www.amorlatinoamericano.3bb.ru

ЛАТИНОАМЕРИКАНСКИЕ СЕРИАЛЫ - любовь по-латиноамерикански

Объявление

Добро пожаловать на форум!
Наш Дом - Internet Map
Путеводитель по форуму





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Нонна Мордюкова

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Ушла из жизни Нонна Мордюкова

Нона Мордюкова скончалась вечером 6 июля в одной из московских больниц

ВСЕ ЖЕ это случилось. Вчера вечером, около 22 часов, не стало великой русской актрисы Нонны Мордюковой.
   Так хотелось верить, что она будет жить еще долго, но… Возраст и болезни взяли свое.
   Сказался и инсульт, перенесенный около года назад – точнее, осложнение после него. В марте актрису положили в Центральную клиническую больницу, откуда она выписалась, казалось бы, полной сил.
   Даже собиралась снова сниматься в кино, ждала новых предложений, о чем говорила в нескольких интервью.
   Увы, с конца мая болезнь – целый букет болезней, в числе которых гипертония, сахарный диабет и хронический тромбофлебит! – снова принялась ее точить, и Мордюкова опять попала в ЦКБ, на этот раз уже в реанимацию. Медики боролись за жизнь актрисы как могли…
   Рядом с ней в этот трагический миг оказалась только сиделка. Единственная родственница Мордюковой, сестра Наталья, сама уже чувствует себя неважно. По ее словам, актриса, хотя и мучилась, но до последнего мгновения продолжала репетировать, придумывать себе роли.
   
   Этапы большого пути
   Ноябрина Викторовна Мордюкова родилась 25 ноября 1925 года в Донецкой области.
   После окончания ВГИКа в 1950 году работала в Театре-студии киноактера.
   Дебютировала в кино в 1948-м ролью Ульяны Громовой в картине Сергея Герасимова “Молодая гвардия”.
   После роли Стеши в “Чужой родне” Михаила Швейцера ее узнала вся страна.
   “Простая история”, “Журавушка”, “Комиссар”, “Русское поле”, “Бриллиантовая рука”, “Родня”, “Трясина”, “Мама” – всего на ее счету более 60 фильмов.
   Народная артистка СССР, лауреат многих премий, в том числе Госпремии СССР за роль Ульяны Громовой.

   Редакционным советом британской энциклопедии Who is who Мордюкова включена в десятку выдающихся актрис XX века.

0

2

МОРДЮКОВА Нонна Викторовна (р. 25. 11. 1925), актриса.

Настоящее имя — Ноябрина. Родилась в станице Константиновской Донецкой области. Окончила ВГИК (1950, мастерская Б. Бибикова и О. Пыжовой). В 1950-1991 — актриса Театра-студии киноактера.

Лауреат Гос. премии СССР (1949 — за роль Ульяны Громовой в фильме «Молодая гвардия»), Лауреат Гос. премии РСФСР им. братьев Васильевых (1973 за роли в фильмах: «Журавушка», «Председатель» и др.). Народная артистка СССР (1974). Редакционным советом английской энциклопедии «Кто есть кто» («Who is who») включена в десятку самых выдающихся актрис 20 века (1992).

Существование Мордюковой в отечественном кино триумфально и катастрофично с первой же роли, которая сделала ее знаменитой еще со студенческой скамьи актерской мастерской О. Пыжовой и Б. Бибикова во ВГИКе. В Ульяне Громовой из «Молодой гвардии» (1948) Сергея Герасимова отчетливо просматривается нечто, отделяющее героиню Мордюковой от прочих персонажей фильма — отстраненность от быта, интуитивное знание своей будущей мученической судьбы и всецелая готовность к ней, сказывающиеся прежде всего в некой торжественной, трагедийной замедленности ритма роли.

Существование героинь Мордюковой — бытийно, а между тем кинематограф зачастую предлагал ей, исходя из поверхностно понятного типажа, амплуа «простой русской женщины» в картинах бытового плана, которыми особенно были богаты «оттепельные» 50-е годы. Но одним своим присутствием Мордюкова «утяжеляет» роль, переводит ее из бытового жанра в более высокий регистр. Поэтому, вероятно, большая часть ее работ в те годы — вторые женские роли: «Екатерина Воронина» (1957), «Отчий дом», «Все начинается с дороги» (1959) или даже эпизоды, как в «Добровольцах» (1958). Между тем каждая из этих ролей Мордюковой сразу же занимает все пространство экрана. В кадре ли, в эпизоде — она неизменно оказывается его основным содержанием. Ибо на самом деле Мордюкова и есть пространство в целом, дух российского пространства несет она в каждой интонации, и в каждом своем неповторимом жесте.

Типаж Мордюковой со временем стал напоминать о традиционной символической Матери-Родине, но плоский этот символ для нее есть не что иное, как вариация на тему образа Матери-земли, или, точнее, невнятное воспоминание о нем. Мордюкова как раз и воскрешает этот полуутраченный исходный смысл образа. Так строятся уже ее первые главные роли тех лет в «Чужой родне» (1956) Михаила Швейцера по повести Владимира Тендрякова «Не ко двору» и в «Простой истории» (1960) Юрия Егорова. Действительный смысл их куда глубже истории молодой деревенской женщины, разрывающейся между передовым мужем и отсталыми собственниками — родителями в первом случае, и молодой солдатской вдовы, ставшей председателем колхоза, — во втором. Мотив послевоенной женской неприкаянности, бабьего одиночества игра Мордюковой преображает в тему земли, изнывающей без подлинного хозяина. (Не отсюда ли значительность фразы, которую Мордюкова сделала знаменитой в «Простой истории»: «Хороший ты мужик, но не орел»?). Постоянное одиночество ее героинь именно из этого — мифологического, метафорического — ряда. С еще большей силой звучит этот мотив в «Председателе» (1964) А. Салтыкова — с фатальной невозможностью любви к единственно достойному ее по масштабу главному герою.

Апофеозом же Мордюковой становится главная роль в фильме Александра Аскольдова «Комиссар» (1967), где эта метафорическая суть творчества актрисы выходит наружу, составляя саму поэтику картины. Несовпадение глубинной сущности героини и взятой ею на себя социальной роли тут выступает источником трагедии. То, что эпоха оказалась не в силах принять эту работу, так же примечательно, как и то, что в этот период Мордюкова создает ряд блистательных комедийных работ, представляющих своего рода пародийный отыгрыш собственных главных тем («государственные дамы» в «Тридцать три», 1965, Георгия Данелии и «Бриллиантовой руке», 1968, Леонида Гайдая, истомившаяся в своем вдовстве купчиха из «Женитьбы Бальзаминова», 1964, Константина Воинова по мотивам комедий А. Н. Островского).

В конце 60-х — середине 70-х годов Мордюкова снимается по преимуществу в мелодрамах: Николая Москаленко «Журавушка» (1968), «Молодые» (1970), «Русское поле» (1972), Алексея Салтыкова «Возврата нет» (1974), «Семья Ивановых» (1976). Сами по себе эти фильмы, имевшие зрительский успех, представляют интерес все же лишь как ступени к новой вершине ее творчества (снова почти незамеченной) — роли матери дезертира в фильме Григория Чухрая «Трясина» (1977). Этот фильм представляет, по сути, трагическую антитезу знаменитой «Радуги» Марка Донского, учителя Чухрая: историю матери, не выдержавшей искушения и не отдавшей в качестве спасительной жертвы свое дитя. Мелодраматический сюжет здесь возвышается до трагедийной и, по существу, религиозной мистерии о несостоявшемся спасении мира. Вновь, как и в «Комиссаре», трагедийность рождается из столкновения несовпадающих ипостатей героинь Мордюковой: здесь уже мифологическая сущность ощущается как ноша, ложащаяся на плечи женщины непосильным, убивающим ее в конце концов бременем. И вновь за этой ролью следует блистательный и горький трагикомический отыгрыш актрисы в фильме Никиты Михалкова «Родня» (1982). После этой роли появления Мордюковой на экране становятся все более эпизодическими и случайными: актриса одной из первых ощутила исчезновение экранной реальности отечественного кино. Но с каждым годом, особенно после триумфального выхода на экраны мира «Комиссар» в конце 80-х годов (после этого фильма Мордюкова была признана в Британии одной из 10 крупнейших актрис столетия) все ощутимее значительность присутствия актрисы в реальной жизни последних советских поколений.

Евгений Марголит

0

3

1948 МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ
1952 ВОЗВРАЩЕНИЕ ВАСИЛИЯ БОРТНИКОВА
1953 КАЛИНОВАЯ РОЩА
1955 ЧУЖАЯ РОДНЯ
1957 ЕКАТЕРИНА ВОРОНИНА
1958 ДОБРОВОЛЬЦЫ
1959 ВАНЬКА
1959 ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ С ДОРОГИ
1959 ОТЧИЙ ДОМ
1959 ХМУРОЕ УТРО
1960 ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ
1960 СЕКРЕТАРЬ ОБКОМА
1962 ПАВЛУХА
1964 ЖЕНИТЬБА БАЛЬЗАМИНОВА
1964 ПРЕДСЕДАТЕЛЬ
1965 ТРИДЦАТЬ ТРИ (Ненаучная фантастика)
1965-1967 ВОЙНА И МИР
1966 ДЯДЮШКИН СОН
1967 КОМИССАР
1968 БРИЛЛИАНТОВАЯ РУКА
1968 ЖУРАВУШКА
1969 ГОРИ, ГОРИ, МОЯ ЗВЕЗДА
1970 БАЛЛАДА О БЕРИНГЕ И ЕГО ДРУЗЬЯХ
1970 СЛУЧАЙ С ПОЛЫНИНЫМ
1971 МОЛОДЫЕ
1971 РУССКОЕ ПОЛЕ
1973 ВОЗВРАТА НЕТ
1973 ДВА ДНЯ ТРЕВОГИ
1974 ЛЕВ ГУРЫЧ СИНИЧКИН
1975 ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ
1975 СЕМЬЯ ИВАНОВЫХ
1977 ИНКОГНИТО ИЗ ПЕТЕРБУРГА
1977 ТРЯСИНА («Нетипичная история»)
1979 ВЕРОЙ И ПРАВДОЙ
1981 РОДНЯ
1982 ВОКЗАЛ ДЛЯ ДВОИХ
1982 ЭТЮД ДЛЯ ДОМИНО С РОЯЛЕМ
1986 ОТ ЗАРПЛАТЫ ДО ЗАРПЛАТЫ
1987 ССУДА НА БРАК
1988 ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА
1991 БЕГУЩАЯ МИШЕНЬ
1992 ЛУНА-ПАРК
1995 ШИРЛИ-МЫРЛИ

0

4

"И назвали меня Ноябриной..."

В эти юбилейные для Нонны Викторовны Мордюковой дни по всем телевизионным каналам идут фильмы с ее участием. Смотрят их в Кишиневе и Унгень, Орхее и Бэлць, во многих наших селах, где некогда побывала Нонна Мордюкова и вспоминает о Молдове с доброй улыбкой. Вот и мне хотелось бы вспомнить о наших с ней встречах.

Летом 1972 года в Молдове проходили дни российского искусства. Из Москвы в Кишинев прилетел целый десант звезд первой величины, представители всех родов искусства. Наиболее представительной была делегация кинематографистов, в которую входили мосфильмовский режиссер Александр Сурин, сценарист Валентин Ежов, актеры Иван Переверзев, Тамара Носова, Павел Кадочников, Людмила Чурсина, Виктория Федорова, Лариса Лужина, Юрий Соломин, Нонна Мордюкова. В ту пору, работая на киностудии "Молдова-филм" заместителем главного редактора, я был прикреплен к киноделегации в качестве гида-переводчика, и в течение недели сопровождал группу кинематографистов по районам Молдовы. Несколько тысяч километров исколесили мы за это время по республике, встречаясь со зрителями во многих районах от Днестра до Прута, и везде киномастеров встречали радушно - хлебом-солью и чаркой молдавского вина.

В длительной поездке душой нашей кинокомпании была Нонна Мордюкова. Несмотря на усталость (возвращались мы из вояжей по республике в 2-3 часа ночи, а утром уезжали опять), она не унывала и подбадривала остальную компанию своими звонкими песнями, которые с детства пела в просторных кубанских степях. Ей и наши молдавские пейзажи во многом напоминали родную Кубань.

Дочь казачки из бедной семьи, она унаследовала от матери трудолюбие и жизнерадостный характер. Оба воспитанники ВГИКа, мы быстро сдружились с Мордюковой, вместе пели украинские песни, вспоминали вгиковских педагогов, общих знакомых по институту.

- И все-таки, как вас теперь называть? - как-то шутливо спросил я в одной из поездок Нонну Викторовну. - Нонна или Ноябрина?

- Моя мать, бывшая батрачка, стала одной из первых женщин-председателей колхозов на Кубани. Тогда было модно давать детям имена, созвучные советской эпохе. У Игоря Таланкина настоящее имя Индустрий, Хуциева зовут Марлен (то есть Маркс и Ленин), а меня мать назвала Ноябриной, поскольку я родилась в конце ноября, 27 числа. Ну а потом я стала уже Нонной.

- В "Простой истории" вы тоже сыграли роль председателя колхоза. Помогло ли вам то, что в такой же роли по жизни была ваша мать?

- Да, конечно. В самые трудные моменты, когда мне что-то не удавалось сделать, я все время думала о матери: как бы она сама поступила в данной ситуации? И тогда появлялись новые силы.

- До "Простой истории" у вас было немало фильмов, немало интересных и разных ролей. Какая из них вам особенно запомнилась?

- Конечно, Уля Громова из "Молодой гвардии". Первая роль - как первая любовь. Она всегда наиболее памятна и дорога. Тем более - такая. Мы ведь до съемок фильма сыграли "Молодую гвардию" в учебных аудиториях ВГИКа с нашими мастерами С.Герасимовым и Т.Макаровой. Потом был студенческий спектакль, а уж потом фильм...

...Подъезжаем к Унгенам. На границе района нас встречают хлебом-солью руководство и общественность. Мордюкова принимает каравай, испеченный унгенскими мастерицами, и шутливо замечает:

- Аромат-то какой! Совсем как у нас на Кубани.

Вечером, в одном из колхозных домов культуры, зрители смотрят фильм с участием Нонны Мордюковой и Николая Рыбникова "Чужая родня". Перед началом Нонна Викторовна рассказывает о своей работе над ролью.

- Это одна из моих ролей, которая по жизни совсем не в моем характере. Я натура общительная, без коллектива, без друзей не могу, а моя Стеша из "Чужой родни" характер совсем иного плана. Воспитанная в семье стяжателей, нелюдимых, она и сама переняла многие черты родителей. И только благодаря своему мужу Федору, которого в этой картине играет Н.Рыбников, Стеше удается преодолеть в себе все затхлое, наносное, что вынесла из дома родителей, найти силу воли, чтобы порвать с прошлым. И упрек ее, брошенный отцу и матери, звучит горько: "От людей отвадили, старухой сделали".

А после фильма, за дружеской беседой, Мордюкова опять становится самой собой, шутит, поет песни, которые тут же подхватывают все присутствующие, как будто и не было той экранной Стеши, которую только что зрители видели на экране... Возвращаемся в Кишинев. Дорога длинная.

- А с кем из партнеров по роли вам интересней было работать?

- Мне очень мало приходилось играть в паре с Василием Шукшиным. Буквально один раз, когда в "Простой истории" он был моим, как бы поточнее выразиться, хахалем по роли. Но это был интересный партнер. я даже не могу сказать, где, в какой ипостаси он талантливей - как актер или режиссер. А может, писатель...

Позже Н.Мордюкова вновь встретится с Василием Шукшиным в его последней актерской работе "Они сражались за Родину" по М.Шолохову. Но это будет уже потом, а сейчас машина мчит нас сквозь ночь к огням столицы, а завтра - новые поездки, новые встречи.

Нет нужды перечислять все роли, сыгранные талантливой актрисой за полвека экранной деятельности. Позже нам часто приходилось встречаться с ней во время моих поездок в Москву, бывать у нее, когда она жила в высотном доме на Котельнической набережной в Москве со своим сыном от первого брака - с Вячеславом Тихоновым. Ранняя смерть сына, тоже актера, надолго выбила ее из колеи. Но она сумела преодолеть горе. Ушла с головой в работу. Она из тех актрис, на которых спрос всегда есть, при любом критическом состоянии кинематографа. Вот и недавняя ее картина "Мама" снова стала событием в кинематографическом мире.

Виктор АНДОН.

0

5

Наше дело - это очень фальшивая карточная игра

- Нонна Викторовна, правда ли, что драматург Будимир Метальников писал главную роль в Простой истории именно на вас?

- Правда. До этого я снималась в фильме Льва Кулиджанова Отчий дом, играла Степаниду. Там есть такая сцена: моя героиня плачет, а председатель колхоза пытается ее успокоить. И я говорила монолог: Было время, я тоже была председателем. Но война кончилась, и я уже не гожусь… Когда сдавали фильм, директор студии Горького вдруг обратился к Метальникову: Вот вам и следующий сценарий - как эта женщина председательствовала, о чем болела ее душа. Метальников сразу за эту идею ухватился, да и мы все загорелись.

Иными словами, вы уже в процессе подготовки сценария знали и сюжет фильма, и характер вашей героини?

- Не только я, вся студия знала. Метальников пару раз показывал мне черновики, мы их обсуждали. Я ведь человек сугубо колхозный - и по рождению, и по воспитанию. В азарте я ему кое-что подсказывала, рассказывала про своих земляков, про деда, из-за которого меня во ВГИК взяли…

- Из-за какого деда вас во ВГИК взяли?..

Свернутый текст

- Я же к экзаменам не готова была, не знала, что приемной комиссии нужно читать стихи, басни. Умела только рассказывать смешные и грустные истории из жизни. Уже тогда я понимала, что это за товар - живой рассказ о людях, которых хорошо знаешь и любишь. Зато привезла в Москву собственную повесть, которую так никому и не решилась показать - стеснялась. И на приемную комиссию я произвела впечатление именно своими рассказами о людях, о бабах, о том самом деде. Рассказывала, как хлеб сеют, убирают, гармошка играет... Да и в дальнейшем мое спасение всегда было в том, что я хваталась за подол бабы, тетки будучи совершенно неграмотной по линии актерских выкрутасов. Когда мой педагог Борис Бибиков решил меня переломать - чтобы я сыграла Анну Каренину или что-то из иностранной классики, - ничего у него не вышло. Я надела это роскошное платье задом наперед, застегнула спереди все семьдесят пуговиц, тут же наступила на подол и порвала. Все засмеялись, а я заплакала. Бибиков поначалу считал, что из меня можно лепить что угодно, а что угодно не получилось. Хотя потом я Женитьбу Бальзаминова зацепила, были и другие костюмные роли, но лучше себя чувствовала только тогда, когда играла своих. Тянуло меня к ним магнитом.

- В итоге вам понравился сценарий Простой истории?

- Очень. Его тут же утвердили, и мы начали работать.

- В те годы писали, что, снимаясь в Простой истории, вы проецировали этот образ на свою маму?

- Это собирательный образ. В чем-то Саша Потапова была и на нее похожа. Моя мама славилась как певунья, ее очень любили. Иногда она приезжала в Москву и попадала на премьеру какого-нибудь фильма или спектакля, и в Доме актера все меня спрашивали: А сегодня Ирина Петровна придет? И Дикий, и Рубен Симонов, и Самойлов, и Герасимов - все ее знали. На Кубани маму как лучшего председателя всегда направляли в отстающие колхозы, несмотря на то что нас, детей, у нее было много. И только она получала переходящее Красное знамя, мы снова собирали пожитки и ехали дальше. А люди плакали: Петровна, не уезжай! Хлебосольная, белозубая, открытая…

- По ходу фильма Саша меняется, растет, но остается одна. Вы ее жалеете или считаете, что в своем выборе она счастлива?

- Еще раз подчеркну, что я не Сашу играла, а тех женщин, которых знала, видела. В фильме есть сцена, где женщины сидят у патефона. Одинокие женщины, которые и в сорок лет - самый цвет. Но ведь и в двадцать пять получали похоронки, совсем молодые. Я это видела, хотя в войну была подростком, но очень рано начала понимать жизнь. И Саша Потапова стала рупором, посвящением этим женщинам. Она - выдуманный автором образ, но рожденный с вдохновением. Пусть будет такая женщина, как Нонна Мордюкова, такого же возраста, телосложения. Метальников тоже знал войну, был ранен, вернулся с одной рукой, видел тыл. Эта история рождалась не на пустом месте.

- А каким был режиссер Юрий Егоров?

- Любознательным, порывистым, незлобным. Дружил с Сергеем Герасимовым. Знал, кому послать поздравительную телеграмму, кому вовремя подставить стул - все чувствовал. И в то же время был открыт для всего нового, слушал с открытым ртом. В Простой истории Егоров совсем не был вооружен материалом, не знал колхозную жизнь. И ему повезло, что рядом была я. Приходилось во многом ему помогать. Во время моих советов и предложений он облокачивался на капот Рено, поднимал палец к небу и возвещал: Сейчас я подумаю, нужно ли этот кусок вставлять! Потом хохотал, аплодировал и говорил: Берем! Простодушный, он понимал, что я лучше него знаю колхоз, и не брезговал этим, использовал меня, как дойную корову. Вообще Егоров был всеядным режиссером. Он неплохо снял Добровольцев, Море студеное, но мало успел. Умер по глупости - отказался от операции аппендицита и у него случился перитонит.

- Как складывался ваш экранный дуэт с Михаилом Ульяновым?

- У многих сложилось впечатление, что Михаил Ульянов - танк, а на самом деле он скромный, застенчивый, читающий, хороший человек. На студии держался независимо: за ним стоял театр. Когда мы познакомились, он еще не был женат. А когда безумно влюбился, то полностью подчинился жене. Он и актером-то стал, чтобы добраться до Дины Дурбин.

- Как это?..

- Влюблен был в нее по уши. Надеялся, что, став артистом, может быть, поедет в Америку и встретит ее. А встретил свою звезду в Щукинском училище: Алла Парфаньяк очень напоминала Дину Дурбин. Как она одевалась, как выглядела - мы и мечтать о таком не могли. У меня только к концу первого курса появилось одно платье на выход. И Мишка полностью отдался своей придуманной страсти. У них двое детей - он хороший семьянин, однолюб, никогда не был ветреным.

- Почему ваша героиня не осталась с Андреем Даниловым?

- Так решил сценарист. Люди потом много писали: Почему герои не вместе? Может, он отец-одиночка? Помните, герой Ульянова заезжал в детский сад? Мы почитали письма и пошли к Метальникову. Готовы были даже вторую серию снимать. Он возмутился: Вы с ума сошли? Не так давно кончилась война, люди еще получают похоронки! Еще женщины падают в обморок! Ну, одну мы пристроим: пара получилась бы хорошая, союз удачный… А как же другие вдовы? Мне и самой было жалко лишать Сашу счастья, уж так люди исстрадались на экране - и я, и Ульянов. Но сценарист был категорически против.

- Вы общались после съемок?

- Да. Знаете, почему я очень любила сниматься именно с театральными актерами? Они всегда приглашали на свои спектакли. Познакомившись с Ульяновым, я пересмотрела весь репертуар Вахтанговского театра. Снималась с Мироновым в Бриллиантовой руке - ходила в Сатиру. До такой степени мы дружили.

- Не могу не спросить о других исполнителях центральных ролей в «Простой истории». Каким был в общении Василий Шукшин?

- Это был отдельный человек, одинокий. Дружил только с людями. Смотришь, то на берегу сидит с каким-нибудь дедом, то смеется с бабкой на скамейке. Из сапога всегда торчала свернутая школьная тетрадка с ручкой. Вась, ты хоть как-то с группой общайся! Он очень нравился женщинам, но в симпатии выбрал меня. Говорил: Я для тебя напишу сценарий! И тут же рассказывал трагический рассказ о какой-нибудь тетке.

- Он еще не был известен как писатель?

- Еще нет, но я уже знала Беседы при ясной луне, видела Татьяну Пельтцер в роли старухи-героини. Васька втаскивал меня в литературные беседы и все время искал меня глазами. Я тута! - кричу ему. Потом он сделал мне предложение, но у меня был Тихонов. Тогда Шукшин нашел себе студентку Лиду: пожили немного и разошлись. Женился на Лиде Федосеевой и… затих. Мы не живем, - говорила мне потом Лида, - мы пишем. Я его не вижу и не слышу. Он дома, но его нет. Встал, морду умыл - и сразу к своим тетрадкам…

- Вашу маму в фильме сыграла комедийная актриса Ирина Мурзаева. А с ней вы хорошо ладили?

- Ой, что вы! Это была наша отрада, чудо из чудес! Бывают же такие люди - безвозрастные. Иногда она напоминала девушку - красная, скромная. Но тут же могла послать матом. Она безумно любила сына, и дети постоянно к ней липли, даже самые маленькие. И не только дети, с ней каждый хотел поговорить. Раскрепощенный, нескончаемо интересный человек, безумно талантливая актриса. Если бы все были такими, как она и моя мама, мы летали бы на крыльях, жизнь была бы намного легче и справедливее.

- Где снималась Простая история?

- В деревне Лепешки под Пушкино. Нас расселили по хаткам, я жила со вторым режиссером Клеопатрой Сергеевной Альперовой. Васька частенько у нас засиживался и прямо в солдатской гимнастерке спал на полу - ложился на спину, подушку под голову, руки за ремень и без храпа тихонечко засыпал. Клеопатра Сергеевна вставала рано: чаек, пышечки, завтрак. Васька расчесывался и исчезал до вечера. А как он хорошо пел! Знал огромное количество народных сибирских песен.

- Как приняли Простую историю?

- Прекрасно! Абсолютно все. Мне даже дали квартиру, точнее комнату в коммуналке. Через нас одиннадцать лет ходила другая семья. Но все равно мы были счастливы. Эта картина - самая любимая у меня. Мне и Женитьба Бальзаминова нравится, есть и другие удачи, а это - кровная картина. Как родная сестра.

- Что-нибудь изменилось в вашей актерской жизни после Простой истории? Можно ли сказать, что этот фильм был этапным, вам стали предлагать больше достойных ролей?

- Ничего не изменилось. Я и по четыре года без работы сидела. Каждый режиссер, будь то мужчина или женщина, ставит на первое место себя. Он прежде всего любит себя, дорогого, и даже не постесняется сняться сам и взять твои интонации. Наше дело - это очень фальшивая карточная игра, из-за которой раньше стрелялись, на дуэль вызывали. Вообще создание актерского факультета во ВГИКе было ошибкой. Мы ничем не отличаемся друг от друга, цены не имеем, а только дощечку: Хочу сниматься! Мы неинтересны. Киношники мечтают заполучить Чурикову, актеров охотнее берут из театров, где играют классику. Это другая школа, другое воспитание. ВГИК выпускает несчастных, обманутых детей, которые едут со всего бывшего Союза. Вот Герасимов был действительно профессор, он уделял большое внимание именно театру, своим студентам всегда давал работу. Иногда я думаю: зачем я приперлась в Москву? Была бы гениальна, как Шолохов, жила бы в провинции, начала бы писать. Иногда приезжала бы на съемки. Зачем завоевывала столицу? Она так и осталась не завоевана. Я не полюбила Москву, а она - меня. Мне здесь холодно и неуютно…

Женщина-планета

Нонна (Ноябрина) Викторовна Мордюкова родилась в станице Константиновской Донецкой области. Народная артистка СССР (1974), лауреат Государственной (Сталинской) премии СССР (1949), Государственной премии РСФСР имени бр. Васильевых (1973).

Снималась в фильмах Молодая гвардия, Чужая родня, Отчий дом, Председатель, Женитьба Бальзаминова, Тридцать три, Дядюшкин сон, Журавушка» Бриллиантовая рука, Русское поле, Лев Гурыч Синичкин, Родня, Луна-парк, Мама. Решением редакционного совета ежегодно издающейся в Лондоне энциклопедии Кто есть кто? включена в десятку выдающихся актрис ХХ века (1992). Именем Нонны Мордюковой названа планета.
Дата публикации : 15.04.2005

0

6

Вот такая я наивная!

Конфеты с Гердтом разделили по-честному

— ХОЧУ доложить, Нонна Викторовна: подъезд ваш проверил, состояние вполне приличное. Можно приглашать президента, не стыдно.

— А зачем Владимиру Владимировичу приходить ко мне?

— Так на юбилей! У Пахмутовой в гостях Путин был, с Фрейндлих шампанское пил. А вы чем хуже?

— Может, и не хуже, тут вы правы. Но я заслугами ни с кем не меряюсь. А президента люблю. И Ленинград тоже. Влюбилась в него заочно, даже еще не видя.

Свернутый текст

— Путина или Питера?

— Города! На экзамене во ВГИКе специально читала отрывок из Медного всадника. Я же ленинградцев с детства хорошо знаю. После блокады их, полуживых, голодных, везли откармливаться к нам, на Кубань. Они были совсем другие, чем мы, иначе одевались, разговаривали, ходили. Вот и Путин особенный. Сразу это поняла и полюбила его. Так прямо и сказала, когда он мне орден в Кремле вручал. А президент протянул бокальчик с шампанским, локтем как бы невзначай прикрыл другую актрису, которая рядом стояла, и ответил: Я вас тоже. Нарочно так сделал, чтобы понятно было: эти слова к той, второй, не относятся, только ко мне. …Получилось все у Владимира Владимировича ловко, изящно, по-офицерски.

— А с Ельциным у вас любовь не сложилась, Нонна Викторовна?

-Я на него как на президента не смотрела. Когда он упал с моста, мне ясно стало: наш человек, обыкновенный заводской парень, простой в доску. Слишком даже простой… С ним и разговаривать можно было по-свойски. Однажды даже покаялась Борису Николаевичу в совершенном грехе. Лет, может, пятнадцать назад Ельцин попросил организовать концерт для демократических депутатов. Творческая интеллигенция, как нас тогда называли, с радостью откликнулась. Народу набежала туча. Вечер в Доме кино поручили вести мне и Зиновию Гердту. Времена, если помните, стояли смутные, еще карточки продуктовые ходили, в магазинах ничего купить было нельзя, поэтому артистам решили вручить по коробке конфет — жуткому дефициту в ту пору. Но некоторые отказывались от гонорара: может, сладкое не любили или еще по какой причине. Другим я сама решила ничего не давать, потому что знала: у этих и без шоколадок жизнь сладкая. Гердт струсил, всем конфеты всучивал, а я — только бедным. Словом, к окончанию концерта у меня набралось коробок двенадцать неучтенных. Честно разделила все с Зямой. Он сначала брать не хотел, отказывался, а потом согласился. Ну и я свои сладости украденные к машине, организаторами присланной, потащила, стараясь прошмыгнуть, чтобы никто не заметил. И вдруг подходит Ельцин и берет меня под руку: Провожу вас. Думаю: боже, что же делать? А Борис Николаевич концерт нахваливает, расписывает, как ему все понравилось, а потом спрашивает: А что это у вас в сумке? Помочь донести? Тут я правду и вывалила. Ельцин переспросил: Не всем конфеты давали? Говорю: А зачем они тем, у кого по две машины под задницей? Президент расхохотался, долго остановиться не мог: Значит, вы, Нонна Викторовна, решили на свой лад социальную справедливость восстановить? Громко смеялся, видно, в молодости тоже был игрун вроде меня. Довел до машины, водителя отстранил, сам дверь открыл, усадил и коробки подал…

Словом, на президентов наших я по-разному смотрю, хотя, наверное, нагло мне делать такие заявления. С другой стороны, привыкла всегда говорить, что думаю. И желаний своих не стесняться. Например, как приехала в Москву, так и стала мечтать поселиться в сталинском доме. Смелая цель для девушки, выросшей среди коров и бурьянов, правда?

Не должны родители переживать своих детей…

— У ВАС ведь была квартира в высотке на Котельнической набережной?

— Да, двухкомнатная. Правда, мы не на верхних этажах жили, но все равно — стены кирпичные, потолки четырехметровые, двери у подъездов резные… Однако недолго я сталинскими удобствами пользовалась — разменяла жилье из-за сына. Володя уговорил пожить раздельно, надеялся, что сумеет так сохранить семью с Наташкой.

— Варлей?

-Если бы! Варлей — первая его жена. Она была замечательной невесткой, хотя ей несладко приходилось с Володей. Сколько раз я в ночной рубашке выбегала к лифту и умоляла Наташу вернуться, не уходить из дома! Всеми силами старалась, чтобы молодые остались вместе. Великолепная была парочка. Во второй раз Вова тоже женился на Наташе, но Егоровой. Она танцевала в кордебалете на льду, папа у нее служил постовым милиционером… В общем, согласилась я разменять квартиру, как сын просил, и только потом поняла: он от меня прятался, хотел скрыть, кто в гости к нему ходит, что приносит…

Я ведь всегда была беспокойной мамой. Когда сын еще в школе учился, лазала за ним по сиреневым кустам и следила. Волновалась: как бы в дурную компанию не попал. Сначала радовалась, что Володя нашел приличных друзей — Сему и Петю. Мальчики такие приветливые, вежливые, отзывчивые. Сидят тихонько и на гитарке наигрывают. Теперь всем говорю: бойтесь этих гитар в кустах! До сих пор уверена: кого-то к нашей троице подпустили, решив ее погубить. Читала недавно умную политическую книжку (я всякие жанры люблю! ) и нашла там точный эпиграф: Хочешь разрушить страну — растлевай ее молодежь. Запомнила эти слова на всю жизнь!.. Первым умер Сема. В десятом классе. От наркотиков. Я тогда в этом плане была совсем безграмотная, у нас на Кубани такой заразы люди не употребляли, хотя и жали серпом коноплю. Но мы же ею не папироски набивали, а сдавали в колхоз, трудодни зарабатывали. Словом, мне что наркоман, что наркомат — без разницы… Вторым отправился на тот свет Петя. Тут уж я вовсю запаниковала. Что только не делала для Володиного спасения! Тихонову, мужу бывшему, звонила, помощи просила, а тот лишь отмахивался: сын в тебя пошел, сама с ним и разбирайся. После развода он меня возненавидел, Володей почти не занимался, видел его всего несколько раз. А я билась. Только поздно: никакими квартирами, разъездами-переездами этого не исправишь, слишком запущенной оказалась болезнь. Помню, однажды позвонили со станции Скорой помощи: Подобрали вашего сына. Приезжайте. Я подхватилась и помчалась по улице Горького, дороги не разбирая. Каблук туфли застрял в решетке, которыми деревья огораживают, побежала дальше босая…

Не спасла Володю, он умер, но и сегодня остается самым любимым моим человеком. Не должны родители переживать своих детей, это страшное горе, страшное. Даже врагу не пожелаешь такого.

Черномырдин лично приказал — подобрать!

— НОВУЮ семью создать не пробовали?

— Через много лет после развода с Вячеславом Тихоновым пыталась выйти замуж. Ну сколько же можно куковать одной? И человек был подходящий, серьезный, выпускник ВГИКа, сценарист. А красоты неописуемой, у меня таланта не хватит, чтобы рассказать! Люди, когда впервые его видели, на пять минут немели, слова вымолвить не могли, такая внешность выдающаяся… Вы, наверное, догадались, про кого говорю? Про сына писателя Пильняка — Бориса Андроникашвили. Когда-то он был женат на Людмиле Гурченко. Люся от него родила дочку Машу, но на момент нашей встречи Боря уже снова стал холостым. Приглашать его к себе в дом стеснялась из-за сына, бегала на свидания в Борину однокомнатную квартирку. Так мы прожили пять лет, но в итоге все равно не расписались. Это же был гений, философ, рядом с которым Сократ блек! Боря ни одного дня не работал — не царское это дело. Зато прекрасно читал стихи Байрона, целовал дамам ручки и организовывал культурное застолье, проще говоря, выпивку. А я вся в других заботах: то снимаюсь, то роль ищу, то с концертами по стране мотаюсь. Кто-то же должен деньги зарабатывать, правда? В том числе и на бутылку… Словом, было время, подумывали о том, чтобы съехаться, объединиться под одной крышей, а потом как-то и расстались. В итоге я из сталинской высотки переехала сюда, в Крылатское. Сначала дали однокомнатную квартиру в панельном доме. Жила там и думала, что новая прописка понадобится только на кладбище. Вдруг несколько лет назад звонит Михалков. Я сначала ничего не поняла, когда раздался звонок и телефонистка сказала в трубку: Ответьте Парижу. Удивилась: что за новость, может, спутали с кем? И тут слышу голос Никиты: Здравствуй, кума! Как дела? Говорю: Ты мне вежливые вопросы не задавай, сразу объявляй, чего хочешь, а то мне денег твоих жалко. Как они у вас там во Франции называются?

— Были франки, стали евро.

— В общем, выяснилось, что Михалкову позвонил Черномырдин, который тогда всеми министрами командовал, и велел в течение шести дней доложить, как решен квартирный вопрос у артистки Мордюковой. До сих пор ума не приложу: с чего вдруг Виктор Степанович моими проблемами озаботился? Я как услышала слова Никиты, так сразу закричала: Никуда отсюда не поеду, останови эту машину, умоляю! Представила, что снова тарелки собирать и вещи по узлам распихивать, и мне вмиг дурно стало. Опять-таки Кунцевское кладбище недалеко, где сыночек лежит. И мое место там, рядом с ним… А Михалков говорит: Ты что, мать, опупела? Команда поступила, будешь делать, как скажут! Станешь ерепениться, приеду, свяжу тебя и самолично отнесу в новую хату. Вот, думаю, горе мне, напросилась на свою голову!

— И что же дальше?

— Прошло не шесть дней, а всего два, ко мне явился нарочный и сообщил, что будет ежедневно показывать по две квартиры, пока не выберу ту, которая понравится: Виктор Степанович велел подобрать вам в этом же районе трехкомнатную. Я даже заплакала, говорю: Поздно, мил-человек. Был накал, да весь вышел. Но раз приказ есть, надо выполнять. Долго искать не стала, вот эту квартирку на первом этаже увидела, на нее и указала. Мне нравится быть поближе к земле, чтобы под окнами деревья росли. Только решетки пришлось ставить от бандитов. Хотя, с другой стороны, кому мы нужны, старые? Живем теперь тут вдвоем с сестрой. Наташа — вдова, ей со мной лучше. Да и мне так легче.

— Черномырдина за подарок отблагодарили?

-Никак с ним свидеться не могу. Он же в Киев сосланный, а у меня нет мазы туда ехать. Но добро всегда помню, для того и сейчас эту историю рассказываю, чтобы через вас передать Виктору Степановичу привет. Я женщина отзывчивая, незлобивая. Не понимаю людей, которые тратят силы, например, на зависть. Всегда считала, что у меня тяжелая судьба, начиная с самого детства. Там и голод был, и фашистская оккупация, и много чего еще. Отец вернулся с фронта без ноги, а я Победы дождалась, собрала нехитрый скарб в деревянный чемодан, села в товарный вагон и поехала в Москву. Учиться на артистку. В кармане лежали шестнадцать рублей денег и испеченные мамой на дорогу чуреки, пышки из кукурузной муки. И ведь не пропала же! Были перерывы между ролями и по три года, и по семнадцать лет. В последнее время очень редко снимаюсь. Сейчас мой единственный заработок — концерты. Правда, пока отказываюсь — я недавно из больницы. Три месяца пролежала, до сих пор прихрамываю, с трудом выбираюсь из дома. Хорошо, врач сам на квартиру приходит. У меня же теперь персональный доктор! Татьяна Владимировна Алихашкина. А вы не знали? Это мне поклонник сделал…

Чубайс — мужчина видный и дорос до сердцееда

— КАКОЙ?

— Сейчас расскажу. Только должность его запомнить никак не могу. Кажется, он главный по газу.

— Миллер?

— Не-е-е, у моего другая фамилия. Может, он не по газу, а по свету?

— Чубайс?

— Точно! Как его? Анатолий…

— Борисович.

— Да! Настоящий поклонник! Он тепло ко мне относится, с уважением. Однажды прислал посыльного с моей книгой, захотел, чтобы автограф поставила. Думаю: какие бы слова подобрать и не опростоволоситься? Беру ручку и начинаю: Когда-то родился рыжий мальчик, рос-рос и дорос до… Решаю в этот момент, что не буду писать про политику, поскольку ничего в ней не понимаю, и продолжаю: …до сердцееда женщин. Н. Мордюкова.

— Да вы дипломат!

— А почему не сказать приятное хорошему человеку? Тем более это правда: Чубайс — мужчина видный, женскому полу должен нравиться. Он мне крепко помог, сделав дорогой медицинский полис на год. Буквально за пятнадцать минут. Без этого документа в кремлевскую больницу не положили бы.

…А вообще я никогда лечиться не любила. Раньше с рук сходило, а теперь, видно, возраст сказывается. Во мне сразу десять болезней нашли, еле откачали девушку, то есть меня… Так что теперь временно переквалифицировалась в швею-надомницу. Принимаю только тех, кого видеть хочу и кто готов прийти в гости. Лишь раз исключение сделала. Больно уж человек важный, умный, интеллигентный, на белогвардейца немного похож. Постеснялась его сюда приглашать, решила сама, прихрамывая, на встречу отправиться.

— Кто такой?

— Владимир Молчанов. Он мне нравится. Позвал в передачу, я и согласилась. Правда, спросила, сколько ступенек надо пройти, чтобы до лифта в Останкино добраться. Я ведь по квартире до сих пор с палочкой хожу, но на людях никогда себе такого не позволю. Стыдно. К счастью, Молчанов не на самом Центральном телевидении теперь работает, его студия в другом месте. Меня прямо к порогу подвезли… Еще, вспомнила, Рязанов в январе на открытие своего киноклуба вытащил. Тут уже пришлось штурмовать ступеньки. Преодолевала их медицинским, приставным шагом, которому в больнице научилась. Эльдар даже петь заставил. Песню Сронила колечко. У него каприз такой: когда ему периодически вступает, готов меня из-под земли достать. Вот я и теперь пошла, как коза, от привязи отпущенная.

Есть высшая справедливость, но она — не в руках человека…

— СМОТРЮ, не можете вы мужчинам отказать.

— Люблю я Эльдара, нравится он мне как режиссер.

— Слышали, как на последнем съезде кинематографистов два ваших любимца поссорились — Михалков с Рязановым?

— Знаю, бились друг с другом сильно, а из-за чего, не пойму. В ситуации не ориентируюсь, поэтому ни на чью сторону встать не могу. Видела ужасную Никитину фотографию в газете, прямо зверь какой-то, даже страшно… Кто же разберет, что они там делят? Мне такую задачу не осилить. Но Михалкова я все равно крепко уважаю и в кино к нему играть пойду, если позовет. Только, думаю, мною он уже накушался…

— Конечно! Кто еще, кроме вас, мог Никите Сергеевичу на съемочной площадке по физиономии съездить?

-Это старая история, она на Родне приключилась. Михалков меня оскорбил страшно. Он наслушался за границей, что надо сильно обидеть артистку, чтобы она искренне изобразила на экране переживание, сыграла пупком, задыхалась от слез. Вот и ляпнул, унизил при массовке, как по лицу ударил. Я развернулась и ушла с площадки, хотела бросить картину, уехать к чертовой матери! Никита говорит:«Но эпизод-то надо закончить, доснять. А я кулак сжала и костяшками пальцев в щеку его толкнула. Вела себя, как разъяренная корова, бешеная, с пеной. Толпа притихла… Понимала, что поступила нехорошо, грубо, но сниматься все равно отказалась по делу. Унижение нельзя сносить! А вечером Никита пришел мириться. Стоял в номере с бутылкой коньяка и плакал. Опрокинули мы по рюмке и простили друг друга… Такая вот я, быстро отходчивая, доверчивая и наивная. Поэтому к серьезным делам меня подпускать нельзя, в политику или типа того: обязательно облапошат, вокруг пальца обведут. Зато брат мой Геннадий отлично подкован, во всех политических тонкостях разбирается. Но ему и положено — чекист.

— В каком звании?

— Майор или подполковник, точно не помню. Он уже в отставке. Я ему говорю: Что ты все сидишь возле своей любимой Валюши? Тебе надо наверх идти, глыбы ворочать. Как он трудные вопросы объясняет, никто не умеет. Даже Познер Владимир Владимирович. Генке было 14 лет, к нему приезжали из райкома партии и просили прочитать лекцию о текущем политическом моменте. Представляете? Так что не все Мордюковы вроде меня. Сейчас спрашиваю у брата: почему Ходорковский в тюрьме сидит, а остальные на воле гуляют? Мне богачи противны, терпеть их не могу. Надо их всех, жуликов, пересажать, а деньги отнять и честно поделить между трудовыми людьми. Только, боюсь, у нас честно ведь не получится… Народ опять обманут, а он и так никому уже не верит. И у меня душа болит. Страшно, когда не ждешь хорошего от будущего.

— Веру потеряли?

— А что же я, по-вашему, не народ? Как все… Богу никогда особенно не кланялась. Знаю, что есть высшая справедливость, но вряд ли она в руках человека. Тем более такого, который где-то там, в облаках, летает. Почему-то это у меня в голове не укладывается.

— А звезду свою когда-нибудь видели?

— На карте неба. Мне подарили. Приятно, что есть планета твоего имени. Уютно от этого становится… Хотя звездочка у меня маленькая — 39 километров в диаметре, но народу на ней много поместиться может. Так что желание будет, залетайте. Милости прошу. Просто так, без всякого юбилея…

09.04.2005

0

7

Ко мне простые люди всегда хорошо относились

К счастью, со здоровьем у именинницы все наладилось, период хворей и недомоганий остался позади, и она чувствует себя бодро и энергично. Потому, наверное, и согласилась на праздник, который в ее честь устраивается в Центральном доме кинематографистов.

Не знаю, что буду делать сегодня на вечере, - поделилась Нонна Викторовна своей тревогой, и тут же в свойственной ей манере добавила: Вот Римма Маркова посоветовала не волноваться. Расскажи, говорит, пару баек, публика и вдохновится. Но, думается, этим программа не ограничится. У Мордюковой, как известно, хороший голос, и она наверняка не удержится, чтоб не спеть.

Свернутый текст

Конечно же, и без воспоминаний не обойдется. Поздравить артистку придут многие знаменитые друзья и коллеги, ведь за долгие годы Нонна Викторовна впервые решилась на публичное торжество. Ожидается, что в числе ее гостей будут Инна Макарова, Татьяна Конюхова, Галина Волчек, Никита Михалков, Александр Аскольдов, Олег Меньшиков.

Кино, было послано ей свыше. В прямом смысле этого слова. Еще девчонкой-восьмиклассницей у себя на кубанском хуторе увидела фильм Котовский. Влюбилась в Котовского, Мордвинова и во все кино сразу. Ни на что не надеясь, написала Мордвинову письмо - мол, хочу стать артисткой, что для этого нужно? 22 июня 1941 года рано утром, еще ничего не зная о войне, мыла пол в прихожей, и вдруг ей на голову упало письмо - почтальон опустил в щель, сквозняк подхватил конверт и опустил девочке на макушку. Мордвинов предлагал ей приехать в Москву, разыскать его. В Москву Мордюкова попала лишь в 45-м. Мордвинова не нашла и смело двинулась сама в неведомый ВГИК. Поступила сразу. Когда ее просят коротко определить ее характер, она отвечает одним словом: Батальон.

В отечественное кино Мордюкова вошла триумфально, сыграв в 1948 году роль Ульяны Громовой в фильме Сергея Герасимова Молодая гвардия. Эта работа принесла актрисе первый успех, Государственную премию и мужа - Вячеслава Тихонова. За успехом, как водится, последовало разочарование. Она всегда мечтала сыграть Аксинью в Тихом Доне, тем более, эта роль была ее дипломной работой, за которую педагог Герасимов поставил ей отлично. Но решив экранизировать роман, режиссер отдал предпочтение Элине Быстрицкой. Мордюкова так переживала из-за этого, что чуть не покончила с собой.

После Молодой гвардии ей долго не предлагали ролей, и только в 1954 году, благодаря Михаилу Швейцеру, Мордюкова вернулась на экран. Режиссер пригласил ее на пробы в свою картину Чужая родня. Мордюкова не понравилась худсовету. Тем не менее, Швейцер настоял, чтобы именно Нонна сыграла главную героиню - Стешу. После выхода фильма на экраны Мордюкова стала по-настоящему знаменитой, а режиссеры начали наперебой предлагать ей роли, которые сделали из актрисы легенду.

Большая часть ее работ в те годы - вторые женские роли: Екатерина Воронина, Отчий дом, Все начинается с дороги, Добровольцы, но, по мнению кинокритиков, каждая из этих ролей Мордюковой сразу же занимает все пространство экрана и становится своеобразным символом эпохи.

Следующей вершиной Мордюковой стала главная роль в фильме Александра Аскольдова Комиссар. Этот неоднозначный фильм о гражданской войне долго пролежал на полке, а Мордюкова тем временем создала ряд блистательных комедийных работ, представляющих своего рода пародийный отыгрыш сыгранных ранее образов государственной дамы. Комедийные роли Мордюковой были очень разными и очень смешными - управдомша в Бриллиантовой руке, истомившаяся в своем вдовстве купчиха из Женитьбы Бальзаминова по мотивам комедий А. Н. Островского. Между прочим, за роль томной вдовы Нонна Мордюкова была даже удостоена Государственной премии имени братьев Васильевых. При этом по роли у нее даже не было бенефисных монологов, но несколько реплик, произнесенных ее баритоном, тут же разошлись на цитаты. Она много снималась и в мелодрамах: Журавушка, Молодые, Русское поле, Возврата нет, Семья Ивановых, сыграв в этих фильмах, наверное, саму себя - простую русскую женщину, гражданку.

Актриса продолжает сниматься в кино, и в 1998 году выходит фильм режиссера Дениса Евстигнеева Мама, в котором Нонна Мордюкова исполнила главную роль, а ее партнерами на съемочной площадке стали актеры уже следующего поколения - Олег Меньшиков, Владимир Машков, Евгений Миронов.

Тем не менее, настоящее кино для Мордюковой закончилось в 1982 году, после Родни Никиты Михалкова. Батальонный характер не позволял позориться в скверном кино. Сама Мордюкова недоумевает: отчего это многие режиссеры распускают слух, что у нее несносный характер? Разве сказать режиссеру, что сценарий дрянь и чтобы на нее не рассчитывали, - это несносный характер? Или в сердцах слегка заехать режиссеру на съемочной площадке в челюсть - тоже несносный характер? Бывало такое, бывало. На съемках Родни Михалков попробовал с ней по-авторитарному. За что получил синяк на скуле и двух пуговиц на рубашке лишился. Но он тоже хорош - нашел кого пытаться к ногтю. Вечером пришел к Мордюковой в гостиничный номер с бутылкой коньяку - мириться. Конечно же, помирились. Она вообще, кажется, ни на кого зла не держит. Не умеет.

Вот любить - умеет. И любит любить. Может, потому и не складывалось всю жизнь у нее с любовью, что так хотелось любить - на всю жизнь, без остатка, до потери памяти, до потери пульса. А любви, наверное, и остаток, и память, и пульс нужны. Сразу после Молодой гвардии Мордюкова вышла замуж за Вячеслава Тихонова, и хоть быстро поняла, что не тот это человек, уйти не могла. А потом сын Володя родился. Володю обожала, а мужа продолжала любить за то, что сына ей дал. Володи уж пятнадцать лет как нет на свете, до сорока не дотянул. Но за то, что он был, она до сих пор к Тихонову с нежностью относится и этого не скрывает.

Больше она замуж не вышла. Говорит, настоящего так и не встретила. Хотя все ее женихи и гражданские мужья как на подбор красавцы были. Но у одного два года в пишущую машинку чистый лист был вставлен - в творческом поиске пребывал, пока она деньги зарабатывала; другой красавец сутки напролет лежал на диване и ныл: Тебе хорошо, ты знаменитая актриса. Плюнула на всех. Живет вдвоем с сестрой, болеет много. Но говорит, что все не так плохо - кругом полно прекрасных людей, успевай только любить.

Виктора Черномырдина просто боготворит - с тех пор как распорядился ей трехкомнатную квартиру выделить, когда премьером был. До этого Мордюкова жила в крохотной однокомнатной в панельном доме. Вообще-то она никогда никого ни о чем не просила, а тут как-то во время интервью на телевидении выпили водки с ведущим, она вдруг возьми да брякни: Я в ЮНЕСКО напишу, что в России народные артистки в халупах живут. Сама испугалась. А через несколько дней ее уже перевозили в новое жилище. Путина тоже любит, говорит, что он особенный и по-офицерски изящный. А Ельцина полюбить не смогла. Вроде мужчина видный, но когда с моста в реку упал, сразу поняла - слишком свой, слишком простой, на президента не тянет. Так и не сложилось. Жалеет, что Машков намного ее моложе, - а то бы влюбилась без памяти, у него глаза, как Мордюкова говорит, нефтяные и затягивающие. К Чубайсу неравнодушна - во-первых, он ей оформил персонального доктора, во-вторых - просто, на ее взгляд, очень видный мужчина. А еще Мордюковой очень нравятся почему-то Дмитрий Нагиев (Как он ругается в эфире!), Сергей Зверев (балдею) и певец Юлиан.

В советские времена про нее писали, что она из тех, кто коня на скаку: в горящую избу: соль земли: исконная: из народа: всенародно любимая: Ну да, казачка - это верно. Внешность, про которую Александр Довженко сказал: Этот профиль я видел на скифских вазах. И из народа - все правильно. Любимая - а как же - и народом, и президентами. И при квартире, и при орденах. А счастье не состоялось. Недолюбили. Недоснимали. Это ж надо - за 25 лет после Михалкова не нашлось режиссера, придумавшего для нее стоящую роль в стоящем фильме. И все годы жизнь ей то скачущих коней подсовывает, то в горящую избу толкает. Справляйся сама, гордая казачка. Она со всем справилась. Только одиночество гения мало чем отличается от просто одиночества...

Известно, что Британская энциклопедия кино Кто есть кто включила Нонну Мордюкову в десятку самых выдающихся актрис ХХ века.

А накануне у нее в гостях побывали журналисты. Нонна Викторовна встретила их с колокольчиком в руках: Он, правда, чудодейственный. Я в него - как мне становится плохо, расстроишься или там понервничаешь - звоню. Успокаивает. Поклонница подарила недавно, специально для меня в церкви освящала...

- Нонна Викторовна, любят вас зрители...

- Это правда, ко мне простые люди всегда хорошо относились. И раньше, когда ездили на встречи со зрителями, другие артисты даже обижались - меня такими овациями встречали!

Мало того, когда Наташа (сестра) приезжала со съемочной группой фильма про Будулая на Дон - она была художником по костюмам - туда, где мы раньше снимали картину Возврата нет, так там люди приходили смотреть на сестру Нонны. И еду, как мне когда-то, приносили: сало, яйца. Клара Лучко сильно ревновала...

Когда заболела - люди звонили, предлагали пиво горячее пить, чтобы только быстрее поправилась. Из Казахстана мужик постоянно в любви признается. Прочитывает каждую публикацию и пересказывает ее в подробностях. Я ему говорю - не надо. Это же межгород, дорого ужасно. Жена его говорит: жить он без вас, Нонна Викторовна, не может, вы у него свет в окошке.

Жители Махачкалы просят: Приезжайте, поддержите нас, а то тут такой бандитизм! Из Израиля звонят: Поднимите нашему народу дух! Я говорю: А нам кто дух будет поднимать?

А недавно земляки вручили диплом - Нонна теперь почетный гражданин города Ейска.

Я же играю одну роль всю жизнь - моя героиня просто попадает в разные предлагаемые обстоятельства. А героиня моя - это Народ, с большой буквы. Не Анна же Каренина...

- Мне кажется, сущность у людей одна, независимо от сословия.

- Нет, люди разные: вы же с кем-то дружите - а с кем-то нет, кого-то любите - кого-то нет. Значит, не твое кровообращение, настройка не твоя.

Старые соседи из дома на Рублевском шоссе, где я раньше жила, до сих пор звонят, ходят. А другая семья - я с ними не общалась. Жена такая генеральша типичная с шестимесячной, все время бочком-бочком. И вдруг в самый последний момент, когда мы переезжали на новую квартиру и начали наши вещи выносить, а она пол в коридоре метет - говорит: Как жаль, что вы уезжаете. Я говорю: почему, мы же с вами и не общались? Она, подметая, - ну как же, зато ложишься спать и знаешь - за стеной талант спит!

- Не холодно в панельном доме на первом-то этаже?

- Да нет, нормально, ноги только подмерзают. Может, в кирпичном, сталинском или вроде того, полы потеплее, мы бы не отказались, а где его возьмешь, такой дом в Крылатском?

- Чубайс вот медицинский полис сделал. Да что там, сам Путин, насколько я знаю, в любви объяснился...

- Это когда он мне орден в Кремле вручал... Он же меня тогда спас - на глазах у почтенной публики. Я в то время очень серьезно заболела. Начались у меня падения - ни с того, ни с сего, ничего не болит - и вдруг упала. И тут меня вызывают в Кремль. Идем вместе с сестрой. И вот я на ковровой дорожке - и раз - падаю прямо на президента. Он подхватил за руку, сильный - удержал. А никто ничего не заметил - у меня в руках букет был. Он вышел, провел рукой по плечу и надел этот орден. И обратно я уже резво побежала.

А позже, когда раздали шампанское, подошел к нам. Я встала, говорю: Знаете, как я вас люблю. А он мне: А если бы вы знали, как я вас люблю!

Через некоторое время загремела в больницу. А с Путиным больше мы не встречались. По телевизору только на него смотрим.

- Последний раз вы снимались в фильме Дениса Евстигнеева Мама?

- Сценарий был слабоватый, зато мысль социальная хорошая - мать хочет детей в кучку собрать. И актеры собрались замечательные: Меньшиков, Машков, Женя Миронов. Олег Меньшиков с юмором человек, смешливый и очень милый. Он меня один раз в прямом смысле с ног свалил на съемках. Снимали зимний эпизод, в пургу. Когда выезжали - было более-менее тепло. Поэтому как следует не оделись - ни теплых штанов, ни кофт.

Я в телогрейке, а у Олега пальто не пальто, рубаха не рубаха, зипунчик какой-то без подкладки, с короткими рукавами, чтобы больше на подростка смахивал. Ботинки морские, очень тонкие и холодные. А съемки затянулись, как это обычно бывает.

12 часов ночи. Ветродуй включили - вьюга воет, щепки летят, кусочки льда. Я чувствую, кажется, одна щека уже совсем отморожена. Мочи никакой нет. Олег сам по себе худенький - а тут и вовсе как синичка подсиненная: руки синие-синие, как култышки стали. Губ нету - синим шнурком. Думаю, может, это манекен? Бывают же такие случаи, когда во время репетиции манекен ставят вместо актера.

Он не он - а просто изо льда вылепленный - глаза застыли на месте, а челюсть, смотрю, шевелится. Говорит чего-то. Я к нему наклонилась, а он: Ну, что, Нонна Викторовна, нравится вам быть артисткой? А я смешливая - так и упала - вместе с ребенком, которого на руках держала. И все подскочили меня поднимать, только он не мог - сам до смерти хохотал.

- Новых предложений с тех пор не было?

- Меня все этим вопросом донимают. Недавно одна журналистка с телевидения пристала. А где сниматься-то? Сценариев хороших нет. Один, помню, принесли, там все шло к тому, что партнером должен был быть этот, как его, Портье-Депардье.

Я по роли - сантехник. Как будто по путевке приехала в Париж и там увидела ихнего сантехника - а у него чего-то там не получается. И вот она чего-то там вертнула, как обычно положено главному исполнителю - он же всегда лучший, - и утерла нос французу. И там у них с Депардье якобы даже любовная история начинается! Ну нету сценария, нечего играть. Что ж я, возьмусь за такое, только чтобы в Париж съездить? Была я там. И в Америке была, и еще много где. Я и так могу съездить в Париж. На фестиваль какой-нибудь присоседюсь.

Режиссеры наши растерялись и стали подражать, а неизвестно кому. А картины гасли и гасли.

Так вот та журналистка спрашивает: а почему не снимаетесь в мыльных фильмах? Вот Людмила Гурченко бандитку, говорят, какую-то сыграла. Другие примеры приводить начала. Я отвечаю, отвечаю, и потом она меня все-таки доводит и я кричу: Потому что актеры голые и босые, им деньги надо на лекарства зарабатывать! 6 тысяч в месяц на таблетки надо! Вот так скажешь, а потом думаешь - ну зачем?

Некоторые от азарта к профессии берут материал с большим любопытством.

Я не смотрела сериал, в котором Гурченко сыграла. Но я же знаю - Гурченко, наверное, не просто так взялась за роль. Она женщина небедная, и актриса замечательная. Значит, было за что зацепиться. Было ей интересно.

А мне хорошего материала не предлагали...

- А разве вам деньги лишние?

- Нет, конечно, не помешали бы. Я вот лет десять назад снялась у Дениса Евстигнеева в фильме Мама и за него хороший гонорар получила. Когда заболела, очень эти деньги пригодились - разменивали потихоньку и платили за лекарства. А Денис Евстигнеев еще стиральную машину-автомат подарил.

Но дело-то ведь не только в деньгах.

Сейчас, видно, просто нету для меня роли. Да нет, меня даже и не тянет. Суть-то не в том, что это сериал на телевидении или картина для кинотеатра. В сценарии ты должен за что-то зацепиться, болеть душой по-настоящему.

А просто так... Это неинтересно. Это не моя стихия.

01.12.2005

0

8

http://i060.radikal.ru/0807/88/7a8c75119d0e.jpg

Мой муж — Слава Штирлиц!

Жизнь с колхозной бабой

— НОННА Викторовна, здравствуйте! Как вы себя чувствуете?

— Спасибо, не жалуюсь. А что вы хотели?

Свернутый текст

— У нас готовится материал о Вячеславе Тихонове, и я хотела бы задать вам несколько вопросов о нем…

— А почему именно мне? Он со многими снимался, у него и жена есть…

— Но разве партнерши по фильмам могут сравниться с вами — его первой женой, с которой он прожил под одной крышей столько лет! Кто из них знает его лучше вас?

— Это уж точно… Все-таки 16 лет вместе. Но пришло время разойтись… И быт тут ни при чем, и время тоже… Исчерпали мы друг друга, что-то кончилось, и мы расстались. А теперь вот Слава женился на Тамаре Ивановне, которая на 15 лет его моложе, и живет с ней припеваючи… Здоровая такая баба колхозного типа, кре-е-пкий такой сбитень!.. И вечно улыбается.

— Что-то вы не очень лестно о ней отзываетесь…

— Нет, что вы! У нас прекрасные отношения! Тамара Ивановна мне часто звонит… когда ей поговорить не с кем, а очень хочется. Причем беседовать она может часами, а я так не могу… Вот тут пару дней назад позвонила она мне и говорит ни с того ни сего: «Нонночка, как я вас люблю!» Я ей: «Я тоже, Тамара Ивановна, вас уважаю…» Она мне: «Но я вас очень люблю! И не зовите меня по отчеству, для вас я просто Тамара…» Это она мне через 20 лет так решила представиться! Я даже обиделась: «Вы что, — говорю, — хотите моложе казаться? Так здесь все свои, зачем стесняться?» Вот, думаю, и поговорили. Но в любом случае она относится ко мне лучше, чем бывший муж.

— Почему вы так думаете?

— А он мне не звонит… Ну и правильно делает: у него сейчас другая жизнь, другая семья. Когда мы с ним случайно встречаемся на каких-то мероприятиях, он холодно так здоровается и проходит мимо, реже — задаст пару вопросов из вежливости. Словом, шапочное знакомство.
Лишился дома

— А КАКАЯ из ролей Вячеслава Васильевича наиболее точно характеризует его характер?

— А он на себя ни в одной не похож! Хотя играл всегда здорово! Каждую роль раскрашивал разными красками. Но ему все партийные работники да передовики в том или ином смысле попадались, а он не такой… Больше всего, конечно, его черт в главном герое картины «Дело было в Пенькове». Там он такого простого парня играл — загляденье! Слава всегда был щедрым, мог последнюю рубашку отдать. Несколько лет назад у него был шикарный особняк в Павловском Посаде — двухэтажный старинный дом, который достался ему по наследству. Слава в нем родился и вырос. И вот когда его предки-коммунисты умерли и вся родня тоже, его добротой посторонние люди воспользовались. Пришли и отняли у него дом! Нет, конечно, они вежливо попросили разрешения забрать особняк под Дом пионеров. А Слава, добрая душа, согласился. Боюсь, даже денег за дом не взял… Он всегда любил делать подарки людям. Теперь вот на Николиной Горе ютится… И судьба у Славы с пеньковским героем тоже в чем-то схожа… Он и с сыном нашим так же нянчился и баловаться его учил. Хотя… Слава всегда хотел девочку. Вот Тамара и родила ему Анечку — красавицу. Такая прекрасная дочка растет! Я ее люблю, как родную! Такая умница! Тоже в актрисы пошла, бедная…

Когда мы с ним случайно встречаемся на каких-то мероприятиях, он холодно так здоровается и проходит мимо…
Штирлиц? Так это мой муж!

— А ШТИРЛИЦА Вячеслав Васильевич вам в жизни хоть чем-то напоминал?

— Штирлица? Подождите, надо подумать… Так это ж мой муж! Он же всю жизнь молчал, как Штирлиц! Слава Штирлиц и есть! Но эта роль совсем не его, хотя он прижал ее к ногтю и… победил! Я так радовалась тогда за него! Штирлиц — это человек-кремень, а Тихонов — человек-природа. Он любит собирать грибы, ромашки, копаться в земле, картошку сажать, разводить голубей… А как он любил пить чай из самовара за столом, покрытым клеенкой! Мог сидеть и пить часами! Слава — прекрасный человек, но и у него был один недостаток — он меня не любил! Он всегда был мне предан, а мне казалось этого мало… Татьяна Лиознова часто причитала: «Как же Славка тебя любит!» И все вокруг были убеждены, что он страдает и ждет меня всегда, а я не верила. Потому что не демонстрировал он свои страдания, а нам, женщинам, нужна обязательно публичность! Он не заглядывал мне украдкой в глаза, не вел томных любовных бесед, не прижимал невзначай… Был скрытный в отношении чувств и к тому же домосед… А сейчас вот рыбалку особенно полюбил… А я его любила. Да и сейчас, когда вижу Тихонова на экране, — сердце стонет! Волнует он меня до сих пор… Но не как мужчина (не подумайте плохого), а как родной человек! Ведь столько лет прошло… Дочке его уже под тридцатник, и жену я его уважаю. А вот он меня даже на футбол променять мог! Вы, видно, думаете, что если партработник — не его роль, так он и командовать в жизни не мог? Еще как мог! Тихонов — не какой-то вам тюфяк мягкотелый! В нем командная жилка всегда была. Мною всю жизнь командовал и сыну мог приказать, например, делать уроки… Слава всегда делал все по-своему и всегда молча. Заболела я однажды тяжко. Лежу, температура под 40, а он на футбол собрался (он его больше хоккея любил). Я, зная о его страстной любви, говорю как бы невзначай: «Слава, может, побудешь дома, а то мне может хуже стать, а сын еще не скоро из школы вернется». Он молча встал, встряхнул с силой свою куртку так, что из нее пыль по всей квартире пошла, оделся и, ни слова не говоря, ушел… После матча он вернулся домой весь запыхавшийся, подбежал к кровати, встал на колени, спросил: «Как ты?» — и стал нежно так мой лоб трогать… В этом эпизоде он весь… Вот такой он человек — Вячеслав Тихонов!
10.06.2006

0

9

Я частенько дралась с Никитой Михалковым!

- Нонна Викторовна, вас называют самой народной актрисой - вы действительно из простой семьи?

- Родилась я на Кубани, в станице Константиновская. Мои родители были очень бедными людьми, хотя и постоянно вкалывали до седьмого пота. Отец, ушедший добровольцем на фронт, вернулся без ноги. Мама была моей подругой и любила со мной пофилософствовать. Мы беседовали с ней на любую тему и частенько пели дуэтом. Теперь мамины песни я пою одна... Несколько песен мне подарил Василий Шукшин. Его «Колечко» - одна из моих любимых. Мой покойный сын любил слушать, как я их пою.

- Мама вами гордилась?

-

Свернутый текст

Когда вышел мой первый фильм - «Молодая гвардия», ходила с высоко поднятой головой. Сидела на всех сеансах подряд. Когда открытки с моими фотографиями стали продаваться по всему Советскому Союзу, мама их столько накупила! А потом всем дарила и говорила, что это ее дочка.

- Как она относилась к вашему супругу?

- Маме очень нравился Вячеслав Тихонов. Когда мы поняли, что абсолютно не подходим друг другу, мама, бывало, приедет с Кубани и уговаривает: «Не бросай Славку, он такой домашний, такой хороший». Как только мама умерла, мы с Тихоновым расстались.

Тихонова надо было нянчить

- Неужели только мама удерживала вас от развода?

- Первые годы нет, конечно… На третьем курсе ВГИКа мы поженились. Прожили 13 тяжелых лет. Домой никогда идти не хотелось ни ему, ни мне. Ну не было между нами взаимопонимания! Он тихий павловопосадский мальчик. А я - казачка, яркая, очень боевая. Помню, Тихонов мне говорил: «Нонна, я тебя умоляю, не пой хоть сегодня свои частушки!» Мне с ним было скучно. Тихонов ведь неразговорчивый. Его надо было нянчить, с ложечки кормить. Осталась у меня на Тихонова обида на всю жизнь - он меня ни разу с днем рождения не поздравил. Помню, уже темнеет, а я все жду, что вспомнит! Не дождалась…

- У вас был роман с Василием Шукшиным?

- Нет, я была верной женой. В Шукшина я была влюблена платонически. Познакомились с ним на картине «Простая история». Сибиряк, красавец. Шукшин излучал жизнь. Когда я находилась с ним, появлялся необыкновенный мир в душе, я чувствовала себя защищенной. Мы с Тихоновым жили тогда в общежитии, и я, не глядя, угадывала скрип Васиных кирзовых сапог, когда он шел по коридору. Шукшин вел себя со всеми одинаково, а мне хотелось, чтобы из толпы он выделял только меня. Если бы не обязательства перед сыном и мужем, я бы не рассталась с Василием никогда. Но, слава богу, съемки закончились, и Шукшин быстро уехал. А моя рана начала зарубцовываться…

- Как складывалась ваша личная жизнь после развода с Тихоновым?

- Пацаны какие-то рядом крутились, младше меня на 15 - 20 лет. Выходила я замуж, но каждый раз неудачно. Мужья были красивые, но все какие-то инфантильные. Норовили мне на шею сесть. Меня, провинциалку, всегда тянуло к тем, кто Байрона читает наизусть и дома в бархатном халате расхаживает. Однажды я влюбилась в чистопородного князя. Он много читал, раскладывал пасьянсы, пел романсы… Но, к сожалению, нигде не работал. И я заботилась о нем.

- Вы работали с разными режиссерами. Кто из них вам ближе?

- На первом месте, безусловно, Григорий Чухрай. Потом - Никита Михалков. Хотя с ним я даже частенько дралась на съемках, доказывая свою правоту.

- Была ли роль, которую вы хотели сыграть?

- Я очень мечтала сыграть Аксинью в «Тихом Доне». Знаете, в фильме есть одна ошибка, которую я бы никогда не допустила. Целоваться на людях у казаков не принято. Поэтому Аксинья с Григорием могли целоваться, только когда они останутся наедине.

- Помните свой первый поцелуй?

- Такое не забывается. В 10-м классе я каталась на коньках по замерзшей реке. И вот мой друг говорит мне: «Нонка, давай я тебя погрею, а то ты вся синяя». Набросил на меня куртку, прижал и внезапно поцеловал. Я вырвалась и - домой. Сразу подлетаю к зеркалу. Думала, что губы станут другими, потому что меня поцеловали.

- Как относитесь к спиртному?

- Могу долгое время о горячительных напитках и не вспоминать. Но бывает, при случае, когда запахнет чесночком, да при хорошей компании - не откажусь от рюмочки.

Справка

* Нонна МОРДЮКОВА (настоящее имя Ноябрина), народная артистка СССР, лауреат Государственных премий СССР и РСФСР.

* Редакционным советом английской энциклопедии «Who is who» включена в десятку самых выдающихся актрис XX века.

* Сыграла в 47 фильмах: «Бриллиантовая рука», «Родня», «Вокзал для двоих», «Председатель», «Комиссар», «Женитьба Бальзаминова», «Мама» и др.
Артур Мехтиев 13.12.2005

0

10

Александр Гамов

Сайт: Комсомольская правда

Я еще поработаю!

Вчера к нам в редакцию позвонила народная артистка СССР Нонна Мордюкова:

- Нельзя ли маленькую записочку в «Комсомолке» напечатать? Мол, жива, здорова, чего и вам желаю. А то ж ведь одна газета меня опять в больницу определила...

Мы развернули газету с пугающим аншлагом: «Мордюкову сразил новый приступ».

- А откуда вы звоните, Нонна Викторовна?

- Из дома, откуда же еще...

- И врачи вам не предлагали ложиться в ЦКБ?

- Даже слуху не было!

- Как себя чувствуете?

- А хорошо! И сплю прекрасно. Утром сделаю процедуры, физзарядку, какие надо лекарства приму. И - за работу. Я же вторую книгу пишу. А они - я про газету-то - какую-то чушь пишут. И что, все это печатать надо? Ну это же неприятно. И неприлично.

- Сколько времени работаете?

- После обеда часа три попишу, посмотрю телевизор, потом еще немножко попишу. Вот эта главка называется «Успех». Как сказал художник Васнецов, если хочешь оставить след в искусстве, поглубже вторгайся в свое, отечественное.

- Много уже написали?

- Книга уже почти готова. Просто когда первую книжку я сделала из этих всех своих бумажек мятых - а эти записи у меня всю жизнь, - она разошлась в считанные часы. Вот я снова и взялась...

- Что еще передать вашим почитателям?

- Мне хочется не только жить, а еще и поработать. А все эти слухи о моем здоровье... Ничего, тем здоровее буду! Выйду в свет. Вот так вот!
02.07.2007

0

11

http://i014.radikal.ru/0807/a5/722793395064.jpg

0

12

Ольга Шаблинская

Сайт: Аргументы И Факты

Нонна Мордюкова не хочет играть старух

НЕСКОЛЬКО лет назад составители энциклопедии киноактеров ошиблись и написали датой рождения артистки не 25-е число, а 27-е. Когда пять лет назад Мордюкова отмечала 70-летие - как обычно, в тихом семейном кругу, она даже обрадовалась, что удалось избежать шумихи вокруг юбилея. Но... 27 ноября она абсолютно спокойно открывает дверь, а там розы - красные, белые, фиолетовые... А за розами - человек с наганом. Розы прислали из Белого дома. А наган... "Наверное, положено розы доставлять с охраной, чтобы они никому другому не достались", - предположила тогда Мордюкова.

Свернутый текст

Актриса не любит устраивать празднеств на несколько часов в честь своего дня рождения. Она вообще удивительный человек. Будучи народной артисткой, никогда не пользовалась благами, которые ей могла дать дружба с властью. Эта коленонепреклонность проявлялась во всем. "Мы познакомились с Нонной, когда были еще молодыми, в Калуге, на концерте для обкома, - говорит певица Екатерина Шаврина. - Потом был банкет и Нонну Викторовну пригласили за отдельный стол, за которым сидели обкомовские "шишки". Но она ответила: "Нет, спасибо. Я буду со всеми вместе", - и села за стол с остальными артистами, с нами".

Только в прошлом году Нонна Мордюкова получила трехкомнатную квартиру. И то случайно. Телеведущий Урмас Отт в своей телепередаче спросил: "Нонна Викторовна, а как получилось, что вы, народная артистка, до сих пор живете в однокомнатной "хрущевке"?" Мордюкова ответила: "А вот не знаю. Не могу я просить начальство". И пошутила: "Вот напишу в ЮНЕСКО..." Через несколько дней ее "квартирный вопрос" чудесным образом разрешился.

Мордюкова никогда не просила ролей. По ее словам, за всю ее долгую 54-летнюю жизнь в кино она сыграла всего семь-восемь стоящих персонажей. Но позвонить режиссеру самой и попросить роль для себя - это все равно что "предложить себя мужчине как женщину". Может быть, именно из-за этой природной гордости - казачка! - талантливейшая артистка по несколько лет не снимается в кино. После первого и принесшего славу фильма "Молодая гвардия" (там же играл и будущий муж актрисы Вячеслав Тихонов) Нонне казалось, что отныне "жизнь так ладненько, складненько и пойдет дальше". Но... Целых 5 лет у Мордюковой не было даже самой маленькой роли.

После шумного успеха в михалковской "Родне" и рязановском "Вокзале для двоих" актриса не снималась 18 (!) лет. Нонна Викторовна не считает тетку, которую она сыграла в "Ширли-мырли", работой, она туда пошла из-за денег.

Фильм Дениса Евстигнеева "Мама", несмотря на то что критика его дружно обругала, Мордюкова считает хорошим. "Сейчас кино - не кино, если по асфальту мозги не текут и никого не насилуют на крупном плане, - сказала актриса на пресс-конференции, посвященной выходу в свет "Мамы". - А эта картина из тех, из прежних. Там есть семейная любовь".

И все же главная роль в "Маме" принесла и разочарование. Даже не актерское, чисто женское. После этого фильма актриса вообще не хочет больше сниматься - раз уж возраст такой, что бабулек дают играть. Она избалована другими ролями, когда в нее влюбляются, ищут, добиваются расположения...

Кто-то великий сказал: "Актер - это кладбище несыгранных ролей". И тем более обидно, когда талантливый актер "простаивает". Хотя простой ли это? Простой - это когда роли не предлагают... А у Мордюковой вот уже второй телефонный аппарат развалился из-за того, что она в сердцах бросает трубку, когда дурацкие сценарии предлагают. Особенно возмутило актрису предложение сыграть тетку в рваной тельняшке и с трубкой во рту. Она должна была в подвале наливать водку малолетним девчонкам в залапанные стаканы, а потом "под дядек подкладывать". Да разве она будет играть такую грязь?

В 1967 году актриса уехала на несколько месяцев на съемки кинофильма "Комиссар". За это время ее восемнадцатилетний сын Володя пристрастился к наркотикам. Когда Нонна Викторовна вернулась, сын уже был в больнице. Потом он клятвенно обещал, что больше ни-ни, никогда... В 1990 году в возрасте 40 лет из-за злоупотребления наркотиками и алкоголем Владимир Тихонов умер.

Несколько лет назад Влад Листьев в программе "Тема" очень осторожно спросил Нонну Мордюкову: "Если бы я сам не потерял ребенка, я бы никогда не решился задать вам этот вопрос... Но как вы пережили боль от гибели Володи?" - "Боль до сих пор в сердце свербит. Будто в него кол вбили. Боль не рассасывается".

В том же трагическом 1990 году на сборном концерте в Череповце актриса познакомилась с молодым певцом Юлианом. "Нонна Викторовна была тогда в жутком стрессе. И я ей стал вторым сыном, всю свою материнскую любовь она перенесла на меня. Я понимал эту огромную ответственность". Певец тогда был студентом ВГИКа и жил в общежитии. Вся администрация "общаги" стояла по стойке смирно, когда Мордюкова звонила Юлиану. Она выговаривала коменданту: "Если вы его обидите, я приеду, разберусь". Потом она подзывала к трубке своего подопечного и задавала один-единственный вопрос: "Ты мне скажи, что ты сегодня ел?" Если он в тот день не ел ничего - маленькая студенческая стипендия заканчивалась за неделю, - актриса строго говорила: "Так, я жарю курицу, давай быстро приезжай". "Она и сегодня мне звонит на мобильный каждый день и задает все тот же вопрос: "Супруг, ты сегодня кушал?" Если я соберусь жениться, я избранницу обязательно покажу Нонне Викторовне. Если ее что-нибудь насторожит, я обязательно прислушаюсь. Потому что она человека насквозь видит и никогда не врет. Она не побоится подонку сказать: "Ты подонок". И он ей ничего не ответит. Потому что это Мордюкова сказала", - говорит певец.

Вечная невеста

НОННА Викторовна называет Юлиана "супругом" после одного новогоднего "Огонька". К ним подошел ведущий и спросил о творческих планах. Мордюкова, не моргнув глазом, выдала шутку в своем духе: "Жениться!" С тех пор желтая пресса регулярно сообщает, что актриса с певцом то развелись, то снова поженились, а на творческих встречах Нонне Викторовне постоянно задают один и тот же вопрос: "Как ваш супруг?" - "Штирлиц, что ли? Мы давно уже развелись!" - "Да нет, Юлиан". - "А, Юлиан. Так я его вечная невеста".

Сильным, целеустремленным представительницам прекрасного пола тяжело бывает устроить свою личную жизнь. Должен попасться человек, который поймет, что вся эта сила - только кажущаяся и что этой женщине нужны и ласка, и тепло... Нонна Мордюкова действительно искала всю жизнь понимания и поддержки. Иногда она говорит, что ей надоело слышать, что она сильная. Да мягкая и податливая она, как воск! Только надежной мужской руки не встретилось.

С первым и единственным официальным супругом - Вячеславом Тихоновым актриса прожила в браке 13 лет. Они были очень непохожи. "Они сошлись... лед и пламень" - это про них. Она - яркая кубанская казачка, говорит громко, смеется, так от души. Он - скромный, тихий, павловопосадский мальчик. Мордюкова рассказывает, что они с Тихоновым не жили, а мучились. Ни ему домой не хотелось, ни ей. Но уже родился ребенок. Да и развод в те времена был делом очень предосудительным.

У Вячеслава Тихонова в повторном браке жизнь семейная сложилась. А вот у Мордюковой... "Выходила я замуж, да только без загса, - сказала как-то артистка. - Мужья мне все не те попадались. Красивые были, как боги, но какие-то инфантильные, несостоявшиеся". Мужья у нее действительно были несостоявшиеся - у одного 5 лет печатная машинка была заправлена на одном листе, другой каждый день говорил ей: "Тебе хорошо, ты известная актриса", - а сам не работал, сидел дома.

Несколько лет назад в одном интервью Нонна Викторовна сказала, что у нее осталась на Тихонова обида на всю жизнь - он ни разу за всю их совместную жизнь не поздравил ее с днем рождения. "Бывало, солнце уже садится, а я все жду, что вспомнит. Не дождалась..." Недавно в фильме Ренаты Литвиновой "Нет смерти для меня" актриса призналась, что тоскует по Тихонову...

Мы позвонили Вячеславу Васильевичу. Тихонов бодрым и металлическим голосом спросил: "А когда это мероприятие? Двадцать пятого? Я желаю Нонне Викторовне здоровья, успехов в работе и долгих лет жизни". О совместной работе в "Молодой гвардии" актер сказал: "Это было прекрасно". На вопрос, легко ли работалось с "трудной" актрисой Мордюковой, Тихонов ответил: "Легко работалось". Задавать какие-то личные вопросы я не решилась. Когда положила трубку, в душе осталось какое-то разочарование. Хотя... Одному я все-таки рада. На этот раз Нонна Викторовна не сможет сказать, что "этот Штирлиц" не поздравил ее с днем рождения.

Наша справка

Сыграла в фильмах "Молодая гвардия", "Женитьба Бальзаминова", "Председатель", "Бриллиантовая рука", "Комиссар", "Pодня", "Вокзал для двоих", "Мама" и др.

В 1974 году присвоено звание Народной артистки СССР.

Еще будучи студенткой, получила в 1949 году Госпремию СССР за роль Ульяны Громовой в фильме "Молодая гвардия".

Включена в десятку самых выдающихся актрис ХХ века в Британской энциклопедии кино "Who is who". Помимо Мордюковой из русских актрис этой чести удостоена только Фаина Раневская.

Одной из планет Солнечной системы присвоено имя Нонны Мордюковой. Номер планеты - 4022
Дата публикации на сайте: 12.12.2000

0

13

Ольга Шаблинская

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Нонна Мордюкова: <С Тихоновым мне было скучно>

'За стакан соли отдавали гардероб'

Свернутый текст

- ДАВАЙТЕ обо всем по порядку. Детство - каким оно было у Нонны Мордюковой?

- Родилась я на Кубани, в станице Отрадное. Мои родители были те самые коммунисты, за счет которых жила Россия. Честные, рваные, холодные, худые... Но - с красными знаменами: 'Мы всего добьемся! Наша страна самая сильная'. Под этим лозунгом и жили. (Я потом все это повторила в картине 'Комиссар'.) Тогда были коммунисты не такие, как этот... рыжий, как его? Зюганов. Сейчас мы все побросали, все ненавидят слова 'комсомол', 'пионер'. А между прочим, многое надо было оставить. Нельзя жить, разинув рот. Сейчас с неопрятно застегнутой ширинкой ходят по Думам... Нечистые, дурно пахнущие, глупые депутаты. Один клоун и развлекает только - Жириновский... Я не верю этим думцам, и народ не верит.

А тогда люди и в армию, и в бой шли, вытаращив глаза. Ско-олько было добровольцев в Великую Отечественную войну!!! Как мальчишки и дядьки хотели на фронт! Плакали около военкоматов, чтоб взяли. И мы, пятнадцатилетние девчата, тоже с ними ревели...

Во время Великой Отечественной войны жили мы на оккупированной территории. Отец без ноги вернулся с фронта. Голодали сильно. Немцы, когда отступали, все, что можно было, подчистую, увезли с собой. И зерно, и кур, и сало. Лазили по погребам, знали, где люди продукты прятали. Они тоже бедствовали, Германия ведь тоже была разрушена, там у них свои дети сидели голодные. Наши солдаты давали им тарелку горячего супу. Вообще, немцы попадались и добрые иногда - давали нам соли...

- Соль была дефицитом?

- Невероятным!!! Обеспечение в войну порушилось, и за стакан соли отдавали гардероб, пальто новое... Дети маленькие вставали утром из постельки и первым делом спрашивали: 'Мама, сегодня пышки с солью?'

Спали мы знаете на чем? У нас были мешки из-под сена, и на них мы ложились покатом на полу. А кровать - это парадная вещь. Там спали отец, мать и маленький ребенок какой-нибудь. Детей у нас было много - шестеро, я самая старшая (вообще мама родила девятерых, но трое умерли).

Какой ни давало государство приказ, обязательно выполняли люди. Ночью работали. Помню, собирали зерна подсолнухов в станице. Шляпки у подсолнуха перестоят на солнце, и, когда комбайн их убирает, зернышки выскакивают. Ведро можно было набрать за полчаса. Принесешь ящик зернышек - учетчик отмечает гвоздем по стене палочку. 10 ящиков - 1 трудодень. Так на голубом глазу и работали. Посреди ночи объявлялся обеденный перерыв. Лежим, на локти уперлись и спокойно зернышки лузгаем. Мы их ели вместо обеда, завтрака и ужина... И никто не спрашивал, почему работаем ночью, никому в голову не приходило, что это ненормированный рабочий день.

Мы не знали, что в мире творится. Народ фантазировал, как мог. Помню, два деда сидят на калорифере, нанизывают червяков на удочки и говорят: 'Вот, ить твою мать! Шо эта Амэрика гаукаеть и гаукаеть все? Амэрика богатая, красивая! Еще бы не жить этой Амэрике! Они от Керчи прокопали тоннель до самой Амэрики, и шо самое лучшее, то туда от нас переправляется'. И поэтому якобы Америка такая богатая...
С детства пишу 'бузу'

- Я ЧИТАЛА, что ваша мама, несмотря на то что родилась в деревне, была прирожденной артисткой...

- Мама - это была пламенная моя подруга. Все другие дети были маленькие, а со мной она любила пофилософствовать... Режиссер Алексей Денисович Дикий говорил: 'Да, ваша мама - это личность'. Герасимов, многие актеры меня спрашивали: 'Когда Ирина Петровна приедет?' Она на любую тему могла говорить. А как пела! Меццо-сопрано... Мама с 10 лет пела в церкви на клиросе, у нее был абсолютный слух. Да у нас вся семья музыкальная была.

Когда я уже закончила институт и папа умер, маме нужно было операцию делать от рака. Я ее перетащила сюда, чтоб здесь оперировать. Сделали операцию в городе Нальчике. Никогда не забуду маму - с вымученным лицом, но улыбающуюся... Мы с ней зашли в туалет, она руки вымыла так тщательно, с мыльцем, и говорит: 'Дочка! Разве тут дадут умереть?! Ты посмотри, какой уход'. Она верила, что от этого все зависит. В станице ведь - нищета, бурьян... А тут такая больничка - после ремонта, чистенькая, светлая.

Мама моя мечтала: 'Ничего, дети, вот куплю валенки с галошами, на курорт съездию, и заживем!' Ни валенок с галошами она так и не купила никогда и на курорт, конечно, не поехала...

Когда вышел первый фильм - 'Молодая гвардия', мама не то что гордилась, она ходила с высоко поднятой головой! Она сидела и смотрела все сеансы. В день показывали по два фильма, и мама на второй сеанс надевала телогреечку, чтоб не простудиться, и стояла у дверей. Я говорю: 'Ну чего ты стоишь?' - 'Я помогаю'. Знаете, как она помогала? 'Вот тут проходите', 'Мальчик, раздевалка здесь', 'Сюда прямо по лестнице пойдете, там будет кино', 'А вот пошла моя дочка Нонна Мордюкова, она играет главную роль'. Люди на нее смотрят, никак не поймут - что это за тетка. А я решила: 'Ну пускай, раз она получает от этого удовольствие'. Мама никак не могла понять, как это Дом кино не развалится никак, когда такая толпа пришла... Она мне говорила: 'Видишь, дочка, сколько народа пришло. Уважают твой труд'. Открытки с моими фотографиями продавались уже по всему Союзу, и мама сто-олько накупила их!

- Вы не так давно выпустили две книги...

- Я всю жизнь собирала истории, они и напечатаны в книгах. Примерно с 5-го класса на клочках бумаги записывала интересные фразы и эпизоды. Как мимо гриба белого человек не может пройти, так я собирала интересные случаи. Как-то Сергей Федорович Бондарчук (мы родом из одной станицы, и наши мамы были подругами с детства, а я дружила с его младшей сестрой Тамарой, ныне покойной) пришел ко мне в гости, когда мама приехала. А я сижу на полу, ноги по-турецки, и передо мной куча бумажек из мешка. Он погладил меня по макушке и говорит: 'Что это?' А мама: 'Да это... Буза. Пыше, пыше шось. А-ай!' А он: 'Ирина Петровна, ты напрасно так говоришь! Если бы я сейчас не запустился с 'Войной и миром', то, не читая, заключил бы договор на постановку фильма по историям, записанным на этих бумажках'. Все знали, что я рассказчик неплохой. Как запишешь историю, так все кишки рвут от смеха до утра.

Перед съемками многих моих кинокартин я начинала бумажки свои рыть. Очень часто в роли есть 'дырки'. Сценаристы всегда грешат. Так я на эти 'дырки' делала заплатки эпизодами из жизни. Мы снимали картину 'Журавушка', где Люся Чурсина играла главную роль, а я - второстепенную. И так плохо был характер у моей героини выписан! Я вообще не хотела эту роль играть, но снимал картину мой друг Коля Москаленко. И он меня умолил со слезами: 'Ты мой талисман, мое счастье, должна мне помочь'. Я опять погрузилась в свои бумаги. И пошло-поехало. Нюрка работает птичницей, ворует яйца. Дома кучу их наварит и загоняет в рот целиком яйцо. Ну что тут такого смешного? И тогда я придумала несколько 'штрихов к портрету', например чернобурку. Там есть эпизод, где Нюрку арестовывают за воровство. Приехал милиционер на мотоцикле с коляской. Я приоделась - белые носки надела, туфли на каблуках, а в руках лисица-чернобурка. Ведь это интеллигентное дело - в город ехать. Хоть и в тюрьму, но все равно почетно!
Как я самолет угоняла

- В КОММУНИСТИЧЕСКИЕ времена люди просто обязаны были вступить в партию, чтобы продвигаться в карьере...

- В партию я так и не вступила и не собиралась даже. Как-то секретарь горкома партии говорит мне: 'Нонна Викторовна! Вы должны вступить в партию'. Я не знала, что ответить, и молчала, как баран. Посмотрела в окно - листья с клена падали, дождь шел... Он мне опять вежливо: 'Вы принадлежите народу - не себе'.

Я могла вступить в коммунисты еще тогда, когда поступила в институт кинематографии. Списки собирали, кто хочет подать заявление на испытательный срок. Но я воздержалась. Потому что унюхала, что как только увольнение, так приказ: коммунистов не трогать. Или, например, комната освобождалась, так ее в первую очередь давали коммунистам. Или же категорию актерскую повысить... И все лезли, лезли, продираясь сквозь колючую проволоку, только бы вступить в партию. А я сижу и думаю: а я не по коммунистическому билету, но выдвинусь в актрисы высшей категории. Я хотела своим трудом всего добиться. И выдвинулась! Я снималась у многих именитых режиссеров. Лучше всего мне работалось с Григорием Чухраем, с Сергеем Аполлинариевичем Герасимовым... Хороших режиссеров найти очень трудно. Бывает, смотришь и думаешь: 'Болван ты, болван. Как же ты получил право снимать картины?!' Но у меня чутье было, я увиливала от плохих режиссеров, чувствовала еще на уровне переговоров: 'Не мой человек'. В искусстве должна быть совместимость - надо, чтобы все сложилось, как в кубике Рубика...

Вот про меня говорят: 'У Мордюковой крутой нрав'. Дело в том, что иногда тебе дают сценарий, а в нем - бред сумасшедшего... И как только ты отказалась от роли, тут же стрелы летят: 'Да она ненормальная. Что вы хотите, это ж Мордюкова'. Так говорят, чтобы оправдать себя.

Когда шли съемки картины 'Мама', Эльдар Рязанов не выдержал, позвонил: 'Что вы там снимаете?' Я говорю: 'Да ничего, картинка такая. Не очень нравится мне этот сценарий, но я все-таки пошла, думаю: может, можно что-то сделать... И потом, денег заработаю - давно не снималась'. Он отвечает: 'А то говорят, что у вас там Мордюкова в главной роли самолет угоняет'. Я: 'В том-то все и дело. Я из-за этого самолета и сниматься не хотела. Все задавала вопрос: 'Зачем самолет угоняется?' - 'Просто так'. Ну как это так - вне сюжета?! Зато Мордюкова самолет угоняет! Я говорила: 'Я сразу же, хоть завтра пойду сниматься, если только вы мне объясните, зачем угоняется самолет'.

- Вы в последнее время достаточно мало снимаетесь...

- Говорят, что последние 10-15 лет я отказываюсь от ролей. Ну такую чепуху журналисты пишут! Не буду лгать - я хотела бы сниматься. Вот у Володи Меньшова снялась в картине 'Ширли-мырли'. Эпизод вроде, но все равно с удовольствием работала. Скучаешь по своей профессии. Мне безумно нравится сам процесс съемок, подготовка к роли. Пока сделаешь все, как надо... Но сейчас нет интересных предложений. Да и не может быть. Все сидят без работы. Вы поймите: каждый режиссер тоже тщеславие имеет. Хотел бы снять такой фильм, чтобы ого-го-го! А сценариев нету. Никто не знает, что писать.

У меня сейчас как у актрисы трудный переходный период. Быть просто бабушкой мне неинтересно. Всегда любовный лейтмотив украшал мои роли. Трудно представить, чтобы за мной в кино не плелся мужчина.

- Российский кинематограф потихоньку оживает... Что из последних наших киноновинок произвело на вас впечатление?

- Вот 'Азазель' недавно смотрела. Не пойму я... Все это действительно иностранно. В хорошем смысле слова. Но надо, чтобы душа болела, чтобы заволноваться за кого-то, за какую-то идею... Сегодня очень много сериалов... Я признаю только односерийный фильм. Как выдох, как выстрел. Вот тогда это моя кинематография. А когда посадят актера на завалинку... 10 лет одну и ту же картину смотреть... Если чернила разбавить водой, то это уже не чернила.
Мы обнимались по закоулкам

- У КАЖДОЙ актрисы есть роль - мечта...

- Ой... Больная это для меня тема... Моя самая большая мечта в молодости была - сыграть Аксинью в 'Тихом Доне'. Пропащая это для меня роль!.. Элина Быстрицкая понравилась зрителям. Но многие другие актрисы мечтали сыграть Аксинью. Сколько заявок было! Но когда решит режиссер, то его ни танком, ничем не собьешь. Как еще Быстрицкая здоровается со мной, не знаю: я, как распалюсь, начинаю показывать, как она сыграла и как бы надо было сыграть... Например, показывать с экрана, как Аксинья с Григорием целуются, - нельзя, это неправильно. Целоваться на людях у казаков не принято. Поцелуи - это как бы частица совокупления. Это стыдно при посторонних делать. Вот когда парень с девушкой останутся наедине в тиши ночной, они, может быть, и похлеще что-нибудь припекут...

Сейчас по телевизору такое показывают! Скотоложество, например. Недавно включила ночью телеканал, а там дамочка с обезьяном сношаются. Что же такое происходит?!

Раньше чистота в отношениях была. На Кубани есть военно-морское училище имени Гагарина, где учили на морских летчиков. И мы с морячками погуливали при луне. Положит он руку на талию, осторожненько так, пока идем к дому. Но если на два сантиметра ниже талии рука опустится, то это все, свидание закончено. Мы считали, что это уже как полез, пристает с грязными намеками.

- Первый поцелуй помните?

- Помню, как сейчас! Мы катались зимой на катере, когда я училась в 10-м классе. Капитаном был Колька Горский. Колька говорит: 'Нонка, иди, я тебя немножечко погрею, а то ты вся синяя'. Военной курткой меня прикрыл, прижал и... поцеловал. Я: 'Ой, ты что?' И меня смех разобрал. Говорю: 'Пусти. Я лучше померзну'. - 'Нет, не пущу'. Пришла домой, а у нас висело маленькое кругленькое зеркальце на стене. Взглянула на свои губы... Мне казалось, что что-то произошло, наверное, они, губы, теперь другие - я ж поцеловалась! Смотрю - ничего, не изменились. Но я все равно довольная была. А потом Кольку забрали на войну. И убили.

У нас, у сельских людей, так и осталась привычка скрывать чувства от глаз посторонних. Когда учились во ВГИКе, все мы по закоулочкам обнимались. Со Славкой Тихоновым, который потом стал моим мужем, тоже по лестничным клеткам целовались...

- Сейчас молодежь, что называется, продвинутая... А какие раньше были ухаживания?

- Парень говорил девушке: 'Предлагаю тебе руку дружбы'. А я: 'Дам ответ до завтра'. Лежишь вечером в постели и думаешь: 'Кого же выбрать?' Если девушка отвечала кому-то: 'Я согласна', паренек говорил: 'Ну, пошли в столовую'. Шли, ели вареную картошку. Голод закончился, когда карточки отменили. Мы покупали буханку хлеба, садились за стол с друзьями, по большому ломтю отрезали. Из поллитровой банки пили кипяток, без сахара и заварки, конечно. Мы с девчатами знали, как подчепуриться. Нам в институте педагоги сильно краситься не разрешали. Краска у нас хитрая была. Черные чернила смешиваешь с кусочком мыла и все это завариваешь в консервной баночке на газочке. Когда застынет, пожалуйста - тушь готова. Берешь щеточку зубную и кончики ресниц подкрашиваешь. А румяниться свеклой можно. Но чаще всего мы брали траву такую, пагоду, которой потрешь щеки - и они трое суток горят. А губная помадка у нас была такая, бледно-бледно-розовая. Мы ее покупали со стипендии, все ведь дешево было. А хочешь другого цвета помаду - у подружки возьмешь, накрасишься.

- Я знаю, что вы не очень любите говорить о своем бывшем супруге - актере Вячеславе Тихонове... Но так хочется поговорить о любви...

- Ой, любовь, любовь... Куда ж без нее? Женщина не может быть счастливой без своего единственного рядышком... Ради любимого мужчины на что только не пойдешь... В послевоенные времена все было в большом дефиците, как сами понимаете... Когда мы со Славкой Тихоновым встречались, я, бывало, лягу спать и думаю: вот бы сшить ему на 'молнии' куртку из черного вельвета, как бы ему шло! Еле-еле через знакомых купила-таки отрез, и пошли мы со Славкой к портнихе. Тетка уперлась: 'Мужчинам не шью'. Но я ее умолила. И фасон нарисовала сама. Куртку она сшила, а воротник-то женский сделала! Даже фотография осталась... На 3-м курсе мы со Славкой поженились. Комнату нам дали. О Тихонове мама говорила: 'Ни в коем случае не уходи от него'. Она видела в нем семьянина: все у него по правилам, все хорошо. Тихий такой. Я отвечала: 'Мама, но мне скучно. Он неразговорчивый... Его надо нянчить, с ложечки кормить...' А она: 'Это - самый лучший отец'. Может быть, мама была опытнее меня, понимала, что такие, как Тихонов, для семьи и нужны. Вот он построил двухэтажную дачу, безумно семью свою любит. И хозяин такой! А мне пришлось все делать самой. Правда, дачу я не построила... Как только мама умерла, мы через пару дней после ее похорон со Славкой Тихоновым и расстались...
Сегодняшний день

- ПЕНСИИ вам хватает?

- Народные артисты сейчас не очень легко живут. Когда я себя хорошо чувствовала, то могла на концертах заработать. Братьям и сестрам помогала... Но сейчас, на старости лет, стала болеть. Прямо полоса болезней у меня, сестра со мной мучается. Она от моих слез уже не знает, куда деваться...

На продукты мне в принципе пенсии хватает. Да я и не ем особенных деликатесов. Сейчас много заморских фруктов появилось. Но ананасы я не люблю, хотя запах мне очень нравится, поэтому покупаю иногда ананас и нюхаю. Цитрусовые тоже не воспринимаю. Все-таки все, что наше, - вкусно. Скорее грушку купишь или яблочко съешь с удовольствем, чем какое-нибудь манго. Знаете, я, когда была в Китае, пробовала тамошние яблоки, груши, виноград... Но там совсем все не такое, как у нас, даже есть не хочется.

- Где живут сейчас ваши братья и сестры?

- Я всех своих близких в Москву перетаскала. Кого в Химки, кого в Люберцы. Младший брат Васенька, самый наш любимый, работает самолетным мастером в гражданской авиации в Быкове, там же и живет с семьей. После него идет Анечка, библиотекарь. Потом Людмила - портниха. Работает на предприятии, где шьют спортивные костюмы. Еще сестра Катаева Наталья - художник высшей категории по костюмам в объединении 'Экран'. Наташа вышла замуж за Петю Катаева, сына писателя Петрова. Помните, Ильф и Петров? На самом деле Петров был Катаев. Но так как был уже писатель Валентин Катаев, он взял псевдоним Петров. Петя Катаев, муж Натальи, рано умер. Чудесный человек был. Хороший оператор. Снимал все картины режиссера Татьяны Лиозновой - 'Три тополя на Плющихе', 'Семнадцать мгновений весны' и другие. Еще один брат - военный, но он уже на пенсии. Так что мои близкие недалеко от меня живут, слава богу...

- У вас есть внук... (От брака сына Нонны Викторовны Владимира, трагически погибшего, и актрисы Натальи Варлей. - Ред.).

- Мы не общаемся. Почему - это мое дело личное. Есть причина. Чтобы это рассказать, надо много слез лить...
12.12.2000

0

14

Международный Объединенный Биографический Центр

Нонна (Ноябрина) Викторовна родилась 25 ноября 1925 года в станице Константиновской Донецкой области (Украина). Отец – Мордюков Виктор Константинович. Мать – Мордюкова Ирина Петровна. Сын – Тихонов Владимир Вячеславович.

Детские годы Нонны прошли на Кубани – в селе, где ее мать работала председателем колхоза. В 1946 году Нонна Мордюкова поступила на актерский факультет ВГИКа в мастерскую В. Бибикова и О. Пыжовой. Наставники видели в ней героиню греческих трагедий и типажи масштаба Анны Карениной, хотя сама Мордюкова увереннее чувствовала себя на сцене в телогрейке и сапогах. Уже в студенческие годы за актрисой стало закрепляться амплуа «простой русской женщины».

Свернутый текст

Свою первую кинороль, которая сразу принесла ей официальное признание и всенародную любовь, Н. Мордюкова сыграла, еще учась на 2-м курсе, в фильме Сергея Герасимова «Молодая гвардия» (1948, Мордюкова – героиня краснодонского подполья Ульяна Громова). В этой роли, сложно сочетавшей высокую романтику с достоверностью факта и биографии, чернокосая красавица-казачка была еще несколько скованной, что тем не менее не мешало ей с волнующей эмоциональностью сыграть в трагедийных сценах фильма.

В 1950 году Мордюкова окончила институт и была принята в Театр-студию киноактера. Приглашать в кино ее не спешили: режиссеры продолжали видеть в молодой актрисе Улю Громову. Фильмов в ту пору снималось не так много, и о большой роли приходилось только мечтать. Так что заметным событием стала исполненная Мордюковой эпизодическая роль колхозницы Насти Огородниковой в фильме «Возвращение Василия Бортникова» (1952). Молодая актриса была настолько правдива и убедительна в этом образе, что В. Пудовкин хотел отдать ей главную роль. Замена тогда не состоялась, но кинематограф открыл наконец актрису Мордюкову – режиссеры стали доверять ей главные роли.

Удачей Н. Мордюковой стала работа в фильме «Чужая родня» (1955, режиссер М. Швейцер), где она с большой достоверностью народной интонации и деревенской повадки сыграла Стешу Ряшкину. Героиня проходила путем долгого и мучительного перерождения, порывая ради любви к мужу связи со своей темной семьей стяжателей. Тяжесть и боль этого пути молодая актриса показала с потрясающей силой. Фильм, ставший во второй половине 1950-х годов этапным, стал таковым и в судьбе Нонны Викторовны.

В ряде ролей, в том числе и эпизодических, но запоминающихся, ярких, емких, стала определяться и актерская тема Нонны Мордюковой – тема простой и сильной женщины с трудной судьбой. Своими работами она вдохновила драматурга Б.Метальникова, написавшего специально для нее «Простую историю» (режиссер Ю. Егоров). Здесь Мордюкова исполнила одну из лучших своих ролей – молодую вдову Сашу Потапову, на чьи плечи нежданно легло бремя председательства в отстающем колхозе. Актриса играла драматизм и тяготы «светлого пути» из простых колхозниц в председатели, горечь безнадежной любви и – преображение души, обретение достоинства.

В работе над ролью Мордюкова опиралась на впечатления детства, особенно же на опыт и биографию собственной матери. Тогда уже стало очевидным, что кинематограф обрел подлинно народную актрису – по корням своим, по жизненному опыту, по духу и мироощущению. Сама повадка и стать Нонны Мордюковой, южнорусские выразительные черты лица, сильный грудной голос тоже вполне соответствовали представлениям о женщине из народа. Более того, они формировали эти представления, делая Мордюкову актрисой-символом, знаком подлинности, народным достоянием.

Большим актерским достижением Нонны Мордюковой стала и Доня Трубникова в фильме «Председатель» (1964, режиссер А. Салтыков). По сюжету Доня была идеально отрицательным персонажем: жена единоличника, грубая, горластая спекулянтка, в довершение всего – прижившая ребенка от фашиста-оккупанта. Все это актриса подавала со свойственной ей психологической убедительностью, лишь исподволь – взглядом, интонацией – намечая второй план образа, драматизм и горечь Дониной судьбы. Такое сложное понимание характера вообще свойственно Мордюковой, чьи драматические роли всегда глубже простой, хотя и точной обрисовки определенного социального типа.

Но в комедиях она невероятно метко и ярко схватывала именно социальные типы, будь то монументальная, мрачноголосая купчиха Белотелова в «Женитьбе Бальзаминова» (1964, режиссер К. Воинов) или цепкая, хищная чиновница Пристяжнюк в фильме «Тридцать три» (1965, режиссер Г. Данелия). А ее жэковская активистка Плющ из «Бриллиантовой руки» (1969, режиссер Л. Гайдай) стала злой сатирой на широко известный тип назойливой дамы-общественницы.

Интересна работа Н. Мордюковой в картине «Комиссар» (1967, режиссер А. Аскольдов), где актриса неожиданно предстала в весьма неоднозначном образе женщины-комиссара Вавиловой, почти утратившей за годы Гражданской войны свою женскую сущность и вновь обретающую ее в материнстве. Режиссер тонко использовал присущее актрисе парадоксальное сочетание недюжинной силы и мягкой женственности.

Символически обобщающим стал образ Федосьи Угрюмовой в народной драме «Русское поле» (1971, режиссер Н. Москаленко), где Мордюкова снималась вместе с сыном, Владимиром Тихоновым. Трагическая коллизия безвременной гибели сына через несколько лет отозвалась в реальности. Фильм имел большой успех у зрителей и явил собою образец народного кино – как и картина «Возврата нет» (1973, режиссер Д. Салтыков), в которой актриса играла простую деревенскую женщину Антонину Каширину, покинутую мужем ради невестки. Оба фильма закрепили за Нонной Мордюковой право говорить от лица русских женщин об их неизбывно тяжелой доле, несгибаемой силе и достоинстве. Это подтверждала и небольшая, но значительная роль солдатки Натальи в фильме «Они сражались за Родину» (1974, режиссер С. Бондарчук), сыгранная в блестящем дуэте с В. Шукшиным.

Конец 1970-х годов ознаменовался решительным поворотом в творческой биографии Н.В. Мордюковой. Виктор Мережко предложил ей неожиданный драматургический материал, позволявший круто сменить амплуа. В фильме «Трясина» (1977, режиссер Г. Чухрай) Мордюкова сыграла роль матери, чья слепая тираническая любовь толкала сына к дезертирству, а затем и к гибели. Актерская тема Нонны Мордюковой здесь буквально выворачивалась наизнанку, впервые эта органичная артистка со всею очевидностью играла роль.

Зато вторая попытка В. Мережко расширить границы амплуа Мордюковой привела к блестящему результату. В скандальной, скорой на суд Марии Коноваловой из «Родни» Н. Михалкова (1981) не сразу узнавалась знакомая и все же новая Мордюкова. Актриса играла на грани гротеска. Ее неврастенический темперамент, металлические зубы, громкий хохот и заполошный крик озадачивали, раздражали. Но за поступками этой деревенской тетки, неуклюже вторгающейся в городскую жизнь, в самом ее смешном и горестном несовпадении с этой жизнью зритель постепенно различает глубокую драму утраты связей, отрыва от корней всех, кого она пытается соединить в бездушном городском мире. Здесь нужна была именно Мордюкова с ее актерским багажом, с естественностью и природностью, все очевиднее конфликтовавшими с современностью. Неспроста после «Родни» ее приглашали лишь на случайные, эпизодические роли: режиссеры звали актрису «прийти и привнести» нечто свое в картины, где для нее не было реального сценарного материала.

Поэтому в постсоветской России народная артистка, уйдя из театра и почти не снимаясь, жила встречами со зрителями, писала книгу воспоминаний «Не плачь, казачка» и представительствовала на фестивалях, осуществляя своим присутствием «связь времен». Даже картина «Мама» (1999, режиссер Д. Евстигнеев), специально поставленная «на Мордюкову», лишь подчеркнула диссонанс актрисы с современным кино – предложенный драматургический материал не позволил развернуться ее незаурядному таланту. Еще одна попытка что-то сделать вразрез с главной темой Мордюковой (роль матери, погубившей сыновей) вновь не принесла удачи – что, конечно, не умаляет ее авторитета и значения как одной из выдающихся актрис современности.

Другие роли Нонны Мордюковой: 1953 – Надежда Романюк («Калиновая роща»); 1957 – Дуся Ошуркова («Екатерина Воронина»); 1953 – метростроевка («Добровольцы»); 1959 – Алехина («Ванька»), Даша («Все начинается с дороги»), Степанида («Отчий дом»), Матрена («Хмурое утро»); 1960 – Наталья Фадеевна («Секретарь обкома»); 1962 – Наталья («Павлуха»); 1966 – Анисьюшка («Война и мир»), Карпухина («Дядюшкин сон»); 1968 – Глафира Огрехова («Журавушка»); 1969 – Пьяная баба («Гори, гори, моя звезда»); 1970 – императрица Анна Иоанновна («Баллада о Беринге и его друзьях»), Дуся Кузьмичева («Случай с Полыниным»); 1971 – Дарья Васильевна («Молодые»); 1972 – Кузюрка («Завтра будет поздно»); 1973 – Мавра («Два дня тревоги»); 1974 – Раиса Сурмилова («Лев Гурыч Синичкин», телефильм); 1975 – Мария Ивановна («Семья Ивановых»); 1977 – Анна Андреевна («Инкогнито из Петербурга»); 1979 – Паня («Верой и правдой»); 1982 – «Дядя Миша» («Вокзал для двоих»); 1985 – Плисова («От зарплаты до зарплаты»); 1987 – Вахтер («Доченька», телефильм), Татьяна Ивановна («Ссуда на брак»); 1988 – Вдова («Запретная зона»); 1991 – баба Зина («Бегущая мишень»); 1992 – тетка Алены («Луна-парк»).

Нонна Викторовна Мордюкова – народная артистка СССР (1974), лауреат Государственной (Сталинской) премии СССР (1949, за роль Ульяны Громовой в фильме «Молодая гвардия»), Государственной премии РСФСР имени братьев Васильевых (1973), премии «Кинотавр» в номинации «Премия президентского совета за творческую карьеру» (1996). Награждена орденами «За заслуги перед Отечеством» II (2005) и III степени (2000), «Знак Почета», другими знаками отличия. Включена в десятку лучших актрис XX века (1992, энциклопедия «Кто есть кто», Лондон).

Живет и работает в Москве.
22.10.2006

0

15

Автор: Оксана Барциц

Сайт: Аргументы И Факты

Школа обольщения Нонны Мордюковой. Кинозвезда о служебных романах, бытовых проблемах и поиске настоящего мужчины

Чувств нет!

ХОТЕЛА с вами о мужчинах поговорить. Можно сказать, посоветоваться… Как вы считаете, можно ли заводить служебный роман или его лучше сразу «блокировать»?

Свернутый текст

— «Блокировать», конечно, можно (в смысле не рассказывать о нем никому), а вот прекращать ни в коем случае нельзя! Наоборот, нужно превратить его в настоящее искусство! Например, мои «служебные романы» (я их крутила только с актерами) очень стимулировали достоверность экранных образов. Ведь орудие производства для актера — это эмоции. Как, скажите, сыграть влюбленную пару, чтобы зритель плакал, если актеры ненавидят друг друга в жизни? И я влюблялась в своих партнеров на время съемки! А после — ручкой махнешь и в гостиницу…

Говорят, в свое время вы круто расправлялись с непонятливыми ухажерами…

— Сплетни ходили, что я их от себя ногами отбивала! Так это ж не так! Сначала я просто не отвечала на любовные письма и записочки, всунутые в мой букет, потом рвала и выкидывала, не глядя, а позже с особо непонятливыми выходила на откровенный разговор и говорила лишь одну фразу: «Чувств нет!»

И все сразу отступали?

— Нет, конечно. Многие по лицу били, показывая таким образом свою слабость.

Как?

— Наотмашь! А что вы удивляетесь? Меня однажды и Тихонов ударил. Приревновал к кому-то. Говорит: «Ты на него смотрела!» Я: «Нет, не смотрела!» Он: «Замолчи!» И… Звон пощечины до сих пор стоит у меня в ушах. Но сдачи я никогда не давала. У мужиков же всегда так — слово за слово и одним местом по столу!

Вам никогда не хотелось продолжить отношения вне съемочной площадки?

— Почему не хотелось? Хотелось и даже моглось. Только вот в чем отличие меня тогдашней от, например, сегодняшней молодежи — я далеко не сразу соглашалась на постель. Это либо должно прийти со временем, либо вообще нет. Если от мужика пахнет домашним супом, он для меня уже не сексуален! И ни в коем случае нельзя опережать мужчину в ЭТОМ вопросе — показывать, что он тебе нравится. Бог дал мне талант «читать письма, не распечатывая конверта» — я сразу могу определить, понравлюсь я данному человеку или нет. И если мне кажется, что я не ЕГО женщина, то страдаю минут 15 — и все, уже не люблю!
Секс или похоть

А КТО вам нравится из мужчин сегодняшней богемы?

— Я влюблена сейчас в Сергея Зверева. Мы лично не знакомы, но я ценю его талант, вкус, свежий ум. Еще меня возбуждают Федор Бондарчук — его так просто, голыми руками не возьмешь — и журналист Андрей Бабицкий, особенно его тембр голоса — он же прокуренный, как чертенок! Умный черт — Дмитрий Нагиев. Как он хорош, Боже мой! Очень необычный человек, интересный. Как он ругается в эфире — каждая фраза поражает!

То есть ваш идеал мужчины — умный, прокуренный матерщинник…

— Нет, ну что вы! Ругаться я и сама умею! Мужик должен быть порывистым, а в интимном деле — постепенным. Ведь настоящий секс развивается в постоянных встречах и словах, а все остальное — животная похоть.

А как складывались ваши отношения с режиссерами?

— Я никогда не крутила романы с режиссерами, чтобы не было потом упреков, что кто-то меня снимает не из-за моего таланта, а совсем по другим причинам.

Однажды меня попросили выступить перед семьей «новых русских», я сказала какую-то торжественную речь, и тут ко мне подходит вульгарно одетая и пошло накрашенная девушка и говорит: «Один режиссер (она назвала даже фамилию!) пригласил меня на собеседование. А как только я вошла, сразу же закрыл за мной дверь на ключ и сказал: «Вы получите эту роль, если я буду обладать вами!» Сколько пафоса было в этих словах! Кто, позвольте спросить, мог предложить подобное этой малолетке, пропахшей потом? Поэтому я еще раз повторяю — в кино никто никого ради роли не насилует! Живут по взаимной любви, иногда перерастающей в брак. А потом родятся талантливые дети, которые идут по стопам родителей.

Нонна Викторовна, а чем занимаются сейчас ваши внуки? Они тоже пошли по вашим стопам?

— Не знаю. Я с ними не общаюсь. Я всегда любила только сына. И у меня нет желания видеть своих невесток и внуков. Вот такой я нехороший человек! Официально у сына было две жены, и обе Наташи. В первую (Варлей) он влюбился после «Кавказской пленницы». Когда у них родился ребенок, она никого к нему не подпускала — заставляла марлевые повязки на лицо накручивать. Не сложилось у нас с ней сразу как-то… И мальчик на моего сына внешне мало похож — глаза какие-то вечно вспухшие, но пальцы и коленки Володины, да и ухо с трещинкой явно его… А вот вторую невестку — балерину я приняла. Когда она впервые к нам пришла, я ей сразу подмигнула и сказала: «Садись борщ есть!» Сейчас Наташа танцует в кордебалете и подрабатывает на съемках. В их разводе виноват был мой сын. После его смерти она неоднократно выходила замуж, но ее женская судьба так и не сложилась. А внуку моему Володе (сын обоих детей Вовками назвал!) сейчас уже 17 лет. Он поет в хоре, и ему это нравится.
Штирлиц? Так это ж мой муж!

А ВЯЧЕСЛАВ Тихонов — какой?

— А это пусть вам его партнерши по фильмам расскажут! Или жена его вторая…

Но разве партнерши по фильмам могут сравниться с вами — его первой женой, с которой он прожил под одной крышей столько лет! Кто из них знает его лучше вас?

— Это уж точно… Все-таки 16 лет вместе. Но пришло время разойтись… И быт тут ни при чем, и время тоже… Исчерпали мы друг друга, что-то кончилось, и мы расстались. А теперь вот Слава женился на Тамаре Ивановне, которая на 15 лет его моложе, и живет с ней припеваючи…

Что-то вы не лестно о ней отзываетесь…

— Нет, что вы! У нас прекрасные отношения! Тамара Ивановна мне часто звонит… А он мне не звонит… Ну и правильно делает: у него сейчас другая жизнь, другая семья. Когда мы с ним случайно встречаемся на каких-то мероприятиях, он холодно так здоровается и проходит мимо, реже — задаст пару вопросов из вежливости. Словом, шапошное знакомство.

А какая из ролей Вячеслава Васильевича наиболее точно передает его характер?

— А он на себя ни в одной не похож! Хотя играл всегда здорово! Каждую роль раскрашивал разными красками. Но ему все партийные работники да передовики в том или ином смысле попадались, а он не такой… Больше всего он реальный похож на главного героя картины «Дело было в Пенькове». Там он такого простого парня играл — загляденье! Слава всегда был щедрым, мог последнюю рубашку отдать…

А Штирлица Вячеслав Васильевич вам в жизни хоть чем-то напоминал?

— Штирлица? Подождите, надо подумать… Так это ж мой муж! Он же всю жизнь молчал, как Штирлиц! Слава Штирлиц и есть! Но эта роль совсем не его, хотя он прижал ее к ногтю и… победил! Я так радовалась тогда за него! Штирлиц — это человек-кремень, а Тихонов — человек-природа. Он любит собирать грибы, ромашки, копаться в земле, картошку сажать, разводил голубей… Слава — прекрасный человек, но и у него был один недостаток — он меня не любил! А я его любила. Да и сейчас, когда вижу Тихонова на экране — сердце стонет! Волнует он меня до сих пор… Но не как мужчина (не подумайте плохого), а как родной человек!
04.10.2003

0

16

Марина Герасимова

Сайт: Аргументы И Факты

Настоящая казачка

«Не испугаешься, значит, будешь артисткой»

РОДИЛАСЬ я на Кубани. Мои родители были те самые коммунисты, за счет которых жила Россия. Честные, рваные, холодные, худые… Но — с красными знаменами: «Мы всего добьемся! Наша страна — самая сильная!» Под этими лозунгами постоянно вкалывали до седьмого пота. Я делила трудности со взрослыми. И не я одна — все мои сверстники. От работы уйти было некуда. Да и мама спуску не давала, воспитывала меня в строгости: «Ты, кобыла здоровая, зачем надкусила пряник?» — «Это не я…» — «Брешешь — зубы твои отпечатались». Крыть нечем.

Свернутый текст

В детстве меня окружала привычная жизнь довоенного села, и ничто, казалось бы, не доносило сведений об искусстве, разве что огромный черный репродуктор-тарелка, который рассказывал нам о неведомых далях, где бурно и светло жили таланты, об их вдохновении, радостях и неудачах. Но и этого хватило, чтобы зашевелилось, задвигалось во мне что-то, что после стало призванием актрисы.

Потом началась Великая Отечественная война. Мы оказались на оккупированной территории. Нашей семье было особенно трудно: мама — член партии, отец — инвалид войны, на костылях. Каждый раз надо было прятать его. Голодали сильно. Страшно было, когда вешали у нас в станице партизан, когда летит бомба и ты знаешь, что если она издает шум «хар-хар», значит, взорвется где-то совсем близко, а если просто свистит, то пролетит мимо. Страшно, когда кого-то вызывают по повестке в немецкую комендатуру… Остальное — наша, никем не истребимая жизнь. Закрывали одеялами окна, на стол — лампу, в руки — гитару. Кукурузная каша. Какой-нибудь отставший от своих в неразберихе отступления и скрывающийся от немцев солдатик рядом…

Еще учась в школе, заразилась я мечтой пойти туда, где делают волшебные произведения — кинофильмы. Как-то, стоя за билетами в кино, я увидела афишу фильма «Богдан Хмельницкий». Вижу, главного героя играет Николай Мордвинов. Вечером я уже сидела под керосиновой лампой и писала ему письмо-запрос. Ответ пришел быстро: «Собирался ответить Вам, Нонна, хотя очень занят». Не верю, не верю своим глазам, листок, вижу, вырван из старинной книги (где были такие, будто ненужные, совершенно чистые, толстенькие, шелковистые, чуть пожелтевшие страницы). Дальше шел рассказ о ВГИКе, для которого нужно закончить десять классов. «Иначе неполное образование отразится на всей Вашей жизни. Примите мой искренний совет. Я Вам добра желаю. Н. Мордвинов». Письмо это, к сожалению, мною утеряно. Но тогда я зачитывала его всем и особенно выразительно пускала волны в сторону мамы.

Кончилась война. И я в товарном вагоне уехала в Москву, поступать во ВГИК, и не имела тогда ни малейшего представления о том, что меня, бедолагу, ждет в институте. У нас в колхозе ходили всякие предположения. Бабка одна говорила: «Да езжай, чего там! Небось нервы будуть испытывать… Водой холодной обольют — не испугаешься, значит, будешь артисткой». Каково же было мое удивление, когда, переступив порог заветного учебного заведения, я увидела коридоры, переполненные такими же «умными» людьми, как и я. Да еще и нарядно разодетыми. А на мне — ситцевое старое платье, фасон «татьянка», и мальчуковые галошки. Ничего себе! Что ж мне делать? Словом, скисла, села в сторонку и сижу скукожившись. Вижу, вызывают по одному человеку в какую-то таинственную комнату, и потом этот человек оттуда выскакивает красный, разгоряченный. Что ж они там делают? Не то поют, не то танцуют… А спросить боюсь. Наступила и моя очередь встрепенуться, когда услыхала свою фамилию. Захожу — ни жива ни мертва. В аудитории человек пятнадцать сидят.

— Здравствуйте, — говорю.

Они, как будто с зубной болью, кисло говорят:

— Здравствуйте, девушка.

Я им, конечно, не позавидовала: с девяти утра до десяти вечера сидят, бедные, и все слушают, слушают… А поступающие только и знают письмо Татьяны к Онегину или «Я волком бы выгрыз бюрократизм…». Да еще «На ель ворона взгромоздясь…».

— А что вы будете читать? — с зевотой спрашивает меня одна преподавательница.

— Как это? Я ничего не буду читать, — отвечаю. «С газеты, что ли, им тут надо читать?» — думаю.

Смотрю, эта тетенька повеселела, бровки приподняла и удивляется:

— Разве вы не знаете, что нужно читать стихотворение, басню и отрывок из прозы?

— О-о-ой, нет! Это… нет.

Ну, у них оживление: проснулись, кажется, все.

— Ты чего ревешь, кума?! А ну перестань! — громко потребовал седой красивый дядько.

— Девушка, — активно пришла на помощь та же самая преподавательница, — вот вы приехали издалека и не подготовились. А как же нам выяснить, есть ли у вас актерские способности или нет? Вы лучше не плачьте, посидите, успокойтесь и подумайте, может быть, вы просто расскажете какой-нибудь случай из вашей жизни, смешной или грустный, что-нибудь интересное, замеченное вами когда-нибудь…

Нескольких минут мне хватило, чтобы перейти из одного состояния в другое. Молотки застучали в голове, в ушах, в душе, и будто горячим паром обдало все лицо — наступило озарение в полном смысле этого слова. Во мне зажила Кубань. Я же из них, из тех, где побасенка на побасенке сидит и побасенкой погоняет. У нас с этим делом хорошо обстоит: где чего присочинить, прибрехнуть — пожалуйста, «фольклор» идет вовсю, под орех разделаю любого. И московские профессора все покотом покатились, платочками слезы вытирают от смеха, а я наяриваю еще больше: чувствую, на золотую жилу напала.

— Достаточно, девушка, достаточно!

— Нет! — крикнула я. — Я еще петь буду…

— Петь не надо!

Но куда там! Разве меня остановишь? Я уже как танк пошла на них. Думаю, пускай хоть полопаются, буду выступать столько, сколько сочту нужным. И, заложив руки за спину, стала с душою, со слезою петь украинские песни о любви — то из оперы «Наталка-Полтавка» (когда-то по радио чего-то ухватила), то кубанские. И чем больше я вдохновляюсь и «выдаю вокал», задрав голову, тем сильнее они смеются. И вот, напевшись досыта, навыступавшись как следует, я в полубессознательном состоянии вывалилась в коридор. А поздно вечером повесили список принятых на конкурс, где среди этих счастливчиков сверкнула и моя фамилия.

Кстати, в дальнейшем мое спасение всегда было в том, что я была совершенно неграмотной по линии актерских выкрутасов. Когда мой педагог Борис Бибиков решил меня «переломить» — чтобы я сыграла Анну Каренину или что-то из иностранной классики, — ничего у него не вышло. Я надела это роскошное платье задом наперед, застегнула спереди все семьдесят пуговиц, тут же наступила на подол и порвала. Все засмеялись, а я заплакала…

«После «Молодой гвардии» меня не хотели снимать»

В ИНСТИТУТЕ я уцепилась мертвой хваткой за специальные предметы — мастерство киноактера, танец, акробатику, пантомиму, пение и художественное слово. Хвалили, а потом раз — и собрание о моем исключении. Общеобразовательные предметы — история театра и кино, политэкономия, история искусств — путались у меня в голове. Шесть двоек нахватала, хлебной карточки лишилась и чуть не сдохла с голоду. Принудили пересдать, выдали карточку, и жизнь потекла дальше.

Перешли мы на второй курс, и вдруг институт буквально охватила паника: будет сниматься фильм «Молодая гвардия», и не просто сниматься — все роли там будут исполнять студенты! Как тревожно и ревниво забились наши сердца! Как нам всем хотелось попасть в этот фильм, ведь мы же сами были дети войны. Затаились, ждем: кому же выпадет такое счастье? И вот когда С. А. Герасимов, режиссер фильма, и А. А. Фадеев стали выбирать студентов на роли молодогвардейцев, то решили не игнорировать внешнее сходство с героями. Я тогда, говорят, была очень похожа на Ульяну Громову, и меня взяли.

Когда вышел мой первый фильм, мама так гордилась! Она смотрела все сеансы. И говорила мне потом: «Видишь, дочка, сколько народа пришло. Уважают твой труд!» Открытки с моими фотографиями продавались уже по всему Союзу, и мама столько их накупила!

С тех пор прошло много лет. Было много картин, ролей, но «Молодая гвардия» осталась самой дорогой — это была наша путевка в творческую жизнь. Конечно, артисты мы были еще «зеленые», профессионализма у нас было маловато, но живая история войны, увиденная собственными глазами, атмосфера Краснодона — родины молодогвардейцев, куда мы приехали на четыре месяца на съемки и где нас приняли всей душой, — все это создало вокруг нас такую обстановку, которая исключала всякую фальшь. Правда, из-за этой «Молодой гвардии» я потом несколько лет нигде не снималась. Мы настолько натурально сыграли молодогвардейцев, что нам еще долго объясняли этим причины отказов: «Будут по экрану ходить Ульяна Громова или Олег Кошевой, а у нас фильм о другом».

Учиться было интересно, но жилось в послевоенной Москве очень тяжело. Сколько раз я моталась по разрушенному, голодному маршруту: Москва — хутор — Ейск. В очередные каникулы приехала к маме уже с маленьким сыночком, сказав только по приезде, что вышла замуж. Приехала одна — муж, Вячеслав Тихонов, мой однокурсник, будущий Штирлиц, был в киноэкспедиции. В те годы в Москве с жильем было туго. Кто имел угол хотя бы за гардеробом, считался обеспеченной персоной… Помню, пеленала сына на лавочках в парках, на прилавках газетных киосков, в чужих коридорах, а то и в театр приносила… Шли годы. Уже в Доме кино актрисы сбрасывали с плеч меховые манто, блистали на фестивалях разных стран, а я вечно была как Золушка. Ну ничего, не в этом счастье! Главное — играть, играть хорошо. Я и играла… и братьям и сестрам помогала. Нас было четыре сестры и два брата. Одиннадцать лет жили в проходной комнате: я, муж, ребенок, нянька и кто-нибудь из братьев или сестер, смотря чья очередь подошла поступать в институт или в училище. С Вячеславом Тихоновым мы прожили вместе 13 лет. Но не было между нами взаимопонимания. После развода вновь пыталась выйти замуж. Сколько же можно куковать одной? Я была ничего собой, липли всякие… Да все как-то неудачно складывалось. Мужчины были рядом красивые, но какие-то инфантильные. Норовили мне на шею сесть. Меня, провинциалку, всегда тянуло к тем, кто Байрона читает наизусть и дома в бархатном халате расхаживает. Однажды я влюбилась в чистопородного князя. Он много читал, раскладывал пасьянсы, пел романсы… Но, к сожалению, нигде не работал. Недолго я о нем заботилась. Надоело…

«Вася Шукшин — ничейный и для всех»

МОЕЙ большой платонической любовью был Василий Шукшин. Я хорошо помню его, начинающего, молоденького, холостого, вольного, ничейного и для всех. Сибиряк, красавец. Мы познакомились с ним на съемках фильма «Простая история». Что ни говорите, а есть такие люди, которые «кормят» нас, они излучают жизнь. При таком человеке в душе все успокаивается, все распределяется как надо. Какая это бесценная награда, когда встречается такой человек!

Мы жили общежитием, и я, не скрою, всегда безошибочно узнавала скрип Васиных сапог, всегда угадывала, в какую комнату он вошел. Захаживал он и к нам. Сидим как-то при керосиновой лампе, пьем чай. Васька, веселый, дует в блюдце и моргает мне — дело есть. Сердце в пятках. Какое же дело у него ко мне?..

— Идем на волю, — кивнул он на дверь.

«Свидание, что ли? — подумала я. — Но как это? Я же замужем. Ах, зачем я замужем?..»

Он выходит первый, садится на крылечко, показывает, куда мне сесть. Сажусь рядом. Достает из кармана папиросу, а из-за голенища трубочкой свернутую, истрепанную тетрадь.

— Вот надумал писать книгу о Степане Разине.

Эта новость так меня обескуражила, что я почти не слышала плана будущей книги. «Вася, Вася, и ты туда же, в графоманы…» Рухнуло мое тайное увлечение им. Я молчала.

— Песня будет, и не одна. Знаешь вот эту?

Я ошалела от тембра его голоса. До чего же завлекательно, музыкально пел он своим сипловатым грудным голосом! Я встала, потому что долго слушать его пение было невыносимо: меня снова потянуло к нему. И тогда, чтобы не задушить его в объятиях, я, скомкав свидание, ушла.

Трудное было для меня время. Вася был со всеми одинаков, а я хотела, чтобы он почаще бывал со мной. И не отрываясь следила за каждым его жестом, ловила каждое слово. И если уж быть до конца откровенной, мне не хотелось расставаться с ним никогда. Слава богу, съемки закончились, и Шукшин уехал. Словом, обошлось. Я стала любить Васю только за его творчество. С интересом следила за рассказами Шукшина, выходившими в «Труде», «Неделе», за всеми его новыми фильмами.

Четыре раза мне посчастливилось работать с ним, но именно в последнем фильме, «Они сражались за Родину», произошло чудо. Мы так слаженно играли, что это было как в пинг-понге: он мне — я ему! И фразы, и взгляды, и чувства — все пустили в расход с молотка! А через несколько дней Шукшина не стало. «Васьки нету, Васьки нету», — только и говорили мы все друг другу навзрыд. Вот бывает такой тип людей: пусть не твой и не с тобой, но только лишь бы он жил, был, говорил, снимал, писал…

«Вы принадлежите народу — не себе!»

ТРУСОВАТЫЕ мы были насчет вождей. Песни ввысь их поднимали, а только пусть они там, в песнях. Зачем приближаться к ним? Боязно. Стали меня приглашать на званые приемы. Вроде тебе почет, но помню, как от локтя одного охранника долго болела грудь — это когда Никита Сергеевич Хрущев с фужером в руке взмяк, закраснелся и докричался до такой братской доступности, что мы в экстазе зааплодировали и легонько подались к его столу… Тут и помаду стерли с губ каменным плечом. В общем, рта подхалимского не разевай, того и гляди, в жернова угодишь.

В партию я так и не вступила, и не собиралась даже. Как-то секретарь горкома партии говорит мне: «Нонна Викторовна! Вы должны вступить в партию». Я не знала, что ответить, и молчала, как баран. Посмотрела в окно — листья с клена падали, дождь шел… Он мне опять вежливо: «Вы принадлежите народу — не себе».

Я могла вступить в коммунисты еще тогда, когда поступила в Институт кинематографии. Списки собирали, кто хочет подать заявление на испытательный срок. Но я воздержалась. Потому что унюхала, что как только увольнение, так приказ: партийных не трогать. Или, например, комната освобождалась, так ее в первую очередь давали коммунистам. Или же категорию актерскую повысить… И все лезли, лезли, продираясь сквозь колючую проволоку, только бы вступить в партию. А я сижу и думаю: а я не по коммунистическому билету, но выдвинусь в актрисы высшей категории. Я хотела своим трудом всего добиться. И выдвинулась!

Я снималась у многих именитых режиссеров. Работалось мне лучше всего с Григорием Чухраем, с Сергеем Аполлинариевичем Герасимовым… Хороших режиссеров найти очень трудно. Бывает, смотришь и думаешь: «Болван ты, болван. Как же ты получил право снимать картины?!» Но у меня чутье было, я увиливала от плохих режиссеров, чувствовала еще на уровне переговоров: «Не мой человек». В искусстве должна быть совместимость — надо, чтобы все сложилось, как в кубике Рубика…

Служить профессии — это и было всегда моей невидимой кареткой жизни. У каждого человека, занимающегося искусством, главное «пиршество» состоит в работе, в которой он и расходует все накопленное своей жизнью, то есть самое дорогое. То, что когда-то привело к горьким слезам или к неудержимому смеху. В детстве мне довелось увидеть у колодца упавшую без чувств женщину, получившую похоронку с фронта. Я сочувствовала ей до глубины души, потому что родилась актрисой. У меня национальные струны тугие оттого, что мне судьбой было предназначено срастись с горем окружающих меня женщин, срастись с их характерами, умением работать до десятого пота, веселиться, песню завести такую, что проберет всех до слез. Так и получилось, что мое богатство было в окружающем меня вечном жизненном сюжете. И кто же не согласится с тем, что таких женщин нет больше нигде, ни в одной стране! Нету таких тружениц, как наши. Боже ж ты мой! Одну только войну вспомнить, и того достаточно, чтобы всю жизнь играть ее, писать, рассказывать о женской военной доле. Все у нее, у женщины нашей, получается безропотно, обязательно, нерушимо… Сколько у нее взрывной силы, дипломатии, милосердия! И все мы разные: есть тихие, есть крикливые и требующие, а крик не помогает, тогда ляпнет такое, что аж чертям тошно: все катаются от смеха. Есть и вульгарные, вроде ведут себя вызывающе, а в работе никому не уступят; такие все время на Доске почета висели. Это мои героини и мои зрители, моя любовь. Таких женщин я знаю, это я сама.
26.05.2007

0

17

Ирина Толчева

Аргументы И Факты

Чего Нонна Мордюкова полвека не могла простить Вячеславу Тихонову?

Дата публикации: 26.02.2008

У нас нет причин общаться, – говорит сейчас Нонна Викторовна. – Если бы встретились в какой-нибудь картине, с удовольствием пообщались бы. А так что же? У него забот очень много, он общественную жизнь ведет... Ну, поговорили как-то по телефону. Можно было еще и еще говорить. Но тогда надо сесть, с чайком или с каким-то винцом хорошим. И тогда уже поговорить в полную силу о нашей жизни...
Они не жили, а мучились...

А как все начиналось! Яркая, эмоциональная, 18-летняя Нонна легко смогла вскружить голову 16-летнему Славе Тихонову. А вот он совсем не испытывал к ней интереса. Хотя был и не против легкого романа со «звездой» фильма «Молодая гвардия» (Мордюкова в нем сыграла Ульяну Громову). И сам не понял, как эта интрижка превратилась в брак...

– Я сразу поняла, что он мне активно, трагически не нужен, – вспоминает Мордюкова. – Но ребенок уже появился, и мы по христианскому обычаю стали жить вместе. Вернее не жить, а мучиться – ни ему домой не хотелось, ни мне...

Да и «домом» их жилище сложно было назвать: маленькая комнатушка в коммуналке, через которую постоянно ходили все семьи туда-сюда. И так они прожили больше 10 лет...

– Развивалась наша семейная жизнь коряво, – вспоминает Мордюкова. – Всегда в долгах как в шелках, еле перебивались от зарплаты до зарплаты... Их брак был готов рассыпаться уже через год... Но расходиться в то время было как-то не принято, да и стыдно. Воспитание! Нонна часто плакалась своей маме: «Не могу больше, хочу развестись!» А та в ответ: «Не бросай, доча, а то останешься на всю жизнь одна! Все-таки Слава – хороший парень...»

Они развелись через два дня после смерти матери Нонны. С обидами друг на друга...

...и простили друг друга на 80 лет

– Обида осталась на всю жизнь у меня – никогда, ни разочка он меня с днем рождения не поздравил. Бывало, солнце уже садится, а я все жду, что вспомнит...

Дождалась лишь через 50 лет, когда Тихонов на всю страну по телевизору поздравил Нонну Викторовну с 80-летием и попросил у нее прощения. Нонна Викторовна простила его только сейчас:

– Я поздравляю с юбилеем. И тоже тебя, Славочка, прощаю за все, чем была недовольна. Ты один у меня родной мужчина. И был, и есть...
Владимир Тихонов: Мам, похорони меня на родине отца...

На дворе стоял теплый апрель 1990 года. Но жизнь этой сильной женщины потеряла всякий смысл. 9 дней назад Нонна Мордюкова похоронила единственного сына. И теперь закрылась в квартире, в которой жила с ним последние шесть лет. «Здравствуй!» – вдруг услышала она знакомый сдержанный голос. Это был отец ее умершего сына – Вячеслав Тихонов... Она произнесла: «Здравствуй! Я его похоронила. А ты все не приходил...» Она закрыла лицо руками и разрыдалась...

В 1948 году в молодой семье Мордюковой и Тихонова родился мальчик. Назвали Володей. Володя еще с детства решил быть актером. Успешно окончил театральное училище. На экране Тихонов-младший выглядел сильным и красивым молодым человеком, он играл только положительных героев. Но в жизни все было иначе. Еще в 18 лет Володя пристрастился к наркотикам, когда его мать четыре месяца снималась в фильме «Комиссар».

– Вернулась – он в больнице, – вспоминает Нонна Мордюкова. – Примчалась туда. Он был веселый и виноватый. Признался в том, что Сашка Берлога принес пиво и «колеса» (таблетки)... Пылко заверил меня, что это больше не повторится. Я поверила. Хотела поверить – и поверила...

Но все повторилось. И даже две женитьбы и рождение детей не смогли вытащить Володю из наркотического и алкогольного омута. Жизнь сына великих актеров оборвалась в 42 года...

Накануне она спросила его:

– Чем тебе помочь, детка моя?

– Мам, похорони меня в Павловском Посаде (на родине Вячеслава Тихонова. – Прим. ред.).

– Ой, что ты!.. Потерпим... Бывают же промежутки...

– Больше не будет, мама. Выхода нет...

А наутро Владимира Тихонова не стало...

0

18

Известия

Нонна просто жила кинематографом

Дата публикации: 07.07.2008

"Она умерла накануне в 10 часов вечера в московской больнице, - рассказала сестра актрисы. - За несколько часов до этого мы с ней разговаривали по телефону, она сказала, что чувствует себя хорошо. Она давно и тяжело болела, очень страдала, но до последнего своего мгновения продолжала репетировать, придумывала себе роли и мечтала, как бы она могла еще сыграть. Нонна просто жила кинематографом".

В марте 2008 года ее на "скорой" доставили в Центральную клиническую больницу. По сообщениям некоторых СМИ, актриса была доставлена в психиатрическое отделение с диагнозом деменция (распад психических функций в результате поражения мозга) с психическим расстройством. За последние годы актриса уже неоднократно попадала в больницу.

В последний раз актриса появилась на публике три года назад – в московском Доме кино она отмечала свое 80-летие. Такого аншлага этот зал, наверное, не видел никогда: публика сидела на ступеньках, стояла в проходе. И хотя уже тогда Нонна Викторовна чувствовала себя неважно, она почти три часа провела на сцене. "Я благоговею перед выдающимся талантом этой русской актрисы", - призналась на том вечере актриса Татьяна Конюхова. А Евгений Миронов, сыгравший сына Мордюковой в фильме "Мама", попросил у нее прощения за то, что редко ей звонит. "Она не только великая актриса, но и великий человек", - сказал артист.

Похороны народной артистки СССР Нонны Мордюковой, которая скончалась в воскресенье на 83-м году жизни, пройдут в среду на Кунцевском кладбище, сообщили в Союзе кинематографистов.

"Согласно воле покойной, гражданской панихиды, которая по традиции проходит в Доме кино, не будет", - сказал представитель Союза.

Большой и невосполнимой потерей для российского и мирового кино назвал смерть народной артистки СССР Нонны Мордюковой знаменитый грузинский кинорежиссер Мераб Кокочашвили.

Кокочашвили в понедельник сказал: "Нонна Викторовна была выдающейся актрисой, талантливой и в то же время романтичной, очень честной и прямой женщиной". Кокочашвили отметил, что "Нонну Мордюкову очень любили и уважали в Грузии, где она неоднократно бывала". "Нонна всех подкупала своей прямотой, романтичностью, талантом, она также прекрасно пела народные песни и исполняла народные танцы", - добавил Кокочашвили, которого с Мордюковой связывала многолетняя дружба.

Нонна Мордюкова родилась 25 ноября 1925 года в Донецкой области. После окончания ВГИКа в 1950 году стала актрисой Театра-студии киноактера. Дебют Мордюковой в кино состоялся еще во время ее учебы - в 1947 году ее в числе прочих молодых актеров отобрал на главные роли режиссер Сергей Герасимов, который собирался экранизировать "Молодую гвардию" (1948). Мордюковой досталась роль Ульяны Громовой. Успех пришел к актрисе с выходом в 1955 году на экраны страны фильма Михаила Швейцера "Чужая родня", в котором она исполнила роль Стеши. Последующие киноработы выдвинули Нонну Мордюкову в число лучших актрис советского кинематографа. Всего на счету Мордюковой более 60 картин. Актриса награждена орденом "За заслуги перед Отечеством" III степени за большой личный вклад в развитие киноискусства.

Именем Нонны Мордюковой названа малая планета, до этого числившаяся в астрономических справочниках под номером 4022. Редакционным советом английской энциклопедии "Кто есть кто" Нонна Мордюкова была включена в десятку самых выдающихся актрис ХХ века.

По материалам ИТАР-ТАСС и РИА "Новости"

0

19

Автор: Юлия Штутина
Lenta.RU

Обыкновенная необыкновенность

07.07.2008

Биография Нонны Мордюковой, как и она сама, обыкновенно необыкновенна: дочь военного и крестьянки, станичница, она после школы, которую из-за войны окончила поздно, с первого раза поступила во ВГИК. На вступительном экзамене она не читала отрывки, она рассказывала о том, как живут в ее колхозе. Через два года Сергей Герасимов взял ее на роль Ульяны Громовой в "Молодую гвардию". Сейчас уже нелегко представить, каким важным был этот фильм для всей страны: усилиями Александра Фадеева на глазах всех, кто пережил войну, ковалась легенда, и картина Герасимова стала идеальным ее завершением. Участники фильма получили Сталинскую премию, а ведь многие актеры фильма были еще студентами.

Свернутый текст

Удивительно то, что Мордюкова, бесспорная красавица и способная молодая актриса нового поколения, получила следующее предложение в кино только тогда, когда шумиха вокруг молодогвардейского эпоса не только стихла, но и забылась. Всеволод Пудовкин позвал Мордюкову на роль Насти Огородниковой в программную послевоенную драму "Возвращение Василия Бортникова" (1952). Спустя три года она сыграла наконец-то главную роль у другого замечательного советского режиссера - у Михаила Швейцера в "Чужой родне". До 1960-го, пока актриса не снялась в главной роли у Юрия Егорова в "Простой истории", ее брали только в эпизоды, которые, она, разумеется, украшала наилучшим образом, но все-таки перерыв в пять лет для актрисы ее калибра - это до обидного много.

Шестидесятые, наверное, были одним из лучших десятилетий в карьере Нонны Мордюковой: за ее героической внешностью Константин Воинов, Леонид Гайдай и Георгий Данелия разглядели недюжинный комический дар, и мы увидели актрису в незабываемых эпизодах в фильмах "Женитьба Бальзаминова" и "Дядюшкин сон" (у Воинова), "Тридцать три" (у Данелии) и, разумеется, "Бриллиантовая рука" (у Гайдая). И в эти же годы на экраны выходят "Председатель" Алексея Салтыкова и "Журавушка" Николая Москаленко, тоже программные фильмы о послевоенных годах.

В 1967-м Александр Аскольдов снял своего "Комиссара", но эту удивительную картину, где главные роли сыграли Нонна Мордюкова и Ролан Быков, страна увидела очень нескоро. К чести Аскольдова и его соавторов фильм оказался настолько хорош, что за двадцать лет он нисколько не потерял ни свежести, ни силы, ни актуальности. В 1988-м году, когда картину не только "разрешили", но и "выпустили", она собрала десятки призов по всему миру. В мемуарах режиссер пишет, что "Мордюкову задарили таким огромным количеством подарков, что понадобилось два грузовика, чтобы все их вывезти". Это тогда, после абсолютного триумфа "Комиссара", создатели справочника "Who Is Who" включили Нонну Викторовну в список лучших актрис.

Говорят, Мордюкова всю жизнь огорчалась, что Герасимов не позвал ее, настоящую казачку, на роль Аксиньи в "Тихий Дон" (главную героиню в шолоховском эпосе сыграла тогда Элина Быстрицкая, киевлянка, горожанка до мозга костей). Зато Сергей Бондарчук замечательно точно выбрал для Нонны Мордюковой эпизод в "Войне и мире": она сыграла Анисью Федоровну, экономку дядюшки младших Ростовых, потрясающую своей деревенской красотой женщину, которая появляется в одном из самых важных и самых русских эпизодов романа.

Начиная с 1970-х, когда актриса уже окончательно перешла в разряд зрелых актрис, ролей для нее стало находиться все меньше. Да, она сыграла императрицу Анну Иоанновну у Юрия Швырева в "Балладе о Беринге", да, Николай Москаленко специально для нее сделал "Русское поле", Алексей Салтыков - "Возврата нет" (значительный дуэт с Владиславом Дворжецким), да, она появилась вновь у Сергея Бондарчука в громадной картине "Они сражались за Родину", и да, ее снял в главной роли Григорий Чухрай в "Трясине". Но чуть ли не самой запоминающейся ее ролью за все десятилетие все равно оказалась Сурмилова, стареющая примадонна в водевиле "Лев Гурыч Синичкин" (режиссер - Александр Белинский).

В 1981 году Никита Михалков пригласил Нонну Мордюкову в "Родню", один из своих лучших фильмов. Актрисе, которой по возрасту уже больше подходили роли не матери, а бабушки, представилась возможность сыграть ту, кем она была только отчасти, но кем ее считали большинство зрителей: простую деревенскую женщину, попавшую в город. Роль Марии Коноваловой была сыграна блистательно, а несколько замечательных эпизодов, связанных с этой картиной, актриса описала в своих мемуарах "Не плачь, казачка" ("Записки актрисы"). Кстати об этой книге: конечно, Нонне Викторовне помогали профессиональные соавторы, но ее речь звучит в "Записках" совершенно живой, это действительно замечательный документ, заслуживающий всяческого внимания.

До 1999-го, когда актриса сыграла свою последнюю большую роль - в "Маме" у Дениса Евстигнеева, ей 18 лет предлагали только эпизоды, и то непростительно редко: в "Вокзале для двоих" у Эльдара Рязанова, у Николая Губенко в "Запретной зоне", в "Луна-парке" у Павла Лунгина да еще в четырех-пяти картинах. Кино любит молодых, это правда, но еще Мордюковой мешал не возраст и не характер (а знавшие ее рассказывали легенды, какой это был характер): ей нечего было предложить, все снимали другую фактуру, поменьше, попроще, поскромнее. Владимир Меньшов, у которого Мордюкова появилась в "Ширли-мырли", честно признался актрисе, что роли для нее он не придумал, но хотел, чтобы она "пришла и привнесла". В конце концов она согласилась на уговоры и сыграла в этой картине, но после наотрез отказалась от коммерческого кино: "Больше никогда не буду сниматься за деньги!"

Нонна Мордюкова - это ровно полвека кино, от военного героизма "Молодой гвардии" до перестроечной трагедии "Мамы". Она была стихией и явлением природы, на которое нам выпало счастье любоваться.

0

20

Занимательные факты

Скифский профиль
На защите диплома в Институте кинематографии выдающийся мастер кино Александр Петрович Довженко, бывший рецензентом Нонны Мордюковой, сказал:
- Я видел ее профиль на скифских вазах...
И это была не просто оценка красоты и благородства облика актрисы. Довженко свойственным ему образным языком сказал о поистине народных корнях дарования дипломантки.

Обратная сторона популярности.
Еще студенткой Нонна Мордюкова стала лауреатом Сталинской премии. Это звание было присвоено ей за исполнение роли Ульяны Громовой в фильме режиссера Сергея Герасимова "Молодая гвардия". "Да из-за этой "Молодой гвардии" я потом несколько лет нигде не снималась! - признавалась Мордюкова. - Мы настолько натурально сыграли молодогвардейцев, что нам еще долго объясняли этим причины отказов: "Будут по экрану ходить Ульяна Громова или Олег Кошевой, а у нас фильм о другом". Не брали нас. Очень трудно было. Голодали..."

Николай Угодник

Вспоминает Нонна Мордюкова: "Я очень хотела у Кулиджанова в «Отчем доме» играть. Пробы прошла, так мне эта роль нравилась — сил нет. А утверждали тогда не как теперь: целый худсовет сидел, три часа думал... Я сестре и говорю — она еще маленькая была, школьница: сходи помолись Николаю Угоднику, чтобы мне роль эту дали! Она тут же платочек повязала, побежала, свечку поставила, потом говорит: поставила, дадут тебе роль! Я уж и забыла про то, и тут говорят: утвердили. Я потом только узнала, что у Николая Угодника мать Нонной звали. Вот, наверное, он неверующей и помог...

Внеплановый сюжет
...В полутемной шахте, на перекрытиях под самым потолком работает девушка в перепачканной спецовке. Работает и распевает вовсю арию Кармен, не смущаясь тем, что голос звучит хрипловато и фальшиво. "Певица" колоритна и выразительна. Не замечаешь, что кроме нее в эпизоде никто больше не участвует. Она одна заполняет целиком весь кадр. Шахта выглядит живой, создается впечатление, что в ней много молодых задорных людей.
История маленькой безымянной роли в "Добровольцах" несколько необычна: ее не было в сценарии. Режиссер Ю. Егоров попросил Н.Мордюкову сняться в массовке. Нонна согласилась. Но она предложила "расширить" роль. И тут же экспромтом сыграла эпизод. Режиссер немедленно включил его в фильм. Кстати, образ безымянной героини пресса отмечала наравне с центральными героями картины.

0