www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Любовь Успенская [Chanson]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Альбомы
1993 —«Любимый » (CD)
1994 —«Не забывай» (CD)
Экспресс в Монте-Карло (© & ® 1993 F2F Music Productions; ® 1994 AVA records)
Далеко, далеко (© 1994 RED SUN SET Records; ® 1995 Студия «Союз»)
1995 —«Концерт в "Метрополе"» (CD)
1996 —«Карусель» (CD)
Гусарская рулетка (Jeff Records)
Пропадаю Я (© 1997 Л.Успенская; ® 1998 Студия «Союз»)
1998 —«Лучшие песни» (CD)
2003 —«Горький шоколад» (CD)
2007 —«К единственному нежному...» (CD) полная версия
2007 —«К единственному нежному...» (CD) упрощённая версия
2007 —« Карета» (CD)

+1

2

О том, что в этот мир она пришла при трагических обстоятельствах — мама умерла при родах — Любовь Успенская не скрывает. До пяти лет её воспитывала бабушка, а потом отец, директор Киевской фабрики бытовой техники, повторно женился, и они стали жить с мачехой. Семья видела в своей девочке преподавателя музыкальной школы или дирижёра хора. Наверное, поэтому в раннем детстве отец принялся самостоятельно обучать дочку игре на пианино. Любовь окончила музыкальную школу и Киевское музыкальное училище имени Глиэра. Работала в Киеве, там же записывалась с Григорием Бальбером, автором песни и альбома "Подол". «Когда я пришла поступать в музыкальную школу, педагоги прослушали мою игру на фортепиано и дружно воскликнули: «Ну вот, нормально играет. Остается её только нотам научить!». Но разве я могла ограничиться изучением нот? После музыкальной школы — Киевское музыкальное училище, а затем работа», — вспоминает Любовь Успенская. В семнадцать лет знакомые позвали работать в «золотое место» — Ереван. Советской власти в нём почти не чувствовалось, и люди там не стеснялись своего достатка. Этот город певица и считает своей настоящей родиной, первые признания и симпатии состоялись именно в Ереване.

В 1978 году вместе с первым мужем Юрием Успенским эмигрировала из СССР. Около года жила в Италии, а после выехала в США. С первых же дней эмиграции в США получила приглашение работать певицей в русском ресторане «Садко». Жила на Брайтон-Бич. В 1985 году она записала свой первый альбом «Любимый», который принёс ей известность в США и СССР. Кассеты с голосом Любови Успенской нелегально попадали за "железный занавес", и люди слушали песни певицы, которую даже не знали в лицо.

В 90-х годах переехала в Лос-Анджелес. А в 1992 году Любовь Успенская приезжает в Россию, позднее всех остальных из плеяды певцов-эмигрантов. Приезжает с весомым багажом в виде только что записанных песен на стихи Ильи Резника, на тот момент тоже жившего в США. Страна запела замечательные песни «Кабриолет», «Банкет», «Забытый сад» и «Кривые зеркала».

С тех пор часто гастролировала в России, получала награды на конкурсах песни «Шансон года», а позже и вовсе переехала в Москву..

Семья Любови Успенской живёт по-прежнему за океаном. Папа сейчас пенсионер и живет в Торонто. Ефим (старший) занимается шоу-бизнесом, Яков трудится в коммерческой сфере. Стелла — домохозяйка, живёт в Чикаго. Достаточно недавно певица потеряла любимого отца, и в память о своём отце Любовю записала великолепную песню "Небо".

0

3

ГИТАРА

Отредактировано Джули (18.01.2009 02:33)

+1

4

Сигаретка

Единственному нежному

Не верь чужим словам...

0

5

Ветер...

+1

6

Успенская соблазняла взрослых мужиков с 17 лет

Борис Щербаков и Михаил Шуфутинский не устояли перед чарами певицы.

Дама-шансонье с задушевным голосом Любовь УСПЕНСКАЯ поделилась своими ностальгическими воспоминаниями. Она рассказала про свои любовные приключения в Италии и про многочисленные романы в США. Из встретившихся на ее пути знаменитых и богатых мужчин лишь Вилли ТОКАРЕВ не поддался очарованию Успенской. Впрочем, по словам Любы, настоящая любовь может быть одной-единственной.

- Люба, правда ли, что вы были сиротой и с детства сами зарабатывали на жизнь?
- Не совсем так, - грустно вздыхает Люба. - Мое рождение было действительно сопряжено с трагедией: мама умерла при родах. Меня выкармливала папина сестра - у нее тогда тоже был грудной ребенок, и молока хватало на двоих. До пяти лет меня воспитывала бабушка, а потом отец вновь женился, и мы стали жить с мачехой. Я не называла ее мамой, но в душе всегда считала родным и близким человеком. Она тоже относилась ко мне как к дочери, не делала различий между мной и моими сводными братьями. Я была ужасной хулиганкой, не слушала ни отца, ни мачеху, ни бабушку. Они хотели, чтобы я хорошо училась, ну а мне это было неинтересно. Едва поняв, что могу зарабатывать пением, я тут же уехала из Киева в Кисловодск. Этот курорт считался «хлебным» местом: самые лучшие рестораны, богатые отдыхающие со всего Союза. Деньги на меня, 16-летнюю девочку, посыпались, как снег в Антарктиде. Я так разбаловалась, что, когда меня «Укрконцерт» пригласил петь в ансамбле, что на тот момент считалось престижным, отказалась, испугавшись бедности и убогости существования на государственную зарплату. В 20 лет я могла себе позволить купить «бьюик». Он стоил 27 тысяч рублей - по тем временам немыслимые деньги!
Я всегда много работала и много зарабатывала. Даже когда вернулась в Киев и подала документы на выезд из СССР, а это был один из самых тяжелых моментов моей жизни. Ведь меня после этого уволили с работы и два с половиной года никуда официально не брали. Но я не бедствовала. Ездила под Киев в городок Белая церковь, где пела на свадьбах и других торжествах. Каждую неделю там кто-то женился! Я зарабатывала больше, чем в киевских ресторанах. После этого я могла спокойно 10 лет отдыхать.

Изменила Родине

- Расскажите про свой побег из СССР…
- Я свободолюбивый человек, - задумывается певица. - Могла сказать что угодно, спеть и даже успела посидеть за свою любовь к свободе в тюрьме. И мне совсем не хотелось жить в такой стране. Я знала, что есть другая жизнь, и стремилась к ней.
А в СССР я была изменником Родины. При отъезде у меня отобрали гражданство, но до этого было еще около трех лет унижений и преследований со стороны КГБ. Мне ведь первоначально отказывали в выезде абсолютно без мотивировки. Все мои друзья, которые тоже пытались уехать, в качестве профилактики отсидели по 15 суток за хулиганство. Таких, как мы, держали на случай обмена. Наши чиновники говорили западным: «Мы отпустим столько-то отказников, а вы сделаете то-то». Вот и меня на что-то обменяли.
- И все сразу стало гладко?
- Если бы! - усмехается артистка. - Пришлось поскитаться. Тогда все подавали прошение об эмиграции в Израиль, а уже выехав из СССР, решали, куда податься. Вывозили всех эмигрантов в Австрию, где был своеобразный перевалочный пункт и где оформлялись документы. Дальше все ехали в Италию. Там находилась окончательная база эмигрантов, на которой полагалось выбрать страну проживания. Я подала документы на Канаду, но друзья отговорили меня, сказав, что смогу как певица реализоваться только в Штатах. Я начала всю процедуру заново и осталась в Италии на целый год. Вскоре меня лишили всех пособий, и я, будучи человеком без документов, не получала ни гроша. При всем при этом я страстно полюбила Италию. Выучила язык, обычаи, узнала массу рецептов итальянской кухни. Мы с мужем жили в предместье Рима, в приморском городке Ладисполь. Туда перебирались все наши эмигранты. Городок этот ожил при виде советских девушек. Итальянские мужчины с утра пораньше, расфуфыренные, гоняли по городу на автомобилях, бросая страстные взгляды на галь, наташ, валь. Всех девочек они знали по именам. Итальянки же устраивали демонстрации женского протеста под лозунгами: «Русские эмигрантки отбивают у нас мужей!» Веселое было время!
- На что ж вы там жили?
- Я познакомилась с одним торговцем антиквариатом, - с теплотой вспоминает Любовь. - Друг мой ездил по соседним городкам и предлагал местным богачам предметы старины. Однако часто, когда он подъезжал к богатому дому, ему даже не открывали дверь. И он предложил: «Ты будешь ездить со мной, а я буду говорить клиентам: «Альдо из Ладисполя со знаменитой русской певицей» - и все нам будут рады». Расчет был точным. Итальянцы очень любят женщин, и не открыть в такой ситуации дверь никто бы не посмел. А для Альдо главным было попасть в дом, а там уж он что-то да продал бы. Мне же полагалась плата в любом случае. Но продлилось это недолго.
Московскую квартиру Люба купила за $1 миллион и ещё за миллион сделал в ней ремонт.
Получив разрешение на въезд в США, я отправилась в Нью-Йорк. Как сейчас помню, приехала в среду, а в пятницу уже выступала в ресторане.
- И каков был ваш репертуар?
- Вся советская эстрада, в основном Леонтьев, Пугачева, - вспоминает артистка. - Самой популярной у нашей эмиграционной публики стала песня «Лето» Аллы Борисовны. Мне ее заказывали бесконечно, в ресторан началось паломничество.
- Расскажите про своих многочисленных мужей.
- Я выходила замуж всего четыре раза, - возмущается Любовь, но после паузы признается: - Официально... Моего первого звали Виктором. Мы сыграли пышную свадьбу в Киеве и отправились в свадебное путешествие в Сочи. Там я поняла, что беременна, но жизнь оказалась жестока: по халатности врачей мои близнецы умерли вскоре после рождения. Смерть детей стала настоящей трагедией. Я поняла, что не могу больше оставаться с Витей, и мы расстались. Он даже не пытался удержать меня.
Со своим вторым мужем Юрием я познакомилась после подачи заявления на выезд. Он был главным администратором радио и телевидения Украины - серьезный человек, карьерист. В его планы не входило уезжать в Америку, однако пришлось принимать решение - ехать со мной или оставаться. И он выбрал меня. Ради любви бросил все на свете: жену, ребенка, работу… Правда, Юра оказался страшно ревнив. Иногда он даже казался мне психически больным человеком. В припадках ревности он прилюдно вставал на колени, умолял остаться только с ним, запирал меня в квартире, чтобы я не ходила на работу, угрожал избить. Так я прожила 8 лет, надеясь на какое-то чудо. Мы расходились на время, потом сходились - и все начиналось сначала. В итоге я все-таки от него ушла.
Володя - стал моим третьим мужем, он был очень красивым мужчиной. Впервые мы встретились еще в Киеве, когда мне было 17, а ему - 32. Тогда он пришел с женой в ресторан, в котором я пела. Все женщины смотрели на него, открыв рот. Выбрав момент, когда жена отлучилась, Володя подошел ко мне и сказал: «Снимешь с меня обручальное кольцо - я на тебе женюсь». Я, наивная девочка, просто обалдела. Не раздумывая ни минуты, как под гипнозом, начала стягивать с него кольцо. Кручу-верчу, но ничего не получается - крепко сидит. Я аж вспотела вся, но кольцо так и не сняла. Видно, это был знак судьбы. Наши пути пересеклись лишь через 10 лет. Володя жил в Германии и по делам приехал в Америку. Увидев меня, начал проявлять знаки внимания: дарил цветы, приглашал на свидания. Но я не разделяла его чувств - у меня был приятель. И тогда Володя стал меня конкретно добиваться. Однажды шел сильный дождь, и я сидела дома. Вдруг - звонок в дверь. Открываю, а там стоит промокший Володя и говорит: «Я забыл ключи. Можно у тебя подождать знакомую, у которой я остановился?» Я согласилась - не выгонять же его в такой ливень. Потом Володя попросил высушить ему рубашку, разделся, я бросила ее в сушку. И тут приходит мой ухажер. Что он мог подумать, увидев Володю в одних брюках и меня в халате? Парень молча развернулся и ушел. Я бросилась догонять, пыталась что-то объяснить. Но он меня не слушал, повторял: «Знать тебя не хочу!» Мы расстались. А Володя остался. Наша любовь длилась несколько лет, и я до сих пор вспоминаю о ней с большой нежностью. Муж занимался серьезным бизнесом - добычей нефти, золота. Он заваливал меня подарками, был очень трогательным и щедрым... Помню, сидели как-то на пляже, и он спросил, что бы я хотела на обед. «Омаров», - говорю. И вдруг через полчаса на пляже появились официанты с омарами и шампанским на подносах. Затем он вынул из кармана коробочку с дорогим кольцом. Примеряя украшение, я уронила его в песок. Сколько ни искала, а найти так и не смогла. Тогда Володя обнял меня и прошептал: «Любочка, не волнуйся. Ты можешь еще одно потерять - у меня есть в запасе». Он был большой затейник. Мне ни с кем не было так весело и хорошо! Правда, потом в нем пропали изюминка, беспечность и он стал обычным. Таким, как все. Это была трагедия! Я начала тяготиться этим браком. Чтобы развеяться и сменить обстановку, переехала в Лос-Анджелес. Муж должен был приехать после, но в Лос-Анджелесе я встретила Александра и влюбилась в него с первого взгляда. Он так умело ухаживал за мной, был понимающим, щедрым и отличным любовником! Я подумала, что, если упущу его, другого такого мне уже не встретить. Мы ходили по ресторанам, проводили вместе ночи. А потом он мне сказал: «Я знаю, что ты замужем, но влюбляюсь в тебя все больше. Каждый день представляю себе картину, как завтра приезжает твой муж и забирает тебя. Ты должна выбрать одного из нас, иначе я не могу». И я сделала выбор. Мы поженились, а вскоре я родила дочку Танечку... Кстати, Александр на третий день знакомства подарил мне кабриолет, про который я с легкой руки Ильи Резника потом пела. С Александром мы вместе уже более 20 лет, и могу с уверенностью сказать, что он - мой окончательный муж! Ведь еще в детстве мне говорили родные: «Любочка, ты можешь менять сколько угодно мужчин, можешь сто раз выходить замуж, но заводи детей только тогда, когда уверена, что с этим человеком проживешь всю жизнь. И что бы ни случилось, будешь сохранять семью ради счастья ребенка».

Любовь с ЩЕРБАКОВЫМ была недолгой, но страстной

- Вы наверняка много влюблялись?
- Действительно, - ностальгически улыбается Люба, - обычно я влюблялась в мужчин, с которыми работала. Так было с Мишей Шуфутинским, с Борисом Щербаковым и многими другими. Единственным мужчиной, с кем у меня не получилось романа, был Вилли Токарев. Мы познакомились в Нью-Йорке. В то время я держала ресторан, а Токарев пел в кафе на первом этаже. Как-то на свой день рождения я пригласила всех сотрудников, друзей, в том числе и Вилли. Но он не пришел, зато прислал куклу, цветы и открытку. В этой открытке были стихи. А на следующий день на эти стихи он спел песню «Люба-Любонька, целую тебя в губоньки!»
Токарев был строгий, неприступный, и я никак не могла понять: любит он кого-нибудь или нет. Он всегда скрывал свои отношения с женщинами. В то время Вилли работал с пианисткой Ириной Йоллой, и я думала, что она - его жена. Однажды я даже спросила об этом прямо при ней. Токарев отмахнулся: «Да ты что, никакая она мне не жена!» А она, по-моему, обиделась, что он так сказал.
- Вам приходилось встречаться с западными знаменитостями?
- Кого я только не видела! Лос-Анджелес - город звезд, многие из них живут там и ходят по тем же самым улицам. Кроме того, гостиница, где я жила, находилась на престижной частной улочке, и в ней останавливались самые разные звезды. Как-то раз ко мне приезжал Филипп Киркоров, и мы с ним, выходя утром из моего номера, столкнулись с Элтоном Джоном. Ну, сами понимаете, женщины его мало интересуют... Хотя по вискарику мы с ним пропустили.

Поклон Эдите Пьехе

- Как про вас узнали в СССР?
- Благодаря Эдите Пьехе. Она привезла пластинку в СССР, и очень скоро песни стали популярны. Пьеха дала нескольким людям переписать мои песни на кассеты, и пошло-поехало... Но мне кажется, не только Эдита Станиславовна привозила мой альбом из поездки по США.
- Вы приехали в Россию на гастроли после 16 лет эмиграции. Как вас встретила Родина?
- Меня пригласила в Россию одна записывающая компания. Я сняла с ней клипы «Кабриолет» и «Карусель», и с этого момента начался отсчет моей популярности в России. 21 апреля я приехала в Москву, а 22-го в день рождения Ленина, мы с мужем пошли погулять на Красную площадь. Меня поразило, что очереди в Мавзолей не было! Ходила лишь небольшая колонна с красными флагами во главе с пьяной тетенькой, играющей на баяне и распевающей: «И Ленин, такой молодой!» Это выглядело и смешно, и жалко, и, главное, непривычно. Но это была моя родина, и вскоре я освоилась, решив, что пора заканчивать свою эмиграцию и возвращаться.
- Вы живете в Москве?
- Уже 15 лет. И знаете, что любопытно? Я ведь уроженка Украины и люблю сало с горилкой, но Москва для меня стала родным городом. Наша дочь родилась в США и долго привыкала к России, поэтому мы отдали ее в школу при американском посольстве, которую она и оканчивала. Нам даже квартиру пришлось выбирать поближе к школе. Знаете, было смешно, когда мы с ней первый раз прилетели в Москву, и в аэропорте Шереметьево она захотела в туалет. Мы зашли в первый попавшийся и почувствовали до боли знакомый запах. Дочка тогда сказала фразу, которую я вспоминаю до сих пор: «Мама, это так родина пахнет?»

0

7

0