www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Во имя любви. 2-я книга - Возмездие

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

За книгу СПАСИБО Ингуше

Миллионы женщин с наслаждением смотрят знаменитый бразильский сериал `Во имя любви`, радуются и надеются, любят и страдают вместе с его героями, вместе с ними разгадывают семейные тайны и борются с жестокими и коварными врагами. Для всех, кому хочется ещераз встретиться с уже полюбившимися персонажами, эта книга. Когда женская любовь вступает в противоборство с материнской - победителей, как правило, не бывает. Любая жертва оборачивается, не благом, а трагедией, потому что конфликт проходит через сердцеженщины, разрывая его пополам. Героиня романа делает свой нелегкий выбор в пользу дочери и ради ее счастья совершает поступок, который одновременно является и подвигом, и преступлением...

увеличить

Отредактировано Jenny (23.06.2009 13:14)

+1

2

Часть 1. Глава 1.Наконец Сезар все для себя решил. Молчаливый, сосредоточенный, погруженный в себя, он готовился к отъезду. Поначалу этот отъезд – по существу бегство – был иллюзорным, воображаемым выходом из невыносимой ситуации. Но сейчас он делал все, чтобы превратить фантазию в реальность. Отъезд был его единственным шансом выжить, и теперь он с тем же упорством, с каким когда-то учился, добиваясь профессии врача, освобождался от своей профессии, которая стала его второй натурой. Трудно описать боль, с какой он это делал, но оставаться в Рио, в клинике и делать вид, будто он способен кого-то вылечить, было для него равносильно смерти. Он выбрал боль и жизнь.
Однако решение Сезара выжить было смертью для его родителей.
Сколько сил положили отец и мать на то, чтобы вывести сына в люди, сколько претерпели лишений. Они ни о чем не жалели, потому что видели: мальчик нашел свое призвание. И вот теперь, когда их сын с такой мукой отказывался от своего призвания и непонятно, по какой причине, они не могли не страдать за него и не могли его одобрить. Они не могли оставаться в стороне, видя, как он разрушает свою жизнь.
Антенор попытался было обратиться за помощью к Элене, но после разговора с ней все осталось по-прежнему. Тогда он надумал обратиться к Эдуарде. Надумал от бессилия и безысходности. Обратиться за помощью к женщине, которая и была причиной всех бед в жизни сына, на это нужно было решиться. Но чего не сделаешь в минуту отчаяния.
Антенор поговорил с Эдуардой, сказал, что, по его мнению, решение Сезара связано с той ночью, когда она и Элена рожали.
– Отговори его менять профессию. Он любит тебя,– со вздохом сказал Антенор.– Может быть, он тебя послушается.
Эдуарда выслушала Антенора с большим сочувствием. Отношение к ней Сезара было и в самом деле необыкновенным. То, как глубоко он переживает случившиеся с ней несчастье, то, что ее несчастье перевернуло всю его жизнь, не могло оставить ее равнодушной, и, конечно, ей хотелось помочь Сезару. Больше того, она чувствовала, что в силах ему помочь. Она верила, что сумеет разговорить его, а разговорив, и отговорить от принятого решения.
Лиза отправилась с утра с Марселинью к Бранке, а Эдуарда, позвонив Сезару, договорилась с ним о встрече днем во время обеда в японском ресторане.
О предстоящей встрече она сказала и матери, чем повергла ее в немалое смятение.
– Мне кажется, тебе не следует вмешиваться,– осторожно сказала Элена, внутренне замирая.– Он должен во всем разобраться сам или с помощью Аниты, своей невесты.
– Я не могу отказать Антенору и Мафалде,– спокойно ответила Эдуарда.– Водитель привезет Марселинью во второй половине дня, присмотри за ним, пожалуйста. У нас может быть долгий и сложный разговор.
– Я поеду с тобой, Эдуарда,– внезапно решила Элена. Как она могла позволить, чтобы они говорили наедине? Кто знает, чем, чем это может кончиться?
–Не беспокойся за меня, мамочка!– рассмеялась Эдуарда.– Ты все время забываешь, что я уже взрослая женщина. А сейчас мне ничего не грозит. Сезар при тебе будет стесняться. Наедине я попробую заставить его раскрыться и все рассказать, понимаешь?
– Понимаю, понимаю,– сказала несчастная Элена. Она-то понимала куда больше своей такой любимой и такой несчастной дочки.
Сезар и радовался встрече с Эдуардой, и очень нервничал. Он прекрасно понимал, о чем она поведет речь, и опасался какой-то обмолвкой выдать себя или навести ее на нежелательные размышления.
Увидев Эдуарду, он опять поразился ее красоте, которая стала еще тоньше, еще одухотвореннее. Перенесенные испытания превратили утонченную нервную девушку в прекрасную женщину, немного печальную, хрупкую, уязвимую. Сердце Сезара учащенно забилось. Нелепая надежда вспыхнула в нем – а что, если… Что если открыть ей ту страшную тайну, что так гнетет его? Окончательно оборвать ее связь с Марселу и позвать за собой? Они уедут отсюда вместе, и он поможет ей позабыть все то тяжкое и мучительное, что она уже пережила…
Впервые он усомнился в том, что решение, принятое Эленой, безусловное благо для Эдуарды… Но пока он только усомнился. Эдуарда не давала ему никаких оснований считать, что он вправе вмешиваться в ее судьбу, что в сихах ей чем-то помочь. Пока она любила другого, и он мог только наблюдать за ее радостями и горестями со стороны.
Но сомнение уже зародилось, и что он мог с ним поделать?
Они принялись за салат, разговор пока не вышел из рамок светского обмена новостями, но куда он заведет их обоих, кто это может знать? И вдруг в полупустой ресторан ввалилась шумная компания. Не заметить пришедших было невозможно, и Эдуарда не только заметила, но и обнаружила много знакомых лиц: Арналду, Изабелл, Милена, Леу, Лаура и … Марселу. Вот уж кого она не хотела бы видеть! А тем более обоих вместе! И она сделала вид, что не видит вошедших.
Лаура злорадно усмехнулась. Она-то заметила парочку еще издали. И сумела уговорить всех полакомиться японской кухней. Арналду, любитель шашлыков, правда, немного сопротивлялся, но и он в конце концов сдался. В любви все средства хорощи, пусть Марселу лишний раз убедиться, что у Сезара с Эдуардой давний роман, точь-в-точь такой же, как у него с ней, с Лаурой, ведь старая любовь не ржавеет.
Прошло минут пять, и Марселу тоже заметил сидящую у окна парочку. Заметил и пришел в неистовую ярость. Он был раздражен и до этого, ему совсем не хотелось ехать смотреть, какие глупости затеяли Милена с Лаурой. Поглядев на их магазин, он разозлился еще больше: тоже мне – элитная торговля! Трусы и майки для идиотов! Но мало этого! Главный сюрприз был, оказывается, впереди – ему предстояло увидеть собственную жену в обществе Сезара! Только этого ему не хватало!
Выражение лица Марселу было настолько выразительным, что Арналду предупреждающе сказал:
– Только без скандала, слышишь? Без скандала!
– Нам он совершенно ни к чему,– подала голос и Изабелл.
– Стану я портить себе кровь из-за какого-то оборванца!– нарочито громко заявил Марселу.
Эдуарда твердо решила не замечать своего бывшего мужа, и, желая отвлечься, заговорила о том, ради чего, собственно, и пришла сюда, ради чего назначила свидание Сезару.
– Твои родители страшно переживают из-за того, что ты решил оставить клинику,– начала она.– Сеньор Антенор сказал, что это как-то связано со мной, что я каким-то образом повлияла на твое решение. Но я не хочу, чтобы ты страдал. Объясни мне, в чем дело, я уверена, что мы с тобой найдем достойный выход…
«Если бы, ах если бы,– с тоской подумал Сезар,– милая, дорогая Эдуарда, если бы это было возможно!»
Они сидели, пристально вглядываясь друг другу в глаза.
– Вы только посмотрите на них,– раздался голос Лауры,– еще немного, и они займутся тут любовью!
– Послушай, а не лучше ли вам отправиться в мотель?– подхватил Марселу.
– Ну ты и мерзавец!– не мог не откликнуться Сезар. Он долго сдерживался, но закипел и он, закипел ненавистью, негодованием. Он пошел на преступление ради того, чтобы навек связать любимую женщину с хамом, наглецом и циником! Из-за него он вынужден бросить свое любимое дело! Какая же все это гадость!
– Кажется, ты нарываешься на драку, Марселу? Ну давай, дерись! Дерись со мной! Сезар тут ни при чем! – щеки у Эдуарды вспыхнули, в голосе зазвучали злобные нотки.
Как странно было увидеть Сезару совсем новую, независимую Эдуарду. Она и в самом деле могла подраться. Только этого не хватало! Ради Эдуарды он готов был на все, готов был даже проглотить наглость и глупость ее избранника. Если она опуститься до него, ей потом будет невыносимо стыдно.
– Не стоит продолжать разговор в таком духе, сеньор Моту,– взяв себя руки, сдержанно произнес он.– По-моему, понятно, что мы не хотим разговаривать с вами.
– Леу, расплатись по счету, и мы немедленно уходим,– заявил Арналду, видя, что Марселу рвется в бой и дело может закончиться дракой. Да и Лаура, похоже, еще чуть-чуть и вцепиться в волосы Эдуарде. А может, наоборот, Эдуарда вцепиться в Лауру. В общем, Арналду был счастлив, когда они благополучно выбрались из этого японского ресторана. Недаром он терпеть не мог восточной кухни, всегда предпочитая шашлык. Р-раз – и готово!
На Сезара подействовал не столько разговор с Эдуардой, сколько поведение Марселу. Если и до этого ему было тяжело и тошно, то после сцены в ресторане стало еще хуже. Нет, нужно срочно бежать отсюда! Вот только он хотел узнать, нашел ли доктор Моретти себе пощника – бросить своего старого учителя Сезар не мог.
Доктора Моретти он не застал, старик уже ущел домой, он себя плохо чувствовал, зато секретарша сказала, что его дожидается одна дама.
– Я же не принимаю! Почему вы ее не предупредили? – раздраженно осведомился Сезар.
– Она не пациентка,– ответила Ивета.– Она просто ждет вас.
Сезар заглянул в приемную и с удивлением увидел Виржинию.
Они не виделись много лет, и он был растроган и обрадован ее посещением.
Взволнованной казалась и Виржиния, все их детство с Эленой встало у нее перед глазами: небольшой уютный двор с деревьями, куда они так любили прибегать с сестрой, потому что Мафалда, тогда еще совсем молодая женщина, всегда была готова приголубить сироток. А какие вкусные пироги с ягодами она пекла и всегда угощала ими сестренок! Ей все казалось, что девочки обделены теплом, лаской…Наверное, так оно и было. Наверное, поэтому Элена и стала такой сумасшедшей матерью…
Вот уже несколько дней Виржиния не могла ни спать, ни есть. С тех самых пор, как Элена призналась ей, что они с Сезаром подменили детей. Сначала она металась, не зная, что ей предпринять, и наконец решила поговорить с Сезаром. Они должны были найти решение вместе. Оба они дали клятву молчать, и не нарушали ее, говоря между собой о страшной тайне. Облегчением для обоих будет даже то, что они поговорят об этом – так решила Виржиния.
– Элена мне все рассказала,– торопливо перешла Виржиния к сути своего визита.– Я пришла бы раньше, но была в шоке.
– А мне-то каково? – сумрачно отозвался Сезар.
– Даже не могу себе представить! Ты всегда был такой правильный, уравновешенный, ответственный. Для тебя это катострофа. И не для тебя одного. Думаю, она сделала хуже и для Эдуарды тоже. Я уже не говорю про Атилиу.
Сезар про себя согласился с Виржинией, теперь он и сам так думал, но тогда… Тогда и ему это казалось единственно верным решением…
– А ты уступил, потому что любишь Эдуарду,– продолжала Виржиния.– Но во имя любви к ней ты должен теперь все исправить.
– Я не вижу такой возможности,– печально ответил Сезар.– Ребенок столько времени был у Эдуарды, как теперь можно забрать его? Нет, на такую жестокость я не способен!
Если бы она любила его, Сезара, все было бы возможно! Но Эдуарда продолжала любить Марселу, эгоиста, толстокожего грубияна! Как это было ясно видно по ее загоревшимся щекам, по ее готовности вступить в ссору! Именно поэтому он и был так непреклонен и суров.
– И все же убеди Элену рассказать правду. Она должна это сделать, иначе ее семья разрушиться.
– Эдуарда за это время привыкла к тому, что у нее есть сын, а Атилиу к тому, что у него сына нет,– возразил Сезар.
– Ну что ж,– Виржиния скорбно улыбнулась,– если я не уговорю сестру снять с меня клятву, значит, придется стать клятвопреступницей…

Глава 2.Марселу продолжал кипеть и вернувшись на работу. Он никак не мог успокоиться, представляя себе Эдуарду с Сезаром. У того было такое просветленное лицо. И как только оно возникало перед глазами, Марселу хотелось измолотить его кулаками. Никто не имел права так смотреть на его жену!
Арналду попытался вразумить сына. Он вел себя не прилично, как глупый мальчишка-подросток, задиристый петушок. Им нужно было сразу уйти, и если бы не Лаура…
– Ты хочешь сказать, что мне теперь нельзя посещать места, где бывает эта потаскуха?! – разъярился Марселу.
Атилиу, который стал невольным свидетелем перебранки отца и сына, прекрасно понял, что речь идет об Эдуарде, которую они только что повстречали в ресторане. Не вмешаться он не мог.
– Интересно, кого это ты так называешь? – грозно спросил он.
Марселу был счастлив, что может на ком-нибудь отвести душу. На ком, ему было все равно.
– Не твое дело! Я никому не позволю кричать у нас в фирме, тем более что ты тут подчиненный, а я хозяин.
– А я никому не позволю говорить в таком тоне о людях моего круга! – с той же угрозой в голосе продолжал Атилиу.
– Мне придется выгнать тебя вон, чтобы ты не лез, куда не следует,– истерически заорал Марселу.
– Ты превратил свою ссору с Эдуардой в ад для нас всех. Опомнись, Марселу, ты ведешь себя недостойно,– попытался образумить его Атилиу, чувствуя, что парня понесло всерьез.
– Пока Эдуарда носит мою фамилию, я буду обращаться с ней, как считаю нужным! – орал Марселу.– Она на глазах у всех встречается с Сезаром, она стыд потеряла, она – потаскуха.
Атилиу подошел и дал пощечину зарвавшемуся мальчишке. Иного способа прекратить неприличную истерику он не видел.
Атилиу вышел, а Арналду схватился за голову. Теперь ему нужно было улаживать конфликт между сыном и Атилиу. Лучше бы, ей-богу, Марселу подрался с Сезаром!
Марселу держался за щеку, по его глазам было видно, что прощать «подчиненного» он не собирается.
Тяжело вздохнув, Арналду принялся урезонивать сына. Про себя же он думал только об одном: как бы побыстрее улететь в Буэнос-Айрес, уж там-то он отдохнет!
– Ты понимаешь, что значит для нашей фирмы Атилиу?– занудным тоном говорил он.– Если тебя не останавливает его возраст, то подумай о делах. Как скажется на них его уход?
– Наплевать мне на дела! Или я, или он!– Марселу набычился.
– А мне не наплевать,– повысил голос Арналду,– у нас тут не какая-нибудь лавчонка, сегодня закрыл, завтра открыл, у нас серьезная фирма! На каждом контракте, заключенным нашей фирмой, стоит подпись Атилиу. Если он уйдет, мы не сможем работать. Перерыв в работе грозит банкротством. Ты этого добиваешься?
– А ты добиваешься, чтобы я после пощечины говорил с ним как ни в чем не бывало?
– Можешь вообще с ним не говорить. Ходите на работу по очереди, не встречайтесь, а там пройдет время и все забудется!
Предложение отца было разумным, но Марселу не был сейчас способен внять голосу разума. Он прекрасно знал и без отцовских нотаций, что Атилиу получает гораздо более выгодные предложения от других фирм и если он не уходит от них, то лишь по старой дружбе.
Однако сознание собственной неправоты – плохой помощник в деле. Марселу непременно хотелось найти виноватого и доказать, что он, несмотря ни на что, прав. И такая возможность ему очень скоро представилась: в офис пожаловала Лаура.
Она жаждала убедиться, что не зря потащила всех в японский ресторан, что Марселу наконец всерьез поверил в связь Эдуарды и Сезара, что развод его – дело решенное, и вполне возможно, им предстоит чудесный вечерок вместе.
Она была полна радужных планов и предвкушала, как встретит ее Марселу. Должен же был он в конце концов оценить ее постоянство!
Марселу встретил ее сумрачным взглядом. Но она не придала ему значения. Ясное дело, ему радоваться нечего. Что хорошего, если твоя жена открыто отдает предпочтение другому?
–Забудь о них, Марселу,– ласково сказала она.– Расслабься. Ты же теперь свободен. Скоро разведешься. Будешь навещать сынка два раза в неделю, и никаких проблем! Давай-ка я сделаю тебе массажик, какой ты любишь. И тебе сразу станет легче.
Лучше бы она не упоминала про массажик! Ох уж это массажик! С него все и началось. Марселу наконец нашел виноватого и набросился на Лауру с кулаками.
На шум прибежал Арналду и насилу оттеснил Марселу. Скандал, который грозовой тучей целый день висел в воздухе, все-таки разразился. Дрались главные любители скандалов.
Арналду вытолкал Лауру из кабинета и сделал внушение Марселу, который сидел в углу и тяжело дышал.
– Ромеу отвезет тебя домой,– сказал Арналду.– Самому тебе ни в коем случае нельзя сейчас садиться за руль. И оставаться здесь тоже. Я боюсь, что ты разнесешь вдребезги всю нашу фирму, если еще хоть на полчаса останешься здесь.
Марселу не возражал. Ему самому хотелось закатиться куда подальше. Все ему осточертели. Он никого и видеть не хотел.
Отправив Марселу домой, Арналду вздохнул посвободнее. Он мечтал о Буэнос-Айресе, где он позабудет обо всем, что твориться тут. Унылая дождливая зима всегда действовала на него угнетающе, а в этом году особенно. Им владело чувство надвигающейся катастрофы. И было от чего. Дела фирмы шли все хуже и хуже. Если она развалиться, разбирательства с Бранкой не миновать. Но, желая угодить Изабелл, он соглашался на одну авантюру за другой и чувствовал: скоро наступит расправа, но остановиться не мог. Наоборот, хотел насладиться всем сполна, чтобы было потом за что расплачиваться. А в том, что расплата неизбежна, он уже не сомневался.
Но пока все еще разыгрывал хозяина положения и не собирался, пока возможно, уходить за кулисы.
Единственное, что он должен был уладить перед отъездом, это отношения с Атилиу. Он позвонил ему и договорился о встрече в ресторане, где они привыкли решать важнейшие дела. Мужской разговор за рюмкой коньяка всегда приносил положительные результаты.
Встреча не обманула ожидания Арналду: Атилиу не был обижен и не собирался ссориться. Он честно и напрямик сказал:
– Имей в виду, старик, никаких скидок Марселу не будет. В следующий раз спущу штаны и дам дюжину шлепков по голой заднице. Тоже мне, вице-президент!
Арналду засмеялся:
– Пощади его самолюбие. Ты же знаешь, он – парень хороший, но у каждого бывают срывы.
– У Марселу они бывают чаще, чем у других. Поэтому позаботься, чтобы он оставил меня в покое. И перестал оскорблять Элену и Эдуарду, иначе плохо будет и ему, и фирме.
– Я это понимаю лучше всех,– со вздохом согласился Арналду,– ты уж не уходи от нас. Твой уход может потопить нашу посудину. Она и так еле держится.
– Выправится. Вспомни, мы и не из таких переделок выбирались! – Атилиу похлопал Арналду по плечу: прожитая бок о бок жизнь кое-что значила!
Арналду с благодарностью похлопал в ответ по плечу Атилиу. Они понимали друг друга, и это было главное.
Занятый мыслями о Буэнос-Айресе и совсем неделовыми мыслями, Арналду не вникал в смысл той суеты, какая царила у них в доме.
Будь он повнимательнее, он бы заметил, что дом будто бы разделился на два лагеря, и каждый из них к чему-то готовился. И Милена, и Бранка говорили по телефону полунамеками, обе время от времени счастливо смеялись, радуясь каким-то полученным новостям. День ото дня они становились доброжелательнее друг к другу, приветливее, любезнее. Но зависело это доброжелательство от успешности, с какой продвигались их тайные, никому не ведомые дела, где-то там вдалеке.
Милена была счастлива от того, что день ее свадьбы приближался. Что Орестес нашел им квартиру, что Лидия, хоть и скрепя сердце, но подписала поручительство. Милена понимала, что будущая свекровь не доверяет ей, считает ее любовь к сыну прихотью балованной девчонки, но не обижалась. У них с Нанду впереди была целая жизнь, и она была уверенна, что сумеет переубедить Лидию. Обе они так любили Нанду, что рано или поздно непременно должны были стать друзьями, иначе и быть не могло! Зато Орестес уже в Милене души не чаял, и ее очень трогала его привязанность. Если честно сказать, ей очень недоставало в жизни людей, которые бы ее любили.
Пребывая в состоянии блаженства, Милена не сомневалась, что сумела передать его частичку и матери. Ей казалось, что Бранка наконец разделила ее душевное состояние и поэтому стала так тепла с ней.
Бранка и впрямь потеплела к дочери. Но она искренне сочувствовала маленькой дочурке, глупому слепому котенку, которого намеревалась извлечь из разверзшейся перед ним пучины бедствий. Она всегда становилась щедрее, теплее, благожелательнее, когда забирала бразды правления в свои руки, а сейчас именно это она и делала.
Бранка убедилась: стоит отпустить вожжи, как все в доме идет наперекосяк. Больше она не желала потворствовать опасному и глупому своеволию, которое грозило разрушить как ее семейное благополучие, так и созданную ее трудами фирму.
Делами Арналду она собиралась заняться во вторую очередь. Пока пусть съездит в командировку, где за ним присмотрит Изабелл и не даст ему наделать особых глупостей. Она, Бранка, сумеет воспользоваться его отсутствием. Оно развяжет ей руки, и она многое успеет выяснить.
А пока, до отъезда Арналду, на первом плане у нее была Милена. Тут все обстояло наилучшем образом. Роза, можно сказать, просто носом землю рыла. Бранка не ошиблась в помощнице, на нее можно было положиться. На нее, на Олаву. И по мере того как задуманная операция продвигалась к успешному концу, все щедрее становилась Бранка на улыбки и все искреннее была расположена к окружающим – ведь ради них и только ради них она старалась, не жалея сил.
Она съездила посмотреть магазин Милены. Название «Милена – мужчинам» несколько покоробило ее: не слишком ли вызывающе? Но Милена, смеясь, успокоила ее:
– Ты что, шуток не понимаешь? Такие шутки в моем стиле. Разве нет?
Что рискованные шутки в стиле Милены, Бранка успела убедиться на примере ее желания выйти замуж за Нанду. Сама она не любила рискованных шуток, а любила обдуманные действия. В остальном магазин ей понравился – помещение, место, эскизы оформления. Со временем может получиться недурной бизнес. Но лучше всего то, что дел тут невпроворот, а когда человек занят, у него остается куда меньше времени на переживания.
Арналду наконец улетел в Буэнос-Айрес. Все дни накануне отъезда он являлся домой вовремя и клялся жене в верности. Бранку это насторожило. На следующий же день за завтраком, пока за столом не было ни Леу, ни Милены, она попросила Марселу хорошенько проверить счета.
– Да у нас все в порядке, мамочка, – уверил ее сын.– Просто отец – человек несобранный, можно подумать, ты его не знаешь? И потом, ты же веришь Изабелл, а счетами занимается она.
– Я ее упустила после того, как кончился ее роман с Атилиу,– задумчиво сказала Бранка.– Хотела бы я знать…
Она не докончила своей мысли.
– Вот от кого бы я хотел избавиться, так это от Атилиу,– сразу же закипел Марселу.
Бранка с изумлением посмотрела на сына: с каких это пор они стали врагами? Да, во многом ей предстояло разобраться. Вот только помощников было маловато, ведь и Марселу не слишком-то рвался ей помочь.

Глава 3. По сияющему лицу Нанду нетрудно было заметить, что у парня все ладилось. Не огорчало его и то, что Фаусту, его начальник, поглядывал на него словно бы искоса и слишком часто стал назначать в рейсы. Покладистый Нанду не любил спорить с начальством, хотя с рейсами получался явный перебор. Вот и на этот раз, только он вернулся, как Фаусту назначил его в следующий.
– Полетишь через час, – распорядился он.
– У меня не жизнь, а бесконечный полет,– попробовал было возразить Фернанду.– Дал бы передохнуть чуток!
– Лети, лети,– оборвал его начальник.– Рассуждать потом будешь!
Фернанду пожал плечами: четвертая поездка за день, это уж слишком! Если бы он знал, что ждет его по возвращении, он бы улетел на своем вертолете на край света.
В отсутствие Фернанду приходила сеньора Роза, они пошептались о чем-то с Фаусту у него в кабинете, и тот убрал небольшой сверток в стол.
Фернанду и после третьего полета прилетел еле живой от усталости. Полет за полетом без передышки кого хочешь умотает. Он забрал из вертолета сумку и направился в раздевалку, но Фаусту перехватил его по дороге, попросил зайти в кабинет и минут десять пудрил мозги, утрясая расписание будущей недели. У Фернанду от этих утрясок голова совсем пошла кругом, он даже сумку в кабинете забыл. Только потом опомнился. В раздевалке они с полчаса болтали с Валтером, и он опять забыл сумку. Пришлось за ней возвращаться. Но в вертолете он собрался: работа есть работа, за спиной пассажиры. А когда прилетели, на выходе их стала проверять полиция. Что-то искали. Фернанду, еще находясь в воздухе, заметил на летном поле полицейскую машину, но отнесся к проверке спокойно. Ему-то что? Чего ему волноваться? У него все в ажуре. Заволновались пассажиры, двое мужчин и женщина, они все спрашивали: в чем дело, в чем дело?
– Был сигнал, мы и проверяем,– отвечал сурово инспектор.– Кто не замешан, будет свободен через пять минут.
– А что ищите?– лениво спросил Фернанду.
– Наркотики,– ответил Фаусту, который подошел к трапу.
Фернанду, позевывая, ожидал своей очереди – устал он все-таки смертельно. Он уже представлял себе, как сядет на мотоцикл, перемахнет через мост, поест и позвонит Милене. Еще три дня, и они поженятся. Неплохую квартирку подыскал им Орестес. Может, вечерком съездят еще раз вместе и посмотрят ее. Глаза у него заискрились, усталость как рукой сняло при одной только мысли о Милене. Вот и его очередь. Снял ботинки, вывернул карманы. Теперь сумка. Инспектор вытащил из нее какой-то сверточек.
– Это не мое,– мгновенно сказал Фернанду.
– Все так говорят,– лениво ответил инспектор.– Собирайся, поедешь с нами.
– Я понятия не имею, что это!– заволновался Фернанду. Горло у него вдруг перехватило, и странное ощущение неотвратимой беды сжало сердце.– Не было у меня такого свертка в сумке!
– А если чист, чего суетишься?– инспектор с прищуром посмотрел на него.– Любителям кайфа будет тебя не хватать, паренек! Вляпался ты, дурень! Арестован!
– Я?! Да как вы смеете? Мне же его подбросили! Кто-то подложил мне в сумку этот сверток!– Фернанду не верил в произошедшую нелепость. Сейчас он все объяснит, и инспектор непременно ему поверит.
– Объяснятся будешь в участке! Сейчас мы туда отправимся! –настаивал на своем инспектор, и было видно, что все слова Фернанду для него пустой звук.
В разговор вступил стоявший возле них Фаусту.
– Я полагаю, что это какое-то недоразумение,– сказал он.– Парень давно у нас работает, ни в чем дурном не замечен!
Фернанду с благодарностью посмотрел на начальника: хороший он все-таки парень, хоть и вредный. Ну вот, теперь все разъясниться.
Но ничего не разъяснилось. Инспектор только записал Фаусту в свидетели, предложил поехать в участок, тот стал отказываться, ссылаясь на то, что не может оставить рабочее место. О Фернанду они больше не говорили, словно его арест был делом решенным.
Да нет! Что за глупость! Сейчас Нанду пойдет в раздевалку, переоденется и домой. Он не хотел, не желал участвовать в этой нелепости!
И Фернанду двинулся к раздевалке. Но его тут же схватили два дюжих молодца. Он стал вырываться, закричал, что требует адвоката. Что поедет в полицию только вместе с адвокатом! Что этой гадости он никогда и в руках не держал!
– Потому и в бегство ударился,– флегматично прокомментировал полицейский, крепко держа бедолагу.– Невиновные, они всегда первым делом бегством спасаются.
– Ну-ка надень на него наручники,– распорядился инспектор.
Он хотел еще расспросить свидетелей, занести кое-что в протокол. Формальности есть формальности. Валтер, Фаусту. Фаусту на этот раз сказал, что его подчиненный тип весьма странный. Бабник. Обожает девочек. Они у него самые разные, и из высшего общества тоже…
Фернанду, услышав такое, заорал:
– Да ты что, Фаусту, спятил?
– А что, нет, скажешь?– Фаусту недобро усмехнулся.– Есть у тебя и из высшего общества тоже!
Фернанду замолчал: не хватало только сюда еще приплести Милену.
– И на телефоне висит, и говорит шепотом,– мстительно прибавил Фаусту.– Странный тип, очень странный.
И в этих его словах вылилась вся накопленная ненависть к красавчику, который сумел воспользоваться подвернувшимся случаем, не упустил, обработал богатенькую. Но ничего! Он еще попляшет!
Фернанду больше не сопротивлялся. Скорее бы уж увезли, что ли! А то тут такого наслушаешься! Он лихорадочно соображал, кому бы ему сообщить о приключившимся с ним недоразумении.
– Взяли тебя с поличным. От трех до пятнадцати лет. Звони домой, скажи, чтобы принесли пару белья и тапочки. Теперь не скоро выйдешь.
– Как только выйду, подам на вас в суд! Засажу, будите сидеть больше пятнадцати!– огрызнулся Фернанду.– А домой звонить не буду! Мама прямо у телефона умрет. Я приятелю позвоню.
Слава Богу, он наконец-то сообразил, что может позвонить Леу. На Леу в любой ситуации можно положиться, он уже это понял. И не ошибся.
В нескольких словах Фернанду описал Леу, в какое попал положение и попросил съездить в Нитерой и сказать все Лидии лично. По телефону она не выдержит. Ну и конечно, сказать Милене. А он пока будет тут бороться. Такого не бывает, чтобы невинного человека в тюрьму засадили!
– У тебя есть адвокат?– поинтересовался взволнованный Леу.
– Откуда? Зачем он был мне нужен, этот адвокат?– горько рассмеялся Нанду.
– Я тебе найду адвоката,– пообещал Леу, – и к матушке твоей съезжу. В общем, потерпи. Все уладиться. Сейчас приеду.
–Это еще зачем?– хотел спросить Фернанду, но не успел.
Леу уже повесил трубку.
В участок они приехали одновременно. И хотя Леу, не смотря на все свои старания, не смог избавить Нанду от ареста – его никто и слушать не стал,– он позаботился о приличных условиях: заплатил за нормальную камеру.
– Пятизвездочную, для сынка богатых родителей,– пошутил добродушно полицейский, запирая за Нанду дверь.
Дорогой к Лидии Леу обдумывал, к какому адвокату следует обратиться, и остановился на Альсиу, он производил впечатление человека и порядочного, и добросовестного.
Лидия, едва увидев Леу, схватилась за сердце. Не первый день ее мучили дурные предчувствия. Ох уж эта женитьба тайком! Не доведет она до добра! Как ей хотелось, чтобы ее сын отпраздновал веселую свадьбу в Нитерое, сначала торжественно обвенчавшись в церкви. Урод у нее сын? Или проходимец какой-то, что с ним нужно тайком расписываться? А вчера ей кошмар приснился: будто вертолет Нанду рухнул с высоты в пропасть. Она даже сыну сказала:
– Смотри, сынок! Будь поосторожнее, у меня что ни день, то плохие сны.
Сын только посмеялся, но материнское сердце – вещун!
– Жив?– выдохнула она.
– Жив, жив,– облегченно вздохнул Леу. Он не знал, как ему подступиться к дурной вести, но по сравнению с гибелью и тюрьма выглядела благом.– Понимаете, случилось недоразумение, и Фернанду задержали. Сейчас он в полицейском участке.
– Подрался?– ахнула Лидия.– Ну ладно, сейчас мы его быстро оттуда выцарапаем! – Лидия уже собралась и готова была выйти вместе с Леу.
– Да нет, они там сами будут с ним разбираться, потому как его забрали с поличным – в сумке нашли наркотики. Хотя понятно, что это недоразумение. В ближайшие дни все выясниться, а пока он просил вас не беспокоиться и прислать ему белье и еще кое-что по мелочи,– Леу говорил спокойно, уверенно. Самое страшное было сказано.
Наркотики? Лидия присела. Ей нужно было осмыслить случившиеся. В том, что это ошибка, не сомневалась и она. Нанду даже в школе не баловался наркотиками. Он и джина не пил и не курил никогда. Но ей нужно было сообразить, что теперь делать, как ему помочь. И поскорее.
– Он просил, чтобы вы к нему не приезжали. Зачем вам лишние волнения? – говорил Леу.– Все, что вы соберете, я ему отвезу.
Лидия не спорила. Пусть отвезет. А потом она сама решит, что и когда ей нужно делать. Советчики в ее материнском деле ей не нужны.
Отправив Леу к Фернанду и записав адрес, где находится сын, Лидия пошла к Орестасу.
– Мне так не хотелось, чтобы их свадьба состоялась, что я даже просила об этом Господа и Божью Матерь,– закончила она свой рассказ,– но не таким же образом!
– Да забудь ты хоть на миг про эту свадьбу! – рассердился Орестес.– У тебя на ней свет клином сошелся! Погоди, у меня есть знакомый судья, мой одноклассник, я его никогда ни о чем не просил, но теперь попрошу, может, он поможет? И еще нужно будет к Элене обратиться, может, и она что-то придумает.
– Только не к Элене,– воспротивилась Лидия.– Стоит тебе обратиться к Элене, как у нас в доме случается несчастье. И уж напиваешься ты непременно. Я это заметила!
Орестес виновато понурился – что было, то было, но Элена тут совсем ни при чем. Ничего! Не всегда же он должен докладываться Лилии куда и к кому он пошел и у кого просит помощи.
В одном супруги были единодушны – они тотчас же должны повидать Фернанду и услышать все из его собственных уст.
Держался Фернанду отлично, это отметили про себя и Орестес и Лидия, но материнское сердце не могло не почувствовать смятения и беспокойства сына. Впрочем, кто бы на его месте не беспокоился?
– А Милена знает? У нее ведь влиятельные родители, вот кто может тебе помочь! – высказала свое мнение Лидия.
– Мне будет помогать Леу,– отрезал Фернанду,– а родителей Милены мы оставим в покое. Я не хотел, чтобы и вы ко мне приходили.
– Ты хотел, чтобы я тебе бельишко в тюрьму послала, а сама пошла в кино, да? – рассвирепела Лидия.– Плохо вы своих родителей знаете! Матери друг друга всегда поймут, какими бы разными они не были, так что…
– Мама! Я тебя умоляю! Если Леу найдет нужным, он поговорит с родителями! Ты лучше о Сандринье думай. Не говори ей, что я в тюрьме, скажи, что я в командировке. Она привыкла, что я уезжаю в Сан-Паулу, ладно?
– Ладно, сынок, ладно. Но я все-таки думаю, что материнское сердце не камень и перво-наперво нужно…
– Мама! Я тебя прошу, давай не будем об этом! Если хочешь мне помочь, то успокойся! – Фернанду всерьез рассердился, и Лидия пошла на попятную. Она поцеловала сына, Орестес крепко пожал ему руку, упомянул про знакомого судью, и они ушли.
Уходя, Лидия твердо знала, что она будет делать. Леу – птенец неоперившийся, такой же как Нанду, разве можно на него положиться? И Милена – девчонка-глупышка. А Фернанду сейчас нужна серьезная опора и помощь. Оказать ее могут только родители. Одна мать другую всегда поймет.

+1

3

Глава 4.Бранка сидела с Миленой, Лаурой и Натальей в японском ресторанчике по соседству с магазином дочери. Она решила пообедать с молодежью, потому что день был такой волнующий, что усидеть дома в одиночестве она не могла. Сегодня с особой нежностью она смотрела на Милену. Дети не понимают родительской заботы, но со временем они ее оценят.
Запиликал мобильный.
– Операция прошла отлично,– услышала она веселый голос Розы.– Подробности при встрече.
– Очень рада,– отозвалась Бранка,– значит, до встречи!
Будто камень свалился у нее с души. Главное было сделано – оставались лишь сущие пустяки, вроде второй половины обещанной суммы Фаусту, который со всей семьей отправлялся на месяц в Пантанал. Хорошо бы их всех там ягуар загрыз, тогда бы Бранке совсем спокойно было. Значит, Фернанду арестовали. А там по накатанному: суд, приговор, срок. И все под контролем. Недаром инспектор – старинный друг Олаву. Он и не такое мог устроить.
Глаза Бранки счастливо заискрились – она вновь взялась за руль семейного корабля и надеялась провести его между мелями и подводными рифами к всеобщему благополучию.
– За процветание и успех! – провозгласила она и, оглядев недоуменные лица молодежи, спросила: – А что тут пьют?
– Саке! – хором ответили ей.
– Тогда всем саке! Я угощаю.
Обед закончился весело. После него Бранка отправилась домой, а Милена к Лауре и Наталье.
– По-моему, тебе самое время все рассказать матери,– принялась уговаривать Милену Наталья.– Ты видишь, в каком она замечательном настроении и как ласково на тебя смотрит. Я бы ей непременно все рассказала.
– А я не расскажу,– ответила Милена.– У моей матери настроение меняется сто раз на дню. И когда оно особенно лучезарное, то жди подвоха. Так меня с детства приучили. Я ей не доверяю.
– Ну тогда скажи хотя бы отцу,– продолжала настаивать Наталья. Она опасалась, что обида родителей омрачит медовый месяц Милены.
– Отец, слава Богу, в отъезде. А скажи я ему раньше матери, она бы его загрызла. Нет уж, пусть все останется как есть, тем более что и ждать-то недолго осталось, а через три дня все тайное станет явным! Господи, Леу! Почему у тебя такой похоронный вид? – Милена смеялась, глядя на своего и так всегда серьезного братца, который сейчас был еще серьезнее, чем всегда.
– Нанду арестовали. У него в сумке нашли наркотики,– сказал он.
– Доигрался, голубчик,– протянула Лаура.– Но как же не вовремя!
– Да что ты городишь?– возмутилась Милена.– Какое отношение имеет Нанду к наркотикам? Бред какой-то! Поехали! Я должна с ним увидится!
– Подумаешь, трагедия! Да кто из нас не перебывал в участке из-за наркотиков! – зевнула Лаура.
– Он без права выкупа,– тихо сказал Леу,– за распространение, так что он влип серьезно. Нужен хороший адвокат.
– У Тражану есть даже какие-то знакомые в полиции, он им позвонит,– вмешалась в разговор молодежи Мег.– Конечно, нельзя оставить парня в беде. Тем более что Милена за него ручается.
– Пошли, Леу. Сначала домой, потом к Нанду! – Милена стояла у порога, собираясь с мыслями и готовясь действовать.
Леу простился со всеми и вышел вместе с сестрой.
Когда они приехали домой, Бранка названивала по телефону.
– Милена! – окликнула она дочь.– Как ты могла не сказать мне, что выходишь замуж? И к тому же за этого Нанду, который сегодня оказался в тюрьме?
Милена остолбенела, но мать говорила вполне миролюбиво, а это настораживало еще больше.
– Кто напел? – спросила она.
– Сеньора Лидия Гонзаго, его мать. Она только что была у меня, Ромеу повез ее домой, бедняжку. Мы с ней так хорошо поговорили. Конечно, я ее поняла.– Она так страдает из-за сына. Матери всегда поймут друг друга. Я позвонила Олаву, он обещал помочь. Она мне все рассказала про вашу свадьбу. Она была не согласна с тем, чтобы вы все это от меня скрывали. И честно тебе скажу, я не знаю, что ее больше беспокоило: ваша свадьба или арест Нанду?
– Ладно, отрицать не буду, мы собирались пожениться,– мрачно сказала Милена.– Что дальше?   
– Как что? – Бранка уже не улыбалась.– А то, что тебя нужно запереть в психушку за твои дурацкие планы, вот что! Ты видишь, кого ты собиралась притащить в наш дом?!
– Хватит, мама! Теперь ты все знаешь, имеешь полное право сердиться, но сейчас мне не до семейных ссор. Я еду к Нанду и разве ты сама не звонила Олаву, желая ему помочь? Или я ослышалась?
– Да, звонила.– Бранка мгновенно взяла себя в руки. Не хватало еще, чтобы все, что она задумала и осуществила, вдруг рухнуло. Всегда лучше играть роль благодетельницы. И она замолчала.
Милене было не до ролей. Она мчалась в полицейский участок. По дороге она сообразила, что лучше всего связаться с Альсиу. Матери она особо не доверяла. От нее можно было всего ждать. А Олаву будет плясать под ее дудку.
Милена приехала к Нанду если не с хорошими новостями, то хотя бы с готовым планом действий, что уже было неплохо. Что касается свадьбы, они особо не горевали, что тайное стало явным. Может, оно и к лучшему? Уговаривали друг друга держаться. Сидели, обнявшись, и не могли расстаться.
– Мм, у нас тут не отель,– заглянув, вежливо сказал полицейский.
– У нас через три дня свадьба,– улыбнулась Милена.
– Где? В тюрьме? – поинтересовался полицейский.
– Почему? – Милена недоумевающее посмотрела на Нанду.– Да он выйдет…
– Через месяц только в суд отправиться, барышня. А там что судья скажет.– Полицейский сочувственно посмотрел на прыткую красотку.
– Месяц, так месяц,– беспечно сказала она, но голос у нее предательски дрогнул.– Знаешь, Нанду, если бы я знала, что мы будем с тобой в одной камере, я бы тоже села в тюрьму,– прибавила она мрачно.
– Не отчаивайся ты так,– попросил со вздохом Фернанду.– Ты же понимаешь, все очень скоро уладиться.
Ему было вдвойне тяжело: мало того, что он попал в дурацкую историю, которая неведомо чем кончиться, еще и Милене, и матери столько переживаний…
Они с трудом оторвались друг от друга.
– Жди добрых вестей! – пообещала с порога Милена и вышла.
За это время Леу уже связался с адвокатом Альсиу, и тот обещал заняться делом Фернанду немедленно. Вот и появилась уже одна хорошая новость. Зато вторая была откровенно плохой: знакомого Тражану, на которого Милена так рассчитывала, перевели куда-то в другой департамент, так что Тражану ничем помочь не мог.
Эх, если бы отец был здесь! Уж он-то помог бы своей любимой дочке!
Милена съездила в Нитерой и забрала из мэрии их заявление. Домой она приехала в самом мрачном настроении.
Зато Лидия после разговора с Бранкой почувствовала себя гораздо увереннее. Она не ошиблась адресом, теперь у Нанду была мощная поддержка, и к ней вернулась надежда на добрый исход.
– А мне кажется, что ты, Лидия, не права,– печально сказал жене Орестес.– Рассказав о свадьбе, ты совершила предательство.
– Ты не можешь меня осуждать, я пошла на это ради любви к моему сыну! – пылко возразила Лидия.– И я не сделала ничего дурного, никому не причинила вреда! Наоборот! Когда адвокат Бранки поможет Нанду, ты убедишься, что я поступила правильно.
– Пойдем заберем Сандринью,– примирительно сказал Орестес.– Ты прекрасная мать, с этим я никогда не спорил.
Они отправились к Кате, у которой оставили Сандру. Она там играла со своей подружкой Сесили. Им повезло, что Сесили и Сандра так дружат. Да и взрослые подружились благодаря девочкам. Во всяком случае, уже не считали себя чужими. Катя, видя, как взволнована Лидия, так участливо ее расспрашивала, что Лидия поделилась своей бедой. Рассказала, что Нанду в тюрьме. А чего ей было стыдиться? Вины на Нанду не было, на него обрушилось несчастье.
– Как только мой муж вернется, я все ему расскажу. Он что-нибудь да посоветует. Он же адвокат! А вы не знали?
Нет, Лидия не знала.
– Спасибо, Катя. Сейчас я готова принять любую помощь, и думаю, ты меня понимаешь.
Дорогой Сандра только и расспрашивала, что о Нанду, надрывая сердце Лидии: когда братик вернется? У него все в порядке? Он привезет Сандре подарок?
– Он тебе напишет письмо. Или позвонит,– пообещала Лидия.– Но скорее всего сам приедет.
Она не сомневалась, что говорит дочери чистую правду. Она надеялась, что так оно и будет.

* * *
Бранка не надеялась, она тверда знала, что с одной из опасностей, грозящей ее семье, она покончила. И приготовилась покончить со второй. Она отправилась в офис фирмы с тем, чтобы самолично проверить все документы. В рабочей комнате за компьютером сидел Леу. Похоже, что и он занимался тем же. Бранка поинтересовалась результатами.
– Тут все перепутано, мама,– сказал Леу. – Ты все равно ничего не поймешь. Как только я во всем разберусь, тут же покажу тебе.
– С каких это пор ты разбираешься в делах лучше меня? – Бранка снисходительно посмотрела на сына.– Мне кажется, отец приготовился открыть ювелирный магазин – тут сплошные чеки от ювелиров. Когда он вернется, мне придется поговорить с ним тет-а-тет. Думаю, мне будет что ему сказать.
Видя, что Леу приоткрыл рот и готов сказать ей что-то уже сейчас, она усмехнулась:
– Не пытайся обмануть меня, сынок. Я всегда предпочитала глядеть на мир открытыми глазами. И не разыгрывай из себя доброго самаритянина, который всем поможет и всех примирит, ладно?
Леу промолчал. Он совсем не хотел всех примирять, но ему хотелось всерьез разобраться в причинах, из-за которых дела фирмы пошатнулись. Он не хотел делать скоропалительных выводов. И конечно, ранить мать ему тоже не хотелось.
Бранка ушла. Он посмотрел ей вслед. Как бы ему хотелось поговорить с ней, объяснить, что и он тоже любит жить с открытыми глазами, только смотреть хочет совсем на другое. Хочет видеть людей, мир. Недаром он подружился с Атилиу – Атилиу повидал столько стран и так интересно о них рассказывает. Италия, Англия… Леу хотел бы отправиться вместе с ним в путешествие, и, конечно, когда-нибудь так и будет.
Открытыми глазами смотрел Леу и на людей. Возможно, окружающим он казался простодушным дурачком, но он ведь старался понять их и не обидеть. Ему бы стало неловко самому, если ты он вдруг кому-то дал понять, что видит, как его пытаются использовать, обмануть, обвести вокруг пальца. Поэтому он и отходил так часто в сторону, не желая ни обманываться, ни обманывать.
Но когда доходило до дела, он занимался всем добросовестно и всерьез – счетами фирмы, арестом Фернанду. Он не мог позволить, чтобы засудили невиновного. Хотел найти виновного, из-за которого страдала их фирма. В работе ему очень мешало самолюбие Марселу, с его старшим братом было совершенно невозможно разговаривать. Домашние считали, что на Марселу дурно повлияла ссора с Эдуардой, но Леу прекрасно видел, какой неуравновешенный характер у Марселу и как достойно ведет себя Эдуарда. В своих поступках она по крайне мере была последовательна, предсказуема, а от Марселу в каждую следующую секунду не знаешь, чего ждать. Настроение сменялось настроением, решение решением. Разве мог такой человек благополучно руководить таким сложным организмом, каким была их строительная фирма?
Со всех сторон наваливались на Леу проблемы, требующие решения, но он вовсе не был настолько самонадеян, что считал, будто именно он и способен их решить. Он считал, что его долг и обязанность оказать посильную помощь. И еще он считал, что оказать ему помощь может только Атилиу.

Глава 5.Казалось, Элена могла быть счастлива: любимый муж, дочка, сын – все были рядом с ней. Но как хрупко и призрачно было счастье! Все были только рядом и могли вмиг исчезнуть, потому что она сама не могла сплотить свою семью взаимной открытостью и доверием. Элена невольно избегала Атилиу, боясь той всепроникающей близости, которая существовала между ними. Она отгораживалась от него делами, заботами о малыше, усталостью. И чувствовала, что он прекрасно понимает ее стремление отгородиться, но не спрашивает причины, не обижается, а, щадя ее чувства, ждет и сам идет ей на встречу, придумывая себе занятия, куда-то уходя по вечерам. Всякий раз он звал с собой и ее, бросая короткий внимательный взгляд: «Ну как? Может, ты уже со мной?» Но Элена всякий раз отказывалась: нет, ей не до отдыха, не до веселья.
Зато Эдуарда охотно составляла компанию Атилиу. Они очень подружились за последнее время. Отношения матери с дочерью всегда небезоблачны. Вот и сейчас Элена очень болезненно реагировала на мечты Эдуарды о будущей самостоятельности, поэтому дочь предпочитала и не обсуждать их с ней. Но с Атилиу она говорила обо всех своих проблемах совершенно открыто. Как-то они вместе съездили и посмотрели его квартиру. А что, если она переберется в нее с малышом?
– Я всегда мечтала жить самостоятельно,– невольно призналась Эдуарда, стоя на балконе рядом с Атилиу и любуясь океанским прибоем.– Я даже завидовала своим подружкам в колледже, которые жили вдали от семьи и снимали комнаты.
Атилиу невольно вспомнил, как они стояли здесь рядом с Эленой и как она сказала ему: «Когда есть ребенок, ты уже никогда не свободен». Может, Элена наконец поймет, что свобода нужна всем, все к ней стремятся?
– Со следующей недели начну искать себе работу,– продолжала Эдуарда.– Мне, конечно, будет нелегко, у меня нет диплома. Но если я пойму, какая работа мне по душе, я закончу свое образование, так ведь, Атилиу?
– Конечно.– Он ободряюще улыбнулся. Он успел привязаться как к дочери к этой молодой женщине. Она честно искала свой путь в жизни, и он готов был помочь ей чем мог. Иногда он думал и о внуке Элены как о своем собственном сыне: Эдуарда у них старшая, а малыш, как говориться, для них нечаянная радость. Вот только бы Элена успокоилась. Ее грызла и подтачивала какая-то внутренняя тревога, но он боялся подступиться к жене, потому что чувствовал: она напрягается, она защищается…
– Знаешь, Атилиу,– Эдуарда доверчиво смотрела на него,– мне кажется, что, когда я найду себе работу по душе, у меня в жизни все наладиться. Вот пошла на работу Сирлея, и ей сразу стало легче. Как она разговаривает с Нестором, когда он приходит. На порог не пускает! А как переживала! И Кати начала сниматься в рекламных роликах, поняла, какой это нелегкий труд, и тоже переменилась. Она заглядывается теперь совсем на других парней.
– Ты имеешь в виду Леу? – спросил Атилиу.
Ни для кого в доме не было секретом, что стоило в гостиной появиться Леу, как следом появлялась и Кати.
– Да, Леу – настоящий человек. Счастливая будет та, кого он всерьез полюбит,– прибавил он.
Эдуарда вздохнула. Как бы ей хотелось, чтобы Марселу был хоть немного похож на младшего брата! Но возможно, переживания сделают более чутким и Марселу? Втайне она продолжала на что-то надеяться. Ей же всерьез хотелось настоящей крепкой семьи с мужем и малышом. Тем более что больше детей у нее быть не могло…
На следующей недели Эдуарде не пришлось искать работу: у малыша поднялась температура, видно простудился. Первый день обходились домашними средствами – питьем, обтираниями, а на второй, поскольку температура не понизилась, пригласили доктора Жайме. Нет, страшного ничего не было, просто вирусная инфекция, но все-таки он прислал медсестру, чтобы она сделала анализы.
– В таком возрасте здоровьем шутить опасно,– сказал старенький доктор.
Как всегда бывает после визита хорошего врача, домашние сразу успокоились и занялись делом. Хотя до этого Элена переживала из-за Марселинью даже больше Эдуарды, что было естественно, по существу, но удивляло Атилиу и Тадинью. Оба они приписали это расшалившимися после потери ребенка нервам Элены.
На следующий день к ним позвонил, а потом и приехал Марселу. Он встретил на бензоколонке Флавию, и пока они ждали своей очереди, она рассказала ему обо всем и, в частности, о том, что едет со своей матушкой в Европу и надеется наконец отдохнуть. Флавии давно пора была отдохнуть, в последнее время она была в угнетенном состоянии духа: личная жизнь не ладилась, временные поклонники надоели, а постоянного все не было. Рассказала она и о том, что Элены не было два дня на работе, потому что заболел малыш.
Марселу примчался – желанный предлог был найден, да и за малыша он беспокоился: как-никак наследник!
Эдуарда встретила его, как всегда, холодно, но Марселу на этот раз проявил деликатность, искреннее беспокойство, и в совместных заботах о малыше они даже как-то сблизились.
Малыш за это время успел отвыкнуть от отца, и Марселу постарался исправить это. Он нашел подросшего Марсельнью очень забавным, играл с ним и сам веселился от души. Эдуарда, глядя на них, скорбно поджимала губы: как могли бы они быть счастливы все втроем! Если бы не ужасный характер Марселу! Если бы не его измена!
Марселинью выздоравливал, повеселел. Эдуарда, кажется, стала помягче, повеселел и Марселу. Взаимных поводов для раздражения и обид стало меньше.
– Слушай! Мы, кажется, целую неделю не ссорились! – воскликнул Марселу, поднимая на руки малыша.– Не хочешь отпраздновать это событие, а? Тебе страшно идет сидеть с малышом дома, ты расцветаешь на глазах! Почему бы нам не поехать домой и не поужинать?!
Марселу вновь казалось, что все сейчас, немедленно исправиться, ведь они и в самом деле целую неделю слова дурного друг другу не сказали. Почему бы и дальше не жить так?
– Спасибо, Марселу,– мгновенно посуровев, сказала Эдуарда.– Мне кажется, подобные ужины несвоевременны.
Настроение Марселу мгновенно переменилось, все его благие помыслы улетучились, он разозлился, разобиделся и, уходя, попрощался сквозь зубы.
«И так жить всю жизнь?– горестно посетовала про себя  Эдуарда.– Всегда зависеть от его настроения? Всегда стараться во всем ему потакать? А если, не дай Бог, не угодишь, то мгновенно расплачиваться?» Нет, у нее был совершенно иной характер. У нее были недостатки, и даже немалые, но если с ними считаться, уважать ее, то вполне можно избежать и ссор, и конфликтов…
Наверное, Бранка была права, когда как-то сказала о них с Марселу, что есть люди, созданные друг для друга, а они просто несовместимы. Но переменчивостью Марселу пошел в мать, у нее ведь тоже семь пятниц на неделе.
– А я, как только поправиться малыш, буду искать работу,– тверда произнесла в слух Эдуарда.
– Может, все-таки побудешь дома с малышом? – спросила обеспокоено Элена. Ее беспокоило все: и отсутствие профессии у Эдуарды, и здоровье малыша.– Маленькие так нуждаются в присутствии матери.
– Не волнуйся, мамочка! Я справлюсь. Найду работу на половину дня. Утром с ним будет Лиза, потом я. Мне пора переезжать, я и так зажилась у вас.
– Но вы так хорошо ладите с Атилиу,– рассеяно проговорила Элена.
– Я-то да, но мне кажется, что у вас что-то разлаживается, и еще мне кажется, что причина отчасти во мне. А когда мы заживем с Марселинью самостоятельно, ты отдохнешь, успокоишься, и у вас с Атилиу все опять будет хорошо!
Эдуарда ласково поцеловала всю дорогую мамочку, у которой постоянно за кого-то из близких болит сердце…
«Похоже, у меня уже никогда ничего хорошего не будет!»– с отчаянием подумала Элена и вспомнила, о чем ее умоляла Виржиния, но в сотый раз поняла: нет, она не может, все равно не может открыть свою тайну! С тяжелым сердцем вспомнила она и Сезара: в какую беду ввергла бедного мальчика! Но ничего, ничего нельзя поделать! Лучше забыть!
– Я тут Сезара на днях видела,– говорила Лаура по телефону Марселу,– посидели, выпили по рюмочке. Он сказал, что ты Эдуарде не подходишь, она девушка нежная, а ты грубый. В общем, ждет свадьбы, стоит у дверей, только ты выйдешь, он войдет…
Надо отдать должное Лауре, она умела воткнуть иголку в самое больное чувствительное место и всегда делала это вовремя. Недаром она любила Марселу. Или, во всяком случае, прекрасно изучила его, весьма ловко направляя его непредсказуемость в нужное ей русло. Конечного результата она, разумеется, предвидеть не могла, но все мины, которые она закладывала, непременно взрывались.
Взорвалась и эта. Марселу закипел, сел в машину и отправился в клинику выяснять отношения с Сезаром. Дорогой он удивлялся, что так долго откладывал это. Чего он тянул? Почему давным-давно не набил морду этому наглецу?
  Сезар смотрел на Марселу с неприязнью, но драться с ним он не собирался. Он давно вышел из подросткового возраста, когда конфликты решаются дракой, и к тому же ни разу не видел, чтобы драка что-нибудь решила. Спокойствие Сезара только распаляло Марселу.
– Я не позволю, чтобы за моей спиной обо мне говорили гадости! – кричал он.– Не тебе решать, кто подходит Эдуарде, а кто нет! Как ты смел говорить с Лаурой о наших отношениях с Эдуардой?
– Ничего дурного я о вас не говорил. Да, я считаю, что ты ей не подходишь, но она тебя любит, и поставим на этом точку.
– И поэтому ты покалечил ее при родах, чтобы она больше от меня не рожала! – выкрикнул Марселу.
И получил такой удар в глаз, что охнул – от этого размазни, как он именовал про себя и в слух Сезара, он такого не ожидал. Но в долгу не остался, и Сезар тоже получил увесистую оплеуху.
Вбежавший доктор Моретти насилу развел разодравшихся петухов. Он вытолкал Марселу из клиники, крикнув ему:
– Щенок! Если ты еще раз посмеешь устроить скандал в больнице, будешь иметь дело с полицией.
А Сезару он сказал:
– Ты понимаешь, что с этой ситуацией нужно кончать? Дальше так продолжаться не может. Даю тебе последний шанс – полтора месяца отпуска. Если ты не возвращаешься, я беру себе другого ассистента. Паренька я уже себе присмотрел.
Моретти вышел, а мрачным Сезаром занялась Анита. Она прикладывала ему примочки и причитала:
– Эдуарда! Опять все из-за Эдуарды! Как же я ее ненавижу! Когда все это кончиться? Неужели ты не понимаешь, что я люблю тебя, Сезар? Неужели я зря теряю время? Неужели однажды ты мне скажешь «Уходи! Я остаюсь с Эдуардой?!».
– Ну что ты такое говоришь?– устало проговорил Сезар.– Обними меня. Я тебя люблю…Очень…
Вернувшись домой вечером, он сказал родителям, что решил жениться. Что она распишутся с Анитой и проведут медовый месяц где-нибудь в Европе. А потом он решит, что будет делать дальше…
Ни Антенор, ни Мафалда не спросили сына, откуда у него взялся фонарь под глазом. Они поздравили его – Анита такая хорошая девушка,– а когда он ушел в свою комнату, печально переглянулись. Решение жениться было ничуть не лучше решения бросить профессию врача. Разве женятся с таким похоронным видом: И зачем обижать умницу Аниту, женясь на ней без любви?
И это решение принял как будто не их сын. Он ведь такой порядочный, такой ответственный. А разве спасешься, утянув с собой другого на дно?

Глава 6.Мег и Тражану готовились отпраздновать день рождения Лауры. Мег снова ждала корреспондентов, и поэтому чего только не придумала для пышного празднества – развесила по деревьям цветные лампочки, пустила по бассейну маленькие лодочки с фонариками, для гостей приготовила смешные шапочки, колпачки, конфетти и хлопушки с сюрпризами. А угощение! Больше всего на свете Лаура любила омаров, поэтому главным блюдом были омары. Но конечно же, и балычок, и икорка, и креветки. А для тех, кто не любит рыбного стола, было приготовлено мясо под острым соусом. От соленого всегда хочется пить, так что напитков было вдосталь. А на десерт – фрукты, сласти, мороженое.
– Когда я устраиваю праздник, то втрое большую сумму перевожу в благотворительное общество для тех, кто не может так весело попировать,– вот что скажет Мег корреспонденту. И это была чистая правда. – Я не кичусь этим, но считаю, что, если бы так поступали все, в нашей стране жизнь была бы намного лучше.
Мег все это рассказывала Розе, а та с жадностью ее слушала. Они с Олаву еще не заняли такого прочного положения в обществе, о них не публиковали статей в светских журналах, но она не теряла надежды, что рано или поздно они будут не хуже Бранки и Мег.
Дело было за гостями. А гости были делом Лауры. Она села на телефон и принялась обзванивать друзей и подружек.
– Главное, чтобы пришел Марселу, без него мне праздник не в праздник,– заявила она и покосилась на мать, надеясь, что та не услышала. Запрет на интимные встречи с Марселу продолжал действовать, а Лауре вовсе не хотелось никуда уезжать. Звонок Марселу она оставила на последок как самый важный, а для начала позвонила Милене.
– Нет, нет, я никуда не поеду,– сразу же отказалась Милена.– Я езжу только к Нанду, а все остальное время лежу без сил. Я даже есть не могу, и спать тоже.
– Ну ты даешь! Тогда тебе тем более нужно встряхнуться! Мы же друзья, должны друг другу помогать. Приходи, потанцуешь, поклюешь чего-нибудь вкусненького, выпьешь, взбодришься! Нельзя же загонять себя в гроб! Ты с ума сошла!
– Спасибо, Лаура. Я ценю твою заботу, но придти не могу, не обижайся.
– Ну смотри! Я бы на твоем месте пришла. Чего себя хоронить! Мало ли что там с Нанду, а тебе нужно себя поддержать – ты же у нас красавица!
– Спасибо, Лаура! Вот Нанду выйдет, тогда и отпразднуем!
Больше Лаура не настаивала, она знала Милену: если уж упрется, с места ее не сдвинешь. Марселу – другое дело, он поддается. Но и Марселу отказался наотрез:
– К тебе ни ногой! – заявил он.
– У меня же день рождения! – обиженно протянула Лаура.– Не приедешь, обижусь на всю жизнь! Никогда больше не подойду.
– Это единственное, о чем я мечтаю, – отозвался Марселу и хлопнул трубкой.
Лаура расстроилась, но не слишком. Марселу был из непредсказуемых, а значит, в конце концов делал то, чего сам не хотел, а хотели от него другие.
В конце дня Марселу взглянул на себя в зеркало – от фонаря не осталось и следа, молодец мамочка! Постаралась!
Настроение у него было отвратное. Домой идти не хотелось. Эдуарда там развлекается, ходит по ресторанам с Сезаром, а он сидит как сыч. Вполне возможно, что она и к Лауре отправиться. Лаура сказала, что непременно ее позовет. Вот и повод для встречи.
В общем, взглянув еще разок на себя в зеркало, Марселу поехал домой, скоренько переоделся и поехал к Лауре. Как только он вошел, он тут же сообразил, что Эдуарды тут быть не может ни при какой погоде, что все эти дни она сидела с малышом, вспомнил, что она очень его обидела. Зря, очень зря она отказалась с ним поужинать! Он увидел знакомую компанию, вечные фонарики, колпачки, и ему сразу стало скучно. Да и обида на Эдуарду вспыхнула с новой силой. Он было решил сразу же уйти, но к нему подбежала сияющая Лаура с бокалом шампанского. За ее здоровье один, потом второй, потом третий. Перед глазами все поплыло, в голове зашумело, Марселу сразу стало весело, он уже хохотал дурацким шуткам, пил еще и еще. Лаура его подначивала и шептала, что никогда его не оставит. Марселу не обращал на нее внимания, пусть болтает что хочет, лишь бы не мешала веселиться.
Мег добродушно улыбалась, радуясь за молодежь, которая так разошлась – плясала, пела, резвилась в бассейне, ну и флиртовала, конечно. Похоже, что не разойдутся до утра. Праздник удался на славу. Сама она чувствовала себя усталой и решила, что им с Тражану можно уже и на покой. Никаких чрезвычайных происшествий не предвиделось. Правда, Марселу перебрал немного, но драться ему здесь было не с кем. И, попросив Наталью поддерживать порядок, Мег отправилась спать.
Лаура  такой удачи и не ожидала. Она подмигнула сестре и шепнула:
– Мне кажется, что нашему Марселу давно пора бай-бай. Я его отвезу. Если что, завтра меня подстрахуешь.
– Зря ты это затеваешь,– вяло возразила сестра.– Но если что…
– Вот именно. А зря или не зря, там видно будет…
Надо сказать, что Лауре пришлось помучиться, пока она дотащила полубесчувственного Марселу до дома. У него все же хватило соображения ехать не к матери, а к себе на квартиру, но как только он до нее добрался, он заявил, что вот тут у порога ляжет спать и больше просит его не беспокоить.
- Лестницу мне не преодолеть,– заплетающимся языком сказал он.
Но Лаура не была бы Лаурой, если бы не доволокла его до постели. Она и раздела его, и простынкой накрыла…
Марселу проснулся по утру, ощущая странную сухость во рту и не понимая, где он, собственно, проснулся… Шторы задвинуты, а рядом… Неужели Лаура? Она-то откуда здесь взялась? Одного ее присутствия было достаточно, чтобы он сел в кровати. Черт! Голова закружилась и подташнивает.
– Давай поспим еще, любимый,– томно проворковала Лаура.– Я так устала…
– От чего? – сердито спросил Марселу, которому спать сразу же расхотелось, но голова – ох голова! – и медный противный привкус во рту напоминали, что он вчера крепко перепил.
– От чего? – переспросила Лаура.– От твоей страсти. Я до сих пор в себя придти не могу. Как же ты по мне стосковался!..
– Я? – вытаращил глаза Марселу.– Да откуда ты взялась в моей спальне? В моей кровати? – Теперь уже Марселу сообразил, что находится у себя дома, что, очевидно, он вчера выпил лишнего и Лаура привезла его домой. А что дальше? Откуда ему знать? Больше он ничего не помнил. Даже дороги домой не помнил… Может, он и трахнул ее с пьяных глаз. Но скорее всего она врет.
– Не верю я, что между нами что-то было. Не в том я был настрое,– глухо пробормотал он, сидя на кровати и маясь от головной боли, противного привкуса во рту и этой идиотки рядом.
– Любовь моя! Сладкая моя любовь! Сейчас я все тебе напомню! Мы вошли в твою спальню, жарко целуясь, и слились здесь в такой неистовой страсти, что это было что-то запредельное. Так хорошо мне никогда не было. Я видела звезды на потолке твоей спальни и в твоих глазах.
– По-моему, тебя нужно отправить в психушку,– решил он. Если бы Лаура не говорила так красиво, он бы, может, и поверил ей. Но всякие там звезды – нет уж, увольте!
– Как же ты любишь меня! Я самая счастливая женщина на свете! – Лаура свернулась под простыней и, похоже, не собиралась покидать кровать, которую оккупировала этой несчастной ночью.
Марселу встал и прошлепал в душ. Только ледяной душ мог привести его в порядок и дать возможность сообразить, как ему выйти из этой дурацкой ситуации с наименьшими потерями. Какая дрянь! Устроить ему такую подлянку накануне развода! Эдуарда опять взовьется, и сына поминай как звали!
Из душа он услышал истошный женский крик и выглянул из-за двери. Служанка Вера улепетывала, будто увидела самого дьявола. Этого еще не хватало! Ну, теперь огласки не миновать. В былые времена он бы не стал церемониться и отколошматил, как следует гадючку. Но сейчас ему не хотелось устраивать скандала в собственном доме.
Надев свежую рубашку, пригладив волосы, он спустился вниз. Расхаживая по гостиной, где Вера накрывала на стол, он втолковывал ей, что они с Лаурой – друзья детства, что их отношения сама невинность, и поэтому совершенно не стоит, чтобы Эдуарда знала об этой досадной случайности. Она мнительна, может подумать невесть что.
Вера согласно кивала в такт каждому слову хозяина. Она и сама ничего не собиралась говорить, она не сплетница какая-то, да и местом своим дорожит.
– В постели ты неподражаем, радость моя! – На пороге стояла совершенно голая Лаура и посылала Марселу воздушный поцелуй.– Я тебя обожаю.
Тут покраснела не только Вера, но и Марселу.
Через пять минут Лаура уже в платье спешила к выходу.
– Скоро увидимся, счастье мое! – крикнула она на бегу.
Она спешила домой. Матушка по утру будет всех окликать как на проверке: Тражану! – Здесь! Наталья! – Здесь! Лаура! – Отсутствует! Скандала ей не хотелось.
Лаура почти успела к завтраку. Соврала, что с утра отправилась в клуб, поиграть в теннис.
– Ты?– Мег широко открыла глаза.– И в таком чудесном настроении после тенниса? Да ни за что не поверю!
– Люди меняются, я тоже,– буркнула Лаура, отдав должное материнской интуиции.
Но Мег не собиралась так легко ее отпускать, она повела ее к себе в спальню и устроила настоящую выволочку.
– Ты была сегодня ночью у Марселу и спала с ним! Не надейся обмануть кого-то своими теннисными штучками, не на дураков напала!
– Успокойся, кругом люди! – попробовала утихомирить свою мать Лаура.
– И пусть слышат! Ты все делаешь на глазах, нам скрывать нечего! Подростком ты дружила с ребятами, которые курили «травку» и брала тайком ключи от машины, рискуя не только своей жизнью, но и жизнью других людей! – Мег решила наконец высказать дочери все, что накипело у нее на душе за долгие годы, и помощи Лауре ждать было неоткуда.– Потом стала встречаться с Марселу, думала выйти за него замуж, но он предпочел Эдуарду, и тогда ты стала доступной девушкой в вашей компании, всегда готовой предложить свои услуги. Все эти твои массажики, расслабухи, выпивоны! Долго это будет продолжаться? Долго ты будешь путаться с женатым человеком, который тебя не любит?
– Он меня любит,– упрямо заявила Лаура.– Только сам об этом не знает.
– Он любит Эдуарду и делает все, чтобы сохранить свой брак. И если бы ты не бегала от правды как черт от ладана, ты давно бы это поняла! Я же хочу тебе добра, дочка! – Мег сменила тон.– Разве можно так унижать себя? Что с тобой будет дальше?
– Я выйду замуж за Марселу! Он и сейчас уже в разводе. Вот увидишь, он будет моим! Обязательно будет!
– Лаура, мне кажется, тебе всерьез стоит заняться своими нервами. Ты больна, и мы с папой сделаем все, чтобы тебя вылечить. В общем, можешь собирать чемоданы. В ближайшее время мы подыщем в Штатах колледж для девушек твоего возраста.
В спальню заглянула Наталья:
– Что тут у вас?
– Я всегда говорила, что у лжи жизнь короткая,– устало сказала Мег.– Вы обе на днях уезжаете в Штаты.
– Но папа сказал, что я больше туда не поеду.
– Поедешь. Мы с папой хотим, чтобы вы пожили некоторое время вдали от Рио-де-Жанейро! Может, тогда мы будем спать спокойно.
– Ах, вот как?– возмутилась Лаура.– А ты будешь выдавать замуж свою обожаемую Инесс, сюсюкать с так называемыми родителями жениха и думать забудешь о наших с Натальей проблемах. Так, да?
– Нет, не так, дочка. Я искренне хочу, чтобы ваша жизнь наладилась и не вижу другого способа. Может, я вас, своих дорогих любимых дочек, и упустила. Вы родились одна за другой, забот было много, денег мало. Мы тогда их только наживали. И вообще, при чем тут Инесс? Да, я ее обожаю, мою дорогую крошку, и счастлива, что нашла жениха, который ее достоин. Ты же должна понимать, что в собаках самое главное – порода. Жених у Инесс – еще мальчик, он из очень хорошей семьи. Хозяева у него знаменитые писатели. Дом культурный, интеллигентный. Благодаря моей обожаемой собачке мы сразу войдем в очень хороший благородный круг. А вам, мои дорогие доченьки, пора обеим браться за ум. Особенно тебе, Лаура!

+1

4

Глава 7.Вера не могла не поделиться своими переживаниями с Лизой, которая забежала к ней с утра за детским питанием, которое должна была отвезти Эдуарде. И кто бы не поделился? Да она едва жива осталась после таких-то событий.
– Посуди сама,– говорила она.– Вошла в дом, вижу, что сеньор Марселу ночевал дома – стоят его ботинки, валяется пиджак и бокал с шампанским на полу. Душ включен, значит, моется. Я заглянула в спальню. А там на кровати женщина лежит, прикрывшись простыней. Ну я обрадовалась до смерти! Помирились, значит. И шампанское в честь примирения пили! Кричу: «Сеньора Эдуарда! Сеньора Эдуарда! Сейчас я вам кофейку в постель подам! Горяченького, как вы любите, и тостиков поподжаристей!». Она голову подняла, а это Лаура! Я как завизжу да как брошусь вон из комнаты!
– Да-а, повезло тебе,– с завистью сказала Лиза.– Дорого бы я отдала, чтобы такое увидеть.
– А я дорого дам, чтобы место своего не лишиться. С работой сейчас не ахти. А тут такие события, что того и гляди любого их хозяев можешь прогневать и вылететь.
И она рассказала, как Марселу ей рассказывал о детстве и невинности, а Лаура голая по дому расхаживала.
Под впечатлением этих красочных картин Лиза приехала к Эдуарде. Веру она подвести не могла, но и позабыть всего слышанного тоже, и обмолвилась, что на квартире у них просто черт-те что твориться, просто черт-те что. В смысле беспорядка, разумеется.
Эдуарда насторожилась.
– Там что, Марселу ночевал?– осведомилась она.
– Кажется, так,– неуверенно ответила Лиза.
– Интересно, куда Вера смотрит, если там такой беспорядок,– строго сказала Эдуарда. Сердце у нее заныло от дурного предчувствия. На месте ей не сиделось, похоже было, что дома – дело нечисто, и ей непременно нужно было на все взглянуть собственными глазами.
Она сразу же и поехала бы, но Лиза была выходная и только привезла питание на день для малыша. Тадинья тоже еще вчера  отпросилась, зато Элена, наоборот, работала. Флавия уехала отдыхать, так что матушка вкалывала за двоих. Эдуарда промаялась от беспокойства полдня, пока не пришел с работы Атилиу. Как обычно в последнее время, он пришел с Леу.
– Вы меня очень выручите, если побудите с Марселинью,– попросила Эдуарда,– а то мне нужно срочно съездить к себе на квартиру.
– Можешь не беспокоиться, мы с ним прекрасно управимся,– улыбнулся Атилиу.
– А я могу составить тебе компанию,– предложил Леу. Он видел, что Эдуарда нервничает.
– Буду тебе благодарна,– обрадовалась Эдуарда.– Я бы не хотела видется с твоим братом наедине.
Только они уехали, как раздался звонок в дверь – пришла Виржиния. Увидев Атилиу с Марселинью на руках, она замерла на пороге. На лице у нее отразилось такое смятение, что Атилиу рассмеялся.
– Думаешь, я не могу быть отцом? Могу! И дедом тоже. У меня талант. Сегодня дома одни мужчины, все женщины бегают по делам. Ну что ты застыла? Проходи, садись.
– Я… я… Спасибо. Да… Я лучше сяду…
Муж обычно говорил Виржинии: если ты заикаешься, значит, врешь. Но сейчас с уст Виржинии чуть было не сорвалась правда – так трогательно выглядел Атилиу с сыном на руках, так любовно прижимал его к себе…
– Ты знаешь, я пришла сказать, что приезжает наш брат Педро из Сан-Паулу. У него неприятности с семьей. Представляешь, после двадцати трех лет совместной жизни они решили развестись. По-моему, это что-то! Я так взволнована.
– Да, я в курсе, – кивнул Атилиу.– Он звонил Элене. Мы ждем его со дня на день.
– Я как раз хотела обсудить с Эленой, где его лучше поселить. Думаю, ему необязательно сразу ехать в гостиницу. Наверное, он нуждается в родственном тепле, но у вас Эдуарда с малышом, а у меня два оболтуса.
– Элена зашивается сейчас с работой. Флавия уехала, не оставив каких-то там телефонов, и два заказа горят. К тому же и карнавал приближается, а во время карнавала, ты сама знаешь, у дизайнеров много работы…
– Да, да, я понимаю,– Виржиния никак не могла заставить себя забыть о том, что ей рассказала сестра. Ей так хотелось, чтобы правда наконец вышла наружу.
– Послушай, Атилиу,– начала она вновь, немного заикаясь,– а почему ты не настоял на вскрытии, когда тебе сказали, что ребенок умер?
– Мне сказал о его смерти врач. У ребенка была врожденная аномалия. Мне не хотелось еще больше травмировать Элену. Она и так травмирована этой смертью и до сих пор не может придти в себя. Иногда я просто боюсь к ней подступиться, честно тебе скажу. А почему ты вдруг спросила?
– Не знаю. Наверное, из-за того, что увидела тебя с малышом на руках.– В голосе Виржинии по-прежнему чувствовалась какая-то скованность, неуверенность, и Атилиу вдруг заволновался.
Даже наедине с собой он старался не погружаться в мысли о произошедшем. Поддайся он горю, к горю Элены прибавилось бы еще и чувство вины: у нее ведь и так были комплексы из-за возраста, и они только бы усугубились. Он так жалел, так сопереживал Элене, что хотел оградить ее от всего, даже от собственного горя… Но в тоне Виржинии что-то его насторожило. Сестры всегда были так близки.
– Может, Элена сказала больше, чем мне. И у тебя возникли какие-то мысли? Поделись,– попросил он.
– Нет, нет! Что ты! Наоборот, мне показалось, что мы знаем слишком мало. Хотелось бы узнать все точнее, подробнее. Хотя бы для будущего…– Виржиния говорила сбивчиво, торопливо.
– Не будем заглядывать в будущее,– с покорным взором сказал Атилиу.– Хорошо бы сладить с настоящим.
Они сидели в гостиной, лица у них обоих были немного растерянные, немного взволнованные, когда вошла Элена. Она заподозрила самое худшее и смертельно перепугалась. Увидев, как она побледнела, опершись на косяк, Атилиу бросился к ней.
– Что произошло? Кто тебя напугал? – торопливо спрашивал он, не забывая ласково и нежно покачивать ребенка.
– Я пришла по поводу Педро,– откликнулась Виржиния.– Давай обсудим, как будем его встречать.
– Все хорошо, дорогой,– медленно переведя дух, ответила Элена.– Наверное, от жары стало что-то нехорошо. Принеси мне, пожалуйста, попить. Привет, Виржиния, рада тебя видеть.
Элена опустилась рядом с сестрой на диван, они поцеловались. Пока Виржиния не нарушила своей клятвы, но кто знает, в какой день она ее нарушит?.. После того грозового дня, дня откровенности, между сестрами так и осталось напряжение. Да и с кем не была теперь в напряженных отношениях Элена? Со всеми своими близкими.
– Педро собирается приехать ко мне,– сказала она.– Пость поживет, оглядиться. А к тебе мы придем на следующий день поужинать. Ты же знаешь, что Эдуарда собирается переезжать и искать работу…
Сестры еще поговорили с полчаса и распрощались.
– Ты пожалела меня? Чего-то мне не рассказала? – осторожно попробовал начать трудный разговор Атилиу.
– С чего ты взял? – Элена сделала удивленные глаза, и Атилиу сразу понял, что разговора не получиться.– Тебе же все сказал врач.
В широко раскрытых глазах Элены он читал не удивление, а страдание, и пожалел, что затеял этот разговор.
Звякнул в двери ключ, вернулась Эдуарда. Она кинулась к Марселинью, прижала его к себе.
– Уже соскучилась,– объявила она матери и Атилиу.
Квартиру она нашла в полном порядке, так что даже не поняла, о чем говорила Лиза. И Вера ничего особенного ей не поведала. Похоже, Марселу сильно перебрал накануне вечером. Но такое уже случалось – не новость. Насторожил ее запах сладковатых духов, который витал по квартире. Она знала одну особу, которая душилась такими духами, – это была Лаура! Она даже сказала об этом Леу, но он над ней посмеялся.
– Тебе всюду чудится Лаура. Далась она тебе! Ты вспоминаешь о ней куда чаще, чем она о тебе.
– Разумеется, она думает не обо мне, а о Марселу,– язвительно процедила Эдуарда, но потом они оба рассмеялись.
Однако женская интуиция подсказывала ей, что не все так безоблачно в ее доме, как кажется, однако вникать она не стала и удовлетворилась тем, что на беглый взгляд в нем царил полный порядок.
– А вы вернетесь? Будете здесь жить? – с надеждой спросила у хозяйки горничная. Ей бы очень хотелось, чтобы Эдуарда вернулась.– У меня не праздное любопытство,– поторопилась она добавить.– Я хочу знать, искать мне место или я могу остаться у вас.
– Я не вернусь, но ты пока оставайся, а потом мы что-нибудь придумаем. Пока, я думаю, тут будет жить сеньор Марселу…
Марселу и сам не знал, как ему лучше жить? Под материнским крылышком или по-холостяцки? От матери у него секретов не было и от рассказал о своем пробуждении в одной с Лаурой постели в своей семейной спальне.
– Ты знаешь, я всегда была за Лауру,– сказала Бранка.– Но мой тебе совет – не торопись. Не стоит осложнять развод с Эдуардой. Она может разозлиться и потребовать гораздо большего содержания или даже полного раздела имущества.
– Меня больше волнует сын. Как бы она не ограничила мое с ним общение,– ответил Марселу.
– Ерунда! Дети растут, и все проблемы с ними можно решить. А вот деньги, недвижимость уже не вернешь! Об этом и нужно заботиться в первую очередь. И еще, сыночек, будь поосторожнее с Лаурой! Ради тебя она способна на такое, что в страшном сне не присниться!
– Это я знаю! – Марселу покрутил головой.– Она меня постоянно подставляет, и я с ней влипаю в самые дурацкие истории. После чего она говорит, что мы с ней связаны навеки.
– А ты-то сам как считаешь? – Бранка испытующе посмотрела на сына. Сейчас она была уверенна, что очень бы обрадовалась, если бы Марселу сказал, что собирается жениться на Лауре.
– Сам я мечтаю развязаться с ней как можно быстрее. Она меня раздражает,– сердито ответил Марселу.– Я хочу наладить отношения с Эдуардой, а когда рядом такая Лаура, попробуй наладь!
– Для начала давай наладим дела в фирме,– со вздохом сказала Бранка.– Мне кажется, я имею право устроить твоему отцу достойную встречу. Я тебе не говорила, что обнаружила кучу счетов от ювелира, и Леу пытался вкрутить мне шарики, будто с ними что-то неясно и можно подыскать какое-то объяснение. Объяснение одно: у твоего отца завелась женщина и он пускает наши деньги налево! С этим нужно разобраться!
– Ты знаешь, я всегда на твоей стороне, мама! – с готовностью откликнулся Марселу.
– Знаю. Из всего семейства только на тебя я и могу положиться. Ты даже представить себе не можешь, что мне заявила Милена…
Марселу вопросительно посмотрел на вспыхнувшую от гнева Бранку.
– Она сказала, что я засадила Нанду в тюрьму! Ты можешь себе такое представить? Мне пришлось объяснить этой дурочке, этой сумасшедшей без царя в голове, которая готова выбросить на ветер заработанные нами деньги, что я по просьбе такой же сумасшедшей мамаши ее приятеля звонила Олаву и добилась того, что ее проходимца посадили в отдельную камеру, чтобы с ним не случилось того, что обычно случается в тюрьме с такими смазливыми пареньками. Я, а не кто-то другой, добилась, чтобы комиссар разговаривал с ним по-человечески, а не так, как заслуживает это ничтожество!
Бранка пылко расписывала свои воображаемые подвиги бескорыстия, и Марселу ее сочувственно слушал. Он не верил в виновность Нанду, этого здорового телка, но и не одобрял выбор Милены.
– Ты уж так не старайся! Не принимай слишком близко к сердцу. У тебя и других неприятностей хватает, пусть это будут неприятности Милены,– пытался успокоить ее сын.
– А ты думаешь, ее неприятности меня не касаются? – пылко возмутилась Бранка.– Когда-нибудь она поймет, что все, что я делаю, я делаю только из-за любви к ней!
Заявление Милены возмутило ее до крайности именно потому, что было чистой правдой. Но она настолько чувствовала себя в праве вмешиваться в судьбу дочери, что ничего, кроме гнева, не испытывала. Больше того, она возмущалась несправедливостью Милены.
Подозрение Милены ее не испугало. Фаусту находился полностью в руках Олаву, который до недавнего времени был едва ли не главным владельцем вертолетного парка. Сейчас он метил на более прибыльные дела и распростился с этой компанией. Но дело на Фаусту сохранил, и в нем было немало интересного: парень слишком любил деньги и не гнушался ничем для того, чтобы их заработать. Так что если бы он даже и возразил против предложения Розы, то у Олаву нашлось бы чем его урезонить.
Но Фаусту не возразил. Он понял Розу с полуслова, взял у Бранки кругленькую сумму и отправился с семьей на месяц отдыхать. За этот месяц Фернанду упекут уже на основательный срок. Когда он вернется, все будет кончено. Комар и носу не подточит.
С такими тылами Бранке нечего было опасаться каких-то подозрений. И она могла только негодовать на неблагодарность детей.

Глава 8.Когда Изабелл и Арналду вошли в офис, Паула про себя ахнула. Каких-то десять дней, а выглядят так, будто побывали на курорте.
– Сразу видно, что переговоры прошли удачно,– сказала она с легкой завистью.
– Ты всегда выглядела великолепно, но сейчас у тебя появился чисто аргентинский шарм,– сделал комплимент Изабелл и Атилиу.
Польщенными почувствовали себя и Изабелл, и Арналду. После тех безумств, которые он там себе позволял, Арналду ощутил себя молодым и способным на многое. Если его любовницу оценил даже Атилиу, то это было, несомненно, заслугой Арналду.
– Позвони моей жене,– обратился он к Пауле,– скажи, что я приехал, что решаю неотложные дела, приеду к вечеру, пусть меня ждет.
Он чувствовал себя королем, которому все подвластно и чьи приказания все рады исполнять.
Марселу усмехнулся: что-то новое появилось в поведении отца, ишь распетушился, хвост распустил!
– Да мама тебя давно ждет,– сказал он с нажимом.– Не беспокойся, уходить она никуда не собирается.
Арналду мгновенно отреагировал на пущенную стрелу.
– Что-нибудь случилось?– спросил он.
– Да нет, ничего, она просто знает, что ты сегодня приедешь и ждет тебя,– спокойно ответил сын. Предупреждать заранее о предстоящем разбирательстве, пожалуй, не стоило, и он постарался снять напряжение.
Но Арналду был слишком опытным в семейных делах человеком, чтобы не насторожиться. Но ничего, он чувствовал себя в форме и готов был выиграть любую битву, если Бранка собиралась пойти на него в атаку. Сколько у них уже битв позади!
Атилиу позвонил Элене. Он хотел пойти с ней пообедать.
– Я бы рада, но…– начала она.
– Дела тебя не отпускают? – закончил он с невольным вздохом.– Ну ничего, увидимся вечером. Целую. Пока.
– Почему бы нам не пообедать вместе, Изабелл?– обратился он к своей бывшей любовнице, и ответом ему была ослепительная улыбка.
– Кстати, я привезла тебе подарок,– сказала она.– Диск с лучшими песнями Гарделя. Ты же обожаешь этого певца. Видишь, я не забыла твой вкус.
– Спасибо, Изабелл, я очень тронут. А почему бы нам не пригласить и Арналду?
– Ну нет! – Изабелл энергично тряхнула головой.– Хоть ты и считаешь, что у меня вместо сердца калькулятор, но даже я не способна двадцать четыре часа в сутки быть на работе.
Атилиу в свое приглашение не вкладывал ровно никаких чувств. Он был рад, что обида Изабелл прошла, что они вновь в прекрасных отношениях, что он был прав, когда настоял на разрыве. В результате они оба выиграли. Но вместе с тем он всегда считал, что у одиноко обедающего в ресторане мужчине – жалкий вид. И если уж у тебя нет подходящей компании, то лучше пообедать бутербродом на работе.
У Изабелл были свои планы и виды на Атилиу. Она расценила его внимание по-иному, но пока не стала ни намекать, ни заигрывать. Да она вполне могла обойтись и без кокетства – они столько лет были вместе, что Атилиу не мог позабыть, как им бывало хорошо вместе.
Жизнь наконец-то решила побаловать Изабелл – она наслаждалась всеми благами жизни. В Буэнос-Айресе они жили в номере с садом и бассейном. Деловые встречи? Их было всего две. Все остальное время они ездили по самым дорогим магазинам, где Изабелл выбирала себе самые модные туалеты. Ей пришлось купить два лишних чемодана, чтобы привести все покупки. Гардероб она обновила полностью. Натуральный шелк, кружева – наконец-то она могла удовлетворить свою страсть к роскоши. И если вспомнить, что ей это ничего не стоило, то нужно ли удивляться, что ее расчетливое сердце билось довольно и радостно.
Арналду поощрял все ее прихоти. В нем проснулась фантазия – он сумел придумать такие удовольствия, которые не пришли бы в расчетливую голову Изабелл, но вспоминала она о них с удовольствием. Например, Арналду зафрахтовал на ночь яхту. Когда Изабелл поднялась на нее, экипаж приветствовал ее как настоящую королеву. Да и сама прогулка по ночному океану была незабываемой – светящиеся летающие рыбы, огромные звезды. А рассвет! Она искупалась в расплавленном океанском золоте, почувствовала себя заново родившейся, ей казалось, что она теперь готова прожить не одну жизнь. Но она хотела, чтобы в новой жизни рядом с ней был Атилиу. И что же? Стоило ей приехать, как он пригласил ее обедать! Воистину капризная богиня счастья Фортуна повернулась к ней лицом, и нужно было не упустить этой минуты!
Из волшебной страны лени, праздности и удовольствий, которыми Арналду наслаждался так недолго, что они не успели ему приесться, он возвращался под подкованный каблучок Бранки, и возвращался с неохотой и тоской.
Он вошел в свой красивый, убранный цветами дом, холодный и безразличный, как гостиница, увидел свою моложавую жену, закованную будто в броню в отлично сидящее платье с декольте, увенчанную вместо шлема прической от парикмахера – и ничего, кроме привычной пустоты в сердце, не почувствовал. Изабелл не была ему ближе Бранки, но с ней он жил по своей воли и фантазии, и его радовало, что у него еще есть фантазии и причуды.
– Была настоящая битва, но контракта я все-таки добился,– сообщил он.– Еще полгода мы на плаву. Не бог весть что, но все-таки…– Он с порога начал говорить о делах.– Я так соскучился по тебе, дорогая,– все-таки не преминул он произнести дежурную фразу и потянулся за поцелуем к жене.
Бранка позволила себя поцеловать.
– А где Милена? Леу? – Арналду почувствовал, как соскучился по детям.
– Скоро появятся,– пообещала жена.– Ты, кажется, собирался в душ? Иди, иди, смой с себя всю грязь. Мы с Марселу подождем тебя!
Арналду кивнул и отправился в душ.
– Зачем ты его еще и в душ отправила? – недоумевал Марселу.– Почему не вывалила все сразу, чтобы он не успел подготовиться. Сейчас ты его уже напугала и он…
– Он слабак, сынок. Я его знаю. И пугать тоже надо умеючи. Редко когда случается, чтобы все документики тебе подали на подносе, а тут такая прелесть. Надо наказать его покрепче. Представляешь, как он сейчас там мучается. С ума сходит! Соображает, что же мне известно о его тайных делишках? Он учуял грозу в воздухе и места себе не находит.
– Но и тебя он знает! И место свое знает. Разве нет?– взразил Марселу.
– Он знает, какой я могу устроить ему душ,– угрожающе произнесла Бранка.– Ему ничего не останется, как признаться, кто же эта дама, которая нас обокрала! Но действовать всегда надо с умом.
– его тебе не занимать! – с удовлетворением похвалил Марселу, и Бранка почувствовала себя польщенной.
Арналду вошел, улыбаясь, загорелый, в свежей рубашке. Он продолжал разыгрывать счастливого семьянина, вернувшегося к уютному домашнему очегу.
– А знаешь, сколько ни было у меня совещаний, каждый раз в перерывах я покупал тебе подарочек,– сказал он, поглаживая жене руку.– Тебе угодить трудно, вкус у тебя тонкий, но я покупал от души!
– Ах ты, моя лапонька! До чего же ты трогателен! Подарочки мне от души покупал,– проговорила Бранка таким тоном, от которого в прежнее время Арналду покрылся бы холодным потом, но теперь он вызывал у него только тоскливую скуку: буря была неминуема, но он приготовился ее выстоять.
– Ну, посмотри мне в глаза при сыне и скажи, как зовут твою любовницу! – тихо и угрожающе произнесла Бранка.
– Не смеши меня, Бранка! – мгновенно ощетинился вальяжный Арналду.– Вижу, пока я сидел на переговорах, ты тут передачи про Клинтона смотрела, тебе остренького захотелось! То-то как я только вошел, почувствовал грозу в воздухе!
– Мама сидит дома, а ты пускаешь на ветер наши денежки с какой-то гнилью! – вступил в разговор Марселу.– Мы оба требуем у тебя отчета!
– И ты туда же! У тебя нос не дорос! Прав был Атилиу, когда говорил, что тебя драть надо! – возмутился Арналду.– Не смей дерзить отцу!
– Отцу, который нанес в дом столько грязи?– поддержала сына Бранка.– Безответственному отцу, который того и гляди детей по миру пустит из-за какой-то проходимки? Который предпочел своим детям какую-то шлюху?!
– Опомнись, Бранка! Что ты такое говоришь?! Из-за своей дурацкой ревности ты вокруг себя ничего не видишь. Посмотри, я твой муж, преданный тебе Арналду. Я привез нужный фирме договор! Перестань меня ревновать, Бранка! – Арналду старался говорить как можно убедительнее, он искренне хотел как можно скорее покончить с разгоревшимся скандалом.
– О какой ревности ты говоришь, Арналду?– изумилась Бранка.– Молодая глупая романтика выветривается через семь лет совместной жизни, а мы с тобой прожили уже тридцать! Ты всегда бегал за юбками, и я знаю, что верных мужчин не бывает. Пока ты спал с девками задаром, я устраивала тебе выволочки, но терпела. Но спать с какой-то шлюхой за деньги я тебе не позволю! У меня болит не сердце, а карман, Арналду! И это гораздо серьезнее.
Арналду вытер пот со лба: если дело дошло до кармана, то дело и впрямь обстоит серьезнее, чем он думал.
– Я провела ревизию в твоем столе,– продолжала Бранка,– и чего я там только не обнаружила: квитанции из ювелирных магазинов, чеки, счета из-за рубежа. Ты вколачиваешь наше состояние в молоденькую шлюшку, и мы с Марселу этого не допустим.
– Так бы сразу и сказала, Бранка! – Арналду снова вытер пот со лба.– Ты просто ничего не смыслишь в делах. Всегда бывает вторая касса…
– Не вторая касса, а вторая жизнь и другая женщина! – разъярилась Бранка.– Ты не увильнешь от ответа! Ты скажешь мне правду. Я добьюсь от тебя, кто она такая, эта шлюха!
Но вот правду говорить Арналду не желал ни в коем случае. Да, у него была вторая жизнь, и он очень дорожил ею. Впрочем, как и первой. Он не хотел терять ни ту, ни другую, хотел выйти сухим из воды, а для этого был один-единственный способ.
– Раз меня тут не уважают, не ценят,– заявил он,– я уезжаю в гостиницу. Я работал не щадя сил, а вы мне такой прием устроили! Вернусь, когда вы оба возьметесь за ум и оцените мои усилия по заслугам!
Арналду подхватил чемодан, который и собирать-то не надо было, и хлопнул дверью.
Честно говоря, Бранка ждала несколько другого результата своей атаки, но горевать не стала.
– Завтра вернется, поджав хвост. Он слабак. Не нужно забывать об этом. Ушел, потому что сказать больше нечего,– сказала она.
– Я и подумать не мог, что отец – такой лицемер,– негодующе заявил Марселу.
– Ладно, не думай о нем. На крайний случай нам нужно будет с тобой позаботиться о разделе имущества. Спасении нашего семейного достояния. Иначе все рухнет!

Глава 9.Милена ждала приезда отца как манны небесной. Она не сомневалась, что он ей поможет. Придя домой и узнав, что отец отправился ночевать в гостиницу, она фыркнула на мать:
– Довела! Бедняге пришлось из дома уехать!
– Хватит с меня ваших глупостей! Я их сегодня наслушалась выше головы! Оставь меня, пожалуйста, в покое!– сердито отшила дочь Бранка.
– Это ты меня оставь! А я уж тут не задержусь! Вот только Нанду выйдет!
Милена выскочила из дома и отправилась к отцу в гостиницу. Нельзя сказать, что Арналду чувствовал себя так уж уютно в создавшейся ситуации, но он был полон решимости выдержать характер.
Визит Милены был как нельзя более кстати, они любили друг друга и прекрасно ладили.
– Даже если ты сто раз не прав, я все равно на твоей стороне! – заявила она, целуя отца.– Чего бы ты не наделал, тебе всегда будет далеко до Бранки!
– Да я не совершал ничего такого особенного,– добродушно защищался Арналду.
– Сходил на сторону! Подумаешь! Ты лучше послушай, какая беда случилась с Нанду! – глаза у Милены мгновенно наполнились слезами.
– Что с ним случилось, с твоим волосатиком?! Говори скорее!
Услышав печальную историю ареста Фернанду, Арналду призадумался. Потом позвонил Альсиу и вместе с Миленой отправился в полицейский участок. Оказалось, что комиссар был его старым знакомым, и они сердечно поприветствовали друг друга.
– Вот тут моя дочка волнуется, все уши мне прожужжала про своего дружка-приятеля,– начал Арналду.
– Да, она у нас целые дни проводит. Что ж ты раньше не сказала, что ты дочка доктора Арналду? Мы с твоим отцом вот уже добрый десяток лет как дружим.
– Откуда же мне было знать? – горестно вздохнула Милена.
– А я только-только из Буэнос-Айреса прилетел, и тут такие события,– продолжал Арналду.– Можно что-то для парня сделать? Мои детки так удачно влезают во всякие передряги, что мне придется тебя, старина, частным адвокатом нанимать! – Арналду обратился к вошедшему Альсиу.
– Милена с тобой просто ожила,– отвечал Альсиу.– а то страшно было смотреть на девушку.
– Что же вы, сеньоры, не видите, что парень салага и сосунок и никакого отношения к наркобизнесу не имеет? – осведомился Арналду.– Где твое полицейское чутье, Тенориу?– спросил он комиссара.
– При мне. Конечно, при мне! Ежу понятно, что он ничего не смыслит в наркобизнесе, но взяли-то мы его с поличным. По звонку.
– Ну и что? Вот и нужно выяснить, чей звонок. Я уверен, что его подставили. Он наркотиков и близко не нюхал,– продолжал отстаивать Нанду сеньор Моту.
– Если бы ты приехал чуть-чуть пораньше, было бы совсем другое дело, а то все бумаги уже пошли к судье. Так, может быть, и можно было бы что-то спустить на тормозах, но то, что взяли с поличным…
– Именно это и говорит в его пользу! Какой это наркоделец позволит себя взять с поличным? Каждый так все продумает, чтобы выйти сухим из воды. Сбросить все на невинного. Вот на парня все и сбросили. Но я тебя понял, Тенориу, раз бумаги ушли к судье, теперь дело только за адвокатом.
– Вот именно! Но если что-то и от меня будет зависеть, ты не сомневайся, Арналду, все сделаем!
– А я и так делаю все от меня зависящее,– вступил в разговор Альсиу.– Мое дело собрать как можно больше положительных отзывов, чтобы убедить судью, что произошла ошибка. Отзывов хороших тьма. Видно, что парень и впрямь никогда не был связан с наркотиками.
Милена жадно слушала разговор, и слова комиссара, адвоката, отца были для нее живой водой. Потускневшие глаза заблестели, в ней вновь вспыхнула надежна на скорое избавление Фернанду и свое скорое счастье.
– Мы ведь хотели пожениться, папа! – сказала она.– Даже заявление подали, а тут такое…
– И ни слова мне не сказала?– опешил Арналду.– Вот это ты зря, дочка! Я такого не одобряю!
– Нас и так уже наказали, папа! – Милена чувствовала, что Арналду всерьез огорчился, но сердиться не сердился.
– Ладно, пойдем навестим твоего волосатика! – сказал Арналду.
Он сочувствовал молодому человеку, который явно ни за что ни про что оказался за решеткой. Однако, как водится, для начала прочитал ему нотацию, как нужно вести себя и с какой стрижкой являться перед судьей.
Фернанду было не до обид. С приходом отца Милены и у него затеплилась надежда на благополучный исход.
– А что касается женитьбы, ты еще подумай,– продолжал Арналду,– это сейчас Милена такая нежная, а потом в мегеру превратиться! – И он погладил дочь по плечу.
– Чтобы я да мегера?– вскинулась Милена.– Я в тебя пошла, и до конца своей жизни останусь очень хорошей! Во мне от Бранки нет ни волосочка!
– Все женщины одинаковы,– махнул рукой Арналду,– пока хотят мужа подцепить – ягнятки, а как распишутся – волчицы!
Молодые люди рассмеялись, они не верили в чужой горький опыт и собирались нажить свой, счастливый и сладкий.
Пока влюбленные сидели и ворковали о чем-то своем, Арналду еще потолковал с Альсиу. Как ни хотел он помочь дочери, быстро дело не выходило: ситуация была серьезная. Похоже нужно искать Фаусту и прижимать его к стенке. Его показания должны стать для судьи главными.
– Мы его выцарапаем, старик,– бодро сказал Альсиу.– Вдвоем мы пока не проиграли ни одной битвы!
Милена расцеловала Фернанду, расцеловала отца – надежда придала ей сил жить и бороться дальше. Она даже готова была заняться своим магазином. Период апатии остался позади.
Ей нужно было дело. Даже для того, чтобы меньше бывать дома. Чем деятельнее она будет, тем скорее Фернанду выпустят из тюрьмы, так она себе загадала и немедленно поехала в мастерскую Элены забрать последние эскизы. Может, можно будет закончить оформление магазина на этой неделе?
Элена, хоть и была до крайности занята, не отказалась принять Милену. Она очень сочувствовала девушке и хотела ей помочь чем могла. Она видела, что Милена в лихорадке, и надеялась отвлечь ее работой. Они обсудили последние детали оформления, а затем Элена угостила свою юную клиентку кофейком.
– А я тут видела подходящую модель для показа мод в нашем магазине! – воскликнула вдруг Милена.– Высокий такой парень, с отличной мускулатурой. Как вы думаете, можно ему предложить такую работу?
– Ты говоришь о Женезиу, садовнике,– сообразила Элена.– У нас тут все женщины в него влюблены, но он отдает предпочтение своей хозяйке Магнолии, и она, похоже, к нему неравнодушна, хоть и замужем. Впрочем, что это я сплетничаю? Ты же ему работу предлагаешь! Я думаю, он не откажется подработать.
– Если они выйдут на подиум вдвоем с Нанду – эффект будет потрясающий! Все женщины попадают и расхватают весь наш товар! – с воодушевлением воскликнула Милена.
– Ну что ж, пойдем с ним познакомимся,– предложила Элена.
Женезиу поначалу скептически отнесся к предложению смуглой красотки, но потом все же уразумел, что ему и в самом деле предлагают работенку, и к тому же, похоже, непыльную. Но именно в этом он увидел главный подвох.
– Вы что же, хотите сказать, что я буду расхаживать в трусах, а все вокруг будут на меня смотреть? Но я же не голубой, сеньора.– Женезиу недвусмысленно подмигнул Милене.
– При чем тут голубой, не голубой?– удивилась она.– Какое это имеет значение? Я приглашу тебя на ближайший показ мод, и ты сам увидишь, что это такое. У моего парня тоже были на этот счет комплексы, но он побывал на показе, и ему понравилось.
– Ну коли так, сеньора, я возражать не буду!
Милена простилась с Женезиу, просилась с Эленой и поехала посмотреть, как идут работы в магазине. В том, что она сумела уговорить работать этого парня, она увидела счастливое предзнаменование.
Милена понаблюдала, как работают оформители. Отлично получается, не магазин, а игрушечка. Она отдала им эскиз последней стены.
– Когда думаете закончить?– спросила она.
– Работы у нас еще недели на три,– отвечал художник.– Устраивает?
– В самый раз. За это время мы как раз закупим и оформим товар.
«А там и Нанду выйдет», мечтала, возвращаясь домой, Милена. Они поедут в свою квартиру, отключат телефон, дверной звонок, они будут одни на свете и будут любить друг друга, как…
Чаще всего она вспоминала ливень по дороге из Ангры, когда Нанду был вынужден посадить вертолет. Тогда он еще боялся ее, а она уже знала, что для нее нет никого на свете дороже…
Они целовались тогда как безумные. Помокли до нитки, и он вытирал ее словно маленькую девочку, так заботливо, так нежно. И тогда она ему доверилась, поняла, что они будут непременно счастливы. Поняла, что такое счастье. Счастье – это чувствовать себя в добрых, ласковых, сильных руках, таких надежных, таких уверенных.
Она слышала голос Нанду, чувствовала кожей его кожу, помнила его объятия, его поцелуи, их взаимную страсть и всей силой этой страсти надеялась, что он должен выйти – сейчас! Сейчас же! Как можно быстрее!
Стоило ей подумать о встрече, как ее начинало колотить будто в лихорадке, и она понимала, что может умереть от любви.
«Я сильная, сильная!»– твердила себе тоненькая красивая девушка в темных очках, которая вела светлый автомобиль, выбирая окраинные улицы, где было меньше движения. Она ехала наугад, только чтобы ехать. Вперед, вперед, двигаться, двигаться – только в этом было сейчас ее спасение. Она и представить себе не могла, что снова окажется в четырех стенах своей спальни и снова будет кусать подушку в немом отчаянии и ярости.
А город готовился к ежегодному карнавалу. Каждый квартал украшал свои улицы по-своему. Уже развесили цветные фонарики и на деревьях, светящиеся гирлянды оплели дома. Здесь рабочие выкладывали картину из цветов, там прилаживали яркие рекламные щиты с танцующими красотками. Дуновение веселого праздника доносилось до Милены вместе с душистым запахом цветов, беспечным смехом из окон, зажигательной музыкой. Еще вчера она сжалась бы, чувствуя себя чужой в этом радостном предвкушении веселья. Но сейчас и в этой будоражащей суете она видела счастливое предзнаменование – ее Нанду скоро отпустят! Отпустят! Отпустят!
Долго еще она крутила по ночному Рио. Вышла у порта на набережной и застыла, глядя на мерно работающий океан, который не уставая гнал и гнал к берегу теплые волны.
Вглядываясь в него, вбирая его ритм, она словно бы сливалась с океаном, проникалась его энергией.
«Как давно я не была в Ангре,– подумала она.– Мы же с Нанду земноводные, и неизвестно, где нам лучше – в воде или на суше. Начало всему положил тот ливень, а потом ослепительное море Ангры… Мы поедем туда вместе, любимый! Только вместе!»

+1

5

Глава 10.Атилиу не скрывал от Элены, что обедал в ресторане с Изабелл. Элена подходила к телефону, когда Атилиу звонила Бранка, и говорила своим самым чарующим голосом.
– тебя соблазнительница-обольстительница,– звала она мужа, а он смеялся.
Невольно вспоминала Элена и недовольство Тадиньи. «Это ваша Флавия,– ворчала служанка,– положила глаз на вашего мужа. Никогда ей не прощу, что в ваше отсутствие она ему банки с консервами открывала и виски с содовой подавала, а смотрела при этом так, что сеньор Атилиу не знал, куда ему деваться».
Словом, вокруг Атилиу по-прежнему вился женский хоровод, и Элена прекрасно понимала, что, если она и в дальнейшем будет отказываться от приглашений мужа пообедать или провести в ресторане вечерок, у него всегда будет какая-нибудь компания и рано или поздно появиться и ощутимый результат этих вечеров.
Когда Атилиу вновь пригласил ее вечером в ресторан, она ответила, что пойдет с удовольствием.
Атилиу так по-детски обрадовался, что Элене сделалось даже стыдно, что она обделяет мужа столькими радостями. Обделяет и в большом, и в малом. Но все-таки она верила в их любовь, которая преодолеет любые трудности.
На радостях Атилиу пригласил с ними и Эдуарду, и Леу, а где Леу, там и Катарина. Леу позвал еще и Милену, так что в ресторан отправилась целая компания, собираясь отлично повеселиться.
Как только Атилиу вошел в прохладный уютный зал, Элена сразу поняла – он здесь завсегдатай: к нему сразу подошел метрдотель, удобно разместил их, понимающе покивал насчет меню. 
– Видно, ты часто бывал здесь раньше,– сказала она, опустившись на атласный диванчик и любуясь изысканным букетом на столе.
– Я и сейчас здесь часто бываю,– отозвался Атилиу,– мы с Арналду решаем тут все важные вопросы. Народу не слишком много, кухня изысканная, и всегда можно послушать изысканную музыку.
И действительно, оркестр заиграл необыкновенно приятную мелодию. Элена с благодарностью посмотрела на мужа – как она была не права, когда усталостью и головной болью отговаривалась от таких приятных вечеров!..
– Я опять и опять отдаю должное твоему вкусу,– ласково сказала она.
– Ты его оценишь по достоинству только тогда, когда попробуешь те блюда, которые я для вас закажу, и особенно вина.
И Атилиу пошел с метрдотелем выбирать бутылки собственноручно.
Анита, которая пришла с Сезаром отпраздновать в этот ресторан годовщину их знакомства, повернула голову и увидела шагающего по ковровой дорожке Атилиу, а позади него, в углу, профиль Эдуарды. Настроение у нее сразу испортилось.
– По-моему, мы уже достаточно посидели,– сказала она Сезару,– может, нам пора домой?
Праздник у них не слишком удался. Обоим было невесело. Накануне Сезар предложил Аните расписаться, а она? Она совсем не обрадовалась.
– Неужели ты думаешь, что я с тобой столько времени рядом для того, чтобы мы пошли и расписались в мэрии?– обиделась она. – Нет, я хочу настоящую свадьбу, хочу обвенчаться в церкви, в белом платье с фатой, все как у людей.
Сезар попробовал уговорить ее, ведь они еще год назад договорились пожениться, теперь как раз прошел год…
– И ты оплачиваешь долговое обязательство?– насмешливо спросила Анита.– Я ничего от тебя не требую. Давай лучше съездим в отпуск, отдохнем как следует, а там посмотрим – может, и о свадьбе поговорим! Больше всего на свете меня волнует твоя головка. Что-то твориться в ней неладное. Я ведь стала невестой врача и замуж хочу выйти тоже за врача!
Анита была настроена весьма боевито, она собиралась бороться за своего Сезара. Настроение его ей не нравилось. За праздничным ужином он явно выпил лишнее, больше пил, чем ел. А тут еще Эдуарда, Элена. Она вообще была настроена враждебно к этому семейству, а к Эдуарде особенно. И ее можно было понять.
Своих друзей заметил и Сезар.
– Сейчас я произнесу общий тост,– заявил он.– За этику и материнскую любовь! Или нет! Представляешь, я сейчас выйду на середину зала и все расскажу.
– Что расскажешь?– заинтересовалась Анита.
– Все! – пьяным голосом произнес Сезар.– Выйду на середину зала и крикну: «Друзья! Самая громкая сенсация века!»
– Не позорь себя,– стала удерживать его Анита.– Ты слишком много выпил. Пойдем-ка лучше домой.
Но разве можно остановить одержимого? Сезар направился к столу Элены, за котором собравшиеся только-только осушили первый бокал. Они пили за то, чтобы в следующий раз Нанду был вместе с ними.
– Эдуарда!– раздался голос за спиной Элены. Она обернулась и увидела откровенно пьяного Сезара.– Я хочу открыть тебе свое сердце.
При этих его словах побледнела не только Анита, но и Элена, и, честно говоря, у Элены было больше оснований для испуга.
– Элена!– Теперь Сезар обращался к ней.– Давай откроем свои сердца. Атилиу все поймет! Он поймет, почему я должен бросить эту чертову медицину! И почему мне больше невозможно жить! Во всяком случае, я так больше жить не могу!
Анита попробовала позвать Сезара.
– Я ухожу домой! – сообщила она.– Сезар, ты меня слышишь?
– Элена! Мы должны признаться. Мне и Виржиния советовала, и отец…– продолжал уговаривать Элену Сезар.
Первый шок у Элены пришел, она снова стала матерью-львицей, она должна была защищать своего детеныша! Поднявшись из-за стола, она увидела направляющуюся к выходу Аниту, и взяв Сезара за руку, потащила его за собой.
– Анита! – окликнула она девушку.– Подожди немного! Сейчас я приведу его в порядок, и вы поедите вместе. Я ведь знаю его с детства, я уверенна, я ему помогу. Извините, я на несколько минут вас покину,– извинилась она перед всеми, кто сидел за столом, избегая взгляда Атилиу.
Сезар говорил не слишком внятно, не слишком громко, поэтому ни Эдуарда, которая болтала с Катариной, ни Атилиу, разговаривающий с Леу, особенно не вникали, о чем идет речь, на чем настаивает, чего хочет Сезар. Все, безусловно, поняли одно: бедный мальчик пьян и Элена взялась привести его в порядок. Однако Атилиу прекрасно расслышал фразу: «Атилиу нас простит», «Давай откроем нашу тайну».
Больше ему сомневаться было не в чем. У Элены тайна была. Элена ее хранила. Тайна касалась смерти их ребенка. Но раз Элена решила что-то скрывать от него, то смешно и нелепо было бы пытаться именно у нее выяснять правду…
Не обида, не горечь, а печаль безысходности проникла в сердце Атилиу – печаль о том, что неведомая тайна становиться стеной, отделяет его от женщины, которую он любит, которая стала его судьбой. Но ему очень хотелось верить во всемогущество любви, в то, что она сумеет преодолеть все препятствия.
Элена тем временем судорожно пыталась образумить Сезара, который беспрестанно твердил, что настало время сказать Атилиу и Эдуарде – из-за Элены он стал клятвопреступником, потому что клялся использовать свои познания на пользу людям и нарушил клятву, так что ему мешает нарушить обещание, донное Элене?
– Я не могу больше лгать! Лучше я пойду и скажу им всем правду,– твердил он с лихорадочно блестящими глазами.
– И убьешь Эдуарду, которую любишь,– жестко выговорила Элена.– ее удерживает в жизни только ребенок. Поздно думать, правильно или неправильно мы поступили. Мы это сделали, и теперь должны забыть о том, что сделали, и жить так, словно это и есть правда и никакой другой правды нет!
– Но Эдуарда развелась с мужем! Ей будет легче, если она будет знать эту правду! Я не могу жить и чувствовать себя преступником!
Элена умывала его холодной водой, он был маленький мальчик, и должен был подчиниться ее материнской воле:
– Ты ни в чем не виноват,– повторяла она.– При чем тут ты? Я имела право поменять детей. Я сама разберусь с мужем и  сама отвечу перед Богом, если Он сочтет мой поступок грехом! Поезжай домой, забудь обо всем, что было. Помни одно: благодаря тебе Эдуарда стала счастливее.
Элена все лила и лила воду на раскисшего Сезара, продолжая твердить ему про Эдуарду, и ее материнская власть оказалась опять так велика, что он вновь подчинился ей.
Леу и Атилиу все же вышли в холл посмотреть, как чувствует себя Сезар, а главное Элена, и убедились, что молодой человек был уже вполне готов отправиться домой. Леу помог Аните посадить Сезара в машину, и все они помахали молодой паре, прощаясь.
– Молодежь совершенно не умеет пить,– с улыбкой сказала Элена.– Вполне мог бы испортить нам вечер, но, к счастью, не испортил.
В этот вечер она пила и смеялась, может быть, больше, чем ей хотелось. По-настоящему весело было молодежи, натужное веселье оставляет горький осадок.
Придя домой, Элена узнала, что приехал Педру. Ему пришлось оставить свой чемодан у Сирлеи, потому что дома никого не было. Тадинья тоже отпросилась, когда узнала, что хозяева уходят.
– У тебя такой элегантный брат, такой умный, обходительный,– сказала на следующее утро Сирлея своей соседке, а Элена заметила, что впервые за много дней Сирлея подкрасила глаза и губы.
«Что ж, все может быть,– подумала она со вздохом.– Сирлея развелась с Нестором, Педру тоже развелся. Может, они и приглянуться друг другу».
Атилиу пообещал брату Элены, который управлял в Сан-Паулу сетью супермаркетов, познакомить его со своим другом Тражану.
– Он вполне может помочь тебе с работой, у него самого здесь сеть супермаркетов, так что, думаю, вы отлично поймете друг друга,– пообещал Атилиу.
С Тражану они должны были увидеться на днях: Мег пригласила их всех на костюмированный вечер, который собирались устроить во время карнавала.
Элена скрепя сердце дала согласие прийти на этот бал. После их выхода в ресторан она лишний раз убедилась, что ей сейчас совсем не хочется бывать на людях, а тем более «общаться». Правда, для нее было большим облегчением узнать, что Сезар с Анитой улетели отдыхать в Европу. Облегчение было бы еще большим, если бы она узнала и то, что перед отъездом Сезар сумел отговорить Антенора от его намерения незамедлительно все рассказать Атилиу.
– Разрешение наших проблем мы перенесем на возвращение после отдыха,– пообещал Сезар отцу, и тот со вздохом согласился.
Элена не смогла отказать Мег, потому что ни друзья, ни брат ее бы не поняли, но мягко, осторожно она все же попробовала отвести от себя нежеланное мероприятие.
– Карнавал, костюмированные вечера – это развлечение для молодежи,– сказала она.
– А мы и есть молодежь! – дурашливо откликнулся Атилиу.– Разве нет?
И она не смогла ответить ему «нет» своему мужу, который возлагал столько надежд на их совместную жизнь и благодаря которому эта жизнь начиналась так трогательно, так красиво…
На карнавал надумала пойти даже Эдуарда и готовила себе костюм, который должен был оказаться для всех сюрпризом.
Кати, Леу – все были вовлечены в водоворот праздничной подготовки и ожидания всевозможных чудес.
Они готовили друг другу сюрпризы, хохотали, встречаясь, им заранее было весело.
В канун карнавала к Элене приехала Виржиния, и Атилиу невольно подслушал разговор двух сестер.
– Мне кажется, что карнавал – прекрасная возможность, чтобы ты наконец покончила со своей тайной,– говорила Виржиния.– Скажи все в маске, посмотри на реакцию и сообрази, как вести себя дальше.
– Виржиния! Оставь эту тему! Забудь про нее, как забыла я. У меня нет больше никаких тайн, поняла?
– Но ты могла бы облегчить жизнь своей дочери! Она же сейчас разводится!
– Я лучше понимаю, что нужно моей дочери. Как никак она моя дочь! – Элена повысила голос.
– Дочь – да, но не собственность. Почему ты не хочешь признать, что ошиблась? Что ты не Господь Бог и не имеешь права вмешиваться в чужую судьбу?
– Не надо меня учить, что хорошо и что плохо! Ты забываешь, у меня просто нет возможности вернуться назад!
Атилиу почувствовал, что еще немного, и Элена расплачется.
– Но ты можешь вернуться по собственным следам,– мягко проговорила Виржиния, и Атилиу даже представил себе выражение ее больших темных глаз – сострадательное, настойчивое.
– Не могу! – Это был крик отчаяния.
– Можешь! – твердо выговорила Виржиния.– Скажи правду, пока этого не сделал кто-нибудь другой, иначе ты потеряешь и мужа, и дочь!
– Оставь меня! Оставь! Ты не имеешь права так меня мучить!
– Ты мучаешь себя сама, я тут не причем,– возразила Виржиния, но разговор прекратился.
Больше Атилиу не мог оставаться в стороне. Его мучило вовсе не любопытство, а состояние Элены, она была на грани срыва. Их брак, их счастье находились под угрозой. Как мужчина он должен был вмешаться и взять на себя то, что оказалось не под силу слабой женщине.
И тут же самый простой, самый естественный вариант пришел ему в голову. Почему же раньше он о нем не подумал? Все разрешалось так просто, так естественно.
Атилиу взял трубку и набрал номер клиники Моретти.
– Я хотел бы поговорить с доктором Сезаром Андраду,– сказал он.
– Доктор Андраду в отпуске,– ответил женский голос.– Когда вернется, неизвестно. Чем я могу вам помочь?
Атилиу говорил, очевидно, с секретарем.
– Говорит Атилиу Новели, муж вашей пациентки Элены Треку.
– Я вас помню, сеньор,– голос потеплел.– Записать вашу жену на прием к доктору Моретти?
– А доктор Моретти сейчас здесь?– Атилиу вполне мог задать все интересующие его вопросы и Моретти. Наверняка старый врач прекрасно знал все, что касается его пациентов. К тому же он давний знакомый Элены, он поймет, почему муж волнуется за ее здоровье, и что-то ему посоветует.
– К сожалению, нет. Он уехал сегодня пораньше, так как у него срочная операция в Тересополисе. Он вернется через несколько дней. У вас что-то экстренное?
– Нет, нет, через несколько дней я ему перезвоню.
Атилиу повесил трубку и вспомнил, как в самом начале их знакомства увез Элену в Тересополис.
Вспомнил, какой счастливый день они там провели и как он любил туда ездить, пока не был женат…
Он не жалел о своей свободе, он и тогда не был счастлив. Он хотел, чтобы свободу наконец обрела Элена и они оба вновь почувствовали себя счастливыми, какими были когда-то…

Глава 11.Отшумели веселые карнавальные праздники, и вновь начались будни.
Адвокат Альсиу позвонил Эдуарде и сообщил дату, когда будет слушаться дело о ее разводе. Эдуарда хотела развода, стремилась к нему, но когда он стал таким близким, таким неизбежным, невольно занервничала. У нее даже начались спазмы – почему-то она не могла есть. Элена сочувственно смотрела на дочь. В свое время и ей развод дался нелегко, но, судя по самочувствию дочери, она к нему еще не была готова. Вмешиваться Элена не стала. Эдуарда должна была решить эту проблему самостоятельно, никто ей тут помочь не мог.
В эти дни Эдуарда была особенно заботлива по отношению к Марселинью, она проводила с ним много времени, гуляла, играла.
– Скоро мама пойдет на работу, мой милый,– говорила она малышу,– мы с тобой будем видеться реже. Мама будет без тебя очень скучать.
Она словно бы выстраивала свою будущую жизнь, примерялась к ней, пыталась подготовиться.
Атилиу спрашивал Элену, не считает ли она, что о работе для Эдуарды должны подумать они. Может, найдется какая-нибудь работа у них на фирме, может, спросить Марсию или Вилсона, они что-нибудь подскажут. Или он свяжется с теми фирмами, которые предлагают работу ему.
– Подожди пока,– отвечала Элена.– Эдуарда еще только примеряется. Когда она всерьез начнет искать работу, мы с тобой подключимся.
Она была бы рада работать вместе с дочерью. Вот сейчас Флавия была в отъезде, и она остро почувствовала отсутствие помощницы. Если бы со временем помощницей стала Эдуарда, ни о чем другом она бы и не мечтала. Да, стоило подумать о секретарской работе для Эдуарды в их фирме. Что же касается Марсии, Вилсона, то Элена не видела, какое бы место могла занять в их деле Эдуарда.
Зато ее радовала наладившаяся жизнь подруги – Вилсон так привязался к Ритинье, души в ней не чаял, да и у Марсии дела шли все лучше и лучше. Готовилась большая выставка, и ее керамические изделия пользовались большим спросом, и, похоже, Вилсон всерьез гордился своей женой. А ведь какие нелегкие времена они пережили! Но ведь наладилась же у них семейная жизнь. Может, и у Эдуарды наладится. А как только наладиться жизнь Эдуарды, то наладиться и у нее, у Элены. Элена чувствовала, что она с дочерью словно сообщающиеся сосуды, и для того чтобы ей быть счастливой, ей было необходимо счастье Эдуарды.
И вот настал день, когда Эдуарда отправилась в суд. Марселинью остался с Лизой. Перед уходом она его поцеловала.
– Скоро мамочка придет, мой маленький! – сказала она, прощаясь.
Уходя, она еще раз оглядела себя в зеркале и нашла, что отлично выглядит: строгое платье сидит как влитое, придавая ей особый шарм.
В суд Эдуарда приехала первой. Адвокат вежливо проводил ее в холл и попросил подождать.
– На дорогах сейчас пробки,– постарался оправдать Альсиу опаздание Марселу, истолковав его как можно благоприятнее, чтобы не возбудить дурных чувств в молодой женщине. И себе, и этой молодой паре он искренне желал, чтобы процедура развода прошла благополучно. Он прекрасно помнил, как они чуть было не подрались у него в кабинете.
Эдуарда ждала своего бывшего мужа со снисходительной усмешкой. Нет, ни в стиле одежды, ни в людях она разболтанности не любила.
Марселу приехал через несколько минут и извинился за опоздание. Предварительно проверив удостоверения личности, их пригласили к судье.
И вот они стоят перед судьей, как стояли не так давно в церкви перед священником, и судья зачитывает решение:
– Вы требуете развода по взаимному согласию на следующих условиях: поскольку вы вступили в брак совместно владея имуществом и в результате вашего брака родился ребенок, Марселу де Баррус Моту, который остается на попечении супруги, супруг обязуется материально поддерживать ребенка до достижения им совершеннолетия и в дальнейшем выделить причитающуюся ему часть имущества. Супруг так же обязуется выделить долю своей бывшей жене. За супругом остается право навещать ребенка в любое время, не нарушая его режима и отдыха, а так же забирать ребенка к себе на субботу и воскресенье. После развода супруге возвращается ее девичья фамилия Виану Треку.
Судья закончил чтение и взглянул сквозь очки на сидящую перед ним молодую пару:
– Условия изложены правильно?
Молодые люди кивнули.
– Вы по-прежнему настаиваете на разводе?– спросил судья.
– Да, ваша честь,– ответила Эдуарда.
– Нет, ваша честь,– ответил Марселу.– Я еще не готов к разводу.
Эдуарда с негодованием взглянула на мужа:
– Марселу! Мы же столько ждали! Я так и знала, что ты что-то выкинешь! Это просто кошмар какой-то! Просто ужас!
Еще минута, и у Эдуарды могла начаться истерика.
– Я говорю честно и откровенно, что я к разводу не готов,– повторил Марселу.– Я люблю тебя. И считаю, что наш брак еще можно спасти. Ради нас с тобой, а главное – ради с Марселинью. Я так думаю, так хочу и так… чувствую.
Марселу говорил с такой убежденностью, что она подействовала успокаивающе даже на Эдуарду. Она взяла себя в руки и приготовилась защищать свои позиции.
– Ты заботишься о нашем браке только на словах. Когда хотят сохранить брак, не встречаются с другой женщиной.
– Я с ней не встречаюсь, это была ошибка, досадная случайность. Я не хотел тебе изменять,– упрямо заявил Марселу.
– Интересно, а может, и мне вести себя так же?– издевательски усмехнулась Эдуарда.– Может, и мне стоит тебе изменить, а потом сказать, что я этого не хотела, и все в нашем браке будет о’кей?
– Это не одно и тоже, Эдуарда,– сказал Марселу, но сказал спокойно, не впадая в привычную для него злобу, в которую впадал всегда, как только речь заходила об Эдуарде и любом другом мужчине.
– Потому что ты хотел бы, чтобы я подчинялась во всем, а я не желаю так жить!
Выяснение отношений грозило затянуться, и судья прервал его.
– Согласно статье тысяча сто двадцать два пункт первый конекса о браке и семье, я переношу рассмотрение вашего дела на двадцатое число следующего месяца, поскольку один из супругов не дает своего согласия на развод.
После этого заявления оставаться в зале не имело смысла, и Марселу с Эдуардой покинули его.
– Ну что? Добился своего? – накинулась на Марселу Эдуарда.
– Нет еще! – спокойно заявил он.– Своего я добьюсь тогда, когда мы снова будем жить втроем в нашей квартире и чувствовать себя счастливыми.
– Этого не будет никогда! – горько ответила Эдуарда.– Никогда, потому что я больше никогда не смогу тебе поверить!
Может быть, она и любила еще Марселу, но теперь ее любовь не приносила ей счастья, потому что она ждала от нее только беды. Любовь без доверия – сплошная мука. Этого мучения и не могла простить Эдуарда своему мужу. Он предал ее, предал ее доверие, лишил возможности быть счастливой. И после того как она приготовила себя к тоже очень мучительной операции развода, он опять ее предал и оставил во взвешенном состоянии, продлил ее мучение. Так какую надежду на счастье могла она иметь с этим человеком? Человеком, который ее не щадил?
– Дай мне шанс,– умоляюще проговорил Марселу,– я заслужу твое доверие, вот увидишь!
Эдуарда только скорбно покачала головой: она не верила ему, не верила ни на грош.
Марселу поехал к матери. Он прекрасно знал, что втайне Бранка хотела их развода, хотя никогда не выражала своего желания вслух. С другой стороны, она не желала раздела имущества, так что решение Марселу не могло ее так уж сильно огорчить.
Дома он застал очередной скандал. С тех пор как Арналду вернулся из гостиницы домой – а он и в самом деле вернулся довольно скоро, но не так скоро, как думала Бранка,– скандалы не прекращались. Бранка рвала и метала: состояние ее утекало, а она не могла найти концов.
На этот раз речь шла о каком-то золотом ожерелье с жемчугами и бриллиантами, которое Арналду заказал неведомо для кого.
Марселу не стал вникать во всю эту историю, но, кажется, Бранка, обнаружив этот заказ, взяла его сама из ювелирного магазина, а потом вернула его обратно с тем, чтобы выяснить, кому он все-таки предназначался, но не выдержала и, увидев, с каким хладнокровием и небрежностью Арналду сунул бесценную вещь к себе в сейф, устроила ему скандал, добиваясь, кому он все-таки собирался ее подарить!
В другое время Марселу, может быть, и поддержал бы свою матушку в ее жестокой борьбе. Он, безусловно, ей сочувственно и желал победы. Но сегодня он уже выдержал одну битву, и принимать участие во второй ему не хотелось. Свои отношения родители должны были выяснить сами.
Марселу поехал к себе на квартиру. Ему хотелось спокойно побыть дома, сосредоточиться и начать ту жизнь, которая соединит его с женой и сыном. Он привык добиваться того, чего хотел. Не сомневался и на этот раз, что своего добьется.
Но первая, на кого он наткнулся в своей квартире, была Лаура. О том, что Марселу не развелся, она узнала от Альсиу, который приехал повидаться с Миленой к ним в магазин. Слушание дела Нанду было назначено на будущую неделю, и они почти каждый день обсуждали, что еще можно сделать для их подопечного. Альсиу приехал к Милене прямо из зала суда, рассказал новость о брате, и Лаура тут же помчалась к Марселу.
– Что тебе тут надо? – устало спросил Марселу.
    Он задавал этот вопрос уже столько раз, что не чувствовал ничего, кроме тоски и безнадежности.
– Я хочу поговорить с тобой,– ответила Лаура. Ей удалось уговорить мать с отцом оставить ее с сестрой в Рио хотя бы до развода Марселу. А когда он разведется, почему бы собственно, ей с ним не встречаться? Положение его измениться, он будет свободным человеком, и они будут вправе решать свою судьбу…
Мег была так занята карнавальными приготовлениями, что не возразила. Дочери ей помогали, праздник удался на славу. Молодежь повеселилась от души. О костюмированном бале в доме Мег написали все газеты, поместив фотографии не только ее, но и дочерей, так что Мег была довольна и счастлива и на время оставила Лауру в покое. Но вот теперь выяснилось, что Марселу не развелся…
– Лаура, поговори лучше с психоаналитиком или невропатологом. Я надеюсь, что еще не поздно, и кто-нибудь из них в силах тебе помочь. У меня здесь не больница для душевнобольных! – Марселу бесило собственное бессилие: что бы он не делал, рядом с ним всегда оказывалась Лаура.
– У меня с душой все в порядке,– ответила она.– И я чувствую себя обязанной помочь тебе. У тебя тяжелый период в жизни, ты нервничаешь, ты в смятении.
– Я? За что мне такие мучения,– застонал Марселу.– Боже! Избавь меня от преследований этой сумасшедшей! Ты мне не нужна! Ты мне не нравишься! Я не испытываю к тебе никаких чувств! Можешь ты это наконец понять или нет?
– Нет! – Лаура смотрела на него красивыми выразительными глазами, смотрела твердо и прямо.– Я прекрасно знаю, что ты меня любишь, что ты меня хочешь и в очередной раз проявил малодушие и спасовал перед этой истеричкой Эдуардой! Как ты мог так смалодушничать? Как, Марселу?!
Марселу угрожающе придвинулся к ней и, стиснув зубы, проговорил:
– Я стараюсь как могу, я держу себя в руках, но, по-моему, ты кроме кулаков, ничего не понимаешь! И не заслуживаешь, это уж точно!
– А ты не сдерживайся! Я тебя всяким видела – и плохим, и хорошим! И люблю тебя таким, каков ты есть, Марселу! Мне все нужно – и твоя любовь, и твоя ненависть. Мне нужна и тяжесть твоей руки, и твоя нежность…
Лаура придвигалась к Марселу все ближе, и сейчас, когда он не был пьян, у него не хватало духу ее ударить. Но вот оскорбить? Это он мог.
– А ты мне не нужна! Я попользовался тобой и бросил!
– О чем ты говоришь? Мы оба воспользовались друг другом. В любви один пользуется другим, чтобы почувствовать себя счастливым. И мы с тобой были счастливы. Вспомни, сколько мы смеялись! Эдуарда изводила тебя, ты постоянно нервничал, и сейчас тоже нервничаешь. А я всегда возвращала тебе жизнь. Признай, наконец, мой любимый, что она – тень, а я – свет, и я нужна тебе.
– Мне нужна моя семья, мой ребенок. Я готов вновь и вновь просить у Эдуарды прощения, только бы она переменила свое решение. А ты без конца подлавливаешь меня, пользуешься минутами моей слабости, моей злостью, обидой. Ты вела себя подло, Лаура, хоть и хочешь оправдать это своей любовью ко мне. Но на самом деле ты хочешь взять верх над Эдуардой, унизить ее, восторжествовать! И ради этого ты готова на все! – Марселу отстранил от себя Лауру, насильно усадил в кресло, а сам расхаживал по гостиной.
– Неправда! – Лаура привстала со своего места.– Ты же унижаешься перед Эдуардой и считаешь эти унижения любовью. Почему же ты мне отказываешь в любви? Я не унижаюсь, не подлавливаю, я люблю!
– А я хочу восстановить семью, вернуть жену и сына.– Марселу остановился перед Лаурой и смотрел на нее сверху вниз.
– Значит, ты считаешь, что ради любви ребенка человек может пойти на все. И ты сам готов пойти на все ради ребенка?– Во взгляде Лауры появилось что-то новое, он стал острым, испытующим.
– Да, именно так я и считаю,– спокойно и уверенно проговорил Марселу.– Да, я и сам готов пойти на многое ради своего ребенка. И больше не хочу ни видеть тебя, ни разговаривать с тобой. Вот входная дверь,– он указал на нее,– закрой ее с другой стороны и вычеркни меня из своей записной книжки.
Как ни странно, но Лаура больше не спорила. На лице ее появилась загадочная торжествующая улыбка.
– Я все-таки не прощаюсь, мой любимый,– сказала она с порога.– До встречи!
Марселу вызвал к себе Веру и отдал ей очередное строгое распоряжение не пускать к ним в дом сеньору Лауру ни под каким видом.
– Никогда она не должна больше переступать порог этого дома! – торжественно провозгласил Марселу.– Ты меня поняла?
– Поняла,– вздохнула Вера.– Но разве ее удержишь? Я и в прошлый раз поняла, и сейчас ее не пускала, но она же ворвалась как стихия…

Глава 12.Лидия жила как во сне. Она причесывала своих клиенток, готовила завтраки и ужины, заботилась об Орестесе и Сандре, но оживала только тогда, когда приходило время ехать к Нанду. Суд был назначен на следующую неделю. Она ждала его с надежной и страхом. Адвокат, которого наняла Милена, уже не раз говорил с ней, но говорил не слишком обнадеживающе. А адвоката Бранки она и в глаза не видела, а беспокоить и дальше сеньору Моту не решалась, считая, что раз уж она попросила помочь сыну Лидии своих друзей, то они и помогают ему, а докучать им всем лишний раз своими просьбами не стоит.
Лидия каждый вечер ходила в церковь и молилась Пресвятой Деве Марии, прося сохранить ей сына.
– Ты – мать,– твердила она со слезами,– ты сама знаешь, каково это, потерять ребенка! Помоги невинному! Вызволи его!
Но в доме было и еще одно сердечко, которое страдало не меньше материнского,– сердечко Сандры. Сначала она просто скучала без старшего брата и поджидала его, спрашивая, когда же он вернется и почему так затянулась его командировка. Потом решила, что Фернанду на нее за что-то рассердился и поэтому не едет.
Когда Лидия рассказала сыну о переживаниях сестренки, Нанду расстроился. Он очень любил Сандринью – веселую, искреннюю, добрую. Она была в их доме озорным солнечным зайчиком, чья лукавая мордашка вызывала у всех ответную улыбку. Как же мрачно сделалось в доме, если Сандринья загрустила.
– Я напишу ей письмо, мама,– пообещал он.– А ты опусти его в ящик, и я думаю, она успокоится.
«Милая моя сестренка! – писал Фернанду.– У меня очень много работы, не дают даже денечка, чтобы приехать домой и тебя обнять, а заодно и маму, и Орестеса. Но справляться с трудностями помогает мне моя маленькая сестренка. Я смотрю на твою фотографию, и мне становиться веселее. Веди себя хорошо, слушайся маму, и тогда я привезу тебе подарок. Но будет это еще не скоро, так что наберись терпения.
Крепко тебя целую,
Твой брат Фернанду».
Фернанду утешал сестру, а у самого на душе было ох как невесело. Он переходил от надежды в отчаянию, а от отчаяния к гневу. При одной мысли. Что его, ни в чем не повинного, лишили свободы, отняли любимую девушку, у него сжимались кулаки. В эти моменты ему хотелось крушить все вокруг, и, попадись ему тот, кто так его подставил, он бы смел его с лица земли.
Но, видя отчаяние матери, Милены, он понимал, что и тут, в тюрьме, должен быть опорой для слабых женщин, что не имеет права поддаваться ни своему гневу, ни чувству безнадежности. Он должен был взять на себя всю тяжесть выпавшего на его долю горя и нести его достойно, тогда станет легче и его близким, за которых он болел всем сердцем.
Сандринья, получив письмо, была счастлива. Она показывала его всем клиентам Лидии, объясняя, что скоро приедет ее братик и привезет ей подарок.
Но время тянется для маленького ребенка слишком медленно, ему трудно понять, почему надо так долго ждать, и Сандра вновь затосковала, осунулась, потеряла аппетит. Милена добилась, чтобы Нанду разрешили позвонить сестренке.
– Когда ты приедешь? Когда? – закричала обрадованная Сандринья, услышав голос Нанду.– Ты помнишь, что у тебя скоро день рождения? Ты же не можешь отпраздновать его без нас! Мы тебя так любим!
– Понимаешь, дорогая, обстоятельства могут сложиться так, что я не смогу приехать. Поверь, я приложу все усилия, чтобы быть с вами, дома, но не все от меня зависит.
– Я не верю тебе, Нанду! Ты что-то от меня скрываешь!
Маленькая женщина, Сандринья своим чутким сердцем уловила беду, она не знала, что это за беда, но она чувствовала.
– Успокойся, Сандринья! Я тебя очень люблю, и если не приеду на свой день рождения, то, значит, нахожусь в полете. Не смей огорчаться, слышишь?
Лучше бы он этого не говорил. Сандра и представить себе не могла, что ее брат не приедет даже на свой день рождения.
Каждый вечер перед сном она читала молитву:
«С именем Господа каждый день я ложусь и встаю.
Ангел-хранитель, прошу, от напастей убереги мою семью!
Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь!»
А потом к привычным словам добавляла: Боженька! Скажи Нанду, чтобы он приехал к нам на свой день рождения. Я сама испеку пирог, и он задует свечки. А если Нанду все-таки не сможет приехать, сделай так, чтобы мама с папой отвезли меня в Сан-Паулу. Каждый вечер я прошу Тебя об одном и том же, и если Ты меня не услышишь, я больше молиться не буду.
Однажды молитву Сандры услышала Лидия и со вздохом сказала:
– Не забывай, дочка, что Боженьке приходиться исполнять просьбы и других людей.
– Но у меня же особый случай,– возразила Сандра.– День рождения у человека бывает раз в году.
– У других детей тоже могут быть особые случаи,– пыталась как-то смягчить настойчивость Сандры Лидия.
– Все равно! Вот обижусь на Него, будет знать! Нанду сниться мне каждую ночь! Это же несправедливо!
– Конечно, дочка, несправедливо,– с этим не могла не согласиться и Лидия.
Сандра не говорила матери, но была уверенна, что Нанду заболел, и от сочувствия к нему заболела сама. К вечеру у нее поднялась температура. Она лежала в жару и звала:
– Нанду! Нанду!
Орестес сидел возле постели и менял холодные примочки. Он рассказывал ей бесконечную сказку о Черном Соколе, но сказка мало помогала.
Лидия вызвала врача, но, кроме жаропонижающего, он ничего не прописал, а как только лекарство переставало действовать, температура поднималась вновь.
– Ну придумай же хоть что-нибудь раз в жизни! – требовала Лидия от Орестеса.– Мы же не можем допустить, чтобы наша Сандра умерла!
– Да что ты такое говоришь?! – перепугался Орестес.
Ничего другого, как позвонить Милене и все ей рассказать, он придумать не мог. Но как оказалось, он выбрал действенного помощника.
Милена тут же приехала навестить больную. Было уже довольно поздно, так что ничего, кроме коробки конфет, Милена не могла купить дорогой малышке. Когда она посмотрела она осунувшиеся личико девочки, у нее защемило сердце.
– Знаешь, мне никто ничего не рассказывает, но мне кажется, что Нанду тяжело заболел,– доверила свою тревогу девочка Милене, которая осталась с ней посидеть и старалась как-то развлечь ее.– И как только я об этом думаю, у меня начинает болеть голова.
– А я уверенна, что он здоров, только очень много летает,– принялась успокаивать ее Милена.
– Нет, когда он много летал, он звонил нам каждый день. Ты хорошая, Милена, но я тебе не верю.
– Неужели я стала бы тебя обманывать?– обиженно спросила Милена. Уж в чем в чем, а в том, что Нанду, слава Богу, здоров, она могла поручиться.
– А если он не болен, привези его! – потребовала Сандра, и глаза у нее засветились радостью. Она даже привстала, но тут же опять откинулась на подушки.
– Хорошо, я тебе его привезу! – решительно пообещала Милена.– Сандра! Я тебе клянусь, скоро ты увидишь своего брата!
Она наскоро расцеловала девочку и вышла. Простилась с Лидией, с Орестесом и пообещала вскоре еще зайти и навестить больную.
– Если получиться, привезу ей лекарство,– сказала она с усмешкой.
Милена ехала быстро, все время прибавляя скорость, а в голове ее была одна неотвязная мысль: они должны его отпустить на день рождения! Он приедет на свой день рождения домой, даже если для этого мне придется поднять вооруженное восстание в тюрьме и перебить всех охранников!
Она вспомнила, что и у Леу в детстве поднималась температура, стоило ему понервничать – и у него была такая же тонкая нервная организация, как у Сандры.
Для начала она позвонила Альсиу.
– Первый раз о таком слышу,– сказал он.– Но тем не менее я подам просьбу в комиссариат. Посмотрим, что они нам ответят.
– Только имейте ввиду, что осталось всего три дня, а девочка очень и очень больна!
– Я могу действовать только путями, предусмотренными законами, дорогая Милена. Я сделаю все, что в моих силах, в этом вы можете не сомневаться!
Милена и не сомневалась. И обратилась к Арналду, который мог действовать и в обход закона. Арналду не особенно обнадежил дочку, не так велики были его связи, чтобы он без труда мог устроить такой подарок ее волосатику. И не такой это был великий повод, чтобы пускать в ход связи крупные.
– Постарайся что-нибудь придумать! – настаивала Милена.– Сандра может умереть!
– Не преувеличивай,– отозвался Арналду,– потерпи сутки, и что-нибудь придумается.
Два дня прошло в хлопотах, настал день рождения Нанду, а решение все еще не было принято.
Арналду, Альсиу, Милена ждали в приемной решение судьи.
– В моей практике такого не было, чтобы арестованного отпустили,– заговорил адвокат, желая подготовить Милену к наиболее естественному ходу событий.
«Я их всех тут взорву!»– нервно думала Милена, и Арналду держал ее за руку, желая успокоить.
Но вот – чудо из чудес! – судья разрешил отвезти Нанду домой! На радостях Милена расцеловала и отца, и адвоката и полетела с разрешением в тюрьму.
Когда Нанду вошел в столовую, вся семья сидела за столом. Лидия с Орестесом утешали Сандру.
– Мы будем думать, что Фернанду с нами,– твердили они ей.
Они специально пригласили Сесили с Катей, чтобы девочке было веселее, и вот в тот миг, когда они поставили на стол пирог со свечками, вошел Нанду.
Что сделалось с Сандрой! Щеки вспыхнули, глаза засияли.
– Я знала, что ты приедешь! Знала! – закричала она, бросаясь к брату на шею.– Ангел не мог меня обмануть! Утром ко мне пришел сверкающий ангел и сказал, что ты придешь!
Обнимать сына бросилась и Лидия. У всех глаза были на мокром месте.
Милена пока стояла в сторонке, но чувствовала себя счастливее всех.
Нанду везли под конвоем два полицейских, Милена ехала на своей машине, поэтому не сумела ему сказать, что Леу сам полетит в Пантанал и проверит, вернулся ли Фаусту оттуда или еще там. Если он еще там, то Леу приложит все усилия, чтобы привести его к судебному заседанию в Рио. Им еще есть на что надеяться.
Как же был счастлив Фернанду, видя вокруг родные любимые лица! Как ему хотелось, чтобы так было всегда!
– Ну-ка давайте делить мой деньрожденный пирог! – весело воскликнул он и решительно взялся за нож. Ну и кусище он отрезал! Он с трудом удерживал его.– Как вы думаете, кому я его отдам?
– Мне! – радостно воскликнула Сандра.
– И откуда ты все знаешь, бандитка? – рассмеялся Нанду и положил кусок на тарелку.– А следующий я положу донне Лидии, которая почему-то у нас грустит.
– Нет, нет, я совсем не грущу! – воскликнула Лидия, вытирая слезы, которые все набегали и набегали ей на глаза.
– Ну а третий – моей дорогой и любимой Милене!
Получили свои куски и Орестес, и Леу, но что удивительного, если взрослым кусок в горло не лез. И все же все были так рады возможности посидеть рядом, в тесном семейном кругу.
– Ты теперь останешься с нами, Нанду? – спросила Сандра перед тем, как отправиться спать.
– Нет, я скоро поеду. Понимаешь, я – пилот, поэтому я то в Сан-Паулу, то в Бразилиа, то в Байе…
– А ты поженишься с Миленой? – Сандра прижалась головой к плечу Милены, а та крепко обняла ее.
– Непременно! Только чуть попозже, потому что я – там, она – здесь. И пока она будет ждать меня точно так же, как ты, и, пожалуйста, ходите чаще вместе на пляж или в кино, ладно?
– Ладно,– согласилась Милена.– Пойдем, Сандра, я уложу тебя. Мы с тобой не будем выходить на улицу, а то Нанду будет тяжело прощаться.
Нанду поцеловал обеих и вышел. Провожать его пошла Лидия – хоть минутку она хотела побыть с сыном наедине. Она знала, что за углом его ждет машина с двумя полицейскими.
– Ты самая лучшая мама на свете! – Фернанду обнял мать на их крылечке.
– Что мне для тебя сделать, Нанду?
– Жди моего возвращения так же, как жду его я! – ответил Нанду.
– Иногда мне кажется, что это страшный сон и надо только проснуться,– целуя сына, сказала Лидия.
– Нет, мамочка, это вполне реальный кошмар, и его нужно пережить до конца с открытыми глазами! – ответил сын и, помахав матери рукой, спустился с крыльца.

+1

6

Глава 13.Зная о том, что Эдуарда согласилась поужинать вместе с Марселу на их прежней квартире и должна туда сегодня отправиться, Элена ушла из студии пораньше: дочь может и передумать, надо подтолкнуть ее к примирению с мужем.
Эдуарда, однако, не передумала – наоборот, она уже успела принарядиться и подкраситься. Даже волосы заколола по-новому, что было ей очень к лицу.
Никогда прежде она так тщательно не готовилась к свиданиям с Марселу, отметила про себя Элена. Что ж, значит, теперь он стал для нее еще дороже. И дай Бог, чтобы они помирились.
Между тем времени до встречи с Марселу было еще достаточно много, и Эдуарда осторожно заговорила с матерью о том, что ее сейчас беспокоило едва ли не больше, чем собственная семейная жизнь.
– Мама, я вижу, между тобой и Атилиу происходит что-то неладное. По-моему, вы все больше отдаляетесь друг от друга. Может, это из-за меня? Вам приходится уделять много времени Марселинью, да и я, наверное, мешаю…
– Ну что ты, доченька, мы оба счастливы, что ты и Марселинью живете здесь,– поспешила развеять ее сомнения Элена. – Конечно, было бы лучше, если бы вы помирились с Марселу, но пока этого не случилось – живи спокойно и ни о чем не печалься. Ты ведь у себя дома!
– Хорошо, если так. Но тогда объясни, почему Атилиу ходит хмурый, подавленный?– не успокоилась Эдуарда.– Почему ты в последнее время выглядишь какой-то напряженной?
– Тебе показалось…
– Нет. Я не слепая. Да и Атилиу тут меня кое о чем расспрашивал.
– О чем? – не сумела скрыть своего испуга Элена.
– О той ночи в роддоме. Атилиу кажется, будто там произошло нечто такое, о чем не знаем ни он, ни я. Как ты это объяснишь?
– Да тут вышло недоразумение. Недавно Виржиния в разговоре со мной и Атилиу затронула болезненную тему – спросила, почему мы не настояли на вскрытии ребенка. С этого все и началось. У Атилиу возникло подозрение, что Виржинии известна какая-то тайна, связанная со смертью нашего сына. А ведь он сам отказался от вскрытия. Ты мне веришь, что никакой тайны не существует?
– Да, конечно. Только ты, пожалуйста, будь повнимательнее к Атилиу, постарайся успокоить его. Я так хочу, что бы вы оба были счастливы!
– Я тоже искренне желаю тебе счастья,– сказала Элена, обрадовавшись возможности переключиться на другую тему.– Смотри, не опоздай на свидание! И, ради Бога, держи себя в руках, не ссорься с Марселу.
Предстоящая встреча с Эдуардой весь день занимала воображение Марселу. Он заказал изысканный ужин в одном из лучших ресторанов и несколько раз осведомлялся по телефону, не случились ли там какой-либо накладки. Но Вера бойко рапортовала, что ресторанный повар уже вовсю трудиться на кухне в доме Марселу , а официант подъедет к означенному часу.
Однако Марселу было и этого мало. Под конец дня он решил выписать на дом еще и ансамбль скрипачей, который когда-то понравился Эдуарде, и очень расстроился, узнав, что эти музыканты должны играть на каком-то важном приеме и перекупить их, отменив тот концерт, невозможно.
Когда же он собрался наконец уходить домой, Арналду вздумалось провести небольшое совещание. Речь шла о тактике поведения с потенциальным заказчиком, вознамерившимся построить крупный торговый центр. Арналду считал, что лучше всего его поручить заботам Бранки.
– Устроим прием у нас,– говорил он.– Пусть этот Дурвал приедет с супругой, а Бранка умеет, как никто, вести разговор. Она их покорит!
– Ну разумеется, так и надо сделать.  Что тут обсуждать? – невольно бросил Марселу, поглядывая на часы.
– Я знаю, куда ты торопишься,– сказал Арналду.– И как раз поэтому позвал тебя. Пригласи Эдуарду на прием, она очень украсит наше общество.
– Я попытаюсь,– неуверенно пообещал Марселу.
– А ты, Атилиу, приходи с Эленой,– продолжил Арналду, но тут вступила Изабелл:
– Она вряд ли придет. После того, как Эдуарда вернулась домой, Элена нигде не бывает. Марселу, тебе надо обязательно помириться с женой, не то у Атилиу будет далеко не сладкая жизнь с твоей тещей.
– Не подливай масла в огонь! – одернул ее Арналду, на что Изабелл только засмеялась:
– Ну что ты! Я ведь ради Атилиу стараюсь.
– Не стоит. Я сам разберусь в своих семейных делах,– нахмурившись, произнес Атилиу.
В таком, достаточно хмуром, настроении он и отправился в студию к Элене, полагая, что она в это время должна еще быть там.
Однако в студии он застал только Флавию.
– Атилиу?! Какая приятная неожиданность! – просияла она.– А Элена уже ушла. Так что тебе достался только утешительный приз – я. Могу угостить хорошим виски.
– Ну какой же это утешительный приз? – улыбнулся он ей в ответ.– Ты выглядишь прекрасно, выше всяких похвал! Да и от виски не откажусь, особенно если со льдом и с содовой. Похоже, мне сейчас самое время расслабиться…
Флавия, не ожидавшая такого подарка – возможности пообщаться с Атилиу,– посмотрела на него с нескрываемым восторгом и шутя спросила:
– У тебя нет брата-близнеца?
– Нет… насколько мне известно.
– Жаль. А клонированного нет? Мне бы и такой подошел.
– Увы, нет и такого,– развел руками Атилиу.– Хотя… Я уже ни в чем не могу быть уверенным. У меня в собственном доме сплошные тайны…
– О чем ты? – уже серьезно спросила Флавия.
– Да здесь ты мне помочь не сможешь.
– Но я хотя бы выслушаю,– не отступала она.
Тронутый ее вниманием, Атилиу заколебался: может, и в правду стоит излить душу Флавии, если с Эленой ему вообще в последнее время не удается поговорить. Утром она уходит из дома еще до того, как он проснется, а вечером находит какой-то предлог, чтобы появиться в спальне, когда Атилиу уже заснет.
– Ладно, давай выпьем, а там видно будет,– сказал он Флавии.
С удовольствием выпив один раз, он тут же наполнил стакан снова, а спустя некоторое время «расслабился» настолько, что внезапно потянулся к Флавии и жадно поцеловал ее в губы.
От этого поцелуя у нее все поплыло перед глазами, она потеряла ощущение реальности и теперь уже сама инстинктивно подалась к нему всем телом.
Их объятия и поцелуи с невероятной стремительностью переросли в умопомрачительную страсть, с которой трудно было совладать обоим.
И все же Флавия опомнилась первой.
– Мы не должны были этого делать! Элена – моя лучшая подруга…– промолвила она, решительно отстранившись от Атилиу.– Теперь я не смогу смотреть ей в глаза до конца своих дней…
– От угрызений совести есть лишь одно средство – раскаяние,– произнес Атилиу.– Давай все расскажем Элене. Зачем скрывать? Вспыхнуло чувство, мы не смогли с ним совладать… Скрывать правду всегда труднее, чем открыть ее.
– Нет! Нет! – пришла в ужас от такого предложения Флавия.– Поклянись, что никогда не расскажешь Элене о случившимся. А не то мне придется исчезнуть навсегда.
– Все тайное рано или поздно становиться явным,– возразил он.– Будет намного хуже, если Элена узнает об этом со стороны.
– Нет, она никогда ничего не узнает, потому что это никогда больше не повториться!
– Ты уверенна? – пьяно улыбнулся Атилиу и вновь попытался ее обнять.
– Не надо, прошу тебя!..
– Но ведь мы же только поцеловались!
– А ты хотел большего? Нет, я и от этих поцелуев теперь потеряла сон. Даже подумать страшно!.. Давай забудем обо всем и сделаем вид, будто ничего не было. И почему ты появился здесь именно сейчас, когда я была одна? Приди ты на час раньше – и встретился бы с Эленой.
– Наверное, это судьба,– заплетающимся языком промолвил Атилиу.
– Судьба или – рок?
– Это одно и тоже,– внезапно помрачнев, произнес он.– ты знаешь, что моему браку пришел конец?
– Как? Не может быть! – воскликнула ошеломленная Флавия.
– Да, представь себе. Уже ничего не поправишь… Я просто тяну время, но мне нужно уйти от Элены. Так по крайней мере мы окончательно не станем врагами.
– Но что случилось? Как же ваша любовь? Неужели она так быстро прошла? – недоумевала Флавия.
Атилиу помолчал, словно вслушиваясь в себя, и ответил с горечью:
– Нет, любовь еще не до конца прошла… Где-то там, в глубине сердца, еще горит слабая искорка. Но чтобы любовь жила, нужно что-то такое, чего у нас с Эленой нет… Мы с ней разведемся. Это лишь вопрос времени.
– Ты говоришь невероятные, непостижимые вещи,– сказала Флавия.– И все же… Господи, прости, но мне стало чуточку легче. Если у вас все так плохо, то, может, и моя вина не такая уж большая? А, может, наоборот? – испугавшись, добавила она.– Получается, что я быстренько воспользовалась ситуацией за спиной у подруги.
– Не казни себя,– посоветовал ей Атилиу.– Мы с тобой провели хороший вечер! Я уже давно ни от кого не чувствовал такого душевного тепла. И ни с кем так откровенно не говорил о своих семейный проблемах. Спасибо тебе!
– Ну что ты! Я бы рада помочь, да боюсь еще больше навредить и тебе, и Элене. Пойдем домой. Ты знаешь, который час? Мы с тобой тут слишком засиделись.
– Хорошо, пойдем.
Отяжелев от выпитого виски, Атилиу с трудом поднялся со стула. Флавия подхватила его под руку, и от ее близости он вновь пришел в сильное волнение:
– Один поцелуй на прощание!
Но Флавия на сей раз сумела подавить ответное желание:
– Нет, пойдем. Иначе нам придется тут заночевать.
Они вышли из студии, но расстаться им было трудно. Остановились. Не удержались и от прощального поцелуя…
Разумеется, в тот момент они не думали о том, что кто-то из знакомых может их увидеть. И совершенно напрасно – потому что как раз в этот момент Вилсон, находившийся в своей спальне, случайно подошел к окну и замер, потрясенный увиденным.
Его напряженная поза привлекла внимание Марсии.
– Что там? – спросила она.
– Да как тебе сказать…– замялся Вилсон.– Флавия только сейчас уходит из мастерской.
– Ну и что тебя так удивило? Она иногда задерживается там допоздна.
– Я не против, пусть задерживается. Но сейчас она вышла оттуда не одна, а … с мужем Элены!
Вернувшись домой, Атилиу с удивлением обнаружил, что Элена еще не спит и, более того, ждет его к теперь уже слишком позднему ужину.
– А мне почему-то не хочется есть, извини,– смущенно пробормотал он.– Я тут выпил немного…
– В офисе с коллегами?
– Нет, один. В баре.
– Как ты можешь пить в одиночку, в каком-то баре!
– Ты забываешь, что я долго жил один.
– Но сейчас ты не один.
– Почти один.
– Если бы ты пригласил меня, я бы пошла с тобой.
– Откуда же мне было знать, что сегодня тебе захочется изменить своему правилу!
Их поначалу невинная пикировка имела все шансы перерасти в настоящую ссору, если бы этому не помешала вернувшаяся домой Эдуарда.
– Вы еще не спите? Ждете меня? – спросила она весело. Радость от встречи с Марселу переполняла ее, глаза светились счастьем.
– Нет. Я была уверенна, что ты останешься там на ночь,– ответила Элена.
– Марселу очень хотел. Но я – не решилась. Если бы со мной хотя бы Марселинью был… А так – оставлять его без мамы на всю ночь? Мне это показалось ужасным.
– Он спит как ангел,– улыбнулась Элена.
– И все равно, мне спокойнее, когда я рядом с ним,– пояснила Эдуарда.– Пойду к нему. Я уже соскучилась по моему сыночку. Спокойной вам ночи!
Элена проводила ее грустным взглядом, ощутив слабый укол ревности. Конечно, это замечательно, что Эдуарда стала такой хорошей матерью для Марселинью. Жаль только, что ему с каждым днем все меньше требуется помощь Элены.
Атилиу, воспользовавшись паузой, ушел в спальню, а Элена еще долго сидела одна, в своих горестных раздумьях.
Утром она не стала, как это было в последние дни, убегать из дома пораньше, а дождалась, когда проснется Атилиу. Он же, вспомнив вчерашнее, почувствовал себя перед ней виноватым и постарался загладить свою вину ласковым тоном:
– Прости, я вчера, кажется, выпил лишнего…
– Нет, это ты меня прости,– сказала Элена, не объяснив, за что он должен ее простить.
– Сегодня Арналду устраивает у себя прием, и мы с тобой туда приглашены. Бранка будет обольщать важного клиента, в котором очень заинтерисована фирма. А нам с тобой надлежит создавать благоприятный фон… Надеюсь, ты не откажешься туда пойти?
– Если ты считаешь, что это нужно в интересах дела, то я готова,– сказала Элена, несколько удивив своей покладистостью Атилиу.
С тем они и расстались до вечера.
А придя в мастерскую, Элена узнала, что Флавия внезапно решила уехать из Рио на несколько дней.
– С чего вдруг такая поспешность? Еще вчера ты никуда не собиралась ехать,– недоумевала Элена.
– Ты же знаешь, как это бывает у нас, женщин: иногда так припрет, что хоть вешайся,– уклончиво пояснила Флавия.– Меня в таких случаях спасает резкая перемена обстановки.
– Да, я понимаю,– посочувствовала ей Элена.– Раньше ты хоть зажигалась на каких-то поклонников, а сейчас я давно уже не слышала от тебя ничего подобного. И постарайся обязательно завести там роман, чтобы не маяться одной.
На званном ужине в доме Моту все было как всегда.
Бранка, пустив в ход все свои чары и десятилетиями наработанный опыт, умело обольщала Дурвала и его супругу Монику. Их сын в это время несколько навязчиво ухаживал за Миленой, но она терпела это, не желая обострять отношения с родителями. Марселу смотрел на все перемещения гостей отстраненно и думал только об одном: придет Эдуарда на прием или нет. Вчера она ответила Марселу неопределенно, однако он все еще не терял надежды.
Окончательно это надежда угасла лишь тогда, когда он увидел входящих Атилиу и Элену – они приехали без Эдуарды. И он тот час отправился ей звонить.
А Арналду, находящийся вроде бы в тени, а на самом деле ловко управляющий всем этим многократно отрепетированным действом, поспешил представить вновь пришедшую пару Дурвалу и его супруге.
Моника сразу же подпала под обаяние Атилиу и стала рассыпаться в комплиментах: дескать, наслышана о том, какой вы талантливый архитектор, и буду счастлива, если муж заключит-таки с вами договор на проектирование торгового центра.
Атилиу тоже достаточно искушенный в подобных играх, вошел в предписанную ему роль дамского угодника, а Элена сразу же заскучала и уединилась в сторонке с Виржинией.
– Атилиу обожает подобные сборища,– сказала та Элене.– Тебе надо бы почаще устраивать приемы у себя дома, а то он может совсем отбиться от рук. Посмотри на него – ведь ясно же, что человек попал в свою стихию!
Элена, внутренне соглашаясь с сестрой, тем не менее возразила:
– Нет, я не стану делать ничего подобного. Даже если бы я попыталась устроить такой прием, у меня бы это не получилось. Тут нужен особый талант, какой есть у Бранки. АА я буду ходить среди гостей с натужной улыбкой, и им сразу станет ясно, что он мне в тягость. Нет, уж лучше жить по-прежнему и собирать у себя в доме только близких, приятных тебе людей.
Атилиу тем временем заметил, что сестры опять о чем-то секретничают, и в нем вспыхнуло раздражение. Оставив Монику на попечение Арналду, он подошел к Рафаэлю.
– Скажи, тебя не бесит иногда, что твоя жена постоянно шушукается с Эленой? – спросил он довольно грубо. Но Рафаэль, как всегда был настроен на благодушный лад:
– Нет. Они же с детства были очень близки. Да и потом – какие у них могут быть секреты? Поговорят о разных дамских штучках – и все. Даже если немного посплетничают – не беда.
Не найдя в нем союзника, Атилиу вновь вернулся к дамскому обществу. На сей раз его взяли в оборот Изабелл и Бранка.
– Я вижу, тебя радует возвращение в родное лоно,– сказала Изабелл.– Чувствую, что совсем скоро ты опять станешь полностью нашим!
Бранке это не понравилось, и она тот час же вмешалась в разговор:
– Атилиу никогда не был чьим-то. Он всегда умеет сохранить самостоятельность!
– Спасибо, Бранка. Ты понимаешь меня, как никто другой! – ответил ей любезностью Атилиу.
Она буквально засияла от счастья и, не упуская возможности развить свой успех, попросила Атилиу сделать ей, как в былые времена, ее любимый коктейль, добавив:
– Такого вкусного мартини, как делаешь ты, не может приготовить ни один самый высококлассный бармен. Я перепробовала множество коктейлей в лучших ресторанах мира, и все не то!
Атилиу сказал, что всегда рад доставить Бранке удовольствие, и отправился делать коктейль.
Бранка победоносно взглянула на Изабелл, но та не успела ответить ей как подобает, потому что Арналду как раз подвел к ней Дурвала.
– У нашего будущего партнера возникли кое-какие вопросы в связи с проектом, на которые лучше всего ответить сможешь ты, Изабелл,– сказал он, а его многозначительный взгляд говорил: займись им всерьез, он уже вполне дозрел до деловой беседы.
Изабелл приступила к дальнейшей обработке клиента, а Арналду решил бросить ей на помощь еще и Атилиу, который уже приготовил коктейль и нес его Бранке, продолжая играть роль ее горячего поклонника.
– Подойди к нам на минутку,– остановил его Арналду.– У сеньора Дурвала могут возникнуть к тебе вопросы.
Атилиу остановился, и Бранка вынуждена была тоже подойти к их компании, чтобы взять свой коктейль.
Но ее опередила Изабелл, позволив себе довольно дерзкую выходку:
– О, мартини! – воскликнула она, словно не зная, для кого приготовлен этот коктейль.– Благодарю! Я с удовольствием выпью!
И, взяв бокал из рук несколько растерявшегося Атилиу, тотчас сделала глоток. Затем обернулась к подошедшей Бранке и произнесла с невинным видом:
– Ой, прости! Я так увлеклась беседой, что нечаянно присвоила твой мартини!
Бранка побелела от злости, а Арналду испугался, что его разгневанная супруга может сорваться прямо в присутствии важного гостя. Поэтому поспешил обратиться к Атилиу:
– Выручай! Исправь эту досадную оплошность!
– Конечно, конечно,– согласился тот, верно оценив ситуацию,– я сделаю это с большим удовольствием. Пойдем, Бранка, будешь сама мне ассистировать.
Позже, когда Дурвал получил ответы на все вопросы, Арналду отвел в сторону Изабелл и сделал ей замечание:
– Ты не должна так рискованно вести себя с Бранкой. Она и так уже что-то подозревает.
– А мне наплевать на твою Бранку! Я ее не боюсь! – отрезала Изабелл и беспечным жестом сбросила с себя кружевную пелерину, обнажив плечи, шею и, главное, выставив на показ ожерелье, которое Арналду недавно купил ей за баснословную цену.
Ослепленный внезапным блеском золота и радужным сверканием крупного, элитного жемчуга, Арналду даже зажмурился. Затем, все же открыв глаза, проворчал недовольно:
– Тебе не следовало надевать его сегодня…
Ни он, ни Изабелл не знали, что в двух шагах от них притаилась Бранка, укрывшись за колонной.
Она не только слышала весь разговор, но и видела ожерелье – то самое, которое однажды ей довелось подержать в собственных руках.

Глава 14.Вечер продолжался, гости веселились, а несчастная Бранка с трудом приходила в себя, отпаиваемая верной Розой, которая вовремя оказалась рядом и помогала подруге как-то доковылять до ближайшей пустой комнаты.
Когда Бранка немного оправилась от шока, Роза буквально засыпала ее вопросами:
– Что случилось? Ты едва там не упала в обморок! Если бы я тебя не подхватила…
– Изабелл! Воровка! Предательница!..– хрипло исторгла из себя Бранка.
– Я ничего не понимаю. Выпей еще воды и расскажи все толком,– попросила Роза.
Бранка послушно отхлебнула из предложенного ей стакана и продолжила:
– Да что тут рассказывать? Я – дура! Сама пригрела Изабелл, а она спуталась с Арналду и разорила меня! Ты видела, какое на ней ожерелье? То-то же! Вот куда уплыли денежки фирмы!
– Невероятно! – воскликнула ошеломленная Роза.– Изабелл всегда была вне подозрений…
– Это происходило только потому, что я считала себя самой умной женщиной на свете,– самокритично пояснила Бранка.– А Изабелл втайне смеялась надо мной! Вот какова ее благодарность. Ведь она была никем! Я сама ввела ее в дом, устроила работать в нашу фирму… Я даже познакомила ее с Атилиу и позволила ему спать с ней!..
– Но кто же мог подумать, что она окажется такой гадиной? – как могла успокаивала подругу Роза.
– Да, ты права, она – гадина, змея, которую я пригрела у себя в доме,– подхватила Бранка.– И вот она меня теперь ужалила. Смертельно ужалила! Украла у меня все, что можно было украсть!.. Нет, я не имею ввиду Арналду. Пусть она им подавиться! Мне жалко нашего фамильного состояния!..
– Но может, все не так и страшно, как тебе показалось? Ты сейчас просто возбуждена. А когда успокоишься…
– Нет, я не успокоюсь! Я убью ее, мерзавку! Если бы мне не стало плохо там, в гостиной, я бы сразу же содрала с нее то ожерелье!
– Слава Богу, что ты этого не сделала,– сказала Роза. – Тебе надо успокоиться и затем хладнокровно поставить нахалку на место. Только так ты сможешь взять над ней верх.
– Да над кем я сейчас могу взять верх? – криво усмехнулась Бранка.– Ты посмотри на меня получше. Я раздавлена, уничтожена.
– И все равно ты должна собраться,– настойчиво произнесла Роза.– В таком состоянии тебя вижу только я, но это останется между нами. Приободрись и выйди к гостям как ни в чем не бывало. Ты ведь хочешь вернуть свои драгоценности?
Это был единственно верный ход, к которому могла прибегнуть Роза. Бранка впервые посмотрела на нее не обезумевшим, а уже вполне осмысленным взглядом:
– Ты думаешь, еще можно все вернуть?
– Конечно! Если ты уверенна, что все это куплено на деньги фирмы, то надо просто схватить воровку за руку.
– Да, ты права,– оживилась Бранка.– Я не буду ничего доказывать, я просто заберу свое!
– У тебя возникла какая-то идея? – не поняла ее Роза.
– Да, возникла. Только мне надо ее как следует обмануть. Но это я успею сделать потом. А сейчас мы пойдем к гостям. Спасибо тебе, Роза, что поддержала меня в трудную минуту!
Спустя некоторое время Бранка уже мило беседовала с Эленой, расспрашивая ее о Марселинью и о перспективах примирения Марселу с Эдуардой. Потом в присутствии Розы и Виржинии стала изо всех сил нахваливать Изабелл:
– Ты хорошеешь не по дням, а по часам. Сразу видно, что твой таинственный возлюбленный в тебе души не чает. Роза, ты посмотри, какое у Изабелл потрясающее ожерелье! Она, похоже, вознамерилась всех нас затмить!
– Перестань, Бранка, ты вгоняешь меня в краску,– изобразила смущение Изабелл.– Я же говорила тебе, что все мои драгоценности – не настоящие, а поддельные.
– Нет, наверное, не все,– возразила Бранка.– Я помню, как ты говорила, что вкладываешь свой капитал в золото.
– Я шутила! Какой там у меня капитал?..
– А я люблю настоящее золото, бриллианты, жемчуг,– мечтательно произнесла Бранка, уже полностью овладев собой и расставляя силки для Изабелл.– Жаль только, что их приходиться хранить в банке. Бывает, захочется надеть что-нибудь приличное, а в банк не всякий раз побежишь. Поэтому и ношу в основном то, что попроще. Не считая, конечно, этого кольца.
Она поднесла руку чуть ли не к носу Изабелл, чтоб та могла увидеть то кольцо, которое Бранка чудом у нее перехватила.
– Да, кольцо замечательное,– вынуждена была отреагировать Изабелл, а Бранка продолжала в том же духе:
– Ты тоже хранишь в банке свои лучшие украшения?
– Нет, я не боюсь воров,– отрицательно покачала головой Изабелл.– Все держу дома, в шкафу. Все мои побрякушки должны быть у меня под рукой. Ведь никогда не знаешь, что тебе захочется надеть в тот или иной момент.
– Да, ты права,– поддержала ее Бранка.– Это для меня урок. Я теперь поняла, отчего ты всегда так прекрасно выглядишь. Просто надо хранить драгоценности дома и надевать их, когда идешь в гости.
– Но они ведь для того и существуют, чтобы их носить,– сухо заметила Изабелл.
– Да, ты молодец, не трясешься над своими сокровищами, как я,– не унималась Бранка.– Наверно, и Камиле даешь их поносить? Кстати, а где Камила? Что-то давненько я ее не видела.
– Она в отъезде,– пояснила Изабелл.– Вернется только на следующей недели.
– Ну пусть обязательно приходит к нам в гости. Я буду рада ее видеть! – совсем уже весело промолвила Бранка и озорно подмигнула Розе.
Та, ничего не поняв, ответила вопросительным взглядом: дескать, что ты задумала?
Бранка, тоже взглядом, просигналила ей: потом расскажу!
Чуть позже она вновь уединилась с Розой и объяснила ей суть своей идеи:
– Надеюсь, ты заметила, что я выведала у Изабелл две очень важные подробности? Во-первых, она хранит драгоценности дома, а во-вторых, ее сестра в отъезде!
– И что это значит? – испуганно спросила Роза.– Ты проберешься в квартиру Изабелл и украдешь драгоценности?
– Не украду, а лишь возьму то, что принадлежит мне по праву! – парировала Бранка.– А ты мне в этом, надеюсь, поможешь.
Возвращаясь из гостей, Атилиу вновь завел нелицеприятный разговор с Эленой.
– Ты весь вечер была напряжена. Это заметили все. И Бранка, и Изабелл спрашивали у меня, что с тобой происходит.
– И что ты ответил?
– Ты издеваешься надо мной?– обиделся Атилиу.– Что я мог им ответить, если ничего не знаю! Хотя чувствую, что это касается прежде всего меня.
– У тебя просто мания какая-то. Ты стал чересчур мнительным, Атилиу,– как всегда защищалась Элена.– Нет никакой тайны, она тебе просто мерещиться.
– Нет, если бы мне это лишь мерещилось, ты бы так не нервничала. И не убегала бы чуть свет из дома, чтобы лишний раз не поговорить со мной.
– Но ты так часто заводишь речь об этой несуществующей тайне, что я невольно начинаю нервничать. Более того, это меня уже просто пугает. Я не заслужила такого недоверия!
– Однако всем своим поведением ты доказываешь обратное. Мое недоверие к тебе только усиливается. А моя любовь к тебе сильно поколеблена. Признаюсь, я даже звонил Сезару, хотел с ним поговорить, но он уехал за границу. Доктора Моретти тоже не оказалось в Рио. Поначалу меня это огорчило, а потом я опомнился. Мне надо не у посторонних людей спрашивать, что произошло в ту злосчастную ночь, а у тебя – моей жены! Ты, и никто другой, должна мне рассказать все!
Элена сделала вид, что обиделась, и попросту перестала разговаривать с Атилиу. Он тоже вскоре умолк.
Так они и уснули – молча.
А утром, едва рассвело, Элена ушла из дома и бродила по пляжу до тех пор, пока Атилиу не уехал в офис.
Затем поднялась в свою квартиру, понянчилась какое-то время с Марселинью, поговорила с Эдуардой и медленно поплелась в студию.
А к Эдуарде вскоре приехал Марселу – без какого либо предупреждения.
– Прости, что не позвонил,– сказал он виновато.– Я боялся, что ты мне не разрешишь приехать. А так я уже здесь, и, надеюсь, ты меня не выставишь за дверь?
– Нет, конечно,– улыбнулась Эдуарда.– Пойдем, посмотришь на нашего сыночка.
– Я сначала помою руки. А то ведь прямо с улицы! Ты разрешишь мне взять его на руки?
– Но ты же – отец!
– Тогда я мигом! – обрадовался Марселу.
Потом он осторожно, бережно держал малыша на руках, боясь ненароком сделать ему больно. И все вглядывался в него, отыскивая не сходство с собой, как это бывало  прежде, а впервые по-настоящему знакомясь с ним.
– По-моему, у него умненькие глазки. Ты не находишь?
– Доктор Жайме говорит, что он очень наблюдательный мальчик,– с гордостью ответила Эдуарда.
– Как это – наблюдательный? – не понял Марселу.
– Ну, бывают дети рассеянные, а наш, наоборот, все фиксирует, мотает на ус. Вот мы сейчас с тобой разговариваем, а он смотрит так, будто понимает, что речь идет о нем.
– Сын, я тобой горжусь! – восторженно произнес Марселу.
– А еще Жайме сказал, что Марселинью начнет говорить раньше положенного срока!
– Да? А ну-ка, Марселинью, скажи: папа! Па-па!
– Ты слишком многого от него хочешь,– рассмеялась Эдуарда.– Потерпи еще некоторое время.
– Ладно, потерплю. А давай свозим его в зоопарк, раз он такой наблюдательный! Наверно, ему будет интересно посмотреть на животных.
– Нет, еще слишком рано,– возразила Эдуарда.– Он может испугаться.
– Не думаю. Ты же смелый парень, Марселинью? Ой, смотри, он ко мне обернулся и встретился со мной взглядом!
– Да, это наш сынуля уже умеет делать,– подтвердила Эдуарда, а Марселу сокрушенно покачал головой:
– Сколько же я всего пропустил! Мой сын растет вдали от меня. Так не может больше продолжаться, не должно!.. Ты обдумала мое предложение?
– Пока я не готова дать тебе ответ,– честно призналась Эдуарда.
– Но ты можешь хотя бы вернуться в свою квартиру? Там мы сможем чаще встречаться и нам будет легче снова поверить друг другу.
– Я подумаю и над этим,– пообещала она.
В офис Марселу приехал, ощущая себя самым счастливым человеком на свете, о чем и поспешил сообщить встретившемуся ему Атилиу:
– Перед тобой – счастливый отец, который только что нянчил своего сына!
– Ты был у Эдуарды? – заинтересовался Атилиу.– Она тебе ничего не говорила о нашей с ней беседе?
– Нет, а в чем дело? – насторожился Марселу, полагая, что Эдуарда делилась с Атилиу своими соображениями насчет возможного примирения.
– Да понимаешь, я и сам толком ничего не знаю… Скажи, в ту ночь, когда родились наши дети и мы с тобой были в роддоме, ты не заметил чего-либо странного, необычного? Может, что-то привлекло твое внимание?
– Нет, я ведь приехал туда позже всех. А почему ты об этом спрашиваешь?
– Потому что в ту ночь там случилось что-то ужасное. Я в этом уверен.
Марселу посмотрел на Атилиу с испугом, опасаясь, что тот сошел с ума от горя.
– Прости, Атилиу, что напоминаю, но в ту ночь… умер твой сын.
– Я не это имел в виду. Там произошло еще что-то, чего мы не знаем – ни я, ни ты, ни Эдуарда. От нас это скрывают!
– Кто?
– Элена, Виржиния, Сезар. Не исключено, что в этой компании находится и Моретти.
– В таком случае речь наверняка может идти о врачебных ошибках, из-за которых умер твой сын, а Эдуарда стала бесплодной,– высказал предположение Марселу.
Атилиу на секунду задумался и тотчас же отверг это предположение:
– Но какой смысл делать из этого тайну? Зачем Элене осложнять отношения с дочерью и мужем ради двух бездарных врачей? Нет, там случилось что-то другое! Я понял это по обрывочным фразам Сезара и Виржинии, по странному поведению Элены. Видимо, ей есть что скрывать. И ключ к разгадке – в Элене!
– Ты говоришь какие-то страшные вещи, Атилиу! – не удержался от замечания Марселу.– Даже не вериться, что все это может быть правдой.
– Я не хочу тебя пугать, просто делюсь своими сомнениями,– ответил Атилиу.– Потому что случившиеся в ту ночь имеет какое-то отношение ко мне, к тебе и к Эдуарде. Если от нас что-то скрывают, значит, мы и есть главные заинтересованные лица.
Весь следующий день после своего печального открытия Бранка ломала голову над тем, как проникнуть в квартиру Изабелл, а потом решила действовать не мудрствуя лукаво. Подкупила консьержа, у которого хранились запасные ключи от всех квартир того дома, где жила Изабелл, и – путь к драгоценностям был открыт.
Верная, надежная Роза была рядом, не менее надежный Ромеу ждал в машине за углом, и теперь Бранке оставалось только провести завершающий этап операции.
Ключ, с виду замысловатый, легко вошел в скважину замка, тяжелая дверь отворилась без шума.
Бранка вошла в квартиру соперницы решительно, подогреваемая азартом, свойственным всем кладоискателям. А Роза, наоборот, дрожала от страха, и сердце у нее билось так гулко, что она то и дело принимала его удары за чьи-то шаги на лестнице или в прихожей.
Бранка подбадривала ее: мол, не дрейфь, мы сюда пришли не воровать, а восстанавливать попранную справедливость. Но Рзе вдруг пришло в голову, что Изабелл могла установить камеру слежения. Бранку же и это не смутило. Повернувшись во все стороны, она приветливо помахала рукой гипотетическому наблюдателю:
– Ау! Где тут камера? Изабелл, это мы! Привет, дорогая!
– Ну и самообладание у тебя! – восторженно заметила Роза, и ее страх тоже понемногу стал развеиваться.
А Бранку обуял настоящий кураж.
– Я считаю, мы должны насладиться каждой минутой нашего пребывания здесь,– заявила она.– Давай посмеемся над этой аферисткой, ведь она наверняка надо мной смеялась! Ха-ха-ха!.. Изабелл, ты слышишь?.. Роза, ты тоже посмейся!
Роза, однако, сумела вымучить из себя лишь некое подобие улыбки, сказав:
– Я никогда не любила Изабелл! Потому что она смотрела на меня с высока.
– Ну так воспользуйся случаем и посмейся! – поощрила ее старания Бранка.– Давай похохочем над ней, чтобы наш смех отпечатался на стенах, а потом долгими страшными ночами отдавался эхом в ушах Изабелл!
Совсем расшалившись, она плюхнулась на кровать Изабелл и с удовольствием отметила:
– Надо же, какой мягкий матрас! Ты сядь, Роза, сама убедись!
– По-моему, ничего особенного,– заключила та, присев на краешек кровати.
– А ты знаешь, какой матрас у меня и Арналду? Твердый как камень! Я ненавижу нас матрас, а этот мне нравиться. Прелесть!
– Извини, но зачем вы его тогда покупали?– задала резонный вопрос Роза.
– Из-за Арналду! У него, видите ли, проблемы с позвоночником! Возраст такой – тут болит, там болит!
– И у вас ортопедический матрас?
– Я бы даже сказала: дважды ортопедический. У меня по утрам все тело ломит! Ты можешь себе представить, какие муки я зря терпела из-за этого старого кобеля? А здесь, в логове волчицы, у него, значит, позвоночник не болит, если он нежиться на мягком матрасе. Может, она его вылечила? Будь ты проклята, Изабелл! Чтоб у тебя нас вырос, как у попугая!
Бранка была так перевозбуждена, что Розе подумалось, не забыла ли ее подруга, зачем сюда пришла.
– Прости, но не пора ли нам заняться делом? – напомнила ей Роза.
– Да-а,– очнулась Бранка.– Пора!
Поиск драгоценностей они начали с платяного шкафа. Причем Бранка вынимала оттуда одно платье за другим, ощупывала его и обратно не вешала, а бросала тут же, на пол.
– Зачем ты это делаешь? Нам же потом трудно будет все развесить по своим местам,– сказала Роза, на что Бранка снова расхохоталась:
– А мы не будем ничего убирать! Пусть она сама повозиться в этом разоре! Чем больший беспорядок мы устроим, тем лучше.
От платяного шкафа они перешли к бельевому, затем – к секретеру, безжалостно вытряхивая содержимое ящичков на пол.
Но никаких украшений там не было.
Такая же участь постигла и книжный шкаф – с тем же результатом.
В квартире уже все было перевернуто вверх дном, а искомые сокровища все не находилось.
– Неужели эта гадюка и тут меня обманула? – высказала сомнение Бранка.– Говорила, что хранит свои цацки в шкафу, а их там нет! Может, их нет и вообще в квартире?
– Мы еще не обследовали кухню. Пойдем туда,– подала идею Роза.
– Думаешь, надо искать в холодильнике?
– А чем черт не шутит!
Но в холодильнике хранилось то, чему и должно там храниться – продукты.
Перелопатив все на кухне, разбив пару чашек и не найдя драгоценностей, кладоискательницы вернулись в спальню.
Бранка вновь уселась на кровать, посетовав:
– А это оказывается, нелегкое занятие – рыться в чужих вещах. Я ни разу в жизни так не уставала, как сейчас. Теперь я буду с сочувствием относиться к квартирным ворам.
– Ты забываешь, что у них есть своя эффективная технология. Уж они-то знают, где искать! – заметила Роза.
– Но мы ведь, кажется, обыскали все? Или нет?.. Разве что в матрасе не рылись…
Произнеся это, Бранка резво вскочила с кровати и принялась разбрасывать подушки, одеяло, матрас…
– Есть! Нашла! – воскликнула она. Извлекая из-под матраса увесистую сумочку.– Тяжелая! Много же эта гадина успела награбить!
– Ты сначала посмотри, что там в сумке,– посоветовала Роза.
– Да я не могу ее открыть. Она заперта на ключ. Ладно, дома откроем. Пойдем, теперь нам здесь больше делать нечего.
– Хоть бы никто не увидел, как мы отсюда будем выходить,– дрожащим голосом произнесла Роза, которую опять охватил страх.
– Нашла о чем беспокоиться! – беспечно ответила Бранка.– Я ничего не украла и не собираюсь прятаться. Даже напишу сейчас записку!
Отыскав чистый лист бумаги, она размашисто написала на нем:
«Я взяла свое.
Бранка».
– Нет, ты все же сумасшедшая! – выразила изумление Роза.– Это же прямое вещественное доказательство для полиции! Что, если Изабелл пойдет туда? Ведь, по сути, она не украла эти драгоценности, а получила их в подарок от Арналду.
– По брачному контракту я имею такие же права на владение нашим имуществом, как и он.– Так что тут не все так просто,– пояснила Бранка.– И вообще, пусть Арналду сам с ней объясняется!
Квартиру Изабелл она покинула с легким сердцем, а когда, наконец, добравшись домой, вскрыла сумку, то ахнула:
– С ума сойти! Это же целое сокровище! Я и предположить не могла, что Арналду настолько глуп. Ни один мужчина не выложил бы ради Изабелл такие деньги! Хорошо хоть нашел себе любовницу под боком, а то представляешь, Роза, чего я могла навсегда лишиться?
Ошеломленная Роза не могла вымолвить ни слова – только глядела во все глаза на это сверкающее великолепие.
А Бранка в отличие от нее тараторила без умолку:
– Если тут есть ее личные украшения, то я их верну. Но это сомнительно, потому что я прекрасно помню, какую дешевку она носила до того, как накинулась на моего идиота.
– А вдруг Изабелл и вправду сунется в полицию? – вновь обрела дар речи Роза.– Ведь потеряв такое богатство, можно пойти на все, чтобы его вернуть.
– Да, она не оставит эту пропажу без внимания,– согласилась Бранка.– Но зачем ей идти в полицию, если она знает, где искать? Уверяю тебя: она примчится сюда! И потеряет не только драгоценности, но и работу. А любовника пусть оставит себе, я возражать не стану.

Глава 15.С тех пор как Марселу начал встречаться с Эдуардой, Лаура не раз и не два горько пожалела о том, что не забеременела от него, пока это было возможно. Эх, если бы она была поумнее, то Марселу бы и не подумал жениться на Эдуарде!
Но сознание ошибки пришло поздно, и как Лаура потом не пыталась соблазнить Марселу, он не поддавался на ее чары.
А еще позже у него родился ребенок, и надежда на счастье совсем было покинула Лауру. Но как раз тут судьба и преподнесла ей очередной шанс: Марселу сам пришел к ней, поссорившись с женой.
И Лаура очертя голову бросилась в отчаянную борьбу за своего возлюбленного. Теперь у нее уже не было никаких сомнений в том, что вернуть Марселу можно только с помощью беременности.
И вот сейчас, когда цель была близка, когда участившиеся подташнивания и недомогания указывали на такую желанную беременность, Лаура вдруг испытала необъяснимое чувство страха. Даже пойти в аптеку и купить ампулу с экспресс-анализа не отважилась – послала туда Наталью.
Сестра сделала это с удовольствием: ей не терпелось узнать, действительно ли Лаура осуществила свою мечту – забеременела от Марселу.
Однако, к большому удивлению Натальи, Лаура медлила с анализом. Чего она боялась – что беременность не подтвердиться? Или – наоборот, испугалась тех испытаний, которые теперь предстояло вынести? Ведь Марселу не мечтает об этом ребенке и вряд ли ему обрадуется…
Как бы там не было, но Лаура спрятала принесенные Натальей ампулы под подушку, рассудив, что утро вечера мудренее, и отложив столь важный тест на завтра.
Но рано утром позвонила Милена, и обе сестры уехали в офис их совместной фирмы – по какому-то экстренному делу.
А Эльвира принялась убирать комнаты сеньорит и, найдя злополучные ампулы под подушкой у Лауры, спросила свою госпожу:
– Вы не знаете, что это такое, донна Мег?
Та, похолодев от ужаса, задала встречный вопрос:
– Где ты это нашла?
Эльвира объяснила где.
– А ты ничего странного не замечала в последние дни за Лаурой? – продолжала допрос Мег.
– Н-нет…
– Ты уверенна? Знаешь, как называется эта штука? Экспресс-тест на беременность!
– Вы хотите сказать… Вообще-то Лауру частенько подташнивает. Иногда она совсем ничего не ест…
– Господи, будь милостив, пронеси мимо эту беду! – взмолилась Мег.
Она едва дождалась возвращения Лауры, а когда ты ступила на порог, сразу же обратилась к ней с вопросом:
– Это твое?
Лаура поняла, что она разоблачена, однако попыталась отшутиться в своей манере:
– Нет. А что это такое?
– Перестань издеваться! – прикрикнула на нее Мег.– Элвира нашла это у тебя под подушкой. Ты беременна?
– Ну конечно, нет, мама. Ты зря волнуешься.
– А зачем же тебе понадобился этот тест?
– Просто решила подстраховаться. У меня задержка на три дня. Но так уже не раз бывало – и ничего.
– А сейчас не должно быть никаких сомнений,– решительно произнесла Мег.– Немедленно отправляйся в ванную и проверь!
– Но в чему такая спешка? Я не пойду,– заартачилась Лаура.
– Мне пойти с тобой? – угрожающе спросила Мег.
– Ладно, давай…
Лаура нехотя пошла в ванную, а Мег грозно напутствовала ее:
– Я хочу видеть результат собственными глазами! И чтоб никакого обмана! А не то я сегодня же отведу тебя к врачу!
Когда Лаура вновь предстала перед ней, держа в руках ампулу, содержимое которой поменяло окраску, Мег буквально застонала от горя.
– Ты сама все подстроила! – напустилась она на дочь.– Я даже в точности могу сказать, когда это случилось: в твой день рождения! Ты провела весь вечер у Марселу и прилетела оттуда как на крыльях… И что мы теперь будем делать?
– Я уже взрослая, мама,– напомнила ей Лаура.
– Но ты забеременела от женатого мужчины!
– Он уже не женат.
– Но всем известно, что Марселу и Эдуарда помирились и вот-вот сойдутся…
– Им не быть вместе! – уверенно заявила Лаура.– Как только Эдуарда узнает, что я беременна от Марселу, она вновь его прогонит.
– Не позорь меня! Марселу не должен узнать о твоей беременности!
Лаура поняла, что мать предлагает ей избавиться от ребенка, и гневно закричала:
– Никогда! Я не стыжусь своей беременности, и никто не заставит меня погубить ребенка! Если ты не захочешь меня поддерживать – я уеду из дома и буду рожать где-нибудь далеко от дома.
– Я поддержала бы тебя, если бы вы любили друг друга,– с болью произнесла Мег.– Но ты поступила подло! Хочешь лишить счастья Марселу и Эдуарду? Ценой собственного ребенка?! Нет, шантаж еще никого не приводил к счастью. И ты заведомо обрекла на страдания всех – себя, нас, а прежде всего – это несчастного, ни в чем не повинного ребенка.
– Но я люблю Марселу! – едва сдерживая слезы, воскликнула Лаура.– И ради этой любви готова на все!
– Я же говорю: ты ни о ком не думаешь, в том числе и о будущем ребенке,– горестно констатировала Мег.– Какую судьбу ты ему уготовила? Будет ли он тебе за это благодарен?.. Понимая, что в словах матери заключена горькая правда, Лаура, как обиженный, но упрямый ребенок, сжала кулачки и пригрозила неведомому противнику:
– Пусть только кто-то попытается обидеть моего ребенка!.. Я сделаю все, чтобы он был счастлив! И ради этого – никого не пощажу!..
Позже, когда вернулся домой Тражану и Мег рассказала ему о постигшей их беде, несчастные родители долго обсуждали, как им быть, и наконец пришли к единственно возможному решению:
– Ты будешь рожать здесь, дома,– сказал Лауре Тражану.– Мы тебя не оставим… Но есть одно условие: ты ничего не должна говорить Марселу.
Лаура восприняла это как оскорбление.
– Ну спасибо, поддержали! – язвительно усмехнулась она.– Значит, по-вашему, я должна стать матерью-одиночкой? Отец неизвестен и все такое… А он – известен! И у моего ребенка будет отец! Будет!
– Но у этого отца есть жена. Не станешь же ты его шантажировать своей беременностью! – промолвил осуждающе Тражану.
– А чем мой ребенок хуже ребенка Эдуарды? Чем?
– Ты что, издеваешься над нами? – понемногу стал терять выдержку Тражану.– Тот ребенок родился в браке, он был желанным для обоих родителей. А твоего ребенка Марселу не хотел и никогда не захочет!
– Не будь таким самоуверенным, папа,– ответила ему на это Лаура.– Ты плохо знаешь Марселу, и главное – меня.
– Да, это уж точно, тебя я, как выяснилось, совсем не знал до сегодняшнего дня,– вынужден был признаться Тражану.– И мне страшно представить, каких сюрпризов от тебя можно ожидать в дальнейшем.
В то время как Бранка праздновала свою предварительную победу над соперницей и злорадствовала в предвкушении победы окончательной, Изабелл тоже не теряла времени зря.
– Альсиу подготовил договор на покупку квартиры в Лагоа,– сообщила она Арналду.– Но я оставила его дома, потому что здесь все суют нос в чужие дела, особенно Паула!
– Думаешь, она что-то подозревает?– насторожился он.
– Не подозревает, а наверняка знает! О таких отношениях, как наши, рано или поздно становиться известно всем.
Арналду это сообщение не на шутку испугало. Если уж секретарша знает о его романе с Изабелл, то дело худо. Это значит, что пора остановиться. Или хотя бы сделать временную паузу.
Об этом он и сказал Изабелл, на что она ответила в присущей ей манере:
– Мне будет очень не хватать наших встреч. Но если ты не можешь поступить иначе, то давай хотя бы закончим этот роман на высокой ноте, достойной нашей любви. Ты ведь знаешь, как я мечтаю о той квартире в Лагоа!
– Да, конечно. Только с ней придется немного подождать. Вот заключим контракт на строительство торгового центра… А сейчас я не могу выложить такую крупную сумму,– воспротивился Арналду, но Изабелл прибегла к равно испытанному средству:
– Бедненький, не можешь? Сказать, сколько у тебя денег в иностранных банках?
– Перестань! Не так громко! И у стен ведь есть уши!
– Значит, ты не хочешь, чтобы я сказала, какой капитал ты припрятал на иностранных счетах, в этом налоговом раю? – рассмеялась Изабелл.– Ну что ж, тогда тебе придется раскошелиться на прощальный подарок своей тайной возлюбленной!
– Ладно, оформляй договор,– вынужден был сдаться Арналду.
С тем они и расстались.
После этого разговора Арналду поехал на прием к врачу – в последнее время его сильно донимал радикулит. А Изабелл отправилась домой, не ведая, что там ее ждет большой сюрприз.
Войдя в квартиру и увидев страшный разор, она сразу же бросилась в спальню, где хранила свои драгоценности. Их на месте не оказалось, зато там лежала записка Бранки. Прочитав ее, Изабелл произнесла мстительно:
– ты сама нарвалась, дура! Теперь пеняй на себя!
В спальню к Бранке она прорвалась без доклада, оттолкнув по дороге Зилу, попытавшуюся ее остановить.
Бранку же такая бесцеремонность гостьи не смутила. Она встретила Изабелл язвительной улыбкой:
– Здравствуй, дорогая! Я ждала тебя. Даже собиралсь спуститься вниз…
– Ты в своем уме? – подступила к ней Изабелл.– Ты хоть представляешь, что натворила?
– С чего такая агрессивность?– отстранилась от нее Бранка.– Я просто забрала свое.
– И вляпалась!
– Неужели? – засмеялась Бранка.– Хочешь посадить меня? Давай, попробуй! Ты уже увела моего мужа, молодец! Но для меня это не слишком большая потеря. А вот того, что ты позарилась на его деньги, на достояние моей семьи,– я тебе никогда не прощу!
– И ты думаешь, я так просто отдам тебе свои драгоценности?
– Да забирай их! Мне чужого не надо. Я взяла только свое, а твои побрякушки засунула в узелок. Бери! Мне противно держать в руках это дерьмо!
– Ты очень пожалеешь об этом, дура! – пригрозила Изабелл.
– Не надо оскорблять меня, – с достоинством ответила Бранка.– Я у себя дома. А ты – зарвавшаяся самозванка. Убирайся вон отсюда! С сегодняшнего дня ты уволена. Получи расчет и охмуряй другого хозяина.
Она сделала несколько шагов по направлению к Изабелл, стремясь потеснить ее к выходу, но та встала как стена.
Отдай мои драгоценности! Или я их заберу у тебя силой!
Только попробуй! Я вызову охрану. И ты остаток своих дней проведешь за решеткой!
Смотри, как ты тебе не пришлось отправиться за решетку,– рассердилась Изабелл, и вцепилась в руку Бранки.– Отдай по-хорошему все, что украла!
Я украла?! – возмутилась Бранка.– Это ты – воровка! Пусти меня! Ты делаешь мне больно. Охрана!!!
Изабелл отпустила ее руку и сказала уже вполне спокойно:
– Советую тебе сразу позвать полицию. Чего там мелочиться? Я принесла с собой такие любопытные документы – прямо находка для полиции! Не хочешь взглянуть?
Она протянула папку с документами Бранке, но та пренебрежительно отмахнулась от нее:
– Убери! И не смей мне угрожать. Отныне твое слово ничего не стоит. Ты – нищая. И кончишь жизнь где-нибудь под забором, в канаве.
– А ты взгляни на эти бумаги, хотя бы ради любопытства,– продолжала настаивать Изабелл.– Не хочешь? Ну тогда я могу сама тебе сказать. Тут – полный перечень финансовых преступлений твоего мужа: уклонение от налогов, незаконный перевод денег в иностранные банки… И все доказательства: номера счетов в оффшорных зонах, данные по «черной кассе» и двойной бухгалтерии фирмы, личные счета Арналду… А ведь эти счета – и твои тоже. Ты теперь поняла, что тебе грозит?
– Я понятия не имела ни о каких тайных счетах,– растеряно произнесла Бранка.
– А это никого не интересует,– засмеялась Изабелл.– У вас просто конфискуют все, до последнего реала!
– Ты блефуешь! – ухватилась за соломину Бранка.
– Можешь убедиться сама. Давай, зови полицию, и вместе с ней ознакомься с содержимым этой папки!
– Нет, какая все-таки наглость! Работница угрожает хозяину! – возмутилась Бранка.– Неблагодарная! Уходи отсюда, а не то я действительно вызову полицию!
– Теперь уже ты блефуешь, дорогая! – игриво погрозила ей пальчиком Изабелл.– Признайся, у тебя ведь поджилки трясутся. Ты ведь уже поняла, что я все делаю наверняка. И не сомневаешься в подлинности этого компромата.
– Отдай мне папку! – бросилась к ней Бранка, у которой сдали нервы.
– Нет, ими воспользуюсь я! – расхохоталась ей в лицо Изабелл и тот час же получила от Бранки увесистую пощечину.
Между ними завязалась настоящая драка. Обе таскали друг друга за волосы, выкрикивая угрозы и оскорбления.
– Я засажу тебя в тюрьму! – хрипела Бранка.
– А ты умрешь в нищете! – не отставала от нее Изабелл.
– Если компания действительно замешана в мошенничестве, то пострадаешь и ты. Тебя тоже посадят вместе с Арналду!
Изабелл на мгновение потеряла бдительность, и Бранка выхватила у нее из рук злосчастную папку. Но торжествовать победу ей не пришлось: Изабелл тот час же сказала, что в папке – только копии, а оригиналы она спрятала в надежном месте.
Бранка наконец поняла, что схватку с Изабелл она проиграла. И спросила упавшим голосом:
– Марселу все это известно?
– Нет, – спокойно объявила Изабелл.– О существовании «черной кассы», через которую шла незаконная покупка иностранной валюты, он, разумеется, кое-что знал. Но с каким размахом велось это дело – не догадывался.
– Ты хоть Марселу сюда не впутывай,– с несвойственной ей просительной интонацией вымолвила Бранка.
– Если дело выплывет наружу, Марселу тоже лишиться свой доли капитала,– беспощадно заметила Изабелл.– И вообще все ваша семья разом станет нищей. Это хорошо понимал Леу, потому и помалкивал…
– А причем тут Леу?
– Да притом, что он тихой сапой влез в дела фирмы и раскопал всю подноготную. Но шума поднимать не стал… Так ты готова отдать мне мои драгоценности? Давай все вернем на исходные позиции. Я буду молчать, как и прежде.
– И не станешь меня шантажировать? – усомнилась Бранка.
– Такой вариант не исключен,– нагло усмехнулась Изабелл.– Но ты должна смириться. Теперь это – твой крест. И – мое отмщение!
– Но почему, Изабелл? – с искренним недоумением спросила Бранка.– За что ты меня возненавидела? Ведь я тебе помогала устроиться в жизни, сделать карьеру…
– А мне надоело унижаться! Я могла бы отомстить тебе, отдав эти документы полиции, но предпочла решить все мирно, по-дружески. Чтобы не рисковать своим будущим!
– Тебе ведь все равно придется теперь уйти из компании. Разве ты сможешь там работать после всего, что случилось?
– Еще как смогу! У меня большие планы на будущее! – откровенно издеваясь над Бранкой, заявила Изабелл.– Прежде всего я заберу свои драгоценности! Давай их сюда!
Бранка послушно протянула ей сумку с украшениями, а Изабелл продолжила:
– Следующий этап – квартира в Лагоа. Скромненькая такая, всего за миллион долларов.
– Боже, за что ты меня караешь? – воскликнула в ужасе Бранка.– Я не потерплю такого унижения. Уж лучше иди в полицию, Изабелл! При твоих аппетитах я все равно окажусь нищей, так что мне терять нечего!
– Ты уверенна, что тебе нечего терять? – устремила на нее пристальный взгляд Изабелл.– Неужели тебе и вправду неизвестно, каким капиталом располагает твой муженек?
– Он все время говорит, что дела компании идут плохо…
– В компании – да, но лично у него – блестяще!
– Я тебе не верю!
– Тогда спроси у Арналду. Пусть он сам подтвердит, что на его тайных счетах лежит сто миллионов «грязных» долларов.
– Сто миллионов?! – эхом повторила потрясенная Бранка.
– Да, представь себе! Так неужели я не заслужила одного процента от того, что имеете вы? Пораскинь мозгами и пойти, что я даже слишком мало беру за свое молчание. Так что тебе со мной, можно сказать, повезло! А вот с мужем… Честно говоря, мне тебя жаль: как ты могла жить с таким чудовищем, Бранка?..
Изабелл ушла с гордо поднятой головой, а Бранка, получившая взамен драгоценностей папку с компроматом, конечно же, раскрыла ее и стала читать, периодически взмахивая кулаками в бессильном гневе.
Когда же домой вернулся Арналду, гнев Бранки достиг своего пика, и она стала швырять в мужа все, что подворачивалось под руку, крича: «Вор! Предатель! Убью!..»
Ничего не понимающему Арналду пришлось применить силу, чтобы урезонить разбушевавшуюся супругу и выспросить у нее, в чем причина столь внезапного буйства.
Бранка молча указала ему на папку.
Арналду пролистнул несколько страниц и побагровел от ярости:
– Откуда это у тебя?
– Твоя драная кошка принесла. И великодушно оставила мне копии! Спасибо, хоть она просветила меня, с каким вором и подонком я жила столько лет!
– Ты говоришь об Изабелл? Что это на нее нашло?
– А то, что я ее разоблачила! И забрала у нее бриллианты, которыми ты так щедро ее одаривал!
– Как забрала?! Каким образом?
Бранка рассказала ему о своем визите в квартиру Изабелл и – более подробно – об ответном визите соперницы.
– Меня никто за всю жизнь так не унижал! Даже когда я подавала кофе в барах Сан-Паулу! И ты, идиот, связался с такой мразью?!
– Бранка, она блефует! Забудь все! Эти документы – липа,– принялся защищаться Арналду.
– Вот как? Значит, я зря не позволила ей вызвать полицейских и предъявить им эту папку?
Арналду потупившись молчал, и Бранка, не находя слов для выражения всех бурлящих в ней чувств, снова запустила вазой в голову ненавистного супруга. Арналду едва успел отклониться, избежав опасного удара.
К завтраку они оба – И Арналду, и Бранка, вышли в синяках, дав повод Милене высказаться в язвительном тоне:
– Что я вижу?! Похоже, вчера здесь прокатился страшный ураган?
Леонарду тоже встревожился:
– Мама, что у нас произошло?
– У нас были воры,– ответила Бранка.
– Воры?! – хором переспросили Милена и Леонарду.
– Да. Такая мерзкая компания – вор и воровка! Он – старый, обрюзгший, придурковатый. А она – злющая, хитрая и безжалостная. Я защищалась как могла, но… В общем, больше я с вами не разговариваю. По крайней мере сегодня меня не трогайте и не задавайте никаких вопросов.
Арналду промолчал в течение всего завтрака, а затем, созвонившись с Изабелл, поехал не в офис, а к ней домой. Надо было решить, что делать дальше в сложившейся ситуации.
– Тебе следовало сначала поговорить со мной,– упрекнул он Изабелл.– Я бы все компенсировал.
– Ну нет! Стерпеть такую выходку Бранки я не могла! Никому не позволено вламываться в чужую квартиру и воровать безнаказанно!
– Остынь, пожалуйста,– попросил Арналду. – Я могу понять твою реакцию, но зачем надо было выдавать меня с потрохами Бранке?
– А иначе бы она не отдала мне мои драгоценности!
– Но разве ты не понимаешь, что предала меня?
– Я же отдала папку не налоговой полиции! – резонно возразила Изабелл.– Тут ты всегда можешь на меня положиться, потому что не в моих интересах уничтожать курицу, несущую золотые яйца. А Бранка сама согласилась помалкивать. Так что у вас вскоре все наладиться.
– Нет, теперь мы разошлись по-настоящему и навсегда.
– Перестань! Все будет по-прежнему и даже лучше! Я оборудую сауну в новой квартире – специально для  тебя…
– Мне не до шуток, Изабелл. Что будем делать?
– А ничего! Жить, как жили до сих пор. Я куплю квартиру, займусь ремонтом. А ты очень скоро придешь в себя. Дай я тебе сделаю массаж. Бедненький, у тебя тут синячище!
– Да, это Бранка меня стукнула меня.
– Ух она, нехорошая! – продолжала юродствовать Изабелл.– Обидела моего любимого котика! Ну, я ей за это когда-нибудь отплачу!..
А «нехорошая» Бранка в это время говорила с Розой:
– Пусть она пока почивает на лаврах. Я некоторое время подожду и снова выйду на сцену!
– Я всегда готова тебе помочь,– поддержала ее Роза.– Только что ты теперь намерена делать?
– В случае с Изабелл может быть только одна форма мести – смерть,– заявила Бранка, немало напугав Розу.
– Ты шутишь? – с надеждой спросила та, однако Бранка повторила твердо:
– Я хочу видеть Изабелл в гробу. И не успокоюсь, пока не добьюсь этого!

+1

7

Часть 2. Глава 16.Как ни занята 6ыла Элена своими проблемами, которые в любой момент могли закончиться полным разрывом с Атилиу, тем не менее у нее оставались еще душевные силы на то, чтобы посочувствовать лучшей подруге.
– Меня беспокоит внезапный отъезд Флавии,– сказала она Марсии.– С ней происходит что-то неладное.
– А меня беспокоит совсем другое: как она могла бросить все дела? Ведь обещала же мне помочь с подготовкой выставки в Сан-Паулу,– выразила недовольство Марсия, не открывая, впрочем, его истинной причины перед Эленой.
– Вот и я говорю: у Флавии наверняка какие-то большие неприятности. Ей несвойственна безответственность, ты же знаешь. Но раз она уехала, значит, случилось что-то из ряда вон выходящее.
– Да, тут я с тобой согласна,– сказала Марсия, подразумевая то, о чем знала она, но не догадывалась Элена.
– И почему она не поделилась с нами? Мы бы ее поддержали,– продолжала между тем Элена.– Знаешь, я чувствую себя виноватой перед ней: ушла в свои семейные проблемы и не заметила, что подруга страдает.
– Не казни себя понапрасну,– посоветовала ей Марсия.– Уж кто-то, а ты ни в коей мере не повинна в бедах Флавии. Ей бы надо самой хорошенько подумать, что она творит.
– А тебе что-то известно? – догадалась Элена.– Флавию опять бросил какой-нибудь молодой мальчик?
– Нет, мне ничего не известно,– уклонилась от ответственности Марсия и поспешила перевести разговор на другую тему.
Мама же Флавия пробыла в отъезде всего два дня, больше не выдержела – чувство ответственности за работу погнало ее обратно в Рио, перевесив чувство вины. Правда, Флавия дала себе слово впредь никогда не допускать ничего подобного в отношениях с Атилиу. Но прямого контакта с Эленой все же избегала, и та по-прежнему беспокоилась о душевном состоянии Флавии.
Поэтому и пригласила ее к себе на ужин.
Флавии было неловко туда идти, но еще сложнее оказалось придумать веский повод для того, чтобы отвергнуть это приглашение. И она пошла к Элене.
Встретил ее Атилиу.
– Рад тебя видеть! Я слышал, ты куда-то уезжала?
– Будь моя воля, я бы исчезла навсегда! – ответила Флавия.
– Перестань! Из-за нескольких поцелуев?..
– Но они оставляют следы. И могут завести куда угодно.
– Отлично! – дерзко улыбнулся Атилиу.– Я готов: куда угодно и когда угодно!
Флавия и без того была как на иголках, а от этих его слов совсем растерялась, смутилась. Ей захотелось тотчас же повернуть обратно, убежать. Но в гостиную уже вошла Элена, и отступать было поздно.
Боясь выдать свое смятение и пытаясь отвлечь внимание Элены, Флавия прибегла к нехитрой уловке:
– Элена, как поживает твой замечательный внук? Я его сто лет не видела. Где он?
– Спит. Хочешь посмотреть на него? Пойдем в детскую,– с готовностью откликнулась Элена, не заметив ничего странного в поведении подруги.
Так Марселинью, сам того не ведая, помог Флавии, а заодно и Атилиу, снять возникшую напряженность.
Потом пришла Эдуарда, и все семейство вместе с гостьей расположилось за щедро накрытым столом.
Присутствие Эдуарды оказалось как нельзя кстати: беседа сразу приобрела непринужденный характер, и внешне все выглядело так же, как в былые времена.
Флавия, правда, оставалась чуть-чуть скованной, но Элена объяснила это какими-то личными неприятностями подруги всячески пыталась ее развлечь. Что же касается Атилиу, то он держался спокойно и уверенно, а к концу ужина даже счет возможным посвятить дам в свои планы:
– Мне сегодня сделали прекрасное предложение. Теперь я смогу быть в свободном плавании и не зависеть ни от компании, ни от дома.
– То есть как – от дома? – спросила обескураженная Элена.
– Хочу снять помещение под собственную мастерскую,– пояснил он.
– И ты уйдешь из компании?
– Да. Как только закончу проект торгового центра.
– Но почему? Тебе ведь там всегда нравилось работать. Может, не стоит порывать с компанией полностью? – высказала свое мнение Эдуарда.
– Нет, пора,– твердо произнес Атилиу.– Там я не принадлежу себе. А мне всегда хотелось уделять побольше внимания творчеству и … личной жизни.
– Ты мог бы работать и дома,– робко вымолвила Элена.
– Нет. Мне нужна мастерская. Может, со временем я возьму себе помощника.
– А ты помнишь тот пустой дом, что рядом с нашей мастерской? – обратилась к Атилиу Флавия.– Его не то сдают, не то продают. Надо выяснить.
– Будь добра, выясни,– подхватил он.– Сможешь сделать это завтра?
– Я могу сходить туда и посмотреть,– вызвалась Элена, но Атилиу отказался от ее услуги:
– Нет, пусть этим займется Флавия. Насколько мне известно, ей такие переговоры удаются лучше, чем тебе.
Элена молча стерпела обиду, и вообще в тот вечер больше не перемолвилась и словом с Атилиу.
А утром, как всегда в последнее время, проснулась рано и долго бродила вдоль берега, пережидая, пока Атилиу отправиться на работу.
Когда же она вернулась домой, то ее встретила Тадинья и доложила, что Эдуарда ушла гулять с Марселинью, а Атилиу, похоже, и не собирается ехать в офис.
Элена хотела выскользнуть из дома незамеченной, но Атилиу решительно преградил ей дорогу. В руках у него был дневник Элены, и, увидев это, она похолодела.
– Ты… прочитал?..
– Нет. Но решил, что нам надо серьезно поговорить. Может, в последний раз.
– А зачем ты взял мой дневник? Зачем рылся в моем столе?
– Затем, что намерен наконец узнать твою тайну. Я не собираюсь читать дневник тайком от тебя, а просто требую, чтобы ты сама прочла его вслух. Иначе нашему браку конец.
– Нельзя же ставить наш брак в зависимость от твоего каприза.
– Каприза?! – возмутился Атилиу.– Ты скрываешь от меня что-то важное, постоянно лжешь мне, а я, выходит, капризничаю? Нет, Элена, сегодня ты откроешь мне правду. Или сегодня же мы расстанемся навсегда.
– Я не узнаю тебя, Атилиу. Ты же говорил, что любишь меня,– в отчаянии воскликнула Элена.
– Брак зависит не только от любви,– возразил он.– Чтобы выжить, ему нужны доверие, честность, откровенность. Чего между нами нет. И поэтому наш брак агонизирует. Так же, впрочем, как и наша любовь.
– Ты не прав. Постарайся понять меня,– взмолилась Элена.
– Да разве можно найти более терпеливого человека, чем я? Но всему есть предел, и такой предел для меня наступил. Я даю тебе последнюю возможность исправить положение. Ты должна рассказать правду, которой так боишься! Я уже говорил с Эдуардой, Марселу, Виржинией. Пытался у них выведать какую-то информацию. А теперь решил: хватит! Сегодня ты расскажешь мне сама все, о чем я имею право знать!
– Мне нечего тебе сказать… Ты должна поверить…
– Все, Элена, больше не могу. Прекрати! – вышел из себя Атилиу.– Каждый твой отказ я воспринимаю как оскорбление. Потому что ты держишь меня за недоумка. Возьми свой дневник и утешайся им. Только не забудь написать на последней странице: «Конец семье». Потому что между нами все кончено! Я ухожу!
Он отшвырнул в сторону ее дневник и быстрым шагом направился к выходу.
Элена бросилась за ним. Вцепилась в руку, упала перед ним на колени.
– Подожди, Атилиу! Выслушай меня, умоляю!
– Встань, пожалуйста. Это ни к чему. Ты плохая актриса, Элена.
– Хорошо, я встану, только пообещай, что выслушаешь меня.
– Ладно. Что ты хочешь мне сказать?
– Допустим, что у меня и в самом деле есть… тайна,– с трудом начала она.– Что-то произошло в моей жизни, о чем я умалчиваю. Но пойми: я молчу только потому, что не имею права открыть это тебе!
– Значит, мужу ты сказать не можешь, а Сезару и Виржинии – можешь?
– Они ничего не знают!
– Перестань, Элена! Я больше не могу выносить твоей лжи! Это переходит все границы! Виржиния была близка к тому, чтобы все мне рассказать. Здесь, вот в этой комнате. Когда увидела меня с Марселинью на руках. Но тут вошла ты и – перепугалась! О, как ты перепугалась, что Виржиния тебя выдаст!
– Да что она могла тебе рассказать?!
– Помолчи! Я еще не все сказал. Помнишь, как повел себя Сезар? Там, в баре? Думаешь, я ничего не понял? Считаешь меня полным идиотом? Говори, что ты от меня скрываешь!
Он подступил к Элене так близко и смотрел на нее так пристально, что она невольно попятилась.
– Я ни в чем не виновата… Поверь мне…
Атилиу это разозлило окончательно. Он даже занес руку для удара, но вовремя опомнился, отступил на шаг.
– Не вынуждай меня делать то, что мне не свойственно,– произнес он глухо.– Давай лучше разойдемся. Иначе я могу дать волю рукам. А это не в моих привычках.
Элена, действительно не видевшая его никогда в таком гневе, испугалась, но продолжила отчаянно защищаться, выбрав для этого не самый лучший способ.
– Ты перепутал меня со своими прежними женщинами, которые тебя обманывали. Они не отстали от тебя до сих пор и хотят нас развести!
Такой упрек задел за живое Атилиу, и он принялся страстно опровергать утверждение Элены.
– Если ты имеешь в виду Изабелл и Бранку, то я должен сказать, что при всех их недостатках они никогда не обманывали меня так, как это делаешь ты! А если говорить об Алисии, то она вообще была женщиной достойной. Мне не в чем было ее упрекнуть за всю нашу жизнь! И когда я встретил тебя, мне показалось, что ты – такая же чистая и благородная женщина, как моя первая жена. Но я жестоко ошибся. Из всех вас четверых ты меньше всего заслуживаешь моей любви! Прощай!
Он снова решительно направился к выходу, и Элена остановила его уже на пороге. Дальнейший их разговор происходил при открытой двери и стал достоянием ошеломленной Ленор.
Элена рыдала, умоляя Атилиу не бросать ее, а он порывался уйти, говоря, что между ними все кончено. Однако Элена вцепилась изо всех сил в его руку и не отступала.
– Прости меня,– упрашивала она.– Я согласна, что перестала следить за собой, за домом, за тобой. Но у нас все еще наладиться. Давай снова поедем в Италию, в Венецию… Вновь обретем друг друга… Мы ведь редко бывали одни… А сейчас у Эдуарды опять налаживаются отношения с Марселу…
– Эдуарда нам никогда не мешала,– возразил Атилиу.– А Марселинью тем более! Даже наоборот – благодаря им здесь появилась хоть какая-то атмосфера семьи.
– Я сделаю все, чтобы наша семья была полноценной,– подхватила Элена, но Атилиу оборвал ее:
– Нет, ты уже ни на что, как я вижу, не способна. У тебя сегодня был последний шанс все исправить. Но ты пренебрегла им. Да и вряд ли я смогу жить с тобой, потому что не верю тебе! Давай разойдемся сейчас и сохраним хотя бы чуточку уважения друг к другу!
Он резко отдернул руку и стремительно, почти бегом, стал спускаться по лестнице. Элена же продолжала кричать ему в след:
– Вернись, Атилиу!.. Дай мне еще один шанс!.. Я люблю тебя!..
Тадинья и Ленор подхватили ее под руки и увели в квартиру.
– Вы только не говорите Эдуарде о том, что тут произошло,– попросила их Элена.– Пусть она пока не знает. А я… Мне сейчас так плохо!.. Я поеду к Виржинии.
Направляясь к сестре, Элена не надеялась найти там решение. Просто она нуждалась в человеке, которому не надо было объяснять причину разрыва с Атилиу и от которого можно было получить хоть какой-то совет.
Виржиния не удивилась случившемуся – она считала, что Атилиу и так терпел слишком долго. Поэтому и совет дала единственно возможный в такой ситуации:
– Что ж, снимай кольцо. Привыкай к тому, что ты теперь не замужем.
– Это жестоко, Виржиния! – укорила ее Элена.
– Прости. Но у тебя, по-моему, нет иного выхода.
– К сожалению, нет,– согласилась Элена.– Я потеряла Атилиу потому, что не рассказала ему правды. Но если расскажу, то все равно его потеряю: он меня не сможет простить.
– Но в этом случае хотя бы твоя совесть будет чиста!
– Да Бог с ней, с совестью! – махнула рукой Элена.– Раз уж Атилиу ушел, то мне нужно хотя бы дочку спасти. Я ничего ему не скажу, даже под страхом смерти! Эдуарда сейчас помирилась с Марселу. Завтра они поедут в Ангру, вместе с Марселинью… Нет, Атилиу ничего от меня не узнает!
– Он рано или поздно узнает от Сезара или от Антенора, или как-нибудь еще. Это может произойти в любой момент, и тогда Атилиу потребует назад ребенка. А чем старше будет Марселинью, тем больнее будет Эдуарде. И вряд ли она сможет тебя простить.
– Я буду молить Бога, чтобы Атилиу никогда не узнал правды!
– Ты сейчас говоришь и сама себе не веришь,– укоризненно покачала головой Виржиния.– Я бы врагу не пожелала оказаться в таком тупике, в какой ты себя загнала. Сейчас против тебя один Атилиу, а завтра к нему присоединяться Эдуарда, Марселу, и, вполне возможно, твой собственный сын, Элена!
В офисе Атилиу появился мрачнее тучи, и Паула сразу догадалась, что с ним случилось нечто такое, о чем даже не следует спрашивать. Сказала только, что ему несколько раз звонила Флавия.
За это известие он ухватился, как за соломинку – лицо его просветлело, в глазах сверкнула слабая искорка надежды.
Позвонив Флавии, Атилиу узнал, что дом, о котором вчера шла речь, сдается внаем.
– Я уже была там, – бойко докладывала Флавия.– Совсем небольшой ремонт сможет превратить этот дом в рай! Приедешь посмотреть?
- Да я уже и не знаю, стоит ли это делать…
- Почему? – огорчилась его нерешительности Флавия.
Потому что я сегодня разошелся с женой,– ошарашил ее таким сообщением Атилиу. ----Флавия в растерянности молчала, а он продолжил: – И если открою свою контору под боком у Элены, это может быть воспринято как провокация.
- А может, наоборот,– так вам будет легче помириться? – обрела дар речи Флавия.
- Я не подросток, чтобы бегать туда-сюда.
- Конечно, я понимаю. Но что мне сказать хозяину дома?
Атилиу несколько секунд подумал и ответил:
– Ладно, я тут разберусь с делами и заеду, сам посмотрю.
– Отлично! Буду ждать тебя! – нескрываемой радостью воскликнула Флавия.
Пообещав ей приехать, Атилиу вовсе не был уверен, что снимет тот дом под свою мастерскую. Единственное, в чем он сейчас не сомневался,– это в желании видеть Флавию. Только с ней – открытой, искренней в своих чувствах – можно было хоть немного отдохнуть душой. Ведь Флавия вся как на ладони. Атилиу понятны и ее страстная любовь к нему, и ее угрызения совести. А это дорогого стоит!
Он уже собрался покинуть кабинет, но туда неожиданно вошла… Элена.
– Что тебе здесь нужно? – грубо встретил ее Атилиу.
– Я не могу с тобой так расстаться…
– А я не могу тебя больше видеть!
– Но неужели мы не сможем понять друг друга?
– Я тебя прекрасно понял! Надеюсь, и ты понимаешь, почему нам пришлось расстаться.
– Да, понимаю… Но давай попробуем начать все сначала! Давай поедем в Венецию!..
– Я наперед знаю все, что ты можешь мне сказать,– прервал ее Атилиу.– И не хочу больше этого слышать! Никакой Венеции не будет! Никогда!
Давая понять Элене, что их разговор окончен, он вызвал к себе Паулу и жестко распорядился:
– Я на два дня уеду в Сан-Паулу, а ты перевези материалы по торговому центру с квартиры Элены в мою собственную. Договорились?
– Хорошо,– пообещала растерянная Паула.
Элена восприняла это как оскорбление.
– Вызови, пожалуйста, для меня такси,– дрожащим голосом обратилась она к Атилиу.– Я сейчас не могу вести машину.
– Ты можешь поехать со мной,– сказал он.– Я как таз собирался к Флавии. Посмотрю тот дом, и потом мы вместе с тобой поедем к Эдуарде. Полагаю, ей надо знать, почему из нашего брака не вышло ничего хорошего. Не хочу, чтобы она считала меня подлецом.
– Не впутывай в это Эдуарду, прошу тебя! – взмолилась Элена, но Атилиу был тверд в своем решении:
– Нет, это ты не впутывай меня в свою ложь! Эдуарда для меня не чужая, и я просто обязан проститься с ней по-человечески.
Элена не смогла на это что-либо возразить, и вдвоем с Атилиу они поехали в ее мастерскую.
Увидев их вместе, Флавия с трудом сумела скрыть свое огорчение. Неужели они так быстро помирились? А она-то, глупая, размечталась! Ей уже виделась счастливая совместная жизнь с Атилиу!..
– Ну что, пойдем смотреть новый дом? – обратился к ней Атилиу.
– Да-да, сейчас,– встрепенулась Флавия и лишь у самого выхода сообразила, что Элена с ними почему-то не идет.
– А ты? – обернулась к ней Флавия.– Не хочешь посмотреть?
– Нет. Я подожду вас здесь,– натужно вымолвила Элена.
Флавия поняла, что примирение супругов ей только почудилась, и ее душа возликовала.
А Элена после их ухода сразу же позвонила Эдуарде:
– Доченька, я должна сообщить тебе неприятную новость. Мы с Атилиу временно расстаемся…
– Почему? Что случилось? – испуганно воскликнула Эдуарда.
– Атилиу сам тебе все объяснит. Он хочет с тобой повидаться. Не уходи, пожалуйста, никуда из дома. Мы скоро приедем.
Когда же они приехали и Атилиу увидел заплаканное лицо Эдуарды, от его решимости сообщить ей истинную причину разрыва не осталось и следа. Особенно же его тронуло то, что встревоженная Эдуарда бросилась не к матери, а к нему. Обняла его, и глядя прямо в глаза, спросила:
– Почему, Атилиу? Объясни!..
В глазах ее была такая боль! И Атилиу понял, что не может причинить еще больше страдания этой девочке, к которой успел привязаться всех душой. Поэтому ответил уклончиво, но твердо:
– Мне очень жаль, Эдуарда, но так вышло. Но мы с твоей мамой действительно расстаемся. А почему – пусть она сама тебе объяснит. Как сочтут нужным. Я же соглашусь на любую ее версию.
Потом он поцеловал на прощание Марселинью, пожелал счастья Эдуарде и, взяв кое-что из вещей, вышел.
А Эдуарда набросилась с расспросами на мать:
– Признайся, вы расстались из-за того, о чем мне намекал Атилиу? Ты что-то от него скрывала? А теперь он все выяснил и не смог с тобой жить?
– Нет! Нет! – закричала в отчаянии Элена.
– Но он не мог уйти без веской причины,– стояла на своем Эдуарда.– Мамочка, скажи, в ту ночь случилось что-то ужасное?
– Нет, доченька. Успокойся. Ничего тогда не случилось, и вообще никакой тайны не существует. Просто Атилиу оказался человеком через чур мнительным. Но расстались мы вовсе не из-за его мнительности. Наша любовь не выдержала испытания браком. Так бывает, ты теперь сама это знаешь.
– Да знаю. Но мне теперь известно и другое: любовью надо дорожить, ее надо беречь, мама! Нельзя ссориться по любому поводу, обижаться друг на друга. Тогда гораздо труднее будет вновь помириться.
– Именно поэтому мы с Атилиу и решили на время  разъехаться – чтобы не наговорить друг другу лишнего, чего потом нельзя будет простить. Так что ты за нас не волнуйся. Я уверенна, что между нами все наладиться. А ты поезжай в Ангру и постарайся там окончательно помириться с Марселу.
– Да, мамочка, я постараюсь… Но все же мне за тебя очень тревожно…
Орестес возвращался из следственного изолятора, в котором продолжал находиться Фернанду. Настроение у него было скверным, потому что во время свидания Фернанду поделился с ним своими тревогами в связи с приближающимся судом, исход которого должен был во многом зависеть от искусства адвоката. А как можно быть уверенным в том, что адвокат, пусть и самый искусный, сумеет убедить судей в невиновности Фернанду!
Разумеется, Орестес всячески подбадривал его, но сам был удручен и не хотел возвращаться в таком печальном настроении домой, чтобы не огорчать Лидию. Он решил немного прогуляться по городу, собраться с мыслями, а затем уже предстать перед Лидией.
Но улица, как нарочно, пестрила вывесками ресторанов и баров, искушая Орестеса зыйти и пропустить рюмочку. Поэтому во избежания соблазна он надумал зайти домой к Элене – навестить Элену и внука.
Однако благополучно миновать бар ему в тот день не удалось, так как по пути к Элене он встретил старого приятеля Камаргу, который на радостях угостил его парой рюмок крепкого напитка.
Таким образом из бара Орестес вышел уже в сумерках. Но показываться на глаза Лидии в таком состоянии вообще не стоило, и Орестес, осознав это, вновь продолжил свой путь к Элене.
Он не знал, что хозяев не было дома: Эдуарда вместе с Марселинью уехала в Ангру, Элена ушла к Виржинии, а Атилиу вообще теперь жил в другом месте.
Встретила Орестеса только Тадинья, сказав, что Элена скоро должна вернуться и он может ее подождать.
Орестес так и поступил.
Сначала он дожидался Элену в гостиной, затем от скуки заглянул в ее комнату, зажег свет, устало опустился на стул. Рассеяно взял в руки лежавшую на столе тетрадь, открыл ее и прочитал:
«Сегодня Эдуарде исполнилось пять лет. У нас было очень весело. Ей подарили много подарков. Но отец так и не пришел. Эдуарда легла спать со слезами на глазах».
Прочитав такое, Орестес тоже прослезился, ощутив горькое раскаяние за свои прошлые ошибки. Но несмотря на это, дневник в сторону не отложил, а продолжил листать его, останавливаясь на отдельных страницах и плача, оттого что лишил себя возможности видеть, как росла его дочь, и еще больше – оттого, что причинил ей так много страданий.
Так, страница за страницей, он добрался до той самой записи, которую так и не решился прочитать Атилиу:
«У меня ребенок родился нормальным, а ребенок Эдуарды умер. Даже не знаю, как это получилось, но я поменяла детей с помощью Сезара. Вместо ребенка Эдуарды я отдала ей своего…»
В первый момент Орестес подумал, что из-за выпитого виски он неправильно понял смысл прочитанного. Но, перечитав то же самое несколько раз, пришел в ужас. Как же Элена могла решиться на такое?! И как же она, бедняга, живет сейчас, скрывая в себе эту страшную тайну?
Несколько минут он сидел ошеломленный, раздавленный, не зная, что ему теперь делать с этой ненароком открывшейся тайной.
Но тут за дверью послышался шум, и Орестес, поспешно закрыв тетрадь, вышел, полагая, что это вернулась домой Элена. Однако увидел не ее, а Атилиу.
Тот хмуро поздоровался с Орестесом и сказал, что зашел сюда на минуту – только взять понадобившейся чертеж.
– Что, срочная работа? Приходиться трудиться даже по ночам? – сочувственно произнес Орестес.
– Нет, почему же по ночам? – не понял его Атилиу.
– Но ты же собираешься возвращаться обратно в офис?
Атилиу лишь теперь сообразил, что Орестесу ничего не известно об их разрыве с Эленой, и пояснил:
– К сожалению, дела у нас обстоят гораздо хуже, чем ты думаешь. Если бы это была всего лишь срочная работа, то я был бы счастлив. А так… В общем, мы с Эленой разошлись, и я теперь здесь не живу.
Это было уже второе потрясение за сегодняшний вечер, справиться с которым подвыпившей Орестес должным образом не сумел. Он только испытал острый приступ жалости к Атилиу, к Элене, к Эдуарде, но тут его сознание дало явный сбой. Орестесу вдруг показалось, что он случайно овладел истиной, которая может осчастливить всех.
И тогда он выпалил вдогонку уходящему Атилиу:
– Постой! Я должен рассказать тебе что-то важное… Твой сын жив!..
Но Атилиу был настолько занят своими мрачными мыслями, что захлопнул за собой дверь, так и не услышав Орестеса.

Глава 17.Настаивая на том, чтобы Лаура не говорила Марселу о своей беременности, Мег и Тражану сами не верили в то, что дочь выполнит их требование. Да она, собственно, и не обещала держать это в тайне. Кто отец будущего ребенка, уже было известно Милене и Леонарду. Марсулу же оставался в неведении только потому, что Лаура пока не могла застать его ни дома, ни на работе.
И Мег с ужасом представляла, какой разразиться скандал, когда о беременности Лауры узнают Марселу и особенно – Бранка.
– Наверно, будет лучше, если я сама сообщу Бранке, какой сюрприз уготовила ей наша дочка,– сказала она, советуясь с Тражану.
– Пожалуй, ты права,– согласился он.– Пусть Бранка с самого начала знает, что мы тоже тут не пляшем от счастья и вовсе не стремимся заполучить в зятья ее сына.
– Да что вы все так боитесь Бранки?! – возмутилась Лаура.– Собираетесь перед ней оправдываться… А она потребует одного: чтобы я сделала аборт!
– Ну, это уже не в ее власти,– сказал Тражану.– Она вправе знать о твоей выходке, но не ей решать, будешь ты рожать или нет.
Идти с таким сообщением к Бранке Мег не решилась, опасаясь, что ей просто укажут на дверь, как только узнают, с чем она пришла. Но и выманить Бранку из дома удалось не сразу, поскольку она все еще не оправилась от удара, нанесенного ей Изабелл.
Когда же долгожданная гостья наконец пожаловала к Мег и та с дрожью в голосе сообщила ей неприятную новость, Бранка лишь тяжело вздохнула и вымолвила:
– Час от часу не легче!
Потом несколько минут молчала, пребывая в горестном раздумье, и снова изрекла:
– Что ж, этого следовало ожидать. Лаура любит Марселу, и поэтому готова пойти на все. Особенно если он этому противиться…
– Но она же не маленькая девочка, чтобы вытворять такое, не задумываясь о последствиях! Лаура опозорила нашу семью! И самое ужасное, что мы уже не можем ничего исправить. Это чувство полного бессилия меня просто убивает. А ты бы посмотрела на Тражану! Он за какие-то сутки превратился в тень!
– Да, я тебя понимаю… Но Лаура же не сама забеременела! Марселу ей великодушно помог!
– А это у меня вообще в голове не укладывается! – развела руками Мег.– Может, ты объяснишь, в чем тут дело? Ведь Марселу постоянно твердит, что любить Эдуарду. Так зачем ему понадобилась Лаура?
– Не будь наивной, Мег! Разве ты не знаешь, что такое мужчина? Это же прежде всего самец! Да и если говорить откровенно, то Лаура всегда больше подходила Марселу, чем Эдуарда. На мой взгляд, Марселу с Лаурой просто созданы друг для друга!
Мег от такого утверждения пришла в замешательство. Готовясь к этой беседе, она ожидала, что ей придется отражать упреки Бранки, а та повела себя совсем иначе. Может, Лаура не заблуждается, когда говорит, что Марселу любит именно ее? А Бранке, как матери, это хорошо известно?..
– Однако Марселу пока еще женат. И, я слышала, он ищет примирения с Эдуардой. Или это не так?– осторожно спросила Мег.
Ответ Бранки сразу же уничтожил замаячившую было перед Мег зыбкую надежду.
– Честно говоря, я не могу понять моего сына,– сказала Бранка.– Он и в самом деле изо всех сил пытается помириться с Эдуардой. Представляешь, сейчас он вместе с ней и Марселинью уехал в Ангру! Они там уже несколько дней, втроем. Прямо как образцово-показательная семья!
– Так они что, уже помирились?! – упавшим голосом спросила Мег.
– Практически помирились,– подтвердила Бранка.– Эдуарда еще немного капризничает, но, в общем, она уже простила Марселу. Иначе бы не согласилась ехать с ним в Ангру. Люди, которые действительно хотят развестись, не назначают друг другу любовные свидания. А их романтические ужины и совместные прогулки напоминают не что иное, как еще один медовый месяц!
– Вот-вот, медовый месяц,– удрученно повторила за ней Мег.– А тут такая новость! Я боюсь сойти с ума, Бранка!
– Успокойся! В жизни еще и не такое бывает!.. А что, Лара, конечно же, собирается рожать?
– Разумеется! Иначе бы она и не стремилась забеременеть…– обреченно махнула рукой Мег.
– Да, вот это подарочек!.. – в тон ей произнесла Бранка.
Она так и ушла – растерянная, удрученная, но при этом ни словом не обмолвилась о возможности аборта, за что Мег была ей искренне благодарна.
Пока Мег и Бранка беседовали в гостиной, Лаура находилась в своей комнате и даже не догадывалась, что сейчас решается судьба ее будущего ребенка.
Зато Наталья проявила бдительность – подслушала этот важный разговор. И как только он закончился, сразу же помчалась к сестре.
– Лаура, я должна тебя огорчить!..
– Не надо! Беременных женщин нельзя расстраивать. Это вредно для ребенка.
– Но тебе необходимо это знать. Такая новость!..
– Неужели Эдуарда тоже беременна? – засмеялась Лаура.– Это было бы забавно! Только она никогда не сможет родить. А у меня будет чудный малыш!
– Лаура, уймись и послушай!
– Отстань! Я сейчас размышляю, где разместить детскую. В квартире Марселу надо все устроить по-другому. Точнее – в нашей квартире! Я не  хочу, чтобы мой мальчик находился в той же комнате, где раньше был ребенок Эдуарды. Там может сохраниться дурная энергия.
– Нет, ты все же чокнутая! –  не удержалась от замечания Наталья.
– А ты еще молодая и глупая,– парировала Лаура.– если не понимаешь таких важных вещей. Я должна всеми средствами выветрить оттуда враждебный дух Эдуарды! Продезинфицирую мебель, позову какую-нибудь добрую колдунью… Или даже лучше – приглашу священника, чтобы он освятил наш семейный очаг…
– Ты просто дура! Идиотка! Размечталась о семейном очаге, а твой Марселу проводит медовый месяц в Ангре! С Эдуардой! – решила больше не щадить сестру Наталья.
– Ты врешь! Это мама попросила тебя сказать мне такую гадость!
– Нет.
– Тогда кто? Отец? Наверно, еще и денег дал за услугу?
– Не надо меня оскорблять. Лучше дослушай, что я тебе скажу.
– Да зачем я стану слушать всякие глупости? Это же полный бред – медовый месяц Марселу с Эдуардой! Как тебе в голову пришло такое!
– Я ничего не придумывала. Это Бранка только что сказала маме. Они беседовали в гостиной…
– Все против меня! Все! – истерично выкрикнула Лаура, у которой больше не осталось сомнений в том, что Наталья говорит правду.– И этот идиот!.. Как он мог?!
– Если ты имеешь ввиду Марселу, то он ведь никогда не обещал тебе жениться,– подлила масла в огонь Наталья.
– Но он и с Эдуардой жить не будет! Клянусь, я этого не допущу! Не остановлюсь ни перед чем. Сведу ее в могилу, но Марселу будет моим! И мы вместе с ним будем растить нашего ребенка!
– Ты говоришь страшные вещи! Вспомни, что тебя слышит ребенок!
– Ничего, он поймет, что я всего лишь намеренна бороться за его счастье.
– Но с кем? С Эдуардой, которая не сделала тебе ничего дурного? С Марселу, который тебя не любит?
– Может, и не любит,– внезапно поникла Лаура.– Ну и черт с ним! А мой ребенок все равно будет знать, кто его отец. Если даже у Марселу хватит наглости потребовать от меня доказательства, то я сделаю анализ на ДНК и ткну этой бумажкой в его распрекрасную физиономию! Пусть знает, как меня предавать!
– Лаура, мне тебя жалко. Что ты наделала! – со слезами на глазах произнесла Наталья.
– Не расстраивайся,– приободрила ее Лаура, найдя в себе силы утешить сестру.– Один бой я проиграла, но войну в целом – выиграю. Этой парочке никогда не видать счастья! Они все равно разбегутся в разные стороны, вот увидишь.
А между тем Эдуарда и Марселу уже вторые сутки проводили в Ангре и, заново узнавая друг друга, наслаждались вновь обретенным счастьем.
Именно это слово – счастье – то и дело звучало в их разговорах, но отныне оно было наполнено иным, конкретным содержанием. Если раньше они только мечтали о каком-то неясном, идиллистическом – а потому и несбыточном – счастье, то теперь явственно ощущали его сладковато-солоноватый вкус, который был для них сейчас особенно дорог и приятен.
Когда они катались на яхте и Марселу, разогнав ее до бешеной скорости, спросил Эдуарду: «Ты чувствуешь вкус свободы?», она так прямо и сказала: «Я чувствую вкус счастья!»
И Марселу счел это определение более точным, более соответствующим их нынешнему состоянию.
Особенно же их радовало то, что и Марселинью тут, похоже, все нравилось.
– Ты видишь, как у него блестят глазки? – говорила Эдуарда.– Еще бы! Вокруг столько нового!
– Когда он чуть-чуть подрастет, я научу его плавать и удить рыбу! – строил далеко идущие планы Марселу.– А пока я просто искупаю его в море. Можно?
– Я не знаю… Вообще-то он еще маловат…
– Так я же буду держать его на руках! Только окуну разок. Вдруг ему понравиться?
– Ну давай попробуем,– с некоторой опаской согласилась Эдуарда.
Когда же малыш восторженно завизжал и захлопал ручонками по теплой, искрящейся солнечной лазурью воде, Эдуарда, стоя на берегу, буквально запрыгала от счастья.
Да, это было огромное, неописуемое счастье: видеть их вместе – отца и сына!
– Я не узнаю тебя,– сказала она за ужином, когда Марселинью уже сладко спал.– Ты даже не привез сюда никаких деловых бумаг.
– О чем ты говоришь! Какие могут быть бумаги, когда я чуть было не потерял тебя и сына! Знаешь, когда ты ушла, я впервые растерялся и усомнился в нужности того, чему до сих пор посвящал свою жизнь.
– Я тоже растерялась.
– Но ты довольно быстро сумела взять себя в руки.
– Пришлось! Хотя все это далось мне ценой больших страданий. Я теперь стала гораздо жестче и критичнее относиться к себе и к другим людям.
– А я признаюсь, что мне нравиться тебя слушать. Даже когда ты меня критикуешь.
– Я вовсе не ставлю перед собой такой цели! Просто пытаюсь понять, в чем мы оба ошибались и можно ли эти ошибки исправить.
– Я уверен, что можно! – с горячностью подхватил Марселу.– Ты скоро убедишься, что я уже не тот холодный расчетливый бизнесмен, каким был прежде. Теперь я знаю, что это означает: любить! И то новое чувство, которое я сейчас к тебе испытываю, гораздо сильнее прежнего. Поверь мне!
– Я верю. Потому что и сама это же чувствую.
– Правда?! – обрадовался Марселу.– Значит, мне не показалось? Мы еще сможем быть счастливы вдвоем?
– Хотелось бы,– уклончиво ответила Эдуарда.– Поэтому нам и не стоит торопить события. Давай будем вести себя естественно, ни в чем не принуждая друг друга. Тогда наши отношения станут прочнее и в них не останется места для лжи и недомолвок.
– Ты все говоришь правильно. А я еще добавлю, что лично мне предстоит большая работа над собой. Понимаешь, мир бизнеса притупляет эмоции. Я ушел с головой в дела и многое в жизни потерял. Теперь надо искать какое-то равновесие между бизнесом и чувствами.
– Я никогда, ни при каких обстоятельствах не попрошу тебя отказаться от твоего дела,– пообещала Эдуарда.– Но для того чтобы мы снова смогли жить вместе, тебе надо стать более мягким и внимательным. Например, таким, как ты был сегодня!
Она лукаво улыбнулась, и польщенный Марселу тот час же одарил ее нежным, восторженным поцелуем.
За все время пребывания в Ангре они говорили о своих чувствах и свойствах характера, о допущенных ошибках и о том, как их можно исправить. Говорили о делах, о сыне и о будущей совместной жизни.
Но ни разу в их речи не прозвучало слова «измена» и уж тем более – «Лаура».
Несмотря на то что супруги Моту спали теперь в разных комнатах и при необходимости общались только через служанку, вернувшаяся от Мег Бранка решила нарушить ею же установленное правило и ворвалась в спальню Арналду.
– Ты должен это знать! Лаура беременна от Марселу! – заявила она с порога.
Нетрудно было предугадать, какой была реакция Арналду на это сообщение. Он так же, как и все, некоторое время пребывал в шоке, потом приступил к распроссам: кто сказал, знает ли об этом Марселу, что собирается делать Лаура? Еще позже, получив от Бранки соответствующие разъяснения, пришел в ярость.
– Это все происки Мег и Тражану! Они давно зарятся на наши деньги! Вспомни, как они едва ли не с пеленок подсовывали свою Лауру Марселу, а потом, когда трюк не удался, – Леонарду! Но и тут им обломилось. И тогда они пошли ва-банк!
– Ты несешь чепуху! – ответила на это Бранка.– Мег и Тражану тут абсолютно не при чем. Им можно только посочувствовать: они убиты, раздавлены поступком Лауры. А она действительно с пеленок влюблена в Марселу. Ей никто, кроме него, не нужен. Ей не нужны ни наши деньги, ни Леонарду, который, кстати, был бы счастлив на ней жениться, ни даже этот ребенок. Беременность понадобилась Лауре лишь затем, чтобы получить Марселу!
– Что значит – получить?! – возмутился Арналду.– Он что – письмо, бандероль, почетный приз? У него нет своей головы на плечах? Чем он думал, когда укладывался в постель вместе с этой интриганкой?
– А чем думал ты, когда клюнул на Изабелл? – тот час же ударила в его уязвимое место Бранка.– Та вообще нас обокрала. А Лаура пока только создала проблему себе же!
– Вот именно: пока! – подхватил Арналду.– Пока о случившимся не знает Марселу, пока не родился ребенок и… Это не Лаура, а твой любимый сынок создал такую проблему, которую нам всем до конца дней не расхлебать!
– Я не позволю тебе дурно говорить о Марселу! Если он тут и проявил слабость, то виной всему – твои мерзопакостные гены!
– Ну конечно, во всем виноват я один,– проворчал Арналду.
– Да, ты виноват, и тебе исправлять ситуацию! Ты, как отец, должен сделать все, чтобы спасти сына!
– То есть? – не понял Арналду.
– Ты должен уговорить Лауру на аборт! А если она воспротивиться – пригрозить ей!
– Ну уж нет! Этого я делать не стану,– твердо заявил Арналду.– На такой грех ты меня не подвигнешь!
– Что ты называешь грехом? Аборт?
– Да.
– Надо же, какой гуманист! – язвительно усмехнулась Бранка.– А я считаю: грех – соблазнить женатого мужчину и шантажировать его беременностью!
– Понятно. Только почему же ты сама не поставила такое условие Мег и Лауре?
– Все-таки ты непроходимый тупица! У тебя нет ни малейшего представления о тактике! Мы должны распределить роли. Я – убитая горем мать – буду действовать мягко, но безжалостно. А ты – разгневанный отец – проявишь жестокость, будешь настаивать на радикальных мерах. Так, с двух сторон, мы и доконаем Лауру! В какой-то момент она обязательно сдастся и согласиться на аборт!
– Нет, такой грех на душу я не возьму,– вновь повторил Арналду.– Пусть Марселу сам теперь выпутывается. Это мое последнее слово.
Бранка поняла, что большего от него и впрямь не добиться, и в бессильной злобе удалилась, бросив на последок:
– Ничтожество! Слюнтяй! Придурок!
Потом ей под руку подвернулся Леонарду, и она заодно отчихвостила и его:
– Еще один предатель! Ходишь тут, корчишь из себя страдальца!
– Мама, что с тобой? Чем я провинился? – спросил растерянный Леонарду.
– А ты не догадываешься? Я никогда тебе не прощу твоего предательства! Знать, что отец связался с этой воровкой, и не сказать матери! Разве такое можно простить?
– Мама, я уже объяснил тебе, что боялся огорчить тебя, боялся спровоцировать скандал и тем самым навредить всей нашей семье.
– Не прикидывайся идиотом! Ты знал, что Изабелл обирает нашу семью. Так какой же, по-твоему, может быть еще больший вред?
– Мама, пойми, мне было вообще неловко заговорить об этом с тобой, отцом! Это же так непросто: уличить в чем-то родителей, разоблачить их… Я мучился в одиночку и никак не мог найти более или менее подходящего решения… Ведь я же люблю тебя, мама! И мне было больно от одной только мысли, что я своим сообщением нанесу тебе удар…
– Все же ты какой-то недоразвитый, ей-богу! – грубо ответила на это ранка.– Неужели в твоем скудном мозгу любовь к матери ассоциируется с предательством, унижением, враньем? Скажи, кого ты защищал? Мать? Значит, ты хотел, чтобы меня унизили и оскорбили?
– Я думал, эта связь с Изабелл долго не продлиться…
– Не будь циником! Ты сейчас просто выгораживаешь отца, потому что вы с ним заодно! Оба предатели!
– Нет, мамочка!.. – со слезами на глазах воскликнул Леонарду, вызвав еще больший гнев Бранки.
– Не надейся разжалобить меня своими слезами. Я на них плевать хотела! Я и раньше не питала к тебе любви, а теперь ты мне и вовсе ненавистен. Предатель! Убирайся вон! Ты недостоин называться моим сыном!

Глава 18.Элена стоически переносила свой разрыв с Атилиу, безропотно принимая случившиеся как вполне заслуженное наказание за содеянный грех. По сути, она давно сделала выбор между мужем и дочерью, а теперь только пожинала горькие плоды этого не самого удачного решения. Потому и переживала все терпеливо и молча.
Для ее коллег уже не было секретом, что она разошлась с Атилиу и он уехал в Сан-Паулу вместе с Флавией. Анинья и Марсия не жалели осуждающих слов в адрес Флавии, очень удивляясь тому, что Элена ее при этом защищала.
Эдуарда каждый день звонила матери из Ангры, подбадривая ее и всякий раз высказывая надежду, что Атилиу скоро вернется, поскольку теперь на собственном опыте убедилась, что двое любящих людей не могут долго находиться в разлуке. Элена в ответ поддакивала, не желая огорчать дочь, но сама прекрасно понимала, что к прежнему счастью с Атилиу ей теперь возврата нет.
Днем она забывалась в работе, а вечером сидела одна или к ней на огонек заходила Сирлея. Соседки пили чай и жаловались друг другу на горькую женскую долю. Правда, Элена об этом говорила скупо, а Сирлея тараторила без умолку, выкладывая все новые подробности своей семейной жизни. Говорила, что Нестор по ней скучает, часто звонит, утверждая, будто жизнь без нее потеряла всякий смысл. А она, Сирлея, не может ему поверить снова, после такого страшного обмана.
Элена вздыхала, думая о том, что и Атилиу тоже ей больше никогда не поверит и не сможет ее простить.
А Сирлея тем временем уже говорила о Катарине, которая так увлеклась съемками, что ее, похоже, перестал интересовать Родригу. Парень звонит, приглашает ее на свидания, а ей все некогда. Зато к отцу она по-прежнему питает устойчивое чувство ненависти. Сирлею это даже пугает, но она ничего не может поделать с дочерью. Недавно Нестор позвал Катарину на день рождения его сына и получил такой отпор, что Сирлее даже стало жаль бывшего мужа.
– Я думаю, Катарина простила бы его только в том случае, если бы Нестор снова к нам вернулся.
– А он этого хочет?
– Да. Но я уже не знаю, нужно ли это мне,– грустно произнесла Сирлея.– А что ты посоветуешь?
– Из меня плохой советчик,– не менее грустно промолвила Элена.– Я в своей жизни не всегда могу разобраться. Так что поступай, как тебе подскажет сердце.
Тоже самое она посоветовала и Виржинии, у которой неожиданно возник разлад с Рафаэлем.
– Поначалу я думала, что его замкнутость и отчуждение объясняются отсутствием работы,– говорила Виржиния сестре.– После продажи клиники Рафаэль чувствовал себя неуверенно, и это можно было понять. Но потом он, совсем как Арналду, зачастил в какой-то клуб и стал пропадать там вечерами. А теперь вдруг заявил, что ему нужно уехать на пару недель из Рио – якобы собраться с мыслями. Я отпустила его, но сердце подсказывает мне, что дело тут не в отсутствии работы, а … в наличии другой женщины!
– Ты не пробовала с ним поговорить об этом прямо? – спросила Элена.
– Нет. Только намекала… Но он уходит от такого разговора. Видимо, еще не настало время для откровенности. А когда настанет – я могу лишиться мужа… Я очень рассчитываю на Педру: может, он сумеет поговорить с Рафаэлем по-мужски?
Приезда Педру ожидала не только Виржиния, но и Сирлея.
Элена знала об этом и, когда брат приехал, устроила у себя ужин, позвав на него сестру и соседку.
Педру, огорченный семейными неурядицами сестер и воодушевленный присутствием Сирлеи, пообещал, что поговорит не только с Рафаэлем, но и с Атилиу и попытается все уладить.
Элена не стала разочаровывать брата, хотя не сомневалась в бессмысленности его беседы с Атилиу. Зато Виржиния несколько воспрянула духом и в таком, приподнятом , настроении уехала домой.
А Педру вышел проводить Сирлею до двери ее квартиры, да так и застрял там. Элена уснула, не дождавшись возвращения брата…
Прочитав дневник Элены, Орестес оказался в сложном положении. Как ей сказать об этом? Как объяснить, почему он стал читать чужой дневник? Но самое главное – что посоветовать Элене?
Не придумав ничего дельного, он решил попросту поговорить с ней, узнать, что она сама собирается делать. Ведь жить с такой страшной тайной в душе долго нельзя – в этом Орестес был убежден.
Однако выбраться к Элене ему все никак не удавалось, потому что он должен был поддерживать своим участием Лидию. Близившийся суд над Нанду совсем лишил ее покоя. Она не верила в благополучный исход дела, и на то у нее имелись основания: кто подбросил наркотики, по-прежнему не было ясно, а Фаусту, от чьих показаний во многом зависела судьба Нанду, продолжал где-то скрываться. Поэтому Лидию мучили дурные предчувствия, и Орестес, не имея возможности облегчить участь Нанду, старался хотя бы поддержать Лидию.
Милена тоже в последние дни чувствовала себя не лучше Лидии. Все валилось у нее из рук, в фирме она работала через силу, а мысли ее были заняты только Нанду и предстоящим судом над ним. Опереться же в те трудные дни ей было не на кого. Правда, оставался Леонарду. Он взвалил на себя все заботы об их совместном предприятии, успевая при этом не оставлять без внимания и Милену. В частности, он строго следил за тем, чтобы она не садилась в таком состоянии за руль, и сам отвозил ее в офис и обратно.
Однажды, когда они вместе ехали на работу, Милена увидела Фаусту. Он как раз подъехал к бензозаправке и вышел из машины. Леонарду последовал за ним. Но стоило Милене только окликнуть Фаусту, как он вскочил обратно в машину и помчался прочь на предельной скорости.
Леонарду и Милена едва не попали в аварию, преследуя его. Но догнать Фаусту им так и не удалось.
Тогда они отправились в аэропорт – в надежде, что он появиться там. Однако Вальтер сказал, что Фаусту все еще числиться в отпуске и потому здесь не бывает.
Леонарду в какой-то момент даже усомнился, действительно ли они видели Фаусту.
– Может, ты обозналась? – сказал он сестре. Но Милена, в прежние времена так часто летавшая в Ангру и много раз видевшая Фаусту, не сомневалась, что это был именно он.
– Я теперь абсолютно уверенна: это Фаусту подставил Нанду! Не просто оговорил его, но сам подбросил наркотики,– заключила она.– Иначе зачем бы ему понадобилось убегать от нас, даже не заправив машины? Ведь он же приехал туда, чтобы заправиться. Но вдруг почему-то передумал!
– Видимо, он прячется от всех – от нас, от наших адвокатов, от полиции. Боится, что его прижмут как следует и он из свидетеля быстро превратиться в обвиняемого.
– Да, Леу, ты прав. Фаусту боится! И его надо как следует прижать! Но мы с тобой не сможем это сделать без посторонней помощи.
–Может, возьмем с собой Тражану? Помнишь, он обещал нам помочь?
– Да, я думаю, Тражану согласиться поехать с нами к этому типу,– согласилась Милена.– Адрес мы знаем, так что все теперь в наших руках.
Спустя час они втроем подкараулили Фаусту возле его дома. Он был сильно напуган и не хотел с ними разговаривать.
– Почему вы меня преследуете? Я ни в чем не виноват! Кто дал вам право врываться ко мне без разрешения?
– А ты вызови полицейских и объясни им, почему мы тебя преследуем и почему ты от нас убегаешь,– посоветовала Милена.
– Я не собираюсь никому ничего объяснять,– стоял на своем Фаусту. – А говорить о твоем зарвавшемся выскочке буду только в суде!
– Там тебя уж точно выведут на чистую воду! – злорадно подхватила Милена, но Леонарду попросил ее быть сдержаннее и сам обратился к Фаусту:
– Мы ведь не угрожаем тебе, а только просим помочь Нанду. Он ни в чем не виноват. Кто-то специально подстроил для него эту ловушку. Может, ты видел что-то подозрительное в тот день?
– Я ничего не видел и ничего не знаю. А кто это с вами? – указал он на Тражану.
– Это друг нашей семьи.
До сих пор молчавший Тражану обратился к Фаусту, пристально глядя ему в глаза:
– Я тоже хотел бы сказать, почему ты бежал от Милены и Леонарду.
– Я просто испугался! Я боюсь этого суда! Мне надо будет делать там какое-то заявление. А моя жизнь уже сейчас превратилась в ад! Жена от всех этих неприятностей нервничает, младший сын заболел…
– Даже младший сын в курсе твоих грязных делишек? – вставила свое слово Милена.– Бедный ребенок! Я ему не завидую. Иметь такого подлого папашу!..
Тражану выразительным жестом попросил ее помолчать. А Фаусту пригрозил ей, что если она и дольше будет издеваться, то он и вправду вызовет полицию.
Тражану посоветовал ему успокоиться и вновь задал тот же вопрос, который уже задавал Леонарду:
– Вспомни, пожалуйста, не заметил ли ты чего-то особенного тогда в аэропорту. Может, видел кого-нибудь, кого там давно не было? Может, кто-то вел себя странно?
– Я уже сказал,– раздраженно ответил Фаусту,– ничего не видел, ничего не знаю. Ко мне это не имеет никакого отношения!
– Если ты ничего не видел и не знаешь, то по какому же праву заявил комиссару, что Нанду может быть замешан в торговле наркотиками? – строго спросил Тражану.
– Он поинтересовался моим мнением, я его и высказал.
– Сволочь! – не смогла промолчать Милена.– Он же все врет, неужели вы не видите?
– Если ты врешь, то тебе же будет хуже,– сказал Леонарду, и Фаусту визгливо вскрикнул:
– Это что, угроза? Вы мне угрожаете?
– Понимай как хочешь. Но я с тебя просто шкуру спущу, и ты мне за все заплатишь! – ответила вместо брата Милена.
– А ты бы лучше подумала о своей шкуре! – неожиданно показал зубы Фаусту.– Связалась с бандитом! По твоему Нанду уже давно тюрьма плакала, вот он там наконец и очутился!
– Я убью тебя, сволочь! – бросилась на него с кулаками Милена, но ее вовремя удержали Тражану и Леу. Она вынуждена была повиноваться, однако пообещала Фаусту: – И все равно я засажу тебя за решетку, подонок! Это ты подбросил наркотики!
Лицо Фаусту перекосилось от страха, но он быстро взял себя в руки и злобно рассмеялся:
– Если ты такая могущественная, то почему же не вытащишь своего ненаглядного? Не потому ли, что он – далеко не невинная овечка?
Тут уже не выдержал Тражану и заговорил тоном, не предвещающим ничего хорошего:
– Послушай, парень, мне надоела вся эта комедия, которую ты тут перед нами ломаешь. Теперь мне придется взяться за тебя по-другому!
– Вы ничего не сможете со мной сделать! – в испуге воскликнул Фаусту.– А я – смогу! Если я расскажу судье, как вы мне угрожали, то положение вашего Фернанду еще более ухудшиться!
– Именно об этом я и хотел с тобой поговорить,– все в том же тоне продолжал Тражану.– О твоих показаниях. Советую тебе тщательно продумать то, что ты собираешься сказать в суде. Будь поосторожней со словами!
– Я скажу что знаю!
– Ты скажешь правду,– с нажимом на последнем слове произнес Тражану.
– А если не стану говорить? Что будет тогда? Вы изобьете меня?
– Нет, в дерьмо я ступаю только по невнимательности,– грозно промолвил Тражану и, видя, что Фаусту дрожит от страха, но пытается скрыть это, продолжал нагнетать угрозы: – У меня есть другие методы. Перед тобой не какой-то карасик, перед тобой – акула! Мои люди уже разбираются в твоих бумагах. И я почему-то уверен, что они обязательно раскопают что-то интересное. В общем, если я узнаю, что это ты подставил Нанду подножку, то тебе будет очень несладко в жизни! Тогда я тебя из-под земли достану! Ты у меня попляшешь!
С тем они и расстались.
Подойдя к машине, Тражану сказал Милене и Леонарду:
– Я ведь не просто блефовал. Сейчас я вызову сюда по сотовому телефону двух частных детективов, и пусть они все время маячат у него перед глазами, не скрывая, что следят за ним. Этот Фаусту долго не выдержит. У него обязательно сдадут нервы, и, возможно, он выведет нас на верный след.
Еще до того, как Фаусту случайно попался на глаза Милене, он успел позвонить Розе, и теперь она, сидя в гостях у Бранки, докладывала:
– Фаусту вернулся в Рио и сразу же позвонил мне. Требовал еще денег. Я сказала, что денег у меня нет, но, возможно, что-нибудь и достану потом – в зависимости от его поведения на суде. Я правильно сделала? – спросила она в надежде на одобрение Бранки.
– Правильно,–сказала та.– Но только он больше ничего не получит.
Розе такая беспечность показалась неоправданной.
– Я должна тебе сказать: Фаусту очень боится, что адвокат Фернанду может его запутать на суде. В общем, он боится, как бы его не обвинили в организации этого преступления.
– Какого преступления? О чем ты говоришь, Роза? Забудь о нем! – раздраженно произнесла Бранка.– Меня сейчас гораздо больше занимает Изабелл. Я должна с ней поквитаться! Не успокоюсь, пока не отберу у нее драгоценности, квартиру, работу и … жизнь!
– Что ты задумала, Бранка? – испугалась Роза.– Тебе мало того, что мы сфальсифицировали дело Фернанду, так ты еще хочешь ввязаться в убийство?!
– Кто тебе сказал про убийство, Роза? – укоризненно воззрилась на нее Бранка.– Я думала лишь о несчастном случае!
– Ты с ума сошла! Представляешь, к чему это может привести? Я просто боюсь за тебя!
– Перестань! Несчастных случаев каждый день бывает огромное количество. Посмотри телевизор, почитай криминальную хронику! Почему Изабелл не может попасть, скажем, в какую-нибудь аварию?
– Нет, я не позволю тебе этого сделать! – решительно заявила Роза.– И уж точно не стану в этом участвовать.
Бранка хотела ей что-то возразить, но тут вошла Зила и сообщила, что звонит «сеньор Фаусту, которому срочно надо поговорить с донной Бранкой или донной Розой».
– Скажи ему, что мы сейчас очень заняты,– распорядилась Бранка.– Пусть оставит свой номер телефона, мы потом ему позвоним.
Зила отправилась выполнять указание, но сразу же вернулась:
– Он просил, чтобы вы позвонили ему срочно!
– Какая наглость! – возмутилась Бранка.
– Я же говорю: он требует свое и нас в покое не оставит,– сказала Роза, а Бранка, заметив любопытство на лице Зилы, грубо прикрикнула на служанку:
– А ты чего здесь стоишь? Уши развесила! Доложила и убирайся вон!
Зила, обидевшись, ушла. И в сердцах сказала Ромеу:
– Я не сомневаюсь, что арест Нанду – это дело рук доны Розы, а может, и доны Бранки!
– С чего ты взяла? – насторожился Ромеу.
– Да я уже давно их подозреваю. Знаешь, то одно услышишь, то другое… Может, мне поговорить с Миленой? Или Леу?..
– Надо бы, если наша госпожа так жестоко обошлась с парнем,– поддержал ее Ромеу.
– Все так, но я боюсь потерять работу,– вздохнула Зила.
– А ты поговори с Миленой. Она тебе до конца жизни будет благодарна.
– А дона Бранка до конца жизни будет меня преследовать!
– Эх ты, Зила! – укорил ее Ромеу.– Нанду незаслуженно томиться в тюрьме, Милена страдает, а ты дрожишь за свое место в этом доме. Наберись смелости!
Зила задумалась, но ненадолго: вновь позвонил Фаусту, и она пошла докладывать о его звонке Бранке.
– Какой же надоедливый тип! Это уже переходит все границы! – рассвирепела та.– Скажи ему, Зила, что я не желаю с ним разговаривать и пусть он не смеет больше сюда звонить!
Когда Зила вышла, Бранка продолжила, уже обращаясь к Розе:
– Почему он сюда звонит? Это не входило в мои планы!
– Я же тебе говорила, что он требует денег!
– Если так, то я буду вынуждена принять решительные меры. Не позволю, чтобы меня шантажировал какой-то нищий! Мне достаточно и Изабелл!
Поговорив с Розой еще какое-то время о том о сем, Бранка вполне успокоилась, но тут ее внимание привлек странный шум, доносившийся со двора. Она даже не успела толком прислушаться, как в гостиную ворвался Фаусту – собственной персоной. Вслед за ним вбежал запыхавшийся Ромеу.
– Я не пускал его, дона Бранка. Но он меня оттолкнул и прорвался…
– Ладно, иди, Ромеу. Я выясню, что нужно этому человеку,– сказала Бранка, понимая, что так просто Фаусту теперь отсюда не уйдет.
Зила же притаилась за дверью и максимально напрягла слух.
Слышно было не очень хорошо, но все же она поняла главное: гость до смерти напуган, к нему домой приходили Милена и Леонарду в сопровождении детектива, угрожали разоблачением, и если дело принимает такой оборот, то ему, Фаусту, нет резона покрывать всю компанию.
К тому времени Милена и Леонарду уже вернулись домой, и Бранка, испугавшись, что они могут увидеть здесь Фаусту, спешно пригласила его в кабинет.
Дальнейшего разговора Зила не смогла услышать, но ей и так уже все было ясно.
А Фаусту, войдя в кабинет, продолжал твердить то же самое: кто-то его выдал, иначе бы им не заинтересовались детективы.
– Этот тип, который ко мне приходил, прямо сказал, что его люди ведут самостоятельное расследование и обязательно докопаются до истины,– повторял он слова Тражану.– А я не собираюсь сидеть в тюрьме один!
– Ты думай, что несешь! – одернула его Бранка.– За риск тебе хорошо заплатили! Так что эти деньги все равно останутся в твоей семье, даже если тебе придется сесть в тюрьму.
– У меня серьезно болен сын. На его лечение нужны огромные деньги!
– Ладно, я оплачу это лечение,– пообещала Бранка.– А ты успокойся и не смей больше сюда звонить и уж тем более приходить. Так ты навлечешь подозрение на всех.
– Но мне нужны большие деньги! Вы это поняли? – добивался своего Фаусту.
– Поняла. Я очень хорошо тебя поняла! – с нескрываемым презрением взглянула на него Бранка.– Роза, проводи его, пожалуйста, через черный ход. А завтра отдашь ему деньги. Мне ведь еще надо их получить в банке.
Розе повезло: она проводила Фаусту к воротам, не столкнувшись ни с кем из членов семьи Моту. Однако этот маневр не укрылся от глаз Ромеу, о чем он и рассказал Зиле.
– Ну, теперь ты убедился, что тут не все чисто? – взволнованно подхватила она.– Они очень боялись, как бы этого Фаусту никто здесь не увидел. И я знаю, почему боялись! Господи, помоги бедному Нанду освободиться, чтобы мне не пришлось обо всем рассказывать сеньорите Милене!

+1

8

Глава 19.Недаром Мег так любила свою «младшенькую» – Инесс, хлопот с ней, даже учитывая свадьбу, было куда меньше, чем с Лаурой. Они с Тражану дни и ночи напролет думали, как сделать так, чтобы пожар, который распалила Лаура, обошелся без жертв. Вернее, с наименьшим количеством жертв.
Пока о беременности дочери она сказала только Бранке. Хотя та была в своих поступках человеком непредсказуемым и готова на все ради Марселу, приходилось полагаться на нее, как на самое заинтересованное лицо в делах своего семейства. Младшие Моту, Милена и Леу, похоже, были в курсе дела с самого начала и, естественно, не вмешивались, считая, что это личные проблемы Марселу и Лауры. Но правы они были только относительно – последствия этих проблем касались всех.
– Подростковая солидарность! – сердился Тражану.– От нее один шаг до подростковой преступности! Нет чтобы все рассказать родителям, посоветоваться! Вместо этого бегут к друзьям, у которых жизненного опыта кот наплакал!
– Вся беда в том, что наши дети ни в грош не ставят наш жизненный опыт. Им кажется, что они прекрасно знают, как им управиться со своими трудностями, и ничьи советы им не нужны,– со вздохом отозвалась Мег.– Лаура ведь добилась своего и верит, что будущий ребенок – лучшее средство завоевать Марселу окончательно. Если я начну ей объяснять, что ребенок никак не может быть средством, что стоит начать им пользоваться, а не любить и заботиться от души, то она сделаетнесчастными всех: себя, ребенка, еще одного ребенка, Марселу и Эдуарду, моя дочь мне скажет: «Хватит читать нотации!» И все пропустит мимо ушей!
Мег с Тражану лежали на своей широкой супружеской постели и вот уже которую ночь обсуждали любовный опыт своей обожаемой Лауры, напрочь позабыв о любовных объятиях.
– Я совсем не уверен, что она нас послушается и ни о чем не расскажет Марселу,– с таким же тяжелым вздохом отвечал муж. – Насколько я знаю свою дочь, а я ее хорошо знаю, она уже еле-еле сдерживаться, чтобы не проболтаться.
– Да. Такие новости распространяются как пожар, и Марселу уже наверняка почувствовал запах дыма,– согласилась Мег.
– Мне кажется, что тебе нужно будет поговорить с Эленой, как мать с матерью, как-никак дело касается Эдуарды, и у Элены такое же право быть в курсе событий, как и у Бранки.– Тражану притянул к себе жену и поцеловал.– Сколько же ложиться на твои плечи, дорогая.
– Ничего, они и не такое выдерживали, ты же знаешь.– Мег благодарно улыбнулась мужу.
Всю свою жизнь они шли рука об руку, а такое в этой жизни дорогого стоило, и разве удивительно, что точно таких же прочных отношений они желали своим дочерям?
– Но честно тебе признаюсь, что совсем не знаю, как буду говорить с Эленой,– задумчиво проговорила Мег.– Мы с ней не близкие подруги, и к тому же получается, что моя дочь борется с ее дочерью.
– Кому с этим и справиться, как не моей умнице! – Тражану еще раз поцеловал жену, и еще раз, и еще. В конце концов поток любви унес их от тех проблем, которые они так хотели бы, но все-таки никак не могли решить…
Эдуарда вернулась из Ангры счастливая. Она и не думала, что Марселу может быть таким внимательным, любящим, деликатным. Выходные она провела как в раю, и Элене радостно было заметить, как изменилась ее дочка: румяная, красивая, загоревшая, а глаза прямо-таки сияют.
– Марселу хочет, чтобы я переехала к нему прямо сейчас, и мы начнем все сначала! – поделилась ликующе Эдуарда.– Только… – Лицо ее приняло смущенное выражение, хотя глаза по-прежнему сияли,– когда я говорю с тобой о своей любви, я чувствую себя такой эгоисткой…
– Что ты такое говоришь, доченька?! – всплеснула руками Элена.– Люби себе на здоровье своего Марселу и будь счастлива! Не хватало только, чтобы ты переживала из-за меня!
– Я уверенна, что Атилиу к тебе вернется,– высказала Эдуарда свое заветное желание.
За время замужней жизни матери у нее сложились такое доверительные отношения с Атилиу, что временами он казался ей почти что отцом и уж, во всяком случае, добрым надежным старшим другом. К разладу отчима с матерью она относилась не как к стороннему делу именно потому, что ей совсем не хотелось лишиться той прочной опоры, которую она вдруг обрела в отчиме. Дядюшка Педру относился к ней иронически, мог подколоть, невольно обидеть. У него были сложные отношения и со своими детьми, и к молодому поколению он относился неоднозначно, а еще точнее, скептически. Собственно, дружеская привязанность к Атилиу была для Эдуарды первым безоблачным опытом взаимоотношений с мужчиной.
В словах дочери Элена увидела лишь дежурное желание ее утешить и поспешила все расставить по своим местам. К чему ей утешения? Она привыкла смотреть правде в глаза.
– У него уже есть другая, доченька. Он улетел в Сан-Паулу, в командировку, с Флавией.
–Да как она посмела? Лучшая подруга?! Компаньонка?! – для Эдуарды сообщение матери было просто шоком.– Это настоящее предательство! Атилиу?! Никогда бы не подумала, что он поведет себя как какой-то…
– Он – мужчина, а Флавия – женщина, вот и все.
Ей совсем не хотелось обсуждать этот вопрос с дочерью, не хотелось и омрачать такую счастливую, такую сияющую Эдуарду, но жизнь есть жизнь. К счастью, она вспомнила, что у нее в запасе есть приятный сюрприз для Эдуарды, который направит ее мысли совсем по-другому, более приятному руслу.
– У меня есть для тебя открытка,– сказала она и, порывшись в одном из ящиков, извлекла глянцевую открытку с Эйфелевой башней.
Эдуарда быстренько пробежала ее глазами.
«День клонился к вечеру,– читала она.– Золоченые улицы города окутывал вечерний сумрак, дул прохладный ветерок. Я вышел подышать свежим воздухом и на одном из мостов через Сену увидел танцующую девушку. Она была счастлива и чем-то походила на тебя. Этот образ навсегда сохранился в моей памяти, потому что Париж – волшебный город.
Сезар».
– Это от Сезара,– сказала Эдуарда матери и лишний раз удивилась, откуда он все про нее знает. Знает, когда она несчастна, когда счастлива… На губах ее вновь расцвела улыбка – да, она была счастлива, и неизмеримо больше, чем выходя замуж, потому что убедилась: Марселу любит ее по-настоящему, он уважает ее и ради того, чтобы им быть вместе, готов измениться.
Элена с понимающей улыбкой смотрела на Эдуарду. Счастливое время молодость! Страдание и радость всегда идут рука об руку, но в молодости могучее желание жить разметает в прах вчерашнее страдание, маня призраком лучезарного счастья.
Ее же окружали призраки прошлого страдания, помогая пережить и настоящее, нелегкое для нее время, обещая, что у нее достанет сил, чтобы справиться и с этим.
Разрыв с Атилиу причинял ей боль, но она ни в чем не винила ни его, ни свою подругу, прекрасно отдавая себе отчет в том, что сама разрывала связывающие их нити одну за другой. Вернее, нет, она разорвала их в тот трагический для ее дочери миг, когда та потеряла ребенка, и теперь счастливое лицо Эдуарды служило ей ктешением и подтверждением, что она поступила правильно.
Материнской любви свойственна жертвенность, и Элена надеялась, что принесенная ею жертва придаст прочность счастью дочери.
Она спокойно выслушивала упреки возмущенной Тадиньи, которая и за завтраком, и за ужином поносила Флавию, советуя Элене оттаскать соперницу за волосы.
– Она! Она всему причиной! – твердила Тадинья.– Бесстыжая она, другого слова для нее нет! Она ведь открыто предлагала себя твоему мужу, а ни один мужчина не откажется от такого предложения. Так уж они устроены, эти мужчины! И ты имей в виду это, голубка,– тут Тадинья повернулась к Эдуарде.
Эдуарда, представив себе Флавию и Атилиу, вновь закипела гневом.
— Пусть они мне на глаза не показываются, подлые бесчестные люди! Я никогда больше не взгляну в их сторону,– процедила она.
- Девочка моя! — Элена обняла свою дочь, самого близкого ей на свете человека. — Разве можно быть такой нетерпимой?
- Нетерпимой?  — Эдуарда взглянула на мать.  — Справедливой,  наверное, ты хочешь сказать?  Знаешь, у Бранки есть любопытное правило. Она мне как-то сказала: «Я никогда ни в ком не разочаровывалась, потому что не позволяла себе обольщаться». Мне кажется, она права.
- Нет, нет и еще раз нет! — горячо возразила Элена. — Невозможно жить без доверия к людям. Нужно всегда ве¬рить в лучшее, в то, что человек поймет свои ошибки и исправится! Разве ты не чувствовала себя обманутой?
- Да, и очень переживала, — согласилась Эдуарда.
- А теперь снова поверила Марселу. Поверила до та¬кой степени, что собираешься с ним жить. Так ведь? И правильно! Люди меняются... Надо в это верить.
— И все-таки эти двое поступили подло, — упрямо проговорила Эдуарда.
— Ты просто любишь меня, и тебе трудно примириться со случившимся,— целуя дочь, сказала Элена, — но это пройдет.
— Нет, я никогда их не прощу, — упрямо стояла на своем дочь, вспоминая, как бросилась она к Атилиу, наде¬ясь, что его размолвка с матерью — случайность, что после нее он будет искать примирения... Но измена, предатель¬ство? И кто? Атилиу. С кем? С Флавией. Неужели Мар¬селу был прав, когда не советовал ей переезжать в квартиру Атилиу?
— Тысяча женщин прошла через нее, — сказал он ей тогда.
Мысли Эдуарды вновь вернулись к Марселу. Она ви¬дела, чувствовала, что ее муж в самом деле очень изменился за последнее время. Их разлука не прошла для него даром, он понял, чего хочет от жизни, понял, как важна и дорога ему Эдуарда. Его взгляд, ласкающий, восхищенный, говорил об этом. Раньше их объединяла страсть, пылкое жела¬ние, а теперь что-то совсем-совсем другое — может быть, любовь?..

Глава 20.И вот день, которого с волнением и надеждой ждали Фернанду, Милена, Лидия, со злорадством Бранка и с заинтересованным сочувствующим любопытством многие друзья, наступил.
В зал суда набилось очень много народу, и все головы невольно поворачивались то налево, то направо — к двум женщинам, которые сидели с напряженными лицами, ничего не замечая вокруг, — к матери и невесте.
Бранка на первое заседание суда не пошла, отговорившись своей необыкновенной чувствительностью.
— Что-то я такой чувствительности за мамой не замечала, — не преминула ядовито заметить на ходу Милена, но ей было не до матери. Накануне она упросила отца пойти с ней, и Арналду согласился. Теперь она была рада, что с ней рядом сидит отец. Милена верила, что он поможет ей в трудную минуту.
Пока не ввели Фернанду, она не отрывала глаз от Аль-сиу, пытаясь понять, насколько он уверен в благополучном исходе процесса, но на невозмутимом лице адвоката прочесть что-нибудь, хорошее или дурное, было невозможно.
Наконец судья объявил:
— Введите обвиняемого Фернанду Гонзаго.
Лидия затаила дыхание, сердце у нее заколотилось. Она умоляюще взглянула на судью: неужели он не видит, что этот большой мальчик с таким добрым лицом, темными страдающими глазами и по-детски пухлыми губами не может быть торговцем наркотиками?
— Снимите наручники, — распорядился судья.
Сердце у Лидии забилось спокойнее: конечно, судья все видит. Почему он должен что-то иметь против ее мальчика?
— Прокуратура в лице прокурора выдвигает против Фернанду Гонзаго, у которого был найден наркотик кокаин в количестве пятидесяти граммов, обвинение по статье двенадцатой, — продолжал судья. — Обвиняемый! Подтверждаете ли вы этот факт?
— Нет, ваша честь.
Нанду был уверен в своей правоте, но обида за ту не¬справедливость, которой он подвергся, не могла не наделить его ответ напряженной страстностью.
Судья внимательно посмотрел на него: перевозбудимость? Эмоциональная неуравновешенность?
- Как тогда вы объясните тот факт, что в вашей сумке был найден наркотик? — спросил он.
- Я вижу две возможности, ваша честь. — Перейдя к делу, Нанду сразу успокоился и заговорил толково и обсто¬ятельно, как говорил обычно. — Первая: мне подсунули его еще на земле. В тот день у меня было очень много вылетов, я чувствовал себя усталым и дважды забывал свою сумку. Один раз в кабинете моего начальника Фаусту, второй раз — в раздевалке.
У Нанду было время на то, чтобы этот несчастный день припомнить в мельчайших подробностях. Он мог рассказать его минута за минутой, и чем дальше, тем больше подозрений внушал ему Фаусту. Чего стоило только его заявление о том, что он, Фернанду, всегда ведет себя подозрительно? Что у него странные знакомые и странные разговоры по телефону? Вот их разговор в кабинете был и вправду стран¬ным, потому что выяснять какие-то там планы накануне вылета было просто глупо. С другой стороны, он сказал о Нанду и добрые слова комиссару... И все-таки, дал бы Бог выйти на свободу, и он нашел бы о чем поговорить с Фаусту.
- Что касается раздевалки, то я просто не помню, кто там был, но человека два-три, это точно! — продолжал он. — Второе предположение: наркотик мне подсунули в воздухе —
один из пассажиров, когда все мы заметили полицейских на посадочной полосе.
- А вы заметили полицейских на посадочной полосе?
- Конечно. — Нанду даже улыбнулся. — Пассажиры мои забеспокоились, стали спрашивать, в чем там дело? Но я-то был совершенно спокоен. «Прилетим, узнаем», — отвечал я.  Если  бы наркотики были  мои, что мне мешало выкинуть сумку в окно до посадки? Или не сумку, а сверточек?
В зале зааплодировали — так убедительно защищал себя Нанду. По лицу Альсиу тоже было видно, что он доволен. Очевидно, они вместе продумали шаг за шагом все аргументы, которые будут говорить в пользу сеньора Гонзаго.
— Расскажите подробно, что было с вашей сумкой с тех пор, как вы вышли из дома, и до того момента, когда у вас ее забрал полицейский, — попросил судья.
Сделанное подследственным замечание в самом деле выглядело убедительно: нужно было быть круглым идиотом, чтобы, имея в сумке кокаин и заметив проверяющий полицейский патруль, не избавиться от наркотика. На идиота парень походил мало. Но с другой стороны, у него могли быть связи и в полиции.
— Собираясь на работу, — начал рассказывать Нанду, очень ярко представив себе тот беззаботный солнечный день, когда он собирался вот-вот расписаться с Миленой и думал об их новой квартире, — я положил в сумку то, что обыч¬но: расческу, записную книжку, бумажник, документы и две фотографии с магнитом, которые обычно креплю на панель управления — моей сестры и... моей девушки.
Нанду отыскал Милену в зале, и она вся подалась ему навстречу, влюбленные загляделись друг на друга.
- Продолжайте, — сухо предложил судья.
- С сумкой за плечами, она у меня крепится как рюкзачок, потому что на работу я езжу на мотоцикле, я сел на мотоцикл и поехал.
Он почувствовал упругий ветер, который бил ему в лицо на мосту, почувствовал, как ему недостает этого ветра, по¬том он опять повторил, где оставлял сумку, рассказал, как его обыскивали и как он был изумлен, когда у него нашли наркотик.
- Почему вы пытались бежать? — задал вопрос судья.
- Да не пытался я бежать! — сердито ответил Нанду. — Я просто не принял всерьез всю эту глупость: что меня могут арестовать и прочее. Я просто очень спешил домой. А уж когда на меня навалились, я посопротивлялся.
И, глядя на широкоплечего Фернанду, публика легко представила себе, как сопротивлялся этот парень.
— Если бы я тогда понял, что мне нужно отстаивать свою жизнь, я бы, наверное, сопротивлялся по-другому, — угрюмо добавил Нанду и тут же понял, что и сейчас онзащищает свою жизнь, что именно сейчас решается его судьба. И он торопливо заговорил: — Я предполагаю, что кто-то был заинтересован в том, чтобы навредить мне, и подложил наркотик на земле.
- Предполагая, что действие было направлено против вас, кого вы подозреваете? — осведомился судья.
- Сеньора Фаусту Рибейру, — выпалил Фернанду.
- А на каком основании? — поинтересовался судья.
- Он уже не раз устраивал мне неприятности, — горячо заговорил Нанду, — подстроил перевод в другой штат и даже угрожал мне!
- Как же он вам угрожал? — Судья уже было расположился к молодому человеку, но столь явное желание выгородить себя и потопить другого настораживало.
— Мы с ним поссорились, и он грозился мне отомстить. «А теперь ты мстишь ему», — отметил судья про себя. И задал следующий вопрос:
- Вы употребляете токсические вещества? Наркотики?
- Нет, ваша честь, никогда. Даже в школе я не пробовал наркотиков. И сейчас не пью, не курю.
На этом разговор с подследственным закончился, и начался допрос свидетелей.
«Фаусту на суд не явился, чем вызвал большое замешательство у Милены, Ведь было предпринято столько усилий, чтобы именно он дал показания. Больше всего она рассчитывала именно на него. Она терпеливо ждала, что, может быть, он еще появится.  Говорили друзья, соседи, знакомые. Хвалили Фернанду, вспоминали, какой он был всегда отзывчивый, обходительный.
— Он работяга, в мать. За чужой счет никогда не жил, — говорил один из соседей.
В целом картина складывалась благоприятная. Лидия с Миленой все с большим основанием надеялись на благопо¬лучный исход.
Но вот и последний свидетель, судебное заседание объявляется закрытым, а Фаусту нет как нет. Завтра заседание продолжится, и завтра же будет вынесен приговор.
Надежда теплилась во всех сердцах. Все расходились медленно, переговариваясь друг с другом.
Оставалось пережить ночь, и судьба Нанду будет решена...
По-разному ее пережили Нанду, Милена, Лидия и Бранка.
Нанду не спал, ему было не до сна. Он лежал и продумывал возможные варианты. Он верил в правосудие, верил в справедливость. Справедливость не могла не восторжествовать хотя бы потому, что он жил по ее законам и никогда никому не делал зла.
Но после того, что с ним случилось, после того как он, совершенно неповинный человек, оказался в тюрьме, он убедился, что зло и несчастье могут вторгнуться в твою жизнь и без видимой причины. Поэтому, продолжая верить в лучшее, он не мог с убежденностью сказать: завтра меня освободят, и по-другому быть не может!
Интуитивно он чувствовал, что может быть и по-другому. И как только мысль об этом, другом, исходе закрады¬валась к нему в сердце, им овладевала нестерпимая тоска. Разве случайно он выбрал профессию пилота? Он всегда рвался на простор, в небо. В море, в небе он чувствовал себя свободным и счастливым. Средой его обитания был простор. Один только Бог знает, как дались ему дни тюремного заключения — наручники, тюремный режим, постоянное наблюдение. Но он превозмогал все, думая о своих близких, — Милене, матери, сестренке, отчиме. Мечтая о дне грядущей свободы. Но если завтра зло вновь восторжествует? И ему предстоят еще долгие дни в заточении? Ему, который истосковался по Милене, по своим близким. Ему, который истосковался по своему городу и улице, где родился. По мосту, через который мчался на мотоцикле. По ветру, который бил в лицо. По себе свободному.
— Нет, лучше смерть, чем жизнь в заточении! — к такому выводу пришел Нанду с первым рассветным лучом.
Милену первый рассветный луч застал на балконе. Всю ночь она провела в полузабытьи, не заснув всерьез и не бодрствуя — она чувствовала Нанду возле себя, она представляла себе его объятия и поцелуи, она изнемогала от любви и неутоленной страсти. С первым лучом она вышла на балкон и звала начинающийся день, чтобы он наступил скорее, потому что он должен был вернуть ей Нанду, желанного, обожаемого, любимого...
Солнце пылало, и Милена чувствовала себя сродни этому пламенеющему, горячему светилу.
Бранка не заметила первого рассветного луча. Темные шторы в ее спальне были плотно задвинуты, а перед сном она приняла снотворное. Она должна была хорошенько выспаться, чтобы выглядеть как можно лучше.
Еще с вечера она продумала свой туалет — строгое черное платье, бриллиантовые серьги и больше никаких украшений. Она хотела выглядеть благородной вдовой, умеющей с достоинством нести свое горе. Она-то не сомневалась, что ей придется разделить горе своей дочери, выражать сочувствие Лидии, и приготовилась к траурной церемонии заранее. А спала очень крепко и сладко, но под утро начала видеть сны. Тяжелые сны, неприятные — ей снилась Изабелл в виде злобной черной птицы, она косилась черным круглым глазом и говорила:
— Я тебе отомщу за всех! Разорю твой дом! Разорю! Разорю!
Бранка старалась проснуться, чувствовала, что злобная птица — всего лишь сон, но никак не могла стряхнуть с себя тяжелую липкую одурь, которая мешала ей разлепить глаза и поднять с подушки голову. Так она и оставалась во власти злобной птицы – Изабелл до той поры, пока Зила не пришла будить ее с дымящейся чашкой ароматного кофе.
Увидев Зилу, Бранка с облегчением вздохнула. А потом с ликующей радостью в груди вспомнила, какой для нее сегодня счастливый день. Сегодня осуществится ее первый замысел по спасению семейного достояния. А затем она примется за Изабелл. И ее борьба завершится такой же ликующей победой. Поудобнее расположившись на шелковых подушках, Бранка с наслаждением отпила глоток душистого кофе.
Лидия всю ночь ворочалась с боку на бок. То ей хотелось, чтобы утро наступило как можно скорее, то она с испугом взглядывала на часы: куда же так торопится время? Она почти не сомневалась, что Нанду освободят, и, после мига ослепительнейшего счастья вновь погружалась в беспокойство и тревогу, потому что будущее сына казалось ей и сомнительным, и опасным. Положа руку на сердце, она боялась фантазий Милены. Она видела, понимала, что Милена — хорошая девушка, что сходит с ума по ее сыну, и даже сама успела к ней привязаться, жалела ее, сочувствовала. Но разве этого достаточно для прочного, надежного счастья? Нанду во всем послушен . взбалмошной избалованной Милене, а она, совсем не зная жизни, вовлечет его в какую-нибудь авантюру, которая плохо кончится. Вот ведь уговорила она его расписаться тайком, и какой получился скандал в ее семействе. Еще неизвестно, позволит ли Бранка дочери выходить замуж за Нанду после того, как он побывал в тюрьме. Она и до этого относилась к их браку неодобрительно, иначе зачем бы понадобились Милене все эти тайны? А что, если ей снова поговорить с Бранкой, раз они обе прекрасно понимают, что их детям не быть счастливыми вместе, и найти какой-то выход из этого положения? Дети их, конечно, не поблагодарят. Скорее возненавидят. Останутся их врагами, если узнают, что матери замышляли их разлуку.
Вот и ворочалась Лидия с боку на бок, раздумывая, как ей лучше поступить: то ли положиться на Господа Бога и терпеть, пока влюбленные сами не разбегутся, как разбежались Марселу и Эдуарда. Или все-таки вмешаться в судьбу детей, раз житейский опыт родителей подсказывает, что хорошего ждать от этого брака нечего?..

Глава 21.Так ничего и не надумав, с сухостью во рту и колотящимся от волнения сердцем встала Лидия в этот решающий день, напринималась лекарств и отвезла Сандринью к Кате с Алфреду.
Катя вызвалась ее проводить.
— Алфреду прекрасно справится с детьми, — сказала она.
Лидия не спорила. Конечно, с Катей, с Орестесом она чувствовала себя гораздо увереннее. Войдя в зал, она поздоровалась с величественной Бранкой, с Миленой, которая явно плохо спала ночью, нервничала и беспрестанно облизывала пересохшие губы, кивнула Арналду, Атилиу, Леу, благодаря за поддержку и внимание к сыну.
Всех их ждал сюрприз: секретарь суда объявил, что они продолжат допрос свидетелей, и первым вышел Фаусту.
Зал насторожился. Фаусту говорил ни на кого не глядя. Охарактеризовал Нанду как человека с двойным дном, скрытного и коварного.
— Я никогда не знал, чего от него ждать. Он постоянно нарушал график вылетов, прилетал в последнюю минуту, мне то и дело приходилось его заменять. Я думаю, это было связано с его второй деятельностью — наркоторговца. Очевидно, он использовал вертолет для своих побочных дел. Тот, кто дорожит рабочим местом как средством к существованию, не будет нарушать график. В качестве доказательства я представил суду маршрутные листы с заменами на протяжении последнего полугода.
Милена закусила губу, чтобы не разрыдаться, — кто как не она знала причину этих замен, — но ей же никто не поверит, она невеста!
—Подследственный сообщил о ваших неприязненных отношениях. Как вы их оцениваете? — задал вопрос судья.
— Личной неприязни у меня нет, — ответил Фаусту.
- Неправда! — выкрикнула с места Милена, но Фаусту и бровью не повел.
Но как должностное лицо, отвечающее за организацию труда, могу ли я хорошо относиться к такому работнику? Но даже в этом случае мне не в чем себя упрекнуть. Я шел на все, чтобы не увольнять его. Я перевел его в Сан-Паулу, считая, что молодой человек может одуматься и исправиться. И сейчас я не потерял надежды на его исправление и горячо надеюсь на наши исправительные учреждения — они помогут человеку, который споткнулся.
Закончив свои свидетельские показания, он сослался на занятость и покинул зал: свое дело он сделал.
Бранка внутренне ему аплодировала — удар был нанесен точно и в срок. И какой удар!
Лидия, слушая Фаусту, побледнела: Милена! Во всем виновата Милена! Она сбила с толку ее мальчика! Кто зво¬нил ему с утра до ночи? Кто подбивал на разные глупости?. Говорила же она ему: не связывайся с ней! Да разве кто мать послушает?
После Фаусту давал свидетельские показания Валтер, он очень хорошо говорил о Фернанду, высоко отзывался о его профессионализме. И все же чувствовалось, что показания Фаусту произвели соответствующее впечатление, атмосфера в зале неуловимо переменилась.
Со свидетельскими показаниями было покончено, и после небольшого перерыва начался собственно суд.
Первым выступил прокурор. Он вновь перечислил все факты, которые дают ему основание считать подследственного виновным, и свидетельские показания Фаусту были в его речи не на последнем месте. Обрисовав положение молодежи, увлекающейся наркотиками, он призвал суд вынести самое суровое наказание тому, кто способствует своими действиями этому трагическое положению.
Нанду сидел, обхватив голову руками. Почва уходила у него из-под ног, но не было привычных кнопок на пульте управления, чтобы почувствовать, что держат крылья.
После прокурора дали слово адвокату. Сеньор Альсиу недаром слыл блестящим защитником. Его речь была шедевром ораторского искусства, он дал блестящий портрет подследственного.
— Жизнь предоставляла подсудимому множество возможностей стать нарушителем закона. Рано лишившись отца, он мог оказаться под влиянием улицы, связаться с дурной компанией, промышлять мелким воровством, пить и курить, втянуться в наркотики и стать наркоманом. Сколько у нас перед глазами подобных примеров, трагических и печальных, — так начал адвокат Альсиу свою речь.
В ней он упомянул и благотворный пример матери, неутомимой труженицы Лидии Гонзаго, и неиспорченную натуру сына, которая дала ему возможность следовать этому примеру.
Нанду он описал как человека ответственного, заботливого, любящего, преданного своей семье, своим близким.
Больше того, Нанду — это человек, который умеет мечтать, а что еще важнее, умеющий претворять свои мечты в жизнь.
Если бы он рвался к деньгам, к разгульному образу жизни, то вряд ли бы выбрал для себя такой окольный для наркобизнеса путь, как профессия летчика, требующая немалых лет учения и хороших умственных способностей.
Адвокат говорил доказательно, логично и в конце своей речи потребовал не допускать несправедливости и отпустить подсудимого на свободу.
Суд удалился на совещание. В зале пошел нервный шумок.
— Встать! Суд идет! — раздались слова, которые из века в век внушали надежду и трепет.
Все встали и стоя выслушали приговор.
— По статье 59 Уголовного кодекса подсудимый приговаривается не к пятнадцати годам лишения свободы, а к трем, на основании того, что ранее не был судим и учитывая
веские доводы защиты, — произнес судья.
В зале послышался шум падения — нервы Лидии не выдержали, она потеряла сознание. Окружающие бросились к ней, стали приводить в чувство. Милена плакала. Бранка ее утешала.
— Какая несправедливость,— повторяла она, — какая несправедливость.
Говорила она это совершенно искренне, потому что не¬малой несправедливостью считала выплату таких бешеных денег всего за три года заключения. Ну хотя бы пять лет! А еще лучше десять.
Арналду, уже поговорив с адвокатом, подошел к дочери и повел ее к Альсиу. Бранка хотела было пойти вместе с ними, она должна была быть в курсе того, что собирался предпринять адвокат, но тут в нее буквально вцепилась пришедшая в чувство Лидия, и скрепя сердце, Бранке пришлось заняться ею.
- Я так вам сочувствую, ваше горе — это мое горе, — проговорила она, и что интересно: опять не лукавила, ведь обе они страстно не хотели того, чего хотели их дети.
- Молодежь всегда все хочет сделать по-своему, сколько раз я говорила Милене, что Олаву куда опытнее сеньора Альсиу, но разве они слушаются матери?.. — сетовала
Бранка.
- Но может быть, сеньор Олаву сможет теперь что-то сделать? — с рыданием спросила Лидия.
- Непременно с ним свяжусь, все ему расскажу, посоветуюсь. Как только выясню возможности, сразу же позвоню вам.
- Моего сына запрут в тюрьме с преступниками, — рыдала Лидия, — а он ведь ни в чем не виноват...
Атилиу и Орестес подошли к рыдающей Лидии. Орестес взял ее под руку, Атилиу, услышав, ее последние слова, принялся успокаивать:
— Пока он будет находиться все в том же полицейском участке, в своей камере. Приговор еще должна утвердить высшая инстанция. Но до этого адвокат успеет подать апелляцию.
Именно об апелляции и говорил Арналду с Альсиу.
— Я уверен, что, отправив дело на пересмотр, мы его выиграем, — уверенно говорил Альсиу Милене. — Ты же видишь, что срок уменьшили с пятнадцати до трех. Разве это не победа?
— Не знаю, — отвечала Милена. — Они же осудили невиновного! Все-таки осудили!
Она была в таком отчаянии, что Арналду даже испугал¬ся. Он не думал, что его дочь может до такой степени переживать из-за своего волосатика. Женщины все же непредсказуемые существа, со вздохом подумал он, гладя Милену по голове, словно она была еще совсем маленькой девочкой.
К Милене подошли Мег и Тражану.
— Мы тут вместо Лауры, девочка, — сказала Мег. — Она не смогла прийти, плохо себя почувствовала.
(Если говорить честно, то Лауре на вчерашнем заседании стало так плохо, ее так тошнило, что мать уговорила ее остаться сегодня дома, но при Арналду она всего этого говорить не стала.)
— Вот увидишь, все кончится благополучно, я тебе обещаю, — поддержал жену Тражану. — Мы не допустим, чтобы восторжествовала несправедливость.
Милена уже знала, что Тражану не бросал слов на ветер и говорил не просто для того, чтобы ее утешить, у него были свои способы воздействовать на ситуацию, для того чтобы добиться желаемых результатов, и она знала какие. Услышав обещание Тражану, она приободрилась.
- Вам не кажется, — обратился Тражану к адвокату, — что свидетель Фаусту сделал все, чтобы потопить вашего подзащитного?
- Именно так мне и кажется, — отвечал Альсиу, — больше того, я в этом уверен. И убежден, что во всем этом деле Фаусту — ключевая фигура. С самого начала он стал свидетельствовать против моего подзащитного. Когда началось следствие, он тут же уехал в отпуск, не желая принимать в нем участия. Мы долго его разыскивали и добивались
от него свидетельских показаний. Но он всячески сопротивлялся. У меня сложилось впечатление, что он чего-то опасается.
- Очень рад, что у нас с вами сходные впечатления, — улыбнулся Тражану. — Я думаю, что ему есть чего опасаться и в конце концов он расколется. Выше нос, девочка, еще не все потеряно!
Тражану знал, что говорил. Дело в том, что вот уже несколько дней специально нанятые им люди пытались усовестить Фаусту по телефону. Что за беда, если их увещевания были похожи на шантаж! Угрожающие голоса говорили в трубку:
— Фаусту! Ты знаешь, что за лжесвидетельство тебе грозят чистых пятнадцать лет! Одумайся, пока не поздно, парень! А то ведь и в тюрьме посидеть придется. Скажи,кто тебя нанял!
Сегодня на суде Тражану заметил, что Фаусту нервничает уже всерьез. Но было очевидно и другое: кто-то крепко держал его на крючке, иначе он бы давно уже раскололся. Ну да ничего, и не такие пасовали!
Увидев Атилиу, Тражану подошел и к нему и поблагодарил его за знакомство с Педру.
— Золотой человек! Мы уже сработались! Я даже не думал, что найду себе помощника, с которым мы понимаем друг друга с полуслова, — сказал он.
— Я так и думал, — кивнул Атилиу. Упоминание о Педру вело за собой мысль об Элене, а мысль об Элене всегда вызывала боль.
Бранка положила руку на рукав Атилиу, желая дать ему понять, что хочет, чтобы зал суда они покинули вместе, а сама продолжала говорить Лидии:
- Это вопиющая несправедливость, дона Лидия, но мужчины вообще несправедливы. Им нельзя верить. Я сама верю только в правосудие, да и то в небесное, потому что
здесь оно слепнет день ото дня!
- А я верю в правосудие на земле, дона Бранка, — горячо ответила Лидия. — И попадись мне тот несчаст¬ный, который помог моему сыну оказаться за решеткой,
я его убью!
На секунду Бранке сделалось нехорошо, такую твердую и сумрачную уверенность выражало лицо этой парикмахерши.
«А что? Ножницами... чик-чик — и все», — холодея, подумала она. Но тут же оборвала себя: что за глупость! И сказала:
– Ваша сила нужна сыну, дона Лидия. Мать страдает, но дети всегда должны видеть нас сильными. Они должны чувствовать нашу силу и верить нам.
- Спасибо, что вы пришли на суд,  — проговорила Лидия.
- Я пришла не только как мать Милены — вы ведь знаете, я никогда не одобряла связи моей дочери с вашим сыном. Я пришла просто как мать, у которой трое детей и которая всегда поймет боль другой матери.
Они пообещали друг другу созвониться и расстались. Лидия еще раз подумала, что не ошиблась в матери Милены и что молодежь подвергает себя множеству опасностей, если не слушается материнских советов.

+1

9

Глава 22. Но судьбе было угодно, чтобы Лидия выпила чашу страданий до дна, и она приготовила ей еще одно мучительное испытание.
Зазвонил мобильный телефон Кати, которая все это время не отходила от подруги, приводила ее в чувство нашатырем, доставала бумажные носовые платки, сострадая и помогая без лишних слов. Она взяла трубку. Звонил Алфреду, голосу него был хриплый, взволнованный:
— Пусть Лидия с Орестесом срочно едут в больницу. Сандру сбила машина, когда она переходила улицу.
Катя с ужасом посмотрела на Лидию: как же ей сказать такое? Да у нее язык не повернется... Мужчины с дурными известиями справляются лучше. Она поискала глазами Орестеса и подошла к нему.
Он побледнел, услышав страшное известие, но кто, как не он, знал мужественное сердце своей жены? Сандре нужна была ее помощь, и этого было достаточно, чтобы она обрела силы.
- Лидия! С Сандрой плохо! — сказал он ей.
- Едем! — ответила она.
Через полчаса они были в больнице в Нитерое. Сидящий в холле Алфреду рассказал им, как было дело. Он привез Сандру, она вышла из машины и начала переходить улицу. Несчастье произошло в один миг — вылетевшая из-за угла машина сбила девочку с ног. Падая, она ударилась головой о камень и, очевидно, получила сотрясение мозга. Девушки из парикмахерской немедленно вызвали «скорую помощь», и вот теперь малышка в реанимации...
Лидия побежала искать врача, чтобы поговорить с ним. Врач как мог успокоил ее, сказав, что состояние девочки не внушает серьезных опасений. Если ночь пройдет спокойно, то наутро ее переведут в палату, и тогда мать сможет ухаживать за ней. А пока родителям лучше всего отправиться домой и хорошенько отдохнуть — завтра может понадобиться их помощь.
— А если ночь пройдет неспокойно? — хотела и не могла спросить Лидия. Но она вняла голосу разума, послушалась врача, но пошла не домой, а в церковь, где горячо молилась за обоих своих детей, прося освободить невиновного из тюрьмы и взять, если понадобится, ее, материнскую, жизнь и продлить жизнь ее дочери Сандры.
После молитвы Лидия всегда чувствовала себя укрепленной душевно и физически и с новыми силами бралась за выпавшую на ее долю ношу страданий и бед.
Дома жену дожидался Орестес. В трудные минуты научился собираться и он. Все его мысли были о любимой дочке, он тоже по-своему молился, стремясь перелить в страдающую девочку всю свою жизненную энергию.
— Мы с тобой, — твердил он. — Ты чувствуешь, мы с тобой — твои мама и папа, — мы поможем тебе! Мы тебя вытащим!
В эти тревожные минуты он с особенной силой чувствовал могучую силу связи родителей с ребенком — силу, которая помогает ребенку бороться и выживать.
Невольно ему припомнилась Элена. Уже не один день он мучился от того, что нечаянно узнал тайну, и сейчас, в этот трудный час испытаний, он со всей ясностью понял: она не права, отказавшись от собственного сына, лишив его настоящего отца, мощной и действенной поддержки!
От жены у Орестеса не было тайн, он всегда и во всем привык с ней советоваться. Поэтому он не почувствовал себя предателем, когда поделился с Лидией тем, что ему открыл дневник Элены.   
— Как ты думаешь, как мне поступить? — спросил он, закончив рассказ.
Зная отзывчивость, искренность и душевное бескорыстие жены, Орестес не лукавил, когда просил у нее совета, он готов был ему последовать.
— Но это же чудовищно! — схватилась за голову Лидия. — Отказаться от своего сына! Обмануть своих близких! Мужа! Теперь я понимаю, почему от нее ушел Атилиу — разве могла она жить с ним в любви с таким камнем на душе? Уговори ее все рассказать Атилиу и Эдуарде. С утра до ночи я твержу своим детям — у лжи короткая жизнь! У лжи короткая жизнь!
- Боюсь, что разговор с Эленой ни к чему не приведет, — понурил голову Орестес. — Она меня и слушать не станет, как не слушала никогда.
- И напрасно! — рассердилась Лидия. — Когда нет своей головы на плечах, недурно послушать других людей, к тому же не самых глупых. Если Элена тебя не послушает,
открой сам всю правду Эдуарде. Ты ее отец, ты не имеешь права держать дочь в заблуждении.
- Всю силу родительской любви я понял только с Сандриньей, — покаянно произнес Орестес, — и поэтому чувствую себя перед Эдуардой виноватым...
– Ты любишь и свою старшую дочь, по крайней мере теперь, это я знаю точно. Пусть она почувствует, что ты доверяешь ей, любишь, гордишься, — настаивала Лидия. — Это Марселу задал ей неразрешимую задачу, поставив в зависимость их семейную жизнь от ее материнства. В твоих силах дать ей понять, как важна и дорога она сама по себе... Орестес понимал, что Лидия права, но не чувствовал, что именно он может помочь Эдуарде преодолеть те комплексы, которые могут у нее возникнуть, если она узнает правду. Безусловно, он должен был поговорить сначала с Эленой.
На следующий день с утра они с Лидией поехали в больницу. Состояние Сандры было еще тяжелым, но ее перевели в палату, и они склонились над фарфоровым личиком своей маленькой дочки, надеясь на то, что она откроет глаза и улыбнется им.
Сандра лежала неподвижно, неподвижной была ее рука на простыне, второй не было видно, неподвижным было личико.
Лидия взяла в свои руки эту маленькую неподвижную ручку и сказала:
- Вот так я и буду сидеть и молиться о ней и о Нанду.
- Я пойду и поговорю с Эленой. Может, у меня сейчас найдутся силы убедить ее, — сказал Орестес. — Груз этой тайны давит на меня, лишает душевной свободы...
Лидия молча кивнула. Она была спокойна — до тех пор, пока она держит свою девочку за руку, смерть не сможет ее увести.
Орестес заглянул в мастерскую Элены. Она сидела, склонившись над папкой с эскизами, и внимательно рассматривала их, откладывая одни влево, другие вправо. Орестес окликнул ее, поздоровался. Элена тяжело вздохнула. Вот уж кого она не хотела бы сейчас видеть! Особенно после того, как он посмел проникнуть в ее тайну. Причем так недостойно! Сурово глядя на него, она ждала, что он скажет.
— Я вижу, ты знаешь, о чем я хочу с тобой поговорить, — начал Орестес, желая как-то развеять возникшее напряжение. — Я долго думал, мучился и пришел к выводу, что Эдуарда должна знать правду. Сандринью сбила машина, она в тяжелом состоянии, и, глядя на нее, переживая за нее, страдая, я понял: Эдуарда, Атилиу должны знать правду...
Элена заломила руки.
— Господи! Помоги Сандринье! — произнесла она. — А что касается Эдуарды, то это тайна моя! Неужели ты не понимаешь, что, решившись на этот шаг, я спасла ей жизнь? Я отдала сына, чтобы она могла стать матерью. Я помогла ей! Я ее защитила!
— Невозможно защитить человека, солгав, — грустно сказал Орестес.
— А сколько раз лгал ты! — в глазах Элены загорелся давно забытый огонь обиды и возмущения.
— Поэтому я и говорю тебе это. Если бы я не лгал, мне бы не пришлось столько страдать и мучиться.  Ложь не защита, нельзя обмануть жизнь, нельзя обмануть Бога. Ты лишила защиты собственного ребенка. Если взрослая Эдуарда нуждается в защите, то разве можно защитить ее другим беззащитным существом?
Сколько мудрости было в печальном взгляде Орестеса!.. Может, он не многого добился в жизни, но чего-то все-таки добился — прозорливости сердца, которую дает жизненный опыт.
Элена пришла в замешательство, но тут же вновь стала доказывать свою правоту.
— Эдуарда мечтала стать матерью. Судьба не имела права так жестоко обойтись с ней. Я исправила ошибку судьбы!
— А теперь исправь свою ошибку, — настойчиво повторил Орестес. — Все в жизни поправимо. Не надо отнимать у нее ребенка, но правду она знать должна.
— Зачем?  — возмутилась Элена.  — Если ребенок станется с ней, то и вовсе незачем ничего рассказывать!
Орестес грустно покачал головой — с Эленой, похоже, разговаривать было бесполезно. Она не желала услышать того, что он ей внушал.
— Я бы никогда не сделал того, что сделала ты. У меня бы не хватило смелости. Но исправить твою ошибку у меня смелости хватит.
Орестес грустно простился и пошел к выходу. Зазвонил телефон, Орестес понял, что Элена разговаривает с Эдуардой.  Похоже, у дочки налаживалась семейная жизнь, и Марселу приглашал ее вместе с матерью поужинать. «Элена будет стоять до последнего, защищая свое решение», — таков был невеселый вывод Орестеса.
Он шел и думал об Атилиу, который был бы таким прекрасным отцом и сумел дать столько любви и нежности своему сыну. Мужчины не сразу созревают для отцовства, он это знал по собственному опыту. Но когда созревают!.. Как глупо и недальновидно поступила Элена!.. А он-то всегда считал ее такой умной женщиной... Мертвый холод разочарования проник в его сердце, где всегда пламенел огонек любви к Элене. Зато с какой счастливой благодарностью он подумал о Лидии и заторопился в больницу.
Лидия по-прежнему сидела у постели больной, Сандринья была по-прежнему неподвижной.
— Доктор сказал, что они будут решать, нужна ли ей операция, — тревожно зашептала мужу Лидия, словно говоря громко, могла разбудить девочку. — Ей тут делали уколы, анализы. Пока решили лечить сном. При травмах головы покой — самое главное.
Орестес сел рядом с Лидией и взял из ее рук ручку Сандриньи.
— Посиди отдохни, — сказал он жене. — Ты знаешь, что в отношении Сандры ты можешь на меня положиться.
Лидия кивнула: да, конечно, когда Орестес с Сандрой, она за нее спокойна, но сейчас ведь другой случай, сейчас они нужны дочке оба.
Молча, прижавшись друг к другу, сидели они и смотрели на больную, дыша с ней в лад, делясь с ней своей верой в жизнь.
Несколько минут спустя личико Сандры чуть-чуть порозовело. Она словно бы почувствовала присутствие отца и ту любовь, что пламенела в сердце Орестеса, которую он посылал ей, держа ее за руку.
Ресницы у нее затрепетали, глаза приоткрылись.
— Папа! — прозвенел ее голосок. — Я видела сияющего ангела! Он сказал мне, что Нанду скоро к нам вернется и не уедет больше никуда.
Глаза ее вновь закрылись, она вздохнула и задышала глубже и ровнее.
Лидия, уткнувшись в плечо Орестеса, плакала, а он сидел, обнимая жену за плечи, держа руку дочери, и чувствовал себя опорой своей семьи.

Глава 23.Роза позвонила Фаусту на аэродром по мобильному из машины.
— Встречаемся где обычно, — проворковала она, — я везу тебе подарочек.
Фаусту усмехнулся — с сеньорой Розой он встречался обычно в ее гараже, там она передавала ему деньги. Ну что ж, он заслужил свои денежки! Его выступление на суде можно было назвать образцовым. Только благодаря его свидетель¬ству парню и дали срок, а то ведь все шло к тому, что его оправдают. Так что гонорар он получит с удовольствием.
Фаусту тут же поехал на условленное место. Машину оставил за углом, до гаража дошел пешком. Роза только что подъехала, вошла в гараж и, увидев Фаусту, стала открывать сумочку. Но тут две могучие мужские фигуры загородили вход в гараж, защелкали фотоаппараты, замерцали вспышки. Застигнутые врасплох Фаусту и Роза метнулись
к выходу.
— Надвигаться! — раздалась команда. — Перекройте все подходы, — раздалась следующая.
Роза торопливо побежала к машине, ей удалось проскочить между ними. А может, ее выпустили? Она быстренько села за руль и включила газ.
— За ней следом! Быстро! — скомандовал тот же мужской голос.
Как видно, кто-то выехал за Розой следом. Фаусту приготовился защищаться не на жизнь, а на смерть.
- Ну что, красавчик? Сейчас мы с тобой поговорим. — К Фаусту придвинулся крепко сбитый парень.
- Что вам нужно? Вы не имеете права сюда входить! — сердито закричал Фаусту.
Парень насмешливо усмехнулся.
— Я же знал, что без тебя в этой грязной истории не обошлось. Это ведь ты подставил Фернанду? Комиссар будет доволен, что мы наконец тебя выследили. Поехали в участок!
– Только не в участок,– мгновенно возразил Фаусту.
Он помнил все свои давние и недавние грешки, и ему совсем не хотелось, чтобы они выплыли на поверхность. Он сообразил, что выследили его те самые парни, что вот уже несколько дней звонили и дергали его по телефону. Неужели они из полиции? Откуда они о нем прознали? И можно ли попробовать с ними договориться?..
– Если не в участок, то поедем к тебе домой, рядом с женой ты успокоишься и будешь сговорчивее,– предложил парень все с той же не хорошей улыбкой.
– У меня тяжело болен сын,– пробормотал Фаусту, совсем не желая, чтобы Ноэми ставили в курс его неблаговидных дел и разборок.– Мы поедем…
– Это мы решим, куда мы поедем,– прервал его парень, и из гаража они вышли, обнявшись, трое закадычных дружков, причем тот, что был посередине, невысокого роста, явно перепил, потому что приятели, обнимая, поддерживали его, почти несли.
Фаусту усадили в небольшую машину, которая стояла неподалеку, а потом помогли войти в пустой портовой ангар.
– Пытать будите?– нервно спросил Фаусту, когда его завели в ангар.
– Договоримся полюбовно,– ответил один из громил,– у тебя ведь есть дети? И у меня тоже. Я бы очень огорчился, если бы не увидел, какими они вырастут. Так что помоги нам, и ты поможешь себе. Мы знаем, что ты положил наркотики в сумку Фернанду. Сознайся добровольно, и все будет о’кей.
– Ложь! – стал возмущенно отпираться Фаусту.– Как вы смеете говорить мне такое?
– Смеем, потому что следили за каждым твоим шагом, записали на пленку все телефонные разговоры, проверили твои банковские счета. Ты неплохо разжился деньгами. С твоей зарплаты так не разгуляешься. Так что давай договариваться полюбовно!
– Это меня Валтер сдал?– угрюмо осведомился Фаусту.
– Это ты сам себя сдал. А если не хочешь говорить, то вон ребята тебе помогут.
За спиной коренастого парня маячили еще двое. Видно, тот, четвертый, что сидел в машине, и был заплечных дел мастером. Теперь он вышел и приближался к Фаусту.
Фаусту струсил.
– Я не сам все это придумал! – злобно огрызнулся он, глядя исподлобья на приближающихся парней.– Меня принудила дона Бранка Моту, она шантажировала меня через Розу. Хотя Нанду мне никогда не нравился, слишком вольно себя вел и много о себе понимал. Ничего! Теперь узнал, почем фунт лиха!
Парни стояли, нависая над Фаусту, и тот торопливо рассказывал, как его обработали и Бранка, и Роза, как Роза привезла наркотики, как он сунул их в сумку Нанду. Утверждал, что согласился из-за больного сына: мальчика нужно лечить! Тут его голос сорвался, и он крикнул, что не согласен один за всех отдуваться!
Коренастый парень, ухмыляясь, сказал:
— Вот и ладненько. Теперь можешь отправляться домой к своему сыночку.
Фаусту опешил: как это? Не может этого быть! Они что, задумали пристрелить его на улице?
Глядя на его растерянную физиономию, парни расхохотались.
— Спасибо за сведения, а что тебе дальше делать, мы сообщим по телефону. Знай одно: ты нам нужен живой и здоровый. Кто-то ведь  должен занять место  Нанду втюрьме.
Парни помахали Фаусту рукой и вышли из ангара.
— Ну и дерьмо! — сказал один из них. — Я думал, он так скоро не расколется. Хозяин будет доволен. Сейчас быстро нашлепаем фотографии и отвезем ему вместе с кассетой.
Пока парни занимались Фаусту, Роза успела добраться до Бранки и рассказать, что, когда она отдавала деньги, на них напали какие-то незнакомцы, скорее всего переодетые полицейские, сфотографировали их вместе, но она сумела сбежать, а Фаусту с ними остался.
— Он все расскажет! Я знаю его! Я не хочу, чтобы меня привлекли к суду, — плакала Роза. — Не хочу, чтобы мои фотографии появились в газетах!
- Да что ты? — издевательски протянула Бранка. — А мне-то казалось, что ты только и мечтаешь, что о фотографиях в газетах. Но если ты появишься под руку с мошенником, то, конечно, со светской карьерой тебе придется распрощаться!
- Придумай что-нибудь, Бранка! — умоляла Роза. — Спаси меня!
Она выглядела до того напуганной, что Бранке стало противно.
— Вот не знала, что ты из породы мокрых куриц! — сказала она с презрением. — Мне не нужна такая трусливая напарница. Вот увидишь, через полчаса я возьму ситуацию под контроль.
Роза затихла на диване, взяв стакан с холодным апель¬синовым соком.
— Тебе лучше выпить коньячку, — усмехнулась Бранка и, позвав Зилу, распорядилась принести им обеим по рюмке.
После коньяка Розе и впрямь стало легче.
— Поезжай домой, — распорядилась Бранка. — Когда будут новости, я тебе сообщу.
Роза кивнула и покорно пошла к двери, она была до того подавлена и растеряна, что Зила, провожая ее, не мог¬ла не отметить: наверное, ведьме крепко наступили на хвост. Дал бы Бог, чтобы кто-то вступился за Нанду!
Бранка не сразу дозвонилась Фаусту, сначала было занято, потом женский голос сказал, что его нет дома. Узнав, что она говорит с женой, Бранка попросила разрешения приехать. У нее к Ноэми очень важный разговор.
План действий родился у Бранки мгновенно. Пока она ехала к Фаусту, он был доведен до совершенства.
Такие женщины, как Бранка, всегда добиваются того, чего хотят. Жена Фаусту была не храбрее мужа, вдобавок ей не давала покоя мысль о больном сыне, да и муж никогда не бывал с ней откровенен, всегда изворачивался и темнил. Бранка явилась перед ней как ангел-воитель, несущий свет и справедливость.
Для начала Бранка открыла глаза несчастной Ноэми на то, что ее муж замешан в неблаговидных делах и им заинтересовалась полиция. Ей, Бранке, стало известно это от бывшего начальника вертолетного парка и от него же она узнала об их больном сыне и захотела помочь. Она готова отправить Ноэми с мальчиком в лучший санаторий Соединенных Штатов, где Мигела будут лечить и откуда он вернется совершенно здоровым, пока его папа будет сидеть в тюрьме.
Предложение было, мягко говоря, экстравагантным, но Бранка сумела подать его так естественно, что спустя чет¬верть часа оно казалось и Ноэми самым лучшим выходом для всей семьи.
Когда перепуганный Фаусту наконец добрался до дома, он увидел в гостиной Бранку и ему стало совсем нехорошо.
— Что вы тут делаете? — злобно прошипел он. — Зачем вы вмешиваете в свои грязные дела мою семью?
- Не груби! — неожиданно подала голос всегда молчаливая Ноэми. — Дона Бранка хочет помочь нам!
- Представляю, что это за помощь!  — проскрипел Фаусту.
- Твой ребенок будет лечиться в самом лучшем санатории, пора заняться его здоровьем всерьез, — проговори¬ла Бранка.
- А я? Где я в это время буду? — Фаусту понял, что ему грозит, и захлебнулся негодованием. — Я что, один буду расхлебывать эту кашу?
- Раз ты виноват и готов был подставить невиновного, а теперь попался, то отвечай, – заявила ему жена.
От злобного возмущения Фаусту на секунду онемел: эти две бабы мигом сговорились у него за спиной! Они готовы продать его! Выдать! А сами будут благоденствовать!
У Фаусту начиналась истерика отчаяния, еще секунда, и он будет все вокруг ломать и крушить, это было видно по его налившимся кровью глазам, рукам, сжавшимся в кулаки, перекошенному рту.
Ноэми тоже встала в позу — она готова была отстаивать ту радужную перспективу, которую нарисовала перед ней Бранка, посулив немалые деньги и лечение в санатории сына. Но больше всего ее устраивало то, что за все обещанные блага расплатится муж. Она была рада пожить несколько лет в комфорте и покое, не считая каждый грош и избавившись от деспотизма психопата-мужа.
— Если ты не расскажешь все сам, то вместо тебя пойду в полицию я! — угрожающе произнесла Ноэми.
Бранка встала между ними — ей нужен был договор, согласие Фаусту, а вовсе не семейный скандал.
— По-моему, Мигелу пора спать, — заявила она. — Ноэми, детка, уложите его, а мы тут пока побеседуем с вашим мужем.
Упоминание о сыне разом утихомирило супругов. Ноэми, взглянув на часы, всплеснула руками: как хорошо, что дона Бранка вернула их к действительности, мальчику нужно срочно давать лекарство. И она торопливо вышла из комнаты.
Фаусту приготовился защищаться. Он не собирался сдаваться за здорово живешь. Он свое дело сделал, пусть с ним расплатятся, как договаривались, и он исчезнет со всей семьей.
— Если бы ты не выдал меня, Фаусту, ты бы мог исчезнуть. Но я не позволю, чтобы трясли меня, а не тебя. Надо уметь проигрывать и платить по счету!  — сурово сказала Бранка. — Ты же выдал меня! Выдал? — Фаусту опустил голову. — Ну вот. Так что тебе только кажется, что я опять в выигрыше. Я тоже проиграла. Сейчас выйдет этот парень и начнет разорять мой дом, мою семью, и мне снова придется принимать охранительные меры. Ты подвел и меня, и себя своей неосторожностью, своей болтливостью. Я должна была бы наказать тебя, но я поступаю велико душно — за твое предательство я плачу деньги. Из тюрьмы ты выйдешь богатым человеком.
Бранка испытующе смотрела на сообщника. Фаусту вынужден был признать, что логика в ее словах есть. Мысль о неприятностях Бранки, как ни странно, его утешила. А тюрьма? Ее призрак и так все время маячил перед ним, заставляя психовать и нервничать. Теперь тюрьма выглядела своеобразным деловым предложением, и его следовало рассмотреть. С деньгами и в тюрьме можно было жить как на отдыхе. Смотря какие деньги.
- Сколько?  —  спросил он совсем другим тоном, прикидывая про себя, за какую сумму готов продать свою свободу.
- Я отдам причитающиеся тебе двести пятьдесят и добавлю еще триста, — предложила Бранка.
- Добавишь пятьсот,  — быстро сказал Фаусту.  — Это мое последнее слово. И тогда, если меня вызовут в полицию, я все возьму на себя.
- Идет, — кивнула Бранка. — Но честно тебе скажу, что я с радостью останусь при своих пятистах тысячах, и буду знать, что ты на свободе, а Нанду в тюрьме. Договор действителен для крайнего случая.
- Согласен, — кивнул Фаусту.
У него отлегло от сердца. События развивались так стремительно, что у него не было времени остановиться и задуматься. Но похоже, что и самый худший для него вариант будет небезнадежным. Пятьсот тысяч долларов — такая сумма, на которую они с Ноэми и больным Мигелом проживут безбедно до конца своих дней.
Даже жаль будет, если его не дернут.
Однако Фаусту мог не беспокоиться, Тражану не швырял денег на ветер. Вечером он сидел с Мег и слушал записанную кассету, смотрел фотографии. Выражение лица перепуганной Розы было глупейшим. Сиплый голос перепуганного Фаусту назвал как главное действующее лицо Бранку Моту.
Супруги переглянулись.
– Я знала, что Бранка — человек жестокий, но чтобы засадить невинного человека в тюрьму только из-за того, что он встречается с ее дочерью!.. Такого я и представить себе не могла, — потрясенно выговорила Мег. — Представляю, что она может натворить, если возьмется защищать Марселу...
- А ты не представляй, — ответил муж. — Отвечать за все придется Фаусту. Бабушку наших с тобой внуков мы трогать не будем.  Но я думаю, что она и сама об этом
позаботилась.
Тражану позвонил Альсиу и сообщил, что у него есть веские основания считать Фаусту виновным в том, что в сумке Нанду оказались наркотики. Однако доказательства получены не совсем законным способом, поэтому воспользоваться ими непосредственно они не могут, но зато, если теперь полиция потрясет Фаусту, он наверняка признает свою вину.
– Спасибо, Тражану, за помощь, — обрадовано вос¬кликнул Альсиу. — Как раз готовлю текст апелляции и потребую дополнительного допроса свидетеля Фаусту.
- Желаю успеха, — пожелал Тражану.
- Теперь я в нем не сомневаюсь! — ответил Альсиу.

Глава 24. Бранка имела гордый и неприступный вид, но внутри у нее все кипело от негодования и обиды. Все, что поначалу шло так удачно, разваливалось буквально на глазах. Еще несколько дней, и Нанду, от которого она так ловко было избавилась, выйдет на свободу, и Милена вновь заведет разговор о свадьбе. Да что там разговор?! Распишется, и дело с концом! С голодранцем. Нищим! Убыток номер один.
А Изабел? Нет, убыток номер один — это Изабел. Фернанду — номер два. А катящаяся в пропасть фирма, из которой ушел Атилиу, — номер три.
Теперь Бранка не видела для себя иного выхода, кроме раздела имущества. От чужих хищных рук нужно было спасти хотя бы свою долю! И немедленно получить от Арналду пятьсот тысяч долларов, которые она заплатит Фаусту за то, чтобы ее имя не трепали в полиции попусту, а главное, чтобы Милена не узнала, какую роль сыграла ее мать в осуждении Нанду, и не стала навек ее смертельным врагом.
Ну что ж, Бранка была готова начать борьбу за свои интересы против Изабел. В конце концов, на Нанду ей наплевать. Пусть Милена мыкает с ним горе, пусть живет, если хочет, в нищете! Бранка умывает руки.
Но Изабел Бранка выкинет из фирмы и не допустит утечки семейных денег. Арналду должен разделить их между женой и Марселу, а остальные своим своеволием и непослушанием заслужили кукиш с маслом. В раздражении Бранка позволяла себе простонародные выражения, а иногда куда более крепкие.
Она дождалась, пока Арналду спустится из своей спальни, позвала его к себе в будуар и. начала неприятный разговор.
— Мне нужно пятьсот тысяч долларов, — заявила она мужу с ходу с такой непринужденностью, будто просила несколько реалов на булавки. Арналду внутренне ахнул.
- Ну и аппетит! — произнес он. — Зачем тебе такая сумма? Мы не располагаем такими средствами.
- Понимаю, — медленно произнесла Бранка, — все средства, которыми мы располагаем, ты тратишь на любовницу. Ей не жалко и миллионов, а мне... Ну так знай,на что мне нужны деньги! Мне приходится спасать свою шкуру!..
И она с гордостью рассказала, как подвела под монастырь Нанду и как плохо внезапно обернулось дело.
Арналду не слишком удивился. Он успел неплохо изучить свою жену. Бранка всегда отличалась пристрастием к авантюрам и тем бесчувствием, которое позволяет задумывать их и осуществлять. Арналду это бесчувствие претило и раньше, а уж теперь, когда отношения у них окончательно испортились, оно ему было отвратительно. С Бранкой они уже не были теми надежными партнерами, которые из одного только чувства сообщничества всегда выручают друг друга. В общем, ему не слишком хотелось отваливать такие деньжищи Бранке, о чем он ей и сообщил.
— Я навредила какому-то жалкому пилотишке, — возмутилась она, — а ты обкрадываешь всю страну! Ты же переводишь деньги за границу с тем, чтобы не платить налогов! А знаешь, что за это бывает?
Арналду прекрасно это знал и поэтому действовал с максимальной осторожностью.
— Все, что у нас есть за границей, лежит на нашем с тобой общем счете, — напомнил он, пытаясь образумить жену. — И сумма совсем невелика. Минимум, который мы
отложили себе на старость.
— Невелика?   Неужели?  Значит,  Изабелл блефовала, когда трясла передо мной пачками переведенных счетов на сумму больше ста миллионов? Значит, мне не о чем волноваться, суд тебе не грозит, и я могу потребовать обратно драгоценности и квартиру, которую ты купил своей любовнице в обход интересов семьи, растранжирив наши денежки! Что ж, я охотно пойду на этот скандал, ты меня знаешь! Ни перед чем не остановлюсь и выведу Изабелл на чистую воду. А заодно и тебя вместе с ней.
Арналду знал, что Бранка способна и. не на такое, что она действительно ни перед чем не остановится, а посколь¬ку блефовал сейчас он, то он и задумался, как ему выйти из этого крайне неприятного положения.
— Изабел тут ни при чем, — сказал он. — У нее свои доходы, она все покупает на свои деньги. Если я ей что-то и дарил, то по мелочи.
Бранка задохнулась от бесстыдной лжи мужа.
- Я требую раздела имущества, — произнесла она, — я не хочу, чтобы меня и моих детей обкрадывали!
- Что за глупости, Бранка! — Арналду не был готов к разделу. Свой заграничный счет он лелеял, как садовник лелеет любимую оранжерею. Это был его рай, Эдем, почва,
питающая его фантазии, мечты и надежды. И вот в этот райский сад врывалась вихрем Бранка и начинала кромсать его и уродовать. Арналду мгновенно занял оборонительную позицию.
- Я не вижу необходимости дробить капитал, — сухо сказал он.
- А я вижу!  — продолжала наступать Бранка.  — Еще немного, и ты окончательно пустишь детей по миру. Я должна позаботиться об их интересах, и в первую очередь о
Марселу, который не щадя себя трудится в интересах семейной фирмы!
- Ну тогда уж большую часть нужно выделить Милене, — включился в разговор о детях Арналду, — она девочка, ей нужно в жизни иметь подспорье, когда она выйдет замуж...
- За голодранца! — чуть ли не взвизгнула Бранка. — Единственный благородный человек с аристократическими манерами в этом семействе — Марселу! Он и заслуживает большей доли! Остальные просто ничтожества, которые пошли в тебя и унаследовали твой вкус к помоечным знакомствам — что Милена, что Леу!
- Говоря о помоечных знакомствах, ты имеешь в виду себя? — Арналду разозлился всерьез и не мог не наступить Бранке на больную мозоль. — А если ты считаешь, что Марселу пошел исключительно в тебя, то я не вижу, откуда ему набраться такого уж аристократизма!
- Он пошел в своего отца! — гордо заявила Бранка.
- То есть ты хочешь сказать, что он не мой сын? — уточнил Арналду.
Бранка уже поняла, что сморозила страшную глупость. Она и раньше, желая побольнее уязвить мужа, намекала на то, что только мать может знать, кто отец ее детей, но никогда еще не заявляла об этом с такой откровенностью. Она тут же замяла этот разговор, продолжая настаивать на разделе. Арналду тоже не стал заострять внимание на сомнительном аргументе. Для него возникла угроза потери всего накопленного, иными словами, его лишали тех ослепи¬тельных возможностей, которыми он привык себя тешить и которые испробовал в поездке с Изабелл в Буэнос-Айрес. Бранка собиралась его лишить не денег, а могущества, покоя, защищенности. За это он готов был сражаться до последнего.
— Я не отказываюсь от раздела, — заявил он жене. — Мы посоветуемся, как это лучше сделать, с юристом. Мне не кажется, что имеет смысл выделять Марселу, всех своих
детей я люблю одинаково.
После схватки противники искали передышки, стремясь обдумать дальнейшие военные действия. Им было нужно перемирие, и они пошли друг другу навстречу.
- Конечно, к вопросу раздела мы с тобой еще вернемся, — согласилась Бранка, — но вот пятьсот тысяч я хотела бы получить как можно скорее.
- Я сейчас же займусь этим, посмотрю, каковы наши возможности, и сообщу тебе, — пообещал Арналду.
Внутренне он уже смирился с тем, что отдаст эту сумму Бранке. Он хотел выиграть время, утихомирить жену и предпринять кое-какие финансовые операции.
Бранку устроил ответ мужа. Когда он давал положи¬тельный, но несколько уклончивый ответ, он обычно выполнял обещанное.
Война была объявлена, и Бранка надеялась на успех. Первая победа была одержана.
Арналду поехал в офис, чтобы немедленно посовето¬ваться с Сейшасом, своим юристом и управляющим. Он не сомневался, что вместе они найдут приемлемый вариант, чтобы и волки были сыты, и овцы целы. Волком Арналду считал Бранку. Ему вдруг показались до боли обидными намеки Бранки на то, что дети могут быть не его. Впервые он задумался всерьез, а что если так оно и есть на самом деле? Им обоим приходилось время от времени закрывать глаза на взаимную неверность. Он считал это тем неизбежным компромиссом, без которого не живет ни одна семья, а они прожили бок о бок без малого двадцать пять лет. Но дети... Он всегда любил их, и когда думал о доме и семье, то в первую очередь вспоминал о них, к ним стремился, ради них работал... Иногда ради них терпел Бранку. Чаще был благодарен ей за них. Но если они были чужими детьми, или хотя бы один из них, тот же самый Марселу, кото¬рым он так гордился как своим первенцем — красавцем, умницей, своей правой рукой, то какой обидной и горькой становилась вся его жизнь. Выходило, что всю жизнь его эксплуатировала хищница, которую он вытащил из грязи.
В горькие минуты он вспоминал, что Бранка ему неровня, что он дал ей в жизни все — дом, деньги, положение в обществе...
Зато в хорошие минуты с благодарностью думал, что с помощью Бранки он не только удержал, но и преумножил, упрочил и дом, и капитал, и связи в обществе... Но сейчас обида чернила перед ним белый свет, и он знал одно: Бранка ему обязана всем и платит за добро черной неблагодарностью.
Пока он доехал до своего офиса, в голове у него сложился вполне приемлемый план, с помощью которого он мог разрешить возникшую проблему.
Никаких обязательств перед женой и чужими детьми он не чувствовал. Вернее, нет, чувствовал перёд Миленой. Арналду любил свою дочь, и она его любила, в ней он не сомневался.
Сейчас ему подскажет, как толково и правильно оформить задуманное с тем, чтобы потом комар носу не подточил.
Арналду вошел в офис, там было пусто и прохладно. После того как ушел Атилиу, Арналду особенно остро чув¬ствовал эту пустоту. На кого намекала Бранка, говоря о благородстве отца Марселу? Неужели на Атилиу? А что, вполне может быть. Она же всю жизнь его любила и не скрывала своей любви.
Думать об этом было неприятно, и Арналду перестал об этом думать.
Хорошо, что здесь так пустынно, тихо, прохладно. Марселу на очередном совещании, Изабел в банке, самое время вызвать Сейшаса. Арналду позвонил ему сам, попросил при¬ехать немедленно, а Пауле сказал:
- Пожалуйста, чашечку кофе и джин с тоником мне в кабинет. Когда приедет сеньор Сейшас, проведи его ко мне и больше никого не пускай.
- Поняла. А когда приедет сеньора Изабелл?
- Ее в первую очередь, — подчеркнул Арналду.
- Поняла, — еще раз кивнула Паула.
А про себя подумала: ох как нелегко ей будет справиться с сеньорой Изабелл. Да она сквозь стену пройдет, если ей понадобится. До чего же все-таки трудно сохранить место, когда в фирме два хозяина, и не знаешь, кого в первую очередь слушаться. Про себя она давным-давно решила слушаться в первую очередь Марселу, он самый перспективный из хозяев этой фирмы. А раз Марселу, значит, и Арналду. Изабел здесь как-никак сбоку припёка.

+1

10

Глава 25Сейшас приехал не так скоро, как ждал его Арналду. Наконец Паула провела его в кабинет.
- Что-то я тебя заждался, — проговорил Арналду и открыл бар, собираясь угостить юриста чем-нибудь холод¬неньким.
- Пробки на дороге, сам знаешь, — отвечал тот. — Что случилось? Почему такая срочность?
- Дело в том, — значительно начал Арналду и подвинул юристу джин с тоником, — что я хочу сбежать прежде, чем меня сцапают.
- Говори конкретнее, я не понимаю,  — откровенно признался Сейшас.
- Мои миллионы за границей перестали быть тайной и на мои денежки покушаются, — объяснил Арналду.
- Теперь понял: тебя вычислили налоговые службы.
- Гораздо хуже! Меня вычислила Бранка, а она куда прожорливее стервятников из налоговой. Вычислила и потребовала раздела имущества, дескать, дели все на пять
частей! Как ты сам понимаешь, я на дележку никогда не соглашусь! Собрать такие деньжищи и отдать за здорово живешь? Ну уж нет! — Арналду даже головой покрутил, показывая, что такой глупости не допустит.
-Хорошо. А что ты собираешься делать? — спросил Сейшас. — У тебя там целое состояние, и...
- Вот именно, — кивнул Арналду, — счета оформлены на мое имя и на имя Бранки. Теперь я хочу снять все деньги с этих счетов и перевести на другой, свой личный и еще более секретный. Это возможно?
- Разумеется. Счета открыты на твое имя, ты можешь обнулить их в любой момент, — пожал плечами Сейшас.
- И Бранка ничего не узнает? — Арналду представил себе разгневанное лицо жены и засмеялся от удовольствия. В гневе Бранка была похожа на валькирию, может, поэтому
она и любила гневаться? Вспыхивала она мгновенно, и в молодости Арналду смертельно боялся ее гневных вспышек, но с годами попривык, закалился и стал относиться к ним философски.
— Нет ничего тайного, что не стало бы явным,  — назидательно произнес Сейшас.
Он прекрасно знал Бранку и понимал, чем так озабочен Арналду: Бранка, если ей, грубо говоря, попадала шлея под хвост, удержу не знала.
– Если твоя жена обратится к какому-нибудь эксперту,  — продолжал он, наливая себе еще немного джина, тоника и кладя побольше льда, — то он в конце концов выяснит, где находятся твои денежки.  Но это потребует немало усилий. И вдобавок, если она получит сведения об этом после свершения банковских операций, то поделать ничего не сможет. И это будет то самое познание, которое умножает скорбь.
Мужчины понимающе улыбнулись друг другу. Они давно уже работали вместе, через руки Сейшаса прошло столько договоров, контрактов, банковских бумаг и счетов, что, наверное, только Изабел могла сравниться с ним в знании всех дел фирмы.
- Слушай! А как к этому отнесется твой директор? — поинтересовался Сейшас, вспомнив роскошную брюнетку, которая становилась все знойнее и обольстительнее. — Все переводы мы оформляли через нее, а сейчас...
- Ш-ш-ш,  — Арналду прижал палец к губам.  — Даже не упоминай ее имени. Она не должна ничего знать. Я ей больше не доверяю. Это она все рассказала Бранке, она меня шантажировала. Эти деньги ее не касаются. Она и так уже получила гораздо больше, чем заслуживает.
- Ну заслуживает она, по-моему, самого лучшего, — заметил Сейшас.
Изабел, с которой он довольно часто имел дело, восхищала его своими деловыми качествами и волновала как жен¬щина. Особенно в последнее время она стала неотразимой. В ней появился особый шарм, который придает женщинам только богатство.
Сейшас никогда по-настоящему богатым не был. Он был толковым юристом, получал всегда приличную зарплату в фирмах, был человеком состоятельным, но не больше. Поскольку отказывать себе в удобствах и комфорте он не любил, то не сумел пока ничего отложить на черный день. О будущем он не задумывался, чувствуя себя полным сил, не старым мужчиной. Хотя с некоторых пор стал вдруг мечтать о прочной связи, которая завершилась бы браком. Он подходил к тому возрасту, когда холостяцкая жизнь становится не столько удовольствием, сколько обузой, когда приедаются случайные девицы и не радуют доступные женские цветники, когда хочется найти себе достойную спутницу. Он стал приглядываться к зрелым женщинам, находя в них те достоинства, которыми еще не может обладать юность: уравновешенность, целеустремленность, уверенность в своих силах.
Отношение Арналду к Изабел показалось ему несправедливым. Впрочем, он не раз был свидетелем, как хозяева резко меняют отношение к своим сотрудникам, и не мог одобрять такие перемены.
Хотя его патрон переменил отношение не только к своим делам, коллегам, но и к семье... С ним явно что-то происходило, и его неуравновешенность внушала тревогу.
— Не будем сейчас об Изабел! — нетерпеливо прервал Сейшаса Арналду.
- Да, конечно, — тут же согласился юрист.  — Я принес все документы, которые ты просил. Итак, суммарно у тебя сейчас...
- Тише, тише!  — нервно прервал его Арналду.  — Молчи! Ради Бога, молчи! У этих стен есть уши, глаза, нос и рот! Я просто посмотрю!
- Конечно, конечно!
Сейшас придвинул к нему стопку документов, и Арналду торопливо и цепко принялся их просматривать. Результат удовлетворил его чрезвычайно, потому что лицо успокоилось, разгладилось, губы тронула довольная улыбка. Нет, он не зря прожил жизнь, много претерпел, много работал, но многого и достиг. Отложив бумаги в сторону, он вновь выглядел хозяином жизни, которому все подвласт¬но, и Сейшас, который знал, какая колоссальная сумма лежит на их семейном с Бранкой счету, этому не удивлялся.
— Ну так вот, узнай цены на приличный дом или квартиру, приличную, понимаешь? И положи эту сумму плюс двадцать — двадцать пять процентов на имя Милены Моту. Это будет ее приданое, рано или поздно она выйдет замуж. Нет, знаешь что? – Открой и еще один счет на ее имя и положи на него пару миллионов. Пока я не буду говорить ей о нем, но пусть будет на черный день. Она — девочка, с ней в жизни может быть всякое! А что касается остального, то оставь на моем совместном счету с Бранкой двадцать процентов от общей суммы, а остальные восемьдесят переведи на мой новый счет. Как по-твоему, это будет нормально?
Арналду с улыбкой сообщника смотрел на своего подчиненного.
– Ну еще бы! – отозвался подчиненный, а потом, немного помедлив, спросил: – Мы не первый год дружим, Арналду, поэтому я позволю себе поинтересоваться… – Он замялся.
– Что тебя интересует? Спрашивай, не стесняйся,– Арналду вновь чувствовал себя полновластным властелином и мог разрешить все на свете вопросы.– Между нами никогда не было тайн.
– Объясни, зачем ты это делаешь?
Арналду помолчал, готовясь впервые поделиться своим выношенным решением, которое из мечты становилось реальностью, превращалась в ближайшую перспективу, потом взглянул в глаза Сейшасу и сказал:
– Во-первых, я хочу обезопасить свое состояние, а во-вторых,– он опять помолчал и вдруг добавил зло и решительно,– я подам на развод и пошлю Бранку ко всем чертям!
Высказав наболевшее, он облегченно рассмеялся и получил от Сейшаса ответную улыбку.
Из-за двери доносилась женская перепалка: приехавшая из банка Изабел рвалась в кабинет Арналду, Пауле пока удавалось ей противостоять.
Изабел была не из тех, кого останавливают препятствия. Едва она услышала, что запрет распространяется и на нее, она стала прорываться в кабинет с удвоенной силой. Кто-кто, а она должна была быть в курсе всех происходящих событий!
Паула стояла на своем.
– Я не хотела вас обидеть,– вежливо, но твердо говорила она,– но сеньор Арналду просил никого не пускать. Ни-ко-го, в том числе и вас. Он – хозяин, и я исполняю его приказ.
– В этой богадельне никто не имеет права приказывать мне! – грозно заявила Изабел.– Ты что, забыла, что я – хозяйка твоего хозяина?
– И все-таки постарайтесь меня понять, сеньора Изабел,– настаивала на своем Паула.– Я не могу вас пустить, иначе я потеряю работу.
Изабел уже стояла у двери и шипела на Паулу:
– Ты и так ее потеряешь! Ты стала слишком наглой и много себе позволяешь! С теми, кто становится мне поперек дороги, я не церемонюсь! Так что связываться со мной не советую!
Неизвестно, что бы пришлось пережить бедной Пауле, если бы Арналду не открыл дверь кабинета. Переговоры они закончили, и попусту подогревать раздражение вернувшейся Изабел, чей голос он слышал из-за двери, он не хотел.
— Рад тебя видеть, дорогая, — провозгласил он. — Паула! Три чашечки кофе в кабинет, пожалуйста!
Изабел была уже в кабинете.
— А-а, и ты тут, Сейшас! — со значением протянула она.
- Дружеский визит, пятиминутная болтовня, — поспешно проговорил Арналду.
- Скорее, настоящий мужской разговор, раз ты не хотел, чтобы я вам мешала, — кокетливо сказала Изабел.
Она мгновенно поняла, что Арналду что-то задумал, и, желая выведать задуманное, не хотела настораживать ни своего любовника, ни Сейшаса. Обычно все дела они решали втроем, но теперь Арналду задумал что-то от нее скрыть. Изабел улыбнулась при этой мысли. Бедный простак Арналду! Разве это возможно?
Она ослепительно улыбнулась и предложила:
— Почему бы нам всем вместе не пообедать? Я голодна как волк! Думаю, что и вы не обедали.
Арналду охотно поднялся из-за стола, Сейшас хотел было отказаться: ему ведь предстояло срочно заняться делами. Он получил очень важное задание. Но Изабел посмотрела на него — в ее взгляде промелькнули сначала такое искреннее огорчение и разочарование, потом просьба, чуть ли не мольба, что польщенный Сейшас не смог устоять. Он вежливо наклонил голову и сказал:
— С вами хоть на край света!
«Ну что ж, может, так оно и будет», — подумала с удовлетворением Изабел, но в ответ только загадочно улыбнулась.

Глава 26.Бранка не ошиблась в Арналду: буквально через несколько дней он вручил ей деньги, но пока двести пятьдесят тысяч, пообещав в скором времени остальное. Бранка отвезла их Фаусту и успела как нельзя вовремя, потому что спустя день после ее визита Фаусту вызвали в полицейское управление. После апелляции Альсиу дело было назначено на пересмотр.
Вызванный свидетель Фаусту на этот раз не стал отпираться. Объяснив свое признание угрызениями совести, он чистосердечно рассказал, как подложил в сумку своего подчиненного Фернанду наркотики, когда тот оставил ее в кабинете.
— Я хотел его проучить, чтобы не слишком задавался, — такой мотив он выдвинул в качестве объяснения своего поступка.
Однако следствие заинтересовалось, откуда Фаусту взял наркотик и не занимается ли он наркобизнесом.
В полиции работали люди опытные, сомнений в том, что Фернанду Гонзаго попал к ним случайно, у них не было, но вместе с тем позволить безнаказанно таскать в сумке такое количество наркотиков они не могли. Вдобавок была надежда, что кто-то в этом деле появится еще. И вот появился Фаусту. Теперь нужно было хорошенько прощупать его.
Нанду следственные органы отпустили с легкой душой, пожелав ему счастливой жизни.
— У тебя, видно, крепкие друзья, парень, — сказал ему комиссар,  прощаясь.  —  Видишь,  как подсуетились, замену прислали, а мог бы ведь и срок отсидеть!   
Фернанду уже и не верил своему счастью. Если поначалу он кипел жаждой мести, не сомневался, что подаст в суд на обидчика — Фаусту, то теперь искренне желал, чтобы с ним обошлись помягче. Да, он заслуживает наказания, но пусть оно будет нечрезмерным.
—Ты-то телок, а он — гусь, — словно прочитав его мысли, сказал комиссар,  — и мы с ним соответственно разберемся.
Нанду уже летел по коридору, спеша к выходу. Господи! Да может ли быть такое счастье?! Идти куда глаза глядят, обнять Милену, войти в свой дом, увидеть мать, Сандру, Орестеса! Сесть за стол и есть, что захочется. Спать в своей кровати! А небо? А море?
Удивительно ли, что на глазах у Нанду выступили слезы, когда он прижал к себе Милену, Она дежурила у ворот с раннего утра, потому что накануне Альсиу предупредил ее: возможно, завтра Нанду отпустят.
- Никто не в курсе, что ты на свободе! Мы устроим твоим колоссальный сюрприз, — прошептала прямо в ухо возлюбленному Милена.
- Только чуточку попозже, — ответил он ей, — а сейчас... Да?
- Да! Да! Да! — отвечала Милена, уже спеша к машине и дрожащими руками открывая дверцу.
Они прожили бы еще и месяц в разлуке, и год, и три, мечтая, говоря по телефону, видя сны, но сейчас даже минута, отнятая у них, казалась им смертью или преступлением.
Спустя десять минут они были в гостинице в объятиях друг друга. Потом, только потом Милена могла поделиться с другими своим Нанду. Потом, только потом Нанду мог встретиться с матерью, сестренкой, отчимом. Сейчас во всем мире существовали только они двое, любящие, жаждущие, ненасытные...
Не сердись на них, Лидия, неистовая мать, — так устроен мир...
Влюбленные очнулись, когда солнце уже начало клониться к закату. Они были сыты и словно налиты сонной водой блаженства. Движения их были неторопливы. Теперь они были готовы любить и всех остальных.
Не спеша Милена с Нанду ехали в Нитерой. Дорогой они накупили всевозможных лакомств для Сандры, а заодно и для всех остальных.
Лидия разрыдалась, бросившись в объятия Нанду, а он обнимал ее и не мешал выплакаться. Сандра повисла у него на шее, другой рукой он обнял сестренку и стоял, замерев, насыщаясь родственной нежностью и теплом.
Милена, стоя рядом с Орестесом, смотрела на них, радуясь и сопереживая.
Потом настала очередь и Орестеса поздравить Фернанду с возвращением в родной дом.
— Сандра с утра говорила, что нужно для Нанду испечь пирожки! — улыбаясь сквозь слезы, говорила Лидия.
Она поглядывала на дочь даже с некоторым испугом — может, Сандра и в самом деле видит ангелов? Вот уже несколько дней Сандра была дома, чувствовала себя хорошо, только пока держали ее на щадящем режиме, не разрешая бегать и прыгать.
Какой веселой и радостной была их совместная трапеза! Нанду и Милена радовали Лидию отменным аппетитом, а все семейство радовало Нанду новостями.
— Представляешь, Педру, брат Элены, устроил меня к себе работать завхозом. Он занимается супермаркетами, у них там большие продовольственные склады, и все они в моем ведении, так что я теперь большой человек, — от души хвастался Орестес.
Похвальба его была детской, он просто не знал, как выразить переполнявшую его радость, от этой радости он готов был прыгать до потолка, но не прыгал, а рассказывал, каким большим и важным человеком стал.
Лидия поглядывала на мужа с гордостью — она никогда не сомневалась, что Орестес найдет себе достойное применение. Ведь если она сердилась на него за поиски работы, то только потому, что он соглашался на работу бросовую, мало себя ценил.
— Он насовсем перебрался из Сан-Паулу, — продолжал Орестес повествование о своем благодетеле,  брате Элены. — И даже жениться, кажется, собрался. На соседке Элены, очень приятной женщине. Сирлея ее, кажется, зовут.
Никому здесь не было дела до соседки Элены, но Орестес перебросил удобный мостик к тому, что так волновало Лидию.
— Небось, и вы снова скоро о женитьбе заговорите, — подхватила она. — Теперь уж не стоит все делать тайком. Уж лучше отпраздновать настоящую свадьбу, как все делают в Нитерое — обвенчаться сначала в церкви, расписаться в мэрии,  а потом повеселиться от души,  как у нас положено. Даже твоя Элена, — тут Лидия посмотрела на мужа, — свадебный пирог на улице резала и всех им оделяла, когда замуж за Атилиу выходила. Так уж у нас положено, и нельзя с этим не считаться.
Облачко грусти набежало на лицо Орестеса при воспоминании, как печально закончилось замужество Элены. Пока он не стал открывать тайну Элены Эдуарде — слишком уж Элена была печальной, а Эдуарда счастливой. Но рано "или поздно ему придется это сделать.
- Я согласна! — первой откликнулась на слова Лидии Милена. — Теперь уж мы торопиться не будем. Подготовимся как следует.
Конечно, на хорошую свадьбу нужно денег побольше прикопить. Походите пока женихом и невестой, — обрадовалась Лидия. — Пусть уж все будет как у людей: обручение, жениховство, потом свадьба. Не щенята же вы подзаборные.
Нанду с Миленой рассмеялись.
— И дона Бранка, как увидит, что у вас все путем идет, тоже сменит гнев на милость, вот и будете жить по-хорошему. А без материнского благословения жизнь не может заладиться, это я вам точно говорю.
Лидия и представить себе не могла, что за одним подарком судьбы — освобождением Нанду — последует и второй — возможность женить сына по-хорошему, по-настоящему.
«Не зря я денно и нощно молилась Божьей Матери, — думала она, — сначала Фаусту раскаялся, замучили его угрызения совести, а теперь Она и детей вразумила, наставила на путь истинный! Слава тебе, Пресвятая Дева Мария! Слава Тебе, Господи!»
А Милена уже была вся в земных хлопотах.
- Завтра у нас показ мод, я надеюсь, ты выйдешь на подиум? — тихонько спрашивала она Нанду. — Но только если хочешь, а если нет, то в следующий раз. Посмотришь, как работает Эдуарда, она тоже решила попробовать, и еще Женезиу, он — садовник.
- Сначала я бы хотел сесть в вертолет! — откликнулся Нанду. — Если бы вы только знали, мои дорогие, как я соскучился по работе!
Сандра удивленно посмотрела на брата, и он тут же прикусил язык.
- Без вас соскучился, я имею в виду, — поправился он.
- А может, ты болел, и очень серьезно, а вовсе не летал в Сан-Паулу, как мне говорили? — спросила она. — Я чувствовала, что тебе очень плохо, мне даже казалось, что ты умер, а мама не хочет мне об этом говорить. И я болела оттого, что ты лежал при смерти.
Потрясенные, все молча смотрели на девочку. Сандра и впрямь была каким-то чудом! Лидия торопливо перекрестила дочку и пообещала поставить свечку побольше Пресвятой Деве Марии, чтобы получше присматривала за Сандриньей, а то, неровен час, не случилось бы чего!
Сандра рассмеялась.
— Но теперь все будет хорошо, вот увидите! Я чувствую, все будет хорошо. И Милена с Нанду будут счастливы, и папа с мамой.
Все опять суеверно примолкли, мысленно пожелав, чтобы устами младенца глаголила истина.
После ужина Лидия стала отправлять Сандру спать.
- Ты ведь останешься с нами, Нанду? — спросила девочка. — Ты ведь никуда не уедешь?
- Никуда, — твердо и счастливо ответил Нанду, — наоборот, как только ты ляжешь, я приду к тебе и пожелаю спокойной ночи.
Сандра отправилась чистить зубы, Лидия побежала стелить сыну постель. Она летала по дому как на крыльях – сколько ночей она проплакала, дожидаясь его! И вот теперь он опять с ней, под ее крылышком. Она почувствовала благодарность к Милене за то, что та не торопится со свадьбой, не отнимает у нее сына. А там потихоньку-полегоньку Лидия попривыкнет, смирится и сама ей его отдаст...
Нанду пожелал Сандре спокойной ночи и пошел проводить Милену, побродить с ней немного по родному городу. Зрение его будто обострилось во сто крат после сидения в одиночке — он замечал все: листья, ворсинки на листьях, узор ограды, цвет крылечка у соседнего дома. Мир будто углубился, стал неисчерпаемым в изобилии всего, что в нем существовало. Нанду видел, ощущал это изобилие, радовался ему, наслаждался им.
Они с Миленой брели рука об руку по улице, освещенной фонарями, Нанду жадно смотрел вокруг, на встречных; а Милена, прижимаясь к его плечу, замирала в счастливой истоме.
Они будут вместе всегда-всегда, — думала она. Больше никто его у нее не отнимет. Только смерть. Но они умрут в один день.

Глава 27.На показ мод в магазин Милены и Лауры пришли в этот день и те, кто совсем не интересовался показом мужского белья, пришли, чтобы увидеть Нанду, порадоваться его освобождению Милена устроила в этот день еще один небольшой сюрприз — демонстрацию женских купальников, показывали их Наталья и Эдуарда, а мужские — Нанду и Женезиу. Нужно было видеть это шоу — красавцы-атлеты и тоненькие хрупкие девушки, торжество мужской силы и женского изящества. Публика ревела от восторга.
— Я уверена, что завтра у меня все раскупят, — сказала она Леу, который пригласил с собой на показ мод и Катарину.
Милена обратила внимание, что публика узнает Катарину, которая снималась в рекламных роликах для телевидения.
— Приходи к нам чаще, — улыбнулась она девушке, — ты делаешь рекламу нашему магазину.
— Я с удовольствием, — отозвалась счастливая Кати, глядя обожающим взглядом на Леу.
Ее восхищало в нем все; мягкость, интеллигентность, любовь к стихам и то, что он так много умеет. Все парни, с которыми она была знакома, тащили ее сначала в бар, а потом на танцы, норовили прижаться потеснее и поцеловать, а то и затащить в постель. Катарина ставила их на место, потому что еще не встретила своего парня, но флиртовала охотно. Так они и проводили время то на пляже, то на танцах, и это было естественно и нормально. Но Леу — Леу был совсем другим. Больше всего Катарину поразило, что он считает ее такой же умной, как он сам: он давал ей книги, интересовался ее мнением. А когда читал стихи, то глаза у него сияли, и не было никого на свете красивее его! Он сразу начал ее учить водить машину. Глядя на их упражнения перед домом, Бранка пренебрежительно сказала:
— Если девушка разобьет машину, то заплатит нам по полной стоимости.
Кати сразу смутилась, но Леу успокоил ее:
— Я еще научу тебя ездить на лошади и играть в теннис. Ты же снимаешься, тебе все это пригодится!
Родригу тоже читал книги, но он постоянно высмеивал Катарину, показывал, что он умнее ее, начитаннее, смеялся над тем, как она одевается, над ее манерами, потом вдруг говорил, что жить без нее не может, и дико ревновал. Разве можно сравнить с ним Леу?
Родригу, увидев Кати и Леу вместе, больше уже не ревновал. Он понял, что она его просто не услышит, не заметит, что он перестал для нее существовать, ревнуй не ревнуй.
Ему стало пусто и тошно, и он потихоньку направился к выходу — что ему было делать на этом празднике жизни, где все толпились вокруг вернувшегося Нанду?
— Родригу! Ты куда? — окликнула его Наталья, красотка с подиума. — Погулять? Возьми меня с собой! Мне вдруг тут стало так душно!
«Вот еще навязалась на мою голову»— буркнул про себя Родригу, но почувствовал себя и польщенным, и утешенным.
Никто не заметил их ухода, все и в самом деле толпились вокруг Милены и Нанду. Вышло так, что за то время, которое Нанду провел под следствием, все друзья Милены так переживали за его судьбу, принимали в нем столько участия, что он уже стал своим, и никого больше не удивлял выбор Милены и то, что они вместе. Все относились к нему как к ее жениху, он стал своим в той среде, где еще совсем недавно слыл чужаком.
Арналду шутил с ним и хлопал его по плечу.
- Я же говорил тебе, что мы с Альсиу еще не проиграли ни одного дела! — говорил он. — Но под венец ты пойдешь только подстриженным.
-Ты видишь, что теперь мы можем не спешить и все сделать, как хочет твоя мама, — шепнула ему Милена. — Глядишь, и моя матушка дозреет.
- Да, теперь нам некуда торопиться, разве только завтра в Ангру, — счастливо улыбнулся Нанду, представляя, как он поднимает в небо свой вертолет.
Надежда, что переменится и Бранка, у Милены появилась не случайно, она так мило беседовала с Нанду, что все вокруг только диву давались.
— Ты посмотри, ведет себя как ни в чем не бывало, как будто она здесь ни при чем, — шепнула Мег мужу, глядя на Бранку.
Мег с большим трудом удалось уговорить Лауру остаться дома. Она бы и не осталась никогда, но уж больно ее тошнило. А Мег, глядя на Бранку, понимала, как осторожно и продуманно нужно вести себя Лауре, если она не хочет навредить себе и будущему ребенку, потому что если Бранка возьмется защищать своего любимца Марселу, то она и не такое еще натворит. Теперь Мег знала точно: Бранка — человек опасный, но они должны оставаться с ней в хороших отношениях, как-никак у них будет общий внук, а не¬винный младенец ни в чем ведь не виноват.
— Ох, Лаура, Лаура! — горько вздохнула Мег. — Сколько бед она натворила!
В тяжелую минуту она упрекала дочь:
— И у тебя могла бы быть счастливая жизнь, если бы ты не приставала к женатому мужчине. Ты во всем сама виновата!
Но разве ей что-нибудь внушишь, этой упрямице? Теперь нужно только следить в оба, чтобы она еще чего-нибудь не выкинула.
Наблюдая за Марселу и Эдуардой, Мег лишний раз убеждалась в слепоте дочери. Сколько бы ни твердила Лаура, что Марселу, сам того не подозревая, любит только ее, она ошибалась. Марселу любил свою жену, был от нее без ума, ради нее был готов на все. И Мег опять пожалела свою непутевую дочь, а еще больше своего внука или внучку, над головой невинного младенца с самого начала будут громыхать ссоры и распри. Их и хотела избежать Мег, действуя с умом и осторожностью, умеряя пыл ослепленной Лауры, привлекая на свою сторону Бранку, не раздражая лишний раз Марселу.
А Марселу? Если бы ему еще месяц назад сказали, что он согласится, чтобы его жена вышла на подиум, он бы рассмеялся болтуну в лицо. Или двинул бы его покрепче, чтобы не трепался попусту. Но за последнее время многое с ним случилось, сердце у него стало более зорким, сам он переменился и на многое смотрел другими глазами. Вот и сейчас, глядя на Эдуарду, он радовался не ее красоте, а ее радости. Она казалась задорной девчонкой, какой не была еще никогда. В ней откуда-то взялись беззаботность и озорство, и после показа она принялась приплясывать, а Марселу, уловив ритм, подхватил ее, и они стали радостно отплясывать вместе. Поначалу она его проверяла — частила, медлила, выкидывала неожиданные коленца, но он мгновенно подстраивался к ней. «Я с тобой, я знаю тебя, понимаю», — твердил он каждым своим движением, и вот он уже почувствовал ее доверие, благодарность, она больше не испытывала его, а отдалась какой-то своей внутренней музыке, и они поплыли вместе.
А когда остановились, изумленные возможностью такого полного взаимного лада, Марселу сказал:
— Второй наш медовый месяц мы проведем в Венеции! Завтра же беру билеты!
Эдуарда, глядя ему в глаза, улыбнулась с простодушной детской радостью. Она будто сбросила с себя панцирь, с которым не расставалась, боясь всего на свете, из-за которого держалась так чопорно, и теперь наслаждалась свободой. Она была другой, и по-другому любил и тянулся к ней Марселу. И она верила в эту их совсем новую, неизведанную любовь.
Элена, услышав безудержный звонкий смех дочери, не поверила своим ушам. Неужели Эдуарда? Да она так никогда не смеялась! Наверное, и счастье так же заразительно, как болезни. Вон Милена безудержно хохочет вместе с Нанду, а в другом конце им вторит Эдуарда с Марселу.
— Мы решили ехать в Венецию, мамочка! — сообщила ей подбежавшая Эдуарда.
«Любовь, начавшаяся в Венеции, будет длиться вечно», — в ушах Элены прозвучал голос Атилиу, и у нее больно защемило сердце. Да, любовь была, просто сама она не смогла стать счастливой. Зато счастливой будет любовь у ее детей.
Атилиу тоже был здесь. Он не мог не прийти и не поздравить Нанду. Издалека он почтительно поздоровался с Эленой, а потом, улучив минуту, подошел к Эдуарде. Он хотел наконец объясниться с ней. Он любил ее и дорожил хорошими с ней отношениями.
Как только Эдуарда увидела рядом Атилиу, в ней вспыхнула обида: она не желала говорить с предателем, она предательства не прощала!
Атилиу прекрасно понял выражение этого гневного юного лица.
— Не суди меня так строго, девочка, — сказал он мягко. — Все, что кажется простым, чаще всего оказывается сложным. Ты ведь доверяешь своей матери? И если бы у нее было основание для обиды, она бы обиделась на меня, и я бы вел себя по-другому. Все дело в Элене, она это прекрасно знает. Между нами легла какая-то тайна, недосказанность. Твоя мать что-то таит от меня, ее это мучает, ей со мной тяжело. А мне тяжело без нее.
О том, что любовь немыслима без доверия, Эдуарда знала на собственном опыте. Она могла это понять, но поверить, что ее мать может лгать и скрывать что-то, не могла. Недоверие так ясно отразилось у нее на лице, что Атилиу не нужно было дожидаться ее ответа.
- Попроси почитать ее дневник. Может, тебе она доверит свою тайну. Может, там и нет ничего особенного, и это просто разыгравшиеся после травмы нервы...
- И поэтому ее нужно травмировать еще больше? — не выдержала Эдуарда.
. Мое присутствие усугубляет нервное состояние Элены, — убежденно сказал Атилиу.
- И отсутствие тоже, — хотела, но не сказала Эдуарда, но, может быть, и эта мысль ясно отпечаталась у нее на лице, потому что Атилиу прибавил:
- Попробуй. Попроси дневник. Кто знает, может быть, тебе удастся сделать то, что не удалось мне. И поверь в мое самое искреннее к тебе расположение. Я очень скучаю без тебя, без Марселинью...
Эдуарда поверила — голос звучал так искренне, а в глазах светились любовь и горечь.
Эдуарде вдруг показалось, что сейчас, когда у нее все так хорошо и удачно складывается, она сможет помочь и матери, только нужно взяться за дело в эту счастливую, благоприятную минуту.
Она вновь подошла к Элене, которая оживленно говорила с Миленой. Как поняла Эдуарда, они обсуждали проблему освещения зала.
- Ты была просто сногсшибательна! — восторженно сказала Милена Эдуарде.
- Нанду тоже! — не осталась Эдуарда в долгу. — Куда вы собираетесь в свадебное путешествие? Мы с Марселу в Венецию!
- А мы пока съездим ненадолго в Ангру. Не хотим травмировать родителей, пусть они успокоятся, — благоразумно сказала Милена.
Нанду окликнул ее, и она, кивнув, побежала к нему.
- Помнишь, как я мечтала, что приеду в Венецию с Марселу и со своим сыном, и вот мечты исполняются, — сказала Эдуарда.
- Надеюсь, ты доверишь мне Марселинью, он еще слишком мал для таких дальних путешествий, резких перемен климата, питания. И потом, что за медовый месяц с малышом? — сразу встревожившись, заговорила Элена.
– Думаю, что доверю,  — рассмеялась Эдуарда.— Когда ты с ним, я даже спокойнее, чем когда он со мной, вот только очень скучаю. Знаешь, мне бы хотелось заглянуть в твой дневник, освежить все в памяти, сравнить, что было и что стало. Дашь мне его почитать?
Эдуарда не могла не заметить, как изменилась Элена в лице при одном упоминании о дневнике, она искала слова, но не знала, что ответить дочери.
По счастью, ее выручил Марселу, он подбежал и весело заговорил:
— Дорогие дамы! Как видите, публика понемножку расходится, и я предлагаю вам закончить этот чудесный вечер ужином в ресторане. Отпразднуем триумф Эдуарды! Я приглашаю.
Дамы заулыбались, принимая приглашение. К разговору о дневнике они больше не вернулись, но какой-то червячок сомнения поселился в сердце Эдуарды: Атилиу был недалек от истины, какая-то тайна там была...

+1

11

Глава 28.Сейшасу понравилось обедать с Изабел. Внимание такой незаурядной женщины щекотало ему нервы. К тому же они были давними деловыми партнерами, провернули вместе множество законных и беззаконных дел, так что им обоим было не чуждо и чувство сообщничества. Оказалось, что Изабел остроумна, язвительна, Сейшас тоже за словом в карман не лез, так что они очаровательно проводили вместе время, развлекая друг друга насмешками над всеми и каждым. Привыкнув, он заезжал за Изабел даже в те дни, когда ему в офисе нечего было делать, и вез ее обедать, а потом стал приглашать и на ужины.
Изабел, похоже, понравилось его общество, так что они провели не один приятный вечер то в экзотическом кабачке на набережной, то в самом модном в этом сезоне погребке, слушая лучшую певицу года.
Изабел принимала приглашения Сейшаса, загадочно улыбаясь, и не спешила делиться с ним своими тайнами и планами.
Великолепным своим замыслом она поделится с Сейшасом только тогда, когда он, ослепленный не только желанием добиться ее, но и надеждой на скорое исполнение своего желания, будет выслушивать каждое ее слово как пророче¬ство оракула и бросаться немедленно исполнять. В чаду влюбленности мужчина исполняет все, чего хочет женщина» и Изабел все отчаяннее туманила Сейшасу мозги.
План Изабел был прост, как все гениальное. Сейшас в качестве компенсации за долгую и непорочную службу должен был завести свое собственное небольшое дело. Фирма Арналду дышала на ладан, хозяин первым смывался с тонущего корабля, и было бы несправедливо, если бы служащие не позаботились о своем будущем. Изабел намеревалась уговорить Сейшаса открыть собственное предприятие, купив его на небольшой процент комиссионных, которые он должен был взять с Арналду за открытие нового тайного счета.
Изабел намеревалась сама найти то скромное предприятие, которое и будет их совместной фирмой с собственным счетом. На счет этого предприятия Изабел, пользуясь сво¬им правом подписи на финансовых документах, переведет все деньги Арналду, а потом эти деньги исчезнут. Никто не будет знать куда. А они будут лежать на ее собственном, никому не известном счете.
Сейшас останется честным дельцом, и его выигрышем будет своя собственная фирма, тогда как Изабел воспользуется этой фирмой как трамплином, благодаря которому де¬нежки Арналду перекочуют в ее карман.
— Арналду передо мной бессилен, -— повторяла она с чарующей улыбкой, глядя на себя в зеркало.
И это была чистая правда.
Кокетничая с Сейшасом, Изабел не забывала и про Атилиу. Она навестила его в снятой им мастерской и порадовалась тому, что он разошелся с Эленой. То, что сейчас с Атилиу была Флавия, ее ничуть не смущало: при Атилиу всегда была какая-нибудь женщина, он не умел отказывать тем, кто желал его обожать, а таких охотниц всегда было много.
— А где вы проводите отпуск в этом году? — спросила она, с удобством усевшись на диване в уютной мастерской, убранной Флавией со вкусом и любовью.
— Мы? — переспросил Атилиу. — Я еду на Восточном экспрессе.
Больше ничего объяснять Изабел было не нужно: Ати¬лиу вновь стал одиноким волком, а значит, в любую минуту могла наступить очередь Изабел быть около него. Изабел не рассталась со своей мечтой родить ребенка от Атилиу. И похоже, эта мечта не была такой уж безумной. Она надеялась, что Атилиу пригласит ее поужинать, но он и словом не обмолвился о вечере и только проводил ее до машины. Ну что ж, и это уже кое-что...
Изабел была довольна положением дел в той же мере, в какой Атилиу был им недоволен. Проводив Изабел, он отправился в бар пропустить рюмочку-другую виски. Он терпеть не мог шляться по барам в одиночестве. Компанейскому и дружелюбному по натуре Атилиу одинокая выпивка в баре казалась унижением. Но проводить время с Изабел ему тоже не хотелось.
Бармен поздоровался с ним. Атилиу попросил рюмку виски и обвел глазами бар, ища столик, за который хотелось бы присесть.
В углу зала он вдруг увидел знакомое лицо и узнал Сезара. Он сидел с девушкой.
Сердце у Атилиу невольно заколотилось — судьба сама шла ему навстречу.
После своей безуспешной попытки разыскать Сезара и поговорить с ним он еще несколько раз звонил в клинику Моретти, но ему всякий раз отвечали, что доктора нет на месте, а Сезар еще не вернулся из отпуска.
В какой-то момент Атилиу даже подумал, что врачи нарочно скрываются от него, но потом он себя одернул: не стоит превращать свое желание разобраться в сложившейся ситуации в навязчивую идею. Доктор Моретти много консультирует и, естественно, очень занят. Если бы Атилиу попросил секретаршу позаботиться о его встрече с доктором Моретти, тот наверняка назначил бы ему время. Но Атилиу удерживало какое-то суеверное чувство — он и желал этой встречи, и опасался ее. Ему хотелось, чтобы все случилось тогда, когда он набрался сил и решимости вновь погрузить¬ся в тяжелые переживания. И так оно и вышло. Именно в этот день, когда Изабел разбередила его раны, так остро напомнив счастливое начало его любви к Элене, надежды на новую жизнь, а потом долгое счастливое ожидание ребенка от любимой женщины и...
Атилиу мужественно перенес удар, сосредоточив свои заботы на Элене, но что-то будто умерло и в нем, его поки¬нула жизнетворная надежда на продолжение себя в детях. Ощущение одиночества еще глубже укоренилось в нем, но он старался вытеснить его работой, любовью к жене, дружескими привязанностями, и, конечно, нежностью к Марселинью. Но сохранять прежние отношения в семье становилось все сложнее...
Сезар, заметив Атилиу, внутренне подобрался. Когда-то он симпатизировал мужу Элены, О переменах в ее жиз¬ни Сезар не знал. И разумеется, именно перед этим человеком он больше всего чувствовал себя виноватым, меньше всего хотел его видеть и поэтому был особенно любезен.
Он не сделал приглашающего жеста, но Атилиу подошел к ним и подсел за их с Анитой столик.
Сезар познакомил его с Анитой. Атилиу отметил, как она оживлена и очаровательна.
Анита и в самом деле была счастлива. Их поездка удалась — она поняла, что очень много значит для Сезара. Стоило им покинуть Рио, как отчуждение между ними ис¬чезло. Она почувствовала, убедилась, что исцеление Сезару приносит их взаимная любовь, а вовсе не смена пейзажей за окном, не экскурсии, кафе и музеи. Из Парижа Сезар послал открытку Эдуарде. Какая-то девушка на мосту напомнила ему ее, но Анита даже не почувствовала ревности. У каждого есть свои призраки-мотыльки, доставшиеся от юности, не оставляющие нас всю жизнь, — и у Аниты тоже была первая любовь...
Они приехали с твердым намерением обвенчаться и работать дальше. Оба они любили свою работу, были преданны ей, а Анита еще и восхищалась удивительным даром врачевать у Сезара, его интуицией диагноста, руками хирурга. Сколько он спасет жизней, скольким людям поможет!
Она приветливо взглянула на Атилиу.
- Не очень красиво нарушать идиллию влюбленной пары, — заговорил извиняющимся тоном Атилиу, — но я сегодня один, а что может быть печальнее, чем мужчина в
баре, пьющий в одиночестве!
- Выпейте с нами, — весело предложила Анита.
- Только рюмочку виски! — сказал Атилиу.
Но он выпил не одну, и очень скоро Анита раскаялась в своей доброжелательной любезности, потому что за их столом вновь возникала все та же больная тема.
— Сезар! У тебя на руках умер мой сын, помнишь? — заговорил захмелевший Атилиу.
Он спросил это так, что и Сезар, и Анита поняли, что им все-таки опять придется вернуться к событиям той роковой ночи. Анита с тревогой взглянула на возлюбленного: как он это выдержит? Неужели снова сорвется?
- Разве это можно забыть? — горько спросил Сезар.
- Он так долго не мог оправиться от этой травмы. Может, мы не будем возвращаться в печальное прошлое, возбуждать свои эмоции, воскрешать призраков? — заторопилась Анита.
- Погоди, девочка, — остановил ее Атилиу. — После той ночи очень изменился ты, Сезар, и Элена тоже. Но не из-за смерти малыша.  Это произошло отчего-то другого, что случилось раньше, а может, позже. Что же там случилось, Сезар?
Бедный Сезар — именно тогда, когда он решил, что он справился со своим прошлым, оно подвергло его вновь мед¬ленной мучительной пытке, и палачом был красивый немо¬лодой мужчина с мудрым и проникновенным взглядом, который хотел знать правду, имел право ее знать, остро нуждался в ней.   
Но не Сезару было говорить эту правду. За время поездки Сезар наконец сумел отделить свою жизнь от жизни Эдуарды, Элены. Инстинкт самосохранения подсказал ему, что не он отвечает за тот груз, который взяла на себя Элена. Да. Он помог ей взвалить его на себя, но не в его силах ее от него избавить.
Ни ее, ни кого-либо другого.
- Атилиу, — твердо произнес Сезар. — Я не хочу больше говорить на эту тему.
- Мы не хотим вспоминать прошлое! — вступила в разговор Анита. — Мы собираемся пожениться! Если в ту ночь что-то и было, лучше забыть об этом.
Она говорила с напором, с убежденностью, вся ее жизнь была впереди, и она решительно встала на защиту своего счастья.
– Я понимаю вас и вовсе не хочу причинять вам какие-то неприятности. Но согласитесь, в этом деле — я самое заинтересованное лицо. Пословица говорит: «Кто потерял сына, потерял половину сердца». Я всегда мечтал о ребенке, но этой мечте не суждено было осуществиться, поэтому обо мне можно сказать, что я потерял все сердце целиком. Скажи мне, что произошло той роковой ночью?
— Ничего, — твердо ответил Сезар. — Ничего, что зависело бы от меня. Это тайна Элены, я дал ей клятву хранить ее и сдержу эту клятву.
Сердце Аниты трепетало от гордости за Сезара — он говорил уверенно, по-мужски. Она почувствовала себя лиш¬ней в этом мужском поединке. Сезар больше не нуждался в ее материнской защите, он сам стал взрослым. Извинив¬шись, Анита встала из-за стола, оставив мужчин вдвоем.
И поединок начался всерьез. Если в присутствии Аниты Атилиу сдерживал свои эмоции, то теперь дал им волю.
— Когда я узнаю правду, а я ее узнаю непременно, то все, кто причастен к этой лжи,  ответят мне за это!  — угрожающе произнес он.
Но его угроза только помогла Сезару защищаться. Он был безоружен перед горем Атилиу, но не перед его гневом.
Чем яростнее наступал Атилиу, тем холоднее и отстраненнее становился Сезар. Он был неуязвим и недосягаем для этого разбушевавшегося человека.
— Расспросите получше свою жену, и желательно не в таком тоне, вот единственный совет, который я могу вам дать, — холодно произнес Сезар и замолчал.
Больше Атилиу не добился от него ни слова. Сезар сидел как каменный, и Атилиу отступил.
«Элена... Что же такое скрывает Элена?» — думал он, возвращаясь домой.

Глава 29.Элене с утра позвонила Виржиния, плакала в трубку, сказала, что приедет во второй половине дня, ей нужно непременно поговорить с сестрой. Семья у нее разваливается, в доме был скандал. Родригу ушел из дома. Похоже, что и Рафаэль тоже.
– Я не спала всю ночь. Сейчас приняла успокоительное. Посплю, приведу себя в порядок и приеду к тебе. Мне нужно что-то решать. Дальше так жить невозможно!
– Хорошо, дорогая, я всегда рада тебя видеть и выслушать,– сказала сестре Элена.– Раз дело обстоит так серьезно, я вернусь пораньше. Приезжай часа в четыре, я уже буду дома.
Раз она пообещала придти раньше, значит, все дела нужно будет делать в ускоренном темпе: на повестке дня у нее стояла очередная выставка Марсии. Нужно было отправить по факсу договор об аренде зала, обеспечить фоторепортеров и отдать слайды ее работ для буклета.
Вилсон теперь всегда был рядом с Марсией, но они так и не были женаты. Марсия поставила условие: оформляем брак после рождения второго ребенка. Видно, ее до сих пор не оставило опасение, что если ребенок родиться черным, то это расхолодит Вилсона. Ну что ж, она выбрала правильный путь, чтобы избавиться от своего комплекса.
Затем встреча с клиенткой, которая собиралась что-то переоборудовать у себя в квартире – кажется, спальню и гостиную.
Только Элена отправила факсы и разобралась со слайдами – Анинья повезла их в редакцию,– с порога раздался голос:
– Можно войти?
Элена ждала клиентку, но вошла Бранка. Они не виделись с того дня, когда проводили детей во второе свадебное путешествие. С тех пор общались только по телефону, Бранка звонила почти так же часто, как Эдуарда, осведомляясь о здоровье Марселинью.
– Я не вовремя? – спросила Бранка, усаживаясь.– Надолго не задержусь. Просто хочу поставить тебя в курс дела. Ты понятия не имеешь, что за сцена разыгралась, когда ты ушла, попрощавшись с детьми.
И она рассказала, как прибежала совершенно безумная Лаура и хотела во что бы то ни стало поговорить с Марселу. Дело в том, что она беременна от него. Воспользовавшись его тоской по Эдуарде, она напоила его у себя на дне рождения, а потом уложила в постель,– вот результат налицо. Бранка ценой героических усилий сумела ее успокоить и уговорила отправиться домой, пообещав, что сама подготовит почву для разговора. Только благодаря этому ребята и уехали спокойно. Но Марселу в курсе. Настроение у него не улучшилось. Когда приедут, морока начнется сначала.
– Лучше бы уж не приезжали,– со вздохом сказала Элена.– Спасибо тебе, Бранка. Нл честно говоря, я не могу себе представить, что же будет дальше. Бедная моя Эдуарда! Сколько выпадает на ее долю испытаний!
– Я думаю, мы должны сделать все, чтобы сохранить их семью,– жестко сказала Бранка.– Я не обеляю своего сына, он виноват. Лично я собираюсь признать детей Лауры, но сделаю все от меня зависящее, чтобы сохранить его брак с Эдуардой. Марселинью всегда будет для меня на первом месте! Честно тебе скажу, поначалу и я решила, что Лаура должна сделать аборт, но эта поганка сообщила свою новость тогда, когда говорить об аборте было уже поздно.
– Да нет, об аборте и речи быть не может. Думаю, никто из нас не решился бы на нем настаивать,– устало произнесла Элена и подумала: как хорошо, как правильно она поступила в ту страшную ночь. Она все же сумела защитить свою дочь от нелепых житейских случайностей.– Приятно слышать, что ты наконец на стороне Эдуарды, хотя я уже перестала понимать, что для нее лучше: брак или развод. Я-то ведь и вправду поверила, что Марселу ее любит, а он…
– Он ее и любит! – рассердилась Бранка.– Можно подумать, что ты маленькая девочка, Элена! Неужели ты не знаешь, что для мужчин любовь и секс не одно и тоже! Любит одну, спит с другой, для них это естественно! Любит не любит, не думай об этом! Главное то, что Лаура готова на все, лишь бы добиться Марселу и отравить жизнь Эдуарды. Поэтому мы должны действовать заодно и не дать их в обиду.
– Разве можно привязать к себе мужчину ребенком? – задумчиво проговорила Элена.– Родиться невинный малыш, а его уже ждут интриги, скандалы, ссоры! Как это все-таки ужасно!
– Да, не каждая женщина может уйти с достоинством, как поступили мы с тобой,– сказала Бранка.– Я ушла от любимого, самого любимого человека. Страдала, думала, что умру, но выжила и живу до сих пор, хотя это была моя настоящая и единственная любовь!
Бранка преобразилась, глаза ее засветились, в лице появилось что-то вдохновленное. Элена, хоть она никогда особенно не любила свою сватью, даже залюбовалась ею. Она увидела ее совсем другой.
– Могу представить, как ты можешь любить! – уважительно сказала она.– Ты женщина сильная, любишь жизнь. А что такое жизнь без любви?
– И ты умеешь любить,– признала Бранка,– и я вижу, как ты страдала. Я понимаю, каково тебе без Атилиу. Мы с тобой разные, но схожи в одном: обе знаем, что любовь может пройти мимо, брак не сложиться, но жизнь все равно продолжается. Сердце обливается кровью, а жизнь продолжается все равно!
Только Элена собралась ей ответить, как вдруг увидела входящего Атилиу. Что-то в его лице сказало ей: он пришел за решительным объяснением.
Как бы ни складывались их отношения, они оставались до боли близкими, понимающими, чувствующими друг друга на расстоянии людьми. И на расстоянии они чувствовали, что твориться с каждым их них. Брак их не сложился не потому, что они оказались чужими друг другу, а потому, что были слишком уж близки…
Элена мысленно возблагодарила Бога за присутствие Бранки. Хоть сватья пришла с дурными вестями, зато избавила ее от такого мучительного и безнадежного разговора!
Атилиу, заметив Бранку, понял, что разговор сегодня не состоится, и тут же принялся шутить:
– Уверен, что вы мыли мне косточки! – провозгласил он.
– И они теперь белее сахара,– живо отозвалась Бранка.
Она очень оживилась, увидев Атилиу. Могла ли она предположить, что у Элены ее будет ждать такой приятный сюрприз? Глаза Бранки опять блестели, она помолодела и от нее исходило необыкновенное обаяние женственности, что было так несвойственно жесткой, властной Бранке.
– Мне кажется, милые дамы, что вам пора наконец посмотреть мою берлогу,– предложил Атилиу, сделав последнюю попытку залучить к себе Элену и вызвать ее на разговор.
– Я с удовольствием! – радостно откликнулась Бранка.
– А я никак не могу! Мне нужно срочно составить смету, а затем у меня назначена встреча,– с облегчением отозвалась Элена.
– Тогда не будем тебе мешать,– энергично тряхнула головой Бранка, торопливо встала, подхватила Атилиу под руку и повела.
– Мы же соседи! Я буду тебя ждать,– сказал Атилиу.
– Непременно зайду, непременно,– отозвалась Элена.
Незваные гости ушли. Клиентки она дожидаться не стала, позвонила, перенесла встречу на другой день и поехала к Мег.
Дорогой она несколько раз звонила Мег по мобильному, но у той было наглухо занято.
Однако приехала она неудачно: Мег и Тражану не было дома, хотя они скоро должны были вернуться, как сказала служанка. Элена решила их подождать.
Увидев, что в гостиной сидит Элена, Лаура тут же ринулась в атаку. Она не могла допустить, чтобы противник, пробравшийся в дом, ушел из него целым и невредимым. Она должна была его уничтожить!
Поздоровавшись, Лаура предложила Элене свое общество, чтобы той не скучно было ждать.
– Могу рассказать много интересного,– заявила Лаура,– я ведь человековед! Изучаю людей. Дипломированный специалист по Марселу!
– Спасибо, я не нуждаюсь в твоих глупостях! – резко ответила Элена. Эта наглая девка раздражала ее до крайности, и она не в силах была сдержать себя.
– Почему же это глупости?– насмешливо протянула Лаура.– Мы с ним много лет встречались, а теперь я собираюсь от него рожать. И не одного, а двойню. Эдуарда никак не могла родить одного, а я сходу двоих. А потом еще двоих рожу! И еще!
Разговоры о двойне Элена приняла за простое бахвальство.
– Ребенок Эдуарды был зачат в любви и на трезвую голову. Марселу любил и хотел, чтобы у любимой женщины родился ребенок. А твоих детей мне очень жаль, Лаура!
Лаура уже приготовилась ответить, и неизвестно, до чего бы дошло дело, если бы не вернулись Мег с Тражану.
Мег не надо было объяснять, зачем здесь сидит Элена. Она отослала дочь и извинилась, что первой сообщила новость Бранке, подтвердила, что ультразвуковое исследование показало двойню, сказала, что они со всем смирились и будут воспитывать малышей.
– Мы не дадим Лауре разрушить семью Марселу,– сказал Тражану,– но она нам дочь, и у детей должен быть отец. Как ты считаешь, Элена?
Элена кивнула: да, и она тоже считала, что это справедливо. Дал бы Бог пережить Эдуарде этот удар.
Расстались они по-доброму. Мег, несмотря на поведение Лауры, ее вечную вражду к Эдуарде, всегда была симпатична Элене. Она казалась ей женщиной здравомыслящей, доброжелательной, неглупой. Элена высоко оценила ее желание найти положительное конструктивное решение из, казалось бы, безвыходной ситуации.
– Будем вместе нести наш крест,– сказала Мег на прощание.
Домой Элена пришла с опозданием, Виржиния уже ждала ее. Ни одна не могла похвастаться хорошим самочувствием и ощущением душевного покоя.
– Ты совсем неплохо выглядишь,– ободрила сестру Элена.– Сразу видно, сто немного поспала.
– Да, со снотворным, и встала совсем недавно. Знаешь, я не могу понять, что делается с Рафом.– Глаза Виржинии наполнились слезами, и она заплакала.– После того как он продал клинику, он совсем перестал бывать дома. Я думала, что ему нужно отдохнуть, что он хочет развеяться, но он совсем потерял к нам интерес. Ко мне, к детям… У него появился друг Алекс, он – океанолог, и теперь они вместе проводят время. Ходят на выставки, на пляж, а до меня ему и дела нет…
– Мне бы твои заботы! – смеясь, сказала Элена.– Твой всегда такой идеальный Раф в кои-то веки зажил мужской жизнью, и ты уже паникуешь. Вот если бы он завел себе любовницу, я понимаю… А то пляж, выставки. Подумаешь!
Виржиния заплакала еще горше.
– Родригу считает,– пробормотала она сквозь слезы,– что его отец сменил ориентацию… Он так ему сегодня и сказал, а потом ушел из дома, хлопнув дверью… Раф только рассмеялся и… тоже ушел со своим Алексом… А я одна! Давным-давно одна!..
На такое признание Элена не знала что и сказать. Она только гладила Виржинию по голове, как маленькую девочку, жалея и сестру, и себя, и всех на свете…

Глава 30.Заниматься делами Ноэми и Мигела Бранка поручила, как всегда, Розе. Той не составило труда выяснить стоимость лечения в одном из престижных санаториев Флориды, послать туда медицинскую карту Мигела и принести Бранке для оплаты счет. Мальчик мог провести в санатории полгода или год — в зависимости от оплаты. Поглядев на счет, Бранка поморщилась.
— Недешево мне обходится эта парочка! — пробормотала она.
Роза подумала про себя, что такие люди таких денег не стоят, но деньги были не ее, поэтому она промолчала.
Бранка еще раз потрясла Арналду и вытрясла из него оплату счета на год и оставшиеся двести пятьдесят тысяч долларов.
В этот раз Арналду не сопротивлялся, он был так доволен проделанной Сейшасом операцией и тем, что его деньги были теперь надежно укрыты, что мелочиться не стал и отдал Бранке все, что она потребовала.
Получив авиабилеты и оплаченный счет для санатория, Ноэми пришла лично поблагодарить Бранку.
Фаусту пока находился под следствием. Следователь раскопал кое-какие его прошлые грешки, так что вряд ли он мог отделаться пустяками. Однако поскольку его пребывание в тюрьме носило теперь характер работы, за которую ему неплохо платили, он не роптал и даже ощущал некое удовлетворение от выгодно заключенной сделки.
Ноэми тоже была довольна. И Бранка.
— У вас ведь совместный счет с Фаусту? — спросила она.
Ноэми кивнула.
— Так вот, я положила на него вторую половину обещанной суммы.
Ноэмн закивала, и опять и опять благодарила. Она и в самом деле была благодарна и судьбе, и Бранке за то, что в ее жизни наметился поворот к лучшему: как раз к тому времени, когда Фаусту выйдет из тюрьмы, Мигел поправится, и у них будут деньги на то, чтобы дать ему приличное образование и самим дожить свои дни в относительном благополучии.
Спустя неделю после отъезда Ноэми и Мигела в дом Бранки принесли записку от Фаусту, адресованную сеньоре Моту.
Бранки дома не было, и Зила по своему обыкновению сунула в нее свой нос. После освобождения Нанду у Зилы с души свалился камень. Недаром она молилась Пресвятой Деве Марии, чтобы Она вступилась за невинного. Так оно и вышло: нашлись у бедняги заступники посильнее Зилы. Ромеу совсем уж было уговорил ее открыть всю правду о доне Бранке, но Бог поберег Зилу: и место ей сохранил, и Нанду не оставил.
Только она прочитала обращенную к доне Бранке просьбу сообщить, как идут дела у жены и сына Фаусту, как кто-то потянул к себе записку. Зила даже не успела спрятать записку в карман, Леу буквально выхватил ее у нее из рук. Инстинктивно он решил, что у Нанду опять неприятности. Прочитал записку и взглянул на Зилу с недоумением – «А при чем тут мама?» — говорил его недоумевающий взгляд.
Что за птица Фаусту, Леу знал прекрасно, как-никак он сам ездил к нему и сам его уговаривал выступить на суде свидетелем. Мошенник первостатейный! Но какие у него дела с Бранкой?
Он видел, что Зила встревожилась и явно знает боль¬ше, чем он.
— Ну-ка, рассказывай, что у нас в доме делается, — приказал он.
Зиле сразу стало страшно. Ей показалось, что Леу сквозь землю все видит. Такой мягкий и кроткий, он вдруг так сурово с ней разговаривает. Она залилась слезами и молчала.
Но Леу понял: что-то тут неладно, и этого дела так оставлять нельзя, и мало-помалу, слово за слово он вытянул из Зилы все, что она знала. О Розе-ведьме, о переговорах с ней сеньоры Бранки, о том, как дона Бранка хотела извести жениха сеньориты Милены, как потом у нее ничего не получилось и как вместо жениха Милены в тюрьму сел Фаусту.
Леу побелел. То, что он услышал, было немыслимо, чудовищно. Оно не укладывалось в голове, мешало ды¬шать, жить, думать... Неужели его мать?.. Неужели она способна на такое?..
Ничего не говоря, он сел в машину и поехал в тюрьму — путь был привычным, сколько раз он ездил туда к Нанду.
Свидание ему дали сразу, Фаусту посетители не баловали, а у Леу в отделении было полно знакомых.
Фаусту ничуть не удивился, увидев Леу, даже обрадовался старому знакомому.
- По поручению матушки? — осведомился он.
- Да, — соврал Леу. — Она не понимает, какое она имеет отношение к вашей жене и сыну.
Лицо Фаусту перекосилось от ярости.
— Что ж она за так меня задумала сдать? — гневно спросил он. — Чего она не понимает? Мой сын должен лечиться в санатории, а жена быть при нем, ясно? А если она отказывается их устроить, то еще не поздно и ей занять место рядом со мной! Так ты ей и передай и пусть она тебя с дурацкими вопросами больше ко мне не посылает! Нечего дурака валять! Чего она добивается? Если спустя два дня жена с сыном будут еще в Рио, я расскажу все, что знаю. Понял?
- Понял, — сказал Леу. — Так и передам.
- Так и передай!
На том они и расстались.
Больше у Леу не было сомнений. Зила сказала ему правду. Домой он вернулся, клокоча от ярости, и сразу прошел к Бранке, которая совсем недавно вернулась домой.
— Ты! Ты! — начал он с порога. — Ты немедленно пойдешь в полицию и во всем признаешься! Иначе завтра же все газеты опубликуют сенсацию века: «Мать ценой преступления разбивает счастье дочери!» Об этом позабочусь я!
Впервые в жизни Леу так орал на Бранку. И вместо обычного пренебрежения к этому прекраснодушному мозгляку в ней вспыхнул ответный гнев. Она мгновенно поняла, о чем говорит сын, в чем ее упрекает, и пришла в немень¬шую ярость из-за того, что этот бестолковый дурень вме¬шивается в ее дела.
— Пошел вон, щенок! — заорала она на него. — И не смей больше так говорить со мной!
- Говорить! — продолжал орать Леу. — Ты должна заплатить за то, что сделала! Ты — преступница! Посадить в тюрьму неповинного человека! Растоптать счастье дочери! Ты за все заплатишь!
Я уже заплатила! — кричала в ответ Бранка, — И дорого! Много ты понимаешь в жизни! Не смей вмешиваться!
- Я тоже знаю, что ты делаешь! — не унимался Леу. — Или ты пойдешь в полицию и во всем признаешься, или Фаусту даст показания против тебя! Я только что был в тюрьме и говорил с ним!
- Гаденыш! Что ты ему наговорил? Признавайся! Или я тебя уничтожу! — Бранка схватила ножницы и надвигалась на Леу. Она ненавидела этого святошу, этого чистоплюя, который вечно лез туда, куда его не просили, и все портил! Мало она натерпелась от его безмозглого отца, так теперь второй безмозглый будет портить ей жизнь! Она в эту минуту в самом деле его ненавидела и готова была уничтожить.
Но и Леу ненавидел ничуть не меньше эту прущую на него неразборчивую в средствах жизненную силу. Слезы ярости выступили у него на глазах, когда он крепко схватил мать за руки и заставил выронить ножницы.
Гневными, ненавидящими взглядами мерили они друг друга. Ни один не желал уступить. Ни один не мог сдвинуться с места.
— Да тот, кого ты сейчас защищаешь, убьет тебя, если ты вытащишь его из тюрьмы! Благодаря мне он стал богатым человеком! За грош он и в огонь руку сунет! — скривив губы, злобно зашипела Бранка. — Я его озолотила, осчастливила! Тоже мне, нашелся защитник сирых и убогих! А Нанду? Да! Этот алкоголик не Милены заслужива¬ет, а тюрьмы.  Дешево ты сестру ценишь,  если  готов ее отдать первому проходимцу!
Ее бесило прекраснодушие Леу. Он был выродком в их сильной, жадной до жизни семье. И она временами всерьез и от души ненавидела младшего сына, с которым и в детстве было тяжело и который не принес ей никакой радости, став взрослым.
- Ты не мать, у тебя сердце каменное! — выкрикнул Леу, защищая Милену, и при мысли о всех тех унижениях, которым подвергала его родная мать, чьей любви он доби¬вался столько лет и которой так и не добился потому, что она знать не знала, что такое любовь, у него на глаза навернулись слезы и текли, текли помимо его воли по лицу. — Ты — тигрица! Преступница! Ты собственных детенышей ешь!
- Да! Да! — истерически подхватила Бранка. — Меня нужно уничтожить! Дай мне ножницы! Где они? Я убью себя! Мне нечего делать на этой земле! Здесь все меня
ненавидят!
У Бранки началась настоящая истерика. С хохотом и слезами она рвалась к ножницам, и Леу с трудом удерживал ее.
Кто знает, чем бы все это кончилось, если бы не Атилиу. Он пришел навестить Бранку. После посещения его мастерской между ними вновь натянулась та потайная ни¬точка, которая то слабее, то туже, вопреки всякой логике связывала их всю жизнь.
— Что ты сделал с матерью, Леу? — спросил он с недоумением. Такой Бранки он еще не видел, хотя считал, что знает ее лучше чем кто-либо.
Леу молча вышел.
Увидев Атилиу, Бранка мгновенно взяла себя в руки, выпрямилась, вытерла слезы.
— Сейчас я сделаю тебе твой любимый мартини, — пообещал он.
Следом за Атилиу вошел и Арналдо.
— Я приехал забрать кое-какие бумаги, — сообщил он. — Угости нас чем-нибудь попрохладнее. Жара стоит невыносимая.
Атилиу с нежностью поцеловал руку Бранке, и на ее лице появилась улыбка. Когда он протянул ей бокал с мар¬тини, она счастливо вздохнула и вновь стала всем привыч¬ной королевой с правом казнить и миловать. Вошедшую дочь она встретила насмешливой колкостью:
— Интересно, откуда ты, Милена? Сегодня я была в твоем магазине — там пусто: ни тебя, ни покупателей!
— Неудивительно, мамочка! Мы все почувствовали твое приближение и разбежались кто куда, — не осталась в долгу Милена.
—Хорошо, хоть разбегаетесь, а не нападаете, — насмешливо обронила Бранка, — а то сегодня меня Леу чуть ножницами не убил. И все из-за твоего Нанду, которого я, желая тебе добра, хотела немного помариновать в тюрьме, чтобы оба вы одумались.
Бранка посмотрела на Атилиу, ожидая сочувствия.
—Ты? Другого я от тебя и не ждала! — возмутилась Милена. — Я всегда знала, что ты мне враг! Но этого я так не оставлю.
— И убью тебя ножницами, — мрачно закончила Бранка.
Милена готовилась ответить. Разгорался второй за этот день скандал.  Ниточка, связывающая Атилиу и Бранку, вновь ослабла.
— Я уезжаю и беру с собой Милену, — сказал он, поднимаясь с дивана. — Давно я не прогуливался в обществе такой красавицы!
Он мягко взял Милену под руку, и она подчинилась его ласковой сильной руке.
—Я с вами, — торопливо сказал Арналду. Ему совсем не улыбалась перспектива остаться наедине с раздраженной Бранкой. — Нам нужно обсудить твою свадьбу.
Слово «свадьба» действовала на Милену завораживающе. Она сразу забывала обо всем.
Бранка никого не удерживала. С нее хватало сегодня переживаний. Как только она осталась одна, Зила принесла ей записку Фаусту, из-за которой и разгорелся в доме сыр-бор.
Прочитав ее, Бранка усмехнулась: новости ему сообщать! Он что, хочет из нее почтового курьера сделать? Совсем обнаглел.
Однако, как нелепо это ни казалось, она чувствовала, что они с Фаусту одного поля ягоды и прекрасно понимают друг друга, и ей с ним куда проще договориться, чем с Леу.
Она позвонила Розе и распорядилась послать Фаусту адрес санатория, где лечится его сын.
Потом она устало откинулась на подушку и опять с презрением подумала, что Леу просто блаженненький и при¬нимать его всерьез грешно.
А Леу все никак не мог успокоиться, не мог справиться с потрясением: неужели его мать способна на такое? Не¬ужели после этого она может спокойно спать, ходить, жить?

+1

12

Глава 31.Пусть это покажется несколько странным, но Милене легче было не обращать внимания на предательство Бранки, чем Леу, который всегда и все прощал своей матери. Во-первых, потому, что она давно уже не доверяла матери и инстинктивно ждала от нее всевозможных гадостей. Больше того, в горячую минуту она даже высказала матери прямо в лицо догадку, что арест Нанду — дело ее рук. Во-вторых, мучительно пережитый арест любимого, слезы, бессонные ночи, полное отсутствие аппетита, отчаяние — все осталось позади. И возвращаться в это прошлое Милене не хотелось. Она стремилась к будущему — светлому, лучезарному, а если еще честнее, то целиком была занята настоящим: ощутимым присутствием Нанду, их близостью, их любовью. Она жила от встречи до встречи, и только они казались ей реальностью, а все остальное — сном, зыбким, нереальным. Мрачной тенью появилась в нем Бранка, и Милена отстранила ее, как отстраняют тяжелый заслон, чтобы дышать и дышать чудесным свежим воздухом.
Куда отраднее было для нее то, что отец, которого она так любила, жил мечтами о ее свадьбе. Арналду познакомился с Лидией, они нашли общий язык и могли часами сидеть рядышком и обсуждать саму церемонию, список гостей, угощение. Они не приходили ни к какому решению, потому что не хотели к нему прийти, потому что им нравилось это занятие и они вдохновенно ему предавались.
Когда, входя в дом Нанду, Милена видела тесно сблизившиеся головы: кудрявую будущей свекрови и седеющую отца, — оба увлеченно обсуждали что-то, — сердце ее сладостно сжималось от предчувствия счастливой благополучной жизни. Когда близкие вкладывают в нее столько любви, жизнь не может не быть счастливой.
Орестес на радостях ходил по дому на цыпочках и выпивал понемногу пивка, но занятая хлопотами Лидия осла¬била бдительность. Ей казалось, что черные дни позади, что благополучие их так прочно, что почему бы и мужу не позволить себе такое невинное удовольствие, как пиво?
Семейная атмосфера в доме Лидии, ее пироги, хлопотливая заботливость действовали на Арналду размягчающе. Побывав вечером в доме Лидии, он приезжал утром в офис и долго о чем-то раздумывал, не в силах включиться в круговерть банковских операций, подрядов, контрактов. О чем он думал? Наверное, о своем будущем...
Как-то он услышал за стеной молодые голоса, разговаривал Леу с какой-то девушкой.
Девушка удивлялась, какой скромный кабинет у Леу, а тот ей объяснял, что он, собственно, в фирме никто. Вот Марселу — другое дело, он — вице-президент, компании!
— Зато ты президент моего сердца! — раздался трогательный голосок.
Арналду стало любопытно, что же это за мышка-норушка, которая польстилась на его младшенького? Он взял папку с документами и понес ее к Леу. Надо поддержать сыночка! Как это никто? Уважаемый человек — с правом подписи!
Каково же было его изумление, когда он увидел рядом с Леу очаровательнейшую из девушек, которая вдобавок смот¬рела на него с нескрываемым восхищением.
- Это Катарина, папа, — представил девушку Леу. — Вы знакомы ведь, правда?
- Да, конечно, — закивал Арналду. Он вспомнил, что не раз видел Катарину в магазине Милены, а потом еще и в рекламных роликах по телевидению.
«Ну и Леу! Ну и тихоня! Какую кралечку себе отхватил!» — Арналду счастливо засмеялся. Он всегда знал, что его младший не промах. Моту, что бы там ни говорили, никогда своего не упустят. Сыночек пошел в него!
Арналду сразу же загордился. Моту, они такие, они всегда любили красивых женщин, и красивые женщины всегда любили их!
Арналду и сам невольно приосанился, когда вернулся к себе в кабинет.
- Готовь вторую свадьбу, — насмешливо сказала ему Изабел, которая тоже видела Леу с Катариной. — Здесь без этого не обойдется.
- С удовольствием! — искренне отозвался Арналду. — А какая девушка, а? Мой-то тихоня, похоже, лучшую в Рио отхватил!
И он был недалек от истины. Впрочем, Изабел тоже. Катарина, вернувшись домой, сообщила матери:
— Знаешь, мамочка, мы с Леу решили пожениться.
На лице Сирлеи появилась растерянная улыбка, она не знала, как ей отнестись к словам дочки, всерьез или шутливо?
— Ты не думай, мамочка, что я ему неровня, — горячо продолжала Катарина, — Леу совсем небогатый, это у него отец богатый, а сам он такой же, как мы. Зато сколько всего умеет и умный какой! Тебе же он тоже нравится, мамочка!
Катарина прильнула к Сирлее и замерла, делясь своим счастьем. Сирлея крепко обняла дочь.
— А тебе не кажется, что ты у меня совсем еще молоденькая?
— Вот и хорошо! — отозвалась Катарина. — Мы с Леу будем дольше счастливыми!
Сирлея не могла не признать, что с Леу и впрямь можно быть счастливой — от него веяло добротой и душевной щедростью.
— Рада за тебя, моя девочка, — сказала Сирлея, но глаза ее увлажнились. — Только ведь все в жизни не¬ просто...
Но Сирлее не хотелось предостерегать, давать советы, настраивать на худшее. Зачем? Без трудностей никто в жизни не обойдется, но вступать в нее нужно с верой в собственные силы.
— В жизни все к лучшему! — оптимистично провозгласила Катарина и лукаво посмотрела на мать.
Сирлея смущенно потупилась. Дочь была права. С тех пор как она познакомилась с Педру и он стал за ней ухаживать, многое в ее жизни изменилось. Казалось, она столько лет прожила с Нестором, прожила в любви и вроде бы счастливо, но не случись того, что случилось, Сирлея до конца своих дней не узнала бы, насколько интереснее и разнообразнее можно жить, когда рядом с тобой совсем другой, любимый и любящий человек. Это она узнала только с Педру. А постель? Сирлея считала себя опытной женщиной, и Нестор был темпераментным мужчиной. Он сам про себя говорил, что погорел на своем темпераменте. Но и физическая близость с Педру оказалась неожиданной, необычной. Поначалу она стеснялась его как девочка. Она ведь не привыкла встречаться по гостиницам и мотелям. А потом вошла во вкус. В их встречах было что-то веселое, беззаботное, молодое — они назначали друг другу свидания и ждали их с колотящимся в груди сердцем. Каких только ласковых имен не напридумывал Педру Сирлее, и вспоми¬ная об их любовных авантюрах, Сирлея всегда невольно смущенно и счастливо улыбалась.
Замуж она ведь вышла поздно, в молодости берегла себя и чуть не осталась старой девой. А сейчас как будто стала беззаботной сумасшедшей девчонкой, все ей было нипочем.
Мать и дочь обнялись и поцеловались. Кто бы мог поду¬мать, что они станут такими близкими, так хорошо будут понимать друг друга, это после стольких-то ссор и раз¬молвок?
— Да, в жизни все к лучшему, — согласилась с дочерью Сирлея.
На следующий день в дверь позвонили. Открыв, Сирлея увидела Нестора, а вместе с ним и Несторизинью.
Она глазам своим не поверила: это что еще за явление? Но разумеется, пригласила обоих войти. Перед детьми она всегда была беззащитна. Каково же было ее удивление, когда Нестор внес следом два чемодана.
- Что это значит? — лицо Сирлеи выражало недоумение, но сама она молчала, дожидаясь объяснений от Нестора.
- Попал в безвыходное положение. Еду в командировку, и Силвия тоже. Не с кем оставить ребенка. Поможешь?
Нестор действовал наверняка. Если речь шла о ребенке, Сирлея не могла отказать.
- Конечно, — сказала она, — оставь его у нас, мы за ним присмотрим. И на сколько ты уезжаешь?
— На неделю, — сказал Нестор.
- Хорошо. Хотя в следующий раз предупреждай заранее. Мы тоже можем разъехаться кто куда, — теперь Сирлея обрела дар речи. — И вообще не стоит распоряжаться чужим временем так бесцеремонно.
Несторизинью отправился осматривать квартиру и вернулся с вопросом, можно ли ему поиграть фигурками, что стояли на полочке в комнате Катарины.
— Поиграй, поиграй, детка, — разрешила Сирлея.
- Не обижайся, не сердись. Все выяснилось в последнюю минуту, и я сразу подумал о тебе. Только ты была мне настоящим другом, и вот видишь, я не ошибся, ты опять
меня выручаешь.
Нестор говорил торопливо, растроганно, но его похвалы ничуть не трогали Сирлею. Да, так оно и было, она всегда ему помогала, а вот он ей — нет. Он не был ей настоящим другом. Но теперь это не имело уже никакого значения.
- Поезжай, — сказала она. — Только скажи сыну, когда за ним вернешься, чтобы он не переживал и не испугался, что останется у чужих людей.
— Какие же мы чужие, Сирлея? — воскликнул Нестор.
— Обыкновенные, — спокойно сказала она и пошла на кухню.
Нестор рассердил ее своей бесцеремонностью — впрочем, он всегда был такой, — но ребенок тут был ни при чем, и все, что ей уже хотелось высказать, она выскажет Нестору после того, как он заберет сына.
Нестор уехал. Катарина была удивлена не меньше матери появлению у них в доме сводного брата, но возражать не стала.
— Сегодня мы с Педру собирались кое-куда поехать, — сказала Сирлея со вздохом,  — но ничего не поделаешь, придется посидеть дома.
Она уже предупредила Педру о внезапной перемене, и он пообещал, что принесет вечером какую-нибудь занима¬тельную игру для мальчика.
— Вот и прекрасно! — сказала Катарина. — Педру принесет игру, а играть в нее будут маленький Нестор и Леу. А вы можете не менять своих планов. Поверь, что так будет гораздо лучше.
Поразмыслив, Сирлея согласилась с дочерью: да, так будет и лучше, и правильнее. Она оставит детям вкусный ужин, пусть они тут поиграют, а они с Педру будут жить своей взрослой жизнью. Хорошо, когда мать с дочерью понимают друг друга! Как это облегчает жизнь!
Нестор приехал не через неделю, а раньше. Ему не терпелось узнать, как прошла его разведка боем. Он надеялся, что мальчик привяжет к себе Сирлею, которая всегда мечтала о сыне, и тем самым переговоры Нестора пойдут успешнее  Дело в том, что Нестор задумал вернуться.
После того как он окончательно переехал к Силвии, кроме праздников, у них начались и будни. Пошли ссоры, взаимные недовольства, претензии, словом, то, без чего немыслима ни одна семейная жизнь. Раньше Нестор был во всем прав, а теперь у него обнаружилась масса недостатков. И у Силвии тоже. К тому же Силвия никак не могла забыть ему, что пришел он к ней не по своей воле, не из-за нее, Силвии, а потому, что его прогнала Сирлея. Почему-то именно это казалось ей невыносимо обидным. И все-таки они уживались, и не хуже других, пока Нестор вдруг не обнаружил, что у Силвии есть любовник, что она мотается с ним по мотелям и вдобавок расплачивается по его карточке. Последний факт оскорбил Нестора до крайности. Роль мужа, который обеспечивает своей жене все, вплоть до любовника, Нестору не понравилась. Он попробовал объясниться с Силвией, но получил недвусмысленный ответ:
— Сколько я терпела твою двойную жизнь? Теперь твоя очередь!
Попробуй возрази что-нибудь на это! И тогда Нестор решил предпринять неожиданный шаг — вернуться к Сирлее! Вот уж она никогда его не подводила. А как переживала, когда узнала о Силвии...
Но стоило Нестору дать понять Сирлее, каковы его дальнейшие намерения, поделиться с ней планами на их совместную жизнь, как Сирлея пришла в ужас. Вот уж чего бы она для себя не хотела никогда в жизни! Дело в том, что предложение руки и сердца получила не только ее дочь Катарина, но и она сама, Сирлея. Педру сделал ей предложение, а она испугалась, заколебалась. В семейной жизни она уже однажды потерпела фиаско, а теперь ей жилось так хорошо, так счастливо, что она боялась рисковать своим счастьем.
Но, получив предложение и от Нестора, припомнив свою жизнь с ним, она по-иному оценила любовь Педру и так к нему потянулась...
— Ты опоздал, Нестор, — сказала Сирлея. — Я выхожу замуж за любимого человека.
И завтра о ее согласии узнает и ее любимый Педру.

Глава 32.В самолете Эдуарда дремала, положив голову на плечо мужа. За те полтора месяца, что они путешествовали по Европе, они очень сблизились. Нелегко жить в непривычной среде без насущных дел и обязанностей, только развлекаясь. Очень часто, пресытившись праздностью и сексом, молодые пары подстегивают себя алкоголем и ссорами. Но для Эдуарды с Марселу их поездка не была развлечением. Жадно и пытливо смотрела Эдуарда вокруг, определяя свою жизненную позицию, и ее помощником в поисках стал муж, заодно уточняя и пересматривая все то, чем жил сам. Очутившись в чужеродной среде, молодая пара стала отчетливее осознавать особенности своего родного уклада, задаваться вопросами, что в нем хорошо, а что плохо и чего бы им хотелось для себя, чтобы чувствовать себя счастливыми.
В Марселу горел, не угасая, огонек восхищения своей женой, такой хрупкой, но твердой и вместе с тем очень чуткой. Она о многом спрашивала его, полагаясь на его опыт, и ему приходилось задумываться о том, чего он раньше и не замечал. Благодаря Эдуарде будто пелена спадала с глаз Марселу, мир становился шире, многообразнее, неожиданнее. Марселу и раньше ездил в Европу, но никогда еще у него не было таких ярких и полноценных впечатлений.
- Приедем, я попробую заняться архитектурой! — сказал он. — Теперь я, кажется, понял Атилиу. Все это время я работал как бы посредником, мне нравилось, было интересно, но теперь я хочу попробовать себя в творчестве. Как думаешь, получится?
- Должно получиться. Ты же добиваешься всего, чего захочешь! — с улыбкой ответила Эдуарда, и он подхватил ее на руки и закружил по комнате.
Эдуарда мучительно искала, чем же будет заниматься она, и поэтому так пристально вглядывалась в людей, их образ жизни. Искала, и пока не находила. А Марселу уже тянуло домой, ему хотелось поскорее взяться за дело. И он любовно смотрел на гору книг по архитектуре, которые накупил себе.
- Посоветуюсь с Атилиу, — мечтал он. — Если нужно, пойду учиться.  Но сначала приведу в порядок нашу фирму. Я не позволю, чтобы она осталась в таком развале!
— А я по Марселинью соскучилась! — сказала Эдуарда.
— А я, думаешь, нет?
Словом, оба они заторопились обратно, в ту жизнь, которая настоятельно требовала их присутствия.
— Как мы с тобой столько времени прожили без Марселинью? Ума не приложу! — шутливо ужасалась Эдуарда.
Домой они летели переполненные планами, проектами, замыслами, которые им хотелось как можно скорее воплотить в жизнь.
На аэродроме их встретила Элена. С какой радостью бросилась Эдуарда в объятия матери, расспрашивала о сыне, торопилась рассказать о том, что они с Марселу надумали, о своих новых впечатлениях.
А Элена думала об одном: как переживет ее дочь то новое испытание, которое приготовила ей судьба?
Они с Бранкой договорились, что Элена прощупает почву, а тогда и сообразит, как им лучше действовать по отноше¬нию к Эдуарде.
Марселу внес Эдуарду в их квартиру на руках, внес в новую счастливую жизнь, как оно и положено после медового месяца.
Малыш сначала заревел, успев отвыкнуть от своих родителей и испугавшись их бурных ласк, но новые игрушки заинтересовали его, утешили, и спустя полчаса он уже охотно возился с отцом.
— Я пойду приму душ, — сказала Эдуарда, — так устала после дороги, что просто валюсь с ног.
Пока Эдуарды не было, Элена рассказала Марселу, что Лаура не только не угомонилась за это время, но ждет не дождется его, Марселу, и к тому же ультразвуковое исследование показало, что у нее будет двойня.
И тут же будто в подтверждение слов Элены Вера внесла в комнату букет, к которому была прикреплена записочка: «С возвращением! Лаура».
На лицо Марселу набежала тень. Столько планов роилось у него в голове, такой полной и интересной была их жизнь с Эдуардой, но опять и опять появлялась одержимая навязчивой идеей Лаура и старательно запихивала его в прошлое, из которого он давно вырос, как из детских штанишек. Лаура, сосредоточившаяся на вчерашнем дне, желающая, чтобы он длился вечно, ничего не желающая слышать и понимать. Эта тупая, упрямая, неразумная сила действовала на Марселу угнетающе, но он все-таки верил, что сладит с ней.
— Я пока ничего не сказал Эдуарде, — признался он, — и дело не в том, что я хочу скрыть от нее беременность Лауры, но мне нужно было, чтобы наши отношения укрепились, чтобы она от меня не ушла. С каждым днем Эдуарда мне все дороже и дороже...
Элена вдруг увидела перед собой совсем другого Марселу, куда более взрослого, рассудительного.
— Думаю, сначала мы обсудим положение все вместе — вы, мама, родители Лауры, Лаура, а потом я все расскажу Эдуарде. Я хотел бы познакомить ее с решением этой проблемы, а не обрушивать поток отрицательных эмоций.
Элена сочла, что предложение Марселу имеет смысл, вот только себя она исключила из будущего семейного совета — решение должны принять семейства Моту и Тражану.
Бранка согласилась с мнением сына, и на следующий день в офисе собрались заинтересованные стороны. Старшие были одного мнения: будущие дети не должны быть средством для решения проблем родителей.
Марселу твердо и нелицеприятно заявил, что любит толь¬ко свою жену, что дорожит семьей и ничего менять не собирается, хотя готов принять ответственность за случившееся. Он будет помогать Лауре во время беременности, признает детей и в дальнейшем будет о них заботиться.
— Но пусть и Лаура возьмет на себя ответственность за свое решение. Она знала, на что шла, когда добивалась во что бы то ни стало нашей с ней близости. Знала, что я не
люблю ее и этой близости не хочу, — жестко сказал Марселу.
Мег со вздохом посмотрела на свою упрямицу дочь. Долго еще она будет стараться поставить на своем или наконец образумится?
Лаура попробовала было настаивать, что у нее есть права на Марселу, но никто не поддержал ее. Права были у детей, Марселу их признавал, на этом вопрос о правах исчерпывался.
Почувствовав, что у нее нет союзников, Лаура пообещала, что впредь будет вести себя осмотрительнее.
- И не будешь искать встреч с Эдуардой, — потребовал Марселу.
— Очень она мне нужна! — буркнула Лаура.
Ну что ж, более или менее мирно договорившись по поводу этой непростой ситуации, будущие родственники стали расходиться. Марселу задержался, чтобы позвонить Эдуарде.
— У меня было совещание, я скоро вернусь, — услышала его слова Лаура.
Весь вечер она была молчалива и сосредоточенна. Мег, глядя на нее, успокоилась. Семейный совет хорошо подей¬ствовал на Лауру, наконец-то она взялась за ум.
— Думай побольше о малышах,  —  посоветовала ей Мег. — Гуляй. Ешь побольше фруктов.
И Лаура с утра отправилась на прогулку. Так она сказала. Но не сказала, что цель ее прогулки — Эдуарда.
В это утро Эдуарда была одна. Марселу с утра ушел на работу, Лиза с малышом отправились гулять, а молодая хозяйка с удовольствием обходила квартиру, как бы вступая во владение их новой с Марселу жизнью. Одну из комнат нужно будет приспособить Марселу под кабинет. А она? Чем все-таки будет заниматься она? Если говорить начистоту, ее всегда привлекали языки, и в колледже она неплохо писала. Втайне Эдуарду влекла журналистика. А что, если попробовать?
«Как смотрится Бразилия издалека?» — что-то в этом роде мелькнуло в голове Эдуарды, когда она думала о на¬звании целой серии очерков.
С неохотой пошла она открывать дверь, услышав звонок, и раздражение только усилилось, когда она увидела Лауру.
- Прости, я так плохо себя чувствую, мы ведь только вчера прилетели, мне не до визитов, — сразу же сообщила Эдуарда, давая понять, что дружбы между ними как не было, так и не будет.
- Я на секунду, — вкрадчиво проговорила Лаура. — Долго не задержу, только сообщу сенсационную новость.
Эдуарда молча посторонилась, и Лаура проскользнула в гостиную.
— Я беременна от Марселу, — выпалила она. — УЗИ показало двойню. Пока ты была у Элены, мы с ним жили здесь. Надеюсь, ты понимаешь, что ты только эпизод в его жизни? Прогулочная жена. Вчера, когда он звонил тебе и сказал, что у него было совещание, он был со мной. Ну как? Сенсация?
Эдуарда молча пошла к двери, открыла ее и показала рукой: вон отсюда!
Лаура подчинилась, но, направляясь к выходу, продолжала говорить:
— Не веришь? Спроси у Веры, как я тут голая расхаживала...
Эдуарда захлопнула дверь и как автомат прошагала в гостиную. Вся беда была в том, что она сразу поверила Лауре. И не знала, что делать со свалившимся на нее кошмаром.
Она так и видела эту голую Лауру в своем доме и на своей постели, и не хотела больше в нем оставаться. А вернее, не могла. Неужели ее так и будет преследовать этот призрак? Куда от него сбежать? Где найти пристанище?
Эдуарда вышла из дома, села в машину и поехала куда глаза глядят. И сама того не ведая, приехала к дому, где прошло ее детство. Видно, только здесь она чувствовала себя защищенной от всех житейских бурь. Видно, все ее существо взывало: защити меня! Защити!
Теперь здесь жили Мафалда, Антенор и Сезар. Сезар был дома. Он и вышел навстречу Эдуарде. И сразу понял, что с ней опять стряслась беда, и был тронут, что она приехала к нему за помощью. Но расспрашивать не стал, а повел к родителям.
Эдуарде не хотелось ничего рассказывать, однако зна¬комые с детства, обращенные к ней с любовью лица, действовали на нее успокаивающе.
Вошла Анита. Увидев выражение ее лица, Эдуарда мгновенно спохватилась: «Да ведь я для нее то же, что для меня Лаура!»
— Я пойду, — сказала она, — я ведь на минутку.
И пошатнулась, теряя сознание.
— Ни в коем случае! — воспротивился Сезар.
И вот она уже сидит, вдыхая что-то бодрящее и пахучее, а Мафалда варит ей кофе покрепче.
«Нет, я не выдержу этого кошмара, — думает про себя Анита, — стоит приехать в Рио, как спокойная жизнь кон¬чается. Здесь на каждом шагу то Элена, то Эдуарда со своими проблемами. Если мы останемся здесь с Сезаром, он рано или поздно сойдет с ума».
Прошел час или два, когда позвонила Элена, она разыскивала Эдуарду. Потом передала трубку Марселу:
— Я сейчас за тобой приеду! — сказал он. Голос у него был встревоженный, и только.
Эдуарда не стала возражать, кричать, возмущаться — все это уже было и осталось позади.
Она извинилась перед Анитой за беспокойство, и по тону, каким Эдуарда просила извинения, Анита поняла, что она очень искренна с ней. Для Аниты это было хоть каким-то облегчением, значит, Эдуарда понимала, что ей здесь не место.
«И все-таки нам нужно перебраться куда-нибудь из Рио. Хоть на край света», — думала она.
Марселу приехал за Эдуардой, посадил в свою машину.
— За твоей я потом пришлю Ромеу, — сказал он буднично. — О Лауре забудь. Я люблю только тебя. Если бы хотел жениться на ней, то давно бы женился. Детей может народить каждая, а любовь — это совсем другое. Я это понял и люблю только тебя, одну тебя. Слышишь?
Эдуарда молча кивнула. Почему-то она не могла говорить.
Они вошли вместе в квартиру. Лицо Эдуарды напряглось.
— Знаешь, я не могу здесь находиться, — сказала она.   —  Мы поедем с Марселинью в Тересополис, там горы, красиво, спокойно. А ты пока реши: я или Лаура? Я никогда не смогу жить втроем.
Марселу не стал доказывать свою правоту, горячиться, разубеждать. Он помог собрать вещи Марселинью, сказал, что сам отвезет их с сыном.
- Мама отвезет, — ответила Эдуарда, и Марселу опять подчинился.
- Я свое решение принял уже давно. Дети? Что ж, дети  — я от них не отказываюсь, — сказал он.  — Я люблю тебя и скоро за тобой приеду. Мы начнем нашу
жизнь в другой квартире после нашего медового месяца, слышишь? Это все призраки прошлой жизни.
Элена, разумеется, сразу согласилась пожить с Эдуардой в Тересополисе. Для нее этот городок был так памятен, они провели в нем с Атилиу такие чудесные дни.
И тут же она сообразила, что может поручить Атилиу кое-какие дела в мастерской. Только он их сделает как следует, и к тому же вместе с Флавией... Она позвонила ему, и Атилиу без лишних слов понял, почему она едет вместе с Эдуардой.
— Не беспокойся, у нас все будет в порядке, — сказал он и добавил каким-то особым проникновенным голосом: — Может, и я к вам приеду... в Тересополис.
Элена заехала за Эдуардой с малышом, и Марселу сказал, сажая их в машину:
— Как только квартира будет готова, я за вами приеду!
Он сказал это так, словно между ними все было уже решено и оговорено. Может быть, так оно и было, хотя Эдуарда в ответ не произнесла ни слова...
Лаура всем раззвонила о своей победе.
- Марселу теперь мой! — твердила она. — Эдуарда сбежала! Она только эпизод в его жизни. Мы поженимся, как только он разведется! Но я не остановлюсь на достигнутом!
- Она будет страдать так же, как страдала я! — говорила Лаура родителям, и Мег с тревогой отмечала, как лихорадочно блестят у дочери глаза.
- Для начала я запрещаю тебе выходить из комнаты! — заявил Тражану и запер двери на ключ, забрав из шкафа все платья Лауры.
- Похоже, что она у нас больна, — сказала обеспокоено Мег. — Может, лучше отправить ее рожать в Португалию?
- Там видно будет, — ответил Тражану. — Мы еще подумаем, а пока пусть посидит под замком, придется нам искать хорошего врача. Похоже, что это клинический случай,
Лаура подергала дверь. Естественно, она не открылась.
— Я их знаю! Долго не выдержат, — усмехнулась она. — Но я их всех все равно перехитрю. Рожу семиме¬сячных. Детей-то ведь двое, как начнут толкаться, так быстренько и выскочат...

Глава 33.Как ни хотелось Лауре родить раньше срока, чтобы поскорее предъявить Марселу близнецов, — беременность ее протекала нормально. Уже близился к концу девятый месяц, и о преждевременных родах она перестала мечтать.
Вместе с этой мечтой практически растаяла и другая — заполучить в мужья Марселу. Он по-прежнему утверждал, что от детей не отказывается, а на большее пусть Лаура не рассчитывает.
И она в какой-то момент поняла: ее хлопотная затея с беременностью оказалась напрасной, и единственное, что еще можно сделать, — это хорошенько потрепать нервы Эдуарде. Поэтому в оставшиеся до родов месяцы Лаура с еще большей активностью принялась изводить Эдуарду.
Чего она только не делала! Звонила по телефону-автомату и, меняя голос, сообщала Эдуарде, что Марселу будто бы как раз сейчас уединился с ней, Лаурой, в мотеле. Или докладывала голосом Элвиры, будто Марселу подарил Лауре бриллиантовое колье. Или попросту осыпала ненавистную соперницу оскорблениями — уже от своего имени.
Когда же Эдуарда вообще перестала подходить к телефону, Лаура прибегла к более действенному методу: едва ли не на глазах у слегка зазевавшейся Лизы выкрала Mapселинью и вернула его лишь через несколько часов. Эдуарда за это время подняла на ноги городскую полицию и изрыдалась.
А Лаура наконец-то получила удовлетворение, заставив соперницу сильно поволноваться.
После этой выходки Тражану поставил Лауре ультиматум: или она немедленно уезжает за границу и будет рожать там, или ведет себя тише воды ниже травы.
Лаура выбрала последнее, втайне надеясь на то, что хотя бы уговорит Марселу присутствовать при родах.
Какое-то время она и впрямь не докучала своими каверзами Эдуарде и Марселу. Но вот наступил день рождения Марселинью, которому исполнился год, и Тражану усилил наблюдение за Лаурой, чтобы она не имела возможности испортить этот праздник каким-нибудь очередным скандалом.

***
По настоянию Бранки первую годовщину Марселинью отмечали в особняке Моту. При этом Бранка была настолько великодушна, что позволила Марселу и Эдуарде самим составлять список гостей и приглашать всех, кого они захотят видеть на дне рождения их сына.
В результате тут собрались многие из тех, кого в прежние времена Бранка не пустила бы и на порог. Прежде всего это касалось Нанду, Орестеса и Лидии. Они чинно восседали за столом рядом с Миленой, и Бранка, глядя на них, ядовито заметила:
- Роза, ты посмотри на Милену! Она так вписалась в их компанию, что человеку несведущему может показаться, будто ее родители — эти голодранцы из Нитероя!
- Что поделаешь? Скоро они и в самом деле станут одной семьей, — печально констатировала Роза. — Меня больше удивляет другое: как держится этот пьяница — отец Эдуарды. По-моему, он пьет только минеральную воду.
- Ну и слава Богу. Не хватало нам такого же свинства, какое он устроил на свадьбе Марселу! Пусть сдерживает себя, раз уж пришел в порядочный дом!
Орестесу и в самом деле не оставалось ничего другого, как воздерживаться от употребления спиртного, накануне он вновь потерял работу. Педру и Тражану долго терпели его пьянство, но, когда он, напившись, заснул прямо посреди торгового зала, не выдержали и уволили его. Лишь после этого Орестес записался в Общество анонимных алкоголиков и теперь воздерживался от соблазна, используя полученную там методику.
Педру, с тревогой наблюдавший за Орестесом со стороны, под конец торжества удовлетворенно отметил:
- Орестес прекрасно держится! Элена, как ты думаешь, у него есть шанс излечиться?
— Шанс есть всегда. Было бы желание лечиться.
- Но может, «анонимные алкоголики» все-таки помогут Орестесу? Я бы тогда снова взял его на работу. А то у меня осталось неприятное чувство вины после его увольнения.
— Успокойся, ты ни в чем не виноват, — сказала Элена. — Орестес сам повинен во всех своих бедах, и только он может с ними справиться, если, конечно, захочет.
— Да, я теперь на собственном опыте убедился, на сколько это важно — вовремя проявить волю, исправить допущенные ошибки и тем самым изменить свою судьбу к лучшему, — патетично заявил Педру, пребывая в некоторой эйфории от удачной женитьбы на Сирлее и успешного делового партнерства с Тражану.
— Ошибки бывают разные, — тяжело вздохнула Элена. — Иногда их вообще невозможно исправить... Ладно, не будем о грустном! Ты лучше взгляни на Виржинию. Она весь вечер кокетничает с Маурисиу — двоюродным братом Атилиу.
– А по-моему, это он не отпускает от себя ни на шаг нашу сестрицу! Неплохая могла бы получиться пара. Ты не находишь?
- Пути Господни неисповедимы. Всякое может случиться. Маурисиу не так давно овдовел и решил переехать из Сан-Паулу в Рио. Я слышала, как он просил Виржинию подыскать ему квартиру неподалеку от нас, в Леблоне.
— А что ответила она?
— Охотно согласилась!
- Ну значит, тут возник взаимный интерес, — заключил Педру. — И слава Богу! Пусть она хоть немного отвлечется от воспоминаний о Рафаэле. Вот если бы еще и у тебя наладились отношения с Атилиу! Тогда бы я был абсолютно счастлив!
- Они, в общем, уже наладились — насколько это возможно, — сказала Элена. — Ты же сам видишь: Атилиу ко мне внимателен, предупредителен. Но рассчитывать на большее не следует. Между нами пролегла такая пропасть, которую мы вряд ли сумеем преодолеть.
- Мне кажется, ты излишне драматизируешь ситуацию, — возразил Педру. — Атилиу явно тянется к тебе. И не зря же он сюда пришел без Флавии!
— Флавию не пригласила Эдуарда.
- Но Атилиу мог бы тоже отказаться от приглашения, если бы ему была дорога Флавия.
- Дело не в ней, Педру, а во мне, — горестно промолвила Элена. — В моем разрыве с Атилиу виновата я одна.
Тем временем Атилиу вновь подошел к Элене и пригласил ее на очередной танец.
Праздник продолжался. Все были в радостном, приподнятом настроении, которого не смог омрачить даже внезапный визит Лауры.
Она все-таки сумела обмануть Тражану и, пробравшись в особняк Моту, снова попыталась увести с собой Марселинью, но Сандра была начеку и сразу же позвала Эдуарду. Тогда Лаура громко, чтобы привлечь внимание гостей, заявила:
— Я пришла сюда, потому что меня пригласил Марселу. Он собирается присутствовать при моих родах, и мы должны были обсудить, в какой клинике мне лучше рожать!
Лаура, с огромным животом и нездоровым блеском в глазах, выглядела жалкой и несчастной. Милена поспешила увести ее подальше от гостей, а Нанду отвез домой.
Между тем праздник близился к концу. Гости стали понемногу расходиться, и Атилиу вызвался проводить Элену до ее дома.
Она, конечно же, не возражала, и день рождения Марселинью закончился для нее особенно счастливо.
Расстались они полные радужных надежд на будущее, но когда Атилиу вернулся домой, там его ждала рассержен¬ная Флавия.
— Я уже смирилась с тем, что меня все игнорируют — Анинья, Марсия, Вилсон. Не обижаюсь я и на Эдуарду, которая не пригласила меня на день рождения своего сына.
Но как ты мог пойти туда без меня и провести там целый день до глубокой ночи?! — подступила она с упреками к Атилиу.
- А что в этом удивительного? Марселинью мне как внук. Он рос в моем доме, я нянчил его...
- Перестань! Вспомни, где теперь твой дом! — прервала его Флавия, и лучше бы она этого не делала, потому что Атилиу сразу же заговорил иначе — жестко и беспощадно:
- А по какому праву ты вмешиваешься в мою жизнь? Ты не жена мне и не родственница. Мы даже не живем с тобой под одной крышей. И это значит, что у каждого из нас свой дом. Мой — остался там, у Элены! Если ты это хотела услышать...
- Да, я уже давно стала догадываться, что ты сожалеешь о своем уходе от Элены. Не зря же мы в последнее время видимся все реже — ты постоянно ссылаешься на занятость, на усталость.
И опять она произнесла не то, вызвав откровенный гнев Атилиу.
- Запомни, — сказал он, — я никогда не был и не буду чьей-либо собственностью! И ты глубоко заблуждаешься, считая, что у тебя есть на меня какие-то права.
- Что ты хочешь этим сказать? Что я тебе больше не нужна? — дрожащим от волнения голосом спросила Флавия.
— Ты взрослая женщина и должна сама все понимать, — с досадой произнес Атилиу. — То, что я живу здесь один, еще не означает, что я разлюбил Элену. Неужели это не ясно?..
Наблюдая за матерью и Атилиу в течение всего праздника, Эдуарда видела, как они тянутся друг к другу, и, всячески желая их воссоединения, невольно думала о том, что же послужило причиной их развода. Атилиу намекал на какую-то тайну, о которой можно прочесть в дневнике Элены. Но Эдуарда не верила в существование такой тайны. Наверняка это всего лишь досадное недоразумение, рассуждала она, и его можно легко развеять, если все-таки прочитать дневник. Пусть это и не в привычках Эдуарды, пусть она нарушит принятую в семье этику, но счастье матери для нее дороже! Когда Эдуарда убедится, что на самом деле никакой тайны нет, она сама расскажет об этом Атилиу и уговорит его вновь вернуться к Элене.
Приняв такое решение, Эдуарда специально приехала к Элене в ее отсутствие и отыскала дневник.
Затем, в сильном волнении, раскрыла его... По воле случая это оказалась последняя исписанная страница, на которой Элена излагала свои впечатления от дня рождения Марселинью и размышляла о возможности своих дальнейших отношений с Атилиу.
Прочитав эту запись, Эдуарда заглянула в самое начало дневника — там шла речь в основном о ее собственном детстве. Читать это было любопытно, однако Эдуарду сейчас интересовало совсем другое, и она стала быстро перелистывать страницы, неуклонно приближаясь к тому периоду, когда в жизни Элены появился Атилиу.
Вот уже мелькнуло его имя, Эдуарда напрягла внимание, но... как раз в этот момент вернулась домой Элена.
Увидев в руках дочери свой дневник, она в испуге воскликнула:
— Отдай! Этого нельзя делать! Я не думала, что ты на такое способна!
Эдуарда объяснила ей, почему решилась на такой поступок, и предложила:
- Разреши мне прочитать твой дневник, чтобы мне не нужно было этого делать тайком.
— Нет! — твердо ответила Элена.
- Но почему? Неужели там есть нечто такое, что ты скрываешь и от меня, и от Атилиу?
— Ничего там нет такого.  Просто это мой  личный дневник! Понятно?
- Да. Но если ты так горячишься, то я и вправду могу подумать, что там скрыта какая-то страшная тайна. Мама, лучше прочитай мне это сама, а то я не удержусь и снова при случае туда загляну.
— Ты не посмеешь! Потому что это дурно!
- А жаль, — сказала Эдуарда. — Если бы я убедилась в том, что никакой тайны не существует, то легко бы помирила тебя с Атилиу!
—Если нам суждено быть вместе, то мы и так с ним помиримся, — отрезала Элена.
А на следующий день она унесла дневник в студию и спрятала его там подальше от посторонних глаз.
После неудачной попытки устроить скандал на дне рож¬дения Марселинью Лаура долго плакала, потом ей опять привиделся страшный сон, а наутро она сказала родителям:
— Когда отвезете меня в клинику, не сообщайте об этом Марселу. Я сама потом ему позвоню... Если все хорошо обойдется.
Мег поняла, что ее сумасбродная, бесшабашная дочь боится рожать, и принялась всячески успокаивать Лауру.
В тот же день у нее начались схватки, а спустя несколько часов она уже смогла сама позвонить Марселу и поздравить его с рождением сына и дочери. Вопреки страхам и опасениям роды прошли легко, а детишки родились здоровенькими. Мальчика Лаура назвала Жуаном-Марселу, а девочку — Алисией.
Марселу навестил Лауру в роддоме, вручил ей букет цветов — от себя и Эдуарды, затем посмотрел на близнецов — малюсеньких, одинаково насупленных, будто собирающихся вот-вот заплакать от обиды на свою заведомо несчастную судьбу, потому что отцу они, в общем, не нужны, а мать у них — непутевая... И так Марселу стало их жалко,  что он дал себе слово никогда не оставлять без внимания и отцовской поддержки этих двух ни в чем не повинных крошек.
Затем он ушел, хотя мог бы задержаться там и дольше, чтобы своим присутствием как-то подбодрить малюток, внушить им, что мир, в который они попали, не так уж и страшен, если рядом с ними будет находиться добрый и мужественный отец. Но Лаура вела себя вызывающе, спрашивая у доктора, когда ей уже можно будет переспать с «мужем», чтобы зачать еще одну такую же парочку близнецов. Доктор, не понимая, что Лаура попросту задирает Марселу, отвечал всерьез: мол, надо сначала выкормить грудью этих, которые только что родились... Марселу не стал подыгрывать Лауре в ее дурацкой, неуместной игре и покинул клинику в печальном настроении, предчувствуя, что его новорожденным детям уготована нелегкая жизнь с такой мамашей.
Бранка, как всегда, сослалась на свою нелюбовь к больницам и не стала навещать внуков в роддоме — отделалась поздравительной запиской и букетом цветов, которые послала Лауре с шофером.
Но когда Лаура привезла близнецов домой, Бранка и Арналду пришли к ним в гости с кучей подарков и всячески умилялись, глядя на детишек.
— Посмотри, Арналду, мальчик — вылитый Марселу! — совершенно искренне восклицала Бранка. — И девочка на него похожа! Ты помнишь Марселу в младенческом возрасте?
— Да, конечно. Это ведь наш первенец, — отвечал взволнованно Арналду. — Действительно, сходство потря¬сающее!
— Мне кажется, дети Лауры гораздо больше похожи на Марселу, чем Марселинью. Ты не находишь?
— Да, — соглашался Арналду. — Марселинью боль¬ше похож на Эдуарду.
Потом, когда они вместе с Мег и Тражану пил» шампанское за здоровье новорожденных, Бранка призналась:
— Не знаю почему, но я сразу почувствовала, что эти близняшки для меня — родные. Даже роднее, чем Марселинью,  Нет, я, конечно,  не сомневаюсь в порядочности
Эдуарды и люблю Марселинью, но, тем не менее, такое ощущение у меня возникло.
А, придя, домой, она поделилась своими впечатлениями с Зилой:
— Малыши мне понравились, но что ни говори, а семья увеличилась на два человека, которые тоже будут претендовать на часть наследства!
О разделе наследства думал и Арналду. Ему удалось убедить Бранку в том, что Изабел значительно преувеличила сумму, скопившуюся на его тайных счетах. И теперь речь шла о разделе той достаточно небольшой суммы, которую Арналду не перевел на свой новый, совсем уж засекреченный счет.
Поначалу Бранка требовала разделить все эти деньги на три равные части: ей, Арналду и Марселу. Арналду же считал справедливым разделить все на пятерых — включая Леу и Милену.
И Бранка в конце концов с этим согласилась, предположив, что Леу и Милена, вероятнее всего, откажутся от «грязных» денег. И тогда делить придется на троих, как она того и хотела изначально.
Арналду очень волновался, сообщая детям о своем решении.
- Для вас уже не секрет, что мы с матерью разводимся. Наш брак подошел к своему закономерному, весьма печальному концу,  —  сказал он. —  Сохранять  прежние отношения бессмысленно, да и невозможно. Поэтому я дождусь свадеб Милены и Леу, а потом уеду из Рио и, возможно, вообще из страны. Поправлю здоровье, отдохну... Я слишком устал за эти годы...
- Ты давай ближе к делу! — не вытерпела Бранка. — А о том, как ты устал, можешь рассказывать Изабел!
Арналду укорил ее за несдержанность и наконец объявил о разделе денег, тайно переправленных им за границу.
Реакция со стороны детей была именно такой, на какую и рассчитывала Бранка: первым от незаконно нажитых денег отказался Леонарду, затем последовал отказ Милены.
Бранка внутренне возликовала, но тотчас же получила удар в самое сердце, потому что «грязными» деньгами не захотел воспользоваться и Марселу! Бранка восприняла это как предательство со стороны любимого сына и закричала в сердцах:
— Я вижу тут дурное влияние Эдуарды! Ты попал под ее каблук и лишился здравого смысла! Разве можно отказываться от того, что тебе принадлежит по праву?!
Марселу ответил на ее выпад достаточно спокойно:
— Эдуарда не могла знать, зачем нас позвал к себе отец, так что все твои обвинения несостоятельны. Теперь поговорим о деньгах и о правах. Я считаю, что отец, проворачивая такие махинации, обворовывал не только государство, но и себя, и нас, своих детей. Если бы он вкладывал их в развитие фирмы, то сегодня мы все были бы намного богаче и не ссорились бы из-за раздела этих в общем-то жалких крох. Я не сомневаюсь, что на счете Изабел лежит несравненно большая сумма, чем та, о которой мы тут ведем речь.
- Эту воровку следовало бы давно вышвырнуть из компании, но она же сразу донесет на отца в налоговую полицию! — в бессильной злобе воскликнула Бранка и неожиданно получила поддержку от Марселу.
- К этому я и веду,  — сказал он. — Сегодня вы имели возможность убедиться, что нам — вашим детям — не нужны ворованные деньги.  Но нам нужна компания! Дееспособная, мощная, процветающая! И я знаю единственный способ, как ее можно сделать таковой.
- Да? Это интересно!  — подал голос Арналду. — Может, поделишься своими соображениями?
- Разумеется! — принял вызов Марселу. — Для того чтобы спасти компанию и обезопасить семью от шантажа со стороны Изабел, ты, отец, должен передать все свои акции нам — Леу, Милене и мне.
— Неплохо ты все рассчитал! — отметил Арналду.
- Я бы сказал наоборот: это ты все плохо рассчитал! — ответил ему Марселу. — Доверился Изабел, допустил ее к своим тайным махинациям... Она уже достаточно поживи¬лась за счет нашей фирмы и не уйдет из нее,  пока там будешь ты.
- Арналду, он говорит дело! — не удержалась от замечания Бранка. — Если ты перестанешь быть владельцем компании, то Изабел сама уйдет оттуда!
- Именно это я и имею в виду, — подтвердил Марселу. — Шантажировать новое руководство компании она не сможет, так как в нашем распоряжении останется только законно нажитый капитал плюс многочисленные долги, которые накопились при деятельном участии самой Изабел. А терпеть ее у себя мы тоже не станем. Если она захочет — пусть остается простым акционером, но не более того! Что скажешь, отец?
Арналду задумался. Ему было ясно, что Марселу действительно предложил единственный выход для спасения компании. Но чем ответит на это Изабел? Смирится с поражением? Нет, скорее всего она потребует от Арналду часть денег, скопившихся на зарубежных счетах. Ну и пусть! Пусть лопнет от злости, когда увидит, что там практически ничего не осталось! А добраться до нового счета Арналду ей не удастся! Так что, избавившись от акций полуразвалившейся компании, Арналду тем самым избавится и от шантажистки Изабел. А потом уедет за границу и будет жить припеваючи на те немалые денежки, которые он сумел скрыть ото всех!
- Ладно, — произнес он вслух. — Я готов отдать вам все свои акции. Но как вы намерены восстановить компанию?
- Постепенно! — ответил Марселу. — Если работать честно, без махинаций и вкладывать деньги только в надежные, прибыльные проекты, то года за два или за три можно поправить финансовое положение компании. Милена, я думаю, ты теперь управишься со своим магазином и одна, а Леу полностью переключится на дела нашей фамильной фирмы. Правильно я рассуждаю?
— Да, я готова! — кратко ответила Милена.
- И я готов! — повторил за ней Леонарду, добавив: — Только мне кажется, нам следует пригласить в компаньоны Атилиу. Его опыт, знания, наконец, его имя позволят фирме гораздо быстрее встать на ноги.
- Хорошая идея! — одобрил Марселу. — Вот только согласится ли Атилиу вернуться к нам?
- Я его уговорю! — уверенно заявил Арналду, а Бранка
не менее уверенно добавила:
- Как только Атилиу узнает, что ему не придется работать с Изабел и Арналду, то сразу же вернется!
Она оказалась права: в тот же день Леонарду и Марселу уговорили Атилиу объединить две компании в одну и приняться за дело с новыми силами.

+1

13

Глава 34Время шло, ребятишки Лауры подрастали, а сердце Мег сжималось от жалости к этим двум несчастным крохам, которые по большому счету не были нужны никому — ни отцу, ни матери.
Марселу в общем-то от детей не отказывался, но у него была своя семья, свой — любимый — ребенок, свои житейские заботы. Неудивительно поэтому, что у него не возникало большого желания и потребности нянчиться с внебрачными сыном и дочерью.
Мег это понимала и не была в претензии к Марселу. Наоборот, она даже испытывала чувство благодарности к нему и особенно — к Эдуарде, которая не препятствовала общению Марселу с детьми, когда он все же выкраивал для этого время.
А вот собственная дочь огорчала Мег с каждым днем все больше. Казалось бы, с тех пор как появились на свет близнецы, у Лауры было достаточно времени для того, чтобы хоть привязаться к ним, как привязывается к малышам любой, даже посторонний человек, находящийся рядом с ними. Она же не только не прониклась материнским чувством к своим детишкам, но очень часто попросту забывала о них: уходила куда-то на целый день, не покормив их грудью, не подготовив бутылочки с искусственным питанием и никому не сказав, где ее при необходимости можно отыскать.
Потом возвращалась домой как ни в чем не бывало, равнодушно выслушивала упреки матери и отца, отмахиваясь от них, как от надоедливых брюзжащих стариков:
— Ну что вы делаете трагедию из каких-то мелочей? Можно подумать, я оставила детей абсолютно одних! А няня зачем? Она знает, когда их нужно кормить, когда укладывать спать. В конце концов, вы ей за это деньги платите! И она прекрасно справляется со своими обязанностями! Вон, посмотрите на эту парочку — сопят себе и горя не знают. Сытые, чистенькие. Чего вам еще надо? Совсем меня запилили!
Обескураженные Мег и Тражану умолкали, не находя таких слов, с помощью которых можно было бы достучаться до сердца дочери. Как объяснить ей, что детям недостает материнского внимания и ласки? Как втолковать ей — беспечной и бесчувственной, — что ни любящая бабушка, ни добросовестная няня не могут в полной мере заменить этим крохам их родную мать?
Мег и Тражану давно уже говорили между собой о каком-то, до сих пор не понятном им просчете, допущенном в воспитании Лауры. Возможно, чересчур баловали ее и несумели с детства привить ей чувство ответственности. Но примерно так же они воспитывали и Наталью, а та уже сейчас питает к племянникам самые нежные чувства и всегда ругает Лауру за ее бессердечное отношение к малышам. Выходит, причина кроется не в воспитании, а в характере самой Лауры? Такой уж она уродилась?
— По-моему, мы с тобой родили монстра, — сказала однажды Мег, отчаявшись повлиять на Лауру.
Тражану вынужден был согласиться с женой:
- Похоже на то. Я не питал иллюзий насчет того, зачем Лауре понадобилась эта беременность. Ей нужен был только Марселу, но отнюдь не дети. Однако мне казалось, что когда они родятся, наша дочь смягчится и переключит свою энергию на них. Я даже надеялся, что дети в какой-то мере вытеснят из ее сознания Марселу и она откажется от безумной идеи заполучить его в мужья любой ценой. Но этого, увы, не произошло...
- Меня как раз больше всего и убивает то, что Лаура думает о детях только в одном ключе: как еще можно использовать их для того, чтобы повидаться с Марселу или хотя бы поговорить с ним по телефону. А в других случаях она о малышах и не вспоминает!
- Может, это болезнь? Психоз? — высказал предположение Тражану. — Надо отвести ее к психоаналитику.
Ты думаешь, я не предлагала ей посоветоваться с врачом? — горестно вздохнула Мег. — Она же стала просто одержимой! У нее маниакальная идея вернуть себе Марселу. А кроме того, ее мучают то бессонница, то кошмарные сны. Но ты же знаешь Лауру! Ни о каком враче она и слышать не хочет!
- Если так будет продолжаться, она когда-нибудь попадет в психушку, — мрачно произнес Тражану. — Надо что-то делать!
— Но что? Подскажи, посоветуй. Лично я тут бессильна.
— Да я, в общем, тоже,..
- Значит, нам остается пока только нести свой тяжкий родительский крест, — пришла к печальному заключению Мег.
Этот разговор происходил поздно вечером. Так ничего и не придумав, Мег и Тражану уснули. А ночью их разбудил пронзительный крик, донесшийся из комнаты Лауры.
Вбежав туда, они увидели, что их дочь сидит на кровати, сжавшись в комок, и ее бьет нервная лихорадка.
- Что с тобой, Лаура? — обняв ее, спросила Мег. — Тебе опять приснился кошмар?
— Д-да... — стуча зубами от страха, вымолвила та.
- Сейчас я принесу теплого молока, — сказал жене Тражану. — А ты побудь здесь, успокой ее.
Мег прижала к себе свою взрослую дочь, как прижимают маленького ребенка, и стала осторожно гладить ее по волосам. Озноб понемногу начал проходить, и Мег почувствовала, что Лаура беззвучно плачет.
Тражану тем временем принес подогретое молоко, и Лаура, несколько раз отхлебнув из чашки, наконец заговорила:
- Мне снилось, будто я попала в дорожную аварию... Меня зажало в машине,  выбраться из нее я не могу, а спасатели и санитары все не едут... Это так страшно! Я в какой-то момент почувствовала, что умираю,.. Да, еще секунда, и я бы умерла!
- Успокойся, это был только сон, — утешала ее, как могла, Мег. — Тебе надо пойти к врачу, пусть он выпишет какие-то успокаивающие лекарства. И опять все наладится. Ты будешь спать как младенец.
- Я не больна! Ты же сама говоришь, что это всего лишь дурной сон, — даже в таком состоянии продемонстрировала ершистость Лаура.
- Ну ладно, ладно, — не стала с ней спорить Мег. — Потом поговорим. А сейчас ложись и попробуй снова уснуть.
- Да, я попытаюсь, только не знаю, как это у меня получится, — слабым голосом ответила Лаура.
Мег ожидала увидеть ее наутро подавленной и уставшей, а она, к удивлению матери, проснулась раньше всех и выглядела довольно свежей. Лишь лихорадочный блеск в ее глазах свидетельствовал о сильном нервном перевозбуждении.
- Луиза, покорми детей и одень их понаряднее, — отдала она распоряжение няне. — Мы сейчас поедем в гости!
- Что ты надумала? — обеспокоилась Мег. — Какие могут быть гости в такую рань? Куда ты собралась, да еще и с малышами?
- Ты же, наверно, уже и сама догадалась, что мы поедем к их папочке, — усмехнулась Лаура, довольная произведенным впечатлением на мать. — Представляешь, как он обрадуется такому неожиданному визиту? А Эдуарда вообще умрет от счастья!
Мег принялась уговаривать дочь:
- Не зли понапрасну Марселу. Ты можешь добиться обратного результата: Марселу скоро станет шарахаться не только от тебя, но и от наших малюток.
- Мама, не вмешивайся не в свое дело! Ты все равно меня не поймешь, — отрезала Лаура.
- Но хотя бы позвони Марселу, предупреди его, — попросила Мег, однако Лаура не удостоила ее ответом и скомандовала няне:
— Вперед! Мы едем в гости!
К Марселу они нагрянули перед самым его отъездом на работу. Увидев Лауру, няню и малышей в коляске, он ото¬ропел.
— В чем дело, Лаура? — спросил он не слишком любезно. — Без звонка... Так рано...
— А мы решили сделать папочке сюрприз!   Правда, птенчики?
Я должен ехать по делам...
- Вы слышите, дети? Ваш папа — очень занятой человек. Но это вовсе не значит, что он вам не рад! Ты ведь сможешь задержаться ненадолго?
- Ну проходи, раз уж ты здесь. Только постарайся впредь извещать нас заранее о твоих визитах.
- Мы не отнимем у тебя много времени. Я принесла с собой фотоаппарат, чтобы запечатлеть нашу встречу,  — бойко щебетала Лаура, вполне довольная собой. — Привет, Эдуарда! Вот, привезла своих ребятишек познакомиться с братиком. Надеюсь, ты не будешь возражать?
- Нет, конечно, — скрепя сердце ответила Эдуарда. — Только тебе следовало прежде позвонить. Мы бы специально выбрали для этого время.
- Ничего, мы и так пообщаемся. К чему излишние формальности! Здесь же собрались родные братики и сестренка! Эдуарда, ты не видела моих детей? Посмотри! Это Алисия. Правда она красавица?
— Да, чудная девочка, — согласилась Эдуарда.
- А это Жуан-Марселу — мой сынок. Все говорят, что он вылитый отец! А бабушка Бранка даже утверждает, что он гораздо больше похож на Марселу, чем твой сын,Эдуарда.
Моей матери не всегда следует верить, потому что она часто бывает склонна к преувеличениям, — вмешался Марселу, давая понять Лауре, что не потерпит подобных провокационных выпадов с ее стороны.
- Ну ладно, вот Жуан-Марселу еще немного подрастет, и ты сам увидишь, что это твоя копия, — примирительно произнесла    Лаура.  - А сейчас давайте сфотографируемся на память. Эдуарда, неси сюда Марселинью! Пусть он познакомится наконец с братиком и сестричкой.
- Лаура, сделаем это в другой раз, — строго сказал Марселу.  — Я дольше не могу задерживаться. У меня совещание.
- Подожди еще минуту! Мы тоже сейчас уедем, — пообещала она. — Только сфотографируемся все вместе. Луиза нас пару раз щелкнет.
Эдуарда и Марселу, ободренные этим обещанием, послушно уселись на диван. Лиза принесла Марселинью, и Марселу потянулся, чтобы взять его на руки, но Лаура оказалась проворнее и сунула ему своего сына.
- Ты возьмешь Жуана-Марселу, я — Алисию, а Эдуарда — Марселинью. Ты сядешь в центре, — распоряжалась она. — Отец должен быть всегда в центре. Луиза, ты отойди
чуть подальше, чтобы я и Эдуарда тоже попали в кадр.
- По-моему, можно снимать, — сказала няня. — Улыбнитесь! Снимаю!
- Отсняв для надежности еще несколько кадров, она опустила фотоаппарат и взяла ребенка у Марселу. Тот облегченно вздохнул и направился к выходу.
— Извини, Лаура, но мне пора идти.
- Мы тоже уходим, — вскочила с места она. — Проводим тебя до машины. Луиза, проходи вперед с коляской. А ты, Эдуарда, не скучай тут. Я сейчас же заеду куда-нибудь проявить пленку и сразу пришлю тебе фотографии. До свидания!
Совещание, на которое торопился Марселу, имело особое значение для всей компании: на нем должна была окончательно решиться судьба Изабел.
Арналду, узнав о готовящемся совещании, вдруг усомнился в его успешном завершении и даже испугался:
- А если тебе все же не удастся уволить Изабел? Что будешь делать тогда?
- Удастся! — уверенно заявил Марселу. — Все члены совета директоров уже знают о той неблаговидной роли, которую сыграла Изабел в нашей компании. Так что они
будут на моей стороне!
- Да я ж не против, — прояснил свою позицию Арналду. — Если совет директоров выразит Изабел недоверие, то она уж точно уйдет. Гордости ей не занимать!
За день до решающего заседания Марселу счел необходимым предупредить Изабел, прямо сказав, что ее шансы остаться в руководстве компании близки к нулю, и поэтому ей лучше было бы самой попросить отставку.
— Нет уж, не дождетесь! — ответила на это она. — Собирайте ваш совет и делайте что хотите. Я так или иначе в убытке не останусь!
Марселу не придал тогда особого значения ее словам, а на следующий день попросту обрадовался, когда Изабел не явилась на совещание.
Члены совета единогласно проголосовали за предложение Марселу, и таким образом Изабел заочно лишилась своего высокого поста,
А на ее место была назначена опытная, талантливая и не замеченная ни в каких махинациях Паула.
Не менее важные перемены произошли и в мастерской Элены: она вынуждена была искать себе другую компаньонку, так как Флавия окончательно решила уехать из Рио-де-Жанейро.
Перед отъездом она пришла к Элене и попросила простить ее.
- За что? Ты ни в чем передо мной не виновата, — сказала Элена. — Я сама разрушила свой брак с Атилиу.
- Нет,  виновата! Я  обманула тебя! Да,  обманула. Может, если бы я повела себя иначе — Атилиу бы не решился уйти из семьи.
- Он ушел не из-за тебя, а из-за меня. Поверь, я говорю чистую правду!
Да, я знаю, что он меня никогда не любил, — с горечью признала Флавия. — Но это не снимает с меня ответственности. Я запуталась тогда, приняла грешное за праведное... Вот теперь и страдаю... Мне надо уехать, Элена, чтобы начать жизнь заново. Ты только прости меня, пожалуйста.
— Ну что ты! — обняла ее Элена. — Я тебя очень люблю! Мы ведь дружим столько лет... А что было — то прошло! Я от всей души желаю тебе удачи на новом месте.
Флавия уехала, а Элена взяла себе в компаньонки Анинью. И, вдвоем обсуждая планы на будущее, они решили увеличить помещение студии, чтобы в ней можно было устраивать сразу несколько выставок.
С этой целью Элена и позвонила Атилиу:
- Скажи, ты будешь работать в своей мастерской? Если нет, то мы бы хотели устроить там выставочный зал...
- Нет, я не собираюсь туда переезжать. Так что занимай ее. Похоже, у тебя дела идут прекрасно...
- Ну, не так уж и прекрасно. Просто работаем как всегда. У Марсии скоро будет новая выставка. Приходи, посмотришь.
- Спасибо, обязательно приду. Передай Марсии мой привет.
- Обязательно передам... Знаешь, Флавия ведь уехала из Рио. И теперь моя компаньонка — Анинья.
Атилиу никак не прореагировал на это сообщение, и Элена не поняла, знал он об отъезде Флавии или та уехала, не простившись с ним.
- Ты загляни к нам на днях, — продолжила Элена. — Мы уладим все формальности с арендой твоей мастерской.
- Охотно загляну! — пообещал он, и Элена внезапно уловила в его голосе ту давнюю, почти забытую теплоту, от которой у нее всегда сладко замирало сердце.
Настроившись на такой лирический лад, она в тот день уже не смогла работать и потому решила поехать к Эдуарде и Марселинью.
Эдуарда встретила мать в сильном волнении. Она все еще не могла прийти в себя после утренней выходки Лауры и с горячностью стала рассказывать об этом Элене:
— Мама, я не знаю, что делать. Прямо хоть уезжай отсюда на край света! Она ведь никогда не оставит нас в покое!
Словно в подтверждение этих слов прозвучал телефонный звонок: Лаура сообщала, что фотографии получились замечательно и шофер уже повез их Эдуарде.
— Спасибо, — сдержанно поблагодарила ее Эдуарда.
— Не забудь показать Марселу наши фотографии!
— Не забуду. Как только приедет, сразу и покажу.
- Я не сомневаюсь, что они ему понравятся! Но завтра еще позвоню и сама у него спрошу.
- Лаура, ты извини, ко мне сейчас приехала мама, так что — до свидания! — с плохо скрываемым раздражением закончила этот разговор Эдуарда.
А вскоре шофер привез пакет с фотографиями.
- Представляешь, какая настырность! — сказала Эдуарда матери. — Лаура, по-моему, сошла с ума. И меня пытается довести до сумасшествия.
- А ты не принимай это близко к сердцу, — посоветовала Элена. — Главное, что Марселу тебя сейчас во всем поддерживает.
- Но она же звонит по сто раз на дню! Говорит всякие глупости, а то и просто гадости. Включает какую-то мерзкую музыку, и, когда я беру трубку, у меня возникает ощущение, будто мне выстрелили в ухо...
Говоря это, Эдуарда вскрыла пакет, взглянула на фотографию, и тотчас же отпрянула в ужасе.
- Боже мой! Мама!.. Ты посмотри: она обрезала фотографию! Убрала меня и Марселинью, как будто нас и не было тут вовсе...
- Да, похоже, она действительно сошла с ума, — согласилась Элена. — Но ты не должна так на нее реагировать!
- А как я еще могу реагировать? Ведь это же — угроза! Лаура недвусмысленно намекает на то, что мы с сыном должны оставить Марселу ей и близнецам. А если не захотим, то она нас все равно «отрежет»!
- И ты позволишь, чтобы она распоряжалась твоей жизнью? Чтобы ты думала о ней день и ночь?
— Нет, конечно...
— Ты ее боишься, а ей только этого и надо!
— Но дело же не только во мне. Я уже стала бояться за Марселииью.
- И все равно ты должна всячески изгонять из себя этот страх. Предупреди Веру и Лизу, чтобы не открывали Лауре дверь. Поговори с Марселу. Вам надо выработать какую-то гибкую тактику в отношениях с Лаурой. Строго оговорите время и место, где он может видеться с близнецами. Иначе она будет требовать от него все больше и больше внимания.
- Да я же не против того, чтобы няня привозила детей сюда. Пусть они здесь общаются с Марселинью, когда немного подрастут. Пусть Марселу нянчится с ними. Но только не в присутствии Лауры!
— Вот так и надо поступить, — одобрила Эдуарду Элена. — Будьте понастойчивей. Проявите твердость. И тогда Лаура станет для вас неопасной.
После успешно проведенного совета директоров Марселу отправился на другой совет — семейный.
Теперь, когда с Изабел было покончено, Арналду вновь собрал всю семью, за исключением Эдуарды и несмышленых внуков, чтобы обсудить подробности предстоящих свадеб Леу и Милены.
Они собирались вступить в брак в один и тот же день, причем без каких-либо помпезных торжеств, но Арналду заявил, что эта двойная свадьба должна быть не менее роскошной, чем была у Марселу, и что все расходы он берет на себя.
- Невероятная щедрость! — подбросила шпильку Бранка. — И я догадываюсь, чем она обусловлена. Ты надеешься, что Леу и Милена откажутся от такого подарка. Ведь так? А тебе не приходило в голову, что они просто из вредности могут его принять?
- Не суди всех по себе! — ответил ей Арналду. — Я никогда не делал различия между нашими детьми. Разве что к Милене относился с большей нежностью, поскольку она — девочка. Я и сейчас приготовил ей кое-что в качестве приданого... — Он протянул Милене чек, поцеловал ее и сказал: — Возьми. Этих денег хватит, чтобы купить вполне приличную квартиру или дом. Твой жених небогат, а я хочу, чтобы у тебя был собственный дом, в котором бы росли мои внуки.
- Спасибо, папа... – растерянно промолвила Милена, не ожидавшая такого действительно роскошного подарка.
Бранка же восприняла этот жест Арналду прежде всего как личное оскорбление.
- Значит, ты решил убить меня своим великодушием? — подступила она к Арналду.  — Хочешь продемонстрировать, какой ты добрый и любящий отец? Может, у тебя и
для Леонарду заготовлен чек?
Нет, я же говорю, что это приданое. А оно полагается только невесте. Что же касается Леу, то он, как мужчина, должен сам встать на ноги. Так я считаю. Все, что для этого необходимо, я ему дал: акции, фирму, имя. Ведь фамилия Моту по-прежнему имеет вес в мире бизнеса. Надеюсь, ты не в обиде на меня, сын?
- Нет, папа, я с тобой абсолютно согласен, — ответил Леу.
- А я не согласна! Я возмущена! — заявила Бранка. — Что же это выходит? Ты разворовал и разорил нашу компа¬нию, чтобы за наш же счет одарить двух вертихвосток — свою любимицу Милену и свою любовницу Изабел?!
— А при чем тут Изабел? — вскипел Арналду. — Как ее вообще можно ставить в один ряд с Миленой! Ты уже совсем свихнулась! Мы говорим о свадьбе нашей дочери, а у тебя на уме одна Изабел. Все никак не можешь простить ей того, что она увела у тебя сначала Атилиу, а потом и меня?
- Боже мой, какая мания величия! — расхохоталась Бранка. — Я не могу простить Изабел ее наглое воровство, а что же до тебя, то ты меня вообще никогда не интересовал как мужчина!
- Мама, перестань! — попытался одернуть ее Марселу, но Бранка уже вошла в раж:
- Да, не интересовал! И не делай вид, будто впервые об этом слышишь. Дети уже взрослые, и пусть они знают, что у нас с тобой была только общая спальня, общая кровать, но никогда не было того, что соответствует понятию «брачное ложе»!
- Ах так?! — возмутился Арналду. — А откуда же тогда взялись трое наших детей?
- Наших? Ха-ха-ха!.. — рассмеялась ему в лицо Бранка. — Где ты видишь наших детей? Их тут нет! Марселу, например, — сын Атилиу!..
- Что?! — воскликнул ошеломленный Марселу.  — Мама, ты думай, что говоришь! Неужели это правда?
- Правда, сынок! — с нескрываемым удовольствием и гордостью подтвердила Бранка и, указав рукой на Ариалду, добавила: — Разве от этого ничтожества мог родиться такой замечательный сын, как ты!
- Бранка, ты зарываешься! — угрожающе произнесла Милена. — Не смей оскорблять отца!
Леу тоже подал свой голос в защиту Арналду. А Марселу, не желая верить Бранке, стал теребить Арналду:
- Отец, почему ты молчишь? Скажи, что все это — ложь, блеф, абсурд!..
- А что я могу сказать? — беспомощно развел руками Арналду. — Ваша мать никогда меня не любила, это правда. И всегда крутила шуры-муры с Атилиу. Так что я не слишком удивлюсь, если она сейчас признается, что вы все трое — дети Атилиу.
После такого заявления все, включая Бранку, какое-то время пребывали в шоке, а потом в доме поднялся невообразимый ор. Леу, Милена и Марселу возмущались услышанным и требовали от Бранки правды. Она же, не слыша их, поносила последними словами Арналду и теперь кричала, что всегда была ему верной женой, а он бегал за каждой юбкой.
Но вот до ее слуха отчетливо донеслась фраза Марселу, обращенная к Арналду:
- Отец, я не хочу терпеть такой двусмысленности. Поэтому прошу тебя: давай проведем генетическую экспертизу!
- Тебе не терпится убедиться в том, что ты — сын Атилиу? — с обидой спросил Арналду.
— Нет, папа! Мне не нужен другой отец! Я хочу убедиться в том, что ты — мой отец!
- И мы хотим в этом убедиться! — хором подхватили Леу и Милена. — Мы любим тебя, папа!
- А если любите, то зачем вам эта экспертиза?  — резонно заметил Арналду.
- Чтобы поставить на место Бранку! — ответила за всех Милена. — Чтобы она больше не смела тебя шантажировать!
- А если окажется, что кто-то из вас действительно не мой ребенок? — с печалью в голосе произнес Арналду.
-  Значит, этот вариант все-таки возможен? — спросил вновь помрачневший Марселу, а Леу и Милена разом сникли.
- Я не могу этого ни утверждать, ни опровергать, — сказал Арналду. — Бранка не раз во время наших ссор намекала, что Марселу — сын Атилиу. Потом так же, как сегодня, горячо уверяла меня в своей верности... В общем, я сам ничего не знаю...
— Папа, этим сомнениям надо положить конец, — решительно произнес  Марселу. — Завтра же  мы  все трое вместе с тобой сдадим анализ на ДНК — и будь что будет!
Леу и Милена так же решительно поддержали брата, но Арналду не спешил с ответом, раздумывая, как ему посту¬пить. А Бранка, мысленно проклиная себя за несдержанность и непростительную болтливость, с ужасом ждала, к какому решению придет ее взбунтовавшееся семейство.
Арналду между тем заговорил:
— Каждый из вас, конечно, вправе знать, кто его истинный отец. Или точнее — генетический отец. Но мне это знать вовсе не обязательно, поскольку я воспитал вас, вырастил и других детей у меня нет. Я всегда буду считать вас своими детьми. И никаких анализов сдавать не стану! Это мое последнее слово. А если вы все же захотите узнать, причастен ли к вашему рождению Атилиу, то пусть он и сдает анализы. А я  не буду!

Глава 35.Ошеломленные неожиданным признанием матери, Марселу, Леу и Милена сочли необходимым обратиться за разъяснениями к Атилиу.
Столь деликатную миссию Марселу взял на себя и теперь с волнением ожидал, что скажет на этот счет его предполагаемый отец.
Атилиу же, потрясенный услышанным, ответил не сразу:
- Да, это новость!.. Признаюсь, у меня даже дух захватило!.. Бранка не раз намекала мне, что ты можешь быть моим сыном, но я думал, она либо шутит, либо, извини, блефует.
— Сегодня она утверждала это с полной уверенностью.
- У меня уверенности нет, но я допускаю такую возможность.
- Ты понимаешь, что говоришь?! — глухим от волнения голосом произнес Марселу.
- Да. Вероятность того, что я могу быть твоим отцом, существует. Вот только можно ли в данном случае верить Бранке?
- Ты хочешь сказать, что мама продолжала с тобой... встречаться и после того, как вышла замуж?
- Ну, не совсем так, хотя эта странная связь длилась много лет, то угасая, то вспыхивая вновь. Инициатива всегда исходила от Бранки... Поэтому периоды нашего сближения были короткими и, в общем, носили эпизодический характер.
- Невероятно!.. Я знал, что мама влюблена в тебя, но не думал, что и ты...
- У меня сложное чувство к Бранке. Его нельзя назвать любовью. Да и Бранка уже давно меня не любит.
- Ну,  тут я готов с тобой поспорить, — возразил Марселу.
— А ты не спорь. Бранка любит не меня, а свою ушедшую молодость. Ей кажется, что если бы она тогда, в юные годы, вышла замуж за меня, то и вся ее жизнь сложилась бы счастливо. А сама она при этом оставалась бы такой же легкой, красивой, полной энергии, какой была во время на¬шего с ней романа.
—Возможно, ты и прав, — согласился Марселу. — Но меня сейчас занимает другое. Если ваши... интимные отношения продолжались и после моего рождения, то не исключено, что Леу и Милена тоже могут быть твоими детьми! Мама и на это намекнула, хотя и не с такой долей уверенности.
—Что ж, будем откровенными: ни один мужчина, вступая в близкие отношения с женщиной, не может быть застрахован от отцовства. Ты же сам теперь убедился в этом — на собственном опыте.
— Да уж, я убедился!.. — с досадой произнес Марселу, вспомнив утренний визит Лауры. — Но что же нам теперь делать? Как установить истину? Пойми, мы все — я, Милена и Леу — хотим знать, кто наш настоящий отец!
— Я тоже хотел бы это узнать, — сказал Атилиу. — Представь, какая бы для меня была радость, если бы ты и вправду оказался моим сыном! А еще лучше — если бы вы все трое оказались моими детьми!.. Но такое невозможно в реальности. Боюсь, что это всего лишь какая-то интрига Бранки. Вероятно, она хочет таким образом досадить Арналду.
- Но разве подобными вещами шутят? Мама же должна была подумать, как это отразится на нас, ее детях!
- Неужели ты до сих пор не изучил как следует свою мать? Ее ведь... как бы это помягче выразиться... очень часто заносит...
- К сожалению, такое с ней случается, — вздохнул Марселу. — И все же — что мы можем предпринять? Сдадим анализы на ДНК?
- Нет, с этим подождем, — без колебаний ответил Атилиу. — Давай я сначала поговорю с Бранкой. Скажу, что готов пройти проверку на ДНК.ты и в самом деле готов.
— Да. Если со стороны Бранки это был только блеф, то она станет меня отговаривать. А если не станет — я готов на все, чтобы узнать правду и — чем черт не шутит! — обрести сына или дочь.
К Бранке Атилиу примчался едва ли не с рассветом.
Заспанная Зила открыла ему дверь и, немного удивившись столь раннему визиту, сообщила, что хозяева еще спят. Но Атилиу это не смутило: он прямиком прошагал в спальню Бранки.
Она уже проснулась, но еще лежала в постели, вяло ворочаясь с боку на бок.
Атилиу постучал в дверь и тотчас же вошел, не дождавшись ответа. Увидев его на пороге своей спальни, Бранка вскрикнула от неожиданности:
— Ой! Почему ты здесь?!
— Вот пришел с тобой повидаться.
— Нет! Не сейчас! Я в таком виде!..
- В каком? Дай посмотрю.
Он сделал шаг по направлению к кровати, на которой продолжала лежать Бранка, прикрыв одеялом лицо, чтобы его не мог увидеть Атилиу. Лишь одним глазом она при¬стально наблюдала за неожиданным гостем и потому сразу же его остановила:
- Нет! Не приближайся! И не смотри на меня! Нельзя врываться к женщине без разрешения и в такой ранний час!
- Я же с самыми лучшими намерениями, — улыбнулся своей обольстительной улыбкой Атилиу.
— Это тебя не оправдывает! Я только что проснулась, на мне никакого макияжа... Страшная, да?
- Я ведь отвернулся, как ты хотела. И теперь не вижу тебя. Разрешаешь посмотреть?
— Нет. Постой так. Я хотя бы чуть-чуть приведу себя в порядок.
Она быстренько набросила на себя изящный пеньюар, причесалась, припудрилась, слегка подкрасила губы, успе¬вая при этом приговаривать:
—Я даже в двадцать лет не позволяла никому смотреть на меня, пока не накрашусь!.. И вообще — где это видано, чтобы мужчина вторгался в мою спальню, когда я его не приглашала и не ждала!
—Ну так в чем же дело?  Пригласи!  На тебя уже можно смотреть?
— Ладно, проходи, — кокетливо промолвила Бранка.
- Выглядишь замечательно! — выразил свой восторг Атилиу, нисколько не кривя душой, потому что от приятного волнения щеки Бранки разрумянились, глаза заискрились молодым игривым блеском.
- Какой же ты все-таки обольститель! — с не меньшим восторгом ответила она. — И знаю ведь, что это — всего лишь комплимент, а почему-то хочется тебе верить!
- Верь мне, Бранка, верь! Потому что я говорю истинную правду.
Он подошел к ней поближе и нежно поцеловал в щеку. У Бранки даже дыхание перехватило от этого вроде бы вполне невинного поцелуя.
—Давно я не просыпалась в твоем присутствии, — промолвила она взволнованно и томно.
Ее состояние в какой-то степени передалось Атилиу, но он не позволил себе расслабиться и заговорил о том, ради чего, собственно, сюда и пришел:
— Бранка, у меня вчера вечером был Марселу...
- Да, я догадываюсь, о чем он тебя расспрашивал.
— Ну, тем лучше. Тогда просто объясни мне, что все это значит? Зачем ты затеяла такую опасную игру с детьми, со мной? Милена и Леу тоже волнуются. Знаешь, чего они хотят — все трое? Чтобы я сдал анализ на ДНК!
— В этом нет нужды.
- Значит, ты все выдумала? Но зачем? Чтобы уязвить Арналду?
- Ты меня не понял. Анализ не нужен потому, что я и так знаю, от кого рожала моих детей.
- И от кого же? Надеюсь, я тут все-таки ни при чем, хотя и не отказался бы от удовольствия стать отцом Леу, или Милены, или Марселу...
— Что ж, я могу доставить тебе такое удовольствие, — торжественно произнесла Бранка. — Говорю как на духу: Марселу — твой сын!
- Этого не может быть! Ты дурачишь нас всех! Вот только не пойму зачем?
- Может, мой дорогой. Еще как может! — вздохнула Бранка. — Если бы ты женился на мне тогда, то все эти годы мог бы чувствовать себя счастливым отцом. А так я вынуждена была внушать Марселу, что его отец — Арналду.
- Но это невозможно. Я всю ночь думал, сопоставлял сроки... Ничего не выходит. Марселу родился вроде бы в срок...
— Да, но ты забыл одну важную подробность: когда ты уже решил жениться на Алисии,  то  еще какое-то время продолжал встречаться со мной!
– Это я помню. Но помню также и то, что как только у нас наметился разрыв, ты сразу переключилась на Арналду! Хотела заставить меня ревновать, говорила, что я, как мужчина, в подметки не гожусь твоему будущему мужу.
— Мало ли чего я могла наговорить от обиды!
— Нет, Бранка, не увиливай! Я ведь тебя хорошо знаю. Ты поспешила вышибить клин клином. Так? Не станешь же ты утверждать, будто не спала с Арналду до свадьбы?
— Не стану. Но Марселу все равно — твой сын! Это я знаю точно!
— Ничего ты не можешь знать точно, — остался при своем мнении Атилиу.  Видимо, мне и впрямь придется сделать этот анализ!
— Ты говоришь серьезно?
— Да. А почему нет? Тем более, что ты зачем-то впутала сюда еще и Леу с Миленой. Уж их-то не надо было сбивать с толку!
— Я никого не собиралась сбивать с толку, — в некотором раздражении пояснила Бранка. — Просто это вы¬ рвалось у меня помимо воли. Столько лет молчала, а тут — не сдержалась!
— Я бы понял тебя, если бы ты проговорилась о Марселу. Но при чем тут двое других детей?
- А при том, что если подходить строго, то они тоже могут быть твоими детьми. Просто в случае с Марселу я уверена на сто процентов, а насчет Леу и Милены у меня такой уверенности нет.
- Да ты просто издеваешься надо мной! — вышел из себя Атилиу. — Чем я тебе так досадил?
- Ну что ты,  мой дорогой!  —  в порыве нежности обняла его Бранка.  — Ведь я же тебя люблю! И всегда любила! Радовалась любой возможности увидеть тебя. А когда это не удавалось — всю свою любовь переносила на твоего сына. Никто не мог понять, почему я из всех детей люблю одного Марселу...
- Я и сейчас этого не могу понять,  —  прервал ее пламенную речь Атилиу. — Если ты утверждаешь, что Леу и Милена тоже могут быть моими детьми...
-В этом я не уверена. Но вспомни, когда они родились, Алисии уже не было в живых, а ты хоть и крайне редко, но все же прибегал к моей помощи. И я утешала тебя! Один раз это было даже здесь, вот в этой комнате. Неужели ты все забыл?
- Нет, не забыл, — горячо обнял ее Атилиу. — Я все помню и благодарен тебе за это. Просто я уже не надеялся, что когда-нибудь у меня будет ребенок. А тут вдруг замаячила такая перспектива! Я растерян, ошеломлен... Пожалуй, я теперь сам не успокоюсь, пока не пройду эту проверку на ДНК!
Пока генетический анализ на установление отцовства был лишь аргументом в выяснении семейных отношений, Марселу, Леонарду и Милене он представлялся благом и единственной возможностью восстановить справедливость. Но когда дело дошло до реальности, тут-то каждый из них и засомневался: а так ли уж нужна эта справедливость и кому от нее станет легче? Все они так или иначе любили того человека, которого привыкли считать своим отцом, и сейчас боялись его потерять. Особенно это касалось Милены. Она ведь не просто любила отца, но обожала его — несмотря на все недостатки отнюдь не безгрешного Арналду.
Она даже попыталась выйти из этой опасной игры, чреватой непредсказуемыми последствиями, но братья пристыдили ее: дескать, сами заварили кашу, спровоцировали на анализ Атилиу, а теперь — в кусты? Милена сочла их довод не слишком убедительным:
- Идти на попятную всегда неприятно. Только мне будет легче повиниться перед Атилиу, чем признать в нем своего отца.
- Успокойся! Тебе меньше всего это грозит, — вставила свое веское слово Бранка.
- Ну тогда я тем более могу обойтись без этого испытания, — подхватила Милена. — Вот если бы существовал такой анализ, который бы показал, что Бранка — не моя мать, тогда бы я первой помчалась в лабораторию!
- После этого заявления действительно нет нужды ни в каком анализе: и так ясно, что у Атилиу не может быть такой дерзкой  и жестокосердной дочери!– парировала Бранка.
- А ты не допускаешь мысли, что сейчас во мне говорят как раз твои гены, мамулечка? — в привычной язвительной манере спросила Милена, но Леонарду одернул ее:
- Прошу тебя, не заводись! У нас и так в последнее время сплошные ссоры. Мы все взвинчены!
А Марселу подвел своеобразный итог этого разговора:
— Я считаю, мы все должны пройти генетическую экспертизу. И чем раньше, тем лучше. Иначе эти сомнения будут всегда стоять между нами и окончательно разрушат нашу семью.
Его слова прозвучали так убедительно, что даже Милена вынуждена была согласиться:
— Ладно, чему быть, того не миновать! Испытаем судьбу. Сделаем подарок Атилиу, а заодно и нашей мамочке. Бранка, он ведь женится на тебе, если мы все трое окажемся его детьми? Как ты думаешь?
Бранка не стала отвечать на этот провокационный вопрос — лишь одарила дочь презрительным взглядом.
— Мне папу жалко. Он так переживает! — уже серьезно промолвила Милена. — Пойдемте к нему. Он должен знать, что мы решились на анализ.
Арналду их решение не обрадовало, но и не слишком огорчило. По крайней мере внешне он воспринял это известие достаточно спокойно.
— Я готов ко всему. К любому результату, — сказал он им. — Даже если окажется, что вы все — не мои, я и тогда не перестану вас любить и считать своими родными детьми!..
За те двадцать дней, в течение которых надо было ждать результатов анализа, произошло несколько важных событий, частично оттеснивших на задний план проблему установления отцовства.
Прежде всего, состоялся суд над Фаусту, приговоривший его к пяти годам заключения. Но адвокат Альсиу был уверен, что Фаусту вскоре попадет под амнистию и просидит в тюрьме не более полутора лет.
Узнав об этом, Бранка посетовала Розе:
— Кошмар! Нет никакой справедливости в этой стране! Я отвалила Фаусту такие огромные деньги, а его осудили на такой малый срок!
Роза восприняла это как шутку, и тема Фаусту на том была исчерпана.
Другое событие — свадьба Милены с Нанду и Леу с Катариной — назревало уже давно, однако стало близким к осуществлению лишь теперь.
Обе пары хотели пожениться скромно, без излишних торжеств, а Милена и Нанду вообще собирались обвенчаться в Нитерое, но Арналду теперь особенно настаивал на том, чтобы все было по высшему разряду.
— Я пока еще ваш отец и прошу уважить меня, — сказал он. — Может, через несколько дней я буду уже в ином статусе. Но сейчас у меня еще имеется отцовское право, которым я и хочу воспользоваться. Пообещайте, что исполните мою отцовскую волю, даже если результаты анализа окажутся для меня плачевными.
Милена и Леу не смогли ему отказать. Более того, они решили, что при любом исходе экспертизы Атилиу на их свадьбе будет только почетным гостем.
Растроганный Арналду обнял их и даже прослезился.
А затем безропотно стал ждать приговора, который должны были вынести генетики буквально за день до свадьбы.
Разумеется, Леу и Милена нервничали по этому поводу, но предсвадебные хлопоты требовали от них много сил и времени, в значительной степени облегчая тягостное ожидание.
В какой-то момент они поняли, что по большому счету этот анализ уже ничего не может изменить. Арналду они не станут любить меньше, чем прежде, так же как и Атилиу не станет для них более родным, чем до сих пор. А сохранить супружеские отношения Арналду и Бранки все равно не удастся ни при каком раскладе — они уже твердо решили развестись сразу после свадьбы детей.
- Семья Моту доживает сейчас свои последние дни, — сказала Милена Лидии.  — Я даже не думала, что мне будет от этого так горько. Вы же знаете, какие у нас были отношения с матерью. Но сейчас я испытываю к ней сострадание и жалость. И отца мне очень жаль...
Да, Нанду мне уже сказал о просьбе твоего отца, — сочувственно произнесла Лидия. — Поэтому не волнуйся я не буду настаивать, чтобы вы обвенчались непременно в Нитерое. Мы с Орестесом, поедем в Рио. А потом все вместе вернемся сюда и устроим, если ты не возражаешь, небольшую вечеринку здесь. Пригласим моих коллег и соседей, посидим по-дружески, по-семейному.
— Ну как я могу возражать! Я же просто обожаю ваши домашние посиделки со знаменитым апельсиновым пирогом! — воскликнула Милена. — Спасибо вам за понимание и вообще за все!..
Между тем наступил тот решающий день, которого с тревогой и замиранием сердца ждали Атилиу и все семейство Моту.
В лабораторию они поехали вместе — Атилиу и трое детей Бранки. Сама она предпочла остаться дома.
- Я и так знаю, каким будет результат! — сказала она с несколько наигранной уверенностью, поскольку в последний момент тоже заволновалась и даже испугалась: а вдруг по закону подлости выяснится, что все ее дети рождены от Арналду — в том числе и любимый, ненаглядный Марселу?! — Не задерживайтесь там и приезжайте прямо сюда. Мы отпразднуем это знаменательное событие!
-Ты на всякий случай и отца пригласи, — не преминула уколоть ее Милена. — Если уж праздновать, так всем заинтересованным лицам!
В отличие от Бранки Атилиу не скрывал своего волнения и прямо говорил, что отрицательный результат анализа лишит его последней надежды обзавестись собственным ребенком.
- Ничего, вы еще достаточно молоды, — сказала ему в утешение Милена. — Для мужчины это вообще не проблема. Отцом можно стать в любом возрасте.
- Но кроме отца у ребенка должна быть и мать. А в моем возрасте рассчитывать на встречу с такой женщиной вряд ли возможно.
- Вы, кажется, забыли, куда и по какому поводу мы едем, — озорно усмехнулась Милена. — Такой женщиной вполне может оказаться Бранка!
- Честно говоря, я в это никогда не верил, — признался Атилиу. — Но если такое случится, то будем считать, что произошло чудо.
И чудо действительно произошло!
Анализы показали идентичность ДНК Атилиу и... Леонарду.
— Это самый лучший результат, о котором я только мог мечтать! — воскликнул ошалевший от счастья Атилиу. — Леу, ведь я всегда любил тебя как сына!
Он сжал в своих объятиях оцепеневшего Леонарду, а тот готов был заплакать — но не от радости, а от обиды, какую он много раз испытывал с самого раннего детства. Ему хотелось закричать: «Почему я?! Почему опять я оказался не таким, как Марселу и Милена? Почему я — неродной?!» Нечто подобное он испытывал в течение всей жизни: мать любила Марселу, отец любил Милену, а его не любил никто. Сознавать это всегда было нестерпимо больно, но такой боли, как сейчас, Леу еще не чувствовал никогда.
- Простите меня, — сказал он, с трудом высвободившись из объятий Атилиу.  —  Мне надо немного побыть одному.
- Да, сынок, я тебя понимаю... — опомнился Атилиу. — Это ты меня прости.
- Если Леу так переживает, то представляешь, что будет с Бранкой? — шепнула Милена Марселу.
- Ты думаешь, теперь она перестанет любить меня? — спросил он упавшим голосом, и Милена поняла, что допустила непростительную бестактность по отношению к брату, которому тоже сейчас не намного лучше, чем Леу.
— Но вы же сами хотели узнать правду, — напомнила она братьям. — И меня уговорили. Поэтому нам всем теперь надо научиться жить с этой правдой и поддерживать друг друга. Леу, подожди, не уходи. Ты не должен сейчас быть один! Пойми: мы рядом с тобой — твои брат и сестра. А дома нас ждет наша мать. Поедем домой! Поедем, мой дорогой братик!
Она легонько приобняла его, и Леу, не в силах больше сдерживаться, заплакал, уткнувшись ей в плечо. Марселу тоже подошел к ним, и так они, все трое, какое-то время стояли обнявшись.
Атилиу же, наблюдавший за ними со стороны, почувствовал себя здесь абсолютно чужим и тоже был близок к тому, чтобы заплакать. Оказывается, не так-то просто обрести сына, даже если у тебя имеется на то официальное заключение экспертизы!
Тем временем братья несколько оправились от потрясения, и Марселу, как старший, распорядился:
— Думаю, Милена права: нам сейчас всем надо ехать домой. Мама там уже, наверное, извелась. Да и отец — тоже... Пойдем, Атилиу. Боюсь, что успокаивать маму придется прежде всего тебе.
Марселу оказался прав: услышав о результатах анализа, Бранка пришла в неистовство.
- Этого не может быть! Это какая-то шутка дурного пошиба! — закричала она. — Вы решили свести меня с ума?
- Мы получили заключение эксперта,  — вступил с ней в диалог Атилиу, и Милена, воспользовавшись этим, поспешила увести братьев подальше от скандала.
- Пойдемте к отцу. Мы ему сейчас нужнее, — сказала она, и братья, молча согласившись с ней, вышли.
А Атилиу продолжил увещевать беснующуюся Бранку.
- Эти анализы врут! Им нельзя верить! — восклицала она, мечась по комнате и расшвыривая все, что подворачи¬валось ей под руку.
- Точность этого анализа — девяносто девять целых и девяносто девять сотых процента, — бесстрастным тоном пояснил Атилиу.
— Значит, мы как раз попали в ту самую одну сотую процента! — не растерялась Бранка. — Понимйешь? Попали в зону ошибки!
— Ладно, перестань юродствовать. Ты же всегда хотела иметь от меня сына. Вот теперь он у нас есть, — зашел с другой стороны Атилиу, но его маневр не принес ожидаемого успеха.
— Есть, но — не тот! Не тот! — зарыдала от бессилия Бранка. — Не хочу!.. Марселу — твой сын!
— Нет, он — сын Арналду.
— Мне лучше знать, кто чей сын! Я люблю Марселу!
— Но ты же по-прежнему остаешься его матерью, — напомнил ей Атилиу. — Для тебя ведь ничего не изменилось.
— Изменилось! И очень многое!
— Надеюсь, ты не хочешь сказать, что теперь будешь меньше любить Марселу?  — спросил Атилиу, глядя на Бранку с изумлением и опаской.
— Не знаю. Может, и буду! — ответила она, подтвердив его худшие  опасения. — Раньше я видела в Марселу тебя. А теперь кого прикажешь в нем видеть? Арналду?
— Марселу! Своего сына! — в сердцах ответил Атилиу. — У него есть имя и лицо, не похожее ни на мое, ни налицо Арналду! Если хочешь, можешь видеть в нем себя,
потому что внешне Марселу как раз похож на тебя.
— Помолчи, Атилиу! — внезапно сникнув, попросила Бранка. — У меня сердце разрывается и голова идет кругом... Я уже ничего не понимаю. Это такой удар!..
— А для меня, наоборот, радость. Ты уж извини, но я особенно рад тому, что моим сыном оказался именно Леу. Я всегда его любил!
— Да, я знаю... Но что делать мне? Я не смогу полю¬бить Леу так же, как Марселу. Даже несмотря на то, что он — твой сын. Не смогу!
— От тебя этого никто и не требует, — сказал Атилиу. — Не можешь, так не можешь! Значит, я буду любить нашего сына за двоих!
— Я всегда думала, что наш сын — Марселу, — вновь зарыдала Бранка, и Атилиу понял, что ему пора отсюда уходить, иначе этим слезам не будет конца.
— В любом случае я благодарен тебе за то, что ты родила мне сына, — сказал он на прощание. — Для меня это огромное счастье, и я обязан им тебе!

Глава 36.Как было условлено ранее, Атилиу присутствовал на свадьбе Леу не в качестве его отца, а в качестве гостя. Но он был так переполнен счастьем, что рассказывал о нем всем своим знакомым и соответственно получал поздравления как с обретением сына, так и с его женитьбой.
Леу же за такой короткий срок еще не успел привыкнуть к тому, что его отец — Атилиу, но уже не воспринимал это с такой болезненной остротой, как накануне. Стоя у алтаря и давая клятву оберегать свою хрупкую, нежную Кати в здравии и болезни, в радости и печали, он вдруг понял, что тот мальчик Леу, который так нуждался в родительской любви, остался в прошлом. Теперь на его месте был взрослый мужчина. Леонарду — сам глава семьи, супруг и в недалеком будущем отец. Поэтому и на сложившуюся ситуацию он сумел взглянуть по-взрослому: да, у него появился еще один отец, и слава Богу, что им оказался человек во всех отношениях достойный!
Атилиу тоже сделал кое-какие выводы из той первой реакции Леонарду на ошеломляющее заключение экспертизы. И как ни велика была его радость, он сдерживал себя в проявлении отцовских чувств. Поздравил новобрачных, как все, и спокойно отошел в сторонку, понимая, что его час еще не пробил.
Лишь в самом конце торжества он все же улучил подходящий момент для важного разговора с Леонарду и Катариной.
— Я хочу сделать вам свадебный подарок и очень прошу: примите его! Не обижайте меня своим отказом, — начал он чересчур взволнованно, не сумев должным образом справиться с захлестнувшими его эмоциями.
- Да с чего вы взяли, что мы будем отказываться? На то и свадьба, чтобы получать подарки! — вовремя помогла ему Катарина, добавив: — Правда, Леу?
- Да, — глухо подтвердил тот, тоже преодолевая внезапно охватившее его волнение.
Ободренный его ответом, Атилиу продолжил уже более спокойно и уверенно:
— Я хочу подарить вам хорошую квартиру или дом, где бы вы смогли жить после свадьбы. У меня есть для этого деньги и есть... некоторое право, чтобы потратить их имен¬но таким образом... В общем, примите подарок! Вам ведь нужен свой дом. А я делаю это от всей души!..
Он с такой мольбой и с такой любовью смотрел в глаза Леонарду, что тот ни при каких условиях не смог бы обидеть его отказом.
— Спасибо...Спасибо... — запинаясь ответил Леонарду, смутившись от того, что уже не может обратиться к этому человеку просто по имени, но и назвать его отцом тоже пока не может. — Это действительно очень дорогой подарок!
- Значит, согласны?! — несказанно обрадовался Атилиу. — Вот и молодцы! Скажите мне хоть в общих чертах, каким вам видится ваше будущее жилище, и я, пока вы будете в свадебном путешествии, что-то для вас подберу.
- Ой, а мы об этом как-то и не думали... — простодушно призналась Катарина. — Может, нам стоит положиться на ваш вкус? Вы же архитектор и лучше в таких вещах разбираетесь. Леу, что ты скажешь?
— Я с тобой согласен.
- Ну а я так просто буду счастлив заняться этим! — радостная улыбка озарила лицо Атилиу.
Наблюдавшая за ним издали Элена мысленно поблагодарила Бога за то, что Он все-таки послал Атилиу сына. А еще она подумала, что, может быть, Господь тем самым хоть отчасти простил и ее? Ведь если Атилиу счастлив — пусть не с Марселинью, а с Леу, то и у нее на душе станет теперь немножечко легче.
Этими мыслями она поделилась с Виржинией, но та была настроена более пессимистически:
- Элена, от себя-то никуда не убежишь! Так что не обольщайся, будто тебе станет легче. Атилиу ты вряд ли сможешь вернуть.
- Да я об этом и не мечтаю. Теперь у Бранки, пожалуй,  гораздо больше шансов стать его женой.  Она ведь разводится с Арналду.
- Ну, это вовсе не означает, что Атилиу захочет на ней жениться, — возразила Виржиния. — Я думаю, в глубине души он все еще любит тебя. И ни Бранка, ни Флавия ему не нужны. А кстати, где Флавия? Почему я ее здесь не вижу?
— Так она же вообще уехала из Рио! Разве ты не знала? Но ее бы сюда и не пригласили. Бранка поставила такое условие. Сказала, что радушно примет всю далеко не аристократическую родню Катарины и Нанду, но не потер¬пит на этой свадьбе двух женщин — Лауры и Флавии!
- Что касается Лауры, то она может еще заявиться сюда и без приглашения, — заметила Виржиния.
- Нет. Ее специально караулит Тражану. Это Милена сказала Эдуарде,  чтобы та не опасалась никаких провокаций.
- Какая все-таки сложная штука — жизнь! — вздохнула Виржиния. — Лауру пришлось едва ли не запирать дома, а Родригу сам наотрез отказался идти на эту свадьбу. У него вроде бы начался роман с Натальей, и я думала, он уже забыл Катарину. А оказалось — нет!
- Это как раз несложно понять! Ему было бы неприятно видеть Кати в подвенечном платье и — с другим. А Наталья — хорошая девушка. Совсем не похожа на свою
сестру! Дай Бог, чтобы у Родригу с ней все сладилось!
Обе пары уехали в свадебное путешествие, атмосфера в доме Моту стала еще более тягостной, чем прежде, и Арналду, решив, что ему незачем здесь дольше оставаться, начал бракоразводный процесс с Бранкой.
Документы на раздел имущества были подготовлены давно, поэтому вся неприятная процедура развода прошла довольно быстро. Но когда Арналду собрался перечислить причитавшуюся ему долю капитала на свой, теперь уже единственный, тайный счет, тут и выяснилось, что на том счете остались лишь жалкие десять миллионов из шестисот!
Арналду даже не надо было выяснять, чьих это рук дело, — он сразу же помчался к Изабел.
Она тоже сразу поняла по его всклокоченному виду, с чем он пришел, и встретила бывшего любовника насмешливой улыбкой:
- О, как это мило с твоей стороны! Ты решил вернуть мне ключи? Они ведь тебе больше не понадобятся...
- Я решил убить тебя! — не владея собой, закричал Арналду. — Ты со своим Сейшасом украла мои деньги!
- Ничего подобного, — спокойно возразила Изабел. — Мы просто вступили во владение частью прибыли. У нас есть на это право: столько лет принимать участие в твоих махинаци¬ях — и уйти с пустыми руками?
- Частью?! — захлебнулся от возмущения Арналду. — Да вы оставили каких-то десять миллионов из шестисот!
- Сколько-сколько? — недоверчиво спросил вышедший из соседней комнаты Сейшас.
Арналду тотчас же переключился на него:
- Я и тебя убью! Вор!  Расхаживаешь тут в моем халате!
- Сейшас, ты лучше не вмешивайся в наш разговор, — строго произнесла Изабел. — Мы сами тут все уладим.
— Но я хочу понять!..
— Потом поймешь. Я все объясню.
Сейшас вновь скрылся за дверью спальни, а Арналду продолжал наступать на Изабел:
— Где мои деньги? Ты должна их вернуть!
- Ничего я не должна! Десять миллионов тебе хватит на всю оставшуюся жизнь. Возраст у тебя весьма почтенный, здоровье неважное, так что эта сумма может оказаться даже излишней. А мне деньги нужны! Я молода, здорова, счастлива. Мне нужно много денег!
- Воровка! — бросился на нее с кулаками Арналду, но тут совершенно некстати заявил о себе седалищный нерв.
Вскрикнув от страшной боли, Арналду рефлекторно ухватился обеими руками за поясницу и застыл на месте. Изабел расхохоталась:
- Ну я же говорила, что тебе не нужно много денег! Кстати, прими мои поздравления в связи с Леонарду, который оказался не твоим сыном. А как ты, помнится, уверял меня в непогрешимости Бранки! Не хотелось прослыть рогоносцем?
- Это тебя не касается! Ты верни мои деньги! Иначе — тебе не поздоровится!
- Ой, Арналду, не смеши меня! Что ты можешь со мной сделать?  Подашь на меня в суд? Дескать,  прошу, разыщите мои ворованные миллионы и накажите мою сообщницу? Нет, дорогой, молчание тебе дешевле обойдется. И убить ты меня не отважишься! Потому что ты всего лишь финансовый махинатор, но не бандит и не мафиози.
— А ты — просто чудовище!
- Ладно, это я стерплю. А вот тебе, похоже, очень больно. Какой же коварный этот радикулит! Ты сам доберешься до машины или надо вызвать санитаров?
— Не надо. Я действительно сегодня оказался не в лучшей форме. Но последнее слово будет все-таки за мной!
— Ты же и сам не веришь в то, что говоришь,  — укоризненно посмотрела на него Изабел. — Иди потихоньку. Ковыляй себе не спеша, пока тебя окончательно тут неразбил радикулит!
Арналду ничего не оставалось, как последовать ее совету. Когда же он ушел, Изабел коротко объяснилась с Сейшасом:
— Тебя удивила сумма на счете Арналду? Да, я перевела большую часть капитала на свой, индивидуальный счет! Пусть он там пока полежит, так надежнее. Ты же видел сейчас, что против меня Арналду бессилен!
Все, что случилось в семействе Моту за последние месяцы, заставило Марселу взглянуть на жизнь иначе и многое переоценить. Особенно сильно изменились его представления о том, что такое любовь, семья, родство.
Прежде ему казалось вполне нормальным и даже справедливым, что Бранка из всех детей любила только его, а Леу и Милену всячески уничижала. Столь странная избирательность материнской любви ничуть не смущала Марселу. Он и сам не раз повторял вслед за матерью, что «эти бездельники» не заслужили ее любви. А он, стало быть, заслужил! Прилежный, послушный, ответственный — как же его не любить!
Не доставляя себе труда задуматься об истинной природе любви, он долгое время всерьез полагал, будто она и вправду воздается человеку за какие-то добродетели и при желании ее всегда можно заслужить.
Но вот младшие брат и сестра на деле доказали свою личностную состоятельность, а мать не стала любить их больше. Наоборот, успехи Леу и Милены ее только раздражали.
Тогда-то Марселу впервые и усомнился в правильности своих представлений о любви. А чуть позже, когда он всем сердцем прикипел к Марселинью, ему и вовсе стало ясно, что любовь возникает не в благодарность за какие-то заслуги. Ведь Марселу любил своего сына не потому, что тот был, скажем, относительно спокойным и симпатичным ребенком. Будь Марселинью даже крикливым, плаксивым или, не дай Бог, каким-то увечным, это бы никак не повлияло на отцовские чувства Марселу.
За столь важным выводом последовал еще один вопрос: если мать не способна любить двух других своих детей — Леу и Милену, то можно ли считать любовью чувство, которое она испытывает к Марселу?
И вскоре ответ пришел с самой неожиданной стороны, причем был он ошеломляющим: оказывается, мать питала нежные чувства к Марселу лишь потому, что, заблуждаясь, считала его сыном Атилиу! А если бы изначально была уверена, что он — сын Арналду, то его бы постигла та же участь, что и Леу с Миленой?
И хотя Бранка после установления отцовства не стала хуже относиться к Марселу, он сам от нее внутренне отдалился.
А с Эдуардой, наоборот, еще больше сблизился. У них теперь была настоящая семья, которая день ото дня становилась все крепче и которой они оба очень дорожили. Именно поэтому им удалось в конце концов выработать такую тактику поведения в отношениях с Лаурой, что та оказалась бессильна в своих попытках разрушить их брак.
— Мы должны ничего не скрывать друг от друга и всегда держаться вместе. Тогда никакая Лаура не будет нам страшна, — сказал Марселу. — Но я также не хочу повторить ошибку моих родителей, когда отец больше других детей любил Милену, а мать вообще любила только меня. Мне надо почаще видеться с близнецами, чтобы со временем я смог полюбить их не меньше Марселинью.
— Да, ты прав, дети ни в чем не повинны, — согласи¬лась с ним Эдуарда. — Надо только жестко поставить одно условие: пусть няня привозит их к нам, они будут здесь играть вместе с Марселинью, а Лаура в это время пусть сидит дома или занимается чем угодно. Она должна смириться с тем, что в нашем доме ее никто не ждет и делать ей здесь нечего.
Лауру такое условие, конечно же, не устраивало, но она вынуждена была принять его, чтобы хоть изредка видеться с Марселу. Для этого она выдвинула встречное требование:
— Пообещай, что иногда ты сам будешь заезжать за детьми и привозить их обратно. Пусть привыкают к тому, что папа хоть изредка бывает и здесь. А то со временем они могут возненавидеть этот дом, в котором нет их папы.
Марселу и Эдуарда сочли это требование вполне прием¬лемым, и отношения с Лаурой начали потихоньку нормализовываться.
Сама же она призналась как-то матери и отцу:
—Я думала, Эдуарда выгонит Марселу, как только узнает о моей беременности. А она повела себя умнее, и теперь они с Марселу действуют заодно. Так что все мои притязания на него — бесперспективны.
Мег и Тражану очень хотелось поверить в то, что их дочь наконец образумилась, но чутье подсказывало им, что это лишь временное затишье перед бурей. Как только у Лауры появится хоть малейший повод досадить Эдуарде, она им тотчас же воспользуется.
И родительское чутье не подвело Мег и Тражану.
Однажды Марселу заехал к Мег и сказал, что хотел бы взять близнецов с собой в Ангру.
— Мы едем туда на выходные. Эдуарда и Марселинью ждут нас в машине.
Мег ответила, что Лауры сейчас нет дома, но она бы не стала возражать против того, чтобы дети два дня провели с отцом.
— Наталья, позвони Лауре, она должна быть в магазине, — распорядилась Мег. — А ты, Луиза, подготовь все, что понадобится детям в течение двух дней. Бутылочки, одежки и прочее... Поедешь с ними в Ангру.
Лауры в магазине не оказалось, и Мег решилась отпустить детей без согласования с их матерью.
Но та, придя домой, учинила скандал Мег и Наталье.
- Вы не имели права отдавать им детей без моего разрешения! — кричала она. — Эдуарда не позволяет мне даже пальцем прикоснуться к ее ребенку, а сама забрала
моих! Будто они щенки какие-то или котята! Я сейчас же поеду в Ангру и заберу их обратно!
- Лаура, не кипятись, подумай о детях, — увещевала ее Мег. — Им нужно, чтобы вы жили в мире. Ты ведь сама целыми днями не бываешь дома, дети тебя практиче¬ски не видят. Так пусть хоть с отцом побудут два дня.
— Значит, я плохая мать? А Эдуарда — хорошая? Ну уж нет! Я заберу у нее моих детей!
И она, больше не слушая никаких доводов матери, помчалась в аэропорт.
Погода в тот день была ветреная, но Лаура упросила Валтера разрешить вылет, делая упор на то, что Нанду — опытный пилот, которому не страшна любая непогода.
Но когда они взлетели, над морем разыгрался настоящий ураган. По радиосвязи Нанду сообщили, что Ангра не разрешает посадку. Возвращаться обратно было не менее опасно, поскольку штормовой ветер вздымал огромные массы воды на такую высоту, что они едва ли не захлестывали кружащий над ними вертолет.
В этой ситуации Нанду принял единственно верное решение — дотянуть до ближайшего островка и там уж как-нибудь переждать шторм.
Но когда до спасительной суши оставалось всего несколько метров, вертолет попал в смерчевую воронку. Страшная разрушительная сила, многократно превышающая мощность легкого прогулочного вертолета, закрутила его вместе с вздыбленной морской водой, вновь подняла вверх и резко отшвырнула от берега.
Треск ломающегося пропеллера оглушил Нанду, но он все же успел подать сигнал бедствия, прежде чем его иско¬реженный вертолет рухнул в море.
— Ничего, потерпи... Мы доберемся до острова... Я хорошо плаваю, — говорил он Лауре, которую заклинило между двумя креслами, как в капкане. — Лаура, ты слышишь меня? Очнись!.. Здесь неглубоко...
Но она была без сознания, а раздвинуть смятую металлическую конструкцию Нанду никак не удавалось.
А в кабину уже стремительно хлынула вода, быстро заполнив собой все пространство.
Голова Лауры скрылась под водой, Нанду тоже нечем было уже дышать, но он продолжал борьбу с этим смертельно опасным капканом.
Когда же в легких почти совсем не осталось воздуха, Нанду из последних сил всплыл на поверхность и затем, подхваченный яростной волной, попытался некоторое время удержаться на плаву, жадно глотая влажный соленый воздух.
Вертолет, как выяснилось, упал совсем рядом с островом, на небольшую глубину. Кромка берега просматривалась даже в этой кромешной мгле, однако Нанду не спешил выбираться на остров. Наполнив легкие воздухом, он вновь нырнул в беснующуюся толщу воды.
И так повторялось несколько раз. Пока оставалась хоть малая надежда на спасение Лауры, Нанду продолжал бороться за ее жизнь, рискуя своей.
Но справиться с заклинившим сиденьем ему так и не удалось.
Прибывшие с острова спасатели вытащили на берег обессилевшего Нанду и... бездыханное тело Лауры.

+1

14

Глава 37.Трагическая гибель Лауры многое изменила в жизни Марселу и Эдуарды. Близнецов они решили взять к себе, и Мег, которой трудно было расстаться с внучатами, тем не менее считала это правильным: Эдуарде будет легче привязаться к детям, пока они маленькие, а тем лучше с младенческого возраста чувствовать присутствие отца и той женщины, которая теперь должна заменить им мать. При этом у Мег, Тражану и Натальи оставалась возможность видеться с детьми когда угодно и сколько угодно.
В общем, эта проблема так или иначе была разрешена. Эдуарда понемногу привыкала к роли многодетной матери, которая оказалась ей вовсе не в тягость. А Марселу так вошел во вкус отцовства, что в выходные дни мог часами возиться со всеми тремя детишками и даже предложил как-то Эдуарде:
- Давай возьмем на воспитание еще одного ребенка — девочку! Чтобы было поровну — два братика и две сестрички.
- Давай, — не раздумывая согласилась Эдуарда. — Только не сейчас, а чуть попозже, когда эти немного подрастут.
Леу и Милена искренне радовались за брата, нашедшего свое счастье в отцовстве. Сами они тоже мечтали иметь много детей, только сроки для этого отводили разные.
Милена считала, что сначала надо поправить дела в компании и подыскать надежного управляющего для своего магазина, а уж потом спокойно рожать. Нанду с женой не спорил, хотя и прямо сказал ей, что нельзя ставить рождение ребенка в зависимость от успехов в бизнесе. И Милена предложила компромисс:
— Ладно, подождем не больше года. И если к тому времени наши дела не поправятся — я все равно рожу! Договорились?
– Договорились, — нехотя согласился Нанду.
А Сандра, присутствовавшая при их разговоре, громко захлопала в ладоши:
- Как здорово! Я буду помогать вам его нянчить! Ведьмы же теперь живем совсем рядом. Я смогу прямо из шко¬лы заходить сюда и катать маленького в коляске по скверу!
- Ты сама еще не больно велика,  — напомнил ей Нанду. — Что будешь делать, если малыш расплачется или описается? Это же тебе не кукла, которую можно катать в коляске хоть целый день, и она не заплачет!
- А я могу приходить сюда вместе с папой! — нашлась Сандра. — Он теперь совсем не пьет, и ему можно спокойно доверить малыша. Папа умеет и пеленать детей, и кормить из бутылочки. Ты же знаешь, Нанду, что он меня вынянчил.
- Хорошо, все это мы решим потом, когда малыш родится, — сказал Нанду. — Одно могу пообещать точно: няньки нам потребуются, и ты без дела тоже не останешься.
В отличие от сестры Леонарду не стал ждать, когда компания вновь наберет обороты, а уже через пару месяцев после свадьбы пришел к Атилиу с радостной вестью и тогда же впервые назвал его отцом. Как это у него получилось, Леу и сам не мог объяснить, но, войдя в кабинет Атилиу, он вдруг так и сказал:
— Здравствуй, отец!
- Ты не представляешь, как мне приятно слышать это слово — отец! Оно звучит для меня музыкой! Я ждал этого момента всю жизнь!
- А как тебе понравится: «Здравствуй, дед?» — озорно улыбнулся Леонарду.
— Что ты хочешь этим сказать? Неужели Катарина беременна?..
- Да. Сегодня утром она сдала анализы, и врач подтвердил: ты будешь дедом!
- Для одного дня это уже слишком! Я могу не вынести двойной радости. Умру от счастья, — засмеялся Атилиу.
- Ничего, выдержишь, — в тон ему произнес Леонарду. — От счастья еще никто не умер. И ты очень скоро будешь слушать эту божественную музыку: «Здравствуй, деда!»
События последних месяцев не принесли Элене счастья, но в какой-то мере вернули ей утраченный душевный покой.
Она теперь не сомневалась в прочности семейного счастья Эдуарды и радовалась за Виржинию, у которой продолжался трогательный роман с Маурисиу.
Но больше всего ее успокаивало нынешнее состояние Атилиу. Он буквально преобразился после того, как узнал, что у него есть сын. А поскольку они с Леонарду работали в одной фирме и виделись каждый день, то и сближение их на новой, родственной, основе произошло довольно быстро.
Утешало Элену и то, что ее опасения не оправдались: Атилиу не только не женился на Бранке, но и вообще перестал с ней общаться. Да-и Бранка сильно изменилась. Теперь она не устраивала шумных приемов, а уединенно коротала дни в опустевшем особняке Моту, попивая свой любимый мартини и от скуки беседуя с Зилой.
Зато к Элене Атилиу откровенно тянулся. И она, чувствуя это, постепенно пришла к мысли, что их брак еще может возродиться. Тайна, разрушившая его, теперь имела все шансы навсегда остаться тайной: Сезар, женившись на Аните, вновь уехал с ней за границу, Антенор и Мафалда перестали тревожиться о его судьбе, а значит, и ворошить прошлое им больше не было нужды. Орестес и Виржиния тоже успокоились, глядя на счастливых Эдуарду и Марселинью, а также на воспрянувшего духом Атилиу.
Размышляя таким образом, Элена вновь принесла из студии свой дневник и записала в нем:
«Видимо, после стольких страданий и отчаяния мы подходим к какому-то светлому периоду в жизни. Нам всем нужен покой...»
Она прервала свою запись, потому что в этот момент неожиданно приехали Эдуарда с Марселинью.
- Мег на сегодня забрала Жуана и Алисию к себе, а мы вот решили съездить к нашей родной бабушке. Правда, Марселинью?
- Да, — пролепетал малыш и потянулся ручками к Элене.
Она, прежде чем взять его на руки, успела тайком от Эдуарды бросить дневник в. стоявшую неподалеку сумку Аниньи, которую та забыла здесь вчера и которую Элена собиралась отнести в студию.
Но от внимания Элены ускользнуло, что точно такая же сумка с запасными штанишками для Марселинью была и в руках у Эдуарды.
Полдня незаметно прошли в разговорах и играх с Марселинью, а когда Эдуарда уехала, Элена вспомнила о дневнике и... обнаружила вместо сумки Аниньи сумку со штанишками!
Бросившись к машине и разогнав ее до предельной скорости, она всю дорогу молилась:
— Господи, помоги мне! Прости меня и помоги! Не дай Эдуарде прочесть мой дневник!..
Но ее молитвы оказались напрасными: Эдуарда уже успела прочесть самое главное, что скрывала от нее Элена, и встретила мать в крайнем возбуждении.
- Что все это значит? Ты сошла с ума? — вопрошала она, потрясая дневником. — Решила отобрать у меня сына?
- Дочка, я все тебе объясню. Надеюсь, ты поймешь меня...
- Нет, такое невозможно понять! Ты нарочно это придумала, потому что потеряла своего ребенка и хочешь забрать у меня Марселинью?
- Что ты говоришь,  Эдуарда? Разве я могу желать тебе зла?
— Но тогда скажи, что все это неправда! Умоляю, скажи!
— Нет, доченька. К сожалению, это правда.
- Боже мой, какой ужас! — застонала Эдуарда. — Значит, вот что имел в виду Атилиу, когда говорил о твоем дневнике!  Мой ребенок умер!.. А ты!..  Это не может быть правдой!.. Я не хочу, чтобы это было правдой! Я тебя ненавижу!..
— Доченька, Эдуарда, пойми меня!..
— Нет! Нет! Ненавижу!..
Они обе были настолько поглощены этим тяжким, болезненным объяснением, что не заметили, как вошел Марселу и некоторое время слушал их в полном оцепенении. Но потом он очнулся и тоже подступил к Элене:
— Верно ли я понял, что вы... подменили детей?!
- Она все врет, Марселу! Не верь ей! — выкрикнула Эдуарда, но Элена вновь повторила:
- Нет, дочка, это правда. Когда я узнала, что у тебя больше не может быть детей, когда увидела твоего ребенка — мертвого, — мне показалось, что я могу уберечь тебя от страданий. Я не имела такого права, но все же — подменила детей... И потом уже не могла пойти на попятную, не причинив тебе еще больших страданий...
Эдуарда, не дослушав ее, метнулась в детскую и вышла оттуда, крепко прижимая к себе Марселинью.
— Сыночек, ты видишь меня? Я — твоя мамочка. Я! Понимаешь? Я — твоя мамочка! — повторяла она как в бреду, но Элена, не в силах видеть страдания дочери, принялась внушать ей:
- Эдуарда, очнись! Услышь меня наконец! Я не отберу у тебя Марселинью! Если бы я была на такое способна, то не отдала бы его тебе, когда он только родился.
- Но ведь есть еще Атилиу, — упавшим голосом за¬ метил Марселу. — Что скажет он, когда обо всем узнает?..
- Для него это будет ударом, — глухо ответила Эле¬на. — Но сейчас я к нему пойду и все расскажу. Простите меня, Эдуарда, Марселу, Марселинью! Я хотела как лучше... Простите, если сможете...
Атилиу очень обрадовался внезапному визиту Элены.
- Какой приятный сюрприз! Проходи!.. — радушно улыбаясь, сказал он, но, увидев в ее руках хорошо знакомую ему тетрадку, осекся.
-Да, это тот самый дневник, — подтвердила его догадку Элена. — Только читать его теперь уже нет смысла: я и так все расскажу.,.
Открыв наконец измучившую ее тайну, она умолкла и просидела так, вжавшись в кресло, около часа, пока Атилиу, нервно вышагивая по комнате, произносил свой гневный и горький монолог:
— Так, значит, все это время мой сын был жив?! А ты... Говоришь, что поступила так из любви к Эдуарде? Но как можно совместить любовь с преступлением, бесчеловечностью, жестокостью? Ведь ты убила ребенка! Моего ребенка! На следующее утро я похоронил его и затем оплакивал днями и ночами. А ты была рядом и не захотела облегчить мои страдания... Разыгрывала из себя убитую горем мать!.. И при этом наслаждалась близостью своего ребенка, хотя он и был на руках Эдуарды. Как же ты могла отказать мне в таком же счастье? Ведь я, глядя на Марселинью, погибал от тоски по своему ребенку, которого считал умершим!.. Откуда в тебе столько жестокости? Как ты можешь называть это любовью? Как ты вообще могла жить после всего, что совершила? Тебе было наплевать на мои страдания... Так же, впрочем, как и на Эдуарду, Марселу и нашего сына! В тебе говорили только эгоизм и жестокость! Ты возомнила себя Господом Богом, способным своей волей изменять судьбы людей, даровать им счастье или обрекать их на страдания. Тебе, очевидно,  казалось, что сама ты сможешь парить над добром и злом на недостижимой высоте. Но таким своеволием ты причинила страдания не только всем нам, но и себе. Мне жаль тебя, Элена!
— Прости меня, если сможешь, — тихо произнесла она.
- Я не знаю, как можно простить тебя в этом случае, — усталым голосом ответил Атилиу. — Я выбит из колеи  и абсолютно не представляю,  что теперь  можно
сделать,  чтобы хоть  как-то  поправить  ситуацию.   Мне страшно подумать, что сейчас происходит с Эдуардой и Марселу... Пойдем к ним. Может, все вместе мы что-то
придумаем...

* * *
Увидев входящих Атилиу и Элену, Эдуарда крепко прижала к себе малыша, которого она все это время не спускала с рук ни на секунду.
— Не забирайте его у меня! — закричала она, умоляюще глядя на Атилиу. — Он мой брат, но я всегда буду любить его как сына. Материнское чувство так согревало мою душу... У меня больше не будет детей...
Эдуарда заплакала, и вместе с ней тотчас же заплакал Марселинью, прижавшись к ней щекой и повторяя: «Мама, мама».
Атилиу в тот момент почувствовал, что у него может разорваться сердце.
— Не плачьте, мои дорогие. Вы ни в чем не виноваты, — сказал он, приобняв Эдуарду и Марселинью. — Успокойся, Эдуарда. Я благодарен тебе за то, что ты смогла полюбить моего сына как истинная мать. И у меня рука не поднимется отобрать его у тебя сейчас. Я только хочу, чтобы со временем он узнал правду. Мой сын не должен расти во лжи. Воспитывай его за меня... А я уеду куда-нибудь и постараюсь все это забыть как страшный сон... Может, со временем мне удастся вернуться сюда счастливым. Ведь здесь у меня теперь аж двое сыновей! А скоро еще и внук появится!.. Извините, мне сейчас очень тяжело, я должен уйти.
Поцеловав на прощание Марселинью и Эдуарду, крепко, по-мужски обняв Марселу, он вышел, даже не взглянув на Элену.
Она осталась сидеть неподвижно и словно бы безучастно.
Взглянув на нее, Эдуарда поняла, насколько матери сейчас плохо, и протянула ей стакан воды.
— Выпей, мама. Я знаю: тебе так же больно, как и нам. Поэтому я тебя... прощаю.
В тот же вечер Атилиу уехал из Рио, наскоро простившись с Леонарду и пообещав ему, что позвонит, как только немного придет в себя.
Элена после всего случившегося впала в глубокую депрессию. Работать не могла, видеться ни с кем не хотела и даже на Марселинью реагировала вяло, чаще всего говоря ему:
— Иди поиграй с мамой...
Эдуарда уже всерьез стала беспокоиться о психическом здоровье матери и даже подыскала для нее врача, но Марсия предложила сначала опробовать другой метод лечения:
— Я хорошо знаю Элену. У нее всегда было огромное чувство ответственности. Попытаемся сыграть на нем!
План Марсии был простым. Отправившись к Элене, она с трагической маской на лице заявила:
- Прямо и не знаю, что делать! Срывается моя свадьба с Вилсоном!
- Почему? Опять поссорились?  — без каких-либо эмоций спросила Элена.
- Нет. Но ты же знаешь, что мы давно назначили свадьбу на день рождения Ритиньи. Поэтому и официальными свидетелями выбрали тебя и Атилиу. Ведь вы — не просто наши друзья. Вы — крестные Ритиньи! А как быть теперь? Без крестных?..
- Я постараюсь прийти, — сказала Элена как раз то, что и рассчитывала услышать от нее Марсия. — Поздравлю Ритинью и тебя с Вилсоном. А потом, извини, уйду. Мне сейчас не до празднеств.
- Но если ты сможешь прийти, то почему бы тебе не побыть у нас посаженой матерью? — продолжила в том же духе Марсия.
- Да ведь Атилиу там все равно не будет. Так что и от меня вам будет мало проку. Возьмите кого-нибудь другого на роль свидетелей.
- А мы уже нашли подходящую замену Атилиу! Знаешь кого? Леонарду! Он ведь родной сын Атилиу. Устроит тебя такая замена?
- Ну, я не знаю... Вообще-то у меня сейчас очень мало сил. Выдержу ли я несколько часов на свадьбе?
- Выдержишь! — уверенно произнесла Марсия, добавив: — А иначе мы вынуждены будем отменить свадьбу!
- Ну, так уж и отменить? — слабо улыбнулась Элена. — Спасибо, что хочешь вытащить меня из моей скорлупы. Когда-то это все равно надо делать.., Так что не волнуйся, на свадьбу я приду.
Она выполнила свое обещание.
Но когда во время венчания священник пригласил свидетелей подойти к алтарю и Леу сделал первый шаг, его мягко отстранил только что прибывший Атилиу:
— Извини, сынок, это моя святая обязанность. Увидев его здесь, Марсия не смогла скрыть своего изумления, а он, стоя перед алтарем, шепнул ей:
— Думала, я забуду о твоем приглашении? Да никогда в жизни!
Потом, когда венчание было закончено, он взял под руку Элену и сказал:
- Пойдем к нашему сыну. Я по нему очень соскучился.
- А вот и он! — улыбнулась Элена, потому что в этот момент к ним уже подошли Эдуарда, Марселу и Марселинью.
Атилиу взял мальчика на руки, нежно поцеловал его в щеку и, широко улыбнувшись, предложил:
— Ну что, за праздничным столом будем сидеть все вместе мы ведь как-никак одна
семья!
— Да, конечно! — хором подхватили Марселу и Эдуарда, у которых разом упал камень с души.
А Элена лишь облегченно вздохнула и покрепче оперлась на руку Атилиу, потому что у нее закружилась голова от счастья, в возможность которого она еще не могла поверить.
FIN

+1