www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Клон / O Clone

Сообщений 61 страница 62 из 62

61

61-я серия

Мел приходит домой расстроенная. Она не ездила на праздник с друзьями:
- Далва, я такая неинтересная, - удрученно сказала она. Она сказала Далве, что она задыхается. Все чего-то от нее хотят: мама, чтобы она была красивой, папа, чтобы она была умной, дедушка, чтобы хорошо училась…

Далва попросила Маизу, чтобы она поговорила с дочерью, потому что у нее проблемы.
- Проблемы, Далва? У этой девочки есть все, ей ни в чем нет отказа.
- Верно, Маиза, но получается, у нее есть проблемы.
- Она, наверное, влюбилась, - Маиза хитро и со знанием дела прищурила глаза.
- У Мел нет парня.
- Я поговорю с ней, - Маиза пошла к дочери

- Тебе кто-то нравится?
- Нет, мама, у меня никого нет.
- А хочется?
- Не знаю, современные парни такие дураки, - Маиза считала, что стоит ее дочери накрасится и нарядится. Но Мел сказала матери, что она ее не понимает.

- Ты не понимаешь, мама.
- Конечно, я понимаю моя принцесса, - говорила Жади дочке, - ты хочешь выйти замуж, иметь детей. Но пойми, Кадижа, для женщины очень важно иметь профессию, даже для того, чтобы выбрать мужа.
- Но дядя Али выберет мне мужа. Мы уже договорились, как он выбрал тебе.
- А ты не хотела бы сама выбрать себе мужа?
- Я никого не знаю. Как я могу выбрать мужа? Дядя Али знает все семьи в Фесе. Я уже сказала дяде Али, какого мужа я хочу: богатого и красивого, который подарит мне много золота, - тут вошел Али. Карима позвала Кадижу с собой.
- Никто не может быть счастлив, стоя на распутье. Кадижа твердо стоит на ногах. Она живет со своей семьей, оставь ее в покое. Не навязывай дочке свои нереализованные мечты. Она пойдет своим путем, у каждого он свой, Жади.

- Сделать себя красивой – это очень важно для жизни женщины, поверь. Давай, Мел, выше голову, - говорила Маиза, успокаивая заплаканную дочь.
- Мама, ты счастлива с папой?
- Да. У меня нет тех иллюзий, которые были до свадьбы, но я очень счастлива. И даже могу сказать, что сейчас я счастливей, чем раньше. Люди становятся счастливыми, когда теряют иллюзии.
- Ты влюблена в него?
- Лукас очень сухой, Мел.
- Я не вышла бы замуж за человека, если бы не любила его очень сильно.

- А как я смогу влюбится в человека, пока не выйду замуж, - спрашивала Кадижа мать, когда они шли домой от дяди Али.
- На западе это так, моя принцесса. Люди влюбляются и женятся, потому что полюбили.
- До замужества мы не знаем качеств, которыми обладает мужчина. Дядя Абдул сказал, что никто не может любить то, с чем не знаком.
- Я знаю, о чем думает дядя Абдул.
- Ты любишь моего папу? – хитро спросила Кадижа.
- Твой отец очень хороший человек, Кадижа, очень щедрый, - вздохнула Жади.
- Значит, ты любишь его, - Жади улыбнулась и поцеловала дочь в лоб.

К Латиффе и Мохаммеду приехал брат Мустафа. Откровенно говоря, я ума не приложу, почему все обращались к нему «брат».
Мустафа сказал, что он полон готовности помогать Мохаммеду в его деле и сделать из «Волшебной лампы» лучший магазин в Сан-Криштоване. Мустафа был разведен, он надеялся, что когда соберет деньги, то отправится в Марокко за новой женой. Тут Латиффа вспомнила, что Назира не замужем.

Саид сообщил Назире о намерении Мустафы.
- Жара в Фесе просто невыносима! Наверное, я поеду с вами погостить в Бразилию, - у Лары Назиры на примете оказалось сразу два завидных жениха, если затея с дядюшкой Али не удаться.
Зорайде вышла в гостиную дяди Али, рассказывая Жади, что Назира изучает Коран с Сид Али.
- Дядя Али прекрасно знает, кто такая дона Назира, - Жади собирала разноцветные ткани в стопку.
- Я каждый раз молюсь, чтобы Сид Али не польстился на Назиру. Она красивая – мужчины польщаются на женскую красоту.
- Я хочу очень хорошо выглядеть в Бразилии, - она показывала Зорайде новые покупки, - Я так волнуюсь из-за этой поездки. А когда я нервничаю, то всегда стараюсь украсить себя. Вроде бы глупость, но я чувствую себя хозяйкой ситуации, только когда я красива,
- Аллах не допустит, чтобы ты встретилась с Лукасом.
- Это будет непросто, очень непросто, Зорайде. Потому что все хозяева предприятий, которые хотят сотрудничать с гостиницами Саида, будут давать ужины.
- Если ты будешь избегать Лукаса, то и он будет избегать тебя, - но вид у Жади был такой, как будто бы встретив его, она уже не сможет ничего избегать.

Якобы из праздного любопытства Лукас попросил Тавиньу знать, как зовут жену Саида, который будет с ними сотрудничать. Он сказал, Тавиньу, что ему не хочется участвовать в мероприятиях с арабами.

Леонидас привел в свой офис новую пассию. Тавиньу сказал Лукасу, что никогда не видел Леонидаса столь увлеченным.
- Просто ты не знал Ивети, - улыбнулся Лукас.
Новая невеста, Синира, критическим взглядом осмотрела офис и сказала, что стены нужно перекрасить.
- Я прочитала новые исследования, о влияние цвета стен на клиентов, если хочешь, я покажу, - Леонидас жадно ловил слова своей очередной герл-френд.

Мел подкрашивала губы, стоя у зеркала и долго выбирала шляпу к пляжному костюму. Кажется, настроение у нее было уже не столь удрученное, как в прошлый вечер. В конце, концов, выбор был сделан и она широко, одобрительно улыбнулась милой девушке, смотрящей на нее из зеркала.
Далва пожелала ей отдохнуть и загореть. Загара Мел действительно не хватало.
Идя с Телминьей на пляж, Мел увидела загорелых, полуобнаженных девушек и подтянула свое парео так, что оно полностью скрыло ее фигурку.
- Привет, Мел! Теперь, когда ты будешь ходить с нами, я буду брать таблетки. Когда у тебя заболит голова, тебе не придется возвращаться домой, - Сесеу вальяжно развалился на песке.
- Договорились, - Мел по-детски широко, но стеснительно улыбнулась. Сесеу увидел знакомых и пошел к ним.
Телминья уговаривала подругу искупаться или хотя бы снять парео.
- Сейчас сниму, - отвечала Мел, борясь со своей застенчивостью. Телминья направилась к морю, оставив Мел одну.

Сесеу подсел к Мел. Он спросил не видела ли она новую пьесу в театре, на которую почти невозможно купить билеты. Мел сказала, что нет и, предложила послать за билетами шофера. Сесеу согласился и сказал, что будет хорошо, если они сходят вместе. Разговор был явно исчерпан, Мел боялась заговорить о чем-то другом.
- А сейчас пойдем купаться! – сказал Сесеу.
- Я попозже!
- Идем!
- Сесеу, нет.
- Я тебя понесу, - он схватил девушку на руки. Та кричала, что утонет, но при этом нервно смеялась и скинула свою шапочку, которую так долго подбирала, куда-то в толпу.
Он понес ее в бурную морскую воду, ее действительно относилo течением. Парень вновь схватил Мел на руки и страстно поцеловал. Телминья, наблюдающая эту картину с берега удивленно открыла рот.

Рапазао тем временем продолжал обманывать своих наивных клиентов. Он позвонил своему товарищу Лижейру, сказав клиентке, что звонит какому-то известному артисту. И она с радостью поговорила с ним, не бесплатно, естественно.
Рапазао предложил Амину помочь ему продать афишу женской вольной борьбы и тот радостно согласился.
Эдвалду свозил вещи для своего будущего ателье в дом Одетти. Она поставила ему условие не приударять за ее дочерью. Они решили вместе пойти на борьбу.

Лидиани и Маиза выходили из магазина, когда вдруг заметили Лукаса в обнимку с какой-то женщиной.
- Это Лукас? – взволнованно спросила Лидиани.
- Пойдем отсюда!
- Ты застукала его вот так и убегаешь?!?
- Я ничего не видела, иначе придется принимать меры. Его приключения мне безразличны, они никак не отражаются на нашем браке.
- Я бы так не смогла, не дай мне бог застать Тавиньу с другой. От одной только мысли сердце начинает колотиться. Не верю, что ты никак не отреагируешь.
- Конечно, я отреагирую.
- Хочешь, я пойду и поздороваюсь, чтобы ему было неудобно.
- Пойдем, я отомщу ему по-своему.
- И что же ты будешь делать?!?
- А вот что, я опустошу его кредитную карточку, - Маиза подвела подругу к витрине с ювелирными украшениями.

Мел пришла с пляжа довольная, сказав, что пообедает у парня с пляжа. В своей комнате она радостно зарисовывала в тетрадки сердечки с именем «Сесеу и Мел».
- Привет, Телминья, - она взяла трубку телефона, - что сказал Сесеу. Что мы идем в театр, и все? А он сказал, что у нас любовь? Но и не сказал, что нет. Я сама удивилась, я не ожидала от него ничего подобного.

Самира увидела с балкона, как ее брат уходит куда-то с какими-то парнями. Латиффа запаниковала, сказав что Мохаммед разведется с ней, узнав, что она плохо следит за детьми. Самира вызвалась спросить парня из бара.
Она кинулась на балкон, спрашивать у Шанди, где ее брат, как вдруг к дому подошел Мохаммед. Увидев отца, она опрометью кинулась в дом.
- Наша дочь кричала на улице мужчине. Обращалась к мужчине, как будто бы сама  мужчина! – негодовал Мохаммед поступком Самиры. Но девочка сказала, что Амин пропал.
- Я убью его, я шею ему сверну, я сделаю из него фарш!
- Мохаммед, успокойся, Мохаммед! – кричала Латиффа.
- ФАРШ! – настаивал он на своем.

Бой Карлы и Беты обещал быть горячим. Обе подозревали что-то неладное. Карлу обрядили кошечкой, а Бету зайчиком. Амин ходил со стаканом для пожертвованиями. Мохаммед тоже пришел. Бой начался.

Тавиньу сказал Лукасу, как зовут жену Саида. У Лукаса не было сомнений, что эта та Жади, но он не признался другу.
В кабинет вошли Маиза и Лидиани. Лидиани встретила мужа поцелуями.
- Посмотри, что ты мне купил, - сказала Маиза, показывая огромное кольцо на своей руке, сплошь усыпанное бриллиантами.

Лидиани не понимала реакции Маизы на измену мужа
- Лукас не прекрасный принц, как я думала, когда выходила замуж. Не был и не будет, ни он никто другой.
- Ты хочешь сказать, что Тавиньу тоже мне изменяет?!
- Я много плакала из-за Лукаса. Теперь мы далеки друг от друга. И вместо того, чтобы плакать я покупаю драгоценности. Я превращаю слезы в бриллианты, в драгоценности. Это ведь приятней.

Лукас рассказывал Тавиньу про очередную подружку. Тавиньу советовал ему не встречаться с ней больше двух раз, иначе начнутся проблемы.
- Захомутать меня – это невозможно, - усмехнулся Лукас, - я уже так далек от всего этого. Моя способность влюбляться похоронена в юности, я был дураком, который все принимал всерьез, любил только одну женщину.
- ТЫ? – удивился Тавиньу.
- Да. В отличие от моего брата – Диогу. Диогу был, как я сегодня. Никем не увлекался, ни по кому не страдал. Каждый день – праздник…
- Нет, - это уж слишком просто.
- Теперь они страдают из-за меня.

- Ради Аллаха, что ты здесь делаешь? – Мохаммед подошел к сыну, стоящему рядом с рингом.
- Я пришел посмотреть борьбу.
- Борьбу… тогда стой здесь, - желание посмотреть на бой полуголых девиц в Мохаммеде оказалось сильнее.
Бедняга Шанди наблюдал за борьбой с обреченным выражением лица.
- Шанди, - крикнула Бета, когда окончился один период боя.
- Ты знаешь Шанди? – возмутилась Карла.
- Да, очень хорошо!
- Это мой парень! – Карла с Бетой сцепились не на шутку.

0

62

62-я серия

У Шанди с Карлой наметился скандал. Когда Карла со слезами на глазах спросил, знал ли он, что с ней будет драться Бета он сказал, что знал. Миру посмотрел на него непонимающим взглядом. Шанди попросил у девушки прощения, но она пожелала ему забыть ее и ушла. Шанди объяснил другу, что он не хотел строить отношения на лжи.

Мохаммед вел Амина домой. И хотя он ругал его, на чем свет стоит было понятно, что фарша все-таки не будет. Вместе с сыном и сам папаша с удовольствием посмотрел бой.

Латиффа ходила взад-вперед по гостиной, и что-то шептала себе под нос. Когда Мохаммед и Амин пришли, Латиффа потрепала его за ухо. Мохаммед приказал детям идти спать.
- Мама, папа же покрывает Амина! – возмутилась Самира.
- Не обвиняй отца, Самира, не надо никого обвинять.
Итак, из всего выше следующего можно сделать вывод, что Латиффа просто идеальная жена. Другая бы устроила скандал, но не Латиффа. Она не стала ни о чем спрашивать мужа, только сама извинилась за то, что невнимательно приглядывала за сыном.

- Ничего не говори, Тавиньу, - шепнула Маиза Лидиани, когда та с мужем отправилась домой.
- Ну, как ты провел день, - с намеком спросила она мужа, когда они остались наедине.
- Хорошо. Сколько стоило это кольцо, Маиза?
- Боюсь даже произнести, увидишь на своей карточке, - усмехнулась она.
- Как ты можешь покупать такие вещи ничего, не сказав, не спросив, можем ли мы позволить себе такие вещи, - начал было возмущаться Лукас.
- Я собиралась поговорить с тобой, звонила на работу, но в это время тебя не было в кабинете, - с плохо скрываемым притворством ответила Маиза.
- Да, у меня было заседание…
- Да, оно дорогое, очень дорогое, но оно того стоит: благодаря ему мы и дальше будем жить вместе, - она улыбнулась, потрепала щеку мужа и поднялась наверх. Он посмотрел на нее усталым, безнадежным взглядом.
Маиза поднялась в комнату, бросила очень дорогое кольцо в коробку с другими украшениями и посмотрела на себя в зеркало. Она ничего из себя не представляла и никому была не нужна: просто пустышка…

Жади сидела перед туалетным столиком, в спальне и раскладывала свои украшения. Сзади подошел Саид:
- Жади, я хочу тебе кое-что сказать, по поводу нашей поездки в Бразилию, - она повернулась к мужу лицом.
- Говори, - Саид сел на кровать.
- Я знаю, что ты не хочешь ехать.
- Не хочу, Саид. Мы с Кадижей останемся в Марокко.
- Нет, я решил взять тебя с собой. Эта поездка будет испытанием для нас.
- Нет, Саид, это совсем ни к чему, - она села на пол, рядом с мужем.
- Жади, я долго боролся за тебя. Даже с собой боролся, чтобы ты осталась моей женой…
- Нет, Саид. Я знаю, ты не заслужил такой жены…
- Ты меня не обманывала, с самого начала ты хотела, чтобы я отказался от тебя, и чем больше ты стремилась избавиться от меня, тем больше я был унижен, но я любил тебя.
- Я знаю.
- Я думал, что со временем, живя с тобой, я добьюсь, чтобы ты полюбила меня. Но только в Бразилии я уверюсь окончательно. Только там ты можешь окончательно похоронить свои воспоминания.
- Больше нет воспоминаний!
– Все это осталось далеко в прошлом.
- Даже если ты исключила Лукаса из своей жизни, даже если твое сердце забыло о нем…
- Забыло! Я знаю, это так! – кричала Жади.
- Между нами осталось еще кое-что, что-то что мешает тебе. Мешает целиком стать моей. – Думаю, ты считаешь, что если бы была с ним, то была бы счастливей.
- Нет, перестань!
- Все люди думают о том, что не состоялось. Несостоявшиеся мечты обладают большой силой. Я тоже думаю, хотя и люблю тебя, а если бы я развелся и взял другую жену, может и я был бы счастливей, все было бы еще лучше.
- Я поеду с тобой в Бразилию, Саид. Но я прошу тебя, я не хочу там никуда выходить, бывать на ужинах. Ты решай дела, ходи на необходимые мероприятия, а я буду с Кадижей.
- Нет, я хочу чтобы ты меня сопровождала.
- Ты хочешь столкнуть меня с Лукасом, - уже с упреком сказала Жади.
- Я не стремлюсь к этому, но и избегать не стану.

«Желание залечить израненное самолюбие, самоутвердится, в Саиде уже стало сильней, чем его любовь к жене. Можно ли так легко играть с чувствами людей, испытывать их на прочность… И что движет Саидом? Желание совершить самосуд? А может им управляет сама судьба?… пожалуй, глупая людская гордость.» Размышляла я, во время рекламы…
Мохаммеду снится сон: он на ринге с «киской» и «зайкой», они валят его на мат и он оказывается в окружении их прекрасных ножек… Всех рано или поздно настигают эротические сны. Мохаммед проснулся в холодном поту, шлепнув самому себе, что это харам и от шума проснулась его жена. Он сказал, что ему приснился кошмар, и они стали целоваться.

Деуза пришла в танцзал, Эдвалду тоже был там. Она увидела его и заулыбалась, на его лице тоже проступила улыбка, но потом он вспомнил, как она его не узнала, и сказал Катилье, что уходит. Теперь Деуза расстроилась, потому что Эдвалду ее не заметил.

Мел была счастлива. Она сказала, что снова пойдет на пляж с Сесеу. Но Телминьи там не будет. Она рассказала, как они недавно обедали у Нанду, и как Сесеу ее поцеловал. Мел сказала, что, наверное, влюбилась.
Синира сказала Леонидасу, что у нее есть чудесная книга о подростковом возрасте. К их столу подошла Далва:
- Будете еще печенье? – служанка смотрела на женщину с пренебрежением.
- Буду, Далва. Вы не могли бы добавить немного витамина С в свое печенье?
- Зачем? – в конец насупилась Далва.
- Во-первых, полезно, во-вторых, улучшает вкус. В Соединенных штатах сейчас проводят исследование на эту тему: о пользе добавок в пищу. Я читала, - Леонидас посмотрел на свою избранницу ошарашенными глазами.

Мел пришла на пляж, но Сесеу уже окружала целая толпа загорелых и болтливых девиц. Поняв, что ее появления, как и ее исчезновения никто не заметит, она ушла.

Мустафа повел Мохаммеда в ателье Эдвалду, чтобы заказать костюм. Мохаммед узнал жениха своей сестры.
Кадижа танцует во дворе дома Али. Назира пришла к Сид Али, чтобы послушать Коран, но тут пришли Саид и Абдул. Абдул сказал, что Назира должна ехать в Бразилию, чтобы сидеть с Кадижей. Тут Назира сорвалась, точнее сорвала с себя маску покорности
- Аллах! Почему никого не интересует, что мне нужно. Почему все бросают Назиру туда-сюда, как будто она кукла? Со мной обращаются как с жертвенным бараном! Я не поеду в Бразилию, никто не увезет меня из Феса. Почему вы не хотите моего счастья, когда оно совсем близко, - вдруг она замолчала и посмотрела на дядю Али, стоящего рядом.
- Какое такое счастье? – спросил Абдул.

Эдна рассказала Албиери, что ей написала письмо дочь ее кузины. Она хочет к ним приехать.
Нанду потребовал у отца денег на вечеринку. Эскобар пожаловался Албиери на то, как трудно воспитывать детей.
- Как сказал поэт: «Дети, их лучше не иметь, но если не имеем, то как мы это знать?», - сказал на это профессор.
- Ты не хочешь детей, Албиери?
- Не то что не хочу: они уже родились. И мне ни одного не удалось удержать рядом с собой: одного отняла смерть, а другого жизнь. Это Жулиу не хочет детей.
- Нет, мне их не хватает. Но в моей жизни все сложилось по-другому? – сказал Жулиу.
- Ты женат? – спросил Эскобар.
- Два месяца назад развелся с четвертой женой.
- Вот, что значит уважать брак…

Деуза увидела на улице парня, решила, что это Лео, но это был не он.
Лауринда получила повестку. Ивети приглашали в суд. Арманду хотел отсудить у нее алименты. Лауринда попросила Лобату разыскать Ивети.
Лобату столкнулся с Карол на выходе из кабинета Леонидаса. Кларисси стала рассказывать подруге о том, что у Лобату замечательный характер.

Мел пришла домой в слезах. Она сказала, что Сесеу ее не любит, не замечает, и все парни над ней смеются. Далва сказала, что она должна знать себе цену: она умная, красивая и богатая.

Эдна сказала мужу, что познакомилась со своей племянницей, Алисиньей. Она прекрасная, скромная девушка. Она знает всех их родственников, у нее есть их фотографии и она будет жить у них, в комнате для гостей. Албиери сказал, что это комната Лео.

Мустафа пошел на дискотеку у Журы. Самира увидела это и сказала, что они тоже могут пойти. Мохаммед обвинил своего брата в том, что он грешит. Он сказал, что никогда бы не пошел в то место где грешат, где продается спиртное. Но Амим уже был там.
Самира сказала матери, что недовольна тем, что ей ничего не разрешают. Она сказала, что не собирается носить платок, когда достигнет зрелости, выходить за марокканца и учить их традиции. Она хочет жить так, как живут ее сверстники.
Карла танцевала с Эдвалду, чтобы Шанди ревновал.

Эдна представила Албиери свою племянницу. Они с Алисиньей пошли наверх. Профессор поднял трубку телефона:
- Папа? – спросил кто-то.

0