www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Во имя любви. Искупление (3-я книга)

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Это третья книга, в которой описываются события после окончания сериала.
Глава 1

http://i034.radikal.ru/0908/8e/1771052e7ad9.jpg
http://s05.radikal.ru/i178/0908/42/400ff2611a9c.jpg
http://i058.radikal.ru/0908/02/f39c3d7030f9.jpg
http://s49.radikal.ru/i124/0908/aa/d2c6ffebe879.jpg
http://s58.radikal.ru/i162/0908/7b/3c676d0eb6a3.jpg
http://s13.radikal.ru/i186/0908/f5/c9553f06f0a5.jpg
http://s49.radikal.ru/i125/0908/b7/b72ed7b7c76e.jpg
http://i056.radikal.ru/0908/49/c4f047b3704c.jpg
http://s56.radikal.ru/i152/0908/1b/5a8364a04b70.jpg
http://i077.radikal.ru/0908/b1/5ae4b2665ef4.jpg
http://i054.radikal.ru/0908/e8/0a5492cef66b.jpg
http://s45.radikal.ru/i110/0908/a4/9539f63a5c12.jpg
http://s58.radikal.ru/i160/0908/2c/f20c150c50bf.jpg
http://s54.radikal.ru/i145/0908/99/0fec7b9d5c66.jpg
http://i052.radikal.ru/0908/d0/4eeacd7c203c.jpg
http://i066.radikal.ru/0908/63/232e894a9059.jpg
http://i082.radikal.ru/0908/42/90696eea8755.jpg
http://s59.radikal.ru/i163/0908/5e/4b4e6b7646ff.jpg

Следующая глава будет через несколько дней.

Отредактировано Ksu-ha (10.08.2009 01:52)

+3

2

Глава 2

http://s09.radikal.ru/i182/0908/14/b03fda416925.jpg
http://s52.radikal.ru/i136/0908/2c/587e32f1fc24.jpg
http://s50.radikal.ru/i127/0908/aa/8cc81bd508c4.jpg
http://i073.radikal.ru/0908/6e/6ee5b520a1d2.jpg
http://s39.radikal.ru/i083/0908/b0/7c550c2495e5.jpg
http://s55.radikal.ru/i150/0908/ce/eaf22db8a377.jpg
http://s44.radikal.ru/i106/0908/7d/617b54e5e7e3.jpg
http://s59.radikal.ru/i163/0908/1b/69e9d7e59769.jpg
http://s48.radikal.ru/i121/0908/e7/8bafbf1201a5.jpg
http://i067.radikal.ru/0908/9d/90f527cd31d7.jpg
http://i011.radikal.ru/0908/7b/f2ba3ae354c7.jpg
http://s04.radikal.ru/i177/0908/fd/1a4a0c4e3b05.jpg
http://s14.radikal.ru/i187/0908/ed/4f9027bb17d5.jpg
http://i005.radikal.ru/0908/76/90c7c10ebe81.jpg
http://s55.radikal.ru/i150/0908/ad/b24411fdcead.jpg
http://s61.radikal.ru/i173/0908/8d/98a466275ea8.jpg
http://s56.radikal.ru/i152/0908/2d/ad7c13be5ff3.jpg
http://s47.radikal.ru/i117/0908/d6/1ed3269d40ab.jpg

Отредактировано Ksu-ha (14.08.2009 22:52)

+1

3

Глава 3

http://s04.radikal.ru/i177/0908/70/f7621e30827b.jpg
http://i073.radikal.ru/0908/22/a8b662ad18a7.jpg
http://i008.radikal.ru/0908/69/ba0cbe450f8a.jpg
http://i042.radikal.ru/0908/ba/854fde78f85d.jpg
http://i022.radikal.ru/0908/46/e1da303c7044.jpg
http://s47.radikal.ru/i118/0908/17/ef525e7fa218.jpg
http://i079.radikal.ru/0908/b1/4938d17e193e.jpg
http://s47.radikal.ru/i117/0908/29/d7fed273bc8c.jpg
http://i044.radikal.ru/0908/49/a1011c9c3f1d.jpg
http://i066.radikal.ru/0908/57/275da016daf2.jpg
http://s60.radikal.ru/i170/0908/90/ad8102eb0ad3.jpg
http://i049.radikal.ru/0908/69/ad50c19aee26.jpg
http://s50.radikal.ru/i129/0908/7f/ac042048a7dc.jpg
http://i082.radikal.ru/0908/19/b4bb48a919d5.jpg
http://i058.radikal.ru/0908/2a/cc554c447e87.jpg
http://s42.radikal.ru/i098/0908/32/bf55127f3af3.jpg
http://i002.radikal.ru/0908/56/31fc97466496.jpg
http://i044.radikal.ru/0908/e0/30f59fe74bca.jpg
http://s42.radikal.ru/i095/0908/2c/69e3910f839d.jpg

0

4

А продолжение планируется?

0

5

Мария Злюка написал(а):

А продолжение планируется?

Планируется. Сейчас времени нет.

0

6

Ksu-ha, спасибо большое!

0

7

Ксюша ты против не будешь если я выложу книгу до конца? она есть у меня в вордовском формате.

0

8

Мигель Карлус
Во имя любви: Искупление

Часть первая

Глава 1

Атилиу делал вид, будто читает газету, а сам исподволь наблюдал за Эленой. Он любил ее вдумчивые мягкие движения, сияющую темноту глаз, ее… Да что перебирать? Он просто любил эту женщину, пугливую и бесстрашную, способную на самые непредвиденные поступки, влекущую, неожиданную. У него было много женщин. Каждую он любил, каждой по своему восхищался, и все они рано или поздно становились предсказуемыми. Все, но не Элена. После того как Атилиу пережил болевой шок, гнев, негодование, обиду, он вдруг почувствовал что то вроде благоговения перед этой слабой женщиной, которая вступила в борьбу с судьбой, с самим Господом Богом и – что самое удивительное – победила! Кроме сына, она сумела подарить ему многочисленную семью: дочь, зятя, внуков. Его окружил целый хоровод молодежи, к нему липли и за него цеплялись малыши. Юных он мог одарить советом и деньгами, желторотиков – сластями и лаской. Жизнь его наконец наполнилась до краев и он почувствовал себя счастливым. И все благодаря Элене…
Сейчас они собирались на крестины к Леу. Атилиу гордился своим внуком. Катарина, самая хорошенькая женщина Рио, родила крепыша, которого назвали в честь деда Атилиу, и вот сегодня наконец его крестины.
Элена уже оделась, положила в сумку подарок – футляр с серебряной ложкой, красные пинетки и вдруг занялась поисками. Выдвинула один ящик, другой, старательно в них копалась. Атилиу не спрашивал, что она потеряла. И не торопил ее. Он понимал: она ждет звонка от Эдуарды, надеется, что дочка все таки выберется на семейный праздник.
А у Эдуарды заболели близнецы. Они всегда болели вместе: сыпь, порезы, насморк, зубы, прыщи у них появлялись одновременно, и весь дом тогда погружался в панику и беспокойство. Малыши пошли упрямством в Лауру, а необузданностью – в Марселу и могли прореветь целые сутки, если что то им оказывалось не по нраву. Девочка была похожа на отца, сын на мать, но обожали они Эдуарду. Только она могла с ними управиться, они беспрекословно ее слушались, дорожа ее лаской.
Звонка не было. Стало быть, доктор подтвердил опасения Эдуарды – у близнецов свинка; и значит, ей не меньше чем на две недели придется засесть дома, а Элене с Атилиу придется забрать к себе Марселинью, чтобы он не заразился. Мальчикам болеть свинкой ни к чему. Вот о чем думали Элена и Атилиу, без слов понимая друг друга.
Что ж, после крестин они заедут к Эдуарде и заберут Марселинью к себе.
Марселинью был у них частым гостем. Марселу и Эдуарда объяснили ему, что у него две мамы и два папы, и он звал старших не дедушка и бабушка, а папа Атилиу и мама Элена. И пока был слишком мал, чтобы интересоваться, почему это так. Вокруг него были любимые и любящие люди, и он просто радовался жизни, чувствуя себя под надежной защитой.
– Мы не опаздываем? – спросила Элена, садясь в машину.
– Приедем минута в минуту, – успокоил ее Атилиу.
Он вел машину так спокойно, так уверенно, что Элена всегда наслаждалась их совместными поездками. Да и вообще с тех пор, как Атилиу к ней вернулся, ее не покидало чувство удивительного счастья. Каждый день она благодарила за него Господа и не верила, что возможно быть до такой степени веселой, спокойной и радостной.
На протяжении многих лет она одна принимала все жизненно важные решения, отвечая за себя и за дочь. Многого боялась, часто чувствовала себя неуверенной. А теперь с ней рядом был муж, умный надежный друг, который подставил ей плечо, который привык брать на себя все тяготы жизни и рядом с которым она наконец почувствовала свою слабость как достоинство, а не как недостаток.
Много перемен произошло в их жизни за этот год. После того как Атилиу расстался с Флавией и вернулся к Элене, подруги перестали быть подругами. Это случилось само собой, естественно, без объяснений и взаимных обид. Просто существовавшее до некоторых пор единство разрушилось, а значит, стала невозможной и их совместная работа. По взаимной договоренности они ликвидировали фирму, и Элена с Атилиу стали работать вместе. И надо сказать, весьма успешно. Секретарем у них осталась все та же Анинья, но Атилиу подумывал о том, чтобы расширить штат, так как заказов становилось все больше и больше.
Надежды Марселу на сотрудничество с Атилиу не осуществились. Атилиу счел, и, наверное, правильно, что молодые должны действовать самостоятельно, на свой страх и риск, у них другая хватка, другой стиль. Марселу не привык работать под началом у кого бы то ни было, а Атилиу незачем было идти в подручные к Марселу. Та ложная ситуация, в которой Атилиу волей неволей очутился, работая в фирме Арналду, была результатом его сложных долголетних взаимоотношений с семейством Моту. Но теперь, когда все тайное стало явным и узлы развязались, можно было говорить обо всем напрямую.
После долгого разговора с Марселу, который считал, что сможет убедить Атилиу вернуться, рассчитывал на его авторитет и талант, они разошлись без взаимных обид. Атилиу пообещал Марселу любую посильную помощь и был готов поработать на фирму по контракту, но от совместного владения отказался – двух хозяев на предприятии не бывает.
Получив отказ от Атилиу, Марселу совсем иными глазами посмотрел на Леу – оценил его деловые качества, бескорыстие, трудоспособность, неамбициозность. Он увидел в нем достойного партнера, который к тому же не претендовал на лидерство, что было чрезвычайно важно для Марселу.
Надо сказать, что после шока, который пережили все дети Моту из за анализа на ДНК, после того как они примирились с его результатами, успокоились, отношения между братьями улучшились. Ушло подспудное соперничество, которое мучило обоих, ушло пренебрежение старшего к младшему. В качествах Леу, которые Марселу однозначно считал недостатками, он вдруг увидел достоинства, понял, откуда они взялись – брат был очень похож на Атилиу и, значит, избегал драк не от слабости и трусости, а потому что предпочитал разумный компромисс ожесточенной борьбе.
Марселу унаследовал от Бранки умение трезво оценить ситуацию и радикально перестроить свое поведение. Именно оно помогло ему понять, что лучшего партнера, чем Леу, ему не найти. Марселу предложил младшему брату стать совладельцем фирмы, и тот согласился – он то давно мечтал об этом! Торопливо, увлеченно он рассказал, что думает о будущем их предприятия. Марселу внимательно выслушал выводы Леу, к которым тот пришел, анализируя их с Арналду работу, и согласился с ними. Больше того, он принял разработанный Леу проект реорганизации.
Сам Марселу, собираясь получить архитектурное образование, уже записался на курс в университет. На примере Атилиу он убедился, насколько полноценнее работает в строительной фирме специалист архитектор, и, пока был еще молодым, не собирался упускать такой возможности. Реорганизация, учеба – все требовало денег. Для того чтобы удержаться на плаву и не объявить фирму банкротом, нужны были дополнительные вложения.
Марселу и Леу ломали голову, где лучше взять кредит, сидели, считали и пересчитывали.
Милена была в курсе финансовых затруднений братьев и приняла их близко к сердцу. Она дорожила отцовской фирмой. Сколько она себя помнила, отец всегда говорил о подрядах, контрактах, и для нее фирма с детства была неотъемлемой частью ее папочки.
Отец с матерью разошлись, Арналду уехал из Рио, и если бы закрылась фирма Моту, Милена восприняла бы это как окончательный крах семьи. Отца она не осуждала, по прежнему любя и жалея его. Он был вправе поступать и с собой, и со своими доходами так, как считал нужным. Перед отъездом он передал ей номер счета, на который положил для нее деньги.
Милена собиралась выплатить из них долг Мег и Тражану, которые вложили в покупку магазина львиную долю, потому что она начинала дело вместе с Лаурой и Натальей. Теперь Лауры не стало, Наталья раздумала заниматься коммерцией, и Милена взяла на себя все финансовые обязательства и пока успешно справлялась с ними. Получив деньги, она думала выкупить магазин и расширить его.
Однако поняв, что братья накануне краха, Милена не стала торопиться с выплатой кредита, и уж тем более с расширением магазина. В целом дела у нее шли хорошо, она в срок гасила кредитные обязательства и знала, что может положиться на добропорядочность своих кредиторов. Детей у них с Нанду не было, а значит, и расходы были невелики.
Другое дело у братьев – у Марселу трое детей, у Леу с Катариной ребенок, и если сейчас позволить фирме рухнуть, то все они лишатся средств к существованию. И потом, если начинать дело заново, то оно требует куда больше средств, чем идет на поддержание уже существующего. Это она уже поняла на собственном опыте. Рассудив так и посоветовавшись с Нанду, она предложила братьям оставленные ей отцом деньги:
– Чем лежать в банке, пусть лучше работают на вас, – сказала она. – Со временем и я как совладелица буду получать прибыль. Вы же знаете, у меня сейчас дела идут хорошо.
Марселу от души поблагодарил Милену. Он понимал, что и ей небезразличен их семейный бизнес. Что она не могла поступить иначе – деньги, полученные от отца, пошли на поддержание дела, которым он всю жизнь занимался…
Словом, молодежь Моту жила нелегко, зато много и увлеченно работала, добиваясь осуществления того, о чем мечтала. Марселу получал архитектурное образование. Леу в качестве программиста взял на себя всю организационную работу фирмы и внедрял новую структуру, которая в дальнейшем должна была принести немалые выгоды. Держаться фирме на плаву, пока осуществлялось переоснащение, помогал капитал, вложенный Миленой. Братья приняли помощь сестры, собираясь впоследствии все ей компенсировать.
С появлением в семье Марселу малышей Лауры квартира стала тесна, но купить другую возможности пока не было. Тогда Бранка сделала широкий жест: предложила сыну с семьей переселиться в свой дом.
– Это твой родной дом, Марселу! Ты в нем вырос, и пусть в нем растут твои дети, – сказала она. – А я поживу в вашей квартире.
Марселу с благодарностью принял предложение матери, оно было таким естественным для любящей сына и широкие жесты Бранки! И вот несколько месяцев спустя после отъезда Арналду Марселу с Эдуардой переселились в тот самый дом, где жили, вернувшись из свадебного путешествия.
Марселу по достоинству оценил нежданный щедрый подарок. Теперь он с еще большим основанием чувствовал себя главой клана и старшим в семье. «Дом Моту» и принадлежал ему по праву, и он был благодарен матери за чуткость, какую она всегда проявляла по отношению к нему.
– Мы ведь поедем мимо «дома Моту»? – спросила Элена. – Может, сразу и малыша возьмем?
– Давай, – согласился Атилиу. – От них до церкви рукой подать, а ему будет интересно. Он ведь стал дядюшкой! Заодно и с племянником познакомится.
Оба рассмеялись, представив двухлетнего дядюшку и двухмесячного племянника.
Они заехали к Эдуарде.
– Доктор был? Диагноз подтвердился? – с порога стала расспрашивать Элена выбежавшую ей навстречу Эдуарду. – Мы за Марселинью. Заберем его на недельку к нам.
– Слава Богу, не свинка, – поспешила обрадовать родителей Эдуарда. – Просто железки. Они уже вовсю кувыркаются в своем манеже. Доктор только только ушел, поэтому я и не позвонила, так что вы заберете не Марселинью, а меня. Видите, я готова.
Эдуарда кокетливо повела плечами, показывая новое платье цвета морской волны.
– Хороша! – одобрил Атилиу. – Ну поедемте, а то опоздаем!
– Я вас не задержу! – Эдуарда впорхнула в машину.
Атилиу сиял. И было отчего. Как только Катарина стала ждать ребенка, Леу пришел к отцу и сказал:
– Как ты посмотришь, папа, если я присоединю твою фамилию к своей?
Вопрос сына прозвучал для Атилиу сладкой музыкой – могло ли быть большее счастье? Он о таком мог только мечтать. А обращение «папа»?
Атилиу молча обнял сына.
– Спасибо тебе, сынок, – смог он выговорить только спустя несколько минут.
И вот теперь еще один Атилиу Моту Новелли пускался в жизненное плавание. Интересно, каким он будет? Какую проживет жизнь?
Мысли о малыше трогали Атилиу старшего чуть ли не до слез и вместе с тем он не мог сдержать счастливой улыбки.
В церкви уже собрались все родственники. Сирлея была взволнована не меньше Атилиу. Подумать только – первый внук!
Сколько пережила Сирлея! Как волновалась за Катарину! Но роды прошли благополучно, малыш родился крепенький, здоровенький, а крестили его так поздно только потому, что молодые не собирались крестить его вовсе. Настояли старшие: Ленор все уши прожужжала Сирлее, Лидия – Бранке. И уже после того, как Бранка уверилась, что от крещения ее внуку – настоящему внуку! – будет большая польза, она за него встала грудью. И посмел бы кто нибудь лишить ее родную кровь положенной пользы! Бранка стояла на страже интересов беззащитного ребенка, и никакие родители были ей не указ!
Но молодые родители, уразумев, что бабушки и прабабушки хотят окрестить новорожденного, не стали спорить с родней – праздник так праздник!
В крестные пригласили Педру и Наталью, дочь Мег и Тражану. В белом платье с воланами она держала на руках голенького младенца и из под длинных ресниц поглядывала на Родригу. Сердце у того замирало от волнения и сразу же начинало колотиться быстро быстро.
«Неужели, – думал он, – Наталья в один прекрасный день будет в таком же белом платье стоять перед алтарем, а рядом я в строгом элегантном костюме. А потом она будет держать на руках малыша?..»
Поработав недолгое время в кино, ершистый Родригу вновь вернулся к юриспруденции. Эмоциональный беспредел киномира оказался ему противопоказан, родной для него стихией была жесткая иерархия закона. Виржиния была счастлива: сын становился мужчиной, опорой семьи. Зато Жулия вступила в опасный возраст – множество знакомых, влюбленности, разрывы… Но кто обходился без этого?
Сама Виржиния после мучительного разрыва с Рафаэлем понемногу пришла в себя, вновь почувствовала себя привлекательной женщиной и даже… Да, рядом с ней был друг, был поклонник. Но пока она не принимала серьезных решений.
Малыша побрызгали водицей из купели, надели на него шелковую рубашечку, и счастливая мать понесла его к машине.
– Посмотри, как изменился Леу, – сказала мужу Элена, – он всегда был спокойным, но теперь стал еще и уверенным, а Катарина из хорошенькой превратилась в красавицу. Сразу видно, что она с ним счастлива.
Так оно и было. Молодая семья жила очень дружно. Катарина по прежнему восхищалась своим мужем, и каждодневное общение только увеличило ее восхищение. А Леу ее боготворил. Они понимали друг друга, им было хорошо вместе, и этим все сказано.
А вот что касается работы, то Катарина стояла на распутье. Она успела понять, что рекламные ролики приносят неплохой доход. Но если поначалу эта работа кажется лестной, то потом становится видно, что это путь в никуда. Год, два, и ты выходишь в тираж, вместо тебя появляются новые хорошенькие девушки, которые с успехом тебя заменяют и с широкой счастливой улыбкой размахивают бутылками с кока колой и прижимают к сердцу гигиенические прокладки. Пора было выбирать профессию. Актриса? Менеджер? Коммерческий директор? Визажист?
Занимаясь малышом, Катарина мучительно решала для себя этот вопрос, советовалась с мужем. Но пока ничего еще не решила.
Милена с Нанду подошли поздравить племянника.
– Мы вечером к вам заглянем, – пообещала Милена. – Давно не виделись, хочется поболтать. Много накопилось новостей с магазином, есть кое какие новые проекты, хочется обсудить вместе.
– Конечно, – обрадовалась Катарина. – Посидим в соседнем кафе на терраске, оно такое милое, мы с Леу так любим там бывать! И Атилиу тоже в своем кенгурятнике!..
Милена потрепала малыша по щечке.
– Расти быстрей, карапуз! – проговорила она. – Будешь у нас рекламировать детскую одежду!
– Ну ты и деловая, – расхохотался Леу.
– А что, нет, что ли? – весело откликнулась Милена.
Они стояли уже внизу, возле машины, а сверху по лестнице величественно спускалась к ним Бранка. Под влиянием Лидии и одиночества она в последнее время стала очень набожной. Она часто посещала церковь, ставила свечку Деве Марии и молилась обо всех своих домашних.
Все с теми же королевскими замашками, в новомодном коротком платье и туфлях на высоких каблуках, она торжественно шествовала вниз, не сомневаясь, что дети ее подождут, и вдруг ей под ноги бросилась собачонка. Откуда она взялась? Кто ее привел? Неведомо. Ведомо другое: Бранка отшатнулась, поскользнулась и рухнула. Милена, Нанду, Леу бросились ее поднимать, но…
По щекам Бранки катились крупные слезы. Крепко прикусив от боли губу, она едва выговорила:
– Не могу стоять… Господи! Боль то какая! Нанду подхватил ее на руки, и у него на руках Бранка лишилась сознания.
– Милена! – позвал он. – Срочно в больницу! Милена наскоро простилась с Леу и Катариной и побежала вслед за Нанду.
– Может, я с вами? – крикнул им вслед Леу. – Помощь моя нужна?
– Нет! – отозвалась на бегу Милена. – Поезжайте домой, я позвоню!
В церкви при монастыре, где они крестили малыша, была больница. Рядом. Наискосок через мощеный двор. Но Нанду и Милене, которые несли обмякшую Бранку, дорога показалась неимоверно длинной. Им все казалось, что она не кончается. И Милена вслушивалась в дыхание матери: дышит? не дышит?
– Не волнуйся! – то и дело повторял Нанду, обращаясь к жене. – Все будет хорошо. Все обойдется.
Нанду внес тещу в полутемный прохладный вестибюль. К нему сразу же подошла монахиня. Молча указала, куда нести больную.
Они прошли по мощеному коридору и вошли в небольшую комнатку келью, где сидел старенький доктор.
Нанду положил Бранку на кушетку и вышел. Милена торопливо рассказала, как было дело, а доктор нашатырем приводил Бранку в чувство. Наконец она застонала и приоткрыла глаза.

Глава 2

Бранке показалось, что проспала она очень долго.
Очнулась она в незнакомой комнате с белеными стенами и легкими кремовыми шторами на окне. Жалюзи опущены. В комнате полутемно. Только пламенеют герани – от пола и до верха окна в укрепленных на разных уровнях горшках цветут бордовые и алые герани. «Красиво», – не могла не отметить про себя Бранка. Она повернула голову и увидела сидящую возле постели коричневую фигурку в белом монашеском головном уборе.
«Я в монастыре? – задала себе вопрос Бранка. – Нет, не похоже. – Она попробовала пошевелиться и не смогла. Ее словно бы перепеленали и положили на что то неимоверно жесткое, мешая уютно повернуться на бочок, подтянуть ноги к подбородку. Жестче, чем мой ортопедический матрас», – подумала Бранка, снова попробовала повернуться и застонала.
– Очнулась, голубка? – спросил ласковый старческий голос, и морщинистое лицо наклонилось над ней. – Вот и хорошо.
– Что со мной случилось? – спросила Бранка. – Где я?
– А ты не помнишь, как упала на лестнице? Спасибо зятю, подхватил тебя и принес, – ответила старушка.
– И что же?
– Позвоночник сильно ушибла. Сместился позвонок. Теперь придется полежать. Видишь, прижали тебя, бедную, к доске. Ну да ничего, Бог даст, поправишься. А если надо чего, скажи. Я подам.
С этими словами старушка монахиня снова уселась возле постели и взялась за свое вязание.
– Да где же я? – уже с раздражением спросила Бранка.
– У дочки с зятем, – кротко и ласково отозвалась старушка. – Меня сестрой Кларой зовут. Давай помолимся вместе, поблагодарим, что дело на поправку пошло.
Бранка наконец узнала комнату – да, она была у Милены, беспомощная, неподвижная, и неизвестно, сколько еще пролежит.
Монахиня читала вполголоса молитву, а по лицу Бранки катились крупные слезы.
– Проснулась и плачет! От радости, да? – раздался веселый голос с порога, и обрадованная Милена бросилась к матери.
– От беспомощности, – отрезала Бранка. – Я хотела бы проснуться дома, – недовольно прибавила она.
Милена присела на корточки у постели.
– Ты выглядишь просто чудесно, – сказала она. – Каждый день покоя будет приносить тебе здоровье. Мы все надеемся на лучшее.
– Я не надеюсь, – сумрачно отозвалась Бранка. – Объясни мне, что произошло.
– У тебя было смещение двух дисков, их вправили, но нужно полежать, чтобы не защемлялся нерв, а то ты не сможешь ходить. Так что лежи смирно и терпи наше с Нанду общество. Мы переселиться к тебе не можем, поэтому взяли тебя к себе.
Бранка больше не плакала, хотя очень хотелось. Оказаться в таком положении! Ей! Чтобы кто то за ней ухаживал! Да не кто то, а Нанду! Вот уж испытание, так испытание!
Она не сдержалась и заплакала.
– Мамочка! Миленькая! Вот увидишь, тебе у нас будет хорошо. Ну что, ты не знаешь квартиры Марселу? Это же каменные джунгли, там дышать нечем. Лежала бы и на небо смотрела. Тоска! А у нас совсем другое дело!
Милена подошла к окну и подняла жалюзи, в комнату заглянул цветущий куст роз.
– Видишь, у нас есть каталочка, мы тебя будем вывозить в сад.
Бранка повернула голову и заметила у стены каталку. Значит, дело обстояло настолько серьезно, что без каталки не обойтись. Печально.
– За мной могла бы ухаживать Зила, я бы не доставила вам столько хлопот, – продолжала пытаться руководить дочерью Бранка.
– Она и будет за тобой ухаживать. Можешь считать, что мы приехали к тебе в гости, – улыбнулась Милена. – Если не захочешь нас принять, Зила скажет, что тебя нет дома.
Наконец Бранка улыбнулась – с чувством юмора у нее было все в порядке.
– Так я и буду поступать, – сказала она и, как ни странно, успокоилась. Что поделать, она должна была непременно чувствовать себя хозяйкой если не положения, то хотя бы своего дома. Если не дома, то комнаты. Если не комнаты, то хотя бы самой себя!
– А в саду то как хорошо! Вот вернется Нанду с работы, и мы поедем погуляем. Доска пластиковая, легкая. Просто прелесть! Доктор сказал, что, если ты захочешь, ты сможешь плавать в бассейне на спинке. Представляешь, какая красота! Полежишь, потом поплаваешь. В общем, не огорчайся. Мы с Марселу обсудили, у кого тебе будет лучше, и решили, что у нас. У Эдуарды с детьми забот полон рот, а мы с Нанду сосредоточимся на тебе.
– Спасибо, – сказала Бранка с непередаваемой интонацией.
– Не грусти, мамочка! Все обойдется, – еще раз повторила Милена и поцеловала ее в щеку.
После поцелуя обе почувствовали себя не слишком ловко, таких нежностей за ними не водилось. Но со стороны Милены нежность к матери была искренней. Те несколько дней, что Бранка находилась без сознания, многое ей открыли. Она увидела мать немолодой, слабой, и в ней проснулись если не дочерние чувства, то материнские. Она пожалела Бранку. Со вздохом подумала, что время идет очень быстро, постарел отец, постарела мать, а они, дети, повзрослели. И еще почувствовала, что ей, взрослой Милене, совсем не хочется быть всегда взрослой. Ей нужна мать, она дорожит ею… Да, вот такие неожиданные для себя чувства испытала Милена, пока Бранка лежала в беспамятстве, и поэтому совершенно искренне поцеловала ее.
– Сегодня тебя забежит проведать Катарина с малышом, я – в магазин, Нанду летает. Держи телефон возле подушки, тебе с ним будет не скучно. Марселу уже два раза звонил, скоро позвонит опять. Сейчас пришлю Зилу, и она принесет завтрак. Ну, пока!
Милена помахала рукой и направилась к двери.
– Хорошая у вас дочка, – ласково сказала вслед Милене монахиня, – заботливая.
Бранка промолчала. Больше всего ее интересовало, что делает в ее комнате эта коричневая старушонка: неужели она, Бранка, так плоха, что с часу на час ждут ее кончины?
Мысль о близкой кончине ее напугала, и спросить впрямую она не решилась. Однако монахиня поняла ее и без вопроса. Бранка и в самом деле была плоха. Не случайно она пролежала несколько дней в беспамятстве – в угрожающем состоянии находились сосуды головного мозга. Потому ее и поместили под строжайшее врачебное наблюдение – каждую минуту ей грозил инсульт. Однако своевременный прием лекарств, режим и диета могли стабилизировать сосуды. За всем этим и следила опытная сиделка, сестра Клара, которая заботилась еще и о том, чтобы больную ни в коем случае ничем не волновали.
– Я с вами для того, чтобы помочь вам и облегчить боль, если вдруг заболит спина, – объяснила она. – Станет больно, сразу говорите мне.
Бранка поморщилась – поясница противно ныла.
– Если боль резкая, примем болеутоляющее. Если ноющая, будем терпеть, – продолжала сестра.
– Будем терпеть, – покорно согласилась Бранка и поерзала головой на подушке.
– Почитать вам? – предложила монахиня.
– Нет, я лучше посмотрю телевизор, – ответила Бранка. – По моему, скоро мой сериал.
Вошла Зила с подносом.
– Как же я рада, что вам стало лучше, – сказала она.
– Сколько времени прошло с тех пор, как я попала в больницу? – спросила Бранка. – Я помню, что засыпала, просыпалась, но все как то смутно, неотчетливо.
– В больнице вы пробыли три дня, а дома сутки, – ответила Зила. – Дома вам сразу стало легче. Доктор так и сказал – вы нуждаетесь в домашней атмосфере.
– Кто бы мог подумать? – скептически хмыкнула Бранка. – И что, теперь я буду поправляться?
– Конечно, – с уверенностью ответила Зила. Почти год прожила Зила наедине с Бранкой и несмотря на все ее недостатки, властность, самодурство, привязалась к ней. Не было одной Бранки – Бранок было много: злая и добрая, заботливая и деспотичная, щедрая и прижимистая, и – что самое главное – всегда обаятельная. Стоило Бранке почувствовать, что человек ускользает из под ее влияния, замыкается, отгораживается, она становилась такой внимательной, такой дружелюбной, что не открыться ей навстречу было просто невозможно. Зила это испытала на себе.
Позвонил Марселу. По его голосу Бранка поняла, что сын счастлив, оттого что может поговорить с ней, оттого что ей стало легче. И она сама почувствовала себя счастливее. Бранка по прежнему больше всех своих детей любила Марселу. Раньше она объясняла себе это тем, что он – сын Атилиу, теперь же, когда выяснилось, что это не так, она это никак не объясняла. Просто любила старшего сына. А вот Леу так и остался для нее непонятным. Хотя она теперь видела, что он очень похож на своего отца, но все, что пленяло ее в Атилиу, раздражало в сыне. Странно.
Странным было и то, что с некоторых пор она стала часто вспоминать Арналду. Много лет они прожили вместе, она часто пренебрегала им, привыкла ни в грош его не ставить и вдруг поняла, как много в их жизни зависело от его добродушия, незлобивости, терпения. Может, он был недалеким человеком, но ведь в жизни многое решает не ум, а сердце, чуткость, готовность пойти навстречу…
Бранка лежала на спине, смотрела в потолок и вспоминала прошлое. Да, доска оказалась пожестче их ортопедического матраса.
Сестра Клара сидела на стуле в ногах постели, подавала лекарства, что то вязала. Кажется, кофточки для приютских детей. Бранка не спрашивала. Днем иногда забегал Нанду и выносил Бранку в сад. В саду ей становилось легче.
Как то ей пришла в голову мысль: вот я прикована к постели, я тут, как в тюрьме, и следом другая: Нанду – молодец, несладко ему пришлось в тюрьме, но он выдержал.
Она видела, что дочь все с той же страстью влюблена в своего мужа, а может, даже больше, чем раньше.
Что ж, может, парень и в самом деле заслуживал уважения. Милена все пыталась уговорить Нанду посвящать больше времени ее магазину, чаще участвовать в показах.
– У тебя так здорово получается! Ты так потрясно выглядишь на подиуме! – твердила она.
– В небе я выгляжу еще лучше! – отшучивался Нанду. – Погляди вверх и убедишься. Если хочешь, для рекламы я буду разбрасывать трусики с вертолета. Хорошая идея, а?
– Да ну тебя, – обижалась Милена, надувала губы, и Нанду тут же ее целовал.
– Надутые самые сладкие, – говорил он.
В вертолетном таксопарке он по прежнему возил туристов, показывал Рио, летал за город, отвозя богатых коммерсантов на их виллы.
– Вот увидишь, скоро и я разбогатею, возя богатых, – обещал он Милене. – Богатство – вещь заразная.
– А пока тебя используют и платят гроши, – сердилась она.
– Это я их использую, – возражал Нанду. – Я летаю на их вертолете.
Милена мечтала, что Нанду увлечется маркетингом или коммерцией, ей хотелось, чтобы они занимались одним делом.
– Ты же полюбила пилота, а я не хочу потерять твою любовь, – отвечал он ей.
Много времени занимало у него Общество спасателей, куда он записался после гибели Лауры. Нанду много летал, много тренировался – он хотел профессионально спасать людей.
Милена поняла уже, что небо сильнее ее и что ей придется научиться ждать мужа, потому что иной раз он улетал дня на три, а то и на неделю.
Зато какие бывали встречи! Милене казалось, что она никогда не насытится близостью своего Нанду.
– Я тебя больше никуда не отпущу, – говорила она.
– Да я и сам никуда больше не двинусь, – отвечал он, жадно целуя ее.
Проходила неделя, и он небрежно бросал:
– Исчезаю на три дня, малыш! Обменяемся фотокарточками!
Прожив так год – «медовый год», как называла его про себя Милена, – она даже привыкла к их разлукам. И стала подумывать о помощнике или помощнице. Одной ей было трудно справляться. Поначалу она очень надеялась на помощь Нанду, но он не был приспособлен к земным хлопотам. «А может, мне взять Женезиу?» – подумала она.
Они работали вместе уже второй год, и Милена успела убедиться, что он парень и смекалистый, и грамотный.
– Как ты думаешь, – спросила она мужа, – может, взять коммерческим директором Женезиу? Понимаешь, я могу подбирать образцы товара, готовить показы, организовывать рекламу, но вести переговоры с поставщиками, оформлять накладные, учитывать товары… Для всего этого я хотела бы найти надежного человека.
– Посоветуйся с Леу, он ведь обещал тебе помогать. Но мне кажется, Женезиу – неподходящая кандидатура, – ответил Нанду.
Милена посоветовалась с Леу. Леу пригласил Женезиу к себе, обрисовал круг будущих обязанностей, провел тестирование, посоветовал закончить двухнедельные компьютерные курсы. Затем провел второе тестирование и объявил свое мнение:
– Из парня выйдет толк! С ним можно работать. Если что – ко мне!
Ни с кем больше не советуясь, Милена стала поручать закупку товара Женезиу. А потом и банковские операции. Освободившись, Милена смогла уделять больше времени рекламным мероприятиям и, надо сказать, проявляла немалую изобретательность. Торговля пошла более ходко.
День Милены был заполнен крайне плотно: она ухаживала за матерью, занималась магазином, домом, успевала еще навестить братьев и свекровь с Орестесом.
– Когда же я буду тетей? – спрашивала всякий раз Сандра, стоило у них в доме появиться Милене. – Уже у всех есть маленькие. Только у вас с Нанду все нет и нет. У вас что, денег не хватает?
– Конечно, не хватает, – отшучивалась Милена. – На маленьких нужны очень большие деньги.
– А я бы с ним гуляла после школы, – вздыхала Сандра, – в колясочке возила! – Ей очень хотелось возить малыша в колясочке. – Мы бы с папой вам помогали. Папа, знаете, какие хорошие сказки рассказывает?
Орестес поглядывал на Милену, но ничего не говорил. Вот уже полгода, как он не брал в рот и капли. Общение с Анонимными алкоголиками пошло ему на пользу. Но вот надолго ли?..
Он снова искал работу, мечтал опять устроиться к Педру. Пусть не на такую ответственную должность, какую занимал вначале, но хоть на какую нибудь.
Когда он вечерами говорил об этом с Лидией, она только отмахивалась. У нее были свои заботы. Ее волновала та же проблема, что и Сандру: почему у ее молодых нет детей? Прошел уже год с их свадьбы, а прибавлением и не пахнет. Может, Милена чем то больна? Или с Нанду какая нибудь беда в тюрьме приключилась?
Лидия через день ходила молиться в церковь. Зажигала перед Божьей Матерью свечу и просила:
– Пресвятая Дева Мария! У тебя у самой был сын, дай и моим детям сыночка! Дети – это вечные хлопоты, за них всегда болит сердце. Пусть и Нанду с Миленой узнают, что значит иметь детей!
К Бранке Лидия относилась с прежним уважением. Ни у кого не повернулся язык сказать ей, кому она была обязана столькими слезами, страданиями и бессонными ночами. Зная непримиримый, горячий нрав свекрови, Милена сама просила поберечь Лидию. Им, молодым, легче было простить Бранку, Лидия бы ее не простила…
Узнав, какая беда случилась с Бранкой, Лидия отправилась навестить ее, а заодно поразведать, как обстоят дела со здоровьем у Милены. Может, и ей тоже нужно полечиться?..
Увидев у своей постели Лидию со множеством пакетов – тут домашнее печенье, а тут пирожок, – Бранка сразу же напряглась. Ей нелегко давалось общение с Лидией. Раньше она всегда старалась от нее ускользнуть. Но куда ускользнешь, когда прикручена к постели? И Бранка улыбнулась новоявленной родственнице с присущим ей обаянием.
Лидия уселась, разложила гостинцы, попросила Зилу принести кофе и приготовилась к обстоятельному разговору.
– Я ведь всегда говорила, что нет ничего лучше нашего Нитероя, – начала она. – Вот и вы теперь на собственном опыте убедитесь, как здесь хорошо и приятно жить.
Бранка в ответ только вздохнула – ничего приятного в Нитерое она не находила, но невежливой быть не хотела и кивнула головой:
– Да да, я совершенно с вами согласна, милая Лидия.
– И как мы были правы, когда не хотели, чтобы наши дети женились тайком, – продолжала Лидия. – Поженились по хорошему, с согласия родителей, и живут счастливо. И нам, родителям, с ними хорошо. Вон как Нанду то вас любит и уважает, ходит за вами, как ходил бы за мной, если бы я заболела.
И на этот счет у Бранки было свое особое мнение, но и тут она была вынуждена покивать сватье. Любит? Уважает? Да она бы на его месте эту сеньору Моту, свою тещу, ненавидела смертной ненавистью! А Нанду в самом деле за ней ухаживал. Вот только кто знает, с какими мыслями: может, ждал и не мог дождаться ее смертного часа и только, чтобы не огорчать Милену, таил их про себя?
– А у Милены все ли со здоровьем в порядке? – приступила Лидия к главной своей печали. – Что то она больно худенькая. Наверное, в магазине сильно устает?
– Не знаю, – ответила Бранка. – Я сейчас больше о своем здоровье забочусь. Пока возле меня сиделка монахиня была, я все думала: ну, пришел мой смертный час, раз она сидит, мои грехи отмаливает. Но видно, на поправку пошла, мне теперь самой доверили лекарства принимать. А Милена всегда была худенькой, и здоровье у нее всегда было отменное: спортсменка, пловчиха.
– А по женской части? – доверительно спросила Лидия. – Я ведь по матерински интересуюсь, мы же друг друга понимаем. Если бы причина была в Нанду, я не стала бы таиться.
– Ничем таким дочка со мной не делилась, – ответила Бранка, уразумев, наконец, что волнует Лидию. – Но мне кажется, что они с Нанду пока сами детей не хотят. А по какой причине, мне неведомо.
– Может, оно и так, – задумчиво покачав головой, нараспев проговорила Лидия. – Но мне то пора уже внуков иметь. У вас то их вон сколько, а у меня ни одного!
– У вас дочка еще маленькая, с внуками можно погодить, – отозвалась Бранка.
Лидия, сообразив, что по этой части сочувствия она у Бранки не найдет, переменила тему.
– Мне кажется, вам пора постричься, сеньора Бранка. Сейчас я возьму ножнички и чик чик, быстренько скоренько вас обработаю.
Бранка, вспомнив обещание Лидии на суде, невольно подумала: устроила бы она мне чик чик, если бы знала про меня всю правду!
– Может, не стоит, сеньора Лидия, – попробовала она воспротивиться.
– Стоит, стоит! – Лидия обожала свою работу и с готовностью открыла чемоданчик с набором гребенок, ножниц и феном. – Сейчас вы просто красавица, а после стрижечки станете королевой.
Бранка покорилась, хотя нельзя сказать, что ей было так уж легко принимать заботы Лидии и Нанду.
«Помнится, у Элены был какой то врач, – думала дорогой домой Лидия, – у него они с Эдуардой рожали. Почему бы не отправить к нему Милену?»

+1

9

Глава 3

Не в характере Лидии было отступаться от задуманного. И хотя она по прежнему втайне недолюбливала Элену, она попросила Орестеса навестить свою бывшую жену и попросить устроить консультацию у Сезара.
– Да у меня язык не повернется просить о консультации у Сезара, – заупрямился Орестес, что бывало с ним нечасто. – Ты что, не помнишь, какая там случилась история? Во первых, я не уверен, что они поддерживают отношения. А во вторых, рекомендация Элены для Сезара совсем не лучшая.
– Может и так, – согласилась, подумав, Лидия, – тогда просто узнай у нее, в какой он работает клинике. Я пойду к нему без рекомендации. Но мне нужен знакомый врач! Ведь я сама пойду к нему за советом, Милену я пока повести к нему не могу.
Орестесу, может, и не слишком хотелось идти с таким вопросом к Элене, зато ему очень хотелось повидать невзначай Педру и разведать насчет работы. Может, все дурные истории уже позабыты и ему снова что нибудь посветит? Он же теперь не пьет!
О своих надеждах он не стал говорить Лидии – надежд, и зачастую обманутых, было слишком много в их совместной жизни. И все таки, продолжая надеяться, что убьет даже не одного, а сразу двух зайцев, Орестес отправился к Элене.
Он выбрал вечер пятницы, когда люди обычно бывают дома, собираясь поутру уехать куда нибудь отдохнуть. Боясь отказа, он не стал звонить заранее. Орестес не любил договариваться и ждать. Ему нравилась другая установка: хватай быка за рога! Если дело не сладилось сразу, значит, нечего им и заниматься!
Но Элены он не застал. Они с Атилиу уехали на несколько дней в Тересополис, куда ездили теперь довольно часто. Фирма у них была общая, заботы общие, а работать они могли где угодно. В горах дышалось и думалось куда лучше, чем в городе.
Орестес позвонил в соседнюю квартиру. Сирлея с Педру по прежнему жили с Эленой по соседству. Сирлея открыла дверь.
«Вот удача! Вот повезло! – возликовал про себя Орестес. – Все сделается само собой, ненавязчиво и непринужденно».
– Я, собственно, пришел перемолвиться словечком с Эленой, – объяснил он после взаимных приветствий и расспросов о здоровье, после того как уселся в гостиной с чашкой кофе, без которой гостеприимная Сирлея не могла отпустить ни одного, даже случайного гостя. – А ее нет.
– Да. Они уехали, будут только во вторник.
Ни Сирлея, ни Педру не знали истории Марселинью, поэтому Орестес со спокойной душой спросил о Сезаре.
– Не у него ли рожала Катарина?
– Я что то давно о нем не слыхала, – задумчиво ответила Сирлея. – Катарина рожала не у него, но в очень хорошей клинике, сейчас я дам вам адрес. Вот только найду визитку.
Она встала и направилась к стенке, где на одной из полок красовалась обливная бирюзово зеленая ваза Марсии, похожая на медузу, в которую Сирлея клала визитные карточки.
– Для Милены? – понимающе уточнила она.
– Для Лидии, – машинально, задумавшись о своем, прикидывая, как бы половчее навести разговор на работу, ответил Орестес.
Сирлея застыла в недоумении.
– И что же? – осторожно спросила она. – Будет рожать?
– Да не получается никак с родами, вот она и беспокоится, – продолжая делать в уме прикидки, отвечал Орестес.
Любопытная от природы, как все женщины, Сирлея, так и не найдя визитки, присела напротив Орестеса и уставилась на него.
«Если Лидия собралась рожать, – думала она, – может, и мне такое выпадет? Интересно, как отнесется к этому Педру…»
– А вы хотите еще ребенка? – спросила она. – Сандра подросла, Лидии не хватает малыша в доме?
– Конечно, хотим, – согласился Орестес. – Больше всех Сандра хочет, говорит, буду помогать, колясочку возить.
– А Лидии не тяжело будет? Все таки возраст, здоровье… – продолжала расспрашивать Сирлея, очарованная перспективой, которая перед ней открывалась: а что, если всерьез этим заняться и родить Педру сына? Она всегда мечтала о сыне. Будут растить вместе с Катариной. А что? Очень даже здорово!
– Тяжело, наверное, – опять согласился Орестес. – Но ты же ее знаешь, она об этом не думает. Хочу внука, и хоть кол на голове теши!
Радужный пузырь мечты разлетелся в один миг, обрызгав горечью Сирлею. Ох уж этот неистребимый инстинкт продолжения рода, с которым так трудно расстаться женщине! А она то! Уши развесила! Размечталась!
– Сейчас принесу адрес, – деловито сказала она и направилась к бирюзовой вазе.
– А как у Педру дела? – осторожно задал вопрос Орестес.
– У меня прекрасно, – ответил сам Педру, входя в гостиную. – Привет, дорогая, – он поцеловал жену. – Рад видеть в добром здравии, Орестес, – мужчины крепко пожали друг другу руки. – А как у вас?
– Здравия много, а вот с работой туговато, – не стал чиниться Орестес. С Педру ему хорошо работалось, и если бы не его несчастная болезнь, они бы работали и дальше – контакт у них наладился, они понимали друг друга.
– Так ты пришел насчет работы? – уточнил Педру.
– Да нет, я, собственно, шел к Элене по делам Лидии, но раз уж мы встретились, то я по старой памяти и спросил, – выпалил Орестес.
– На старое место никак невозможно, сам понимаешь, – ответил Педру. – С понижением тоже не годится, коллектив у нас все тот же, люди этого не поймут. Но мы расширяемся. Открываем новый супермаркет на другом конце Нитероя. Там нужен бухгалтер. Возьмешься, дам тебе записку. Но только под твое честное слово, что никаких эксцессов больше не будет.
– Честное слово, – просияв, торопливо произнес Орестес. – Никаких эксцессов!
Он и не ждал такой удачи. Повезло так повезло!
Педру набросал несколько слов на своей визитке, дал адрес, куда явиться в понедельник, и довольный Орестес, пожелав счастливых выходных, вышел на улицу.
«А почему бы мне не навестить Мафалду с Антенором? – вдруг сообразил он. – Они то наверняка дома, будут мне рады и, конечно, скажут, где сейчас работает Сезар. У них даже лучше узнать, чем у Элены».
Добираться, правда, было далековато – из Нитероя в Рио, а потом еще и на окраину Рио, но зато дело будет сделано, поручение Лидии выполнено.
Записка Педру наполнила его чувством радостной уверенности, а с этим чувством никакие расстояния не страшны.
Через час он уже стоял у легкой ограды, увитой штокрозами, и смотрел на небольшой голубой домик в глубине двора. Двор до сих пор остался ему памятен. Отсюда он увел Элену в их самостоятельную жизнь, которая длилась так недолго и так нескладно кончилась.
Открыла ему Мафалда. Она постарела, поседела, но была бодра и, увидев гостя, радостно всплеснула руками.
– Вот уж кого не ждали! Орестес! Радость то какая! Редко теперь нас, стариков, вспоминают! Проходи! Сейчас приготовлю кофеек!
В сад вышел и Антенор. Кофе сели пить прямо на лужайке под деревьями, где стоял небольшой круглый столик и белые пластмассовые кресла.
«Не много ли мне сегодня кофе? – со вздохом подумал Орестес. Что ни говори, а вино куда лучше!» Но тут же он устыдился своих грешных мыслей и пощупал рукой в кармане твердый прямоугольничек: пропуск в будущую счастливую жизнь.
Мафалда принесла свой знаменитый пирог, который до сих пор вспоминала Элена.
– Пеку, как всегда, к субботе, – сказала с радушной улыбкой хозяйка.
За пирогом вспоминали прошлое – отца Элены, девочек…
– А как поживает Сезар? – спросил Орестес.
– Только что получили письмо, – радостно закивали головами супруги. – У них все хорошо. Работой довольны, а в их жизни работа главное.
– А где же они? – удивился Орестес.
– В Аргентине. Поступили по конкурсу в лечебницу курортного типа, там и от бесплодия лечат, и на сохранении лежат, и хилых младенцев выхаживают. У Сезара разносторонняя практика, он очень доволен. Анита тоже. Вот только мы без них скучаем, – вздохнула Мафалда.
– Оно и понятно, – посочувствовал Орестес. – Но за Сезара я рад. Он врач от Бога.
– Такие сложные операции делает, какие нам и не снились! – с гордостью подхватила Мафалда. – А как мы тогда переживали, как переживали, ведь на волосок был от гибели…
Все помолчали, не желая бередить зажившую, к счастью, рану. Поболтали еще, и Орестес стал прощаться:
– Лидия уже заждалась, бедняжка. Пора! Беспокоится, наверное, – сказал он, чувствуя, как неохотно отпускают его старые друзья. – Но как нибудь забегу еще. И Виржинии с Эленой скажу, чтобы не забывали.
– Скажи, скажи, мы будем очень рады их повидать, – в один голос сказали Мафалда с Антенором.
– Придется тебе довольствоваться врачом Катарины, – объявил Орестес жене. – Сирлея дала мне его визитку. А я в понедельник пойду на работу устраиваться. Снова к Педру. Так то! А Сезара нет, они с Анитой в Аргентине.
И он пересказал Лидии все, что узнал от родителей Сезара.
После женитьбы Сезар подал документы на конкурс в очень престижную клинику в Аргентине. Молодые решили уехать из Рио во что бы то ни стало. И не только из Рио – из Бразилии! Начать свою новую жизнь с нуля, с чистого листа. Но уезжать в Европу, отрываться от престарелых родителей не хотели. Нашли промежуточный вариант.
Документы прошли, и они поехали знакомиться. Клиника им понравилась. В небольшой роще в горах стояли небольшие корпуса коттеджи. Сезара в первую очередь интересовало оборудование, Анита не прочь была узнать об условиях жизни медперсонала. Оба были удовлетворены. Оборудование было самое современное. Операционная предоставляла возможности для самых сложных операций – в ней была новейшая лазерная аппаратура, работали искусственное сердце, легкие, почки. Больше того, клиника была санаторного типа, в ней практиковались и нетрадиционные методы лечения, например, если речь шла о бесплодии, где, кроме физиологических причин, могли быть и психологические, и нервно патологические.
Грязевые ванны, иглоукалывание, фитотерапия – для врачей было открыто широкое поле деятельности, для больных – большая возможность выбора.
– Я открою новое направление после того, как зарекомендую себя, – воодушевилась Анита.
В последнее время она увлеклась народной медициной и изучала индейские методы врачевания.
– Думаю, у тебя здесь будет возможность пополнить свои знания, – сказал Сезар. – Мы с тобой поездим по глухим уголкам, деревушкам, познакомимся с врачами, которые этим занимаются.
У Аниты загорелись глаза, ей не терпелось приняться за работу.
Условия жизни медперсонала ее устроили – в их распоряжение была предоставлена половина коттеджа в очень живописном месте в пяти минутах ходьбы от больничного корпуса.
– Ну вот мы с тобой и переехали, – сказал вечером Сезар Аните, когда они сидели вдвоем в гостиной и всматривались в красивый, но еще непривычный пейзаж за окном. – Ты довольна?
– Не то слово! Я счастлива, – и она прижалась к Сезару.
– Жду не дождусь, когда возьмусь за дело, – признался он. – Я понял, что слишком долго отдыхал и, оказывается, страшно соскучился по работе.
С тех пор прошел почти год, и оба они плодотворно и увлеченно работали. Руководство клиники было довольно молодыми перспективными специалистами.
Анита ассистировала мужу при операциях и продолжала заниматься народной медициной. Она связалась с научно исследовательским центром и регулярно посылала туда на проверку данные, которые получила в результате исследований в местной лаборатории.
В лаборатории она засиживалась до позднего вечера. А в свободные дни непременно ехала в одну деревню неподалеку, где у нее появился знакомый целитель, который делился с ней своими секретами.
Собственно, если говорить честно, то не бескорыстный научный интерес сделал Аниту фанатиком народной медицины. Да и целитель вряд ли бы стал делиться с ней опытом как с коллегой. Она была его пациенткой. После двух выкидышей Анита никак не могла забеременеть и теперь лечилась. Но все, что ей предлагалось, она не только испытывала на себе, но и проверяла в лаборатории.
Сезар с состраданием смотрел на свою жену, пытался утешить ее и успокоить. Он уговаривал ее отвлечься, заняться какой нибудь другой проблемой, убеждая, что та, которая ее так волнует, решится сама собой. Но Анита его не слушала. С фанатичным упорством она сосредоточилась на своей беде, и ее темные глаза загорались недобрым огнем, стоило мужу начать ее отговаривать.
Где уютный дом с тихими вечерами и музицированием, которые так радовали их поначалу? Где совместное чтение? Где долгие прогулки с разговорами? Аниты почти не бывало дома, и Сезар возвращался в хирургически чистый пустой дом.
У них не было больше согретых взаимным теплом радостных дней, у них остались страстные испепеляющие ночи, которые изнуряли обоих и не приносили желанного разрешения.
Сезар уже с печалью думал о беспросветных ночах, но, щадя жену, следовал всем ее желаниям, хотя не мог не видеть, насколько они пагубны для них обоих и для их семейной жизни.
Он все искал, чем бы ему отвлечь Аниту, как ее переключить. Но чувствовал, что не в силах этого сделать, – они жили среди чужих людей, жили только работой, и как только профессиональный интерес совпал с личным, Анита стала слепым фанатиком.
Однако Сезар не отчаивался и продолжал искать способ, чтобы помочь своей жене.
Между тем он сделался виртуозом в области младенческой хирургии, о его операциях написали несколько научных статей, после чего имя Сезара Андраду включили в красочные проспекты рекламы, которые клиника регулярно рассылала в центры информации о лечебных учреждениях.
– Почему бы нам не отпраздновать мою мировую славу? – шутливо спросил Сезар Аниту, вертя в руках небесно голубой с горными вершинами на обложке проспект.
– Да, конечно, нужно отпраздновать, – вдруг воодушевилась Анита, и Сезар обрадованно засуетился.
Алкоголь был изгнан из их дома с того самого дня, когда Анита поставила себе целью забеременеть, но сейчас на вопросительный взгляд мужа она ответила милостивым кивком, и Сезар вытащил две бутылки душистого розового вина, которое они оба так любили когда то.
Немного выпив, Сезар расчувствовался, вспомнил былое, и ему вдруг пришла в голову счастливая мысль.
– Послушай, Анита! А почему бы нам не послать весточку нашим друзьям? – спросил он с улыбкой. – Давай отошлем этот проспект в Рио! Всем, кого любим и помним, а?
Анита насторожилась: Сезар нечасто упоминал о друзьях из Рио. У них обоих были не лучшие воспоминания об этих друзьях.
Муж смотрел на нее с ласковой улыбкой. И она, сделав над собой усилие, признала: с прошлым ничего не поделаешь, ни переменить, ни отменить его невозможно, и друзья остаются друзьями. Рано или поздно они встретятся, и лучше им встретиться по доброму.
– Давай, – согласилась она. Но не выдержала и спросила: – А Эдуарде ты тоже пошлешь проспект с приглашением полечиться от бесплодия?
– Анита! – с упреком покачал головой Сезар. – А на вид такой ангелочек! Неужели до сих пор ревнуешь?
Анита поглядела на мужа исподлобья: да, так оно и было, и что она могла с собой поделать? При одном только имени «Эдуарда» что то подкатывало у нее к горлу и начинало глухо колотиться сердце. Может, и к своим неудачам с беременностью она отнеслась бы гораздо взвешеннее, если бы не Эдуарда. Когда то Анита крикнула Сезару, что готова быть для нее суррогатной матерью. Сколько в ней тогда было высокомерия, чувства превосходства, а теперь вот оказалась в том же положении, что и соперница. Но она родит! Непременно родит! Сезар должен знать, что не ошибся, когда выбрал ее, Аниту, а не Эдуарду, – потому что она – полноценная женщина, она может родить ему детей, дать настоящее семейное счастье.
– Я напишу Элене с Эдуардой письмо и пошлю им проспект, пусть они порадуются моим успехам. Они всегда принимали их близко к сердцу, – решил Сезар.
Элена прислала Сезару и Аните письмо после того, как правда открылась и они с Эдуардой нашли разумный компромисс по отношению к Марселинью.
Сезар был счастлив и ответил ей радостным письмом. Тяжелый камень наконец свалился с его души. Больше всего он был рад тому, что любовь и взаимопонимание близких ему людей нашли выход из, казалось бы, безвыходной ситуации.
Но с тех пор они друг другу не писали. И это было понятно: пережитое так трудно далось Сезару, что, несмотря на наступившее облегчение, ему подсознательно вовсе не хотелось вновь вступать во взаимоотношения с людьми, которые подвергли его столь тяжким испытаниям.
Но время шло, все сглаживалось, и теперь он ощущал настоятельную необходимость в дружеском общении. Болезненное состояние Аниты, возникшее чувство одиночества все чаще заставляли его вспоминать Рио, родителей, друзей, а среди них Элену и Эдуарду.
– Знаешь, – продолжал Сезар, – мы ведь можем пригласить их всех сюда отдохнуть. Здесь так красиво!
Он вдруг представил себе, как будет хорошо вновь оказаться среди близких. И Аните так нужно с кем то поделиться своими проблемами. Может, Эдуарда сможет ей чем то помочь? При этом он прекрасно понимал, что Анита сложно относится к Эдуарде, и все таки…
– Все тяжелое позади, Анита! Поверь! – сказал Сезар. – Впереди будет только хорошее!
– Надеюсь! – ответила Анита.

* * *

Через несколько дней Эдуарда, Элена и Виржиния ахали, любуясь красотами на фотографиях, которые прислали им Анита с Сезаром.
Читая письмо, Элена невольно вздохнула с облегчением. Наконец то Сезар простил ее, наконец то их долгая и мучительная история завершилась.
Очень обрадовалась весточке от Сезара и Эдуарда. Ей было бы очень грустно, если бы они, друзья детства, вдруг расстались навсегда. Со временем она поняла, как тяжело ему дался обман, на который он пошел ради нее, и она простила его.
С удовольствием писала она письмо, обращаясь и к Сезару, и к Аните, рассказывая о своих малышах, о том, сколько с ними забот и как она справляется. Письмо получилось длинное и подробное, и Эдуарде показалось, что она провела долгий вечер с близкими людьми.
Вышло так, что она спрашивала совета – питание, режим, Психологические проблемы близнецов, – ей было очень важно многое выяснить, и она была рада, что может получить ответ на свои вопросы от людей, которым доверяет.
Эдуарда показала письмо, фотографии и проспект Марселу, и он просмотрел все с искренним интересом.
– Поздравь Сезара с успехом, – уважительно сказал он. – Какое доброе и важное дело он делает!
Неужели он когда то ревновал к нему Эдуарду? Как это странно!
Многое осталось позади, прошлое кануло безвозвратно. И возвращаясь мыслями к прошлому, ко всему, что казалось когда то таким мучительным и безысходным, Марселу и Эдуарда невольно улыбались, снисходительно и понимающе: какими они тогда были молодыми! Какими глупыми! И собственная глупость казалась трогательной.
– Лиза! Лиза! – позвала Эдуарда свою главную помощницу. – Мы с тобой чуть не пропустили вечернюю прогулку. Вот что значит получать письма от старых друзей!
Лиза уже вела к ней малышей – озорная голубоглазая Алисия была вылитый Марселу, а темными глазами Лауры смотрел на Эдуарду Жуаниту, и смотрел с обожанием.
Эдуарда взяла за руку Марселинью.
– А ты, папа, не составишь нам сегодня компанию? – спросила она.
– Я составлю вам компанию завтра, – весело отозвался Марселу. – Завтра же у Лизы выходной.

Глава 4

В свои выходные во второй половине дня Лиза навещала Изабел.
Прошли времена, когда Изабел со страстью и азартом добывала себе богатство. Теперь она была богата. Но вот счастлива ли?
Она не торопилась завести собственную фирму. Во первых, потому, что не хотела привлекать к себе внимание. Во вторых, не решила, на каком бизнесе остановиться. Отели? Доходные дома? Торговля? Или просто накупить ценных бумаг и жить как рантье? Или вложить деньги в какое нибудь солидное производство?
Изабел просматривала проспекты, знакомилась с дельцами и фирмами, но ни на чем не могла остановиться.
Точно так же, как не могла решить, какой ей обзавестись недвижимостью: купить виллу на Средиземном море? В Италии? В Испании? А яхта? Нужна ей яхта или нет? Сейшас выслушивал один проект за другим, обсуждал их и все ждал того, одного единственного, какой бы его обрадовал, – проекта их будущей совместной семейной жизни.
Он много раз собирался, но так пока и не решился предложить Изабел руку и сердце, боясь, что отказ будет означать его отставку, и уже навсегда.
Они жили порознь, но Сейшас был частым гостем в роскошных апартаментах Изабел. Дела его фирмы шли успешно. Он чувствовал себя вполне состоятельным человеком, считал, что способен содержать семью. О сказочных богатствах Изабел они никогда не заговаривали. Они будто канули в воду. Но всплывали всевозможные проекты и лопались будто мыльные пузыри. Сейшас не относился к ним серьезно. Они возникали как предмет для обсуждений, которые в последнее время стали любимым времяпрепровождением Изабел.
Она вела такую же бурную деятельность, как раньше, с той лишь разницей, что в прежние времена эта деятельность приносила ей деньги, а теперь поглощала их в неимоверном количестве. Но Изабел наслаждалась, когда организовывала деловую встречу или коктейль, посещала благотворительный фонд или презентацию. Пока она остерегалась журналистов, избегала репортеров, заботясь, чтобы ее имя не мелькало в газетах. И вместе с тем мечтала, что настанет время, когда она станет законодательницей мод, первой дамой патронессой, крупной фигурой в бизнесе или в политике.
Пока она пыталась понять, куда же выгоднее всего вкладывать деньги, где быстрее всего покупается слава. С той же страстью, с какой раньше она мечтала о деньгах, теперь она мечтала об известности и изучала рынок.
Путей было несколько: организовать именной фонд с благотворительными целями. Построить культурный центр и подарить его родному городу. Кстати, Изабел родилась в маленьком городке, где отродясь не слышали ни о какой культуре, так что подобное мероприятие стало бы безусловным событием. Начать политическую карьеру – вот это нужно было начинать скорее, так как возраст был уже критическим. Внедриться в банковское дело.
Каждый из возможных вариантов Изабел тщательно прорабатывала, изучая его положительные и отрицательные стороны. Она была не из тех, кто пускает все на самотек. Деловито, сосредоточенно она сначала изучала обстановку, а потом устремлялась к намеченной цели с азартом и страстью гончей, пущенной по горячему следу.
Она заранее дрожала от нетерпения, предвкушая сложные комбинации, уничтожение конкурентов, обман соперников, борьбу с противником. Только это и было для нее настоящей жизнью, и она жаждала, чтобы эта жизнь началась поскорее.
Однако в последнее время она находилась в отвратительном настроении, скверно себя чувствовала, была недовольна собой и Сейшасом.
Сейшас раздражал ее тем, что питал совершенно неоправданные надежды на их совместную жизнь. Больше того, он посмел сделать ей чуть ли не предложение, когда она случайно обмолвилась ему, что, кажется, забеременела.
В тот момент она даже не придала никакого значения своим словам. Исход досадной случайности был для нее однозначен. Но как вспыхнули глаза Сейшаса! Он обнял ее, прижал к себе и, заглядывая в глаза, повторял:
– Какое счастье! Наконец то мы будем вместе! Изабел холодно высвободилась из его объятий.
– Я не позволю поймать себя в ловушку, – холодно ответила она. – С чего ты решил, что я собираюсь иметь ребенка?
Лицо Сейшаса стало несчастным.
– Изабел, – проговорил он, – не говори со мной в таком тоне. Ты же понимаешь, как для меня важно то, что ты сказала!
Но Изабел не понимала.
Сейшас появился в ее жизни, когда она еще боролась с Арналду за свое богатство. Она победила в этой борьбе, партнер не был ей противен, она продолжала с ним встречаться. Но когда поняла, что Сейшас рассчитывает на женитьбу, ей стало смешно. Неужели она заполучила такое богатство для того, чтобы прожить свою жизнь с этим не первой молодости мужчиной? Неглупым, порядочным, но и только…
В порядочности Сейшаса она нисколько не сомневалась, да и в себе была уверена, поэтому не считала, что если он готов предложить ей руку и сердце, то из за того, что зарится на ее богатство. Но именно его порядочность, мечты о тихом семейном гнезде, где она, Изабел, выступала бы в виде клуши с выводком цыплят, наводили на нее скуку и вызывали даже отвращение. Они были ей смешны.
Мечты Сейшаса были под стать его бизнесу – такие же скромненькие, невыразительные.
Нет, Изабел была женщиной иного масштаба. Она и сама не знала, чего хотела. Но хотела чего то грандиозного. Необыкновенного. Сногсшибательного.
А вместо необыкновенного получила самое что ни на есть обыденное. Забеременела. Удивительно ли, что она разозлилась?
К тому же она отвратительно себя чувствовала – в самые неподходящие минуты у нее вдруг начинала кружиться голова или подкатывала тошнота, то колени подгибались от слабости, то круги плыли перед глазами. И вот, когда тебе и весь белый свет не мил, выслушивать то, что тебе говорит этот болван Сейшас?!
А он говорил прочувствованно, проникновенно:
– Ты же видишь, как я люблю тебя. Все это время я мечтал только об одном, чтобы у нас с тобой был ребенок. И моя любовь превозмогла все. Ребенок нас свяжет крепко, на всю жизнь. Роди мне сына, Изабел!
Она посмотрела на него с такой испепеляющей насмешкой, что он поспешил прибавить:
– Я не предлагаю тебе выйти за меня замуж. Будь свободна, живи, как тебе хочется, но только роди нашего ребенка. Я сказал сына – нет, мне все равно: девочку, мальчика! Я так хочу детей от тебя, Изабел, потому что люблю тебя!
Хорошенькая любовь! Да как он смеет это говорить?! Предлагать?! Думать?! За кого он себя принимает? Чтобы она ему кого то рожала? При одной только мысли об этом Изабел начинало трясти. Стоило ей представить себе, что она подурнеет, расплывется, а потом будет ходить с безобразным животом, и все по милости этого эгоиста, как ее охватывало возмущение. Да если бы он любил ее, он бы уберег ее от этого безобразия. Как он смел хотеть того, чего не хотела она? Он намерен использовать ее в своих дурацких целях, завладеть ею, заполучить. Но она ему этого не позволит. В современном обществе женщины вправе сами решать свою собственную судьбу. И свою и ребенка!
– Прости меня, Сейшас, но ты говоришь глупости! Любовью ты называешь страх одиночества и старости. Ты просто хочешь использовать меня, и больше ничего. Ты же только что произнес чудовищную вещь: подари мне ребенка, а сама отправляйся на все четыре стороны!
– Ты хочешь ссориться, Изабел, а я нет. И если не настаиваю на женитьбе, то не потому, что не люблю тебя. Наоборот. А начни я сейчас настаивать, ты упрекнешь, что я зарюсь на твои богатства. Или еще что нибудь придумаешь. Когда не любишь, все толкуешь вкривь и вкось.
Сейшас говорил устало и с большой долей горечи.
– Значит, ты все таки заришься на богатство? – подхватила Изабел и тут же осеклась под укоризненным взглядом Сейшаса.
– Я прошу об одном: сохрани ребенка! Все будет так, как ты захочешь, – я могу быть рядом с тобой, могу уехать далеко далеко. Могу приезжать и видеться с ребенком, могу забрать его с собой. Повторяю: все будет так, как ты захочешь, но только сохрани его. И поверь – я тебя люблю. Когда начался наш роман, я уже думал о прочных и долгих отношениях с тобой. Я видел в тебе не любовницу, а жену. И сейчас я вижу…
Изабел истерически расхохоталась.
– Да что ты такое выдумал? Да как ты посмел? Убирайся немедленно! Сейчас же!
Сейшас немедленно убрался на балкон. Он прекрасно знал Изабел, нужно дать ей немного успокоиться и все войдет в свою колею. Бедная девочка! Случившееся для нее такая неожиданность, что неудивительно, если у нее разыгрались нервы. И вообще всем известно, что женщины в подобном состоянии становятся нервными и капризными. Пусть покапризничает. Попривыкнет, станет спокойнее, и все уладится.
Будущее отцовство наполняло Сейшаса таким блаженством, что он словно бы и не слышал обидных слов. С улыбкой он стал обдумывать, куда бы ему увезти Изабел, чтобы и ей было хорошо, и ребенку. Фирма у него невелика, при современных средствах связи все деловые вопросы он сможет решать, находясь в любой точке земного шара. Но на всякий случай он оставит вместо себя Мартинеса, человек он надежный, опытный, Сейшас ему доверяет.
Он смотрел на цветущие в саду розы. Изабел обожала бледно желтые, они и обвили мраморную скамью в глубине сада, и он вдруг будто воочию увидел на ней золотоволосую малышку с темными глазами Изабел, которая тянется ручками к этим розам…
Сейшас заглянул в спальню, надеясь, что Изабел успокоилась.
Постель была пуста. Наверное, она в ванной. Сейшас прислушался, потом заглянул туда, но и там никого не было.
Пожимая плечами, он спустился вниз, в гостиную. Пусто. Куда же она делась, черт подери? Он не спеша обошел квартиру – кабинет, малая гостиная, холл…
– Изабел, где ты? – позвал он. Молчание.
Детские игры в прятки были не в характере его возлюбленной. Значит, у нее было деловое свидание, о котором она не пожелала ему сообщить.
Сейшас спустился в сад, подошел к бассейну. Голубая вода смотрела безмятежно и мирно. Он сбросил рубашку, шорты и прыгнул в манящую воду. Какое наслаждение! Он плавал, нырял, отфыркивался и наконец уселся на край бассейна, приглаживая мокрые волосы.
– Рита! – позвал он.
Полная пожилая негритянка в цветастом платье появилась на пороге.
– Лимонад со льдом, Рита! А где сеньора?
– Уехала куда то на машине.
– Когда собиралась вернуться?
– Не сказала.
– Тогда накрывай ужин как обычно, к девяти.
– Хорошо, сеньор.
Но и к девяти Изабел не вернулась. Сейшас ужинал один, волновался. Куда она могла запропаститься? Не случилось ли чего?
Он не принял всерьез ее истерики. Изабел не часто, но устраивала их. Сейшас никогда не обращал на них внимания. После ссор они очень скоро мирились. Но сейчас она мириться не хотела. Что ж, он уважит ее каприз: поедет ночевать домой и оставит ей записку. Никогда он не думал, что Изабел способна на такие дурацкие выходки. Настоящая девчонка подросток. Подобных чудачеств он не одобрял.
Записку он написал ласковую, нежную, положил ее на постель и уехал.
Рита, проводив Сейшаса, позвонила в любимое кафе Изабел.
– Я думала, мне придется ночевать в отеле, – со смешком сказала хозяйка служанке.
Изабел не собиралась привлекать внимания к своей беременности. Подумаешь, событие! Она и к врачу не собиралась идти. У нее был прекрасный рецепт – отвар из трав, пьешь сутки, потом небольшое кровотечение, и все в порядке. Сейшасу она скажет, что – увы – ничего не получилось. Как жаль! Он ее убедил. Она всерьез задумалась о ребенке. Он должен ее понять. Выкидыш ее травмировал. Им лучше расстаться.
Наверное, такой ход – единственный способ избавиться от прилипчивого Сейшаса. Нет, ей и в голову не могло прийти, что он смеет питать такие серьезные и ни с чем не сообразные надежды. За это его нужно наказать. Пусть у него останется чувство вины.
Пока Сейшас недоумевал, она съездила в аптеку, запаслась необходимыми травами, а потом сидела в любимом кафе за рюмкой абсента. Из кафе она позвонила Рите, попросила известить ее, когда уйдет сеньор Сейшас. Ему она звонить не собиралась – пусть поволнуется.
Вернувшись, она прочитала записку и выкинула ее без малейшего сожаления. Может, она когда то и хотела ребенка, но только от Атилиу. И может быть, только потому, что осуществление ее желания требовало неимоверных усилий. Она всегда любила препятствия, они ее возбуждали. Но сейчас… Стоило ей представить себе все эти тошноты, головокружения, отеки, ломоты, бессонницы, словом, болезнь, которая будет длиться девять месяцев, мешая ее деятельности, превратив ее в инвалида и уродину, она приходила в ужас и страшно злилась.
Перед сном она заварила себе травы, выпила их на ночь и опять с негодованием подумала о Сейшасе: как он посмел причинить ей столько неприятностей?
Сейшас позвонил утром, но Изабел не захотела с ним разговаривать и бросила трубку. Она лежала в затененной спальне, пила травяной отвар и ждала результатов.
Днем принесли корзину цветов с записочкой: «Когда соскучишься, позвони. Я уже без тебя тоскую. Сейшас».
Изабел пренебрежительно скривила губы – вот еще! Весь день она пролежала, чувствуя тошноту и головокружение. А когда посмотрела на себя в зеркало, то с испугом увидела, что по лбу у нее расползлось безобразное пятно.
Медлить было нечего. И валять дурака тоже! Она села в машину и поехала в лучшую клинику. Провела она там три дня. Результаты обследования были неутешительны. Для Изабел, разумеется.
– Я пропишу вам витамины и укрепляющую микстуру, – сказал врач. – Беременность у вас будет нелегкая. Я бы вам посоветовал провести ее в клинике санаторного типа.
Видя, как вытянулось лицо Изабел, он прибавил ободряюще:
– Я не сомневаюсь, что вы справитесь и родите благополучно.
– Я хочу сделать аборт, – сказала она. – Ни о какой беременности не может быть и речи.
– Об аборте тем более, – сурово ответил врач. – Вы пропустили срок безопасного прерывания беременности. Поэтому я вам советую…
Изабел не слушала, что ей там советуют. Она чувствовала себя свободолюбивым зверем, которого заманили в ловушку. И готова была на все, лишь бы из нее вырваться.
Пока в ее жизни не было ситуации, с которой она бы не справилась. Раз она не хотела ребенка, значит, его не будет!
Она снова пила травы, но добилась только сильнейшей рвоты.
Звонил Сейшас, она не стала с ним разговаривать. Она ждала, когда будет чувствовать себя получше, чтобы наконец прийти к какому то решению.
На следующий день она легла на обследование в другую клинику к крупнейшему в Рио специалисту. Обследование длилось две недели, и результаты были еще более неутешительные.
У нее была опухоль. К счастью, доброкачественная. Если Изабел настаивала на аборте, то это означало удаление матки.
– Ранний климакс, отсутствие нужных гормонов в организме, ускоренное старение, – такую перспективу нарисовал перед испуганной насмерть Изабел знаменитый профессор.
– Зато беременность, – продолжал он, – может обновить ваш организм. Мало того, бывали случаи, когда опухоли рассасывались бесследно. Если решите оперироваться, сообщите. Мы немедленно примем вас в клинику и сделаем операцию.
Домой Изабел вернулась в смятении. Очень долго стояла в ванной и рассматривала себя в зеркале. Живот уже слегка выпирал и скоро будет заметен всем. Вот что значит пренебрегать своим здоровьем и надеяться на самолечение! У нее давно уже были нарушения цикла, но ей не хотелось идти к врачу. Растущий живот она считала признаком переедания, села на диету, стала носить стягивающие бандажи. Ей даже в голову не приходило, что у нее может быть опухоль, что она беременна…
Какой беззащитной и слабой она себя почувствовала! Ей стало по настоящему страшно. Смерть оказалась совсем рядом – она была в ней самой.
Еще в клинике она поняла, что вряд ли решится на операцию. Старость для нее была равносильна смерти. Правда, врач предупредил ее, что из за ее небрежного отношения к себе ребенок может оказаться неполноценным. Но как ни странно, именно это предупреждение успокоило Изабел. Перед ней стоял выбор: остаться полноценной женщиной, родив уродца, или в расцвете лет пережить климакс и постареть. Разумеется, она выбрала первое. Если совсем недавно она собиралась поохотиться за славой, то теперь с той же страстью была готова охотиться за здоровьем. Целыми днями изучала она всевозможные проспекты различных клиник и санаториев, где могла бы благополучно переждать беременность, родить, а потом подумать, как ей поступить с ребенком. Уродец был для нее самым желательным вариантом. Она бы поместила его в специальное учреждение, разумеется, самое лучшее, и была бы за него спокойна.
Днем она деятельно занималась своим здоровьем, изучала книги по питанию, аутотренингу и, кто знает, еще чему. Но ночами ей становилось страшно. Она очень жалела себя и долго плакала.
В Сейшасе она видела виновника всех своих бед, истерически кричала, что не хочет его видеть, когда он приходил, бросала трубку, когда он звонил.
На этом основании Сейшас сделал вывод, что Изабел, несмотря на двухнедельное пребывание в клинике, аборта не сделала, собирается рожать, хоть пока и не смирилась с этим. Узнав от Риты, что ее хозяйка изучает проспекты всевозможных санаториев и все время говорит об отъезде, Сейшас почувствовал себя счастливым. Он благословлял врачей, которые вынудили Изабел принять именно такое решение. Теперь он был готов вытерпеть все что угодно. «Она родит, станет матерью и ее отношение ко мне тоже изменится, – думал он. – Пока лучше оставить ее в покое. Но не выпускать из поля зрения».
Он заручился обещанием Риты сообщать ему обо всем, что предпримет Изабел.
– Если понадобится помощь, звони немедленно, я примчусь по первому зову, – говорил он.
– Уж не сомневаюсь, – кивнула Рита. – Если что, позвоню. А уедет, адресок дам, мало ли как дело обернется, может, и вы понадобитесь.
Сейшас немного успокоился и звонил теперь каждый день Рите, узнавая новости о хозяйке.
А Изабел думала, куда бы ей поехать. К Камиле в Штаты? Сестра не так давно поселилась в Атланте, где у ее жениха была квартира и где они жили то вместе, то врозь, потому что Камила по прежнему работала стюардессой, а ее жених ездил в экспедиции. Они все так же собирались пожениться и считали свой новый быт почти что семейным.
Но зачем им там Изабел со своими проблемами? К тому же Изабел совсем не хотелось, чтобы кто то знал о ее беременности. Она сообщит, что уезжает в Европу, а потом вернется, счастливая, отдохнувшая, и никто ничего не узнает.
Но в Европу Изабел тоже ехать не хотелось. Она там чувствовала себя чужой. Это Атилиу был там как рыба в воде, а Изабел там было неуютно. Другое дело, если она купит себе виллу на Средиземном море. Пожалуй, она поручит своему агенту эту покупку. И после санатория сразу же поедет туда. А дальше видно будет…
От этих размышлений ее отвлекла Лиза, которая пришла ее навестить.
Слушая Лизину болтовню об Эдуарде, Марселу, детишках, Изабел с удивлением отметила, как изменилась Эдуарда: из капризной взбалмошной девчонки стала разумной и рачительной матерью семейства. Да, годы идут не только для нее, Изабел…
Дела семейства Моту до сих пор интересовали Изабел. Может, потому, что она его ограбила? О причинах Изабел особо не задумывалась, просто интересовалась. Бранке она отомстила сполна и, зная о ее бедственном положении, испытывала даже что то вроде сочувствия. А точнее, снисходительное пренебрежение, какое испытывают к поверженному врагу. А вот что касается Элены, то всякий раз, когда она о ней думала, в ней поднималась глухая враждебность. Атилиу все таки вернулся к ней. Несмотря на какую то там историю. К ней, а не к Изабел. А Изабел попалась в капкан. Но если совсем недавно она еще мечтала, что когда нибудь родит от Атилиу, то теперь испытывала только инстинктивный ужас от своего состояния. Ужас, подавленность, страх. Интересно, а если бы ребенок был от Атилиу, она испытывала такой же ужас?
Сейчас ей уже не хотелось ничего – только превозмочь эту гадкую тошноту и не допустить, чтобы кто то увидел безобразный живот, который вконец испортит ей фигуру.
Лиза продолжала болтать, показывала цветные проспекты какой то клиники в Аргентине.
– Оставь мне эти проспекты, – попросила Изабел. – У меня об Аргентине чудесные воспоминания. Я их потом посмотрю…
Изабел с удовольствием слушала Лизу. Вышло так, что у нее не было подруг. А деловые партнеры и любовники уходят из жизни безвозвратно. Сейчас, когда она распростилась со старым бизнесом и не начала заниматься новым, она чувствовала себя особенно одиноко. Лиза скрашивала ей одиночество, и они невольно сблизились.
– Ты что то плоховато выглядишь, – сказала вдруг Лиза. – Я сначала не хотела тебе этого говорить, но вижу, лучше сказать – не дай Бог, какую нибудь болезнь пропустишь.
– Спасибо за заботу. – Изабел лишний раз убедилась, что ей нужно уезжать как можно скорее, и перевела разговор на другую тему. – Что ты все о Марселу, об Эдуарде, а у тебя самой что? Замуж еще не собралась?
Лиза вспыхнула. Сама того не подозревая, Изабел попала в самую чувствительную точку.
– Нравится мне кое кто, – призналась она. – Но денег на свадьбу я пока не накопила.
– А почему ты должна их копить? – удивилась Изабел. – Или без приданого не берут?
– Не знаю, – засмущалась Лиза. – Но мне бы хотелось с приданым.
– Если хочется, значит, будет, – утешила ее Изабел. – Деньги – дело наживное. А вот здоровье… Но я им займусь в ближайшем будущем…
– Мне пора, – вдруг заспешила Лиза, взглянув на часы.
– На свидание торопишься? – шутливо спросила Изабел.
И по счастливым глазам Лизы поняла, что так оно и есть.

0

10

Глава 5

– Привет, Лиз! – привычно поздоровался Женезиу, когда она вошла в магазин Милены, где в последнее время стала частой гостьей. – Милости просим! Добро пожаловать!
С тех пор как Милена поручила Женезиу обязанности коммерческого директора, и он, надо сказать, стал совсем неплохо с ними справляться, он приобрел не только элегантный светлый костюм, но и ту обходительность, которой ему явно не хватало, и выглядел совершенно неотразимым.
Для Лизы он и раньше был совершенно неотразим. Но Женезиу, привыкший собирать перезрелые плоды, которые со всех сторон падали ему прямо в руки, мало обращал внимания на девчонок. А если уж обращал, то только на супер экстра класс, прямо как с обложки кинофоторекламы. Где уж Лизе с такими конкурировать!
Но оттого, что она приходила часто, за словом в карман не лезла, давала дельные советы, когда Женезиу в них нуждался, они подружились. Такие отношения с девушкой сложились у Женезиу в первый раз. Лиза была своим парнем, что называется, своей в доску.
Впрочем, насчет «своего парня» лучше было не говорить. Именно парни и стали с некоторых пор главной проблемой для Женезиу. Он бегал от них как от огня.
Дело в том, что основной клиентурой Милены стали голубые. Они облюбовали уютный магазин нижнего мужского белья как место своих встреч и тусовались в нем с утра до ночи. Теперь, если бы в магазин пожаловала Бранка, она бы не сетовала, что он пуст: в каждом углу и уголке стояли и сидели парни, пареньки, парнишки – длинноволосые и стриженые, с сережками и без, в кружевных рубашках и спортивных майках. Они выбирали ажурные трусики, примеряли пастельных тонов пижамы, сплетничали, назначали свидания и деловые встречи, ссорились и закатывали истерики.
Не один из них дожидался Женезиу, надеясь, что вдруг сегодня он взглянет поласковее. Разумеется, они вели с ним разговор только об ассортименте, вносили свои предложения и высказывали пожелания, к которым Женезиу как коммерческий директор вынужден был прислушиваться, а они норовили прижаться к нему потеснее или взять за руку, пока объясняли, какие выгоды их нововведения сулят торговле.
Женезиу их терпеть не мог и бегал от них как черт от ладана, но и грубить особенно не грубил: как никак клиентура.
Приход Лизы всякий раз бывал для него спасением. Она переступала порог, и черед шарахаться наступал для голубых. В обществе Лизы Женезиу обретал свободу передвижения и чувствовал себя под надежной охраной. Свиданий с ней он ждал с тем же нетерпением, что и она, Лиза была счастлива. Хотя трудно было сказать, ладилось у них дело или нет, если под «делом» иметь в виду семейную жизнь. Но в том, что отношения у них были надежные и прочные, она не сомневалась.
И вдруг… Придя в очередной раз в магазин, Лиза увидела Женезиу в обществе броско одетой длинноногой девицы с водянистыми глазами. Девица что то записывала в блокнотик, а Женезиу разливался соловьем. Он едва поприветствовал Лизу, до того был занят. Лиза покрутилась немного и ушла. На следующий день она увидела, как Женезиу подсаживает блондинку в машину и сам садится с ней рядом. На третий его и вовсе не было на месте.
Лиза сразу окрестила блондинку «мымрой» и возненавидела до глубины души.
Она не могла понять, что нашел в ней Женезиу. И лицом, и фигурой Лиза дала бы ей сто очков вперед. Но очевидно, мужчины падки до всяких там финтифлюшек, которые может себе позволить только богатая женщина. Вот Женезиу и соблазнился мымрой.
Обычно Лиза находила часок другой днем, чтобы забежать в магазин. Иногда прибегала, когда близнецы спали, иногда появлялась вместе с близнецами. Но с тех пор как мымра стала распоряжаться временем Женезиу, Лиза отправлялась на прогулку совсем в другую сторону.
Женезиу заметил ее отсутствие. Как то вечером он сам заглянул к ней.
– Куда ты подевалась? – спросил он. – Ты не заболела?
– Нет, я совершенно здорова, – задрав подбородок вверх, ответила Лиза. – Просто времени не было. Занята.
– Я тоже, – пожаловался Женезиу.
– Я заметила, – съязвила Лиза.
– Нет, я серьезно! У нас будет такая реклама! Нашим магазином заинтересовалась одна журналистка, Ольвия Амиду.
– А мне показалось, что журналистка заинтересовалась совсем не магазином, а сеньором коммерческим директором, который, в свою очередь, заинтересовался длинноногой блондинкой и если чем то занят, то только своей личной жизнью в ущерб интересам фирмы! – слова вылетали у Лизы как пулеметная очередь, и она сама удивлялась, откуда они брались.
Лиза не сомневалась, что сразила Женезиу наповал своей проницательностью, а он расхохотался. Он был настолько избалован женским вниманием, что считал его чем то само собой разумеющимся и не обращал на него ни малейшего внимания. Когда то оно ему льстило, но со временем стало до того утомительным, что он старался оградить себя от дежурных посягательств и сразу ставил между собой и очередной претенденткой стенку. Лиза потому ему и нравилась, что была веселой умной девчонкой, а не бабой, которая только и думает, как залучить его к себе в постель.
– Чего ты развоевалась? С ума, что ли, сошла? Пошли лучше к Шареми потанцуем. Сегодня играет наш любимый самбейру.
Против такого предложения Лиза устоять не могла. Они с Женезиу очень любили настоящую народную музыку. А в небольшом подвальчике у старика Шареми собирались самые лучшие певцы и музыканты, знатоки негритянского фольклора и самбы. Публика к нему ходила тоже соответствующая, сплошь знатоки и ценители. И как же они болели за своих певцов! С новой песней, новой мелодией самбейру шли только к старику Шареми – если там оценили, можно петь где угодно.
А как у Шареми танцевали! Самба, любимая бразильская самба – танец, начинающийся с медленного притоптывания и доводящий до экстаза, зажигал кровь танцующих, палил огнем. Ох, уж это упоение танцем! А вокруг стояли и хлопали в ладоши, любуясь танцорами, остальные завсегдатаи.
Женезиу с Лизой уже успели станцеваться. Они в этом кафе клубе были пока новичками, но старички приняли их и оценили. Конечно, Лиза бегала на все новые программы. А уж если их любимый оркестр!
– Подожди секунду! Другие туфли надену!
Через пять минут Лиза была готова. Ее способность собираться в одно мгновение Женезиу тоже оценил. Ему осточертели бабенки в возрасте, которые часами сидели перед зеркалом с мазями и притираниями. Он на них насмотрелся! А Лиза встряхнула головой, провела по волосам гребенкой, и готова! Чем на всякие глупости время тратить, лучше повеселиться и потанцевать – так она считала. И Женезиу тоже.
В этот вечер Лиза отплясывала от души. И как ей было не отплясывать, когда в первый раз в жизни Женезиу сам пришел к ней?! Он скучал без нее! Он сам сказал ей об этом!
Они танцевали в центре, а все остальные стояли кружком и хлопали.
– Ну и парочка! Огонь! Давно такого не видели, – говорили, покачивая головами, знатоки.
От этих похвал у Лизы прибывали новые силы и вдохновение.
Танец сблизил их так, как не сблизил бы целый год прогулок и встреч. Они узнали, что понимают друг друга с полуслова, с полудвижения. Могут помериться силами, посоперничать, но только для того, чтобы убедиться: они достойны друг друга, они ровня.
Вот танец повела Лиза, и Женезиу послушно подчинился ей, подыгрывает, помогает, стелется мягкой травкой возле красующейся девушки, но вот он сравнялся с ней, вот он уже ведет ее. Теперь она словно вьюнок повелика льнет и вьется вокруг него…
Долго они не могли забыть этот вечер. Что то произошло между ними такое, что каждый вдруг приостановился, задумался, будто на пороге решающего шага. Они даже перестали видеться на некоторое время. Близость их стала настолько очевидной, что следом должна была наступить пора серьезных перемен, но оказалось, что никто из них к ним еще не готов.
Ольвии и в голову не приходило, что у Женезиу может быть какая то своя жизнь. Ей понравился молодой человек, и она делала все, чтобы он обратил на нее внимание, оценил ее и делал то, чего ей хотелось.
Ее отец был владельцем популярной полубульварной газетенки, сама Ольвия сотрудничала в молодежной, рангом повыше. Но Женезиу не разбирался в рангах газет. Когда сеньорина Амиду представилась ему и изъявила желание написать о молодежном бизнесе, он обрадовался. Все вокруг платят за рекламу, а тут сама реклама идет к ним в руки. Ни слова не говоря Милене, он стал бурно общаться с Ольвией, заботясь, чтобы она получила как можно больше материала. Он готовил Милене сюрприз.
Материала Ольвия получила много, но не получила того, чего добивалась, – Женезиу.
Когда она предложила ему провести вместе выходные, он отказался. Он прекрасно понимал, что вечер на берегу океана непременно должен был закончиться в постели, а спать с этой щепкой с рыбьими глазами он не хотел. Она была не в его вкусе.
Ольвии и в голову не могло прийти, что этот простой парень ее отвергает. Она и представить себе не могла, насколько он пресыщен женским вниманием. Ей казалось, что он стеснителен, застенчив, что он оробел перед возможным счастьем, и продолжала всячески ободрять его, демонстрируя свое восхищение. А его от подобного восхищения давно тошнило.
Наконец ему надоела ее навязчивость, и он решил при первом же случае объясниться с настырной девицей напрямую.
Случай не замедлил представиться. Ольвия под предлогом завязывания нужных деловых знакомств пригласила его на коктейль. Она обещала свести его с фотокорами, которые мастерски снимают показы мод и могут за совсем недорогую цену сделать рекламный буклет.
Женезиу принял предложение, потому что Милена как раз готовила очередной показ и фотографы им были нужны позарез.
Потусовавшись минут сорок и сунув в карман с десяток визитных карточек, Женезиу откланялся.
У выхода его нагнала Ольвия.
– Поедем ко мне, – предложила она. – Отберем слайды к статье в следующий номер, где будет говориться о вас.
– С каких это пор ты горишь на работе? – осведомился он насмешливо. – Лично у меня рабочий день закончен! Завтра с утра я в твоем распоряжении.
– А я в твоем распоряжении сегодня, – сказала она, глядя на него таким знакомым ему тусклым, полным желания взглядом, который он со временем возненавидел.
– Пока мне было в охотку, я трахал вас десятками, – грубо сказал он, – но я, и только я, выбирал, кого мне трахать!
Женезиу повернулся и ушел не оглядываясь. Грубость, может быть, была излишней, но эта баба его достала!
Ольвия, закусив губу, вскинула голову.
– Скотина, – процедила она сквозь зубы, – грубое животное.
Ну он у нее еще попляшет! Гомик несчастный!
Однако утром она позвонила ему как ни в чем не бывало. Женезиу оценил похвальное миролюбие, девчонка оказалась умнее, чем он думал, и он был этому рад. Говорил он с Ольвией самым добродушным и любезным тоном.
Он даже заехал за ней, чтобы отвезти ее в редакцию. Ему это казалось верхом любезности.
– Это я оказываю тебе любезность, садясь в твой старый драндулет, – фыркнула Ольвия. – Мог бы завести себе что нибудь поприличнее.
– Заведу, когда наш бизнес станет постарше, – хмыкнул Женезиу. – Ты же лучше других знаешь наши проблемы.
– Вашими проблемами я не занимаюсь, у меня свои, – с нажимом заявила девушка.
Женезиу не понял, что она хотела этим сказать, и не стал доискиваться – видно было, что она все таки на него обиделась, а копаться в ее обидах ему было неинтересно.
Слайды они отобрали, но Ольвия сказала, что она придет и на показ, который устраивала Милена.
На этот раз Милена уговорила и Нанду принять участие в показе. Он хоть и не любил этой работы, но раз уж Милена попросила, как он мог ей отказать? А она так гордилась своим детищем – магазином, – что не замечала неодобрения Нанду. Ей даже в голову не могло прийти, что муж далеко не в восторге от ее деятельности.
Но на подиуме Женезиу и Нанду смотрелись отлично, в этом Милена была права, – высокие, широкоплечие, мускулистые, с легкой походкой и обаятельной улыбкой.
Демонстрировали они коллекцию пляжных костюмов.
Голубых набился полный зал, они млели и таяли, а Милена, гордясь широтой своих взглядов, с удовольствием поглядывала на них.
Фотографы снимали, Ольвия что то строчила в свою книжечку.
– Успех! Настоящий успех! – шептала Милена. – У нас никогда еще не было столько народу.
Распродажа после показа прошла на ура. Нанду и Женезиу, довольно переглядываясь, фотографировались со своими покупателями.
– Отличная будет реклама! – ободряюще улыбнулась своим партнерам Милена. – Вот увидите, как шикарно пойдут у нас дела!
– Да, реклама будет хоть куда, – широко улыбнулась Ольвия, – будет что поместить в газету.
– А не пойти ли нам в ресторан, мальчики? – весело предложила Милена. – Нам есть что отпраздновать.
Они пошли в ресторан, и Милена заказала бутылку шампанского.
– Угощаю! – радостно заявила она. – Похоже, что мы вот вот расплатимся с Мег и Тражану, и я буду единоличной владелицей доходного предприятия.
На лицо ее набежало облачко грусти, и она прибавила:
– Что бы там ни было, а я всегда Лауру вспоминаю. Мы ведь вместе все затевали, и тогда никто не верил, что из этого что то получится. Но получилось, хотя и Наталья охладела к нашим трусам и майкам.
– Зато воспылала страстью к умным книжкам, которыми ее снабжает Родригу, – улыбнулся Нанду и тут же помрачнел.
Как только речь заходила о Лауре, он вспоминал тугую упругую воду, которая без конца выталкивала его, мешая высвободить из тисков несчастную. И он нырял и нырял, пытаясь ее спасти, но все таки не спас…
Женезиу тоже помнил красивую девушку с темными неподвижными глазами, которая потом так трагически погибла, и тоже посерьезнел.
Милена взяла мужа за руку и нежно прижалась головой к его плечу.
– Простите, я вам обоим настроение испортила! А близняшки такая прелесть, и Жуанито – вылитая Лаура.
Вспомнив, как он возился с малышами в Ангре, Нанду улыбнулся. Они уже отлично бегали на своих крепких толстеньких ножонках и были страшно похожи на пингвинчиков, такие же важные и пузатенькие.
Женезиу встал и стал прощаться, он хотел еще повидать Лизу, после всей этой суеты прогуляться с ней не спеша по набережной. Они не виделись уже несколько дней, все было некогда. И как это он смог их прожить без нее?
– Спасибо тебе, – поблагодарила его Милена, – ты видишь, я не ошиблась, ты не директор, а мечта!
– Вот этого не надо, – с шутливой строгостью сказал Женезиу, – я уже работал мечтой. Мне не понравилось.
Все рассмеялись, Женезиу откланялся и ушел.
Милена с Нанду никуда не спешили, им было так хорошо вдвоем в этом ресторанчике, чуть захмелевших после бокала шампанского.
– Скоро мы поедем в Ангру? – спросила Милена.
– Только на будущей неделе, – отозвался Нанду. – На этой я улетаю в Сан Паулу.
– Что делать с мамой, ума не приложу, – вздохнула Милена, – вроде стало получше, разрешили немного двигаться, а ей еще тоскливее стало. Она же человек деятельный. А тут еще ты улетишь, командовать совсем некем будет.
– Слушай! Мне пришла в голову гениальная идея. По моему, я придумал, чем ей заняться.
Милена, выслушав его, идею одобрила. На другой день с утра она вошла в спальню к Бранке с целым ворохом газет.
– Как ты себя чувствуешь, мамочка? – бодро осведомилась она.
– Могла бы и получше, – сумрачно отозвалась Бранка. – Как я могу себя чувствовать, если едва могу двигаться? Да я просто лопаюсь от избытка энергии.
– Это прекрасно, что энергии у тебя в избытке. Мы постараемся ее использовать, – пообещала Милена.
– Да неужели? – изумилась Бранка. – Ну ка, ну ка, доченька, расскажи как!
Милена положила рядом с Бранкой большую стопку газет.
– С сегодняшнего дня назначаю тебя заведующей информационным отделом моего магазина. Держи ножницы, клей и вот этот альбомчик. Ты будешь выуживать из газет всю информацию о продаже и покупке мужского белья и магазинчиках вроде нашего, вырезать и подклеивать вот сюда. – Милена похлопала по синему альбомчику. – А все заметки о нас – в другой, – и Милена похлопала по золотистому.
– Подклеивать? Я? – Бранка решила, что Милена над ней издевается. – Может, ты лучше поручишь это Марселинью? Мне кажется, он более подходящая кандидатура.
– Мама! Ну почему ты никогда не хочешь мне помочь? Кажется, я так редко прошу тебя о чем то! И время у тебя есть, и спешить некуда, и все равно не хочешь. – Милена, похоже, всерьез обиделась.
– Ну ладно, не кипятись. Так и быть, займусь выуживанием. Так ты, кажется, выразилась? – снизошла Бранка.
За время своей болезни, оказавшись совсем беспомощной, она оценила заботы дочери и зятя – на деле выяснилось, что оба они совсем неплохие ребята, и Бранке иной раз даже приходило в голову, что, может быть, зря она так круто обошлась с ними.
Милена поцеловала Бранку и исчезла, она торопилась к себе в магазин.
Бранка принялась просматривать газеты и, надо сказать, узнала много интересного. Вот уже лет двадцать, как она пренебрегала молодежной прессой, и должна была засвидетельствовать, что хоть и они в юности не были паиньками, но то, что творилось теперь!..
Бранка только головой покачивала, просматривая заметки.
Мало помалу она втянулась в это занятие. По утрам она уже с нетерпением ждала Милену с ворохом газет и принималась с жадностью их просматривать – у нее там были свои друзья и враги. Зилу она посадила рядом с собой и заставила вырезать и вклеивать отмеченные карандашом статейки. Теперь ей было чем руководить и кем командовать, и она почувствовала себя куда счастливее.
Однажды она увидела на четвертой странице улыбающееся лицо зятя. Ага! Вот и Нанду в компании таких же волосатиков! Интересно, что про него пишут?
По мере того как Бранка читала заметку, лицо ее вытягивалось все больше и больше. Ну и заметочка! Милена была права, когда заинтересовалась, что там про них пишут. Врага нужно знать в лицо!
В заметке расхваливали начинание Милены. А начинание, оказывается, состояло в следующем: гонимое сексуальное меньшинство обрело наконец надежный приют, благодаря чему подняло голову и расправило крылышки. Далее предлагалось наладить целую сеть таких магазинов, чтобы угнетенные могли подавать друг другу руку помощи. Ну и так далее, и все в том же духе.
Заметку венчала фотография Нанду в объятиях волосатиков, что не оставляло никаких сомнений в пристрастиях мужа хозяйки.
– Ты только полюбуйся на это безобразие! – такими словами встретила Бранка вернувшуюся вечером Милену. – Что бы сказал Арналду, если бы это увидел!
Милена посмотрела, прочитала и расхохоталась.
– И ты еще смеешься? – возмутилась Бранка. – Попомни мое слово, все это тебе дорого обойдется! Не зря я за тебя боялась – ты связалась с дурной компанией. Ты не умеешь взяться за дело! Кто допускает к себе всякий сброд? Почему ты не проверила, кто про тебя пишет?
– Да я и понятия не имею, кто это, – продолжая смеяться, ответила Милена. – Фамилию в первый раз вижу.
– И куда это годится? – вконец рассвирепела Бранка. – Можно подумать, что не в нашем доме выросла! Ты что, не помнишь, какие я закатывала приемы? Я это делала не просто так, я фильтровала людей, приглашала только отборную публику, и о нас писали только то, что нам было нужно. Я выбирала, с кем из журналистов мы будем дружить, у нас не было случайных людей. А это что за понос? Тебя вываляли в грязи, а ты еще смеешься!
Бранка была не на шутку возмущена, а когда сердилась, в выражениях не стеснялась.
– Мамочка! Сейчас другие средства рекламы, – попыталась успокоить мать Милена. – Все слетаются на запах жареного. Вот увидишь, дела у нас пойдут еще лучше.
– Нет, моя дорогая, дела пойдут куда хуже! – патетически заключила Бранка, отбросив с негодованием газету. – Ты погубишь себя, если не будешь устраивать приемов!

Глава 6

Милена улыбалась про себя, вспоминая предложение матери устраивать приемы. Бедная наивная мамочка! Она все еще живет в своем богатом роскошном прошлом и, слава Богу, не понимает, как трудно живут ее дети. Хорошо, что доходов от магазина хватает на то, чтобы поддерживать оборот и выплачивать кредит, на жизнь остается совсем немного. Но как только Милена выплатит долги, она начнет расширяться, сможет кое что откладывать, а со временем и тратить. Вот когда они будут жить посвободнее, тогда Милена возьмется и за другие проблемы.
Она улыбнулась, вспомнив, с каким любопытством Сандра всякий раз обходит их дом, интересуясь, не привезли ли они себе маленького. Да и свекровь поглядывает на нее с подозрением. Может, у тебя какие нелады со здоровьем? Пора бы, давно пора, – говорит ее взгляд.
Но Милена не обращала внимания на взгляды. Она, как могла, крутилась на зарплату Нанду да еще старалась, чтобы Бранка не заметила, что семья живет хуже, чем прежде. Ведь немало денег уходило и на лечение. Его они оплачивали все втроем, но, когда в доме лежит больной человек, сколько еще набегает расходов.
Однако Милена не падала духом. Все было хорошо, все было просто отлично, и ничего другого она себе не желала. Стоило ей произнести про себя: Нанду! Увидеть его серьезный ласковый взгляд и чуть застенчивую улыбку, как ее охватывало невообразимое счастье и она готова была лететь как на крыльях.
Милена перебирала утреннюю почту и улыбалась. По прежнему самыми счастливыми для них временами были поездки в Ангру. Мелкий белый песок, ослепительная синева воды, и они вдвоем, как Адам и Ева.
А потом семейный обед, возня с малышами. Эдуарда чуть чуть располнела, и ей идет, она стала такая спокойная, солидная, – главная начальница семьи и жизни. Занимается психологией. Кажется, пишет какую то работу и собирается защищаться. И еще статьи публикует в женских журналах. Очень умные!
Милена опять рассмеялась. Все хорошо было в это солнечное утро! Ее радовало, что она ладит со своими невестками, что братья наконец подружились и вместе поднимают отцовскую фирму, что все они молодые и у них немного денег, но много сил, и они еще преуспеют в жизни.
Газеты она, как всегда, отложила для Бранки: пусть изучает. И принялась перебирать письма. Распечатала одно и побледнела. Глаза наполнились слезами. Администрация больницы города Рибейру извещала ее о смерти сеньора Арналду Моту. Кремация должна была состояться завтра.
Господи! Что же она плачет? Нужно срочно лететь! А слезы текли и текли.
Милена поднялась к Бранке и сообщила ей новость. И у Бранки глаза тоже наполнились слезами. Сама не зная почему, в последнее время Бранка часто вспоминала Арналду, их совместно прожитую жизнь и о многом жалела. Больше того, она чувствовала себя перед ним виноватой, перед ним и перед своей семьей, для которой всегда так старалась. Если бы она так не пренебрегала им, не обращалась с ним свысока, он бы никогда не клюнул на эту гадину Изабел. Человеком он был добрым, любил детей, любил ее, был по настоящему предан семье. Конечно, и он, и она наделали в жизни немало глупостей, но к старости становишься добрее и все прощаешь… Ушел Арналду, и вместе с ним ушла и жизнь Бранки, и она вдруг почувствовала себя старой.
– Полетишь? – спросила она Милену.
Та молча кивнула. Потом поцеловала мать, посидела с ней еще минутку и спустилась вниз, чтобы позвонить братьям.
Марселу уже созвонился с Леу, заказал билеты на самолет. Они летели до Бауру, а потом доберутся на машине до Рибейру, маленького городка на берегу горного озера, говорят, сказочной красоты.
Самолет в четыре, к вечеру будут на месте, переночуют, а утром похороны.
– Урну привезем в Рио, – сказал Марселу, – похороны устроим здесь.
– Конечно, – согласилась Милена и улыбка тронула ее губы: как все таки хорошо, что у нее есть братья. Что бы она без них делала? Только плакала.
– А Леу? – спросила она.
– Леу тоже летит.
Ну конечно. Как могло быть иначе?
– Ты останешься с Зилой, мамочка, – предупредила Милена Бранку. – Но ненадолго. Завтра к вечеру мы вернемся.
Глядя на обиженное лицо матери, Милена прекрасно понимала, какие чувства она испытывает. Конечно, она считала, что дети могли позаботиться о том, чтобы и ее доставить на похороны. Как бы там ни было, но она не чужой человек Арналду – тридцать лет прожили вместе, троих детей вырастили. Или хотя бы предложили для порядка, а она бы отказалась… А так бросают дома, как старую ветошь!.. По щекам Бранки снова потекли слезы. Кого она жалела? Его? Себя? Или жизнь, которая, оказывается, осталась уже позади?
– Мама! Мы очень хотели взять и тебя, – стала объяснять Милена, присев на краешек кровати и взяв мать за руку. – Я позвонила твоему доктору, но он сказал, что ни в коем случае. Тебе сейчас и волноваться то вредно, а уж перемещения просто противопоказаны. На всякий случай он обещал прислать тебе сиделку из монастыря, сестру Клару. Она побудет с тобой, пока я не приеду. Помолится за отца, за всех нас, даст тебе успокоительного.
Милена поглаживала руку Бранки, ждала, пока она успокоится. А Бранка все плакала и плакала: конечно, хорошо, что дети подумали, позаботились о ней, но каково ей знать, что все за нее решили. Это ей то, Бранке, которая всю жизнь все решала за всех?..
– Мне лучше поплакать, – сказала она. – А ты возле меня не сиди, я сама со всем справлюсь.
Хоть чем то она может распорядиться, это ей решать – плакать или не плакать!
Милена поняла мать и тихонько вышла. А Бранка лежала неподвижно, смотрела на белоснежный потолок, и по лицу ее текли слезы.
В Рибейру Милена с братьями приехали уже затемно.
На юге ночи падают мгновенно. Эта была бархатной, с яркими звездами.
Милена, Леу и Марселу шли по плиточному тротуару между одуряюще пахнущими цветами к маленькой гостинице и думали об одном – об отце, который умер вдали от них и не знает, что они здесь и его любят.
Хозяин мгновенно понял, кто они такие, и сказал, что проводит их в часовню при больнице, что сеньор Арналду Моту там и они смогут побыть с ним.
В золотистых от дрожащих от пламени свечей сумерках под кротким взглядом распятого Христа и встретились дети со своим отцом.
Лицо Арналду было спокойным, он похудел, у губ осталась горькая складочка, но он словно бы говорил: да, мне было больно, но теперь мне хорошо, мне очень хорошо.
Все втроем они сели на скамью и сидели молча, каждый думая о своем, по своему любя, вспоминая и прощаясь.
Милена плакала, винясь, что писала редко и даже не знает, как отец провел свои последние дни.
«Но мы же всегда с тобой разговаривали, и я спрашивала у тебя совета, если мне было трудно, и ты всегда всегда помогал мне. Я знаю, папочка, ты думаешь обо мне, и сама я о тебе все время думала!»
Мало помалу Милена успокоилась, и у нее возникла явственная, ощутимая уверенность, что отец рядом с ней по прежнему, что он хочет утешить ее и словно бы говорит: «Я с тобой, ты не сирота, теперь я буду заботиться о тебе еще нежнее».
И она уже без боли смотрела на восковое лицо покойника – он не был ее отцом, ее отец был с ней, она чувствовала его присутствие, его любовь и заботу.
Всю ночь они просидели в часовне, и долго потом будут они вспоминать эту ночь, которая свела их теснее, укрепила ослабевшие родственные связи, вновь сделала их семьей – большой семьей Моту – Новелли – Гонзаго.
Когда свет свечей поблек в косых лучах солнца, проникшего в часовню, они поцеловали отца и вышли. Отец был с ними, они оставили только его тело, а он хотел показать им, где он жил и чему радовался в этом городке.
Цветы, беленые домики и где то за ними синяя гладь озера. Что может быть чище и спокойнее горного озера? Когда они вышли к нему, оно сияло ледяной безмятежностью. Стеснившиеся горы напоминали о величавости покоя, а синева воды – о незамутненной чистоте.
Все втроем они сели на большой валун и, прижавшись друг к другу, смотрели на озерную гладь, будто вглядываясь в начало вечности.
Марселу обнял брата и сестру за плечи, в глазах его стояли слезы. «Вы под моей защитой, – словно бы сказал он сестре и брату, – теперь я старший, а сильным меня сделал отец».
Марселу помнил, с каким искренним восхищением смотрел на него всегда папа и каким чувством превосходства наполняло его отцовское восхищение. Тогда он чувствовал его заслуженным, считал, что он вправе смотреть на отца свысока, так же как смотрит на него мать, и был заодно с ней в этом пренебрежении. Но теперь то он понимал, что восхищение – только знак любви, восторженной и щедрой.
Как восхищают теперь Марселу его малыши – щенячье любопытство Марселинью, косолапые шажки Алисии и Жуана. А что если бы они вдруг возгордились своими толстыми ножонками и пожелали сохранить их навечно? Вышло бы смешно и глупо. В бизнесе он сам был вот таким же косолапым несмышленышем, и отца восхищали его первые шаги только потому, что отец любил его.
«Я виноват перед тобой, папа, – думал Марселу. – Мы с матерью доставили тебе столько горьких минут… Ты не был сильным человеком, но, любя нас, взял на себя тяжелую ношу забот, нес ее достойно и нуждался в поддержке. А мы, ради которых ты преодолевал себя, осуждали каждое проявление твоей слабости, без конца были недовольны тобой… Теперь то я понял: ты чувствовал это осуждение, но твоя любовь помогала тебе нас простить».
Да, зная свою вину, Марселу не ощущал мучительных угрызений, потому что чувствовал отцовскую любовь и отцовское прощение.
Из за неприязни Бранки Леу был всегда изгоем в семье, не похожим на других, не любимым матерью. Но Арналду был привязан ко всем детям одинаково, он не мог защитить Леу, зато его привязанность уравнивала мальчика с братом и сестрой, помогала ощутить с ними родство. И теперь любовь к Арналду сближала их всех и роднила.
Они сидели, тесно прижавшись друг к другу, осиротевшие, но обогащенные любовью.
Так же тесно прижавшись друг к другу, стояли они на отпевании, куда пришло довольно много народу. Арналду прожил здесь недолго, но ведь в любом маленьком городке каждый человек на виду, а уж приезжий тем более.
К детям подходили, говорили добрые слова об их отце, он запомнился многим человеком добрым, терпеливым, мужественным. Вспоминали, что он частенько страдал от радикулита, но никогда не жаловался и не раздражался. И надо же, умер так внезапно, в одночасье – от разрыва сердца… Не знал, что смерть так близко, ему бы еще жить да жить… Вот и домик себе купить собирался. Все ходил, присматривал, только никак решить не мог – поселиться поближе к озеру или повыше в горах. Видно, горный воздух был не по нему: не выдержало сердце. Что то в этом роде говорили подходившие к детям жители, выражая свои соболезнования, и все трое кивали в знак благодарности.
Потом все трое еще раз простились с отцом, еще раз повинились перед ним и поплакали, затем проводили его в последний путь до небольшого здания – крематория.
Старенький служитель пообещал им выдать урну через два часа, и они снова пошли на озеро. Все время, пока отец лежал в часовне, они чувствовали его присутствие. Он был другим, незнакомым, но он был с ними. А теперь вокруг была пустота и хотелось смотреть только на небо. Ощущение живой отцовской любви не рассеялось, а вот плоть ушедшего детям приходилось ткать из воспоминаний. Они торопливо перебивали друг друга: «А помнишь, а помнишь…»
Прошлись и по кладбищу, где царил покой, – уютному, маленькому, с дорожками, посыпанными мелким гравием.
– Наверное, папе понравится лежать здесь, – сказала Милена. – Он ведь сам уехал из Рио и не хотел туда возвращаться.
– Может, ему хотелось, чтобы каждую годовщину мы приезжали сюда к нему, ходили на озеро, смотрели на небо, думали о том, что он завещал нам, и понемногу взрослели, – продолжил мысль сестры Леу.
– Скорее! Его нельзя кремировать! Мы лучше похороним его здесь, – торопливо проговорил Марселу, и они бросились к крематорию.
Всех подгоняла одна только мысль: «Только бы… Только бы…»
Они успели.
– Мы были сейчас на кладбище и решили… – начал Марселу.
– И правильно решили, – тут же подхватил старичок, – а то у меня в хозяйстве неполадки, техника встала. По чести сказать, нечастое у нас дело – кремация…
Все трое облегченно вздохнули. Босоногий мальчишка сбегал за могильщиками, с ними быстро договорились. Деревенских парней, которые согласились понести гроб, нашли без труда, и вот скромная процессия потянулась в сторону кладбища, по дороге к ней присоединялись местные жители. Когда они добрались до тенистого кладбища, могила была уже готова.
Гроб опустили, каждый кинул горсть земли, постояли, вытерли слезы и разошлись. Все, кроме детей. Они смотрели на каменистый холмик, смотрели вниз на долину, вверх на высокие горные кряжи, вздымавшиеся невдалеке, и чувствовали: отец остается здесь в тишине и покое. Он с благословением отпускает их в тот суетный мир, который был оставлен им, пусть и не по собственной воле, зато по воле Того, Кто наделяет каждого собранными им за жизнь плодами.
– Спи с миром, папочка, – сказали дети, – мы будем приезжать к тебе.
Им было легко уходить, они не чувствовали, что разлучаются с отцом, и с усердием занялись теми делами, которые являются непременными при устройстве на новом месте.
Они попросили бывшую хозяйку отца, смуглую горбоносую женщину, у которой он снимал половину дома совсем рядом с озером, присматривать за могилой и оставили свои телефоны, если ей понадобится о чем то их известить.
– А могильную плиту заказать у вас можно? – спросил Марселу.
– Пойдемте покажу где, – сказала хозяйка, накидывая цветастую шаль.
– Мы закажем, а вы присмотрите, как поставят, – попросила Милена, – и нам позвоните, мы приедем.
– Не беспокойтесь, сделают как надо, – успокоила ее женщина.
У каменотеса они долго выбирали плиту, но потом выбрали не плиту, камень – угловатый, причудливый – и попросили отшлифовать небольшое местечко сбоку и написать: «Арналду Моту» и дату рождения и смерти.
– Папе бы понравился, вон какой самостоятельный, – сказал Леу, поглаживая камень, и все невольно улыбнулись.
Их покорный терпеливый отец вырвался в конце жизни на волю и, по всему чувствовалось, наслаждался ею.
Они заплатили каменотесу, заплатили хозяйке, простились. А потом зашли еще в церковь – заказали заупокойную службу.
Когда они подошли к гостинице, их уже ждала заказанная машина.
– Зачем только номер заказывали? – переглянулись они. – И вещей то никаких нет. Забирать нечего.
Попрощались с хозяином, протянули деньги.
– Да за что ж с вас брать? – пожал он плечами. – Грешно.
– Возьмите, отца помянете, – сказал Марселу.
– Это дело другое, грешно не взять, – серьезно сказал хозяин и взял деньги. – Достойный был человек.
Поблагодарили. Сели в машину. Только тронулись – и навалилась усталость, и они, прижавшись друг к другу на заднем сиденье, уснули и проспали как малые дети всю дорогу.

0

11

Глава 7

Бранка расстроилась, разнервничалась, узнав, что Арналду похоронили в Рибейру.
– Могли бы и обо мне подумать! – сердилась она на Милену. – Мы с твоим отцом как никак полжизни вместе прожили, вас троих вырастили! А вы, бесчувственные, не дали мне с ним проститься.
Милена не ждала от матери такой сентиментальности, тем более что расставались они далеко не мирно. Ей казалось, что мать не простила отца, затаила на него обиду. Какие они все таки были разные! Одно материнское «полжизни» чего стоит. В нем вся Бранка. Несмотря на бедность, несмотря на болезнь, она хочет прожить до ста лет. Молодец!
– Мы подумали о папе, мамочка, – мягко объяснила она. – Ему там было хорошо, там мы его и оставили. Он сам для себя выбрал это место, и мы будем к нему приезжать.
– Вы – эгоисты! – возмущалась Бранка. – Вы думаете только о себе. Здесь, в Рио, прошла его жизнь. Сколько людей знали его, хотели с ним проститься! Он заслужил, чтобы его похоронили богато, торжественно. А вы лишили его достойной памятной церемонии.
Милена не стала возражать матери, не стала говорить, что отец не любил той жизни, которой жил. Что ему всегда хотелось чего то другого. Да и друзей он здесь не оставил. Где они, эти друзья? Атилиу? Наверное, у них были сложные отношения. А вот детей своих он любил, и они его тоже любят. И Бранку любил. И конечно, хотел помириться с ней перед смертью.
– Мне так приятно, что ты простила отца и так за него болеешь, мамочка, – сказала Милена. – Извини, мы, наверное, о многом не подумали и многое сделали не так. Но нам казалось, что мы поступаем правильно.
– Нет, не правильно! – отрезала Бранка с присущей ей резкостью. – И раз уж наделали глупостей, так хоть что то исправьте. Поместите некролог в газете. Пусть люди знают, что скончался достойный человек Арналду Моту.
Против некролога Милена и вовсе не стала возражать, и в «Вечернем Рио» появилось трогательное извещение о смерти известного бизнесмена Арналду Моту, которое написал журналист, знакомый Бранки. Она сама звонила ему и договаривалась.
– Вот как надо писать! – откладывая газету и вытирая повлажневшие глаза, с гордостью сказала Бранка, прочитав его. – Куда теперешним щелкоперам!
Прочитала некролог и Изабел. И неожиданно для себя разревелась. Она вспомнила, как Арналду возил ее в Буэнос Айрес, какую королевскую жизнь ей там устроил, как ее чествовали на яхте. Разве можно сравнить с теперешним прозябанием? И она еще была недовольна! Нет, Сейшаса нужно гнать в шею! Постараться с пользой для себя прожить эти скверные и дурацкие месяцы, не умереть во время родов, а уж потом она совершит что то грандиозное! Она заставит заговорить о себе, если не весь мир, то уж Бразилию точно!
Спустя неделю она уехала в аргентинскую клинику, о которой узнала из рекламного проспекта, оставленного Лизой. Изабел была по своему суеверна и выбрала ту страну, где когда то ей было хорошо.
– Я и там буду королевой, – пообещала она себе, посылая заказ на апартаменты люкс и требуя для себя только именитых специалистов.
Разумеется, ей охотно предоставили все, что она просила.
Перед отъездом она вызвала к себе Лизу, сказала, что уезжает на полгода лечиться.
– Вот видишь, я сразу увидела, что дело серьезное, – с искренним сочувствием сказала Лиза.
Ей бы очень хотелось узнать, что же такое с Изабел, но раз та не говорила, она не решилась спросить.
– А что врачи обещают? – все таки не утерпела она.
– Излечение, – с усмешкой сказала Изабел.
– Полное? – продолжала расспрашивать Лиза, надеясь, что Изабел скажет ей все таки, что с ней.
– Полное, – с той же усмешкой ответила Изабел.
– А как я узнаю твои новости? – не сдавалась Лиза. – Ты будешь писать мне на «дом Моту»?
– Еще чего! – резко ответила Изабел. – Узнавай у Риты. Она будет в курсе.
– Ладно, буду звонить Рите, – пообещала Лиза.
– Да! И вот еще что. – Изабел приостановилась, раздумывая, продолжать или нет.
Лиза ждала, невольно почувствовав, что Изабел решает для себя что то очень важное.
Так оно и было. Изабел размышляла, имеет ли ей смысл открыть всю правду Лизе или повременить. Природная осторожность взяла в ней верх, и она сказала:
– Знаешь, мне может понадобиться твоя помощь. Если понадобится, я тебя извещу заранее и попрошу взять отпуск. Возможно такое?
– Возможно, наверное, – с некоторой растерянностью ответила Лиза. Просьба застала ее врасплох.
– Я сообщу Рите, она тебя известит, а ты договоришься с Эдуардой. Я хорошо заплачу. Раз ты собираешься замуж, деньги не будут лишними. Так ведь? – Изабел испытующе смотрела на свою молоденькую приятельницу.
Лиза покраснела и улыбнулась. За это время они с Женезиу и вправду очень сблизились. Но речь о свадьбе еще не заходила, да и не скоро зайдет. Оба они не торопились. Вернее, Лиза то была не прочь, но Женезиу не просто было на такое решиться. Однако Лиза чувствовала, они становятся все ближе и ближе и все больше скучают друг без друга, когда не видятся.
– Да, конечно, – признала она. – Если заранее, то я договорюсь с Эдуардой, она меня отпустит.
– Значит, каждую неделю звонишь Рите, получаешь извещение, приезжаешь ко мне. – Изабел уже не просила, а отдавала распоряжения, и не подчиниться им было невозможно. Она давно все продумала за Лизу и только ставила ее в известность, каким образом распорядилась ее будущей жизнью.
– Хорошо, – кивнула Лиза.
Может, властность Изабел ей не слишком понравилась, но она не стала ей возражать, во первых, потому что давно знала свою приятельницу и такое обращение было ей не внове, а во вторых, потому что Изабел никогда не жалела денег ни на свои нужды, ни на свои прихоти.
Лиза ушла. Изабел расхаживала по комнатам и давала распоряжения Рите, которая собирала вещи. Рита оставалась присматривать за домом, с собой она брала молоденькую Розиту. Мысленно Изабел возвращалась к недавнему разговору и была довольна им. Она не знала, чем завершится история с ее беременностью, но если вдруг дело закончится нежелательным образом и младенец появится живым и здоровым, то Лиза поможет ей. Вот уж чего не хотелось Изабел, так это остаться наедине с младенцем. Лиза – великолепная нянька и избавит ее от первых хлопот, а там видно будет. А если услуги Лизы не понадобятся, то она просто выплатит ей небольшую компенсацию за беспокойство, тем дело и кончится.
Розита споро помогала Рите укладывать вещи в чемоданы.
– А зачем мне все эти платья? – вдруг сообразила Изабел. – Мне же скоро понадобятся совсем другие!
И она распорядилась выкинуть добрую половину, чем привела обеих служанок в полное недоумение, поскольку они знали, какая модница и щеголиха у них хозяйка.
– Кухарку после моего отъезда рассчитай, а садовника позови ко мне, – приказала она Рите.
С садовником она долго обсуждала перепланировку сада, которую задумала, но не успела осуществить. Пусть Хуан займется ею без хозяйки, это будет сюрприз к ее возвращению.
Изабел была довольна, что Сейшас оставил ее в покое и ей ничего не придется объяснять. Лишние душещипательные сцены сейчас ей были ни к чему. Да и вообще она была не большая любительница проникновенных объяснений. Хорошо, что Сейшас наконец то повел себя как трезвый умный человек, оценил ситуацию и понял свое место.
– Приеду, дам телеграмму, – сказала она на прощание Рите, – понадобится Лиза, сообщу.
И вот из большого шумного города на побережье океана Изабел летит в маленький, расположенный в лесистых предгориях Анд, названия которого даже не потрудилась запомнить.
Вся сознательная жизнь Изабел была связана с Рио. Маленький городок, где она родилась, был давно забыт. Привычным для нее пейзажем стало океанское побережье, а привычным окружением – шумные городские улицы, полные народа и автомобилей, кабинеты, полные бизнесменов и табачного дыма. Потому то она так и ценила свою тихую просторную квартиру с кондиционером и сад с бассейном, тенистыми деревьями и розами.
Выйдя из самолета в небольшом городке, увидев поросшие лесом склоны гор, незнакомые деревья, белые домики, Изабел поняла, что попала в чужой и неизвестный ей мир, живущий по своим, неведомым ей законам. Она почувствовала себя отважным исследователем среди аборигенов и поначалу даже решила остаться на несколько дней в этом городке, чтобы изучить местные достопримечательности. Но гостиница показалась ей страшно неудобной, жизнь вокруг провинциальной и жалкой. Что могло быть общего между ней, блистательной Изабел, и этой скудной жизнью? Ничего. И она, заказав машину, заторопилась в свой номер люкс в клинике.
Такси довольно быстро домчало ее до живописной лощины, где среди тенистой рощи белели небольшие коттеджи – корпуса и палаты клиники санатория.
По мощеной дорожке Изабел прошествовала до своего коттеджа, придирчиво осмотрела свои апартаменты, осталась ими довольна и, усевшись в кресло, стала руководить Розитой, помогая ей раскладывать и развешивать вещи.
Заглянула медсестра в белом халатике, сообщила, когда врач ждет Изабел на осмотр.
– Завтра у вас уже начнутся процедуры, – обрадовала медсестра Изабел и вежливо добавила: – Думаю, вам у нас понравится.
– Я тоже так думаю, – любезно ответила Изабел, но про себя усмехнулась. Что ей могло здесь нравиться? Да ничего! Но она как человек трезвый и разумный, желающий себе добра постарается с пользой провести здесь время и не станет портить себе нервы, какие бы сюрпризы ни приготовила ей судьба.
– Какие у вас тут есть развлечения? – осведомилась Изабел.
Медсестра на секунду опешила.
– Бассейн, теннисные корты, спортинвентарь в зависимости от предписанного режима лечения. Пешие прогулки. Небольшое казино с прекрасным оркестром, там бывают концерты и есть зал для любителей карточных игр. В азартные у нас, разумеется, не играют, – уточнила сестра, – но в бридж или белоту – пожалуйста. Многие раскладывают пасьянс, вышивают. Есть видеотека. Можете нанять чтицу, она будет вам читать. У нас великолепный подбор детективов и любовных романов. А если вам что нибудь понадобится, вы всегда можете съездить в город за покупками.
– Спасибо за информацию, – поблагодарила Изабел.
Она как то совсем упустила из виду, что окажется в женском обществе. Может, ей тоже начать вышивать? А что? Изабел Лафайет с иголкой в руках. Ничего себе зрелище! Нет уж, она лучше будет решать кроссворды. А пока отправится в душ!
Только она прилегла после душа, как пришла сестра и повела ее к врачу.
Врач Изабел понравился – молодой красавчик, ее соотечественник, сеньор Сезар Андраду, – ну что ж, она готова была его слушаться.
Сезар нашел состояние новой пациентки внушающим серьезные опасения. Опухоль была довольно значительной, и как она себя поведет в дальнейшем, было неясно.
– Вы поступили необыкновенно предусмотрительно, когда решили лечь к нам в клинику, – сказал Сезар, – вы нуждаетесь в постоянном наблюдении. Можете не волноваться, все, что зависит от нас, будет сделано.
Изабел поблагодарила наклоном головы. С утра ее начнут обследовать, а пока она могла идти отдыхать. Ужинать ей было запрещено.
Так Изабел вступила в новую для себя полосу жизни: из руководителя и организатора превратилась в добросовестную исполнительницу.
Рита, получив от Изабел телеграмму, немедленно известила Сейшаса, что Изабел легла в клинику на сохранение. Сейшасу старая экономка очень симпатизировала, а хозяйку не одобряла. Не нравится мужчина – прогони. А живешь – нечего ногами топтать. Тем более что ничего, кроме добра, от него не видела. Так считала мудрая негритянка Рита.
Она и не подслушивая была в курсе всего, что происходило в доме: хозяева то слуг за людей не держат, говорят все что вздумается, не таясь. Раньше других поняла, что Изабел беременна и не хочет рожать. Потом сообразила, что с абортом дело не выгорело и со здоровьем у хозяйки не все в порядке. Видела, как Сейшас хочет ребенка, и очень ему сочувствовала. Вот и сообщала все, что могла.
– Добралась наша красавица благополучно. Будут новости, сообщу, – сказала она и повесила трубку.
Сейшас вздохнул с облегчением. До последнего мига он боялся, что у Изабел будет выкидыш, что она согласится на операцию, но раз легла на сохранение, значит, твердо решила иметь ребенка. Материнский инстинкт взял свое. Почему не сообщила? Потому что не уверена ни в чем. Но он то уверен, что решение правильное, что врачи ей помогут. Теперь остается только ждать. Вот появится малыш, и отношения их наладятся. Изабел поймет, что в жизни главное. Оценит, что он был ей в жизни добрым другом, надежным спутником, а значит, будет и хорошим отцом.
Готовясь к тем большим переменам, которые его ждут в будущем, Сейшас с головой ушел в работу. Его друг и компаньон Мартинес был удивлен, с каким рвением Сейшас ищет новые договора, как поспешно выполняет их и берет новые.
– Жадность одолела? С чего бы? – поинтересовался он.
Сейшас только хмыкнул и ничего не стал объяснять. Он должен был доказать Изабел, что не хуже ее плавает в мире бизнеса, что они могут быть достойными партнерами, что и у него есть такая же железная деловая хватка. Он учился брать жизнь за горло. Почему то это казалось ему сейчас самым важным.
Мартинес просто перестал узнавать своего друга: Сейшас всегда был человеком разносторонним – чего только не умел, чем только не увлекался. А тут…
– Да ты просто акула какая то! – сказал он.
Сейшас довольно улыбнулся – да, именно так, он и хотел стать настоящей акулой, поджарой, крепкой, зубастой, и выгрызть свое счастье.
Хотеть то он хотел, но вот получалось ли? Работал он много, но очень много и читал, накупив себе всевозможных книг по психологии, воспитанию, о детях и родителях. Он всерьез готовился быть отцом и с радостью входил в мир родительских забот и детства.
Благодаря будущему малышу мир повернулся к нему совсем другой стороной – он увидел вдруг витрины магазинов игрушек, детскую одежду, обращал внимание на коляски, манежи, велосипеды, постельки, коврики, кошек, птичек, собак…
До чего радостным и разнообразным оказался мир, куда входит маленький ребенок! Сейшас и сам почувствовал себя ребенком и с удовольствием прикидывал, в какие игры будет играть с маленьким сынишкой. А как будет любить и баловать дочку! Каких накупит ей кукол и зверушек!
Он позванивал Рите, выяснял, все ли благополучно у Изабел, и, узнав, что все вроде бы благополучно, шел и покупал очередного плюшевого бегемота или тигра.
Когда Изабел передала, что через месяц ей понадобится помощь Лизы, Рита сказала Сейшасу, что ждать осталось недолго.
– Только если что, вы уж меня не выдавайте. Вы ее знаете, она мне голову снесет! – попросила Рита.
– Не бойся, не выдам. Меня то ты тоже знаешь, – рассмеялся Сейшас. Он был на седьмом небе от счастья.
Сообщила Рита и Лизе, что Изабел ждет ее к себе через месяц, а куда, сообщит позже, просто билет принесут.
Лиза кивнула, она давно уже предупредила Эдуарду, что может срочно поехать к своей дальней родственнице, которая нуждается в помощи, и уже нашла себе на месяц или два замену.
Деньги ей были очень нужны. У Женезиу чем дальше, тем больше было неприятностей с магазином. Недаром Лиза так невзлюбила светлоглазую мымру, она и принесла им сплошные неприятности. Рекламу она создала, но такую скандальную, что вскоре поползли слухи, будто кружевные трусы – это только вывеска, за которой торгует наркотиками муж хозяйки, отсидевший по этому делу в тюрьме.
Милена то смеялась, то злилась. И старалась утешить Бранку, заявляя, что нечего обращать внимание на всякие глупости. Она даже запретила Зиле покупать для Бранки всякие низкопробные газетенки, и той приходилось делать это тайком, потому что попробуй ослушайся Бранку!
А сплетни все прибывали, они становилось все грязнее, и Бранка утром, нервно чертыхаясь, их прочитывала и даже вклеивала в альбом. Зилу она отстранила от этого занятия, как только оно приняло такой неприличный характер. Слуги не должны знать, что говорят об их хозяевах.
Сама она теперь немного ходила или передвигалась в инвалидном кресле, куда ей помогал перебираться зять, а перебравшись в него, читала про зятя всякие гадости. Вырезки она делала для суда, собираясь привлечь гадину журналистку к ответственности. Днем кипела от возмущения, а ночью мучилась угрызениями совести. Кто, как не она, породила эту клевету? И вот теперь ее ядовитое облако окутало всю ее семью. Того и гляди, их всех задушит. И во всем виновата она, Бранка, которая только и делала всю жизнь, что пеклась о благополучии своей семьи…
Наступало утро, и Зила вновь приносила Бранке ворох газет – отравленные плоды, семена которых сама Бранка когда то посадила в почву и которые должна была теперь изо дня в день пожинать.
Если бы Нанду мечтал отомстить своей теще, то лучшей мести он бы не мог придумать. Но он и не помышлял о мести, когда придумал для Бранки занятие с вырезками. Он представлял себе, как будет приятно теще читать про успехи Милены. Ведь тогда дела у нее только только пошли в гору.
Но Фернанду и сейчас не подозревал, как мучается Бранка, читая газеты с гнусными измышлениями, потому что Милена ничего ему не говорила. Ей хоть и было противно, но она не придавала большого значения всей этой низкопробной ерунде. А он сам он не читал подобных газетенок.
А Женезиу, который тоже их читал, клял себя за неразборчивость в знакомствах и доверчивость.
– А я тебе говорила, что она просто настоящая дрянь! – горячо говорила Лиза. – Это у нее на лице написано! И любому нормальному человеку видно.
– А я что, по твоему, ненормальный? – спрашивал Женезиу, поднимая голову, которую до этого покаянно опустил.
– Нормальный. Только в делах ни черта не смыслишь. Вот увидишь, выгонит тебя Милена! Я бы на ее месте выгнала.
Женезиу опять виновато понурился, а Лиза засмеялась. Ну как можно на него, такого сердиться?
Когда он смотрит влюбленными глазами? Ждет, что она ему посоветует? Готов слушаться, будто младенец?
А чем она могла ему помочь? Что посоветовать? Вот будут у нее деньги, она поможет ему продержаться, когда его выгонят… Но на его месте она бы и сама ушла.
После сомнительных намеков в бульварных листках в магазине появилась еще более сомнительная публика. Но доход возрос. Хотя Милену он не радовал, ей совсем не хотелось доходов от дурно пахнущей репутации. Но и в панику она не впадала, а со свойственной ей энергией и собранностью искала выхода.
С Нанду она пока своими заботами не делилась. Он проходил сложнейшие отборочные испытания в Обществе спасателей. Она чувствовала: муж хочет окончательно перейти туда на работу, и понимала, как ему важно пройти их благополучно.
Милена желала Нанду победы и боялась за него. Но решение и желание Нанду было важнее, чем страхи, поэтому Милена боролась не с мужем, а со своими страхами.
– Я что нибудь придумаю, непременно что нибудь придумаю, – твердила она себе. – Помогай мне, папочка, помогай! Ты всегда помогал мне, помоги и на этот раз!

Глава 8

У Сезара всегда улучшалось настроение, когда он получал от Эдуарды очередное письмо. Он радостно показывал его Аните, и поначалу она очень расстраивалась. Ей все казалось, что Эдуарда вновь вторгается в ее жизнь, что она посягает на Сезара. Но как только она стала вникать в то, что заботило Эдуарду, и забыла о своих ревнивых мыслях, ей стало легче. Она увидела, как та любит малышей, как ответственно относится к своим обязанностям и если спрашивает у них совета, то только потому, что доверяет им. Эдуарда всегда писала им обоим, интересовалась делами Аниты тоже, и Анита мало помалу успокоилась.
Поняла она и другое – письма озабоченной своими материнскими хлопотами Эдуарды окончательно избавили Сезара от чувства вины по отношению к ней. Его радовало, что и она, и Марселу так по хорошему справились с той серьезной травмой, которую нанесла им жизнь.
Зато Анита не понимала, что Сезар ищет выхода и для них тоже. Хочет натолкнуть ее, Аниту, на мысль, что в жизни есть самые разные выходы и ни одна из ситуаций не бывает безнадежной.
Этого Анита пока не слышала. Упорно и фанатично старалась она справиться с природой, которая столь же упорно не желала ей дать ребенка. Но пока все ее усилия оставались по прежнему тщетными.
Большое умиление вызывала у Аниты пациентка, которой они с Сезаром занимались вот уже несколько месяцев. Она часто ставила сеньору Изабел Лафайет в пример другим своим подопечным. И неудивительно. Мало было таких целеустремленных и пунктуальных женщин, которые неукоснительно выполняли все рекомендации врачей.
Стоило ее какой нибудь пациентке расслабиться, закапризничать, она говорила:
– Посмотрите ка на сеньору Лафайет, вот кто никогда не будет жаловаться и капризничать! Вот кто прекрасно родит и у кого будет здоровье, чтобы растить своего малыша!
Нельзя сказать, что призывы Аниты помогали кому то подтянуться. Чужая подтянутость воздействует как укор. Сеньору Лафайет в клинике недолюбливали, и Анита не могла понять почему. Врачи любят трудолюбивых пациентов, а Изабел трудилась на совесть.
Она неукоснительно выполняла все требования и рекомендации, она хотела выйти из клиники здоровой. Раз уж случилось так, что она вынуждена тратить время на свое здоровье, то она хотела потратить его с пользой.
Сезар и Анита вели Изабел бережно и внимательно. Как счастливо они переглядывались, когда очередное УЗИ показывало улучшение. Анита даже отвлеклась от своего лечения, занимаясь лечением Изабел. Опухоль понемногу рассасывалась, и эти совместные победы наполняли Аниту счастьем. Она словно бы вынашивала вместе со своей пациенткой ее ребенка, радовалась вместе с ней их каждому удачному совместному шагу.
И все таки опухоль настолько искажала картину, что с полной уверенностью врачи не могли судить о состоянии младенца.
В один прекрасный день, выслушивая живот Изабел, Анита с полной отчетливостью услышала биение второго сердца. Неужели двойня? Двойня совсем по иному объясняла искаженную картину УЗИ.
Анита побежала к Сезару. Они провели дополнительные исследования. Похоже, что так оно и было.
Когда они сообщили новость Изабел, то она проявила живейшую радость, которая необыкновенно растрогала Аниту.
«Какая необыкновенная женщина, – думала она, – мужественная, умеющая добиваться своей цели!»
В этой своей оценке Анита не ошиблась: Изабел всегда шла к намеченной цели, и иногда напролом.
На этот раз ее радость объяснялась совсем не чадолюбием: у нее появилось дополнительное основание надеяться, что исход ее затяжной болезни будет благополучным. Хотя под благополучием она понимала совсем иное, нежели Анита или Сезар.
Во что бы то ни стало сохранить себя в форме – вот было девизом Изабел на протяжении всего этого времени. Она плавала, много ходила, делала специальную предписанную ей зарядку.
Сшитые из шелковистых струящихся тканей платья балахоны удачно скрадывали растущий живот, и Изабел с удовольствием любовалась загорелой подтянутой женщиной, которая смотрела на нее из зеркала. Она ничуть не была похожа на ту измученную страхом, с тенями под глазами истеричную страдалицу, которая приехала в эту клинику.
С каждым днем Изабел все с большим нетерпением ждала часа своего избавления. Она была полна энергии и желания как можно скорее отделаться как от своего теперешнего состояния, так и от его результатов.
Она сообщила Рите, когда ждет к себе Лизу, и уже получила от Лизы согласие на приезд. Ждать становилось все тягостнее. Последние недели беременности никому не даются легко – неудобно спать, тяжело ходить. Но и с этими трудностями Изабел справлялась мужественно, воодушевленная надеждой близкого избавления.
Анита с Сезаром долго решали, делать или не делать сеньоре Лафайет кесарево сечение.
– Изабел такая необыкновенная женщина, – настаивала на своем мнении Анита, – что вполне может родить сама.
– Но я же должен посмотреть, как там ее миома, – возражал хирург Сезар. – И потом, что ни говори, все таки надо учитывать и возраст.
Наконец спросили мнение пациентки. Изабел долго раздумывала и взвешивала, что же будет полезнее.
– А вы уверены, что опухоль рассосалась? – спросила она у Сезара.
– Нет, не уверен, – ответил он. – Уменьшилась безусловно.
– В таком случае нужно делать кесарево, – решила Изабел.
И вот настал день, когда за Изабел пришла медсестра и проводила ее в белоснежный бокс, где ее стали готовить к операции.
После множества не слишком то приятных процедур ее оставили отдыхать, и она лежала и смотрела в окно на розовеющие вершины гор. Она была довольна собой. С первой половиной испытания она справилась. Надеялась справиться и со второй. Интересно, что приготовила ей судьба? Изабел была готова вступить с ней в борьбу. Потом ей дали наркоз, и больше она уже ничего не помнила.
Очнулась она в том же боксе и снова увидела те же розовеющие вершины. Около постели сидела счастливая Анита.
– Мальчик и девочка, – сообщила она. – Сейчас принесут. Я вас поздравляю. А операцию все таки пришлось сделать. Но все прошло благополучно, и главное – у вас дети! Двое детей!
Анита ожидала увидеть на лице Изабел счастливую улыбку, но увидела напряжение.
– Они здоровы? Оба? – спросила та, которой, по мнению Аниты, посчастливилось стать матерью.
Вот с этой новостью Анита предпочла бы не торопиться, но с другой стороны, была рада, что Изабел сама сразу заговорила о самом главном – времени у них было не так много.
– К сожалению, должна вас огорчить, с мальчиком не все в порядке. Вы же знаете, они от природы менее приспособлены к жизни. Так вот: его жизнь в опасности, он нуждается в срочной операции, и даже после нее трудно рассчитывать на полноценность ребенка. Сейчас я принесу вам бланк и вы распишетесь, что согласны на операцию.
Она поспешно поднялась и уже достала приготовленный бланк, но Изабел отстранила его рукой.
– Чего вы боитесь? Без операции дни ребенка сочтены. Сезар – хирург Божьей милостью. Он уже совершил не одно чудо. Он спасет жизнь вашего ребенка, я в этом уверена, – уговаривала Анита.
Изабел по прежнему лежала неподвижно и не говорила ни «да», ни «нет».
Может быть, сеньора Лафайет опасается, что эта операция будет ей не по средствам? Но судя по тому, сколько она уже вложила в свое лечение, она не стеснена в средствах. И потом, когда речь идет о жизни ребенка!
– Если вас смущает материальная сторона, – вновь заговорила Анита, – то безусловно, операция стоит дорого, но администрация согласна и на кредит. Тем более что вы так долго пользовались услугами клиники и за все платили наличными, я уверена вам пойдут навстречу. Могут даже сделать скидку. Ведь речь идет о жизни ребенка! Вашего сына! – вновь напомнила она, не в силах понять, почему медлит Изабел. Ей все казалось, что пациентка еще не пришла в себя от наркоза и не может оценить серьезности ситуации.
Анита ждала ответа, но в это время вошла сестра с запеленутой девочкой на руках. Изабел едва взглянула на нее – ее никогда не интересовали младенцы. Единственное, что ее интересовало, – это состояние ее собственного здоровья. И его то она и собиралась обсудить.
– Расскажите подробнее, какую мне сделали операцию, каких последствий мне ожидать?
– Только выздоровления, – горячо сказала Анита. – Беременность обновила ваш организм, миома уменьшилась, но не рассосалась, и ее вырезали. Операция прошла благополучно. У вас критический возраст. Только благодаря вашей настойчивости вы выносили ваших детей на этот раз. Больше такого шанса вам не представится.
Анита вновь вернулась к животрепещущей теме операции, но Изабел словно бы и не слышала ее.
– Приложите ребенка к груди, – распорядилась Анита и бережно взяла из рук сестры крошечный сверточек.
Она во что бы то ни стало решила расшевелить свою впавшую в прострацию пациентку. Сейчас она почувствует себя матерью, стоит ей только прижать к себе это слабенькое крошечное существо, которое так нуждается в ее защите и помощи!
– Видите, мальчика мы не можем вам даже принести. Он подключен к аппарату искусственного дыхания. А девочка, она, конечно, очень маленькая и слабенькая, но совершенно здорова и очень скоро наберет необходимый вес. У маленьких очень большая тяга к жизни.
Анита все старалась объяснить Изабел, как важно ее решение, старалась вывести из ступора, который, бывает, находит на рожениц – и у матерей бывают родовые травмы, не только у детей.
– Я не буду ее кормить, – жестко сказала Изабел. – Я должна как можно скорее поправиться и встать с постели. Я слишком измождена, слишком много потратила сил за время беременности. Теперь я буду заниматься восстановлением собственного здоровья. Я уже выписала няню, она будет заниматься девочкой.
Анита не верила собственным ушам – что она говорит! Да нет, в словах нет ничего особенного. Многие матери сейчас не кормят своих детей. И среди врачей есть убежденные сторонники искусственного вскармливания. Хотя Анита, занимаясь народной медициной, видела неоспоримые преимущества во вскармливании материнским молоком. Но это ладно. На этот вопрос можно иметь разные точки зрения, и она должна уважать мнение и желание своей подопечной. Но тон! И то равнодушие, с каким она отстранила свою собственную дочь!
– Изабел! Я не узнаю вас, – сказала она, наклоняясь к своей любимой пациентке. – Вы же стали матерью!
Это слово для Аниты стало священным после того, как она столько времени и ценой стольких усилий пыталась стать ею.
Изабел холодно посмотрела на нее.
– Надеюсь, в дальнейшем вы будете держаться в рамках своих обязанностей, – сказала она, – иначе мне придется просить, чтобы мне дали другого врача.
– Забота о здоровье вашего, – Анита подчеркнула слово «вашего», – ребенка входит в мои обязанности.
Сдержанная Анита наконец разозлилась – такого еще в ее практике не было. Она всегда умела наладить контакт с пациентками, и сколько благодарных матерей с малышами она проводила за ворота клиники! А случаи бывали чуть ли не безнадежные.
– Я вижу, что вы еще не оправились после перенесенного, – мягко сказала она, – вы еще слишком слабы, чтобы принимать решения. Простите, если я была не в меру настойчива. Сейчас вам поставят капельницу с укрепляющим раствором, а потом мы вернемся к разговору об операции.
Но в этот день Изабел не пожелала возвращаться к этому разговору.
– Я чувствую, что не в силах дать согласие на операцию мальчика, – сказала она слабым голосом. – Одна мысль об этом внушает мне ужас. Вы видите, я даже не взяла свою девочку. Я понимаю, что нахожусь в каком то ненормальном состоянии, и оно внушает мне ужас.
Лежа под капельницей, Изабел продумала свое поведение более четко. Она уже выругала себя за непосредственность, с какой отвечала Аните. Разумеется, будет куда лучше, если она сошлется на нервное состояние и неспособность что бы то ни было решить. Сейчас каждая минута работает на нее. Вполне возможно, что несчастный уродец умрет через час или два, и все проблемы с ним будут решены.
В конце концов она имела полное право решать судьбу детей, которых она родила. Раз она не хотела брать на себя заботы об этом несчастном ребенке, то, наверное, самым лучшим выходом для него было как можно скорее покинуть этот свет. Какие радости могут быть у несчастного калеки? Боль, страдания, врачи, больницы – вот что его ждет в будущем. И она поступает милосердно, когда избавляет это несчастное крошечное существо от лишних травм и мучений. Подумать только! Наркоз! Операция! Нет, Изабел нисколько не кривила душой, когда говорила, что все это внушает ей ужас. Так оно и было.
В стародавние времена, когда люди полагались на Господа Бога и не брали на себя слишком много, никому бы и в голову не пришло думать о спасении этого комочка. «Не жилец» – вот был бы ему приговор. И точно такой же приговор вынесла ему и Изабел.

Глава 9

Потрясенная Анита вечером говорила Сезару:
– Можешь счесть меня кем угодно – клеветницей, злопыхательницей, – но мне кажется, что сеньора Лафайет не намерена заниматься своими детьми!
– Завтра мы пригласим на консультацию нашего врача психиатра, тяжелая послеродовая депрессия, как ты знаешь, совсем не редкий случай.
– Да, конечно. Я уже с ним поговорила. Он придет к ней в девять. Я то понимаю всю серьезность ситуации.
Сезар обнял Аниту. Кто как не они понимали всю серьезность ситуации – операцию ребенку Изабел нужно было делать завтра или никогда.
– Я пойду все приготовлю, – сказал Сезар. – Вот увидишь, завтра все уже будет в порядке.
Анита слабо улыбнулась и кивнула. Но она в это не верила. Сезар просто успокаивал ее. Она снова пошла в детскую палату и долго смотрела на крошечное существо, которое старательно боролось за свою жизнь, с хрипом добывая себе кислород, едва шевеля ручками и ножками.
Острое чувство жалости пронзило сердце Аниты. Они с Сезаром должны были помочь выбраться этому червячку на свет. Помочь укрепиться в жизни!
Неистощимые запасы любви, таящиеся в человеческом сердце под спудом, сейчас понадобились крошечному комочку, лишенному материнской помощи. Он был здесь для того, чтобы его любили. Чтобы помочь понять, как сладко каждому сердцу любить.
Если бы Анита могла, она прижала бы к своей груди этого крошку и перелила бы в него часть своей жизненной силы. Но малыш, видно, и сквозь стеклянный колпак почувствовал направленный на него поток жизнетворной энергии, он зашевелился чуть сильнее и приоткрыл мутные глазки.
– Мы тебя спасем, слышишь? Мы тебя спасем, – повторяла Анита, сидя рядом с малышом, готовя его к операции.
Психотерапевт, который час беседовал с Изабел утром, не нашел в ее психике никаких послеродовых отклонений.
– Типичный нарциссизм, человек, зацикленный на себе. Никакого положительного решения вы от нее не дождетесь. Она нисколько не сомневается в своем праве решать судьбу своего ребенка и решает ее исходя из собственного удобства. Ей удобно, чтобы этого ребенка не было.
– Спасибо, доктор Гонсало, – поблагодарила Анита и все же сделала еще одну попытку поговорить с Изабел.
В ответ она получила именно то, что и предполагала, – очередную отговорку.
– Медлить больше нельзя, – подвел итог Сезар. – Теперь каждая секунда ухудшает исход нашей операции. Еще два часа, и она будет бессмысленной.
Анита с глазами, полными слез, подошла к мужу.
– Сезар, – сказала она, – я обещала ему, что мы его спасем.
– Кому? – не сразу сообразил Сезар, занятый мучительной работой поиска решения и взвешивания последствий.
– Луисинью. Я назвала его Луисинью и разговаривала с ним всю ночь. Он все понял. Он хочет жить, Сезар.
– Анита, ты понимаешь, чем это нам грозит? Ты понимаешь, что мы становимся преступниками? У нас нет никаких законных оснований для того, чтобы заботиться о судьбе этого ребенка?
– Сезар! Однажды ты уже преступил из милосердия закон природы. Ты доверился материнской любви, которая посягнула на природный закон. Ты долго мучился. Твое решение далось тебе нелегко. Но теперь ты видишь, что тебе не в чем раскаиваться. Любовь притягивает к себе любовь, в семье Элены нет обездоленных и несчастных. Эдуарда стала любящей матерью. Любя, она стала более мудрой и более зрячей. Им всем стало легче друг с другом. Отказавшись от своего ребенка, Элена ничего не потеряла, наоборот, она приобрела любящую дочь, зятя, сына, внуков, мужа. Тебе не в чем себя винить. Последуй и сейчас милосердию, и ты увидишь, закон перед ним отступит.
Любящее сердце Сезара было согласно с Анитой, хотя решение далось ему нелегко – слишком живо было в его памяти состояние тоски и депрессии, когда он сомневался в своей правоте. В этом случае он в своей правоте не сомневался, он давал клятву Гиппократа, он обещал бороться за жизнь, но вот что будет с этой жизнью дальше?..
– Сейчас не время думать об этом, – ответила Анита, словно бы прочитав его мысли. – Твое дело – готовиться к операции.
Сезар кивнул, он был согласен с Анитой.
Анита решила еще раз поговорить с Изабел, она хотела добиться от нее хоть какого нибудь положительного решения. Может быть, она согласится оставить сына в клинике, отдать в детский дом или позволить усыновить.
Изабел ничего не отвечала на предложения Аниты. Она прекрасно понимала, что за ними стоит ее согласие на операцию, а значит, череда всевозможных хлопот и последствий. Со здоровым ребенком, если сдать его куда нибудь, и то меньше хлопот, чем с калекой. Изабел не хотела иметь дело до конца своих дней с опекунскими советами, клиниками и тому подобным. Сейчас она не ощущала никакого чувства вины перед жалким комочком мяса, но рано или поздно общество нагрузит ее этой виной. Она будет чувствовать, что она – плохая мать, что жалкий получеловек нуждается в ней, в ее заботах, и мало ли что еще она будет чувствовать. Но она этого не хотела. Она хотела быть свободной, и никто не имел права вмешиваться в ее жизнь и ее решения!
Анита поняла: от Изабел она ничего не добьется. Родив, она не стала матерью и хочет только одного: смерти собственного ребенка. Ну что ж, отрицательное решение – это тоже определенность.
Все это время Анита была на удивление собранна. Она существовала словно бы вне эмоций. Ни гнева, ни негодования, ни возмущения по отношению к Изабел она не испытывала. Она изучала, чего можно от нее ждать. И поняла, что если ее избавить от ребенка, она никогда не будет искать его, никогда о нем не вспомнит. Ну что ж, бывают ситуации, когда даже это благо.
Все было выяснено, и Анита заторопилась в хирургический корпус, она должна была ассистировать мужу.
Полчаса напряженнейшей работы, и операция была завершена. Сезар работал словно часовщик с тончайшим механизмом, и работал успешно. Он сделал все от него зависящее, но состояние ребенка было очень тяжелым.
– Он не выживет, – тихо сказал Сезар, глядя на безжизненное тельце. – Но мы сделали все, что могли.
Он вызвал заведующего педиатрическим отделением. Тот внимательно осмотрел ребенка и с печальным видом развел руками:
– Похоже, на этот раз ты опоздал, Сезар. Пойдем оформим документы. Где разрешение матери на операцию?
Пока тот выписывал свидетельство о смерти, Сезар ему объяснял, что все и получилось из за того, что мать тянула с разрешением.
– Если ты его не получишь, это грозит тебе самыми серьезными последствиями.
– Тюрьмой? – уточнил Сезар.
– До тюрьмы, я полагаю, не дойдет, ни одно учреждение не заинтересовано в скандале. Но увольнение – это точно. Все будет зависеть от матери. Как она отнесется к смерти ребенка. Мать может возбудить против тебя судебное дело. И даже упечь в тюрьму.
Сезар иронически усмехнулся – жизнь, как всегда, полна парадоксов, теперь его судьба в руках той, что так жестоко и неосмотрительно распорядилась судьбой своего ребенка.
Возле ребенка сидела Анита. Поглядев на мужчин, она взяла его и унесла в отдельный бокс.
– Отправляйся к сеньоре Лафайет, ознакомь ее с тем, что произошло, и постарайся уладить дело. Это в твоих интересах.
Сезар тяжело вздохнул. Неудачная операция для хирурга – это всегда тяжелейший стресс, а тут еще и дополнительные неприятности. Видеть сеньору Лафайет у него не было ни малейшего желания, и улаживать что бы то ни было – тоже. И вообще сообщать о летальном исходе не входит в его обязанности! Он уже хотел было отказаться от незапланированного визита, как вдруг сообразил, что в этом визите заинтересован только он. Что ему идут навстречу. Больше того, оказывают благодеяние. Сезар еще раз тяжело вздохнул и пошел.
Сеньора Лафайет, увидев его, насторожилась, напряглась – она ждала нового неприятного разговора. Но вместо всяких слов хирург протянул ей бумагу. Ознакомившись с ней, Изабел испытала величайшее облегчение, и оно не могло не отразиться у нее на лице. В эту минуту Сезар почувствовал к ней величайшее отвращение. Но превозмог себя и сказал:
– Если вы соблаговолите дать разрешение на уже сделанную операцию задним числом, мы будем считать все формальности улаженными.
Изабел соблаговолила. Она собственноручно написала просьбу, поставила число этого дня и даже час – вскоре после визита психотерапевта. Судьба была на ее стороне, можно было простить самовольство молодого хирурга.
– Свидетельство о смерти вы получите, когда будете выписываться из нашей клиники, – сказал Сезар и вышел. Он чувствовал себя совершенно опустошенным.
В его практике еще не было таких откровенно бездушных пациенток. Может, он и в самом деле не приспособлен к профессии врача, может, он слишком чувствителен?
Вернувшись в отделение, он отдал бумаги главному, тот, посмотрев на бледное лицо Сезара, посочувствовал:
– Все в жизни бывает, привыкнете, сеньор Андраду. У вас, кажется, нет больше сегодня операций, поэтому отдыхайте. К завтрашнему дню будьте, пожалуйста, в лучшей форме.
Сезар поблагодарил и пошел искать Аниту.
Он нашел ее в маленьком боксе с малышом на руках.
– Тише, – сказала она ему. – Он спит. У Сезара упало сердце. У Аниты и раньше бывали навязчивые идеи, но теперь это было что то гораздо более серьезное. Сезар даже остерегался дать происшедшему название. Он только стоял и смотрел на Аниту с ребенком. Смотрел, и из глаз его катились слезы. Вот итог его семейной жизни: лишившаяся разума жена с мертвым ребенком на руках! Он упал на колени возле сидящей Аниты, обнял свое уходящее счастье, словно мог удержать его, защитить, и, целуя руки жены, бормотал:
– Погоди, любимая, погоди, не отчаивайся. Вот увидишь, что то еще будет у нас с тобой, что то еще будет…
– Я не отчаиваюсь, Сезар, наоборот, – счастливым шепотом сказала Анита, и от этого счастливого шепота он похолодел.
– Пойдем, наверное, ты устала, дай я подержу ребенка, и мы с тобой подойдем к нашему психотерапевту, он даст тебе успокаивающее. То есть укрепляющее, я хотел сказать.
Сезар протянул руки, и Анита положила на них ребенка. Это был хороший признак. Сезар боялся, что Анита не захочет с ним расстаться. Как видно, сдвиг у нее произошел на почве материнства – она совместила себя со своей пациенткой, считает себя матерью, а ребенка живым.
– Сезар, не смотри на меня с таким испуганным видом, – улыбнулась Анита, – лучше посмотри на Луисинью, когда вы все думали, что он умер, он просто отдыхал.
– Да, да, отдыхал, дорогая. Просто отдыхал, – поспешно согласился Сезар.
Всю его усталость как рукой сняло. Он лихорадочно соображал, что ему делать дальше. Собственно, главное – найти хорошего врача, потом клинику. Он может быть хирургом и в неврологической больнице. Какие же операции он может делать, нужно сообразить…
– Сезар, посмотри на Луисинью, – настойчиво повторила Анита.
И Сезар мельком взглянул на лежащее у него на руках спеленутое тельце. Потом стал вглядываться в маленькое бледное личико – нет, черты не обострились. Нет и синюшного треугольника. Он прислушался и уловил еле слышное дыхание. Господи! Да что же это такое? Такого же не бывает! Господи!
Он поднял изумленный недоверчивый взгляд на Аниту.
– Да, да, Сезар, ты сделал чудо. Он просто такой слабенький, что не мог сразу справиться, вот и все. Ты слышишь, что он дышит и не хрипит? Скоро будет проходить наркоз, нужно позаботиться о питании.
– Погоди, Анита, что то я ничего не соображу… Что ты делала все это время? Я сам видел, что он не дышит. Не я один констатировал летальный исход. Мы не могли ошибиться.
– Могли, – сказала Анита, – но я, конечно, ему помогла, но только чуть чуть, потому что он не хотел умирать. Он хотел жить. Я это поняла еще вчера ночью.
– Но что ты делала? – в недоумении спросил Сезар.
– Говорила с ним, звала его к папе и маме, он просто заблудился впотьмах и выбрал не ту тропинку. Есть такая практика у индейцев чероки, они зовут назад заблудившегося младенца и поют ему древнюю песню. Я рассказала ему о нас с тобой, которые так ждут своего малыша, и спела ему эту песню. Он услышал.
– А сеньора Лафайет? Как нам быть с ней?
– Никак. Ты даже не упоминай у нас в доме про эту ведьму, а то малыш испугается и опять уйдет блуждать в потемках. Мы родили этого младенца, мы дали ему жизнь, ты и я. Он пришел к нам, он хочет жить с нами.
Наверное, жена у него была все таки сумасшедшей, но как же он любил ее, эту свою сумасшедшую!

0

12

Глава 10

День за днем, ночь за ночью боролась Анита за жизнь малыша, которого назвала Луисинью и считала своим сыном. Она постоянно была настороже, готовая в любую секунду прийти ему на помощь. Домой она забегала изредка, просто взглянуть, на месте ли еще ее дом. Но настоящим домом стало для нее реанимационное отделение при хирургическом отделении. Каждую отвоеванную у смерти секунду она считала своей победой. И так оно и было на самом деле. Сложнейшая аппаратура была ее союзником в благородном деле спасения той жизни, которая пожелала появиться и появилась на земле.
Но одна Анита не выдержала бы этой изнуряющей борьбы, которая требовала столько сил и напряжения. Рядом с ней был ее муж, были другие врачи и сестры, которые ей помогали. Все отделение знало чудесную историю о воскресении безнадежно больного малыша и всеми силами помогало тем, кому Бог помог совершить такое чудо.
Все считали своим долгом помогать этому младенцу, ведь не каждый день совершаются в жизни чудеса, и если уж такое свершилось, то каждому хочется быть к нему причастным.
По капельке, по крошечке втягивался младенец в нелегкое дело жизни. Ему нужно было научиться правильно дышать, и это у него уже неплохо получалось. Анита с радостью смотрела на экран, который фиксировал кривую дыхания младенца, показывал объем поступившего в легкие воздуха, – Луисинью хорошо справлялся с этой работой, мама была им довольна.
Хуже обстояло дело с питанием, все это время малыша кормили через капельницу, так как он был еще слишком слаб, чтобы самому переваривать пищу. Но родители отвоевали у смерти уже целую неделю!
Сезар осмотрел шов и сказал:
– Заживление идет даже лучше, чем я мог надеяться. Попробуем с завтрашнего дня давать понемногу слизистого отвара.
Анита довольно кивнула – они переходили к следующему основополагающему этапу.
Но путь предстоял еще долгий – двигательная деятельность малыша была ограничена врожденным поражением позвоночника, а значит, нельзя было надеяться и на полноценное развитие в целом. Лет в пять, а может быть, и раньше, в зависимости от того, каким будет состояние здоровья ребенка, ему предстоит еще одна очень серьезная операция, которая и определит его дальнейшую судьбу.
Но до этого нужно было еще дожить, пока счет времени шел даже не на дни, а на часы.
Анита была поглощена заботами о Луисинью и своими каждодневными обязанностями. День состоял для нее из множества дел, и о каждом из них, тщательно с ним справившись, она вспоминала с облегчением.
«И это позади», – думала она, оглядывая вечером длинную череду переделанного и готовясь взяться за следующую.
Зато Сезар думал о будущем. Как только у него возникала свободная минута, одна и та же мысль сверлила его мозг: что они будут делать дальше? Как им быть с Луисинью?
Изабел пока еще оставалась в клинике, в любую минуту кто то из сестер мог проговориться о чудом воскресшем мальчике и заронить в ее душу подозрение. Слухи об этом могли дойти и до администрации, и она тоже могла вмешаться неожиданным и нежелательным образом. Случай был, конечно, беспрецедентный.
Невольные опасения одолевали Сезара. Если кто то нарушит тот заговор молчания, который пока окружал ребенка, он может поплатиться не только дипломом, но и свободой. Следуя закону милосердия, он вновь стал преступником: врачом, который ворует у доверившихся ему женщин детей.
Он регулярно навещал Изабел, проверяя ее шов, и она была с ним необыкновенно любезна. Ей хватало ума не разыгрывать из себя убитую горем мать, тем более что она ни разу так и не взяла на руки свою дочь. Не надо было быть великим провидцем, чтобы угадать, что сеньора Лафайет хочет проститься и с дочерью.
А девочка была чудесной. Если за мальчика все боялись, то за девочку все радовались. Она уже набирала недостающий вес, и ее басистый требовательный плач мгновенно созывал всех сестер.
– Через три дня я могу вас выписать, – сообщил Сезар Изабел после очередного осмотра. – Полагаю, вам не терпится выбраться на свободу после столь долгого заточения в наших стенах.
– Не скрою, так оно и есть, – улыбнулась Изабел. – Хотя мое заточение было вполне комфортабельным.
– Я пропишу вам режим, которого советую придерживаться, и очень прошу находиться под наблюдением гинеколога.
– Я вас поняла, я себе не враг, – ответила Изабел, – и последую вашему совету.
Вскоре приехала Лиза, и девочка поступила целиком и полностью в ее распоряжение. Изабел пока объясняла это своим плохим самочувствием и слабостью. Никакой лишней информации она не собиралась давать в этих стенах и торопилась их покинуть.
– На сколько ты взяла отпуск? На месяц, как я просила? – уточнила Изабел.
Она смотрела на Лизу с невольной усмешкой – до того ее юная подружка была изумлена переменами в жизни старшей.
– Да, на месяц, – кивнула Лиза, – я уже видела вашу девочку, она – прелесть.
– Вот ты ею и займешься, – сказала Изабел. – Я собираюсь во Францию. Там я купила себе виллу на Средиземном море.
Изабел не стала говорить, что собирается туда одна. Пусть пока Лиза думает, что поедут они вместе.
Лиза так и подумала. Она была в восторге – ей давно хотелось побывать во Франции. Будет что рассказать Женезиу, когда вернется. Она была достаточно наблюдательна и поняла: Изабел относится к своему материнству… как бы это поточнее выразиться?.. нестандартно. Да, это будет самое корректное для данной ситуации слово. Поэтому она не докучала своей подруге поздравлениями и восторгами, а сразу взялась за дело споро и сноровисто.
– Вот эта будет потолковее, – оценила Лизу Анита, – эта с ребенком справится.
Наконец настал день выписки Изабел. Долгожданный день и для нее, и для Аниты с Сезаром.
– Я оплатила вам операцию, – сказала она на прощание, и Сезар понял, что это плата за летальный исход.
Еще год назад он устроил бы скандал или истерику, считал бы, что его оскорбили, негодовал на цинизм Изабел. Но, пережив столько, сколько он пережил, он стал видеть и понимать гораздо больше. Он видел слепоту этой женщины, которая поверила сначала во всемогущество денег, а потом и в собственное всемогущество. Такие люди недоброкачественны как по человечески, так и социально, и от них нужно держаться на расстоянии.
– Вы оплатили счет, который прислала вам администрация клиники, а оплата моего труда предусмотрена контрактом, который я подписал.
– Вы позволите поблагодарить вас отдельно? И вы, и ваша жена были ко мне так внимательны.
В холодном уточнении Сезара Изабел увидела чуть ли не просьбу о дополнительном гонораре. Но Сезар ничего другого и не ждал от подобного сорта людей.
– Когда я буду заниматься частной практикой, я сразу же буду извещать моих пациентов о необходимых мне размерах их благодарности. Но здесь я на службе, и вашу благодарность вам придется увезти с собой.
Сезар улыбнулся, смягчая свою откровенную нелюбезность.
Изабел улыбнулась в ответ. Она была в самом деле благодарна этому врачу, а если он не желал принимать от нее деньги, то это было его делом.
Уже у себя в комнате она просмотрела полученные от Сезара бумаги – выписку, рекомендации на будущее, рецепты. Свидетельство о смерти ребенка она отложила отдельно. Оно ей еще пригодится.
Ровно в назначенный час к воротам клиники подъехал роскошный лимузин, и счастливая Изабел в сопровождении Лизы с ребенком на руках села в него. Лимузин развернулся и уехал.
Сезар вздохнул с облегчением. С отъездом Изабел одной опасностью для них с Луисинью стало меньше. Но только одной. Если бы они с Анитой могли расторгнуть контракт и уехать из клиники, Сезар сумел бы оформить бумагу, что Анита лежала в ней на сохранении и родила ребенка. На основании этой выписки в любой мэрии им выдали бы свидетельство о рождении. Но несвоевременное расторжение контракта грозило большой неустойкой. Луисинью нуждался в улучшенном уходе, который могли обеспечить только больничные условия. А у Сезара не было выгодного приглашения на другую работу.
Всякий раз, когда он в своих размышлениях доходил до этого тупика, он тер виски, встряхивал головой и произносил одну и ту же фразу:
– Завтра будет видно.
Пока было видно одно: малышу становилось лучше. Ближайшее окружение Сезара, прекрасно отдавая себе отчет в сложности положения, в какое попала молодая пара, молчаливо ей сочувствовало и покровительствовало.
Сезар принимал роды, оперировал, пациентки выздоравливали, увозили с собой младенцев, администрация прибавила молодому врачу оклад, выражая тем самым свое удовлетворение его работой. Никому и в голову не приходило интересоваться, сколько именно младенцев пользуется услугами реанимационного отделения.
Так прошел месяц. Луисинью вовсю улыбался счастливой Аните. Теперь она с уверенностью могла сказать, что ее ребенок выживет.
– И все таки нам имеет смысл зарегистрировать его в ближайшей мэрии, – сказал ей Сезар. – Справку о том, что ты родила, мы сможем оформить. Благодаря чудесному исцелению у Луисинью столько доброжелателей. А вот потом…
Сезар тяжело вздохнул, как вздыхал уже много раз, дойдя до этого тупика.
– Потом я схожу с Луисинью к своему индейскому доктору, – сказала Анита. – Посмотрим, что он мне скажет. А ты пока ищи для нас новое место, все равно мы с тобой отсюда уедем, и нам нужно знать куда.
Анита была вновь полна энергии. Необходимость защищать Луисинью придавала ей силы, как оно обычно и бывает у матерей.
В ближайший свободный день Анита, взяв малыша, села в машину и поехала в индейскую деревню.
– Давно ты у меня не была, дочка, – сказал ей старик, когда она вошла в его небольшую комнатку.
Разумеется, в Деревне давным давно не было никаких вигвамов, обитатели ее жили в небольших лачужках, держали домашний скот и птицу, сажали кукурузу. Деревня славилась своими охотниками, и когда приезжим ученым или туристам нужна была какая нибудь экзотическая зверушка, редкая птица или необыкновенной окраски попугай, то знатоки направляли их в эту деревню. Туристы еще могли тут поживиться изделиями из кожи, которую необыкновенно искусно выделывали местные женщины.
Вместо ответа Анита положила перед стариком младенца и развернула пеленки. Старик стал внимательно разглядывать и ощупывать его, а тот, широко разинув рот, обиженно заорал.
– Взяла? – спросил старик. Анита кивнула.
– Больной, – уже утверждая, а не спрашивая, сказал старик.
Анита опять кивнула.
– Оставишь? – снова спросил старик. Анита недоуменно уставилась на старика.
– Буду лечить, – объяснил он. – Можно лечить. Но болезнь не вся выйдет, ходить долго будет плохо.
Анита вновь запеленала малыша и села, крепко прижав его к себе. Как она могла с ним расстаться?
– Я тоже с ним останусь, – решила Анита.
– Живи, – согласился старик.
– И муж тоже, – торопливо прибавила Анита, вдруг испугавшись, как же она будет без Сезара.
– И муж пусть живет, – согласился старик.
– А долго ты его будешь лечить? – поинтересовалась Анита.
– Месяц, два – видно будет, – сказал старик.
– Мы приедем через три дня, – сказала Анита, – нам нужно покончить с разными делами.
Старик кивнул.
– Я пока травы соберу, – сказал он. – Приезжай через три дня.
Скоропалительное решение Аниты было неожиданным, но Сезару понравилось. На следующий день они съездили в соседний городок в мэрию и оформили метрику Луисинью, а потом переселились в индейский поселок, откуда ездили в клинику на дежурства.
Сезар написал письмо родителям о том, что Анита наконец родила, что беременность проходила трудно, поэтому они ничего им не сообщали. У малыша проблемы со здоровьем, ему понадобятся со временем морские купания. Как только закончится их контракт, они устроятся в другом месте, на берегу моря.
Зашел Сезар и в административный офис, сообщил, что жена по состоянию здоровья нуждается в морском климате, поэтому они возобновлять контракт не будут. До администрации уже дошли кое какие слухи, но никто не был заинтересован в скандале, поэтому, несмотря на блестящую практику в клинике, удерживать сеньора Андраду не стали, а стали приискивать нового хирурга на его место. Приискивал себе новое место и Сезар. На этот раз он решил поработать в Европе, с его репутацией блестящего хирурга и научными статьями о разработанных им операциях это было вполне возможно.

Глава 11

– Мы поживем с тобой недельку или две в уединенном местечке на берегу океана, – сообщила Изабел Лизе уже в машине.
– А потом поедем в Европу? – с любопытством спросила Лиза.
– Не уверена, – туманно ответила Изабел. – Посмотрим.
Лиза не стала больше ее расспрашивать, она понимала, что Изабел еще слишком слаба для дальних путешествий. Пока она будет приходить в себя, Лиза ей поможет с малышкой, а за это время Изабел найдет себе другую помощницу. Или будет искать ее уже в Европе. В общем, там будет видно. Конечно, Лизе было обидно распрощаться с мечтой о Франции, но кто знает, может, рано еще прощаться?
Лиза еще не выезжала из Бразилии, и ей все было интересно. Она с любопытством уставилась в окно машины. Лесистое предгорье, где приютились корпуса клиники, осталось позади, и машина ехала по необозримой степи. Летняя жара высушила траву, все вокруг было желто и безжизненно. Спустя полчаса Лиза увидела первые кактусы – огромные, причудливой формы, они стояли и сторожили дорогу, вместо травы под ними был песок. Они ехали теперь по полупустынной зоне. Но в машине было прохладно, работал кондиционер. Девочка, укачанная мягким ходом автомобиля, мирно спала в своей корзинке, укрепленной на сиденье рядом с Лизой.
Изабел смотрела вокруг с не меньшей жадностью. Она еще ощущала телесную слабость, но вся уже была само нетерпение. Ей хотелось окунуться в тот бурный водоворот жизни, к которому она привыкла и который обожала. Сколько возможностей она упустила за этот бездарно потерянный год. Но она их наверстает, непременно наверстает! Недели две, а то и месяц она проживет в уединении на своей вилле и окончательно восстановит здоровье. Стоило ей подумать о здоровье, как она понимала, что не права, когда говорит, будто год потерян даром. Нет, она благополучно вылезла из крайне неприятной передряги и теперь может наконец то жить как ей вздумается.
Так вот, месяц она проживет в уединении, найдет себе компаньонку. Жаль, что Рита негритянка, можно было бы выписать к себе и ее. Ну ничего, ей пока и Розиты хватит. А потом она закажет себе в Париже самые модные туалеты, завяжет нужные знакомства, чтобы не чувствовать себя одиноко, и вступит в какой нибудь клуб, куда принимают богатых иностранок вроде нее. В том, что через пять минут после ее появления в обществе вокруг нее будет увиваться целый хвост дельцов и поклонников, она не сомневалась. Еще бы – богатая иностранка! Каждому лестно пристроиться к ее денежкам. Но дел затевать в Европе она не станет. Развлечется немного, и только. Может быть, заведет освежительный роман. Может быть, съездит на карнавал в Венецию. Атилиу всегда говорил, что любовь, которая началась в Венеции, длится вечно. Может, и она встретит там свою любовь?
Пока мечты убаюкивали Изабел, машина мчала их по гладкой дороге, и пейзаж вокруг вновь изменился. Воздух повлажнел, появились сначала цветущие кусты, а потом и пальмы. Похоже, что они были уже у цели.
Вскоре они остановились у небольшой гостиницы. Приветливая женщина в белоснежном переднике повела их через сад к террасе и открыла дверь.
– Вот ваш номер, – сказала она, – гостиная, две спальни, холл и веранда. Вход отдельный. В саду бассейн. Здесь вас никто не потревожит с вашей малышкой. Если пожелаете, ужин вам будут приносить, но вокруг очень много симпатичных кафе и ресторанов, так что у вас всегда есть выбор.
– Спасибо, спасибо, – рассеянно сказала Изабел. – Мы хотим отдохнуть с дороги.
Она не ошиблась с выбором гостиницы. Как раз то, что надо: в меру людно, в меру уединенно.
Розита занялась вещами, Изабел села у окна в гостиной. Лиза поднялась наверх посмотреть спальни.
В одной спальне стояла детская кроватка. Договариваясь, Изабел предупредила, что с ними будет маленький ребенок.
– А как с детским питанием? – поинтересовалась Лиза.
– Отдай список хозяйке, – распорядилась Изабел, – пусть его приносят.
– Конечно, конечно, – закивала хозяйка. Хозяйка ушла. Лиза занялась девочкой.
– Наверное, после того как вы отдохнете, мы поедем по магазинам, – сказала Лиза. – Будем покупать все, что нужно для малышки.
Лизу радовало ожидающее ее впереди приятное времяпрепровождение – странствование из лавочки в лавочку, выбор хорошеньких детских вещичек. Надо будет непременно купить кенгурятник, это и удобно, и, как говорят все врачи, полезно.
– Наверное, – как то рассеянно отозвалась на предложение Лизы Изабел. – Тебе виднее.
Малышка раскричалась, пора было ее кормить, и Лиза дала ей бутылочку с молочной смесью. Потом вынесла корзинку на веранду и оставила в тени. Благодать теперь матерям, ни забот, ни хлопот, подумала она. И все таки ее удивляло отношение Изабел к ребенку. Маленькие они такие забавные, беспомощные, умилительные. Но Изабел всегда была сухарем. Для нее, наверное, самое главное, чтобы все было по науке.
– Лиза! – послышался голос Изабел, и Лиза вошла в спальню. Изабел лежала на золотистом, в алых маках, покрывале. Кремовые шторы были приспущены, жалюзи закрыты.
– Присядь, – распорядилась Изабел, – вот сюда, в кресло.
Лиза уселась в кресло возле кровати и приготовилась выслушать очередные распоряжения.
– У меня к тебе просьба, Лиза, – начала Изабел после недолгого молчания. – Я бы хотела, чтобы ты пристроила куда нибудь девочку. Но я не хочу, чтобы это было воспитательное учреждение. Пусть лучше она растет в семье. У тебя много знакомых семейств с детьми, ты можешь найти подходящее. Я плохая мать и не собираюсь становиться хорошей. Вся эта возня с детьми не по мне.
Рот у Лизы приоткрылся от изумления. Да мыслимо ли такое? Что она говорит?
Изабел продолжала, не обращая на Лизу внимания:
– Ты останешься здесь и проживешь столько, сколько захочешь. Я послезавтра улечу в Европу. Ты видишь, я даже не подхожу к ней, не хочу привязываться…
Тысячи мыслей пронеслись в голове Лизы: ну и положение! Да если бы она знала, для чего ее вызывает Изабел, она бы никогда не согласилась! Хорошенький отпуск: в чужой стране с чужим ребенком на руках, и вдобавок ночей не спать, думать, куда его пристроить.
– Нет, нет, Изабел, я не могу взять на себя такое поручение, – торопливо заговорила Лиза. – Что ж я, подбрасывать буду этого ребенка, что ли?
– А почему бы и нет? – усмехнулась Изабел. – Лиза, меня не будет даже интересовать, куда ты ее пристроила. Я этого знать не хочу. Я хочу одного – позабыть о существовании этого ребенка. За это я хорошо тебе заплачу. Ты получишь кругленькую сумму. Сможешь купить себе квартиру, справить свадьбу. Ты ведь мечтала о приданом? Ну так вот я дам тебе приданое.
Изабел смотрела на Лизу так, словно в ее предложении не было ничего особенного. А Лизу прошиб холодный пот. Как она может так говорить? О своем собственном ребенке? Забыть? Как это можно о нем забыть? Да Лиза и о своих воспитанниках не забывала. Всех до одного помнила. Да, хорошенькое приданое приготовила ей Изабел. Лизе вдруг стало противно до невозможности оставаться в одной комнате с этой женщиной. Изабел вызывала у нее почти физическое отвращение. Скорее бы уж уезжала.
– Я добавлю за молчание. Поклянись, что никогда, ни при каких обстоятельствах ты никому не скажешь, чья она дочь, – продолжала Изабел.
– Если возьмусь, болтать лишнего не буду, – горячо и решительно сказала Лиза, – не очень то приятно о таком болтать. Но и клятвы давать не буду. Не согласны, ищите себе другую помощницу. Вы меня знаете, я человек порядочный, на меня можно положиться, но лишнего брать на себя не хочу.
Лиза разрывалась между двумя желаниями: ей хотелось плюнуть Изабел в лицо и хлопнуть дверью, чтобы никогда ее больше не видеть. Но и девочку было очень жалко. Маленькая такая, беспомощная. Куда ее засунет такая мамаша? Как ей распорядится?
Про себя Лиза решила, что, если ничего другого не придумает, возьмет девочку себе. А Женезиу пусть себе гуляет, если ему это не понравится. Значит, она в нем ошиблась.
Лиза разнервничалась, распереживалась, сидела молча, не говорила ни да, ни нет.
Изабел ее не торопила, такие решения не принимаются наспех. Пусть подумает хорошенько.
– Я подумаю, – сказала Лиза и вышла.
Она пошла на веранду и села около девочки. Та зашевелилась, зачмокала во сне губами.
– Дурочка, – прошептала она, – какая же ты дурочка!
Через два дня Изабел улетела во Францию, на свою новую виллу. Она собиралась сначала окончательно поправиться, потом развлечься и развеяться, а потом уже решить, чем будет заниматься.
Несколько дней уже в своем доме она приходила в себя, потому что была еще очень слаба пусть и для комфортабельной, но все таки долгой и утомительной дороги. Она была рада, что теперь сможет целиком и полностью заняться собой. Что благодаря ее усилиям кошмар наконец развеялся. Еще неделя, две, и она забудет все, словно сон.
Встав с постели, Изабел с удовольствием обошла свой небольшой чистенький домик. На второй этаж вела скрипучая деревянная лестница.
Она обставляла свой дом по каталогам, находясь в клинике, и теперь смотрела, что из этого вышло. Гостиной с темной резной мебелью и белым камином она осталась довольна.
– Мебель моих предков, – с гордостью подумала Изабел, – первых португальских переселенцев.
А вот спальни ей не понравились – в каталоге они выглядели куда симпатичнее.
– Ничего, – утешила она сама себя, – придется переменить кровати и шторы. Нужно будет снова посмотреть каталоги и прицениться.
Было у нее и еще одно занятие – она изучала девушек, которые хотели наняться к ней в горничные. Розите и так хлопот хватало, она должна была ухаживать за ней, за Изабел. Желающих было немало – богатая иностранка предлагала хорошую плату. Ей приглянулась одна востроглазенькая, но она не торопилась. В первую очередь ей нужна была хорошая рекомендация.
Раздался звонок.
«Очередная кандидатка», – улыбаясь, подумала Изабел и сама открыла дверь.
На пороге стоял Сейшас с огромным букетом цветов, какими то коробками, свертками.
Изабел схватилась за сердце. Вот уж кого она не ожидала увидеть. Больше того, она просто позабыла о нем за это время. И все таки она пропустила его в дом, хотя правильнее было бы просто захлопнуть дверь у него перед носом.
– Оцени мое терпение, – сказал он, протягивая ей букет, – и вознагради. Я хочу знать все!
– А я хочу знать, откуда ты взял мой адрес.
– Такие роскошные женщины, как ты, Изабел, не могут не оставлять следов. Я шел по ним, и не ошибся. Как же я без тебя соскучился!
Сейшас оглядывал комнату и невольно прислушивался, стараясь уловить присутствие в доме младенца.
– Ты прекрасно выглядишь, – сделал он комплимент, – стройная, загорелая.
Честно говоря, он надеялся совсем на другую встречу. Он думал, что Изабел бросится ему на шею, а если не бросится, то сразу потащит с гордостью к детской кроватке. И около нее он обнимет Изабел за плечи, и они, тихие и умиротворенные, будут любоваться их совместным творением.
Но действительность совсем не походила на мечты. Изабел, деловитая, стройная, отстраненная, смотрела на него как на чужого и, похоже, совсем не собиралась вести его в детскую.
– Изабел, – начал он, – не скрывай от меня ничего. Я все знаю.
– Тогда тем более я не понимаю, зачем ты сюда приехал.
Сейшас опешил. Собственно, он знал только то, что сказала ему Рита, а она сказала: хозяйка родила, и родила благополучно, теперь она на своей вилле во Франции. И дала ему адрес.
– Как это зачем? – изумился Сейшас, – я хочу видеть нашего малыша. Хочу им полюбоваться, посмотреть, какой ты стала мамой, договориться, как мы будем жить дальше…
– Понятно, – сухо сказала Изабел. – Тогда посиди в гостиной. Я сейчас.
Она провела его в свою португальскую гостиную, усадила в резное кресло с высокой деревянной спинкой у камина и вышла.
«Мальчик или девочка? – гадал Сейшас. – Похож на меня или на нее?»
Сердце у него едва не выпрыгивало из груди, и он молил Бога об одном, чтобы Он дал ему увидеть долгожданного ребенка.
Все это время, день за днем, он мысленно готовился к встрече с Изабел и своим сыном. Почему то он чаще себе представлял мальчика. Хотя и девочке был рад тоже. Просто мальчика ему было легче себе представить. Может, он просто представлял себя маленьким. Мало помалу он стал покупать игрушки – те, в которые и сам бы поиграл с удовольствием со своим малышом. У него в детстве было мало игрушек, и он словно бы вновь вернулся в детство. Он и сейчас прихватил кое что из своей разросшейся игрушечной коллекции – то, что, по его мнению, скоро будет радовать малыша, – большого веселого зайца с барабаном, который пищал, стоило его дернуть за ухо.
Сейшас достал зайца и посадил его рядом с собой на стол. Потом он стал распаковывать свои свертки, и оттуда появились погремушки, электрическая машинка, резиновый бассейн для купания, мячик. Затем он выгреб из кармана пригоршню будущих воздушных шаров и принялся надувать их. Праздник так праздник! Он растопит сердце Изабел, она увидит, что он не только хочет, но и может быть отцом.
В чопорной гостиной царил веселый ералаш – на столе громоздились игрушки, на полу валялась цветная оберточная бумага и два шара, красный и желтый, Сейшас надувал третий – синий, когда Изабел остановилась на пороге.
Она за это время успела переодеться, на ней было длинное темное платье, в руках небольшая сумочка. Она подошла, села, будто бы не видя игрушек.
– Ты приехал так неожиданно. Все это время я лежала. Я никак не могу оправиться. И вообще не знаю, оправлюсь ли когда нибудь.
Изабел протянула Сейшасу какую то бумагу, и он, уже все понимая, но еще не веря, холодеющими руками взял ее. Буквы прыгали у него перед глазами и никак не складывались в слова, а когда наконец сложились, то хлынувшие слезы не дали сложить их во внятные фразы. Но главное он понял: их ребенок, их сын умер.
Изабел не ждала такого бурного горя. Этот человек со своими слезами, дурацкими игрушками был страшно неуместен и в ее гостиной, и в ее жизни.
– Оставь меня, – произнесла она едва слышным голосом, – мне тяжело на тебя смотреть.
Сейшас, шатаясь, вышел. Он и сам не знал, как добрел до гостиницы. Сутки он лежал не поднимаясь. Еще сутки бродил как потерянный по городу.
Почти год он жил мечтами о будущей своей жизни, они были для него реальнее и дороже всего на свете. И вот в один миг от них ничего не осталось. Что теперь делать? Куда идти? Он не верил, что Изабел может быть настолько жестокосердной. Если их не объединила радость, то объединит горе. Кто как не они поймут друг друга? Кто сейчас ближе их двоих?
Сейшас вновь отправился к Изабел. Он надеялся, что она стала спокойнее за это время, точно так же, как стал спокойнее и он. Он не хотел причинять ей лишние страдания своей болью, он хотел стать для нее опорой и помощью.
Дверь ему открыла хорошенькая горничная и уже открыла было рот, чтобы объявить, что мадам нет дома, но смуглый темноглазый господин посмотрел на нее с такой мольбой и беззащитностью, что она закрыла рот, так ничего и не сказав.
Сейшас прошел сразу в будуар, он изучил привычки Изабел и убедился, что они за это время не изменились.
При виде его Изабел вскрикнула. Он был для нее призраком прошлого, которое она честно прожила день за днем и с которым больше не хотела иметь дела. Ни за что. Никогда. Ее бесили все эти отвратительные сантименты, которыми Сейшас собирался замусорить ее жизнь.
– Оставь меня в покое, – сказала она с ненавистью. – Не смей больше врываться в мой дом. Его двери для тебя закрыты. Ты слышишь меня? Слышишь?
Она спрашивала потому, что Сейшас смотрел на нее широко открытыми глазами и ничего не отвечал. Его молчание только распаляло Изабел, доводило до белого каления.
– Ты виноват во всех моих несчастьях! Сколько ты причинил мне бед! Ты испортил мне здоровье, а теперь портишь нервы! Сколько раз тебе повторять, что я не хочу тебя видеть! Никогда!
Она наступала на него, тесня к двери. На глазах у нее дрожали слезы ярости.
– Я понял, Изабел. Между нами в самом деле все кончено. Больше я не буду отягощать тебя своим присутствием. Только скажи мне одно: где могила нашего мальчика? Пусть у меня хоть что то останется…
– Понятия не имею! – крикнула Изабел и захлопнула дверь. – Если вы увидите на пороге этого господина, не открывайте ему. А если он будет упорствовать, вызывайте полицию, – приказала она прислуге.

Глава 12

Сейшас вернулся в гостиницу, воодушевленный новой идеей – он должен был побывать на могиле своего мальчика. Он чувствовал, что только тогда ему станет легче. Он представил себе тихое деревенское кладбище, где он сидит и думает о своем ангелочке. Неужели Изабел не поставила даже креста на его могилке? Судя по ее состоянию, ее нервности, крикам – вряд ли. Ну что ж, он исправит ее упущение. Сейчас с ней дела иметь нельзя, она так болезненно на все реагирует, и в первую очередь на него. Ничего, он справится.
Первым делом он позвонил Рите.
– Мальчик умер, – сказал он ей. – У Изабел депрессия, она не хочет меня видеть. Дай мне адрес клиники, где она лежала. Я хочу навестить своего сына.
– Как я вам сочувствую, – сказала Рита, – и очень вас понимаю. На вашем месте я бы поступала точно так же. Сейчас я найду вам адрес.
Узнав, что лететь ему предстоит в Аргентину, Сейшас даже обрадовался. Хуже, если бы он был похоронен в Европе, Аргентина все таки ближе.
Он купил билет на ближайший рейс, послал Изабел цветы и прощальную записку.
Хоть он и жил мечтами об их примирении все это время, но больше думал о ребенке. Отношения с Изабел надломились еще тогда, когда она не обрадовалась беременности, когда пыталась от нее избавиться. Для Сейшаса это было серьезным ударом, он понял, что все это время рядом с ним была совсем другая женщина, чужая и непонятная.
Перелет, аэродром, нанятая машина – он перемещался словно во сне, пока наконец не оказался у решетчатых ворот, за которыми среди зелени белели небольшие коттеджи. Он вошел в административный корпус, попросил секретаршу сообщить ему, где был похоронен сын их пациентки сеньоры Лафайет. Секретарша набрала на клавиатуре компьютера шифр, потом другой, потом третий.
– Ничего не могу вам сообщить, – сказала она. – Никаких сведений у меня нет. Обычно пациенты сами занимаются похоронами. Потом для нас это редчайший случай. Я бы сказала, уникальный. Подойдите в хирургическое отделение. Может быть, там есть более точные сведения.
Сейшас был обескуражен. Он не ждал, что даже в таком простом деле его ждут подводные камни и закавыки. Он направился в хирургическое отделение, и, пока шел по аллее, все старался представить себе Изабел, которая прогуливалась тут каждый день и, конечно же, знала наизусть каждый камешек.
Сестра, к которой он обратился со своим вопросом, сделала большие глаза и покачала головой:
– Никто вам тут ничего не скажет. Откуда нам это знать? Всего и было то у нас такое раз или два, забирали тогда родители своих младенцев. А если мамаша не забрала, то, может, в лабораторию его поместили исследования всякие делать.
Сестра говорила о лабораторных исследованиях добродушно, как о чем то само собой разумеющемся, но впечатлительного Сейшаса прошиб холодный пот: какие еще исследования? Неужели это возможно?
– Я хотел бы поговорить с хирургом, – сказал он. – С кем нибудь, кто держал в руках моего мальчика и мог бы мне рассказать, что с ним случилось. Понимаете, я – отец, и ничего о нем не знаю!
Сестра пожала плечами и скрылась в темном проеме двери. Сейшас остался ждать на веранде, увитой плющом. Он сел в кресло и нервно закурил. Вот уже несколько лет, как он бросил отравлять себя никотином, но сейчас не мог удержаться, папироса была нужна ему, как младенцу соска.
Полнотелая сестра не заставила себя ждать, она вышла вместе с сухощавым седым человеком. Они вместе просматривали какие то записи, потом сообщили Сейшасу, что хирург, сеньор Андраду, который вел пациентку Лафайет, в отпуске. Если он хочет, то может обратиться с запросом через месяц, но, очевидно, самое верное все таки – получить сведения от матери.
– А где у вас кладбище? – спросил Сейшас.
Врач с сестрой переглянулись.
– У нас его нет, – ответил врач.
Сейшас поблагодарил, извинился за беспокойство и побрел к выходу. Страшная догадка преследовала его – его сына отдали в лабораторию. Стоило ему закрыть глаза, как возникало такое, что он сразу же открывал их. Но он не собирался больше ничего уточнять у Изабел. Она предстала перед ним в таком страшном обличье, что он боялся о ней и думать. Сначала она хотела вытравить плод, потом равнодушно отказалась от маленького мертвого тельца. Нет. Она не давала никаких специальных распоряжений, она просто позабыла о нем и уехала. И точно так же, с тем же самым равнодушием вытеснила из своей жизни Сейшаса. А до этого Арналду. Как он мог не понять, с кем имеет дело? Как мог питать какие то дурацкие надежды? Ему было стыдно за самого себя и больно, безумно больно за своего несчастного ребенка, который угас, не узнав материнской ласки, не почувствовав, что у него был любящий отец.
– Прости меня, сыночек! Прости меня! – твердил он. – Где бы ты ни был, знай, что у тебя есть любящий отец, который никогда тебя не забудет.
Вернувшись в Рио, он первым делом вызвал к себе старуху Пепиту, которая приходила к нему убираться и вела его нехитрое хозяйство.
– У тебя есть внуки, племянники? – спросил он.
– Полон дом, – улыбаясь, ответила старуха.
– Порадуй их игрушками, забери все. Твой хозяин уже наигрался.
Пепита не узнавала Сейшаса – после своей поездки он вернулся совсем другим. Был всегда мягким, а сейчас словно бы повзрослел – стал жестче, резче.
– Я хочу уехать из Рио, а может быть, и вообще из Бразилии, – признался он Мартинесу, с которым встретился сразу же по приезде. – И еще я хочу ликвидировать свою фирму.
– Да что с тобой? Что такого произошло, можешь ты объяснить? – заволновался Мартинес.
– Ты знаешь, что эту фирму устроила мне Изабел, теперь она жжет мне руки. Мне страшно думать, что я могу пользоваться тем, что получил из рук этой женщины. Я хочу начать все сначала, так что найди мне покупателя. Или сам купи ее. Можешь в кредит. Будешь высылать мне проценты в погашение суммы.
– Погоди ты, – отмахнулся Мартинес. – Лучше расскажи мне, что у тебя случилось.
Сейшас не стал таиться от друга, тем более что и ему нужно было с кем то поделиться переживаниями, которые не давали ему спать.
– Да, нелегко тебе приходится, – признал Мартинес, выслушав друга. – И все таки никогда не нужно пороть горячку. Тебе сейчас нужна перемена обстановки, большая физическая нагрузка. Слушай, а ты на лошади ездишь? Или только на авто?
Сейшас невольно улыбнулся, вспомнив юность.
– Когда то ездил, и неплохо, – сказал он.
– Вот и отлично, – обрадовался Мартинес. – Тогда у меня к тебе деловое предложение. Одному моему приятелю нужен гуртовщик. Ты знаешь, что сейчас перегоняют барашков с одного пастбища на другое. Вот как раз для тебя дело, сядешь на лошадь и гони.
– Ты слишком хорошо обо мне думаешь, старина, – вздохнул Сейшас, – забыл, что мне за сорок перевалило. После стольких лет сидячей жизни и в гуртовщики? Нет, на такие перемены я не способен.
– А махнуть куда глаза глядят и сжечь все корабли способен? Твоя перемена покруче будет! В общем, так: ты отправляешься на неделю в горы, работаешь с ребятами до упаду, налаживаешь аппетит и сон, и если, вернувшись, хочешь по прежнему все тут разорить, я приму твое предложение о покупке фирмы как деловое и рассмотрю его. Идет?
– Идет!
Сейшас вдруг ощутил вкус холодного горного воздуха, увидел над головой огромные звезды и вспомнил, как засыпал без единой мысли в голове, едва завернувшись поплотнее в одеяло и коснувшись головой положенного на землю седла.
Через день он уже был в горах. Их было трое на стадо, которое они должны были перегнать по ущелью и горным тропкам на соседнее пастбище. Парни были помоложе, и в седле сидели поувереннее, и все же Сейшас был рад, что послушался совета и приехал сюда. Уже по дороге он с любопытством присматривался к горам, по которым ему скоро придется странствовать, и в голове его бродили совсем другие мысли.
Сон у него наладился с ходу. Стоило ему только спешиться и похлебать горячего варева у костра, как он тут же засыпал. Целый день в седле давался ему нелегко, но разве сравнишь мышечную боль с душевной?
Неделю они вели свое стадо по горным тропам, и Сейшас уже чувствовал себя заправским гуртовщиком. Ему не хотелось возвращаться в душный город, к своим неотвязным мыслям и пустоте в городской квартире. Он дал телеграмму Мартинесу, что остается еще на неделю.
Сдав стадо, они поехали за другим, и ехали не спеша, давая себе роздых. К вечеру пал туман, ночь они провели у костра, а утром нырнули в густое молоко, надеясь на опытность лошадей и на то, что тропа здесь была только одна. Время от времени перекликались, но туман не только мешал видеть, но и глушил голоса. Сейшас ехал ни о чем не тревожась. Ему даже нравилась внезапная слепота. Мало помалу туман стал рассеиваться, и когда рассеялся совсем, то Сейшас никого вокруг не увидел. Конь его призывно заржал, но никто ему в ответ не откликнулся. Тогда Сейшас слегка хлестнул его поводьями, предлагая прибавить шаг и поскорее догнать приятелей. Конь послушно перешел с шага на рысь, но впереди так никто и не появился.
Сейшас держал курс на ближайшую вершинку, с которой можно будет осмотреть дорогу. Он не сомневался, что стоит перевалить за нее, как он увидит своих товарищей.
Перевалил и никого не увидел. Тропа скрывалась в ущелье, вокруг виднелись горы повыше и пониже, и ни единой живой души. Ну что ж, он так и будет следовать по этой горной тропе, куда нибудь она его да приведет. Сейшас особенно не тревожился – с собой у него было одеяло, небольшой запас еды и спички. В крайнем случае заночует. Он ехал и ехал и все надеялся: вот вот, за очередным поворотом, появится деревенька или пастбище. Но дорога петляла и петляла между каменными стенами. Стало смеркаться. В потемках ехать не было никакого смысла. Он слез с коня и расседлал его. Оба они нуждались в отдыхе. На этот раз Сейшасу не спалось, мрачные мысли теснились в голове, отгоняя сон. Может, это перст судьбы? – невольно думалось ему. Может, так оно и лучше? Разве кто то ждет его? А если и ждет, то на небе…

Глава 13

Прошла неделя, пошла вторая, от Сейшаса не было ни слуху ни духу. И Мартинес забил тревогу. Он связался с главной усадьбой, и там ему сказали, что Сейшаса ищут вот уже несколько дней, но не могут найти. Он заблудился в тумане и с тех пор как в воду канул. Гуртовщики, которые были с ним вместе, благополучно вернулись, а его нет как нет.
Сердце у Мартинеса упало. Сейшас отправился в горы в таком тяжелом состоянии, что на ум ему могло прийти все что угодно. Как Мартинес теперь корил себя за то, что отправил туда Сейшаса! Уговаривал, главное, мол, тебе наладить сон! Вот и наладил! Вечный!
В тот же день он поехал в Общество спасения и назвал все данные: указал район, где примерно затерялся Сейшас, объяснил, когда он заблудился. Разумеется, о душевном состоянии Сейшаса Мартинес говорить не стал. Даже если старина Сейшас и решился на что то, то пусть это будет несчастным случаем. Так решил для себя Мартинес. Он заполнил обязательство оплатить все расходы и оставил номер счета.
Вернувшись, он вновь позвонил на усадьбу, сообщил, что скоро прилетят профессиональные спасатели, и попросил прекратить поиски.

Когда Нанду сообщили о предстоящей экспедиции, он вздохнул с облегчением. Ему она была нужна как воздух. Атмосфера скандала, которая витала вокруг магазина Милены, не могла не коснуться и его. Еще какое то время назад Милена только посмеивалась, считая, что газетная шумиха пойдет ей на пользу, послужив рекламой, но теперь и она впала в панику.
А Бранка вырезала все новые и новые заметки, одна другой скандальнее. Она больше не доверяла этого дела Зиле и вырезала их сама, приходя в ярость от их содержания. Теперь уже в них чуть ли не прямым текстом говорилось, что настоящий владелец магазина – известный делец в мире наркобизнеса, отсидевший в свое время в тюрьме, сделал ширмой кружевные трусы. Но они слишком прозрачны, чтобы за ними не разглядеть его настоящего бизнеса.
Бесстыжие фразы, пошлые намеки всплывали в голове Бранки по ночам, мешая ей спать. Теперь то она видела, какую страшную службу сослужила собственной дочери, когда, не погнушавшись низкими средствами, попыталась вмешаться в ее судьбу. И вот теперь за это расплачивалась, видя, сколько бед причинила Милене и зятю. Если бы они злились на нее, ей было бы легче. Но они словно бы забыли, что она была всему причиной, по прежнему заботились о ней, но о своих делах особенно не говорили, словно бы окончательно списав ее в архив. Худшего наказания для Бранки и быть не могло.
Нанду не упрекал и Милену. Только однажды сказал ей, да и то шутливо:
– Говорил я тебе, что не мое это дело – расхаживать по подиуму невесть в чем!
Милена промолчала. Что толку кого то в чем то винить, нужно было выбираться из той ямы, в которую они все попали. Не винила она и Женезиу, который нарвался на такую стерву. У них у всех не было опыта, и жизнь их учила, а, как известно, жизнь всегда учит жестоко.
Милена советовалась с Марселу и Леу, как ей поступить. Закрыть магазин совсем? Но тогда чем ей заниматься? И потом, они не так богаты, чтобы швырять на ветер начатое дело. Банкротство есть банкротство. Второго дела она не раскрутит. В общем, они сидели, думали, толковали, но ничего пока придумать не могли. Слухи росли как снежный ком, возле магазина дежурил полицейский, оборот рос.
Нанду первым решил свою проблему, он окончательно распрощался с вертолетным таксопарком и перешел на штатную работу в Общество спасателей. Теперь он надолго уезжал из дома, участвовал в опасных экспедициях, которые были всегда ему так по душе. Ни жена, ни мать больше против них не возражали – находиться здесь и отмываться от помоев было куда противнее и опаснее.
– Улетаю дня на три, – сообщил по телефону Нанду, – поиски в горном районе. Опасного ничего нет. Оттуда позвоню.
– Удачи! – пожелала мужу Милена.
Милена и сама уже подумывала, не пойти ли и ей в спасатели – она ведь отлично плавала и тоже могла пригодиться. Ей очень хотелось заниматься одним делом с мужем и пореже разлучаться с ним. Но пока она не решила, что ей делать с магазином, она не могла предлагать свои услуги. Это выглядело бы несерьезно.
Нанду вылетел часов в одиннадцать и около полудня уже изучал обозначенный на карте горный район.
Честно говоря, помочь ему могла только случайность. Искать человека в горах было все равно что искать иголку в стоге сена. Но этот человек мог развести костер, найти какой то способ дать о себе знать, поэтому Нанду летел на предельно низкой высоте, что в горах было опасно и требовало особого навыка, и пристально смотрел вниз.
У него было с собой все необходимое для оказания первой помощи.
Кто знает, может, несчастный лежит где нибудь с переломанными ногами или ребрами? Как его отыщешь? Нет, у людей с такими профессиями, которые в любую минуту могут оказаться в опасном положении, должна быть одежда со специальными датчиками. Вот сейчас бы он летел и внимательно слушал.
Прибор дал бы ему знать, где находится его подопечный. А он уже стал бы решать, как его извлекать – садиться, зависать, спускать лестницу…
Мысли текли и текли, а глаза зорко обшаривали окрестности. Но под вертолетом разбегались причудливым рисунком пики, плоскогорья и ущелья, и никаких движущихся точек не было и в помине.

Сколько дней блуждал по горам Сейшас, он не знал. Поначалу ему все казалось, что он вот вот догонит своих товарищей, и Сейшас торопил своего коня, а потом расседлывал его и валился на землю как убитый. Но потом настал день, когда он почувствовал, что у него нет сил встать, и остался лежать. Целый день он лежал в полудреме и думал, что скоро заснет совсем, и был рад этому, потому что жить ему было больше незачем. Он истратил весь запас жизненных сил. Сейшас опять видел своего малыша, жалел его и себя, шептал, что они вскоре встретятся. И когда он совсем уже погрузился в сон, его щеки коснулось теплое дыхание и он почувствовал бархатное прикосновение. Он открыл глаза и увидел Платеро. Конь наклонился к нему и лизнул большим шершавым языком в щеку. Светило солнце, он лежал в тени под скалой, но конь подталкивал его, приглашая встать. Как видно, настал день, и Платеро считал, что пора пускаться в путь. Сейшас посмотрел в его влажные коричневые глаза, и ему вдруг стало нестерпимо стыдно. Почему он решил за Платеро его судьбу? Вот Изабел когда то поступила точно так же, и что из этого вышло? Он высвободил руку и погладил Платеро по шелковистому крупу. Обрадованный лаской, конь заржал и опять подтолкнул хозяина мордой. Сейшас встал, пошатываясь, и поглядел на коня. Оба они ослабели от голода и должны беречь силы. Тогда он взял Платеро за повод и повел.
Когда солнце поднялось совсем высоко, он устроился с конем в тени и пошарил в седельной сумке. Нашел несколько сухарей и поделился ими с Платеро, вот уже несколько дней тот был без пищи. Допили они и воду, которая была у них с собой.
Тени удлинились, и они двинулись дальше. Идти стало легче. Но, наверное, не оттого, что они немного подкрепились, а оттого, что у хозяина появилась цель и все вокруг стало ему небезразлично. Сейшас хотел напоить Платеро, пополнить запасы воды и выйти на горное пастбище, чтобы конь наелся. С этого дня Сейшас стал думать: «мы».
Идя впереди коня по горной тропке, он старался припомнить, какие мхи появились перед горным пастбищем или, может быть, какого цвета стали вокруг отвесные стены. Мало помалу перед ним возникла отчетливая картина того ущелья, по которому они двигались. После ущелья мхи поползли вверх.
– Вот и нам с тобой нужно двигаться вверх, Платеро, – сказал он коню, и конь наклонил голову, словно бы понял.
Тропа раздваивалась, и они взяли выше. И не ошиблись – спустя час услышали характерный шум спешащей воды и вскоре увидели горную речушку. Платеро заторопился к ней, вошел передними ногами в воду, наклонился и стал пить. Сейшас сначала умылся. Солнце пекло, вода была ледяная. Сейшас скинул одежду и как следует вымылся в обжигающей воде. Купание прибавило ему сил. Он набрал воды в обе фляги, притороченные к седлу.
– Теперь пошли искать луг, – сказал он коню, и тот опять наклонил голову, словно соглашаясь с хозяином.
На этот раз Сейшас пустил Платеро вперед, полагаясь на его чутье.
– Пастбище, – твердил он ему, – ищи пастбище.
Платеро шел вперед, уверенно сворачивая на развилках. Сейшас шел за ним, внимательно приглядываясь к камням и скалам, они ему стали небезразличны, он хотел понять, что они говорят.
Впервые за эти дни он любовался пламенеющим гордым солнцем, которое не спеша спускалось все ниже и ниже.
Тропинка обогнула скалу, и Сейшас зажмурился, так сияла в лучах закатного солнца трава на небольшой лужайке. На другом краю ее притулилась лачуга – в ней жили пастухи, пока здесь паслось стадо. Сейшас обнял коня.
– Ты – молодец, Платеро, молодец!
Конь тихонько заржал в ответ и опустил голову, выбирая пучки травы. Сейшас расседлал его и, перекинув через плечо сумки, направился к лачужке. Как положено во всех горных пристанищах, тут были оставлены кукурузная крупа на кашу, спички и соль. Наконец Сейшас будет спать под крышей. Он и сам не знал, хочет он этого или нет, но еде был рад несказанно.
Впервые за много дней они заснули сытые.
– Так мы с тобой и пойдем от пастбища к пастбищу, – сказал утром Сейшас довольному коню, который валялся в росистой траве. Тот со звонким ржанием подбежал к нему, показывая, что готов пуститься в путь.
– Давай лучше отдохнем здесь пару деньков, – предложил Сейшас, – ты поднаберешься сил, я тоже. И мы с тобой быстрее доберемся до следующего.
Он оставил Платеро пастись, а сам пошел осматривать, куда ведут отсюда тропинки. Сколько он потерял даром времени, когда гнал коня сам не зная куда. Конь ведь выученный, он знает горы куда лучше новоиспеченного хозяина. Но теперь и сам Сейшас пытался понять, в какую сторону поведет его конь. Внимательно осмотрев несколько тропок, он решил, по какой будет двигаться. Тропинка брала круто вверх и скрывалась за поворотом.
Сутки он ел и спал и наутро почувствовал себя вполне отдохнувшим. Оставить ему тут было нечего, и он мысленно поблагодарил добрых людей, которые не забыли старинный обычай.
– Теперь я – должник, – сказал он сам себе, – и буду оставлять на всех тропах то, что пригодится идущему вслед путнику.
Когда через день Платеро привел его на новое пастбище и он снова сидел у закопченного очага и варил себе кашу, он понял, почему его товарищи без всякой опаски пустились в путь в густом тумане: в отличие от него они опустили поводья и положились на своих коней. И те благополучно их вывели, он не сомневался. И как же он измучил своего нелепыми распоряжениями!
Он потрепал Платеро по холке, прося у него прощения. Конь доверчиво лизнул его в щеку, обещая помощь.

Но помощь пришла к нему сверху. Сейшас неожиданно услышал характерный звук – неужели вертолет? Он задрал голову и увидел огромную механическую стрекозу, которая, покачиваясь, словно бы искала себе добычу. Значит, его ищут, обрадовался он.
Они с Платеро стояли на краю очередной лужайки с травой, куда добрались на закате. Сейшас торопливо сгреб все, что только может гореть, не пожалел даже одного мешка из притороченных к седлу. Больше дыма будет! И вот в небо взвился столб черного дыма, но «стрекоза» увидела его не сразу. Она еще покрутилась вокруг, словно бы принюхиваясь и присматриваясь, а потом пошла на снижение.
Сейшас отвел Платеро к домику и даже привязал его, а сам вошел в дом. Ветер от вертолета такой, что того и гляди их сдует.
Нанду, садясь, ликовал: и сигнал подал, и есть куда приземлиться! Совсем было безнадежное дело, а вот поди ж ты! Обернулось удачей!
Он вылез из вертолета и пошел навстречу крепкому немолодому мужчине.
Растроганные, они крепко пожали друг другу руки.
– Ну вот и кончилось неожиданное приключение, – широко улыбнулся Нанду. – Рад вас видеть живым и здоровым. Сеньор Мартинес крайне взволнован вашим отсутствием, сейчас мы ему позвоним и успокоим.
Он протянул Сейшасу мобильный телефон. Тот, повторяя «спасибо, спасибо», набрал номер друга.
– Привет! – сказал он, услышав голос Мартинеса. – У меня все в порядке.
– Черт бы тебя побрал! – заорал обрадованный Мартинес. – Ты где?
– Пока на пастбище, в горах. Мы только только встретились с сеньором…
Сейшас вопросительно посмотрел на Нанду, и тот подсказал:
– Гонзаго.
– С сеньором Гонзаго, – повторил Сейшас.
– Значит, часа через два увидимся в нашем баре, – весело закричал Мартинес. – Кто придет первым, тот закажет по рюмке коньяка!
– Боюсь, так скоро не получится, – ответил Сейшас. – Думаю, у меня одной дороги еще дня на три.
– Ты, случаем, не того, от страха и одиночества? – подозрительно спросил Мартинес. – Не валяй дурака, садись в вертолет и приезжай!
– Я не могу в вертолет, я не один, – спокойно ответил Сейшас.
Нанду невольно с изумлением оглянулся и увидел Платеро, который мирно стоял в сторонке.
– Ас кем ты? – растерянно спросил Мартинес.
– С лошадью. – В голосе Сейшаса прозвучало что то настолько серьезное, что Мартинес перестал его подначивать.
– Я понял, – сказал он, – это действительно серьезно. В общем, я очень рад и жду тебя. Счастливо!
– Спасибо тебе, дружище. Скоро увидимся. Сейшас передал трубку Нанду и сказал:
– Думаю, вы уже поняли, что я с вами не лечу.
– Понял, – сказал Нанду.
Такого оригинального спасения в его жизни еще не было – и он не мог сдержать улыбки.
– Чем могу вам служить? – спросил он. – Нужна моя помощь?
– Конечно! – обрадованно подтвердил Сейшас. – Во первых, мне нужна карта, и давайте прикинем, в какой ближайший населенный пункт мы можем прийти с Платеро. В зависимости от того, сколько времени мы будем двигаться, мы рассчитаем продовольствие. Вот, пожалуй, и все.
Они уселись прямо на лужайке и принялись изучать карту. Нанду пометил крестиком площадку, где они находились, потом ближайшее селение. Оно оказалось не так уж и далеко.
– В два дня вы доберетесь, – сказал Нанду, – но запас еды вам нужен на три. Честно сказать, к такой ситуации я не подготовлен, запас еды у меня на сутки.
– Ну и давайте его! Нам хватит! Мы тут ко всякому притерпелись. – И он похлопал подошедшего Платеро по шее.
Передав Сейшасу все, что у него было, Нанду улетел. А Сейшас, переночевав, спокойно двинулся в путь с Платеро. Никогда бы он не бросил друга, он за него отвечал.
– Ты меня спас, и я доставлю тебя домой.
В Рио Сейшас вернулся совсем другим человеком.
– Ты здорово помог мне, дружище, – сказал он Мартинесу, когда они сидели вдвоем в своем любимом баре за рюмкой коньяка. – На многое я посмотрел совсем иначе. Я понял, что это я сам погубил своего сына, когда связался с такой женщиной. Мне жаль, что столько времени ухлопано даром, но я хочу прожить остаток своей жизни по другому. И я все таки уеду в Европу, так что ты продай тут все, что можешь, а я прикину, чем я там займусь. Платеро провел меня по дороге жизни. Я понял, что мы всюду должны прокладывать такие дороги.

0

13

Глава 14

Нанду думал, что вернется домой через три дня, а вернулся на следующий. И сразу почувствовал: Милена напряжена больше прежнего, Бранка на грани истерики.
«Не иначе как очередная заметка, где меня поливают грязью, – подумал Нанду с невеселой усмешкой. – Бедная моя девочка! Сколько у нее неприятностей!»
– Что пишут? – спросил он насмешливо и нежно прижал к себе Милену.
– Ничего нового, – ответила она, мгновенно отзываясь на его ласку. Глаза у нее засияли, а тело мягко и податливо прильнуло к нему. – Как же я соскучилась!
И он тут же подхватил ее на руки.
– А я то как! – бормотал он, жадно ее целуя и уже поднимаясь наверх в спальню.
Через час, разнеженные и успокоенные, они уже могли обсуждать свои дела.
Как бы был несчастлив Нанду, если бы любил не саму Милену, а ее богатство или положение в обществе, если бы был честолюбив и амбициозен!
Разлетелось богатство, а вместе с ним и привилегии. Царица роскошных приемов, законодательница мод и мнений, Бранка Моту лежала в скромном домике в том самом Нитерое, который когда то казался ей трущобой. Красавица Милена не летала в личном розовом вертолете, как обещала пилоту Нанду, а носилась по городу на потрепанной машине и договаривалась о поставке маек, а потом отбивалась от оголтелой своры журналистов, которым понравилось распускать о ней всевозможные сплетни. А возможность сплетничать на ее счет была предоставлена ее собственной матерью, которая возомнила себя всесильной. Как громко могло заговорить в этой ситуации уязвленное самолюбие! Сколько было бы у него претензий! И все они выглядели бы необыкновенно справедливыми и завели бы молодую пару в лабиринт выяснения отношений, который всегда кончается тупиком, где кипит, не выкипая, котел неутолимых обид, гнева и раздражения.
Но Нанду любил Милену, и ему хотелось, чтобы ее красивые черные глаза сияли только от радости, чтобы она смеялась безудержно и беззаботно, словом, ему хотелось сделать свою жену счастливой. Об этом он и думал. Решения для главной проблемы он пока придумать не мог и поэтому предложил:
– Поедем в Ангру! Тебе просто необходимо переменить обстановку!
Они оба любили это место. Заботы об этом загородном доме легли теперь на плечи Марселу и Леу, но у Милены там оставался маленький флигелек в саду, куда она с мужем приезжала, когда хотела.
– Да, именно в Ангру, – энергично закивала Милена, – я и сама хотела тебе предложить, только не знала, как у тебя со временем. Ты так все время занят!
– Я сво бо ден три дня! – проскандировал Нанду и закружил Милену по комнате. – В общем, так: в ближайшие три часа ты собираешься, я навещаю мамочку, и мы едем.
– Отлично! Мамочке привет! – весело откликнулась Милена.
Она была в восторге. Столько времени она ждала их совместного уик энда, но он свалился на нее, как всегда оно и бывает, неожиданно.
Ее каблучки звонко застучали по лестнице, послышались торопливые распоряжения Зиле, и по поднявшейся в доме суете, еще до того, как дочь заглянула к ней в комнату, Бранка поняла, что молодежь на субботу и воскресенье уезжает. Может быть, она и не слишком обрадовалась этому. Но и не слишком огорчилась.
Она любила оставаться в доме за хозяйку. Понемногу начиная ходить, она испытывала удовольствие, когда обходила не торопясь комнату за комнатой, а потом выговаривала Милене за нерадивость ее служанки. Или предлагала какие то нововведения. Хотя и предложения, и выговоры Бранки Милена пропускала мимо ушей.
Нанду часто забегал к матери, а уж вернувшись из очередной поездки, забегал непременно.
– Я к тебе попить кофейку, – объявил он, заглянув к Лидии в салон. – Подгадал под обеденный перерыв.
Лидия улыбнулась, кивнула на клиентку и сказала:
– Ну так ставь на огонь кофейник! Не забыл еще, где плита? Я сейчас приду.
Когда она вошла в кухню, все было уже готово, и ей осталось только достать из шкафа свой знаменитый пирог, который она пекла по прежнему перед выходными.
Мать и сын обожали эти посиделки вдвоем на кухне и о чем только не говорили, подливая себе кофеек.
Нанду подробно расспросил, как дела у Сандры.
Лидия Сандрой была довольна, девочка хорошо училась, их с отцом слушалась, хлопот им не доставляла. И Орестес тоже держался. Педру, как обещал, устроил его бухгалтером, и тот ездил на другой конец Нитероя. Ездить, правда, далековато, рано приходится вставать, но Орестес ездит, не жалуется, дорожит работой.
Лидия рассказывала, как она всеми довольна, а сама сидела пригорюнившись.
– Да что с тобой, мама? – наконец не выдержал и спросил Нанду. – Я же вижу, что то случилось. Вид у тебя похоронный.
Лидия скорбно поджала губы, помолчала, собралась с силами и заговорила:
– Я тут навещала сеньору Бранку, она поделилась со мной вашими неприятностями, показала, что про тебя в газетах пишут. Обе мы с ней горевали. Ты должен нас понять, сынок, мы обе матери, обе женщины, у нас секретов нет. И ты не обижайся на то, что я тебе скажу…
Нанду собрался что то возразить, но Лидия погрозила ему пальцем:
– Дослушай мать до конца. В жизни разное бывает. Тюрьма, она даром не проходит. Может, ты к чему то и пристрастился в тюрьме, потому и детей у вас с Миленой нет. Но ты, сынок, не отчаивайся. Захочешь и бросишь дурные привычки. Милена – хорошая, верная жена, ее обижать не следует.
Поначалу Нанду серьезно слушал мать, не зная, к чему она поведет. Но потом не выдержал и расхохотался.
– Ты что, серьезно, мам, а? – наконец спросил он. – Да я Милену больше жизни люблю, кроме нее, мне никто не нужен. А с детьми нам спешить некуда. Видишь, Бранка у нас пока на руках и с деньгами туговато. И потом молодые мы еще, для себя пожить хочется! А газетной брехне не верь. Даже обидно, мам, ей богу!
Лидия посмотрела было на сына с подозрением, но успокоилась. Она то знала своего мальчика, никакая грязь к нему не липнет. Но сказать ему нужно было, это ее материнский долг. И лишний раз про детей напомнить. Молодые! Вот и хорошо, что молодые, не в старости же их рожать!
Возвращаясь домой, Нанду все крутил головой и посмеивался, вспоминая материнские наставления. Но потом ему и обидно стало: если матери родной такое в голову приходит, то что же остальные думают?
Когда он вернулся домой, Милена была уже готова, они простились с Бранкой и тронулись в путь. Но не на вертолете, как когда то, а на машине.
В Ангру они приехали к вечеру. Никого еще не было.
– Наверное, завтра приедут, – сказала Милена. Приехать должны были Эдуарда с Марселу и ребятишками, Леу с Катариной и малышом, Атилиу с Эленой. Вся семья собиралась обычно по воскресеньям на большой веранде, обедали под плеск океанских волн, болтали. Кому то нужно было посоветоваться, кому то поделиться своими переживаниями.
– Когда же Бранка приедет? – непременно спрашивал всякий раз кто нибудь из детей. Бурного темперамента Бранки не хватало для мирных сборищ – вот уж кто бы ими всеми распорядился, всех расставил бы по местам!
Но Милена с Нанду отдыхали сегодня и от Бранки. Наконец то они были вдвоем, и как же им было хорошо! Накупавшись, они брели по песчаному берегу, взявшись за руки, и Нанду рассказывал Милене про славного человека с лошадью, за которым он так удачно охотился в горах.
– И знаешь, что я подумал, когда летал над этими горами и не знал, найду я его или нет? Я подумал о специальной одежде с датчиками для пастухов на горных пастбищах или для не слишком опытных моряков на яхтах. Знаешь, какое было бы для нас облегчение!
Милена вдруг пристально и цепко взглянула на Нанду:
– Слушай! Я, кажется, нашла!
– Что? – не понял он.
– Чем бы я хотела заниматься!
– Ну? – Нанду с любопытством уставился на жену.
– Мы с тобой откроем магазин спецодежды для всяких там экспедиций, поисковых групп, альпинистов! «Магазин для настоящих мужчин»! Здорово, а?
– Здорово! – обрадовался Нанду. – Вот тут я тебе буду в помощь. Мы такого с тобой наворотим, небу жарко станет! А то знаешь, на какую тему меня сегодня матушка прорабатывала? Советовала при такой жене, как у меня, поменьше на мальчиков заглядываться!
Милена от хохота повалилась на песок.
– Да, пора нам менять ориентацию, – отсмеявшись, сказала она.
– Мы бы могли иметь при магазине что то вроде проектировочного цеха – разрабатывать новые модели для спасателей, для путешественников, мало ли еще для кого, – загорелся идеей Милены Нанду.
До полночи они сидели, обсуждая новую идею. Милена прикидывала, как лучше перейти к новому бизнесу, сразу или постепенно.
– По мне, так лучше сразу, – сказала она. – Я нетерпеливая. Мне надоело сидеть в этой помойке.
– А по моему, лучше посоветоваться с Леу и не торопиться, – высказал свое мнение Нанду. – Этим делом, обещаю, я буду заниматься вместе с тобой, его нужно подготовить как следует, чтобы не сесть сразу в калошу.
Счастливая Милена прижалась к мужу. Неужели исполнится ее мечта – они будут заниматься общим делом?
Потом они долго любили друг друга и уснули, когда уже светало. Проснувшись, опять любили друг друга и нежились в постели, не торопясь вставать. Потом вдруг услышали взволнованные голоса и переглянулись.
– Кажется, пора вставать, – сказала Милена. – Похоже, все приехали и из за чего то волнуются. Пойдем узнаем. Но все таки сначала в душ!
Милена приняла прохладный душ, смыла остатки сонной истомы, накинула пестрый сарафанчик и вышла.
На лужайке перед верандой стояли кружком братья с женами, Элена, Атилиу. Эдуарда энергично замахала ей рукой, чтобы она шла к ним быстрее.
Заинтригованная Милена бросилась бежать. А когда подбежала – обомлела. На лужайке стояла корзинка, а в ней спал ребенок.
Милена недоуменно обвела взглядом всех вокруг.
– Откуда он здесь взялся? – спросила она.
– С таким же успехом мы можем спросить тебя, – ответила Эдуарда. – Представляешь, мы приехали, а она тут лежит и спит. Мы пока вызвали полицию, она должна засвидетельствовать, оформить акт, а потом…
– Да, а что потом мы будем делать? – растерянно спросила Милена.
– Возьмем себе, – с той же энергией сказала Эдуарда. – Я так мечтала о девочке!
– А что, если это мальчик? – усомнилась Милена.
– Нет, это – девочка, – с уверенностью сказала Эдуарда, и никто не стал с ней спорить. – Мы с Марселу как раз говорили, что нам для полного комплекта нужна еще маленькая дочка, и вот, пожалуйста, прямо чудо какое то!
Ей так хотелось взять в руки это маленькое чудо, и она нетерпеливо оглядывалась, поджидая полицию.
– Я думала, времена подкидышей остались в далеком прошлом, – сказала Катарина.
– Я тоже, – присоединилась к ней Элена.
У всех на лицах бродила неуверенная улыбка, всем и впрямь казалось, что они попали то ли в кино, то ли в сказку. Но когда загудела полицейская машина, все убедились, что дело происходит в реальности.
Молодцеватый сержант откозырял, составил акт и собрался было уже забрать с собой корзину.
– Нет, нет, – остановил его Марселу, – ребенок останется у нас. Похоже, тот, кто подкидывал его, знал, что делает.
– С прибавлением, – поздравил сержант и снова козырнул.
Эдуарда завладела корзинкой и понесла ее на веранду. Малышка приоткрыла мутные глазки и закряхтела.
– Ах ты, моя лапочка, – заговорила Эдуарда, – кушать захотела. Все хорошо, одна беда, что Лиза в отпуске, вернется только через неделю. Но ничего, как нибудь управимся.
В корзинке стояли бутылочки с молочной смесью.
– Да ты у нас с приданым! – рассмеялась Эдуарда. – Марселу! Обрати внимание, как о нас позаботились.
Больше в корзинке ничего не было, ни записочки с именем, ни памятного медальончика.
Потом все сгрудились над столом и смотрели, как новоявленная мамаша распеленывает тугой сверточек, – это и впрямь оказалась девочка, и очень славная, с темным пушком на головке.
– В понедельник мы тебя покажем доктору, – пообещала Эдуарда, – а пока считай, что тебя одобрил семейный совет.
– Конечно, одобрил, – поддержал Эдуарду Атилиу, – я тоже всю жизнь мечтал о внучке, а то все внуки да внуки. – И он ласково шлепнул подвернувшегося под руку Марселинью, который изумленно смотрел на лежащую в пеленках крошку.
– Это твоя сестренка, – сказала ему Эдуарда, – мы все будем о ней заботиться.
– А ее нам ангелы принесли? – спросил он, и глаза у него были совершенно круглые от изумления.
– Да, – подтвердил Марселу, – и мы назовем ее Анжела.
Семейный совет одобрил имя нового члена семейства Моту – Новелли – Гонзаго. И вечером в честь малышки Анжелы все выпили шампанского.
Когда Бранка узнала, что Марселу с Эдуардой готовы удочерить неведомо откуда взявшегося подкидыша, она большой радости не обнаружила.
– Кто то бросил, а мы подбираем, – недовольно сказала она. – Нет чтобы своих заводить. – И она выразительно посмотрела на Милену.
Милена ответила ей рассеянной улыбкой, все ее мысли были о будущих переменах в магазине.
Да, всем им предстояли немалые перемены.
Милена наконец придумала, каким будет ее магазин и что для этого нужно сделать.
Эдуарда будет пестовать новую жизнь – у них с Марселу нежданно негаданно появилась дочка.
Нанду начал работать профессиональным спасателем, и первая его экспедиция прошла удачно.
Мысленно Милена пожелала своему семейству удачи.
– Знаешь, мама, когда я рожу тебе малыша? Когда ты сможешь за ним ходить и даже бегать. А то мне некогда! – может быть, жестоко, а может быть, легкомысленно ответила она матери.

Часть вторая

Глава 1

Три года минуло с той поры, как Эдуарда и Марселу стали многодетными родителями. Детишки их уже заметно подросли. Марселинью исполнилось пять с половиной лет, Жуанинью и Алисии – четыре с половиной, а приемной Анжеле было около трех.
Вся эта пестрая компания требовала от Эдуарды и Марселу повседневных забот, любви и ласки, но они довольно легко и уверенно справлялись со своими родительскими обязанностями. Дети были им не в тягость, а в радость, и это ни у кого не вызывало сомнений. Все только удивлялись тем изменениям, которые произошли с Марселу и Эдуардой.
Она – прежде капризная, обидчивая, вспыхивавшая по любому поводу и не умевшая держать в узде свои эмоции, теперь была само спокойствие и рассудительность. Никто из детей никогда не слышал от нее гневного окрика или хотя бы раздраженной интонации. Даже когда им случалось расшалиться настолько, что они переворачивали в доме все вверх дном и няня не могла их унять, Эдуарда лишь делала страшные глаза, широко разводила руки и шла на детей с громким возгласом:
– А а а!.. Кого я сейчас поймаю?!
Дети тотчас же с визгом и хохотом бросались врассыпную, но убегали недалеко, потому что каждому хотелось, чтобы мамочка поймала его первым.
А Эдуарда, метнувшись то в одну, то в другую сторону, беспомощно разводила руками:
– Нет, никого не могу догнать! Эти дети бегают гораздо быстрее, чем я. Может, они меня поймают?
Это был главный поворот в игре, ради которого она затевалась и которого с нетерпением ждали все четверо малышей. Едва заслышав такой призыв, дети наперегонки бросались к любимой мамочке, облепляли ее со всех сторон, и счастливая Эдуарда, как хохлатка с широкими крыльями, обнимала своих чад всех вместе, целуя каждого в макушку, в носик, в лобик. А потом они, притихшие и обласканные, сидели, тесно прижавшись к маме, и слушали ее очередную сказку.
Не менее удивительным было и перерождение Марселу.
В этом любящем, заботливом, неистощимом на выдумки отце никто не смог бы узнать того эгоистичного, жесткого и суховатого бизнесмена, каким Марселу был еще не так давно. Многие, пытаясь объяснить такую метаморфозу, полагали, что в Марселу проснулся дремавший педагогический талант, и они, бесспорно, были правы. Но гораздо ближе к истине были те, кто считал, что в Марселу проснулась любовь, потому что только ей подвластно столь чудесное преображение.
С детьми Марселу вел себя примерно так же, как Эдуарда.
Стоило ему вернуться с работы, как малышня сразу же бросалась к нему со всех ног, а он приседал на корточки, позволяя детям взбираться на плечи, на руки, повисать у него на шее. А потом нес их всех на себе к широкому дивану, падал на него вместе с детишками, образуя кучу малу.
Навозившись вдоволь с отцом, дети наконец чинно усаживались вокруг него и наперебой рассказывали о том, что произошло с ними за день – во что играли, чему новому научились, – а также обращали к Марселу свои бесконечные «почему». И он с искренним интересом выслушивал каждого и терпеливо отвечал на все их вопросы.
– Папа, а ты где был сегодня? – спрашивал обычно Марселинью – самый старший и самый любознательный.
– Да, папа, расскажи, в какую работу ты работал! – подхватывали хором Жуанинью и Алисия.
И Марселу начинал с того, что объяснял им, как правильно следует говорить, а уже затем в доступной форме докладывал, где был и что видел, зачастую выдумывая какие нибудь занимательные подробности, не существовавшие в действительности.
Ребятишки слушали его, затаив дыхание, с одинаково горящими глазенками, и в такие минуты Марселу казалось, что все четверо детей похожи друг на друга, как родные по крови братья и сестры.
Характеры у них, правда, были абсолютно разные, так же как и темпераменты.
Марселинью был мальчиком спокойным и уравновешенным. Он рано научился читать и очень неплохо рисовал – словом, пошел в папу Атилиу, чему тот был несказанно рад.
Жуанинью и Алисии больше нравились подвижные игры. Оба озорные и непоседливые, они то и дело затевали какие нибудь проказы и, по шутливому выражению Марселу, представляли собой стихийное бедствие. Причем, когда родители или няня делали замечание одному из них, другой тотчас же вставал на его защиту и вступал в пререкания со старшими. А если один, падая, ушибал лоб или коленку, то ревели оба, да так громко, что на их ор сбегалась вся прислуга.
В таком поведении близняшек, конечно же, угадывались гены покойной Лауры, и это поначалу весьма раздражало и беспокоило Марселу. Он даже пытался воспитывать этих детей в большей строгости, нежели Марселинью.
– Я не хочу, чтобы они выросли такими же вздорными, как Лаура! – говорил он Эдуарде. – Мы с тобой просто не должны этого допустить! Ты, пожалуйста, будь с ними построже.
Эдуарда приходила в отчаяние от таких слов мужа. Ей было жалко и детишек, и Лауру, которая погибла, так и не увидев, как подрастают ее сын и дочь. Поэтому Эдуарда до хрипоты в голосе спорила с Марселу о методах воспитания.
– Жуанинью и Алисия – абсолютно нормальные дети, – твердила она. – Живые, подвижные. И все их проказы – от избытка энергии, а вовсе не от вздорности характера.
– Я это и сам вижу, – отвечал Марселу. – Но то, что сейчас нам кажется невинными шалостями, со временем может обернуться дерзостью и неуравновешенностью. Вспомни, какой была их мать…
– Их мать – я! И мне лучше знать, как воспитывать Алисию и Жуанинью! Поверь, я же их чувствую и понимаю всем сердцем. Они хорошие, добрые дети. Ласковые. Умненькие. И с ними – не соскучишься!
– Это уж точно! – добродушно улыбался Марселу.
– А то, что в них проявляется какая то частичка Лауры, так это даже справедливо, – продолжала Эдуарда. – Нельзя же, чтобы человек ушел навсегда, не оставив никакого доброго следа. Ты вспомни, как меня сразу начинало колотить при одном упоминании о Лауре. Но после ее смерти эта неприязнь у меня прошла. И тебе надо разобраться в своих чувствах, а точнее – в своих комплексах!
– Что ты имеешь в виду?
– Ничего, кроме того, что сказала. Это твой комплекс, который ты должен изжить в себе, а не искать недостатки в Жуанинью и Алисии. Ведь ты до сих пор не можешь простить себе того вечера, когда пошел на поводу у Лауры и, уж извини, переспал с ней. Чувствуешь себя виноватым. Испытываешь досаду. И невольно переносишь ее на Жуанинью и Алисию.
Марселу вынужден был признать правоту жены.
– Какая же ты у меня тонкая и чуткая! – сказал он ей спустя некоторое время. – Лучше всякого психоаналитика разобралась в моих комплексах и помогла от них избавиться.
– Так мы же с тобой живем бок о бок столько лет! – улыбнулась в ответ она. – За это время уже можно научиться понимать друг друга. Как ты считаешь?
– Научиться понимать – можно, а вот изучить полностью – нельзя. Я в тебе до сих пор чуть ли не каждый день открываю что то новое!
– И я в тебе – тоже! Наверное, так будет продолжаться всю нашу жизнь, и, по моему, это замечательно!
– Да, это счастье, что мы с тобой нашли друг друга! – с нежностью произнес Марселу и поцеловал Эдуарду. – А дети у нас какие хорошие!.. Меня только Анжела немного беспокоит. Посмотри! Сегодня она подарила мне свой рисунок и пояснила: «Это я, а это – мой братик». Я спросил, как его зовут – Марселинью или Жуанинью, но она, как всегда, твердит одно и то же: «Просто братик». Неужели ей одиноко среди старших детей?
– Нет, это просто фантазия, – не разделила его беспокойства Эдуарда. – Я же тебе уже не раз объясняла. Она смотрит на Алисию и думает, что у каждой девочки должен быть брат близнец, с которым можно было бы вот так же носиться по дому, кувыркаться и распевать песни, как это делает наша бойкая и шустрая парочка. Жуанинью и Алисия действительно чаще всего играют друг с другом, у них общие пристрастия. А Анжела больше тянется к Марселинью, но он все таки значительно старше, и ему с ней иногда бывает скучно. Вот она и мечтает о братике, который бы подходил ей по возрасту.
– Так значит, ей все же одиноко?
– Нет. Анжела играет вместе со всеми. Старшие не обижают ее. Просто она во всем хочет подражать Алисии.
– Но она твердит о братике с тех пор, как научилась говорить. Может, нам надо взять еще одного мальчика – трехлетнего, специально для Анжелы?
Эдуарда внимательно посмотрела на Марселу и, убедившись, что он не шутит, решительно возразила:
– Ты представляешь, что говоришь? Это ж не игрушку купить! Трехлетний ребенок – уже вполне сложившийся человечек. Нет, детей надо брать на воспитание грудными, чтоб можно было их формировать по своему усмотрению. Ты не вздумай пообещать Анжеле, что «купишь» ей братика! Она подрастет еще немного и забудет об этой детской фантазии.
– Наверное, ты права, – согласился Марселу. – Дети в таком возрасте – все равно, что обезьянки. Вспомни, как они все стали повторять вслед за Марселинью: мама Элена и папа Атилиу!
Он засмеялся, припомнив, как все четверо приветствуют Элену и Атилиу, когда те приезжают в гости, бросаются им навстречу с криком: «Мама Элена и папа Атилиу приехали!» А когда видят входящих Мег и Тражану, то так же хором орут: «Дедушка и бабушка приехали!» И те не возражают, считая своими внуками всех четверых.
Бранка, которую дети тоже зовут бабушкой, однажды даже пошутила по этому поводу с некоторой обидой:
– Надо же, как Элена все устроила! Она им, значит, мама, а мы с Мег – бабки!
Эдуарда тоже засмеялась, догадавшись, о чем подумал ее муж.
С некоторых пор они научились понимать друг друга настолько, что зачастую могли обходиться и без слов.

Несмотря на то что у Бранки было трое родных внуков и двое приемных, она видела их довольно редко и как бы не считала своими. Возле детей Марселу постоянно хлопотали то Элена и Атилиу, то Мег и Тражану. А сына Леонарду вообще опекали три деда – Атилиу, Нестор и Педру, две бабушки – Сирлея и Элена, и одна прабабушка – Ленор.
Как то Бранке довелось присутствовать на общем семейном празднике, устроенном в честь ее же дня рождения, так она весь вечер страдала от ревности и зависти, поскольку Элена, Мег. и Сирлея только и говорили, что о внуках. А Бранка в этом оживленном разговоре не могла и слова вставить.
После того вечера она и потребовала от Милены:
– Я хочу иметь своего внука! Ты должна мне его родить!
– Бранка, откуда этот тон? – усмехнулась в ответ Милена. – Что то я давненько его не слыхала. Неужели ты выздоровела?
– Грех шутить над болезнью матери! – обиделась Бранка. – Ты стала очень черствой, Милена.
– Да я всегда была такой. По крайней мере ты так утверждала. И зачем тебе внук от черствой дочери? Не понимаю!..
– Перестань кривляться! Я имела в виду, что ты вся поглощена своим бизнесом и не замечаешь, как вокруг тебя страдают близкие люди.
– Это ты, что ли, страдаешь?
– Ну хотя бы и я! Думаешь, легко чувствовать себя инвалидом? Ты с утра до вечера на работе, Нанду – тоже. А я тут сижу одна с Зилой… Да еще и передвигаться нормально не могу… Мне бы внучонка на старости лет!..
Бранка не удержалась от слез, и Милене ее стало жалко.
– Я смотрю, ты и вправду раскисла, – произнесла она сочувственно. – Давай я снова отвезу тебя в клинику. Подлечишься там…
– Да при чем тут клиника? Я хочу, чтобы в нашем доме был ребеночек! Может, мне уже недолго осталось жить на свете.
– Ну вот, опять ты завела ту же заунывную песню, – расстроилась Милена. – Зила, принеси своей сеньоре успокоительные капли!
– Не надо, я их только что выпила! – остановила Зилу Бранка.
– Значит, скоро успокоишься, – заключила Милена. – А с внуком тебе все же придется подождать. Ты ведь знаешь: я кручусь как белка в колесе не из большой любви к бизнесу, а по необходимости. Вот встанем на ноги…
– Я слышу это уже три года!
– Но все это время я работала! У меня не было ни одного свободного дня. В такой ситуации не может быть и речи о беременности, родах, пеленках и памперсах.
– Все перечислила, кроме ребенка, – с горечью заметила Бранка. – Леу и Марселу тоже работают не покладая рук, однако ж это не мешает им радоваться собственным детишкам.
– Ты упустила одну мелочь: Леу и Марселу не вынашивали своих детей девять месяцев и не кормили их грудью.
– Но нельзя же все ставить в зависимость от бизнеса! Он может и не заладиться.
– Не каркай! У нас все получится! – уверенно заявила Милена. – А сейчас, извини, мне пора ехать в офис.

* * *

После ее ухода Бранка решила немного успокоиться за чтением утренней газеты. Но вместо успокоения получила лишь дополнительный удар в самое сердце: привычно раскрыв газету на той странице, где печаталась светская хроника, она увидела там огромную фотографию улыбающейся Изабел. Взгляд этой новоиспеченной светской львицы был устремлен прямо на Бранку и как бы говорил ей:
– Ну что, старая развалина? Сидишь, тоскуешь в одиночестве да в нищете?
– До нищеты мне, прямо скажем, далеко, – мысленно ответила ей Бранка. – И хотя я не роскошествую, но зато живу на честные деньги, заработанные моими детьми! А вот ты – воровка! И все твои бриллианты – ворованные!
Эта гневная отповедь, данная Изабел заочно, не принесла облегчения Бранке. Даже изорвав газету в мелкие клочья и выпив своего любимого мартини, она не смогла унять охвативший ее гнев и вновь всколыхнувшуюся в ней жажду мести.
– Гадюка! Змея подколодная! – лютовала в бессильной злобе Бранка. – Зила, ты видела эту наглую рожу в газете? Она теперь стала светской дамой!
А ожерелье у нее на шее – все еще то, украденное у меня и моих детей! Нет, зря я с ней не расправилась раньше! Духу не хватило… Но даже если б я устроила ей тогда автокатастрофу, Господь бы меня не наказал. Правда ведь, Зила?
– Господь сам с ней разберется, – проявила мудрость Зила. – А вы лучше постарайтесь не думать о ней. Хотите, я включу вам телевизор? Там сейчас идет интересный сериал. Очень хорошо успокаивает и отвлекает от дурных мыслей!
– Да? Ну ладно, включай…
Зила, которой не терпелось посмотреть очередную серию, тихо пристроилась за спиной у госпожи и устремила взгляд на экран, но Бранка не дала ей возможности сосредоточиться на перипетиях сюжета, вновь заговорив о ненавистной Изабел:
– Зила, ты же помнишь, какой богатой была семья Моту? И эта гадина всего нас лишила! Моя несчастная дочь не может завести ребенка, потому что вынуждена день и ночь работать. А воровка, видите ли, жирует и красуется в светской хронике!.. Господи, восстанови справедливость: разори Изабел, а Милене, наоборот, помоги в ее бизнесе, чтобы она поскорей родила мне внука!
Услышав эту импровизированную молитву, Зила отважилась дать еще один совет хозяйке:
– А может, вам стоит сходить в церковь, дона Бранка? Там помолитесь как следует, очистите душу и попросите Господа о милости.
– Ты на что намекаешь, Зила? – сердито вскинулась на нее Бранка. – На мои давние грехи? Да, я очень виновата перед Нанду. Но я тогда просто заблуждалась. Хотела убрать его с дороги Милены. И наверное, за это была наказана. Теперь вот живу у него в доме, можно сказать, ем его хлеб и мечтаю, чтобы Нанду стал отцом моего внука! Нарочно не придумаешь, правда?
– Это уж точно! – засмеялась Зила.
– Ты совсем обнаглела! Смеешься над госпожой? Где это видано! – беззлобно погрозила ей пальцем Бранка. – Будь я покрепче да посильней – уволила бы тебя!
– Если вы не сделали этого раньше, то теперь и подавно не сделаете. Вам будет скучно без меня!
– И все то ты знаешь, нахалка! А вот скажи: Нанду и Милена действительно простили мне тот грех или просто терпят меня из милости? Как тебе кажется?
– Я думаю, простили, – без колебаний ответила Зила.
– Да? Ну, значит, меня и сам Господь простил! – сделала заключение Бранка. – И в церковь я не пойду. А лучше схожу к прорицательнице! Ты слыхала о такой знаменитой гадалке Консуэло? Она живет здесь, в Нитерое.
– Кто ж о ней не слыхал? – отозвалась Зила. – А что вы хотите у нее узнать?
– О, у меня к ней сразу несколько вопросов! – многозначительно произнесла Бранка, но раскрывать все свои секреты перед служанкой не стала. – Ты узнай ее телефон и запиши меня к ней на прием. А сейчас дай ка я наберу номер Лидии.
Позвонив Лидии, Бранка уговорила ее прийти в гости, чтобы, как она выразилась, посекретничать по родственному.
Заинтригованная Лидия ответила согласием, и вскоре Бранка уже делилась со сватьей своим тайным планом.
– Мне известно, что ты, так же как и я, давно мечтаешь о внуке, – начала она с самого главного. – И Нанду хочет ребенка. А Милена упирается. Ждет, пока ее фирма окрепнет. Но бизнес – штука рискованная. Состояние только потерять можно в одночасье, а наживается оно долго и трудно. Если, конечно, работать честно, а не воровать.
– Да, я Милене тоже говорила, что если бы мне вздумалось ждать, пока я разбогатею, то ни Сандра, ни Нанду так бы и на свет не появились. И Милене пришлось бы выходить замуж за кого нибудь другого, – поддержала Бранку Лидия.
– Вот и я говорю: надо нам что то делать!
– Но что?
– Давай сходим к гадалке Консуэло!
– А чем же она сможет нам помочь? – удивилась Лидия.
– Э э, Консуэло многое может! Во первых, пусть она скажет, чего мне ждать от моего позвоночника – поправлюсь я когда нибудь или совсем слягу. А во вторых, мы спросим ее, что нужно сделать для того, чтобы дела Милены наконец пошли в гору. Консуэло ведь дает советы даже очень крупным бизнесменам.
– Так почему бы Милене самой туда не сходить? – резонно заметила Лидия.
– Ты разве не знаешь мою дочь? Она ни за что на свете не пойдет к гадалке! Я ей уже как то намекала, но она только посмеялась надо мной.
– Честно говоря, я тоже не люблю гадалок и даже боюсь их, – призналась Лидия.
– Но со мной то ты пойдешь? Мне неловко идти туда одной. В прошлый раз мы ездили к Консуэло вдвоем с Эдуардой. И она сказала нам обеим то, о чем мы даже не подозревали. Но потом все это всплыло!
– Я могу с тобой сходить – ради наших детей и будущих внуков, – ответила Лидия. – Но где гарантия, что Милена прислушается к совету Консуэло, а не посмеется теперь уже над нами обеими?
– Я такой вариант предусмотрела, – хитровато усмехнувшись, подмигнула Лидии Бранка. – Мы будем действовать через Нанду! Расскажем все ему, а уж он пусть сам воздействует на Милену. У него это лучше выйдет, чем у нас.
– Ну ладно, раз ты все продумала, то я готова тебя поддержать, – дала свое согласие Лидия.

Глава 2

Антенор и Мафалда тоже тосковали о внуке и при каждом удобном случае уговаривали Сезара и Аниту вернуться обратно в Рио. В последнее же время они стали особенно настойчивы в своей просьбе.
– Луис не может ходить, вы возите его в коляске, нанимаете для этого няню, а лучше родной бабушки никто не сможет вынянчить внука, – говорила Мафалда по телефону. – Приезжайте, живите здесь. Ведь дом фактически пустует. Найдете для себя работу в Рио, а мы с дедом будем присматривать за Луисом. Доставьте нам такое удовольствие! Не лишайте нас радости на старости лет!
– Возможно, Луис скоро сам сможет ходить, – отвечал ей Сезар. – Ему ведь по исполнении трех лет предстоит еще одна сложная операция. Если она закончится удачно, то ваш внучок встанет на ножки!
– Ну тем более вам надо возвращаться домой! – гнула свое Мафалда. – Я буду выхаживать Луисинью после операции, потом буду учить его ходить! Возвращайтесь – хотя бы не ради нас, стариков, а ради собственного сына!
Этот аргумент оказался достаточно весомым для Сезара и Аниты. Поразмыслив как следует, они не стали продлевать свой контракт в Аргентине и начали готовиться к переезду в Рио де Жанейро.
Там они собирались открыть небольшую частную клинику по лечению бесплодия, но прежде им надо было отыскать в Рио хорошего специалиста, который бы сумел удачно прооперировать Луиса.
Старый друг Моретти вскоре нашел такого врача, и Сезар со спокойной душой перевез свое семейство в Рио.
Антенор и Мафалда были на седьмом небе от счастья. А Луисинью их просто очаровал! Симпатичный, смышленый, ласковый. Только глазки не по возрасту серьезные и даже немного печальные. Но когда он улыбался или о чем то оживленно говорил – печаль исчезала без следа, а на ее месте вспыхивали живые озорные огонечки. В такие минуты Луисинью становился самым обычным трехлетним мальчишкой, и сердце Мафалды ликовало.
– Ему бы надо побольше играть с детишками, со своими сверстниками, – сказала она как то Аните. – А то он иногда смотрит, как маленький старичок. Наверное, потому что его все время окружают взрослые.
– Нет, там, где мы жили, Луисинью играл с детьми, – возразила Анита. – Но тут есть свои сложности. Ребятишки потопчутся недолго возле его коляски, а потом начинают бегать, прыгать… В общем, ему пока трудно общаться с ними.
– Да, я понимаю, – горестно вздохнула Мафалда. – Бедный малыш! Сколько всего пережил, и сколько еще ему предстоит пережить!
– Мы очень надеемся на эту операцию, – сказала ей в утешение Анита.
– Дай Бог, чтобы она прошла успешно! – поддержала ее Мафалда. – А пока нам надо подумать, как лучше отметить трехлетие Луисинью. Мне хотелось бы устроить не столько взрослый, сколько детский праздник. Ты меня понимаешь?
– Да.
– Не станешь возражать, если мы позовем Эдуарду и Марселу с их детишками? Пусть Луисинью побудет в детской компании.
– Нет, я не возражаю, – ответила Анита. – А вот примет ли наше приглашение Марселу? Он ведь так и не помирился с Сезаром.
– Это как раз и будет хорошим поводом для их примирения. Марселу с тех пор очень изменился, стал намного мягче. Если он Элену простил, то на Сезара ему тем более не за что обижаться.
– Да, им нужно помириться, – согласилась Анита. – Чтоб окончательно снять с души Сезара этот камень.

Элена и Атилиу тоже получили приглашение на день рождения Луиса. А заодно Мафалда попросила их поговорить с Марселу и подготовить его к примирению с Сезаром. Охотно взяв на себя такую миссию, они и отправились в дом Марселу.
А там накануне произошло очень важное событие – по крайней мере таковым его считали дети: по дороге домой Марселу подобрал щенка, который, перебегая улицу, угодил прямо под колеса машины.
Резко затормозив, Марселу уложил потерпевшего на сиденье и повез его в ветеринарную лечебницу. Бедняга всю дорогу истово визжал, но травма, к счастью, оказалась не тяжелой – перелом передней лапки. Песику сделали укол, наложили гипсовую повязку, и он вполне успокоился, лишь тихонько поскуливал, с благодарностью глядя на доктора.
Там же, в клинике, специалистами были установлены порода щенка – смесь пуделя с дворнягой, и его возраст – примерно один год.
Увидев у папы на руках настоящую живую собачку – черненькую, в кудряшках, дети обрадовались так, как не радовались ни одной самой дорогой игрушке. Тотчас же принялись ласкать песика, кормить, стали придумывать ему имя.
Марселинью, как самый взрослый и рассудительный, объяснил брату и сестрам, что надо поочередно произносить разные имена, и на какое нибудь из них пес обязательно откликнется.
Младшие согласно закивали головками, но о какой либо очередности в этой компании не могло быть и речи: все загалдели хором, причем каждый хотел докричаться до щенка первым и для большей убедительности теребил того за уши или тыкал ему пальчиком в мордашку. Пес стал боязливо уворачиваться от этой шумной ребятни, у которой неизвестно что на уме.
И тогда Марселинью крикнул громче всех:
– Тише! Замолчите!
Малышня послушно умолкла, а он произнес уже без крика:
– Не надо его дергать. Отступите все на шаг. Когда дети оставили щенка в покое, Марселинью тихонько окликнул его:
– Антонью!.. Посмотри на меня.
И пес, как по команде, повернул к нему голову.
Вполне вероятно, что он отозвался на голос, а вовсе не на имя, но это уже не имело никакого значения.
– Папа! Мама! Его зовут Антонью! – закричали все четверо, включая и Марселинью.
– По моему, прекрасное имя, – сказала Эдуарда. – А сейчас мы будем мыть Антонью с шампунем. Я приготовила для него ванну.
– Лапку… нельзя!.. – пролепетала встревоженная Анжела, но Эдуарда успокоила ее:
– Конечно, больную лапку мы не будем трогать. А все остальное помоем. Антонью ведь жил на улице и там испачкал свою шубку. Кстати, вы тоже хорошенько вымойте руки с мылом.
– А где он будет спать? – не отставала от матери Анжела. – Можно, я отдам ему кроватку Мальвины? Она не обидится.
– Антонью будет спать со мной! – как всегда, хором выкрикнули Жуанинью и Алисия.
– Нет, – твердо произнес Марселу. – Дети должны спать в своих кроватках, куклы – в своих, а для Антонью мы выделим специальный коврик.
…Едва выйдя из машины, Элена и Атилиу услышали звонкие детские голоса, доносившиеся из «лягушатника», под который Марселу переоборудовал часть бассейна. Дети любили свой маленький бассейн и все четверо очень рано научились плавать.
А сейчас они плескались там с особым удовольствием, потому что вместе с ними в воду прыгнул и Антонью, не захотевший в одиночестве сидеть на суше. Он смешно фыркал и греб тремя лапками, а травмированную, в гипсовой повязке, держал над поверхностью воды. Это и забавляло ребятишек.
– Какой он умный! – восхищались они на все голоса. – И как хорошо плавает!
Потом кто то из них первым увидел маму Элену и папу Атилиу, и вся ватага помчалась им навстречу. Последним ковылял на трех лапах Антонью.
Вдоволь наигравшись с детьми и уложив их спать, Элена и Атилиу заговорили наконец с Марселу и Эдуардой о возвращении Сезара, а также об опасениях Аниты.
Марселу в ответ сказал, что давно уже не питает никакой неприязни к Сезару, и более того – сочувствует ему в связи с болезнью ребенка.
– Безусловно, мы придем на день рождения мальчика, – пообещал он. – Только надо подготовить наших сорванцов, чтобы они как нибудь случайно его не обидели.

В гости к Сезару семейство Марселу отправилось в полном составе, включая и травмированного Антонью. Последний удостоился такой чести благодаря Анжеле. Это она предложила:
– Давайте покажем Луису Антонью. У него тоже больная ножка…
Трехлетняя Анжела не сумела внятно выразить свою мысль, но Эдуарда поняла, что хотела сказать ее младшая дочь: она верно рассудила, что незнакомый мальчик Луис почувствует себя увереннее, когда увидит щенка с больной лапкой, которого все любят и с которым играют, несмотря на его увечье.
– Анжела на удивление чуткая девочка! – восхищенно заметила Эдуарда в разговоре с Марселу. – Не всякий взрослый додумался бы до такого, как она в свои три года. Мне, например, даже в голову бы не пришло поддержать ребенка Сезара таким образом.
– А меня это не восхищает, а, наоборот, пугает, – признался Марселу. – Потому что Анжела продолжает искать братика! Когда я сказал, что Луису исполняется три года, но он не умеет ходить и передвигается в инвалидной коляске, все стали спрашивать про эту самую коляску – большая она или маленькая, похожа ли на машину, есть ли у нее руль? А Анжела, знаешь, что сказала? «Мне тоже скоро будет три года. Может, он – мой братик?» Я думаю, нам все же надо показать ее хорошему психоаналитику.
– Я же не так давно говорила с врачом, – напомнила ему Эдуарда. – Он считает, что Анжела вкладывает в слово «братик» не буквальный смысл, а какой то свой, детский, одной ей понятный. Родная душа, сверстник, мальчик, с которым можно было бы дружить, или что то вроде этого… Так дети мечтают о какой нибудь определенной игрушке, и тут нет ничего маниакального.
– Но почему она мечтает о мальчике, а не о девочке? Это было бы более логично.
– А почему одни дети умоляют родителей купить им машинку, а другие – щенка? Какая в этом логика?
– Да элементарная! У первых проявляется врожденное пристрастие к технике, а у вторых – к животным. Но что означает это пристрастие Анжелы – абсолютно непонятно.
– Ничего, со временем поймем, – благодушно заключила Эдуарда.
Марселу же про себя решил внимательно понаблюдать за дочерью во время их визита к Сезару. Как она прореагирует на Луиса – своего сверстника? Может, Анжела и впрямь мечтает подружиться с мальчиком ее возраста, но в подражание Алисии называет его братиком?
Размышляя таким образом, он надеялся в скором времени развеять свою тревогу относительно младшей дочери, однако ее поведение в доме Сезара привело в смятение не только Марселу, но и всех, кто присутствовал на том дне рождения, исключая, конечно, детей.
Едва увидев Луисинью, Анжела пошла на него как завороженная, и он тоже подался всем тельцем ей навстречу.
Они припали друг к дружке и обнялись, как обнимаются взрослые люди после долгой разлуки.
Все вокруг замерли, пораженные увиденным. Даже дети, почувствовав необычность происходящего, молча наблюдали за сестрой и незнакомым им мальчиком.
Когда же Луис и Анжела выпустили друг друга из объятий и, счастливые, обернулись к своим папам и мамам – те и вовсе ахнули: дети были похожи как две капли воды!
Не веря своим глазам, взрослые продолжали безмолвствовать, а Анжела произнесла громко и радостно:
– Вот мой братик! Я его нашла!
От этих слов у Сезара и Аниты мурашки пробежали по коже: обоим ведь было известно, что эта дочка Эдуарды и Марселу – приемная. Более того, они знали, что девочку в их семью кто то подбросил. Неужели?..
Переглянувшись украдкой, они поняли, что оба думают об одном и том же.
А все остальные наконец обрели дар речи и стали обсуждать это странное сходство двух детей, не связанных кровным родством.
– Они схожи между собой даже больше, чем Алисия и Жуанинью! – с изумлением отметила Мафалда.
– Чудеса природы! – недоуменно развел руками Антенор, и его объяснение этого невероятного факта оказалось единственно приемлемым в данной ситуации. Ничего другого никто не мог и предположить.
А дети в это время уже окружили Луиса и даже усадили рядом с ним Антонью. То, что Анжела нашла своего братика, их нисколько не взволновало. Они давно привыкли к подобным фантазиям сестры и сейчас восприняли это как некую игру. Значительно больший интерес для них представляли Луис и его коляска, которую они смогли теперь не только увидеть, но и потрогать руками.
Гости между тем вспомнили о подарках и преподнесли их Луисинью.
Затем Мафалда пригласила всех к столу, виновника торжества пересадили на специальный стульчик, и Анжела тотчас же устроилась рядом с ним. К их необъяснимому сходству все понемногу привыкли, и праздник вошел в свое естественное русло.
Заметно напряженными оставались только Анита и Сезар. Улучив подходящий момент, они уединились, и Анита сказала мужу:
– Я на днях видела в местной газете фотографию Изабел. Она сейчас живет в Рио.
– Я тоже видел. И подумал: хоть бы судьба не свела нас с ней вновь – по закону подлости. А сейчас думаю, что нам надо узнать некоторые подробности об Изабел и главное – о ее дочке.
– Ты читаешь мои мысли.
– В такой ситуации это нетрудно, – грустно усмехнулся Сезар.
Потом, обсуждая с Эленой и Атилиу проект своей будущей клиники, он попросил их поточнее вспомнить, как и когда была найдена Анжела.
– Тебе не дает покоя это сходство? – спросил Атилиу.
– Да. Может, мать или отец девочки – какой нибудь мой дальний родственник, о существовании которого я даже и не знаю, – нашел отговорку Сезар.
– Девочку подбросили Эдуарде в Ангре прямо к порогу, – стала вспоминать Элена. – Лежала она там, видимо, недолго – даже описаться не успела.
– И никакой записки при ней не было?
– Нет. По виду мы определили, что ребенку не больше месяца. Но когда оформляли удочерение, то в документах записали, что Анжела родилась в тот день, когда ее нашли.
– И когда же это было? – с плохо скрываемым волнением спросил Сезар.
– Три года назад. Через месяц мы тоже будем отмечать трехлетие Анжелы.
Их беседу прервала заглянувшая в кабинет Эдуарда.
– Извините, но мы уже собрались ехать домой, – сказала она. – Я зашла попрощаться с Сезаром.
– Почему так рано? – отозвался он. – Мы с тобой даже не поговорили как следует.
– Дети устали. Хотят спать.
– Так уложи их здесь! Пусть они поспят, а мы еще какое то время пообщаемся.
– То же самое мне предлагала Анита. Но я считаю, что на сегодня у них и так достаточно впечатлений. Особенно у Анжелы. Да и Луиса пора оставить в покое: он же не привык к такому нашествию гостей.
А мои озорники его уже совсем замучили своими бесконечными играми.
– Эдуарда права, нам всем пора домой, – поддержала дочку Элена. – Спасибо за чудесный праздник. Ждем вас у себя в следующие выходные.
– Боюсь, сейчас будет много реву, когда стану отрывать Анжелу от ее «братика», – поделилась своими опасениями Эдуарда.
– Ничего, мы как нибудь отвлечем ее внимание, – пообещал Атилиу.
Войдя в гостиную, они увидели, что Анжела по прежнему сидит возле Луиса и что то ему рассказывает. А он, уставший и полусонный, слушает ее, почесывая за ушком.
– Луисинью, оставь в покое родинку! – сделала ему замечание Анита и пояснила гостям: – Он, когда хочет спать, неосознанно теребит родинку за ушком. И несколько раз уже расчесывал ее.
– Боже мой! У него тоже есть родинка за ушком? – испуганно воскликнула Эдуарда. – За левым?..
– Да… – растерянно ответила Анита.
– Ну это уже просто какая то мистика! – огорчилась Эдуарда. – Дай ка я посмотрю. Луисинью, поверни головку… Невероятно! Я не знаю, что и думать… У Анжелы родинка на том же месте, и она так же почесывает ее перед сном… Ты что нибудь понимаешь, Анита?
– Н нет…
Эдуарда была так ошеломлена и напугана увиденным, что выпалила сгоряча:
– Если бы я с детства не знала Сезара и не была хорошо знакома с тобой, то могла бы подумать, что это вы подбросили мне свою дочь!
– Эдуарда, опомнись! Тут же дети! – одернула ее Элена. – Пойдем, тебе надо успокоиться. Марселу, Атилиу, дайте детям попрощаться с Луисом и ведите их к машине!
Как и предполагала Эдуарда, Анжела не хотела расставаться с «братиком», и Марселу смог увести ее, лишь пообещав, что Луис очень скоро приедет к ним в гости вместе с папой и мамой.

В дороге дети сразу же уснули, а Марселу и Эдуарда стали взволнованно обсуждать случившееся.
– Такое ощущение, будто они действительно родные брат и сестра, двойняшки! – недоумевал Марселу. – Как это можно объяснить? Конечно, я слышал, бывают всякие двойники. Но чтобы даже родинки совпали!.. И почему именно у наших детей? Судьба словно нарочно сводит нас опять с Сезаром!..
– А при чем тут Сезар? – обиделась Эдуарда, уловив в словах мужа некий укор. – Он так же ошеломлен, как и мы с тобой. И Анита в полной растерянности… Я завтра пойду в библиотеку, соберу всю литературу про двойников. Больше мне по крайней мере ничего не приходит в голову.
– А меня, наоборот, осенила одна простая мысль, лежащая, в общем, на поверхности! Что, если Луис – тоже приемный сын, только Анита и Сезар это скрывают?!
– Ну, это совсем уже из области фантастики, – скептически промолвила Эдуарда. – Во первых, зачем бы им нужно было скрывать, что они усыновили ребенка? А во вторых, как такое могло случиться, чтобы одного из близнецов подбросили нам, а другого отвезли аж в Аргентину?!
– Да, я совсем забыл, что Сезар и Анита жили тогда в Аргентине, – признал свою неправоту Марселу.
– Знаешь что? Давай вообще постараемся об этом не думать, иначе мы сойдем с ума, – предложила Эдуарда, и Марселу с ней согласился.
А Элена и Атилиу, ехавшие в другой машине следом за ними, вели примерно такой же диалог.
– Меня очень смущают родинки, – говорил Атилиу. – Это ведь похоже на родовой знак! Ты давно знаешь семью Сезара. Не припомнишь, была ли у кого нибудь из его родственников подобная родинка за левым ухом?
– Я никогда не приглядывалась к ним настолько, чтобы замечать такие детали, – отвечала Элена.
– И все же, что то тут не так, – продолжал размышлять вслух Атилиу. – Многовато всего для простого совпадения. Тебе так не кажется?
– Многовато… Но я согласна с Антенором: в природе всякие чудеса случаются.
– А я бы все таки посоветовал тебе поговорить с Сезаром откровенно. Вас многое объединяет… Может, он откроет какую то тайну?
– Атилиу, тебе опять мерещатся тайны? – укорила его Элена.
– Ну прости, я не хотел сделать тебе больно, – повинился он. – Хотя… В тот раз мне вовсе не померещилось… Тайна действительно существовала.
Ладно, я поговорю с Сезаром, – пообещала Элена. – Но мне кажется, для него это такая же загадка, как и для нас.

* * *

После отъезда гостей Анита и Сезар уединились в своей комнате и стали думать, что им следует предпринять в сложившейся ситуации.
– Я почти не сомневаюсь: это девочка Изабел, – сказала Анита. – И значит, нам надо как можно скорее уезжать из Рио. Теперь уже – навсегда!
– Подожди, не горячись, – проявил рассудительность Сезар. – Сначала надо узнать, есть ли у Изабел дочка. Сейчас я позвоню в редакцию той газеты или, еще лучше – покопаюсь в Интернете. Изабел теперь – лицо известное… В крайнем случае – найму частного детектива.
– Мы должны осторожно наводить справки, чтобы не навлечь на себя подозрения, – заметила Анита.
– Тогда начнем с Интернета.
Включив компьютер, Сезар быстро получил справку об Изабел, но в ней не было никаких сведений о детях.
– Звони в сыскное агентство! Прямо сейчас! – теряя всякое терпение, промолвила Анита. – Представишься детективу тайным воздыхателем миллионерши. Скажешь, что влюбился в нее и хотел бы узнать всю ее подноготную: замужем ли она, есть ли дети…
– Да сыщику все равно, из каких побуждений я интересуюсь Изабел. Для него важен только гонорар.
– Нет, на всякий случай нужно себя обезопасить, – возразила Анита. – Если детектив что то заподозрит, то вполне сможет продать тебя Изабел, чтобы получить еще большие деньги. А сумасшедший поклонник – явление достаточно распространенное, и тут сыщику не за что будет зацепиться.
– Ты меня убедила, – сказал Сезар. – Только сумею ли я достоверно сыграть эту роль?
– Сумеешь! Вспомни, ради чего ты это делаешь, и у тебя все получится.
Частный детектив, к которому обратился Сезар, предоставил ему исчерпывающую информацию уже на следующий день: Изабел не замужем и в браке никогда не состояла, детей у нее нет и никогда не было.
– Господи, и зачем мы только сюда переехали? – зарыдала в голос Анита. – Изабел живет здесь, оба ее ребенка – тоже здесь. Когда нибудь это обязательно всплывет наружу! Нам надо срочно уезжать отсюда!
– Но как мы объясним столь поспешный отъезд родителям? И Марселу с Эдуардой поймут, что это бегство, и станут докапываться до истины. А кроме того, я уже договорился с доктором об операции…
Давай все же проведем ее здесь и подождем, пока Луисинью немного поправится. А потом скажем всем, что нам не удалось открыть собственную клинику и мы опять уезжаем за границу по контракту.
Анита согласилась с доводами мужа, но на сердце у нее по прежнему было очень неспокойно.

0

14

Глава 3

Отправляясь к престижной гадалке в компании Лидии, Бранка с грустью думала о том, что ее нынешняя спутница, конечно же, не утонченная Эдуарда, с которой они приходили к Консуэло в прошлый раз. И те, кто прикатил сюда на роскошных лимузинах, не без злорадства отметят, как низко опустилась Бранка в своем социальном статусе. Думать об этом было неприятно, и потому она решила развлечь себя разговором с Лидией:
– Напрасно ты не записалась на аудиенцию к Консуэло. Видишь эти шикарные автомобили? На них приехали такие богачи – не чета нам! Однако ж они не гнушаются советами Консуэло.
Лидии надоели эти напрасные уговоры, и она решила положить им конец:
– Бранка, я же не спрашиваю у тебя, сколько денег ты выложишь за этот визит. Но догадываюсь, что много. Поэтому мне дешевле обойдется жизнь без предсказаний. Я согласилась тебя сопровождать, и только.
– Ну прости… Я не настаиваю… Подождешь меня в холле. А я тебе потом все расскажу!
Консуэло встретила Бранку с такой же профессиональной приветливостью, как и в прошлый раз:
– О, рада вас видеть! Вы у меня, кажется, уже бывали?
– Да. И вы сказали тогда много такого, о чем я и не подозревала. Спасибо вам.
Ободренная таким началом, Консуэло спросила еще более ласково:
– Гадать будем на картах? Или по руке?
– На картах. Как в прошлый раз, – ответила Бранка. – Меня интересуют собственное здоровье и бизнес моей дочери.
– На дочь надо будет гадать отдельно, – предупредила Консуэло, и Бранка верно поняла ее намек:
– Конечно, я заплачу вдвойне!
– Тогда начнем с вас, если не возражаете. Бранка согласно кивнула, и Консуэло приступила к гаданию.
Разложив карты, она довольно долго смотрела в них и наконец заговорила, перейдя на более доверительный и одновременно покровительственный тон.
– Вот что я тебе скажу, моя милая: на сердце у тебя – змея. И все твои беды – от этой змеи.
– Что это значит? – испуганно спросила Бранка.
– Змея – это дурная и злая женщина. Вот она! – Консуэло ткнула пальцем в даму пик. – Видишь?
– Да. В прошлый раз было то же самое. Эта змея подкараулила меня и разорила всю мою семью. Неужели мне еще надо ждать от нее каких то гадостей?
– Это не обязательно может быть та же дама, – пояснила Консуэло. – Я могу только сказать, что данное лицо – женского пола. А еще точнее – просто змея.
– И чем же она мне угрожает?
– Своим существованием. Все твои беды кончатся, и здоровье твое поправится, когда ты убьешь эту змею.
– Господи! Я не способна на убийство! Как вы можете советовать мне такие ужасные вещи?
– Когда я говорю «убить змею», это означает: победить зло. Ты должна найти в себе силы, чтобы повергнуть своего врага и восстановить справедливость. Теперь понятно?
– Да. Я думаю, речь идет все таки об Изабел – той подлой воровке. Но как же я смогу с ней управиться, если она – богатая и здоровая, а я – нищая и больная?
– Есть один крестовый король, который тебе поможет одолеть эту змею.
– Что вы говорите! – изумилась Бранка. – Кто же это? Я не знаю такого короля. Нельзя ли про него рассказать подробнее?
– Он как то связан с тобой и с этой змеей. Очень тесно связан. Возможно, даже родственными узами или – брачными, потому что вместе с ним постоянно выпадают и дети.
– Дети?! – эхом повторила Бранка. – Значит, это Арналду, мой муж. Он действительно был любовником той воровки… Но как же я могу рассчитывать на его помощь, если он умер?
– Значит, это другой мужчина, ныне здравствующий, – уверенно заявила Консуэло. – Не исключено, что это муж той самой пиковой дамы.
– Да у нее мужа отродясь не бывало! Только любовники, которых она обирала до нитки и потом бросала. Одним из них был мой несчастный покойный муж. Она его, можно сказать, и в могилу свела – вместе со своим другим любовником. Тот помог ей окончательно разорить нашу семью.
– Так может, это и есть тот самый король, раз он связан с вами обеими? – высказала предположение Консуэло.
– Может, – не слишком уверенно поддержала ее Бранка. – Только при чем же тут дети?
– Мне трудно сказать более точно. Я только вижу рядом с ним двоих детей – девочку и мальчика.
– Дети маленькие? – попросила уточнить Бранка.
– Опять же, трудно сказать. Но по крайней мере не взрослые.
– Так, может, этот прохвост потом женился и завел двоих детей? – стала фантазировать Бранка. – Такое может быть?
– Всякое может быть, – уклончиво ответила Консуэло. – Ты хорошенько обдумай все, что я тебе тут говорила, и сама все поймешь.
– Боюсь, я ничего не пойму, – упавшим голосом произнесла Бранка. – Змея, король, дети… У меня голова идет кругом! Может, вы кратко повторите все сначала – что меня ждет и что мне следует сделать, чтобы обезопасить себя и свою семью?
– Хорошо, я повторю, – любезно согласилась Консуэло. – Итак… Некая змея, или злая женщина, доставила и продолжает доставлять тебе множество неприятностей. Из за этого ты и болеешь. Но тебе надо собраться с силами и нанести решающий удар по той змее. Помни, что у тебя есть надежный союзник – крестовый король с двумя детьми. Обратись к нему, и он тебе поможет.
– Но если это бывший сообщник змеи, то он не мне, а ей поможет!
– Нет, я четко вижу, что он – твой союзник! – повторила Консуэло. – И у него есть свои мотивы к тому, чтобы уничтожить змею.
– Так что, я должна его сама разыскать?
– Ты вольна поступать, как тебе захочется. Это лишь мой совет.
– Спасибо. Я за ним и пришла. Вот только бы знать, кого искать!
– Повторяю еще раз, – уже заметно теряя терпение, произнесла Консуэло. – Этого мужчину что то объединяет с тобой, со змеей и с двумя детьми.
Возможно, дети и заставляют его стать твоим союзником.
– Ладно, спасибо. Я поняла. Дай Бог, чтобы тот, о ком я думаю, за это время успел обзавестись детьми!.. А теперь скажите, может ли моя дочь рассчитывать на успех в бизнесе?
Очевидно, Бранка своей непонятливостью слишком утомила гадалку, потому что на сей раз Консуэло быстренько разложила карты и вынесла короткий вердикт:
– Успехи твоей дочери будут напрямую зависеть от того, сумеешь ли ты победить змею. Все! – устало откинувшись на спинку кресла, она дала понять Бранке, что разговор окончен и никаких вопросов больше задавать не следует.
В тот же миг перед Бранкой как из под земли выросла ассистентка и молча предъявила ей счет. Выложив двойную таксу, Бранка покинула помещение.
В холл она вошла пошатываясь, и Лидия, быстро вскочив с места, подхватила ее под руку.
– Спасибо… – через силу улыбнулась Бранка. – У меня голова кружится… Поедем со мной! Поможешь мне кое в чем разобраться…

* * *

Вернувшись домой, она велела Зиле приготовить два бокала мартини и посоветовала Лидии:
– Выпей! А то на трезвую голову тут не разберешься.
– Консуэло сказала тебе что то плохое? Напророчила беду?
– Нет, к счастью обошлось без этого. Но она задала мне головоломку! Представляешь, я должна уничтожить змею, чтобы моя болезнь отступила и у Милены дела пошли в гору.
– Боже, какие страсти! – перекрестилась Лидия. – И ты веришь в эту чушь?
– Верю! Потому что речь, похоже, опять идет об Изабел.
– О той самой, про которую Консуэло нагадала тебе в прошлый раз?
– Да. Изабел и есть змея.
– Но как же ты ее уничтожишь, если она, считай, уничтожила тебя?
– Вот видишь, какая ты умная, – сразу все поняла в иносказательном смысле! – восхитилась Бранка. – А я так в первый момент подумала, что она советует мне убить Изабел. Честное слово! Прямо похолодела вся, когда такое услышала. Зато в тебе я не ошиблась! Вдвоем с тобой мы быстро размотаем этот клубок!
– Нет, я в таких делах мало что понимаю, – стала отказываться Лидия. – Не впутывай меня…
– А ты выпей еще! Зила, принеси нам снова по бокальчику!
– Нет нет! – вскочила с места Лидия. – С меня хватит! Я этот еле допила: он слишком крепкий и горький.
– Это с непривычки, Лидия!
– Боже меня упаси привыкнуть к такому зелью! Мало я с Орестесом намаялась?
– Но он же теперь вроде не пьет.
– Сейчас не пьет, а надолго ли его хватит – неизвестно.
Лидия тяжело вздохнула, и Бранка прониклась к ней сочувствием.
– Ладно, Зила, сделай только один мартини. А Лидии принеси шампанского! Ты же наверняка любишь шампанское? – обратилась она теперь уже к Лидии. – Ну признайся! Я угадала?
– Угадала… – ответила та, смущенно потупив взор.
– До чего же мне приятно с тобой общаться! – призналась Бранка. – Я знаю, ты меня не слишком любишь. И правильно делаешь!.. Но я ценю в тебе искренность и порядочность! Еще совсем недавно у меня было много подруг. И где они все теперь? Обанкротившаяся Бранка им не нужна…
– Ну и не о чем сожалеть, – попыталась приободрить ее Лидия. – У тебя есть дети, внуки… Кстати, когда же нам ждать внука от Милены? Ты спросила об этом у Консуэло?
– А все тогда же: когда убьем змею! – расхохоталась Бранка.
Лидия тоже засмеялась и спросила:
– А Консуэло не сказала, как это можно сделать?
– Нет. Представляешь, какая мерзавка? Взяла такие деньги и ничего конкретного не сказала! – продолжала хохотать Бранка.
– Я ж говорила тебе: зря выброшенные деньги…
– Нет, – внезапно переключившись на серьезный тон, возразила Бранка. – Самое главное она мне все таки открыла: я должна каким то образом разорить Изабел и отдать эти деньги Милене! Тогда и моя нервная система успокоится, и Милена сможет родить нам внука. Консуэло говорит иносказательно, но точно!
– Я, не будучи гадалкой, могла бы тебе сказать: отбери у Изабел свои деньги и отдай их Милене. Но у меня, в отличие от Консуэло, есть совесть. Я ведь знаю, что это невозможно сделать.
– И я так думала! А Консуэло утверждает, что это не только можно, но и нужно сделать. Она подбросила мне одну подсказку.
– Это уже интересно! – оживилась Лидия.
– Интересно, только я не знаю, как этим воспользоваться. Консуэло сказала, что мне может помочь мужчина, по всем приметам похожий на Сейшаса.
– Она описала его внешность?
– Нет. Но сказала, что он как то связан со мной и с Изабел. Я сначала подумала об Атилиу, который одно время был моим, а потом ее любовником. Но Атилиу – совсем как ты. Он скажет: не впутывай меня в эти интриги. И к тому же у него двое сыновей, а у того мужчины – сын и дочка.
– Подожди. Я ничего не понимаю, – остановила ее Лидия. – Ты говорила о каком то Сейшасе, потом о любовниках, потом о детях…
– Насчет детей я и сама ничего не понимаю. Но кроме Атилиу и Арналду, царство ему небесное, с Изабел и со мной связан только Сейшас. Меня он обворовал – вместе с Изабел, – а с ней еще и спал.
– Господи! И этот спал! – возмутилась Лидия. – У меня такое впечатление, что в бывшем твоем кругу все друг с другом переспали.
– Ты не далека от истины, но речь сейчас не о том. Мне надо разыскать этого Сейшаса и узнать, есть ли у него сын и дочка. А он, я слышала, живет теперь где то за границей.
– Постой, а это не тот Сейшас, которого Нанду когда то спас?
– Тот самый! После этой катастрофы он и переселился за границу. Только я не знаю, в какую страну.
– А ты порасспроси о нем Нанду, – посоветовала Лидия. – Я помню, он как то говорил, что этот Сейшас в благодарность за спасение перечисляет деньги в Общество спасателей.
– Это ценная идея! – воскликнула Бранка. – Спасибо! И что бы я без тебя делала?
– Да перестань ты меня нахваливать! – смутилась Лидия. – Может, Нанду и не знает, где живет этот Сейшас.
– А я ему прямо сейчас позвоню и спрошу, – не растерялась Бранка.
Нанду ответил ей, что Сейшас по прежнему вкладывает деньги в производство оборудования для спасателей, а живет он в Италии.
– Сейчас Нанду отыщет римский телефон Сейшаса и позвонит нам, – сообщила Лидии Бранка.
– Ну вот видишь, как все быстро получилось! – обрадовалась Лидия.
А Бранка, наоборот, пришла в уныние.
– И что я буду делать с этим телефоном? Позвоню в Рим и спрошу Сейшаса, не обзавелся ли он сыном и дочкой? А потом еще предложу ему вместе со мной наказать Изабел? Да Сейшас сочтет меня сумасшедшей!
– Вполне возможно, – согласилась Лидия. – А если бы он жил здесь, в Рио, как бы ты с ним говорила?
– Ну, тогда бы я точно знала, есть ли у него дети. И осторожно, окольными путями, через третьих лиц выведала бы, как он сейчас относится к Изабел. Она ведь его тоже надула! Но захочет ли Сейшас ввязываться в борьбу с ней спустя столько лет?
Лидия глубоко задумалась и через какое то время предложила:
– А что если так прямо все ему и рассказать – про гадалку, про детей, про возможность поквитаться с Изабел? Позвони и скажи! Что ты теряешь? Если он не захочет тебе помогать, значит, Консуэло имела в виду не его, а какого то другого мужчину.
– Ты гений, Лидия! Дай я тебя поцелую! – бурно отреагировала Бранка. – А еще прибеднялась, будто ничего не смыслишь в интригах!
– Да какие ж тут интриги? – обиделась Лидия. – Я ведь предлагаю не козни строить, а действовать открыто, можно сказать, в лоб!
– Ты все таки чистый человек, Лидия! – восторженно произнесла Бранка. – А меня эта светская суета сильно испортила…

Последние два года Сейшас обитал в пригороде Рима. Содержал небольшую юридическую контору, тем и жил.
С Бразилией его связывали только не слишком приятные воспоминания, которые он старался гнать от себя, едва они накатывали на него, и редкие деловые контакты, обусловленные скромными инвестициями в фонд спасателей.
Ни с кем из прежних знакомых Сейшас отношений не поддерживал и потому был крайне удивлен, услышав в трубке голос Бранки.
– Алло! Сейшас? Привет! – произнесла она так, будто они расстались вчера. – Как поживаешь? Что у тебя новенького?
– Бранка, я рад тебя слышать, – из вежливости сказал он, – только объясни, чем вызван твой звонок.
– Да вот, вспоминаю старых друзей приятелей. Ты ведь в свое время немало потрудился на нашу фирму.
– Бранка, если ты имеешь в виду «прощальную гастроль» Изабел, то я в эту аферу вляпался по глупости и пострадал от нее не меньше тебя. Так что не надо ворошить прошлое. Ни одного реала, украденного в фирме Моту, за мной не числится. А все претензии на сей счет можешь предъявлять Изабел.
– Ты меня не понял. Я звоню тебе вовсе не с претензиями. Просто хотела узнать, как складывается твоя жизнь. Ведь мы с тобой в некотором роде – товарищи по несчастью. Удалось ли тебе оправиться от удара? Может быть, ты женился, завел детей?
– Бранка, я слишком хорошо тебя знаю и никогда не поверю, что ты можешь звонить на другой континент из праздного любопытства. Говори прямо: зачем я тебе понадобился?
По сути, Сейшас предложил ей то же самое, что и Лидия, и Бранке стоило бы воспользоваться моментом, но она не сумела переключиться на несвойственную ей манеру и продолжала вести разговор в привычно фальшивом тоне, который только раздражал Сейшаса.
– Ты знал меня молодой и цветущей, а сейчас я – одинокая стареющая женщина, которая живет воспоминаниями о прошлом и в голову ей могут прийти всякие фантазии. Мне вот припомнился ты – умный, ответственный, приятный во всех отношениях, но тоже одинокий. Или это не так? В твоей личной жизни что то изменилось?
– Я не собираюсь ни с кем обсуждать свою личную жизнь, в том числе и с тобой! – вышел из себя Сейшас. – А что же до твоих намеков на запоздалую симпатию ко мне, то я прекрасно помню, что никогда не интересовал тебя как мужчина. Ты всю жизнь была влюблена в Атилиу.
– Времена меняются, Сейшас! Я, например, сейчас высоко ценю многое из того, чем раньше пренебрегала. Поверь, это истинная правда!
– Ну что ж, если ты и меня хоть иногда поминаешь добрым словом, то я тебе искренне благодарен. Спасибо за звонок. До свидания!
– Нет, Сейшас, подожди! Не клади трубку! Ответь хотя бы: ты женат?
– Я холост! Это все, что ты хотела узнать?
– Нет, не все… – растерянно произнесла Бранка, но быстро собралась с мыслями и пошла ва банк: – Как странно! А мне говорили, что у тебя есть двое детей – мальчик и девочка!
– Кто тебе такое мог сказать? – насторожился Сейшас, поняв наконец, что Бранка неспроста все время упоминает о детях. Может, ей стало что то известно о его сыне? Может, он не умер, а просто Изабел решила утаить мальчика от родного отца?
– Ну… Нашлась тут одна женщина… – замялась Бранка, соображая, как ей дальше вести разговор, чтобы удержать внимание Сейшаса. Этот нехитрый прием ей удался: Сейшас оказался заинтригован.
– Так… Уже теплее… – поощрил он Бранку. – Продолжай!
– Да мне, собственно, нечего сказать. Я только хотела узнать, правда ли это, и порадоваться за тебя.
– Бранка, не виляй! Ты что то слышала о моем ребенке, которого родила Изабел?
Это была новость! Бранка аж подпрыгнула на стуле, тотчас же вскрикнув от боли, пронзившей ее позвоночник.
– Что там случилось? – отреагировал на этот вскрик Сейшас.
– Да позвоночник прострелило, будь он неладен! – Бранка весело засмеялась, теперь уже точно зная, что таинственный крестовый король – это и есть Сейшас. Значит, она верно его вычислила!
– Ты не ответила на мой вопрос, – напомнил ей Сейшас.
Бранка опять решила рискнуть, прибегнув к откровенному блефу:
– Я слышала даже о двух детях, которых родила Изабел, – мальчике и девочке!
– Это какая то путаница! Был только мальчик!
– Был?
– Да, он умер. Или родился мертвым, я точно не знаю. Эта история окружена тайной, которую мне так и не удалось раскрыть.
– А ты хотел бы узнать правду?
– Конечно! Ведь речь идет о моем единственном ребенке!
– Не единственном. У тебя их двое! Мальчик и девочка.
– Я это уже слышал! Ты выкладывай подробности!
– Они мне неизвестны. Я только знаю, что у тебя есть сын и дочь.
– Есть? Ты говоришь о них как о живых?!
– Ну, так по крайней мере я поняла гадалку Консуэло. Она говорила о детях в настоящем времени.
– Полный бред! – воскликнул разочарованный Сейшас. – Какая гадалка? Я думал, ты узнала это от Изабел или от кого то из ее близких!
– От Изабел дождешься правды! – резонно заметила Бранка. – Ты многого от нее добился? То то же! А Консуэло – знаменитая прорицательница! Если она утверждает, что существуют мальчик и девочка, то значит, так оно и есть!
– Послушай, давай начнем все сначала, – предложил Сейшас. – Ты подробно расскажешь, кто такая Консуэло, почему она говорила с тобой обо мне и что конкретно говорила.
– Ладно, я попробую…
Дальнейший диалог Бранки с Сейшасом был очень похож на игру в испорченный телефон: она добросовестно пересказывала то, что слышала от Консуэло, а Сейшас никак не мог взять в толк, при чем тут змея, крестовый король, а также некие абстрактные мальчик и девочка, вроде бы не имеющие к нему, Сейша су, никакого отношения.
Когда же до него наконец стал доходить смысл сумбурного повествования Бранки, Сейшас прервал ее решительным заявлением:
– Все. Я тебя понял. Договорим в Рио. Вылетаю завтра.

Глава 4

Пока Сейшас находился в дороге, у него было достаточно времени для того, чтобы проанализировать свой телефонный разговор с Бранкой. И он понял, как ловко Бранка подцепила его на крючок. Ведь ей на самом деле ничего не было известно о беременности и родах Изабел! Она попросту блефовала! Но именно так и сумела выведать у Сейшаса недостающие подробности. Молодец, Бранка!
А что, если взять ее метод на вооружение и применить его к Изабел? Прийти и прямо спросить: куда ты подевала моего сына и дочку?
Какой бы хладнокровной и сдержанной ни была Изабел – застигнутая врасплох, она непременно выдаст себя. Взглядом, жестом, паузой, а то и неосторожно вырвавшимся словом. Надо только внимательно проследить за ее реакцией.
Осененный такой обнадеживающей идеей, Сейшас из аэропорта поехал не к Бранке, а сразу к Изабел.
Она встретила его враждебно:
– Как ты сюда вошел? Кто тебя впустил?
– Я усыпил бдительность твоей секретарши.
– Сегодня же уволю эту разиню!
– Какая ты, однако, грозная! – покачал головой Сейшас. – Я слышал, дела у тебя идут замечательно. Отчего ж такое дурное настроение? Что то в личной жизни не ладится?
– У меня прекрасное настроение! Надеюсь, ты пришел не затем, чтобы его испортить?
– Нет, разумеется, – сказал Сейшас и, пристально глядя в глаза Изабел, выпалил: – Я только хотел узнать, как поживают наши сын и дочь!
Услышав такое, Изабел оцепенела, глаза ее сделались стеклянными. Но в этом состоянии она пребывала лишь малую долю секунды, а затем гневно взглянула на Сейшаса и глухо процедила сквозь зубы:
– Ты спятил! Убирайся вон!
На столь мощное самообладание Изабел Сейшас не рассчитывал. Замешательство ее было слишком кратковременным и означать оно могло что угодно – как испуг, так и естественное возмущение.
Но уйти вот так, ничего не добившись, да еще и с позором, Сейшас уже не мог. Надо было срочно что то предпринимать. И, снова вспомнив о действенном методе Бранки, он неожиданно для себя вдруг заявил:
– Я только что приехал из Аргентины! И теперь точно знаю, что ты родила тогда мальчика и девочку!
На сей раз Изабел потребовалось гораздо больше времени на обдумывание ответа. И хотя внешне она продолжала оставаться непроницаемой, возникшая пауза ее выдала с головой. Сейшас понял, что попал в точку, и теперь с волнением ждал реплики Изабел.
А она, мысленно просчитав все возможные варианты поведения, выбрала наиболее приемлемый: все отрицать!
– На это я могу лишь повторить: ты спятил! Подобная фантазия могла зародиться только в воспаленном мозгу!
– Ты имеешь в виду врачей в той клинике, где тебе случилось рожать? – не спасовал перед ней Сейшас. – Ведь я узнал это от них.
Изабел сразу же подумала о Сезаре: наверняка Сейшас встречался с ним, и тот проболтался.
– Я, кажется, догадываюсь, откуда ветер дует, – произнесла она вслух. – Ты виделся с этим сумасшедшим интриганом Сезаром?
– Почему – интриганом? Да еще и сумасшедшим? – спросил Сейшас, а про себя подумал с удовлетворением: кое что ему все же удалось выведать у Изабел! Даже если она больше ничего не скажет, то надо будет просто съездить в Аргентину и разыскать там Сезара, который, как выяснилось, знает всю правду о близнецах.
– Ты не ответил на мой вопрос! – требовательно произнесла Изабел.
– А ты – на мой, – не стал спешить с ответом Сейшас. – Почему ты возводишь напраслину на этого доктора?
– Потому что не кто иной, как он, подменил когда то новорожденных младенцев и, по сути, лишил Атилиу возможности иметь сына. Разве такому нечистоплотному человеку можно верить?
– А почему ж ты доверилась ему при родах?
– Я его не выбирала в лечащие врачи! Мне и в голову не могло прийти, что моим акушером будет Сезар – не здесь, а в Аргентине! Это было что то из разряда дурных случайностей.
– Ну так Бог, как известно, шельму метит! – предложил более подходящую формулировку Сейшас.
Изабел сделала вид, что ее это сильно задело:
– Я не потерплю оскорблений! У тебя нет никаких оснований обвинять меня. И будет лучше, если ты покинешь мой кабинет немедленно.
– Ну как же нет оснований? А Сезар? – возразил Сейшас. – Если он такой, как ты утверждаешь, специалист по подмене младенцев и передаче их в другие семьи, то может, вы не случайно встретились в Аргентине? Тебе нужен был именно этот доктор, чтобы с его помощью замести все следы?
– Да нет же, я его встретила там случайно! – с искренней досадой повторила Изабел. – И, как видно, – в недобрый час. Он что, взял с тебя деньги за эту якобы правдивую информацию?
Задавая этот вопрос, она прекрасно знала, что никаких денег Сезар не требовал. Будь он на такое способен, то давно бы шантажировал Изабел, вымогая деньги за молчание. Но теперь уже ей надо было выяснить, что Сейшасу известно, а что – нет.
– Не нужно мерить всех по себе! – с укором произнес Сейшас. – Доктор Сезар – порядочный человек и сделал это исключительно из гуманных соображений: он хочет, чтобы дети обрели своего отца.
«Значит, это все таки Сезар проявил инициативу, – подумала Изабел. – Но как он мог узнать, от кого я была беременна? Нет, скорее всего, Сейшас сам нашел Сезара, и тот рассказал все, как было на самом деле».
– Так что именно он сделал? – попросила уточнить Изабел. – Наговорил тебе всяких небылиц?
– Небылиц наговорила мне ты, и я, наивный, в них поверил. Но теперь тебе не отвертеться: я знаю правду и требую сказать, где мои дети!
– А тебе не приходило в голову, что этот Сезар – просто сумасшедший? Наверное, он так и не оправился от той душевной травмы, которую ему нанесла Элена. Ведь он помог ей подменить младенцев! И теперь бедняге повсюду мерещатся дети, лишенные своих родителей по чьему то злому умыслу.
– Про злой умысел он ничего не говорил. Сказал только, что ты родила тогда мальчика и девочку. И пожелал мне их найти!
– Если у него действительно все в порядке с рассудком, то он не мог тебе сказать такой глупости! Потому что все это – бред! Никаких близнецов не было! Был мальчик, но он умер! Там же, в больнице.
Сейшас понял, что Изабел удалось увернуться и больше она не скажет ничего. Единственной ее проговоркой было упоминание о Сезаре. Но где его искать? Живет ли он по прежнему в Аргентине? Вспомнит ли одну из своих многочисленных пациенток и события трехлетней давности? Правда, можно поднять официальные документы в той клинике, посмотреть медицинскую карту Изабел… И почему Сейшаса раньше не посетила эта простая мысль! Хотя ему могли бы и не предоставить таких сведений, ссылаясь на врачебную тайну. Ведь он – не муж Изабел, а его голословные претензии на отцовство не имеют юридической силы. Тут и вправду очень бы пригодилась помощь Сезара. Если бы он узнал, что Изабел отрицает существование девочки, то наверняка согласился бы заглянуть в архив и хотя бы развеять сомнения Сейшаса.
– Ну, что ты замолк? – прервала его раздумья Изабел. – Больше нет вопросов? Тогда будь добр, покинь это помещение. И забудь сюда дорогу навсегда.
Сейшас, однако, не торопился с уходом, думая о том, что Бранка на его месте наверняка смогла бы добиться большего. А он не сумел в полной мере воспользоваться ее методом. Где то спасовал, утратил контроль за ситуацией, позволил Изабел ускользнуть. Вероятно, с ней надо было говорить пожестче и задавать вопросы один за другим, не давая ей времени на обдумывание ответов. И самое главное – надо было поувереннее блефовать. А то пошел на поводу у Изабел, стал обсуждать с ней моральные качества и душевное здоровье Сезара. Вместо того чтобы… Сейшас аж поперхнулся от внезапно пронзившей его мысли. Вот же оно, необходимое решение! Если уж блефовать, то – до конца!
И он, тяжело дыша от волнения, заговорил вновь:
– Нет, еще не все! Я сам видел запись в медицинской карте! Ты родила двоих! Где они?
Изабел с самого начала опасалась, что Сейшас выложит этот козырь, и в ходе разговора продумала тактику поведения на такой случай. Выбор у нее, правда, был небольшой, а точнее – его попросту не было. Ей оставалось только все отрицать, причем так, чтобы убедить Сейшаса в бессмысленности его дальнейшего расследования.
– Что ж, если ты видел карту… – Она испытующе посмотрела на Сейшаса, желая еще раз проверить, не обманул ли он ее. Сейшас этот взгляд выдержал, и Изабел продолжила: – Там должна быть запись о том, что дети родились очень слабыми. Особенно мальчик. Он вскоре умер. А вслед за ним умерла и девочка… Но я все это плохо помню, потому что сама была тогда на грани жизни и смерти.
Ее признание чрезвычайно взволновало Сейшаса. Значит, девочка все таки была! Но почему же Изабел умолчала о ней тогда и сейчас созналась, лишь будучи припертой к стенке? Не потому ли, что девочка – жива?! А может, и мальчик жив? Изабел не хотела этих детей и вполне могла отдать их в какой нибудь приют. Для того и за границу поехала, чтобы здесь не оставлять следов…
– Я не верю тебе. Мои дети живы! – заявил Сейшас настолько твердо, что у Изабел все похолодело внутри. – Лучше добровольно расскажи, куда и кому ты их отдала. А не то я обращусь в суд!
– И только зря понесешь издержки! У тебя нет ни доказательств, ни свидетелей.
– Так может, у тебя есть соответствующие документы? Покажи мне свидетельства о смерти наших детей! Я отдам их на экспертизу, проверю, не фальшивые ли они.
– Я же говорила, что была тогда при смерти. Детей похоронили без меня…
– То есть официальных документов об их смерти у тебя нет?
– Есть только свидетельство о смерти мальчика. А когда умерла девочка… Пойми, мне было так тяжело, что я и не подумала о каких то бумажках.
– Ну да, для тебя это – бумажки, – осуждающе промолвил Сейшас. – Ты чудовище, Изабел!
– Все, мое терпение лопнуло, – сказала она, злобно сверкнув глазами. – Если ты сейчас же не уйдешь, то я позову охранников, и они вытолкают тебя в шею!
– Я уйду, – достаточно спокойно ответил Сейшас. – Но позвоню тебе через несколько дней. Может, к тому времени ты поймешь, что лучше рассказать мне правду. Ну а если будешь упорствовать, то – встретимся в суде!

– Ну наконец то! – облегченно вздохнула Бранка, услышав в трубке голос Сейшаса. – Куда ты пропал? Я уже и в аэропорт звонила – мне сказали, что твой самолет приземлился вовремя…
– Я успел побеседовать с Изабел.
– Это интересно! Приезжай скорее, расскажешь все подробно. Или нет – скажи хотя бы кратко по телефону: она в чем нибудь призналась?
– Отчасти, – неопределенно ответил Сейшас. – Я сейчас приеду к тебе, и мы пойдем к той гадалке. У меня возникли к ней конкретные вопросы. Возможно, она сумеет на них ответить.
– Нет, к Консуэло так просто не попадешь, – вынуждена была разочаровать его Бранка. – У нее существует предварительная запись. Я, например, ждала неделю, прежде чем она смогла меня принять.
– Нет, так долго я ждать не могу! Позвони ей и попроси принять меня вне очереди. Я готов платить по срочному тарифу.
– Это исключено. Консуэло живет в каком то своем ритме и никогда его не нарушает. Она же очень напрягается во время гадания, и ей нужны паузы для того, чтобы восстановиться к следующему сеансу.
– И все же ты позвони! Вдруг там отыщется какое нибудь окошко.
– Хорошо, я попытаюсь, – пообещала Бранка. – Только объясни, с чего такая спешка. Почему ты не можешь подождать несколько дней?
– Я должен лететь в Аргентину, искать там доктора Сезара, который принимал роды у Изабел. Из разговора с ней мне стало ясно, что только он может рассказать, как все было на самом деле.
– Сезар? Знакомое имя!.. Постой, а это не тот ли самый гинеколог, что принимал роды у Элены и Эдуарды? Он жил несколько лет за границей, возможно, даже в Аргентине, но недавно вернулся оттуда…
– Ты точно это знаешь? – взволнованно спросил Сейшас. – Ничего не путаешь?
– А что, тебе нужен именно этот Сезар, о котором я говорю?
– Да!
– Вот чудеса! Опять младенцы, тайна, и опять – Сезар! – изумилась Бранка.
– Чудо я вижу в том, что мне теперь не понадобится ехать в Аргентину, – сказал Сейшас. – Ты можешь быстро разыскать телефон и адрес этого доктора? Я бы поехал к нему прямо сейчас.
– А ко мне? Я жду тебя целый день, – обиделась Бранка.
– После визита к Сезару у меня будет гораздо больше информации, которую мы с тобой потом и обсудим, – сказал ей в утешение Сейшас. – Запиши мой гостиничный номер телефона и позвони, как только узнаешь координаты Сезара.
Бранка обратилась за справкой к Орестесу, и вскоре Сейшас получил необходимые ему сведения.
– Только ты говори с ним поделикатнее о детях, – посоветовала Сейшасу Бранка. – Потому что у Сезара, как мне сказали, свое отцовское горе: его сын не может ходить и передвигается в инвалидной коляске.
– Спасибо, что предупредила. Но мне кажется, в этом случае я могу рассчитывать лишь на большее сочувствие с его стороны, – рассудил Сейшас.
В таком оптимистическом настроении он и набрал номер Сезара, но Мафалда ответила, что сына сейчас нет дома.
– А когда он вернется? – спросил Сейшас, думая о том, что ему сегодня определенно везет: он поедет к Сезару домой, будет разговаривать с ним глаза в глаза и сможет добиться гораздо большего, нежели в телефонной беседе.
– Да уже скоро. Может быть, через час, – ответила Мафалда. – А кто его спрашивает?
– Старый знакомый, – прибег к невинной лжи Сейшас. – Я потом, с вашего позволения, перезвоню.

Услышав от Сейшаса, с чем тот пришел, Сезар насторожился и попытался вообще уйти от дальнейшего разговора:
– За долгую врачебную практику у меня было огромное количество пациенток, в том числе и в Аргентине. Разве я могу всех упомнить?
– Но эта была вашей соотечественницей. Вспомните! Уже далеко не юная, родившая близнецов – мальчика и девочку. Насколько мне известно, роды проходили трудно, а детишки появились на свет слабенькими…
– Такое тоже случается довольно часто, – стоял на своем Сезар.
– Но я – несчастный отец. Помогите мне! – с мольбой в голосе произнес Сейшас. – Изабел скрывала их от меня все это время, да и сейчас утверждает, что они умерли.
– Да? – несколько оживился Сезар. – Значит, дети умерли!..
– Это она так говорит. А у меня есть другие сведения.
Сезар не обладал такой же непроницаемостью, как Изабел, и потому на его лице отпечатался явный испуг. От Сейшаса это не укрылось, и он решил еще более внимательно понаблюдать за доктором.
– Но если вам что то известно о судьбе ваших детей, то при чем тут я? – спросил между тем Сезар. – Почему вы пришли именно ко мне?!
– Потому что вы были лечащим врачом Изабел. Неужели это непонятно? Я хотел узнать, что там произошло в действительности. Может быть, она отказалась от детей сразу же после их рождения и вы можете хотя бы предположить, куда потом попали мои сын и дочь?
Из этой взволнованной тирады Сезар понял, что Сейшасу, к счастью, пока ничего не известно о том, кто усыновил его детей. Но каким то образом он все же узнал, что они живы!
– Нет, я ничего не помню, – еще более твердо произнес Сезар.
– А если я принесу вам фотографию Изабел? Тогда вспомните? – нашелся Сейшас.
– Ну, может, вспомню, а может, и нет. Времени ведь прошло достаточно много. И к тому же беременность зачастую изменяет внешность женщины до неузнаваемости…
– И все же давайте попробуем! А вдруг вы ее узнаете и вспомните то, чего, кроме вас, не знает никто!
– Вряд ли мне известно что то особенное. Задача врачей – принять роды. А куда потом родители увозят младенцев – мы, как правило, не знаем.
– Но здесь был необычный случай! Как утверждает Изабел, мальчик умер сразу после рождения, а девочка – спустя некоторое время. Наверняка вы пытались бороться за ее жизнь.
– Безусловно. А почему вы не верите матери ваших детей? Вероятно, все так и было, как она говорит.
– Нет! У меня есть косвенное подтверждение того, что Изабел лжет! И я не пожалею всей жизни, чтобы найти прямые доказательства ее преступления, и главное – чтобы отыскать моих родных детей!
Сейшас так разволновался, что ему стало трудно дышать. Заметив это, Сезар принялся его успокаивать.
– Не расстраивайтесь. Выпейте вот воды или соку…
– Спасибо. Лучше я закурю, если позволите.
– Да, пожалуйста.
Сейшас стал прикуривать сигарету, но руки его от волнения дрожали, и он выронил зажигалку.
А когда наклонился, чтобы поднять ее, Сезар и увидел у него за левым ухом точно такую родинку, какие были у Луиса и Анжелы.
Если бы Сейшас в тот момент не сосредоточил свое внимание на сигарете и зажигалке, он мог бы увидеть, какой ужас отразился в глазах Сезара, у которого теперь не осталось даже малейших сомнений, что перед ним – родной отец его дорогого Луисинью, а также приемной дочери Эдуарды.
А Сейшас между тем сделал несколько затяжек и, немного успокоившись, заговорил в извиняющемся тоне:
– Вы простите меня. Вторгся к вам без приглашения, да еще и нервы свои распустил… Но это же мои единственные дети! Больше у меня нет никого на свете, ни одной родной души… Знаете, я совсем уж было собрался лететь в Аргентину, в ту самую клинику. И вдруг случайно узнал, что вы здесь. Я очень надеялся на вашу профессиональную память!
– А я, к сожалению, не оправдал ваших надежд, – из вежливости произнес Сезар, успев оправиться от ужаса.
– Ну что вы! Я к вам не в претензии, – сказал Сейшас. – Вот сделаю тут еще кое какие дела и полечу в Аргентину. Документы трехлетней давности наверняка еще должны сохраниться в архиве клиники. Как вы считаете?
– Я точно не знаю, но вероятно, должны, – ответил Сезар и представил, как поведет себя этот человек, когда увидит, что в медицинской карте есть запись о смерти его ребенка, но нет акта вскрытия. Конечно же, начнет расспрашивать бывших коллег Сезара, и не исключено, что до чего нибудь докопается. А если узнает о приемном ребенке Сезара и Аниты, то вполне может сопоставить факты и выйти на верный след… Хорошо было бы удержать его от поездки в Аргентину!
– Спасибо, что выслушали меня и сочувственно отнеслись к моему горю, – произнес тем временем Сейшас. – До свидания.
Он направился к выходу, но Сезар остановил его:
– Постойте, я, кажется, кое что вспомнил…
– Да?! – обрадовался Сейшас. – Слушаю вас!
– Недавно, просматривая газеты, я увидел в разделе светской хроники фотографию одной женщины и узнал в ней свою бывшую пациентку. Скажите, та Изабел, о которой говорите вы, принадлежит к числу важных особ?
– Да, она сделала стремительную карьеру и сейчас входит в число крупнейших бизнесменов Бразилии.
– В таком случае могу сказать вам, не выдавая никакой врачебной тайны: роды у нее действительно были тяжелые, близнецы родились с патологией, девочка – в меньшей степени, мальчик – в большей. Через несколько дней он умер. Это я помню абсолютно точно, потому что сам делал соответствующую запись в медицинской карте. Если вы запросите ее в архиве, то увидите там мою подпись. Но, думаю, теперь вам нет нужды лететь в Буэнос Айрес.
– А девочка? – с нетерпением и надеждой спросил Сейшас.
Этот вполне естественный вопрос поставил Сезара в тупик. Поначалу он хотел сказать, что девочка тоже умерла, чтобы Сейшас прекратил свое расследование и никогда не смог выйти на семью Эдуарды. Но обезопасив себя и Луисинью, он не смог взять на душу еще один грех: слова застряли где то в горле, дыхание прекратилось, в глазах потемнело…
– Что с вами? Вам плохо? – подал голос Сейшас, уловив странную перемену в состоянии Сезара.
– Нет… простите… – переведя дух, ответил тот. – Просто пытался вспомнить подробности.
– Ну и?..
– Девочку выписали из больницы вместе с матерью, – сделав над собой огромное усилие, произнес Сезар. – Об этом вы тоже сможете прочитать в медицинской карте. Я сказал все, что знал. И прошу…
– Да да, я вас слишком утомил, – догадался по его усталому виду Сейшас. – Уже ухожу. Спасибо вам!

Глава 5

Повидав наконец Сейшаса и выслушав его историю во всех подробностях, Бранка приуныла. Что же это за тандем, если в нем нет самого главного – общности интересов и единства цели? Сейшас озабочен только поиском дочери – после визита к Сезару он поверил в то, что его сын умер. А Бранке необходимо совсем иное – разорить Изабел, взять свои деньги и отдать их Милене. Как же совместить эти столь различные интересы?
– Боюсь, все кончится тем, что я помогу Сейша су найти дочку, – пожаловалась Бранка Лидии, которая была у нее теперь единственной подругой и советчицей, а мы с тобой опять останемся и без денег, и без внука.
– Ну я то на эти деньги никоим образом не претендую, – с достоинством произнесла Лидия.
У Бранки же на сей счет было другое мнение.
– Не скажи! Деньги пойдут Милене, а значит, и Нанду, и всем нам, – продемонстрировала она щедрость натуры. – Мы ведь теперь одна семья!
– Сначала эти деньги надо получить, – резонно заметила Лидия.
Бранке на такое замечание было нечего ответить. К ее намерению разорить Изабел Сейшас отнесся крайне скептически, сказав, что тех украденных миллионов Бранка уже никогда не сможет вернуть и лучше о них попросту забыть.
– Нет, почему же? – возразила ему Бранка. – Арналду не стал с ней связываться, поскольку боялся попасть в тюрьму за свои махинации. Но сейчас его нет в живых, и с него взятки гладки. Осталась одна Изабел, ей то я и предъявлю судебный иск. Скажи как юрист: имею я право подать в суд на женщину, которая вместе с моим бывшим, ныне покойным, мужем обворовала меня и моих детей?
– В суд можно обратиться с любым иском, это не проблема. Важно же выиграть процесс! А в твоем случае я не вижу такой возможности.
– Ты говоришь это потому, что сам замешан в махинациях Изабел, и тебе, так же, как Арналду, не хочется, чтобы твое имя трепали в суде.
– Ты права лишь отчасти, – поправил ее Сейшас. – Я готов был бы покаяться на суде в том, что содействовал Изабел в ее крупных финансовых аферах, если бы это помогло мне отыскать дочку и могилу сына.
– Ну раз ты не боишься предстать перед судом, то почему бы и не поставить Изабел ультиматум: или она говорит тебе, куда подевала детей, или ты ведешь ее в суд!
– Изабел не глупее меня. Она прекрасно понимает, что мне будет практически невозможно доказать ее вину.
– А может, ты просто боишься наказания за старые грехи? Так суд должен учесть, что в результате той аферы ты тоже оказался обманутым и обворованным! Или я чего то не понимаю?
– Если говорить откровенно, то ты совсем ничего не понимаешь, – огорошил ее своим ответом Сейшас. – Признаюсь, мне от незаконной сделки Изабел все таки кое что перепало. Правда, я потом перечислил эти деньги в фонд спасателей, так что наказание мне полагается минимальное, можно сказать, ничтожное, и меня оно не пугает. А проблема заключается в том, что Изабел аккуратно замела все следы своего давнего преступления и сейчас у нее имеются надежные связи во влиятельных кругах. Тягаться с ней бессмысленно.
– А если мы пустим в ход ту папку, что она мне когда то сама оставила? – продолжала искать выход Бранка. – Там собраны копии тайных счетов Арналду, с которых Изабел потом и сняла деньги, воспользовавшись своим правом подписи на финансовых документах фирмы.
– Все было не так. Деньги с тех счетов снял Арналду, перевел их на другой счет, и лишь потом в дело вступила Изабел.
– Вот видишь, тебе многое известно. И ты мог бы распутать этот клубок, если бы захотел! – с укоризной произнесла Бранка.
– А у меня нет такой уверенности. Это дело безнадежное, – повторил Сейшас.
– Но как ты собираешься воздействовать на Изабел? Думаешь, она сжалится над тобой и добровольно расскажет, каким образом избавилась от девочки?
– Я очень надеюсь на встречу с Консуэло, – пояснил Сейшас. – Наверняка она подскажет, где следует искать мою дочку.
– Ты заблуждаешься! Консуэло ведь не сыскной агент и не комиссар полиции. Она – гадалка! И говорит всегда иносказательно, оперируя какими то лишь ей понятными образами.
– Но ты же вот сумела верно истолковать ее подсказку!
– Не знаю, – с сомнением покачала головой Бранка. – Консуэло говорила, что тот король поможет мне уничтожить змею. А ты, похоже, и не помышляешь мне помогать. Так что я, наверное, ошиблась.
– Может, ты ошибаешься в другом? Может, уничтожить змею – вовсе не означает отобрать у нее деньги? – высказал Сейшас предположение, прозвучавшее для Бранки просто оскорбительно.
– Ты издеваешься надо мной? – задала она риторический вопрос. – Или совсем не знаешь, что из себя представляет Изабел? Она же помешана на богатстве! Отбери у нее награбленное, и ей придет конец. Потому что ничего другого, кроме денег, она не ценит и ни в чем ином не нуждается.
– Тут я с тобой согласен, – поддержал Бранку Сейшас.
– Ну так что ж ты мне голову морочишь? – рассердилась она. – Имей в виду: добиться от Изабел правды о детях можно только шантажом! Угрожай ей судом, разоблачением! Говори, что у тебя будто бы есть какие то неопровержимые доказательства ее преступлений! Пусть она от нас откупится – тебе расскажет о детях, а мне вернет хотя бы часть моих кровных денег. Если мы насядем на нее с двух сторон – она не устоит. Хотя бы огласки испугается! Любой скандал такого рода сильно ударит по ее нынешнему имиджу, и она постарается этого не допустить!
– Возможно, мне и придется прибегнуть к такому средству, но пока я ничего предпринимать не буду: дождусь беседы с Консуэло, – твердо произнес Сейшас, давая понять Бранке, что продолжать разговор на эту тему больше не стоит.

Вопреки ожиданиям Сейшаса посещение гадалки не прояснило ситуацию, а лишь еще сильнее запутало ее.
В полном смятении он приехал к Бранке после своей встречи с Консуэло.
– Теперь я совсем ничего не понимаю! – сказал он, устало опустившись в кресло. – Эта ведьма действительно изъясняется сплошными загадками!
– Я же тебя предупреждала, – напомнила ему Бранка. – Но ты хоть запомнил, что она говорила?
– Да, по моему, это обыкновенная шарлатанка. Всем талдычит одно и то де! Я просто взбесился, когда услышал от нее уже известную мне байку про «змею»!
– Странная у тебя реакция, – изумленно произнесла Бранка. – Я бы, наоборот, обрадовалась. Это же означает, что и мне, и тебе она говорила об одном и том же человеке – об Изабел!
– Ну, допустим, что так, – равнодушно махнул рукой Сейшас. – А как понимать все остальное? Она сто раз тыкала мне в нос какие то карты и твердила, что это мои дети – мальчик и девочка.
– Так чем ты недоволен? Не понимаю…
– А тем, что я задавал конкретные вопросы: жива ли моя дочь, где мне искать ее, где искать могилу сына? А твоя ведьма только смотрит в карты и твердит без конца, как заезженная пластинка: «Детей вижу, смерти не вижу, рядом с мальчиком вижу болезнь».
– Неужели я более сообразительная, чем ты? – сделала неожиданное открытие Бранка. – Мне кажется, тут все предельно ясно: твои дети живы! Оба! Понимаешь?
– Ты так думаешь? – заерзал в кресле Сейшас, и в глазах его отразилась слабая надежда.
– Если ты ничего не переврал, то иначе это истолковать невозможно, – уверенно произнесла Бранка.
– Но я же прямо спрашивал: «Мои дети живы или умерли?» А у нее на все один ответ: «Смерти не вижу, болезнь вижу».
– Так тебе и Сезар говорил, что дети родились болезненными, особенно мальчик.
– Да, но он сказал, что мальчик умер, и это зафиксировано в медицинской карте!
– Он мог что то напутать или забыть. А может, не имел права выдавать какую то врачебную тайну, – предположила Бранка. – Ты поговори с ним еще раз.
– Нет, он предупредил меня, что больше ничего не скажет, – возразил Сейшас. – Я и так слишком утомил его своими расспросами. Ты знаешь, ему даже плохо стало в конце нашей беседы.
– Так может, это неспроста? – ухватилась за последнюю фразу Бранка. – Может, он тоже как то замешан в этой истории? Что, если Изабел его подкупила, хорошо заплатив за молчание?
– Нет, на него это не похоже. Он производит впечатление честного, порядочного человека, – отрицательно покачал головой Сейшас.
У Бранки, однако, нашелся веский контраргумент:
– Помнится, у нас на фирме ты много лет имел прекрасную репутацию и производил такое же впечатление, как Сезар. Но все таки бес в лице Изабел тебя попутал! Но кто может поручиться, что с Сезаром не произошло нечто подобное?
– Твое допущение не лишено логики, – согласился Сейшас. – Но если оно верно, то тем более мне от Сезара больше ничего не добиться.
– А что, если мы подошлем к нему Атилиу? – вдруг осенило Бранку. – Сезар перед ним сильно провинился, потом покаялся, и они теперь дружат семьями. Атилиу найдет к нему нужный подход!
– Но захочет ли он в это ввязываться? – усомнился Сейшас.
– Захочет! Сам не так давно был в аналогичной ситуации. Кому же, как не ему, понять твое отцовское горе!
– Возможно, ты и права… Попроси его от моего имени.
– Конечно. Сегодня же позвоню ему. И более того – попрошу его поговорить со «змеей»! Он, мне кажется, по прежнему имеет влияние на Изабел. Чем черт не шутит! Вдруг Атилиу сумеет из нее что то вытянуть!
– Так звони ему прямо сейчас и договаривайся о встрече, – проявил нетерпение Сейшас. – По телефону мою проблему излагать трудно.

* * *

Атилиу принял беду Сейшаса близко к сердцу, но, исходя из собственного опыта, предупредил его, что, даже отыскав детей, не всегда можно вернуть их себе.
– Они могут быть официально усыновлены, жить в нормальных семьях и любить своих новых родителей. А тебе, насколько я понимаю, еще надо юридически доказать право на отцовство. Ведь ты никогда не состоял в браке с Изабел.
– Но она забеременела от меня! Я это знаю точно! – воскликнул Сейшас.
– Я бы на твоем месте не стал утверждать это столь категорично, – хитровато усмехнулся Атилиу и повернулся к Бранке: – Сделай милость, просвети его! Объясни невежественному человеку, какие сюрпризы могут ожидать его при установлении отцовства.
– Ты и сам можешь рассказать, как сдавал анализ на ДНК, – ответила Бранка. – Но по моему, в данном случае все указывает на то, что отец этих детей – Сейшас. Во первых, так утверждает Консуэло. А во вторых, это не отрицает даже Изабел. Она ведь могла попросту прогнать Сейшаса: дескать, какое тебе дело до чужих детей!
– Ну я же не настаиваю на этой версии, – пояснил свою позицию Атилиу. – Просто напоминаю, что и такое возможно.
– Так ты берешься вызвать Сезара на откровенность? – нетерпеливо спросил Сейшас.
– Попытаюсь, – пообещал Атилиу. – Но прежде я должен услышать от тебя, что, если дети отыщутся в каких нибудь благополучных семьях, где их любят, ты не станешь судиться с их нынешними родителями. Поверь, лучше поступить так же, как поступил я, чем наносить душевную травму детям и тем людям, которые обогрели их своей любовью.
– Ну, до этого еще далеко! – сказал Сейшас. – Мне бы только найти моих ребятишек, а там будет видно, что делать дальше.
– В таком случае я не стану тебе помогать, – твердо заявил Атилиу.
– Ты неверно меня понял! – вскочил с места Сейшас. – Я имел в виду, что дети могут находиться где нибудь в приютах…
– Сейшас, не надо увиливать! – одернул его Атилиу. – Я четко сформулировал свое требование и надеялся услышать от тебя такой же четкий ответ. Станешь ли ты судиться с людьми, которые подобрали твоих детей в трудную минуту и сделали из счастливыми? Да или нет?
– Нет, не стану, – ответил после некоторой паузы Сейшас.
– Бранка, ты слышала, что он сейчас пообещал? Будешь свидетелем! – на всякий случай внес дополнительную ясность Атилиу.
Сейшаса это обидело:
– Ну зачем ты со мной так? Не изверг же я, в самом деле…
– Ладно, не сердись, – примирительно произнес Атилиу. – Я тебя очень хорошо понимаю. Завтра попробую поговорить с Сезаром – мы как раз должны обсуждать предварительный вариант проекта его частной клиники. Возможно, он хоть чуть чуть приоткроет завесу над этой тайной. А от общения с Изабел прошу меня уволить! Я давно не имею с ней никаких дел и воздействовать на нее не смогу.

Положение, в котором оказался Сезар, было близким к критическому. После встречи с Сейшасом его охватил маниакальный страх, и он, плохо сознавая, что делает, велел Аните срочно укладывать вещи.
– Мы уезжаем! Немедленно!
– Куда?! Зачем? – испуганно спросила она, понимая, что Сезар сейчас не владеет собой.
– Этого никто не должен знать! Даже мои родители! Мы поедем в аэропорт и улетим первым же самолетом – не важно куда.
– Сезар, тебе, по моему, надо прилечь, – осторожно предложила Анита. – Ты, похоже, переутомился.
– Нет, со мной все в порядке. А где Луисинью? Он спит?
– Да.
– Я пойду в детскую и присмотрю за ним, пока ты будешь укладывать вещи.
– Но он же спит! Зачем за ним присматривать?
– Его могут украсть. Этот человек, который к нам приходил… Он наверняка обо всем догадался…
Анита поняла, что Сезар снова впал в такое же депрессивное состояние, какое у него было после подмены младенцев Элены и Эдуарды. Поэтому она повела себя разумно и осторожно.
– Хорошо, иди к Луисинью, – сказала она как можно мягче, – а я займусь укладкой вещей.
Когда же Сезар вышел, Анита приготовила две чашки чая, в одной из них растворила таблетку сильнодействующего снотворного и, поставив их на поднос, тоже отправилась в детскую.
– Давай выпьем перед дорогой, – сказала она Сезару. – Нам нужно взбодриться…
Он уснул прямо там, в детской, сидя в кресле, и проспал довольно долго. Анита сказала Мафалде и Антенору, что их сын заболел, не объясняя, конечно же, причины этой болезни.
Сон подействовал на Сезара исцеляюще. Проснувшись, он уже не рвался в дорогу, и вообще выглядел вполне спокойным, только пожаловался на сильную головную боль.
– Что со мной было? Я куда то провалился… – растерянно произнес он, глядя на Аниту.
– У тебя был шок, – ответила она. – Но теперь, кажется, все позади. Давай спокойно поговорим, и ты расскажешь о том человеке, который произвел на тебя такое сильное впечатление.
– Это был отец Луисинью и Анжелы, – начал с самого главного Сезар. – Он ищет своих детей и у него есть родинка за левым ухом.
Его сообщение повергло Аниту в ужас, но она все же сумела сохранить самообладание и, подробно расспросив мужа о том, что еще известно Сейшасу, заключила:
– Я не вижу причин для немедленного бегства. Этот человек находится только в начале поиска, и у нас есть достаточно времени, чтобы сделать операцию Луисинью и потом спокойно уехать.
– Как некстати этот доктор ушел в отпуск! – с досадой произнес Сезар. – Нам придется ждать еще целую неделю, пока он выйдет на работу и начнет готовить Луисинью к операции.
– Ничего, подождем. Ты только не падай духом. Сейчас тебе, наоборот, следует собраться с силами. Постарайся, пожалуйста. Сделай это ради нашего сына!
– Я постараюсь, – пообещал Сезар. – Хотя мое самочувствие, скажу честно, оставляет желать лучшего.
– Значит, будешь принимать антидепрессанты. Мы должны вести себя так, как будто ничего не случилось. И тогда никому не придет в голову нас в чем то подозревать.
На том они и порешили.
В последующие дни Сезар хоть и вяло, но все же вел переговоры с Атилиу по поводу проекта клиники. А кроме того, он принял приглашение Эдуарды, пообещав привезти всех своих домочадцев на день рождения Анжелы, который семейство Моту собиралось отметить в ближайшее воскресенье.
– Мне, конечно, будет трудно выдержать это испытание, – признался он Аните, – но другого выхода нет. К тому же пусть Луисинью пообщается с родной сестричкой перед сложной операцией. Может, это придаст ему какие то дополнительные силы.

В офис к Атилиу Сезар ехал с тяжелым чувством неловкости. Ведь ему предстояло обманывать Атилиу, изображая заинтересованность в проекте, который никогда не будет осуществлен на практике. Разумеется, Сезар оплатит проектные работы, но доводить дело до строительства уж точно не станет. Жаль, что это случится еще не скоро, и до той поры ему придется вести ненавистную двойную игру.
Из за этого мучившего его чувства неловкости Сезар и не стал задерживаться долго в офисе Атилиу. Быстренько посмотрев проект, полностью одобрил его и поспешил откланяться.
Но Атилиу не дал ему уйти:
– Подожди. Присядь… У меня к тебе есть еще один, весьма деликатный вопрос, а точнее – поручение…
И он заговорил о Сейшасе, о страданиях, которые тот испытывает, и уже от себя лично попросил Сезара помочь несчастному отцу, потерявшему своих детей.
Услышав имя Сейшаса, Сезар внутренне напрягся и приготовился к самому худшему. Однако из дальнейшего монолога Атилиу он понял, что Сейшас не слишком продвинулся в своем расследовании, и потому немного успокоился.
– Я знаком с этим человеком, – ответил он, выслушав просьбу Атилиу, – и очень ему сочувствую. Но все, что мне было известно, я уже рассказал.
– За исключением того, что составляет врачебную тайну? – продолжил вместо него Атилиу.
– Никакой врачебной тайны нет. Роды были сложные, мальчик родился с серьезной патологией и вскоре умер, а девочка выписалась вместе с матерью, – заученно произнес Сезар.
– Но у Изабел нет дочери. Она утверждает, что девочка тоже умерла, а у Сейшаса на сей счет имеется другое мнение. Возможно, Изабел отказалась от нее там, в клинике? И ты знаешь, кто удочерил девочку, только не хочешь подвести этих людей?
– Я ничего не знаю! – с раздражением ответил Сезар, и Атилиу принялся его успокаивать, говоря, что Сейшас не будет затевать тяжбу с новыми родителями своих детей.
Сезар, слушавший его с нескрываемой досадой, на последнем слове просто взвился:
– Детей?! Я не ослышался?
– У Сейшаса есть веские основания подозревать, что его сын тоже остался жив, – пояснил Атилиу.
– Да я сам отдавал Изабел свидетельство о смерти мальчика! Этот Сейшас не в своем уме!
– Нет, он всего лишь несчастный отец, живущий в неведении и оттого страдающий. Я сам прошел через такую же муку, потому и согласился ему помочь. Мне казалось, что со мной ты сможешь быть более откровенным.
– Но я действительно не знаю ничего такого, что могло бы представлять интерес для Сейшаса, – в который раз повторил Сезар. – А как следует из твоего рассказа, то Сейшас, похоже, осведомлен гораздо больше, чем я. Или это всего лишь плод его воспаленного воображения. Но в любом случае я ничем не могу ему помочь!
И он ушел, оставив Атилиу в глубоком раздумье.

0

15

Глава 6

Безуспешная попытка Атилиу разговорить Сезара очень огорчила Сейшаса и заставила его вернуться к мысли о поездке в Аргентину.
– Поеду, разузнаю все там, на месте, – сказал он Бранке и Атилиу. – Возможно, кто то из врачей вспомнит важную подробность, которая прольет свет на эту тайну.
Атилиу поддержал его, заметив, что Сезар явно был не до конца откровенным и оттого чересчур нервничал.
– Не исключено, что девочку удочерили его знакомые, и он не хочет доставлять им неприятности, – добавил Атилиу. – Причем передача ребенка из рук в руки, вероятнее всего, произошла как то неофициально, поскольку Сезар совершенно безбоязненно подчеркивал: загляните, мол, в медицинскую карту и сами убедитесь, что девочка покинула клинику вместе с матерью.
– Да, он и мне это говорил, – подтвердил Сейшас. – И значит, в официальных документах, хранящихся в клинике, я ничего не смогу найти. А расспросы медперсонала вполне могут принести тот же результат, что и расспросы Сезара. Но все равно – пока остается хоть какой то шанс на удачу, я должен им воспользоваться. Завтра же полечу в Аргентину.
– Нет, завтра ты пойдешь со мной на день рождения Анжелы – младшей дочери Марселу! – заявила Бранка тоном, не допускающим возражения. – Будешь моим кавалером.
– Я бы с удовольствием, но… – попытался увернуться от этого предложения Сейшас, однако Бранка прервала его:
– Там будет Сезар с женой и ребенком. Может, в такой непринужденной обстановке он окажется более разговорчивым? Или – его жена. Я попробую с ней поговорить по женски, по матерински.
– Вряд ли тебе удастся что нибудь у нее выведать, – скептически заметил Атилиу. – Я знаю Аниту. Это умная и осторожная женщина. К тому же они с Сезаром живут очень дружно и действуют всегда заодно.
– А если я возьму себе в помощницы Элену? Неужто мы вдвоем не сумеем разжалобить эту Аниту? Она же – мать, у нее больной ребенок, и ей должны быть понятны страдания Сейшаса.
– Ну попытайся, – без особого энтузиазма поддержал ее Атилиу.
Сейшас же уступил Бранке вообще без какой либо надежды на успех.
– Боюсь, мои поиски окончательно зашли в тупик, – произнес он с горечью. – Неужели мне так и суждено маяться всю жизнь в неведении?
– Если мы завтра ничего не разузнаем, то надо брать за горло эту гадюку, – сказала Бранка. – Хватит с ней церемониться! Я пойду с тобой, Сейшас. Вдвоем надавим на нее. Скажем: или говори, где дети, или – мы заявим в полицию, и пусть она выясняет, каким образом ты избавилась от двух невинных младенцев. Изабел не такая дура, чтобы связываться с полицией. Скорее всего она предпочтет сказать, куда подевала детей. А я еще и потребую с нее приличную сумму за молчание!
– Нет, Бранка, только не это! – в испуге воскликнул Сейшас. – Мы не можем давить на Изабел с позиции силы. У нас нет никаких доказательств, никаких улик! Представь, что дело и впрямь дойдет до суда. И что мы предъявим там? Фантазии Консуэло?
– Изабел совершенно ни к чему с нами судиться, – возразила Бранка. – Она постарается замять это дело.
– Ну да, мы ее напугаем, а она еще глубже упрячет все концы! – подхватил Сейшас. – Нет, пока нам следует держаться подальше от Изабел. Сначала я должен съездить в Аргентину…
– Ну и поезжай! – разочарованно махнула рукой Бранка. – Не думала, что ты такой рохля! Да если бы у меня кто то украл детей, то я бы нашла способ вытрясти из него душу! Сама бы не справилась, так наняла бы для этого каких нибудь бандюг! Но необходимые сведения получила бы!
– А если Консуэло ошибается? Или мы что то не так поняли? – высказал сомнения Сейшас. – Тогда у Изабел будут все основания засадить нас в тюрьму за насилие.
Атилиу тоже посоветовал Бранке оставить эти экстремистские замашки, и под напором двух мужчин она вынуждена была отступить, но только временно, потому что разубедить ее им так и не удалось.

Незадолго до дня рождения Анжелы в доме Марселу появился еще один член семейства – киска Сусана.
Дети нашли ее в сквере, где гуляли вместе с няней и уже вполне выздоровевшим Антонью. По сути, это он и нашел Сусану. Бросился к кустам с заливистым лаем и вдруг остановился как вкопанный, с любопытством рассматривая найденыша и дружелюбно повиливая хвостом.
Последовав за Антонью, дети увидели пушистого черненького котенка, который затравленно глядел на них из кустов и жалобно попискивал.
– Он потерял свою маму. Наверно, она ищет его и тоже плачет, – оценил ситуацию Марселинью. – Надо ему помочь.
Алисия и Жуанинью, перекрикивая друг друга, стали спрашивать у котенка, где его дом, где мама кошка и куда его следует отнести. Ответа они, конечно же, не получили. Тогда Марселинью обратился к Антонью:
– Видишь, он заблудился? Ищи его домик! Ну же, бери след!
Но Антонью лишь виновато поджал хвостик и уселся рядом с котенком, словно приготовился охранять его от всяческих недоброжелателей.
– По моему, он говорит, что домик этой киски очень далеко отсюда, – расшифровала его поведение няня.
– Тогда она будет жить у нас! – хором крикнули дети.
Няня принялась втолковывать им, что на это надо получить разрешение родителей, а дети в ответ загалдели, что такое разрешение, несомненно, будет, надо только принести котенка домой.
– Папа же не оставил Антонью на улице! – напомнил няне Марселинью. – И мы не бросим здесь киску!
Пока няня объясняла детям на доступном им языке, что ей по должности не полагается принимать столь ответственные решения, Алисия ползком пробралась в гущу кустов и взяла котенка на руки.
– Все, он теперь наш! – запрыгал от счастья Жуанинью.
Антонью тоже от радости завертелся юлой, а потом лизнул в щеку Алисию, поощряя ее поступок, и с нежностью и трепетом стал вылизывать шерстку котенка.
– Антонью, спасибо! – ласково сказала Анжела, и няня поняла, что судьба котенка решена и дальнейшие увещевания детей бессмысленны.
Писклявую находку положили в игрушечную коляску, в которой Анжела теперь постоянно катала пупса, именуемого Луисинью, и все вместе покатили свое сокровище домой.
Эдуарда отнеслась к поступку детей с пониманием и, как в прошлый раз, когда в доме появился Антонью, отправилась готовить для киски ванну с шампунем от блох.
А дети, также используя свой прежний опыт, стали поочередно произносить различные имена, полагая, что на одно из них котенок обязательно откликнется.
Он едва заметно отреагировал на Жуанинью, с выражением пропевшего:
– Ш ши ку!
И все, не сговариваясь, понеслись в ванную к Эдуарде:
– Мамочка, его зовут Шику!
Эдуарде имя понравилось, но когда она вместе с детьми вернулась в гостиную за котенком, того уже успел осмотреть садовник Ромеу.
– Симпатичная кошечка, – сказал он и озорно подмигнул ребятишкам. – Когда вырастет, у нее будет много таких же пушистых котят!
Детям эта перспектива показалась невероятно заманчивой, они тотчас же стали спрашивать, долго ли им еще придется ждать, пока Шику вырастет. И Эдуарда, смеясь, объяснила им, что прежде надо подыскать для киски другое имя, так как она оказалась кошечкой, а не котиком.
– Жаль, – огорчился Жуанинью. – «Шику» ей очень подходит!
– А мы потом назовем так ее сыночка, – успокоила брата Алисия и предложила подходящее женское имя: – Мариета!
Киска в ответ и ухом не повела.
– Она маленькая, и у нее, наверно, еще не было имени вообще, – сказала Эдуарда.
– А разве так бывает? – в один голос спросили Алисия и Жуан.
После соответствующих разъяснений матери дети стали подбирать имя, уже не обращая внимания на реакцию киски. В результате она получила имя Сусана, предложенное Анжелой. Всем оно пришлось по вкусу, а Жуанинью счел необходимым признать:
– «Сусана» ей подходит даже больше, чем «Шику».
Вернувшийся домой Марселу одобрил не только имя, но и поведение детей в целом, похвалив их за то, что не оставили без помощи маленького котенка.
– Ты не очень то их нахваливай, – шепнула мужу Эдуарда. – А то они теперь станут стаскивать в дом всех бродячих кошек и собак, которые им случайно встретятся во время прогулок.

* * *

К приезду гостей, приглашенных на день рождения Анжелы, все семейство Марселу облачилось в подобающие случаю праздничные туалеты. Девочки стали похожими на сказочных принцесс, мальчики – на принцев. Осталось только принарядить Антонью и Сусану. Марселу пожертвовал песику свой белоснежный галстук бабочку, а Сусане очень пришелся «к лицу» любимый бант Алисии – ярко красный в белый горох.
Мег, специально приехавшая пораньше, устроила генеральную репетицию концерта, которым дети собирались порадовать гостей. Концертные номера Мег разучивала с ними давно. Тут предполагались как коллективные выступления, так и сольные. Марселинью и Анжела должны были читать стихи, а Жуанинью и Алисия – танцевать и петь соло. У обоих обнаружились незаурядные музыкальные способности, чем Мег очень гордилась: как же, пошли в нее, в бабушку – профессиональную певицу! С некоторых пор она стала всерьез обучать их нотной грамоте, вокалу, а также игре на фортепьяно. И ко дню рождения сестры каждый из них подготовил к исполнению в том числе и несложную фортепьянную пьеску.
Это выступление на публике должно было стать их дебютом, и Мег так волновалась за них, что потеряла голос.
А дети, наоборот, воспринимали все как интересную игру: бойко колотили пальчиками по клавишам, звонко распевали песни и четко отбивали ритм, вытанцовывая под аккомпанемент бабушки.
– Ладно, пока хватит, – остановила их Мег. – А то устанете и плохо выступите перед гостями.
– Нет, не устанем! – закричали все четверо.
– Все равно хватит, – строго сказала Мег. – Это же была только репетиция. Вы молодцы, все делали прекрасно. А теперь пойдемте встречать гостей. Они уже скоро приедут.
– И мой братик Луисинью приедет! – поделилась с Мег своей радостью Анжела. – Бабушка, ты увидишь, какой он красивый и хороший! Я тебя с ним познакомлю!
– Конечно, моя дорогая, – погладила ее по головке Мег. – Ты прочитаешь для него стихотворение и споешь вместе со всеми песенку.
– Да! Бабушка, а ты потом научишь Луисинью петь? Я хочу, чтобы он пел вместе с нами!
– Обязательно научу, – щедро пообещала Мег. Для нее было счастьем исполнить любое желание не только виновницы торжества, но и всей дорогой ее сердцу четверки малышей, которых она считала своими внуками, не делая различия между близнецами Лауры и двумя другими детьми.
Гости между тем стали понемногу съезжаться. На Анжелу посыпались многочисленные подарки. Остальным детишкам, чтобы они, не дай Бог, не разревелись от обиды, тоже вручались кое какие мелкие презенты.
Все были счастливы видеть друг друга. Особенно же дети обрадовались приезду двух мальчиков – Атилиу, сына Леу, и Луисинью, сына Сезара.
Анжела сразу прилепилась к Луисинью и не отходила от него ни на шаг. Поэтому все вновь прибывшие, подходя к ней с поздравлениями, приветствовали также и Луисинью.
И конечно же, невольно изумлялись их поразительному внешнему сходству.
Не миновал сей участи и Сейшас.
Но в отличие от остальных гостей он, пообщавшись короткое время с детьми, не направился затем к взрослым, а так и прирос к месту, вцепившись в коляску Луисинью.
– Бедняга, – сочувственно шепнула Элена Атилиу. – Эти дети такого же возраста, как его собственные, которых он никогда не видел. Вероятно, глядя на Анжелу и Луисинью, он пытается представить, какими сейчас могли бы стать его мальчик и девочка.
– Надо его как то отвлечь от грустных мыслей, – сказал Атилиу. – Пойдем к нему, уведем куда нибудь.
Но прежде чем они успели подойти к Сейшасу, возле детей появились обеспокоенные Сезар и Анита.
– Луисинью, ты видел своего друга Антонью? – стараясь, чтобы ее голос прозвучал как можно бодрее, обратилась к сыну Анита. – Пойдем, посмотришь на него. Он сегодня такой нарядный!
– А у нас еще есть киска Сусана! – подхватила эту тему Анжела.
– Так покажи нам ее! – обрадовалась Анита. – Где она? Веди нас к ней!
Она увела детей, оставив Сейшаса в одиночестве.
Когда же к нему подошли Элена и Атилиу, то не узнали его: он смотрел куда то мимо них и словно пребывал в каком то ином, ирреальном мире.
– С тобой все в порядке? – тронул его за плечо Атилиу. – Не хочешь ли присесть?
Сейшас не ответил ему.
– Он тебя не слышит, – догадалась Элена. – Он будто в шоке.
– Да, похоже на то, – согласился Атилиу и силой усадил Сейшаса на стул.
Элена тем временем принесла стакан сока, однако Сейшас не мог пошевелить рукой, не мог открыть рот, чтобы сделать глоток.
– Может, надо позвать врача? – засуетилась Элена. – Где Сезар? Я сейчас поищу его.
Сезара ей пришлось искать довольно долго, а когда она привела его к Сейшасу, тот уже оправился от шока.
– Спасибо, я вполне здоров, – произнес он слабым голосом и отстранился от Сезара ладонью, что означало: «Оставьте меня, пожалуйста, уйдите».
Сезару тоже не доставляло никакого удовольствия общение с Сейшасом, и он послушно удалился.
А Сейшас попытался объяснить Элене и Атилиу, что с ним произошло:
– Я когда увидел их… Это был словно сон… Я увидел Летисию – мою младшую сестру… Она умерла молодой…
– Ты выпей еще соку. Или чего нибудь покрепче, – посоветовал ему Атилиу.
– Да да, покрепче, – машинально ответил Сейшас, вряд ли в полной мере понимая, что ему предлагает Атилиу. Затем, так же машинально сделав несколько глотков, продолжил: – Эти дети, особенно Анжела, очень похожи на мою сестру. Я хорошо помню, какой она была в детстве… Я покажу вам ее фотографии!
Из состояния заторможенности он вдруг впал в крайнее возбуждение – вскочил с места, ухватил Элену и Атилиу за руки, потащил их к выходу, повторяя на ходу:
– Поедемте в гостиницу! Я покажу вам фотографии сестры! Поедемте! Вы сами убедитесь!
– Мы верим тебе, верим. Остановись, – удержал его Атилиу. – Успокойся, присядь. Не следует так волноваться.
– Да, сейчас было бы глупо уйти, – согласился Сейшас. – Мне нужно снова увидеть их, присмотреться к ним!.. Может, я схожу с ума, но у меня такое ощущение, будто это мои мальчик и девочка. Те самые, которых я ищу!..
– Все же ты слишком разволновался, – заключил Атилиу. – Может, я зря тебя остановил, и нам действительно лучше уйти прямо сейчас?
– Нет, я должен их увидеть еще раз! – уперся Сейшас. – Где они?
В это время Эдуарда пригласила всех к праздничному столу, и вопрос об отъезде отпал сам собой.
Здравицы в честь виновницы торжества и ее родителей сменились ответными здравицами в честь гостей, среди которых были только родственники и самые близкие друзья вроде Сезара и его семьи. Исключение составлял только Сейшас, но и он с некоторых пор стал близким другом Бранки и Атилиу. За столом он сидел в напряженной позе, не пил, не ел и только неотрывно смотрел на Анжелу и Луисинью.
От этого его взгляда Аниту и Сезара бросало то в жар, то в холод, они тоже не могли ни пить, ни есть и решили при первом же удобном случае увести Луисинью от Анжелы и увезти его домой.
А между тем Эдуарда предложила тост за здоровье «братика Анжелы – Луисинью», что было особенно актуально в преддверии сложной операции, которую ему предстояло перенести в ближайшее время.
Все охотно выпили за здоровье Луиса, и только Сейшас окончательно потерял покой.
– Братика?! Я не ослышался? Она сказала: «братика Анжелы»? – теребил он за рукав Атилиу.
Тому пришлось пуститься в объяснения:
– Понимаешь, это какой то феномен. Загадка природы! Мы все были поражены, когда впервые увидели Луиса. Они же с Анжелой – просто типичные двойники! Представляешь, у них даже родинки расположены в одном и том же месте – за ухом!
У Сейшаса при этих словах перехватило дыхание.
Он стал отчаянно хватать воздух ртом и напоминал в тот момент рыбу, выброшенную из воды на берег.
Атилиу протянул ему стакан с соком, но Сейшас молча отвел его рукой.
– Не надо было тащить тебя на этот день рождения, – с досадой произнес Атилиу. – Такие впечатления не для тебя: тут слишком много маленьких детей. А с Анитой, как выяснилось, говорить бесполезно. Она обеспокоена предстоящей операцией сына и на другие темы даже говорить не хочет. По крайней мере у Элены с ней никакой беседы не получилось.
Пока Атилиу говорил, Сейшас немного отдышался и вдруг выпалил:
– Это мои дети! Я теперь знаю точно!
Атилиу воззрился на него с тревогой, всерьез испугавшись, что Сейшас сошел с ума. Но тот наклонил голову и, тыча пальцем в родинку за левым ухом, спросил Атилиу:
– Видишь? Это наша родовая метка!
Теперь уже обескураженный Атилиу не мог выдавить из себя ни слова в ответ. А Сейшас продолжал говорить крайне взволнованно:
– Такие родинки ты видел у Луиса и Анжелы? Такие? За левым ухом?.. Впрочем, можешь не отвечать. Я и сам знаю, что это мои дети. Сердцем чувствую!
– Нет, этого не может быть, – возразил ему наконец Атилиу. – Эдуарде и Марселу девочку подбросили, но Анита ведь сама родила мальчика!
– А откуда ты знаешь? Может, им тоже подбросили Луисинью? Или Изабел сама отдала Сезару детей, но он почему то не смог воспитывать двоих. Вот и оставил себе того, кто послабее, то есть мальчика, а девочку постарался пристроить в хорошие руки. Такое вполне могло быть!
Он рассуждал так четко и логично, что у Атилиу не нашлось веских доводов для опровержения этой гипотезы.
– Тут надо все хорошо обдумать, – сказал он Сейшасу. – И еще раз прямо спросить об этом Сезара.
– Да, теперь мне в Аргентину ехать незачем, – уверенно произнес Сейшас. – Мои дети здесь, и новые их родители тоже здесь. Я сам еще посмотрю на эти родинки Анжелы и Луисинью, а потом прижму Сезара как следует!
– Нет, только не сейчас! – требовательно произнес Атилиу. – Не надо беспокоить Сезара перед операцией мальчика. Пусть она пройдет успешно, и тогда можно будет обо всем поговорить без всяких осложнений. Мы должны думать прежде всего о здоровье Луисинью!
– Да, пожалуй, ты прав. Тут наши с Сезаром интересы полностью совпадают, и я не буду доставлять ему сейчас излишних страданий. Но потом!..
– Ты обещал мне! – напомнил ему Атилиу.
– Да, обещал, – согласно покачал головой Сейшас. – Я же не говорю, что попытаюсь отсудить своих детей у их нынешних родителей. Но мне нужна полная ясность, и я добьюсь ее от Сезара любой ценой!
– Ты только не говори Бранке о своей догадке, – попросил его Атилиу. – Как никак Анжела – дочь Марселу. И Бранка скорее всего примет его сторону, а не твою. Ты меня понимаешь?
– Да. Элена тоже пока ничего не должна знать?
– Нет, почему же? – не понял его Атилиу.
– Но ведь Эдуарда – ее дочь…
– Насчет Элены ты напрасно беспокоишься, – заверил его Атилиу. – С Эленой мы пережили много сложностей, и теперь между нами не может быть никаких недомолвок. Нам гораздо легче разрешать любую проблему вдвоем, нежели поодиночке.
– Ну, тебе видней, – не стал с ним спорить Сейшас.
За разговором они не заметили, как гости встали из за стола и переместились на лужайку близ бассейна, где была оборудована небольшая сцена, украшенная цветочными гирляндами, а на ней красовался рояль и суетилась Мег, отдавая последние распоряжения помогавшим ей Наталье, Тражану и Ромеу.
Наконец Мег объявила о начале концерта и села к инструменту.
Звуки этой импровизированной увертюры донеслись до слуха Сейшаса и Атилиу, и они тоже поспешили занять места среди зрителей.
Бранка восседала на почетном месте – в первом ряду, в самом центре. По правую руку от нее расположилась Лидия, а по левую многочисленные бабушки, начиная от Элены и кончая Мафалдой.
Поначалу с концертными номерами выступали дети Марселу и Эдуарды, а затем Мег пригласила на сцену и остальных – Луиса, Атилиу младшего и Сандру. Каждому из них предлагалось спеть, или сплясать, или прочитать наизусть стихотворение.
Сандра была уже большой девочкой и сама выбрала песню для исполнения, по взрослому осведомившись у Мег, сможет ли та быстро подобрать мелодию на фортепьяно и аккомпанировать ей.
А к Атилиу и Луису сразу же выбежали на сцену их мамы с советами и наставлениями. Леу тоже не удержался на месте и принялся наставлять Атилиу вместе с Катариной.
Наблюдая за этим всеобщим волнением, Бранка с грустью прошептала Лидии:
– Посмотри, как вся молодежь засуетилась. И только наши оказались не у дел. Сидят, словно чужие на этом празднике жизни!
– Да, – разделила ее печаль Лидия. – А ведь могли бы иметь такого же большого мальчика, как Атилиу. Женились то в один день с Леу и Катариной!
– Нет, я больше не стану ждать, пока Сейшас дозреет до того, чтобы прижать эту гадюку Изабел! Сегодня же позвоню ей и пригрожу судом! Пусть выкладывает деньги, если не хочет перед всей Бразилией объясняться, куда она подевала родных детей!

Глава 7

Свою угрозу Бранка осуществила в тот же вечер. Но разговор повела в привычной для себя «светской» манере, начав издалека и постепенно подготавливая главный удар.
– Здравствуй, – поприветствовала она Изабел вполне нейтральным тоном, набрав ее номер телефона. – Как поживаешь?
– Бранка, ты что ли? – узнала ее голос Изабел. – Вот уж кого не ожидала услышать! Чем обязана?
– Да мало ли чем ты мне обязана! Разве все перечислишь? Я не затем звоню.
– А зачем? – холодно спросила Изабел.
– Так, по старой памяти. Можно сказать, от скуки. Я ведь теперь живу скучно – не то что ты! У тебя, наверно, даже нет времени, чтобы вечером посмотреть телевизор? А я развлекаюсь с его помощью даже днем…
– У меня нет времени также и на пустые телефонные разговоры! – грубо оборвала Бранку Изабел. – Говори прямо, что тебе от меня понадобилось?
– Да ничего особенного. Просто захотелось немного поболтать с тобой на разные женские темы – как в старые добрые времена.
– Оставь свои штучки, Бранка! – рассердилась Изабел. – Я тебя слишком хорошо знаю, чтобы поверить в эту ерунду. Ты можешь обойтись без преамбулы и сказать наконец зачем звонишь.
– Да в общем, могу, – прикинулась овечкой Бранка, а на самом деле приготовилась к главному беспощадному прыжку. – Я тут вчера днем смотрела телевизор и вспомнила тебя.
– Меня сейчас едва ли не каждый день показывают по телевизору, – высокомерно произнесла Изабел. – И если я буду всякий раз обсуждать это по телефону со своими прежними, давно забытыми знакомыми, то у меня не останется времени для дела.
– Но меня то ты еще, слава Богу, Не забыла, – поддела ее Бранка. – Сразу по голосу узнала. Спасибо! И я о тебе тоже вспомнила вчера…
– Ты повторяешься. Я это уже слышала, – раздраженно бросила Изабел, но Бранка продолжила как ни в чем не бывало:
– А ты дослушай до конца. Ей богу, это очень интересно! Представляешь, смотрю я от нечего делать передачу о животных и вдруг слышу потрясающую историю! Оказывается, в Европе водится одна очень забавная птица – кукушка. Ну, это у нее такое смешное название.
– Бранка, хватит молоть всякую чепуху! – вышла из терпения Изабел. – Если тебе и впрямь нечего сказать, то – будь здорова! Чао!
– Нет, подожди еще секундочку! Я как раз дошла до самого главного. Дело в том, что эта птица – в точности ты!
– Бред какой то! – откомментировала заявление Бранки Изабел, но трубку все же не положила.
– А тебе ничего не известно о повадках этой самой кукушки?
– Нет. И я не нуждаюсь в подобных знаниях, если быть откровенной.
– А зря. Эта кукушка – твоя родная сестра! – ликуя произнесла Бранка. – Она несет яйца и подбрасывает их в гнезда к птицам другой породы, чтобы те высиживали и выкармливали ее птенцов! А сама порхает в свое удовольствие и, как видишь, ее даже по телевизору показывают!
У Изабел от такого удара подкосились ноги, она медленно опустилась в стоявшее поблизости кресло.
Ярость, охватившая ее, огнем обожгла все тело. А вдобавок Изабел почувствовала нестерпимую боль где то внизу живота, которая стремительно поднялась к горлу и застряла там тяжким удушьем.
– Эй, ты чего замолкла? – окликнула ее Бранка. – Переживаешь услышанное?.. Или связь прервалась?.. Алло! Алло!..
Изабел продолжала держать трубку возле уха, но не могла ничего ответить Бранке. Даже обругать ее или сказать, что та несет бред, не могла!
Бранка же решила, что связь и вправду прервалась, а потому нажала кнопку и стала заново набирать номер Изабел.
А та догадалась, что Бранка ей сейчас перезвонит, но обрадовалась и такой короткой передышке. Боль, внезапно возникнув, так же внезапно отступила, позволив Изабел перевести дух.
Эта странная пронизывающая боль напугала ее не меньше, чем недвусмысленный намек Бранки. Такой боли и такого удушья Изабел не испытывала с момента родов. Неужели это Бранка своим упоминанием о детях так всколыхнула прошлое, что оно отозвалось давним нестерпимым ощущением? Вот дрянь! Что то разнюхала и – ударила! Хорошо хоть сделала это по телефону и не смогла увидеть Изабелл в таком ужасном состоянии. Что же ей нужно? Попытается прибегнуть к шантажу? Вероятнее всего! Но пусть только попробует заикнуться насчет денег!..
Прозвучавший звонок прервал мысли Изабел. Взяв трубку, она, не дав Бранке вымолвить и слова, набросилась на нее:
– Это опять ты? Перестань хулиганить! Несешь всякую чушь, потом бросаешь трубку, а я должна тратить на тебя свое время?
Бранка хотела сказать что то о внезапно прерванной связи, но оскорбительный тон Изабел задел ее за живое, и она вместо оправданий тоже пошла в наступление:
– Не вали с больной головы на здоровую! Это ты отключилась, когда услышала про кукушку! Ведь тебе сразу стало ясно, к чему я вспомнила ту бездушную и зловредную птицу? Так ведь?
– Да, мне стало ясно, что ты спятила, и твое место – в психушке! – не осталась в долгу Изабел.
– А твое – в тюрьме! – пошла еще дальше Бранка. – Ты подбросила своих детей чужим людям и должна за это понести наказание. Учти, я выведу тебя на чистую воду!
– Каких детей? О чем ты говоришь?!
– Не надо делать из меня дурочку. Я все знаю! Ты родила близнецов – мальчика и девочку, но решила избавиться от них и подбросила несчастных малюток невесть кому!
– И откуда же у тебя такие сведения, позволь узнать? – перешла на более сдержанный тон Изабел.
– От верблюда! – был ей ответ.
– Я так и думала! – рассмеялась Изабел. – Ты одурела от безделья и решила по дурацки похулиганить.
– Нет, я подам на тебя в суд! – закричала Бранка. – Пусть все узнают, как ты расправилась с несчастными младенцами!
– Тебя и в суде сочтут сумасшедшей.
– Нет, у меня есть доказательства! – заявила Бранка, беззастенчиво блефуя.
– Так может, ты сначала предъявишь их мне? – язвительно спросила Изабел, но Бранка ухватилась за эту пока единственную ниточку в их разговоре, способную привести к желанному результату.
– О, наконец ты заговорила по деловому! – произнесла она одобрительно. – Эти доказательства стоят дорого, но я готова их тебе представить, если мы сговоримся о приличной сумме.
– Я не сомневалась, что тебе вздумалось меня пошантажировать, – спокойно произнесла Изабел. – Это очень печально. По моему, ты деградируешь, Бранка!
– Так ты предпочитаешь огласку? – пропустила та оскорбление мимо ушей. – Учти, если дело дойдет до скандала, ты потеряешь гораздо больше, чем смогла бы отдать мне – за молчание.
– Мне нечего скрывать и не за что платить тебе деньги, – твердо ответила Изабел. – А бред выжившей из ума склочницы никто не станет воспринимать всерьез.
– Ладно, – угрожающе промолвила Бранка. – А что ты скажешь, если в суд обращусь не я, а Сейшас? Он ведь – отец твоих детей, у него есть право призвать тебя к ответу!
Изабел поняла наконец, откуда что идет. Если Бранка спелась с Сейшасом, то ей, конечно же, известно о рождении детей, и отпираться тут бессмысленно. А вот поставить нахалку на место, чтобы ей впредь не повадно было совать нос в чужие дела, да еще и прибегать к шантажу, – просто необходимо!
В следующее мгновение Изабел напрягла весь свой мощный аналитический аппарат, который Атилиу и Бранка не раз сравнивали с компьютером, и – смелое, неординарное решение было найдено!
– Упомянув о Сейшасе, ты затронула очень болезненную тему, – сказала Изабел Бранке. – С этим человеком у меня связано много тяжелых воспоминаний. Я пыталась вычеркнуть его из памяти, но недавно он объявился здесь со своими кощунственными притязаниями.
– Кощунственно поступила ты, избавившись от собственных детей! – ввернула к месту Бранка.
– Да что ты можешь знать о моем горе?! – воскликнула Изабел, окончательно войдя в образ невинной жертвы. – Я родила этих детей в страшных муках и сразу же их потеряла. Они оба умерли. Я даже не успела познать радость материнства.
– Однако ты слишком быстро оправилась от этой утраты, – ехидно заметила Бранка. – Судя по фотографиям в светской хронике, на страдалицу ты не похожа.
– Да, я не собиралась ни перед кем демонстрировать своего несчастья, – подтвердила Изабел. – Ушла с головой в работу и добилась немалых успехов.
– Ну, на ворованные миллионы это было сделать нетрудно!
– К миллионам надо еще иметь голову, – ответила на этот выпад Изабел. – Ты же вот не сумела удержать в своих руках то богатство, которое у тебя было. И сейчас ведешь себя крайне глупо, требуя с меня деньги. Запомни: у тебя нет никаких шансов!
– Зато у меня есть все шансы засадить тебя за решетку! – прибегла к прежней угрозе Бранка. – Сейшасу известно, что твои дети не умерли, а ты сама их бросила!
– Это подлая клевета, и я не намерена ее спускать ни Сейшасу, ни тебе, – заявила Изабел. – Пока вы только угрожаете мне и распускаете слухи, я сама заявлю в полицию и потребую детального расследования!
– Ты блефуешь, Изабел! Это же не в твоих интересах! – не сумела скрыть своей растерянности Бранка.
– Ошибаешься! Никто так не заинтересован в установлении истины, как я. Если меня действительно жестоко обманули в клинике, украли моих детей, то в результате этого расследования я смогу вернуть их себе и обрести наконец счастье материнства. А если ты и Сейшас вздумали поиздеваться надо мной и нажиться на моем горе, то не я, а вы окажетесь в тюрьме – за шантаж и клевету!
Бранка, не ожидавшая такого поворота в ею же затеянной беседе, не на шутку испугалась. Ведь говорили ей Сейшас и Атилиу: Изабел опасна, не суйся к ней, не имея на руках веских улик! А она, Бранка, по глупости и своеволию подставила не только себя, но и Сейшаса! Что теперь делать?!
Ответ на свой отчаянный вопрос она услышала из уст Изабел:
– Жди вызова в полицию! Полагаю, тебя пригласят туда в ближайшие дни.
Поставив эту победную точку в затянувшемся телефонном разговоре, Изабел расхохоталась. Больше ей Бранка не перезвонит! Сейчас она скорее всего уже набирает номер Сейшаса, чтобы предупредить его о нависшей угрозе. Сегодня ночью им обоим будет не до сна, а завтра, надо полагать, Сейшас нанесет Изабел визит и попытается замять всю эту дурацкую историю. Изабел же покуражится над ним в свое удовольствие и отпустит его с миром, посоветовав никогда впредь не вставать у нее на пути.

В то время как Изабел торжествовала, а Бранка проклинала себя за глупость и даже не решалась позвонить Сейшасу, Элена и Атилиу обсуждали тайну потерянных близнецов и значительно приблизились к ее разгадке.
Вернувшись домой с дня рождения Анжелы, Атилиу пересказал жене все, что услышал накануне от Сейшаса.
Элене версия Сейшаса тоже показалась вполне правдоподобной, и ее охватил ужас. Неужели Эдуарда и впрямь воспитывает дочку Изабел? Что будет, когда это откроется? Сейшас обещал не отбирать детей у их теперешних родителей. А как поведет себя Изабел?
– Боюсь, она может преподнести нам какой нибудь очень неприятный сюрприз, – высказала свои опасения Элена. – Вдруг ей придет в голову обвинить Эдуарду и Марселу в том, что они будто бы украли у нее девочку?
– Но есть же множество свидетелей, которые подтвердят, как была найдена Анжела, – возразил Атилиу.
– Изабел может сказать, что это была всего лишь инсценировка. Украли девочку, тайком привезли ее в Ангру, а потом якобы и обнаружили – при свидетелях.
– Нет, это в тебе говорит страх. Изабел не настолько глупа. Она не пойдет на голословное обвинение, которое нельзя подкрепить фактами.
– А факт, как говорится, налицо, – печально промолвила Элена. – Анжела живет в семье Марселу и Эдуарды! И как она туда попала – уже не имеет значения. Изабел потребует генетической экспертизы, докажет свое родство и – хотя бы из вредности – заберет Анжелу себе.
– Что значит «заберет»? – возмутился Атилиу. – Это суд будет решать, кому оставить ребенка! Все знают, что Эдуарда приютила у себя беспомощного младенца, выброшенного на улицу, и вырастила Анжелу как свою родную дочку. А Изабел еще надо объясняться перед судьями, при каких обстоятельствах у нее пропала девочка. Может, это она сама подбросила нам Анжелу!
– Неужели Изабел на такое способна? – усомнилась Элена.
– А почему она до сих пор не искала свою дочь? Тебе не кажется это странным? Ясно, почему не искала сына: Сезар мог убедить ее в том, что мальчик умер. Но, по утверждению того же Сезара, Изабел выписалась из клиники вместе с дочерью! Значит, девочка исчезла потом, когда Изабел уже была вполне здоровой. Любая мать на ее месте забила бы тревогу, подняла бы на ноги полицию…
– Может, она именно так и поступила, – высказала предположение Элена. – Мы ведь ничего не знаем. К тому же все это происходило в Аргентине, а девочку кто то увез в Бразилию, вот ее там и не нашли.
– Ты не права: кое что мы все таки знаем. У нас есть свидетельства Изабел и Сезара, которые совпадают только в отношении мальчика. А что касается девочки, то тут – явный разнобой. Изабел утверждает, что она была очень больна, когда умерла девочка, и потому не смогла ее похоронить. И даже свидетельства о смерти не получила, что особенно выглядит странным.
– Но, по словам Сейшаса, Изабел вообще не хотела рожать этих детей. Так что для нее это свидетельство! Нет, я думаю, что если бы Изабел сама отдала кому то девочку, то как раз в этом случае она бы и позаботилась о соответствующем документе. Свидетельство о смерти ей бы очень пригодилось! Тогда никто не смог бы ее ни в чем заподозрить.
– А может, ей не удалось купить еще одно свидетельство о смерти? – предположил Атилиу. – Это же непросто делается! Не всякий человек может взять на себя такую ответственность.
– Признайся, ты сейчас подумал о Сезаре? – спросила Элена. – Он взял на себя ответственность и подписал заключение о смерти мальчика, которого решил усыновить?
– С Сезаром мы поговорим после операции Луисинью. Тогда все и выясним, – сказал Атилиу. – По крайней мере история с мальчиком более или менее понятна: Сезар в то время был в Аргентине, Изабел рожала у него в клинике, и мальчик каким то образом попал к нему. А вот как девочка очутилась в Бразилии, да еще и в Ангре? Такое впечатление, будто кто то специально привез ее оттуда для Марселу и Эдуарды. Причем не оставил девочку возле их городской квартиры, а потащил ее вслед за ними в Ангру! И узнал, куда они поехали, и дорогу туда нашел – не ошибся, положил дитя точно перед домом Моту!
– Ты хочешь сказать, что девочку подбросил кто то из близких знакомых Марселу и Эдуарды, прежде бывавших в Ангре?
– Я не утверждаю, но очень на то похоже.
– А почему этого не мог сделать кто нибудь из жителей Ангры?
– Мог, конечно, – согласился Атилиу. – Представим, что некто привез девочку из Аргентины в Бразилию. Вероятнее всего – самолетом, так как с грудным младенцем долго находиться в дороге трудно. Значит, самолет прилетел в Рио. И если бы тому человеку было все равно, куда пристроить ребенка, то он мог бы просто найти какой нибудь особняк побогаче и оставить там корзинку.
– А если он имел в виду конкретно Эдуарду и Марселу, – продолжила Элена, – то должен был еще выяснить, дома ли они и где их искать.
– Такую справку он мог получить у Веры – горничной Эдуарды.
– Да, в Ангре ее с нами не было, – вспомнила Элена.
– Но она и в Аргентину не ездила, насколько мне известно, а все время находилась в Рио, – заметил Атилиу.
– Постой, постой, я ошиблась! – всплеснула руками Элена. – Как раз Вера то и была в Ангре! Я спутала ее с Лизой. Вот Лиза точно в то время была в отпуске и куда то уезжала из Рио. А Вера помогала Эдуарде вместо няни.
– Значит, Вера вне подозрений. Так же, впрочем, как и вся прислуга, постоянно проживающая в Ангре, – заключил Атилиу. – А вот знать бы, где проводила свой отпуск Лиза! Уж не в Аргентине ли?
– Можно было бы спросить у Эдуарды, – сказала Элена, – но она удивится такому вопросу, и надо будет что то ей объяснять.
– А ты не знаешь, где сейчас эта Лиза?
– Она уволилась вскоре после появления Анжелы. Вышла замуж за Женезиу, который был садовником, а потом стал работать в фирме Милены. Эдуарда говорила мне, что они купили себе квартиру в хорошем районе, только я не запомнила в каком. Но мы можем узнать это у Милены.
– С Лизой нам надо обязательно встретиться! – решительно произнес Атилиу. – Я поначалу как то выпустил из виду, что она – давняя знакомая Изабел.
– Точно! – вспомнила Элена. – Эдуарда долго не могла найти няню для Марселинью, и Изабел порекомендовала ей Лизу!
– А я, когда еще бывал в доме Изабел, несколько раз встречался там с Лизой, – добавил Атилиу.
– У меня почти не осталось сомнений в том, что Анжелу Эдуарде и Марселу привезла Лиза, – сказала Элена. – Только надо ли нам все это ворошить?
Атилиу посмотрел на нее с укоризной, и Элена смутилась под его взглядом.
– Нет, я вовсе не хочу повторения того, через что мы с тобой уже однажды прошли, – виновато промолвила она. – Просто мне боязно за Эдуарду, за Анжелу…
– А мне больно за Сейшаса, – сказал Атилиу. – Если бы ты была рядом с ним, когда он увидел эти родинки у Анжелы и Луиса!..
– Да, я понимаю, ему сейчас очень трудно, – согласилась Элена. – Но может, мы сначала сами поговорим с Лизой? Вдруг эта идея окажется ложной? Так зачем понапрасну обнадеживать Сейшаса.
– Возможно, ты и права, – согласился Атилиу. – Давай отложим все до завтра и на свежую голову решим, как нам поступить.

Глава 8

Проведя остаток вечера в прекрасном настроении, Изабел уснула с ощущением счастья и удовольствия от собственного могущества.
Но среди ночи вдруг вскочила с постели как ошпаренная: Лиза! Это не Сезар и его аргентинские коллеги заронили сомнения в душу Сейшаса, а Лиза каким то образом проболталась о девочке, которую она куда то пристроила по просьбе Изабел!
Возможно, как то намекнула Милене, своей нынешней начальнице и покровительнице, а та рассказала Бранке. Ну а уж Бранка не упустила случая уязвить Изабел и вызвала сюда Сейшаса.
Да, вероятно, все так и было! Иначе невозможно объяснить, как Сейшас и Бранка смогли оказаться в одной упряжке. Не он же додумался разыскать Бранку, не имевшую никакого отношения к интересующим его событиям и вряд ли что то знавшую о них до недавнего времени.
О том, кто является отцом этих детей, было известно только Лизе и Камиле. Но последняя поверила в то, что мальчик умер, а о девочке Изабел ей и вовсе не говорила. Значит, остается только Лиза!
Интересно, что она успела выболтать Сейшасу и Бранке? Надо полагать, пока не все, иначе бы Бранка так просто не ретировалась, да и Сейшас проявил бы себя более активно.
Вот, выходит, какой неблагородной тварью оказалась эта тихоня Лиза! Мало ей Изабел заплатила?
Захотелось получить побольше? Наверное, выдаивает из Сейшаса все возможное, открывая ему тайну по частям! Сволочь! Продажная шкура! Все вокруг – предатели. Ни на кого нельзя положиться. Ради денег каждый готов пойти на предательство!
Изабел так разгневалась, что ей вновь стало трудно дышать, и она с опаской коснулась живота, боясь повторения недавней боли. Почему то ей казалось, что приступ обязательно должен повториться.
«Вот, мерзавка, до чего довела меня! – мысленно ругала Лизу Изабел. – До фобии! Не от боли мучаюсь, а от страха, что она может проявиться! И это я, с моими железными нервами!.. Завтра же надо по всей строгости наказать двурушницу! А форма наказания будет зависеть от того, как далеко зашла Лиза в своем подлом предательстве».

Не могла уснуть той ночью и Бранка. Понимая, что нужно известить Сейшаса о допущенной ею непростительной оплошности, она тем не менее медлила со звонком, надеясь найти хоть какой то разумный выход из сложившейся ситуации.
Но придумать ничего не могла.
Голова болела, на душе было скверно. А сон все не шел. И к утру Бранке было уже все равно – обругает ли ее Сейшас, вызовут ли ее в суд… Будь, что будет! Конечно, о деньгах для Милены можно забыть – теперь из этой воровки Изабел не удастся выжать и реала. А Сейшас в данном случае может даже выиграть: пусть Изабел сама нанимает детектива и оплачивает расходы по расследованию! Может, ей и впрямь удастся отыскать потерянных детей, и тогда хотя бы цель Сейшаса будет достигнута.
Ну а Бранке останется только уповать на трудолюбие и удачливость Милены. Когда то же ей надоест заниматься исключительно бизнесом и захочется родить ребеночка!
С трудом дождавшись рассвета, Бранка набрала номер Сейшаса, призналась ему в содеянном, выслушала в ответ все, чего заслуживала, и, почувствовав долгожданное облегчение, в тот же миг уснула.
А Сейшас в бессильном гневе заметался по комнате, проклиная Бранку, Изабел, себя, и вообще – всю свою нескладную судьбу. Ему никогда не везло на женщин! От них всегда были только беды, разочарования и утраты. В молодости он влюблялся в горделивых заносчивых красавиц, которые вроде бы и не пренебрегали его вниманием, но выходить замуж за него отказывались, отдавая предпочтение более богатым, а то и просто более удачливым претендентам.
Потом у Сейшаса был затяжной роман с одной замужней дамой, которая вымотала из него всю душу. А еще позже на его пути в недобрый час встала Изабел. И уж она то нанесла такой удар, от которого Сейшас не может оправиться до сих пор!
Знать бы, что она выкинет сейчас, после того, как Бранка по своей беспросветной глупости выложила перед Изабел все козыри, любезно предоставив той возможность нанести упреждающий удар.
В полицию она, разумеется, не пойдет – это только Бранка могла поверить в такую чушь. Изабел же не сошла с ума, чтобы на себя доносить! Она, вероятнее всего, попытается нейтрализовать свидетелей своего преступления. Подбросит им еще денег или даже прибегнет к услугам наемных убийц. С нее станется! Она ни перед чем не остановится, чтобы упрятать – теперь уже навсегда – следы собственного преступления.
При этой мысли Сейшас похолодел: ведь опасность угрожает не какому то абстрактному свидетелю, а конкретному человеку – Сезару! Надо срочно предупредить его! Да, обстоятельства изменились, и теперь уже разговор с Сезаром нельзя откладывать ни на день. Иначе может произойти непоправимое! Пока Сейшас тут расхаживает из угла в угол по гостиничному номеру и сетует на свою горькую судьбу, Изабел, вполне вероятно, уже ведет переговоры с каким нибудь киллером, заказывая тому убийство Сезара.
Напуганный этим предположением, Сейшас решил больше не медлить ни секунды и принялся звонить Атилиу.
– Прости, что разбудил тебя, – сказал он, услышав глуховатый спросонья голос Атилиу, – но нам надо срочно спасать Сезара!
– А что с ним случилось?
– Пока, надеюсь, ничего, однако его могут убить в любую минуту.
– Боже мой! Да что все таки произошло? Ты можешь объяснить толком?
– Попытаюсь. Хотя у нас, возможно, уже нет времени на разговоры, – сказал Сейшас и кратко изложил Атилиу суть своих опасений. – Я думаю, мы должны поехать к Сезару сейчас, рассказать все, что нам известно, и затем уже вместе с ним отправиться к Изабел. Это будет своеобразная очная ставка, в результате которой мы выясним все детали. А когда Изабел убедится, что я хочу только найти своих детей, но вовсе не стремлюсь предать огласке ее преступление, она оставит в покое Сезара. Более того, мы сможем потребовать от нее даже расписку в том, что она не будет претендовать на родительские права!
– Я понял тебя, – ответил ему Атилиу. – Но мы тут с Эленой тоже кое что нащупали… И если ты считаешь, что Изабел так опасна, то нам следует позаботиться в первую очередь не о Сезаре, а о другом человеке.
– О ком? Кто этот человек?
– Речь идет о женщине, которой, как нам кажется, Изабел поручила подбросить Анжелу в семью Эдуарды. И после вчерашней выходки Бранки Изабел уж точно попытается встретиться с этой женщиной. Так что мы должны ехать туда!

Цепь ранних звонков, раскрученная Бранкой в час рассвета, очень скоро сделала полный оборот и замкнулась на домашнем телефоне той же Бранки. Правда, сама она в это время безмятежно спала и не знала, какую лавину страстей обрушила своим звонком на друзей и родственников.
– Алло, будьте добры, пригласите к телефону Милену, – обратилась Элена к Зиле, снявшей трубку.
– Она только недавно проснулась и еще не вышла из ванной, – растерянно промолвила Зила.
– Ничего, я подожду, – сказала Элена.
– А кто ее спрашивает? – запоздало поинтересовалась Зила.
– Элена Новелли.
Когда же удивленная Милена взяла трубку, Элена попросила ее о помощи:
– Мы с Атилиу потом все тебе объясним. А сейчас помоги нам раздобыть адрес Лизы – бывшей няни Марселинью. И еще – не удивляйся столь странной просьбе: позвони сейчас же Женезиу и отправь его куда нибудь из дома якобы по делу. Сама придумай что нибудь. Нам очень важно застать Лизу дома в отсутствие мужа.
– Действительно, странная просьба, – сказала Милена. – А вы не можете хотя бы намекнуть, что случилось?
– Я обещаю рассказать тебе все подробно, только не сейчас. Ладно?
– Хорошо, записывайте адрес… А Женезиу я ушлю куда нибудь подальше от дома.

Незваные гости предстали перед Лизой сразу же после ухода Женезиу.
Все трое были очень взволнованы, и это волнение передалось Лизе.
– Дона Элена, что случилось?!
– У нас к тебе серьезный разговор, – услышала в ответ Лиза, и сердце ее оборвалось: она догадалась, что речь пойдет… об Анжеле.
– Позволь представить тебе сеньора Сейшаса, – сказал Атилиу, но Сейшас перебил его:
– Лучше я сделаю это сам. Дело в том, что мне доводилось встречаться с Лизой в доме Изабел. Вы помните меня, Лиза?
– Н нет… Что то не припомню… – ответила она не слишком уверенно.
– Ну, это не важно, – махнул рукой Сейшас. – Я одно время жил с Изабел в ее квартире. Это от меня она родила близнецов, которые потом бесследно исчезли. Сейчас я их, кажется, нашел, но для того чтобы убедиться в этом окончательно, мне и нужна ваша помощь.
– А я то тут при чем? – испуганно отшатнулась от него Лиза. – Я ничего про это не знаю!
– Лиза, пойми, мы не собираемся тебя ни в чем обвинять, – вмешался Антилиу. – Наоборот, мы хотим защитить тебя!
– От кого?
– От Изабел! – ответил вместо Атилиу Сейшас. – Она способна пойти на любое преступление, чтобы заставить тебя молчать!
– Подожди, Сейшас, – остановил его Атилиу. – Лиза и так напугана, а ты…
– Но это ведь действительно так! Изабел не нужны свидетели…
– Об этом поговорим потом, – настойчиво повторил Атилиу. – Лиза, ты успокойся, пожалуйста, и ответь на один вопрос: девочка, которая была подброшена Эдуарде и Марселу, – это дочь Изабел? Только не торопись с ответом! Подумай о том, что от него будет зависеть судьба нескольких человек.
– А мне и думать незачем: я ничего не знаю! – продолжала твердить свое Лиза.
– Но ты взгляни на этого человека, – принялась увещевать ее Элена. – Неужели тебе не жалко несчастного отца, потерявшего своих детей? Я умоляю: помоги ему!
– Я бы рада, но… – развела руками Лиза.
– Чего ты боишься? – продолжила Элена. – Нарушить обещание, данное Изабел? Или она тебя запугала?
– Никто меня не запугивал.
– Ну так тем более – помоги! Ты же знаешь, Эдуарда – моя дочь, и я не желаю ей зла. Но все равно прошу помочь Сейшасу – родному отцу Анжелы!
– Так если он знает, что Анжела – его дочь, то какая же ему нужна помощь? Не пойму… – сказала Лиза, продемонстрировав незаурядное умение держать удар.
– Я хочу получить подтверждение моей догадке! – выкрикнул Сейшас.
– Так проведите генетическую экспертизу, как когда то это сделал сеньор Атилиу, – посоветовала ему Лиза.
– Ох и трудно же с тобой говорить! – простодушно заметил Сейшас. – Если я докажу свое отцовство таким образом, то Изабел, вне всякого сомнения, не захочет выглядеть в глазах общества преступницей и заявит, что девочку у нее украли. Потом ей ничего не останется, как затеять тяжбу с Эдуардой. И в результате Анжела может получить вместо нежной любящей матери – чудовище, подбросившее свое дитя чужим людям. Неужели тебе не жалко эту несчастную кроху?
– Я все поняла, но помочь ничем не могу, – произнесла Лиза с печалью в голосе.
– Нет, как раз ты то и можешь помочь, – укоризненно промолвила Элена. – Ведь это ты привезла Анжелу в Ангру и оставила ее у дома Эдуарды и Марселу!
– Кто это вам сказал? – испуганно спросила Лиза.
– Мы дошли до этого логическим путем, – честно ответила Элена, и у Лизы отлегло от сердца.
– Вы ошиблись, – сказала она.
– Лиза, ты не того боишься, чего следует бояться! – не выдержал Сейшас. – Если ты скажешь нам правду, то мы заставим Изабел официально отказаться от детей – написать соответствующую расписку. Анжела останется в семье Марселу, я буду точно знать, что она – моя родная дочь, и смогу навещать ее. А о том, как она попала в эту семью, никто никогда не узнает. Поверь нам! Давай договоримся по хорошему, прошу тебя!
Лиза помедлила с ответом, и все замерли в томительном ожидании.
Но их надежды не оправдались: Лиза вновь повторила, что правда ей неизвестна.
– А если я выдвину обвинение против Изабел в том, что она поступила бесчеловечно с детьми, – сказал Сейшас, – и тебе придется давать показания в суде – ты и там будешь лжесвидетельствовать?
– Что вы меня пугаете? Я ничего не знаю! – заплакала вдруг Лиза, у которой в конце концов сдали нервы. – Оставьте меня в покое!
– Тебя никто не собирался запугивать, – сочувственно произнес Сейшас. – Мы надеялись, что ты нам поможешь. Но ты выбрала иной путь и тем самым навлекла на себя страшную опасность. Пойми, Изабел знает, что я вышел на верный след. И она может попросту убрать тебя как ненужного свидетеля!
– Не пугайте меня! Дона Изабел на это не способна! – истерично воскликнула Лиза.
– Если эта женщина оказалась способной избавиться от собственных детей, то не надейся, что она пожалеет тебя, – с горечью промолвил Сейшас.
– Ты все же хорошенько подумай, как тебе следует поступить, – посоветовал Лизе Атилиу. – Мы будем ждать твоего звонка. А сейчас, наверно, нам лучше уйти. Извини за вторжение.
Они вышли, и Атилиу продолжил уже на лестнице:
– Элена, ты обратила внимание на ее квартиру? Она стоит больших денег! На жалованье няни и садовника такую не купишь. И богатого приданого, насколько мне помнится, Лизе неоткуда было получить. Когда Эдуарда и Марселинью жили у нас, Лиза говорила, что она из очень бедной семьи…
– Женезиу тоже не из богачей, – добавила Элена.
– Вот я об этом и говорю, – продолжил Атилиу. – Откуда у них взялись такие деньги? Не Изабел ли заплатила Лизе за оказанную услугу?
– Вполне возможно, – поддержал его Сейшас. – Поэтому она и молчит!
– И поэтому так боится, – дополнил Сейшаса Атилиу. – Вы заметили, как она испугалась? А ведь если бы с подобной просьбой кто то пришел ко мне, то я бы недоумевал, изумлялся, возмущался. Но страха бы уж точно не испытывал!
– А я бы прежде всего спросила: разве у Изабел были дети? – промолвила Элена. – А Лиза такого вопроса не задала. Ее это вообще нисколько не удивило!
За разговором они не заметили, как вышли на улицу, и продолжали его, уже стоя у дома Лизы.
– Что будем делать теперь? – спросил Сейшас. – Ждать ее звонка?
– Я думаю, какое то время надо подождать, – рассудил Атилиу. – А потом, если звонка не последует, нанести еще один визит! Когда нибудь мы все же дожмем ее!
– Если Изабел до той поры не расправится с ней, – мрачно произнес Сейшас.

* * *

Легка на помине, Изабел как раз в тот момент подкатила к дому Лизы, но вовремя увидела Сейшаса, Атилиу и Элену, садящихся в машину и, протянув еще несколько метров, притормозила за углом.
То, что она встретила здесь Сейшаса, Изабел нисколько не удивило, а вот присутствие Элены и Атилиу ее просто возмутило. Бранке было мало Сейшаса – она подключила к этому делу весь клан Моту и всю свою многочисленную родню! Что они делали сейчас у Лизы – с утра пораньше? Приняли за чистую монету вчерашнюю угрозу Изабел и примчались сюда, чтобы окончательно перетянуть на свою сторону Лизу? Или она уже и так состоит в сговоре с ними?
Нет, не похоже! Если бы Лиза сказала им все, что знает, то Бранка бы не вела себя вчера так глупо. А вот что сегодня им удалось получить от Лизы, это Изабел и предстояло выяснить.
Увидев ее на пороге своего дома, Лиза испугалась и одновременно обрадовалась.
– Дона Изабел! Надо что то делать! Они все знают! Они приходили сюда! Но я им ничего не сказала!
– Я видела их, – прервала ее восклицания Изабел. – Они давно к тебе ходят? Почему ты не сказала мне об этом раньше?
– Я хотела вам позвонить сейчас. Просто не успела еще прийти в себя. Они заявились так неожиданно!
– Ты хочешь сказать, что это был их первый визит к тебе? – строго спросила Изабел.
– Да! Пришли без звонка и сразу же начали: «Ты подбросила Эдуарде дочку Изабел и должна это подтвердить!» Представляете?!
– А ты что?.. Действительно… пристроила ее… к Эдуарде? – с трудом вымолвила Изабел.
– Ну да! Вы же сами говорили: «Пристрой в хорошую семью». А куда именно – вам было все равно, – растерянно произнесла Лиза. – Вот я и решила…
– Да, это сильно осложняет ситуацию, – покачала головой Изабел. – Но мне и в голову не приходило, что ты можешь использовать для этой цели семейство Моту!
– А я точно знала, что там девочку не обидят…
– Ладно, дело сделано. Чего уж теперь!.. Скажи лучше, как они на тебя вышли? Ты где то проболталась?
– Нет, дона Изабел! Клянусь, никогда никому и словом не обмолвилась!
– А откуда же у них такие сведения?
– Не знаю! Насколько я поняла, они просто каким то образом догадались, что та девочка – ваша. А доказательств у них нет.
– И они хотели получить их от тебя?
– Да.
– Предлагали деньги?
– Нет. Просили помочь сеньору Сейшасу. Он очень страдает. На него смотреть больно.
– Значит, он сумел тебя разжалобить?
– Ну я же не поддалась на уговоры, – заметила в свое оправдание Лиза. – Хотя мне кажется, что было бы лучше сказать ему правду. Он обещал в присутствии сеньора Атилиу и сеньоры Элены не привлекать меня к ответственности и вообще не поднимать шума. Девочку он не станет забирать себе, только будет навещать ее как отец.
– А что ему мешает делать это сейчас? – спросила Изабел.
– Во первых, он не до конца уверен, что это его дочка, а во вторых, они тут говорили о расписке, которую хотят получить от вас.
– Какая наглость! – возмутилась Изабел. – Что еще за расписка? Может, речь шла о чеке, а ты просто не поняла?
– Нет, я все поняла правильно. Сеньор Сейшас хочет получить от вас документ, где было бы написано, что вы добровольно отказываетесь от девочки.
– Понятно. А тебя он призывает в свидетели! Так?
– Да.
– Значит, у него нет других свидетелей?
– Наверно, нет.
– Но кто то же их навел на семью Эдуарды и Марселу!
– Этого я не могу знать. Помню только, что сеньор Сейшас несколько раз повторил: «Я хочу получить подтверждение моей догадке. Помоги мне».
– То есть без тебя он этого подтверждения получить не может? – еще раз попросила уточнить Изабел.
– Похоже, что так. Дона Изабел, отдайте вы им эту девочку, потому что они от меня теперь не отстанут!
– Сейшас только упрашивал тебя? Или упоминал также о суде?
– Сначала только упрашивал. А потом, когда я стала все отрицать, сказал, что вынужден будет обратиться в суд.
– Так я и думала! – злобно произнесла Изабел. – Но этого допустить нельзя!
– Конечно, нельзя, – подхватила Лиза, по своему истолковав слова Изабел. – Если меня вызовут в суд и станут задавать всякие вопросы, я могу запутаться. И вообще могу не выдержать… Там же надо клясться, что ты говоришь правду, и только правду…
– Да? – испытующе посмотрела на нее Изабел. – Это очень плохо, Лиза!
– Дона Изабел, давайте скажем им все, как есть, и будем жить спокойно! – умоляюще произнесла в ответ Лиза.
– Нет, этот вариант для меня не годится, – твердо сказала Изабел. – Да и для тебя тоже… Ты пока молчи, а я что нибудь придумаю. Договорились?
– Хорошо, я буду ждать! – с надеждой промолвила Лиза.
«Жди! – подумала про себя Изабел. – Я найду такое решение, которое успокоит и меня, и тебя!»

0

16

Глава 9

Анита и Сезар готовили к операции Луисинью. И не только Луисинью, они готовились к ней сами. Поэтому больше не заговаривали на опасные темы, которые так нервировали их обоих и могли стать смертельными для малыша.
Вечерами Анита вспоминала все то, что говорил ей о Луисинью старый индеец. Он был немногословен, потому что смотрел в самую суть вещей. Но Анита тогда была еще слишком молода, и его слова казались ей загадками. Теперь она старалась их припомнить и расшифровать.
– Всегда иди по его следам, ребенок ведет родителей, – сказал он ей.
Эти слова показались ей очень странными, но потом она вспомнила, как сидела возле Луисинью целую ночь, вглядывалась в младенческое личико, вслушивалась в дыхание и ощутила ту неимоверную работу, которую проделывал этот комочек для того, чтобы остаться живым. Он хотел этого, и Сезар был прав, когда решился на операцию: он должен был помочь этой работе.
– Но почему же после операции Луисинью не сразу вернулся к жизни? Он же так хотел жить? – спросила Анита.
– Ты еще не стала матерью. Он ходил к родившей, она не услышала.
– Но теперь то ты знаешь, к кому идти, – сказала она, крепко прижимая к себе малыша, – я тебя больше никому, никому не отдам!
– Не отдашь – потеряешь, – сказал старик. Тогда она не обратила внимания на эти его слова, но теперь они все время всплывали у нее в памяти, сколько бы она ни пыталась от них отмахнуться. Еще он что то говорил про трехлетний возраст, но что – она никак не могла вспомнить…
– Значит, неважное, – решила Анита.
Теперь она с дочерней благодарностью вспоминала своего учителя. Но тогда ей очень тяжело дались те полгода, что они прожили бок о бок в индейской деревушке. Она впадала в отчаяние и ярость, когда старик сидел и бесстрастно смотрел на огонь, а Луисинью заходился у нее на руках отчаянным плачем и она не знала, чем ему помочь. В конце концов она научилась справляться, стала понимать, почему плачет ее мальчик, перестала впадать в панику по малейшему пустяку. И только тогда увидела, что старик все время с ней рядом и приходит на помощь всякий раз, когда требуется его вмешательство целителя.
Сезар поначалу относился к советам старика скептически, но не вмешивался, видя, как благотворно его влияние на Аниту. Потом он увидел, что малыш быстрее набирает силы на вольном воздухе, чем под больничным колпаком, и успокоился. Выправились отношения Аниты с малышом, выправились и их отношения.
И вот их семья стояла на пороге нового испытания. Но все решения Сезар отложил на потом. Сначала операция, потом будет видно.
За несколько дней до операции он положил Луисинью вместе с Анитой к себе в клинику. Пока будут делать необходимые исследования, мальчик привыкнет к новой обстановке. Став старше, он стал бояться чужих, поэтому было важно, чтобы он подружился с медперсоналом – в клинике ему предстояло провести не меньше месяца. Сезар тщательно изучал все полученные в результате анализов данные. Операция предстояла сложная, и он хотел быть готовым к любым неожиданностям. Наконец день операции был назначен.
Как только Луисинью положили в клинику, Анжела стала очень капризной и напряженной. Она то и дело плакала без всякой видимой причины, и Эдуарда сообразила, что, очевидно, это из за ее двойника. К сожалению, перевернув горы книг в библиотеке, она ничего толкового не нашла. О двойниках любили писать в художественной литературе и не любили в научной. Зато, изучая труды по детской психологии, она усвоила, что даже самым маленьким детям нужно говорить правду. Поняв, что ее дочка странным образом связана с сыном Сезара и Аниты, она стала звонить каждый день Аните и узнавать о его самочувствии.
– Луисинью лучше, – говорила она с утра, – но ему сегодня предстоит анализ крови, он его побаивается. Сейчас мы будем ему помогать. Сядем и скажем: мы с тобой, Луисинью, ничего не бойся. И ты ничего не бойся, моя радость, твоя мамочка с тобой, она тебе поможет.
Эдуарда брала Анжелу на руки и качала ее как маленькую, чувствуя, что малышка нуждается в ее защите. Девочка приникала к ней и мало помалу успокаивалась.
За это время Анита с Эдуардой очень сблизились – они советовались, что лучше сказать детям, которые были так трогательно привязаны друг к другу, чем их порадовать. Заинтересованность Эдуарды в Луисинью была настолько искренней, что Анита не могла на нее не откликнуться.
– Кто бы мог подумать, что мы с Эдуардой найдем общий язык? – с удивлением говорила она Сезару. – Еще год назад я не могла себе такого представить.
– Хорошо, что жизнь изменила нас всех к лучшему, – отвечал ей Сезар. – Ведь и я не мог себе представить, что буду ладить с Марселу. Он казался мне самовлюбленным, эгоистичным, спесивым индюком, зато теперь внушает искреннее уважение. Мы тут обсуждали с ним проект нашей будущей клиники, так он высказал такие дельные и интересные предложения, что даже Атилиу ими увлекся. Я уж не говорю о его семье. Они оба – большие молодцы, раз так помогают друг другу.
– А мы? – спросила Анита. Ей хотелось, чтобы Сезар похвалил и их семью тоже.
Сезар рассмеялся.
– Будто ты сама не знаешь?!
– Знаю! Мы тоже молодцы, – с гордостью сказала Анита.
Сезар привлек к себе жену и крепко поцеловал.
– Вот это нам с тобой и предстоит доказать, – сказал он, невольно помрачнев. Анита, прижавшись к мужу, крепко задумалась.
В день операции Сезар был собран и сосредоточен. Он сам ассистировал доктору, который делал операцию Луисинью почти час и, когда мальчика отвезли в реанимацию, был доволен. Он сделал все, что зависело от него. Теперь нужно было ждать результатов.
Эдуарда и без звонка Аните знала, что операция прошла благополучно, – Анжела была спокойна, весело играла с близнецами. Эдуарда позвонила Аните и от души поздравила ее с благополучным исходом.
– Представляю, что ты пережила! – сказала она.
– И не говори! – призналась Анита. – Доктор сотворил настоящее чудо. Наш мальчик, я уверена, будет теперь ходить.
К вечеру у Анжелы поднялась высокая температура, она металась в жару, плакала и не говорила, что у нее болит.
Эдуарда прибежала к Марселу.
– Вызови срочно доктора, – задыхаясь, проговорила она. – С нашей девочкой плохо!
– Что с ней? – Марселу оставил свои расчеты и заторопился вслед за женой в детскую.
Анжела, пунцовая от жара, тяжело дышала.
– Для начала дай ей жаропонижающее, – распорядился Марселу, – потом я посижу с ней, а ты позвони и поговори с Анитой. После разговора с ней мы поймем, что нам делать.
Эдуарда признала правоту мужа. Во всех трудных ситуациях, когда она теряла голову, Марселу принимал решение, и тогда у него не было более верной помощницы, чем жена.
– У него остановилось сердце, – чужим голосом сказала Анита, – все медицинские показатели были нормальные и вдруг…
Она разрыдалась.
– Я не знаю, что делать, – говорила она сквозь слезы, – не знаю, как ему помочь. Я готова на все, лишь бы он к нам вернулся. А что мы можем? Что?!
– У Анжелы высокая температура, я ее понижаю, но она ползет и ползет. Ты врач, скажи, что нам делать? – Эдуарде было не до сочувствия, она просила у Аниты помощи.
Анита ее услышала – да, они с Сезаром отвечали за обоих детей! Однажды они спасли их, а теперь?! Разве время ей сидеть и реветь?!
– Холодные уксусные обертывания и обильное питье. Лекарств не надо. Я попозже позвоню.
– Спасибо, Анита, – услышала она, уже нажимая на рычаг. Но ей было не разговоров, не до благодарностей, она спешила к Сезару.
«В три года отдай ребенка отцу и он будет здоров», – вот что сказал ей учитель. Она вспомнила его слова, и они стучали ей в виски, заняли все пространство, не оставили в голове ни одной другой мысли. Сезар поймет, что это значит. Она не могла понять, но должна была передать их ему.
Она столкнулась с Сезаром в коридоре. Он шел к ней. Но с какой вестью? Анита пыталась прочесть ее по лицу прежде, чем услышит. Но выражение лица у Сезара было странное – какое то отрешенное и суровое, но не трагическое.
– Что? – выдохнула Анита.
– Сердце заработало, он будет жить, – сказал Сезар и улыбнулся, но грустно и словно бы прося у нее прощения.
– Почему ты его оставил? – торопливо спросила Анита. – Ты же видишь, я шла к тебе!
– Возле него сидит Сейшас. Я вызвал его по телефону, – сказал Сезар.
Анита поняла, почему у мужа было такое выражение лица. Хотела что то спросить и не спросила.
Она повернулась и, сгорбившись, пошла по коридору. Все произошло так, как должно было произойти. Теперь ей стал понятен смысл слов старика. Вот к чему он ее готовил.
– Пойми, я не мог поступить иначе, – сказал, обнимая ее за плечи, Сезар. – Я звал его проститься. Я не мог лишить этого человека сына. А Луисинью начал дышать. Прости меня.
– Я все понимаю, – ответила Анита. По лицу ее катились крупные слезы. – Когда то Луисинью выбрал нас, а теперь… Я шла к тебе сказать, что вспомнила слова моего учителя. Он говорил: в три года отдай мальчика отцу… – И, уткнувшись лицом мужу в грудь, она горько и безутешно заплакала.
– Погоди, родная, не плачь, – уговаривал ее Сезар, – самое главное, что наш мальчик жив и будет ходить. Подумай только, он будет ходить! Разве это не чудо? Ты только представь себе это.
Анита сквозь слезы улыбнулась.
– Господи! Какое счастье! – сказала она. – Я не имею права плакать, прости меня, пожалуйста! Простишь? Я просто сумасшедшая!
Сезар крепко крепко обнял свою сумасшедшую, которую так любил.
– Пойдем к нему, – сказал он тихо.
– Да. Я только позвоню Эдуарде. Она волнуется. У Анжелы поднялась температура.
Анита набрала номер и порадовала Эдуарду счастливой вестью.
– Поздравляю! – воскликнула Эдуарда. – Какие же мы с тобой счастливицы!
Разговаривать им обеим было некогда, и они торопливо повесили трубки.
Счастливицы! Да, они обе одинаковые счастливицы, только Эдуарде предстоит еще узнать горькую правду.
Когда они вошли в реанимационный бокс, где лежал их Луисинью, Сейшаса там уже не было.
– Я поняла, что это ваш родственник, доктор Андраду, – сказала дежурная медсестра, – он так плакал от радости, что Луисинью стало лучше. Ждать вас не стал, сказал, что позвонит.
Анита с Сезаром переглянулись. И пошли смотреть показания приборов, которые следили за состоянием Луисинью. На губах Аниты заиграла счастливая улыбка.
– Ты видишь? Видишь? – радостно повторяла она.
Сезар в ответ только кивал. Сказать, что он был счастлив, значило ничего не сказать. Им владело то бесконечное блаженное спокойствие, какое снисходит на человека в редчайшие минуты жизни – в эти минуты он бывает доволен всем миром и самим собой.

Глава 10

Изабел большими шагами расхаживала по своему сиреневому будуару, то и дело отбрасывая ногой длинные полы халата, которые ей мешали. Она нервничала. Угроза насчет суда напугала ее. Любое судебное дело – пятно на репутации, которая и так была небезупречна. Конечно, при необходимости она купит всех, но шумихи в газетах не избежать, и она заранее злобно ощеривалась, представляя, с каким восторгом вцепятся и будут трепать ее имя журналисты. Кто не падок на сенсации? А если у тебя есть конкуренты, то они нужны вдвойне. Затеянный процесс скажется в первую очередь на бизнесе: конкуренты воспользуются им для того, чтобы подорвать ее влияние и разорить ее фирму.
Изабел не первый год жила на свете и прекрасно знала, как это бывает. Много раз она сама была среди тех мелких зубастых акул, которые рвут мясо живого раненого кита. И она не хотела становиться таким китом.
Вопрос с мальчиком ее не волновал. У нее на руках было свидетельство о смерти, и если оно подложное, то она становится обманутой жертвой и по закону ответят те, кто ее обманул. А вот девочка…
Если адвокат Сейшаса затребует из клиники выписку и в ней черным по белому будет значиться, что она родила двойню, мальчик умер после операции, а она с девочкой выписалась такого то числа, то они припрут ее к стенке и она будет вынуждена что то им отвечать.
Значит, она должна разработать правдоподобную версию произошедшего и запастись необходимыми подтверждениями. Причем эту версию желательно изложить Сейшасу еще до того, как он обратится в суд, и тем самым избежать нежелательного процесса.
Версия очень проста: она уехала с ребенком во Францию. Сейшасу она ничего не сказала о дочери, потому что не хотела иметь с ним дела. Иначе он не оставил бы ее в покое. Он и так, можно сказать, ее преследовал. А девочка вскоре умерла. Изабел похоронила ее там же, на маленьком приморском кладбище, долго лечилась у психиатра, потом вернулась в Бразилию. Вот и все. И она никому не обязана давать отчет о своей личной жизни.
Представив себе, как все было, Изабел почувствовала себя гораздо спокойнее.
Теперь ей предстояло понять, что понадобится для того, чтобы версия выглядела истиной. Во первых, свидетельство о смерти девочки. При ее деньгах это будет не так уж и трудно сделать. Продажные чиновники есть везде. Она потом сообразит, к кому ей обратиться, кто дока по таким тонким и деликатным делам. Во вторых, ей не нужны лишние свидетели.
Свидетелей, собственно, было только двое – Розита и Лиза.
Как она негодовала, когда Розита собралась во Франции замуж! Она не дала ей ни гроша, устроила бешеный скандал, и та убежала от нее чуть ли не тайком. И как теперь она была довольна ее замужеством. Кто ее отыщет, эту Розиту? Она поменяла фамилию и живет со своим мужем неведомо где. Да он и не француз был. То ли турок, то ли алжирец. Словом, с этой стороны Изабел опасаться было нечего.
А вот Лиза… Лиза представляла серьезную угрозу ее версии. После разговора с ней она окончательно в этом убедилась. Лиза не была настолько корыстолюбива, чтобы ее можно было купить за деньги. Молчала она только потому, что не желала лишних огорчений семейству Моту. Но в любую минуту могла заговорить. И тогда…
Лиза сигналила в сознании Изабел ярко красными вспышками: опасность! Опасность! И напуганная, озлобленная Изабел напряженно думала, как ей справиться с этой опасностью.
Подкуп? Шантаж? Женезиу? Милена? Сеньора Лафайет, деловая женщина, один за другим рассматривала и отбрасывала варианты. Наконец один ей показался приемлемым. Он был самым действенным, самым конкретным. Она остановилась на нем.
Лицо Изабел сразу сделалось бесстрастным. Она прорабатывала свой проект в деталях. Когда то Атилиу назвал ее калькулятором. Нет, скорее, она была компьютером. Работа закончилась, и Изабел пошла искать телефон Лизы. Она не могла себе позволить тратить время попусту. Если она отвела себе сегодняшний день на решение проблем с Сейшасом, то все, что можно, она и должна была сделать сегодня.
Лиза сразу подошла к телефону.
– Хотелось бы поговорить, – сказала Изабел дружелюбно. – У меня возникли кое какие предложения.
– Я всегда рада поговорить, – ответила Лиза, но по ее голосу чувствовалось, что она напряглась.
– Тебя рвут на части желающие? – рассмеялась Изабел. – У тебя сразу стал такой настороженный голос.
– Да нет, некому рвать, – нехотя ответила молодая женщина. – А могу я узнать, что вы надумали? Что собираетесь мне предложить? Вы как то сделали мне одно предложение, дона Изабел, и мне странно, что у вас вызывает недоумение моя настороженность.
– Но я же тогда тебя не обидела, не обижу и теперь, – проговорила Изабел. – Та ак, где же нам встретиться? – Изабел на секунду задумалась или сделала вид, что задумалась. – Сообразила! В кафе «Кларита»! Помнишь его?
– Нет, – неуверенно ответила Лиза. – Напомните.
– Неподалеку от набережной, возле перекрестка, помнишь? Мы когда то еще любили пить там кофе вместе с Камилой. Это было любимое ваше кафе, когда ты снимала комнату неподалеку от нас и дружила с Камилой.
– Ну конечно, помню! – весело отозвалась Лиза. – Просто все это было в другой жизни, и я не сразу сообразила. Кстати, я хотела бы узнать, что там у Камилы?
– Все узнаешь. Приходи. Посидим уютно, как в былое время. В четыре у «Клариты», сразу за перекрестком.
– До встречи! – Лиза, похоже, вспомнив старые времена, оттаяла, скованность исчезла.
Изабел, повесив трубку, усмехнулась. Все таки успех она купила себе не за деньги, она умела работать с клиентами.
В половине четвертого она села за руль скромной темно синей машины. Без пяти четыре она была за углом кафе.
Ровно в четыре Лиза, звонко стуча каблучками, торопилась через перекресток. Еще несколько шагов, и она будет уже возле кафе. Но тут вывернувшая вместе с другими из за угла темно синяя машина вильнула, молодая женщина упала лицом на тротуар. Машина умчалась.
Орестес вместе с другими пешеходами кинулся к молодой женщине. Он успел заметить, что за рулем сидела тоже женщина, и поразился ее бессердечию.
– Даже не остановилась, – возмутился он. – Сегодня скверный, дурацкий день! Сплошные неприятности! В банке обхамили. А тут еще перед носом несчастный случай.
Он ездил в банк, но, как выяснилось, по рассеянности взял не ту ведомость, так что ему придется ехать в банк завтра, и деньги им перечислят позже.
«Скорая помощь» увезла пострадавшую в больницу, зеваки разошлись.

Лиза очнулась в палате, возле нее сидел Женезиу. Голова у нее была как чугунная. Все тело ломило и болело.
– Наконец то! Очнулась! – Женезиу смотрел на нее счастливыми глазами. – И как тебя угораздило?
Он уже приготовился отругать свою неосторожную половину, но Лиза так жалобно застонала, что он осекся и испуганно застыл.
– Сейчас я позову врача, – сказал он. – Все будет в порядке, вот увидишь.
Лиза потрогала рукой свою забинтованную голову.
– Я ничего не помню, – сказала она. – Но это совсем не важно.
– Ты попала под машину, – объяснил Женезиу.
– Вот оно в чем дело, – пробормотала Лиза и устало закрыла глаза.
В палату вошел врач. Измерил пульс, давление.
– Сильное сотрясение мозга, – сказал он. – Возможно, и внутреннее кровоизлияние. Пока ей нужен полный покой. Завтра мы проконсультируем ее у профессора.
Женезиу взял жену за руку.
– Бедная ты моя! – сказал он.
Лиза широко открыла глаза.
– Женезиу! У меня на душе лежит страшная тайна. Я не хочу умереть с ней.
– О чем ты говоришь, Лиза! Прогони из головы эти глупые мысли!
– Но я и жить с ней не хочу! Глаза Лизы наполнились слезами.
– Женезиу! Может, ты меня разлюбишь, но я все таки тебе скажу. У меня просто не было другого выхода. Знаешь…
Женезиу показалось, что у Лизы начался бред.
– Успокойся, любимая, я тебя никогда не разлюблю, – принялся он говорить ей тихо и ласково. – И ты мне все расскажешь, как только тебе станет легче. А сейчас тебе нужно поспать. Я позову доктора, он сделает тебе укол, и ты будешь отдыхать.
– Нет нет, только не укол! Только не доктора! – испугалась Лиза. – Женезиу! Выслушай меня! Умоляю! Сейчас у меня есть силы все сказать тебе. Тебе и сеньоре Моту. Ты поедешь к ней и расскажешь все, что я тебе скажу.
– Девочка моя, я никуда не поеду. Я не могу тебя оставить. У тебя сейчас – тяжелое состояние. Я побуду с тобой. А когда тебе станет легче, ты сама поедешь к сеньоре Моту и скажешь ей все, что захочешь.
Женезиу все порывался встать и позвать доктора. Ему очень хотелось, чтобы Лизе дали успокоительного и она заснула.
Но Лиза, взяв Женезиу за руку, удержала его. Женезиу, ощутив эту слабенькую ручку, уже никуда не мог уйти. Он взял ручку Лизы в свои крепкие руки и приготовился слушать.
– Когда мы поженились, я тебе сказала, что у меня есть сбережения. Их нам хватило на квартиру. Но эти деньги я получила от сеньоры Лафайет. Она попросила меня пристроить ее девочку. Я не могла оставить крошку. Мать не дала ей даже имени, с первого своего дня она была на моих руках. Я знала, что Эдуарда мечтает о дочке, и подкинула ей малышку. Ты знаешь Анжелу, я до сих пор хожу ее навещать. И ее, и всех остальных малышей. Скажи Эдуарде, что я хотела бы попрощаться с ними. Пусть она, если сможет, приведет их ко мне…
На глазах у Лизы опять появились слезы.
– Ну и гадина она, что так тебя подставила! – рассвирепел Женезиу. – Да на нее нужно в суд подать за такие штучки!
– И на меня тоже! – прошептала Лиза.
– При чем тут ты! Ты спасла ребенка, помогла найти любящих родителей! И вдобавок еще так мучилась! Ну попадись она мне только! Я найду что ей сказать! А ты запомни – ты ни в чем не виновата. Я все расскажу сеньоре Моту. Ничего тут нет особенного.
– Ты так думаешь? – с несказанным чувством облегчения спросила Лиза. – Но ведь Изабел им всем страшный враг, Она их ограбила. А тут вдруг окажется, что их дочка… И меня они могут счесть врагом, если я с ней поддерживала отношения…
Женезиу нежно обнял жену.
– Какая же ты у меня дурочка! Ты что, Эдуарду с Марселу не знаешь? Зря, что ли, у них столько лет работала! Да ты гордись, что спасла ребенка, спи спокойно и не волнуйся. Я побуду с тобой. А потом с Эдуардой поговорю. Любая правда лучше лжи!
Он погладил Лизу по щеке, поцеловал ее, а она, прошептав:
– Спасибо тебе… – с облегчением прикрыла глаза.

Глава 11

Сейшас вышел из клиники, шатаясь, будто пьяный. Он и сам не мог определить, счастлив он или в отчаянии. Да, конечно, он был безмерно счастлив: Сезар признал его отцовство! Он позвонил ему, позвал к мальчику! И вот он сидел возле сына, смотрел на его неподвижное личико с обострившимися чертами и плакал от радости и от горя. Он наконец обрел сына, но только с тем, чтобы его потерять…
Глядя на мальчика, он твердил про себя:
– Сыночек, не уходи! Позволь мне побыть для тебя папой! Позволь мне подарить тебе все игрушки, которые я так долго и с такой любовью выбирал для тебя. Позволь поиграть во все игры моего детства, которые я вспомнил. Побудь со мной, сыночек! Я так долго искал тебя!
Он не верил, что мальчик слышит его, но, вглядываясь в его лицо, словно бы вглядывался в лицо своей матери – так они были похожи – и разговаривал с ней. Прошлое проходило перед глазами Сейшаса, ведомое только ему одному и никому не нужное, если у него не будет сына. Сыну он рассказал бы об их старом доме в Сауринто, который так любила его мать. О веранде, где она сидела в кресле качалке и вязала кружева. Весь дом был одет в кружевные скатерки и покрывала, он был белоснежным и крахмальным, благоухал чистотой и свежестью. И в это крахмальное женское царство, где подрастал он, Сейшас, сидя за тетрадями и учебниками, а потом и крошка Летисия, приходил отец – высокий, в широкополой шляпе, в запыленных сапогах. Он был гуртовщиком, гонял бычков с горных пастбищ на железнодорожную станцию, откуда их увозили в большие города. До железнодорожной станции было далеко, и отца не бывало дома по три четыре дня, а то и по две недели. Но когда он возвращался!.. Какой же это был праздник! Он подхватывал мать на руки, кружил по дому, потом подхватывал Сейшаса, и они отплясывали залихватский дикарский танец. В доме в эти дни пахло кожей и табаком. Мать надевала ярко красное платье и готовила замысловатые домашние блюда, без которых скучал отец в своей кочевой походной жизни. А потом отец снова уезжал, и мать снова вязала кружева, сидя в кресле качалке. А возле нее тихонько играла хорошенькая черноволосая девочка. Когда Сейшас смотрел на своих малышей, он видел свою сестренку, они были так на нее похожи. Вот почему у него так больно сжималось сердце, когда он на них смотрел…
Лет в двенадцать отец стал брать его с собой. Вот тогда то он и научился ездить на лошади. Отец гордился ловким сыном. В поездках Сейшас многому научился и сам собирался стать гуртовщиком. А потом с отцом произошел несчастный случай – он не сумел сдержать лавину смертельно напуганных животных и его с лошадью едва не затоптали быки. Он долго болел после этого и уже не мог работать как прежде. Мать погрустнела и стала вязать кружева на продажу. Скатерки, салфетки мало помалу разлетелись из дома, и он стал меньше, потемнел, погрустнел.
Сейшас уехал учиться – ему уже не хотелось иметь дело с быками. Годы учения всем им дались тяжело. Его любимая сестренка заболела, и у них не было денег на лечение, она умерла. Зато потом он много помогал родителям. Может, потому и своей семьи вовремя не завел. Ему хотелось как то обогреть их – они болели и бедствовали. А если не бедствовали, то только благодаря ему. А потом оба умерли.
Сейшас всегда производил впечатление жизнерадостного человека, но был чувствителен, уязвим и легко раним. Он искал женщину, которая была бы сильнее его. И вот нашел Изабел. В тот день, когда она дала ему понять, что он ей нравится, он почувствовал себя счастливым. Исполнилась его мечта.
Он не понимал тогда, что такое Изабел. Не понимает и сейчас. Одно он знал твердо – она обрекла на смерть его детей. И он тоже. Потому что не понял, что Изабел не может быть матерью.
– Ты останешься со своей мамой, сынок, и с тем, кого привык называть папой. Я не разрушу твою семью, – пообещал он и тут же прибавил: – Но и у меня должно быть свое место в жизни. Я его потерял. Но я постараюсь его найти.
Он расскажет своему сыну про то, как спас его Платеро. Про слабость, которая становится силой, если признаешься в ней.
Сейшас мысленно продолжал говорить со своим мальчиком и на улице. Вот уже несколько часов он бродил по городу, и ему показалось, что он наконец понял, что должен делать. Он вернулся в клинику, узнал, что ухудшения у Луисинью нет, и попросил разрешения повидать сеньора и сеньору Андраду.
Через несколько минут сестра провела его в небольшой бокс. Сезар и Анита его ждали. Чувствовалось, что за это время они много о чем переговорили и тоже пришли к важному для себя решению. Первым заговорил Сезар.
– Ваше присутствие благотворно подействовало на Луисинью, – сказал он. – Опасность миновала, он будет жить. Когда то так же его спасла Анита. Мы надеемся, что вы понимаете причину, по которой нам так трудно было открыть вам правду. Тем более что документы на Луисинью у нас в полном порядке. А основанием для возникшей ситуации было поведение матери.
Тут в разговор вступила Анита и в нескольких словах описала поведение Изабел, ее отказ от операции и все, что произошло потом.
Сейшас внимательно слушал. Он шел к ним с просьбой, они должны были познакомиться получше. Долгие годы им предстоит жить бок о бок. Он был рад убедиться, что имеет дело с благородными людьми.
– Мы выходили Луисинью, он был нашим сыном, но мы не вправе лишать его отца, – сурово закончила Анита с глазами, полными слез.
Они с Сезаром за это время поняли, что самым главным для них для всех должны быть интересы мальчика. Если бы он был постарше, он сам бы сделал свой выбор. Но и они, взрослые, могут принять разумное решение.
– Мальчик растет в любящей семье, – заговорил Сейшас, – я сам вырос в любящей семье и дорожу семейными отношениями. Я только хочу попросить вас дать мне возможность общаться с Луисинью. – Голос его прервался от волнения.
Все трое взволнованно молчали.
– В нашей семье вы будете самым дорогим человеком, – сказала Анита и разрыдалась. Она столько пережила за этот день, что должна была выплакаться. Мужчины понимали это и даже не утешали ее. В этот день они больше ни о чем не говорили, главное было сказано.
– У Луисинью есть еще любящие дедушка и бабушка, – только и прибавил Сезар, имея в виду Антенора и Мафалду.
На другой день Сейшас отправился к Бранке. Теперь, когда у него нашлись дети, он почувствовал, что должен жить для них. И он не хотел, чтобы им когда нибудь стало стыдно за своего отца.
– Благодаря тебе, Бранка, я нашел своих детей, – начал Сейшас, когда они сели в саду возле бассейна. – И так счастлив теперь, что с каждым днем чувствую себя все больше виноватым.
Бранка слушала своего компаньона с возрастающим удивлением.
– Ну ка, ну ка, и в чем же твоя вина? – спросила она.
– Ты хотела вернуть то, что украла у тебя Изабел, и для этого позвала меня на помощь. Но я был сообщником Изабел. Моя фирма была куплена на деньги Арналду. Изабел сумела меня убедить, что я заслуживаю большего, чем получал в вашей фирме.
Сейшас покаянно понурил голову и замолчал.
Бранка смотрела на него с осуждением: если он считал, что порадовал ее своей откровенностью, то он ошибся – откровенность не искупала его вины.
– И что же ты предлагаешь? – сухо спросила она. – Как думаешь возмещать убытки?
– Ты знаешь, что дела у меня идут хорошо, и теперь, когда у нас общие дети…
– Общие? У нас с тобой? – Бранка расхохоталась. – Ты что то путаешь, Сейшас! Общих детей у нас с тобой быть не может!
– Не придирайся к словам, Бранка, – смущенно улыбнулся Сейшас. – Я имею в виду Анжелу, приемную дочку Эдуарды и Марселу. На самом деле это моя дочка и Изабел…
– Изабел? – поразилась Бранка. – Твоя? И что же ты собираешься делать?
– Собираюсь искупить свою вину перед тобой и твоими детьми. Я уже сказал, что дела у меня идут совсем неплохо. Позволь мне считать, что я взял когда то эту сумму взаймы у Арналду, теперь в погашение долга я буду выплачивать Марселу проценты и еще буду выплачивать деньги на содержание Анжелы. Мне кажется, это будет только справедливо.
– Погоди, Сейшас. Не все сразу. Я не могу понять пока, что справедливо и что несправедливо. Ты просто сразил меня своей новостью. Бедная Эдуарда! Представляю, что она сейчас переживает!
– Да она пока ничего не переживает. Знаю об этом пока только я. А я ей ничего еще не говорил. Ты – первая, кто слышит об этом.
Бранка забегала по комнате.
– Нужно что то делать! Нужно срочно что то делать! – повторяла она. – Нельзя, чтобы девочка зависела от интриг недобросовестной матери! Оставь меня сейчас, Сейшас, я должна успокоиться и подумать.
– Но ты подумай и над моим предложением. Завтра я переведу на твой счет первый взнос в погашение своего долга.
– Хорошо, Сейшас. Я согласна. Благодаря тебе я тоже многое поняла. Поначалу я думала только о деньгах, но теперь, когда в опасности моя внучка, я вижу, что не в деньгах счастье. Мы с тобой обо всем договорились. Но дай мне подумать, я потом тебе позвоню.
Искреннее волнение Бранки растрогало чувствительного Сейшаса. Он не думал, что эта деловитая и подчас грубоватая женщина так близко к сердцу принимает совсем неделовые интересы. Он откланялся и заторопился в больницу – сегодня он проведет целый вечер со своим мальчиком.
Если бы речь шла о какой то другой женщине, а не о Бранке, то можно было бы сказать, что она в панике. Но Бранка и в панике не теряла голову. Она налила себе мартини, села в кресло на веранде и задумалась.
Коварная судьба вновь связала ее с Изабел. Она сидела и думала, какой ценой она может выкупить спокойствие Марселу, Эдуарды и малышки Анжелы. Она представляла себе эту чувствительную девочку, такую жалостливую, такую нежную и трогательную, представляла Эдуарду, пребывающую в постоянной тревоге и ожидании, что вот вот появится грозная Изабел и потребует дочь обратно, и наливалась грозным гневом. Нет, она не даст спуску этой змее. Она найдет способ прижать ее к земле и заставить отказаться от дочери. Во всяком случае, попробует. И таким образом искупит свою вину перед своей семьей, которой и она сама причинила немало бед. Честно сказать, она тоже была порядочной змеей.
Бранка застыла с приоткрытым ртом. «Изведи змею», – сказала Консуэло. Но ведь и она тоже змея. Уж для Лидии, ее ближайшей подруги, точно.
С некоторых пор она ужасно мучилась своей виной перед Лидией. Чем ближе они становились, чем лучше друг друга понимали, тем тяжелее давило на Бранку прошлое. «Так вот в чем помощь Сейшаса, – вдруг сообразила она. – Я должна последовать его примеру. Он покаялся передо мной, а я попрошу прощения у Лидии. А потом мы с ней посоветуемся и непременно что то придумаем».
У Лидии был выходной, и она очень обрадовалась, услышав, что к ней собирается Бранка.
– Может, мне к тебе приехать? – сразу предложила она. – Тебе, наверное, переговорить со мной нужно. А ездить тебе трудно.
– Да нет, не очень, – вдруг с удивлением отметила Бранка. – Знаешь, с тех пор, как я все суечусь, мне стало гораздо лучше. А как к тебе ехать, так и вовсе хорошо стало.
– Ты не представляешь, как я рада это слышать! – обрадовалась Лидия. – Вот что значит дружба. Значит, ты выезжаешь, а я ставлю пирог.
«Ты мне пирог, а я тебе… эх эх эх, – вздохнула Бранка. – Что то ты мне после нашей встречи скажешь, подруженька?»

Глава 12

Эдуарда вышла в сад и позвала Анжелу. Близнецы возились в лягушатнике, обдавая друг друга тучей брызг, а малышка под бдительным присмотром няни тихонько возилась в песочнице. После высокой температуры, которая продержалась у нее сутки, она была еще слабенькой, и поэтому няня с Эдуардой не спускали с нее глаз.
Но кому, кроме Эдуарды, было знать лучшее лекарство для своей девочки?
– Мы поедем с тобой навещать Луисинью, – объявила она Анжеле.
Та расплылась в довольной улыбке и протянула матери ручку, готовая немедленно отправляться к своему «братцу».
– Смотри, что мы ему подарим, – мать показала девочке чудесного коня качалку, который стоял возле машины.
– А где мой? – тут же спросила Анжела. – Мы же вместе поедем в гости.
– Твой пока попасется в саду. – И Эдуарда показала на лужайку, где стоял точно такой же конь.
– Ну поехали скорее, – заторопилась успокоенная девочка.
Луисинью перевели из реанимации в обычный бокс, возле него сидела Анита. Мальчику стало гораздо лучше, но еще не одну неделю он должен будет провести в больнице, прежде чем можно будет говорить о том, что опасность окончательно миновала. Лучшим лекарством была для него любовь, и поэтому Анита с таким нетерпением ждала Эдуарду с Анжелой.
При виде гостей глаза Луисинью засияли. Анжеле разрешили сесть к мальчику на кровать, коня поставили так, чтобы он мог гладить его шелковистую морду, и дети через пять минут, похоже, отправились в сказочное странствие.
Эдуарда с Анитой отошли к окну.
– Не могу передать тебе, в каком я смятении, – начала шепотом Эдуарда.
– Погоди, – остановила ее Анита, – сейчас мы с тобой пойдем и поговорим. Детям совсем не нужно наше смятение. Они мгновенно его чувствуют. Сейчас придет Сейшас и побудет с детьми.
– Сейшас? – изумилась Эдуарда. – А он то почему тебе помогает?
– Сейчас мне помогают все, – ответила Анита.
– Кого я вижу? К нам прискакал Платеро! – раздался голос с порога, и обе женщины обернулись.
В бокс входил нагруженный свертками Сейшас. Он сердечно поздоровался с обеими озабоченными мамашами.
– Я вижу, вам не терпится поговорить, – сказал он с понимающим видом. – Не беспокойтесь, с малышами займусь я.
– Спасибо, – поблагодарили обе и, выходя, услышали голос Сейшаса:
– Да, этого коня зовут Платеро, я его прекрасно знаю и сейчас расскажу вам, откуда он прискакал…
Молодые женщины удобно устроились на диванчике в маленьком холле, и Эдуарда спросила:
– А успокаивающее у тебя есть? Боюсь, что опять расплачусь. У меня случилось такое…
– Да я все последнее время с ним не расстаюсь. Случилось не у тебя, у нас вместе, но сначала рассказывай.
И Эдуарда рассказала про Лизу, которая работала у нее няней и которую сбила машина, про звонок Женезиу, который пригласил ее к Лизе в больницу, и про то, что рассказала ей Лиза.
– С тех пор я места себе не могу найти, – призналась Эдуарда. – Остаться на всю жизнь в руках Изабел, зависеть от ее прихотей, плясать под ее дудку! Знать, что в любой миг она выкинет все что захочет и может лишить нас нашей девочки. Если быть честной, то я в отчаянии…
Эдуарда машинально проглотила таблетку, которую ей протянула Анита, и запила ее водой.
– Успокойся, – Анита ласково взяла руки Эдуарды, – и ты, и я, мы будем зависеть не от Изабел, а от Сейшаса.
Эдуарда недоуменно смотрела на подругу.
– Да, – кивнула головой Анита, – он – отец Анжелы и Луисинью…
– Ты хочешь сказать, что твой Луисинью… – Глаза Эдуарды расширились до такой степени, что казалось, займут пол лица.
– Именно это я и хочу сказать, – подтвердила Анита. – У меня не получается с детьми, я никак не могу их выносить.
Анита столько пережила за последнее время, столько прочувствовала, столько продумала, что ей было легко высказать все, чего раньше она стыдилась и, стыдясь, скрывала от других, а иногда и от себя.
– Как я тебя понимаю! – сказала Эдуарда и со слезами на глазах обняла Аниту.
Они сидели, прижавшись друг к другу. Им было легче оттого, что они вместе будут встречать многочисленные неожиданности, которые заготовила им судьба.

Две другие подруги сидели напротив друг друга.
– Ты помнишь, Лидия, что сказала гадалка про змею? – спросила Бранка. – Так вот, змея – это я.
– Не преувеличивай, дорогая! Среди нас нет святых. Скажи лучше, что тебя так разволновало.
Лидия подперла голову рукой и приготовилась слушать.
И услышала. Услышала повесть о том, как богатая сеньора Моту, спасая свою дочь от неравного брака, посадила ее дорогого мальчика в тюрьму…
Услышь Лидия об этом, когда Нанду сидел в тюрьме, она бы убила Бранку. Узнай она это вскоре после свадьбы сына с Миленой, она бы не общалась со сватьей. Но прошло уже столько лет и столько воды утекло… И, думая обо всем, что было пережито за эти годы, Лидия плакала. Плакала и Бранка.
– Что это вы тут пригорюнились? – раздался веселый голос Нанду. – Соль забыли купить? Так я сбегаю!
Веселый, жизнерадостный, он обнял за плечи двух немолодых женщин.
– Выше нос, мамули! Бранка! Ты, мне кажется, бегаешь быстрее ветра! Я недавно звонил, ты была дома, приезжаю к матушке, ты уже тут. А матушку я думал к нам отвезти, потому что у нас с Миленой сюрприз для вас обеих!
Обе подняли головы и смотрели на смеющегося Нанду. Неужели? У обеих брезжила догадка, и обе боялись в нее поверить.
– Ну кто первый догадается? С трех попыток! – хохотал Нанду.
– Нанду! Скажи! Это не попытки, а пытка! – взмолились обе.
– Были молодушками, станете бабушками, – выпалил Нанду и расцеловал обеих.
Теперь они плакали от радости.
– Как же я рада, Нанду, сынок, – говорила Бранка, целуя Нанду.
– А Милена то, Милена где? – твердила Лидия.
– Я здесь, – откликнулась, входя, Милена. – Если мамы и мужа нет дома, значит, они у Лидии. Я не ошиблась?
Все бросились поздравлять ее. Потом на радостях распили бутылку шампанского. Орестеса и Сандры дома не было, они сегодня отправились в цирк.
– То то они обрадуются, – повторяла Лидия и опять бросалась целовать Милену.
Наконец молодые собрались уезжать и хотели забрать с собой Бранку.
– Я сегодня ночую у Лидии, – отказалась та. – У нас с ней серьезный разговор.
Милена с Нанду рассмеялись. Они знали, о чем проговорят до рассвета будущие бабушки.
Но они ошибались. Подруги еще поплакали, окончательно помирились и принялись обсуждать судьбу несчастной Анжелы.
– Вот она, Изабел, – показала Бранка фотографию не слишком уже молодой черноглазой женщины в роскошных бриллиантах на первой странице молодежного журнала. – Отвалила куш на проведение спортивной олимпиады.
– А на днях сбила молодую женщину и поехала не оглянувшись, – сообщил подошедший Орестес. – Я ее узнал, это точно она.
Пока Лидия кормила дочку и мужа ужином и рассказывала им о замечательной новости, Бранка позвонила в клинику, куда, судя по рассказу Орестеса, могли отвезти пострадавшую. Узнала ее фамилию, узнала, что чувствует она себя неплохо и что ее можно навестить.
– Завтра с утра к ней поеду, – сказала Бранка. – Это Лиза, она несколько лет работала нянькой у Эдуарды.
– Я поеду с тобой, – сказала Лидия. – Мы этого дела так не оставим.
Лиза была очень удивлена, когда к ней в палату с букетом цветов вошла сеньора Моту. Удивлена и обрадована. Значит, никто на нее не сердится, значит, Эдуарда и в самом деле не держит на нее никакого зла.
– Я знаю, кто тебя сбил, – заявила Бранка, осведомившись сперва о здоровье, а потом сказав несколько необходимых дежурных фраз. – Изабел. Ты можешь подать на нее в суд. У нас есть свидетель. Это муж моей сватьи, он случайно был там. Что ты на это скажешь?
– Что скажу? – Лиза задумалась. – Скажу, что не хочу никаких судов. Что хочу одного – пусть она всех нас оставит в покое!
– И мы хотим ровно того же самого, Лиза. Я думаю, если ты напишешь, что отказываешься от иска, то это будет почти то же самое, что заявление в суд. По весомости для Изабел, я имею в виду.
– Ну что ж, попробуйте, – сказала Лиза. Она написала отказ и отдала его Бранке.
– Теперь к Изабел! – скомандовала Бранка, и подруги сели в машину.
Пока Бранка вела кампанию против своей врагини, сеньоры Изабел Лафайет, она неплохо изучила ее распорядок дня. В этот час Изабел всегда отдыхала. Она была дома, но не так то легко было к ней войти. Всем, кроме Бранки.
– Сеньора нас ждет, – заявила она с царственным видом оторопевшей служанке и прошествовала вверх по лестнице.
Эту квартиру она помнила с давних пор и прекрасно в ней ориентировалась. Через пять минут она распахнула дверь будуара, и ничего не подозревающая Изабел оказалась с глазу на глаз с Бранкой и Лидией.
Не так представляла себе Изабел эту встречу. Бранка застала ее в неглиже, в халате, не накрашенную, расслабленную. А сама была во всеоружии – с красивой прической, в модном платье, загорелая, подтянутая. По ее виду нельзя было сказать, что она перенесла тяжелую болезнь, лежала прикованная к постели. Один этот вид подействовал на Изабел угнетающе. На нее повеяло знакомой торжествующей энергетикой Бранки, и она привычно занервничала.
Не дав сопернице опомниться, Бранка пошла в наступление:
– Ты сбила Лизу. Ты хочешь избавиться от свидетельницы. Но она жива и даст на суде показания, если Сейшас возбудит против тебя уголовное дело. Она сама может возбудить против тебя дело, у нас есть свидетель. Поэтому ты садишься и немедленно пишешь отказ от материнских прав и передаешь их Эдуарде Моту.
За спиной Бранки стояла как Немезида, богиня возмездия, Лидия.
Изабел невольно вздохнула с облегчением. Она ожидала совсем других требований. А это? Да, она теряла ключевую позицию в управлении семейством Моту, но вместе с тем окончательно избавлялась от нежеланных хлопот. Однако нужно было поторговаться.
– Только в обмен на отказ от судебного иска, – потребовала она.
– От Лизы, – уточнила Бранка. – Если ты откажешься от материнских прав…
– Сейшас не сможет подать на меня в суд, – расхохоталась Изабел. – Он подаст на Эдуарду!
– Пиши, пиши! – грозно сказала Бранка.
– Много шуму из ничего, – заявила Изабел, садясь за письменный стол и берясь за ручку.
Они съездили потом к нотариусу и официально оформили передачу прав на ребенка. После чего Бранка царственным жестом протянула Изабел отказ Лизы, села вместе с Лидией в машину и укатила.
Изабел осталась одна на пыльной жаркой улице. Давно с ней такого не случалось. Она чувствовала себя беспомощной и раздавленной. Под натиском Бранки она села в ее машину, как заводная кукла подчинялась ей, и вот теперь стоит посреди города без машины, без карточки, без денег. Конечно, через пять минут она остановила такси, и экономка расплатилась с шофером. Но противное чувство униженности осталось.
Она опять спасовала перед Бранкой, и ей уже никогда не взять реванш.
– Просто не знаю, что бы я без тебя делала, – говорила Бранка Лидии, правя машиной. – Спасибо тебе. Без тебя бы мне этой нагрузки не выдержать, но я чувствовала, что ты рядом со мной, и это придавало мне сил.
– Главное – крепкий тыл, я всегда это говорила, – улыбнулась Лидия. – Еще ночью мы не знали, что будем делать, а сейчас возвращаемся с победой. Спасибо Орестесу, если бы не он… – Лидия, как всегда, была за справедливость.
– Да, и Орестесу, и Лизе, – подхватила Бранка. – Знаешь, мы устроим потрясающий праздник, совсем как в былые времена, только лучше!..
Они подъехали к дому Лидии и расцеловались на прощание.
Войдя в свой дом, Бранка мечтала только об одном – отдохнуть, блаженно вытянуться на постели. Но в гостиной ее ждал Сейшас.
– С тех пор как ты меня вызвала и мы стали общаться, мне кажется, ты помолодела лет на двадцать. Бегаешь как молоденькая, дома никогда нет!
Бранка улыбнулась этому выговору комплименту. Она в самом деле стала забывать о своей немощи: столько вдруг навалилось забот и дел. А впереди их еще больше – не до болезней!
– Но я здесь тебя жду не для того, чтобы делать комплименты. Я видел сегодня в больнице Эдуарду, мы обо всем с ней договорились, но она боится шантажа со стороны Изабел. Прежде чем предпринимать решительные действия, а я их предприму непременно, я хотел бы посоветоваться с тобой. Что ты думаешь по этому поводу? Как никак мы начинали кампанию вместе.
Вместо ответа Бранка протянула Сейшасу заверенный у нотариуса документ. Сейшас прочитал его и восхищенно посмотрел на Бранку.
– Преклоняюсь, – сказал он. – Юридически безупречно, об остальном я не говорю…
– Поезжай с ним к Эдуарде, успокой ее, – попросила она. – Как честная девушка, признаюсь тебе, что мне совсем не двадцать. Я ужасно устала.
Сейшас поцеловал ее в щечку и вышел.

0

17

Эпилог

Счастливая Мафалда с гордостью оглядывала свой небольшой чистенький дворик, по которому, встав из за обильного стола, разбрелись приглашенные. Сегодня в ее доме был большой праздник. Окрестили ее дорогого внука Луисинью, которого она выхаживала после больницы и который уже начал понемногу ходить самостоятельно. Но окрестили не только его, а еще и его сестренку Анжелу, дочку Эдуарды. Крестным детишек стал Сейшас. И какое же это было для всех счастье! Как все радовались, когда нашли такое мудрое и доброе решение.
– А потом мы отдадим их в одну школу, – предложила Эдуарда. – Раз они так привязаны друг к другу, незачем их разлучать.
– Замечательная мысль, – присоединилась к ней и Анита.
Сейшас только кивнул. Разумеется, в свой час он позаботится об образовании своих детей, выберет для них хорошую школу, а потом и университет.
После того как правда вышла наружу, две молодые семьи сдружились еще крепче, приняв к себе и бесприютного Сейшаса.
Детвора мгновенно стала называть его «папа Сейшас», а он баловал всех пятерых, не забывая и шестого – малыша Атилиу, который тянулся к нему, улыбаясь во весь рот, и получал очередную заводную машинку.
Дело в том, что с Сейшасом подружились не только дети, но и взрослые, и Леу пригласил его снова юрисконсультом в фирму. Сейшас застал еще времена расцвета фирмы Арналду, у него сохранились связи, знакомства. А главное, он был теперь кровно заинтересован в ее процветании. Причины для этого было две: его прошлая вина и их общее будущее.
Советовалась с Сейшасом и Милена. За эти несколько лет она все таки сумела осуществить свою идею и наконец организовала мастерскую по проектировке и пошиву спецодежды: костюмов для спасателей, для участников экспедиций, для людей, работающих в полевых условиях, в горах, на воде. Магазин при мастерской назывался «Для настоящих мужчин», и публика в нем была соответствующая. С заказами ей помогал Нанду, но у нее пока не было опыта по заключению контрактов, и поэтому она постоянно нуждалась в советах опытного юриста. Сейшас стал ее добровольным советчиком и охотно помогал молодой предпринимательнице налаживать взаимовыгодные отношения с клиентами.
Сейчас Сейшас играл «в лошадки» с детворой – катал ее по очереди на закорках. Вскоре к нему присоединились Марселу и Сезар.
– Ура! Мы устроим настоящее родео! – радостно завопил Марселинью. – Ковбоями будем мы трое, а девчонки пусть будут бычками. Мы будем их заарканивать!
– Еще чего! – возмутилась Алисия. – Я тоже хочу заарканивать!
– Папа Атилиу! А ты не хочешь быть самым главным быком на родео? – закричал Марселинью.
– Спасибо, сынок! В следующий раз! – отозвался Атилиу. Он не спеша прогуливался с Эленой под руку, следуя за ней по стране воспоминаний.
– Посмотри, Атилиу, – говорила Элена, показывая на узкую скамейку у самой стены, увитой зеленью, – вот здесь мы любили сидеть с Виржинией, когда были маленькими. Мы всегда дружили с соседкой Мафалдой и прибегали к ней за сластями и лаской, особенно после смерти мамы. А мы жили вон там. – И она махнула рукой в сторону.
Атилиу повернул голову и увидел небольшой домик в глубине двора.
– А что в нем теперь? – заинтересовался он.
– Понятия не имею, – недоуменно пожала плечами Элена. – Спроси у Мафалды. После того как отец переехал, он все оставил им.
– Замечательно! – обрадовался Атилиу. – Вот и помещение для будущей клиники Сезара и Аниты. Я сделаю проект, переделка обойдется гораздо дешевле, чем строительство. Сезар сможет купить более совершенное оборудование, да и времени пойдет на переделку гораздо меньше. Думаю, месяца через три они могут приступить к работе. Для начала большое помещение им не нужно, так ведь, дорогая? Как ты думаешь?
– Думаю, что ты прав, как всегда. – Элена одарила мужа лучистым взглядом своих темных глубоких глаз, и Атилиу с нежностью поцеловал ее.
– Ну так пойдем обрадуем Сезара, поговорим с Мафалдой и посмотрим, что делается в вашем бывшем домике.
Атилиу с присущей ему энергией уже готов был приняться за проект, не теряя ни минуты.
Элена рассмеялась.
– Может, повременим чуть чуть? – спросила она.
– Ну разве что чуть чуть, – согласился Атилиу, слыша радостные вопли «ковбоев».
Они уселись на скамейку у стены.
– В юности мы делились на ней секретами, – продолжала вспоминать Элена, – а когда я разошлась с Орестесом и жила некоторое время у отца, здесь играла Эдуарда с Сезаром.
– Не поставить ли здесь мемориальную доску? – шутливо спросил Атилиу.
– Прекрасная идея! – отозвалась Элена. – Многим из нас памятна эта скамья – Орестесу, Аните…
– Раз Сезар занят, пойдем порадуем Аниту идеей насчет помещения, – предложил Атилиу, ему не терпелось узнать мнение своих молодых друзей.
Анита, Милена, Эдуарда хлопотали вокруг Сандры, наряжая ее, – она должна была выдавать призы за родео.
– Не забудьте призы! – воскликнула Эдуарда, и Анита побежала к Мафалде за призами – это могло быть только ее несравненное печенье в виде всевозможных зверушек, которого она напекла целую гору.
– Атилиу! Давай будем говорить о делах завтра! – потянула мужа за рукав Элена.
– Ладно! – со вздохом согласился он. А на лавочку уже уселись Бранка и Лидия, им тоже нужно было посекретничать.
– Ты сейчас просто умрешь со смеху, – говорила полушепотом Бранка, – я тебе скажу такое!
– Ну ка, ну ка, – наклоняла к ней ухо Лидия.
– Сейшас всерьез за мной ухаживает и дает мне понять, что у него самые серьезные намерения. – Бранка от души расхохоталась.
– Поздравляю! Мне кажется, он вполне достойный кандидат, – вместо того чтобы тоже расхохотаться, сказала Лидия.
– Да брось ты! Как дама я давно подала в отставку! – отмахнулась Бранка.
– Какие наши годы! – шутливо возмутилась Лидия. – Да мы с тобой любой молодежи сто очков форы дадим!
– Ну не говори! Возраст у нас опасный. Вот Изабел моложе нас, а…
– Что с ней? Я ничего не знаю.
– Рак. Сказали, дни сочтены. Лежит одна одинешенька в клинике, желтая, высохшая – мумия да и только. Я тут ее навестила по старой памяти, так она чуть не расплакалась, так была растрогана.
– Я тоже схожу ее навещу, – решила Лидия. – Какая бы она ни была, а умирать ей в одиночестве страшно.
Тут прибежал Марселинью звать их на вручение призов. Улыбнувшись, обе поднялись с лавочки.
– Господи! До чего же у нас стала большая семья, – сказала с удовлетворением Бранка, оглядывая взрослых, что расселись в качестве публики на церемонии вручения призов. – Катарина еще больше похорошела с тех пор, как стала работать визажисткой. А у Леу того и гляди брюшко появится от сидячей жизни! Эх, нет с ним рядом матери, чтобы его растрясти как следует!
Мег и Тражану были только в церкви, у них сейчас самое хлопотное время – последние дни перед свадьбой. Выдают замуж Наталью за Родригу. Поэтому и Виржинии нет. Они с Натальей поехали квартиру смотреть. Парочка вышла что надо! Наталья повзрослела, стала серьезной. Окончила колледж, стала преподавателем. А Родригу, заимев практику в качестве юриста, повеселел и перестал быть занудой. Теперь Виржинии осталось только Жулию пристроить, а там и сама может замуж выходить за своего неизменного поклонника.
Бранка покрутила головой, ища Сирлею и Педру. Уж насколько она когда то не любила эту парочку, но прошли годы, она и с ними примирилась. Ведь кто, как не Сирлея, задает теперь балы и праздники, держит открытый дом для своего мужа коммерсанта, а заодно и для всех своих родственников? И опытом Бранки не пренебрегает. Бранка для нее – царь и бог, без ее совета ни одно празднество не обходится. И надо сказать, они с Сирлеей не ударили пока лицом в грязь, их праздники по прежнему лучшие в Рио. Так по крайней мере считала Бранка. Наконец она увидела, где сидит Сирлея, и послала ей воздушный поцелуй.
Лучшим наездником оказался Луисинью, а лучшим «конем» – Сейшас.
– Старый конь борозды не портит, – прошептала Лидия Бранке, заметив, как молодцевато поглядывает Первый призер на подругу. – Я бы на твоем месте подумала.
– Я думаю, нам нужно с тобой пойти и поставить свечку, да потолще, Деве Марии. И еще как следует поблагодарить гадалку. Что ни говори, а она нам очень помогла!
Поздно вечером, перемыв с Мафалдой всю посуду и собираясь идти спать, Анита вдруг побледнела, почувствовав головокружение и тошноту. Больше сомнений не было! Она смело могла сказать Сезару о той радостной новости, которую вот уже несколько недель таила в себе.
– Помогла? Последняя методика, которую ты пробовала, помогла? – стал спрашивать радостный Сезар.
– Помогла любовь, Сезар. Только любви подвластно все, и только она помогла нам превозмочь все, что мы натворили во имя любви, – ответила мужу счастливая Анита.

0