть его к стенке, – и все же она чувствует, что он задумал что-то недоброе.
Когда Эмма приехала утром в церковь Фарли, Джонатан бросился к ней и сказал, что будет у нее рано утром в понедельник и принесет ей новые расчеты по оценке здания «Эйр коммюникейшнс». Она лишь кивнула, лицо ее осталось непроницаемым. Но она сразу задала себе вопрос, почему он вдруг решил, что оценка стоимости здания уже не так срочно нужна, что с этим можно подождать до понедельника. Она в последнее время не раз напоминала ему, что это дело срочное. Эмме не нужно было долго ломать голову, чтобы догадаться, каков ответ. Джонатан знает, что оценка здания уже не слишком нужна, потому что ему известно, что сделка с «Эйр коммюникейшнс» провалилась. Ни она, ни Пола не упоминали о неудаче переговоров, значит, он мог получить информацию только от Себастьяна Кросса и только в последние двадцать четыре часа.
Этот разговор в церкви, вместе с тем, что Эмили рассказала ей накануне вечером, убедил Эмму, что Джонатан каким-то образом связан с Кроссами, в сговоре с ними. Но с какой целью?
Вот этого она не знает. Но скоро выяснит. Она вовсе не намерена в лоб атаковать Джонатана в понедельник утром. Не в ее привычках открывать свои карты, когда их можно разыграть по-другому. Она позволит ему самому затянуть петлю на своей шее. На следующей неделе она поедет в Лондон и начнет свое собственное расследование. Не привлекая внимание. Поведение Джонатана сегодня только подтвердило ее неотступное подозрение, что ему нельзя доверять, – чувство, от которого она не может отделаться уже пару месяцев. Сам того не сознавая, он насторожил ее еще больше. Если бы он действовал по-настоящему умно, он должен был бы сегодня вести себя так, как будто вопрос о сделке с «Эйр коммюникейшнс» еще не решен. Он допустил маленький промах – но в ее глазах это – роковая ошибка.
В это мгновение Джонатан случайно повернулся и встретился с ней глазами. Он широко улыбнулся и пружинящим шагом направился через комнату к ней.
– Господи, бабушка, почему ты стоишь здесь в полном одиночестве? – заботливо спросил он. Не дожидаясь ответа, продолжил: – Тебе что-нибудь нужно? Бокал шампанского или, может быть, чашку чая? Иди сюда, садись. Ты, наверное, устала. – Он ласково взял ее за руку. Каждое его движение выражало любовь к ней.
– Нет, спасибо. Мне ничего не нужно, – ответила Эмма. – И я ничуть не устала. По правде сказать, я никогда не чувствовала себя лучше, чем сейчас. – Она улыбнулась ему так же фальшиво-приветливо, как до этого он – ей. Аккуратно высвободив свою руку, она заметила: – Я получила огромное удовольствие, наблюдая за всеми вами. Ты не поверишь, как много можно узнать о людях, когда они считают, что на них никто не смотрит. – Ее глаза буквально вперились в его лицо.
Она выжидала.
Он поежился под ее неотступным взглядом, но глаз не отвел и сумел сохранить открытое и искреннее выражение лица. Правда, рассмеялся немного раньше и немного громче, чем следовало, когда сказал:
– Ты наш главный козырь, бабушка.
«А ты, возможно, тот самый джокер в моей колоде», – холодно подумала Эмма. Вслух она спросила:
– Что происходит с Сарой? Она всех сторонится – кроме тебя, конечно.
– Она не очень хорошо себя чувствует, – ответил он без промедления. – Сильная простуда.
– Мне так не показалось. По-моему, она совершенно здорова, – сухо заметила Эмма, бросив мимолетный взгляд на Сару.
Эмма неожиданно сделала шаг назад от Джонатана и снова посмотрела ему прямо в глаза:
– Вы вместе приехали? Ты когда прибыл в Йоркшир?
– Нет, врозь. Сара – поездом, вчера вечером. А я – на машине, сегодня утром. – Сказано все это было довольно твердо, и он улыбнулся, глядя на нее сверху вниз.
Эмма заметила тень неискренности, промелькнувшую в его взгляде. Она несколько секунд изучающе смотрела ему в лицо. «Безвольная линия рта, как у Артура Эйнсли», – подумала она и сказала:
– Я рада, что ты приглядываешь за Сарой сегодня, Джонатан. Очень мило с твоей стороны.
Он ничего не сказал и сменил тему, еще раз спросив:
– Не хочешь ли ты присесть, бабушка?
– Пожалуй.
Он подвел ее через всю комнату к Шарлотте и Натали, и Эмма с трудом удержалась от смеха: «Ага, значит, вот где, по его мнению, мое место – с дамами преклонных лет», – подумала она с некоторой горечью.
Он усадил ее на диван, перемолвился несколькими словами со своими двоюродными бабушками и ушел, снова направляясь к Саре.
Эмма смотрела на него с чувством грусти и разочарования. Она видит его насквозь. Точно так же, как в свое время его отца, Робина. Всю жизнь она была на несколько ходов впереди него, а он вечно раздражался и выходил из себя. Вздохнув, Эмма откинулась на подушки дивана, взяла чашку чая у одного из официантов и повернулась к своим золовкам. Натали, жена Фрэнка, сегодня была необыкновенно разговорчива и скоро полностью взяла инициативу в разговоре в свои руки: она без конца говорила о своей единственной дочери, Розамунд, которая живет в Италии со своим мужем-дипломатом. Шарлотта и Эмма слушали, время от времени понимающе переглядываясь, но вскоре Эмма потеряла интерес к разговору и снова оказалась во власти своих мыслей.
Она ни за что не могла бы сказать, что заставило ее внезапно поставить чашку чая на столик, встать с дивана и повернуться именно в тот  момент. Позднее, когда она размышляла об этом наедине с собой, она почти жалела, что сделала это.
Но она это сделала, и в поле ее зрения оказался Шейн О'Нил. Он ее не видел. Он стоял в одиночестве, прислонясь к стене, в тени буфета. На его красивом и мужественном лице было выражение такой всепоглощающей и чистой любви и неизбывной тоски, что Эмма едва удержалась от изумленного вздоха. Его лицо было совсем незащищенным, очень уязвимым, оно выражало самые сильные и глубокие чувства, которые мужчина может питать к женщине.
И этот горящий взгляд, полный любви и желания, был устремлен к Поле.
«Господи», – подумала Эмма, чувствуя, как отчаяние заполняет все ее существо. Ее сердце бешено колотилось. Как хорошо она знает, что означает такой мужской взгляд! Страсть и желание, непреодолимое желание полностью и безоговорочно обладать любимым человеком. Навсегда.
Но ее внучка не замечала Шейна. Она склонилась к няне, которая сидела с Тессой на руках, и поправляла платьице, разговаривая с ребенком. Лицо Полы светилось материнской нежностью и любовью, она была полностью поглощена дочкой.
Эмма была так сильно потрясена увиденным, что просто не могла пошевельнуться. К ее огромному облегчению, это выражение на лице Шейна было мимолетным. Через мгновение оно исчезло, его сменило выражение напускного безразличия и равнодушия, которое было ей очень хорошо знакомо. Он вышел из-за буфета, не заметив ее взгляда, и снова смешался с толпой. Ей был слышен издалека его заразительный бархатистый смех, и потом голос Рэндольфа, сказавшего что-то в ответ.
Пытаясь собрать свои мысли, Эмма чуть повернулась и оглядела всю комнату. Видел ли кто-нибудь еще это выражение на лице Шейна, не предназначенное для посторонних глаз, когда он забыл об окружающих? Где Джим? Эмма зорко оглядела всю комнату, перебегая взглядом с лица на лицо, и остановилась на Эмили, Та стояла неподвижно в нескольких метрах от нее, потрясенная, и смотрела на нее. В ее глазах и на ее обычно беззаботном юном хорошеньком личике была тревога.
Эмма нахмурилась. Она взглядом дала понять Эмили, что все видит и знает, потом кивком головы показала ей на дверь и сама, не торопясь, вышла из гостиной. Печаль переполняла ее сердце, и ей до боли было жаль Шейна О'Нила. Пока она шла через холл, она поняла все с поразительной ясностью, и ей стало еще грустнее.
Войдя в библиотеку, Эмма тяжело опустилась на ближайший стул. Она удивилась, что ноги донесли ее сюда. Она чувствовала, что они буквально подгибаются.
Эмили вошла всего лишь долю секунды спустя, плотно закрыла за собой дверь и прислонилась к ней, не в силах вымолвить ни слова.
Она выглядела так, как будто увидела призрак: была неестественно бледна, ее лицо было страшно напряженным, каждый нерв натянут.
– Значит, ты все видела? – спросила Эмма. – То, как Шейн смотрел на Полу?
– Да, – прошептала Эмили.
– Он ее очень любит, – сказала Эмма немного хриплым от волнения голосом. У нее перехватило дыхание. Она помолчала мгновение и взяла себя в руки. – Но ведь ты-то знала об этом еще раньше, Эмили, до сегодняшнего дня. Ведь ты вчера почти проговорилась. Но вовремя остановилась. Так ведь?
– Да, бабушка.
– Не смотри на меня так испуганно, Эмили. Подойди сюда и сядь рядом со мной. Мне нужно поговорить с тобой. Все это меня очень огорчает.
Эмили подбежала к ней и села на ближайший стул. Она посмотрела прямо в лицо Эммы, выражавшее тревогу, – оно вдруг стало очень усталым и утомленным.
– Мне очень жаль, бабушка. Я надеялась, что ты так и не узнаешь. Я знала, что это причинит тебе боль.
– Да, мне очень больно. Но теперь, когда я уже все равно знаю, у меня к тебе есть пара вопросов. Во-первых, как ты сама узнала, что Шейн любит Полу?
– Я и раньше видела его лицо, когда он смотрел на Полу. В прошлом году, в Лондоне, на ее свадьбе… когда он думал, что на него никто не смотрит. Все было, почти как сегодня. Это было на приеме в отеле „Клэриджиз". Он стоял в углу, так что его не очень было видно, и не спускал с нее глаз. Ну, и потом, то, как он ведет себя… Посмотри фактам в лицо, бабушка. Он всячески избегает ее и вообще держится с ней очень странно – это продолжается уже довольно долго. Если называть вещи своими именами, он совсем вычеркнул ее из своей жизни. Совершенно ясно, что он не может быть вблизи от нее, зная, что она замужем за другим. – Эмили нервно прикусила губу. – Я подозреваю, что это – одна из причин, почему он столько времени проводит за границей. Я, конечно, знаю, что ему нужно путешествовать по их гостиничным делам, но недавно Мерри сказала мне, что Шейн использует малейший предлог, чтобы вскочить в самолет и куда-нибудь улететь. Она сказала, что в последнее время он ведет себя так, как будто у него шило в одном месте.
– Понятно, – сказала Эмма. – Значит, сам Шейн никогда ничего не говорил тебе?
– Что ты! Конечно, нет. Он ни за что не сказал бы. Он слишком горд.
– Да. Я очень хорошо тебя понимаю. Это у них, судя по всему, фамильная черта. И гордость эта – ложная. Сколько времени теряется из-за этого попусту. В конечном счете, это так глупо. И совершенно ни к чему.
Эмили похлопала Эмму по руке своим характерным покровительственным, немного старомодным жестом, как мать могла бы утешать свою дочь.
– Постарайся не волноваться, бабушка. Я знаю, что ты любишь Шейна не меньше, чем своих собственных внуков, но ты ничего не можешь сейчас для него сделать.
– Я хорошо понимаю это, дорогая. Но давай вернемся к тому, что произошло в гостиной. Как ты думаешь, еще кто-нибудь заметил то, что видели мы? Например, Джим?
– Джим за несколько минут до этого вышел из гостиной, бабушка. Он вышел на веранду вслед за Энтони и Салли, я разговаривала с ним за минуту до этого. Потом к ним присоединились Миранда и близнецы. – Эмили снова закусила губу. – Сара. Она целый день украдкой поглядывает на Шейна. Может быть, она тоже заметила, но я не уверена.
– Очень надеюсь, что не заметила! – обеспокоенно воскликнула Эмма.
– И я тоже. – Эмили глубоко вздохнула и добавила едва слышно: – Еще один человек заметил…
– Кто? – требовательно спросила Эмма, метнув на нее быстрый взгляд.
– Уинстон.
– Слава Богу за те небольшие милости, которые он нам ниспосылает! Я рада, что это был кто-то другой. Иди и позови его ко мне, но ничего не объясняй ему. Во всяком случае, там. Вокруг слишком много всеслышащих ушей.
– Хорошо, бабушка. – Эмили выпорхнула из комнаты.
Эмма встала, подошла к окну и постояла немного, глядя на свой прекрасный сад. Как умиротворенно он выглядит в сверкающих лучах солнца!.. А совсем рядом, в гостиной, страдает молодой человек, у которого есть все, кроме женщины, которую он любит, и который поэтому, возможно, никогда за всю свою жизнь не будет знать покоя. Если не разлюбит Полу. Эмма не думала, что это произойдет. Та любовь, которую она видела на его лице, – вечна. Глубина и сила этой любви заставили ее содрогнуться. Она была абсолютно уверена, что такой мужчина, как Шейн О'Нил, не сможет довольствоваться обожанием издалека. Со временем его чувства, вполне возможно, заставят проявить свою любовь более открыто. Когда-нибудь в будущем он, возможно, захочет вступить в борьбу за Полу. Треугольники – не только очень нескладная фигура, но еще и очень опасная.
Эмма вздохнула. У нее не было ответов на эти вопросы, а гадать, как все сложится, – это тратить время попусту.
Ее мысли вернулись к Поле. Она вознесла молитву, прося Господа, чтобы ее внучка была счастлива с Джимом Фарли всю свою жизнь. Если она не будет счастлива, Шейну, возможно, удастся добиться ее любви. Но ведь пока первый год супружеской жизни был идиллически счастливым. Хотя, с другой стороны, она заметила кое-что, что дало ей пищу для размышлений и заставило ее поближе присмотреться к Джиму. Инстинкт говорил ей, что по силе характера Джим уступает Поле. Пола слишком упряма, и у нее железная воля. И она разумнее Джима во всех отношениях.
Эмма восхищалась профессиональными талантами Джима – он блестящий журналист-газетчик. И он ей по-человечески нравился. Да и вряд ли могло быть иначе. С другой стороны, Эмма с некоторого времени поняла, что его суждения и оценки по многим вопросам бывают ошибочны, особенно его суждения о людях. Он не слишком-то разборчив. Ему нравятся все. Больше того, он хочет, чтобы все и всегда были счастливы – не больше и не меньше. Он не любит разногласий и столкновений и из кожи вон лезет, чтобы сохранить мир, – очень часто в ущерб самому себе. По мнению Эммы, одна из главных проблем Джима – это непреодолимая потребность в том, чтобы его тоже любили, чтобы к нему хорошо относились все члены семьи, его друзья и подчиненные. Эта его черта очень огорчала и раздражала Эмму. Наверху человек всегда одинок. И вообще, не очень разумно поддерживать с подчиненными слишком фамильярные отношения. Это быстро приводит к проблемам. Хотя ей и очень не хотелось признавать этого, Джим – просто другого калибра, чем Пола. Надолго ли его хватит? В каждом браке есть свои проблемы, свои кризисы, свои эмоциональные потрясения. И если Джим будет пытаться уходить от них из-за отсутствия выносливости и умения преодолевать трудности, что станет с их браком? Что будет с Полой? С их детьми? Ей не хотелось так мрачно думать о будущем, и она заставила себя выбросить из головы все безрадостные мысли. Они очень любят друг друга. Возможно, их любовь сумеет преодолеть все трудности, которые у них могут возникнуть.
– Вы хотели видеть меня, тетя Эмма? – спросил Уинстон. В его голосе слышались тревога и беспокойство.
– Да, – ответила Эмма, оборачиваясь. Она подошла туда, где стояло несколько стульев, и жестом пригласила Уинстона и Эмили сесть рядом.
Они сели напротив нее.
Уинстон был заинтригован, когда Эмили вытащила его из гостиной, сказав шепотом, что Эмма послала ее за ним. Он сразу же понял по возбужденному поведению девушки – что-то не так. Краешком глаза он видел совершенно бледное напряженное лицо Эмили – желтый костюм еще больше оттенял ее бледность.
Сразу приступая к делу, Эмма сказала:
– Несколько минут назад я видела, как Шейн смотрел на Полу, – этот взгляд не оставил у меня никаких сомнений относительно его чувств к ней. Эмили говорит, что ты тоже заметил.
– Да, – без колебаний ответил Уинстон, поняв, что нет смысла ни отрицать это, ни лгать. Он весь подобрался, не зная, что она скажет дальше, и выжидательно посмотрел в ее лицо – оно было мрачным и суровым.
– Шейн любит Полу, – лаконично объявила Эмма.
– Да. Очень сильно и безнадежно, – ответил Уинстон, сокрушенно покачав головой. Он уже давно думал, что, рано или поздно, это выйдет наружу, и теперь, когда это произошло, он решил, что самое разумное – не скрывать от Эммы ничего. В каком-то смысле он почувствовал облегчение оттого, что она наконец знает. Ему было тяжело нести это бремя одному.
«Безнадежно», – повторила Эмма про себя, и сердце ее заныло. Уинстон укрепил ее в ее подозрениях, подтвердил ее выводы. Она с усилием спросила:
– Шейн когда-нибудь говорил с тобой о своих чувствах к ней, Уинстон?
– Нет, тетя Эмма, никогда. Он никого не допускает в свою личную жизнь. Но я в последнее время замечал кое-что. И видел, что Пола ему небезразлична… по своим наблюдениям. В конце концов, мы ведь по субботам и воскресеньям живем с ним в одном доме. Откровенно говоря, мне кажется, Шейн подозревает, что я знаю, но он никогда не заговаривал об этом сам. Я говорил уже, он очень скрытный.
Эмма откинулась на стуле, сжала губы и глубоко задумалась. После недолгого молчания она сказала:
– Они всегда были близки – как две горошины в одном стручке, всю свою жизнь. Как же он упустил ее, Уинстон?
– Я могу только строить предположения, – проговорил Уинстон, глядя ей в глаза. Он яростно раздавил сигарету в пепельнице. – Это потому, что они вместе выросли… Я думаю, что за деревьями он не видел леса, не замечал того, что у него под носом. Я уверен, что Шейн понял всю глубину чувств к Поле только тогда, когда она обручилась с Джимом. А вскоре после помолвки – свадьба. У Шейна просто времени не было, чтобы опомниться. Или предпринять что-то. Это все получилось так быстро – да ты сама знаешь.
Уинстон устало пожал плечами и отвел взгляд, думая о том, как глубоко несчастлив Шейн. Ему в последнее время все хуже: душевная боль все сильнее и острее – и заметнее. Он рад за Шейна, что тот уезжает в Штаты. Он снова повернулся к Эмме: – То, что я рассказал, – это мои домыслы о происшедшем, – уж не знаю, насколько они правильные, тетя Эмма. Я искренне верю, что Шейн понял, как сильно любит Полу, только когда в ее жизни появился другой мужчина.
– Я думаю, ты прав, Уинстон, – сказала Эмма.
– Как ты думаешь, Пола знает сейчас или знала когда-нибудь о его чувствах к ней? – спросила Эмили у Уинстона приглушенно, легко прикасаясь к его руке и глядя на него немного снизу вверх.
– Честное слово, Эмили, этого я не знаю. Но я…
В этот момент Эмма решительно вмешалась в разговор:
– Я уверена, она не подозревала, да и сейчас не подозревает, дорогая моя. – Она кашлянула и продолжала так же категорично: – Это очень грустная и даже трагичная ситуация для Шейна. Но никто и ничего не может сделать, чтобы изменить ее, – и меньше всего я. Сейчас это уже невозможно. Кроме того, это вовсе не мое дело. И никого другого тоже, если уж на то пошло. И меньше всего я хочу, чтобы Шейн или Пола стали предметом обсуждения для любителей посплетничать в этой семье. А мы с вами знаем, что есть кое-кто, кто рад был бы языки почесать и, возможно, бессовестно раздуть из мухи слона. Я не сомневаюсь, что вы оба сумеете держать языки за зубами. Но все-таки дайте мне честное слово, что вы никогда и никому ни слова не скажете об этом.
– Конечно, я обещаю, бабушка! – воскликнула Эмили немного обиженно. – Я не сделаю ничего, что может навредить Поле. И к Шейну я отношусь так же.
– И я обещаю, тетя Эмма, – сказал Уинстон. – Я люблю Полу и Шейна ничуть не меньше, чем Эмили. И я согласен с тобой – в нашей семье есть сплетники. Кроме того, многие просто завидуют Поле. И Шейну тоже – во многих отношениях. Они – не такие, как все. Поэтому всегда привлекают к себе внимание и легко становятся мишенью для злобы других. От меня никто ничего не услышит, тетя Эмма.
– Спасибо. – Эмма мысленно отметила, как разумно Уинстон прокомментировал ситуацию. Она улыбнулась. – Я предпочла бы, чтобы и мы сами никогда больше не упоминали об этом деле. Я думаю, и нам троим лучше всего было бы забыть о нем. Шейн уезжает на полгода. Будем надеяться, что он за это время забудет Полу.
– Он никогда не откажется от нее, – резко и горячо прервал ее Уинстон. – Не в его это характере. – Он оборвал фразу, досадуя на себя и сожалея, что не сдержался.
Но он сказал достаточно для того, чтобы Эмма ясно представила себе ситуацию. «Именно этого я и боюсь», – подумала она. А вслух сказала как можно тверже:
– Возможно, он никогда не перестанет ее любить, Уинстон. Но он – молодой человек полный сил. Не сомневаюсь, у него есть естественные потребности и желания. Будем надеяться, что в конце концов он встретит кого-то, кто даст ему то, в чем он нуждается, и кто будет под стать ему, – женщину, которая сможет помочь ему забыть Полу. Я искренне надеюсь, что он будет жить полной жизнью, найдет применение своим талантам и просто счастье.
– Не знаю, не знаю, – неуверенно пробормотал Уинстон. Нет, он должен говорить Эмме всю правду. В конце концов, это просто его обязанность по отношению к ней. Он бросил на свою тетушку мрачный взгляд. Потом, поскольку он всегда мог говорить с ней о чем угодно без малейшего смущения, добавил прямо:
– Я уверен, у него и в будущем будут мимолетные, ни к чему не обязывающие связи и легкие интрижки. Он не может их избежать, даже если бы хотел, – женщины так и вешаются ему на шею. Шейн, конечно, не святой. И он не тот человек, который мог бы вести монашеский образ жизни. В конце концов, тетя Эмма, не обязательно любить женщину, чтобы спать с ней.
– Справедливо, – сказала Эмма, поднимая брови и бросая взгляд на Эмили.
Уинстон понял этот намек, но Эмили – уже взрослая девушка. Она знает, что к чему. Проигнорировав предостережение, он горячо продолжал:
– Тебе, наверное, неприятно будет слышать, это, но я все равно скажу. По-моему, Шейн О'Нил никогда не будет любить никого, кроме Полы. Это так. Но по-моему, это трагедия и для Полы. Ей было бы гораздо лучше, и она была бы гораздо счастливее с таким человеком, как Шейн, чем с Джимом Фарли.
Резкий тон Уинстона, не говоря уже о его недружелюбных словах в адрес Джима заставили Эмму встрепенуться. Она бросила на него быстрый удивленный взгляд, заметила суровые складки вокруг рта, сердитый блеск в глазах. «А ведь он имеет зуб на Джима, – подумала она. – Вот откуда его плохо скрываемый гнев и раздражение. Уинстон настроен против Джима Фарли, потому что тот завоевал Полу, обойдя Шейна».
Эмма кивнула, но никак не ответила ему.
– Бедный Шейн, жизнь так несправедлива, – сказала Эмили грустно и отрешенно.
– Будет тебе, голубушка. Ты сейчас смотришь на эту ситуацию только глазами Шейна, – проговорила Эмма. – Возможно, Пола не думает, что жизнь несправедлива. Я уверена, она счастлива с Джимом. Я знаю, что она любит его. К тому же, Эмили, кто сказал тебе, что жизнь сладка? Она очень даже горька порой. Моя, например, была очень нелегкой. Как мы справляемся с этой жизнью, как мы реагируем на тяготы и страдания, как преодолеваем их – именно это имеет значение в конечном счете. Мы все должны быть сильными и извлекать уроки из трудностей, закалять в них характер и все тверже стоять на ногах. Мы никогда не должны позволять, чтобы трудности или неблагоприятные обстоятельства сбили нас с ног. Ну, а сейчас давайте закончим этот разговор. Я хочу несколько минут побыть одна.
Уинстон подошел к ней и поцеловал. То же самое сделала Эмили. Они молча вместе вышли из библиотеки.
Эмма чувствовала себя очень усталой. Ей казалось, что не успеет она решить одну проблему, как сразу же возникает другая. Впрочем, ее жизнь никогда и не была иной. «Милый, милый Шейн, – мысленно произнесла она. – Мне от всего сердца жаль тебя. Жизнь на этот раз обошлась с тобой несправедливо. Но ты выживешь. Так или иначе, все мы выживаем».
Совершенно неожиданно слезы навернулись ей на глаза и потекли по щекам. Она пошарила по карманам, нашла носовой платок и вытерла свое старое морщинистое лицо. Ей хотелось хорошенько выплакаться. Но это было не в ее характере – вот так раскисать. И слезами делу не поможешь. Она высморкалась, положила платок в карман и встала, расправляя платье.
Эмма снова подошла к окну, несколько раз глубоко вздохнула, призывая на помощь все свои силы, всю свою огромную силу воли. Постепенно ей удалось взять себя в руки. Ее мысли вернулись к Шейну. Возможно, Уинстон и прав. Вполне вероятно, Шейн не сознавал, какие чувства он питает на самом деле к Поле, пока не стало слишком поздно. А может быть, он считал, что у него еще целая вечность впереди и он сможет завоевать ее. «Когда мы молоды, мы все думаем, что время бесконечно, – вздохнула она про себя. – Будущее расстилается перед нами, и кажется, что нет у него ни конца ни края. Но на самом деле годы проходят… они пролетают, проносятся мимо в мгновение ока». Она подумала о Блэки. Интересно, что сказал бы он в этой ситуации. Но она сразу же решила, что ничего не расскажет ему. Это огорчило бы его, причинило бы ему слишком много горя.
Вчера вечером Блэки сказал, что жизнь чертовски коротка, чтобы тратить ее на сомнения и колебания. В этих его словах много правды и мудрости, особенно если речь идет о двух старых закаленных бойцах, вроде них. Эмма вдруг приняла еще одно решение: она все-таки согласится на предложение Блэки отправиться в кругосветное путешествие. Она больше не будет сомневаться или колебаться.
Отвернувшись от окна, Эмма бодрым шагом пересекла библиотеку и вышла из нее. Она вошла в гостиную, имея перед собой четкую цель – она искала Блэки и старалась представить себе выражение его лица, когда она попросит немедленно приступить к осуществлению его Плана. Она была полна решимости сделать это, как только найдет его в толпе гостей.

0

14

Глава 12

– Ты думаешь, все семьи – такие, как наша? У нас все время возникают драмы: то одна, то другая. Мне кажется, у нас никогда не было ни одной спокойной минуты, сколько я себя помню. То наши ужасные дядюшки и тетушки затевают какую-нибудь гадкую интригу, то они готовы всем глаза выцарапать. Да и наше поколение не отстает от них и создает чудовищные проблемы. По правде сказать, у меня такое ощущение, как будто я полжизни провожу на поле боя – а я совсем не считаю себя хорошим бойцом.
Уинстон усмехнулся – его позабавил ее трагический тон, который в точности соответствовал мрачному выражению ее лица. «Ничего, у тебя неплохо получается. Мне кажется, ты – маленький солдатик».
Они сидели на старой садовой каменной скамье на нижней лужайке: несколько лужаек – каждая следующая немного ниже предыдущей – вели сюда от широкой веранды, на которую выходили окна Персиковой гостиной. За их спиной возвышался Пеннистоун-ройял, уходя в голубое небо, уже начинавшее темнеть. Особняк отсюда казался особенно внушительным во всем своем великолепии и царственной красоте. Его многочисленные окна сверкали, отражая лучи клонящегося к закату солнца.
После недолгого молчания Уинстон сказал в раздумье:
– А что касается твоего вопроса, то я не думаю, что другие семьи в точности такие же, как наша. В конце концов, у кого есть еще такая родоначальница, как Эмма Харт?
Эмили немного отстранилась и посмотрела на него снизу вверх, слегка нахмурившись, отчего на ее гладком лбу появились морщинки. Очень строго глядя на него, она сказала:
– Не обвиняй бабушку в тех бесконечных драмах и конфликтах, которые без конца разыгрываются у нас. Я думаю, она, бедняжка, стоит в стороне от них и вовсе к ним непричастна. Когда я думаю о том, как сильно мучают ее некоторые члены этой семьи, я просто прихожу в ярость.
– Ты не так меня поняла – я вовсе не критиковал ее. И я совсем не говорил, что она виновата в возникновении всех этих ситуаций, Эмили. Я просто хотел сказать, что она – самая замечательная женщина нашего времени, совершенно не похожая на других и поэтому вокруг нее просто не могут не возникать противоречия и конфликты. Подумай только, у нее была очень трудная и сложная жизнь – жизнь, которую она, несомненно, прожила на полную катушку. У нее куча детей и куча внуков, а если включить сюда всех нас, Хартов, что обязательно нужно сделать, семейство у нее просто огромное. Больше, чем многие другие семьи. И не забывай, что есть еще два близко примыкающих клана – семейство О'Нил и семейство Каллински. Сложи-ка все это вместе – и у тебя получится почти целая армия.
– Все, что ты говоришь, правильно, Уинстон. И все же мне порой до смерти надоедают стычки и постоянная вражда, это подсиживание друг друга. Мне просто хотелось бы, чтобы все мы могли жить в мире друг с другом и чтобы это наступило побыстрее. Господи, как я этого хочу!
– Да… но есть еще одна вещь, о которой нельзя забывать, Эмили. Эмма и ее семья обладают огромным богатством и огромным могуществом, поэтому неизбежно возникают зависть друг к другу, конкуренция и всевозможные интриги. Мне кажется, интриги неизбежны – таковы люди по природе своей… Они бывают очень низкими и подлыми, Эмили. Эгоистичные, жадные, заботящиеся только о своем благе и жестокие. Я открыл для себя, что некоторые люди не остановятся ни перед чем, если затронуть их интересы.
– Это я очень даже хорошо знаю! – Эмили смотрела, не отрываясь, в глубь темного пруда. Она казалась встревоженной. Наконец она подняла голову и посмотрела на Уинстона. – Когда я несколько минут назад сказала о драмах, разумеется, я имела в виду Шейна. Но должна признаться, сегодня я почувствовала еще кое-что неладное… знаешь, какие-то подводные течения, словно комната была разделена на несколько враждующих лагерей. И все время шли какие-то сложные маневры.
– И кто что делал? И по отношению к кому? – спросил Уинстон, настораживаясь: в нем проснулось любопытство.
– Во-первых, Джонатан и Сара были неразлучны. А это странно, потому что мне известно, что она всегда его недолюбливала. Я не могу точно сказать, в чем дело, но не могу избавиться от чувства, что они что-то замышляют. Возможно, Александру эта их новообретенная дружба кажется подозрительной. Ты не заметил? Он явно избегал их сегодня.
– Теперь, когда ты сказала… да, пожалуй. Я сам никогда не обращал особого внимания на Джонатана Эйнсли. В детстве он очень любил держать остальных в страхе. И, как все такие задиры, в душе он – трус. В последнее время он старается покорять всех своим обаянием, но не думаю, что он сильно изменился за эти годы – во всяком случае, внутренне. Я не забыл, как он стукнул меня по голове клюшкой для крикета. Противный был тип. Он тогда мог здорово поранить меня.
– Да, он такой. И со мной он ужасно обращался в детстве. Я до сих пор думаю, что это именно Джонатан порезал шины на том велосипеде, который мне подарила бабушка на день рождения, когда мне исполнилось десять лет. Когда бабушка его прямо спросила, он, конечно, отрицал и придумал себе довольно правдоподобное алиби, где он был в тот день. Но я точно знаю, что это абсолютная неправда, – Эмили усмехнулась. – А что касается Сары, она всю жизнь держалась особняком – этакая тихоня.
– В тихом омуте черти водятся, – заметил Уинстон.
Он наклонился, поднял камешек и бросил его в воду, а потом долго смотрел, как от места его падения в центре пруда расходятся круги.
– Ты знаешь, мне иногда казалось, что Сара положила глаз на Шейна.
Эмили вздрогнула от неожиданности.
– Ты не единственный, кому так казалось, – спокойно признала она. – Но здесь ей ничего не светит. – Она запнулась и быстро добавила: – Это прозвучало так гадко, извини, я не хотела злорадствовать, Уинстон. Я не могу сказать, что не люблю Сару. Она иногда может быть очень милой, и мне ее действительно жаль. Влюбиться в человека вроде Шейна О'Нила – это, должно быть, просто ужасно. Это может совсем разбить сердце. Мы с ней никогда не были очень близки, но… я всегда думала, что она по-настоящему предана бабушке – по крайней мере, до сегодняшнего дня. А теперь я уже и не знаю.
– Возможно, она использовала Джонатана как прикрытие – и больше ничего. Ясно, что ей хотелось быть как можно незаметней – наверняка из-за того, что Шейн был там.
– Может быть, ты и прав, – меняя тему разговора, Эмили заметила: – Судя по всему, Джим без ума от Эдвины и Энтони. Он около часа не отходил от нашего молодого графа, словно приклеился к нему. Может быть, титулы внушают ему почтение? Кстати, что ты думаешь о том, что Энтони и Салли так хорошо спелись?
– Энтони – неплохой парень, но отцу не очень нравится, что Салли так увлеклась им, главным образом, из-за Эдвины. Если Салли в конце концов выйдет за него замуж, не сомневаюсь, что скучать нам не придется: шутка ли, иметь в качестве ближайшей родственницы такую боевую даму, как Эдвина, поднаторевшую в разных битвах. Перспектива не слишком приятная. Она почему-то терпеть не может Хартов.
– Это потому, что бабушка – тоже Харт, – воскликнула Эмили. – Эдвина всегда смотрела на свою мать с презрением. До чего же она глупая женщина! Я просто терпеть ее не могу. – Эмили отвела глаза и о чем-то задумалась. А после недолгого молчания сказала будничным тоном: – Ты ведь не любишь Джима Фарли. Правда?
– Нет-нет, в этом ты ошибаешься. Он мне нравится, и я очень высоко ценю его профессиональный талант. Просто… Понимаешь, я знаю Полу лучше, чем многие другие. Несмотря на внешнее спокойствие, она – человек с сильным характером, ведь ты-то это знаешь. К тому же она честолюбива, одержима, может работать с утра до вечера – настоящая трудяга и, вообще, блестящий предприниматель, до кончиков ногтей. Уже сейчас она добилась исключительно многого для своего возраста. И чем старше она будет становиться, тем больше будет походить на Эмму, помяни мое слово. По сути дела, ее и готовили к этому – воспитывали, обучали, – чтобы она стала второй Эммой Харт. И занимался этим не кто-нибудь, а сама Эмма Харт. Вот поэтому-то – еще из-за того, что они с Джимом такие разные по характеру как личности, – я не могу отделаться от мысли, что они с Джимом не подходят друг другу. Но, конечно, можно сказать, что я – человек пристрастный… Мои симпатии полностью на стороне Шейна. Он – мой лучший друг и чертовски хороший парень, но опять же…
В этот момент Эмили довольно безапелляционно прервала его:
– Я хочу кое-что тебе рассказать о Джиме, Уинстон. Я думаю, в нем гораздо больше силы и глубины, чем кажется многим. Пола говорила мне, что у него раньше был страшный, буквально смертельный страх перед самолетами, потому что его родители погибли в авиакатастрофе, когда он был ребенком. Из-за этого страха он решил научиться летать и купил себе самолет. Он стал летать, чтобы победить свой страх. Я знаю, что бабушка терпеть не может, когда он летает в своем самолетике, – она называет его «оловянной птичкой». Но совершенно очевидно, что для него это важно, – возможно, для самоутверждения.
На лице Уинстона отразилось удивление.
– Да, это делает ему честь. Для того, чтобы перебороть такой страх, буквально парализующий волю, требуется и внутренняя сила, и большое мужество. Я рад, что ты рассказала мне об этом, Эмили. Кстати, я как раз собирался сказать, что, может быть, я и не прав относительно Полы и Джима. Я не утверждаю, что никогда не ошибаюсь. Может быть, у них все сложится очень даже хорошо. В любом случае, я, конечно же, не хочу, чтобы была несчастна Пола, которую я очень люблю. Как, впрочем, и Джима.
Он помолчал немного, грубовато усмехнулся и закончил:
– К тому же, никто по-настоящему не знает, каковы на самом деле отношения между двумя людьми, точно так же, как никто не знает, что происходит в тишине спальни, когда за ними закрывается дверь. Может быть, у Джима есть не известные нам привлекательные стороны, как знать? – Он многозначительно подмигнул ей.
Эмили не могла не рассмеяться:
– Ты – гадкий мальчишка, Уинстон. – Ее глаза были полны веселого озорства. – Видел бы ты лицо бабушки, когда ты разглагольствовал о Шейне и его мимолетных, ни к чему не обязывающих связях и легких интрижках. Это было то еще зрелище! И она все время бросала на меня украдкой обеспокоенные взгляды, как будто я ничего не знаю о сексе.
– Но ты-то, конечно, на самом деле о-оочень многоопытная дама, правда, Малютка?
Эмили приняла высокомерный вид и даже выпрямилась на каменной скамье:
– Вы, наверное, забыли, сударь, что мне уже двадцать два года от роду. И я знаю все, что положено.
Они, насмешливо улыбаясь, смотрели друг на друга, и Эмили видела, что весь этот разговор очень позабавил Уинстона.
– А знаешь, ты не называл меня Малюткой с самого моего детства.
– Да ты и была совсем малюткой – самая маленькая из всех твоих ровесников.
– Но потом я вдруг очень-очень выросла.
– И бьюсь об заклад, ты уже взрослая молодая дама, – продолжал он дразнить ее. – А когда мы были детьми – здорово было, правда, Малютка? Помнишь тот день, когда мы решили поиграть в древних бриттов, и я сказал, что ты будешь королевой Боадицеей?
– Как я могу забыть! – почти закричала Эмили, раскрасневшись от веселых воспоминаний. Ты покрасил меня голубой масляной краской – всю.
– Не совсем всю. Ты отказалась снять трусики и майку. Ты была очень скромной малышкой, я даже сейчас это помню.
– Неправда, это вовсе не от скромности. Это было в середине зимы, и в бабушкином гараже было страшно холодно. И потом, чего бы мне тогда стесняться? Когда мне было пять лет, мне и показать-то было нечего.
Уинстон оценивающе и изучающе посмотрел на нее глазами взрослого мужчины: «Зато теперь есть». Он вдруг почувствовал неловкость. И почти сразу же очень остро ощутил, что она так близко от него, – он вдохнул цветочный аромат ее духов и лимонно-горький запах от ее недавно вымытых волос. Ее лицо, поднятое сейчас к нему, было таким доверчивым – и уже не таким бледным, как там, в библиотеке. Она была больше похожа на себя – такая красивая, нежная и благоухающая, как летняя роза, свежая и невинная, с капельками росы.
Уинстон хотел что-то сказать, но потом просто привлек ее к себе, не в силах противостоять этому желанию, испытывая потребность в том, чтобы она была совсем близко. Он сказал нежно, с какой-то новой мягкостью в голосе:
– Замечательно, что ты была скромной девочкой, Эмили. Если бы ты согласилась тогда снять с себя все, я бы раскрасил тебя целиком и, возможно, тем самым погубил бы.
– Откуда нам было знать в том возрасте, что кожа не может дышать через краску? Ты вовсе не был виноват, Уинстон. И я была не лучше – я же ведь тоже тебя неплохо покрасила. – Эмили доверчиво прижалась к нему. Она, как и Уинстон, остро ощущала, что он рядом – так близко, и ей хотелось продлить это неожиданно приятное мгновение, когда тела их соприкасаются.
Громко фыркнув, он рассмеялся:
– Я никогда не забуду, в какую ярость пришла тетя Эмма, когда обнаружила нас в гараже. Я думал, она так меня выпорет, что я всю жизнь помнить буду. Знаешь, до сих пор, когда я чувствую запах скипидара, я вспоминаю тот день и те ужасные ванны из скипидара, в которых выкупали нас тетя Эмма с Хильдой. Я готов поклясться, что тетя Эмма скребла меня раза в два сильнее, чем тебя. Дополнительное наказание для безответственного десятилетнего мальчишки, которому следовало бы соображать лучше. У меня потом несколько дней кожа горела.
Эмили сжала его руку:
– Нам всегда за что-нибудь влетало, правда? Ты был вожак, а я – твой верный оруженосец, преданно следующий за тобой и выполняющий все приказы. Я просто боготворила тебя, Уинстон.
Он кивнул, заглянул в ее блестящие глаза, которые каким-то необыкновенным образом были отражением его собственных.
У Уинстона перехватило дыхание. Он увидел огонь, таящийся в этой зеленой глубине, и силу чувства – такое же обожание, какое она испытывала к нему, когда была ребенком. Он чувствовал, как его сердце вдруг сильно забилось, и, прежде чем он успел понять, что делает, он наклонился к ней и поцеловал ее в губы.
В то же мгновение Эмили обвила его шею руками и ответила на его поцелуй так горячо, что у него захватило дух. Он крепче сжал ее в своих объятиях и целовал еще, и еще, с все большей страстью. Он чувствовал, как желание обладать ею подымается в нем, захлестывает его, становится непреодолимым. Он желал Эмили каждой клеточкой. Все его тело клокотало от того, что он жаждал ее. И это открытие удивило и напугало его.
Наконец они разжали объятия, все еще тяжело дыша.
Потом в изумлении посмотрели друг на друга.
Лицо Эмили раскраснелось, глаза горели, и он вдруг с удивительной ясностью увидел любовь, которая пылала в них. Любовь к нему. Он прикоснулся к ее щеке – она была горячей от его ласк и пылала. Он снова нетерпеливо привлек ее к себе и заключил в объятия, его губы властно, почти грубо, потянулись к ее губам. Их поцелуи становились все более страстными. Их языки встречались мучительно-дразняще. Он ласкал ее губы, он завладевал ими. Они обнимались все крепче, тела их раскрывались навстречу друг другу.
Уинстон уже почти не сознавал, где он и что с ним происходит, все смешалось в его сознании. И где-то в глубине, смутно и неясно, Уинстон вспомнил, как ему всегда хотелось раздеть ее, когда они были детьми. Промелькнуло давно забытое воспоминание о том, как они играли на чердаке в этом доме – в запретные интимные, приятно-возбуждающие игры, – это тогда он впервые испытал настоящее возбуждение. Он вспоминал сейчас о том, как его неловкие мальчишеские руки познавали ее тело – тело маленькой девочки… и сейчас ему снова захотелось властно прикоснуться к ней руками опытного мужчины, знавшего немало женщин. Ему хотелось познать ее всю – теперь, когда она стала взрослой, войти в нее, овладеть ею с наивысшей полнотой. Он ощущал сильную эрекцию, ему казалось, еще мгновение – и он взорвется. Он попытался взять себя в руки, зная, что должен немедленно положить конец их любовным ласкам, но понял, что ему не хочется выпускать ее из рук. И он отступил перед силой этого чувства: целовал ее лицо, ее шею, ее волосы, прикасался к ее груди, трепетавшей под тонкой шелковой блузкой.
В конце концов Эмили разорвала те колдовские чары, которые бросили их в объятия друг друга. Она нежно высвободилась из его сильных рук, хотя ей хотелось бы, чтобы этот восторг длился вечно. Она взглянула на него. На лице ее было написано глубочайшее удивление.
– О, Уинстон, – прошептала она и, протянув руки, дотронулась двумя пальцами до его чувственных трепещущих губ, лаская их.
Уинстон не мог вымолвить ни слова.
Он сидел на скамье в напряженной позе, выжидая, когда спадет возбуждение. Эмили неподвижно сидела рядом с ним, глядя ему в глаза. Его глаза прожигали ее насквозь, так о многом говоря ей.
Наконец он сказал чуть хриплым от волнения голосом:
– Эмили, я…
– Ну, пожалуйста, – прошептала она прерывающимся от волнения голосом. – Не говори ничего. По крайней мере, сейчас. – Она закусила губу и отвела взгляд, давая ему время прийти в себя, взять себя в руки. Потом она встала и протянула ему руку. – Пойдем. Нам лучше вернуться. Уже так поздно.
Он ничего не сказал – просто встал, и они молча пошли по ступенькам, крепко держась за руки, ощущая удивительную близость, погруженные в себя.
Эмили была на верху блаженства.
«Он снова заметил меня, – думала она, и сердце ее пело. – Наконец-то. С тех пор, как мне исполнилось шестнадцать, я ждала, когда же он обратит на меня внимание как на женщину. Я хочу быть с ним. Я всегда хотела быть с ним – с тех самых пор, как мы были детьми. О Уинстон, пожалуйста, я хочу, чтобы ты почувствовал то же, что чувствую я. Возьми меня. Я всегда принадлежала тебе. Ты стал для меня всем, еще когда я была ребенком».
Уинстон же был во власти самых бурных и противоречивых чувств.
Он удивлялся самому себе – но не только. Его удивила и Эмили – по правде сказать, ошеломила. Они открыли друг другу свои объятия с такой страстью, с таким жаром, что он не сомневался: если бы не столь неподходящая обстановка, они занялись бы любовью. Их ничто не остановило бы.
Сейчас он начинал анализировать и оценивать свое поведение, и это здорово остудило его, вихрь его мыслей немного улегся. Он опомнился и спрашивал себя, как же это могло произойти. Она же – его родственница, хоть и дальняя. И он знает ее всю свою жизнь, хотя в последние десять лет почти не замечал ее. И в конце концов, он задавал себе вопрос, который не мог не задать: как он мог испытывать такое сильное чувство к Эмили, если он любит Элисон Ридли?
Эта мысль не давала ему покоя, доводила его до сумасшествия, пока они поднимались по длинной лестнице. Но когда они вышли к круговой подъездной дороге к дому и он увидел, как из-за поворота на полной скорости выезжает красный «феррари» Шейна, он выбросил ее из головы. Заскрежетав тормозами, машина остановилась.
Шейн опустил окно и высунул голову, улыбаясь им:
– Интересно, где это вы были? – спросил он. – Я вас всюду искал, чтобы попрощаться.
– У Эмили в этой переполненной комнате разболелась голова и начало портиться настроение, вот мы и вышли немного подышать свежим воздухом, – вышел из положения Уинстон. – А куда это ты так рано спешишь сломя голову?
– Я, как и Эмили, уже немного устал там. Решил прокатиться немного. Проедусь в Хэрроугейт. Надо попрощаться… с несколькими приятелями.
Уинстон слегка прищурил глаза: «Шейн собирается заехать к Дороти Мэллет, – подумал он. – Может быть, это ему поможет». А вслух сказал:
– Не опаздывай на ужин к Элисон. Ровно в восемь.
– Не беспокойся. Не опоздаю.
– Я тебя еще увижу завтра, Шейн? – спросила Эмили.
– Вряд ли. – Он открыл дверцу и вышел из машины. Потом обнял и крепко прижал ее к себе.
– Увидимся через полгодика или около того. Если ты, конечно, не приедешь раньше в Нью-Йорк. – Он ласково улыбнулся ей. – Тетя Эмма мне только что сказала, что ты будешь работать в «Дженрет». Поздравляю, малышка!
– Спасибо, Шейн. Я ужасно рада. – Она привстала на цыпочки и поцеловала его в щеку. – И, возможно, я приеду в Штаты, ведь мне придется разъезжать по делам «Дженрет». И тогда готовься: тебе придется показать мне Нью-Йорк.
Когда Шейн отъехал, Уинстон как-то странно посмотрел на Эмили:
– Ты не сказала мне про «Дженрет». – Это прозвучало обиженно. К его великому удивлению, это известие повергло его в глубокое уныние.
– Не было случая, Уинстон.
– Это значит, тебе придется много разъезжать по делам? – допытывался он, сердито нахмурившись.
– Да. А что? – Ее бровки вопросительно изогнулись, но в душе она была в восторге от его реакции.
– Да нет, ничего. Я просто спросил, – пробормотал он. Он вдруг понял, что ему совсем не улыбается, чтобы она одна путешествовала по всему миру, делая закупки для «Дженрет».
Они снова замолчали и пошли по дороге к дому. Но прежде, чем они вошли в дом, Эмили робко спросила:
– Скажи, у тебя с Элисон серьезно?
– Нет, конечно, нет, – быстро воскликнул Уинстон. И тут же мысленно спросил себя, почему он так бесстыдно солгал. Ведь он вот-вот собирался сделать Элисон предложение.
Лицо Эмили просияло.
– Жаль, что ты сегодня занят. Я надеялась, что ты сможешь остаться поужинать с нами.
– Боюсь, сегодня никак не смогу. – Уинстон мысленно содрогнулся, поняв, что ему уже больше не хочется идти на ужин к Элисон, как еще несколько часов назад. И он снова удивился сам себе. Он криво улыбнулся, взял Эмили за руку, как раз когда она собиралась открыть дверь, и повернул ее лицом к себе.
– А что ты делаешь завтра?
– После воскресного обеда здесь, у бабушки, я должна отвезти девочек в Хэрроугейт-колледж. А вечером я свободна, – закончила она и, не моргнув, выдержала его прямой взгляд. Ее лицо выражало радостное ожидание.
– А не захочешь ли ты приготовить ужин для одинокого холостяка? Я мог бы приехать к тебе, в твою квартиру в Хедингли, Эмили, – предложил он.
Улыбка погасла на ее лице, и она покачала головой:
– Это невозможно, Уинстон. Я перебралась сюда, к бабушке. Только вчера. Я продаю ту квартиру. Но я бы очень хотела приготовить для тебя ужин.
Уинстон стоял, глядя на нее сверху вниз, по-прежнему обнимая ее за плечи. Его обуревали самые противоречивые чувства. Он не сомневался, что она хочет быть с ним. Он был уверен, что сам хочет обладать ею, хочет быть с ней. Очень сильно хочет этого. Между ними витала тень Элисон. «К черту!» – подумал он, принимая решение, о котором, он надеялся, у него не будет причин потом сожалеть.
Приподняв ее подбородок, он быстро поцеловал ее в губы. Широко и насмешливо улыбаясь, он сказал:
– Получается, что мы с тобой теперь соседи. Приезжай завтра вечером в Бек-хаус, и я приготовлю для тебя ужин. Обещаю, ты не пожалеешь. Ну как?
– По-моему, это просто замечательная мысль. – Она чувствовала, как счастье и волнение переполняют ее. – Когда мне приехать?
– Как только сможешь, радость моя.

0

15

Глава 13

Комната была погружена в темноту.
Ни один луч света не проникал сквозь плотно зашторенные окна, ни одна лампа не горела.
Он жаждал темноты. Она была как бальзам для него. Темнота скрывала лицо. Он любил, чтобы не было видно лица. Он теперь не мог заниматься любовью при свете.
Он лежал на спине, совершенно спокойно, вытянув ноги, безвольно положив руки вдоль туловища. Его глаза были закрыты. Ее плечо лишь едва касалось его плеча. Он слышал, как она тихо дышит рядом, в унисон с ним. Что-то не получалось у них. И не получится – он знал это и спрашивал себя, зачем он вообще сюда пришел. Пожалуй, ему нужно сейчас уйти. Уйти, сохранив лицо, по-хорошему. Немедленно. Он сглотнул слюну, пытаясь побороть тошноту, жалея о том, что после всего выпитого шампанского он еще пропустил пару стаканчиков виски. Голова у него плыла и кружилась. Но он не был пьян. И в каком-то смысле жалел об этом.
Она просительно прошептала его имя, предвкушая блаженство; повторила его несколько раз. Ее пальцы скользили вверх и вниз по его руке.
Он лежал без движения, молча, пытаясь найти в себе силы, чтобы встать, одеться и уйти. Но он чувствовал, что у него нет сил, словно в летаргическом сне. Ужасный день, со всем его страшным напряжением, непростыми и болезненными ситуациями; усилия, которые пришлось приложить, чтобы скрыть, как ему это тяжело, – все это совершенно истощило его, лишило жизненной энергии.
Он почувствовал легкое, едва заметное движение рядом с собой, но не открыл глаз.
Она прикоснулась к одному из его сосков, сначала – робко, потом – более настойчиво, сжав его пальцами. Шейн с отсутствующим видом отвел ее руку, не затрудняя себя объяснением, что его соски не так чувствительны, как она думает. Он уже говорил ей об этом раньше. Ее рука на мгновение остановилась на его груди, потом перепорхнула на живот, нежными круговыми движениями поглаживая его, постепенно пробираясь к паху. Он знал, что она задумала, что сделает в следующую минуту, но у него не было ни сил, ни воли, чтобы остановить ее и сказать, что ему надо уходить.
Словно во сне, Шейн услышал шуршание простыней. Она проскользнула к изножью кровати и склонилась над ним. Он почувствовал, как ее длинные волосы скользят по его бедрам. Она была изобретательна в любви. Несмотря на то, что у него трещала голова, его подташнивало, несмотря на то, что она его совсем не привлекала, она сумела постепенно, медленно, с бесконечной осторожностью и изобретательностью, настойчивостью и терпением возбудить его. Для него это было совсем неожиданно. Когда наконец она подняла голову и прикоснулась губами к его животу, поднимаясь все выше, добралась до груди и потом поцеловала его в губы, он понял, что и сам уже инстинктивно отвечает на ее ласки. Он отвечал на ее страстные поцелуи, и его собственное возбуждение росло.
Внезапно он резко прижал ее к себе и быстрым движением перекатился – так, что она оказалась внизу. Он взял ее голову, погрузив руки в облако темных волос. Он целовал ее все нежнее, все самозабвеннее, их языки сплелись. Он крепко закрыл глаза, почти зажмурился, чтобы не видеть ее лица так близко от своего. Его руки уже не держали ее голову, они перебрались ниже и жадно ласкали и гладили ее полную, соблазнительную грудь, с напрягшимися, твердыми сосками. Он обнял ее за плечи, просунул руки ей под лопатки, потом они соскользнули к нежным округлостям ягодиц; он приподнял ее, прижимая к себе, чтобы изгибы их тел совпадали. Он уже чувствовал себя достаточно сильным и твердым, чтобы быстро войти в нее, легко и умело. Вместе они нашли нужный ритм, их движения убыстрялись, еще… еще… глубже… дальше… возбуждение нарастало… сердце, кажется, готово выскочить из груди. Она подняла ноги и высоко обхватила его спину, чтобы он мог проникнуть глубже… еще глубже в ее мягкую теплоту.
Темнота… глубина… его здесь ждут… ему здесь рады… его принимают… Он падает… летит в эту бесконечную бархатно-нежную тьму. «Пола. Пола. Пола. Я люблю тебя. Прими меня. Возьми всего меня. Все мое существо». Прекрасное видение сияло перед его мысленным взором – ее лицо; оно было сокрыто под его плотно сжатыми веками. «Пола, радость моя, – молча призывал он. – О, Пола…»
– Шейн, ты делаешь мне больно!
Он услышал этот голос, словно пришедший из страшной дали, и этот голос, словно ножом, отсек источник его жизненных сил.
Его желание улетучилось. Голос вернул его в эту комнату. Назад к ней. Он убил то настроение, которое Шейн так стремительно создавал в себе – и только для себя. Его фантазия разбилась вдребезги.
Он всем своим весом опустился на Дороти и лежал, совершенно не двигаясь. Как будто из него вышел весь воздух, он потерял твердость, и жизненные силы покинули его.
Наконец он прошептал так тихо, что едва можно было разобрать:
– Извини, если я сделал тебе больно, Дороти. Наверно, я не знаю собственной силы.
А про себя добавил с горькой усмешкой: «Пожалуй, ты знаешь мою силу и свое желание подчинять ее себе, чтобы овладеть мной». В тот момент он почувствовал неловкость оттого, что так быстро прошла эрекция, что он не сумел довести акт любви до достойного завершения для них обоих. «Ты должен говорить «половой акт», а не акт любви», – горько подумал он, и его передернуло от этой мысли. Он почувствовал, как в душу проникает и заполняет ее отвращение к самому себе и к Дороти, хотя она ни в чем не виновата.
– Шейн, ремешок от часов врезался мне в спину. Мне, наверное, не нужно было ничего говорить как раз в тот момент, когда ты был на грани… когда вот-вот должно было…
Он закрыл ее губы ладонью, нежно, но твердо, чтобы остановить поток слов. Он не хотел слышать ее извинений. Он не сказал ни слова, он просто еще мгновение лежал, прижавшись к ней, – мгновение, показавшееся ему вечностью. Его сердце бешено колотилось в груди, словно в клетке, горло перехватило, и что-то мешало ему дышать. Он был благодарен ей за то, что она тоже молчит. Наконец он поднялся, легким движением прикоснулся к ее плечу и встал со смятой кровати.
Шейн вошел в ванную, запер дверь и прислонился к ней, чувствуя большое облегчение. Он нащупал рукой выключатель, включил лампу и заморгал от непривычно яркого света. Ванная плыла перед ним, и пол, выложенный белой плиткой, словно вздымался, чтобы опрокинуть его. Вернулись головокружение и тошнота.
Он, спотыкаясь, дошел до раковины, склонился над ней, и его стошнило. Почти ничего не видя, одной рукой он нащупал кран и включил его, чтобы звук бегущей воды заглушил звук рвоты. Его рвало и рвало до тех пор, пока не вывернуло всего наизнанку. Ему казалось, что в желудке у него уже ничего не осталось. Когда чувство тошноты наконец прошло, он вытер рот маленьким полотенцем и выпил несколько стаканов холодной воды. Он стоял с закрытыми глазами и с опущенной головой, крепко держась за раковину.
В конце концов Шейн поднял голову и посмотрел на себя в зеркало. То, что он увидел, ему не понравилось. Покрасневшие глаза, красные круги под глазами, припухшее и отекшее лицо; черные волосы растрепаны и взъерошены. Он заметил пятно ярко-красной помады у рта, взял влажное маленькое полотенце и с остервенением, яростно стер его. Но ярость его была направлена исключительно против самого себя. Она не касалась Дороти. Дороти не виновата. Виноват только он сам.
Он больше не может успешно заниматься любовью с ней – или, уж если на то пошло, ни с одной другой женщиной. Всегда происходит что-нибудь, что возвращает его к реальности, и когда он осознает, что держит в своих объятиях не Полу, как он убедил себя в своей фантазии, все распадается и исчезает, и он не может достичь наивысшей точки. Иногда, когда он отуманен алкоголем, когда его зрение и все остальные чувства притуплены, у него еще как-то получается, но даже эти редкие удачи бывают все реже.
Он смотрел на свое отражение в зеркале – и вдруг, безо всякого предупреждения, его охватил панический страх.
Неужели всегда будет так? Всю оставшуюся жизнь? Неужели у него больше никогда не будет нормальных сексуальных отношений? Неужели он обречен на ущербную жизнь, в которой не будет женщин? Может быть, ему придется добровольно обречь себя на монашеское существование, чтобы не испытывать стыда от неудач? Чтобы избежать в будущем таких ужасных минут стыда и неловкости, как та, которую он только что пережил с Дороти?
Он отнюдь не импотент. Он знает, что этой проблемы у него нет. Все обстоит очень просто: если его партнерша вторгается в его мысли, если она заявляет о себе, не остается безликой и безымянной, у него пропадает эрекция. И сколько он потом ни старается, он не может сохранить ее достаточно долго, чтобы и партнерша, да и он сам, могли достигнуть удовлетворения. Женщина, которую он боготворит, мешает им, вторгается между ними и разделяет их, делая его слабым и бессильным – его, который всегда считался хорошим любовником. Что же ему делать, Господи? Как ему излечиться от этого? Можно ли излечиться? Может быть, ему нужно обратиться к врачу?
Тишина в комнате гнетуще действовала на него. У него не было готовых ответов, что ему делать в этой ужасной ситуации.
Отчаяние захлестнуло его. «Будь все проклято! Проклято!» – мысленно воскликнул он, богохульствуя, и вдруг неожиданно его глаза наполнились слезами беспомощности, обиды и ярости – он даже испугался. В ту же минуту он ужаснулся до глубины души, что так постыдно потерял контроль над собой. Какую-то долю секунды ему хотелось ударом кулака разбить зеркало, разбить это достойное презрения слезливое отражение самого себя, которое смотрит на него из зеркала, словно насмехаясь. Он хотел разбить эти хрустально-чистые образы Полы, которые хранит его мозг. К черту и ее тоже! Он хотел бы разбить эту память о ней, которая так сильно и неизгладимо отпечаталась в его измученном больном мозгу, что, казалось, подчинила себе всю его жизнь, сказывается на всем, что он делает. Временами он ощущал, что стал жертвой этого образа, яркого и полного жизни, который он всегда носит в душе, – ее лицо, ее смех, ее нежный голос, который ему все время слышится. Этот образ так глубоко спрятан в его душе, в его воображении, что он не может избавиться от него, как бы ни пытался.
Он не двигался. Его рука, сжатая в кулак так крепко, что косточки побелели, так и не поднялась. Он резко закрыл глаза, не в силах больше смотреть на себя в эту минуту слабости, прислонился к стене, чтобы прийти в себя, и постоял некоторое время неподвижно, пока не успокоился и не взял себя в руки. Повернувшись, он шагнул под душ, включил краны и отдал себя во власть струящейся воды.
Несколько минут спустя он вышел из-под горячего душа, взял банное полотенце и энергично растерся. Потом нашел еще одно свежее полотенце и повязал его вокруг пояса. Затем достал из шкафчика под раковиной свой туалетный набор, который оставил здесь несколько недель назад. Он почистил зубы, прошелся электрической бритвой по подбородку, чтобы убрать едва заметную сизую тень от щетины, которая всегда появляется к вечеру, немного брызнул одеколоном на лицо и причесал мокрые волосы.
Он почувствовал себя освеженным, больше похожим на себя – спокойно-сдержанным, полностью владеющим собой. Он на долю секунды задержал взгляд на своем отражении, не понимая, как это может быть: он – большой, сильный и здоровый молодой мужчина двадцати семи лет. У него богатырский рост, хорошее тренированное тело и могучая сила; у него хорошая голова на плечах – под стать его крепкому физическому сложению такой же могучий интеллект… И все же… на самом деле, он так уязвим. «Наш мозг – это очень хитрая штука, – думал он. – Он так тонко устроен, что человека очень легко вывести из состояния душевного равновесия. А логика сердца? Разве кто-нибудь может ее объяснить?»
Отвернувшись от зеркала, он сделал глубокий вдох и приготовился к неизбежной сцене с Дороти. Сегодня он пришел к ней, хотя чувствовал, что этого не следует делать, – он не мог дождаться, когда же он наконец уедет и они расстанутся.
Он открыл дверь из ванной, моргнул несколько раз, войдя в наполненную тенями спальню, пока глаза не привыкли к темноте. В комнате было тихо, и он подумал, что, может быть, она заснула – он был бы очень рад. Он нашел на ощупь на стуле свою одежду, которую оставил там не очень давно, надел трусы и носки, развязал полотенце. Он надел рубашку и быстро застегнул ее, натянул брюки и застегнул молнию.
В этот момент зажглась лампа на тумбочке у кровати, залив комнату холодным ярким светом.
– Ты что, уходишь? – резко спросила Дороти. В ее голосе слышались возмущение и бешенство.
Шейн повернулся к ней.
Он не мог смотреть на нее. Просто был не в силах встретиться с ней взглядом. Он знал, что в ее глазах прочтет обиду и укор, поэтому смотрел на дальнюю стену комнаты.
– Я должен идти. – Он сел на стул и начал надевать ботинки, все время чувствуя на себе ее взгляд.
– Как ты смеешь! – воскликнула она, резко сев на кровати, так что даже стукнулась об изголовье. Сердитым движением она натянула на себя простыню. – Ты приходишь сюда, не предупредив меня заранее, пьешь мой виски, занимаешься со мной любовью, не очень успешно к тому же, исчезаешь в ванной на полчаса, оставив меня на взводе. – Она сердито посмотрела на него и добавила тем же резким обвиняющим тоном: – Потом ты украдкой возвращаешься сюда и спокойненько начинаешь одеваться в темноте, как будто ты ничем мне не обязан. Ты явно собирался потихоньку смыться на этот свой чертов ужин.
Он поежился. Вздохнув про себя, он встал и подошел к кровати, сел на краешек, взял ее за руку. Ему хотелось уладить все по-хорошему, расстаться с ней по-дружески. Она вырвала руку и прижала ее к своим дрожащим губам, пытаясь унять слезы, готовые пролиться из ее темных глаз.
Шейн сказал очень нежно:
– Пожалуйста, не расстраивайся. Я же говорил тебе про ужин еще на прошлой неделе. И я еще раз напомнил про него, как только приехал сегодня. Несколько часов назад это тебя как будто не волновало. Мне показалось, что ты рада мне.
– Зато теперь волнует, – выдохнула она, закашлявшись при этом. – Я не думала, что ты оставишь меня одну в свой последний вечер в Йоркшире. Особенно после того, как мы провели несколько часов в постели. Я думала, мы поужинаем вместе – мы же всегда так делаем – и что ты здесь переночуешь, Шейн.
Он молчал и не смотрел на нее. Ему было неловко.
Она по-своему истолковала его сдержанность.
– Извини, что я испортила тебе все в последнюю минуту, Шейн, – прошептала она, ее голос немного смягчился, она теперь говорила более заискивающим тоном. Она решила, что скорее добьется своего, если будет вести себя более примирительно. – Пожалуйста, скажи, что ты прощаешь меня. Я тебя так люблю. Я просто не вынесу, если ты будешь на меня сердиться.
– Я не сержусь, и мне нечего тебе прощать, – проговорил он, стараясь быть терпеливым. В душе ему так хотелось поскорее уехать. – Не начинай бичевать себя или надевать власяницу. Поверь, это все не имеет значения – честное слово, Дороти.
Она услышала какую-то странную ноту в его голосе. Она не понимала толком, что это такое, но все равно вспылила.
– Это имеет значение для меня, – резко ответила она, от ее мягкости не осталось и следа.
Поскольку он не отвечал, она воскликнула с горячностью:
– Сегодняшний день окончательно доказывает мне это.
– Доказывает что? – спросил он утомленно.
– Что у тебя не получается со мной, потому что есть другая женщина, Шейн, и я думаю, ты поступаешь непорядочно, используя меня таким образом.
Его удивило, что она, сама того не зная, догадалась о настоящей причине, но он попытался скрыть это. Шейн сразу же поднялся. Движения его были порывистыми. Он отошел от кровати.
– Я не использовал тебя, – возразил он и плотно сжал губы, взглянув на дверь.
– Я не использовал тебя, – зло передразнила его она, ее губы презрительно скривились. – Еще как использовал. И, между прочим, я считаю, что твой друг Уинстон Харт – такой же подонок, как и ты, раз не пригласил меня на сегодняшний ужин.
– Это не он дает ужин – его устраивает Элисон Ридли, а она не знакома с тобой и не знает о наших отношениях. Мы с тобой с самого начала договорились, что каждый будет жить своей собственной жизнью, у каждого будут свои друзья, и мы не будем становиться парой, – воскликнул он, повышая голос. – Мы всегда считали, что наши отношения нас ни к чему не обязывают… если не ошибаюсь, и ты так хотела.
Шейн остановился на минуту, сдерживая поднимающееся раздражение.
– К тому же, до сегодняшнего дня тебя никогда не интересовали мои приятели, – напомнил он уже более спокойным и безразличным тоном.
– Сейчас я уже так не думаю. Пожалуйста, возьми меня с собой, Шейн. Я очень хочу пойти туда с тобой. Очень. Это же твой последний вечер. Пожалуйста, дорогой мой, – упрашивала она его с обольстительной ласковой улыбкой, которая сникла, натолкнувшись на его холодный и неуступчивый взгляд.
– Ты же знаешь, что это невозможно, тем более сейчас, уже поздно пытаться что-то изменить в последний час. И потом, это ужин, где рассчитывают на определенное количество мест за столом. Пожалуйста, не пытайся теперь заставить меня надеть власяницу. – Он устало сделал шаг к двери.
– Я знаю, что меня не хотят видеть в твоем драгоценном узком кругу! – в раздражении прокричала она, еще больше распаляясь. – Боже мой, меня просто тошнит от вас всех! Семейство О'Нилов, Хартов, Каллински… от всех этих тесно сплоченных высокомерных зазнаек! Никто не может войти в этот избранный круг. Для нас, простых людей, нет места в вашей компании выскочек. Можно подумать, что вы принадлежите к королевскому роду – так вы себя ведете, такой вид напускаете на себя, так манерничаете и кривляетесь. И ваши вонючие деньги! – с презрением и ненавистью выкрикнула она, лицо ее выражало ожесточение. – Вы все – грязная шайка снобов – все без исключения. К тому же, если хотите знать, что я о вас думаю, склонные к кровосмешению – все время табунитесь вместе в разреженном воздухе своих роскошных поместий, отгородившись от всего остального мира. Противно!
Шейн был удивлен и шокирован яростью ее выпада, он смотрел на нее ледяным взглядом и чувствовал, как в нем нарастает брезгливость. Его возмутили ее слова и ее ненависть, но он сразу же взял себя в руки, решив не поддаваться на провокацию и не отвечать тем же.
Наступила неловкая пауза.
– Мне пора идти. Я очень опаздываю. – Это было сказано довольно ровным и спокойным тоном, но внутри у Шейна все кипело. Он пересек комнату; не затягивая, набросил галстук на шею, перекинул через плечо пиджак.
– Мне жаль, что мы расстаемся на такой ноте, – сказал он, осуждающе глядя на нее. – Но я думаю, нам больше нечего сказать друг другу. – Он пожал плечами. – Я надеялся, что, по крайней мере, мы сможем остаться друзьями.
– Друзьями! – повторила она вслед за ним пронзительно-резким голосом, снова взрываясь. – Ты, должно быть, спятил. Что же ты стоишь? Давай-давай, убирайся отсюда! Иди к своей даме сердца. Не сомневаюсь, что она-то приглашена на этот ваш ужин!
Она истерически рассмеялась сквозь слезы, которые мешали ей видеть, потом провела рукой по глазам, пытаясь найти хоть каплю силы и совладать с собой, но безуспешно. Подавив рыдание, она закричала:
– Должна признаться, одно мне любопытно: почему ты снова и снова приползаешь сюда, в мою постель, взведенный до предела и мечущийся от неосуществленного желания, готовый трахаться с кем угодно, если кто-то другой владеет твоим сердцем? Она что – наследная принцесса одного из кланов? Настолько воспитанная и утонченная леди – такая целомудренная и девственная, что ты и помыслить не можешь о том, чтобы испортить ее? В чем дело Шейн? Неужели у тебя кишка тонка переспать с ней до того, как вас соединят узы брака и благословят ваши семейки? Или, может быть, она не проявляет интереса к тебе? Неужели твои роковые чары не имеют власти над ней? Неужели ты у нас не совсем неотразимый… – она не закончила фразу, увидев, как он изменился в лице от боли, сообразив, что каким-то образом догадалась о настоящей причине, хотя и случайно.
– Шейн, прости меня, – в ту же минуту извинилась она, полная раскаяния. Ей стало по-настоящему жаль его, она испугалась, что на этот раз зашла слишком далеко.
Она выпрыгнула из кровати и, путаясь в рукавах, накинула халат.
– Шейн, прости меня! Я не хотела! Я, честное слово, не хотела быть жестокой и причинить тебе боль. Я люблю тебя, Шейн. С самого первого дня нашей встречи. Пожалуйста, прости меня. И забудь о том, что я только что говорила. – Она расплакалась.
Он не отвечал. И больше не смотрел на нее.
Он вышел. Дверь за ним захлопнулась. Это был конец.
Шейн прошел через прихожую, открыл дверь и вышел из квартиры Дороти. Он сломя голову сбежал по лестнице. У него стучало в висках, спазм сжал желудок, и снова к горлу подступила тошнота.
Он пробежал через лужайку, открыл дверь своей машины и быстро сел в нее. Машина с ревом рванула с места. Он вцепился руками в руль, на его лице застыла маска ярости, на виске пульсировала жилка.
Когда он доехал до Стрея – открытой и продуваемой всеми ветрами городской площади в центре Хэрроугейта, он притормозил и остановился.
Несколько минут Шейн сидел и курил, приводя свои мысли в порядок и успокаивая свои издерганные нервы. В его черных глазах застыло тревожное и отсутствующее выражение. Потом он нетерпеливо погасил сигарету – вкус никотина вдруг показался ему отвратительным. Голова болела, в ушах еще звенели обличительные слова Дороти Мэллет. Она проявила крайнюю несдержанность, которую нельзя объяснить никакими обстоятельствами. Впрочем, это вообще было довольно характерно для нее. Она и раньше устраивала ему сцены ревности, и ему уже пора было привыкнуть к ее скандалам, к взрывам ее необузданного темперамента.
Он вдруг неожиданно осознал, что в его поведении по отношению к Дороти не было ничего, за что он должен казнить себя. Он всегда был добр и внимателен к ней. Он – порядочный человек, у него есть моральные принципы и понятие о чести; более того, он ни за что в жизни сознательно не обидел бы ни ее, ни любую другую женщину.
Он вспомнил те гадости, которые она ему наговорила. Особенно ее слова о другой женщине в его жизни были как удар ниже пояса. Но совершенно очевидно, что она била наугад, высказывала только свои предположения – ведь она никак не может знать, что он любит Полу. Никто не знает. Это – его секрет.
Реальности жизни ясно предстали перед ним, он посмотрел им в лицо и ощутил сильный удар. Сердце предательски сжалось: нет никакой надежды, что Пола будет когда-нибудь принадлежать ему. Несомненно, она очень любит Джима Фарли. Он видел во время приема сегодня: это было написано на ее лице. И не только это – теперь она мать… они все вместе – семья. Она была очень рада видеть его сегодня на крестинах – это было видно, но, несмотря на ее дружеское расположение и приветливость к нему, она была поглощена мыслями о муже и малышах.
Шейн зажмурил глаза, лицо его исказила гримаса отчаяния. Его любовь безнадежна, у нее нет будущего. Он знает это уже очень давно, и все же в его сердце теплилась искра надежды, что может случиться нечто, – и все изменится. Конечно, этого не будет. Он должен с корнем вырвать Полу Фарли из своего сердца, уничтожить ее следы в своей памяти – как он решил вчера на равнине. Он хорошо понимал, что это будет нелегко. Но, с другой стороны, необходимо попытаться сделать это, собрав всю свою силу воли. Он должен сделать так, чтобы его жизнь в Нью-Йорке стала другой… Это его последний и единственный шанс сделать свою жизнь достойной того, чтобы ее стоило прожить. Теперь он укрепился в этой решимости.
Наконец Шейн открыл глаза, повернул голову и выглянул в окно машины, отгоняя воспоминания о Поле, его любимой и дорогой Поле… «Она – замужняя женщина, мать», – напомнил он себе.
Встряхнув головой, он наконец вернулся в настоящее и вспомнил, где находится.
Он заметил нарциссы, слегка покачивающиеся от недавно поднявшегося ветерка – ярко-желтые поляны на фоне недавно зазеленевшей травы. «Надо было купить цветов для Элисон», – рассеянно подумал он, вспомнив об ужине. Он взглянул на часы на приборной доске. Они показывали половину восьмого. Магазины уже закрыты… а он опаздывает. Но если он хорошенько поспешит и немного полихачит, то сможет добраться за полчаса.
Он включил радио и нашел одну из станций Би-би-си, всегда передающую классическую музыку. Звуки «Канона» Пэчилбэла заполняли машину. Шейн выехал на основную дорогу.
Через несколько минут «феррари» летел по направлению к известному своим собором старинному городку Рипон, где жила Элисон Ридли. Он гнал и гнал машину, полностью сосредоточившись на дороге, которая бежала ему навстречу.

0

16

Глава 14

В Шейне О'Ниле было что-то от актера. Этот талант он унаследовал от Блэки и всегда мог использовать свой артистизм, если ему это было удобно. Сейчас это было именно так.
Он открыл дверь коттеджа Холли Три, несколько раз глубоко вдохнул, надел на себя маску этакого развеселого, неунывающего парня и двинулся вперед.
Потом на мгновение задержался у входа в гостиную и шагнул через порог, чтобы предстать перед всеми таким, каким они хотели его видеть, – совершенно беззаботным молодым человеком, держащим в руках весь мир. Всем своим видом излучая радость и дружелюбие, он неторопливо приблизился к своим самым близким друзьям – Уинстону Харту, Александру Баркстоуну и Майклу Каллински. Элисон и ее приятельниц нигде не было видно, а эта троица стояла группкой у окна, рядом с длинным и узким обеденным столом, который на сегодняшний вечер превратился в бар.
По пути к ним Шейн с интересом оглядывался по сторонам. Его сразу поразила красота этой центральной комнаты коттеджа. Он вспомнил, что Элисон недавно закончила отделку этой комнаты, – и она поистине сотворила здесь чудо. Низкий потолок с выделяющимися на нем балками и широкий каменный очаг – и то, и другое в стиле тюдор – задавали тон в комнате, а яркая кретоновая обивка диванов и стульев, старинная сосновая мебель и романтические акварели Салли Харт на белых стенах оттеняли и усиливали ее неповторимое очарование. Это была простая комната деревенского дома, незатейливая и без претензий, но исключительно удобная и уютная – одним словом, в его вкусе. Он сразу же решил, как только увидит Элисон, поздравит ее с успехом.
Шейн остановился перед друзьями, и тотчас начались разные подкалывания и подшучивания в его адрес.
Они безжалостно издевались над ним за то, что он опоздал, и позволяли себе всяческие намеки на истинную причину опоздания. Он добродушно все выслушивал, весело смеялся вместе со всеми и сам выпустил по ним несколько стрел. Напряжение и усталость начали отпускать его, до боли напряженные мускулы расслабились, да и сам он наконец почувствовал себя раскованно и комфортно в компании трех своих друзей. Еще через несколько минут он уже совсем искренне, без игры, вписался в их теплую атмосферу взаимной симпатии, дружеского расположения, беззаботного настроения и веселья, которая царила здесь сегодня вечером.
В какой-то момент он взял сигарету, поднес к ней зажигалку и, когда он делал это, мимолетно вспомнил о тех обвинениях и обличениях по адресу их дружеской компании и всего их круга, которые он выслушал сегодня от Дороти. Да, в одном отношении она права – им в огромной степени свойственна клановость, это надо признать. Да, они держались вместе, и происходило это потому, что они вместе выросли, всегда были дружны и играли немалую роль в жизни друг друга. Об этом позаботились Эмма, Блэки и Дэвид Каллински, дед Майкла. Они в свое время прошли вместе через многие испытания на заре нового века, помогали друг другу в борьбе не на жизнь, а на смерть, делили невзгоды, а позднее – победы. Именно от них идут нерушимые узы этой дружбы. Это удивительное трио – основатели трех могучих йоркширских династий – было связано тесной дружбой и взаимной преданностью большую часть своей жизни – по сути дела, с того дня, как они встретились, – и до безвременной смерти Дэвида в начале шестидесятых. Поскольку их дети и внуки в силу жизненных обстоятельств оказывались вместе со дня своего рождения и в последующие годы, было совершенно естественно, что многие из них оставались непоколебимо преданы друг другу, были лучшими друзьями и часто встречались.
«Что за черт! – подумал Шейн, сердясь на самого себя. – Почему меня заботит ее мнение о нас? Мы таковы, мы так живем, более того, мы по-настоящему глубоко привязаны друг к другу. И мы всегда рядом, если у одного из нас беда или горе, – точно так же, как у наших дедов и бабушек задолго до нашего рождения». Уинстон по-своему истолковал внезапное молчание Шейна:
– Ну, ладно, ребята, давайте дадим ему небольшую передышку. Что будешь пить, Шейн? Виски?
– Просто содовой, пожалуйста.
– Да что с тобой сегодня? – спросил молодой Харт, наполняя стакан. – Попивать эту безобидную водичку – это так не похоже на ирландца.
Шейн усмехнулся и взял стакан.
– Я уже перебрал сегодня немного по части шампанского. Но должен сказать, что ни на одном из вас сегодняшнее испытание как будто не отразилось, а вы все опрокидываете бокал за бокалом, как моряки, после долгого плавания получившие увольнение на берег. – Взглянув на Майкла, он продолжал: – Твои родители, должно быть, все еще в Гонконге, раз их не было вместе с тобой на крестинах?
– Они возвращаются через пару недель, и тогда я отправлюсь в Нью-Йорк. Надеюсь, мы сможем там встретиться, Шейн. Где ты собираешься остановиться?
– Пока не найду чего-нибудь подходящего, в квартире тети Эммы на Пятой авеню. И учти, что я на тебя смертельно обижусь, если ты не позвонишь мне.
Теперь Шейн стоял, глядя мимо Уинстона: из сада в комнату входила Вэлентайн Стоун, подружка Майкла, а следом за ней Маргарит Рэйндолс и еще какая-то светловолосая девушка. Он догадался, что это и есть американская подруга Элисон, в честь которой дается обед. Он помахал им рукой, потом взял Майкла за руку.
– Я, кажется, заметил кольцо на пальце у Вэлентайн. Я не ошибся?
– Да, кольцо есть. Но оно не на левой руке, а на правой,  дурила ты этакий. – Майкл Каллински усмехнулся. – Когда я решусь на этот ужасный шаг, я тебе первому скажу, Шейн.
Тут вмешался Александр:
– Вы только послушайте этого человека!.. Да все мы знаем, как она вертит тобой, Майкл.
– Кто бы говорил, – парировал Майкл. – Ты у Маргарит стоишь по стойке «смирно» и даже шевельнуться боишься.
Все рассмеялись. Александр покраснел:
– Ну, это как сказать… – Он на мгновение замолчал, а потом добавил: – Но в одном я действительно уверен на сто процентов: бабушке моей Мэгги нравится, она ее одобряет. Она считает, что я должен поспешить сделать ей предложение, пока какой-нибудь другой парень не увел ее у меня из-под носа. Вот какого высокого мнения Эмма Харт о своем внуке.
Александр покачал головой и по своему обыкновению ушел в себя. Но краем глаза он продолжал наблюдать за Мэгги. Она сегодня выглядела потрясающе в ярко-алом брючном костюме. Ее светло-каштановые волосы были зачесаны наверх и заколоты в старомодную прическу «а-ля помпадур». Возможно, ему действительно стоит последовать совету бабушки.
Шейн вздрогнул, услышав слова Александра, и сказал ему негромко:
– Смотри, не потеряй Мэгги. Тетя Эмма права – она просто находка, Сэнди. Такая славная девушка.
– А в этом мире так много хищных мужчин, – добавил Майкл. – Тебе стоит послушаться Эмму Харт, Александр, пока еще не поздно.
Шейн повернулся к Уинстону:
– А где скрывается твоя дама сердца?
– Ты о чем? – хмуро переспросил Уинстон, с трудом отвлекаясь от мыслей об Эмили.
– Об Элисон. Где она? – Шейн удивленно посмотрел на друга и продолжил: – Я еще не поздоровался с нашей хозяйкой.
– А, да, Элисон. Она умчалась на кухню незадолго до твоего прихода, – быстро сказал Уинстон, пытаясь загладить свой промах. – Вернется через секунду. Она пошла посмотреть, как справляются на кухне две ее помощницы, которых она наняла на этот вечер. А теперь пойдем, я представлю тебя почетной гостье, иначе Элисон меня просто четвертует. – Уинстон многозначительно подмигнул Шейну: – Подруга Элисон, живет в Нью-Йорке. Если ты будешь хорошо вести себя сегодня вечером, возможно, она даже согласится составлять тебе иногда компанию в Америке.
– Вряд ли у меня будет время для встреч с женщинами. Я буду по уши занят делами гостиницы. И вообще, Уинстон, прекрати свои попытки пристроить меня, – недовольно сказал Шейн, но, подумав, спросил: – Кстати, почему ты думаешь, что она меня заинтересует?
– Потому что она довольно славная, – ответил Уинстон.
Шейн промолчал и последовал за своим другом на другой конец длинной комнаты, к камину, где, разговаривая, остановились три молодые женщины.
Высокая стройная блондинка наблюдала за ними, пока они шли, стараясь, чтобы это было не очень заметно. Даже на этом расстоянии на нее сразу же произвела сильное впечатление незаурядная, бросающаяся в глаза внешность Шейна О'Нила и его манеры. Точнее сказать, она заметила его в ту самую минуту, как только вернулась в гостиную. Элисон рассказывала ей, кто он и чем занимается… Младший отпрыск известной йоркширской семьи, самая завидная партия из всех здешних холостяков – человек, который родился не просто в рубашке, а в рубашке из тончайшего шелка. У него столько денег, что если бы он захотел, то мог бы купить себе весь мир. Он обладает такой внешностью, что перед ним раскрываются все двери. «Не только двери, но и женские постели», – решила она. Элисон отнюдь не преувеличивала.
Шейн поцеловал Вэлентайн и Маргарит, а Уинстон сказал:
– Скай, разреши представить тебе Шейна О'Нила. Шейн, это Скай Смит из Нью-Йорка.
Они пожали друг другу руки и перебросились парой фраз.
– Мне сказали, вы впервые в Йоркшире. Как вам здесь нравится?
– Очень. Мне нравится здесь абсолютно все, здесь так чудесно… в долинах от красоты просто дух захватывает. Элисон всю последнюю неделю возила меня по окрестным городкам – я покупала антиквариат – так что я повидала немало. Природа здесь просто сказочная!
– Элисон знает толк в этих делах, я уверен, она помогла вам найти кое-что действительно стоящее. Уинстон сказал, вы с ней коллеги? – спросил Шейн.
– Да, у меня маленький антикварный магазинчик на Лексингтон авеню, в районе Шестидесятых улиц. И к счастью, у меня очень много хороших клиентов, которые с удовольствием покупают английский антиквариат и изделия из серебра. – Она шутливо рассмеялась: – Я скупила половину Йоркшира, и теперь меня беспокоит, как я сумею разместить в Нью-Йорке все, что я туда отправляю на следующей неделе. Мой магазинчик просто может лопнуть.
– Элисон говорила мне, что в Ричмонде вы нашли великолепные изделия из серебра Викторианской эпохи. Наверняка на них сразу же найдутся покупатели, – заметила Вэлентайн.
Скай согласилась с ней и стала подробно описывать приобретенные вещи. Уинстон извинился и отошел в сторону, а Шейн расслабленно прислонился к камину: ему надоело слушать о старинных произведениях искусства, и он лишь краем уха прислушивался к щебетанию женщин. Он рассматривал американку. Она была очень хороша собой, просто обворожительна. И, несомненно, очень умна. Но он сразу сказал себе, что она не в его вкусе. Холодные и бесстрастные блондинки, похожие на скандинавских ледяных девушек, никогда особенно не нравились ему. Он предпочитает смуглых и темноволосых женщин. Как Пола. Шейн тут же безжалостно приказал себе не думать о ней.
Когда правила приличия позволили ему покинуть их, не рискуя показаться невежливым, он сказал:
– Извините, я думаю, мне все-таки стоит разыскать Элисон. – Кивнув дамам, он направился на поиски по узкому коридору по направлению к кухне. Но, проходя мимо небольшой и очень уютной столовой, через открытую дверь он увидел хозяйку, придирчиво проверяющую сервировку стола.
– Так, вот вы где, мисс Ридли! – воскликнул он, входя в комнату, по-дружески привлекая ее к себе и крепко обнимая. – Поздравляю! Дом выглядит великолепно! А скажи-ка, почему это ты прячешься от меня? Я уже начал думать, что ты наказываешь меня за опоздание.
– Что ты, Шейн, дорогой! Тебе разрешается все – делай что хочешь, я просто не могу сердиться на тебя.
– Довольно опрометчивое заявление. А если Уинстон услышит твои слова? Он начнет ревновать.
Веселое выражение исчезло с лица Элисон, и она сказала неестественно напряженным голосом:
– Не уверена…
Шейн вопросительно посмотрел на нее:
– Что ты хочешь этим сказать?
Элисон пожала плечами, наклонилась над столом и передвинула одну маленькую серебряную птичку поближе к другой такой же, все время избегая взгляда Шейна.
Пока он ждал, когда же она кончит возиться с сервировкой стола и ответит на его вопрос, лицо О'Нила выражало явное недоумение. Увидев, что она не собирается этого делать, он ласково взял ее за руку и повернул лицом к себе.
Он сразу же почувствовал, что она чем-то огорчена.
– Эй, что случилось? – мягко спросил он, глядя сверху вниз в ее печальные глаза.
– Ничего. В самом деле, ничего не… – начала она, но тут же осеклась. Спустя мгновение ее словно прорвало: – Нет, Шейн, тебе я не буду врать. Уинстон как-то непонятно ведет себя со мной, с того самого момента, как приехал сегодня вечером. Он не похож сам на себя. Какой-то отсутствующий, рассеянный. – Ее светло-серые глаза умоляюще смотрели на него. – Сегодня днем ничего не случилось? Ничего, что могло бы огорчить его?
– Я ничего такого не знаю, Элисон.
– Наверняка что-то произошло. Если нет, то тогда его странное поведение, должно быть, как-то связано со мной, с нами обоими. Возможно, у него пропал интерес ко мне.
– Я уверен, что ты ошибаешься.
– Нет, Шейн. Я знаю Уинстона почти так же хорошо, как и ты. Обычно он такой жизнерадостный, такой заботливый и внимательный. В последние месяцы у нас все было так хорошо. Настолько хорошо, что мне казалось, что он вот-вот сделает мне предложение. Все шло к этому… он сказал мне, что я очень нравлюсь его отцу и, что, пожалуй, гораздо важнее – Эмме Харт. А когда он сегодня приехал, я сразу заметила в нем какую-то перемену… он совсем другой… чем-то озабочен. Он немного опоздал, хотя обещал приехать пораньше, чем соберутся гости, и помочь мне передвинуть стол для бара и еще кое-что сделать. А ты же знаешь, он никогда не опаздывает. Хотя, конечно, мелочи. Но он был какой-то неласковый, даже резкий. И я, конечно, удивилась и растерялась Правда потом, после приезда Александра и Мэгги, когда мы чуть-чуть выпили, он стал немного помягче, но, честно говоря, он все равно какой-то отстраненный и чужой. И это на него совсем не похоже – я хочу сказать, он обычно не поддается дурному настроению.
Все это только еще больше сбило Шейна с толку. Он мысленно восстановил в памяти все события дня, пытаясь понять, не произошло ли что-то, что огорчило Уинстона. Но, насколько он знал, ничего неприятного не произошло, и Уинстон все время казался ему совершенно спокойным.
– Послушай, возможно, это все-таки связано с делами. На мой взгляд, это наиболее вероятное объяснение. Да, наверное, на работе какие-то проблемы. – Он ободряюще улыбнулся ей. – Я уверен, что его настроение никак не связано с вашими отношениями. И совершенно не может быть, чтобы он потерял интерес к тебе. Как тебе такое в голову могло прийти?
Она посмотрела на него долгим взглядом и печально улыбнулась.
– Женщины это чувствуют.
– Ты просто что-то неправильно поняла и вообразила себе самое худшее, – воскликнул Шейн. Он заставил ее взять себя под руку и повел к двери. – Давай пойдем назад, в гостиную, и я разрешаю тебе выпить чего-нибудь покрепче. Думаю, и мне это не повредит. – Он смотрел на нее ласково и заботливо. – Вот увидишь, Уинстон снова будет с тобой таким, как всегда.
– Хотелось бы поверить тебе, но что-то не получается, – мягко ответила она. Но тем не менее придала лицу беззаботное и даже веселое выражение и вернулась к гостям, крепко держась за Шейна. Она была благодарна ему за моральную поддержку.
Позднее, когда они ужинали, Шейн решил, что в одном отношении Элисон права – Уинстон сам на себя не похож.
Он сидел во главе стола и, хотя он был любезен и обаятелен и вполне успешно играл роль хорошего хозяина, Шейн заметил, что порой его взгляд становится отсутствующим, смех – нарочитым, а веселость – наигранной.
Чтобы отвлечь от Уинстона внимание остальных и дать ему прийти в себя, Шейн решил выступать в роли души общества. Он без умолку говорил, рассказывал занимательные истории, шутил и заражал своим весельем всех. Он был особенно внимателен к Элисон, которая сидела слева от него, и радовался, что она не осталась глуха к его стараниям и становилась все спокойнее и веселее.
Именно она в конце концов подняла всех из-за стола, предложив после десерта выпить кофе с ликером в гостиной.
– Замечательная мысль! – воскликнул Уинстон, впервые за этот вечер ласково улыбнувшись. Он поднялся первым, а следом за ним и женщины тоже потянулись из столовой. Шейн, Майкл и Александр замыкали шествие.
Уинстон сразу же направился к столу и принялся обслуживать женщин. Шейн подошел к нему и спросил:
– У тебя все в порядке?
– Конечно. – Уинстон резко поднял голову. – А почему ты спрашиваешь?
– Такое впечатление, как будто ты сегодня вечером немного выбит из колеи.
– Сегодня был очень длинный и трудный день. Должно быть, я немного устал. Будь добр, не в службу, а в дружбу: сходи к Скай и спроси, не надумала ли она выпить чего-нибудь, а я пока обслужу остальных. Через минуту Элисон принесет кофе. – Уинстон взял поднос и, насвистывая, направился к остальным.
Шейн проводил его взглядом, задумчиво прищурившись. Уинстон сейчас вел себя почти как обычно. Может быть, он сказал правду, и все дело только в усталости? Шейн направился к Скай Смит, которая в полном одиночестве сидела у огромного камина.
– Вы ничего не пьете. Попробуйте это, – сказал он властно, подавая ей стакан.
Она взяла его, осторожно понюхала и вопросительно посмотрела на Шейна.
– Это «Красавец принц Чарли», – объяснил Шейн.
– А что это такое?
– Не бойтесь, – он рассмеялся, – сделайте глоток – не отравитесь.
Она послушно сделала глоток и одобрительно кивнула:
– У него необычный вкус. Мне нравится. Спасибо, Шейн. – Скай украдкой взглянула на него. «Да, он действительно красивый. Возможно, даже слишком». Мужчины вроде Шейна О'Нила пугали ее. Обычно им нельзя доверять… На их пути бывает слишком много соблазнов.
Шейн с минуту потягивал ликер, наслаждаясь его ароматом и вкусом, потом поставил бокал на камин и спросил:
– Вы не возражаете, если я выкурю сигару?
– Нет-нет, пожалуйста.
Они замолчали.
Скай Смит пыталась решить, не будет ли слишком навязчивым с ее стороны, если она предложит ему позвонить ей в Нью-Йорке. Он не интересовал ее как любовник. С другой стороны, во время обеда она почувствовала, что ее тянет к нему, почти против воли. Он не дает скучать, с ним интересно, он обаятельный мужчина, хотя, пожалуй, немного тщеславен, и слишком самоуверен. Но, возможно, они могли бы стать друзьями.
Шейн все еще размышлял об Уинстоне, незаметно наблюдая за ним. Тот развалился на диване на другом конце комнаты, не торопясь пил свой коньяк и выглядел совершенно спокойным. Если какая-то проблема и тревожила его в начале вечера, то либо она разрешилась, либо он выбросил ее из головы как не заслуживающую внимания. Он снова смеялся своим обычным смехом и поддразнивал Элисон. Шейн заметил, что ее лицо сияет. «Ну и слава Богу, – подумал он, – это была ложная тревога». Он почувствовал облегчение. Завтра он уезжает, единственное, что его тревожило, – он будет отсутствовать в то время, когда у его лучшего друга возникли проблемы.
В эту минуту наконец заговорила Скай, прервав размышления Шейна:
– Я надеюсь, вы не сочтете это нескромностью или чем-то вроде того, но если я могу быть полезна вам в Нью-Йорке, пожалуйста, звоните. – И тут же быстро добавила, стараясь, чтобы это прозвучало совсем по-деловому: – Мой магазинчик вы найдете в телефонной книге под названием «Антикварный магазин Брандт-Смит».
– Очень любезно с вашей стороны. Я воспользуюсь вашим разрешением, – сказал Шейн и сам удивился тому, что с такой готовностью согласился на ее предложение.
Он пару раз затянулся сигарой; потом, чувствуя, что надо как-то продолжить разговор и кое-что объяснить, сказал:
– Я мало кого знаю в Нью-Йорке – разве что нескольких юристов, с которыми имеет дело наша компания. Да, и еще у меня есть рекомендации к человеку по имени Росс Нельсон. Он банкир.
– О! – воскликнула она.
Шейн взглянул на нее и увидел в ее глазах удивление. Или это был испуг?
– Значит, вы знаете Росса? – спросил он, чувствуя, что в нем разгорается любопытство.
– Нет-нет, не знаю, – ответила она слишком поспешно. – Я слышала о нем, читала в газетах – и больше ничего.
Шейн кивнул и почему-то – он и сам не мог понять, в чем причина – сразу же переменил тему. Но, разговаривая со Скай Смит о других вещах, он догадался, что Скай гораздо лучше знакома с господином Нельсоном, у которого не самая безупречная репутация, чем она пытается это представить. И он спросил себя, почему же она решила солгать.

Шейн О'Нил уехал из Йоркшира на следующее утро.
Светало. Туман, клубясь, спускался с возвышенных равнин и высоких холмов и стлался по лугам, словно накидка из серого кружева, почти скрывая деревья, каменные изгороди и дома, пристроившиеся по краям полей. Они были видны как смутные образы, смутные и нереальные под высоким и хмурым небом. Капли росы падали с нависших над головой ветвей и сверкали на белых цветах кустарника, живой изгородью окаймлявшего участок, и, собираясь в маленькие ручейки, бежали вниз, по заросшим травой канавкам вдоль дороги. Казалось, все неподвижно в зыбком туманном воздухе, словно вокруг разлит какой-то неземной покой, неподвижное спокойствие, накрывшее все, что мог охватить взгляд. Нечто подобное он видел в своих детских снах.
Постепенно из-за горизонта, размытой линией видневшегося вдали, начало подниматься солнце. Его косые лучи пронзали окружающий холод бескрайнего и бесцветного неба, и все вдруг загоралось и расцвечивалось такими щедрыми красками, что просто дух захватывало. А вдали, поверх зеленых куполов деревьев, в мерцающем утреннем свете похожий на мираж, поднимался и сверкал в лучах солнца своими трубами Пеннистоун-ройял. Дом его детских снов. Но в его детских снах был и еще один дом… вилла на берегу моря, где они смеялись, играли и мечтали, где проходили летние дни их беззаботного детства, где никогда ничего не менялось и время словно остановилось.
И она  всегда была с ним там… на этой вилле на высоких скалах, над залитой солнцем морской гладью. Ее глаза цвета летнего неба смеялись, а в улыбке, предназначавшейся только ему, была нежность.
А теперь он уезжает… очень далеко… оставляя все это позади, в прошлом. Но на самом деле он никогда не расстанется с этими образами. Он носит их в своем сердце, где бы ни находился… Они никогда не изменятся… Они – его детские мечты… Пола и Пеннистоун-ройял и вилла над залитой солнцем гладью моря…
Его машина неслась по узкой, петляющей сельской дороге, мимо внушительных железных ворот Пеннистоун-ройял, и дальше, через деревушку с таким же названием, пока он наконец не выехал на шоссе. Теперь мимо него проносились указатели со знакомыми названиями – Саут Стэнли, Рипли, Хэрроугейт, Элвудли.
Он немного притормозил, въехав в Лидс, хотя на улицах не было машин и вокруг не было видно пешеходов – в этот ранний час город был пустынным, без признаков жизни. Серый, прокопченный, энергично-деятельный Лидс – великий промышленный центр северной Англии; город, возвысивший Эмму, его деда и Дэвида Каллински и давший им могущество.
Объехав центральную площадь города – Сити-сквер с памятником Черному принцу, он проехал мимо почты и отеля «Куинз» и дальше вниз по склону небольшого холма, мимо городского вокзала, направляясь к скоростному шоссе, ведущему на юг, в Лондон. Въехав на это шоссе, Шейн снова набрал скорость и не снижал ее, пока не пересек границу графства…
Йоркшир остался позади.

0

17

Глава 15

Сад был для Полы особым, волшебным местом.
Он всегда давал ей ощущение свершения, приносил удовлетворение, врачевал ее душу, когда она была расстроена, когда ей нужно было освободиться от напряжения и стрессов деловой жизни. Когда она обдумывала, каким должен быть сад, – неважно, большой или маленький, – она давала волю своему воображению, и каждая полоска земли, к которой прикасались ее поистине талантливые руки, волшебно преображалась, каждый раз являя изумительное доказательство того, как тонко она чувствует природу.
И вправду она была замечательным садовником. Она ткала из цветов, деревьев и кустарников удивительный и многоцветный ковер, который поражал своей неотразимой красотой. И все же, несмотря на то, что она тщательно обдумывала свои замыслы, ни один из ее садов никогда не казался искусственным – все они выглядели в высшей степени естественно.
Больше того, в них всегда было что-то от добрых старых времен. Она всегда сажала в изобилии типично английские, но не очень модные сейчас цветы и кустарники. Сад, который она теперь называла своим и над которым трудилась вот уже почти целый год, начинал принимать именно такой облик.
Но сегодня сад для нее не существовал.
Взгляд ее был отсутствующим, она словно витала где-то. Она думала о Джиме. Вчера они ужасно поссорились, и хотя потом в конце концов помирились – в постели, где им обычно удавалось забыть о взаимных обидах и недовольстве, – она так и не могла полностью прийти в себя. Они поссорились из-за Эдвины. Снова. В конце концов он добился своего, потому что с ним она всегда проявляет слабость – она так его любит. Поэтому она все-таки согласилась принять сегодня Эдвину, показать ей дом и сад и угостить ее коктейлем, прежде чем они отправятся на ужин. Пола жалела сейчас, что не проявила с Джимом большей решимости. Поздно ночью, после того как они занимались любовью, он уговорил ее, прибегнув и к лести, и к поддразниванию, заставив не раз рассмеяться, согласиться сделать так, как он хочет. Он ловко обвел ее вокруг пальца, и ей вдруг стало досадно и обидно.
Вздохнув, она прошла к саду на камнях, который она сейчас устраивала, пытаясь стряхнуть с себя остатки неприятных впечатлений от вчерашней бурной ссоры. «Я не желаю помнить об обидах, – твердо сказала она себе. – Я должна избавиться от раздражения, прежде чем он вернется домой сегодня вечером». Она встала на колени, продолжая работу, начатую сегодня утром, полная решимости привести в порядок эту непокорную груду камней, преисполненная желания сделать ее такой же красивой, как в саду у бабушки на приморской вилле.
Как это обычно бывало, Пола скоро полностью забылась за работой в саду, думая только о том, что делает, отдаваясь спокойному течению жизни природы, – и вскоре без остатка покорилась ее успокаивающей ласке, о душу ее проник покой.
Еще ребенком Пола обнаружила в себе любовь к земле и ко всему, что растет на ней. Ей было тогда восемь лет.
В тот год Эмма купила дом, который она собиралась использовать весной и летом, когда у ее внуков будут школьные каникулы. Эта вилла называлась «Гнездо цапли» и стояла высоко на прибрежных скалах Скарборо, а внизу расстилался песчаный пляж, а за ним – свинцово-серый залив. Этот дом был похож на викторианский пряничный домик: с затейливым резным деревянным входом, широким крыльцом, большими солнечными комнатами и огромным запущенным садом.
Помимо того, что ей хотелось иметь место, где она могла бы проводить с самым младшим поколением своей семьи их каникулы и наслаждаться их обществом, у Эммы была еще одна веская причина для покупки «Гнезда цапли». Она уже давно чувствовала потребность в том, чтобы ее внуки были под полным контролем и влиянием не просто день-два, когда они приезжают в гости, а подольше. Ее цель была проста. Она хотела, чтобы они узнали о жизни кое-что, что им пригодится в будущем, какие-то практические вещи, которые понадобятся в повседневном житье-бытье, чтобы они поняли действительную цену деньгам. В течение многих лет Эмма никак не могла примириться с тем, что большинство ее детей привыкли жить в роскоши, не задумываясь ни на минуту, сколько стоит их удобное, изнеженное существование, и с тем, что они полностью зависят от целой армии слуг, которые заботятся о них, и не могут сами позаботиться о себе даже в простейших ситуациях. Поэтому, когда она решила, что внуков надо воспитать не избалованными, приспособленными к жизни и, конечно же, реалистичными и приземленными в отношении к деньгам, она разработала план, который никому, кроме нее, не мог прийти в голову. «Есть такая старая йоркширская поговорка, – сказала она однажды Генри Россистеру, владельцу банка, через который она всегда осуществляла свои вложения, – за три поколения можно не только выбиться из грязи в князи, но и вернуться назад. Но я-то уж постараюсь, чтобы этого не случилось с моими внуками, можете быть уверены!» Вскоре она подписала чек в уплату за дом.
«Гнездо цапли» должно было помочь ей решить множество проблем. Оно должно было стать ее школой. Поэтому Эмма сочла разумным из прислуги нанять только одну местную женщину, которая должна была приходить каждый день. Она сказала миссис Боннифейс, довольно жизнерадостной толстушке, что та должна главным образом заботиться о вилле на берегу моря, когда семья здесь не живет. Затем Эмма объяснила ей свои не совсем обычные планы: она собирается управляться с домом с помощью многочисленных внуков. Что бы миссис Боннифейс ни подумала о таком необычном ведении дел, она ничего не высказала вслух. Она с воодушевлением приняла планы Эммы и, если судить по тому, как она держалась, явно гордилась тем, что удостоилась чести работать на знаменитую Эмму Харт.
Будучи умным и в высшей степени умеющим скрывать свои мысли человеком, Эмма не рассказала больше никому о своих намерениях и о том, чем они вызваны, и уж меньше всего она хотела, чтобы об этом узнали ее внуки. Только после того, как она купила дом и наняла миссис Боннифейс, она рассказала им про «Гнездо цапли», но она так заманчиво живописала его, придала ему такой романтический ореол, что всем им не терпелось поскорее его увидеть. Они восприняли идею дома на берегу моря как большое приключение, поскольку там они будут только с Эммой, а родители будут далеко.
Эмма почти сразу же поняла, что установленный ею распорядок был для них в некотором роде шоком, и она про себя посмеивалась, глядя, как они копошатся вокруг с тряпками для мытья пола и ведрами, с пылесосами и щетками, не говоря уже о гладильных досках, справиться с которыми было очень нелегко. Кухня стала свидетелем многочисленных происшествий – загубленные сковородки, подгоревшие кастрюли, которые невозможно отчистить, ужасная, несъедобная еда. Они ворчали и жаловались на обожженные пальцы, на мозоли, на головную боль, на то, что от мытья пола у них болят коленки, и на многие другие мелкие неприятности, реальные и выдуманные, причем некоторые – с большой изобретательностью, по мнению Эммы.
Но наибольшую изобретательность в поисках предлога, под которым можно было бы увильнуть от порученной ему домашней работы, продемонстрировал Джонатан. В тот день он сказал ей, что, подстригая газон, растянул ахиллесовы сухожилия и поэтому теперь долгое время не сможет выполнять никакую физическую работу. Эмму его хитрость удивила и даже поразила. Она очень сочувственно выслушала его, покивав головой. И чтобы доказать этому хитроумному маленькому мальчику, что она гораздо сообразительней, чем он думает, рассказала ему с дьявольски изощренными подробностями, очень наглядно, как именно лечат растянутые ахиллесовы сухожилия. «Раз ты испытываешь такую адскую боль, я сейчас же отвезу тебя в больницу, чтобы доктор сразу же мог начать лечение», – сказала она, протягивая руку за сумочкой и ключами от машины. Джонатан поспешно предложил подождать несколько часов – вдруг боль пройдет. Судя по всему, она прошла. Он на удивление быстро выздоровел – ему явно не улыбалось провести остаток весны закованным в корсет от пояса до кончиков пальцев на ногах и остаться здесь с миссис Боннифейс, когда все двоюродные и троюродные сестры и братья вернутся в свои школы, а бабушка – в Пеннистоун-ройял.
За этот первый месяц на вилле в Скарборо они очень быстро выработали свой ритм жизни. Девочки очень скоро научились неплохо справляться с домашней работой и стряпней. Мальчики без большого труда привыкли выполнять более тяжелую работу по дому, да к тому же пропалывать грядки и подстригать газоны. Никому из них не разрешалось уклоняться от своих обязанностей. Эмма была не из тех людей, которые будут долго мириться с разными отговорками.
Она была довольно строгой, и у нее не было любимчиков.
«Никогда не слышала, чтобы кто-нибудь умер от мытья полов или чистки серебра», – любила повторять она, если один из них осмеливался жаловаться или придумывал несуществующую болезнь, как Джонатан. И непокорный ребенок, которому пришлось собраться с духом, чтобы бунтовать или лгать, сразу же бледнел под сурово-стальным взглядом ее зеленых глаз, вспоминая, как Джонатан чуть не попал в переделку.
И когда пришло время всем собираться и уезжать с виллы на берегу моря, Эмма могла сама себя поздравить и признать, что они действительно показали себя с самой лучшей стороны. Они и виду не подали, что им трудно, вместе тянули этот воз, чтобы доставить ей удовольствие. С ее точки зрения, эксперимент завершился безоговорочным успехом. С тех пор каждый год, когда на смену суровым йоркширским зимам приходила более теплая весенняя погода, она привозила их в Скарборо.
Позднее троюродные и четвероюродные сестры и братья Харты, а также внуки О'Нилов и Каллински стали регулярно наезжать к ним. Даже им не разрешалось бездельничать – они тоже должны были нести свою долю забот по дому, и им не оставалось ничего другого, кроме как весело приниматься за работу, когда они приезжали провести июль и август у моря. Они быстро сообразили, что, если они не подчинятся желаниям Эммы и не будут делать, что положено, их больше не пригласят сюда.
За спиной дети называли Эмму Генералом, и действительно, у них часто бывало ощущение, что они живут в военном лагере – такие строгие правила и порядки она установила. Но, с другой стороны, им было так хорошо в те счастливые беззаботные годы и они в конце концов стали получать такое удовольствие от того, что они вместе, что даже рутинные обязанности стали восприниматься как игра. К большому удивлению своих родителей и к великой радости Эммы, все они стали с таким нетерпением ожидать этих месяцев в маленьком приморском городке, что решительно отказывались от любых других приглашений на каникулы. Они рвались в «Гнездо цапли» и готовы были ехать туда, как только Эмма открывала дом после зимы.
Несмотря на то, что сама она была готова отдавать все свое время работе и мало что другое ее интересовало, Эмма проявила достойную прозорливость и поняла, что ее «маленьким разбойникам», как она их называла, нужна любая возможность, чтобы дать выход их неуемной энергии, и множество интересных занятий, которые заполнили бы долгие летние дни. «Если делу отдается все время, а на потеху не остается даже часа, ничего хорошего из этого не выйдет», – частенько повторяла она в разговорах с миссис Боннифейс и снова и снова строила планы развлечений – один интересней другого, – в которых могли бы участвовать вместе и она, и дети.
Она возила их в чудесные поездки по побережью: в Уитби, к заливу Робин Гуда, в Флэмборо Хед и всячески вознаграждала их за упорный труд. Они ходили в местный кинотеатр, в городской театр, устраивали пикники на прибрежных скалах, ходили под парусом по заливу, купались и загорали. Часто они отправлялись на рыбалку с местными рыбаками и были в восторге, когда им доставалась часть улова. В эти удачные дни они с триумфом возвращались в «Гнездо цапли» и готовили свою небольшую рыбешку Эмме на ужин, и она ела эту рыбу, словно самое изысканное блюдо, приготовленное французским шеф-поваром в ресторане «Ритц». Когда небо было затянуто тучами и море штормило, Эмма устраивала другие развлечения: шуточные соревнования, когда надо бежать, держа в вытянутой руке ложку с яйцом; или поиски «сокровищ» в саду. И поскольку она хорошо понимала, что для детей игра – не игра, когда нет какого-нибудь приза, она всегда старалась, чтобы «сокровище» было интересным и чтобы дети не были разочарованы, найдя его. И она всегда готовила много «сокровищ» – чтобы хватило на всех, и обычно здорово подсказывала тем, кто возвращался с пустыми руками, разочарованный и на грани слез. В дождливые дни, когда нельзя было выйти из дома, они играли в шарады или ставили спектакли.
В одно лето мальчики создали ансамбль.
Они называли себя «Цапли», Шейн и Уинстон были главными вдохновителями и организаторами. Шейн провозгласил себя руководителем ансамбля. Кроме того, он играл на пианино и пел. Александр играл на барабанах и тарелках, Филип пытался играть на флейте, Джонатан мучил скрипку, а Майкл Каллински терзал гармонику Но Уинстон считал себя самым главным и самым талантливым членом ансамбля. Он выбрал для себя трубу и с жаром утверждал, что он – новый Бикс Байдербек, – несомненно, вдохновленный фильмом, на который незадолго до этого водила их Эмма и который назывался «Молодой трубач». Сара громко спросила его, где он научился играть, и Эмма, тонко улыбаясь, заметила, что он этому не учился – в этом-то и беда. Когда во время репетиций дом заполняла какофония звуков, ей казалось, что у нее лопнут барабанные перепонки, а репетиции вообще никогда не кончатся.
Через некоторое время, когда они решили, что достаточно отточили свое мастерство и могут выступать перед публикой, «Цапли» пригласили Эмму и девочек на концерт в саду. Эмма в изумлении наблюдала за их приготовлениями, в душе забавлялась тем, как долго и тщательно они готовятся. Они вынесли шезлонги, устроили небольшую сцену из досок, уложенных на кирпичи, и, выкатив пианино, поставили его рядом. Они тщательно наряжались в свои, как они сказали, «сценарические костюмы»: новые белые фланелевые брюки для крикета с ярко-красными атласными рубашками, явно сшитыми на одной из фабрик семьи Каллински, как решила Эмма. На их шеях были повязаны пурпурные атласные шейные платки, а на головах щегольски сидели скромные соломенные шляпы.
Увидев из окна своей спальни, что они начинают собираться на сцене, Эмма быстро переоделась в нарядное шелковое платье и поспешила по коридору в комнаты девочек. Она заставила их для такого случая надеть самые нарядные ситцевые платья, и, как только пробило четыре, они все пришли в сад, одетые в свои лучшие платья, с выражением любопытства и ожидания на юных хорошеньких личиках.
Когда Эмма послушала в исполнении «Цапель» несколько популярных современных песен и пару старинных баллад, она вдруг обнаружила, что ей нравится концерт и что они, как ни удивительно, в конце концов, не такие уж плохие музыканты. После концерта она похвалила ребят и сказала, что в восторге от их представления. Всем было весело, все смеялись. Ободренные похвалой, мальчики без устали играли все лето, к немалому ужасу девочек. Когда те слышали звуки репетиции, они позволяли себе насмешливые выпады, громко хихикали и во всеуслышание объявляли, что «от вонючей музыки «Цапель», наверное, даже на небе – хоть святых выноси».
Шейн, как и Уинстон, был чрезвычайно тщеславен в том, что касалось его музыкальных достижений, и особенно – его голоса. Он очень скоро нашел верный – и подходящий к случаю – способ припугнуть своих критиков – девочек. Однажды ночью все они нашли что-то дурно пахнущее в своих постелях – от лягушек и дохлых рыбок с остекленевшими глазами до сырых луковиц и мешочков с серой. Месть Шейна возымела действие. После той ужасной ночи, когда пришлось менять постельное белье, открывать настежь окна и брызгать Эммиными духами в их комнатах, ни одна из девочек не осмелилась использовать слово «вонючий» до самого конца каникул. По крайней мере, по отношению к «Цаплям».
И все эти годы медленно, постепенно, но сознательно и целенаправленно Эмма стремилась внушить каждому из детей понимание того, как важен дух товарищества, когда один – за всех, а все – за одного; как важно не пасовать перед трудностями, подставлять в трудную минуту плечо другому и, конечно, играть по правилам. Она все время напоминала им об обязанностях и ответственности, потому что она твердо решила вооружить их на будущее, когда они станут взрослыми, – всех вместе и каждого в отдельности – здравыми принципами и разумными правилами. Она учила их тому, что такое честь, моральные принципы, честность и правдивость и многому-многому другому. Но ее поучения, часто резкие и жесткие, всегда проистекали из того, что она желала им добра. Она изливала на них столько любви, относилась к ним с таким пониманием, не говоря уж о том, что дарила им настоящую дружбу. Это была такая дружба, которую большинство из них не забудет до конца своей жизни. В глубине души Эмма сожалела, что в некоторые периоды своей жизни не уделяла должного внимания своим собственным детям, когда они росли, когда складывались их характеры. Она хотела, чтобы ошибки, которые она совершила в прошлом и теперь осознала, пошли на пользу ее внукам. А если это попутно пойдет на пользу и ее внучатым племянникам и племянницам и внукам ее ближайших друзей, – еще лучше.
Но из всех лет, когда они проводили каникулы в высоком старом доме на прибрежных скалах, та, самая первая весна 1952, года стала самой важной для Полы, она останется в ее памяти и сердце навсегда. В тот год она осознала свою близость к природе и самое большое желание в жизни, точнее, насущную необходимость: разводить самые разные растения – все, что украшает землю.
Однажды в ненастный апрельский день, в субботу, Пола вышла в сад с маленькой Эмили, которую Эмма в тот день отдала на ее попечение. Пола оглянулась вокруг, жадно замечая все своими зоркими молодыми глазами, с новой остротой воспринимая все окружающее. Живые изгороди были аккуратно подстрижены, лишние побеги вырезаны, а газоны приведены в такое безукоризненное состояние усилиями мальчиков, что они походили на изумрудно-зеленый бархат, расстеленный по всему участку, от одной высокой каменной стены до другой. Этот участок за домом был теперь на редкость ухоженным – и абсолютно лишенным какой бы то ни было индивидуальности.
Она сама себе удивилась, когда внезапно поняла, как мог бы выглядеть сад, если его правильно засадить разными растениями. Перед этой восьмилетней девчушкой вдруг предстало видение, в своем детском воображении она увидела разные по фактуре и форме яркие цветные пятна: ярко-розовые и лиловые, пламенеющие красные, золотистые и прохладно-белые. Она мгновенно нарисовала себе картину невыразимо красивого сочетания разных цветов и кустарников: пышные кусты рододендронов с нежными лепестками цветов и темными, словно отполированными листьями; бледные пионы, настолько совершенные, что они похожи на восковые изображения; азалии с растущими наклонно ветками, склонившимися к земле под тяжестью ярких цветов; целые поляны гордых и статных бело-розовых колокольчиков рядом с веселыми тюльпанами и нарциссами и, уютно прижимаясь к земле – изящные клумбы анютиных глазок, примул и фиалок и, словно маленькие льдинки, цветы подснежника, в беспорядке рассыпанные под деревьями.
И когда она мысленно увидела все это, она поняла, что ей надо сделать. Она должна посадить самый красивый сад – сад для своей бабушки. В нем будут все цветы, которые только можно вообразить, кроме роз, конечно. По какой-то не известной ей причине бабушка ненавидит розы, терпеть не может их запах, говорит, что они вызывают у нее тошноту, и она не может выносить их ни в своем саду, ни в доме. Она бросилась в дом, ее так и распирало от возбуждения, ее лицо горело румянцем, глаза сверкали. Пола выгребала все деньги из своей копилки, торопливо вскрыв ее своими ножницами для рукоделия.
Когда из нее высыпались монетки по пенсу, три пенса, полкроны и шиллингу, Эмили закричала капризно-испуганно:
– Тебе попадет, когда бабушка узнает, что ты разбила свою новую копилку и украла все деньги!
– Нет, не попадет. Я не краду деньги. Они мои. Я накопила их из тех денег, что мне каждую неделю выдают на карманные расходы.
Вооружившись своими бесценными сокровищами и в сопровождении Эмили, послушно трусившей за ней, она отправилась в город, чтобы начать двигаться к своей цели.
Вскоре выяснилось, что Эмили в Скарборо представляет собой немалую помеху, и Пола начала жалеть, что взяла ее с собой. Эмили хотелось остановиться у лотка с дарами моря и попробовать мидий и моллюсков, потом у кафе – выпить лимонада. Она ныла, что голодна и хочет пить, и в конце концов упрямо топнула ножкой.
Пола сурово посмотрела на нее:
– Как это ты голодна? Мы только что пообедали. А ты ела даже больше, чем остальные. Ты с каждым днем становишься все больше похожа на маленького жирненького поросенка. – И она поспешила вперед, оставив Эмили плестись позади, надув губы.
– Ты злая! – прокричала Эмили, ускоряя шаги и пытаясь догнать свою двоюродную сестру, у которой ноги были подлиннее.
Пола оглянулась через плечо и сказала:
– По-моему, у тебя в животе солитер – такой огромный червь.
Это заявление прозвучало столь неожиданно и сердито, что Эмили сразу же остановилась, словно громом пораженная. С минуту она потрясенно молчала, а потом побежала за Полой со всей быстротой, на которую были способны ее маленькие ножки.
– Ты нарочно говоришь так! – кричала Эмили во всю силу своих легких. Слова Полы напугали ее, и одна мысль, что внутри нее растет какой-то огромный червь, заставила ее быстро бежать вперед. – У меня нет никакого червяка! Нету! – Она перевела дыхание и выдохнула с ужасом: – Пола, неужели правда у меня в животе червяк? Ну пожалуйста, пожалуйста, скажи, что нету. А бабушка может достать его из меня?
– Не говори глупостей! – резко ответила Пола с растущим раздражением, сосредоточенная на своей цели. Ей не терпелось поскорее найти цветочный магазин, где можно купить луковицы и саженцы.
– Пола, я плохо себя чувствую! Меня сейчас стошнит!
– Это все из-за хлебно-масляного пудинга. Не надо было так много есть.
– Нет, это не из-за него, – продолжала скулить Эмили. – Это из-за того, что я думаю про своего червяка. Мне плохо. Меня сейчас вырвет, – предупредила девочка. Она стала мертвенно-бледной, ее огромные глаза наполнились слезами.
Пола почувствовала себя пристыженной. Она очень любила маленькую Эмили и почти никогда не обижала ее. Она обняла пятилетнюю малышку за дрожащие плечи и погладила ее по мягким белокурым волосам.
– Ну, будет тебе, Эмили, не плачь. Я уверена, у тебя нет никакого солитера, правда-правда. Чтоб мне на месте провалиться!
В конце концов Эмили перестала плакать и нашла в кармане кофточки носовой платок. Она громко высморкалась, потом доверчиво вложила свою ручку в руку Полы и спокойно засеменила рядом с ней, укрощенная и притихшая. Так они прошли по набережной, мимо многочисленных причудливых старых магазинчиков. Наконец Эмили собрала всю свою храбрость и опасливо спросила шепотом:
– А если все-таки он у меня есть? Что мне делать с моим…
– Я запрещаю тебе больше говорить о своем страшном червяке, противная маленькая девчонка! – воскликнула Пола, снова теряя терпение. – Знаешь, что я тебе скажу, Эмили Баркстоун: ты просто зануда. Ужасная зануда. И если ты сию секунду не замолчишь, я никогда больше не буду с тобой разговаривать.
Эмили была уничтожена.
– Но ты же всегда говорила, что я твоя любимица. Это что же значит? Я – твоя любимая зануда? – спросила Эмили, пытаясь идти в ногу с Полой, глядя с надеждой на свою старшую двоюродную сестру, которую боготворила.
Пола рассмеялась. Она взяла Эмили на руки и приласкала маленькую пухленькую девчушку:
– Да, ты – моя любимая зануда, булочка ты моя с запеченным яблочком. Я знаю, что ты будешь хорошей девочкой и перестанешь капризничать, как избалованный ребенок, поэтому я расскажу тебе очень-очень важный секрет.
Эмили был так польщена, что слезы ее сразу же высохли, а зеленые глаза широко раскрылись.
– Какой секрет?
– Я собираюсь устроить для бабушки сад, очень красивый сад. Поэтому мы с тобой и пришли в Скарборо, чтобы купить семена и все, что для этого нужно. Но ты не должна ничего про это говорить бабушке. Это большой-большой секрет.
– Я обещаю, обещаю! – возбужденно закричала Эмили.
В течение следующего получаса, пока две девочки ходили из одного цветочного магазина в другой, Эмили с рабским обожанием слушала Полу, а Пола красноречиво живописала красоты своего будущего сада – все чудесные растения, которые она там посадит. Она описывала все цветы в мельчайших подробностях: какие у них лепестки и какие листья, и как они пахнут, и какого цвета. Эмили была в таком восторге, так зачарована возможностью участвовать в таком взрослом деле, что скоро и думать забыла о солитере. Наконец, хорошенько все обдумав и взвесив, Пола выбрала любимые бабушкины цветы и купила их. Они вышли из последнего цветочного магазина с сумкой, до краев наполненной луковицами, пакетиками с семенами и каталогами для садовода.
Когда они дошли до конца улицы, Эмили посмотрела снизу вверх на Полу, улыбнулась ласково и хитро, на ее маленьком личике появились ямочки.
– А теперь-то мы можем пойти к лотку с моллюсками?
– Эмили, ты что, опять начинаешь занудствовать? Веди себя как положено.
Эмили не обратила никакого внимания на это увещевание.
– Послушай! У меня есть предложение получше. Давай пойдем в «Грэнд» и выпьем там чаю. Мне очень хочется. И там можно съесть по слойке с кремом и по бутерброду с огурцом, и по лепешке с клубничным джемом и сгущенными сливками, и…
– У меня уже не осталось денег, – твердо заявила Пола, надеясь, что это моментально заставит Эмили замолчать.
– А ты подпиши счет, как бабушка всегда делает, – предложила Эмили.
– Мы не идем в «Грэнд», и это мое последнее слово. Замолчи немедленно. Ты только попусту время тратишь… уже поздно. Нам нужно поторопиться.
Когда две девочки вернулись в «Гнездо цапли», они уже снова были лучшими друзьями. Эмили сразу же предложила свою помощь, ей очень хотелось снова завоевать расположение двоюродной сестры. Ей всегда хотелось заслужить одобрение и любовь Полы. Она вертелась около нее, приседала на корточки, писклявым детским голоском давала непрошеные советы. Понаблюдав некоторое время за Полой, Эмили сказала:
– Могу поспорить с кем угодно, что ты родилась садоводником, Пола.
– Не садоводником, а садовником, – поправила Пола, не поднимая головы, поглощенная своей работой. И она продолжала копать и рыхлить хороший жирный чернозем, впервые в своей жизни сажая цветы, причем делая это с величайшей уверенностью в том, что она все делает, как надо, и ни секунды не сомневаясь, что они будут расти и цвести.
Она собирала свои садовые инструменты, когда Эмили напугала ее: она высоко подпрыгнула и издала душераздирающий, испуганный вопль.
– Ой! Ой! – кричала Эмили, продолжая прыгать и отчаянно отряхивая юбку.
– Что с тобой, глупышка? На твои крики сюда через минуту прибежит бабушка и увидит сад – и тогда сюрприз не получится.
– Это был червяк! Посмотри! Вот он, около твоей ноги. Он полз по моей юбке. Фу-у, какой противный, жирный и извивающийся. – Эмили была белее полотна и дрожала.
И тут Полу во второй раз за этот день посетило вдохновение и подсказало ей идею, которую она сразу претворила в жизнь. Она схватила лопату и разрубила червяка пополам. Потом засыпала его землей и повернулась к Эмили с веселой и торжествующей улыбкой:
– Должно быть, это и был твой солитер. Я думаю, он сам решил от тебя уйти. И я его убила, так что теперь все в порядке.
Пола подняла маленький ящичек с инструментами и, сделав знак Эмили, чтобы та шла за ней, быстро зашагала по садовой тропинке к сараю, где хранились инструменты. Внезапно она остановилась, задумалась на минутку и сказала:
– Но будет лучше, если ты не скажешь бабушке ничего про червяка, а то она может заставить тебя пить лекарства – на всякий случай, чтобы убедиться, что у тебя в животике нет еще одного такого же.
Эмили передернуло при одной мысли об этом.
Потом, уже летом, когда Пола и Эмили снова приехали на виллу у моря, когда они увидели сад в цвету, их восторгу не было предела. Пока их не было, все взошло и разрослось, множество разных цветов, выбранных Полой, яркими пятнами, словно нарисованными художником, оживляли темный фон земли. Эмма была глубоко тронута, когда в первый же день в «Гнезде цапли» две девочки провели ее по саду, показывая все, что посадила Пола, и заглядывая ей в лицо с надеждой и радостным ожиданием: что она скажет? как ей понравится? Эмили рассказала ей про их поход в Скарборо, предусмотрительно исключив всякое упоминание о червях. Эмма знала об этой их маленькой экспедиции в тот субботний весенний день, но сделала вид, что очень удивлена. Она похвалила обеих за то, как хорошо они все придумали, и, увидев, что из Полы может получиться хороший садовод, она с тех пор всячески подталкивала девочку к этим занятиям.
Так началась в тот год долгая и страстная любовь Полы к саду. С тех пор она вечно что-нибудь сажала, пропалывала, подрезала, рыхлила.
С одобрения Эммы она развела огород в ее йоркширском поместье, где росли разнообразные овощи и зелень. И еще она посадила и вырастила теперь уже многим известную рододендроновую аллею. На то, чтобы спланировать, посадить и вырастить эту аллею, у нее ушел не один год, и это был еще один пример того, как она всегда стремилась к совершенству в любом деле, которым занималась.

Из всех садов, которые Пола посадила, сад в «Гнезде цапли» оставался самым дорогим для нее.
И сегодня, семнадцать лет спустя после того, как она его посадила, она снова вспомнила о нем, когда, устав от работы, она встала и потянулась. Она сняла перчатки, в которых всегда работала в саду, положила их на садовую тележку и отступила на шаг назад, чтобы оглядеть свой сад с каменными горками.
«Наконец он становится на что-то похож», – подумала она. Работа над тем, чтобы привести в порядок сад Эдвина Фарли и вернуть ему красоту, доставляла ей почти такое же удовольствие, как и работа в том, первом ее саду.
После смерти Эдвина Фарли Джим унаследовал этот дом в Хэрроугейте под названием Лонг Медоу. Сюда молодой хозяйкой приехала Пола почти год назад. Хотя дом был довольно крепкий и не нуждался в ремонте, но его нужно было здорово перестраивать и отделывать. Говорили, что Эдвин Фарли очень строго следил за тем, чтобы садовник держал участок и сад вокруг дома в образцовом порядке. Но все же там не хватало цвета, потому что некоторые цветы и цветущие кустарники погибали, а ничего нового на смену им почти не сажали. Пола поняла, в чем здесь проблема сразу же, как только этот сад перешел к ней, и ей очень хотелось поскорее взяться за работу, у нее просто руки чесались. Но на первом месте был дом – и все же она как-то умудрялась заниматься и тем, и другим одновременно, заметно изменяя их своими идеями: что-то просто улучшалось, а в чем-то появлялись совершенно новые черты.
Бросив взгляд на цветочные бордюры, она решила, что ее упорный труд в течение последних одиннадцати месяцев не пропал даром. Сад принадлежал ей – это был ее собственный мир. Здесь она находила убежище от огорчений и источник новых душевных сил. Когда она была здесь, все деловые и личные проблемы исчезали.
За последний час она ни разу не вспомнила о вчерашней ссоре. Сейчас воспоминания о тех обидных словах, которые они сказали друг другу, понемногу возвращались к ней. Беда в том, что Джим иногда бывает таким упрямым. Правда, и она тоже. И очень часто это ей самой совсем не нравится. «Нам обоим нужно быть более гибкими и терпимыми, – подумала она, – иначе мы всегда будем ссориться из-за некоторых вещей». Интересно, что до свадьбы у них почти что не было никаких разногласий, да и после свадьбы они не ссорились всерьез до тех пор, пока не возникла проблема с Эдвиной. Она у них действительно стала камнем преткновения. Пола терпеть не могла свою тетку. А Джим испытывал к ней довольно большую симпатию. В этом-то и была их проблема.
Вдруг Пола неожиданно вспомнила, что сказала ей бабушка почти год назад, перед началом свадебной церемонии. Эти слова сейчас снова звучали в ее ушах, как будто она их только что услышала.
«Любовь – это горсть семян, а брак – это сад, – сказала Эмма ласково. – И точно так же, как твой сад, Пола, брак требует, чтобы человек отдавал ему себя без остатка, он требует больших усилий, большой любви и заботы. Будь безжалостна к сорнякам, выдергивай их, прежде чем они заполонят все. Поддерживай свой брак с такой же самоотверженностью, с какой ты ухаживаешь за своим садом, – и тогда все будет хорошо. Помни, что брак, если ты хочешь, чтобы он процветал, тоже нуждается в постоянной подпитке и подновлении, точно так же, как сад, где ты высаживаешь новые цветы на смену умершим…»
«Какие мудрые слова», – подумала Пола, повторяя их про себя. Она закрыла глаза. Их ссора – это сорняк, поэтому его надо вырвать. Сразу же. Да, его надо выбросить подальше, прежде чем он пустит корни. Единственный способ сделать это – не придавать значения их разногласиям из-за Эдвины.
Пола открыла глаза и улыбнулась. Ей вдруг стало легче. Она стянула свои грязные резиновые сапоги, надела туфли и вошла в дом. Она любит Джима. Он любит ее. И это – единственное, что имеет значение. На сердце у нее стало легче, и она быстро взлетела вверх по лестнице в детскую, к их малышам.

0

18

Глава 16

Нора, няня Лорна и Тессы, сидела с шитьем в кресле-качалке в детской. Увидев улыбающееся лицо Полы у двери, она поднесла палец к губам и сделала ей знак не шуметь.
Пола кивнула, показывая, что поняла, и сказала, почти беззвучно шевеля губами: «Я вернусь немного погодя. Пойду приму ванну».
Поблаженствовав четверть часа в горячей ванне, Пола почувствовала прилив новых сил. Но, энергично растираясь полотенцем, она должна была признать, что, хотя усталость с ее тела сняла горячая вода, ощущение душевного покоя шло от решения, которое она только что приняла в саду, – проявлять больше понимания к тому, как Джим относится к Эдвине. Да, ее отношение к этому может быть только таким, теперь она понимает это с предельной ясностью. Если отнестись к этому как-то иначе, она нанесет поражение самой себе. Она просто должна подняться выше всего этого, как, несомненно, поступила бы бабушка в подобных обстоятельствах. Бабушка – слишком великодушная женщина, чтобы поддаваться мелочным чувствам, и Пола постарается в меру своих скромных возможностей поступать так же.
Надев махровый халат, она вернулась в спальню. Это была просторная комната с высоким потолком и эркером, выходившим в сад. Когда Пола впервые попала сюда, сердце у нее заныло; она стояла, глядя в ужасе на обои в синих разводах и тяжелую массивную мебель красного дерева, загромождавшую всю комнату. От спальни мало чем отличались и остальные комнаты этого викторианского дома, который был сомнительной ценности памятником ушедшему веку. Все комнаты были старомодные, темные, безжизненные и производили гнетущее впечатление. Весь дом словно давил на Полу своими мрачными покоями, полными теней: старой мебелью, вычурными фестончатыми шторами и уродливыми люстрами и лампами. Она с отчаянием думала, что никогда не сможет жить в Лонг Медоу с ощущением покоя и счастья, не сможет воспитывать детей в этой унылой и сумрачной атмосфере.
Но Джим настаивал на том, чтобы они жили здесь, и наотрез отказался даже взглянуть на славный фермерский домик, который Уинстон подыскал для нее в Уэст Тэнфилде. Поэтому для того, чтобы сохранить мир и согласие, ей пришлось уступить, но только при условии, что Джим дает ей карт-бланш в модернизации и отделке всего дома. К счастью, он согласился, и она занялась всем этим сразу же – прежде, чем он успеет передумать или попытается уговорить ее жить в окружении этого безнадежного и неописуемого хлама, который его дед Эдвин Фарли столь усердно копил в течение всей жизни. Переоборудование и отделка дома стали свадебным подарком молодоженам от родителей Полы. Дэзи с дочерью придали дому совершенно новый облик – и сделали это так умело, решительно и быстро, что даже Эмма была удивлена и несколько озадачена их безжалостностью. Они выбросили всю обстановку, кроме нескольких действительно хороших вещей, включая письменный стол Эдвина, венецианское зеркало и шкафчик из светлого дуба из французского Прованса, а также несколько довольно ценных картин. Бледные пастельные тона, которые Пола с Дэзи выбрали для стен во всех комнатах, сразу же внесли в дом ощущение воздушной легкости и открытости, большего простора и свободы. Тщательно подобранные ткани, фарфоровые и нефритовые лампы и восхитительные антикварные вещицы, которые где-то разыскала ее мать, оживляли убранство комнат и придавали им уют, создавали стиль и атмосферу покоя и удобства.
Темно-синяя спальня преобразилась в будуар, в оформлении которого сочетались желтый, белый, персиковый и бледно-салатовый тона – эти чистые цвета повторялись и перекликались в цветочном орнаменте обоев, шторах и обивке мебели, в китайских лампах. Хотя Джим и высказал мнение, что белый ковер непрактичен, он впоследствии признал, что комната отделана и обставлена очень мило и со вкусом. К большому облегчению Полы, ему вообще понравилось все, что она сотворила с этим домом.
И сегодня днем, когда она подошла к своему туалетному столику, занимавшему одно из лучших мест в комнате – у широкого, плавно закругляющегося эркерного окна, – в их спальне было солнечно и спокойно. Она села у зеркала и, расчесав щеткой волосы, слегка подкрасилась, готовясь к предстоящему вечеру. Ее мысли снова вернулись к бабушке. Как замечательно она выглядела на крестинах! Она была такой обворожительной и довольной, такой жизнерадостной и энергичной, что все остальные просто не выдерживали сравнения с ней. Джим сказал о ней то же самое, когда в субботу вечером, удрав от всех, они обедали вдвоем в «Красном льве» в Саут Стейнли. Потом он замолчал и впал на несколько минут в то странное состояние, которое иногда охватывает его, – и она поняла, что он думает про своего деда.
Пола положила на место губную помаду, повернулась на вращающемся стуле и застыла на несколько минут, глядя в пространство, вспоминая тот вечер, когда Джим впервые привел ее в этот дом познакомиться с сэром Эдвином Фарли, королевским адвокатом.
Она как бы снова увидела эту сцену: тот вечер запомнился ей очень живо.
Это было в маленькой библиотеке, стены которой были отделаны сосной. Он дремал перед пылающим камином. Когда они пришли, он встрепенулся, встал и сделал несколько шагов им навстречу, приветливо улыбаясь и протягивая руку. Это был сухощавый седовласый старик с приятными и немного старомодными манерами и галантностью. Когда он был на расстоянии одного-двух метров от Полы и получше рассмотрел ее в неярком сумеречном свете, он неуверенно остановился. Джим представил их друг другу, и на лице его деда появилось выражение испуга, как будто он увидел призрак. Да, в общем, так оно и было. Он увидел в Поле сходство с Эммой Харт, хотя ни она, ни Джим в то время этого не поняли. Но должно быть, он решил, что это просто случайность, потому что почти сразу же взял себя в руки. Потом, когда они сидели и пили коктейли, он спросил ее, чем она занимается, и она сказала, что работает, как и Джим, в одной из компаний Эммы Харт, своей бабушки, но только не в газете, а в универмаге. Он сильно вздрогнул, сидя в кресле, но сдержал удивленный возглас и посмотрел на нее более внимательно. Его глаза вдруг ожили, в них появились нескрываемый интерес и жадное любопытство. Он расспрашивал Полу о родителях, о жизни – и она откровенно отвечала. Он улыбался и кивал, потом похлопал ее по руке и сказал, что она – славная девушка и они с Джимом очень подходят друг другу. После этой первой встречи она виделась с ним еще несколько раз, и он всегда был гостеприимен, доброжелателен и, несомненно, искренне рад видеть ее. Как рассказывал ей потом Джим, когда они поссорились, его дед был чрезвычайно огорчен их разрывом и безутешен.
Сэр Эдвин умер до того, как они с Джимом помирились, а потом и поженились, и Эмма благословила их брак.
После того как история Эммы и Эдвина перестала быть тайной и была извлечена на свет божий из сундуков, где она хранилась вместе с другими тайнами Эммы Харт, Пола много расспрашивала бабушку про Эдвина.
Эмма, которая до тех пор предпочитала не распространяться о некоторых подробностях своей жизни в молодости, вдруг довольно охотно заговорила о них – и была довольно откровенна. Она рассказала Поле, как они с Эдвином познакомились, когда она была служанкой в Фарли-Холл, как они сблизились после смерти своих матерей. Она рассказывала об их прогулках по холмистым равнинам, о том, как они забирались на Вершину Мира и как однажды укрылись от сильной бури в пещере. Там Эдвин и соблазнил ее. «Эдвин Фарли не был дурным человеком, – сказала ей бабушка всего несколько недель назад, когда они снова заговорили о старых временах. – Но он был ужасно, ужасно слабым и боялся своего отца и был по рукам и ногам связан условностями и взглядами своего класса. Это естественно. Так это бывало в те времена. Ведь прошло уже больше шестидесяти лет. И все же я часто очень сожалела о том, что он проявил такое малодушие и даже не попытался мне помочь, когда я носила его ребенка. Возможно, если бы он поступил иначе, я бы не ненавидела его так сильно. – Эмма пожала плечами. – Но ничего не поделаешь. Все случилось так, а не иначе. Да и я выжила. Мне было шестнадцать, я ждала ребенка, у которого не было отца. Я не хотела опозорить своего отца – поэтому я уехала в Лидс. К Блэки. Он был единственным другом, к которому я могла обратиться и кто мне помог в той ужасной ситуации. И Лаура, конечно, хотя Блэки тогда еще не был женат на моей милой подруге. Я родила ребенка. Остальное ты знаешь».
Пола поинтересовалась, почему она назвала девочку Эдвиной. «Такая вот странная и неудачная оговорка получилась, – ответила Эмма сухо усмехнувшись. – Не подумала, когда меня спросили. Вернее, лучше будет сказать, я думала в тот момент об Эдвине».
«Но как же, Боже правый, ты все-таки справилась со всем этим, бабушка?» – спросила тогда Пола. Ее глаза наполнились слезами и сердце защемило, когда она представила себе испытание, через которое прошла молодая Эмма. И она оказалась с ним один на один, без семьи и без денег.
«Ну что тебе сказать? У меня было кое-что, на что можно было опереться, – сказала Эмма с загадочной улыбкой, – и именно это помогло мне со всем справиться». Пола мягко, но настойчиво просила бабушку объяснить, и тогда Эмма ответила: «Смотри сама: у меня был сильный характер, физическая выносливость, голова на плечах, довольно привлекательная внешность и – пожалуй, и это будет поважнее всего – несгибаемая решимость добиться успеха. Плюс отчаянная смелость. Ну ладно, хватит на сегодня про историю моей жизни». На этом Эмма довольно резко оборвала разговор.
Теперь Пола подумала: «Эдвин Фарли был не только слабым; то, как он поступил с Эммой, было еще и бессовестно, непорядочно». Она снова подумала о бабушке, и ее охватили гордость и огромная любовь к ней. Эмма Харт действительно была сильной, и благодаря этой невероятной силе характера и удивительному мужеству она сумела выстоять в этом страшном и жестоком мире и покорить его. Пола вдруг вспомнила про Эдвину. Этот ребенок – урожденный Фарли – с самого момента своего рождения не приносил Эмме ничего, кроме страданий. «И это – одна из причин, почему мне так трудно выносить ее общество. Почему Джим не понимает этого?» – спросила она себя, но сразу же запретила себе думать об этом. Эдвина в последнее время была для нее причиной неприятностей, но только потому, что Пола сама допустила это. Эдвина не имеет значения в общем ходе нашей жизни. Так пару месяцев назад сказала бабушка, и, как всегда, она абсолютно права.
Пола взглянула на часы. Половина пятого. «Больше нельзя тратить время впустую», – подумала она, отрываясь от своих размышлений. Энергично поднявшись со стула, она подошла к шкафу с одеждой, нашла серые шерстяные брюки и белую шелковую рубашку, быстро оделась и направилась в детскую.
Нора держала в руках детскую бутылочку с молоком.
– Я собиралась покормить их, миссис Фарли.
– Значит, я пришла как раз вовремя, чтобы помочь тебе.
Пола склонилась над ближней кроваткой. Тесса уже совсем проснулась и смотрела на нее такими же удивительно зелеными глазами, как у ее прабабушки. Она неожиданно начала гукать от удовольствия и болтать в воздухе своими маленькими крепкими ножками. Пола взяла дочку из кроватки, крепко прижала к себе, поцеловала ее головку, покрытую рыжеватыми волосами, и мягкую нежную щечку. Сердце у нее защемило от любви. Она еще минутку подержала Тессу на руках и положила назад в кроватку. Оттуда сразу же раздался плач.
Пола посмотрела на Тессу и, улыбаясь, пошутила:
– Мисс Фарли, до чего же вы у нас шумная леди. Но знайте, пожалуйста: в этой семье любимчиков нет, и я хочу теперь поцеловать вашего братца и уделить немного внимания и ему тоже.
Девочка замолчала, как будто и в самом деле поняла.
Пола шагнула ко второй кроватке и увидела, что Лорн очень серьезно смотрит на нее. Она взяла его из кроватки, крепко прижала к себе, как и его сестру несколько минут назад, – и снова испытала те же всепоглощающие чувства любви и нежности, желание защитить.
– Милый ты мой, – прошептала она, уткнувшись в его теплую слюнявую щечку. – Твой отец прав, ты действительно очень славный малыш. – Она поцеловала Лорна, отставила его на вытянутых руках и ласково улыбнулась. – Но ты всегда так серьезно смотришь, Лорн. Настоящий маленький старичок. Боже правый, у тебя глаза человека, который живет уже долго-долго и постиг всю земную мудрость. Ты смотришь на меня так, как будто нет на земле ничего такого, что тебе неизвестно.
Пола подошла к широкому креслу перед окнами и села. Она покачала Лорна на коленях: вверх – вниз, вверх – вниз, и малышу это, кажется, понравилось. Он сразу же начал смеяться, пускать слюнки от удовольствия и размахивать руками с крепко сжатыми кулачками, словно показывая всем своим видом счастье и радость от того, что живет на свете.
Кормя близнецов, Пола и Нора перебрасывались фразами о малышах и о проблемах, связанных с уходом за ними. Пола рассказала, что она немного изменила свой распорядок дня и часы работы в конторе, подстроив все под нынешний режим близнецов.
– Поэтому я обычно буду приходить домой пораньше, чтобы успеть помочь тебе купать и кормить их. Но к нам перед ужином должны зайти гости на пару коктейлей, а потом мы уезжаем ужинать в ресторан.
– Конечно, миссис Фарли. – Нора подняла Тессу и подержала ее вертикально, потом прислонила ее к своему плечу и похлопала по спинке. Малышка несколько раз громко срыгнула. Пола улыбнулась.
Пола очень любила эти спокойные минуты с детьми, вдали от шума, суеты и бешеного темпа ее бурной деловой жизни. В большой, но уютной детской все дышало миром и спокойствием. Стены здесь были выкрашены в белый цвет, мебель – тоже белая, с голубыми и розовыми вкраплениями. На стенах висели картинки – иллюстрации к детским стихам. Золотистый солнечный свет заливал комнату, просвечивая через полупрозрачные шторы, тихо колышущиеся от легкого ветерка. В воздухе смешивались запахи, говорящие о том, что здесь есть маленькие дети: талька, кипяченого молока и свежевыглаженного белья. Пола посмотрела на сына, с удовольствием сосущего молоко из бутылочки, погладила его маленькую светлую головку. «Какая же я счастливая! – подумала она. – Мне столько всего дано, за что я должна благодарить Бога: – эти чудесные здоровые малыши, бабушка и мои родители, интересная работа, которую я люблю, и, самое главное, – замечательный муж». Внезапно она почувствовала, что ей не терпится, чтобы он поскорей пришел из редакции домой, чтобы она могла сказать ему, как сильно она его любит и как она сожалеет, что они так глупо ссорятся из-за тетушки.

– Я рада, что у тебя все так хорошо прошло в первый день, Эмили, но смотри не переутомись за эту неделю. У тебя очень усталый голос, – сказала Пола. – Пожалуйста, подумай, как получше распределить дела. – Она откинулась на спинку стула и одновременно подтянула к себе телефон, стоящий на белом плетеном столике.
– Да-да, конечно, не беспокойся! – воскликнула Эмили, голос которой по телефону звучал немного звонче, чем в жизни. – Бабушка тоже уже сказала мне, что не надо бесконечно затягивать рабочий день, не надо стараться запомнить все сразу. Но здесь, в «Дженрет», так интересно, Пола, и столькому нужно научиться, столько узнать. Лен Харви – просто потрясающий человек, я уверена, что мы с ним отлично поладим. Он говорит, что, возможно, в следующем месяце мы с ним поедем в Гонконг. Делать закупки. А может быть, даже в континентальный Китай. Это связано с закупкой свиной щетины… или усов.
Пола звонко рассмеялась.
– Что ты такое говоришь?
– Ну, щетки… Их делают из свиной щетины. Говорят, что эти щетки – самые лучшие. Пола, здесь удивительно интересно. Я представления не имела, сколько разных товаров мы закупаем за границей. «Дженрет» – самая большая импортирующая компания в Англии. Ну… одна из самых больших. Чего только нет у нас на складах… Накладные ресницы, парики, косметика, шелка… всякие прочие ткани, кухонная утварь…
– Уж не говоря о свиных усах, – поддразнила Пола. – Да, Эмили, это я знаю и думаю, что эта работа тебе замечательно подходит. Это огромная ответственность – но я знаю, что ты можешь с ней справиться. По правде сказать, моя милая булочка с запеченным яблочком, мне тебя уже не хватает, а это только твой первый день на новом месте.
– И мне тоже. Мне так хорошо было работать с тобой, я буду без этого скучать. Но ведь мы же не расстаемся совсем, не исчезаем из жизни друг друга. Скажи, а почему ты вдруг назвала меня булочкой с яблочком? Ты уже целую вечность меня так не называла.
Пола улыбнулась в телефонную трубку.
– Я сегодня работала в саду, делала сад на камнях, и все время вспоминала тот свой первый сад… в «Гнезде цапли». Помнишь тот день, когда я тебя потащила с собой в Скарборо?
– Как я могу его забыть? Никогда в жизни. Я с тех самых пор панически боюсь червей, – смеясь, перебила Эмили. – И я тогда действительно была пухленькая, словно булочка с яблочком, правда? Такая толстенькая коротышка.
– Но сейчас-то ты не такая, малышка. Послушай, а не хочешь ли ты поужинать сегодня вместе с нами? Присоединяйся. Мы идем в «Грэнби»… По крайней мере, я думаю, что Джим решил повести нас туда.
– Мне очень хотелось бы, но, к сожалению, не могу. Кстати, кто это «мы»?
– Салли, Энтони и тетя Эдвина.
– О Господи, я тебе не завидую, Пола, – тяжело вздохнула Эмили. – Я бы пришла, если б могла, только для того, чтобы морально поддержать тебя, но… – Она оборвала фразу и захихикала. – У меня довольно важное свидание.
– Вот как? С кем же?
– С моим тайным любовником.
– Кто же это такой? – быстро спросила Пола, в которой проснулось любопытство.
– Если я скажу тебе, он перестанет быть моим тайным любовником, разве не так? – таинственно ответила Эмили. – Он совсем не такой, как другие, – просто удивительный, и, когда придет время, если, конечно, оно вообще придет, ты узнаешь первой. – От смеха ее голос звучал немного приглушенно.
– Я его знаю? – продолжала допытываться Пола, как всегда, чувствуя себя старшей и испытывая потребность защитить Эмили.
– Я категорически отказываюсь дальше говорить о нем: больше ни одного слова. – Желая переменить тему, Эмили спросила более будничным тоном: – Кстати, ты не знаешь, почему бабушка сегодня во второй половине дня отправилась в Лондон?
– Она сказала что-то насчет нового гардероба – нарядов, которые ей нужно подобрать для поездки с Блэки в дальние края. А почему ты спрашиваешь?
– Она мне сказала то же самое, но я подумала, что, может быть, есть и другая причина. Тебе она обычно говорит все.
– Какая еще может быть причина? – спросила Пола, удивленная таким предположением.
– Ну, я не знаю… Она пару часов назад заскочила сюда ко мне на минутку, и вид у нее был такой, словно она вышла на тропу войны! Ты знаешь, какое у нее бывает выражение лица, когда она собирается дать кому-то бой. Пожалуй, самое точное слово будет – «непримиримое».
На другом конце провода, у своего телефона, Пола, нахмурившись, задумалась. Она смотрела на сад за окнами, на ее гладком лбу залегли морщинки.
– Я уверена, что у нее нет никаких дел в Лондоне, Эмили, – сказала она после минутного раздумья и рассмеялась, словно показывая, что такие предположения не заслуживают серьезного обсуждения. – К тому же тебе пора бы уже знать, что бабушка всегда выглядит непримиримо. Это выражение уже стало для нее естественным. И потом, она, наверное, торопилась, когда ты ее видела. Мама с папой решили вместе с ней вернуться в Лондон, и она, конечно, не хотела заставлять их долго ждать в машине. Я точно знаю, что она очень озабочена своим гардеробом. Она сказала мне вчера, что они будут проезжать через страны с самым разным климатом и их не будет три месяца. Поэтому ей не так-то легко будет выбрать все необходимое можешь не сомневаться.
– Возможно, ты и права, – задумчиво согласилась Эмили, хотя эти доводы ее не вполне убедили. – А с каким нетерпением она готовится к поездке, Пола! Всю субботу и все воскресенье она только о ней и говорила.
– Ей это будет полезно. Это же будет первый настоящий отпуск, который она позволит себе за много лет. Она ждет не дождется, когда сможет увидеть Филипа и навестить «Данун». Им с дедом всегда было там так хорошо! И вот что, булочка, дорогая моя: раз уж мы заговорили о моем младшем брате, давай-ка мы с тобой закончим разговор. Он звонил мне вчера из Сиднея, и я обещала, что сегодня обязательно напишу ему и подробно расскажу о крестинах. И мне надо покончить с письмом, пока Джим не вернулся.
– Ладно. Спасибо, что позвонила, Пола. Увидимся как-нибудь на неделе. Не забудь передать Филипу от меня привет. Пока!
Пола попрощалась с Эмили, положила трубку и сразу же села за письмо Филипу. Ее младший брат недавно переболел воспалением легких и теперь поправлялся после болезни. Поэтому они с родителями и с бабушкой единодушно решили, что неразумно заставлять его приезжать из Австралии всего на пару дней. Пока Пола писала письмо, она еще раз мысленно пережила прошлый уик-энд и во всех подробностях описала церковный обряд, прием в Пеннистоун-ройял после церкви, заодно сообщила новости про всю семью и про общих друзей, особенно О'Нилов и Каллински.
Исписав своим мелким аккуратным почерком три страницы, она остановилась и подняла голову от письма, думая о Филипе. Они всегда дружили и хорошо понимали друг друга, и теперь ей очень не хватало его. Она знала, что Филип скучает по ней, по родителям, по бабушке и что иногда он страшно тоскует по Англии. С другой стороны, «Данун», их овечья ферма в Кунэмбле, в Новом Южном Уэльсе в Австралии, с самого детства будоражила его воображение, а сейчас, как ей казалось, полностью захватила его помыслы. К тому же управлять всем, что принадлежит их семье в Австралии (а это немало), что их дед Пол Макгилл оставил Эмме, – это очень интересно и ответственно. Она знала, что Филип получает огромное удовольствие от этой работы. В последний год он наконец полностью обустроился на новом месте и начал жить там полной и насыщенной жизнью. Ее это очень радует. Пола закончила письмо, надписала адрес и заклеила конверт, потом встала из-за стола и прошла в дальний конец комнаты. Она наклонилась и подняла несколько упавших цветов ярко-розовой азалии, положила их в пепельницу на керамическом столике цилиндрической формы и огляделась вокруг, раздумывая, предложить ли коктейли гостям здесь или в гостиной.
Хотя Пола считала эту самую свою любимую комнату в доме своим единоличным владением, местом, где она может уединиться и никто ее не потревожит, в последнее время ее стали все активнее использовать для других целей. Она часто заставала здесь Джима с книгой, и многие их гости как-то сами собой тяготели к ней. На самом деле это был зимний сад, какие обычно строились при викторианских особняках во второй половине девятнадцатого века, после того, как Джозеф Пэкстон впервые применил железный каркас для строительства стеклянных оранжерей. Пола считала, что большая оранжерея, как и сад вокруг дома, – это одно из немногих достоинств Лонг Медоу. Оранжерея была построена в готическом стиле. Пола заполнила ее тропическими вечнозелеными растениями, карликовыми деревьями и экзотическими орхидеями, и, кроме того, в ней было несколько видов невысоких кустарников с яркими цветами. Ковер цвета темно-зеленой еловой хвои и ткань, которую она выбрала для обивки плетеной мебели – бело-зеленая, с изображением плюща, и столики вдоль стен создавали атмосферу прохлады и покоя, и зимний сад словно перетекал в сад настоящий, расположенный за стеклянными стенами. После того как Пола заново отделала весь дом, благодаря оранжерее у них появилась еще одна гостиная, а у Полы – кабинет, где она могла работать, отдыхая душой в саду, который растет круглый год.
Резкий звонок телефона заставил ее вернуться к письменному столу. Подняв трубку, она громко сказала:
– Алло!
– Как поживает молодая мама? – спросила Миранда О'Нил своим звонким мелодичным голосом.
– Хорошо, Мерри. А как ты, прелесть моя?
– Если по правде, то силы мои на исходе. Я сегодня трудилась не покладая рук. И почти весь вчерашний день тоже провела в конторе, разрабатывая свою идею о салонах «Харт» в наших гостиницах. Мне кажется, я готова предложить кое-какие планы, на мой взгляд, вполне реальные. Хочу завтра показать их отцу, а потом мы могли бы встретиться с тобой для их обсуждения в середине недели, если у тебя найдется время.
– Конечно, найдется. Должна тебе сказать, ты работаешь очень быстро и усердно.
– Благодарю! Когда я поговорила с тетей Эммой в субботу, она приняла мою идею с воодушевлением, поэтому мне не хотелось терять время попусту. Как всегда говорит твоя бабушка, время – деньги. Кроме того, если мы будем это делать, то место для салонов должно быть предусмотрено в новых архитектурных планах, а над ними уже вот-вот начнут работу.
– Я понимаю, что фактор времени играет здесь немалую роль из-за вашей программы строительства и перепланировки, Мерри. Так что давай встретимся в среду. Может быть, часа в два?
– Отлично, это мне подходит. В моей конторе, ладно? – Потом в трубке послышался сдавленный смешок, и Миранда сказала: – А что ты скажешь про то, что тетя Эмма отправляется в кругосветное путешествие с нашим дедом? Сногсшибательная новость! У нас дома все потрясены!
– У нас тоже… Им обоим будет полезно.
– Видела бы ты деда сегодня! Я едва поверила своим глазам, когда он с утра пораньше, заявился в контору, куда уж давным-давно не заглядывал, – и такой сияющий! Сидит за своим столом, звонит по разным телефонам, развивает бурную деятельность и почти доводит до нервного припадка свою бедную старую секретаршу. И все время повторяет ей: «Первый класс, только первый класс – всегда и всюду, Герти! Это должно быть первоклассное путешествие». То, что тетя Эмма согласилась поехать с ним, придало ему сил. Правда, у него их и раньше хватало, – ведь ты же знаешь, он всегда такой энергичный и напористый. Ты не представляешь, он на меня здорово разозлился, когда я упомянула про эту свою идею с салонами «Харт». Он буквально зарычал на меня – кричал, чтобы я не смела впутывать Эмму в это дело, что он не хочет, чтобы мои пустячные дела хоть на йоту помешали осуществлению его плана. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы его утихомирить.
– Как же тебе это все-таки удалось? – спросила Пола, тихонько посмеиваясь и пытаясь представить себе, каков был Блэки в ярости, что было нелегко.
– Когда мне все-таки удалось вставить словечко, я сказала, что тетя Эмма не имеет к этой идее никакого отношения, что этим занимаешься ты и что мы прекрасно можем справиться без них обоих. Тогда он просиял и сказал, что я – его дорогая умница-разумница, но на всякий случай посоветовал мне в ближайшие несколько дней не очень путаться у него под ногами, потому что он очень занят и у него куча забот. Можно подумать, они отправляются в свадебное путешествие!
– Ну, свадебное не свадебное, а ведь кольцо-то он ей все-таки подарил, Мерри.
– Ужасно трогательно. Они такие милые и славные старички, правда?
Пола рассмеялась во весь голос.
– Ну, я бы, пожалуй, не стала называть мою бабушку и твоего деда «милыми старичками». Блэки и Эмму, по-моему, скорее можно сравнить с фейерверком. И не ты ли мне на днях сказала, что, когда они собираются вдвоем, они просто неисправимы, – напомнила Пола Миранде.
Мерри рассмеялась вместе с Полой, потому что не рассмеяться было просто невозможно.
– Да, это так, говорила. Кстати, раз зашла речь о тете Эмме, не знаю, что купить ей в подарок к восьмидесятилетию. Уже давно ломаю голову над этим. Не подскажешь что-нибудь?
– Ты смеешься! Мы все ломаем голову над тем же. Сегодня мы обсуждали это за обедом с мамой и отцом. И еще Эмили хочет, чтобы я придумала, что она может подарить. А я, честное слово, в такой же растерянности, как и все вы!
– Ну ладно, подумаем еще, а в среду снова обсудим, – сказала Мерри. – Извини, Пола, я сейчас должна идти. Меня ждет отец. Нам нужно вместе взглянуть на те заготовки, которые я сделала для информационного сообщения о покупке гостиницы в Нью-Йорке. Господи, как я надеюсь, что ему понравится хотя бы один из вариантов. Иначе мне придется сидеть за письменным столом, не поднимая головы, до полуночи. Не то чтобы это было очень уж непривычно… – проворчала Миранда. – Я в последнее время только и делаю что работаю – настоящая рабочая лошадь. Не удивительно, что у меня нет никакой личной жизни.
– Я только что посоветовала Эмили не увлекаться и не перерабатывать в «Дженрет». Тебе тоже надо знать меру, Мерри, – заботливо предостерегла Пола.
– Кто бы говорил, – усмехнулась Миранда.

0

19

Глава 17

Оранжерея выходила прямо в большую прихожую с мраморным полом, поэтому Пола услышала шаги Джима, как только он вошел в дом.
Они встретились в центре комнаты. Он поздоровался, прикоснулся губами к ее щеке и, не говоря больше ни слова, опустился в кресло.
Пола осталась стоять рядом, удивленно глядя на мужа. Его голос прозвучал так равнодушно, а поцелуй был таким сухим, что она поняла, что Джим не в себе.
– Что-нибудь случилось, Джим?
– Просто устал, – сказал он, улыбаясь той безразличной и ничего не выражающей улыбкой, которая в последнее время стала ей так знакома. – На дороге к Хэрроугейту была авария, скопилось много машин, пришлось ехать очень медленно. Тянулись еле-еле, несколько миль просто ползли. Страшно утомительно… совсем нет сил.
– Ужасно. Мне очень жаль. Только этого тебе сегодня не хватало. Хочешь выпить? – предложила она. Его ответ не совсем ее удовлетворил, но она решила по крайней мере сейчас, не проявлять настойчивость.
– Отличная мысль! – воскликнул он, немного приободряясь. – Спасибо. Я думаю, джин с тоником – это как раз то, что мне нужно.
– Сейчас принесу немного льда.
– Позвони Мэг. Она может принести. – Он нахмурился. – Я надеюсь, звонок работает? Не испортился снова?
– Нет, но будет быстрее, если я схожу сама.
– Мне не понятно, зачем мы держим прислугу, – сказал он с некоторым раздражением, поднимая голову и глядя на нее своими серо-голубыми глазами.
Она тоже посмотрела на него и почувствовала в голосе и поведении мужа недовольство, но ответила ровно и спокойно:
– Она сейчас очень занята, и вообще, бабушка приучила нас обходиться без прислуги, если нужно, – я тебе уже много раз рассказывала.
Не дожидаясь ответа, она вышла в прихожую, но за спиной все же услышала его недовольный вздох. «Может быть, и вправду все дело в усталости, у него был трудный день в редакции, потом эта пробка на дороге, к тому же сумасшедший уик-энд», – думала Пола, пытаясь убедить себя, что его непонятное поведение действительно объясняется этими причинами. Он обычно не был подвержен дурному настроению, а если это и бывало – то совсем не так, как сейчас. «Расслабься, – приказала она себе. – Его дурное настроение ничего не значит. Сейчас выпьет немного – и придет в себя».
– Миссис Фарли, достаточно бутербродов? – Оторвавшись от работы, Мэг кивнула на серебряный поднос.
– Да, по-моему, уже хватит. И выглядят они очень аппетитно. Спасибо. Будь добра, положи, пожалуйста, лед в ведерко.
Неся ведерко со льдом, Пола вернулась в оранжерею. Пока ее не было, Джим встал с кресла и сейчас стоял, глядя в сад. Он стоял боком к ней, тем не менее она не могла ошибиться: его губы были угрюмо сжаты, а когда он повернулся к ней, то смотрел словно мимо нее.
Ее так и подмывало расспросить мужа, но она сдержала себя и направилась к одному из столиков у стеньг, на котором стояли бутылки и поднос со стаканами. Наливая для него джин с тоником, она спросила, не оборачиваясь:
– Я думаю, мы можем предложить гостям выпить здесь – или ты предпочитаешь в гостиной?
– Все равно, где хочешь, – ответил он, не проявляя никакого интереса.
Стараясь, чтобы голос ее звучал ровно, как обычно, Пола продолжала:
– Где же ты, в конце концов, заказал столик, Джим? В Грэнби?
– Да, я сделал заказ на половину девятого. Энтони звонил мне сегодня и сказал, что они никак не могут быть у нас раньше чем в четверть восьмого. Так что у нас есть еще часок – можно отдохнуть и расслабиться.
Она чувствовала, что ее тревога растет. Он действительно ведет себя странно – это ясно, как божий день. Пола подумала, что, может быть, он еще не забыл об их вчерашней ссоре, возможно, все еще обижен. Но почему? Ведь он добился своего. К тому же они за завтраком нормально разговаривали, он был приветлив. Она решила все-таки разобраться, что же беспокоит мужа. И еще она решила выпить водки с тоником, хотя почти никогда не пила крепких напитков.
Потягивая джин с тоником, Джим заметно повеселел. Он зажег сигарету и спросил:
– С кем-нибудь говорила сегодня?
– С Эмили и Мерри О'Нил. Ну, и с бабушкой, конечно. Она позвонила мне утром, сразу же после того, как ты ушел на работу. Сказала, что уезжает в Лондон на несколько дней. – Пола смотрела на него в упор. Потом собралась с духом и спросила: – Джим, почему мы говорим о ничего не значащих вещах, когда ты явно чем-то огорчен? Я же вижу – что-то случилось. Пожалуйста, дорогой, скажи мне, в чем дело?
Он молчал.
Она наклонилась к нему и не отрываясь смотрела ему прямо в глаза.
– Послушай, я хочу знать, что тебя тревожит, – настойчиво повторила она.
– Вряд ли есть смысл оттягивать… У меня сегодня был не очень приятный разговор с Уинстоном и…
– И это все? У тебя и раньше бывали стычки с ним, и все утрясалось, и эта тоже…
– Я заявил, что ухожу с поста директора-распорядителя компании, – безучастно объявил Джим.
Она смотрела на мужа, не понимая, что он говорит, и не в состоянии вымолвить ни слова. Медленным движением она поставила свой стакан на столик и нахмурилась, ее темные брови сошлись на переносице.
– Уходишь?
– Ну да, только с поста директора-распорядителя, – добавил он, поясняя. – С сегодняшнего дня.
Пола застыла, словно громом пораженная. Наконец дар речи вернулся к ней, и она спросила немного осипшим от неожиданности голосом:
– Но почему? И почему ты ничего не сказал мне? Почему не сказал, что собираешься так поступить? Я просто не понимаю… – Она не закончила фразу, напряжение сквозило даже в ее позе.
– Дело в том, что обсуждать было нечего. Видишь ли, я не собирался уходить до тех пор, пока этого не сделал.
– Джим, это же просто смешно, – улыбаясь, сказала она. – Только потому, что ты немного повздорил с Уинстоном, тебе совсем не обязательно предпринимать такие решительные шаги… В конце концов, ты же знаешь, последнее слово – за бабушкой. Она когда-то назначила тебя, она же тебя немедленно восстановит. Послушай, она разберется с Уинстоном, поправит его. Я поговорю с ней завтра же, первым делом позвоню ей утром. – Пола одобряюще улыбнулась ему, но улыбка замерла на ее губах, когда она увидела руку, словно останавливающую ее.
– Боюсь, ты неправильно меня поняла. Если ты думаешь, что Уинстон заставил меня уйти, ты ошибаешься. Ничего подобного. Я поступил так по своей доброй воле. Я этого хотел, и довольно сильно, хотя должен со всей откровенностью признать, что не сознавал этого до тех пор, пока все не произошло. Поэтому я совсем не хочу, чтобы меня восстанавливали в этой должности.
– Но почему? – Ее недоумение и тревога росли и отражались на ее лице, она уже не могла скрывать их.
– Потому что эта работа мне не нравится. И никогда не нравилась. Когда мы сегодня утром встретились с Уинстоном, он меня прямо спросил, хочу ли я по-прежнему оставаться директором-распорядителем. И когда он сказал это, я понял – по-настоящему понял, Пола, – что не хочу. Я никогда не имел склонности к административной работе, да и не слишком преуспевал в ней, и я прямо сказал об этом Уинстону. Он сказал, что заметил это некоторое время тому назад. Он считает, что, возможно, было бы лучше, если бы я занимался чисто журналистской работой, выпуском газет, а не административным руководством компании. Я полностью согласен с ним, поэтому и заявил о своем уходе. Вот, собственно, и все. – Он пожал плечами и не очень уверенно улыбнулся.
– Вот и все, – словно эхо, повторила она, не веря своим ушам. Ее ужаснуло то, что он сделал. – Я не могу поверить, что слышу все это от тебя. Ты ведешь себя так, как будто это несерьезно, как будто это не имеет значения, хотя, по-моему, это очень даже важно. А ты почему-то настолько выше этого, что не придаешь этому значения. Я просто потрясена.
– Не заводись. По правде сказать, я чувствую огромное облегчение.
– Вот как раз об облегчении тебе сейчас меньше всего надо думать, – произнесла она в отчаянии. – А как насчет долга? Ответственности? Бабушка оказала тебе огромное доверие, показала, что верит в тебя, назначив в прошлом году директором-распорядителем. Я думаю, ты не оправдал ее доверия, подвел ее, и довольно серьезно.
– Мне очень жаль, что ты воспринимаешь это так, Пола. Потому что я с тобой не согласен. Я не подвел бабушку, – возразил он. – Я по-прежнему остаюсь ответственным редактором двух основных и самых крупных газет концерна. Я буду заниматься тем, что я умею делать по-настоящему хорошо. Я прежде всего – журналист, к тому же неплохой. – Он откинулся на спинку стула, положил ногу на ногу и посмотрел ей в глаза, не дрогнув под ее взглядом, словно стремящимся пронзить его насквозь. Он и не собирался сдаваться!
– И кто же будет теперь управлять компанией после того, как ты устранился?
– Конечно, Уинстон.
– Ты прекрасно знаешь, что ему этот пост не нужен.
– Мне тоже.
От огорчения губы Полы плотно сжались.
Вдруг еще одна мысль пришла ей в голову, и она сердито крикнула:
– Надеюсь, из-за этого твоего внезапного и весьма непонятного решения бабушке не придется отменить поездку с Блэки! Ей очень нужно отдохнуть и развеяться. Что она сказала? Ты с ней, наверное, говорил?
– Конечно. Мы с Уинстоном зашли к ней в универмаг и поговорили. Твоя бабушка приняла мою отставку. Уинстон согласился занять этот пост и, по-моему, не выразил особого неудовольствия по этому поводу. Бабушка вовсе не собирается отменять поездку – можешь быть спокойна на этот счет. – Он наклонился к ней и взял ее руки в свои. – Ну пожалуйста, успокойся. Больше всех огорчилась ты. Бабушка и Уинстон с пониманием и уважением восприняли мое решение. Они не стали делать из этого трагедию. Вообще-то мы очень мало обсуждали это… Все было и так ясно.
– Ты просто неправильно истолковал их реакцию, – проговорила она, чувствуя себя очень несчастной.
Джим рассмеялся.
– А теперь ты говоришь просто нелепые вещи, Пола. Я знаю их обоих очень хорошо и заверяю тебя, что все в порядке.
Пола не нашлась сразу, как ответить на это заявление. Ее удивило, сколь поверхностно он все воспринимает. Он считает, что ничего особенного не произошло, это значит, что он сильно ошибается в своих оценках. Джим явно не имеет представления о том, как и чем живут ее бабушка и Уинстон. Она-то сразу же поняла, что они спокойно приняли эту ситуацию только потому, что у них не было выбора. Оба они объединят усилия и будут тянуть лямку, чтобы компания продолжала работать нормально, без сбоев. «Так у нас принято, – подумала она. – Мы выполняем свой долг и берем на себя ответственность, как бы трудно это ни было. Так что отнюдь не все в порядке, как благодушно считает он».
Джим наблюдал за ней, пытаясь догадаться, о чем она думает, но ее фиолетовые глаза были полуприкрыты веками, и он ничего не мог в них прочесть. Он сказал, пытаясь достучаться до нее:
– Пожалуйста, постарайся понять мою точку зрения, понять, что я чувствую в этой ситуации. Твоя бабушка и Уинстон понимают меня. И давай не будем спорить о моей отставке. Поскольку это уже факт, это было бы довольно глупо. Ты согласна?
Пола промолчала. Она откинулась на спинку стула, спокойно отобрала у него руку и потянулась за своим стаканом. Сделала маленький глоток. Последовало долгое молчание.
– Джим, мне очень хотелось бы, чтобы ты еще раз обдумал все и изменил свое решение… Здесь есть и другие факторы. Бабушка сама собиралась сказать тебе на этой неделе, но, я уверена, она не будет возражать, если я скажу тебе об этом сейчас. Она собирается изменить завещание. Сейчас ее акции в газетно-издательской компании представляют собой часть активов «Харт Энтерпрайзиз», которую, как ты знаешь, унаследуют мои двоюродные братья и сестры. Но она решила оставить эти акции нашим близнецам – поэтому я знаю, что для нее важно, чтобы ты был вовлечен в деятельность газетно-издательской компании на всех уровнях, и в том, и в другом качестве. Меня не интересует, что она сказала тебе сегодня утром. Я абсолютно уверена, что в душе она страшно разочарована твоим решением отказаться от участия в руководстве…
Резкий смех Джима заставил ее остановиться. Она внимательно посмотрела на него, пытаясь прочесть на его лице, действительно ли этот смех был столь нарочитым, как ей показалось.
Он сказал терпеливо, ласково и вкрадчиво:
– Пола, независимо от того, буду ли я директором-распорядителем или ответственным редактором, или и тем и другим одновременно, или, уж если на то пошло, ни тем, ни другим, – твоя бабушка в любом случае изменит свое завещание. Она оставит эти акции нашим детям в любом случае, независимо ни от чего. Для этого есть несколько весьма веских причин.
– Каких?
– Во-первых, они – Фарли, а во-вторых – она чувствует свою вину.
Пола прищурилась, в первое мгновение не сообразив, на что он намекает. Потом внезапно до нее дошло, и она посмотрела на мужа напряженно-внимательно. Она надеялась, что неправильно истолковала его слова.
– Какую вину она, по-твоему, чувствует?
– Вину за то, что она отобрала у моего деда «Йоркшир морнинг газет» и контролирует дела компании, – зажигая сигарету, сказал он, не слишком церемонясь в выборе слов.
– Ты говоришь об этом так, как будто она украла ее! – воскликнула Пола. – Хотя прекрасно знаешь, что твой дед довел газету до последней крайности, и к этому бабушка не имела абсолютно никакого отношения. Ты сам часто говорил, что твой дед был блестящим адвокатом, но никудышным бизнесменом. И уж конечно, мне не нужно напоминать тебе, что остальные акционеры обратились к бабушке с просьбой приобрести компанию. Она вытащила их из трясины – и твоего деда тоже, между прочим. Он тогда заработал приличную сумму на своих акциях.
– Да, ты права – особенно в том, что он плохо управлял делами компании. Но я думаю, он все-таки как-то, худо-бедно, выбрался бы из этой трясины сам и сохранил бы контроль над газетой, если бы твоя бабушка не налетела, как стервятник, и не загребла бы все себе. – Он сделал большой глоток из своего стакана и затянулся сигаретой.
– Газета обанкротилась бы! Где бы тогда оказался твой дед? – Пола гневно посмотрела на мужа. – Ему пришлось бы очень туго!
– Послушай, Пола, не смотри на меня с таким негодованием. Ведь я же просто напоминаю тебе о фактах. Мы же оба с тобой знаем, что твоя бабушка разорила семью Фарли. – Он скривил губы в улыбке. – Мы оба – взрослые люди, и было бы довольно глупо закрывать глаза на это и делать вид, что ничего не было, только потому, что мы с тобой женаты. Что было – то было. Мы с тобой не можем ничего изменить в этом, и бессмысленно нам с тобой ссориться из-за этого сейчас, столько лет спустя после всего.
Пола в ужасе отшатнулась, не отводя от него взгляда. Она чувствовала страшную тяжесть в груди, смятение и внутреннюю дрожь. Слова Джима все еще звучали у нее в ушах. Терпение ее истощилось, напряжение последних нескольких недель накалило ее до предела – и внезапно все это прорвалось.
– Она ничуть не больше, чем я, виновата в разорении семьи Фарли! Просто-напросто Адам Фарли и его старший сынок Джеральд сами довели свой бизнес до этого. Хочешь – верь, хочешь – нет, но твой прадед и двоюродный дед не проявляли должного усердия в делах, поступали неразумно, не очень утруждали себя и вообще были не сильны в предпринимательстве. Кроме того, даже если бы она их разорила, я бы ее за это не судила. Я бы порадовалась тому, что она рассчиталась с ними сполна. Семейство Фарли отнеслось к бабушке просто подло. А что касается твоего деда, которого ты считаешь праведником, – то, как он поступил с ней… просто нельзя выразить словами! – задыхаясь проговорила Пола. – Это было низко и бессовестно! Ты слышишь меня? Прекрасный молодой человек был Эдвин, с высокими моральными принципами! Сделал бабушке ребенка, когда ей не было и шестнадцати, а потом бросил на произвол судьбы – выбирайся как знаешь! Он даже пальцем не пошевельнул, чтобы помочь ей. А что касается…
– Я все это знаю… – начал было Джим, не зная, как успокоить жену и остановить это бурное словоизвержение.
Она не терпящим возражений тоном прервала его:
– Возможно, ты не знаешь другого: твой двоюродный дед Джеральд пытался изнасиловать ее. Можешь мне поверить, ни одна женщина не забывает и не прощает такого. Поэтому не надо выступать здесь передо мной адвокатом семьи Фарли. Как ты только осмеливаешься обвинять в чем-то мою бабушку после всего, что она сделала для тебя! Может быть, ты пытаешься таким образом оправдать свое дезертирство… – Пола заставила себя остановиться, чтобы не наговорить еще больше. Она была сильно возбуждена и дрожала от негодования.
В комнате воцарилось тяжелое молчание. Они смотрели друг на друга.
Оба были потрясены. В лице Полы не было ни кровинки, и от этого ее синие глаза казались совершенно бездонными. На лице Джима застыло напряжение.
Ему было настолько не по себе, что несколько минут он не мог ничего сказать. Ее взрыв ошеломил его, он был в отчаянии, что она так превратно истолковала его слова, сказанные без всякой задней мысли, хотя, теперь он готов был признать это, весьма неосторожно.
Наконец он воскликнул с горячностью:
– Пола, поверь, пожалуйста, я совсем не собирался выступать в роли адвоката семьи Фарли или обвинять Эмму! Как ты могла заподозрить меня в этом? Я всегда уважал и чтил ее, с первых дней моей работы в компании. А после того как мы поженились, я полюбил твою бабушку. Она – замечательная женщина, и я лучше, чем кто-либо другой, знаю и ценю все, что она сделала для меня.
– Приятно слышать это.
Джим с трудом перевел дыхание. От ее саркастического тона хотелось съежиться, как от удара.
– Пожалуйста, Пола, не смотри на меня так. Ты меня совершенно неправильно поняла.
Ответа не последовало. Джим вскочил с места. Он взял ее за руки, заставил встать с кресла и привлек к себе.
– Родная моя, пожалуйста, послушай. Я люблю тебя. Прошлое не имеет значения. Бабушка сама всегда так говорит. Я не прав, мне вообще не надо было об этом заговаривать. То, что произошло между всеми ними полвека назад, не имеет к нам никакого отношения. Мы просто немного вышли из себя из-за этого… этого разговора о моей отставке. Все приобрело какие-то гипертрофированные размеры. Ты слишком огорчилась, хотя на самом деле причин для огорчения просто нет. Ради Бога, пожалуйста, успокойся.
Говоря это, он подвел ее к креслу для двоих и заставил сесть, сам сел рядом, взял ее за руку и заглянул ей в лицо.
– Послушай, Пола, я согласен с тобой, – продолжал он. – То, что сделал мой дед, никак нельзя оправдать. И он сам это знал. Всю свою жизнь он прожил с сознанием вины. Больше того, то, что он сделал, будучи молодым человеком, во многих отношениях загубило его жизнь. Он говорил мне об этом перед смертью. Он всю жизнь жалел о том, что потерял Эмму и их ребенка. Он всю жизнь продолжал любить ее. И в конце жизни единственное, чего он хотел, было получить прощение твоей бабушки. Когда он умирал, он умолял меня пойти к Эмме и попросить у нее прощения за все, в чем семья Фарли виновата перед ней. В первую очередь за то, в чем он сам виноват перед ней. Разве ты не помнишь? Я тебе рассказывал. Я сказал об этом и твоей бабушке в тот вечер, когда она объявила о нашей помолвке.
– Да, я помню, – ответила Пола.
– Я передал бабушке его последние предсмертные слова: «Джим, если Эмма не простит меня, земля не будет мне пухом. Попроси ее простить меня, Джим, чтобы моя измученная душа могла найти покой». Когда я сказал об этом Эмме, она немного поплакала, а потом сказала: «Возможно, в конечном счете твой дед страдал больше, чем я». И Эмма простила его, Пола. Она простила всех Фарли. Почему же ты не можешь этого сделать?
Она резко подняла голову, удивленная его вопросом.
– Но, Джим, я… – Она замолчала на мгновение, потом закончила: – Мне не за что прощать их. Возможно, ты не совсем правильно понял мои слова.
– Возможно. Ты так сердилась, так кричала на меня, так враждебно говорила о семье Фарли…
– Да, я вышла из себя, но ты спровоцировал меня, когда сказал, что бабушка испытывает чувство вины. Я знаю ее, знаю гораздо лучше, чем ты, Джим, и абсолютно убеждена, что она не чувствует за собой никакой вины.
– Значит, я был не прав, – заметил он с виноватой улыбкой. – Я прошу прощения. – Он чувствовал облегчение от того, что ее голос звучит более спокойно и привычно.
– И еще в одном ты не прав, Джим.
– В чем?
– Ты только что сказал, что прошлое не имеет значения, но я с тобой не согласна. Прошлое всегда возвращается и преследует нас, и нам никуда не уйти от него. Мы все – пленники. Бабушка может утверждать обратное, но на самом деле не верит в это. Она часто говорила мне, что содеянного не воротишь, и я с ней полностью согласна.
– Грехи отцов и все такое прочее – ты об этом говоришь? – спросил он тихо.
– Да.
Джим вздохнул и покачал головой. Пола внимательно посмотрела на него:
– У меня есть еще один вопрос к тебе. Он может тебе не понравиться, но я чувствую, что обязана задать его. – Она подождала немного, все так же пристально глядя на него.
– Пола, я – твой муж, и я тебя люблю, и мы всегда должны быть абсолютно честны и откровенны друг с другом. Конечно, ты можешь задавать мне любые вопросы.
Она глубоко вздохнула и, решившись, спросила:
– Ты обижен на бабушку? Я хочу сказать, обида из-за того, что владеет «Морнинг газетт» – она, а не ты? Если бы твой дед сохранил газету в своих руках, ты бы ее унаследовал.
У Джима от удивления даже челюсть отвисла, и он в изумлении воззрился на нее, но потом рассмеялся.
– Если бы у меня была какая-то обида, или горечь, или зависть, вряд ли я ушел бы с поста директора-распорядителя. Я бы строил планы, как заполучить газету в свои руки – по крайней мере сосредоточить в своих руках как можно больше власти. И я бы уже давным-давно начал просить тебя повлиять на бабушку, чтобы она оставила акции газеты нашим детям, а я, благодаря их акциям, имел контрольный пакет. Имея такое влияние и такую опору, после смерти Эммы я стал бы играть в компании первую скрипку. По сути дела, она была бы в моих руках, потому что я представлял бы интересы детей до их совершеннолетия. – Все еще смеясь, он покачал головой. – Разве не так я вел бы себя?
– Да, пожалуй, – согласилась Пола, голос ее звучал совсем безжизненно, она вдруг почувствовала себя смертельно усталой.
– Пола, наверняка ты уже поняла, что я не гонюсь за деньгами, и к могуществу я тоже не очень рвусь. Мне нравится делать газету, быть ответственным редактором – я признаюсь в этом. А вот заниматься предпринимательской деятельностью и быть администратором я не хочу.
– Даже если ты знаешь, что газетно-издательская компания в один прекрасный день будет принадлежать твоим детям?
– Я доверяю Уинстону. Он хорошо справится с этой работой. В конце концов, он тоже в этой компании кровно заинтересован – у него довольно большой пакет акций в группе «Консолидейтед ньюспейпер». Ему и другим членам семьи Харт принадлежит половина компании, не забывай: у него сорок восемь процентов акций.
Пола знала, что нет смысла дальше спорить с Джимом о его отставке, по крайней мере, сейчас. Она поднялась.
– Я думаю, мне лучше выйти в сад… Мне нужно немного подышать свежим воздухом.
Джим тоже встал, с тревогой глядя на нее.
– Как ты себя чувствуешь? Ты ужасно бледная.
– Все нормально. Почему бы тебе не подняться к малышам, прежде чем ты пойдешь переодеваться? Я тоже скоро приду – мне просто хочется прогуляться по саду.
Когда она сделала несколько шагов к двери, Джим взял ее за локоть и повернул лицом к себе.
– Помирились, родная моя? – спросил он нежно.
– Конечно, – успокоила она мужа, видя в его глазах тревогу.
Пола медленно брела по саду. Она обошла стороной посадки деревьев и пошла по узкой тропинке ко второй лужайке, которая, постепенно понижаясь, спускалась к зарослям ракитника и к пруду.
Она еще не пришла в себя от потрясения, вызванного новой ссорой, и все словно плыло у нее перед глазами. Пола села на ступеньки выкрашенного в белый цвет летнего домика, испытывая облегчение от того, что она одна, что может восстановить душевное равновесие. Она жалела о том, что потеряла контроль над собой, вышла из себя, и единственным ее оправданием было то, что ее взрыв был сильно спровоцирован словами Джима о том, что бабушка испытывает комплекс вины по отношению к Фарли. Это было настолько возмутительно, что у нее буквально кровь в жилах закипела. Само предположение было нелепым. Точно так же, как его уход с поста директора-распорядителя был абсурдным.
Хотя ее крайне тревожил этот его безответственный шаг, предпринятый под влиянием эмоций, ее огорчение по этому поводу отошло на второй план по сравнению с тем ужасом, которое она испытала от ссоры. Эта последняя ссора была гораздо серьезнее, чем все их предыдущие столкновения из-за Эдвины. Она ударила по очень важному, основополагающему элементу каждого брака – доверию. Пола начала сомневаться в Джиме – в том, каковы его истинные чувства по отношению к ее бабушке, насколько он предан ей. У нее буквально голова пухла от вопросов. Может быть, он затаил злобу на Эмму Харт, потому что она теперь владеет всем, что раньше принадлежало семье Фарли? Возможно, он сам не сознает этого, и это чувство таится в глубинах подсознания? Ее неприятно кольнула мысль, что это отнюдь не исключено. В конце концов, это ведь он заговорил о прошлом – не она. И если прошлое не имеет значения, как он утверждает, зачем он тогда вообще начал этот разговор?
Может быть, все-таки его слова были подсказаны обидой и горечью? Она содрогнулась от этой мысли. Это – самые опасные чувства в мире – они, как рак, подтачивают человека изнутри, они разрушительны по природе своей и окрашивают все поступки человека. Но нет, когда она прямо спросила Джима, есть ли у него обида на бабушку, он, совершенно очевидно, был поражен тем, что она могла такое заподозрить, и ответил без промедления, прямо и бесхитростно. Он говорил то, что думает – это она увидела сразу. Ей всегда было относительно легко понимать мысли и чувства Джима, ибо он никогда не пытается скрыть их.
Пола прислонилась к перилам и закрыла глаза, ее мозг работал в полную силу, быстро и четко: анализировал, сопоставлял и оценивал.
Она всегда считала, что хорошо знает Джима, но действительно ли это так? Возможно, с ее стороны было очень самонадеянно думать, что она так хорошо понимает его внутренний мир и его сокровенные чувства. В конце концов, если разобраться, – насколько хорошо может вообще один человек знать другого? В жизни бывали случаи, когда ей было трудно и даже невозможно понять самых близких людей – тех, с кем она вместе выросла. А если она часто не понимает даже членов своей семьи и старых друзей, разве может она хорошо понимать человека, которого знает всего два коротких года – человека, который относительно недавно вошел в ее жизнь, хотя он и ее муж? Она уже давно поняла, что люди далеко не всегда таковы, какими кажутся… Большинство людей гораздо сложнее. Иногда они сами не понимают, почему поступают именно так, а не иначе. Насколько хорошо, по большому счету, знает себя Джеймс Артур Фарли? И – вдруг пришло ей в голову – насколько хорошо он знает ее? Эти мучительные вопросы повисали в воздухе, и она, вздохнув, в конце концов решила отказаться от попытки разобраться во всем сразу, понимая, что у нее сейчас нет ответов на все эти вопросы. Она открыла глаза и посмотрела на свои руки, так спокойно лежащие на коленях. Напряжение ушло, и теперь, когда гнев исчез почти бесследно, она могла думать хладнокровно и беспристрастно. Она признает, что набросилась на Джима. Конечно, он сам спровоцировал ее на это, но, несомненно, не имел такого намерения. Они оба виноваты, и если у него есть недостатки, точно так же они есть и у нее. Они люди, и потому несовершенны. Когда он, защищаясь, отвечал на ее яростные обвинения, она услышала в его словах искренность и признала в чем-то их справедливость, она видела любовь на лице мужа. Ей вдруг показалось невероятным, что у Джима есть какие-то недобрые чувства по отношению к ее бабушке. Больше того, она просто обязана верить своему мужу, когда он говорит, что их нет. Да, она должна доверять ему, должна принять на веру его слова – у нее нет оснований думать иначе. Если она не сможет это сделать, их отношения окажутся под угрозой. Кроме того, он привел один очень убедительный аргумент, который она не должна упускать из виду. Он сказал, что вряд ли сейчас ушел бы с поста директора-распорядителя компании, если бы чувствовал обиду и считал, что «Йоркшир морнинг газет» по праву принадлежит ему. Вместо этого он постарался бы сосредоточить в своих руках максимум власти. Она не может отрицать, что это звучит разумно. Если кто-то, побуждаемый обидой, хочет отомстить, одержать верх, вряд ли он оставит поле боя. Он скорее будет задумывать, как нанести врагу coup de grace.
Мысли о его отставке снова стали настойчиво заявлять о себе, но Пола решительно отогнала их. Она мудро решила, что лучше пока отложить этот болезненный вопрос. Сейчас не время снова начинать с ним разговор об этом. С минуты на минуту должны приехать гости. И одна из гостей – Эдвина. А уж ей Пола ни за что не согласилась бы показать, что у нее не все в порядке.

* * *

Джим стоял у окна, откуда ему было видно Полу, сидящую на ступеньках летнего домика. Его взор был прикован к ней, и ему очень хотелось, чтобы она поскорее вернулась в дом. Совершенно необходимо окончательно помириться.
Он не хотел обидеть ее, когда упомянул об этой старинной и всем известной истории о том, как Эмма Харт разорила семью Фарли. Но он проявил бестактность – это бесполезно отрицать, – и он, конечно, показал себя полным дураком, не подумав, что реакция Полы будет очень бурной. Джим устало вздохнул. На его взгляд, она прореагировала неоправданно резко – в конце концов, факты есть факты, и от них никуда не денешься. Но он ведь знает, что от его жены нельзя ожидать разумного поведения, когда речь идет о ее бабушке – она ее просто боготворит. Если только кто-нибудь осмелится хотя бы намекнуть, что Эмма в чем-то несовершенна, она грудью встает на защиту. Он-то сам никогда ничего такого про Эмму Харт не говорил. У него не было причин критиковать или осуждать ее. Как раз наоборот.
Ему вспомнилось, как Пола сказала ему о том, что Джеральд Фарли пытался когда-то изнасиловать Эмму, воспользовавшись ее молодостью и беспомощностью. Несомненно, что это так и было, и сама мысль об этом была настолько отвратительна ему, что он непроизвольно вздрогнул. В тех редких случаях, когда в его разговорах с дедом всплывало имя Джеральда, он замечал выражение безграничной брезгливости и презрения на лице деда. Теперь он понимал почему. Джим задумчиво покачал головой, думая о том, как сложно переплелись жизни семьи Фарли и семьи Харт в начале столетия. Но тем не менее на него вряд ли можно возлагать вину и ответственность за поступки его предков. Он не знал никого из них, кроме своего деда, поэтому они в лучшем случае были для него неясными тенями из прошлого. Да и вообще, единственное, что имеет значение, – это настоящее, только его и надо принимать в расчет.
Эта мысль заставила его снова посмотреть в окно. Он немного отодвинул штору. Пола по-прежнему сидела на ступеньках старого летнего домика, глубоко задумавшись и не двигаясь. Как только она вернется в спальню, чтобы переодеться, он усадит ее, поговорит с ней, сделает все, что в его силах, чтобы помириться с ней, – снова попросит прощения, если нужно. Он начинал страшиться этих ссор, участившихся в последнее время.
Он рассеянно провел рукой по волосам и задумался, на его подвижном лице с тонкими чертами появилось сосредоточенное выражение. Возможно, Пола права – вполне вероятно, что Эмму совсем не тревожат мысли о том, что она сделала в прошлом. Сейчас, попытавшись проанализировать все объективно, рационально, он вдруг понял, – что она – слишком практичная и прагматичная женщина, чтобы терзаться угрызениями совести из-за того, чего уже не изменить. И все же он не мог забыть, как время от времени ему казалось, что он видит в ее поведении признаки того, что она испытывает чувство вины. Возможно, она ощущает вину только по отношению к нему, и она не распространяется на всех давно покинувших этот мир Фарли. Он ничуть не сомневался, что Эмма беспокоится о нем. Поэтому он нисколько не удивился, когда Пола упомянула о завещании – он всегда так и предполагал, что Эмма изменит его в пользу его детей. Ему самому не нужны были эти акции, да Эмма и не могла бы оставить ему свой пакет акций в газетах, не вызвав большого скандала в семье. Поэтому Эмма, будучи человеком справедливым и щепетильным, делала все, что может, чтобы исправить старую несправедливость, уладить все единственным доступным ей способом. Она оставляет Лорну и Тессе то, что принадлежит им по праву рождения, то, что он сам оставил бы им в наследство, если бы его семья сохранила газету в своих руках.
Джим был абсолютно уверен, что действовать так Эмму побуждают искренние чувства. Когда-то она любила его деда, и поэтому она очень хорошо относится к нему. В его душе не было ни малейших сомнений на этот счет. Он мог бы даже быть ее внуком, если бы обстоятельства сложились немного по-другому.
Да, бабушка проявляла свои истинные чувства по отношению к нему бессчетное количество раз, самыми разными способами – у него есть неопровержимые доказательства этого. Он еще раз мысленно перебрал эти случаи: она назначила его ответственным редактором, когда на этот пост были и другие претенденты, ничуть не менее подходящие по профессиональным качествам; из-за него она закончила свою вендетту против семьи Фарли; она благословила его брак со своей самой любимой внучкой. По правде сказать, Эмма всегда делала все, что могла, чтобы пойти навстречу его желаниям, обеспечить его интересы. Она на его стороне – ее поступки говорят об этом. Бабушка убедила Полу жить здесь, в Лонг Медоу, потому что он так хотел. Она согласилась, чтобы близнецов крестили в церкви в Фарли, – больше того, она не возражала, когда он пригласил Эдвину. Только Пола устраивала ему сцены из-за этой несчастной женщины, которая никогда никому не причинила вреда.
Джим переступил с ноги на ногу и подумал, сколько же Пола еще собирается сидеть там. Он раздраженно посмотрел на часы. Если она не придет через несколько минут, он сам пойдет туда и поговорит с ней в саду. Ему очень хотелось, чтобы она поняла одно: Эмма не разочаровалась в нем. Утром, когда он сказал ей, что хочет уйти с поста директора-распорядителя, бабушка согласилась и сказала, что ценит его честность. «Если ты точно знаешь, что ты этого хочешь, ты так и должен поступить, – сказала Эмма с одобряющей улыбкой. И уж я-то не буду останавливать тебя». Эмма поняла его и отнеслась к нему очень сочувственно. Она по-своему любит его. И он ей предан всей душой. Между ними существует особая связь. О ней никогда не говорят словами, но тем не менее она существует.
К своему большому облегчению, он увидел, что Пола медленно идет по тропинке. Слава Богу, она возвращается домой. Напряжение немного отпустило его, хотя на этом расстоянии невозможно было понять, в каком она настроении, или определить, как она поведет себя. Но ему всегда было трудно сделать это. Ему казалось, что она постоянно держит его в напряжении, заставляя гадать, что она думает и чувствует. Она довольно неуравновешенна, временами с ней бывает нелегко, но ни одна женщина никогда так не привлекала его и не имела такой власти над ним, как она. Хотя она совсем не стремилась к этому. Их связывает что-то, что трудно объяснить словами, и они испытывают настолько сильное физическое влечение друг к другу, что этому невозможно противиться. Пола по характеру такая серьезная, сосредоточенная, целеустремленная, у нее настолько сложная душевная организация, что он часто испытывает изумление и недоумение. Но ему всегда нравилась глубина ее характера и ее искренность. И еще его очень привлекала в ней ее страстность – то, что она испытывала сильнейшее влечение к нему в постели. Женщины, которые были у него до встречи с Полой, часто жаловались на его сексуальный аппетит, на его ненасытность в постели. Им казалось, что это ненормально, они не могли удовлетворить его, не выдерживая такого длительного полового акта. А Пола воспринимала это совсем по-другому… Никогда не жаловалась, всегда радовалась ему, с такой же готовностью, как и он, отдавалась любви, а он никогда не мог насытиться ею. И знал, что она чувствует то же самое.
Встреча с Полой была самым замечательным, что выпало ему в жизни, и он с каждым днем все глубже осознавал это. Как ему повезло, что он встретил ее тогда в самолете, возвращаясь из Парижа!
Он вернулся мыслями к тому дню, ярко вспоминая каждую деталь той их первой встречи. Ее имя показалось ему знакомым, и ее милое лицо тоже смутно о чем-то напоминало, но он не сумел сообразить, кто она такая. Когда в ту ночь он ворочался в постели и не мог заснуть и мыслями все время возвращался к ней, все вдруг встало на свои места. Он сообразил, что она – дочь Дэвида Эмори, который управляет универмагами «Харт», и, значит, внучка Эммы Харт, на которую он работает. Ему стало одновременно и страшно, и грустно. Он не сомкнул глаз всю ночь, думая о создавшейся ситуации и о том, какие последствия она может иметь.
На следующее утро он был совершенно сбит с толку, не знал, как ему держаться, его раздирали противоречивые чувства, он мучился и терзался, не зная, отменить ли встречу – они договорились поужинать вместе. В конце концов он не устоял перед желанием снова увидеть ее и поехал в ресторан «Мирабелл», испытывая страшную неуверенность. Он был взвинчен и напряжен до предела, встревожен, а сердце у него колотилось так, словно было готово выскочить из груди. Когда один из официантов упомянул о ее бабушке, он увидел возможность разрешить свои сомнения. Это была хорошая завязка для разговора, и он спросил ее, кто же эта ее известная бабушка. Пола ответила прямо и без колебаний. Она сказала об этом легко, не придавая особого значения, чем сильно облегчила его положение. И вдруг, к его удивлению, оказалось, что ее родословные связи с Эммой Харт действительно не имеют никакого значения. Те сильные чувства, которые вызывала в нем Пола, отодвинули все на задний план, и во время того ужина в «Мирабелл» он по уши влюбился в нее и решил на ней жениться – даже если Эмма уволит его, а ее – лишит наследства.
Джим вспомнил ту ночь, месяц спустя после их первого свидания, когда они наконец оказались в постели вдвоем. Неожиданно эротические воспоминания и мысли о близости с ней начали просыпаться в его мозгу, завладев им, и он почувствовал, как его обдало жаром. Он знал, что он сделает в ту самую минуту, когда она войдет, знал, как уладить все проблемы между ними. Если хорошенько подумать, слова и длинные объяснения бессмысленны и неуместны. Важны действия и поступки. Да, так будет лучше всего, это единственный возможный путь, это позволит им стереть само воспоминание о недавней ссоре.
Когда в комнату вошла Пола, Джим увидел, что она немного успокоилась, что ужасная бледность прошла и цвет лица у нее нормальный. Он подошел к ней и взял ее руки в свои.
– Мне очень плохо от этих ужасных ссор, – сказал он.
– Мне тоже.
Не произнося больше ни слова, он взял ее лицо в свои руки и поцеловал ее в губы, пытаясь своими губами пробудить в ней ответное желание. Он чувствовал, что уже возбужден и его желание растет. Джим обнял ее и притянул к себе, чтобы чувствовать все изгибы ее тела. Его руки опустились по спине, ниже, лаская округлость ее ягодиц, и он прижал ее к себе со всей силой своего нетерпеливого желания. Она должна понять, как он возбужден, должна понять, что он хочет обладать ею немедленно.
Пола не возражала против его поцелуев, но потом быстро оттолкнула его:
– Джим, пожалуйста, не надо. Они уже вот-вот приедут…
Он заставил ее замолчать, закрыв ее рот поцелуем. Потом, оторвавшись на секунду от нее, потянул ее к кровати. Он бросил ее на кровать, лег рядом с ней и обхватил ее своими длинными ногами. Голосом, хриплым от охватившего его желания, он сказал, жарко дыша ей в затылок:
– Я хочу тебя. Сейчас. Быстрее, пока они не приехали. У нас есть время. И ты знаешь, что это всегда помогает забыть о ссоре. После того как мы позанимаемся любовью, она уходит совсем. Ну пожалуйста, дорогая, разреши мне раздеть тебя.
Пола хотела возразить. Она была не в настроении, настороже, потому что чувствовала, что он опять пытается манипулировать ею. Но он уже неловко расстегивал пуговицы на ее рубашке, и она не сказала того, что хотела. Иногда гораздо легче уступить – она уже успела понять это за последний год. Джим считает, что секс может решить все их проблемы. Но ведь это не так.

0

20

Глава 18

На следующее утро, в половине седьмого, Пола выехала из Лонг Медоу в свою контору. Она выглядела спокойной и элегантной. На ней был великолепно сшитый черный льняной костюм с ослепительно белой шелковой рубашкой.
Проведя беспокойную ночь, – она ворочалась и не могла уснуть, ее одолевали тревожные мысли – она встала раньше обычного. Только Нора уже поднялась и готовила бутылочки, чтобы кормить малышей. Приняв душ и одевшись, Пола провела четверть часа в детской с близнецами и их няней, отдыхая душой, а потом спустилась в кухню. Выпив наскоро чашку чая, она написала Джиму записку, объясняя, что у нее очень трудный день в универмаге и она хочет быть там пораньше.
Это было правдой только отчасти. Пола ощущала настоятельную необходимость разобраться в своих запутанных мыслях и спокойно все оценить. Она могла это сделать только в одиночестве. Но ведь ее всегда окружают люди. Единственное время, когда она одна – это когда работает в саду или в машине.
Съезжая с посыпанной гравием дорожки, она осознала, что, уехав из дома, чувствует облегчение. Сегодня дом действовал на нее еще более угнетающе, чем когда бы то ни было. Хотя она очень любит сад и оранжерею, Лонг Медоу никогда не станет местом, где ей по-настоящему хорошо, несмотря на то, что он стал выглядеть более приветливо и атмосфера в нем стала более приятной, благодаря их с Дэзи усилиям. Бабушка тогда сказала: «Вы обе сделали все, что могли, но из свиной кожи нельзя сшить шелковый кошелек».
И что бы ни думал об этом Джим, дом все-таки производит очень гнетущее впечатление. У бабушки такое же ощущение, поэтому она приезжает сюда редко, предпочитая приглашать их в Пеннистоун-ройял. Но даже если отвлечься от этого, в доме трудно установить разумный порядок. Он очень непродуманно построен: множество бесконечных лестниц, темных лестничных площадок, длинных изгибающихся коридоров. Их служанка Мэг и приходящая прислуга миссис Коу постоянно жалуются; даже Нора, которая помоложе их, в последнее время начала ворчать, что у нее болят ноги. Джим не обращает внимания на их жалобы. Он любит Лонг Медоу, и Пола знает, что он и слышать не хочет о переезде отсюда, поэтому нет смысла мечтать о другом доме, который был бы практичнее и больше подходил для их семьи.
Джим очень эгоистичен. Эта неожиданная мысль так поразила Полу, что она вся напряглась и крепче взялась за руль. Она смотрела на дорогу перед собой, и на какое-то мгновение от мыслей об этих проблемах у нее помутилось в глазах. «Как нехорошо думать так, – одернула она себя, – это зло и недостойно». Но как ни старалась она переубедить себя, что это несправедливо по отношению к Джиму, она не сумела этого сделать. Это правда. Уже много месяцев она пыталась не замечать эту достойную сожаления и огорчающую ее черту характера Джима, она все время пыталась находить оправдания для него. А теперь это вдруг стало невозможным.
Ей нужно перестать обманывать себя в отношении Джима, посмотреть фактам в лицо, не прячась от правды, признать, что он всегда делает только то, что хочет. И впечатление, что он всегда старается сделать так, чтобы всем было хорошо и все были довольны, обманчиво. Вернее, это действительно так, но только когда речь идет о мелких и незначительных вопросах, особенно в отношениях с коллегами и друзьями. Тогда он действительно из кожи вон лезет, чтобы угодить. А когда речь идет о серьезных вопросах, он упирается и всегда стоит на своем, не считаясь с желаниями других. Эта двойственность – неотъемлемая черта его характера, и она начинала беспокоить Полу. Пола вздохнула. Они оба упрямы, но про нее по крайней мере нельзя сказать, что она не проявляет гибкости и никогда не уступает. Она поняла, что Джим всегда стоит на своем абсолютно непоколебимо. И эта очевидная истина уже много месяцев заявляет о себе, однако Пола не желала, а возможно, даже боялась ее признать.
Она начала анализировать их жизнь за последний год и обнаружила, что может вспомнить бесчисленные примеры этой закоренелой неуступчивости. Хотя бы то, что он наотрез отказался принять от бабушки новый самолет, не говоря уже о проблемах с тем, где и как устраивать свадьбу. Когда бабушка попросила его расстаться с его не слишком надежным стареньким самолетиком и предложила, чтобы он купил за ее счет что-нибудь более современное, он напрочь отказался. Не желая ущемить его гордость, бабушка с самого начала повела дело очень дипломатично и объяснила, что ей нужно иметь самолет, который будет принадлежать компании, чтобы она могла использовать его в любой момент, – а кто может выбрать и купить именно то, что надо, как не он? Но он ни на йоту не уступил, и Эмма, в отчаянии от его неуступчивости, отказалась от своих попыток.
Почти сразу же после этого он заявил ее родителям, что хотел бы венчаться в церкви в Фарли. Все они – и бабушка, и родители, да и она сама – были вне себя от этого предложения. Не говоря уже о том, что деревенская церковь была слишком мала, чтобы вместить около трехсот гостей, и ее родители, и Эмма хотели, чтобы венчание состоялось в Лондоне, а после него – прием в отеле «Клэриджиз». Для бабушки было очень важно, чтобы у Полы была пышная, со вкусом обставленная и запоминающаяся свадьба. Тогда маме удалось нейтрализовать идею Джима. Дэзи сказала ему, что свадебные торжества – это, по сути дела, не его забота, поскольку традиционно право решающего голоса в этих вопросах имеют родители невесты. Умница мама! Ей удалось одержать верх, просто сославшись на то, что так принято, что это – норма этикета. И тогда Джиму не оставалось ничего другого, кроме как согласиться с ней.
Но он быстро пришел в себя и восстановил силы, и в следующей битве – относительно Лонг Медоу – оказался победителем. Правда, в каком-то смысле можно сказать, что победа была одержана потому, что противник не принял боя. Пола согласилась только для того, чтобы сохранить мир в семье, и еще потому, что бабушка посоветовала ей уступить. «Здесь опасно ущемить самолюбие Джима, его уверенность в том, что он, как мужчина, может принимать решения, – сказала ей тогда бабушка. – Я согласна, что дом чудовищный, но у Джима есть вполне естественная потребность чувствовать, что он – опора семьи, что он привел тебя в свой дом. Тебе лучше пока смириться с этим».
По этой же причине они с бабушкой уступили ему и согласились с его желанием, чтобы близнецов крестили в церкви Фарли, хотя вначале Эмма сопротивлялась этому. Ей совсем не улыбалось тащиться в такую даль – и не куда-нибудь, а в Фарли. Она в последнее время редко ездила туда.
Пола затормозила и остановилась у светофора, раздумывая о первом годе их совместной жизни. Обычно говорят, что это самый трудный год и, возможно, не надо удивляться некоторым неприятным открытиям – они неизбежны. Поднявшись по небольшому холму, она проехала мимо Стрея и свернула на основную дорогу к Лидсу. «Наверное, мне пора признать, что медовый месяц уже закончился», – подумала она и иронически рассмеялась. Джим пошел против всех и в том, что касалось их медового месяца. Он увез ее в Озерный край вместо солнечного юга Франции. Ей хотелось сделать ему приятное, она была влюблена и витала в облаках, пребывая в состоянии эйфории, и согласилась с его решением, хотя ей самой больше хотелось во Францию. Когда они приехали в Уиндермиер, в Озерном крае их встретила такая неприветливая погода, такие грозы и бури, что они провели всю неделю, отогреваясь у камина в своем номере в гостинице или в постели, занимаясь любовью.
По ассоциации ее мысли переключились на их сексуальную жизнь. Она влюблена в Джима и испытывает к нему физическое влечение, у нее нормальные желания и здоровое отношение к сексу. Но в последнее время для нее становилось все очевиднее, что у Джима чрезмерно высок сексуальный аппетит – он просто одержим. Он хочет близости так часто, и акт продолжается так долго, что она устает от этого бесконечного любовного марафона, который становится утомительным и даже приедается. Ведь, в конце концов, брак – это не только секс. Джим буквально ненасытен, а ей бесконечный и какой-то механический секс, когда о ней и ее желаниях почти не думают, не приносит настоящей радости. Иногда ей хочется, чтобы он был более тонок и внимателен, лучше понимал женскую психологию и чувствовал ее потребности. Хотя ей очень не хотелось признаваться в этом, в глубине души она знала, что в постели Джим просто так же эгоистичен, как и во всем остальном, всегда делает то, что ему хочется, и никогда не думает о ней. Ей становится все трудней и трудней удовлетворять его аппетит и так часто заниматься любовью. Ее работа требует очень много сил, она не высыпается – а он словно не знает усталости.
При мысли о том, что он часто использует секс как средство примирения после ссор, Пола внезапно ощутила вспышку гнева. Она почувствовала поднимающуюся в душе обиду, потому что он пытается таким образом манипулировать ею. Ей трудно поверить в это, но он считает, что все их проблемы исчезают, стоит им только заключить друг друга в объятия. Конечно же, этого не происходит. Вернувшись в реальность, они снова оказываются лицом к лицу с теми же трудностями. Разумеется, проблемы остаются нерешенными.
«Господи, как же я хочу, чтобы он по-настоящему разговаривал со мной! Чтобы мы понимали друг друга. А вместо этого он прячется за своим обаянием, за своими шутками, и каждый раз, когда я пытаюсь объяснить ему, что я чувствую, он высмеивает меня». Джим склонен, как это часто делают дети, убеждать себя, что у них нет никаких разногласий и проблем, закрывать глаза на них. Она никогда не может достучаться до него, сколько ни пытается. Ей вдруг показалось, что она зашла в тупик, подошла к какой-то критической точке в своей семейной жизни. «А ведь прошел всего один год», – напомнила она себе, удивляясь, как это могло произойти. Может быть, она совершила ужасную ошибку? Может быть, единственный выход – это развод?
При одной мысли о разрыве она почувствовала, как ее охватывает ужас, и следом за ним – панический страх. На лбу выступили капельки пота, внутри все дрожало. Снизив скорость, она свернула на первую же боковую дорогу и остановилась на обочине. Склонившись вперед, она положила голову на руль и закрыла глаза. Она удивилась, что такая мысль вообще пришла ей в голову несколько минут назад. Она любит его… по-настоящему сильно и искренне любит его. И несмотря на все их проблемы, они во многих важных отношениях так подходят друг другу. И у них есть малыши… Лорну и Тессе нужен отец, нужен Джим… так же сильно, как и ей.
Она вдруг поняла, что была несправедлива к своему мужу, когда думала только о его недостатках, мысленно составляя обвинение, включая в него все свои обиды на Джима и делая это в его отсутствие, лишая его права на защиту. Он славный человек, у него так много положительных качеств. Она почувствовала, что просто обязана с такой же абсолютной честностью перед самой собой признать его многочисленные достоинства.
Она мысленно начала перечислять их. Он понимает, как важна для нее работа. Он признает ее право и желание не замыкаться в домашнем мирке, а участвовать в деловой жизни. Он никогда никоим образом не вмешивается в ее деловую жизнь. Он никогда не ворчит на то, что она отдает универмагам так много времени, подолгу задерживается на работе. «По крайней мере, в этом отношении он ведет себя как просвещенный современный человек, – без колебаний признала она, – и разрешает мне быть самой собой. Он не считает, что моя деловая карьера – это угроза для него, не чувствует себя ущемленным». Дальше… Несомненно, он создан для отцовства и будет хорошим отцом для их детей – это видно уже сейчас. Нет сомнений в том, что он в ней души не чает, предан ей всем сердцем. Джим никогда не будет изменять ей, волочиться за другими женщинами. Он, несомненно, однолюб, и для него семья, его семья – это центр всей жизни, и она этому очень рада.
Выпрямившись, Пола поправила волосы. «Я просто обязана сделать так, чтобы наши отношения наладились, – сказала она себе. – Это жизненно важно для меня, и я знаю, что это очень важно для Джима». Она вспомнила, что ей однажды сказала бабушка: счастливым брак может сделать только женщина. Пола верила в это. Ее бабушка – умная женщина, с большим жизненным опытом. Она все это пережила, все это видела. Никто не знает лучше, чем Эмма Харт, что такое семейная жизнь.
Пола решила, что она будет всячески стараться лучше понимать Джима. Она приложит все усилия, не пожалеет ни времени, ни сил, чтобы укрепить их отношения. Она будет любящей и терпимой.
Если она этого не сделает, значит, она недостаточно зрелый и ответственный человек. В конце концов, у всех людей есть свои недостатки, и человека не разлюбишь просто потому, что он далек от совершенства. Чувство остается, несмотря на все недостатки партнера.
Повернув ключ зажигания, Пола сняла машину с тормоза и снова выехала на дорогу. Пока она ехала по направлению к Элвудли, мысли ее переключились на бабушку и уход Джима с поста директора-распорядителя. Хотя она была абсолютно убеждена, что Джим совершенно неправильно истолковал реакцию Эммы на этот его шаг, она все же надеялась, что бабушка не сердится на него. Ей не хотелось бы, чтобы бабушка плохо думала о ее муже.
Меньше чем через полчаса Пола уже сидела за письменным столом в своем кабинете в универмаге «Харт» в Лидсе и разговаривала по телефону с Эммой. Она позвонила ей в Лондон, в ее квартиру на Белгрейв-сквер.
– Извини, если я тебя разбудила, – сказала Пола, хотя она была почти уверена, что бабушка уже не спала.
И услышала в трубке ее полный жизни и тепла голос, подтверждающий, что это действительно так:
– Я пила чай и ждала твоего звонка. Ты хочешь поговорить о Джиме и его решении уйти с поста директора-распорядителя компании. Так?
– Да, бабушка. Я вчера была здорово ошарашена, когда он сказал мне, что сделал, – и, конечно, огорчена. Мне кажется, он очень подвел тебя, причем в самый неудачный момент, когда ты собираешься в путешествие. Не могу отделаться от мысли, что ты, должно быть, разочарована в нем.
– Немного, но, учитывая все обстоятельства, я решила не пытаться убедить Джима остаться на посту директора-распорядителя. У него сердце не лежит к этой работе, Пола, а в таком случае ничего хорошего не получится. Может быть, оно и к лучшему, что он решил уйти.
– Да, – тихо согласилась Пола. – А как Уинстон? Он очень огорчен?
– Сначала был немного огорчен, я даже подумала на мгновение, что он взорвется, когда я сказала, что ему придется взять эти обязанности на себя. Но он согласился почти сразу же. Ведь больше некому, как ты прекрасно знаешь.
– Я чувствую себя просто ужасно, бабушка. Мне очень жаль, что так получилось. На мой взгляд, Джим не должен был так поступать. Я считаю, что это безответственно с его стороны. Конечно, он так не думает. – После секундной паузы Пола добавила: – Я не пытаюсь оправдать его, бабушка, но я поняла, что Джим не похож на нас. Хотя мы и работаем в твоих компаниях, нам приходилось заниматься и работой, которая не слишком нравилась. Но ничего, пережили. От этого не умирают. Зато этот опыт нас многому научил. Я знаю, что не нужно делать такие сравнения, но в тот вечер, когда мы разговаривали с Джимом, я все время думала о маленькой Эмили – о том, как она повела себя. Она просто молодчина – с таким желанием и готовностью согласилась работать в «Дженрет».
– Да, это так, – согласилась Эмма и тут же мягко заметила: – Пола, дорогая, не сердись очень сильно на Джима. У каждого свои возможности. Не забывай – его воспитывали не так, как тебя и твоих кузенов и кузин. Как бы то ни было, надо благодарить Бога за то, что он – талантливый ответственный редактор. Он блестяще справляется с работой, ему здесь нет равных. Именно поэтому я назначила его на эту должность несколько лет назад. Вот если бы он ушел с этого поста, тогда у нас действительно была бы очень серьезная проблема.
– Да, я понимаю. Он любит газету, и именно поэтому он такой хороший журналист. – Пола чувствовала, что на душе у нее становится немного легче, и она продолжала: – Я хочу сказать в защиту Джима: в одном отношении ему нужно отдать должное – он был абсолютно честен с тобой, и этого нельзя отрицать… Он никогда не кривит душой, бабушка.
– Об этом ты могла бы мне и не говорить, Пола. В Джиме нет двуличия. Отнюдь. И я вчера утром сказала ему, что я очень ценю его откровенность. Когда руководитель компании не отдается делу со всей страстью своей души, не проявляет интереса к делу, на мой взгляд, это всегда чревато катастрофой.
– Значит, ты не очень сердишься на него? – спросила Пола, крепче сжимая трубку в руке и даже затаив дыхание.
– Нет. Вчера в какой-то момент я рассердилась, но это было мимолетное чувство, и оно быстро прошло, – сказала Эмма. – В делах никогда нельзя поддаваться эмоциям и порывам. Нужно всегда принимать решения, основываясь на разумных доводах. Но впрочем, я говорю тебе это всю твою жизнь. Извини, что повторяюсь.
– Тебе не нужно извиняться. Должна признаться, у меня на душе стало намного легче оттого, что ты так спокойно восприняла это, бабушка. Джим ни за что не хотел бы огорчить тебя или создать для тебя какие-то проблемы.
Проигнорировав последние слова Полы, Эмма сказала:
– Я хочу, чтобы ты перестала волноваться. Это совсем не твоя проблема. Кроме того, ситуация полностью под контролем. Когда я говорила с Уинстоном – уже после того, как Джим ушел, – мне пришла в голову одна мысль. Я убеждена, что она абсолютно верная: в компании „Консолидейтед ньюспейпер" будет не так уж много перемен. Уинстон сидел у меня и долго бубнил, что на него свалится слишком много работы. И пока он все это на меня изливал, я поняла, что на самом деле он уже давным-давно взвалил на себя в „Консолидейтед ньюспейпер" все административные и коммерческие проблемы. Сам того не зная, он уже давно выполняет многие из обязанностей директора-распорядителя. О чем я ему и сказала. Сказала, что теперь, помимо ответственности, которая уже давно лежит на нем, он официально получит и должность, а вместе с ней и значительное повышение зарплаты. Ты знаешь, у Уинстона хорошее чувство юмора, он сразу рассмеялся и сказал: «Черт побери, тетя Эмма, мы оба думаем, что мы такие умные, так почему же до сих пор мы не сознавали, какой я замечательный?» Поэтому, дорогая моя, пожалуйста, не беспокойся ни обо мне, ни о «Консолидейтед ньюспейпер», ни об Уинстоне.
– Если бы ты знала, бабушка, как я рада это слышать! Скажи, пожалуйста, я могу тебе задать еще один вопрос? Об акциях в «Консолидейтед ньюспейпер». Почему ты решила изменить завещание и оставить свои акции в этой компании нашим близнецам?
– Странный вопрос. Я думала, я тебе ясно сказала и ты все поняла. Ведь это же очевидно – я оставляю свои акции в газетно-издательской компании близнецам, потому что они – твои дети, Пола. Какие еще могут быть причины? – проговорила Эмма чрезвычайно озадаченно.
– Никаких… Мне просто было интересно, вот и все, – ответила Пола. – На днях я подумала, что, может быть, твое решение как-то связано с Джимом. Ну, знаешь, с тем, что он – из семьи Фарли. Я хочу сказать, что, если бы его дед не потерял «Морнинг газет», удержал ее в своих руках, она сегодня принадлежала бы ему, так ведь?
Эмма расхохоталась.
– Очень сильно сомневаюсь в этом, – выдохнула она, смеясь. Тут же взяв себя в руки, она сказала: – Эдвин Фарли в конечном счете обязательно потерял бы газету, как я тебе уже много раз говорила. Кроме того, семья Фарли владела только «Йоркшир морнинг газетт» и не имела отношения к остальным газетам, которые входят в группу „Консолидейтед ньюспейпер". Ты знаешь, те газеты я приобрела сама и с помощью своих братьев. – Она снова заливисто рассмеялась на другом конце провода, как будто слова Полы очень позабавили ее. – Надеюсь, ты не вообразила, что у меня есть какое-то чувство вины по отношению к семье Фарли, – сквозь смех проговорила она, явно забавляясь тем, что такое могло кому-то прийти в голову.
– Конечно, нет! – с жаром воскликнула Пола, жалея, что вообще заговорила об этом. Она уже поняла, что была совершенно права, а Джим ошибался.
– Надеюсь, что нет, дорогая моя девочка, – сказала Эмма, успокаиваясь. – Я всегда признавала, что, когда семейство Фарли покатилось по наклонной, потому что они сами начали совершать промахи один за другим, я позволила себе подтолкнуть их пару раз, причем достаточно ощутимо. Но могу тебя заверить, что я не провела ни одной бессонной ночи, раскаиваясь в том, что сделала. Я была рада, что смогла поменяться с ними ролями и отплатить им той же монетой. Поэтому ни на минуту не воображай, что меня тревожит совесть и я чувствую какую-то вину по отношению ко многим Фарли, которых уж нет, – да и к Джиму тоже. И если это он предположил такое, можешь сказать ему от моего имени, что он ошибается, и очень сильно.
– Нет-нет, он ничего такого не говорил, – легко солгала Пола, зная, что, если бы она сказала правду, это вызвало бы у бабушки раздражение. – Это просто мысль, которая промелькнула однажды в моем богатом воображении.
Эмма мысленно усмехнулась: она не была уверена, что Пола говорит правду – слишком быстро та ответила ей.
– Надеюсь, у тебя на душе поспокойнее после того, как мы с тобой поговорили о решении Джима и разрядили обстановку?
– Да, бабушка, ты всегда помогаешь мне все поставить на места и во всем разобраться.

0


Вы здесь » ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански » Книги по мотивам сериалов » Барбара Тейлор Брэдфорд Удержать мечту. Книга 1